Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Palantir
Каталог фэнтези сайтов и банерообменная система Палантир photoshop: Renaissance LYL

~ Альмарен ~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Перед рассветом город идеален...


Перед рассветом город идеален...

Сообщений 1 страница 40 из 40

1

http://s014.radikal.ru/i328/1707/bd/9c904b08e707.jpg

Участники: Вей-Эст, Амарилла.
Место: спальня в особняке, в зажиточном квартале Греса
Предыстория: Семейство оборотней, свершив кровавый ритуал с рыжеволосой девушкой-менестрелем, покинули окутанный страхом Грес. Посреди города, наводнённого чёрными призраками, Вей и Лила отыскали себе уютный островок спокойствия и безопасности, где наконец-то смогли остаться наедине...

<<< Принцип невмешательства - Предыдущая глава || Следующая глава: Мёд, чабрец и тайное слово >>>

Все посты - совместные.

Отредактировано Вей-Эст (24-07-2017 21:15:28)

+2

2

После того, как со всеми неожиданно образовавшимися делами было покончено, Амарилла и Вей наконец смогли подняться наверх.
- О-о-о, неужели! – вампиресса со страдальческим видом направилась к постели. – Подумать только, какие-то непонятно откуда выползшие комки ментальной грязи, а хлопот с ними, будто с пробудившимся Рилдтром. Не хочу сегодня больше ничего решать! Зря я, что ли, кандалы ношу? Хочу слушаться!
Бессонная ночь в камере, воскрешение покойников полутысячелетней давности, побег из тюрьмы и драка с этой самой ментальной грязью, конечно, бодрости не способствовали. Хорошо покушавшая вампиресса уже восстановила силы, а вот Вей так и не успел отдохнуть. К тому же, вивенди кормил её и гонялся по городу за хвостатым дивом, так что Лила вполне поняла бы, если б вивенди велел ей тихонько полежать пару часов, но, кажется, у него были совсем другие планы.
Наконец-то они оказались наедине. Шалиса отправилась приводить себя в порядок, находящаяся под гипнозом домашняя челядь занялась своими делами, оставив "хозяев" в покое, а значит больше никто не потревожит, не услышит их. Стены укрывали от дневного света и непогоды, а паутина заклятий на двери и окнах надежно защищала от вторжения теневых тварей, отгораживая и от прочих незваных посетителей, создавая укромный уголок безопасности, ставший приютом вампирессе и вивенди посреди погруженного в хаос Греса. Хорошо все-таки иметь свой дом, пусть даже совсем ненадолго.
Рывок, звякнувшие цепи и тихий полувздох-полустон. Прижав Амариллу к стене, Вей замер, погружаясь в вихрь сплетенных эмоций, в лучистую бездну любимых глаз, светящихся дикой, лихорадочной страстью и предвкушением. Кончики его пальцев коснулись удлинившихся клыков, скользнули по щеке, лаская изящные пленительные черты такого родного, прекрасного лица, в обрамлении огненных локонов.

+2

3

Жизнь до встречи с ней казалась ему далеким сном, наваждением. Лила же, потеряв память, и вовсе помнила теперь лишь мгновения, проведенные вместе. Связанная магическим ритуалом, тёмным даром Рилдира, став неотъемлемой частью не только жизни Эста, но и самой его сущности, его эмоций и чувств, Амарилла, будто исподволь отзываясь на сокровенные побуждения своего мужчины, красовалась в цепях и оковах, ставших символом, постоянным сладостным напоминанием того, что она всецело принадлежала ему, была его собственностью, его страстью и упоением. Это опьяняло, просто взрывало чувственность, а податливая кротость и хищные порывы, невероятным образом сочетавшиеся в ней, балансируя на грани, делали взаимность еще острее, еще неистовее.
Захлестываемый ураганом жгучих желаний, вивенди приник к Амарилле, горячо целуя ее мягкие уста, раскрывшиеся навстречу, наполняя своим дыханием, ощущая притягательный холодок ее обнаженного тела. Ухватившись за колечко на ошейнике, Вей свободной рукой сжал упругие шарики грудей и чуть отстранился, пожирая взглядом свою женщину. Ладонь медленно поднялась выше, пальцы коснулись кончиков острых клыков и скользнули в объятия губ и игривого язычка.
Уже не раз и не два Амарилла порывалась съесть его, начиная то с губ, то с рук, то с шеи, то с каких-нибудь ещё более нежных и укромных мест. Вот и сейчас она будто пробовала Вея, осторожно целуя и покусывая пальцы, проводя кончиком языка между ними. Разворошенное хозяйское ложе, на которое они как-то незаметно перебрались, как и одежда в шкафу, пахло пряными восточными благовониями. Вампиресса не пользовалась такими, да и вообще, хоть аромат и казался приятным, придавая новые оттенки её игривой "трапезе", но всё равно запах Вея ей нравился гораздо больше.
Приобняв вивенди за бёдра, Лила как всегда несдержанно и порывисто исследовала его сквозь ткань наскоро наброшенной одежды и раньше времени добралась до главного блюда. Впрочем, ей всё казалось вполне своевременным, будто они по какой-то причине ненадолго прервали свои ласки и теперь начали с того же момента.
Короткая вспышка электричества обожгла губы. Лила вздрогнула, но рук не убрала, не собираясь так легко сдавать позиции. Эст погладил её по щеке и с трепетных длинных пальцев сорвался небольшой пульсирующий сгусток энергии. Едва слышно потрескивая, крохотная шаровая молния покатилась по шее, а на её прежнем месте прямо из воздуха возникла ещё одна такая же. Они не касались кожи, но когда приближались к ней, ощущалось покалывание и щекотание и вампиресса с томным вздохом откинулась назад, подставляя под необычные прикосновения грудь и плечи.
Всё-таки вивенди, даже не владея в полной мере своей магией, сам целиком и полностью был ею и Лила постоянно чувствовала это. Магия текла в каждом его касании, во взгляде, в дыхании, проникая в вампирессу, заполняя бездонную зияющую пустоту внутри неё. Голод проклятия казался бесконечным, но припадая к такой же бесконечности стихии, даже оно успокаивалось, сыто и счастливо урча.

+2

4

Коготки вампирессы забрались Эсту под рубашку, прошлись по спине, отчего соединяющая запястья цепь натянулась и опоясала его поперёк живота. Но колючие шарики тоже скатились вниз и Лила выпустила его, растянувшись на кровати и весело фыркая. Воспользовавшись моментом, Вей поднял её руки над головой и зацепил кандалы за выступ спинки, тот самый, на котором уже остались отметины от их недавних развлечений.
Амарилла, хихикая, перекатилась на живот. Искорки сорвались на простыню, но тут же снова взобрались на вампирессу, шустро карабкаясь по бокам. Лила сдавленно всхлипнула в подушку, но они уже оказались на спине, едва касаясь её своим колким теплом и создавая такой приятный контраст с руками Вея, что она почти не заметила, как оказалась полностью прикована к кровати.
Похоже, вивенди нашёл единственный действенный способ, позволяющий сделать так, чтобы Амарилла вела себя как подобает девушке, а не набрасывалась на него словно хищный зверь. Чтобы этого добиться, надёжнее всего казалось её привязать.
Желая видеть его, вампиресса перевернулась набок, но раскручивающаяся цепь потянула дальше и Лила вновь оказалась на спине. Маленькие шаровые молнии отправились искать новое удобное место на её теле и нашли его на вершинах грудей. Обнажив клыки, Лила завороженно наблюдала за мерцающими шариками, такими безобидными и одновременно опасными. А они вдруг рассыпались сетью ломаных разрядов, обнимая её своими синими узловатыми лапками и проникая прямо в беззащитную плоть.
Сияние на вершинах грудей стало ярче и те всколыхнулись, принимая в себя змеящиеся россыпи крошечных молний. Вей мягко огладил округлые прелести, взял их в свои ладони, плавно сжимая, пропуская соски между пальцами, проскальзывая в ложбинку между холмиками грудей. Под кончиками его пальцев постоянно проскакивали разряды, впиваясь в атласную белую кожу вампирессы. Сам воздух вокруг гудел и потрескивал, переполненный блуждающей энергией, окутавшей распростертую на постели Амариллу, но Вею этого было мало. Магия казалась односторонней, эфемерной, уступая прямому физическому воздействию. Ему хотелось быть ещё ближе, чувствовать кожей, ласкать и нежить свою восхитительную любовницу.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

5

Устроившись сверху, вивенди не торопясь, со вкусом занялся ею, следуя прекрасным изгибам обнажённой фигуры, пересиливая собственное жгучее нетерпение, борясь с ним, когда, казалось бы, уж больше нечему остановить жаждущие желания. Натянутые цепи не позволяли вампирессе избежать ласк или как-то приблизить момент экстаза, Эст же вступал в борьбу с собственными порывами, мучительно остро продлевая упоительные моменты, млея и каменея от наслаждения любимой женщиной.
Горячие пальцы, ладони, губы и язык, замирая и подрагивая от вожделения, прошлись по всему её телу, не упуская ни единого местечка - от приоткрытых губ и мочек ушей - на тонкую шею, окольцованную широким браслетом, а затем - к ямочке меж рельефно обозначившимися ключицами, и дальше, спускаясь всё ниже и ниже, оглаживая изящные линии впалого живота, бугорки тазовых косточек, мраморно-белые бёдра и коленочки, стройные голени, пяточки и пальчики ступней. Вампиресса закусила губу, нетерпеливо извиваясь под ним, насколько это позволяли путы. Вожделение росло и ширилось, страсть растекалась и затапливала подрагивающее тело расплавленной магмой, зудя на кончиках натянутых нервов, пульсируя в подёргивающейся головке отвердевшего члена.
Жгучий взгляд вивенди открыто прошёлся по скованной фигурке Амариллы. Несмотря на своё положение, в ней будто бы вновь пробудилась хищница, и это находило яркий отклик, отпечаток в урагане его собственных эмоций и страстей. Желание овладеть ею, в бешеном порыве, затопить собой, до конца, до самого предела... И бездонный омут томления. Воплощённая опасность, вожделенная угроза, звенящая сладость забвения на острие белоснежных клыков....
Тонкое лезвие кинжала коснулось талии, едва-едва, самым кончиком, не повредив белоснежной кожи. Направляемое чуткими руками Вея, оно медленно двинулось выше, обвело округлости груди и спиралью взобралось на них, щекоча у самой кромки ореолов. Гладкое зеркальное лезвие легонько, плашмя похлопало по набухшим соскам, будто подчёркивая их твёрдость и рельеф, а затем стальное острие вновь продолжило своё неспешное скольжение, танцуя на теле вампирессы, выплетая кружева невидимых узоров на дрожащей коже живота и груди, по внутренней поверхности напряжённых бёдер, всё ближе подбираясь к влажно поблёскивающим лепесткам. Но когда, наконец, достигло - вместо острого лезвия их коснулась гладкая рукоять, медленно-медленно проскользила по всей длине, дразня, слегка погружаясь внутрь, а затем ещё и ещё...

+2

6

Прошептав заклинание, Вей создал большое воздушное зеркало, прямо над постелью. Теперь Лила во всех подробностях могла видеть себя, обнажённую, в рунических оковах и цепях, распростёртую под своим любовником, с блестящей от соков рукоятью кинжала между ног, проскальзывающей всё глубже.
Любуясь на себя в образовавшееся над нею зеркало, Амарилла чуть раздвинула колени, чтоб Вею было удобнее. Кто бы мог подумать, какой роскошной становится женщина, когда она желанна. Или может, дело в том, что эти чувства взаимны. Как бы то ни было, эта прямо-таки искрилась от удовольствия. Рассыпавшиеся по простыни волосы распушились, а неторопливо погружающая в неё рукоять кинжала превратилась в своеобразный громоотвод. Маленькие разряды теперь пощипывали изнутри и вампирессе с огромным трудом удавалось лежать спокойно.
Кожу под оковами тоже пощипывало, но совсем чуть-чуть, будто этот металл не принимал в себя электричество. Оно обтекало браслеты со всех сторон, задерживалось на влажных следах поцелуев и струилось вниз вдоль позвоночника, к единственному месту, где могло покинуть тело. Там же блуждали руки Эста и терпению вампирессы вскоре пришёл конец.
Амарилла вскинулась, изогнувшись так, как не под силу ни одному живому существу, отчего направленное вниз лезвие под углом пропороло перину и застряло в досках кровати. В воздухе закружились серые, белые и коричневые утиные пёрышки, а Вей продолжал целовать стонущую и нетерпеливо извивающуюся вампирессу, сдувая пух и прижимая её к постели, чем вгонял рукоять ещё глубже.
Насаженная на неё Амарилла норовила вывернуться, сбежать от проникающих в неё разрядов, и в то же время желала продолжения, потому больше ёрзала на месте, действительно начиная вырываться лишь когда ощущения становились особенно острыми. С каждой минутой возбуждение росло и казалось, что это не заклинание вивенди породило молнии, а она сама испускает их, не в силах больше выносить того, что он был так близко, но всё же до сих пор не в ней.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

7

Вивенди был воплощением стихии, затапливая вампирессу волнами, порывами, прижимая и отпуская вновь, задыхаясь от желания и замирая, восхищенно любуясь своей шикарной женщиной, не в силах оторвать от не взгляда. Чем дольше Вей балансировал на грани, всё продлевая и продлевая жаркое томление, сладкое вожделение на пороге всеохватной страсти, тем отчаяннее, исступлённее, оно становилось, стремясь вырываться наружу до дрожи в напряжённых мускулах, превращаясь в Жажду, даже более сильную, чем вампирья. И сейчас именно Лила была его добычей, воплощая в себе все самые жгучие и непреодолимые желания и порывы.
На сложенных щепотью пальцах поднятой кисти заискрился сгусток особенно яркого сияния потрескивающих разрядов. Эст медленно опустил ладонь вниз, откровенно наслаждаясь реакцией возбуждённой донельзя Амариллы, провожающей взглядом сверкающую руку, и когда мужские пальцы прижались к основанию погружённой в лоно рукояти кинжала, серия пронзительных стонов заглушила звон натянувшихся цепей.
Не давая вампирессе опомниться, он вытянул из-под кровати оплетённую кожей длинную трость, припасённую заранее, и ввёл её конец прямо Лиле между ног, медленно проталкиваясь в переполненную влагой глубину, где и без того было тесно от косо торчащего кинжала.
Вивенди сорвал с себя оставшуюся одежду, липнувшую к взмокшему телу, и навис над обнажённой, скованной женщиной, распростёртой на постели. Набухшая упругая головка горячего члена коснулась основания её живота, скользнула выше, крепко уткнувшись в ямку пупка, будто намереваясь пронзить его. Прочертила дорожку между грудей, защекотала нежную кожу под подбородком и, наконец, легла на лицо вампирессы, скользя и оглаживая. Перевозбуждённое мужское естество подёргивалось и пульсировало. Не желая больше сдерживаться, Эст сгрёб в охапку рыжие локоны, приподнялся и направил его прямо в объятия приоткрытых губ, с тихим чмоканьем обхвативших напряжённый ствол.

+2

8

+

https://pp.userapi.com/c638120/v638120454/10a90/rs9T1OvW2pA.jpg

Он проник внутрь и упёрся в нёбо, не в состоянии поместиться полностью. Напряжённое тело вампирессы, повиснув на натянутых цепях, почти парило над кроватью, касаясь её только пятками, плечами и остриём кинжала. Член скользил то быстрее, то медленнее, но погрузиться глубже всё-таки не мог. Тогда вивенди отпустил Амариллу, но совсем ненадолго. Расположившись лицом к ногам вампирессы, он обхватил её запрокинутую голову и теперь уж вошёл до конца. Тугой горячий член протиснулся в узкое горло, бугром выделяясь на тонкой белой шейке. Скользя, переполняя, вонзаясь всё напористее, пока набухшая головка не начала проникать даже под ошейник.От яростных толчков Лила раскачивалась из стороны в сторону и только рукоять кинжала, упирающаяся в упруго сжимающееся нутро, не давала ей выскользнуть из рук Эста.
Стонов больше не было слышно, только скрип кровати, тяжёлое мужское дыхание да влажное чмоканье двух соприкасающихся тел. Напряжённо выгнутая, сотрясаемая в цепях и оковах обнажённая женская фигура отражалась в воздушном зеркале, но сама Амарилла не могла этого видеть. Крепко сдавливая между пальцами рыжие локоны, Вей неудержимо насаживал её на себя, до тех пор, пока сладострастная судорога не сковала его и рот вампирессы наполнился семенем. Несколько капель показались в уголках губ, прочертили дорожки по щекам до самых висков и исчезли в густых волосах, а остальное толчками устремилось в горло. Удерживая подрагивающую вампирессу, Вей замер над ней, освободив Амарилле рот только когда она окончательно затихла.
Вспышка совместного наслаждения ненадолго вырвала любовников из реальности, но вампиресса, как обычно, пришла в себя первой. Вей по-прежнему возвышался над ней и Лила игриво прихватила губами то, до чего смогла дотянуться. Сначала это был раскрасневшийся, но уже не такой напряжённый член. Обласкав его, Амарилла спустилась до самого основания и добралась до притаившихся там источников семени. Ни для кого не секрет, что место это нежное и, при неловком обращении болезненное, но почему-то мало кто из барышень задумывается насколько может быть приятно умелое с ним обращение.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

9

Мягкие губы сжали сначала один шарик, затем другой, обхватили целиком кожаный мешочек, перегоняя его содержимое из стороны в сторону. С губ Эста сорвался хриплый судорожный вздох. Взмокшие ладони дрогнули, скользнув по её телу. Шаловливый язычок вампирессы забирался всё дальше. Даже связанная она умудрилась изловить Вея и теперь наслаждалась абсолютной властью, как и он сам несколько минут назад. Увлёкшись, она даже не сразу заметила, что вивенди снова в нетерпении, но лучше поздно чем никогда и Лила неохотно отпустила его.
Вей отвязал ей ноги и убрал кинжал, оставив в лоне вампирессы только конец трости, который хоть и вошёл глубоко, но после недавнего распирающего ощущения казался почти незаметным. Амарилла получила возможность расслабиться, но не успела она насладиться внезапной свободой, как её обожаемый мучитель натянул цепь и снова закрепил, но на этот раз на верхней спинке кровати.
Руки и ноги Амариллы оказались прикованы к одному и тому же завитку деревянного узора, а самой вампирессе пришлось сложиться пополам. Вей вновь взялся за трость и вынул её, оставив влажную полосу на торчащих кверху ягодицах. Вампиресса знала, какие ощущения могут быть от удара такой штукой, да что там ощущения, ею запросто можно искалечить. Знала она и что Эст не ударит, безгранично верила ему, но всё равно инстинктивно зажмурилась, ожидая того, что последует дальше.
Первый шлепок заставил Амариллу сжаться в комочек. Каждый последующий имел всё меньший эффект и, когда она совсем было успокоилась, трость заняла своё прежнее положение. Но на этот раз вампиресса могла в подробностях рассмотреть, как это происходит, как тёмная, бугристая оплётка медленно исчезает в бледно-розовых складках плоти, чувствовала все её неровности и тихо охнула, когда та достигла предела возможного. Вей завёл трость ей между коленей и дал другой конец в зубы, тем самым заставив ещё больше изогнуться, огладил так удобно выставленный зад, щедро осыпая его мелкими, почти незаметными при дневном свете искрами. Амарилла всхлипнула и закусила не слишком удобный, но пришедшийся очень кстати кляп.

+2

10

Ладони Эста прошлись по внутренней стороне бедер, чуть развели их в стороны, заставляя Лилу невнятно застонать, подрагивая от жарких, колких прикосновений. Кожа горела распалённой чувственностью, отзываясь дрожью на малейшее касание, а сильные пальцы спускались всё ниже вдоль трости, глубоко погружённой в пульсирующее лоно. Огладили атласную кожу, затрепетали в промежности, приласкали поблёскивающие влагой лепестки... Вивенди по-хозяйски шлёпнул поднятую кверху попку, всколыхнув упругие ягодицы, вызвав очередной приглушённый стон. Амарилла была так изумительно, податливо раскрыта перед ним!.. Прикованная к постели под собственным отражением, в кандалах, с поджатыми пальчиками напряжённых ног, изогнувшись с тростью, удерживая её в себе одновременно с двух сторон... Такой пикантно развратный и одновременно беспомощный вид дико возбуждал Вея. Член вновь встал колом, покрывшись сетью вздувшихся вен. Измазанные соками пальцы пробрались в ложбинку между ягодиц, развели их в стороны, один за другим проскользнули в узкое отверстие, растягивая его... После вновь ненадолго обретённой невинности вампирессы он ещё почти не брал её с этой стороны. Задыхаясь от желания, вивенди придвинулся ближе, сдавил пальцами груди, а набухшая головка мужского естества упёрлась Амарилле в попку, медленно усиливая давление, неотвратимо проталкиваясь всё глубже, двигаясь всё напористее, всё яростнее и горячее.
Тугой завиток невообразимо изогнутого тела смотрелся исключительно пикантно, но оказался не слишком устойчив. Вытянутые руки и ноги не давали опоры, а гибкая спина пружинила и раскачивалась из стороны в сторону так, что Вею пришлось зажать вампирессу между коленей. Приглушённые стоны, доносившиеся снизу, становились всё более надсадными и глубокими, как и его толчки. Но к сожалению очень часто бывает так что, чем приятнее глазу и изысканнее поза, тем менее она удобна.
Невзирая на трудности и продолжая истязать свою вампирессу, Вей ещё больше раздразнил себя и её, но мышцы уже молили о пощаде, а страстные желания требовали утоления и неистового, всепоглощающего напора. Подтянув поближе одну из подушек, вивенди уложил Амариллу на бок и навалился на неё сверху, давая отдых ногам и вонзаясь до самого основания. Сотрясаясь всем телом и цепляясь пальцами за натянувшиеся цепи, Лила даже не стенала уже, а лишь крепче сжимала зубы, впиваясь клыками в плотную кожу.
Казалось, это длилось целую вечность, пока вивенди, наконец, не достиг пика. Поток жидкого пламени ожёг её изнутри, переполняя живительной силой. Такие моменты всегда были наполнены мучительно-сладкой агонией и только в конце, на самом острие экстаза приходило осознание того, получаешь ты что-то или теряешь безвозвратно. Так приходит смерть и зачинается жизнь. Каждый раз, проведя через муку, Вей дарил ей драгоценные мгновения жизни и Амарилла забывала всё на свете, стремясь удержать это ощущение, раствориться в нём и может даже ненадолго поверить, что сможет остаться навсегда живой и горячей.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

11

Согретая прикосновениями, трением, пылом, близостью тела своего любовника, его семенем и энергией, вампиресса и впрямь в этот момент казалась живее всех живых. Никакая даже самая превосходная кровавая трапеза не придавала столько жара её алебастровой коже, столько блеска глазам, как эти совместные погружения в крепкие тиски экстаза, исступлённого восторга и взаимного упоения, снова и снова, в череде захлёстывающих тело судорожно-сладких трепетных конвульсий и вязкой горячей спермы, покрывающей Амариллу изнутри и снаружи.
Обмякшее мужское естество покинуло распалённую глубину, выскользнув из растянутой дырочки, и по упругим ягодицам покатились дорожки мутноватой жидкости, окропляя истомлённую, излюбленную до умопомрачения женщину обжигающей глазурью страсти.
- Люблю наполнять тебя собой, - с удовольствием произнёс Вей, и поцеловал Лилу под коленкой.
А затем устроился сверху, растворяясь в звенящем оцепенении, обнимая и прижимаясь взмокшей горячей кожей, так чтобы вампиресса могла всем телом чувствовать его размеренное, глубокое дыхание, его живое сердцебиение - так близко...
Лила не смогла ничего ответить, да и нужны ли были слова, когда на её лице отражался такой упоённый восторг. Сложившись вдвое, она казалась такой маленькой, такой податливо расслабленной в его объятиях... Амарилла откинула голову, глядя на него затуманенным взором из-под полуопущенных ресниц, а трость так и осталась торчать у неё между ног, пристроившись свободным концом в ложбине грудей.
Пальцы Эста расслабленно порхали по её обнажённому, скованному телу, свободно добираясь до самых чувствительных местечек, лаская и мягко сжимая их, по капле переполняя чашу тягучего томления. Сам же вивенди вновь потерял счёт времени, дыша ароматами сладострастия, блуждая по долине истомы, простиравшейся между заоблачными пиками головокружительных, сияющих вершин экстаза...

Воздушное зеркало над постелью дрогнуло и растворилось, а вивенди приподнялся, снимая с изголовья звякнувшие цепи. Лёжа под ним, Амарилла могла прекрасно видеть вновь охватившее его нетерпение, принявшее предельные масштабы. Бесконечно желанная, она вновь распалила в нём вожделение, да так, что Вей не мог сдерживаться, не мог думать ни о чём другом. Кожа покрылась хрустальными бисеринками пота. Лила медленно согнула ноги в коленях и цепи на щиколотках снова звякнули, поблёскивая гладкими звеньями.

Отредактировано Вей-Эст (06-08-2017 21:15:52)

+2

12

Освободив вампирессу от постельного плена, вивенди навис над ней, обнимая за бёдра, и тут же, подхватив под колени, рывком подтянул к краю кровати, откровенно наслаждаясь зрелищем. А затем опустился на пол и принялся ласкать языком чуть разведённые в сторону женские ножки. В то же время его пальцы легли на кожаную оплётку трости и плавно сжались, слегка проворачивая, неспешно вытягивая её на себя и вновь заталкивая обратно.
Тихий вздох был ему ответом. Лила блаженно потянулась и запустила пальцы Вею в волосы, прижимая его к себе. Её ветер мог быть не только всесокрушающим ураганом, но и нежным морским бризом. Вампиресса упёрлась пятками в пол, приподняв бёдра над кроватью, и закрыла глаза. Вей изводил её старательно и умело и вскоре трость в его руках дёрнулась, а вампиресса со стоном запрокинула голову, демонстрируя длинные белые клыки, так странно выглядящие на абсолютно человеческом милом личике.
Первая нетерпеливая страсть была утолена и теперь сочная и нежная вампиресса таяла в руках Эста, едва не упустив тот момент, когда вивенди ненадолго оставил её. Лила повернула голову, но он уже снова был рядом, держа в руках набранное из крупных бусин нефритовое ожерелье. Они нашли его в украшениях хозяйки дома и вампиресса никак не могла понять, кому и зачем могло понадобиться это уродство. Украшения, в её понимании, всё-таки должны были украшать, а с двумя десятками камней размером с орех на шее разве что топиться хорошо.
- Только не говори, что ты хочешь, чтобы я это надела, - лениво наморщила она носик.
Нет, примерить, конечно, можно и, пожалуй, эта штука даже застегнётся поверх ошейника, но хоть Амарилла и обожала всякие безделушки, ещё одна на шее ей казалась явно лишней. Вей полностью разделял её взгляды, считая лишней и одежду в принципе, поэтому вместо ответа он сел рядом, зажал бусину двумя пальцами, провёл ею по рыжему завитку волос у Лилы между ног и осторожно протолкнул внутрь. Вампиресса всё ещё удивлённо смотрела на него, не понимая, зачем это. Но после третьей бусины она поняла зачем.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

13

Гладкие камушки подталкивали друг друга и забирались всё глубже, стукались, перекатывались, постепенно заполняя возбуждённое и чувствительное лоно, пока почти все не поместились внутри. Всего бусин оказалось восемнадцать и три из них так и остались снаружи, а потом Вей медленно потянул их обратно и Лила, закусив губу, со стоном упала на постель.
Один за другим сверкающие от соков округлые бусины выскальзывали наружу, раздвигая набухшие лепестки, и появление каждой из них сопровождалось новой волной дрожи, ярким эхом отдающейся в объединённых эмоциях Амариллы и её любовника. И хотя вампирессе нипочём были ни тепло, ни холод, её атласная белая кожа вся покрылась мурашками.
Вот последний нефритовый шарик едва показался наружу, готовый выскочить из нежных объятий пульсирующего лона, но кончики пальцев вивенди тут же остановили его, удерживая на самой грани. Слегка притопив, плавно протолкнули обратно, и вновь поймали за миг до выпадения. Гладкий орешек постоянно норовил выскользнуть из тела сочной, окроплённой семенем вампирессы, полностью раскрывшейся навстречу пронзительным ласкам, но Эст не позволял ему этого, заставляя любимую вздыхать и постанывать в томном трепете, сладко выгибаясь на постели и позвякивая блестящими цепями. Тягучее томление вспенивалось и растекалось расплавленным жаром, и восхитительная, страстная Амарилла плавилась в океане пронзительных ласк, всем телом подаваясь навстречу. Вей горел вместе с нею, задыхаясь от ненасытных желаний, переполняющих всё его существо - стремления полностью, до конца овладеть ею, смачно насадить на тугой напряжённый член - во всю длину, до самого основания, заполнить собой, окунуть в ураган жгучей безудержной страсти и залить потоком горячей спермы её обнажённое, конвульсивно подрагивающее тело... Но весь этот день принадлежал только им двоим, и чем дольше вивенди оттягивал вожделенный момент, преодолевая кипучие побуждения, тем сильнее, неистовее становилась дрожь нетерпения.

+2

14

Доведённая до исступления, распростёртая на постели вампиресса вскидывалась, стискивая пальцы, порыкивая и судорожно сводя округлые коленки, а нить огромных нефритовых бусин раз за разом проталкивалась в неё, чтобы снова выскользнуть наружу одним движением руки Вея. Вновь до отказа погрузив скользкие шарики в пульсирующее лоно, он легонько похлопал по набухшим лепесткам, а затем продемонстрировал Лиле большой гладкий янтарный камень, найденный им в подземельях под разбойничьей крепостью. Через ровное сквозное отверстие уже был продет кожаный ремешок подходящей длины, превращая украшение в замечательный кляп. Склонившись над Амариллой, Эст плотно запечатал ей ротик, затянув ремешок на затылке, и опять прижал к постели, любуясь делом своих рук. Затем порывисто прижал ладонь к мокрой промежности и разом вытянул из лона вампирессы весь воздух, заставляя сжаться изнутри, да так, что эластичные стеночки ещё теснее охватили скользкие нефритовые бусины. А следом вновь раздалось потрескивание крошечных молний.
Вампиресса приглушённо ахнула и попыталась увернуться, забравшись дальше на постель. Она бы с радостью понежилась ещё под трепетными касаниями вивенди, а покалывающие разряды после приятной гладкости камня казались такими резкими и раздражающими, что просто невозможно было оставаться на месте. Даже очень слабые, они растекались по влажной коже, впиваясь сотнями ледяных иголочек, и Лила всё норовила отодвинуться от Вея, не желая нарушать переполнявшее её тягучее томленье.
Довольно шустро добравшись до другого края ложа, вампиресса упёрлась в него затылком и почти села, пытаясь сбежать ещё дальше. Эст поймал её за сковывающую ножные кандалы цепь и потянул обратно, но не тут-то было, Лила ухватилась за спинку кровати и, глядя с неприкрытым вызовом и озорством, не двинулась с места. Пришлось ловить беглянку.
Ухватив Амариллу поперёк живота, Вей прижал её к стене и пучок рассыпавшихся вдоль позвоночника молний в этот раз был куда внушительнее. Ещё немного повырывавшись, Лила сдалась и, мурлыча и выгибаясь словно потягивающаяся кошка, упёрлась лбом в сложенные на резной спинке ладони. При этом она едва не потеряла бусы и пришлось вивенди возвращать их на прежнее место, но Амарилла теперь стояла на коленях и ему понадобилось приложить немного больше усилий.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

15

Тяжёлые бусины выскальзывали под собственным весом, а Лила старалась удержать их внутри, но чем больше их там было, тем сложнее это становилось. Прижимающий её к себе вивенди тоже не облегчал задачу, то сжимая ставшую очень чувствительной грудь, то покусывая за шею. Сосредоточившись на их близости и на своём простом занятии Амарилла сама не заметила, как и отчего внизу живота зародилась мягкая пульсация.
Она разлилась по всему телу, заполняя до краёв, пальцы вампирессы разжались и Вей легко опрокинул её на спину, подтянул к себе, одним движением достал бусины и навалился сверху. После небольших гладеньких камушков вампирессе показалось, что в неё ворвалось нечто непомерно огромное. Янтарный окатыш заглушил отчаянный вскрик, как и все, что за ним последовали. Вей налетел внезапно, неистово и яростно, заставляя забыть об играх и шалостях, обо всём на свете, кроме своего вивенди, и стенающая вампиресса обвила его руками и ногами, чтобы стать ещё хоть немного ближе.
Объединённые желания и жажда, эмоции, даже сущности слились в одном порыве, в диком урагане страсти, и вивенди с вампирессой стали абсолютным, единым целым. Всё сочное, нежное, белое тело пришпиленной к постели Амариллы сотрясалось в череде бешеных рывков под аккомпанемент смачных шлепков, приглушённых вскриков, хриплого дыхания и скрипа ходящей ходуном кровати. Натянувшиеся цепи, вжимаясь в разгорячённую кожу Вея, почти не звенели.
Пронзая Лилу сериями мощных толчков, он переполнял её, скользил в ней, напористо засаживая распалённый, вставший колом член в пульсирующее лоно своей вампирессы.
Подстёгиваемый свирепым восторгом обоюдного, беспредельного наслаждения, Эст трахал её как одержимый, захлёбываясь кипучим вожделением и увлекая за собой в пучину экстаза.
По жилам текла расплавленная магма, скручивая мускулы в стальные жгуты и прокатываясь неудержимой судорогой. Задыхаясь, Вей ловил взгляд широко распахнутых сияющих глаз, едва примечая, как мягкие губки сочно сжимают идеально отполированный шарик кляпа, а тонкие пальчики впиваются, царапают спину. Ощущая упругие стройные женские бёдра, вжимавшиеся в его бока. Натянувшаяся цепь на лодыжках не позволяла Лиле закинуть ножки Эсту на спину, но совершенно не мешала ему овладеть вампирессой прямо здесь и сейчас...

+3

16

Обнажённая, в цепях и кандалах, с кляпом во рту, Амарилла полностью отдавалась своему мужчине, раскрываясь навстречу сладострастию, ставшему неотъемлемой частью её существования, пересилившему даже кровавую жажду. Она принадлежала ему вся, без остатка, содрогаясь в оковах наслаждения, залитая его семенем, согретая жаром и опалённая вожделением. Связанная с ним узами магии крови, неся на себе печать собственности в рунических браслетах и цепях, украшающих восхитительно обнажённое тело.
Череда судорожных рывков затопила Лилу потоком вязкой горячей спермы, хлынув в самую глубину пульсирующего лона, и всё потонуло в урагане безудержного, непрекращающегося конвульсивного экстаза, раз за разом опаляющего трепещущие сущности и тела пылких любовников.
Подрагивая и всхлипывая, Амарилла прижалась к Вею. Вивенди обнял её и не отпускал до тех пор, пока руки не разжались сами собой. Лила уткнулась носом ему в грудь, чувствуя, как надсадное судорожное напряжение покидает её, оставляя за собой пустоту и спокойствие. Они с Веем будто остались одни и не было больше никого и ничего вокруг. Вампиресса обожала такие мгновения и лежала тихо-тихо, чтобы не спугнуть их. Где-то между небом и землёй, вне правил и законов, они были только вдвоём и создали друг для друга целый мир.
Пожалуй, чувства чем-то похожи на монеты, хоть названы одним словом, но обладают разным достоинством. Бывает дружба, что между соседями по деревне, бражки попить да о репе погуторить, и бывает Дружба, за которую в огонь и в воду. И точно так же разной бывает забота, привязанность, страсть.
Вей одарил её сокровищем, которое не снилось ни одному, даже самому жадному дракону. И Амарилле ничего не оставалось, кроме как стать частью их совместного богатства, ведь должна же она была внести и свой вклад. Хотя порой вампирессе казалось, что всего чем она обладает и даже её самой для этого недостаточно.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

17

Минуты тянулись медленно, солнце неспешно ползло к зениту. Бешено колотящееся сердце вивенди постепенно успокоилось и теперь отбивало ровный размеренный ритм. Одно живое сердце на двоих. Большое и сильное, оно справлялось со своими новыми обязанностями, а Лила теперь и представить себе не могла, что будет делать, если оно вдруг остановится или Эст однажды оставит её. Должно быть, тогда она снова умрёт, как уже умирала прежде на ночной дороге недалеко от Кельмира.
Тогда она стала вампиром. Кто знает, во что превратится в этот раз. Но, так или иначе, пока Амарилла не задумывалась об этом. Сейчас ей, как и всем живым, было свойственно думать только о настоящем моменте и жить так, будто жизнь никогда не закончится. Ей было хорошо и Лила уже не представляла себя без Вея, будто ничто не могло их разлучить и не было той тысячи лет, что она провела без него.
Ближе к полудню Эст проснулся, погладил её по голове, развязал кожаный шнурок на затылке и вынул кусок янтаря, что так и остался у неё во рту. Поцелуй будто разбудил Амариллу, вернув из прекрасных грёз в ещё более прекрасную реальность. Несмотря на взошедшее солнце, чужой дом, шатающихся за его стенами чёрных призраков и прочее и прочее. Всё это не имело значения, пока они были вместе.
Лила ответила на поцелуй, пошевелилась и поняла, что опутала Вея своими цепями.
- Похоже, мне удалось пленить ветер, - счастливо улыбнулась она. – Или это он меня пленил… Не знаю точно, но мне нравится.
- И то, и другое, моя сладкая. - Вивенди игриво потёрся носом о её нос и глубоко, упоённо вздохнул, взглянув на Лилу сияющим взором. - Ты так вкусно пахнешь...
Дыхание её любовника тепло укутывало обнажённую кожу, окроплённую подсохшим семенем. Витавшее в воздухе сладострастие, казалось, можно было резать ножом и подавать на блюде горячими ломтями. Эст чуть-чуть приподнялся и Амарилла, не меняя позу, легко потянулась следом, прижимаясь к нему всем телом, удерживаемая цепями за запястья и щиколотки, сведённые у него за спиной.
- А ведь удобно. Так мы ещё ближе, - с удовольствием отметил Вей и лукаво посмотрел вниз. - Из тебя получилась просто восхитительная пленница.
- Тут многое от хозяина зависит, - хитро прищурившись, заметила она. - Какую воспитаешь, такая и будет.
- Самая желанная на свете, - улыбнулся вивенди и склонил голову, упоённо целуя любимую в сахарные губки, упираясь в постель локтями и коленями. Вампиресса практически повисла на нём, приподнявшись на пару сантиметров над скомканным одеялом. Чёрные волосы, ниспадая вниз, сплетались с рыжими. Амарилла благоухала страстью даже изнутри, возвращая Эсту его горячее дыхание.

+2

18

Говорят, одежда определяет поведение, образ, более того - самоощущение. Её отсутствие - тем паче. Лила же, в своём пикантном позвякивающем наряде стальных украшений на голое тело становилась такой податливой и нежной, тая в объятиях Вея и растекаясь как кусочек маслица, что обжигающая дрожь вожделения пробегала под кожей мужчины всякий раз, стоило ему хотя бы взглянуть на неё... Амарилла живо чувствовала это и расцветала пуще прежнего, в каждом изгибе своей аппетитной фигурки, становясь ещё пленительнее и желаннее!..
Потянувшись к ласковым устам, Вей снова улёгся на вампирессу, целуя её снова и снова. Расслабленно запустил пальцы в её растрёпанные локоны, поглаживая краешек ушка.
Любуясь своей милой, он в который раз испытал ликующее чувство благодарности к тому, что они с Лилой не только смогли быть вместе, но и получили бесценную возможность всецело растворяться друг в друге благодаря глубокой неугасимой связи объединённых эмоций и чувств.
- Старина Рилдир преподнёс нам просто волшебный свадебный подарок. Вряд ли он на такое рассчитывал... - вивенди счастливо рассмеялся. - И "венчание" было потрясающим. Когда у нас будет собственный дом, надо будет обязательно раздобыть туда алтарь. Вообще, полезная штука...
- М… такой же, как у Спящего? – она припомнила ту громоздкую каменюку. – Можно и получше найти, это уж ты мне поверь, - всё, что говорил вивенди, вампиресса воспринимала, как руководство к действию и, хотя ещё не представляла, с чего начать, но уже не сомневалась, что алтарь, а может и свой храм у них будет.
Сила течёт сквозь тела магов, повинуясь их слову, вершит то или иное действо, и хотя наблюдать это можно лишь изредка, но на самом деле, волшебство творится постоянно. Всё сказанное несёт в себе частичку силы и если два мага пожелали чего-то, то можно не сомневаться, что скоро это придёт к ним, причём появляясь порой, откуда совершенно не ждали.
- Почему бы и нет? - хитро улыбнулся Эст. - Замечательный алтарь! - Внушительные масштабы каменного ложа как раз понравились ему своей основательностью, однозначно свидетельствуя о своём прямом предназначении. Правда, такому место скорее в подвале, чем в самом доме. - Но раз ты наверняка знаешь что получше... Вернее, знала раньше... - поправился вивенди, вспомнив о её недавней потере памяти, - ...уверен, мы  подыщем что-нибудь. Чтобы как раз тебе по размеру.
Глаза мужчины заблестели. Вей представил, какие заказы могут посыпаться на чародеев, каменотёсов, кузнецов и плотников для обустройства их с Лилой персонального подземелья...[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+3

19

Лежать на вампирессе, наслаждаясь нежными объятиями, было бесконечно приятно. Амарилла согрелась об него, прижимаясь тесно, кожей к коже, охватывая натянутыми цепями и тихо мурлыча, словно кошечка. Эст с удовольствием провёл бы так весь день, но проснувшийся голод и жажда напомнили о том, что пора бы подкрепиться.
Спускаться вниз не было ни малейшего желания, как и тянуться к колокольчику, стоящему на прикроватном столике, поэтому вивенди просто изобразил его звон, в точности сымитировав звук, чем немало удивил и позабавил свою милую.
Вей с Лилой даже не подумали прикрыться, поэтому, явившись на зов, молоденькая горничная, дочь Клаветы, даром, что была под гипнозом, тут же воспылала, словно маков цвет, замявшись в дверях и не зная, куда деть глаза.
Вампиресса перекатилась и, сверкнув белой попкой в солнечном лучике, уселась на вивенди верхом.
- К полудню время, принеси нам поесть, - попросила она, глянув на девушку, словно та была главным блюдом.
- И захвати вина. И тарелку с грушами, - добавил Вей, по-хозяйски обхватив Амариллу за сочные, залитые семенем ягодицы.
Девушка вышла из комнаты, а пока она пропадала на кухне, Лила склонилась над Эстом, не спеша и с удовольствием его нацеловывая. Копна рыжих волос рассыпалась, накрывая её и вивенди, и Лила собрала их на одну сторону, продолжая целовать и покусывать его шею и плечи. Так что когда вернулась прислуга с подносом, в пору было подумать, что вампиресса уже вовсю обедает.
- Поставь здесь, - ненадолго оторвавшись от Вея, Лила указала ей на край постели.
Пробравшись бочком, служанка оставила еду и потупилась. Скромную молоденькую горожанку, пожалуй, можно было назвать симпатичной, но глубокое детское смущение мешало воспринимать её хоть сколько-нибудь серьёзно. Впрочем, это качество часто было свойственно и взрослым женщинам, ведущим праведный образ жизни и Лилу они нисколько не интересовали. Бессмысленно рассказывать о кондитерских изысках тому, кто слаще морковки ничего не видел.
- И иди уже, - милостиво разрешила она.
Дверь хлопнула и воркующие любовники снова остались одни.

+2

20

- А можно, к нам в дом прислугу буду подбирать я? – шутливо принялась уговаривать вампиресса. – Кто будет хозяйничать на кухне и мести двор, думаю, не так уж важно, но себе я хочу красивую служанку и чтоб не дрожала, как осиновый лист, по поводу и без оного. А всему остальному научится, спинку потереть и корсет затянуть, это не так уж сложно. Ещё хочу такую, к которой не буду тебя ревновать, – подумала и добавила: - и ты меня тоже, конечно же.
- Конечно, можно! У тебя ведь замечательный вкус, - разулыбался Вей, недвусмысленно подразумевая всё сразу. Мужские пальцы выпустили сочные булочки ягодиц и спустились к вампирессе на бёдра, поглаживая упругую кожу. - Сколько захочешь, столько и будет. Ну, а спинку тебе потереть - это я сам с удовольствием...
Эст не стал добавлять, что рядом с ним Лиле и корсет-то едва ли понадобится. Но если ему придётся отлучаться - будет здорово, чтобы Амарилле было с кем увлекательно скоротать время, дожидаясь его возвращения, например. Вею живо вспомнилась их спальня в амендском "Борове и свистке", и то, какими горячими были проведённые там ночи...
- Знаешь, а ведь я не буду ревновать. Если ты распробуешь служаночку, - вдруг признался Эст, притянув Амариллу к себе за колечко ошейника. - Или даже всех, что у нас будут. Только чтобы не отвлекали, когда я сам за тебя возьмусь... - Многообещающая улыбка озарила его лицо.
- От тебя меня ничто не отвлечёт, - она шутливо чмокнула Вея в нос и задумчиво добавила. – Обычно одному вампиру нужно около десятка рабов, если это люди. Со мной немного не так. Со мной постоянно что-то не так. Но в принципе, можно было бы обойтись совсем без прислуги, только сначала я сделаю тебе небольшой подарок. Обязательно сделаю, как только выкрою пару-тройку спокойных дней и соберу всё нужное. Так что девушки, это не необходимость, а скорее роскошь. Но почему бы её себе и не позволить?
Она спрашивала, уже зная ответ. Вей, конечно же, согласится на это, раз даже собственный дом готов завести. Вивенди странники, но и им, наверное, рано или поздно надоедает мотаться по миру. А вот вампиры наоборот, оседлые, привязанные к своей земле существа. И хотя Амариллу порой тянуло на приключения и перемену мест, но ей нравилось, когда есть среди них такое, куда всегда можно вернуться. И хочется вернуться, самое главное.
В её памяти было слишком много пробелов и вампирессе казалось, что она уже очень давно в пути. Это начинало угнетать, потому что казалось, будто у Амариллы не осталось ничего кроме оков. Она очень дорожила ими, ведь эти кандалы означали, что Лила теперь была повенчана с ветром. Но не имея ничего, кроме них, Лила ощущала, что эта связь будто вытесняет всё остальное, вытесняет её саму, ведь платья и все прочие нужные и не очень вещички, которыми она себя окружала, служили своеобразным способом самовыражения, чего вампиресса теперь была лишена.
Оттого периоды буйного бесшабашного веселья сменялись приступами непонятной тоски. Амарилле не хватало себя. Не хватало в Доме Анклава, где всё принадлежало Сифу, не хватало сейчас, когда у неё не стало вообще ничего. Для ценящей стабильность вампирессы это оказалось тяжким испытанием. Пусть она могла обойтись без чего угодно, но это не значит, что без этого ей было хорошо.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

21

Лилу поддерживала близость Вея, постоянно напоминавшая, что все эти лишения не лишены смысла, и надежда всё же обрести собственный дом. Каменные стены, защищающие от солнца. Подвалы, куда можно будет стаскивать привезённые из странствий сокровища и диковины, а потом перебирать их, вспоминая прежние приключения и трудности пути. Огромная библиотека, где будут храниться сокровища ещё более ценные. А самое главное, Амарилла сама будет решать, кого пускать в это обетованное место, а кого гнать прочь, чего никак нельзя было сделать посреди дороги. И конечно же Вей, потому что владеть всем этим в одиночку после того, как она успела оценить прелести совместной, было уже не столь желанно и интересно.
- Я мечтаю о доме, - слегка удивлённо произнесла она, улыбнувшись Эсту. – Это не секрет, мне всегда хотелось уголок, где всё можно будет обустроить по-своему. Но теперь я вкладываю в это понятие совсем другой смысл. Теперь я не могу представить дом, где не будет тебя.
- Как и я, - ответил вивенди, целуя её, не отпуская от себя. Слова Амариллы глубоко тронули Эста, в груди у него всё трепетало, замирая и растекаясь жаром благоговения.. Лила была его жизнью, его миром, его счастьем и вдохновением. Кем бы он был, если бы не встретил её? Если бы разминулся на перевале, прошёл мимо пещеры, если бы тот дракон напал чуть раньше, или ветер подул бы в другую сторону... Разве он мог бы найти подругу, способную стать для него настолько родной и близкой?.. Вей просто не мог представить себе этого. Словно двигаясь навстречу пропасти с завязанными глазами, преодолел её, найдя единственный путь по тонкой нити среди тысячи фатальных вариантов, и только теперь, оказавшись на другой стороне, оглянулся и понял, как же ему посчастливилось.
Ньен верили, что у детей ветра есть лишь одна возможность обрести истинную любовь, целый мир в ком-то ещё, раствориться друг в друге без остатка. Одна - во всей их вечной жизни. Случалось, что теряя любимых, вивенди развоплощались, сливаясь с ветром в последний раз. Чтобы где-то в бесконечном воздушном океане отыскать дуновение ушедшей души, остаться с нею до конца времен. Именно поэтому среди Ньен было совсем немного Старейшин.
И ещё потому ветра - разлучённые души предков, влекомые единым порывом, порой сливались в настоящие ураганы. Или устремлялись в ловушку вечно бушующей штормовой воронки над Великим водоворотом.
Считалось, что обручённые с детьми ветра, души ушедших оказывались в объятиях воздушной стихии - и не важно, к какой расе они принадлежали раньше, в своём физическом обличье. Говорят, у вампиров и вовсе нет души. Но Вей видел в Лиле её саму, и она была больше и ярче, чем целый мир - неповторимее, ближе, роднее всех, кого он встречал. И впервые взглянув в её серые глаза, уже знал, что всегда будет с ней, как и вампиресса, встретив вивенди, поняла, что он теперь - только её.

+1

22

Прислушиваясь к объединённым эмоциям, Вей чувствовал лёгкие отголоски ветра перемен, сплавляющего вместе их такие разные сущности. Магия, обретённая на алтаре Рилдира, продолжала действовать, оплетая, обвивая и обволакивая, пробуждая желания и побуждения, исподволь влияя на них обоих. Эсту неведомо было, насколько глубоки и всеохватны эти изменения, как ещё они могут повлиять на них с Амариллой, но он знал, что бы ни случилось, они встретят их - вместе.
Вей был готов на все, он был готов отказаться от дара Рилдира, потерять остроту и пикантность совместного наслаждения, даже и вовсе никогда больше не испытать близость Лилы, лишь бы она была счастлива и полноценна в своей неповторимой индивидуальности, не теряя себя. И всё же, несмотря на мимолётные моменты сомнений, одолевавших вампирессу с момента потери памяти, ей нравилось происходящее с ними обоими. Вивенди чувствовал это и купался в её ощущениях, опаляя своими собственными горячими эмоциями и ласками, своим восхищением и возбуждением - так, чтобы в его объятиях вампиресса забывала обо всём на свете...
Вновь ухватив Амариллу за попку, мужчина довольно улыбнулся.
- Потерпи, мы во что бы то ни стало доберёмся до Лайнидора, и никто не сможет нам помешать. Обязательно отыщем место, которое сможем назвать домом,  обустроим его на свой вкус и украсим множеством диковин, безделиц и может даже реликвий... А ещё пополним коллекцию пикантных игрушек. И твоих трофеев. Вампирьих, и вообще... Всё, что только пожелаешь.
Выпутавшись из её позвякивающих цепочек, вивенди принялся за трапезу, поглядывая на свою женщину, эффектно устроившуюся на ложе. О, Лила знала, как его пленить собою!.. И чем больше Вей любовался ею, тем ярче разгорался огонёк в его глазах, и твёрже становилось естество.
Сколько красоты скрывается в самых обыденных вещах, в дрожащем на бязевой занавеске луче, в смятой постели, в спутанных со сна волосах, в крохотной родинке на шее. Но почему-то этого не замечаешь, пока не случится однажды нечто такое, что заставит остановиться, отдышаться, открыть глаза и будто прольёт свет на всё вокруг. Воистину красота в глазах смотрящего.
Вместе с тем к Амарилле пришло понимание, что оказывается, важными могут быть не только её желания и мысли. Это было удивительное открытие. Например, Вей очень аппетитно ел и, хотя сама вампиресса в пище не нуждалась, ей было  приятно оттого, что ему хорошо. Вдвойне удивительно было то, что эгоизм Амариллы при этом никуда не делся, он просто охватывал теперь их обоих. И наоборот, когда у неё случались резкие перепады настроения, Вей просто обнимал её, говорил, что всё хорошо, и Лила верила ему как себе.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+1

23

Всё на самом деле было хорошо. Эти взлёты и падения были связаны с тем, что прожившая не одну сотню лет вампиресса успела за это время обзавестись множеством хороших и не очень привычек. Теперь их нужно было менять и, хотя то, что приходило на смену старому, в конце концов оказывалось сто крат лучше, но процесс этот всё равно вызывал тревогу. К счастью, куда более подвижный и открытый к переменам вивенди делился с ней своей гибкостью и Лила прощалась с прошлым относительно легко, лишь иногда путаясь и увязая в нём, чтобы выбраться снова.
Вот и сейчас она уже забыла о сиюминутных беспочвенных сомнениях и, лукаво улыбаясь, поглядывала на Эста. Для её тела практически не существовало пределов гибкости и Лила вытянулась на постели, сложившись пополам почти так же, как она только что была привязана, разве что лёжа на боку, а не на спине, но вид всё равно открывался не менее откровенный.
Вампиресса давно подметила, что Вею она нравится целиком. Он не делил её на куски, словно тушу на рынке, что порой было свойственно большинству мужчин. Вот грудь вроде ничего и ножки тоже, и талия, а задницы нет совсем, да и вообще надо бы откормить, говорил один. А другой с ним ещё и спорил, что мол, наоборот нормально всё, а вот грудь такая большущая ни к чему вовсе. Маленькая и твёрденькая куда как лучше.
Лучше или нет, вопрос спорный. Только что толку об этом разглагольствовать, если то что есть, всё равно уже ничем не заменишь. Так вышло, что женщины создания не сборные, или уж бери как есть, или не бери вовсе.
Всем не угодишь. Тому, кто предпочитает широкобёдрых смуглянок, Амарилла покажется мелкой и страшненькой. Но она и не собиралась угождать всем, а Вей смотрел на неё так, будто в этой маленькой женщине сосредоточена вся красота мира, и рядом с ним Амарилла чувствовала себя именно такой. Воистину красота в глазах смотрящего.

+1

24

А Вей мог полюбоваться на себя в чёрном зеркале её расширенных зрачков. Амарилла не знала наверняка, был ли он хорош собой по меркам других вивенди, или людей, или эльфов, но если бы её спросили об этом, то вампиресса однозначно ответила бы – да и перечислила сотню мелких деталей, делающих его восхитительно желанным, от родного тёплого запаха, до длинных пальцев с хорошо заметными суставами. Но вот описать коротко и ясно, пожалуй, не сумела бы. Она тоже воспринимала его лишь целиком и не представляла, что может быть как-то иначе.
Вся фигурка Амариллы лучилась дразнящим обещанием наслаждений, восхитительным в своей искренней и всеохватной полноте, в предвкушении жгучих, воспламеняющих ласк. Манящий взгляд и улыбка, сведённые вместе ножки, вытянутые и прижатые к груди, поджатые пальчики нежных стоп и лёгкое позвякивание цепей... Шикарная, желанная женщина в стальных кандалах, целиком отдавшаяся своему любовнику. Рядом с Веем могущественная и древняя вампиресса казалась маленьким обнажённым счастливым ангелом.
Вкушая смачный сок спелых золотистых груш, Эст открыто любовался ею, роскошными аппетитными формами и линиями, будто специально созданными для любовных ласк, достойными воспевания в устах менестрелей. Буквально расцветая под его взором, Амарилла была необыкновенно хороша. Для Вея даже просто смотреть на неё было почти так же великолепно, как и сжимать в объятиях. И хотя Лила находилась в сторонке, её эмоции и чувства тепло обнимали его своими крыльями, и души вивенди коснулось вкрадчиво-лёгкое ощущение того, что они вместе только что достигли какой-то новой, значимой, неизведанно-сладостной грани единения.
Наблюдая за тем, как он ест, Лила вытянула стопы, выгнувшись ещё больше, приглашающе открывая себя взгляду Вея с самой откровенной стороны. Его кожу будто окатило кипятком, всё тело отзывалось сладостной дрожью. Стоящий колом член дёрнулся и улыбка вампирессы стала ещё довольнее.
Пятна косых солнечных лучей, проникая сквозь занавески, скользили по мраморной коже, по металлическим украшениям и следам подсохшего семени. Эст с хрустом раскусил ещё один сочный плод и на губах вивенди выступили бриллиантовые капельки сахарного сиропа. Несмотря на молчание, вызванное трапезой Вея, напряжённое ожидание и тягучее томление заполнило пропитанный страстью воздух.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+1

25

Не в силах сдерживаться, Эст отставил в сторону тарелку с фруктами, смачно шлёпнул Амариллу по попке и стиснул мягкое полушарие, осыпая любимую поцелуями, хмелея и воспламеняясь от близости её обнажённого тела. Наваливаясь сверху, разливаясь жаром и трепетом, он растворялся в буре поднимающегося напора страстей. Пальцы Вея скользнули вампирессе между ног, плавно оглаживая и проникая в заполненную соками промежность. Разведя в стороны скользкие лепестки, Вей подхватил с подноса одну из крупных спелых груш и принялся проталкивать её широким концом внутрь подрагивающего лона, накрыв поцелуем жаждущие губы своей женщины, пресекая готовый вырваться наружу стон.
Лила подогнула ноги, обняла колени и замерла, поглядывая на вивенди из-под опущенных ресниц и ожидая нового порыва безудержной страсти. Вей многообещающе навис над ней, перевернул на спину и прижал к кровати, а потом друг подобрал выбившееся из матраца перо и провёл Лиле по щеке. Та удивлённо распахнула глаза, а перо скользило дальше – по шее, по груди. Вампиресса чувствовала его путь, но упорно не шевелилась, глядя вивенди прямо в глаза. Вей отпустил пёрышко и оно, повинуясь неизвестно откуда взявшемуся лёгкому ветерку, взвилось к потолку и вскоре вовсе исчезло из виду, упорхнув куда-то в дальний угол комнаты. А вместо него по телу вампирессы заскользили руки её любовника.
Едва касаясь, Вей выводил невидимые узоры и след его прикосновений ещё долго теплился на бледной коже. Это было приятно и в то же время вызывало внутреннее напряжение. Будто говорило о том, что не осталось между ними больше ничего тайного и неизвестно, к чему теперь это может привести. Щекочущий ветерок вился вокруг тела Амариллы, постепенно спускаясь вниз и каждый раз находя какие-то новые укромные уголки для лобзаний.
Ладонь Вея снова легла на перезрелый плод, торчащий из вампирессы словно пробка из бутылки. Вивенди надавил на него, преодолевая сопротивление чуть шершавой кожицы, не дающее груше скользить свободно, и наружу остался выглядывать только засохший хвостик.
Веточка эта, если за неё потянуть, не смогла бы удержаться в мягкой лежалой груше и непременно оборвалась бы, но вивенди больше не стал её трогать. Вместо этого он подтянул к себе вампирессу и мучительно медленно проник в неё с другой стороны. Из-за соседства с сочным плодом места там почти не осталось и ему пришлось приложить немало усилий.

+1

26

Безмолвно кусая губы, Амарилла наблюдала за его стараниями и за тем, как из её лона начал сочиться грушевый нектар. Тонкая струйка смеси женского и фруктового соков стекала на живот, заполняя выемку пупка и извилистыми дорожками расползаясь дальше. Крупные капли срывались с раскачивающегося тела и скатывались на простыню, впитываясь в неё и оставляя за собой круглые тёмные пятна.
Движения Вея становились всё резче и настойчивее, до тех пор, пока его член не освободил достаточно пространства. Сироп больше не сочился наружу. И Амарилла перестала жалобно всхлипывать. Вивенди оставил её ненадолго, вытянул измятый обескровленный плод и его место заняла ещё одна наливная красавица.
Не успел Эст как следует протолкнуть её поглубже, а золотистая кожица вся уже, до самого черенка, покрылась блестящими соками. Пальцы соскальзывали, задевали сокровенные местечки, чутко отзывавшиеся на случайные, пронзительные прикосновения. Его вампиресса и сама уже походила на спелый плод, шикарную сочную ягодку - лишь тронь, коснись, прижми покрепче, и потечёт сладкий нектар. Разве что ещё одного компонента не хватало.
Вокруг в многоликом городе люди и нелюди сидели по своим домам, в страхе, сомнениях и неизвестности, потерявшись в серой череде повседневности, ожидая сами не зная чего, а обнажённая, закованная в цепи и кандалы вампиресса страстно постанывала, томно выгибаясь под жадными, блуждающими руками своего любовника, сжимающими в объятиях её жаждущее белое тело, и весь остальной мир померк, утопая в страстном упоении. 
Горячая ладонь вивенди легла ей между ног, охватывая скользкую промежность. Чувствуя рельеф выпирающей наружу груши, Вей легонько надавил на неё, погружая ещё основательнее, и Лила подарила ему новый чувственный стон, полный океана наслаждений, распалённый взгляд красноречивее любых слов... Эмоции вскипали и перехлёстывались, сплетаясь в ослепительные узоры, подстёгивая жгучие, неудержимые стремления...
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+1

27

Поцеловав нежную кожу у самой границы рыжих завитков, Эст нехотя отстранился от своей женщины. Лукаво поглядывая на Лилу, он снял с крюка под потолком квадратную свечную люстру и подвесил вместо неё прочное кованое крепление от одного из стенных светильников. Ухватив Амариллу за щиколотки он игриво подтянул её к краю постели, под звон оков подхватил на руки и увлёк на середину комнаты. Высоко подняв над головой её скованные запястья, перекинул соединяющую их цепь через резной завиток крепления, убедившись, что та не выскользнет от рывков. Потолок в спальне был невысоким, да и стенной держатель, висящий под крючком, ещё сокращал высоту, но для маленькой вампирессы этого было более чем достаточно. Теперь он могла стоять на полу лишь опираясь на носочки, представ перед вожделённым взглядом Вея во всей красе, закованная, с большой сочной грушей между ног, полностью открытая любым его ласкам, любому напору неудержимых желаний...

Подрагивая от вожделения, Эст обвёл пальцами ареолы торчащих сосков, влажное дыхание окутало атласную кожу.. Ладонь свободно скользнула ниже, легла на ягодицы и смачный шлепок прокатился волной по упругим, налитым формам.
Ходить в таком своеобразном состоянии у Амариллы получалось очень скверно и Вею пришлось помочь ей добраться до середины комнаты. Стоять, наверно, тоже не вышло бы, но в этом вампирессу выручил крюк, на котором она сразу же расслабленно повисла. Не то чтобы Амарилла была обессилена, напротив, с нетерпением ждала продолжения, но она уже давно поняла, что чем меньше пытаешься контролировать процесс, тем больше он приносит удовольствия.
Эст подхватил её под колено и приподнял. Одна нога потянула за собой другую и вскоре обе они удобно устроились у него на плечах. Но облитая нектаром Лила не смогла долго удерживаться на нём и постепенно съехала вниз, опутав цепью шею вивенди и усевшись горящей с прошлого захода попой на торчащий колом член.
Грушевый сок снова потёк из неё, перепачкав мужской живот и ноги. Вей сделал пару шагов назад и Лила повисла на цепях, одна из которых оказалась зацеплена за крюк, а другая за шею вивенди. Мягкая и податливая Лила прильнула к нему. Эст обхватил вампирессу за бёдра и с такой силой ворвался в неё, что та не удержалась от вскрика. Впрочем, она и не пыталась сдерживаться.

http://s018.radikal.ru/i501/1708/3c/5be1e08b4078.jpg

Отредактировано Вей-Эст (30-08-2017 13:05:51)

+1

28

Будто паря над полом и не имея иной опоры, кроме вторгающегося в неё мужчины, Лила оказалась полностью в его власти и наслаждалась этим. Спальня наполнилась стонами и звуками соприкасающихся влажных тел. Сок брызгал во все стороны, капал на отполированные сотнями башмаков доски, но любовников едва ли волновали такие мелочи.
Лила была поглощена Веем, стала его продолжением, инструментом его удовольствия. Так не могло быть абсолютно во всём, но здесь и сейчас это казалось естественным и правильным и приносило ей самой огромное наслаждение. Натянутые мышцы рук, растрёпанные волосы, изогнутая спина с бугорками выпирающих позвонков посередине, каждая черта её облика просила, умоляла, требовала – ещё.
Её жгучее упоение собственной податливостью и покорностью дико, безгранично распаляло и без того перевозбуждённого мужчину. И оказавшись в таком положении, в его полном распоряжении, Лила теперь в полной мере могла испытывать на себе его неистовый страстный напор, ощутить себя его собственностью. Тяжело дыша, стискивая упругие бёдра Амариллы, Эст трахал её как безумный, раз за разом насаживая на себя до упора, во всю длину, и твёрдый, горячий, пульсирующий член бешено вонзался в подвешенное на цепях, трепещущее женское тело.
Крепче ухватив свою любовницу, Вей прижал её к себе ещё теснее, проталкиваясь ещё глубже, хотя, казалось бы, дальше некуда, заставляя Амариллу извиваться на скользком от соков члене. Измятая груша выскользнула на пол, окроплённый тёмными мокрыми пятнами сладкого нектара, и тут же новый ураган смачных шлепков обрушился на обнажённую фигурку закованной в кандалы вампирессы. Резкие, конвульсивные рывки становились всё быстрее, всё неистовее!..
Терзаемая распалённым членом, Лила выгнулась, и когда яростная судорога прокатилась по телу Вея, тугая струя спермы ударила в неё снизу, захлёстывая, переполняя изнутри. Страсть и возбуждение были так сильны, что даже достигнув ослепительного пика, вивенди не остановился. Волны экстаза и ненасытного желания захлёстывали друг друга, вздымаясь одна выше другой. Это походило на безумство на алтаре Рилдира. Задыхаясь, мужчина, наконец, выскользнул из неё, поднял ножки вампирессы, выбираясь из-под скрепляющей их цепи и медленно отстранился, пожирая взглядом свою любовницу, глядя, как его горячее семя медленно стекает по её бёдрам, окропляя ножные цепи.. Лила повисла на крюке со вскинутыми руками, вытянувшись и даже не пытаясь стоять, касаясь пола лишь тыльной стороной пальчиков расслабленно подвёрнутых набок ступней.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+1

29

Вытащив из потолочной люстры одну из длинных свечей, Эст обошёл вокруг вампирессы, откровенно любуясь пикантной картинкой. Сдвинув в сторону рассыпавшиеся по белой коже волосы, полностью завесившие личико Амариллы, Вей взял её за подбородок и впился в раскрытые губы, прижимая к себе, лаская кончиком языка удлинившиеся клыки. А затем ухватил любовницу за попку, раздвинул ягодицы и Лила вздрогнула, ощутив, как под давлением пальцев вивенди оплывшая свечная головка ткнулась в растянутое членом отверстие, заполняя его полностью, медленно, но неотвратимо проскальзывая внутрь, проворачиваясь, погружаясь в попку всё глубже и глубже, пока Эст не засадил ей туда свечу во всю длину, так что снаружи остался торчать лишь самый кончик. Вновь разведя в сторону аппетитные ножки, вивенди переступил через цепь, прижал локтями гладкие бёдра своей милой и вновь проник в неё, проталкивая пылающее, налившееся желаньем естество прямо в раскрытое лоно.
Всё завертелось в ярком калейдоскопе эмоций и ощущений. Это происходило между ними множество раз, делая Вея и Лилу чуточку ближе. Говорят, чтобы обрести доверие и понимание, нужно пройти множество испытаний. Уж чего-чего, а трудностей на их пути хватало, но не они объединили этих двоих и даже не вездесущие боги, которых нынче проклинает добрая половина их детей. Совсем молодой, лёгкий и пылкий вивенди и древняя, порочная и холодная вампиресса, они стали испытанием друг для друга и каждый миг, что они проводили вместе, делал их ближе уже лишь потому, что не сумел развести по сторонам.
А подобные моменты и вовсе сплавляли их воедино, обращая во что-то новое, невиданное мучительно-захватывающее и пронзительно-восторженное. Они сами стали Светом и Тьмой и в единстве этих стихий брало своё начало нечто новое и чудесное. В их мире цвели невиданные цветы совместной радости и бушевали грозы азартного хищного веселья, разгонял тучи прохладный настойчивый ветер и стелились искрящиеся туманы задумчивости. И прямо теперь исходящий лавой вулкан страстей создавал новый остров надежды или целый материк веры.

+1

30

Расслабленно обмякшая вампиресса была полна внутреннего напряжения. Оно долго искало выход, скручивая судорогой стопы, прокатываясь ознобом вдоль спины, растекаясь колючими мурашками по вывернутым плечам, но так и не найдя единственно верного приложения, рванулось во все стороны сразу. Лила выгнулась, потянувшись к Эсту, желая обнять его как можно крепче, прижать к себе, но руки лишь беспомощно сжались в кулачки.
Она могла обхватить его лишь ногами, но тонущее в пучине наслаждения сознание желало большего, требовало дойти до края и переступить через него. И она укусила вивенди за плечо. Не ради крови, а просто потому что только так ещё могла до него дотянутся. Вей встряхнул её, резко и до конца прижимая к себе и крупные стежки цепной молнии прошили слившиеся в экстазе тела и души.
Невыразимо жгучее, яростное упоение выплеснулось наружу вместе с укусом, проникая в жилы, ошпаривая и без того горящего в экзальтации мужчину. Способный чувствовать свою любимую как никто другой, бесконечно глубоко, до самой сокровенной частички её родной, притягательной сущности, он полностью растворялся в ней, пылая восхищением, проваливаясь в бездну вместе с нею. Вивенди воспринимал эти ощущения как свои собственные, упиваясь пронзающими кожу клыками, вязкими толчками покидающей тело крови, заменявшейся звенящей истомой - на самом пике новой череды страстных конвульсий, сладко сковавших бьющиеся в судорогах обнажённые фигуры любовников. Переполняя и захлёстывая и без того уже скованную Амариллу, заливая её блестящие скользкие ножки новыми потоками вязкого семени и обжигая каскадом змеящихся молний.

Воспламенённая ненасытная Жажда вампирессы действовала на Вея весьма оригинальным образом, только сильнее подстёгивая бушующие страсти, и вивенди, стискивая Лилу в объятиях, полностью овладел ею, насаживая на себя, заставляя её саму же раз за разом сотрясаться в бесконечном оргазме - в цепях, со свечой и членом глубоко в промежности, выгибаясь и запрокидывая голову так, что взору сразу открывался широкий стальной ошейник. В какой-то момент по обмякшему женскому телу заскользили верёвки, обвивая распалённую кожу, удобно охватывая грудь и плечи, создавая мягкое, трепетное, тягуче-упругое давление и красиво стягиваясь виток к витку, опоясывая тонкую талию, отчего Лила стала выглядеть ещё более податливой, беспомощной, пикантной и вожделенной... Как следует связав липкую, залитую спермой, висящую на крюке Амариллу, Эст вновь принялся трахать её, как одержимый, пронзая и во всю длину засаживая свой тугой, стоящий колом член в пульсирующее раскрытое сочное лоно - до безумия, до беспамятства, до исступления...
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+1

31

Пожалуй, то, что творилось сегодня за каменными стенами этого Гресского особняка, могло перепугать не только прислугу, но и всех соседей, и случайных прохожих. Они непременно позвали бы стражу, но за последние сутки все успели привыкнуть к воплям и иным странным звукам. Удивительно, как удачно сложилось, что именно теперь на город решили напасть потусторонние монстры. И сегодня Амарилле и Вею никто не решился помешать свершить новый ритуал единения.
Безумство закончилось внезапно. Последняя судорога прокатилась по телу и затихла, оставив после себя звенящую пустоту.
Вей отпустил её и Амарилла повисла над полом, слегка покачиваясь и вращаясь на цепи. Тяжёлые ножные кандалы тянули вниз, шурша цепью по доскам, и вампиресса вытянулась, сделавшись совсем тонкой и будто бы даже прозрачной.
Минуты слагались в часы. Покачивание постепенно сошло на нет, последние капли сока скатились на пол и оставленные ими дорожки начали подсыхать. Солнечный лучик прополз добрую треть комнаты, и из кругленького сделался длинным.
Вампиресса так и не пошевелилась. И, если бы Лила не улыбалась, можно было подумать, что её истерзали окончательно. Ей нравилось, что Вей не трогает её, не торопит возвращаться в реальность из созданного ими мира, нравилось прислушиваться к его выравнивающемуся дыханию, к звукам суетящегося взволнованного города и к тишине внутри себя.
Сейчас ей нравилось даже то, что она вампир. Иначе впившиеся в запястья оковы давно бы покалечили её, превратив руки в посиневшие скрюченные пакли. Да и синяки, которых вряд ли удалось бы избежать, вовсе не украсили бы её. Сейчас же магия старательно зализывала все последствия не слишком осторожного времяпровождения и Амарилла стала краше прежнего.
Она приоткрыла глаза и облизнулась, почувствовав запёкшуюся на губах кровь вивенди, наполненную отзвуками испытываемых им эмоций. Какая вкуснятина! Вот только она опять укусила бедного Вея. Наверное, Амарилла должна была устыдиться, но как-то не получилось. Вместо этого память услужливо подсказала ей заклинание, ускоряющее заживление ран.
Магия крови полезнейшая вещь, но слишком могущественная. Потому и запретная. Что, по мнению вампирессы, было невероятно глупо. Отказываться от силы только потому, что кто-то случайно или намеренно может воспользоваться ей, чтобы нанести вред, - большей глупости и придумать сложно. Если уж запрещать что-нибудь, то начинать надо с магии иллюзий. Это же обман в чистом виде, ведь ни на что другое эта школа магии попросту не способна.
Магией обмана Амарилла не владела, а вот кровь куда более подходящий для вампира материал. Вампиресса тут же воспроизвела формулу заклинания и вплела в неё имя Вея, чтобы скрыть следы своих хищных ласк. Иначе на нём скоро живого места не останется.
По слову стало вершиться дело и вампиресса подняла голову, охнув от тянущей пульсирующей боли во всём теле. Цепь снова качнулась и неожиданное движение напомнило Лиле, что свеча всё ещё в ней.

+1

32

Расположившийся на постели вивенди коснулся пальцами затянувшихся укусов на шее и плече и благодарно улыбнулся. Он и думать забыл об этих откровенных отметинах. А Лила ещё находит в себе силы колдовать…
Всё это время обессиленный до предела, сладко истомлённый Вей провёл почти в такой же неподвижности, как и висящая на цепи вампиресса. Сжимая в пальцах покрывало он наслаждался пикантной картиной, подрагивая и задыхаясь, чувствуя, как пылает взмокшая кожа, как медленно стихает шум в ушах и тягуче-болезненно расслабляются звенящие, скрученные в узел мускулы. Зов кровавой печати, магии Рилдира, открывал перед ним новые горизонты – силы эмоций, напора и объединённых страстей, и всё же физические пределы и ограничения, свойственные всем живым, удручали его. Временами Эст действительно жалел, что он не вампир, что не может быть в посмертии подле любимой, не может затапливать её феерическим ураганом страсти в марафоне экстаза - целыми сутками напролёт, полностью отдаваясь бушующему внутри вожделению!.. Когда практически не нужен отдых, перерывы на сон, еду и долгое восстановление. Захватывающие перспективы. Любопытно, так ли это происходит у вампиров?..У Лилы ведь наверняка были свои любовники среди сородичей – неужто их безграничные впечатляющие возможности не затмевали его собственные?..
К сожалению или к счастью, но Амарилла не могла обратить его, даже если бы захотела, ведь для превращения в вампира нужно бездыханное тело, а вивенди, умирая, просто растворялись в воздухе, исчезая без следа. Что ж, по крайней мере, им с Лилой не нужно предохраняться.
Мужчина вновь медленно улыбнулся, не сводя с неё восхищённого взора, лаская взглядом вытянутую по струнке, висящую над полом обнажённую женщину, связанную и скованную блестящими цепями. Рунические кандалы сидели на ней как влитые, надёжно охватывая запястья, лодыжки и шею. Крепкие верёвки, сплетённые из толстой шелковистой паутины драйдера, изящно обвивали тонкую талию, вжимаясь в белое тело, стягивали сведённые вместе ноги над округлыми коленями, проходили под грудью и над ней, перехваченные и стянутые в ложбинке посередине ещё одним коротким отрезком, прикреплённым за колечко ошейника. Спускались через плечи по спине, между сочных полушарий с торчащей свечой, по самому краю промежности и дальше -  вверх по животу, соединялись с путами на талии прямо над ямкой пупка. Случайное шевеление Лилы сместило верёвку, проходящую между ног, и та плавно соскользнула в самый центр, погружаясь в объятия нежных лепестков.
Пока вивенди медленно приходил в себя, словно грезя наяву, затерявшись во времени, его вожделенный взгляд снова и снова скользил по восхитительным изгибам и выпуклостям рыжекудрой вампирессы, расслабленно свесившей голову на грудь. Погружаясь в переполняющие её эмоции, Вей упоённо запечатлевал каждую деталь, каждую чёрточку. Поджатые пальчики изящных стоп, едва не касающиеся досок пола и свисающую с лодыжек цепь…Упругие шарики грудей с набухшими сосками, дерзко торчащие вперёд. Блестящую корочку обильных потёков подсохшего семени, стягивающую гладкую атласную кожу на бёдрах, голенях, ягодицах…
Удивительно, насколько сладостными оказались последствия проклятия Рилдира. Каким ласковым и покорным сделался внутренний зверь Амариллы. Кто бы мог подумать…
Ему даже не нужно быть вампиром, чтобы порой выходить за границы, присущие живым. Ведь магия может давать куда больше энергии, чем способно вместить тело. Тогда, на алтаре чёрного храма, они с Лилой и вовсе потеряли счёт дням.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

Отредактировано Амарилла (05-09-2017 17:21:34)

+1

33

С тех пор, как они вместе, в нём происходит столько удивительных перемен. Пробуждаются какие-то новые, необъяснимые способности...
Виведни припомнил ускользающее ощущение.. настойчивого стремления, вспомнил, как верёвка и кинжал прыгнули ему в руку, движимые одной лишь волей, а не потоком ветра. Вей лукаво взглянул на свою вампирессу. Находясь в звеняще-расслабленном состоянии, он сосредоточился на кончике свечи, угнездившейся прямо промеж сочных ягодиц голой Амариллы, а затем повёл в воздухе рукой, будто пытаясь нащупать эту свечу под пальцами, хотя на самом деле та находилась в паре метров от края кровати. Сначала ничего не получалось, но увлечённый процессом Эст не сдавался, пробуя ещё и ещё, пока, наконец, свеча, погружённая в попку вампирессы, не дрогнула, пошевелившись, будто сама собой. Отсюда до Лилы было не дотянуться физически, но, тем не менее, он умудрился сделать это на расстоянии.
«Ухватив» восковую свечу, почувствовав её длину, вес и объём, будто на самом деле сжимая в руке, вивенди плавно потянул её, вытаскивая из упругой тесной глубины, а затем вновь «ввел» до самого основания, медленно, но настойчиво, с удовольствием наблюдая за реакцией Амариллы, слушая позвякивание всколыхнувшихся цепей. Вампиресса вздрогнула, цепь снова раскачалась из стороны в сторону, поскрипывая под весом беспомощно трепыхающейся на ней Лилы. Кандалы при каждом движении впивались в онемевшие запястья, вывернутые плечи скрутило судорогой. Она сжала зубы, чтобы не закричать. За первым погружением последовало второе, затем ещё и ещё, набирая темп и амплитуду – вновь и вновь заполняя аппетитную попку висящей на цепи вампирессы.
Освоившись с новым способом манипуляции на расстоянии и всласть налюбовавшись пикантным состоянием Лилы, Вей поднялся и подхватил её на руки, снимая цепи с крюка. Мягко и бережно опустив любимую на измятое ложе, вивенди склонился над ней, вдыхая аромат, не спеша освобождая от пут, нежно приникая губами к обнажённому телу, медленно, с чувством покрывая поцелуями каждый след, оставленный верёвками на гладкой, белой коже.

+1

34

Лила благодарно взглянула на него и перевернулась набок, свернувшись калачиком и обняв колени, будто желая удостовериться, что её тело всё ещё при ней, и в полной мере ощутив, какое это всё-таки счастье – владеть своими руками и ногами.
Полностью освободив Амариллу от стягивающих её веревок, вивенди прилёг рядом, приласкав упругую выпуклость крутобокого бедра, покрытого следами необузданной страсти. Чуть ли не вся нижняя половина тела обнажённой, шикарной женщины в кандалах несла на себе отпечаток его вожделения. Восхитительные, стройные ножки от сочных полушарий ягодиц до узких изящных стоп практически полностью были залиты его семенем. С недавних пор стойкий, сладостный аромат близости, постоянно окутывающий вампирессу, стал даже привычнее её прежнего, миндального амбрэ.
К тому же всё покрывало, да и Вей с Лилой тоже, липли от грушевого сока.
- Теперь я в буквальном смысле сладкая, - попыталась пококетничать вампиресса, но она была до того довольная и разморённая, что не сумела выдержать верную интонацию и вместо заигрывания получилась только констатация факта. – И ты тоже, - добавила она уже безо всяких ужимок, окончательно смирившись с тем, что сегодня ей слишком хорошо и совсем не получается изображать из себя актрису.
- Ещё какая, - лучезарно улыбнулся Эст. - Ты у меня всегда сладкая. Да ещё и в глазури... Чем пикантнее, тем слаще.
Вивенди мягко привлёк её к себе, легонько поглаживая шелковистые, рыжие локоны густых волос, глядя на неё, и никак не мог наглядеться.
Кончики пальцев скользнули по щеке, коснулись алых губ, подбородка...
- Прости, что оставил одну так надолго, - произнёс Вей, ловя лучистый взгляд милых серых глаз. - Я потерял счёт времени, любуясь тобой.
Тело нагой вампирессы успело остыть без его прикосновений и теперь отзывалось дразнящим холодком жемчужной атласной кожи. Лила потянулась к нему, жаждая и предвкушая, чтобы Эст вновь согрел её, как делал всегда.
- Ты вовсе не оставлял меня, - Амарилле хотелось зацеловать его с ног до головы или куснуть ещё разок, или просто притулиться в его объятьях и слушать размеренные удары сердца. - Ты ведь был здесь, со мной. Я знала это и это было восхитительно.
Мысли полнились восторженно-счастливым бредом и Лила не хотела избавляться от него, купаясь в этом неестественном, но таком приятном ощущении. Быть счастливой для неё неестественно. Только сейчас вампиресса начала понимать, как это ужасно звучит. Наверное, потому её иногда пугало такое состояние и постоянно казалось, что не хватает чего-то ещё.
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+1

35

Как же непросто придётся с ней Эсту. Многовековую привычку нельзя изменить за день или месяц. Потому Лила и просила его не переживать из-за каждой мелочи. Она и так справится с этим, нужно только время, а Вею лучше бы поберечь себя для таких вот моментов. Сама того не зная, она ждала его целую вечность и теперь, когда дождалась, не хотела омрачать проведённые вместе дни.
Амарилла любила его, хотя по всем законам мироздания была не способна на это чувство и до сих пор в себе сомневалась. Не подозревая, что именно это и служит наилучшим доказательством её любви. Вей был частью её и она была частью Вея, что порой вызывало в Лиле колючее смятение. Она не знала, как следует поступать с этим новым ощущением себя, что делать и как выразить всю гамму переполняющих её эмоций.
- Я… нравлюсь тебе такой? – напрямую спросила она, отлепив приклеившееся на засахарившийся сироп белое пёрышко. – Чумазой, лохматой и без одежды? Большинство мужчин предпочитают какие-нибудь изыски в женской внешности. Кто-то с ума сходит по затянутым в шёлковые чулки ножкам, кому-то нравится тонкая талия или пышная грудь в тугом корсете. Но кандалы и засохшее семя… такое я вижу впервые.
- Ты мне нравишься любой, - с удовольствием ответил Вей. - Игривой и нежной, покладистой и строптивой, в утончённых женских украшениях, в нарядах и платьях, подчёркивающих достоинства и прелести, скрытые от взора; беспутной и развратной, дразнящей откровенно желанными перспективами... Могучей и опасной чародейкой, в окружении колдовских символов, смертоносных всплесков твоей собственной магии, твоей тьмы; хищной и неистовой, посеревшей от неумолимой Жажды, как тогда, на пути в Аменд, с алчно полыхающим взором, заострившимся ликом и постоянно торчащими клыками. Жгуче хмельной и разгульной от обилия выпитой крови, фонтанирующей вокруг, покрывающей тебя с ног до головы, словно вторая, алая кожа... Я видел тебя разной, и что важнее - чувствовал, и каждый твой образ нашёл свой отклик, частичку моей души, свою особую грань в калейдоскопе твоей притягательной сущности, которой я не перестаю наслаждаться. ...Но когда ты предстаёшь передо мной такой, как сейчас - обнажённой, окроплённой семенем, в стальных цепях и браслетах, подчёркивающих изящество твоей фигурки, твоих нежных стоп, тонких рук и шеи... Податливая, полностью раскрытая воплощению сокровенных желаний.... Ты выглядишь так!... Так маняще, так желанно, упоительно, по-особому женственно!.. Это... Это воспламеняет меня, всё моё существо, буквально пронизывает страстью и вожделением!.. Ты ведь это чувствуешь и так, - лукаво улыбнулся Эст, почти касаясь носом её собственного. - Всякий раз, как я смотрю на тебя. Это просто бесконечный праздник... Кстати, вот уж не думал, что тебе в новинку такое пикантное... времяпрепровождение и антураж. Кому, как ни вампирессе из Тёмных земель? - развеселился он. - Неужели никто не пытался?.. Должны же тёмные как-то развлекаться, по-своему? Или мы с тобой даже их заткнули за пояс?

+1

36

- Меня не связывали прежде… не так, - взгляд Лилы затуманили воспоминания. - Это было очень давно и тогда меня не спрашивали, нравится мне или нет. Чаще всего мне было безразлично. А тёмные развлекаются каждый на свой манер. Многое тебе не понравится, потому, если позволишь, я опущу подробности, - её память сохранила только самые яркие моменты, но все они были таковы, что их и вспоминать-то не хотелось, не то что переживать снова. - Но знаешь… - она рассмеялась, - За последний десяток тысяч лет в отношениях мужчин и женщин не придумали ничего нового. По крайней мере, я так думала до встречи с тобой.
- Надо же... Значит, даже мне нашлось, чем удивить тебя, - вторил ей вивенди. - Это мне очень льстит. Рядом с тобой прямо-таки открываю в себе новые таланты и способности...
Замирая от упоения остротой пикантных моментов, сопровождающих буйство их взаимной страсти, Эст и сам не ведал о природе этих своих побуждений, поднимавшихся из глубин его естества, возникших как-то незаметно, исподволь. Но разжигала их Амарилла, и именно она была их источником, постоянно нося на себе символ их удивительного, всеохватного единения. Ведь до знакомства с нею он и не задумывался не о чём подобном… Теперь же, с нарастающим изумлением Эст признался себе в том, что ему дико нравится, как его любимая вампиресса красуется всюду в одних кандалах, находя наслаждение в игривой беспомощности и податливости, всецело растворяясь в ней, чувствуя себя желанной каждый миг, когда он смотрит на неё, прикасается к ней... Вивенди любил затапливать её собой, доводить до исступления, а потом любоваться тем, как Амарилла носит на себе откровенные следы его страсти, окропляющие обнажённое тело... Даже почувствовал, что действительно доволен пророчеством Мэйджера, избавляющим великолепную фигурку вампирессы ото необходимости скрывать такую аппетитную красоту под платьем...Это стало откровением для него самого.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+1

37

- А верёвки, - не унималась Лила. - Они ведь не просто для того, чтобы избежать моих коготков. Ты связываешь красиво, но порой не слишком практично. Объясни, для чего это тогда.
- И всё бы тебе находить практичный подход! - вновь разулыбался Вей. - С верёвками мы с тобой устраиваем замечательные, жгучие непотребства, а уж как ты смотришься со стороны - просто пальчики оближешь!... Красиво, крепко связанная, элегантно, виток к витку, охватывающим, стягивающим тело. Надёжно зафиксированная, будто подготовленная к воплощению самых неистовых наслаждений... И что самое пикантное, не способная избежать их. Знаешь, сколько заманчивых, непреодолимых побуждений тут же пробуждается во мне?!.. Хотя, чего я спрашиваю, ты же не просто знаешь - тут же чувствуешь их на себе. То же касается и прочих развлечений... - ладонь скользнула по её телу, нашла кончик торчащей свечи, всё ещё выглядывающей промеж сочных ягодиц, и плавно вытянула его наружу. - А причёску я тебе приведу в порядок - помнишь, как тогда, в разбойничьей башне? И омовения мы с тобой тогда устроили просто замечательные…
- Ещё бы!.. - веселье вампирессы прервалось протяжным стоном. Когда руки и ноги не тянуло в разные стороны, тело могло уделить внимание и не столь резким, но куда более волнующим ощущениям. - М-м-м… мне понравилось… что ты тогда сделал с моими волосами. И было очень приятно, хотя какое-то время я походила на огненный одуванчик. – Лила блаженно закатила глаза и вытянулась на постели.
- Я тогда много чего сделал, - не сдержался Эст, лукаво поглядывая на неё. - Со всех сторон, причём... И в итоге опять тебя разлохматил... и не только.
Переплетаясь с упоительной реальностью, сочные воспоминания щекотали кожу сладостным томлением.

Вей не переставал удивляться изменениям, происходящим с ними обоими после ритуала слияния сущностей. Заманчивым, восхитительным, завораживающим, порой пугающим и бесконечно интригующим... Позволяющим им с Лилой быть вместе. Как ей, тысячелетней вампирессе, должно быть, странно и непривычно погружаться в его ощущения, чувствовать его, быть ближе, чем к кому-либо из живых за многие века посмертия...
Вивенди вновь привлёк её себе. Амарилла была здесь, с ним, в его объятиях - так близко...
- Милая... Ты делаешь меня самым счастливым мужчиной на свете...

+1

38

Поцелуй скрепил жаждущие уста, проникая в Лилу облаком горячего дыхания, и Вей ощутил свой собственный привкус на нежных, приоткрытых губах своей единственной, бесконечно желанной женщины.
В этих поцелуях уже не было той необузданной голодной страсти, с которой Эст сжимал её в объятиях утром, сейчас они полнились нежностью и желанием безраздельно владеть друг другом сегодня, завтра и всегда. Пронзительно синие глаза вивенди будто вдели Амариллу насквозь, различали каждую мелочь, раскрыли все тайны и секреты, что скрывались в её внутренней тьме. Увы, это было не так, вопросов всё ещё оставалось больше, чем ответов, но он прошёл по этому пути дальше, чем удавалось кому-либо прежде.
Лила тоже продолжала узнавать его и через него открывала всё то, что когда-то знала, но позабыла. И многое из того, чего не знала тоже. Каким-то странным образом за тысячу лет рядом с нею впервые появился кто-то настолько близкий и это новое чувство волновало Лилу едва ли не больше, чем то, что она испытывала с Веем в постели… на столе, алтаре, сене, камнях, в пещере, на горном перевале, в храме Спящего, чьём-то сарае, комнатушке трактира, тюремной камере… в общем – везде.
Южный Ветер вновь согрел её и Лила устроилась у него под боком, поглядывая из-под полуопущенных ресниц.
- Мы сегодня так славно пошалили, что теперь мне хочется нежить тебя не переставая, - мурлыкала она, перебирая тёмные шелковистые пряди на его затылке. – Пожалуй, я даже понимаю тех женщин, которые готовят еду своим мужчинам, шьют им одежду и всякое такое. Это монотонный труд, но и он будет в радость, когда знаешь, для кого стараешься. Мне даже жаль, что я ничего этого не умею.
Тут вампиресса задумалась и поняла, что она напрасно скромничает. Лила уже давно позабыла, как варить похлёбку и залатать дыру на рубахе, но при этом умела изготовить сложные магические зелья и положить ровные стежки, пусть ей чаще приходилось делать это на живой плоти, а не на ткани. Понимание того, что она обладает всеми нужными живым навыками и достаточно только приспособиться применять их чуть-чуть по-другому, обрадовало вампирессу. Впрочем, сейчас ей не требовалось ни шить, ни готовить.
Но самое главное, она стала лучше понимать Вея. По крайней мере, Амарилле так казалось.
- Тебе нравится моя беспомощность, - подытожила она всё то, что услышала от вивенди и приложила пальцы к его губам, не давая перебить её размышления возражениями или пояснениями. – Эта беспомощность не совсем настоящая. Я слишком долго стремилась быть сильной и справляться со всем сама. Сейчас это такая же часть меня, как магия или проклятье, но с тобой мне не хочется вспоминать о ней. Дело даже не в том, как и что мы вытворяем. Просто с тобой мне впервые в жизни хочется быть слабой. А прежде даже мысль о подобном казалась чем-то постыдным.
Я встречала очень могущественных властных мужчин, но чем больше у них могущества и власти, тем опаснее было находиться рядом с ними. И вот теперь, рядом с молодым вивенди, которому не нужно ничего кроме меня и покоя, мне стало хорошо и уютно. Но прежний опыт никуда не делся и приходится почаще напоминать себе, что ты не требуешь от меня слабости, а лишь даёшь такую возможность, что рядом с тобой я действительно могу позволить себе быть слабой… могу позволить себе расслабиться. Это очень дорогой, но и очень опасный подарок,
- Лила уткнулась носом Эсту в плечо. – Иногда я думаю о том, что будет, если мы больше не сможем быть вместе. Прежде меня пугало это, теперь нет. Теперь мне кажется, что бы ни произошло потом, оно не затмит моего настоящего. Я больше не боюсь и согласна на любую цену.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]

+2

39

- Я всегда тут, рядом, и никуда от тебя не денусь, - тепло улыбнулся Вей, поцеловав её тонкие изящные пальчики. - Следующее тысячелетие обязательно отметим вместе.
Амарилла сама ответила на его невысказанные слова. Не про то, что ему нравится её податливость или слабость, а о том, что рядом с ним Лиле самой хочется быть такой. Даже без слияния эмоций и сущностей он глубоко чувствовал её, чувствовал, как любимая откровенно наслаждается этим практически новым для себя ощущением, утопает в нём, и именно это чувство, взаимное наслаждение, делало её беспомощность такой действительно сладкой... В течение прошедших веков могущественная вампиресса лишь притворялась слабой, использовала это как уловку, женскую хитрость в угоду собственным целям, быть может - в моменты мимолётных вспышек страсти, согреваясь в объятиях чужих мужских рук... И вот теперь обрела возможность по-настоящему всецело отдаться этому ощущению, раскрываясь навстречу, не тревожась ни о чём. Снова могла быть в первую очередь женщиной. Его женщиной. Окутанная счастьем и упоением, нежась и расцветая ореолом сладострастной женственности, которая прежде не снилась ни одной другой вампирессе. Да ведь и не видят вампиры снов..
Разморённому ласками Вею совершенно не хотелось размышлять сейчас о чём-то постороннем... О том, что может или не может приключиться в будущем. Любимая была здесь, с ним, и только это имело значение. Всю его реальность сейчас занимала Амарилла, а лучшего и пожелать было нельзя.
Эст глубоко втянул носом воздух, прикрыв глаза, наслаждаясь моментом. Погружаясь в него, утопая в слиянии восторженно-трепетных эмоций... Упоение и сладкая дрожь, близость гладкого упругого тела, спутанные волосы, мягкость скомканных простыней и тихое позвякивание цепочек... Сжавшаяся на плече ладонь, томный вздох, всколыхнувшаяся грудь, твёрдеющий сосок, коснувшийся его кожи... Сердце вивенди замерло на грани истомы и вожделения, чтобы в следующее мгновение забиться ещё жарче. Как же чутко она отзывалась на его малейшие прикосновения!..
Следуя изгибам восхитительной фигурки, Вей медленно провёл кончиками ногтей по тонкой талии. Лила захихикала, заёрзав на постели, придвигаясь ближе, и закинула на него стройную голую ножку, охваченную рунным браслетом. Цепь потянулась следом, увлекая за собой и вторую.
Прижав вампирессу к постели, Эст спустился ниже, устроившись сверху. Ладони легли на мягкие шарики грудей, огладили и сжали их, пропуская между пальцами набухшие бусины сосков. У Лилы было много аппетитных и чувствительных местечек, да что там - она вся, целиком состояла из них, легко могла вскружить голову любому мужчине и без всяких ментальных чар. И теперь Вею принадлежало всё это богатство. Склонившись над своей обнажённой, закованной в цепи любовницей, он с удовольствием приник губами к белоснежным всхолмьям, окутывая их горячим дыханием, легонько прикусывая и щекоча скользким языком. Приласкав торчащие соски, вивенди обхватил их пальцами, а сам склонился ещё ниже, спустившись в ложбинку груди. Жаркие губы прихватили нежную мраморную кожу, осыпая страстными поцелуями, пальцы же плавно сжались, крепко и настойчиво стискивая наливные бусины.

+1

40

Окончательно избавившись от своих страхов, вампиресса поддалась ласковым рукам Вея. О, он умел сделать ей приятно. А после висения под потолком почти без движения ощущения стали ещё ярче, отзываясь долгим эхом где-то в глубине. Амарилла не могла лежать спокойно, бесконечно извиваясь на постели, но при этом не издавая ни звука. Она давно уже заметила, что дыхание мешает полностью отдаться близости, своим рваным ритмом входя в диссонанс со звучанием блаженствующего тела.
В руках Вея трудно было удержаться от стонов, но после того, что они сегодня пережили, её ненасытный нрав сделался спокойнее и Лиле пока удавалось вести себя тихо. Вместо разнузданных криков страсти вампиресса прислушивалась к той внутренней музыке, что извлекали пальцы и губы вивенди, дотрагиваясь до её кожи. Мелодия лилась всё быстрее и быстрее, пробирая до дрожи, и хотя Эст всего лишь касался Амариллы, он всё равно заполнил её целиком. Трепещущая от переполняющего её наслаждения, вампиресса забылась и глухо застонала, вновь утратив контроль над собой. Жаркие волны упоённого восторга заполнили всё её существо и ничем не сдерживаемое тело напряжённо выгнулось, едва касаясь скомканных простыней.
Ради такого настоящего стоило рискнуть и прошлым, и будущим. Хотя ни Амарилла, Ни Вей ещё не подозревали, что это было началом конца их сладостного уединения. А пока оживлённый город со всем своим многоголосьем, треволнением, скрытыми угрозами и неведомыми тварями, притаившимися в тенях, оставался по ту сторону крепких каменных стен, за периметром защитных заклинаний, будто застыв в сонном оцепенении, никак не мешая любовникам нежить и ласкать друг друга, превращая расслабленное томление в безудержный разврат. Вся занятая домашними делами челядь, как и уткнувшаяся в подушку Шалиса, ещё долго могли слышать приглушённые вскрики, стоны, шлепки и отчаянный скрип старой кровати, да такой, что с потолка временами начинала сыпаться извёстка.
И пусть сияющий солнечный диск за окном всё ближе склонялся к закату, а долгий насыщенный день подходил к концу, для вампирессы и вивенди он предвещал новый рассвет, сделав их обоих ещё ближе. Путешествие вглубь себя и друг друга завершилось, пора было возвращаться в реальный мир, опасности и ловушки которого никуда не делись и по-прежнему поджидали влюблённых.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/s1xq3zdp6ulrghk/%D0%9B%D0%B8%D0%BB%D0%B0%2060.jpg?dl=0[/AVA]
=КОНЕЦ=

Отредактировано Амарилла (13-09-2017 17:56:20)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Перед рассветом город идеален...