http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/67942.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Альмарен. Грёзы навылет


Альмарен. Грёзы навылет

Сообщений 1 страница 48 из 48

1

https://pp.vk.me/c638425/v638425088/2b605/FYbpKpdwCvI.jpg

Участники: Амарилла,Вей-Эст.
Место: Уединённая башня-маяк на берегу Грозового Моря, в таинственном мире Изнанки.
Предыстория: Вей с Амариллой отправились в Изнанку - загадочный мир безвременья, вместе с айрес Элиан и демоном Велесом, желая помочь умирающей Алисе Коварейн обрести долгожданный покой. Там им пришлось разделиться - вивенди на борту "Чёрного солнца" поплыл к Великому водовороту, а вампиресса осталась на берегу Грозового Моря, дожидаясь его возвращения.

<<< Плата кровью, жизнью и мечтой - Предыдущая глава || Следующая глава: Разогреть и подавать горячим >>>

Отредактировано Вей-Эст (16-12-2017 20:51:40)

+2

2

Берег иной стороны был совсем такой же, как и тот, к которому привыкла вампиресса. Здесь тоже золотилась осень и из-за штормов Грозного Моря почти не появлялось солнце. А может оно не появлялось здесь вовсе и Амарилла даже подумала, как хорошо было бы поселиться в этих местах. Для вампира скверно лишь то, что вокруг нет ни души. Но, что удивительно, её совсем не мучила Жажда, только беспокойство за Вея.
Неприкаянная Лила бродила по берегу, пока не вышла к извилистому заливу, образованному впадающей в океан безымянной рекой. У самого устья она делилась на протоки и образовала множество островов, на самом большом из которых возвышалась изящная башня и несколько хозяйственных построек.
Багряной иглой она вонзалась в хмурое небо и Амарилле захотелось во что бы то ни стало поговорить с хозяином. Она перебралась на остров, обошла все строения, но никого не нашла, хотя башня вовсе не выглядела заброшенной. Краска на крыльце ещё свежая и в кладовых полно еды, у камина припасена горка поленьев и осенние стылые сквозняки ещё не успели вытянуть тепло человеческого присутствия.
Никто не удосужился повесить хоть один замок и Лила долго ходила вокруг, но так никого и не встретила. Устроившись в башне, она решила подождать. Оставалось только надеяться, что хозяин простит её за вторжение. Но он всё не появлялся, а потом волны вынесли на берег лодку и вампиресса вовсе забыла о том, что собиралась говорить с кем-то, ведь она нашла в ней своего вивенди.
Вей спал долго, казалось, целую вечность, но он дышал и этого Амарилле было довольно для счастья. Она уложила его на кровать в единственной спальне и не отходила ни на шаг. Даже во сне вивенди был красив и Лила любовалась им, не желая оставлять больше ни на минуту. Она чувствовала, что Вей очень устал, что ему необходим отдых, и потому не тревожила его, лишь изредка поглаживая по волосам.
Его ровное дыхание напомнило Лиле о нуждах живых и она разожгла огонь в камине и принесла тёплое одеяло. Пока искала его, вампиресса наткнулась на сундуки с одеждой и узнала, что, судя по платьям и камзолам, хозяевами башни были двое. Какая-то пара, очень похожая на них с Веем. Впервые в жизни ей пришлась впору одежда с чужого плеча.
А потом выпал снег. И вивенди, наконец, проснулся.

+1

3

Ощутив присутствие любимой, трепетный отклик её эмоций, Эст медленно улыбнулся и открыл очень светлые, почти белые, глаза. Амарилла была здесь, рядом, подле него, а что ещё надо для счастья. Преисполненная терпеливого ожидания, она стерегла его глухое забытье, как тогда, в пещерах под храмом Рилдира, но в отличие от чёрного колодца подземья, в этот раз подыскала какое-то замечательное убежище, да ещё успела вдохнуть в него настоящий уют. И даже озаботиться платьем.
Багряно-золотистые блики каминного огня, мягко оттенённые тусклым полусветом из оконных проёмов, разрумянили бледную кожу, окутали сиянием облако волос, изящный стан, рельеф закрытого лифа, играя на суконной материи платья, на покрывале, на скруглённых стенах небольшой обустроенной комнатки. А снаружи кружились белые хлопья, оседая на оконном переплёте, едва видимые сквозь плёнку рыбьего пузыря, натянутого на раму вместо стекол. Зима вкрадчиво подступила к берегу грозового моря, окутала своим дыханием, заволокла небо снежной пеленой, а теперь пришёл черёд и стылой земли. Но тихий шелест падающих снежинок полностью заглушал весёлый треск поленьев и рокот волн,  доносящийся снаружи.
Как же хорошо теперь Вею был знаком этот звук. Там, в кипящем промозглом котле морского шторма, среди водяных валов, его душа не раз обрывалась от мысли, что он никогда больше не увидит Лилу, не почувствует её близости...И тем удивительнее было очнуться здесь, рядом с нею. Тяготы и ужасы штормового пути остались позади, словно дурной сон, и сейчас вивенди испытывал бесконечное облегчение и радость оттого, что они снова вместе. Ему было так хорошо! А ещё, впервые за долгое время - ему было тепло... Жар разливался по телу, приятно показывая в кончиках пальцев, а ледяные лезвия, вонзавшиеся под кожу, сгинули, будто их и не было.
Лучезарно улыбаясь своей вампирессе, присевшей на краешке ложа, Эст потянулся к ней, раскрывая объятия, будто желая убедиться, что это действительно наяву, что Лила снова с ним. Проведя в море не один день, он мог поведать столько диковинного о своём путешествии. Сейчас он даже не мог с уверенностью сказать, где, в какой реальности и каком времени они находятся, что это за место, чья постель, но сейчас всё это было не важно - главное, что они снова вместе. И хоть вивенди всё ещё чувствовал себя обессиленным и утомлённым, он не мог отказать в удовольствии привлечь Амариллу к себе, чтобы вместе устроиться под тёплым уютным покрывалом.

+1

4

Обрадованная вампиресса упала в его объятья и прижалась к мускулистой груди Вея. Вивенди никогда не походил на гору мышц, но она-то знала, как он умеет обнимать, и сейчас встревожилась, что Эст прижал её к себе не так крепко, как обычно. Её мужчина очень устал и Лила непременно поделилась бы с ним силами, если бы не вездесущая жадность проклятья. Вампиресса негодовала на своего своенравного монстра. Ведь это Вей, они почти часть друг друга и, к её удивлению, тот прислушался. Тонкая струйка жизненной энергии потекла от неё к вивенди и Амарилла блаженно закрыла глаза, ещё не до конца веря в то, что это реально.
"С тобой у меня всё как в первый раз", - безмолвно сказала она Вею, наслаждаясь каждым мгновением близости с ним и невольно завидуя обыкновенным смертным женщинам. Когда эмоции столь сильны, что не выразить словами, живые всё равно могут сделать что-нибудь. Ну, хотя бы расплакаться. Амарилла не умела этого. И дробный стук сердца не выдавал её волнения. Но она умела открывать свой разум и показала Эсту весь бушующий океан её эмоций, многократно превосходящий тот, в котором ему довелось побывать, но зато куда более тёплый и ласковый.
"Больше всего на свете я хотела, чтобы ты вернулся ко мне, - тихо и обречённо подумала она. – Не стану лгать, я смогла бы без тебя. Но это была бы уже не я и это была бы не жизнь. Ты – самое дорогое, что у меня есть и... и..." – Лила уткнулась ему в шею, не находя больше слов и не желая даже в мыслях оставаться одна. Ослабевшей рукою Вей гладил её по волосам и в этот миг не было никого на свете, на том, на этом и на каком угодно другом, кто был бы счастливее их двоих.
Эмоции и чувства колыхались, переплетались друг с другом, сливались, свивались в объятиях, словно два бездонных океана, чтобы схлынуть и сойтись воедино вновь.
"Ты наполняешь мою жизнь счастьем и наслаждением – каждое мгновение, проведённое вместе. Я бесконечно рад подарить её тебе, всю, без остатка. Не представляю, кем бы я был, что бы делал  без тебя..." – Нежась в её объятиях, лучезарно улыбнулся Вей, чувствуя, как силы медленно возвращаются к нему.

+1

5

Только мысленно вивенди сейчас и мог отвечать. В горле совсем пересохло, и он потянулся за кувшином с водой, который Лила согрела у очага, с удовольствием отметив, что его милая была удивительно хозяйственной, для тысячелетней вампирессы.
«Что с нами только не приключалось... Причём многое мы с удовольствием бы воплотили вновь». – Вспыхнувшая череда образов перед внутренним взором Эста заставила бы зардеться самую раскрепощённую куртизанку. – «Со мной ты даже вновь потеряла невинность…» - Встречная вереница горячих воспоминаний окатила его жаром вожделения.
Прижав Амариллу к себе чуть крепче, вивенди тихо рассмеялся. Какое наслаждение было обнимать её, одновременно чувствуя внутри своего сознания! Лила проскальзывала в его мысли, заполняла их, вместе с тем принося собственные, и безмолвный диалог не стоил Эст никаких усилий – достаточно было лишь подумать.
«Я, должно быть, родился под счастливой звездой. Судьба улыбнулась мне, ведь я обрёл тебя. Или за это надо поблагодарить Рилдира… Ведь он одарил тебя долголетием, чтобы мы могли быть вместе сквозь глубину веков, отделявшую наш приход в мир жизни, позволил нам чувствовать друг друга так, как никто другой не способен. В конце концов, обвенчал нас на жертвенном алтаре и наградил «проклятием», открыл во мне новые потаённые побуждения, позволяя вместе с тобой путешествовать по ранее невиданным граням упоения и экстаза… А знаешь, эти символы на твоих оковах, они и впрямь постоянно меняются. Я ни разу не замечал, в какой момент это происходит, просто руны становятся другими».
Пикантные картины пробудили дремавшие желания, смывая остатки сна и утомления, наполняя прекрасную действительность тягучим предвкушением. Лила была рядышком, так восхитительно близко, что практически устроилась прямо на нём. Пальцы играючи скользили по густым рыжим локонам, разметавшимся по его груди и плечам, вивенди чувствовал томную податливость упругого тела вампирессы, расслабленно прильнувшей к нему, только плотная материя платья мешала, препятствуя горячему желанию ощутить гладкость её атласной обнажённой кожи... Длинный подол обернулся вокруг женских ног, отчего казалось что Лила укутана в сплошной тканевый мешок. Да ещё, вроде бы, в несколько слоёв. Кто только это придумал?.. В стремлении ощутить её ещё ближе, Вей взялся было распускать тугую шнуровку корсажа, но вконец запутался и просто рванул на себя.  Послышался треск разрываемой ткани.

+1

6

"Вей!.. – шутливо пожурила его вампиресса, - Тебе бы сначала поесть и отдохнуть. Я же никуда не денусь".
Но, тем не менее, помогла ему справиться со шнуровкой и змейкой выскользнула из платья, которое тут же полетело в сторону стоящего у стены комода, но, так и не достигнув его, лиловым облаком осело на пол. Амарилла осталась в свободной рубашке, едва прикрывающей бёдра, но от последней вещи избавляться не спешила. Подала вивенди стакан и помогла наполнить его водой, даже придержала, чтоб тот не пролил ни капли.
Она сама не ведала, как тоскует, до тех пор, пока он не открыл глаза. Лила приготовилась ждать столько, сколько потребуется, и не позволяла себе изводить душу страданиями. Отодвинутые терпением, они дожидались своего часа и вот теперь разом обрушились на неё задним числом. А вместе с ними пришло ни с чем несравнимое наслаждение оттого, что можно сколько угодно смотреть на Вея, дотронуться до его руки, различать мельчайшие отметинки на бледной коже, поправить выбившуюся смоляную прядь. Кто бы мог подумать, что просто присутствие кого-то рядом может вызывать такие сильные эмоции.
Осторожно забравшись под одеяло, Амарилла подвинулась поближе к вивенди и не такая уж большая кровать сразу стала казаться на удивление просторной. Их лица оказались совсем близко и прохладный лоб вампирессы соприкоснулся с виском Эста. У них было столько общих воспоминаний, но сейчас Лила не стала погружаться в прошлое. Всё так же почти неподвижно лёжа рядом, она представила, как целует его. Сначала там, где действительно могла дотянуться, потом всё дальше.
Фантазии не требовали усилий, не утомляли ещё больше и без того уставшего Вея, и в то же время могли передать куда больше, чем способны слова. И вот уже воображаемые лёгкие поцелуи сделались требовательными и глубокими. Пальцы запутались в волосах, а Лила оказалась не рядом, а на вивенди. Клыки заняли положенное место и, хоть она ни за что не стала бы кусать его на самом деле, но от избытка эмоций казалось, что Амарилла просто-таки съесть его готова.

+1

7

Самым потрясающим было то, что её и сдерживаться ненужно было, ведь это всего лишь выдумка, и острые коготки оставили четыре красных следа на светлой коже вивенди. Влажный язык прошёлся по шее, спустился по груди и животу, а потом Лила согнула ногу Эста и жадно укусила в пах, сама не зная, почему выбрала именно это место. Наверное, всё дело было в том, что в реальности она бы так не поступила, а теперь разошедшееся воображение требовало всеохватной нежности и каких-то диких, совершенно запредельных и недопустимых безумств.
По напрягшемуся телу вивенди прокатилась сладкая дрожь. Образы были столь яркими, столь осязаемыми, так сильно воздействовали на него, что воспринимались почти неотличимыми от реальности. Да и что считать реальностью, если они с Лилой сами оказались неизвестно где. Поток эмоций хлестнул обжигающей волной, и Вею на миг показалось, что она действительно вонзила в него острые зубки – только на этот раз опьяняющая звенящая эйфория от укуса было целиком замещена алчно-восторженным, хищным наслаждением – её наслаждением. Крепко зажмурившись, Эст испытал его во всей полноте. Дыхание стало резким, прерывистым, на коже проступила испарина. Каким-то непостижимым образом вампиресса щедро обрушила на него лавину своих страстных, пламенных грёз наяву – столь детальных и всеобъемлющих, что они полностью затмили собой окружающую действительность – и сделала это даже не шевелясь, не меняя позы!.. Что сказать, любимая не переставала удивлять его своими талантами.
Приобретя должные габариты и твёрдость, напряжённое естество Вея уткнулось в бедро Амариллы. Как только она умудрялась сдерживаться, не укусить его тут же, на самом деле?.. И хотя затуманенным разумом вивенди понимал, что сейчас для этого не самое подходящее время, подсознательно он отчаянно желал этого.
В пламени кипучих безумств вспыхнули его собственные, дикие, ослепительные картины. Бесконечно желанной, обнажённой, скованной, залитой семенем Амариллы, всецело отдающейся океану сладострастия, сотрясающейся  в урагане резких толчков, под звон цепей; конвульсивно подрагивающей, томно стенающей сквозь скользкий набухший член, вместо кляпа глубоко погружённый в сжатое спазмом горло. Бьющегося в отражении зеркал умасленного тела, сочно насаженного на длинный магический посох…
Но сейчас, в таком состоянии, что он мог?.. Захлёстываемый жгучим упоением и одновременно одолеваемый слабостью, вивенди в который раз проклял ограничения, свойственные живым. Устроившись на самом пороге сознания, Лила дразнила его, соблазняла, распаляла до умопомрачения. Дай только восстановить силы – уж он ею займётся!..

+1

8

Довольная вызванной реакцией и выплеснувшая избыток переполняющих её эмоций, Амарилла вытянулась рядом с ним. Можно было целую вечность провести обнявшись вот так, но Вею, действительно, нужно было поесть. И лучше бы, конечно, чего-нибудь жиденького и горячего. Но кулинар из вампирессы был ещё тот, потому пришлось изобретать что-нибудь нейтральное.
Собственно, готовить она могла, но, не ощущая вкуса пищи и не имея возможности снять пробу, это превращалось в ту ещё задачку. Правда, Амарилла отлично разбиралась в запахах и легко могла определить, каких трав стоит добавить и готово ли блюдо. Но по запаху можно узнать далеко не всё, потому она ограничилась запечёнными овощами, найденными в кладовой сыром, колбасами и фруктовым соком. Похоже, яблочным, с добавлением каких-то ягод.
Мягко выскользнув из его объятий, Лила принесла поднос и снова села рядом, на случай если Вею что-нибудь понадобится. Вивенди тут же набросился на еду - почти так же жадно, как вампиресса на него самого в недавнем порыве желанных фантазий. Испытав обнажённо-свирепый голод Амариллы, Эст и сам почувствовал, насколько проголодался.
Её внимание и забота чрезвычайно трогали его, и торопливо восполняя растраченную энергию Вей то и дело поглядывал на неё, с благодарностью и трепетным томлением. Что бы он без неё делал… Вампиресса не уставала, не болела, её состояние зависело лишь от сытости и собственного настроения. Когда они были вдвоём, настроение всегда оставалось прекрасным, так что встать лишний раз ей было вовсе нетрудно.
- Когда я добралась до берега, то собралась осмотреться и нашла это место, - рассказывала она, пока вивенди завтракал. – На острове есть башня, несколько сараев и домишек, но все они пусты. Должно быть, жители ушли, испугавшись нашего появления. Вот я и решила подождать тебя здесь.
Амарилла подумала так, потому что, когда живёшь у ворот в бездну, волей-неволей учишься скрываться от опасности, а любые чужаки, собирающиеся тревожить дремлющих в ней монстров, без сомнения кажутся опасными. Оставалось только надеяться, что вернувшиеся жители не слишком осерчают из-за того, что незваные гости немного похозяйничали в их домах.
Хотя была у вампирессы и другая теория. Может быть, живущие здесь люди никуда не делись. Может они всё так же живут в своих домах, но происходит это в реальном мире, потому Амарилла и Вей их не видят. Возможно, что и сами влюблённые невидимы для обитателей обычной реальности. В таком случае, кто-то здорово удивится, заметив следы их пребывания. На эти мысли наводил пустующий Кельмир, где они начали своё путешествие. Хотя это было не так важно. Сейчас ей было абсолютно всё равно где, главное – с кем.

+1

9

- Не представляю, что ты пережил… - тихо продолжила она и умолкла, не хотелось портить вивенди завтрак, он непременно расскажет ей обо всём, но сейчас Амарилла предпочла сменить тему: - В этот раз я не растеряла наши вещи, - похвасталась вампиресса, указав на лежащую у окна сумку, что они позаимствовали у Велеса.
Небольшая прямоугольная котомка, пошитая из крепкой коричневой кожи и украшенная сложным тиснёным узором, казалось, могла вместить лишь пару-тройку книг, но на самом деле в неё входило на удивление много. Одна вещь пододвигала другую и всегда оставалось немного места. А чтобы извлечь что-нибудь, достаточно было сдвинуть то, что уложено последним, и всё находилось, даже если искомое должно было быть на самом дне. Как так получалось, Амарилла не знала, но уже успела оценить по достоинству эту замечательную особенность.
Где-то там лежали тонкие прочные верёвки, сплетённые из паутины драйдера, и заказанные в Аменде цепи, и ещё много всякой всячины, будто Амарилла слишком часто перекидывалась в ворона и переняла у этих птиц пристрастие ко всяким интересным штукам и блестящим безделушкам.
К слову, даже Изнанка мира не избавила вампирессу от стяжательства. Впервые за долгое время воспользовавшись своими знаниями некромага и магией Крови, она подыскала подходящую трубчатую кость и, наконец-то, изготовила для Вея амулет, который давно собиралась. Выглядел он, как отполированный до блеска костяной цилиндр, на котором переплелись три древние руны "источник", "полнота" и "дар", вписанные в усиливающий контур. Сквозь цилиндр продевался шнурок, занявший своё место в центре плетёного браслета, украшенного хитрыми узлами и бусинами из переливающегося перламутром камня цвета ночного неба, кусок которого Амарилла нашла в ручье.
В народе его называли "соколиным глазом" и считали хорошим оберегом для путешественников, но вампиресса взяла его просто потому, что цвет камня напоминал ей глаза Эста. Основное значение в браслете имела косточка, которая должна была помочь ему легче переносить укусы и кровопотерю, а ей быстрее насыщаться. Может быть, и восстановиться после недавнего истощения поможет, хотя в этом Амарилла уверена не была, всё же целительством она никогда целенаправленно не занималась.

+1

10

- У меня для тебя кое-что есть, - загадочно улыбнулась она и продемонстрировала вивенди свою поделку. – А то, что же это такое?! Ты мне вон сколько браслетов подарил, а я тебе ни одного.
- О-о, какая прелесть!.. - выдохнул Вей, отложив опустевший поднос и разглядывая извитые руны. - Спасибо, моя сладкая!
Он привлёк Лилу к себе и, сдвинув в сторону длинные густые локоны, мягко поцеловал округлое плечико. А затем примерил украшение, разместив на запястье рядом с путеводным артефактом своего народа. Тёмные округлые бусины таинственно засверкали в отсветах каминного огня.
- Дивная работа! Ты изготовила его сама? - Лила кивнула. - Не знал, что ты у меня такая рукодельница. - Эст улыбался. Вивенди, которых он знал, вообще ценили искусство во всех его проявлениях, особенно чувство вкуса. И Амарилла была им сполна одарена. Просто до этого, видимо, воплощала его в иных деяниях и творениях. Кроме того, Вей не сомневался, что созданная руками могущественной колдуньи, эта вещь была не просто безделицей. Что Лила и подтвердила мгновения спустя.
- Теперь у нас обоих будут рунные обереги, - с удовольствием отметил Эст. - Только у тебя руны какие-то иные, я таких ещё не встречал. А он не исчезнет, когда мы вернёмся в обычную реальность?..
- Вот и проверим. Но, даже если его не будет видно, плетение и руны всё равно останутся с тобой, ведь в них вложена магическая сила.
Вивенди взялся за колечко ошейника, побуждая Лилу хитренько взглянуть на себя.
- Кстати, только ведь твои браслеты тебе подарил Рилдир, а не я. Тут он меня опередил... - Эст усмехнулся и тут же зарделся. - А вот цепи - да... Моя заслуга. И, на мой взгляд, они отлично дополняют твой комплект...
Взгляд парня пробежался по телу вампирессы, задержавшись на обнажённых ножках, которые она подогнула под себя, устроившись на покрывале. Лила не могла не почувствовать, как участилось его дыхание. Холмик одеяла посреди постели слегка дёрнулся вверх.
- Спящий создал оковы, - напомнила вампиресса, проведя пальчиками по краю оков и колену Вея. - Но надел их на меня именно ты. Там, на алтаре.
Последовала многозначительная пауза.

+1

11

- Это просто замечательно, что ты сберегла веши, они понадобятся... Да ещё обзавелась такой удивительной сумкой! Невероятно, что туда поместились все наши приобретения. Вопрос с вещмешками отпал. - Вивенди вновь широко улыбнулся и опустил взгляд на Лилин подарок, прислушиваясь к океану объединённых эмоций.
- А сейчас... Ты говоришь, этот браслет восполняет кровопотерю? Я уже насытился, и жажду угостить тебя… Сладеньким. Давай испытаем его?..
Вспышка воспоминания недавнего яркого образа охватила кожу Вея дрожью предвкушения. Дважды предлагать Амарилле не пришлось.
- Он насыщает кровь жизненной силой, за счёт чего придаёт бодрости и ускоряет заживление ран, - ещё раз объяснила она, уже забравшись к Эсту на колени.
В глазах вампирессы светился Голод, но не такой, как бывает у давно не евшего человека, увидевшего кусок хлеба, а как бывает у гурмана, которого месяц кормили ячменной кашей, а потом предложили отведать всё, что душа пожелает. Амарилле нравилось смаковать Вея и теперь она неторопливо избавляла его от той одежды, что не сняла, когда укладывала в постель. Казалось, это было целую вечность назад.
Настоящие поцелуи может быть, слегка отличались от вымышленных и были не такими идеальными, но зато Вей кожей чувствовал, как удлиняются её клыки, как жмурится и изгибается Лила, склоняясь над ним и наслаждаясь запахом соли, принесённым её ветром. А потом она целиком исчезла под одеялом, из всех чувств оставив вивенди только осязание и слух.
Но вместо того, чтобы перейти сразу к сладкому, вампиресса продолжала дразнить его кончиком языка. Она столько раз убеждалась, то не причинит Эсту вреда, и всё равно подходила к делу с толикой осторожности, долго примеряясь и выбирая момент, чем дразнила и своё нетерпение. Пока, наконец, два острых клыка не прокололи кожу точно в том месте, где она представляла несколько минут назад.

+1

12

Томительная дрожь предвкушения, охватившая вивенди с головы до пят, прервалась вспышкой молнии, хлестнувшей по внутреннему накалу страстей, опаляя судорожно натянутые нервы. Вей задохнулся, шире раскрывая глаза, стискивая пальцами густые волосы Амариллы. Устроившись у него между ног, рыжекудрая вампиресса жадно приникла к горячему напряжённому телу, вонзив тонкие длинные клыки в живую плоть, в одно из самых чувствительных мест, и недавняя жгучая фантазия вмиг стала феерической реальностью.
Кому-то из живых, возможно, могло бы показаться диким или жутким, скажи им, что у них под одеялом – голодный вампир, желающий впиться, отведать горячей крови, но для Эста с самого начала всё было иначе. Он всем своим существом жаждал укуса. Ощущения, испытываемые при этом, были непередаваемо упоительными, а смешиваясь с эмоциями и чувствами любимой, доводили его до грани исступления. И сейчас, объединённое взаимной страстью и эмоциями, всё было ещё восхитительнее, чем в воображении Амариллы. Укус воздействовал на него подобно наркотику, хмельному дурману. Тиски сжимались, энергия толчками изливалась из тела и пронзительно-сладостное блаженство расцветало, распространяясь по жилам супротив уходящему потоку крови, подменяя её собой, будто наполняя изнутри чистой экзальтацией. Захлёстываемый ею, вивенди дышал тяжело и быстро, сотрясаясь, подрагивая, отчаянно желая полностью раствориться в единении. Новый браслет на запястье раскалился, но оглушённый эмоциями Вей едва ли заметил это. Хищная жажда заурчала, будто его собственная, а потом пришёл трепетный звон и благостная покалывающая прохлада нахлынувшего обволакивающего онемения. Так остро, так сладостно, так близко к эпицентру тягучего, умопомрачительного возбуждения!...
Пульсирующий набухший член запутался в рыжих локонах, уткнувшись куда-то в ушко распалённой Амариллы. Вопреки утекающим жизненным силам, кровь ещё туже переполняла его, отчего он стал ещё горячее и твёрже.
Клыки медленно разжались, не дав окончательно утонуть в забвении, низринуться в желанную бездну, оставив вивенди в каком-то волоске от всепоглощающе конвульсивного экстаза. Всё существо Эста жаждало продолжения, и его руки, стискивающие кудри вампирессы, не дали ей просто так отстраниться. Мягко касаясь ладонями гладкой атласной кожи, он чуть притянул любимую к себе. Горячий член скользнул по её щеке и Вей слегка направил рыжую головку Амариллы так, чтобы пульсирующая набухшая «ягодка» угодила прямо в нежные объятия скользких от крови губ.

+1

13

Изготовление артефактов стало для Амариллы новым опытом. Прежде ей не было нужды заботиться о ком-то, но это оказалось удивительно приятно. Более того, браслет подействовал и на неё. Не придав никаких особых свойств, он добавил уверенности. Такие мелочи помогали ей лучше понять и прочувствовать их связь с вивенди. После происшествия в Аменде, Лила очень боялась навредить ему и вот, впервые с того времени, укусила Эста легко и с удовольствием, так же, как это случилось в пещерке на перевале, когда они только узнали друг друга и вынуждены были скрываться от своих спутников.
Забыв об опасениях, вампиресса наслаждалась его кровью. Вампиры вообще склонны к получению удовольствий всевозможными способами, это скрашивает бесконечно долгое существование в полумёртвом теле. Но если живые не могут сказать, что приносит им большее наслаждение, то вампиры знают это наверняка. Проклятие сделало выбор за них. А если насыщение ещё и приятно самому дорогу тебе существу, то с этим едва ли может сравниться что-то ещё.
Ей пришлось остановиться, чуть не заступив за грань, из-за которой уже не возвращаются. Но у них с Веем был способ прогуляться туда и обратно. Продолжение вышло феерическим, но кратким. Лила напилась не только крови. Прижавшись к Вею, она затихла под одеялом и не отпускала его до тех пор, пока вивенди окончательно не успокоился.
- Как же я соскучилась… и изголодалась, - Лила выбралась наверх и устроилась у него на груди, прижав ножкой место укуса. – Это восхитительно. Прекрасное место, чтобы ждать, пока другие совершают подвиги, - расслабленно улыбнулась она. – А меня вот на подвиги вовсе не тянет, разве что на постельные. Расскажи мне, что же там произошло, как ты вернулся?
- Ты просто мысли читаешь! - выдохнул Эст, ухватив её пониже спины, и рассмеялся: как это могло быть буквально. - Удивительное место. Покажешь потом, что здесь и как?.. А что касается постельных подвигов - так ты уже начала...

+1

14

Чуть потемневшие глаза вивенди мягко сияли от счастья. Вей потянулся, с удовольствием ощущая на себе ее невеликий вес. Член, обласканный губами и язычком Амариллы, всё ещё пылал, сердце рвалось из груди, а по телу пробегала сладкая дрожь.
- Как мне тебя не хватало!.. А оказаться здесь, с тобой - и вовсе было пределом мечтаний. Путешествие действительно получилось невероятным. 
Расслабленно теребя свободной рукой рыжий локон, он в общих чертах поведал вампирессе о последнем плавании "Черного солнца", о расставании с демоном и айрес и обратном пути сквозь шторм. Вивенди не стал тревожить любимую описанием ужасов взъярившейся водной стихии, невозвратности рокового водоворота и собственных переживаний в отчаянной борьбе за жизнь, тем более что штормовые отголоски этих воспоминаний она могла ощутить и так, через слияние эмоций.
- Самое главное, что у меня было чувство направления, - успокаивающе произнёс Эст. - Благодаря нашим узам я всегда знал, в какой стороне ты находишься, пусть и со всех сторон было лишь открытое море. Меня вела путеводная нить. И обещание вернуться.
Вивенди ласково прижал ладонь к её щеке, На нежных губах Амариллы сверкали рубиново-жемчужные капельки.
- И всё же я непростительно задержался и потерял ощущение времени... А заодно - свой плащ и лук Аррандиля, - признался Вей. - Течение постоянно уводило в сторону, пытаясь затянуть обратно в пояс ураганов, и приходилось уплывать всё дальше от берега. А потом я встретил корабль. Это был корабль мёртвых. Знаешь, с огромными дырами в бортах, так что насквозь видать, с изломанными мачтами, весь почерневший от времени, покрытый тиной и ракушками, будто разлагался на дне моря не одну сотню лет. И тем не менее, он плыл по волнам. И там была даже команда... Вернее то, что от неё осталось. - Ему не слишком-то хотелось описывать в красках состояние фрагментов тел, костей и обрывков одежд, со множеством недостающих частей, объединённых вместе и движимых, будто волей некроманта. - В общем, я пришвартовался, некоторым образом, поднялся на борт и проплыл с ними изрядную часть пути, пока на горизонте не появилась оконечность скалистого мыса и я не почувствовал, что ты совсем рядом. К тому времени у меня уже не было магии на то, чтобы добывать воду из воздуха, поэтому я отчалил и постарался добраться самостоятельно. И, хвала небесам, мне это удалось… - Вей обнял вампирессу, прижимая к груди.

+2

15

Лила слушала, широко раскрыв глаза и иногда качая головой. Она не знала, что всё это время происходило с Эстом, но хотя бы чувствовала, что он всё ещё находился в одном мире с нею. Представить трудно, каково приходится обычным человеческим женщинам, когда их возлюбленный далеко. Написала письмо, отправила с голубем и сиди, жди, не зная, жив ли твой мужчина и даже жив ли голубь. Пару раз она уже было открыла рот, чтобы сказать, что больше никуда одного его не отпустит, но так и не вымолвила ни слова.
Амарилле стало бы гораздо спокойнее, если бы её вивенди был в безопасности, но нельзя же привязать его к юбке. Ну, или посадить на цепь, за неимением этой самой юбки. Как бы это странно не звучало, но ей нужно было привыкнуть доверять Эсту не только себя, но и самое дорогое, что у неё было – его самого.
За этими размышлениями, она упустила тот момент, когда дыхание Вея сделалось размеренным и спокойным. Вивенди задремал, но на этот раз совсем ненадолго. Не прошло и часа, как он снова проснулся и застал Лилу за разбором вещей. Брякнув найденными в сумке цепями, она шутливо помахала Эсту, стянула через голову порядком помятую рубашку и плюхнулась на кровать.
- Как ты себя чувствуешь? – хитренько протянула она, на этот раз имея в виду не усталость от путешествия, а способность ходить после укуса. – Давай прогуляемся по окрестностям. Одевайся потеплее, возьмём чего-нибудь горячего и меня не забудь, - вампиресса протянула ему цепь и замочек.
Выгуливать её на поводке не было никакой необходимости, но они с Веем здесь одни и можно делать всё, что угодно, так почему бы не подурачиться. Конечно, если сейчас явятся Элиан и Велес, то их взору предстанет весьма занимательная картина. Но Амарилла не сомневалась, что демон и айрес это как-нибудь переживут, особенно после того, с чем им пришлось столкнуться в середине водоворота.

+1

16

- М-мм... Какое заманчивое предложение!.. - с придыханием ответил Эст, лукаво улыбнувшись Лиле, не спуская с неё горящего взора. Избавившись от последнего элемента одежды, его вампиресса осталась в одних оковах на обнажённое тело, да ещё с амулетом на груди. Загляденье!.. Весь её облик так и напрашивался на добавление недостающего штриха... Далеко не последнего, конечно же.
- Давай прогуляемся. – Вивенди провёл ладонью по её упругому бедру, из-под пальцев брызнула россыпь колких искорок. – Посмотрим со стороны, что за гнёздышко ты нам подыскала.
Магия пришла легко, будто он и не был крайне опустошён все последние дни. В месте укуса у самой промежности всё ещё ощутимо покалывало, да и сонная расслабленность давала о себе знать, как и перспектива выбраться наружу, в холод, но это не должно было стать препятствием, тем более, когда все мысли Вея воспламенялись предвкушением.
Тугая тяжесть затопила парня изнутри, жаром растекаясь под кожей. О, любимая умела моментально распалять его, дразнить, соблазнять,в любой момент времени и места!  Причём это получалось у неё так изящно и естественно, что Вей просто диву давался, всегда откровенно наслаждаясь происходящим.
На самом деле, Амарилла, будто отзываясь на потаённые страстные побуждения вивенди, впервые предложила это сама, шаловливо побуждая заковать себя в цепи, отдаваясь в его распоряжение, чем вызвала особенно острый и сладостный отклик.
Облокотившись на постели, он привлёк её к себе, нежно поцеловав в приоткрытые губы. Лила пахла им, и вкус поцелуя ощущался так же. Кончики пальцев скользнули по волосам, легонько огладили изгибы податливой фигурки и ухватились за небольшие колечки, крепящиеся к руническим браслетам.
Вивенди неспешно и даже как-то торжественно надел на неё сверкающие цепи, прикрепив один конец к ошейнику, а другой оставив пока свободным. Затем вытянул из сумки ещё один звякнувший отрезок и соединил им браслеты на Лилиных запястьях, но не стал сковывать ножки. Щёлкнули замки мастера Курта, и набор украшений вампирессы сразу же приобрёл должную целостность.

+1

17

- Ну вот. Шикарно выглядишь!.. – с удовольствием произнёс он, оценив её наряд, а затем рывком повалил Амариллу на постель, осыпая жадными поцелуями.
Каким же сладким было их единение! В один момент они вновь поменялись ролями, как бывало практически всегда с момента проведения ритуала слияния душ на рилдировом алтаре. И пусть для остальных Лила оставалась могущественной и опасной хищницей, рядом с ним всё получалось наоборот. В своём пикантном положении она становилась такой кроткой и податливой, раскрываясь навстречу наслаждению... Изысканное, острое лакомство, восхитительная игра, в которой любимая вампиресса выступала в качестве главного приза, деликатеса!..
Но Вей так увлёкся поцелуями, что прогулка грозила уйти в забвение. Так они, чего доброго, и вовсе из постели не выберутся.
Поднявшись, Эст облачился в штаны и рубаху, заботливо высушенные у огня, обулся, подпоясался, одел кожаную безрукавку, приобретённую в Аменде, а поверх ещё укутался плащом. Лила же, обнажённая и в кандалах, сверкала в отсветах пламени очага всеми своими прелестями. Укутанный по уши вивенди и голая вампиресса во всей красе - какой же разительный контраст они собой представляли!.. А уж посреди снежной зимы, и тем паче.
Наполнив фляжку горячим сидром, Вей поймал Амариллу за стальные цепи, ожёг её довольным, искрящимся взором и игриво шлёпнул по попке.
- Ну, пошли, моя аппетитная собственность!
Обмотав свободный конец цепи вокруг запястья, Эст приобнял Лилу за талию и вместе с нею вышел из комнаты, на скрипучую деревянную лестницу. Призывно покачивая бёдрами, вампиресса направилась вперёд, не натягивая цепочку, то и дело оборачиваясь и бросая на него лукавые взгляды из-под полуопущенных ресниц, легонько позвякивая цепями при каждом движении.Так приятно было чувствовать её рядом, купаясь в ощущении, что прочная связь в символическом образе крепких стальных звеньев, протянувшихся к окольцованной шейке Амариллы, больше не позволит им оказаться врозь.

+1

18

Башня была разделена на ярусы, соединённые лестничными пролётами. Спальня находилась на предпоследнем. Выше оказалась лишь ещё одна большая и пустая круглая комната, предназначенная то ли для наблюдений за звёздами или морем, то ли для того, чтобы разжечь огонь маяка. Впрочем, сейчас ни тем, ни другим заниматься там было невозможно. Из-за холода и отсутствия нужных приспособлений.
Под спальней на площадке стояли какие-то сундуки, диванчики, витрины с какими-то непонятными штуками, кресла и охотничьи трофеи. Если бы Амариллу спросили, что это за место, то она ответила бы – комната хвастливого хозяина. Потому прихожая, кухня и кладовые, а в самом низу, в подвале, хранилось вино и прочие продукты, которым требовалась прохлада.
Вей и Лила спустились до первого этажа, прошли тёмные сени и вампиресса толкнула дверь на улицу. По-прежнему падал снег, мелкий и лёгкий. Башня стояла на возвышенности и с её порога было видно все ближайшие постройки, несколько деревьев и кусты, усыпанные подмёрзшими красными ягодами. Из-за чистого снега на улице будто стало светлее. Лила с лёгкой опаской осмотрелась вокруг, но это свет был ей не опасен и вампиресса вышла наружу, оставляя за собой отпечатки маленьких босых ног.
Снежинки щекотали её кожу, запутывались в медных локонах, оседали на ресницах. Лила спустилась с крыльца и снова оглянулась на вивенди, маня его за собой.
- Вон дома, о которых я говорила, - указала она на укрытые тонким белым покрывалом крыши. – Там небольшой садик. На ветках ещё остались сморщенные дикие яблочки и что-то ещё… не знаю точно, как оно называется. Ниже есть пляж, но в основном тут скалы, скалы и ещё раз скалы.
Вей спустился к ней и Лила пошла рядом, сопровождая его по единственной, уходящей с пригорка тропе. Говорила она немного, было особо не о чем, вивенди мог увидеть всё собственными глазами. Ей просто нравилось идти рядом и наблюдать, как разрумянило морозцем его щёки и поднимается парок от дыхания. Под пригорком уже намело целый сугроб и, протяжно взвизгнув, вампиресса весело повалилась в него, сама не зная зачем. Просто снег казался таким мягким и приятным, что не смогла удержаться.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/opl82dzjc942vwq/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%20115.jpg?dl=0[/AVA]

+1

19

Снежинки не таяли и не липли к прохладной коже, потому, вскочив, Амарилла лишь тряхнула головой и озорно запрыгнула на Вея, в следующий раз упав в снег уже вместе с ним. После долгого сидения у постели хотелось сделать что-нибудь сумасбродное. И естественно, вампиресса не стала себе отказывать.
- Попался! - выдохнула она, усевшись сверху, и коснулась его горячих губ своими.
Но этот поцелуй не напоминал объятья Снежной Королевы. Амарилла не замерзала даже на самом лютом морозе, а сейчас и подавно. Она была такой же, как обычно, мягкой и нежной, будто только что вынырнувшей из постели. Но причина того крылась не внутреннем тепле, а в переполняющей её жизненной энергии. Для сытой вампирессы не составляло труда оставаться такой, она даже не задумывалась об этом.
- Обожаю тебя… - успела шепнуть Лила, прежде чем вивенди ловко поймал её в объятья и опрокинул на спину.
Стараясь подавить смех, вампиресса показала клыки и даже зашипела, шутливо норовя куснуть его за что-нибудь.
- О... Моя сладкая...  Ненасытная! - рассмеялся Вей, уворачиваясь, навалившись сверху и прижимаясь теснее. Игривость Амариллы тут же передалась и ему. - Я бы тебя сейчас сам с удовольствием съел. Вот возьму и откушу вкусненький кусочек... - и тут же перейдя от слов к делу, легонько уколол собственными немаленькими зубами её прохладную мраморно-белую кожу.
- Ммм...Вот теперь это ты мне попалась! - с удовольствием отметил вивенди, удерживая притворно отбивавшуюся, вырывающуюся девушку, беспрепятственно хватаясь за самые удобные места. Обнажённая, клыкастая, в сверкающих кандалах, с ног до головы обильно запорошенная пушистым хрустящим снегом, она приобрела вид абсолютно сказочный. В серых глазах Лилы пылал яркий огонь, локоны горели россыпью пламенных нитей, а рубиново-красные, почти вишнёвые губки так и притягивали к себе взгляд Эста..
- Хочу тебя, - горячо произнёс он, стиснув ладонью гладкое бедро.

+1

20

Вокруг Вея сформировался маленький воздушный вихрь, вздымая кверху снежную взвесь, закручивая спиралью. Пальцы вивенди огладили Амариллу между ног, раздвинули приоткрытые лепестки и настойчиво проникли в нежное лоно, один за другим погружаясь внутрь.
Лила дёрнулась под его плащом, звеня цепями, глубже проваливаясь в сугроб, и сошедшая с пригорка небольшая лавина потревоженного снега почти накрыла любовников с головой. Снег попал в лицо, набился в капюшон, проник повсюду, покалывая дрожащую кожу. Прижавшись к отфыркивающейся вампирессе, Вей рассмеялся и выскользнул из неё.
- Охх... Ну, хватит валяться в снегу. Холодно же!
Ухватившись за цепь у самого ошейника, он потянул Амариллу на себя, извлекая из снежного плена, целуя в мягкие губы. Снежная пыль от магического бурана медленно кружась, оседала на запорошенные головы.
- Ещё примёрзнешь тут, попой к насту, придётся выкапывать и размораживать отдельно... - лукаво улыбнулся Эст, глядя на отпечатавшийся в сугробе недвусмысленно пикантный след. - Или, наоборот, тебе меня. Брр. Ох уж этот холод! - посетовал он, вздрогнув всем телом. - Пойдём. Пойдём, поищем местечко потеплее!..
Миновав оцепеневший маленький сад, посмеивающиеся любовники ввалились в один из опустевших домиков, отряхиваясь от снега. Выпустив из рук заледеневшую цепь, Вей возложил ладони на рыжую макушку вампирессы и высвободил наэлектризованное облачко молний, отчего волосы Лилы тут же встали дыбом, рассыпая застрявшие снежинки во все стороны.
Она засмеялась, чувствуя, как потоки воздуха укладывают непослушные локоны.
- А когда ты ветер, ты ощущаешь то, до чего дотрагиваешься? – шёпотом спросила она. – Я вот чувствую твои прикосновения… Надеюсь, что твои, а не какого-нибудь другого вивенди.

+1

21

- Ощущаю, - улыбнулся Вей, проведя тыльной стороной ладони по гладкой белой коже вампирессы. - Только иначе, чем сейчас. В слиянии с ветром я бы мог обнять тебя всю, но только на миг, а затем устремиться дальше. Моя стихия, это постоянное движение, невозможно задержаться на одном месте, как бы ни хотелось... Вот когда ты обрастаешь перьями и летишь по ветру, мы можем скользить сквозь пространство вместе, как единое целое. Восхитительное чувство. Правда, тогда я не могу ощущать твоих эмоций и нашей путеводной связи. Что же касается настоящего момента... - лёгкий воздушный поток, сорвавшись с пальцев Эста, взъерошил мягкий пушок рыжих завитков. - Пока я в материальном облике, я не нахожусь дальше собственного тела. Ветер, это словно инструмент.
Ладонь Вея одним движением преодолела разделявшее их расстояние и коснулась волосков в том же месте, с особым наслаждением чувствуя Амариллу, кожей к коже.
- Нас не так много, чтобы заполнять собой всё пространство. Нередко ветер, это просто ветер. А будь поблизости другой вивенди, я бы наверняка почувствовал. 
Эст склонил голову, целуя вампирессу в приоткрытые уста, вновь с удовольствием прижимая её к стеночке.

В доме оказалось прохладно, темно и пыльно. Амарилла уже заглядывала сюда некоторое время назад и с тех пор ничего не изменилось. Целоваться в полумраке куда уютнее, но остров пока был осмотрен не полностью и вскоре они вновь оказались на улице. Другие дома и сараи выглядели лучше, некоторые даже казались такими же обжитыми, как и сама башня. В конце концов, они с Веем поднялись на утёс в самом конце деревеньки. Горы загораживали залив от моря и страшного смерча отсюда видно не было, только ровная жемчужная пелена облаков, сыпавшая редкими пушистыми хлопьями, и тёмные безлесные горы, постепенно становящиеся всё белее и белее.

+1

22

Постояв немного вглядываясь в ту сторону, Лила повернула назад, идя чуть впереди и призывно покачивая бёдрами. Вивенди порядком раздразнил её и вампирессе не терпелось скорее оказаться в тепле. Прогулка вышла короткой и они с Веем не столько смотрели по сторонам, сколько друг на друга, но, право слово, на острове не было более желанного зрелища, чем её вивенди.
Дома Лила помогла ему снять отяжелевшую от влаги одежду и поманила за собой. На прохладной коже вампирессы собрались капельки влаги, как всегда случается, когда что-то с морозца заносят в тепло. Она привела Вея на просторную полукруглую кухню с печью, закопчённой утварью, пучками трав и косами лука на стене.
- Смотри, - Амарилла достала из-за печи жестяную коробочку с полупрозрачными, напоминающими янтарь камнями. – Узнаёшь?.. Огненные камни. В окрестностях Аменда они не такая уж редкость. Должно быть, это диво добывают где-то неподалёку.
Она взяла щипцы, выбрала один, размером со среднее яблоко и кинула в наполненною водой бочку, стоявшую здесь же. Вода засветилась и забурлила, по стенам заплясали золотистые блики.
- Для двоих будет немного тесновато, но в тесноте да не в обиде, правда?
- О, лучше и придумать нельзя, - преисполненный предвкушения, вивенди окунул ладонь в быстро разогревающуюся воду. – Забирайся, я сейчас.
Он подсадил Лилу, и, перекинув ножки через край бочки, вампиресса погрузилась по самую шею, расплёскивая воду на деревянный пол. Охвативший Эста озноб перекрывался растущим возбуждением. По телу прокатывалась дрожь. Главным источником внутреннего жара для него была именно Амарилла, особенно красуясь перед ним в таком виде, дразня с самого момента пробуждения. Ведь он как раз и горел желанием оказаться как можно ближе.
Под лукавым взором вампирессы Вей нетерпеливо сбросил с себя влажную стылую одежду и сапоги. Лила широко улыбнулась, ей тоже нравилась нагота вивенди. Вытянув скованные цепью руки, она неожиданно поймала его за налитое напряжением естество и потянула к себе, побуждая присоединиться к омовению. Пульсирующий член дёрнулся в мокрых ладонях, отзываясь тягучим вожделением.

+1

23

Эст не заставил себя ждать. Глядя на Лилу так, будто собирается её съесть, он с шумом опустился в горячую воду, едва не застонав от наслаждения. Уровень резко поднялся, и вода потоками устремилась через край.
Тут и впрямь было тесно. Можно было сидеть, согнув ноги в коленях, прижавшись спиной к внутренней вогнутой стенке, и при этом всё равно целиком заполучить Амариллу в свои объятия, почти не оставляя пространства для манёвра. С поверхности поднимался пар, упругие женские бёдра обхватили вивенди с обеих сторон, а мягкие шарики грудей прижались к его коленям. Ладони под водой заскользили по коже, натягивая цепь, жадно охватывая и сжимая в погоне за беспредельно разрастающимся вожделением. Обнажённая, горячая и скользкая внутри и снаружи вампиресса всем телом прильнула к нему, вздыхая и посмеиваясь, всецело отзываясь на страстные жаркие прикосновения. Длинные подвижные пальцы проникли в неё снизу и Лила медленно запрокинула голову, закатив глаза, обнажая кончики острых белоснежных клыков.   
Вей не мог больше ждать. Подхватив её под колени, он встал в полный рост, увлекая за собой и вампирессу. Лила свесила ножки за край бочки, по обе стороны от него, вытягивая стопы с поджатыми пальчиками, и завела скованные руки за голову, облокотившись на противоположный край, полупогружённая в горячую воду. Золотистые блики подсвечивали её снизу, очерчивая аппетитные контуры трепещущего тела, переполненного блуждающим предвкушением, окутанного клубами пара. На долгий томительный миг вивенди замер, тяжело дыша, обжигая взглядом открывшееся перед ним зрелище обнажённого сладострастия, а затем, стиснув ладонями тонкую талию, подался вперёд, проникая в раскрытое лоно, пока не погрузился во всю длину, насаживая Амариллу на себя, пронзая до основания. Вода всколыхнулась, вампиресса выгнулась дугой и член заскользил в ней всё быстрее и напористее, сотрясая ураганом резких смачных толчков.

+1

24

Плоский живот вампирессы пульсировал в такт его движениям и казалось, что если положить сверху ладонь, можно будет почувствовать внутри твёрдую плоть Эста. Свешивающаяся наружу цепь побрякивала о край бочки, в который Амарилла вцепилась когтями. Как же она соскучилась! И как человеку после долгого голода, насыщаться лучше было постепенно.
Короткая яркая вспышка прокатилась от низа живота, наполняя тягучей истомой, и Лила вскинулась, всем телом прижимаясь к вивенди. Спустя несколько мгновений пик миновал и она медленно сползла вниз, встав ногами на дно бочки. Стараясь ещё немного продлить момент предвкушения, она повернулась к Эсту спиной и призывно повела бёдрами из стороны в сторону. Но, похоже, дразнить его больше не стоило.
Вей подхватил её, приподнял, одновременно нагибая вперёд. Вампиресса едва могла устоять на кончиках пальцев, и набросился так жадно, почти грубо, что Амарилла упала грудью на край бочки. Железные звенья вновь застучали по плотному морёному дереву, но, едва обретя потерянную опору, Лила с рыком изогнулась назад. Вей ухватил болтающийся конец цепи и потянул на себя, намереваясь то ли слиться с ней воедино, то ли пронзить насквозь.
Огненные кудри Амариллы облепили влажную белую спину и плечи, в свинцово-серых глазах мерцали алые отсветы, мешаясь с золотистыми бликами от нагревающего воду камня. На бортах бочки осталось несколько глубоких царапин. Её становилось всё сложнее удерживать на месте. Казалось, вампиресса до сих пор не вырвалась и не набросилась на него лишь потому, что не желала прерывать это восхитительное действо. Вместо неё это сделал вивенди. Но, не дав передохнуть ни мгновения, он лишь развернул Амариллу к себе лицом и, крепко ухватив за ошейник, вновь ворвался в неё.
Поднимающийся из бадьи мягкий свет играл в клубах пара и на телах любовников, загадочно подсвечивая их снизу. Черты лица вампирессы заострились и под верхней губой показались внушительные клыки. Наконец-то, они с Веем были одни. Созданы друг для друга и друг другу предназначены. И Лила была убеждена, что бы они ни делали, вреда от этого не будет, лишь удовольствие. В прошлый раз она укусила Вея, а теперь он собрался растерзать её.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/z496uwy8el3a06i/Лила%2010.jpg?dl=0[/AVA]

+1

25

Скользкий тугой горячий член, словно пылающее копьё, вонзался в Амариллу сериями бешеных толчков, под звон цепей вбиваясь в раскрытое лоно. Едва замирала одна буйная череда рывков, как за ней тут же начиналась следующая. Сотрясаясь с ног до головы, Лила встречала каждое его проникновение коротким беспомощным всхлипом. А Эст, задыхаясь в ненасытном исступлении, сжимал её всё сильнее, трахал всё неистовее, всё больше овладевая обнажённой, закованной в кандалы, стенающей великолепной женщиной, его любимой женщиной, вместе с ней сгорая в остром пронзительном наслаждении. Чем мощнее становились упругие шлепки, тем больше её стоны походили на хищные взрыкивания, но никакая Жажда не могла превозмочь неудержимое сладострастие, рвущееся наружу. Воздушный вихрь закружился по комнате вокруг них, срывая мелкие предметы со своих мест и опрокидывая их. По окутанной паром коже зазмеились молнии, впиваясь в тело вампирессы, охватывая её, и добравшись до клокочущей поверхности воды, вспыхнули, обрушивая в череду неконтролируемых конвульсий.
Вампиресса хотела было ещё пуще усилить их ощущения. Она уже вспомнила нужное заклинание до последней буквы и интонации и даже повторила его про себя несколько раз, чтобы не сбить с ритма не себя не Вея. Но любовников захлестнул очередной бурный оргазм, скручивая мускулы в пылающий жгут, и вязкий живительный поток устремился в Амариллу, заливая изнутри новой обильной порцией семени.
Вознесённые на пик безграничного единения, Вей и Лила забились в экстазе. И в этот миг сама первородная Тьма, заполняющая его вампирессу, выплеснулась наружу, и вивенди вдруг почувствовал и захватил её, словно по наитию, овладевая так же, как только что овладел её хозяйкой. Словно направляя поток воздуха, чуждый, но неожиданно послушный его желаниям, только сгущая, делая материальным.
Проступившие на коже Амариллы рваные всполохи тьмы обрели подвижность, и объём, и форму, и плотными тугими сгустками заскользили по женскому телу, вытягиваясь в упругие "щупальца", концы которых приняли весьма однозначный образ.

+1

26

Подсвеченная снизу вампиресса и ахнуть не успела, как одно из них обвилось вокруг грудей, другое скользнуло промеж ягодиц, проталкиваясь всё глубже и глубже, а третье, обвив шею рядом с ошейником, ткнулось в ротик и упруго запульсировало, заполняя собой. Ещё сильнее разжигая ненасытное вожделение, бросая с одного пика на следующий. В довершение ко всему тугой член вивенди вновь ворвался в неё, и Вей рывком подался вперёд, до дрожи насаживая Амариллу на себя.
Пожалуй, случись это не в столь острый момент, что могло бы перепугать и Вея, и вампирессу, но сейчас, на вершине наслаждения, в порыве неистовых эмоций, они едва ли успели хотя бы удивиться. Ожившие жгуты тьмы обследовали тело Амариллы, будто выискивая, чем ещё усилить их с вивенди ощущения. Странное колдовство, определённо, знало их мысли и, в конце концов, вампиресса обзавелась чёрным лоснящимся кляпом, а тёмные тяжи сетью охватили её в самых неожиданных местах. Когда Вей, наконец, отпустил свою вампирессу, они лишь плотнее обняли её и Лила оказалась согнутой пополам и перекинутой через край бочки.
Вода уже едва не кипела и нагревательный камень пришлось вынуть. В комнате сразу стало темнее и, пока Амарилла отдыхала, Эст зажёг несколько свечей и масляную лампу – всё, что нашлось на кухне для освещения. Что и говорить, а им обоим нравилось видеть, что они делали. Но время шло, а Вей всё не возвращался и Лила чуть повернула голову, пытаясь рассмотреть, куда он подевался.
Свесившиеся вниз волосы закрывали обзор, но практически в тот же миг вампирессе на спину что-то пролилось. Судя по консистенции и запаху это было масло. Обычная смесь льняного, конопляного и может быть, каких-то ещё растительных масел, на которых жарили пироги и рыбу. А следом за каплями масла на её спину легли ладони Эста. Удивительно, но волшебные канаты принялись помогать ему и вскоре всё тело вампирессы, что оставалось над водой, блестело от масляной плёнки.

+1

27

Рука вивенди спустилась вдоль позвоночника, пальцы прошлись между ягодиц, а следом между ними упёрлось что-то твёрдое и прохладное. Цилиндрический предмет в палец толщиной повернулся вокруг своей оси, тоже измазавшись в масле, и настырно устремился внутрь. Амарилла протестующе замычала и дёрнулась вперёд, повиснув на краю бочки попой кверху, но это не остановило странный предмет, а напротив, облегчило ему задачу и в вампирессу, шипя и пузырясь, полилось игристое вино.
Слегка ошалев от такого поворота, Лила напряглась и вся зажалась. Судя по весу, бутылка была немаленькой и торчала из неё почти вертикально, а чёрные щупальца ещё и придерживали её, не пытаясь протолкнуть глубже, но, то и дело, наклоняя под более удобным углом. Вампиресса так и не поняла, кто контролировал эти штуки, она, Вей или они действовали по какому-то собственному разумению, но обдумать это как следует у неё не оказалось времени.
Вивенди подошёл к Амарилле спереди, собрал мешающие волосы в кулак, сдвинул кляп и приподнял ей голову, наконец, позволяя увидеть то, что происходило вокруг, и, конечно же, себя. Из такого положения, она могла видеть его лишь ниже пояса, но и того оказалось достаточно. Вей снова был возбуждён, а на бедре, рядом с налившимся и отвердевшим мужским естеством темнели две симметричные отметины, следы её недавнего укуса. Амарилла протянула скованные руки, обняла за бёдра и жадно обхватила губами предмет, приносящий ей столько наслаждения.
Самозабвенные ласки быстро увлекли обоих. Бутылка согрелась, став почти неощутимой. Позабыв обо всём, вампиресса постепенно снова расслабилась и вино, пенясь и изредка булькая, по глотку потекло в неё. Бутылка, действительно, оказалась немаленькой и, когда она опустела, животик Амариллы слегка округлился. Вей не без труда освободился из нежного плена губ и Лила услышала всплеск где-то позади.Горлышко бутылки покинуло узкое отверстие и, чтобы вино не вылилось, его тут же заткнул член вивенди. Лила охнула, но кляп, будто предугадав это, вернулся на место, и у неё вышло лишь приглушённое мычание.

+1

28

Ураган сочных смачных шлепков вновь наполнил полукруглую, слабо освещённую, окутанную клубами пара комнату под звучный аккомпанемент цепей, выдающий неистовство желаний Вея. Звук был таким резким и быстрым, что вполне мог бы заменить собой кастаньеты. Ураган этот полностью овладел вампирессой, захватил её всю, затопил без остатка. Перекинутая через край бочки, Амарилла сотрясалась и подрагивала под пронзающим напором вивенди, глухо исступлённо стеная сквозь кляп, извиваясь, сладко постанывая и изнемогая, со всех сторон осаждённая шквалом непередаваемо острых ощущений, обрушивающихся на неё. Нагая, скованная, терзаемая тугим горячим членом, вонзающимся в неё сзади, опутанная сетью упругих блестящих щупалец, беспрестанно скользящих по лоснящейся от масла коже, стягивающих, сжимающих, пульсирующих, обвивающих и проникающих всюду, в самые сокровенные и чувствительные места.
Будь то непредвиденные последствия её собственной волшбы, в порыве подбавить остренького, побочный эффект нераскрытых таинств тёмной магии, питаемой всплеском жгучих эмоций, очередной сюрприз от Спящего, или же новый виток в совершенствовании сокровенных уз, связующих самые сущности вампирессы и её любовника - но вершащееся над ней непотребство и не думало стихать, буйно, разгульно затягивая стонущую оприходованную сладострастницу в тенёта безудержного конвульсивного экстаза.   
Вивенди напористо врывался в торчащую кверху упругую попку бесконечно сладкой, страстной, умопомрачительно желанной вампирессы. Вино и семя плескалось в ней, в такт резким толчкам. Намотав на кулак мокрые рыжие локоны, Эст безудержно и упоённо трахал её, задыхаясь от жара вожделения, засаживая в неё своё донельзя распалённое естество. Вот он остановился, медленно выскользнул из подрагивающей попки. Провел стволом отверделого подёргивающегося члена промеж аппетитных всхолмьев. Пальцы крепко, с наслаждением стиснули  мягкие булочки ягодиц, тут же последовал смачный шлепок, всколыхнувший их, так что вино чуть плеснуло наружу, потекло по ногам. Почувствовав освободившееся рядом пространство, хозяйничающее  в лоне вампирессы чёрное блестящее "щупальце" разом набухло, увеличившись в размере, и рывком скользнуло ещё глубже, заставляя Лилу дёрнуться и судорожно выгнуться, придушенно ахнув. А затем Вей вновь ворвался в неё, прокладывая дорогу в ставшее ещё более тесным отверстие, чувствуя упругое движение порождённого магией тугого фаллосообразного отростка сквозь тонкую внутреннюю стеночку, совсем рядом. Сперва тот двигался в унисон с толчками вивенди, но вскоре превысил его темп, будто стремясь угнаться за отзвуком безудержных желаний, всё быстрее, резче, сильнее![AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/fvjksjpt76gnd4k/Лила%20103.jpg?dl=0[/AVA]

+1

29

Жидкое пламя накатило девятым валом, сотрясая до основания. Член с тихим чмоканьем выскользнул из Амариллы и горячая струя семени хлестнула по обнажённой коже, обильно заливая ягодицы, скатываясь по бокам и спине тонкими жемчужными ручейками, среди чёрных магических тяжей. Утопая в изнеможении, Эст навалился сверху, растворяясь в звеняще сладостной истоме, мягко охватывая ладонями податливое тело любимой.
Вино пенилось, шипело, давило изнутри и Амарилле казалось, что она вот-вот может разлететься на кусочки. Но больше всего её пугал финал, ведь в неё больше не могло поместиться ни одной лишней капли. В тот раз Вей не стал проверять, так ли это, покинув переполненное тело за мгновение до критического момента, и достигнувшее пика наслаждение имело привкус избавления от физических страданий, целиком заполнив ещё и разум.

После такого бурного купания Лила и Вей ещё долго сидели в порозовевшей от вытекшего вина воде и только после этого нехотя вернулись в спальню. Стянув на пол одеяла и подушки, они устроились у камина. Вампиресса забралась под бочок разомлевшего Вея и пригрелась в его объятьях, наблюдая за пляской огненных саламандр.
Чёрная субстанция до сих пор оплетала её, но больше не пульсировала и не стремилась куда-то ползти, будто бы тоже удовлетворённая случившимся. Вампиресса рассеянно водила по ней пальцами, пока ей не пришло в голову, что по структуре эта штука здорово напоминает тех существ, с которыми они с Веем столкнулись в Гресе.
Мысленно пожурив пришельца за неожиданное, хоть и весьма своевременное вмешательство, и радуясь тому, что тот не проявляет признаков агрессии, Лила попыталась добиться от него ответа, но никакой реакции не получила. Тогда она представила, что двигает одним из отростков так, как шевелила бы собственным пальцем и к немалому удивлению обнаружила, что тот послушно согнулся и разогнулся.
Едва ли это существо было разумным в привычном понимании, но эмоции и мысли воспринимало неплохо. К тому же, внешнее сходство с пришельцами ещё не означало того, что оно действительно имеет к ним какое-то отношение. Но, так или иначе, эта штука точно не появилась в результате заклинания, а сидела в Амарилле уже какое-то время. Всплеск энергии лишь выманил существо наружу. Будто некий потусторонний паразит, не сумевший кормиться от вампира, попытался подпитаться их совместной с Эстом энергией, даже помочь спровоцировать её всплеск. И, похоже, обожрался.
Следовало бы рассердиться на него, но сейчас Амарилла попросту не была способна на негативные эмоции. Она выманила существо целиком и оно собралось в тестообразный комок чёрной лоснящейся массы, размером в два сложенных клака. Откуда-то из глубин памяти всплыло название "ползуны". Но вампиресса так и не вспомнила, где раньше сталкивалась с этими созданиями.
Комок расползался по пальцам, собирался снова, Лила погладила его и решила, что вреда от этого создания меньше, чем пользы. В одиночку кормить такого нахлебника накладно, но вдвоём с Эстом они даже не замечали его присутствия. Пусть себе живёт. Может быть, оно не только в фаллосы превращаться умеет.

+1

30

Существо тут же среагировало и разделилось надвое, растекаясь по рукам плотными перчатками. Такие Лила и сама могла создать, но для начала было неплохо. К тому же, вот Вей, к примеру, так не умел. В общем, эта штука вполне могла пригодиться им обоим, и не только в качестве одежды.
Последняя мысль вызвала у вампирессы многозначительную улыбку. Существо тут же стекло ей на живот и заскользило куда-то вниз. "А ну, стоять, - строго велела Амарилла. – Я уже видела, что в этом ты мастак. Будешь делать так, если Вей позволит, а заменять его даже пытаться не смей". Разговаривать с безмозглой амёбкой едва ли имело смысл, но эмоции она улавливала замечательно и быстро сообразила, что без вивенди будет вызывать лишь раздражение.
Когда Эст как следует засопел, она туманом вытекла из его объятий и вернулась на кухню. Они учинили там изрядный разгром и нужно было навести порядок, принести свежей воды, приготовить обед. Или ужин. Это зависело от того, когда Вей проголодается. С первыми двумя пунктами она управилась быстро, а вот на счёт готовки немного сомневалась, но потом всё-таки решилась попробовать. В конце концов, Вей же кормит её и будет хорошо, если она научится делать для него то же самое.
Начала вампиресса с простого и после нескольких экспериментов у неё получился вполне приличный фруктовый взвар и обжаренные во взбитых яйцах гренки. Готовность блюда она легко угадывала по запаху, а насчёт соли и мёда вывела для себя простое правило – лучше недоложить, чем переложить. Ведь если Вею покажется несладко или недосолено, то он всегда сможет добавить этих ингредиентов по своему вкусу, а вот уменьшить их количество в готовом блюде будет уже невозможно.
Собрав еду на поднос и прихватив кувшин прохладной воды для умывания, Лила бесшумно просочилась в спальню и заняла своё прежнее место. Терпеливо дожидавшийся её морф тут же забрался вампирессе на спину и расползся вдоль позвоночника, обхватив за плечи и бока. Потревоженный звякнувшими кандалами Вей пошевелился и обнял её, покрепче прижал к себе и снова затих. Лила тоже закрыла глаза, ей не хотелось больше ничего делать и никуда идти, просто полежать вот так пока есть такая возможность. Именно это вампиресса и сделала, а через некоторое время сама не заметила, как отключилась.
Блаженное тепло от весело потрескивающего пламени очага растекалось по телу Эста, парящего на крыльях безмятежной дрёмы. Разум колыхался на волнах океана грёз, не спеша возвращаться в реальность, наслаждаясь каждым моментом этого зыбкого, чарующе сказочного состояния всеохватной истомы. Само время было тягучим, долгим, протяжённым. И его можно было продлевать сколько угодно, в тихой нечаянной радости пойманного мгновения, застывшего в вечности, принадлежавшего только им двоим. Как же это было сладко, как уютно!..

+1

31

Сонно потянувшись, Вей мягко привлёк к себе Амариллу, чуть сжимая под пальцами упругую гладкую кожу. Прикорнувшая в его объятиях, так близко к такому чуждому для себя источнику жара и света, вампиресса согрелась и ощущалась тёплой и нежной.
Погружаясь порой в состояние оцепенения, уходя за грань небытия, служившего ей в качестве сна, Лила словно ненадолго выпадала из эмоционально-чувственного бытия, оставляя Вею лишь своё физическое присутствие. Но бережно поглаживая её расслабленное тело, вивенди был счастлив и спокоен. Ведь он знал, что она тут, рядом, и скоро вновь вернётся к нему, во всей полноте своей родной и любящей души – пусть и говорят, что вампиры вовсе лишены её.

Когда тусклый зимний полусвет почти совсем померк за окнами, вивенди всё-таки проснулся, и ещё долго лежал у огня в обнимку со своей ненаглядной, тихонько воркуя с нею, обо всём, что только приходило в голову. Лила вспоминала их прошлые дни и вечера, те моменты, которые её особенно впечатлили, шутливо пыталась выведать кто или что навело вивенди на мысли о подобном. Вей всегда называл вдохновительницей её, легкими, выверенными прикосновениями мимолётно проходясь по тропкам неостывшего сладострастия, в качестве напоминания и тем паче – обещания, пробуждая лукавые взгляды, откровенный блеск серых глаз, смешки и томные вздохи.
Он добрался до состряпанных вампирессой яств и с удовольствием умял их, с явным одобрением и даже восхищением отозвавшись о способностях Лилы в приготовлении человечьей еды – задаче, казалось бы, куда более непростой, чем для глухого барда или слепого художника – следовать своим призваниям, ведь раньше ей это просто было ни к чему.
Блестящие цепи с запертыми замочками, отсоединённые от кандалов Амариллы, свободно лежали на одеялах, тускло поблёскивая в тёплых отсветах огня. В порыве неудержимого жгуче-шального побуждения Вей вернул их на место, звонко закрепив на запястьях и ошейнике вампирессы, и дополнив пикантный наряд отрезком цепи на щиколотках, придав стальным оковам завершённый и целостный вид.
Чёрная неведомая субстанция из блестящих щупалец куда-то пропала, и Эст, как не старался, так и не смог ни призвать, ни выманить её. Оставалось только догадываться об интригующей сущности этого распутно-похотливого явления, но он был убеждён, что у них ещё будет подходящее время для этого. Пока что Вей решил, что это ещё одно проявление странной спонтанно возникающей магии, отзывающейся на сиюминутный эмоциональный порыв, над которой он был не властен.
Вивенди не видел экспериментов, устроенных Лилой с этой субстанцией, но мысль о том, что эта штука могла бы оказаться одним из тех пришельцев, что напали на Грес, и соответственно – обладать собственной волей, определённо не пришлась бы ему по душе. Не в последнюю очередь потому, что вампиресса сполна успела почувствовать её порывистые стремления на себе и уж тем более -  в себе, а, строго говоря, чёрный лоснящийся член у этой штуковины получился куда внушительнее его собственного.

+1

32

Лениво валяясь на одеялах, Лила протягивала ему то ручку, то ножку и, когда весь набор её “украшений” занял положенное место, свернулась калачиком на руках у вивенди. В цепях приходилось при ходьбе делать исключительно маленькие шажки и думать, прежде чем поднять руку, иначе это попросту могло бы не получиться.
Вампиресса воспринимала эти временные ограничения, как своеобразный сигнал к тому, что следует двигаться размеренно спокойно. Или вообще не двигаться, вот как сейчас. Она лежала на коленях у Вея, согнув ноги и обхватив их руками. И без того миниатюрная Лила так казалась совсем крохотной и вивенди оглаживал её, легко доставая куда угодно.
Его горячие ладони скользили по спине и бокам, спускались до самых стоп и поднимались обратно, убирали с плеч непослушные локоны и щекотали шею. Амарилла нежилась, ёрзала, мурлыкала и посмеиваясь. В полуприкрытых глазах плясало отражение пламени.
В камине потрескивали узловатые, отшлифованные водой корни топляка, рядом исходил паром большой чайник и грелось несколько крупных камней, чтобы сохранить в комнате как можно больше тепла. Амарилла развернулась, улёгшись на живот и подтянула к себе одну из подушечек.
Ладонь Эста остановилась на её ягодицах, скользнула между ними, подхватила цепь и вытянула с другой стороны. Лила охнула и снова была вынуждена подтянуть колени к груди. Оказывается, её цепи можно сделать ещё короче. А если достать из сумки верёвки, то вампирессу и вовсе можно было почти полностью обездвижить.
Вивенди с чувством огладил ладонью нежную мягкую попку, приобрётшую в свете огня очага нежно-персиковый оттенок. Его глаза блеснули.
- Знаешь, увидев тебя сейчас, абсолютное большинство мужчин тут же потеряли бы голову от вожделения. И не только мужчин, и женщин тоже. - Вей вновь живо вспомнил ночь втроём, проведённую в Аменде, и его улыбка стала почти коварной. - Наверняка, проникая в их сознание, тебе нередко приходится натыкаться на весьма яркие и откровенные фантазии о тебе... Они не отвлекают тебя от охоты? Хотя,  скорее наоборот, наполняют желаниями получить всё и сразу, совместить приятное с полезным... Чтобы уж распробовать по-полной. И каждое блюдо - особенное. - Эст тихо рассмеялся. - А со мной ты нередко сама оказываешься в качестве главного блюда, восхитительного лакомства.

+1

33

Вей поймал себя на мысли, что такая ретроспектива присущего Лиле способа охоты, который так ей идёт, совсем не вызывает в нём беспокойства, а даже придаёт некое ощущение пикантности, смешанное с собственными эмоциями вампирессы. Он бы, пожалуй, не отказался бы  даже просто понаблюдать за такой охотой, не то что стать её участником. Ведь это дарит наслаждение его любимой, так пусть же его будет ещё больше!
Достаточно было опустить взгляд, окинуть её трепетным взором, чтобы всецело проникнуться пикантностью настоящего момента - до текучего жара, до разбухающего напряжения между ног.
- Ты прав, это индивидуально. Не всех кусаешь с одинаковым удовольствием, - Амарилла пошевелилась, как бы невзначай прижав его плечом. - Обычно, живым нравится отдавать, это делает их существование полнее, правильнее. Ведь именно для того они и созданы богами, чтоб делать мир вокруг себя лучше. Но есть и другие, которые хотят только брать. Они, как правило, черствы и бесчувственны, потому что уже практически мертвы. Ведь внутри можно погибнуть задолго до того, как тело исчерпает запас прочности. Хотя, некоторым вампирам нравится именно поедание таких живых покойников. Но там удовольствие иного рода. Как правило, этим промышляют одинокие охотники, стремящиеся даже своё проклятие применить во благо. Я не из их числа. Очень немногие живые существа действительно заслуживают смерти. Но, когда встречаешь таких, то волей-неволей начинаешь одобрять подобный подход, - волосы вампирессы рассыпались по одеялу, будто ещё один пылающий очаг, но его огонь был не жгуч, а ласков. - Укус напоминает поцелуй, но всё же это совсем не одно и то же. Да что там, даже поцелуи бывают совершенно разные, ведь это всего лишь жест, выражающий эмоции, и всё зависит от того, какие именно. Укусить же можно вовсе без эмоций, лишь для утоления голода, а можно… ну, ты ведь помнишь, как это бывает.
- Ещё бы!.. Ты у меня лакомка. – Вей лукаво улыбнулся, водя кончиками пальцев по её гладкой коже.

+1

34

Купаясь в мерцающих отблесках танцующего пламени, Лила будто сама светилась изнутри, легонько позвякивая стальными оковами, и буквально вся, своей обнажённой прелестью, каждой линией изящных изгибов и сочных форм - олицетворяла воплощённый соблазн. В груди у него сладко ёкнуло.
Люди часто не понимают своих возлюбленных, оттого их отношения хрупки. Амарилла и Вей достигли куда более глубокого взаимопонимания. Конечно, нет предела совершенству, но всё же, даже сейчас они воспринимали поступки друг друга исходя из причин, а не из кажущейся видимости. Вампиресса всё читала в его глазах и между этими двумя просто не мог встать кто-то ещё. По крайней мере, пока они сами этого не пожелают.
Но даже если когда-нибудь не справится объединяющая их магия, то всегда можно просто всё обсудить. Вей снова научил Амариллу разговаривать, не требовать, не приказывать, а просто выражать свои эмоции. И он же научил её молчать, но не от обиды или осознания бессмысленности сотрясания воздуха, а потому что порой тишина красноречивее слов. Слушать же Лила научилась сама, просто видя то, как замечательно это выходит у Вея. И, что самое главное, она научилась слышать.
А ведь в первую их встречу ничего не предвещало долгих отношений. Они просто остались вместе ещё немного, а потом ещё. И даже сейчас не обещали друг другу вечности, находя что-то новое для каждого дня и каждой ночи.
- Похоже, тут вокруг ни одной живой души. Надеюсь, меня хватит, чтобы утолить твои аппетиты?..
Зажав цепь в кулаке, Вей вновь легонько повёл рукой, плавно усиливая натяжение, скользящее по самым сокровенным местечкам женского тела. Она натягивалась всё сильнее, пока запястья вампирессы не оказались между ног, а пяточки не прижались к ягодицам. Вей пощекотал её и Лила едва не укатилась с его коленей, всё же она даже в таком положении могла двигаться довольно свободно.
Если сделать над собой усилие, она могла бы лежать и вовсе не шевелясь. Всё-таки вампиры не люди и такие мелочи могут переносить совершенно спокойно. Но прилагать этих самых усилий не хотелось, и сладострастная пленница Вея вела себя довольно шустро. Наверное поэтому он и вспомнил о том, что род вивенди тоже сильно отличается от людского. [AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s4i4impyxkpj76l/Лила%2015.jpg?dl=0[/AVA]

+1

35

- К счастью, у нас с тобой для этого есть разные способы. - Он лукаво улыбнулся и разрумянился. - А знаешь, ведь для самих вивенди семя не служит для продолжения рода. Это, скорее, символ плодородия и изобилия... По крайней мере, у Ньен.
- Мои аппетиты безмерны, - в тон ему отозвалась Лила. - Но чтобы при спокойной жизни восполнять потери, мне достаточно питаться пять-шесть раз в месяц. Или каждый день, но совсем по чуть-чуть. Ты легко меня прокормишь и даже ещё останутся силы на шалости. Любые, какие пожелаешь. А о подобных особенностях детей ветра я ничего не знаю. Не доводилось сводить столь близкое знакомство ни с кем из твоих сородичей и расспросить об этом было некого. Хотя мне всё же кажется, что вместе с семенем вы передаёте частичку себя, ну, или как бы часть своей энергии и поэтому его так много. По крайней мере, так это чувствую я, - Лила повернула голову и взглянула в его темнеющие глаза. - А что нужно для появления нового вивенди?
- Безмерные аппетиты, говоришь… Как мне повезло, - довольно рассмеялся Вей. – На самом деле, это и должна быть чистая энергия, энергия жизни. Неудивительно, что она оказалась для тебя такой питательной, - сознавая всю пикантность разговора, он вновь зарделся. – Как-то никогда не думал о том, что его много, по сравнению с другими расами. Наверное, в наш первый раз ты изрядно удивилась. – Эст сладко шлёпнул вампирессу по попке и потянулся за сумкой. – Хотя тогда, в пещере с гномами, мы старались не шуметь, и вообще, не привлекать внимания. Да ещё твоё тонкое изысканное платье… Кажется, я был аккуратен.
Разумеется, это не особо помогло, но в конечном итоге Амарилла лишилась его в храме Рилдира, а не прямо там, у походного костра.
За окном завыл ветер - низко, порывисто, задувая в щели где-то под скатами крыши. Неторопливо разматывая мотки мягкой паутинной верёвки, Вей моментально вспомнил, в какой «глазури» Лила покидала логово драйдера, представала перед разбойниками, да и после, на столе в башне…Ох, загляденье.

+1

36

Распалённый член дёрнулся, скользнув по животу лежащей вампирессы.
- Что же касается того, как появляются вивенди… Это происходит в ветренном облике, и я вряд ли смогу в деталях описать возможность участия обоих партнёров в этом процессе, потому что сомневаюсь, есть ли оно вообще. Это так странно и труднообъяснимо… Старейшины говорили, что каждый отдельный вивенди способен зачать дитя. - Эст погрузился в воспоминания, с удивлением размышляя о том, насколько же он сам отличается от своих сородичей. Встреча с Амариллой повлияла на него куда больше, чем можно было предположить, и сейчас высеченные на камне истины факты о собственной расе во многом казались ему чуждыми. Раньше он воспринимал их иначе, а возможно, просто Ньен, несмотря на свою изолированность, обособленность, в итоге были куда более похожими на людей, чем прочие вивенди. - Среди нас есть и мужчины, и женщины, это что-то, да значит. А иначе к чему это всё. К тому же, как я сказал, в семени и заключена энергия жизни, и мы ведь можем заводить детей с другими расами... Более физическим и "человечным" способом, что, на мой взгляд, куда полноценнее и… приятнее. Я не могу представить себе обстоятельств, в которых решил бы зачинать ребёнка - в ветренном облике, и в одиночку, без твоего участия. Если бы у нас с тобой когда-нибудь появились, дети, как напророчил Мэйджер, я бы хотел, чтобы они были только от тебя. Только мне кажется, что у тебя с продолжением рода такие же расовые сложности, как и у меня. Ведь так?
Вей тепло улыбнулся и его глаза заблестели. Он вновь принялся ласкать свою аппетитную вампирессу, дразнить её, проводя кончиками верёвок по обнажённой чувствительной коже. Амарилла слушала его и чувствовала, но в то же время ей чего-то не хватало.
- А можно начаровать вон там воздушное зеркало? - невпопад попросила она, кивнув в сторону камина.

+1

37

Со слов Вея выходило, что у них могут быть потомки. И не обращённые, а свои, если можно так выразиться. Маленькие, озорные вивенди. Теоретически такое было возможно, но практически крайне маловероятно.
- У вампиров тоже бывают дети, - Амарилла неплохо в этом разбиралась. – Сытый вампир, это почти живое существо и порой этого достаточно, чтобы зачать дитя. Но недостаточно, чтобы выносить. Поэтому дети появляются лишь от мужчин-вампиров, женщины же не способны произвести на свет ничего жизнеспособного. По этой же причине не получится и у тебя – из-за меня. Все силы, что ты мог бы на это потратить, достаются мне. С другой стороны, если тебе захочется наследника, то я вполне могу какое-то время питаться иначе. А вот как-то поучаствовать в этом… даже не знаю. С помощью магии могла бы, наверное, но не уверена, что это разумно, ведь дитя получит и моё проклятие.
Лила попробовала представить себе маленького Вея, который будет расти рядом с нею. Это, конечно, будет уже не её вивенди, он такой один, но в какой-то мере сын или дочь стали бы его продолжением. Пожалуй, если такому малышу суждено когда-нибудь появиться на свет, то в её лице он обретёт самую надёжную и верную хранительницу, какую только можно вообразить.
Но никаких материнских чувств подобные мысли в вампирессе не пробудили. Сами по себе дети Амариллу не волновали, ни как еда, ни как развлечение, ни как что-либо ещё и ценны они могли быть лишь потому, что ценны для кого-то другого.
- Каким бы способом это ни произошло, если у нас появятся дети, я буду беречь их как зеницу ока, - промурлыкала она. – Но сколько вивенди будет в нашей семье, решать предстоит именно тебе.
- Я слышал, на Альмарене частенько попадаются потомки от смешения двух разных рас, и вариантов смешения довольно много. Как ни странно, полуэльфов среди них больше всего. А ведь у людей и гномов, пожалуй, куда больше общего, иногда их можно даже спутать порой, - ответил Эст, задумчиво оглаживая изящные стопы, прижатые к упругим ягодицам, плавно проскальзывая между пальчиками. - Если бы мы решили завести ребёнка, было бы славно, чтобы он или она в равной мере походил и на тебя, и на меня. Был частью нас обоих. Например, у него могли бы быть твои глаза и улыбка. Такие же пламенные волосы, или даже твои зубки и гастрономические пристрастия, - вивенди улыбнулся и защекотал нежную женскую ступню. - Любое проклятие можно превратить  дар, и мы успешно проделали это  с рилдировым "благословением". И тебе ведь нравится быть вампирессой и пить кровь, правда..?

+1

38

Если дитя не будет иметь никаких черт Амариллы, не будет нести в себе частичку её притягательной сущности, её характера, он и для отца будет всё равно, что приёмышем. Вей не приемлел воздушного "самозачатия" вивенди, и уповал на то, что если напутственному пророчеству Мэйджера всё же надлежит когда-нибудь свершиться, оно принесёт им с Лилой только радость. Не обладая даром предвиденья, за исключением тихого внутреннего голоска, неожиданно просыпающегося в нём от случая к случаю, Эст, тем не менее, был наслышан о том, что исполняются пророчества зачастую самым непредсказуемым образом, совсем не так, как может показаться вначале. Да и сроков бывший жрец никаких не обозначил.
- Знаешь, есть определённая прелесть в том, чтобы уделять время только друг другу, - Шепнул Вей, склонившись к ушку вампирессы, сдвигая в сторону рыжие пряди. - Я вот уже едва сдерживаюсь...
Лежа на его коленях, Лила и сама прекрасно могла ощутить это, даже не погружаясь в сливающиеся эмоции. Всё-таки вампиресса была чересчур соблазнительной, особенно сейчас и в такой позе, чтобы Эст мог спокойно рассуждать об отвлечённых понятиях, когда всё его естество трепетало от разрастающегося вожделения.
Он сотворил воздушную линзу, ясную, словно зеркало, и в ней Амарилла наконец-то смогла увидеть себя со стороны, во всей красе. Изящные изгибы аппетитного обнажённого тела, закованного в рунические кандалы, сумрачно поблескивающие в свете пламени очага; сверкающие натянутые цепи, стройные ножки, вжавшиеся в сочную попку, притягательный взгляд горящих серых глаз и огненную россыпь волос на гладкой белой коже. Могла не только чувствовать, но и видеть, какое влияние её дразнящий вид оказывает на Эста, как подрагивает напряжённая плоть, как пылает взор, как вздымается грудь, глубже, нетерпеливее становится дыхание. Вивенди нежил её и ласкал, то и дело подбираясь к наиболее сладким местечкам, но всё как-то проскальзывал мимо. А затем, наконец, добрался до верёвок.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/ey4v9uberwl197d/Лила%2093.jpg?dl=0[/AVA]

+1

39

Сведя вместе окольцованные браслетами щиколотки, Вей тщательно, с толком и со вкусом связал их, плавно обматывая вокруг, виток к витку, а затем в несколько витков перехватив посередине. Не меньшее внимание он уделил коленям и бёдрам вампирессы, основательно связав и их тоже, под тихое позвякивание цепей. Теперь её ножки были плотно прижаты друг к дружке, и при каждом движении потирались друг о друга, распаляя чувственность, ощущения, наполняя тело тягучим напряжением, сладким ожиданием и предвкушением. В немалой степени - через его собственное восприятие, объединённые желания и эмоции.
Отложив в сторону другие мотки верёвки и сдвинув вбок блестящие звенья, пальцы Вея скользнули промеж сведённых вместе бёдер, заполняя тесноту обнажённой чувственности, и, достигнув самого сокровенного, тут же отстранились. Вей замер, с удовольствием наблюдая за реакцией Амариллы. Затем его пальцы снова двинулись вперёд, и уютную тишину полутёмной комнаты вновь наполнил звон цепей и чувственные вздохи.
Как много двое влюблённых могут сделать друг с другом, сколь далеко зайдут в ласках? На самом деле выбор почти безграничен, если только они сами не установят для него границ. Однажды Лила позволила Вею себя зарезать. И хоть она подозревала, что то было не совсем его побуждением, но, пожалуй, если бы пришлось, допустила бы это снова. Вампиресса, столько сделавшая для того, чтобы остаться в этом мире, готова была отказаться от всего, если ему так захочется, потому что не осталось больше его и её желаний, все они теперь были общими.
Вей придерживал лежащую на боку, ёрзающую Амариллу и медленно двигал пальцами между её плотно связанных ног. Вампиресса запрокинула голову, наблюдая за отражением в магическом зеркале. Общение с нею сделало вивенди ещё более бледным, чем обычно, в меняющихся глазах его можно было увидеть все оттенки синего от льдисто-серебряного до почти чёрного. В моменты покоя в них сияли звёзды или отблески задумчивого вечернего солнца, но сейчас они постепенно темнели и будто пылали изнутри, прорывающимся из-за облаков лунным светом. Всё же вивенди не был точным отражением небесных событий и его солнце порой становилось ласковым, а луна хищной и зовущей.

+1

40

Амарилла же день ото дня расцветала всё больше. Иной бы сказал, что ночь от ночи, но любовники давно уже не обращали внимания на время суток. Страсть разукрасила алебастровую кожу румянцем, яркие губы скрывали всегда немного выдающиеся клыки, а в глазах отражался свет любви Эста. Стройный и поджарый вивенди, тем не менее, был заметно шире в плечах и значительно выше её и сжимающая локоть вампирессы ладонь выглядела несоразмерно возбуждающе большой.
Эти руки всегда заводили Амариллу, особенно когда отправлялись искать укромные местечки на её теле. Вампиресса положила свою ладонь поверх другой руки Вея, не мешая и не помогая ему, лишь иногда подсказывая направление.
- Сейчас мне, определённо, нравиться быть мной, - томно протянула она. – А Рилдир и прочие боги и демоны могут отправляться в бездну. У меня есть ты!
Ещё бы это не нравилось! Когда тебя нежат, ласкают, дразнят и все мысли проваливаются в небытие, уступая место накатывающим ощущениям.
Где-то вдали за окнами рокотал океан, шумел ветер, шелестя голыми кронами деревьев, но эти звуки полностью перекрывались потрескиванием дров в очаге, смачным позвякиванием цепей и тяжёлым, горячим дыханием Эста. Прильнув к своей сочной нежной игривой пленнице, своей любимой вампирессе, вивенди задыхался от вожделения, хватая ртом воздух, опаляя жаром всепоглощающего желания, осыпая поцелуями её восхитительные ножки, пальчики, пяточки, сведённые вместе изящные стопы, скованные лодыжки, стройные голени, округлые коленочки, умопомрачительно аппетитные бёдра, лаская губами и языком, пылко и жадно, оставляя влажные дорожки на гладкой белоснежной коже, омытой смесью воды, вина и семени.

+1

41

Расцветая под каждым его прикосновением, по распалённым нервам, по трепетно подрагивающему телу обнажённой, связанной, сладко постанывающей Амариллы разливался блуждающий, страстный огонь. Верёвочные витки плотно охватывали ножки, вжимаясь в податливое тело, взгляд пылал, рыжие локоны вампирессы рассыпались по одеялу. Чувственные поцелуи распускались на ней, ещё и ещё, смещаясь с бёдер на живот, на тонкую талию, постепенно поднимаясь всё выше. Несмотря на пульсирующее промеж ног тугое нетерпение, вивенди был нежен, увлекая Лилу в пучину всеохватной экзальтации, заставляя вскидываться и опадать в океане контрастно-пронзительных ощущений, раскрываться навстречу, целиком отдаваясь ему.
Не вынимая руки из тесного влажного сосредоточия возбуждения, он продолжал ласкать внутреннюю поверхность бёдер и набухшие лепестки, вновь и вновь проскальзывать между ними, мимолётно сжимая, отстраняясь и погружаясь вновь, двигаясь в каком-то рваном, хаотично-пронзительном ритме, будто ненароком затрагивая самые сокровенные струны упоения, до ослепительно-ярких вспышек, конвульсивных рывков, раз за разом пронзающих Амариллу насквозь.
Вот пальцы скользнули глубже, лаская её уже изнутри, а горячие губы затрепетали на отвердевших сосках, щекоча языком нежные бусины... Неожиданно выскользнув из пульсирующего лона, Вей собрал в кулак рыжие локоны, поднимая запрокинутую голову вампирессы, и провёл пальцем по краю её алых губ, раздвигая их, проверяя длину клыков. Устроившись перед нею, он обхватил ладонями рунический ошейник и направил тугой ствол распалённого члена прямо в приоткрытый ротик. Крупная набухшая головка исчезла в объятиях губ, заняв своё место как своеобразный упругий кляп.  И чувствуя, как Лила тут же принялась смаковать его, жарко подрагивая от остроты и сладости ощущений, Вей не сдержал горячего стона, разом выпустив из груди весь воздух.

+1

42

Лила неловко приподнялась, опираясь на локоть и помогая себе скованными руками. Вышло мучительно сладко и неудобно. Слишком медленно, слишком старательно и осторожно. Вей перевернул вампирессу на спину и она изогнулась, лёжа на собственных связанных ногах и на каким-то чудом оказавшейся под ней подушке. Так у Амапиллы освободились руки, да и вивенди стало куда удобнее придерживать ей голову. Впрочем, разметавшиеся по одеялу рыжие кудри всё равно щекотали то там, то тут и периодически попадали ему под колени. В конце концов, Вей собрал их в единый пучок и намотал на ладонь, умудряясь одновременно удерживать и их, и ошейник.
Голова вампирессы запрокинулась назад, глаза закатились, а по телу прошла волна крупной дрожи, оставшись на коже россыпью мурашек. Она потянулась к Вею, но лишь слегка коснулась кончиками пальцев его напряжённого торса и тут же убрала руки. Сейчас настал такой момент, когда он лучше знал, что и как следует делать, а ей оставалось лишь подчиняться. Согнутые руки безвольно легли по сторонам, а цепь от оков перехватила вампирессу под грудью, сильно натянув тот кусок, что скрывался между ног.
Лила сдавленно всхлипнула и мурашки обозначились сильнее, а по будто бы припухшему в одном месте горлу стало понятно, что оборвало её стон. Член медленно проник до конца, протолкнулся под ошейник и замер в таком положении, позволяя ласкать себя языком. Лила то и дело пыталась сглотнуть, но, естественно, ничего не выходило. В таком положении у неё вообще оставалось удручающе мало возможностей сделать приятное Вею, зато его свободная ладонь блуждала по ней беспрепятственно, своей возбуждающей собственнической грубостью только подхлёстывая желание ответить хоть чем-нибудь.

+1

43

И желание это нашло неожиданный выход. Слева от Эста внезапно возникла ещё одна Амарилла, не связанная, без оков и, конечно же, не настоящая. Фантазия, галлюцинация, иллюзия на двоих. Впрочем, Лила была слишком ревнива и самолюбива, чтобы копия полностью совпадала с оригиналом. Ведь их случайно могли перепутать. Поэтому выдуманная Амарилла получилась блондинкой, что сделало её несколько бледнее огненной красавицы. А затем справа появилась ещё одна, черноволосая.
Обе выдумки явно были преисполнены желания, но будто боялись прикасаться к Эсту. Они крутились и тёрлись вокруг, словно две голодные кошки вокруг слишком большого куска мяса, который не могли ни съесть, ни утащить. И тут стало заметно ещё одно их отличие от оригинала, ни у той, ни у другой не было вампирьих клыков. Зато губы девушек оказались горячи и нежны и они принялись покрывать поцелуями плечи и спину Эста, поглаживать и пощипывать его и вампирессу. При этом на их лицах читалась такая неприкрытая зависть к её положению, что становилось жаль несчастных, но, увы, Рилдировы подарки существовали только в единственном экземпляре и даже воображение не могло их размножить.
Горячо ласкаемый сразу с трёх сторон, Вей задыхался от вожделения, плавно подаваясь вперёд. Воистину, воображению и страстным желаниям любовников не было границ. Обе Амариллы слева и справа льнули к нему всё смелее, всё настойчивее, обжигая чувственность, и хоть он понимал, что это лишь плоды их совместной фантазии, но плоды эти получились восхитительны, добавляя наслаждению ещё больше пикантности. Ощущения были самыми настоящими, необычайно упоительными, а обе девушки казались как никогда реальными. Да ещё странно, непривычно дышащими и тёплыми, как Нелли, только наделённые великолепными чертами его милой, словно их здесь действительно было трое. Блондинка с брюнеткой ластились к нему своими аппетитными, соблазнительными изгибами и выпуклостями, столь знакомыми его рукам и взору, в каждом дюйме, в каждой чёрточке. Обвивая руками и ногами, щекоча языком, с нетерпением жаждая усладить его, целиком заполучить себе, хотя самое сладкое уже досталось лежащей на спине вампирессе.

+1

44

Стискивая мягкие груди, намотав на кулак разметавшиеся рыжие волосы, Вей напористо вторгался в неё, со смачным чмоканьем проскальзывая в объятия нежных губ. Каждый раз, как вивенди проникал на всю длину, её игривый язычок начинал трепетать у самого основания тугого скользкого члена, доводя парня до исступления. Скованная, связанная, с горячим пульсирующим членом вместо кляпа, глубоко погружающимся в горло, Амарилла конвульсивно подрагивала и приглушённо всхлипывала, звеня цепями и выгибаясь дугой в пляске теней, огненных бликов и обнажённых копий самой себя, целиком находясь во власти подступающего экстаза, разделяя со своим любовником весь жар жгучих, пылающих, острых эмоций. Толчки, рывки, темп и амплитуда, весь неудержимый напор становился всё яростнее, всё неистовей, пока не достиг апогея, утонув в ослепляющей вспышке. По рельефу напряжённого, покрытого испариной тела Эста прокатилась ничем не сдерживаемая волна дрожи и обильная струя густой вязкой горячей спермы ударила в пережатое спазмом горло вампирессы, заполняя собой изнутри.
Задержавшись на точке максимального погружения, вивенди судорожно выдохнул, огладил непослушными пальцами искажённое упоением лицо любимой и медленно отклонился назад, в объятия жаждущих ласк Лилы-блондинки. Воображению не препятствовала нахлынувшая звенящая истома, и человеческая копия вампирессы была столь же ненасытной, как и до этого. Вторая Амарилла между тем оседлана его скованную, затопленную семенем любовницу и основательно принялась за неё, да так, что даже можно было усомниться, чьей же фантазией движимы её страстные порывы. Удивительно было наблюдать, как темноволосая Лила ласкает саму себя, связанную и подрагивающую на одеялах. Зрелище было столь занимательным, что Вей вновь ощутил быстро разрастающееся возбуждение, и, не удержавшись, вскоре присоединился к действу, а затем перевернул вампирессу на живот и поставил на связанные колени, уперев щекой в подушку. Сдвинув в сторону цепь, он обхватил упругие ягодицы и вновь насадил Лилу на подрагивающий член, вонзаясь в её трепещущее тело.

+1

45

Её копии вертелись вокруг, но вмешиваться не решались. Наконец, они нашли друг друга. Две целующихся, практически одинаковых девушки зрелище возбуждающее, хотя немного сюрреалистичное. Лила могла увидеть его в воздушном зеркале, а Вей прямо перед собой. Немного снизив темп, он приобнял сладострастных барышень и пощекотал их снизу. Будто только этого и ожидали, девы разом выгнулись и вцепились в спину и плечи распростёртой под ними вампирессы.
В этот раз Эсту удалось удовлетворить сразу трёх Лил. С одной из них, скованной, он ещё не закончил, а две другие вытянулись по сторонам, выставив вверх округлые попки. Впрочем, надолго их не хватило и вскоре блондинка без спросу сунула нос в сумку Эста. Она нашла там флакон миндального масла и, оттащив в сторонку свою чёрненькую подружку, щедро полила ей на спину. Размазав масло и встав над лоснящейся брюнеткой, светлая Лила коварно улыбнулась и нашла тёпленькое место для своей ножки, да так, что вторая аж закусила угол одеяла.
Вампиресса была в близком к этому состоянии. Из-за связанных ног, звериной позы и возбуждения, граничащего с безумием, внутри сделалось так тесно, что вивенди приходилось прилагать немалые усилия. Амарилла уже не видела ничего вокруг, а её воображаемые копии развлекались сами по себе. Места Вею было всё-таки недостаточно и боль, причиняемая его стараниями, окончательно затмила разум. Не стало больше ни физических ощущений, ни мыслей, лишь эмоции, полёт души, которой у вампира быть не должно. Или причиной ощущения полёта стало нечто другое. Но это было не важно.
На несколько мгновений будто обратившись в туман, Амарилла вновь вернулась в материальный мир и вместе с реальностью на неё обрушилась целая лавина запахов, звуков, зрительных образов и всего того, чем могло одарить осязание и прочие чувства. Вампиресса широко распахнула глаза, стремясь заполучить как можно больше и не в состоянии издать ни звука, чтоб не захлебнуться, не потеряться в них. Все краски и ощущения мира влились в неё вместе с новым потоком семени и Лила точно  растаяла бы, если б не крепко удерживающие её руки вивенди.

+1

46

Изливающаяся квинтэссенция сладострастия заполнила её всю, стекая по ногам вязкими ручейками, срываясь каплями на измятое одеяло. Чувствуя, как бархатная блаженная истома вытесняет напряжение, пульсируя в саднящих коленях, Эст медленно опустился на пол. Сердце рвалось из груди в такт тяжёлому дыханию, а душу переполнял восторженный счастливый трепет. Пальцы, стискивающие упругие формы подрагивающей, залитой семенем красотки, плавно расслабились - теперь они обнимали и ласкали, свободно блуждая по её обнажённой коже.
Лила вновь подарила ему волшебство бесконечного единения, ураган исступления, трепет, жар и утолённую жажду, и совместный восхитительный полёт в безвременье, где не было никого и ничего, кроме них двоих, и откуда не хотелось возвращаться. Впрочем, в реальности, какой бы эфемерной она ни была в этом чудном обезлюдевшем мире, также затерянном во времени, было так же сладко, как и в грёзах взаимной экзальтации.
Две горячие Лилы-блудницы всё ещё были тут, никуда не исчезли, так откровенно наслаждаясь компанией друг дружки, что любо дорого смотреть. Две соблазнительные, аппетитные барышни, как две капли воды похожие на любимую вампирессу, сверкали в уютной полутьме умасленными сочными фигурами, услаждали и нежили друг друга столь рьяно и затейливо, что воздух в комнате буквально звенел от их томных вздохов и стонов.
Не желая отставать от собственных эфемерных копий или же награждать их слишком большим вниманием со стороны упоённого вивенди, Амарилла улеглась перед ним и, хитренько поглядывая наверх, вновь захватила в мягкий плен своих чувственных губ скользкое мужское естество, теребя язычком, смакуя и посасывая, пока не слизнула всё оставшееся семя, будто в ней самой его всё ещё было недостаточно. Все ощущения, особенно в таком чувствительном месте, после только что пережитого экстаза были особенно острыми, и по телу вивенди не раз пробежала судорога несдерживаемого восторга.
Аккуратные тугие верёвочные витки остались лежать на одеялах, и Эст не сомневался, что пузырёк с маслом в сумке вампирессы тоже остался нетронутым, не могли же фантазии передвигать предметы, пусть даже такие... несдержанные. Подхватив Лилу на руки, Вей увлёк её на кровать, целуя и милуя, и это было самым прекрасным на свете. Просто держать в объятиях, наслаждаться близостью и растворяться в сказочной неге, одной на двоих.

+1

47

***
Рассеянный тусклый полусвет зимнего солнца с трудом пробивался сквозь узкие, покрытые изморозью окна. На улице мело, и обильные белые хлопья так и липли к  стеклу, набухая сугробом снаружи. Всё-таки стеклянные окна куда лучше рыбьих пузырей, хорошо что в нижних этажах башни оконные проёмы были застеклёнными.
Снега с утра было так много, что Вей едва смог открыть входную дверь. Впрочем, у него не было ни малейшего желания покидать комфортную обитель и выходить на мороз. Вивенди по-прежнему был чувствителен к холоду.
Мир вокруг погрузился в оцепенелое безмолвие. Только ветер завывал на заснеженных просторах, и даже рокот океана казался каким-то шепчущим, сонным. Башня же была наполнена теплом и домашним уютом, во многом благодаря стараниям хозяйственной вампирессы, хотя ведь ей самой холод не доставлял никаких неудобств.
Эст сидел спиной к окну, в маленькой полукруглой гостиной, примыкавшей к кухне, и аккуратно выстругивал из древесной заготовки небольшую фигурку ворона, распахнувшего крылья. Резьба по дереву была одним из его давних увлечений, но всё как-то не было возможности взяться за резец. А тут у них времени было хоть отбавляй.
В очаге весело потрескивали поленья. Обнажённая Лила устроилась прямо подле огня, на пушистой медвежьей шкуре, лёжа на животе, покачивая скрещенными ножками и тихонько позвякивая цепью. Последние несколько недель она носила свои сверкающие украшения не снимая, в завершённой целостности, и очень ловко научилась управляться с цепочками, интуитивно подбирая ширину шага и движения рук, будто такое положение дел было для неё совершенно естественным. Закованная в цепи Амарилла двигалась легко и изящно. Ловя на себе жгучие взгляды Вея, она прекрасно представляла и чувствовала, как  возбуждающе смотрится для него в таком наряде, и не упускала случая поддразнить, что частенько заканчивалось неудержимыми вспышками горячей страсти. Да и сейчас на её аппетитной попке красовались следы подсохшего семени.

+1

48

- Кажется, тебе доставляет удовольствие это занятие, - заметил Эст, довольно поглядывая на свою соблазнительную вампирессу. - Как там твоё заклинание, получается что-нибудь?
- Получается, но совсем не то, что я ожидала.
Томно перелистывая исписанные жёлтые страницы, Лила с увлечением вчитывалась в дневник горемыки-эльфа, нашедшего свою смерть в туннелях под разбойничьей башней, неподалёку от Карида. Рядом с книгой на дощатом полу её руками была начертана круговая диаграмма, заполненная кольцами незнакомых рун. Макнув пальчики в чашу с кровью, вампиресса неторопливо добавила к магическому узору ещё один завиток.
- Может быть, он сам не знал, сработают ли его исследования, поэтому описания такие туманные? Похоже на то, что автор дневника увлекался  экспериментальной магией... да ещё использовал необычные методы.
Несколько ночей назад Вей застал свою вампирессу на кухне, облитую кровью с ног до головы – сидя на обеденном столе, скрестив ноги, в окружении зажжённых свечей, она
занималась тем, что посыпала всю поверхность столешницы вокруг себя сложным
переплетением расходящихся и сходящихся линий, используя для этого щепотки
мелкого порошка, похожего на муку, поминутно сверяясь с дневником и сопровождая действо негромким протяжным пением на незнакомом языке. В самом центре получившейся композиции, прямо перед Амариллой, поблёскивала нефритовая пирамидка, найденная ими ещё в храме Рилдира. Трудно сказать, к каким последствиям должны были привести подобные манипуляции, но зрелище было весьма занимательным. Впрочем, это был не первый такой эпизод. Практически ничего не зная о начертательной рунной магии, вивенди, тем не менее, был впечатлён самим процессом.
Последнее время они провели в бесплодных попытках определить сущность того места, куда их забросило прихотью судьбы, и какие есть способы для возвращения в реальность. Велес и Элиан, должно быть, сгинули безвозвратно, что ни удивительно, учитывая обстоятельства, и Вей с Лилой очутились будто посреди настоящего царства забвения. Конечно, тут, вдвоём, было невыразимо приятно, о лучшем и мечтать было нельзя, будто они уже обрели свой дом, чего всегда так желали. И всё же у них ведь была цель, стремление пересечь пустыню, попасть в Лайнидор. Где-то там осталась Шалиса, за которой нужно присматривать, и Аррандиль, томимый надеждой вернуть себе свой лук. Надеждой, которой уже не суждено осуществиться. Они оставались в реальности, дожидаясь их, и теперь, наверное, гадают, куда же пропали вампиресса с вивенди. Кроме того, Лиле нужно полноценное питание, а в безлюдном мире единственным его источником оставался сам Эст.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Альмарен. Грёзы навылет