http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Песнь Карак-Дума


Песнь Карак-Дума

Сообщений 1 страница 37 из 37

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Конец Времен

Часть I: Песнь Карак-Дума

Участники: Эреб, Ленгар, Авдхельга, Эоган, Лоуренс, Дориан (а так же маска дварфа - Гимрина), Лари Нартелл, Готрек Гурниссон

Место: Карак-Дум, твердыня дварфов, западная часть Скалистых Гор, приблизительно где-то между реками Ангистри и Аламея

Время: Фимбульветр - третий год подряд непрекращающейся зимы

Организационная Тема и Описание: Конец Времен - ч.1, орг. тема

Краткое описание:

Последнюю из древних и самую западную твердыню дварфов - Карак-Дум - третий год подряд осаждает крупнейшая в описанной истории орда, собранная со всех земель севера под началом Хобгобла-хана, «Бича Божего». И хотя дварфы в своей обычной упрямой манере сопротивляются что есть сил, их число тает и они сдают землю, пропитанную кровью, пядью за пядью. Злые языки говорят про обещанный Конец Времен -  угроза уничтожения и тотальной войны нависла над всем цивилизованным миром Юга Альмарена, вокруг Карак-Дума третий год подряд не прекращается зима, силы врага только лишь приумножаются день ото дня, а дварфы, следуя старым традициям, слишком недружелюбно относятся к возможным союзникам, и многие пророчат падение древней твердыни, а с ней - и начало гибели всего сущего. И покуда боги равнодушно взирают на происходящее, их простые последователи творят историю этих дней, на поле брани и за её пределами, историю крупнейшей войны за последнюю тысячу лет, а возможно - и воистину последней...

http://wallpapersprinted.com/download/2/fantasy_battles-wallpaper-2880x1800.jpg
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=GslJjFUQPAI&list=PLZzKhgUfPukCYcjJ4QAaG4duZLvdGQuCP&index=31[/lazyvideo]

Отредактировано Готрек Гурниссон (24-07-2019 02:48:03)

+1

2

В это время года перевалы в промежутке между истоками Ангистри и Аламеи должны были бы уже быть открыты и скопившийся снег малыми реками бежать вниз, в предгорья и долины. Но, по мере подъема по мощеной плитами старой торговой дороге лишь одинокие ручейки могли повстречаться, а чем выше - тем больше становились сугробы, местами перегораживающие даже сам тракт. Впрочем, это не останавливало поток путешественников, необычайно живой для этого промежутка года.
С севера шли дварфы. Пешие, на телегах и фургонах, несущие многочисленный скарб. Издалека они могли казаться торговцами, но слишком много шло, даже включая женщин и детей - две группы, которые сами подгорные жители старались не выпускать за пределы своих городов. Телеги были нагружены далеко не тем, чем можно было бы торговать. Среди дорогих и тщательно оберегаемых сундуков с семейными реликвиями так же попадались и просто повседневная одежда, мебель, запасы еды и пива.
Сами дварфы выглядели усталыми, изможденными, а местами даже забинтованными и с ещё видимыми тяжелыми ранениями. Их взгляд был полон печали и недоброжелательности ко всем вcтреченным. Это был исход. Целые семьи и кланы уходили в неизвестность. Покидая обитель своих предков. Что-то выгнало их, заставив вновь пойти в путь, чего не было уже целыми веками.
Во многом это объясняло их злые взгляды. А так же то, что сейчас на север, на встречу им двигался военный контингент эльфов. Сборное войско различных домов и наций сильно контрастировало - на фоне покрытых дорожной пылью и грязью от талого снега, белоснежно-голубые и серебрянные, идеальные одеяния бессмертного народа неестественно выделяли вечноживущих.
Возглавлял стройные колонны пеших и конных на невероятно белом пегасе принц Тирион, сын Аратиона - эльф столь древний, что некоторые считали его имя в эльфийских хрониках - упоминанием предков, в чью честь современный Тирион и был назван. Впрочем, правда была проще - все Тирионы были наименованием одного и текущего - единственного, по прозвищу «Белый Феникс». Тирион долгое время находился в уединении, не показываясь на публике даже своего народа, но, недавняя весть о затянувшейся осаде и бедственном положении Карак-Дума заставила его облачиться в доспех и взять в руки прославленный меч.
https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/002/525/719/medium/john-stone-prince-tyrion-defender-of-ulthuan-by-jsfantasy-d6utco9.jpg
В своем серебрянном и начищенном до звездного блеска доспехе, Тирион, с неизменно равнодушным выражением лица взирал на проходящих мимо беженцев. Рядом с ним двигался на коне, пожалуй, единственный человек в этой процессии - или, выглядевший, как человек - Дориан Август. Он развлекал беседой древнего принца, хотя, как и всех эльфов, по нему сложно было назвать точный возраст.
- Дварфы...дави, как они сами себя называют..., - задумчиво продолжал беседу Тирион, сидя в седле с идеально ровной спиной,  - скажи мне Талайт - доводилось ли тебе иметь с ними дело ранее? Что ты думаешь об них? Они весьма...своеобразные существа. Со своими недостатками, но, чего у них не отнимешь - это их ремесла. Ты видел когда-нибудь их города?
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=cvzhcHTsUaQ[/lazyvideo]
Дорога, извиваясь вдоль горы на подъем, сделала очередной поворот, возле путевого столба в вибе божка дварфов, и резко пошла вниз, открывая виду широкую долину. И саму древнюю твердыню вдалеке.
- Тогда смотри. Карак-Дум. На всеобщем - «Роковая Гора». Величие и монументальность придает тот факт, что она не построена - но является тщательно обтесанным высочайшим горным пиком в этой местности.
https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/efddb366-0501-4259-ab44-43bb494516cc/d7vleo7-6b6185f6-fac9-4524-8493-63e40b67fbc1.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7InBhdGgiOiJcL2ZcL2VmZGRiMzY2LTA1MDEtNDI1OS1hYjQ0LTQzYmI0OTQ1MTZjY1wvZDd2bGVvNy02YjYxODVmNi1mYWM5LTQ1MjQtODQ5My02M2U0MGI2N2ZiYzEuanBnIn1dXSwiYXVkIjpbInVybjpzZXJ2aWNlOmZpbGUuZG93bmxvYWQiXX0.eBCGaO04I9EvjM4E3J1Hc9PHtxEl-cb9O8Lc98v6QVM
Карак-Дум вздымался выше окружающих его гор, перегораживая долину ровно поперек. С южной стороны торговый тракт расширялся, переходя в массивный пандус, охватывающий эту оконечность твердыни и поднимаясь к воротам. Выдающиеся из самой горы башни и здания были выполнены в виде фигур дварфов.
- Это их самые значимые деятели истории. В основном - боги и короли. Грунгни, Валайя, - Тирион стал называть, перемещая палец. - Отсюда не видно, но с северной стороны находится Гримнир, бог войны и отмщения, - эльф сделал паузу, о чем-то раздумывая, - не думал, что я вновь когда-нибудь увижу эти места..., - тень раздумий накрыла чело эльфа, - что ж, Талайт. Я предчувствую, что нас ждет теплый прием. Никак не теплее того, что я застал в прошлом.

- Грунгни - горняцкое дело и ремесло, Валайя - домашний очаг и врачевание, Гримнир - война и отмщение,  - загибая пальцы на одной руке, старческим и немного шамкающим голосом вещал Скальф Небохранитель. - Газул - защитник умерших, Смеднир - кузнец и обработчик руды, - посох, толстая палка окованная железом и с несколькими позвякивающими амулетами, висящим на навершии, постукивала по плитам, прощупывая путь перед жрецом. - И...и кого-то я опять забыл...Авдхельга? Кого я не назвал?
Не смотря на то, что молодую девушку звали Хельгой или Ольгой, Скальф продолжал называть её наиболее близким дварфийским аналагом. Вышагивая по входному пандусу на южной стороне крепости, они являли собой странную парочку.
https://cdna.artstation.com/p/assets/images/images/017/128/078/large/svetoslav-petrov-hermit-small.jpg
Начиная с того, что Скальф был верховным жерцом Гримнира в Карак-Думе. Культ Гримнира был очень отличным от культов остальных богов дварфов. Ему не поклонялись открыто и на постоянной основе. Хотя, капища и небольшие храмы были во всех городах и поселениях, их начинали посещать только когда приходила беда и другого выбора не было - Грминир слыл довольно злонравным и вспыльчивым богом. Его храмы так же не имели постоянных жрецов. Обычно, за святыми местами смотрели Истребители - особые последователи бога, или редкие кочующие жрецы. И даже сами редкие священники были не теми, кто проходил длительное обучение и назначался вышестоящими - а теми, кто слышал зов бога, и решал, что это будет теперь их стезей, добровольно становясь на этот путь.
Как для верховного жреца, Скальф выглядел довольно непритязательно - в простейшем замызганном черном балахоне, с очень скромным посохом и толстой окованной книгой на цепях на поясе, с длинной спутанной бородой - он походил скорее на бродягу или бездомного. Но, Карак-Дум, по легенде, был основан самим Гримниром, когда он ходил ещё по земле. И его культ был тут в особом почете, а храм был крупнейшим среди оставшихся твердынь дварфов. Скальф был стар, много старше даже обычной продолжительности жизни своей расы. Он страдал начинающейся катарактой и местами начинал забывать простейшие вещи. Но, считалось, что Гримнир говорил с ним напрямую, и его слово имело вес в твердыне, заставляя прислушиваться даже упрямого короля Унгрима Железного кулака.
Возможно, это и объясняло наличие Авдхельги. Девушка была полукровкой, лишь наполовину дварфом, и в большинстве других ортодоксальных поселений её не пустили бы за ворота.  Она была так же женщиной, хотя культ Гримнира был сугубо мужским, и, пока что плохо знала традиции и верования дварфов, и лишь поверхностно кхазалид - язык подгорного племени. Но ничего из этого не смущало Скальфа - он был уверен, что до начала осады, три с половиной года назад, сами боги привели девушку на порог Карак-Дума. Статус Авдхельги был не до конца понятен - она не могла стать полноправным жрецом, хотя Небохранитель релулярно что-то ей рассказывал и учил. Часть дварфов ещё смотрели на неё косо, хотя большая уже привыкла или не обращала внимания, относясь как к причуде старика, или необходимости - с его старостью ему требовался поводырь и служка, пусть и женщина-полукровка, а война занимала сейчас многие свободные руки.
В пользу Авдхельги говорило так же то, что она смогла сделать небольшой, но подвиг за эти три года - приручить йети.
http://nevendaar.com/_ph/50/759029416.jpg
Довольно редкое в эти дни полуразумное животное, как многие шутили - с головой поболее бычьей, а с мозгом - менее собаки, йети были диковиной. Но война задела многих, и раненый зверь набрел на дальние рубежи обороны. Почему он подпустил к себе только Скальфа и Авдхельгу, и позволил себя выходить, став после этого следовать всюду за девушкой - оставалось загадкой.
Вот и сейчас, Скальф, в сопровождении девушки и массивного зверя, в который раз начал перечислять основных Богов-Предков, общаясь толи со своей паствой из двоих, то ли сам с собой, то ли опять с богами. Делал он это на ходу, остановившись посреди пандуса и непроизвольно создав затор в движении.
- Авдхельга...это южные ворота? Мне был сон, что мы должны были прийти к южным воротам...тут должно было случиться что-то важное...что-то поворотное, - сказал дварф, левой рукой ощупывая воздух рядом с собой, покуда мимо него двигались другие его собратья, передвигая припасы и грузы, и одаривая его злыми взглядами. Старик же не обращал на них внимания, уставившись своими посдлеповатыми глазами на дальний гребень дороги, где уже виднелись бело-голубые знамена эльфов. - Что там происходит, Авдхельга? Это птицы?

- Что ты там опять высматриваешь, Оин?
- Смотрю, как дело двигается.
- Да никуда оно не двигается, старый ты пень. Они там как засели, так и бухают по черному который день.
- Ну, бухают или нет, а все-таки ж. Я обещал награду, ежели они отыщут мои бочонки.
- На кой черт кому-то вообще сдалась эта твоя пчелиная моча?
- Мед, мой дорогой Глоин - это напиток высшего света, требующий усилий и стараний, благородный нектар, которого не стали бы чураться сами короли.
- Что ты мелешь? Я пил твою бурду - она никогда не заменит добротного пива!
- Но...ты ПИЛ, мой мед,
- хитро улыбаясь, сказал Оин. - И вот он тоже. А, что скажешь, Гимрин, как тебе было, а?
Два дварфа-инженера, стоя подле своего требушета, продолжали препираться так уже неделю подряд. По правде говоря, больше в эти дни делать было нечего. Орда подошла к последнему рубежу - стене Дурина, перекрывающей Нижний перевал. Был ещё Верхний, но, в силу того, что он располагался выше в горах, был много уже и шел по узкому мосту - там было проще обороняться. Здесь же, позади стены, всего-то в километре уже висилась северная сторона Карак-Дума. А перед стеной простиралась ничейная земля.
https://i.pinimg.com/originals/b6/22/85/b622856b8655a09ce3940ef5b8acc60f.jpg
Выжженая, вытоптанная, разграбленная и разрушенная долина, когда-то бышая предместьями Карак-Дума. Тут и там унылый ландшафт, покрытый вытоптанным до каши снегом нарушали разрушенные постройки и фрагменты ферм и зданий. Над перевалом стоял сильный запах гари и постоянный клекот воронья, а дальше, за ничейными землями уже располагался лагерь Орды - кромешная тьмы палаток, тентов и юрт, откуда тянуло дымом костров и смрадом огромной толпы.
В такой обстановке делать было особо нечего, кроме как периодически отражать очередную волну или просто препираться ни о чем, как Глоин и Оин. Оба были уже в возрасте и отошли от дел в Гильдии инженеров. Оин стал промышлять пивоварением и задался целью  разбогатеть, принявшись производить мёд - не самый типичный напиток для дварфов. Над чем его постоянно подкалывал Глоин.
Затем пришла орда и началась затяжная война. Оин и Глоин вернулись к своему прошлому ремеслу и встали в строй.
Дварфы держались упрямо, но постепенно сдавали рубежи один за другим, покуда не оказались уже в перевалах - последних рубежах обороны. Пивоварня, часть которой выкупил ранее Оин, осталась в ничейной земле.
Но, неделю назад, группа Истребителей, которых в последнее время в стенах Карак-Дума собралась уже целая армия, сделали отчаянную вылазку и заняли здание пивоварни. Теперь, это был камень преткновения, ломающий строй наступающих уже несколько раз. Оин, будучи дварфом предпринимательным, пообещал круглую сумму тому, кто вернет ему уже готовый мед, оставшийся в пивоварне.
- Да, Гимрин, - отозвалс Глоин, обращаясь к стоящему поодаль третьему дварфу. - Как тебе его пчелиная моча, а? А то может он наконец-то заткнется и начнет следить за машиной! У нас с прошлого раза опять разброс сильный!
- Это не разброс - это осколочное поражение территории!
- Это твои кривые глаза и поехавший от пчелиной мочи мозг, Оин!

Гимрин был не уроженцем Карак-Дума, а одним из тех, кто откликнулся на призыв помощи. Но, он был героем давнего конлифкта с морскими эльфами - осады Морского Копья, и, учитывая его опыт, был поставлен начальником батареи осадных машин на участке стены Дурина, уже месяц находясь на фронте.
https://i.pinimg.com/originals/c6/a9/6a/c6a96a6835280f75b311bd7521d40a47.jpg
- Если ты только посмеешь опять это сделать - клянусь бородой Гримнира, я вырву тебе кадык и запихаю вместо них - это! - раздавался рев в помещении, покуда Готрек тыкал в нос другому Истребителю кулак с зажатыми в нём игральными костями.
- Клянись чем хочешь - но это всего-навсего сноровка, а не жульничество.
- Ленгар! Иди сюда и будешь наблюдать! А то эта сволочь пытается меня обмануть при свете дня!
Истребители, занявшие пустующую пивоварню, больше напоминали свору детворы на выгуле. Сражались они яростно и свирепо, и укрепленное здание было успешно превращено в бастион за пределами линии обороны. Но, в перерывах между боями нужно было что-то делать. Покуда часть Истребителей маялась от безделья, укрепляла окна и двери, или, как Готрек, предавалась игре в кости, часть занималась тем, ради чего и была сделана эта вылазка - эвакуировали пиво, эль, брагу и прочие напитки. Несколько десятков сейчас возились в подвале, сортируя бочки и отправляя их по подкопу под самую Стену Дурина, откуда их поднимали на веревках через каменное укрепление.
Среди них суетился и Ленгар, Помнящий Готрека, пожалуй, единственный дварф -не Истребитель в этой группе. Сопровождал его другой последователь Гримнира - Малакай. Как бывший рейнджер, Ленгар был единогласно выбран, чтобы помочь искать схроны и тайники, куда было упрятано все это алкогольное богатство.
- Ну...что думаешь, где ещё может быть? - в темном подвале, держа небольшой фонарь в одной руке, Истребитель Малакай спрашивал, осматривая очередной закоулок пивоварни. - Под входной плитой? Или между теми стеллажами?
- Ленгаррр! - тем вренем доносился глухой рык Готрека сверху, - это не дварф - он пособник этой сволочи! Если он ещё раз выкинет все шестерки - я все-таки прикончу его, сослужив службу этим поганым гроби(1)!
http://s01.riotpixels.net/data/2f/34/2f341af7-2d1f-42e0-9588-a6a9aace7dcc.jpg/artwork.warhammer-online-age-of-reckoning.2400x1116.2006-03-15.60.jpg
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=GX5-EvS-eIA[/lazyvideo]
Головная боль снова накатила. Сдавливая виски и выбивая молотом по затылку, она становилась все чаще в последнее время. И от неё было лишь одно лекарство.
Массивный орк бухнулся на спину, покуда кривой кинжал продолжал втыкаться ему в глазницу, снова и снова. Лишь проделав эту процедуру несколько раз, Хобгобла-хан уселся на грудь только что убитого им вождя орков и стал оттирать одну руку об своё лицо, размазывая кровь с клинка. Теплая жидкость притупляла боль, утихомиривала этот шторм, бушующий у него в черепе.
- Мне кажется - это опять надолго, коллеги, - сказал лич Нагаш, перебирая костлявыми пальцами четки.
https://i.pinimg.com/originals/54/85/ee/5485ee2ce2a348d9ba2eb7cef48691d9.jpg
Это казалось немного странным. Хобгоблин был едва ли по грудь массивному орку. Но, какая-то звериная жестокость и первобытная злоба плотной аурой висели вокруг Хобгоблы, заставляя более массивных и страшных существ покорно ждать окончания этого уже привычного за последние годы представления.
https://img.fireden.net/tg/image/1541/37/1541377709908.jpg
Вожди, короли и прочие военачальники орды стояли кругом вокруг шатра своего предводителя, наблюдая за расправой над тем, кто провавалил третий раз подряд последний штурм. Каждый мог оказаться на его месте, и сейчас все тихо радовались про себя, что эта участь выпала на этот раз не им.
Поодаль стояла группа шаманов, знахарей и наёмных магов. Возглавлял их, пусть и негласно, Энох - темный друид, прибившийся к орде года пол назад. Пожалуй, именно среди ответственных за магическую поддержку и оказалась самая пестрая толпа, выбивающаяся из общей гаммы - среди прочих - пара вампиров, лич Нагаш, человек - практически мальчишка по имени Эоган, и однорукий маг Лоуренс.
Именно в их сторону и указал кривой нож Хобгоблы следующим.
- Вы...где мой дракон? Почему, во имя Горка и Морка(2), он все ещё не на поле боя? - хобгобла говорил про Скъяландира, древнего прадракона. Неизвестно точно, как хан орды нашёл его и как заставил присоединиться. Многие были даже не уверены, что он есть на самом деле, так что пока что это был тщательно скрываемый от дварфов в Караке секрет. Дракон прилетел под покровом ночи три месяца назад и засел в руинах подземного хранилища дварфов, в огромной пещере в одном из отрогов гор на разграбленной территории, теперь находящейся посреди лагеря орды. С тех пор Скъяландир не показывался.
Именно магам орды было поручено вести с ним переговоры и уговорить выйти на поле боя. Впрочем, пока что это было безрезультатно, а кто-то считал и откровенно опасно.
- Что вы стали? Немедленно идите и приведите его сюда! Или хотя бы узнайте, что он там делает?!
Хобгобла слез с трупа, к которому сразу же подбежали рабы и принялись оттаскивать в сторону. Хан явно был опять сильно не в духе.
- И что слышно об Унгриме? Это бородатое отродье ещё живо? - он вперил свой взгляд в одну из дроу, стоявшую поодаль - женщину Морати, возглавляющую контингент наёмных войск темных эльфов в орде, и отвечающую за саботаж в рядах противника.
http://s01.riotpixels.net/data/58/9e/589e297c-c8a4-4f27-8988-879604d725e6.jpg.1080p.jpg/artwork.warhammer-online-age-of-reckoning.703x1080.2006-07-28.224.jpg
Морати лишь равнодушно пожала плечами, смотря в сторону магов, скрестив тонкие руки под грудью.
- Я не слышала вестей от прошлой группы. Полагаю - они уже мертвы, а король ещё жив.
Хан от досады развернулся, выхватил ближайщего раба-гоблина за шею и принялся отрезать тому ухо. Покуда вопли и скулеж продолжались, Хобгобла лишь яростно шипел и рычал, а как только закончил, бросил отрезанное уход под ноги Морати. - Ну так отправь ещё! Крепость не падет, покуда у них есть хотя бы один вожак! Его нужно убрать!
- Я думала над этим. Полагаю, одиночный агент, пробравшийся под покровом общей атаки, имел бы больше шансов. Или, тот, кто смог бы обойти крепость и зайти с Юга под видом одног из...скажем, пришедших помагать,
- взгляд дроу принялся скользить по группе магов, особенно задержавшись на Лоуренсе и двух слугах Эноха - тоже дроу, Эребе и его брате. - И, я рассчитывала получить помощь от наших...магических коллег, так сказать.
Нагаш на это лишь поднял свои ладони.
- Увы - без меня, уважаемая. Не думаю, что я смогу затеряться в толпе, сколь пестрой она бы не была.
- Тихо ты!
- прервал его Хобгобла, - Ты, дроу. Бери и получишь все, что нужно. Я прикажу начать ещё одну атаку до полудня, - недовольно сказал Хобгобла, вытирая губы тыльной стороной измазанной в крови кисти и пинком отшвыривая все ещё скулившего у него под ногами раба. Боль в черепе по-немногу проходила.
- Что там с другим моим заданием? Эти безмозглые варвары уже вернулись с плаванья на Призрачный остров?! - обратился он к Морати.
_______________________________________
1) Гроби (кхазалид) - гоблин, гоблины
2) Горк, Морк - божества некоторых кланов орков и гоблинов. Боги силы и хитрости.

Отредактировано Готрек Гурниссон (08-07-2019 04:00:00)

+7

3

[indent]- Дык вроде почти никого… - Она подкинула вверх и за спину небольшой орех, вынутый из сумочки на бедре и задумалась.
[indent]Освободив пальцы обеих рук она принялась загибать их, перечисляя тех, кого уже перечислил её наставник и дополняя их имена стишками, которые сама сочинила, чтобы быстрее и проще запомнить. Стишки эти в большинстве своём были ругательные, а потому девчонка благоразумно их никому не озвучивала, раз уже схлопотав за них по загривку от рыжего и одноглазого дварфа, которому-то и поведала свой первосочинённый стишок о Гримнире. Тогда, несколько лет назад, когда она только только познакомилась с этим дварфом, она полностью искренне хотела зацепить его чем-то побольнее и тогда ей казалось остроумным её собственное порочащее сочинение. Обидно было и то, что дварф не отреагировал так, как она надеялась - не впал в глухую обиду и не бросил её посреди дороги, а всё таки приволок её против воли сюда. Что именно он сделал для неё и как глупо вела она себя тогда, до неё дошло только спустя долгий год. И всё же, способ запоминания ей понравился - она продолжила сочинять стишки про дварфских богов даже когда её приставили к Скальфу. Да, они оставались ругательными, но уже не несли за собой цели кого-то разозлить или обидеть. К тому же, постепенно отношение её к подгорному племени, да и вообще к богам-предкам начало меняться и она даже начала задумываться над тем, чтобы заново сочинить некоторые из них, но пока как-то всё было недосуг.
[indent]Ей, с её молодостью, недостатком знаний для понимания происходящего вокруг и тягой видеть мир в чёрно-белых тонах, почему-то начало казаться, что мир ополчился против неё: то её подкинули на порог почти крестьянского дома, то украли у приёмных родителей, то спасли от какой-то злой тётки, казавшейся ей верхом добродетели и участия, теперь же она сидела в осаде и мысли эти, всё чаще и чаще накатывавшие на неё теперь, казались ей единственной истиной.
[indent]- Забыл Моргрима-инженера и Тунни-рунника. - Заключила она, закончив припоминать стишки и загибать пальцы. - Ну и ещё б помянуть Громбриндаля, но не знаю стоит ли. Вроде ж не бог, а просто герой… - Она умолчала вторую часть того, что хотела сказать.
[indent]Сколько времени она уже наблюдала, как гибнут эти низкорослые, упрямые, но такие верные своему дому, верованиями и таким же как они, существа. Да-да, она, воспитанная людьми и всю свою жизнь находящаяся у людей, пока никак не могла привыкнуть к тому, что вокруг неё дварфы, по привычке она звала их людьми и они очень сильно обижались и всё же одна мысль ей не давала покоя: Где же их герой, где же их знаменитый седобородый предок, когда его народ так страдает? Где этот дварф-заступник, их прежний правитель и почти бог, неведомо где прячущийся и никем не найденный до сих пор? Где он, поклявшийся прийти на помощь своему народу, когда нужда в нём будет самой большой? Или же то, что творилось там, с другой стороны города, не считается большой нуждой? Тогда что же должно ею считаться?
Над ухом раздалось ворчание Берси и Хельга вынырнула из своих мрачных размышлений, снова запустила руку в сумку, доставая второй орешек.
[indent]- Последний! - Предупредила она более строгим тоном, подняв указательный пальчик строго вверх, и перекинула орешек за спину как первый. - Неча больше клянчить!
[indent]Здоровый белый йети, который следовал за ними носил то имя, которое ей вздумалось ему дать - “медвежонок” - и не заметил этого орешка, едва ли он был ему на один зуб. Быть может она и переборщила, потому как в ярости этот зверь никак не походил на то, как она его звала. Скальф настаивал дать ему иное имя - Сверр, что означало бы “дикий” или Снэбьерн - “снежный медведь”, но вредная девка и слышать ничего не хотела, упиралась и артачилась, объясняла своё решение тем, что некогда слышала в детстве - как назовёшь корабль, так он и поплывёт. Сколько было споров. Взгляды людей, впитанные ею с детства, были здесь чужими, лишними, не к месту, и всё же она верила в то, во что верила.
[indent]- Южные, Скальф, верно всё. - Развеяла она его сомнения и тихо возмутилась про себя - “Ещё бы не южные, коль ты про них всё утро не умолкал, да и небось думал, что я тебя не слышу.”
[indent]Мысли её снова метнулись совершенно в другую сторону. Да, она была приставлена к этому служителю, да она постепенно запоминала всё, что он ей говорит, но она и видела как на неё смотрят другие. Всё-таки она была чужой, чужой, хоть и принятой здесь. А что ещё хуже - знания, полученные ею от Скальфа, не предвещали ничего хорошего для того самого дварфа, которого она без зазрения совести звала дядькой - Готрека. Тогда ещё казался он ей странным, а теперь-то она уже точно знала почему ей так казалось и какая судьба его ждёт, вернее какую судьбу он выбрал себе. Выбрать-то выбрал, но как он смел это сделать, а как же она? Что, ей опять придётся терять кого-то? Мало что ли она теряла? Эти злые, питаемые детским эгоизмом мысли теснились у неё в голове и сердце, и тем становились сильнее, чем более ясно она понимала, что изменить тут что-то не в её власти, что ей следовало бы быть просто благодарной, а требовать от Готрека ещё и чего-то кроме спасения её никчёмной жизни.
[indent]Всё-таки в голове девчонки что-то менялось, что-то неумолимо говорило ей, что это всё чушь, блажь, её собственная глупость и всё это не верно. Что всё происходящее идёт своим чередом, так как должно и не ей лезть поперёк этого огромного колеса судеб и жизней. Просто разобраться бы с её собственной жизнью, становящейся всё более и более сложной. Просто бы разобраться.
[indent]Обратив свой взгляд в сторону, указанную своим наставником, она подняла руку, закрывая конопатое лицо от лишнего света, отражённого снегами и пристально всмотрелась туда, где Скальф увидел птиц. Какие уж тут птицы? Орланы, канюки, ночные совы внизу горы, да вороны, прилетевшие попировать на поле брани там, с другой стороны города. Да и потом, старик едва ли мог что-то разглядеть на самом деле. Частенько трубки-то своей найти под рукой не мог, так зло шутил над ним его возраст. Там вдалеке виднелись флаги, пока что совсем крохотные, но всё же вполне различимые.
[indent]- Флаги, Скальф. Видать эльфы. - Ответила она, разглядев наконец что именно было изображено на приблизившихся флагах и старательно доставая из памяти то, что уже успела узнать о флагах. Увы, этого чего-то было не так и много.
[indent] Вопросы, которые не давали ей покоя уже почти месяц снова оставались неразрешёнными, снова оставались на её домыслы и рассуждения. Никак ей не хватало мудрости и сил поговорить обо всём с наставником, быть может он-то и дал её беспокойным и буйным мыслям верное направление.

+6

4

Запах крови медленно распространялся по шатру, источаемый трупом с развороченной многочисленными ударами глазницей. Эоган видел взгляды других вождей. Страх, что пребывавший в гневе хан убьёт  кого то. Страх оказаться следующим, кого отправят отбивать эту пивоварню от отряда особо упёртых гномов. И следующим оказатся на этом же месте, с раскроенным черепом.
Эоган не винил мёртвого орка за его неудачу. Войско хана было многочисленным, однако вооружением  подготовкой они уступали гномам. Орда представляла из себя пёстрое сборище племён, кланов и кочевий. А про Истребителей Эоган успел наслышатся. Хоть он и прибыл лишь четыре месяца назад, эти воины были достаточно знамениты. И насколько успел он понять, эти гномы - идейные истребители различных существ. Опытные рубаки, настоящие ветераны множества битв. Страх смерти у них отсутствует. И пока они в здании, их нельзя задавить числом. А вооружением и боевым опытом, эта разношерстная компания им явно не ровня.
Хобгобла хан этого либо не понимал, либо не желал принимать в расчёт. Хотя скорее второе. Эоган был поражён этим гоблином. Собрать такую Орду. Даже где то найти дракона! И убивать гораздо более крупных противников. Эоган изумлялся. Хотя при этом считал, что ему бы не мешало держать себя в руках. И побаивался, хотя знал что может уйти. Признаватся в своём страхе он считал лишним. Даже самому себе он в этом признавался с неохотой. И всё же было в нём что то большее, чем просто жестокость гоблина дикаря.
Если конечно, Эоган не ошибся. А пока он ответил Нагашу.
Согласен. Но в этот раз хоть казнь быстрая.- Нагаш бы ему не особо приятен. Труп, как любой знак смерти, гниения и увядания, был ему противен. Уважение, что он питал к личам, не гасило желания, лишний раз их не касатся. И рядом не стоять, но в этот раз так получилось.
Слова Хобгоблы, обращённые к ним, Эоган выслушал, на глазах загораясь интересом. Дракона не каждый дени увидишь, особенно столь древнего. Идти к нему без позволения, Эоган опасался. Себе он это объяснял, что боится лишь ярости дракона, от незванного гостя. А тут был приказ идти, Эоган обернулся к магической братии, - Кто со мной к дракону?- одному идти было опасно. Дракон всё же не очень предсказуемое создание.
Лучше всего взять с собой Нагаша.- размышлял Эоган-если дракон его кости спалит, так ничего, жив останется. А если дракон этот собачий завтрак рядом с собой потерпит, то и человека тоже.- затем взгляд перешёл на Эноха- Или его. Друиды с огнём чуть дружат. Да и в исцелении что то смыслят. Ну и прикроет. Ему доверия больше, чем мешку с костями. Да и друиды часто с природой договариваются. Значит и с драконом найдут чем языки связать.
Обдумав лучшие варианты и заодно оглядев других магов, он подумал, что возможно придётся идти одному. Но тогда только ночью, после молитвы.
На дроу онсмотрел без доверия и вообще жалел, что они есть тут. Их найм он считал одной из ошибок хана. Мнение своё, впрочем держал при себе. Но втайне надеялся, что лишь последний из их отряда убьёт Унгрима. Что бы потом пасть в бою с его охраной. Гномы определённо вызывали у него больше тёплых чувств, чем эти любители пауков.
Впрочем, послушать о результатах экспедиции на Призрачный он был не против.

+1

5

Кашель победил. Прижав черный шерстяной плащ ко рту, Лоуренс едва заметно содрогнулся в приступе, привлекая внимание остальных. Волшебника не столь сильно смущало, как обыкновенный хобгоблин был способен заставить подчиняться себе орка и как тот позволил себя убить. Не беспокоило, как этот же самый "Хобгобла" сумел притянуть на свою сторону разношерстую орду и склонить к сотрудничеству среднего дракона. Несмотря на то, что на этот счет у мага были самые разнообразные догадки, некоторые из которых таились в других мирах, не это так беспокоило мага, как постоянный, вездесущий холод.
Чистый и холодный горный воздух пронизывал одежды волшебника насквозь, и даже после того как тот нашел себе тулуп потеплее, он все равно не мог избавится от ощущения, что замерзает. Пребывание здесь заставило Лоуренса вспомнить, почему он так редко оказывался на севере - он терпеть не мог холод. Но сейчас важны были не его потребности, пусть и текущая ситуация косвенно их касалась.
Дождавшись, когда слуги отошли от Хобгоблы, разговаривавшего с женщиной, волшебник подошел к ним, положив руку на плечо ведущему несущему.
- Оставь. Я о нем позабочусь.
После этого маг убедился, что ему позволили забрать тело с собой... не в привычном смысле. Лоуренс открыл врата в мир смерти под телом, смотря, как то проваливалось во тьму, и после того, как от военачальника не осталось и следа, некромант вернулся к своей группе как раз вовремя, и услышал слова другого мага.
- Кто со мной к дракону?
Лоуренс в очередной раз прокашлялся, сделав шаг наавстречу. Кажется, это был жрец по имени Эоган. Они сталкиваются впервые, но обстоятельства их встречи говорили друг о друге красноречивее любого представления. Хороших людей в орде быть не могло.
- Надеюсь, что... Скъяландир накормлен. Не хотелось бы донимать достопочтенного гостя на голодный желудок. - вопрос этот был обращен скорее к слугам неподалеку от Хобгоблы. - Я предпочту отправиться прямо сейчас. Буду рад вашей компании, господин Эоган. господин Нагаш. - проходя мимо своих коллег, Лоуренс слегка поклонился каждому, не забыв и про так называемого предводителя. - Господин Энох.
Компания - это хорошо, особенно когда ты идешь к могущественному древнему существу со своими мотивами. Иначе зачем дракону присоединяться к этой возне? Оставалось надеятся, что древний будет достаточно в духе, чтобы выдержать двух магов, у каждого из которых были свои собственные вопросы.

+2

6

- Принимай, Адрик! - громким басом обратился Ленгар к одному из истребителей, занимающихся сортировкой бочонков, содержимое которых по ценности было равно аметистам, а то и многократно превосходило и алмазы - кому уж что нравится употреблять. Дварф с ярко-рыжим ирокезом в ответ на речь следопыта одарил того лишь слегка удивленным взглядом, а затем молча принял бочку и понес ее к общей куче. - Это последняя. Пока что. - бросил в спину уходящему истребителю Ленгар, после чего достал из кармана сухарь и начал его грызть, тем самым пытаясь подавить в себе наступающий голод, а также прогнать находящееся где-то на периферии сознания желание нагло вскрыть одну из бочек и опорожнить ее в одиночку где-нибудь в темном углу подвала. К счастью лишь мысль. Развернувшись на пятках ровно на сто восемьдесят градусов, сын Уилли направился к освещенной несколькими факелами лестнице, ведущей в самый низ пивоварни, где, как казалось гному, должна быть скрыта от глаз еще пара-другая бочонков. Компанию следопыту составил звук скрежета зубов об сухарь, который, казалось, был слышен даже в шатре хобгоблы, но даже он не мог переплюнуть возникший вскоре из-ниоткуда рев Готрека, призывающий Ленгара бросить все и встрять в спор двух истребителей. Делать это, конечно, он не собирался, ибо бросать то, ради чего он и был отправлен в вылазку не входило в его ближайшие планы, да и к тому же компания стен, потолка и пары факелов, напоминающая о далеком детстве, была ему приятней общества двух спорящих истребителей - наверное самых упрямых существ на всем Альмарене. Вскоре ступеньки в проходе закончились и Ленгар вошел в подвал, где он встретил дварфа с фонарем - Малакая - который внимательно осматривал каждый угол комнаты в надежде найти еще хотя бы один бочонок с горячительным.
- Ну...что думаешь, где ещё может быть? Под входной плитой? Или между теми стеллажами? - Малкай поприветствовал вопросом следопыта, заметив как тот вошел в комнату. Новую задачку Круглый Щит принял с задумчивой ухмылкой, вскоре быстро начав изучать едва освещенное помещение - мощности фонаря явно не хватало, хоть это и не особо мешало Ленгару, так как из-за врожденной особенности зрения всех дварфов он вполне сносно видел почти все объекты в подвале. Первым делом он изучил пространство меж стеллажей, а после, не заметив там ничего необычного, передвинул свой взор к входной плите. Там он также обнаружил ничего странного, но что-то - то ли чуйка, то ли обыкновенная логика подсказывала ему, что там далеко не все так просто.
- Думаю, лучше будет глянуть вон там, - с забитым ртом произнес дварф, жестом указал на входную плиту, - Вполне быть может, что владелец сей пивоварни организовал под ней лестницу, ведущую в очередной тайник, где скрывается еще не один бочонок… - следопыт было хотел продолжить мысль, но его прервал очередной вопль Готрека. - Давай поторопимся, а то, мне кажется, там наверху скоро начнется бойня, если я не явлюсь… - проглотив остатки сухаря, Ленгар направился к входной плите дабы проверить ее на наличие чего-либо необычного средством приподнятия ее своим ножиком, который уже находился в руке дварфа и отбивал своим идеально заточенным лезвием немногочисленные крохи света, исходящие от лампы Малакая.

+2

7


Как и прежде, жизнь в Арисфее текла своим мирным чередом. Здесь никогда не гремели войны, не бродила нежить и не ревели в своей ярости орки. Однако, будто в ответ на события из далёкого края на западе гор Скалистых, и над этим лесом сгустились тучи. Они не несли за собой никаких изменений, никто не грозил Вечному Лесу войной, но многим эльфам севера чудилось, будто деревья стали выше, а исходящие от них тени мрачнее, будто наседающие великаны, готовые обрушится на них всей своей мощью. Конечно, такое было едва ли возможно, ведь древни, древолюды и духи леса были на стороне эльфов, но печальные вести из-за пределов леса тревожили благородных эльдар и их ропот достиг ушей двух лордов, двух защитников северо-западных пределов Арисфея. И лорды ответили им:
Пока Айна Нумитора молчит, мы не можем и не станем действовать. — но нашёлся ещё один владыка среди эльфов, кто всё же ответил на призыв Тириона, пускай и тайно, не оглашая своей затеи. Хранителем троп называли его: гроза тёмных эльфов и всех тварей и бестий в предгорьях Амон Кавата, Руат Гаен и просторных долин Аэт Блайн'эдд на юге Скалистых гор. Он призвал верных воинов и друзей, а кого-то вынудила клятва и долг. Дориан, будучи в долгу перед Хранителем троп, был вынужден откликнуться на столь опасную авантюру, даже не представляя себе, какой ад на земле доведётся ему повидать. Утешало лишь одно, пускай и малое воинство, но бывалых ветеранов ушло на помощь Тириону вместе с ним. Идущий на войну Феникс весьма скоро узнал о поддержке эльфийских друзей, коих насчитывалось не много, но эти не многие прошли через столько битв и лишений, сколько листвы росло на золотом древе Арисфея.
Даже будучи рядом с самим Тирионом, Дориан не чувствовал себя в безопасности. Он был тем, кто мог за несколько сотканных заклинаний смести не мало врагов со своего пути или с той же лёгкостью разметать вражеские осадные орудия по лагерю, как ураган осенние листья, но что-то было не так, что-то его беспокоило. Чародей никогда не сомневался в себе и своих силах, тем более, что он освоил стихию, покорил ветра магии, как мастер музыкант струны лютни, но что-то подсказывало ему, что он слишком уязвим. Возможно, что это взгляды двух эльфийских воинов, предоставленных ему в защиту лично Хранителем троп. Лица воинов были каменными, а взгляд острый, пронзающий и, по какой-то причине, постоянно обращённый на Дориана. Маг не сомневался, что будь его постоянные попутчики врагами, они бы в мгновение ока изрешетили его стрелами прежде, чем тот возвал бы к магии.

https://i.imgur.com/EocxNR3.jpg
Аэнрин – высокий, худощавый эльф, облачённый в штопанную в одном месте кольчугу без рукавов, доходящую ему до середины бедра, и кожаную короткую кирасу с металлическими клепками. У него черные волосы и зеленые глаза, вернее, только один левый глаз, на месте которого зияет пустая глазница. Его правая половина лица изуродована и покрыта шрамами от порезов и ожогов, но эльф никогда и никому не рассказывал, кто с ним сделал такое.  Правую половину своего изуродованного лица эльф скрывает карминовым платком, который удерживается на его голове с помощью кожаного ремня и имеет прорези для ушей.
Аэнрин, являлся превосходным лучником и специализировался на засадах и ночных вылазках. Его лук «Грозовой ястреб», обладая убойной мощью и высокой точностью, имел на своём счету убийств не мало сильных противников. Ещё бы, ведь при длине более 1,5 м, имея три тетивы, проходящие через шкивы на обоих концах, можно пробить шкуру и Пещерному троллю. В качестве дополнительного оружия эльф носил сарbannedский ятаган.

https://i.imgur.com/Aijme8z.jpg
Второго эльфа звали Нальтаэлон. Так же высокий, молчаливый, с холодным взглядом, он являлся обладателем куда более красивых и приятных острых черт бледного лица. Однако, то, что казалось смазливым и безопасным могло лишить жизни человека за один удар сердца. Его волосы были ещё чернее, чем у Аэнрина, а угольные глаза будто порождением бездны, впивались, как пиявки и пытались высосать из человека душу. Его одеяние являло собой лёгкие, не стесняющие движений кожаные доспехи, а со спины спадал длинный чёрный плащ. Любимым оружием эльфа были парные эльфийские кинжалы, а в качестве запасного он использовал короткий лук, которым убойным не назовёшь, однако та скорость, с которой эльф может сделать из цели ежа, поубавит уверенности любому.
Являясь членом отряда «Идущих по тени», Наль также специализировался на засадах, но кроме того любил поиграть в скаута, вынюхивая планы врагов для отряда. По этой же причине он носит с собой маленькую незаметную склянку с ядом, на тот случай, если ему будет грозить не самый приятный плен. К счастью, в охоте за тёмными эльфами ему такая услуга не пригодилась.
Да, несколько раз мы пересекались, но недостаточно, чтобы я мог делать о них какие-либо выводы. — отвечал чародей, стараясь быть обходительным, избегая категоричных и однозначных ответов. Он прекрасно знал, как большинство эльдар смотрит на подгорный народ. — Но их городов, к сожалению, мне видеть не доводилось. — и это было немудрено, ведь большую часть времени Дориан обитал в лесах Арисфея, покидая его приделы лишь при особой нужде, носившей, как правило, исключительно научный характер.
То, что увидел Дориан долине, перехватило его дух и давило своей мощью. Древняя твердыня. Карак-Дум не был похож не на один из городов людей, он был подобен скале, грубым, но мощным – подобной твердыни чародею видеть не приходилось. Казалось, что гномы построили город в защите от какого-нибудь огромного демона, и кто знает – может так оно и было. Ничего общего с городами эльфов.
Мило. — робко улыбнулся маг, глядя на долину. — Но надеюсь мы войдём через врата, а не полезем на стены.

https://i.imgur.com/u8IVHPs.jpg
Гимрин возился с осадным орудием также скрупулёзно, как прислуга в комнате богатого аристократа. Гномьи баллисты, местемёты, требушеты и прочие осадные орудия славились своим качеством, своей точностью и эффективностью, и не хотелось потом слушать от своих собратьев, что Гимрин Руринссон безалаберный простофиля и никудышный инженер. Поэтому бывалый инженер и кузнец качественно заботился о своём оружии и предоставленных ему в управление осадных машинах. В общем, подходил к делу ответственно… несмотря на то, что сейчас предпочёл бы работе бочонок пива или медовухи. И эти двое болванов Оин и Глоин, как раз сейчас спорили о пиве и медовухе. Так нет, им было мало, и они полезли к уже не молодому дварфу с вопросами.
Неплохо. — выдохнул Гимрин. — Но красная ягода сделала бы его слаще, а так действительно чувствуется какая-то горечь.
Гимрин не хотел врать Оину, но и расстраивать тоже. Процесс изготовления медовухи весьма не прост, поскольку многое зависит от сортов мёда. Те не многие дварфы, что производят медовуху, нередко предпочитают собирать мёд у диких пчёл, а в долинах, на западе Скалистых гор такие пчёлы строят ульи вплотную к дереву, едва ли даже не в каком-нибудь дупле, чтобы птицам и прочим хищникам было труднее добраться до мёда, и это действует… но иногда в мёд затекает древесная смола. Если Глоин берёт мёд у таких пчёл, то понятно откуда горечь, а если же нет, то тощий тролль его знает. Но Глоин был прав – сейчас не время пить пиво, хотя от кружечек двух дварф не отказался бы.
Мне плевать, есть ли разброс или нет – мне важно, чтобы оно убивало. — суровым тоном ответил Гимрин. — Погано, когда не попадаем, но если из-за разброса наш снаряд снесёт буквопёрд тому, кто пришёл к нам в гости не постучавшись, я буду не против. — да, в последнее время гном не отличался хорошим настроением, но он признавал, что не будь тут с ним Оина и Глоина, то сейчас кузнец рычал бы, что-то ломал и скидывал со стен, а так двое болванов развлекают его простыми беседами. По правде говоря, он соскучился по тем денькам, когда можно было подойти к врагу и смять ему голову тяжёлым молотом, а не перекидываться тут камнями, алхимическими снарядами и прочим недостойным делом. Все эти мысли вынудили его вспомнить о Готреке.

Отредактировано Дориан (13-07-2019 21:20:58)

+1

8


- Отец, мы должны собирать наш народ и выдвигаться.
- Мы это уже обсуждали. Нет.
- Но мы данники короля Карак-Дума! Ты знаешь, что там происходит?
- Да, знаю. И согласно клятвы - мы прийдем на помощь. Когда мы получим эту самую просьбу о помощи.
- Тебе мало слухов и новостей?
- Слухи и чьи-то присказки никогда не были основой клятвы! Пойми ты. Нас слишком мало! Мы не можем участвовать в каждой новой битве по твоему хотению. Каждая наша смерть существенно уменьшает и без того малое количество! Мы вымираем!
- Тогда сиди в своих стенах! А я пойду сам. Дай мне меч! Его сделал и подарил нам король Карак-Дума!
- Нет! Я запрещаю тебе! Ты мой едиственный сын. Мы - последние короли. Если ты погибнешь? Ты подумал об этом? Род ведь прервется! Последний королевский род нашего народа, нашей расы!
- И поэтому ты предпочтешь сидеть и ничего не делать? Что, если это действительно Конец Времен - и это последняя война?
- Тогда помогут нам боги. Довольно! Я запрещаю тебе даже думать о подобном! Если Унгрим уверен, что ему не нужна наша помощь - значит беда не настолько сильна. А теперь прочь! И хватит об одном и том же!

Мило. — робко улыбнулся маг, глядя на долину. — Но надеюсь мы войдём через врата, а не полезем на стены.
Впервые за долгое время угол рта Тириона тронула едва заметная тень улыбки.
- Мило...так ещё никто не описывал дварфийские Караки. - принц скосил свой взгляд на полукровку. - Будем надеяться, Талайт. Потому что у этой твердыни нету стен - её заменяют отвесные горные отроги. Штурмовать их - занятие...весьма трудоемкое помноженное на природную упертость местных обитателей. Покуда мы не вошли на эти земли - я даю тебе шанс уйти. То, что нам предстоит - вполне может быть слишком опасно и кроваво. Для тебя и для твоей уценицы,  - Тирион коротким жестом поднял свою ладонь, пресекая возможное возражение. - Прошу. Я не сомневаюсь в твоих умениях. Но...слишком много мрачных предзнаменований сходится в этом месте. Будь я тобой - я бы развернул коня прочь. Даю время до захода солнца сегодня.
И Белый Феникс отдал короткую команду выдвигаться.

- Забыл Моргрима-инженера и Тунни-рунника. - сказала Авдхельга.
- Да, да, да, - принявшись рассеяно поглаживать бороду ответил Скальф, впадая в какую-то задумчивость.  - Но не Тунни, а Тунгни. Моргрим - создатель механизмов, и Тунгни - начертатель рун.
- Ну и ещё б помянуть Громбриндаля, но не знаю стоит ли. Вроде ж не бог, а просто герой… - вставила девушка.
- Стоит, конечно стоит! Громбриндаль жил, конечно, много позже остальных богов-предков, но именно он закончил Великое Предательство. Все наши боги были когда-то простыми героями, ходившими по этой земле и ведшими наш народ к вящему…
Из образовавшегося затора стали уже доноситься недовольные возгласы. Преимущественно это были окрики женщин и молодежи. Женщины занимали весьма особый статус в дварфийском обществе - лишь 1 ребенок на 10 новорожденных был девочкой. Поэтому, обычно женскому населению отводились роли не требующие тяжелого или опасного труда. Но осада забирала свою дань, и сейчас, на южном направлении фуражные караваны как правило были почти полностью женскими. Да и сами караваны за последнее время в основном доставляли провизию. Унгрим приказал в обязательном порядке урезать пайки за последний год - длительная зима и осада уничтожили большую часть наземных крестьянских хозяйств, а запасы пищи стали подходить к концу. Еда стала проще и порции меньше.
Но Скальфа это сейчас мало заботило. Он опять ушел в пространную лекцию для самого неба, пока фраза его провожатой не вернула его к действительности.
- Флаги, Скальф. Видать эльфы.
- Эльфы? Здесь? Но откуда? Веками их не было, со времен Великого Предательства. Авдхельга? Где мы? Это Южные ворота? Я помню, что мне нужны были именно они, но зачем...что это там? Это птицы? Я вижу белых птиц...Авдхельга, нам нужно к Хранителю Врат! Как бы новой беды не было, - совершенно игнорируя окрики позади, сказал старый дварф, снова принявшись рукой щупать воздух вокруг себя, стараясь найти девушку, чтобы она отвела его.
[audio]http://ino-co.com/files/kv_ost/trihorn/Teyas%20Song.mp3[/audio]
Эльфийское воинство представляло собой сказочное зрелище. Ровной колонной, выстроившись по извивающейся мощеной дороге оно спускалось в долину. Бело-голубые цвета длинных одеяний искрились и пестрели на проблесках солцна сквозь тучи, сияя посреди густо насыпанного снега. Синхронное и дисциплинированное зрелище напоминало сон наяву. Под развевающимися знаменами, передние из которых изображали белую птицу в пламени, эльфы приближались к началу входного пандуса.
https://i.ytimg.com/vi/K0IG6J1VCbo/maxresdefault.jpg
Там, на путевом камне, как на постаменте, стоял Хранитель врат. Или, вернее, Хранительница. Традиционно эту должность занимал дварф в солидном возрасте, но, война с ордой уже на первом месяце забрала его. Тогда его место перешло жене - Брунгильде.
https://pinimg.icu/wall/0x0/illustrations-by-konstantinos-skenteridis-mariusz-gandzel-and-subroto-bhaumik-Ed765005db08dd0aa4439a969b34f57e3.jpg
Хотя Брунгильда и была дородной женщиной, доспех доставшийся ей с мужа был неудобен, шире в плечах и груди, и это было заметно когда она двигалась, сжимая традиционный молот-ключ от ворот. Впрочем, это компенсировалось её суровым и, местами, склочным нравом. Вот и сейчас, наблюдая всю эту процессию, Брунгильда подобралась, как и с десяток других женщин-воинов вокруг неё на пандусе.
Не успел Тирион выехать вперед и остановить своего коня, как Брунгильда уже зычным голосом объявила.
- Доброго утра. Как ваше ничего? У меня к вам небольшое предложеньице, если согласитесь уделить мне малость времени. Будьте любезны - убраться отсюда! Вы все! Прямо сейчас!
Повисла напряженная пауза, покуда колонна войск выше по дороге останавливалась на ходу. Тирион выждал, после чего слегка наклонил голову.
- Я - принц Тирион, Белый Феникс, и я привел помощь от лица всех вечноживу...
- Я плевать хотела, будь ты хоть Верховным Королем из Хенеранга. Нам не нужна помощь, тем более - от элги*.

Тирион никак не изменил своего выражения лица или тона.
- До нас дошли вести, что Карак-Дум находится в осаде.
- Ну, раз вы дошли сюда, то, наверное не такая уж это и осада. А даже если бы и была - это наша земля. И мы сами на ней разберемся с проблемами. Или, может, вы решили взять нас в осаду с этой стороны? Опять?
- и дварфийка угрожающе взялась за свой молот двумя руками. Её неприветливый взгляд прошёлся по рядам эльфов, почему-то задержавшись на Дориане, позади Тириона.
Скальф и его провожатые, тем временем, стали приближаться к началу пандуса, и зычные базарного характера возражения Брунгильды уже стали слышны. Скальф стал неврничать, принявшись чаще постукивать по плитам своим посохом.
- Авдхельга? Что там происходит? С кем спорит Брунгильда? Подведи меня к ней, и скажи ей, чтобы перестала так кричать - она спугнет всех птиц. Или это не птицы?

Гимрин на стене заметил:
- Но красная ягода сделала бы его слаще, а так действительно чувствуется какая-то горечь.
Оин наклонил голову, принявшись чесать проплешину.
- Действительно...нужно будет попробовать.
- Как же, попробовать...где ты видел ягоды за последние три года? Да что там, где ты видел хотя бы три травинки? Это Фимбульветер, говорю я вам.
- принялся опять увещевать Глоин.
- Да брось ты. Ну, аномалия, да, но всему приходит рано или поздно..., - Оин осекся на этой фразе. - М-да. Ну, у нас ещё остаются наши подземные теплицы.
- Ага...я слышал, в этом году даже они не уродили. Проклятие это, говорю я вам…
, - Глоин повернулся к Гимрину. - Под Морским копьем так же было? Я слышал, вам там пришлось сидеть в осаде с двух сторон и еда закончилась. Хотя, Готрек об этом что-то не особо распространялся.

Ножик Ленгара легко вошел в щель между плитами, и входная поддалась вверх. Малакай одобрительно крякнул, хлопнув по плечу следопыта.
- Ай-да зоркий глаз!
И вдвоем они смогли приподнять и сдвинуть плиту в сторону. Малкай направил свой фонарь вниз, принявшись рассматривать сложенные рядом бочонки.
- Медо...вуха? Что ещё такое? - разачарованно протянул Истребитель, рассматривая руны выцарапаныне на дереве. - А, чтоб тебя... я то думал - нормальное что будет.
Сверху раздались уже нечленораздельные выкрики и звуки какой-то деятельности.
Малакай посмотрел на Ленгара.
- Пожалуй, пора тебе прерваться. Эту находку я на тебя запишу, а ты пока иди, посмотри что там происходит.
Ленгар застал Готрека уже идущего к лестнице в подвал, с его неизменным топором. Позади него стоял его напарник по игре в кости, со свежеподбитым глазом.
- Что, как проиграл - так сразу сбегаешь? Ты, небось, и от смерти так же удираешь, да? А то, почитай, Истребитель - а уже дюжину лет по всему Альмарену бегаешь! - поднимаясь с пола, кричал побитый.
Готрек, не задреживаясь, бросил Ленгару на ходу.
- Пошли, пойдем разведаем что в округе, -и принялся спускаться обратно.
Дварфы предпочитали строить свои жилища и помещения под землей, и даже предместья Карак-Дума содержали над поверхностью от силы четверть всех строенией. И все эти схроны и комнаты под землей было соединены многочисленными туннелями и переходами. Вот и сейчас, собираясь в дозор, Готрек даже не задумывался над тем, чтобы пройтись по земле. Истребители использовали всю эту сложную сеть туннелей, ища ещё не обрушившиеся, пробираясь по ним как можно ближе к лагерю орды, и выходя в руинах очередного здания, чтобы незамеченными пронаблюдать.
Готрек вышел к развязке, уходившей под пивоварней на север, и остановился, пропуская Ленгара вперед. Он опять впал в свою крайность - мрачную молчаливость. Окрики товарища по игре в который раз напомнили ему неприятную деталь, слова, сказанные при его последнем приключении. «Ты не найдешь на этом мире того, что ищещь больше всего! Никогда и до скончания веков!». Слова могли бы быть чем-то сродни пророчества, если бы не звучали как проклятие. Да и исходил они от существа, очень уж напоминавшего Бога смерти. С того дня прошли многие месяцы, но эта фраза до сих пор крутилась у Готрека в голове.
- Это мы ещё посмотрим, - сказал он себе под нос.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=_NczzdL0YkI[/lazyvideo]
Лоуренс подошел к рабам-гоблинам, положив руку на плечо ведущему несущему.
- Оставь. Я о нем позабочусь.
Гоблин взвизгнул, прижав уши и стараясь умешиться в размере и отскочил, склонившись до пола. Его примеру последовали и остальные, несущие труп. Все-таки, в этом лагере любая более-менее сложная магия вызывала суеверный ужас, сильнее которого был лишь страх Хобгоблы. Вот и сейчас, рабы с широко открытыми глазами, отползая постепенно подальше, наблюдали за тем, как растворялось тело крупного орка.
Морати, все так же равнодушно прохаживаясь взглядом по окресностям, начала рассказывать про Призрачный остров.
- Вождь Эрик достиг места назначения. Последнее, что передали с моими гонцами - он нашёл искомый камень, отволок его обратно, и его корабли уже были замечены у северного побережья Альмарена. Далее, шефанго возьмут груз на борт. Хотя, возможно они уже на подлете к нам. Донесения доходят не мгновенно, хан. Учитывая, что большая часть моих подчиненных расходуется столь...бездумно, - фыркнула на последней фразе дроу.
Хобгобла, принявшись поглаживать подбородок, кивнул Морати на свой шатер.
- Остальное расскажешь внутри. Вы ещё здесь? Пошли прочь! - уже менее злобно, но не менее кровождано сказал Хобгобла, окинув взглядом толпу магов.
Эоган обернулся к магической братии, - Кто со мной к дракону
Нагаш кивнул, покачивая своим церемониальным шлемом.
- Пожалуй, не помешает для разнообразия.
- Надеюсь, что... Скъяландир накормлен. Не хотелось бы донимать достопочтенного гостя на голодный желудок. Я предпочту отправиться прямо сейчас. - присоединился так же Лоуренс, получив одобрительный кивок Нагаша.
Лагерь был одним большим суматошным местом. За три года осады временное стойбище стало более постоянным, перейдя в некое подобие поселения-города. Появились даже местные торговые пути, по северной части материка, сходившиеся в этом лагере. Юрты, палатки, шатры, срубы и землянки занимали всю отвоеванную часть долины, простираясь от одних горных стен до других.
Орда так же очень споро смогла обжиться в руинах захваченных зданий, продолжая грабить их.
Действие было на каждом шагу. Толпы тел орков, людей и других существ спали, ели, готовили. Тут и там, в ямах в земле, выяснили отношения в дуэлях, и вот уже у племени был новый вожак. В других местах вожди покрупнее решали споры дележа добычи, не забывая урвать и свою часть. Тысячи тысяч тел и сотни костров и коптилен создавали облако тепла, отгоняющего сплошную зиму вокруг, сотни запахов постоянно висели в воздухе, как постоянный шум, не смолкающий ни на минуту.
Впрочем, для магов в этой толчее найти путь было не проблемой. Суеверный ужас перед сверхъествественным заставлял даже огромных огров и орков уходить с дороги на узких вытоптанных пространствах, покрытых кашей из снега.
- Забавно...я здесь уже почти год, хотя до сих пор это место оставляет для меня массу загадок. Как ему удается держать их всех под контролем? Ведь зесь есть расы и племена, между которыми сущесвует, я бы сказал, естественная, природная кровная вражда с начала времен. Поразительно. - рассуждал Нагаш по пути.
Постепенно, их путь привел к логову Съяландира. Дракон выбрал для себя просторное складское помещение внутри одного из горных отрогов, бывший банк, выбив массивные ворота, валявшиеся теперь во входном проходе.
https://i.neoseeker.com/ca/the_lord_of_the_rings_war_in_the_north_conceptart_2VaaW.jpg
Найти это место было совершенно не проблемой. Даже не смотря на тесноту и толчею, вокруг входного проема не было ни одной палатки и ни одного живого существа, не считая дюжины рабов, периодически заводивших внутрь очередной скот на веревке, и возвращающиеся обратно с грудой костей, которую скидывали в яму тут же, у порога.
- Кстати, полагаю, по части переговоров теперь это предстоит делать вам, коллеги, - рассматривая уже почти полную яму, заметил Нагаш, - во-первых - вы здесь оба впервые, а во-вторых - меня Скъяландир попросту игнорирует. Уж не знаю, в чем дело. Возможно, эта долгая зима вогнала его в спячку. И я бы рекомендовал вам что-нибудь сделать с эим кашлем, уважаемый Лоуренс. Драконы обладают очень чутким слухом, и даже простой чих сильно режет им по ушам. А уж в замкнутом пространстве...может, желаете сделать завещание? Обещаю, обойтись с вашими останками со всем подобающим пиететом.
Лич замер у зияющего черного провала входа, задумчиво рассматривая его, слегка наклонив голову набок.
__________________________
Элги (кхазалид) - эльф, эльфы. Дословно - «те, кто без бороды».

Отредактировано Готрек Гурниссон (17-07-2019 11:14:31)

+3

9

Эльфов Лари встретил по случайности - впрочем, как и многих до этого. Как правило, это грозило обернуться очередным приключением, которое было весьма проблематично забыть.
Высокие, хмурые, молчаливые воины, они чем-то напомнили Лари тех, что были встречены им в Скалистых Горах - с той лишь разницей, что живые. Наёмник следовал за ними, и лишь во время привала один из командиров поведал ему, что они держат путь к гномьей крепости Карак-Дум.
Новость это удивила наёмника. Ранее ему казалось, что Скалистые Горы - точнее, западная их часть - не что иное, как обитель гоблинов, нежити и... кое-чего более ужасного. Однако, ещё через два дня пути по предгорным дорогам, мужчина увидел гномов.
"Война!" - понял Лари. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять - гномы бежали. Женщины и дети. Повозки, нагруженные домашним скарбом. Мрачно взиравшие перед собой воины, покрытые окровавленными бинтами.
И, похоже, это было что-то страшное. Что-то, что заставило гномов покинуть свои дома, что ранее располагались ещё западнее этих мест.
С эльфами наёмник ощущал себя чужим. Воины, сверкая роскошными кирасами и шлемами, держали настолько крепкий и ровный строй, что не возникало желания даже идти в последней шеренге - это выглядело бы, как в старой наёмничьей поговорке про пришитый к женскому началу рукав. Потому, Лари находился чуть поодаль от них, но стараясь при этом не отставать.
"Там наверняка должен быть кто-то из Хенеранга."
А ещё позже к войску эльфов начали прибиваться люди и гномы. И, как ни странно, Лари не удивился, когда в одной из групп людских наёмников, пропускавшей эльфийские колонны, блеснула знакомая лысина.

Шишак

http://s5.uploads.ru/jakVC.jpg

Удивился он чуть позже - когда эльфы встретили ещё один небольшой отряд гномов, и в оном сверкнула серебром знакомая борода с мясистым шнобелем. Аральд вёл своих воинов в знак помощи от клана Гримвутрот, чьи земли пролегали в южных предгорьях.

Аральд из клана Гримвутрот, гномий костоправ

http://s8.uploads.ru/GXT2m.png

На первых порах приходилось тяжело - гномы были резко против всякой перспективы того, что командовать ими будет человек. Дело чуть не вылилось в потасовку прямо во время марша, но в итоге удалось договориться.
В итоге на подходе к Южным Воротам позади эльфийского воинства, торжественно спускавшегося к долине, ещё шагал разношёрстный отряд гномов и людей - всего около шестидесяти человек. Позади ослепительно сиявших белым и серебряным кирас и шлемов холодно сверкали кольчуги и шлемы. Эльфы держали копья и клинки - а позади них шли люди и гномы, ощерившись мечами, топорами и булавами. Иные шли с луками и арбалетами, но таковых было всего одиннадцать человек на весь отряд.
- И чего они там сопли на xрен наматывают? - пробухтел Шишак, лениво помахивая буздыганом, - Аральд, Лари, гляньте, чего они там?
- Угу, - буркнул гном, подтягивая поясок. Костоправ вырядился на войну, будто на праздник. Вместо привычных кожаных доспехов с заклёпками - сверкается мифриловая кольчуга. Через плечо - портупея с арбалетом. В руке - крепкий молот-клевец. А ещё - дорожная сумка с ремнями, бинтами, инструментами и прочим скарбом, предназначения которого даже не всякий гном мог понять.
Человек и гном зашагали вдоль вставших на дороге эльфийских колонн. Там, впереди, командующий армией безуспешно пытался договориться с дварфийкой, отчего Аральд чуть не схватился за голову:
- Ну, брате, дожили!.. Почтенная, - костоправ, закинув на плечо молот, обратился к Брунгильде, игнорируя принца Тириона начисто, - тебя во время осады по голове чем-то огрели, или ты уродилась такой упёртой? Даже человек знает, что часовой обязан сообщить, что у него происходит, а не топать ногами по земле и поливать всё и вся руганью о том, какие поганые элги, что сюда пришли!
- Старые расы, - фыркнул Лари, - А люди ещё и последовали вашему примеру - так люто ненавидеть друг друга.
- Обожди, брате, не об этом сейчас, - махнул рукой Аральд, и затем продолжил: - Али ты не часовой, а так, языком почесать на верстовой столб встала?..

+1

10

В рассуждениях Нагаша было зерно истины, которое тот не стеснялся показывать своим собеседникам, говоря о секретах власти Хобгоблы, как о чем-то будничном. Сочетание всевозможных рас и культур, в теории считавшееся невозможным - было прямо перед глазами волшебников. И пусть их всех объединял почти сакральный ужас перед предводителем, местные народы продолжали ненавидеть друг друга, спрятав агрессию глубоко внутри. И стоит Хобгобле погибнуть, да пусть даже исчезнуть - бойня внутри орды станет вопросом считанных дней, если не часов. Остается вопрос - как же он сумел провернуть такую операцию. И "он" ли это был?
- Мы, можно сказать, только прибыли, господин Нагаш. - ответил его размышлениям Лоуренс идя рядом и рассматривая орду изнутри. - Будет интересно услышать вашу теорию того, как господин Хобгобла сумел провернуть столь невероятное объединение столь разных по культуре народов. По возвращению, конечно же..
Страх перед магией здорово помогал небольшой группе - вся эта живая масса из гоблинов, людей, орков, огров и всевозможных ручных и полу-ручных чудовищ расступалась перед ними, как разноцветная, провонявшая потом и гарью река. Во время их пути волшебника пару раз скрутил приступ кашля, которых тот заглушил своим шарфом. Всевозможные запахи, среди которых приятных практически не было, били по чувствам мага кувалдой всякий раз, когда приходилось ходить по оживленным землях и переступать через гоблинов, сновавших в разные стороны словно горстка тараканов. Хорошо хоть основной массив орды старался им не мешаться - маленький плюс их положения в войсках Хобгоблы, легко перекрываемый большим и злым драконом, которым их лидер дорожил куда больше, чем остальными присутствующими.
Лоуренс изучал окружение по мере их приближения - это было нечто вроде хранилища, может даже одно из сокровищниц, которые хранились в черте города. К сожалению, волшебник мало что знал о культуре гномов кроме распространенной молвы об их удивительной твердолобости. Каковым бы ни было предыдущее предназначение этого места, ныне же это был дом Съяландира. Рабы почти что постоянным потоком заносили в пещеру разнообразных животных и изредка - людей. Обоих объединял животный ужас и парадоксальное принятие своей участи. Изредка из пещеры не выходил никто, а следующий за теми слуга выносил не только кости животного. Вселяло уверенность в их предстоящий разговор. По крайней мере, их убьют не из чувства голода.
Ворота хранилища были массивными, многократно выше самого крупного огра, которого встречали носители магии - и они были с корнем сорваны и валялись на земле. Лоуренс присел на одно колено, слегка стукнув костяшками о холодный металл. Гномы не жалели материала на эти ворота - потребуется не меньше пары десятков существ, чтобы просто сдвинуть этот огромный кусок гномской стали с места.
- Кстати, полагаю, по части переговоров теперь это предстоит делать вам, коллеги
Последовавшие объяснения совершенно не тронули мага. Нельзя было сказать, что Лоуренс не верил Нагашу. Но каждое слово лича следовало воспринимать с осторожностью - мертвые подобно ему преследуют только свои собственные цели, и их не заботит ничего, кроме самих себя. Так что пусть даже тот был и коллегой некроманта "по цеху", Нагаш будет последним существом, которому волшебник доверится.
- Уж кому, как не вам, "коллега", известно, что для людей нашей направленности смерть - это лишь переходный процесс?
Лоуренс слегка улыбнулся, поправив повязку под глазом. Тот не прекращал зудеть.
- Если мне придется... кхм, изменить свое состояние, поверьте - я вам первому расскажу о новых впечатлениях нежизни. - сочтя это за подходящее "завещание", Лоуренс отправился к дракону, проверяя при этом наличие третьего спутника. - Идемте, господин Эоган! Нас ждет работа.

+2

11

[indent] Что они делают тут? Эти безвольные призраки минувших дней. Отражения себя прежних в запотевших зеркалах. Размытые силуэты. Проклятые и вечно гонимые куда-то вперёд. Они беглецы или гончие? Кажется и то, и другое, смотря чем пахнет в воздухе. А тут всегда чем-то пахнет. Страхом. Болью. Завистью. Гнилью. Однако для более искушённых меню этой кухни куда более разнообразно, чем может показаться на первый взгляд. Пахнет тут и не сбывшимся мечтами, и желанием выделится, надеждой обрести и тут же потерять. Запах последнего всегда наиболее отчётлив, наверное потому что это самый старый из всех возможных запахов, что обитают здесь. Оттого и не может он выветрится окончательно, не сейчас и не сегодня. Так зачем они пришли? Пришли, чтобы потеряться и помочь потерять другим. Забвение - единственное, что свяжет их в конце и будет общим для всех.
[indent] Казалось у Эноха повсюду были глаза и уши, старик лишь на вид был немощным и слабым, но все они помнили, на что он действительное способен. Всё в нём было гармонично, как сила физическая, так и острота его ума. Однако тело своё он воспринимал ни как иначе, как орудие своей богини. На алтарь служения ей он положил всю свою жизнь и даже больше. И теперь когда она ответила его мольбам, Энох желал привести к гармонии и весь остальной мир. Старик умело дёргал за ниточки то тут, то там. Действуя руками своих последователей, явных и тех что попали к нему не по собственной воле. Не оставляя чему-то и шанса пойти не по плану. Всё вокруг него вращалась по его законам и правилам. Он двигал фигуры, в то время как бедные пешки и короли даже не представляли, что решение в их голове созрело только потому что этого захотел Энох.
[indent] Вот и сейчас, они с Лазарем и Эребом были точно там, где ему было нужно. Семена дали всходы и Хобгобла-хан собрал вокруг себя целую ораву фанатиков и последователей, которые скорее боялись его, нежели уважали. Однако страх и уважение для тварей подобных Хобгобле скорее были синонимами нежели совершенно разными понятиями. Но не это волновало Эноха, Хобгобла был ничем иным, как ещё одним орудием. Остриём клинка что должен был ударить по дварфам и их землям, прорвать последнюю линию обороны и двинуться словно нож через масло в земли других народов, неся панику и разрушения. Того хотел Энох и у дроу не оставалось выбора, кроме как подыграть ему. Ни жестокая расправа, ни вспышка ярости не трогали их чёрствые сердца, уже давно привыкшие к жестокости и чудовищности этого мира. На всё это они смотрели так, как будто без этого не обходится не один день их жизни. Во многом так оно и было.
[indent] Оказавшись здесь, Энох почти никогда не снимал капюшон, в то время как лицо его было скрыто под маской, одна половина лица под светлой стороной, другая же под тёмной. Его советы приходились по душе Хобгобла-хану, но он редко когда действовал сам, скорее как всегда ненавязчиво советовал, вплетая в эти советы - собственные замыслы. И пока всё шло по плану, не без внимания других советчиков к себе, он всё больше склонял чашу весов в свою пользу, - Думаю мои темнокожие друзья и твои соплеменники прекрасно справятся с обоими задачами, если ты согласна им немного подыграть Морати, - улыбнувшись под маской, произнёс старик, взглядом указав на Лазаря и Эреба.
[indent] В то время как Лазарь уже направился к разношерстной компании, фальшиво улыбаясь в такт собственным мыслям. Драконов он терпеть не мог, и в данном случае возраст дракона скорее приумножал ненависть Лазаря к этим мерзким самовлюблённым тварям. Он бы прекрасно справился и с задачей Эреба, но Энох уже давно всё для себя решил. Даже их он двигал с той же лёгкостью как и остальные свои фигурки. Лазарь этому не удивлялся, скорее размышлял как задобрить того, кто с лёгкостью может тебя сожрать. Эреб же в это время направился в сторону Морати, убить короля-гомика та ещё задачка и он с удовольствием поменялся бы местами с Лазарем. Хоть драконы и бесили его не меньше названного братом, при подобном бы исходе у него были бы все шансы действовать в своих интересах, а не в интересах Эноха. Однако всё шло как шло, и тут уже ничего не поделаешь. Убери лидера и остальные станут беспомощны словно котята - это правило старо как мир и всё ещё работает, как ни странно. Стоило озвучить с глазу на глаз, как это лучше сделать, в подобном деле немаловажным фактором становится как раз таки, тот самый отвлекающий манёвр.
***
[indent] Лазарь не спешил и шёл позади группы замыкающим, не вмешивался в диалоги и не вплетал свои шуточки-прибауточки. Был собран и внимателен, выстраивая в уме хитрый план действий. Драконы с которыми он имел "радость" общаться все как один были словно под одну гребёнку. Сильные и могущественные, они были противниками, коих ни в коем случае не стоило недооценивать. Однако в том случае когда не знаешь что предложить, наиболее верным путём будет идти к нему последним. Пусть его горе спутники попробуют первыми и если уж у них ничего не получится, а в живых останется лишь Лазарь, не велика беда, а его четвертый вариант может стать тем самым, что и заинтересует дракона. Осталось лишь проверить эту догадку.

+2

12

Я тоже надеюсь что Скъяландир сыт.- согласился Эоган, надеясь что дракон не сочтёт его тело аппетитной целью. И когда к ним присоединился Нагаш, Эоган едва заметно вздохнул с облегчением. Если с ними будет эта костяшка, то его точно можно пихнуть вперёд, для выяснения настроения дракона. Уничтожение тела личам не страшно, хотя Эоган считал подобное бессмертие несколько увечным. Ни еды, ни женщин, ни тёплого солнца. Какая то пародия на жизнь. И сам жрец не слишком боялся своей смерти. Если будет нужно, его божество вытолкнет его и с того света. А если нет, то пребывать в ином мире и познавать его будет ещё более интересно чем мир этот. И можно будет посмотреть на воплощение самого Спящего! Ради подобного зрелища, Эоган был готов потерпеть боль от драконова огня. И все же, не спешил на тот свет, много дел на этом.
Поэтому когда стало ясно, что большего услышать не удастся, хотя что за такой камень понадобился Хобгобле, Эогану было интересно до чесотки, надо было идти. Идти и уговаривать дракона делать то, что он похоже делать не собирается. Втроём, впрочем, они возможно и найдут подход к нему.
Выйдя из шатра, он вместе с двумя некромантами направился к логову дракона. Компания двух магов Смерти его совершенно не вдохновляла. Больше походила на дурное предзнаменование. Тем более что этот Лоуренс, был какой то странный. Постоянный кашель, внешний вид как у покойника, но только вот живой он. Из за того, что он постоянно кашлял и, казалось Эогану, сейчас просто упадёт и помрёт, жрец называл его Полудохлый. Мысленно, разумеется.
Живой, Полудохлый и Мертвый пошли дракона уговаривать воевать...- усмехнулся он, представляя, как они выглядят со стороны, - Какой нибудь острослов точно продолжил бы этот анекдот. Жаль мне не смешно.
Острослова рядом не нашлось, окружающие их гоблины старались в сторону магов лишний раз не смотреть. Это льстило самолюбию Эогана, подчёркивало его статус и могущество. И это же его угнетало. Нет, почему они боятся Нагаша, было ясно. Эоган и сам лишний раз старался на это облезлое чудо костяное не смотреть. Особенно за едой. А уж встретить его ночью, да ещё в темноте - верный способ вылечить заикание. И обзавестись фобией на остаток жизни. Лоуренса они могли принять за больного.
Но вот его то чего боятся?! Он на их стороне. Он желал помочь им сокрушить общего врага. И этот страх угнетал его также, как та родовая ненависть, о которой Нагаш завел речь.
Они могли бы быть полезны. Они отлично дополняют друг друга. Но всё мешает кровная вражда. Да, этот костяк прав. Они ненавидят друг друга. И даже три года войны не смогли этого изменить. Да и, по правде говоря, Хан не пытался этого сделать. Он собрал Орду, но вот создать что то более устойчивое либо не может, либо не желает. Возможно, когда Карак Дум все же падёт, можно будет заняться превращением этого сборища племён во что то напоминающее народ. Или хотя бы устойчивый союз племён. А пока, увы и ах.
Я согласен с вами, они друг друга ненавидят.- скрипнув зубами от неприятной для себя правды, признал Эоган, - Причины же, что заставляют их собраться здесь, я предполагаю такие. Первая - страх перед Хобгоблой ханом. Он сумел привести под свою руку даже огров. Хотя эти великаны мало кому согласятся подчинятся. Вторая причина - общий враг. Как бы они не любили друг друга, гномов они ненавидят больше. Ну и конечно выгода, куда же без неё! Воюя друг с другом, можно достать немногое. А вот разграбив Карак Дум, можно урвать действительно большой кусок.- добавил он, не меняя впрочем, мрачного тона, - Возможно, в будущем, скреплённые общей кровью и вождём, они и смогут забыть былые разногласия.- последние слова были наполнены надеждой. Слабой и неуверенной, однако желанной, жгущей душу маленьким горячим угольком. Взгляд его сновал между ними. Часто грязные, они вызывали, нередко, просто омерзение. И все же они были ему ближе, чем эти чистенькие, созданные Имиром эльфы. Эльфы - создания настолько отвратительные, что даже под руку Рилдира не ушёл ни один. Лишь пали ещё ниже, начав поклоняться какой то твари! Принося в жертву эльфа, Эоган испытывал подобие оргазма.

И вот он, проход, в который заводили еду дракона, вынося лишь кости. И судя по тому, что выносили именно кости, совершено сыт дракон не был.
Не вдохновляет, совсем не вдохновляет!- снова нервы и снова усилие над собой, - Если я сумею пережить эту встречу, то возможно вынесу из неё больше, чем вынес бы за предыдущие десять лет. Сколько раз магия крови причиняла мне боль? Сколько раз я резал себя, чуть ли не плача и чувствовал слабость? И всё это окупилось. Теперь я уже спокойно наношу себе травмы. Ибо знаю как их исцелить и каков мой предел. Эта встреча - ещё один повод стать лучше. Нет смысла в жизни, если нет в ней риска. Если не стремится к новым знаниям, это девиз, смысл моей жизни. Познавать новое. И сейчас я должен сделать ещё один шаг!- услышал слова Нагаша, - Но не первым.

Если дракон вас игнорирует, господин Нагаш, то пожалуй вы и идите вперёд. Посмотрите, сыт ли дракон и что делает. Если спит это одно, а если скучает другое. Будить дракона опасно. Убьёт спросонья ещё.- от входа внутрь Эоган не отказывался и направился туда. С личом или без, а дело нужно было делать. Но вот именно лича он явно желал впихнуть вперёд себя. Или Лоуренса. Если дракон не среагирует на этот кашель, значит настроение его достаточно хорошее, что бы говорить.
Да и верил ли Эоган, Нагашу на слово? Ха-ха-ха! Верить этому мертвецу - себя не уважать! Так что после его отказа, Эоган стал ещё более осторожен и подозрителен. Может Нагаш желает, что бы дракон убил их, Эогана и Лоуренса. А потом с ним можно будет и поговорить. С лича станется.

+2

13

Факт того, что Ленгар нашел очередной тайник с десятками литрами горячительного в сумме с одобрительным похлопываниями Малакая дали ему немалый заряд удовлетворения. Это чувство всегда тревожило дварфа в случае успешного завершения какого-либо задания. Наверное, из-за этого он и брался за все что ни попадя с обоймой энтузиазма и настроем завершить начатое любой ценой. То, что внутри бочонков нагло скрывалась медовуха нисколько не уменьшило чувства удовлетворения следопыта. Даже наоборот - медовуха была по вкусу сыну Уилли, ибо она имела в себе значительно меньше горечи и в тоже время была более сладкой, чем тот же горячо любимый всеми гномами, и Ленгаром в частности, эль. Правда вкус ее неизменно зависел от мастеровитости изготовиля, из-за чего при покупке бутыля медовухи всегда присутствовала неизвестность, так как купить ты можешь помои, которые, скорее всего, выльешь в первую встреченную яму на дороге, или отличного товарища, кой поможет тебе скрасить ближайший вечер.
Звуки суматохи, доносящиеся из ведущего наверх лестничного проема, не были неожиданными. Круглый Щит даже смог сложить у себя в голове по ним картинку, которая вызвала у него едва заметную улыбку на лице, с которой он и отправился по лестнице осмотреть источник шума, предварительно кивнув головой на одобрительную речь Малакая.
- А кричал, что прикончишь, - шутливо сказал Ленгар, увидев идущего к нему Готрека, за силуэтом которого распростерся на полу его недавний соперник. - Глупая была бы смерть - умереть от руки товарища по клятве из-за того, что обыграл того в кости. - улыбка, зародившаяся еще в подвале, внезапно расползлась по всему лицу следопыта. Его забавляли подобные ситуации. Он и сам нередко попадал в них, правда инициатором мордобития из-за проигрыша в чем-либо никогда не являлся - проиграл и проиграл, что с того? Чаще всего ими выступали подвыпившие людишки, которые не могли смириться с тем, что “какому-то коротышке” внезапно второй раз подряд выпали две шестерки. Естественно они потом сильно жалели о своих словах и действиях - сломанный нос ведь не быстро лечится. Ленгар же надеялся, что этот самый сломанный нос будет им напоминанием, что уж лучше смириться с поражением в игре, чем из-за него переходить на физический контакт с соперником, ибо и там может не повезти.
- Пошли, пойдем разведаем что в округе. - вскоре после речи следопыта сказал Готрек.
- Пошли, - сухо бросил Ленгар, сменив улыбку на лице на ухмылку, в которой четко можно было разглядеть неудовлетворение, а после последовал вслед за истребителем. Следопыт был рад возможности в очередной раз пойти разведать обстановку на поверхности, но он предпочитал ходить в подобные вылазки сам - думать приходиться лишь за свой зад, да и в том, чтобы побыть наедине с собой лишний раз нет ничего плохого. Ленгар догадывался, что именно для последнего Готрек и отправился в разведку, а поэтому решил не мучать его лишними разговорами и вскоре после входа в тоннель обогнал истребителя, сосредоточившись на поиске путей наверх.
В процессе их пути следопыта посетила мысль, что такого рода вылазки, где ты большую часть бродишь в безопасности, хоть и были эффективными и несли в себе минимум угрозы для жизни, но были, все-таки, не по душе дварфу. Он предпочитал те эмоции, которые несла в себе разведка на поверхности, именно тот азарт и риск, а также ребусы на подобии: где занять лучшую позицию для осмотра территории. Хоть сейчас все эти компоненты отчасти присутствовали и их полностью хватало Ленгару, эта дума не могла оставить следопыта в покое. Ему помогло ответвление впереди, резко уходящее вправо, оно сразу же привлекло внимание сына Уилли, и он решил оповестить о нем идущего недалеко позади Готрека, который как раз что-то бурчал себе под нос.
- Что? Погляди, там, помойму, есть что-то интересное.

+2

14


Подробное описание Тирионом города-крепости гномов вызывало у Дориана трепет и восторг одновременно. Альдари говорил так, будто сам некогда жил в этой долине и имел прекрасное представление о Карак-Думе. Чародей предположил, что некогда Тирион бывал тут и возможно не раз или же кто-то из его сородичей сохранил много книг и фолиантов, где было писано о расе гномов в больших подробностях. Дориан хотел было расспросить принца о ещё больше известных ему подробностях, но благородный воин и лидер опередил его.
Прошу. Я не сомневаюсь в твоих умениях. Но...слишком много мрачных предзнаменований сходится в этом месте. Будь я тобой - я бы развернул коня прочь. Даю время до захода солнца сегодня. — закончил эльф. Гордость Дориана была задета, слова эльфа ранили его и удивили, из-за чего маг немного отстал от принца. Он знал о всех рисках подобного похода и что может случится много страшного, поэтому подарил своей ученице «Оберег ветра», что унесёт её домой, в приятные сени Арисфейских лесов, если девушка окажется в опасности. Себе же чародей ничего подобного не брал, так как полностью полагался на свою магию и сам был способен на многое не хуже брата Тириона – Теклиса. И отсутствие Великого мага больше всего и понуждало Дориана продолжить путь и послужить Тирионом его личным заклинателем.
Он прав. — раздался приятный, но холодный голос слева, и обернувшись Дориан увидел безмятежное и спокойное лицо Нальтаэлона. Эльф смотрел на долину с некоторым презрением. Было очевидно, что ему не нравится среда обитания дварфов, а может и они сами. — Сейчас, твоя ученица тихо почивает в одной из телег в обозе, и ты можешь отправить её домой – другого шанса может не быть.
Дориан глубоко вздохнул и выдохнул. Его брови поползли вверх, лоб наморщился, да и сам взгляд выражал сожаление.
Я пытался её уговорить и хотел было запереть, но тогда я бы попрал свои принципы. Поэтому я и моя ученица всегда вместе, и я боюсь, что она увидит то, чего и я не хотел бы видеть. — словно в покаянии, Дориан опустил голову. Он корил себя за излишнюю человечность и доброту.
Ты не можешь уйти - ты в долгу перед нами. — раздался ещё один, более грубый и твёрдый голос уже по правое плечо мага. Анаэрон догнал его и Нальтаэлона. Из-за его повязки на глазу и постоянно бегающем по долине глазам было трудно понять, о чём он думает и что чувствует, пускай его лицо тоже не выражало какой-либо большой озабоченности или тревоги.
Но эта война может изменить тебя навсегда, — эльф размял шею и как-то хитро улыбнулся. — Если выживешь.
Если слухи не врали, то ему лучше умереть. — поддержал холодной улыбкой товарища Нальтаэлон. Этот эльф обожал нагнетать ситуацию. Он был одним из тех, кто говорил только о худшем, чем легко мог подорвать мораль своих спутников, когда как сам всегда оставался холоднее мрамора или алебастра.
Не стоит недооценивать Талайта, Наэль. — ответил Анрин напарнику, не дав Дориану заговорить первым, отчего чародей ещё раз вздохнул и выдохнул. Чтобы эти жалки остроухие о себе не возомнили, они наверняка понимали, что только одним словом Дориан может отправить их в полёт… если они не пришьют его раньше. — Он уже оказал нашему народу однажды не мало услуг и они были не менее опасными…
Но не жестокими. — перебил Анаэрона Наэль. — Он не нюхал мертвячины с полей сражений и не собирал по кусочкам своих раненных от тяжёлых осадных орудий товарищей.
С каких пор дикий тролль и орда гоблинов в той битве, коих после колдовства тоже пришлось собирать по кусочкам, не относятся к тому, что он не видел?
Они не были эльфами. — отвечал Наэль. — И да же не людьми, и не близкими - врагами, что-то вроде чуть-чуть разумных паразитов.
Всё это время Дориан внимательно слушал своих спутников. Он действительно повидал и поучаствовал в некоторых сражения, превосходство демонстрируя свои магические навыки, но те стычки, где даже никто из эльфов не был ранен, не могут равняться с тотальной войной или великой битвой. У чародея было плохое предчувствие.
Чтобы вы не говорили, я нужен ему… я нужен принцу Тириону! — с этими словами Дориан пришпорил своего коня, догоняя эльфийского владыку.
Сколько самообмана и самоуверенности в себе. — выдохнул Нальтаэлон.
Но ему это понимать необязательно. — продолжил Аэнрин.
Оба эльфа в недовольстве покачали головой и бросились в след за чародеем.
Дальше картина разворачивалась самым естественным образом: эльф прискакал к стенам крепости, а гном, что неудивительно, послала его на самые высокие берёзы. О не любви друг к другу альдари и наугрим ходили целые легенды, которые, казалось бы, были преувеличены… но, как ни странно нет.
Кто только не успел поучаствовать в дискуссии с одетой в доспехи и вооружённой молотом упитанной коротышкой, но сам Дориан стоял молча, считая мудрым предоставить переговоры самому владыке, либо пока ситуация не станет критической, либо пока Тирион сам не позволит ему заговорить.

***
Гимрин задумчиво почесал репу. Никто уже давно не смел спрашивать его о Морском копье. В какой-то момент, ему захотелось зарядить Глоину в его болтливую морду, но в мире не так много друзей, чтобы кого-то периодически хоронить. Да и сочтут это преступлением, бесчестием и придётся кузнецы уйти в мстители, сразу же присягнув Унгриму на верность. Забавные мысли, да только Гимрин, несмотря на свою сварливость и вспыльчивость, никогда бы не стал обижать собратьев только потому, что они по простоте душевной ляпнут то, чего не должны… если это только не велийчайший секрет кланов.
Не также. — отрезал Гимлин. — Там всё происходило гораздо быстрее: вылазки, стычки, новые попытки штурма, снова передышка. А тут воняет затяжной войной, но войной таких размахов, что даже я сейчас хочу пойти в нужник и надеяться, что меня там засосёт и высосет обратно, но уже в Хенеранге. — отшутился гном, довольно улыбнувшись. — Но там и тяжелее было – у нас не было мощных стен наших предков, за которыми мы могли бы укрыться. И поэтому мы могли лишь взывать к Гримниру… и Гримнир ответил нам! Там, в храме, я крушил черепа эльфов и даже когда моё сознание помутнилось и я стал падать в чёрную бездну, я чувствовал, что наш бог, наш предок держит меня и не даст мне умереть! Вот, что там было! Наш могучий дух и добрая сталь! Так что не забивайте себе голову глупостями. Как там, так и тут нам поможет то, что помогало нам тысячи лет. Поэтому меньше слушайте баек  и принимайтесь уже за работу!

Отредактировано Дориан (24-07-2019 15:31:53)

+3

15

[indent] Девчонка едва удержала себя от того, чтобы не высказать сразу вслух всё, что думает о каком-то там боге, который вроде как должен помогать своему народу в беде, а фактически отсутствует когда его народ проливает кровь, когда женщины вынуждены брать в руки оружие. Она перехватила свой посох иначе и верхним полукруглым концом ударила небольшой камушек, убирая его из под ног. Потерянный было интерес к каким-то то-ли птицам, то-ли эльфам был безоговорочно восстановлен. Скальф требовал добраться до ворот, хотя они и без того туда шли. Хельга невольно обратила внимание на то, как сильно уплотнилось количество народа.
[indent] - Берси, аккуратно вперёд. - Тихо буркнула она указав палкой в сторону ворот, а сама поймала старика за руки. - Ну дык пошли посмотрим, Скальф, что там этим остроухим понадобилось у твердыни.
[indent] Большой медведь вышел вперёд, поднялся на задние лапы, опустил передние в толпу и принялся аккуратно раздвигать тех, кто стоял перед ним, оставляя за собой небольшую “просеку” для Авдхельги и Скальфа. Девушка демонстративно не замечала косых взглядов на йети, на себя и только раз выглянула из под здоровой лапы зверя.
[indent] - Нет, дядя, это определённо не птицы. Птицы такими здоровыми в латах не бывают, строем не ходят и на шлемы перья не натягивают.- Губы её почти сразу растянулись в улыбке а в голосе послышались бубенцовые нотки смеха. Девчонка всё таки не сдержалась. - Ей богу, как хвосты у петухов! Только не такие цветастые.
[indent] От ворот доносилось ворчание и спор высоченного эльфа с дварфийкой. Йети ворчал, осторожно переставляя дварфов точно игрушечных и время от времени оборачиваясь убедиться, что Хельга успевает идти за ним. Краем уха она выцепила имя прозвище этого увенчанного перьями и прыснула со смеху в кулак. Нет, ну что можно было придумать глупее, как нацепить на голову перья, да ещё и обозваться Фениксом? Берси встал точно за спиной хранительницы врат и поднял лапу пропуская под ней девушку с жрецом.
[indent] - Молодец. - Кинув йети орешек, Авдхельга вернулась к первоначальному делу. - Брунгильда, с кем ты тут воюешь? -  спросила она скорее для того, чтобы в наглую вклиниться в этот бессмысленный спор. - Прошу любить и жаловать - Скальф. Жрец Гремнира. - Представила она эльфу своего наставника. - Белый Феникс, дядя, если я всё верно услышала.- Всё ещё едва заметно улыбаясь этой, как ей казалось, глупости, отчиталась девушка.
[indent] И чем больше она их рассматривала, тем смешнее казались ей доспехи эльфов. Нет, ну в самом деле - зачем эти бессмысленные углы? Зачем эти "усы", торчащие из кирасы в разные стороны? Ведь они будут цепляться за всё подряд! А плащи? Много вообще хоть кому-нибудь помог в битве плащ? Ни разу не видела, чтобы кто-то из дварфов таскал на себе в бою эту бессмысленную часть одежды. Мысль её метнулась в сторону, туда, где за стеной бушевала битва и улыбка медленно но верно исчезла с её лица, будто бы её стёрли тряпочкой. Взгляд девчонки стал серьёзен и теперь уже смотрел на эльфов пристально, оценивающе, точно бы пытаясь просветить их насквозь, понять истинные причины их визита.

+2

16

- Почтенная, - позвал дварф Аральд, появившийся рядом с конной головой эльфийского воинства.
Ненавидящий взгляд Брунгильды переместился на парочку - Лари и его спутника.
- Али ты не часовой, а так, языком почесать на верстовой столб встала?..
- А ты родился под камнем или тебя повитуха по ошибке с бадьёй выкинула на мороз? Или ты отродясь не знаешь, что вход в каждый Карак всегда строго оговорен,
- в тон ему ответила Брунгильда, потрясая своим церемониальным молотом. - Я - Хранительница Врат Карак-Дума, я представляю власть самого короля Унгрима! И мне решать - кто пройдет через эти ворота, а кто может отправляться восвояси или откуда их нелегкая принесла! И с каких это пор уважающие себя дави(1) стали якшаться с эльфами? Всякий знает, что от них добра ждать не стоит!
Покуда Скальф и его провожатые пробирались к путевому камню у начала пандуса, Авдхельга отпустила очередную колкость.
- Ей богу, как хвосты у петухов! Только не такие цветастые.
Небохранитель и сам улыбнулся.
- Если это элги - то это далеко не петухи. Это перья птиц Арисфея, как минимум - редкие породы ястребов и беркутов и...и я забыл...кто там ещё у них живет?
Не смотря на недовольные возгласы и взгляды, никто не решился вступать в какое-либо противостояние с йети, и небольшая процессия добралась до своей цели.
- Брунгильда, с кем ты тут воюешь? - спросила девчонка.
Хранительнциа врат обернулась, позвякивая своими большими доспехами. Её колкий взгялд вперился теперь в Авдхельгу.
- А, полукровка...тебя чего сюда принесло?
По правде говоря, Брунгильда не была настолько уж злой или жестокой. И поначалу она даже относилась к девчонке более-менее сносно. Смерть её мужа многое изменила, и её характер стал язвительным и резким, словно в отместку всем окружающим.
На простое предсатвление, Тирион повернул голову. Кристально-чистые голубые глаза прошлись по Авдхельге сверху-вниз, и он слегка кивнул головой.
- Человечье дитя среди народа гор? Не ожидал.
Скальф же выступил вперед, поначалу уставившись на путевой камень, покуда Авдхельга не развернула его лицом к пришедшим под стены врат.
- Белый Феникс? Что-то знакомое...акхм...что привело тебя к нам, о, кхм…почтенный?
- Мой народ слышал про великую армию, собранную со всего Севера и намереваюшуюся перевалить горы здесь. Мы пришли остановить их.
- Похвальное решение...полагаю, и время подходящее...
- Что? Ты совсем из ума выжил, Скальф?
- вновь взвилась Брунгильда. - Это же элги! Или ты забыл, как это они же осаждали нас десять лет подряд! И ты веришь этим древолюбам? Они и их прихвостни войдут только по моему трупу! - при этом она окинула взглядом так же и Лари с Аральдом.
Небольшой отряд вооруженных женщин дружно сомкнули щиты внизу, вокруг путевого камня. Похоже, как бы глупо это не выглядело, Брунгильда на полном серьезе собиралась воевать своей дружиной против тысяч пришедших эльфов на этом клочке земли.
В этот момент с северной стороны гор раздался протяжный переливчатый грубый звук рога, подхваченный горами и перешедший на эту сторону долины многократно усиленным эхом.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=z2LO91lsI6U[/lazyvideo]
Эльфы не подали виду, но их кони стали переминаться с ноги на ногу и недовольно фыркать. Вслед за эхом стал доноситься клекот воронья и падальщиков, поднявшихся в воздух и почуявших скорую добычу.
Дварфийки стали коситься на Карак-Дум позади себя, тем не менее, не сходя с места.
- Женщина, - вновь заговорил Тирион, немного подняв голос, - спросила ли ты себя - что может быть, если ты посмеешь сейчас не пропустить нас, против того что будет, если мы повернем восвояси? Наша гордость не упадет с головы, но ваша кровь заменит собой реки в округе.
Скальф же принлcя бурчать в голову.
- Ой, беда, беда, беда...Авдхельга, беги обратно в твердыню, найди и приведи Траина, - сказав это, Верховный жрец выступил вперед, нащупав вытянутой рукой путевой камень. - Брунгильда, уймись и послушай меня! Я, пока что, все ещё главный жрец...
- Вот и иди, жречествуй в свой храм!

Спор снова стал нарастать на месте преткновения.
Траин был младшим сыном Унгрима. Королю Карак-Дума несказанно повезло - его жена произвела на свет сразу троих детей, невероятная редкость для расы, где обычно был всего один ребенок в семье.
Покуда старший сын, согласно традиции, наследовал трон и должен был пойти по пути воина, средний готовился стать жрецом. Траину же досталась стезя торговца - он заведовал всеми внешними отношениями Карака-Дума. Возможно, именно это и повлияло на его мировозрение, заставив больше других бывать за пределами родной твердыни. Траин был более открытым к другим расам и отношениям с ними, и именно он был инициатором, чтобы оповестить другие твердыни и народы о надвигающейся беде после смерти среднего сына.
Сейчас он занимался тем, чем и обычно за последние дни - сразу за Южными вратами в пустующих залах и помещениях он распределял грузы и продовольствие, прибывающее от немногочисленных караванов, тщательно сортируя и давая указания по доступу к постепенно тающим припасам крепости.
https://i1.sndcdn.com/avatars-000608789433-2qbphn-t500x500.jpg

- Так что не забивайте себе голову глупостями. Как там, так и тут нам поможет то, что помогало нам тысячи лет. Поэтому меньше слушайте баек  и принимайтесь уже за работу! - закончил Гимрин.
Глоин и Оин улыбнулись в свои бороды, посмотрев своему начальнику за спину, на массивные Северные ворота позади, над которыми вздымалась монолитная и хмурая фигура Гримнира. При этом оба дварфа отсалютовали невидимыми кружками своему божетству.
https://i.pinimg.com/originals/aa/24/d9/aa24d9b8045926230de42a8a0c1f10c7.jpg
- Да уж, покуда с нами наш старик - ничего у них что получится, - довольно сказал Оин.
В этот момент со стороны Орды раздался звук рога. Воронье стало подниматься в воздух, всполошенное звуком и уже приученное к тому, что скоро будет новая порция еды.
Вскоре, к этим звукам добавились ритмичные барабаны.
Глоин снова нахмурился, кивнув в сторону фронта.
- О, легки на помине...ну, надеюсь что это твое самое чудо, Гимрин, не забудет случиться, - и дварф посмотер вдоль стены Дурина на её западную часть.
Ту, по больешй части, занимали пришедше на помощь силы людей. Войско весьма разнообразного состава, от простых наёмников и искателей приключений, до целых дружин и армий. Все они были собраны под командованием самой большйо армии - от ордена так называемой «Церкви Строителя», или «молотов», как их называли на жаргоне из-за означеного символа веры.
Это был сравнительно молодой орден, возникший в Грессе лет тридцать или сорок назад, но стремительно распространившийся по всему Западу, выросши во влияниии. Включал он в себя как разнообразных дворян, так и огромное количество простого люда. Многим импонировали их сравнительно простые понятные догматы и растущее влияние. Их вера говорила, что человек был высшим существом, что долгое время он жил в пещерах и укрывался шкурами, пока не пришёл тот самй Строитель, который принес Молот - а с ним и ремесло, и человек возвысился и стал развиваться. Орден был крайне ксенофобским, открыто преследовавшим всевозможных магов и негативно относившимся к расам нелюдей, проповедуя, что все беды от них и именно человеку суждено наследовать весь мир. Молоты уже успели прославиться чередой крайне жестоких деяний, включая ту самую осаду Морского Копья.
Немного странным было то, что они одни из первых предложили свою помощь и прислали значительные силы. Многие дварфы Карак-Дума видели тут злой умысел, что молоты хотели лишь расширить зону своего влияния, ибо обычно дварфов он считали существами второго сорта. Впрочем, то, что Унгрим принял их помощь говорило лишь о плачевности общей ситуации. 
Рассматривая их Глоин лишь сплюнул за стену.
- И будем надеяться, что наши горе-союзнички хоть чего-то, да стоят.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=07jb65cirtE&list=PL5F2qmn3WOPzwBt3kxSODcHBHZ6lKqVqR&index=8[/lazyvideo]
Тем временем черная волна нападающих стал двигаться по ничейной земле, огибая руины, крупные камни и ту самую пивоварню. Это были хобгоблины на варгах. Как и прежде, они намеревались подойти под самую Стену Дурина, начав стрелять из своих коротких луков и кидать дротики. Урон от этого был небольшой, но дело было в количеств стрелков. И то, что таким образом они создавали отвлекающий маневр, покуда позади них на позиции выдигались осадные машины - на порядок более примитивные и менее дальнобойные, они, тем не менее, тоже брали количеством.
На стене Дурина началось движение, когда часовые стали рапортовать об очередном продвижении.
Оин посмотрел на Гимрина.
- Ну, начальник, чего делать будем-то?

- Глупая была бы смерть - умереть от руки товарища по клятве из-за того, что обыграл того в кости, - сказал Ленгар.
Готрек лишь мрачно хмыкнул в бороду.
- Это юнец, который обрил голову(2) лишь три месяца назад. Он для меня не опаснее новорожденного гроби. Я же..., - тут Гурниссон вновь осекся, вспомним, что он-то Истребителем был уже почти поболее дюжины лет, - факт, сделавший его в глазах одних дварфов героем, в других - законченным неудачником, не сумевшим за все это время найти себе достойной смерти. Впрочем, как бы к этому факту не относились остальные соплеменники, сам Гурниссон становился лишь мрачнее, вспоминая про это.
Вот и сейчас весь остаток подземного пути Гурниссон провел в мрачной молчаливости.
- Что? Погляди, там, помойму, есть что-то интересное. - сказал спустя какое-то время Ленгар.
В этот момент наверху раздался зычный звук рога и нарастающий рокот барабанов.
Гурниссон лишь молча пошёл по ходу, который привел их в подвал, насквозь пропахший мукой и сдобой. По узкой лестнцие они подняились в руины мельницы.
Готрек сразу же потащил Ленгара на третий этаж, самый высокий в оставшемся строении. Выглядывая из окна, можно было заметить, как вокруг здания растекалось море врагов и хобгоблинов, устремившихся к стене Дурина. Среди них уже катились многочисленные грубо сколоченные орудия.
Сейчас следовало бы повернуть обратно, к пивоварне, но Гурниссон удержал Ленгара.
- Смотри, - он квинул.
На самом краю лагеря орды можно было заметить, как собиралась другая кавалерия - орков. Огромные зеленокожие создания стали запрягать огромных хряков в колесницы. Но это не привлекло внимание Готрека. Среди них был самый большой и закутанный в шкуры - наверняка вождь. Убийство вождя обычно сразу же вносило смуту в его племя.
https://i.pinimg.com/736x/44/37/12/443712dd16eede9bb1e093cd9f91ff9d.jpg
Гурниссон вновь стал собой прежним. Нехорошая ухмылка растянула его губы, и даже, казалось, ирокез встопорщился. Глаз его наполнился безумным азартом.
- Ленгар, у меня есть план..., - орочья кавалерия уже стал выкатываться следом за ринувшимися вперед хобгоблинами. - Найди-ка нам тоже колесницу, - и Готрек стал быстро осматривать остальной лагерь в поисках запоздавшего или оставленного позади экипажа.

- Думаю мои темнокожие друзья и твои соплеменники прекрасно справятся с обоими задачами, если ты согласна им немного подыграть Морати, - улыбнувшись под маской, произнёс старик Энох, взглядом указав на Лазаря и Эреба.
Морати удостоила его лишь коротким взглядом и презрительным фырканьем, прежде чем удалилась в палатку следом за Хобгоблой.
Когда она вернулась из шатра, то пошла мимо, лишь на мгновение остановившись возле Эреба, и ткнув его в грудь своим пальцем в когтистой перчтаке.
- А ведь я тебя знаю...Эреб, по прозвищу «Ворон»...твой Дом до сих пор предлагает хорошую награду за твоё возвращение...живым, или мертвым, - палец поднялся по груди дроу вверх, перейдя в легкое похлопывание всей ладонью по щеке. - При чем, довольно хорошее вознаграждние. Я  начинаю сомневаться в смысле всего этого предприятия, но все ещё надеюсь что-нибудь извлечь из этой авантюры. Так что, постарайся не умереть раньше времени...я дам тебе двух сопровождающих, - она клацнула пальцами, и от её свиты отделились два дроу в длинных плащах до земли. - Хобгобла назначил в атаку орка по имени Горбаш.
В этот момент прозвучал переливчатый рог.
- И, как это свойственно этим идиотам - они уже с радостью ринулись в атаку. Используя будущую битву - проберешься как-нибудь за стену Дурина. А там - импровизируй.
Морати развернулась на каблуках и направилась прочь от шатра Хобгоблы. - Больше никого в сопровождение не дам. Слишком многих я уже потеряла, а это - деньги, это - время.
На переднем крае лагеря орды уже слышались звуки выдвигающегося войска хобгоблинов, клацанье когтей, вой волков и ордынцев, нарастающий ритм барабанов и топот множества лап и ног.

Лоуренс поддержал беседу со словоохотливым личем.
- Будет интересно услышать вашу теорию того, как господин Хобгобла сумел провернуть столь невероятное объединение столь разных по культуре народов
- О, кое-что моуг сказать вам сейчас. Вы обратили внимание, что не смотря на суровую зиму - припасы еды не заканчиваются? И дело здесь, смею вас уверить, не в распространившемся канибализме.
Нагаш так же с интересом выслушал высказывание Эогана.
- С ограми все предельно просто. Их природа наёмников и проклятый голод делают их пригодными для службы на благо любого нанимателя. Достаточно лишь преложить им годную драку и пригодную плату.
- Возможно, в будущем, скреплённые общей кровью и вождём, они и смогут забыть былые разногласия
- Коллега, вы неимоверно наивны,
- Нагаш даже расхохотался, подняв свой череп к небу. Хохот его напоминал шелест сухого пергамента, - Мораль народов по эту сторону Скалистых гор сильно отличается от таковой по ту...кстати, позвольте полюбопытствовать, откуда вы сами родом?
Пожав равнодушно плечами на предложение Эогана идти первым, Нагаш двинулся вперед, вместе  с Лоуренсом.
Внутри была кромешная темнота, растянувшаяся на продолжительный отрезок пути. Лишь вдалеке пульсировал слабый оранжевый свет, едва ли разгоняющий мрак, судя по всему, идущий от подземного источника магмы. В воздухе висле запах серы и сырого мяса.
- О, Великий Прадракон Скъяландир, погибель городов и проклятие малых народов! Мы пришли сюда, лицезреть твоё могущество от лица Хобгоблы-хана, смиренно испрашивающего у тебя аудиенции, - начал лич, театрально воздев руки к потолку.
Ответом ему было ровным счетом ничего. Нагаш повернулся к сопровождавшей его троице существ, и его силуэт в неровном свете помещения пожал плечами.
- Я же говорил...я, видимо, не произвожу на него должного впечатления. Ваш черед, господа.
В этот момент в подземное помещение дошел мощный гул рога, известивший о начале атаки.

____________________________________
1 - Дави (кхазалид) - самоназвание дварфов.
2 - Обрить голову - иносказательное выражение, означающее становление дварфа Истребителем. Часть ритуала включает сбривание волос на голове, полностью или частично, и укорачивание бороды.

Отредактировано Готрек Гурниссон (27-07-2019 07:40:54)

+5

17

Слова лича резанули Эогана, заставив его скрипнуть зубами. Он признавал, что лич во многом прав, от этого было кстати, ещё хуже. Да, кровная вражда была сильна. Да, кому как не магу крови знать, какова сила этой красной жидкости, имеющей металлический привкус. Да и да, ещё десяток раз да.
Ходячий труп! Неужели ты думаешь, что если у тебя хватило храбрости сдохнуть и ходить теперь, будучи душой в какой нибудь безделушке, так сразу стал провидцем и знатоком чужой души?! Что ты, давно уже мёртвый, разлагающийся кусок плоти, кости с нацепленными на них лохмотьями кожи и мяса, можешь знать о живых и о том, что держит или терзает живую душу? Тебе этого уже не понять.- решив что спорить с собачьим десертом не стоит, Эоган лишь пожал плечами, обозначая что у каждого своё мнение.
Он не верил, разумеется, что пройдёт ещё пара лет и разногласия между племенами уйдут в прошлое. Он лишь верил, что эти разногласия можно подавить. Это сложно, это чудовищно сложно, однако все ещё возможно. Ведь серьезно, никто до этого и не пытался сделать нечто подобное. И сейчас эти существа, пусть лишь страхом, пусть исподволь ненавидя, да и убивая друг друга, но все же были вместе.
Ещё одной негативной мыслью, что была сейчас в голове Эогана, было сравнение этой Орды с К'таэссиром. Также, вроде единый город, а каждый там стремится подсидеть или убить другого. Также как и здесь. И даже сложно было сказать, что больше доводит Эогана до белого каления. Сам факт внутренней неустойчивости и разрозненности Орды, или параллель с дроу.
Но вот оказались дела куда важнее, чем споры с личем. Нагаш все же прошёл вперёд и Эоган направился за ним, желая проверить реакцию дракона. И пока лич взывал к нему, жрец смиренно стоял за укрытием камня. Если уж дракон решил дохнуть огнём, то он отделается лишь ожогами от раскалённой породы и воздуха. И когда дракон не сделал ровным счётом ничего, Эоган отчасти перевёл дух. Нашептав на всякий случай защитное заклинание, что давало ему шанс выжить в случае удара Скъяландира, он вышел к нему. Не удаляясь от выхода. Вступать в бой с драконом было бы безумием. Эоган рассчитывал лишь пережить эту встречу.
Проглотив слюну и сделав глубокий вдох, он сделал попытку достучатся до дракона, - О великий Скъяландир! От имени Хобгоблы хана, мы приветствуем тебя. Позволь же мне представится перед лицом твоей силы и величия. Я - Эоган Сейдж. И теперь, когда твоя безграничная память запечатлела моё мелкое имя, дай же позволение обратится к тебе и надеяться на твой ответ.- всё это время, Эоган следил за драконом, насколько позволяло освещение, не зная чего от него ждать.
И в очередной раз он задался вопросом, что же привело дракона сюда? Он попытался понять, а к какому именно виду принадлежит этот дракон, возможно это дало бы хоть какую нибудь пищу для размышлений, что он тут делает.
Наиболее разумным, будет предположить.- думал Эоган, не отрывая взгляда от дракона и стараясь даже не моргать, - Что дварфы Карак-Дума что то ему сделали. Он пришёл сюда не за Хобгоблой, а за местью гномам. Хороший мотив, одобряю. Только вот этот мотив никак не мешает ему сожрать меня! И это чуть-чуть прискорбно.

+1

18

[indent] Вместо ответа Авдхельга только улыбнулась дварфийке. Разумеется она прекрасно знала, что Брунгильда не демон и не химера, чтобы быть злой и страшной, просто ворчала, соблюдая незыблемые традиции дварфов. Да и потом - ответ её вряд ли требовался, потому как свою задачу - вклиниться в разговор - она выполнила. А вот замечание остроухого её задело - какое его дело какая у неё кровь и что она делает в твердыне? Можно подумать наличие длинных ушей делает тебя порядочным существом, или отсутствие бороды тебя делает мерзавцем. “Кровь не даёт тебе никаких гарантий, не накладывает на тебя клейма. Самый высокородный эльф может быть подонком и последний ублюдок самой крохотной царской семьи может быть оказаться способным к состраданию, бесконечно добрым и мудрым.” - Хотела она было сказать это, но всё же решила ещё некоторое время пожевать эту мысль, обсосать её со всех сторон, обсмотреть, общупать. Ведь как ни дрессируй взрослого дикого варфа, он никогда не станет домашним пёсиком, быть может всё-таки кровь имеет какое-то значение в этом мире, вот только этот эльф, с какими бы благими намерениями он не пришёл, мог бы и подержать язык за зубами, дабы не опускаться до уровня тех, кого он, судя по тону, так презирал.
[indent] Не успела она со своими мыслями и в другую часть разговора. Второй пришелец озвучил её мысль раньше, хотя она и не произвела желаемого действия на упрямую дварфийку. Скальф задумался, ситуация была двусмысленная, неудобная, неправильная, чего-то в ней определённо не хватало и жрец сразу пояснил чего именно, вернее кого - переговорщика, способного своим упрямством или же местом в обществе, повлиять на ситуацию. Таким без сомнения мог быть Трайн, за которым её послал Скальф. А вот грубость Брунгильды явно перешагнула все пределы. Авдхельга легонько тюкнула её по колпаку палкой и тот едва слышно зазвинел.
[indent] - А ну цыц, женщина, когда с тобой жрец верховный разговаривает! - Буркнула она то, что некогда ей сказал Готрек, когда она только только пришла на обучение к Скальфу и всё пыталась острить.
[indent] - Берси, охранять! - указала она йети на старика, бросила быстрый и колючий взгляд на неприятного эльфа с дурацкими перьями на макушке, грозно зыркнула на Брунгильду и принялась протискиваться сквозь толпу обратно в твердыню.
Она терпеть не могла бегать. Никогда не понимала как её ровесники могут носиться как угорелые туда сюда и не выдыхаться. Кто, ну вот скажите, кто догадался построить твердыню выше ворот? Бодрый и резвый полу-бег скоро сменился тяжёлыми шагами, а под конец, когда она поднялась до входа в твердыню, она вообще сложилась пополам, уперевшись руками в колени и стояла так с полминуты, переводя дыхание.
[indent] - Траааайн! - Завопила девчонка, как только перешагнула порог твердыни. - Трайн, ты нужен Скальфу у южных вороот. - Голос её эхом пронёсся по пустующим залам, отражаясь от каменных стен.
[indent] Нет, разумеется она понимала к кому пришла и зачем, а потому, как только нашла его в одной из зал, поклонилась. Как ни как, а он тут один из очень главных шишек, пусть и не дорос ей до плеча.
[indent] - Скальф просит вас к южным воротам. Там эльфы подошли, а Брунгильда в позу встала: закрыть и не пущать. - Сказала она уже более тихо и уважительно, хотя всё с тем же неискоренимой детской простотой и прямотой речи, будто вчера только сидела суп ела с этим дварфом. - Говорят мол какой-то Белый Феникс пришёл с войском, вас очень просят.
[indent] Дорога обратно едва-ли заняла больше пятнадцати минут, больше времени заняло то, что дварф решил всё-таки закончить рассчёты с делами.

Отредактировано Авдхельга (01-08-2019 10:11:34)

+2

19

Волшебник натянуто улыбнулся, услышав диалог Эогана и Нагаша, наблюдая за выражением лица первого. Одновременно с этим мужчина попытался представить это объединение разношерстного сброда, шастающего неподалеку. Возможно, грядущая война закалит их, скует новые узы. Возможно, когда будущий бой закончится, они пожрут друг друга, не пройдя и трети продуманного бути. Было много всяких "возможно", но правда заключалась в том, что магу было настолько наплевать на окружающих, что даже представить себе будущее этого "народа" казалось задачей, не стоящей мыслей, роящийся в голове его спутников. В конце концов, все они прибыли сюда с определенными мотивами, и растрачивать силы на безликую массу вокруг было бессмысленно. Да и думать нужно сейчас о том, что находилось перед ними, во тьме за вратами, где сокрыто сильнейшее оружие Хобгоблы - древний дракон.
Лоуренс пошел вместе с Нагашом, став своеобразным авангардом их делегации. Не было проронено ни звука - все прекрасно понимали, когда следовало молчать. Мужчина прижал платок к лицу, всеми силами стараясь предотвратить приступ кашля. они шли вперед, постоянно поглядывая на огоньки вдалеке, убеждаясь, что не начали блуждать в темноте кругами. Пространство пещеры было... крупнее, чем маг себе представлял, и если бы не Нагаш, внезапно остановившийся в темноте, некромант так и продолжил бы шагать, идя скорее на ощупь в этой непроглядной тьме. Иногда даже казалось, что она была неестественного, магического происхождения.
- Хмм.
Нагаш, как и было предложено Эоганом, первым начал свое обращение, в то время как маг вглядывался во тьму. Бесполезно. Не знай он, что тут действительно был дракон, не видь он ямы, наполненные костями - посчитал бы лича шутником, водящим всех вокруг за нос. Тот продолжал говорить, рассыпая вокруг его титулы и комплименты, будто перед ними был какой-то король.
А ответом... стал кашель. Лоуренс долго боролся с этой сыростью и запахом, и проиграл. Как только можно заглушив приступ кашля, волшебник улыбнулся, повернувшись к коллеге по цеху.
- Ничего, господин Нагаш, в следующий раз.
Загудел рог, добравшийся даже до этой пещеры. Было ли это сигналом атаки, или же тревоги от нападения на орду - в данном случае было несущественно. Мужчина сделал шаг назад, готовясь заговорить с драконом, как его опередил Эоган, словно соревнуясь в с личем в том в количестве комплиментов, оказанных незримому гостю. И тут волшебник заметил третьего, следовавшего за ними все время. Кто-то из приближенных Эноха... маг все никак не мог вспомнить его имя.
Пока Эоган говорил, Лоуренс отошел от группы в сторону, сняв защитный амулет. Сейчас при желании любой мог прочитать его мысли, но это и было его целью.
- Господин... Эреб, верно? - в отличии от своих "товарищей", Лоуренс решил пойти несколько другим путем, и обратился к последнему спутнику после того, как Эоган закончил. - Если вы верите, что господина Скъяландира можно усладить еще более сладкой речью - у вас есть все шансы.
Слабо улыбнувшись(хоть в темноте это и было незаметно), волшебник повернулся обратно к тьме.
- Если слухи не врут, то господин Скъяландир достаточно стар и слышал столько сладких речей, что и не счесть. Быть может тогда опустим любезности и поговорим о деле?
Или же  достопочтенный господин предпочитает общаться иным способом?
Волшебник формулировал свои мысли четко и ясно, чтобы дракон его услышал, и, что важно, был готов к возможным последствиям - портал в мир мертвых откроется под его ногами. Оставалось надеяться, что даже в таком исходе его магия будет достаточно быстра

+2

20

Громогласный звук вражеского рога, который в гномьих туннелях, казалось, звучал даже громче, чем на поверхности, нисколько не удивил Ленгара - последняя атака зеленокожей братии была относительно давно, из-за чего их наступление было довольно ожидаемым событием.
- Уфуф, - негромко произнес следопыт, после того, как звук рога покинул двух дварфов, отправившись блуждать по бесконечной сети подземных туннелей, - Как раз на самое интересное поглядим, - сын Уилли подвернул свои не особо длинные усы кверху, тем самым придав себе слегка шутливый вид, а затем последовал за Готреком, который, в отличие от его Помнящего, не выдал ни единой эмоции по поводу действа на поверхности, а лишь молча направился к ведущему наверх ходу.
Найденное ими здание, к удивлению Ленгара, было в довольно неплохом состоянии. Видимо, при отступлении в крепость армия дварфов так и не смогла закрепиться в постройке, которая, как предполагал следопыт, некогда была придорожным трактиром. На первом этаже здания пара гномов обнаружила заваленную барную стойку, красующуюся в самом углу помещения, а также горы щепок, разбросанных по комнате, но ни одной цельной деревяхи. “Похоже, свиномордая пакость забрала все дерево на постройку своих примитивных машин”, - проскочила мысль в голове Уиллиссона, когда тот мимоходом осматривал здание: “Оно и понятно - нечисти много, а дерево в горах еще сыскать нужно”. Второй ярус трактира по большей части был завален, но также там можно было обнаружить пару “нагих” дверных проемов, некогда ведущих в заселенные жилые комнаты. При их виде у следопыта неожиданно обострилось любопытство: "Может в тех комнатках все-таки есть что-нибудь ценное? Может зеленокожие твари не заметили что-то важное, когда обдирали сей трактир?". К счастью, это воспаление интереса было быстро поглощено другим и более важным с точки зрения достижения цели вылазки дварфов - очередной звук рога, доносящийся снаружи заставил следопыта поторопиться и нагнать Готрека, который в то время уже поднимался по лестнице. На третьем этаже уцелела лишь одна комнатка - в остальные было не пройти из-за завалов, образовавшихся, как подумал Ленгар, в результате случайного попадания в здание камня, явно пущенного из дварфийского требушета. Последний ярус трактира гном так не осмотрел, ибо все его внимание поглотила панорама, открывающаяся из некогда бывшей окном дыры, диаметром примерно с рост Уиллиссона.
- Помойму, их стало еще больше, - заметил Круглый Щит, осматривая войско неприятеля, - Дьявол, и откуда же вся эта поганая нечисть берется? Не из воздуха же… - негромко бросил он в пустоту. Вскоре Готрек жестом перевел его внимание на кавалерию неприятели. Сначала Ленгар не заметил там ничего примечательного. Обычные орки верхом на обычных хряках, запряженных в обычные сколоченные из чего-попало колесницы, если их можно было так назвать - что там может быть важного? Но потом, приглядевшись, он все же обнаружил объект интереса истребителя. Это был вождь одного из орочьих племен. Также, глянув на Готрека, он заметил не совсем здоровый блеск в его глазе, после чего сразу же смекнул о его намерениях, из-за чего на лице Ленгара растянулась зловещая, дополняющая выражение лица истребителя улыбка. “Похоже, дело истребителя заразно”, - подумал следопыт, припомнив сколько он уже находится в чине Помнящего Готрека.
- Ленгар, у меня есть план... Найди-ка нам тоже колесницу, - вскоре бросил сын Гурни.
- Гляди, вооон там, - после недолгого рассмотра орочьего лагеря, Круглый Щит все же обнаружил пустующую боевую телегу со свинами в упряжи, находящуюся прямо у ближнего к зданию дварфов углу лагеря. Так же он заметил пару орков, неспешно направляющихся к той самой колеснице, - Поспешим - успеем, - сказал Ленгар, а после рванул к ведущей вниз лестнице, гонимый интересном. Интересом того, что же все-таки получиться из этой затеи.

Отредактировано Ленгар (01-08-2019 22:59:47)

+2

21

Бла-бла-бла. Бла. Бла. Бла-бла-бла. Бла. Бла-бла. Кашель. Бла-бла-бла. Бла. Бла-бла-бла... И вот у них всегда так. Невнятное бормотанье обо всём и ни о чём одновременно, что младшие расы зовут речью. Но если вслушаться в эти речи, в них не услышишь не толики смысла. Всё что они представляли собой, мог учуять даже слепой. От людей всегда чем-то пахло, от одних страхом, от других завистью. Это было понятно и без слов, стоило только принюхаться. Лазарю нравился страх, страх загнанной добычи. Той, которой уже некуда бежать, но ещё чаще он убивал ничего не вызывая у своих жертв. Смерть настигала их столь быстро, что единственное что они могли себе позволить - это последний выдох. Но иные его враги были настолько слабы и тупы, что от их смерти даже не складывалось достойного послевкусия.
И пускай в него тычут пальцем и шепчутся у него за спиной, но о чём ещё рассуждать тёмному эльфу на подходе к логову древнего дракона, если не о смерти? Что может быть прекраснее, чем твой последний момент? Только то, что было до этого момента. Но у людей всё иначе, они всю жизнь ходят по кругу, упуская самое важное, от того и слышишь у них это постоянное пустое бла-бла-бла. Лазарь хмыкнул про себя, если бы он только мог, он бы позволил им затеряться где-то вдали, но тогда он может упустить что-то важное. И вот он тянется вслед за своими спутниками, на почтительном расстоянии, но все равно отчётливо слыша каждое их слово. Спутники его похожи на банку солянки, в которой чего только нет. И единственное что ему интересно - это кто сломается первым.
Ещё немного и вот они уже в логове. Бедные людишки бояться темноты, чувствуют себя в ней беспомощными, даже не осознавая где находится тот, к кому они пришли. Но дроу устроены иначе, тьма для них родной дом и видят они в ней ещё лучше чем при свете дня. Лазарь видит его и его размер воистину впечатляющий. Даже Азарион кажется ему меньше в своём истинном облике, чем Скъяландир. Один из древних драконов, для которого лень открывать даже глаза. Наверняка он надеется, что людишки словно назойливые мухи пожужжат у него перед носом и улетят восвояси. Ах если бы!
- Лазарь! - коротко оборвал дроу одного из своих спутников. Конечно они с братом были похожи как две капли воды, но когда дело касалось индивидуальности, дроу реагировал на это куда более чем тот из кого он произошёл, - Ты бы знал это, если бы уши были даны тебе не для красоты, - дроу хотел пройтись и по глазам и по языку Лоуренса, но зачем лишать себя веселья, когда всё только начинается? Дроу кружится по пещере словно в танце, обходя одного спутника и оказываясь рядом с другим, - Сладкие и пустые речи не по моей части, мой кашляющий дружок, - улыбаясь произносит Лазарь, оказываясь рядом с Эоганом и тут же разворачиваясь к нему спиной, направляясь за спину Лоуренса, - Но я знаю один анекдот, заходят как-то три тёмных мага в таверну и все три как один смотрят на сидящего там дроу, будто он тот самый с головой, что должен сказать им что делать дальше, - произнёс Лазарь, поцокав языком где-то рядом с Лоуренсом и тут же положив ему руку на плечо, настойчиво подтолкнул мага вперёд, - Смелее Лоуренс, мы слишком жалкие, чтобы великий Скъяландир решил нас прикончить прямо тут, - весело произнёс дроу, подтолкнув человека к пасти дракона, к счастью пока та была закрыта, но если вдруг дракон решит дунуть, больно будет всего секунду.
- Но в чём-то мои спутники оказались действительно правы, нас послал сюда Хобгобла хан. Коротышка как и я, только цвета другого, уж больно он не любит гомиков и их короля, а всем коротышкам вроде меня, нужна помощь кого-то большого и сильного... Но, - дроу замер, хоть речь его и была готова, он просто проверял дракон уже дует или всё же их слушает. Он бы не был таким наглым, если бы тоже не подготовил путь к отступлению. К счастью Энох об этом позаботился, поэтому и вёл себя дроу так самоуверенно, - Но... ты и правда стар, возможно слишком стар или даже суперстар для этого мира. Многие в этом мире позабыли как тебя зовут. В каком-нибудь Кариде король на пару со своим сынком будут рассказывать как они любили любого дракона в самых разных позах, если тот осмелится только долететь до их земель. Где-нибудь в Рузьяне твоё имечко поднимут на смех, а лесные эльфы обкурятся своей чудотравы и начнут доказывать что им даже стрел не надо доставать из колчанов ибо такого старого дракона арисфейский лес скрутит по лапам и хвосту и без их помощи. Ты такой старый и ленивый, что лёжа тут можешь провести всю вечность, в то время как гномов что разбирали твоих сородичей на доспехи, будет месить какой-то зелёный коротышка на свинье. Я бы не стал просить тебя присоединится к вечеринке, но Хобгобла хан считает, что быть может ты захочешь малость помочь и напомнить молодым расам, кто истинный правитель этого мира, - закончил свою речь дроу, подойдя к Лоуренсу и став полубоком за ним, наблюдая за рожей дракона.

+1

22

[indent] Если на свете и существовали вещи, при взаимодействие которые способны были погубить весь мир, то одними из них являлось упрямство гномов и высокомерием эльфов. Обычно, Аэльдари не склонны первыми начинать вражду, но было бы грубейшей ошибкой быть уверенным, что их гордость не задета достаточно, чтобы гномий хирд за пару мгновений не превратился в ежей с торчащими из доспехов стрелами. Да, штурмовать гномий Карак то ещё безумие, но и глядя на те силы, что собрали эльфы, можно не сомневаться в том, насколько сильный урон Тирион может нанести своим врагам, кем бы они ни были. Во всяком случае, Дориан прекрасно понимал, что обернись дело слишком скверно и даже самый слабый враг сможет разбить ослабленные и враждующие силы порядка.  Последние слова принца Феникса вызвали сильное волнение в сердце чародея и будет настоящим чудом, если стороны не начнут метать в себя копья и прочие снаряды уже сейчас. И Дориану не оставалось ничего, кроме как выехать на коне вперёд, дабы обуздать гнев обеих сторон или хотя бы потянуть время, надеясь, что найдётся кто-нибудь, кто сможет разрешить конфликт. Ему оставалось уповать на то, что он знает гномов недостаточно хорошо, чтобы сбылись его все самые худшие опасения.
Остановитесь! — вскричал он. — Это безумие! — Дориан понимал, что подобным словам едва ли внемлют, но обратят внимание, чего маг и добивался.
Вы можете вспоминать древние обиды сколь душе угодно, но что вы скажите Вашим предкам, когда погибнете? — обратился он к гномам. — Или что подумают ваши семьи и сородичи? — взглянул он на эльфов.  — Что вы скажите? Как оправдаете себя? «Наши твердыни пали, фермеры, ремесленники и прочие добрые люди, гномы, эльфы были убиты потому… потому, что мы вспомнили старые обиды и перегрызли друг другу шеи ещё до того, как мы врага повстречали? Замечательно. Там огры, демоны и тролли топчут добрые земли, победа над которыми принесёт вам немыслимую славу, а склоки друг с другом – позор!
Красиво говорит. — произнёс Наль, обращаясь к Аэнрину, разминая кисти рук так, будто готовился к бою, что отчасти было так.
Мне до бороды. — усмехнулся другой.
У тебя её нет и звучит весьма феерично.
Зато она есть у них. — эльф указал в сторону гномов.
Не вздумай –  ещё одной войны бород не хватало.
Одной больше, одной меньше – что толку, если эти полумерки готовы обагрить землю нашей и своей кровью из-за гордыни. Разве они тем самым не помогают силам врагам?
Если мы в ступим с ними в бой, то твои слова, к великому сожалению Играсиль, будут работать и против нас. Кто будет защищать вечный лес и этот мир от всякой погани и нечисти, если мы так глупо отдадим свои жизни? — не унимался Наль.
Враг – это не цвета радуги, Нальтаэль, — Аэнрин нахмурился, всё также не сводя взгляда с гномов. — Это оппозиция, готовая втоптать твою расу и её идеалы в кровавую грязь. Гном, человек, демон, полурослик, да хоть бы разумная собака или упрямый кентавр и даже другой эльф – все они могут быть врагами. Не время петь о мире существу, что замахнулся на тебя топором, и ты это прекрасная знаешь.
[indent] Нальтаэлон тихо хмыкнул, ухмыльнулся и молча продолжил наблюдать за происходящим, а затем раздался гул рога и методичные удары в барабаны.

https://i.imgur.com/5zX8zed.jpg

От нарастающего гула пробудилась и нимфа Силиэн. До этого дремая на мешках с зерном в обозной повозке, она потянулась и выглянула из-за бортика транспорта, в первую очередь, силясь найти своего учителя, коей пытался помирить непримиримое. Впрочем, возможно общий враг повлияет на гномов и эльфов сильнее, выведя их из вечного дурмана ненависти к друг другу и направив общие усилия на защиту долины. А пока, натянув на голову привычный красный капюшон, нимфа намеревалась разузнать о том, что происходит, в мыслях упрекая себя в том, что проспала половину пути. Силиэн ловко спрыгнула с повозки и, обходя молчаливых и высоких эльфов, направилась к голове колонны, совершенно не заметив для себя, как очутилась среди уже не бессмертных аэльдари, а наёмных людей, прекрасно выделяясь средь мрачных и потрёпанных походных одеяний своим тёмно-красным шёлковым плащом и капюшоном, но её это не сильно интересовало, в отличии от гномов, коих она видела на своём веку крайне мало.


https://i.imgur.com/u8IVHPs.jpg

***
Ну, начальник, чего делать будем-то?
Вывесим хрен и облегчимся на них со стены! — твёрдо ответил Гимрин, едва сдерживаясь от смеха. — Будем делать то, что и всегда – бить эту паскуду! — гном указал в направление надвигающейся орды.
Занять орудие! Наводимся на их гобломёты и камнемёты! — командовал гном, бросая все лишние инструменты и подбегая к требушету. На стороне врага был численный перевес, но если кучка зелёнозадых гроби не способна была проломить в стене брешь, то вот осадные машины неприятеля постепенно её обтачивали и изнашивали. Конечно, никому не хотелось быть обсыпанными стрелами и копьями, однако закидывать этих дур на стены сложнее, чем если бросать копья и стрелять из лука со стены. Гимрин верил, что отряд егерей быстро разубедил бы наездников в данном мероприятии, однако кабы среди орды не оказалось какого-нибудь долбанутого на всю башку шамана, что и со стены сметёт дварфов, и своё войско покрошит на кашку своим тёмным божкам или Горку и Морку.  Что же, орудия гномов сильны, но их мало, поэтому необходимо было сделать несколько убедительных залпов, чтобы подорвать боевой дух гроби. И для этого дела Гимрин подготовил врагу сюрприз.
—  Жарр*! — грубо, едва ли не утробным рыком слетело с уст Гимрина, когда тот ударил необычным, светящимся рунным холодным светом молотком по снаряду требушета. Раздался стук и будто в ответ, на снаряде замерцала руна огня.
Стреляйте! Пусть почувствуют наше гостеприимство, как если бы их встречал сам Грунгни!


Жарр - (кхазалид) огонь (руна огня).
Гроби - (кхазалид) гоблины.

Отредактировано Дориан (06-08-2019 14:50:21)

+1

23

- А ну цыц, женщина, когда с тобой жрец верховный разговаривает! - сказала Авдхельга, добавив для наглядности своим посохом по шлему Брунгильды. Хранительница врат даже растерялась на время от такого поворота событий, но, к тому моменту как она пришла в себя и повернулась в сторону дерзкой девчонки - та уже двигалась обратно вверх по пандусу.
Вместо этого её негодование выплеснулось на Скальфа.
- Следи за своей...полукровкой, Скальф! Поднять руку на Хранителя врат - пойти против воли нашего короля! Да её следует приковать к камню на вершине Карака и оставить на ночь, предварительно хорошо выпоров!
Трайн был в одном из залов, бывшем доме дварфийского клана, понесшего сильные потери и теперь покинувшего стены Твердыни. Он распоряжался новоприбывшими припасами.
- Зерно сложите отдельно, под стену. И перебрать не забудьте - лучше сразу пустить начавшее подгнивать на муку.
На появившуюся Авдхельгу он обратил уставшие глаза с глубокими синяками. Трайн, на которого свалилась вся логистика тыла, работал не покладая рук. Впрочем, даже будучи третьим дварфом внутри Карак-Дума, он был довольно прост в общении. С самого начала он довольно тепло отнесся к девчонке.
- А, здравстуй, отрок. Держи, - и он протянул небольшой мешочек, - орехи твоему питомцу. Последние. Больше не будет - в горах ничего не растет уже третий год, а что есть - мы должны сохранить.
На фразу про эльфов Траин лишь рассеяно покивал, поначалу не обратив внимания. Во второй раз он с укоризной и легкой улыбкой посмотрел на девчонку.
- Эльфы? Авдхельга, я бы рад, но мне сейчас некогда играть с тобой. Пойди, может, Скальфа расспроси?
Но замечание про Белого Феникса заставило его задуматься.
- Ты серьёзно? Белый Феникс...что-то знакомое...эльфы? Здесь? Откуда...их не было в пределах Карака тысячи лет, со времен Великого предательства(*). Пошли, покажешь.

Вперед выехал Дориан, и своим окриком вернул внимание дварфийки. Его короткая речь возымела эффект лишь отчасти.
Дюжина дварфиек, преграждавших путь, все так же не опускала щитов и топоров. Брунгильда же смерила Дориана взглядом сверху вниз, даже находясь ниже его на своем постаменте.
- Человечий отпрыск...не тебе лезьть в дела Старших рас. Если уж навязался в прихвостни к этим - то сиди за их спинами и жди решения.
Тирион повернул голову, бросив через плечо двум эльфам на родном наречии.
- Прекратить разговоры. Уведите его.
После чего обратился уже к Дориану, так же не переходя на общий.
- Талайт...не стоит. Боюсь, сами боги не смогут здесь нам помочь. Гордость - сестра глупости.
В этот момент на пандусе показалась небольшая процессия. Траин и несколько вооруженных телохранителей - тоже женщин-дварфов, - спешно подошли к путевому камню. Принц замер, рассматривая Белого Феникса, затем собрался, и вышел вперед.
- Я Траин, сын Унгрима. Должен признать, мы давно не видели ваш народ в этих местах...
- Я Тирион, сын Аратиона. Мы прибыли от вечноживущих народов дабы сразиться с тьмой. И, предлагаю оставить любезности и склоки до лучших времен.

Эхо долины стало доносить резкий свист и утробное многолосое горловое завывание.
Траин, посмотрев на Карак, лишь кивнул.
- Если вы говорите правду - вы можете пройти.
Брунгильда сразу же встряла.
- Но они элги...элги! Или ты забыл, кто осаждал нас десять лет подряд?
- И ты хочешь повторить длительность той осады сейчас?
- Я была поставлен здесь самим Унгримом, и я не пущу тех, кому тут делать нечего.
- А я - сын Унгрима, и как наследственный принц - приказываю их пропустить. Или ты будешь перечить и мне, Брунгильда?

Женщина вперила злой взгляд в Траина, но промолчала, лишь вытянув губы в узкую полоску.
- Я сообщу отцу про произошедшее.
Траин же повернулся к эльфам.
- Вы можете стать лагерем за стеной Дурина, с северной стороны Карак-Дума. Я распоряжусь выдать вам провожатого.
Тирион ответил, прислушиваясь к усиливающемуся вою.
- Боюсь, на это так же нет времени. К тому же - я помню общее расположение. Лучше уведомь о нашем свободном проходе.
Траин бегло огляделся.
- Авдхельга - езжай с ними. Скажешь страже - я дал добро, чтобы они прошли Карак насквозь.
Тирион уже отдавал приказ на родном языке, передаваемый дальше по колонне.
- Конные - рысью! Луки на изготовку. Остальным догонять.
Белый Феникс коротко указал на Нальтаэлона.
- Бери полукровку на коня. Выдвигаемся.
Затем он осмотрел подошедших следом людей.
- Ваша броня легче моих пеших. Кто из вас умеет ездить - можете брать коней из нашего обоза и следовать за нами.
Уже на ходу разгоняя коня, Тирион бросил Дориану.
- Талайт! Оставайся с обозом. Поможешь им взять скакунов. Передний край - не твоя битва!
И эльфы выдвинулись ровным строем вверх по пандусу, заставив потесниться проходящих мимо дварфов, продвигаясь прямо к южным воротам Карак-Дума. Стража в надвратных бойницах, замети столь решительный прорыв занервничала, став наводить арбалеты на приближающихся, и начав двигать рычыги, отвечающие за противовесы ворот.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=uLWr03q5sDU&list=PLh4Eme5gACZEM-VNYOi8CcZa1AluMXFmB&index=1[/lazyvideo]
На стене Дурина Оин и Глоин радостно засуетились, передавая приказ соседним расчетам орудий. Вскоре, всё укрепление пришло в необычайное оживление. Дварфы стали стремительно подниматься на стену, занимая свои места и на ходу взводя арбалеты.
Сейчас стало отчетливо видно, что Карак-Дум сильно обезлюдел - если когда-то вся стена могла вместить на всю свою длину по  три сплошных ряда стрелков, то сейчас одинокие отряды по десятку занимали места тут и там.
Левее начали суетиться люди, стали взводить свои машины, рыцари и их сопровождающие внизу, в лагере под стеной, стали спешно надевать броню и доставать оружие, так же устремляясь на стену. Лучники уже стали примеряться.
Среди общей суматохи можно было заметить высокого мужчину в белом плаще с кровавым подбоем - Дюка де Вульпе, так же известного как «Волк» или «Мясник». Фигура, практически легендарная, комтур Ордена Строителя, блестящий стратег и жестокий фанатик. Именно он в свое время вырезал все пленное население Морского копья, не желая отдавать их в обмен. Идя среди лагеря к стене, он уже отдавал приказы и воодушевлял своих бойцов.
https://i0.wp.com/www.gamersglobal.de/sites/gamersglobal.de/files/galerie/986/Stronghold%203_wolf_portrait.jpg
- Соберитесь, братья! Строитель с нами! Отправим же неверных еретиков обратно в тот ад, из которого они посмели выползти!
- Даже не знаю, что более мерзко слушать - это или завывания гроби, - пробурчал Глоин, поднимая киянку, чтобы ударить по спусковому механизму.
Первые снаряды полетли со стены. Дварфы были более опытными, и их огонь приземлялся почти точно в цель. Кое-как собранные машины орды стали распадаться, как карточные домики, осыпаясь и разбрасывая бревна и щепки вокруг, калеча десятки несущихся мимо хобгоблинов. Снаряд Гимрина, мало того, что снес плечо катапульты, разорвался пламенем, подпалив начавших метаться вокруг гоблинов.
- Ха, так ему! - вскричал Оин.
- Вот точно так же выделывается мой желудок после твоей пчелиной мочи, Оин, - вставил Глоин.
Последовал второй залп со стены. К нему уже присоединились люди, стреляя и cо своих машин со стены и из-за неё.
Впрочем, это казалось равносильно тому, чтобы бороться со снегопадом, растапливая отдельные снежинки. Не смотря на удачные попадания, орда дошла до своего огневого рубежа, и в стену полетели камни и бревна. Машинерия была на порядок проще - согнутые молодые деревца, гигантсткие рогатки или сшитые из желудков огромные кожанные пузыри, в которые втавлялись заостренные бревна, а затем каменный груз сдавливал пузырь, выстреливая снарядом.
Большая часть ответного огня пришлась в стену. Впрочем, несколько просто смело десяток людей со стены рядом, отправив их в последний полет за укрепления на собственный лагерь.
- Вот сволочи, пристрелялись за прошлые разы.
- Меньши слов - больше дела, пчелолюб!
- переругивались дварфы рядом с Гимрином.
А затем к ним стала подбираться первая волна. Тысячи варгов, несущих на себе хобгоблинов, хаотичным строем стали подходить. Они стали огибать здание пивоварни, откуда уже послышались крики и звуки боя. Как и раньше, Истребители давали прикурить противнику, заставляя того рассекать фронт пополам.
Впрочем, едва ли сдержанная сотня имела вес в общей массе. Сплошная лавина, приближаясь к стене, стала рассыпаться на более мелкие группы. В воздух полетели стрелы. Как пелось в древних песнях «и стрелы затмили солнце». Это было немного преувеличением, но каждый хобгоблин успевал выстрелить несколько десятков снарядов, при том, что самих наездников было множество.
Короткие, с костяными наконечниками, они едва ли были бы опасны, но снова сказывалось количество и яды, которыми смазывали хобгоблины свое оружие.
В соседней к Гимрину машине упал на колено наводчик, когда пяток стрел вонзились в его спину.
Глоин окрикнул своего начальника, рукой показывая на происходящее, после чего поспешил сам укрыться за требушетом от очередной партии огня.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=pmSvuQo2C18&list=PLh4Eme5gACZEM-VNYOi8CcZa1AluMXFmB&index=6[/lazyvideo]
Разговаривать стало довольно сложно. Стрелы и дротики имели небольшие отверстия, из-за чего в полете издавали характерные свистящие звуки. Вдобавок, хобгоблины затянули многолосый утробный горловой вой. Эта какофония здорово давила на психику и мешала нормально отдавать команды. Стрелки со стены открыли ответный огонь, и внизу стали раздаваться вопли боли и смерти.
Хобгобины, разбившись на небольшие группы, набегали почти под самую стену, выстреливая десятки снарядов, после чего отступали, давая место следующей группе. В этом сплошном водовороте шерсти и зеленой кожи, казалось, не было места даже для новой снежинки, чтобы опуститься на землю.
За общим столпотворением только Гимрин заметил, как Волк, поднявшийся на стену, невозмутимо стоя в полный рост, стал указывать на что-то вдалеке, не сойдя с места даже когда рядом с ним несколько его спутников упали от обрушившихся  с неба мелких камней, смявших им броню и заставив кровь показаться из-под обмундирования.
Там, за стеной, посреди боевых машин и общей волны хобгоблинов показались ушастые, высокие силуэты троллей.
https://i.pinimg.com/originals/f3/9b/ce/f39bce243985b606f8e42ac44bb1fa03.jpg
Невероятно тупые, хоть и сгорбленные, но всяко выше даже конного, подгоняемые тычками копий, несколько групп троллей продвигалось в общем столпотворении.
Впрочем, рассматривать все это было довольно проблематично, так как очередной залп орды - и прямо рядом с Гимрином просвистело очередное бревно, попавшее в стену, отскочившее, и начавшее скатываться по лестнице позади, придававив по пути пять спешивших наверх арбалетчиков, раскидав их в стороны и раздавив одного насмерть.

Вождь орков что-то скомандовал, и из лагеря стали выкатываться, набирая скорость, колесницы, одна, другая, десяток, третий...
Готрек и Ленгар застали их как раз в тот момент, когда эта кавалькада пронеслась мимо, устремляясь в общую толчею хобгоблинов и варгов.
Гурниссон же направился к оставшей колеснице. Четверка орков заметила его. Поначалу, они замерли, явно пытаясь осмыслить что это и откуда дварфы взялись.
Эта пауза дала Готреку время, чтобы разрубить колено ближайшему, и поставить ему на грудь свою ногу.
- Ленгар! Берись за вожжи и езжай! Мы должны догнать его! - вскричал Готрек. Два орка бросились на него, пока третий, достав кривое копье с колесницы, стал двигаться прямо на Ленгара. Хряки стали беспокойно повизгивать и метаться в своей упряжи.

Эреб стоял на поваленной дварфийской статуе, рассматривая наступающую волну хобгоблинов. Мимо него прокатились набирающие скорость колесницы орков, с довольными экипажами, потрясающими своим оружием. Сзади Эреба взглядами сверлили его провожатые.
- Ты собираешься простоять тут весь день, изгой? - ядовито сказал один из дроу. В этот момент до них донеслись крики с переднего края лагеря, причем не на наречии орды или кого-либо из местных, а на чистейшем кхазалиде.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=wHExqEjNFj8[/lazyvideo]
- О великий Скъяландир! От имени Хобгоблы хана, мы приветствуем тебя. Позволь же мне представится перед лицом твоей силы и величия. Я - Эоган Сейдж.
- Мне безразлично твое имя,
- раздался глубокий голос с явными нотками рычания, разнесшийся эхом по пещере.
- И меня раздражает твоё защитное заклинание. Или ты действительно думаешь, что оно спасет тебя от моего гнева, жрец?
В темноте открылся глаз. В красноватых отблесках магмы, кипящей подальше в помещении, стало видно, насколько же огромным был Скъяландир на самом деле. Казалось, поставь перед драконьим оком конного, он бы отразился в нём в полный рост.
- Или твой портал тебе поможет, маг? Ваши детские фокусы не стоят ничего. Силы, много могущественнее чем вы можете себе представить, дейсвуют вокруг Карак-Дума.
Речь дроу вызвала внезапный интерес. Или...раздражение? Глаз скрылся, и из темноты в отсветы магмы высунулась голова. Придвинувшись почти вплотную к Лазарю и повернувшись боком. Вперив свой глаз в дроу, заставив мордой всех остальных посторониться к стене.
https://media.comicbook.com/2019/06/ghidorah-1174641.jpeg
- А ты довольно смел и дерзок...как для кого-то, являющегося лишь тенью и подобием. Быть может, поэтому ты мало ценишь свою жизнь?
Голова была под стать размеру глаза. Вытянутая пасть, четыре вившихся назад рога, множество усов. У драконов не было голов таких размеров...не должно было быть.
Глаз Скъялнадира прошёлся по собравшимся.
- Забавно...вы довольно нелепая и забавная компания. Я все ожидал увидеть кого-то, подобного вам, - дракон говорил, слегка приоткрывая свою пасть с зубами, больше похожими на сталактиты пещеры вокруг. - Ну что же, у меня пока есть время. Давайте поговорим о делах...только вот мне мало интересны дела Хобгоблы сейчас. Меня больше забавляют ваши....что вы тут делаете? И я не про попытку...”уговорить” меня. Вам всем нет места среди этой орды. Жрец, маг и эльф. Что же вы тут надеетесь получить?
___________________________________________________
Великое предательство - у эльфов известное как «Война Бороды» - мировая война, произошедшая довольно давно между эльфами и дварфами. Именно в ходе этого конфликта и был осажден Карак-Дум.

Отредактировано Готрек Гурниссон (06-08-2019 08:45:24)

+4

24

- И одна из этих "могущественных" сил находится сейчас перед нами? - задал мужчина вопрос, и был этот вопрос из тех, которым ответ был не нужен. Посколько не существовало сочетания слов, вызывающих наибольший скепсис, чем "могущественные силы". И не потому, что каждое живое существо по разному воспринимало понятие могущества. Чаще всего эти слова использовали для того, чтобы сокрыть, переврать или как-то еще исказить истину. Иначе говоря, это своеобразный способ оскорбить своего собеседника, намекая на его незначительность. Не будь это правдой, волшебник оскорбился бы гораздо сильнее. Но с самого своего прибытия тот понимал, что был, несмотря на своей статус, наименее ценной фигурой на метафорической доске, в центре которой стоял этот несчастный гномский замок.
Лоуренс сделал шаг вперед, смотря прямо в глаза дракону. Момент страхов и сомнений окончился вместе с первым заданным вопросом, так что оставалось лишь идти до конца.
- Я говорю лишь за себя. - начал мужчина, сняв повязку, обнажая загнивший драконий глаз. - Но вы правы, господин Скъялнадир - не этот сброд, именуемый ордой, мне интересен. Мне нет дела планов господина Хобгоблы. Даже на ваш... "Карак-Дум" мне, честно говоря, наплевать.
Лоуренс показал указательным пальцем на свой глаз, изучая реакцию дракона.
- Вот, ради чего я прибыл. Ради чего я стою здесь. До меня... кхм, дошли сведения, что вы могли быть знакомы. Так что повторюсь - давайте опустим все возможные "любезности" и поговорим.
Надев обратно повязку, маг взглянул на своих спутников, ненадолго задержав на них взгляд.
-Приватно, если будет угодно.

+1

25

Человечий отпрыск...не тебе лезьть в дела Старших рас. Если уж навязался в прихвостни к этим - то сиди за их спинами и жди решения. — с обидным замечанием слетело с уст дварфийки. Но Дориан не показал виду, что его гордость уязвили, та как чародей был не только сыном человека, но и стихии. Впрочем, он ожидал, что его речь не возымеет нужного эффекта, но он выиграл перед тем, как Натаэлон и Аэнрин увели его.
Талайт...не стоит. Боюсь, сами боги не смогут здесь нам помочь. Гордость - сестра глупости.
Боюсь, глупость одной лишь гордостью не оправдать. — в печали ответил маг, мысленно соглашаясь с доводами Тириона и прячась за его спиной.
Вскоре явился Траин и чародей завидел надежду в его словах. Было удивительно то, как дварф и эльф легко находили общий язык, даже не заикаясь о древних обидах. Это был тот момент, когда их вела мудрость и долг. Во всяком случае, так казалось Дориану, но из мыслей его вывел неожиданное подёргивание кромки дорожного сапога. Обернувшись, он увидел, закутавшуюся в красный плащ нимфу.
Силиэн?! — слегка наклонившись в седле, он старался говорить тихо, но от удивления его голос принял чуть более резкие нотки. — Что ты тут делаешь? Ты должна была быть в обозе. — на этот раз голос чародея зазвучал чуть более мягче. Он не хотел упрекать свою ученицу.
Меня разбудил разбудили удары в барабаны. — призналась нимфа, поглядывая по сторонам с настороженным взглядом. — И я решила найти тебя и разузнать, что случилось.
[indent] Силиэн была созданием очень искренним и прямым, но одновременно с этим и немного наивным. Прежде ей едва ли доводилось видеть белый свет за пределами леса, за некоторым исключением, при этом умудряясь каким-то образом избегать все самые неприятные моменты мира, а таких было очень много, будто её оберегала длань самой богини Играсиль.
[indent] Дориан уже было хотел ответить нимфе, но в этот самый момент Тирион принялся раздавать приказы, и чародей понял, что бездействие сменилось действием и теперь пришло время первому испытанию альянса на прочность.
— Конные - рысью! Луки на изготовку. Остальным догонять.
Белый Феникс коротко указал на Нальтаэлона.
— Бери полукровку на коня. Выдвигаемся.
Повинуюсь. — кратко слетело с уст Наэля и тот, подъехав к Авдхельге, наклонился в седле и протянул ей руку, помогая девушке забраться на скакуна.
Гномолюб. — усмехнулся рядом Аэнрин, в шутку подначивая друга и одёргивая своего коня за поводья.
Как остроумно! — улыбнулся в ответ Наэль и пустил коня рысью вперёд.  — Надеюсь ты стреляешь из лука также легко, как из твоих уст летят шутки! — крикнул напоследок он другу.
[indent] Аэнрин молча пожал плечами и повинуясь воле принца Тириона, махнув на прощание Дориану, пустился следом за остальными конными.  В свою очередь, из общей массы конных стали выделяться конные лучники в тёмно-зелёных плащах с натянутыми на головы капюшонами. Поделившись на два отряда, одни держались Нальтаэлона, другие Аэнрина.
Ты слышала Тириона, Силен, — начал чародей, помогая нимфе забраться в седло. — Остаёмся в обозе.
Почему все так суетятся, Талайт? — не унимала своего любопытства нимфа.
Они едут на бой. — ответил чародей, поворачивая своего коня. Силиэн испуганно сжалась в седле. Ей уже доводилось видеть всякого рода драки и даже с оружием, но никогда не доводилось быть свидетелем войны. Одно дело драки десять на десять, но в её воображении едва укладывалось, что жестокость может свести тысячи душ в одном месте, чтобы лишать друг друга жизни. Являясь чуть ли не олицетворением самой природы, нимфа надеялась на такую нелепую затею, где все расы найдут общий язык и будут жить в мире.
[indent] В свою очередь, Дориан надеялся, что его ученица не выкинет какую-нибудь глупость, на примере той, что пойдёт в лагерь врага лечить его раненых. Однажды он уже застал девушку за лечением дикого огра, который, на раздавил её при первой же возможности. Всё это говорило о хороших задатках друида и созидателя, однако не все создания с благодарностью отнесутся к помощи нимфы, включая и людей, которые только за одну её внешность могут начать думать о вещах столь порочных, что мысли о подобном вызывали у мага холодную ярость. Поэтому он давал ей заветы, как вести себя в этом походе, не отходить далеко от эльфов и держаться поодаль от смертных наёмников. По правде говоря, брать нимфу с собой было отчасти глупостью, однако её умения и помощь были нужны волшебнику, особенно если дело коснётся целительства и зачарования.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=SZVue0BYgXw[/lazyvideo]

***
Даже не знаю, что более мерзко слушать - это или завывания гроби,
Будь он гроби, я бы с удовольствием раздробил его черепушку Арнсингиром! — злобно прорычал Гимрин, сплёвывая на землю. В последнее время о деяниях ордена Строителей ходят такие слухи, что гном удивляется, как до сих пор их не разорвали на части даже сами люди, не говоря уже о Старших расах. Не исключено, что когда-нибудь Дюка де Вюльпе найдут среди корней деревьев со стрелой элги в груди. — Он завывает о своём строителе на стене, возведённой нашими предками. Хочется сбросить его со стены. — гном старался говорить так, чтобы его слышали только Глоин и Оин, дабы не учинить ненужной на стене смуты.
После того, как первые снаряды разметали часть осадных орудий врага, вражеские силы подошли под стены и принялись закидывать защитников снарядом, отчего Гимрин выругался и укрылся за требушетом, глядя, как собрат-дварф в стороне падает замертво.
Вот холера! Ни одного дня, чтобы эти сволочи не закидывали нас своими пародиями на оружие!
[indent] Гимрин выждал, когда стрелы врага просвистят мимо, выглянул из-за машины и завидел указывающего в даль Волка. Безумный поступок человека вызвал у гнома ещё больше ярости, чем могло бы быть. Он несомненно был смелым, но войску нельзя лишаться своего военачальника, да ещё и в начале заворушки. Впрочем, размышлять об умги было некогда. Дварф завидел нечто более тревожное, на что указывал сам Волк.
Проклятье! — выругался гном. — Там тролли! — крикнул он и в этот момент рядом пронеслось очередное бревно, сметая очередную партию умгал.
Кто сметёт тех горбатых троллингов, тот получит вкуснейшего пива из погребных запасов Карак Дорна!!! — заорал гном, принимаясь дочерчивать очередную руну огня на снаряде. Ему было прекрасно известно, что тролли хорошо горят и аромат печёного тролля куда лучше, чем их естественный запах.
Глоин, Оин – наводись и стреляйте… стреляйте по ним! — повторял и выкрикивал команды дварф, пытаясь пробиться голосом через рёв орды и свист стрел.

Аэльдари – (эльфийский) Эльфы.
Элги – (кхазалид) эльфы.
Умгал – (Кхазалид) отряд людей.

Отредактировано Дориан (06-08-2019 12:49:29)

+1

26

Молниеносно выбравшись из полуразрушенного здания, Ленгар намеревался в таком же быстром темпе добраться и до стоявшей без дела колесницы, но встретившее их шествие из десятков, если не сотен, мчащихся во весь опор телег заставила его немного притормозить и вооружиться парой старых, но верных друзей: криво разукрашенным щитом и шипастым молотом. К счастью, орда запряженных хряков пронеслась мимо, и ни один из их наездников не обратил особого внимания на пару дварфов, подобравшихся к их лагерю почти вплотную. “Глупые твари… Даже ни одного дозорного!”, - вдруг подумал следопыт, на бегу осматривая покрывшийся белой пеленой из поднятого в воздух снега орочий лагерь. Логику зеленокожих вполне можно было: основные силы лагеря были брошены в атаку прямо на осажденного врага, а посему надобность в дозорных отпадала, но по военной науке, которой Уилли и прочие длиннобородые дварфы обучали Ленгара с самого детства, на стоянке всегда должна находиться хотя бы пара часовых, дабы узреть и вовремя предупредить братьев по оружию об разного рода опасностях, особенно о скрытных вылазках и диверсиях. И если бы в этой же ситуации пара рыжих гномов подбиралась к дварфийскому лагерю их бы уже давно обнаружили и пристрелили из арбалета, не дав ничего сказать. Но это были шатры орков, и Готрека с Ленгаром обнаружили лишь на территории лагеря, прямо возле одной из простаивающих колесниц.
- А вот и часовые… - негромко проговорил следопыт, криво улыбнувшись. В это же время истребитель сыграл на неожиданности их появления в лагере и быстро уделал ближайшего к нему орка, после чего пара его свинорылых собратьев накинулась на обидчика. Последний из оставшихся зеленокожих решил попытать удачи в борьбе с Ленгаром, взяв на вооружение копье явно не лучшего качества. Сын Уилли решил действовать быстро, а потому не дождался каких-либо враждебных действий от недоброжелателя, и быстро уменьшил дистанцию с орком, умело прикрывшись щитом. Подойдя практически упор к зеленокожему, гном на ходу сильно саданул того боковым ударом молота, вложив в него полученную от движения инерцию, тем самым ломая ему большую часть ребер на левой стороне груди. Орк упал, и гном, уверенный в том, что он не скоро поднимется, двинул к колеснице.
“Надеюсь, ими управлять не труднее, чем лошадьми”, - подумал следопыт, глянув на здоровенных свиней в упряжи. Когда гном занял место кучера, хряки начали нервно стучать копытами о землю.
- Давай запрыгивай! - в попытке разобраться с устройством колесницы крикнул следопыт Готреку, надеясь, что он уже успешно разобрался с парой орков. Вскоре Ленгар натянул вожжи, успокаивая хряков, и тем самым придавая себе толику уверенности, а через несколько мгновений он и вовсе был полностью готов трогать с места. По крайней мере, он так считал.

0

27

От гнева то, не спасёт, тут я иллюзий не строю.- подумал Эоган, радуясь, что дракон всё же снизошёл до ответа, - А вот от ленивой попытки прихлопнуть - вполне. В чём это этот угольный эльф прав, великий дракон слишком велик что бы обращать много внимания на каких то там людей. А уж дракон, что будет носится за человеком, добивая его - это даже не тянет на плохой анекдот.- даже раздражение дракона было лучше, полного игнорирования. Хотя если это самое раздражение начнёт расти, заклинание Эоган приготовился убрать. Не стоит злить дракона.
А вот черномазый эльф явно так не считал, выдавая дракону такую речь, словно они были знакомы пару сотен лет. При этих словах Эоган немного отошёл от эльфа, считая что Скъяландир сейчас просто уничтожит наглеца, посмевшего разговаривать с ним таким тоном. А если сейчас не убьёт, так потом подгадить может. Ему то, что минута что неделя, разницы особой нет. Так что когда дракон заставил их посторонится, Эогану даже особенно далеко отходить было не нужно, он и так поближе с стене и камням встал. Что бы жаром не задело.
Однако, к великому неудовольствию жреца, дракон не стал убивать эльфа. Было не ясно, раздражён всё же дракон, или заинтересован. И Эоган решил не проверять это, подражая дроу. Если ему уже жить надоело, пусть катится к своей Паучихе. Вот только дракон, кажется, не собирался его туда отправлять. Более того, по прежнему игнорируя лича, он решил поговорить о их делах. Эоган даже ухо прочистил, желая понять, не обманывает ли его слух. И пока он это делал, там уже выступил Полудохлый.
И сразу оказалось, что повязку он не зря носил. От вида глаза, да ещё и не очень живого, жреца аж чуть передёрнуло.
Мда, всякого дерьма я в своей жизни повидал! Но это уже перебор! Глаз, он драконий? Он что, действительно вставил себе глаз дракона?! Во даёт, экспериментатор! Хотя идея хороша. Но вот, судя оп тому, что глаз загнил, эксперимент, кажется, не удался.- сама по себе идея пересадить себе часть дракона, вызвала у Эогана уважение. Он даже задумался над тем, что бы называть этого мага Полуживым. Однако решил пока повременить. Ведь сейчас он в шоке от самой идеи, нужно подождать, пока не утихнут эмоции.
И когда Полумёртвый закончил свой рассказ, Эоган решил, что стоит и ему высказаться, раз дракон просит, - А я ищу одну книгу. Очень древнюю и редкую книгу. Очень важную для меня. И думаю, что в Карак Думе могут быть её следы. Или хотя бы намёк на то, как её найти. Мне сойдёт любая информация. - и мысленно, отправляя свою мысль дракону, добавил, - Книгу Рилдира. Что бы потом найти Храм. А Ключ у меня уже есть. - и что бы "коллеги" не особенно заинтересовались его поисками, он закончил речь так, - Но вряд ли столь великому существу как ты, есть интерес к поискам какого то старого фолианта.

0

28

[indent] Добиться внимания Траина было не просто. Выглядел он не очень хорошо и явно нуждался в отдыхе, но, высказаться на эту тему девочка не успела, ей был вручен мешочек, но не успела она за него поблагодарить, как до сознания достучались следующие слова:
[indent]-Держи - орехи твоему питомцу. Последние. Больше не будет - в горах ничего не растет уже третий год, а что есть - мы должны сохранить.
[indent]- Ну а чего тогда мне их? - насупилась девочка прекрасно понимая, что йети-то и полено погрызёт в голодный год, ничего с ним не сделается, а вот остальные. - А ну забирай взад! У мохнатого рожа треснет столько жрать! Видел какой он жирный? Пусть худеет.
[indent] Она попыталась вручить орехи обратно, но дварф упёрся. Ну упёрся и упёрся, ему же хуже - обхитрит: подсунет обратно на склад, когда он отвернётся или раздарит детям в городе. Да и потом, у неё пока хватало того, что оставалось в узелке, ведь основная задача орехов была - поощрение хорошего поведение йети. В целом и общем он уже был достаточно научен и более не нуждался в таком сильном одобрении.
[indent] Задолго до прибытия к воротам она уже могла различить тот гвалт и ропот, которые видимо так и не смолкали с момента как она ушла и до её возвращения. Девушка молчала, наблюдала за теми, кто всё тыкал и тыкал друг другу тем, что у кого-то там не такая как у них кровь, что они другой расы и в душе её всё более и более копились обида и многочисленные вопросы.
[indent]"И чего им мирно не живётся? Вот чего она рогом упёрлась? Ну стояли и что? А теперь не стоят! Сунула бы себе свою гордыню куда поглубже и помалкивала. Неужели есть разница откуда пришла помощь? Какая разница, кто пришёл тебе помогать - человек или эльф - если на другой чаше весов стоит смерть? Надо будет поговорить об этом со..."
[indent]- Авдхельга - езжай с ними. Скажешь страже - я дал добро, чтобы они прошли Карак насквозь. - вырвал её из мыслей голос Траина и она ещё больше насупилась.
[indent]Он ведь знал, что без неё Скальф дальше носа не видит и пол-года будет до собственного дома добираться, а потому она решила повозражать. Что, значит Брунгильде можно, а ей нельзя?
[indent]- А Скальф? Если я уеду, то может вы его отведёте в твердыню, а я, как вернусь, его там найду? И, мне нужно что-то, что даст моим словам вес, чтобы избежать... - Она выразительно посмотрела на Брунгильду, которая спорила даже с сыном короля, а что уж говорить о её слове - слове полукровки. - Чтобы избежать возможных споров. - Дополнила наконец она, приняла протянутое Траином кольцо и, пощёлкав пальцами, привлекла внимание йети. - Берси, охранять! - Она указала на Траина и Скальфа.
[indent] Белый Феникс ей нравился всё меньше и меньше. "Старшая раса, старшая раса... Веди себя как старшая раса, а в нос тыкать происхождением каждый дурак может... да и говорить чёрти-на каком языке, чтобы тебя не понимали - не очень-то вежливо... Что, неужели за свои многие сотни лет так и не выучили ни общий, ни язык дварфов?" - мысленно бурчала она сама себе, приняв протянутую руку того, что сидел на коне. Вообще ей казалось, что распоряжение это было глупым - зачем им ещё и она, можно подумать она бы разогнала всех, кто на пути под копыта попадётся. Хотя... она ведь только и знает дорогу. В любом случае уходить от наставника не хотелось, да и тот, что подъехал к ним и отпустил что-то на эльфийском языке, явно говорил что-то если не оскорбительное, то окрашенное лёгкой принебрежительной издёвкой, это она точно слышала и уже думала прицелиться и хлопнуть его лошадь по крупу, чтобы напугать и поднять на дыбы, авось дурак бы и сверзился, но... Может и хорошо, что не сделала этого.
[indent]- Нам надо обогнать всю эту ораву. Их много, они напугают стражу на стенах. - Начала она, обращаясь к всаднику. - Надо их предупредить до того, как они закроют ворота. Можно вас просить пришпорить коня? - Она правда старалась быть вежливой. В конце концов этот человек пока ничего ей не сделал, так зачем с места в карьер портить отношения? Ещё на подъезде к воротам, она непонятно откуда вынула какую-то небольшую белую тряпку помахала ей над головой, надеясь, что её жест всё таки заметят.
[indent]- Именем Траина, сына Унгрима! Велено открыть ворота и пропустить эльфов через город к северному рубежу!
[indent] Поняв, по выражениям лиц и направленным в их сторону арбалетам, что её не поняли, она спешилась и поторопилась к воротам, а там и на стену, чтобы ещё раз сказать и доказать, что её слова и переданный приказ надо выполнить.

Отредактировано Авдхельга (19-08-2019 12:47:13)

0

29

Вы когда-нибудь стояли у пасти дракона так близко? Чувствовали смрадное дыхание, что исходит из неё? И вам ещё повезёт, если дракон не будет дышать в вашу сторону. Этот дышал, совсем рядом и если бы Лазарь плотно поел перед встречей, не исключено что зловонное дыхание дракона заставило бы его опустошить желудок, а самого тёмного эльфа ещё бы несколько минут преследовали рвотные спазмы. Однако, они пришли сюда дела делать и раз уж дракон таки соизволил провести аудиенцию, стоило на неё...
На лице дроу появилась ухмылка, когда один из его компаньонов решил, что дракону есть дело до его имени. Лазарю тоже не особо было дело до его имени. Многие люди следуя своим низменным желаниям бегают всю жизнь по одному и тому же кругу, так и не добившись ничего, чего они желали. Эоган как ему казалось был одним из таких, сколько лет прошло и сколько ещё пройдёт, а он всё будет бродить по кругу, не найдя в себе сил вырваться из него.
- А ты довольно смел и дерзок...как для кого-то, являющегося лишь тенью и подобием. Быть может, поэтому ты мало ценишь свою жизнь?
- Или туп как пробка, - что не исключало первых двух качеств, а также возможно было следствием настоящей первопричины, что и озвучил Лазарь. Всю свою жизнь, по крайней мере ту часть на поверхности, что провёл Эреб, он проносил с собой самую мелкую и дешёвую монетку. Он мало кому говорил об этом, но от собственной тьмы подобное не утаишь. Столько стоила его жизнь, Лазарь же несомненно оценивал свою жизнь куда дороже. И всё же, нужно было быть дураком, надеясь что подобные твари будут хоть во что-то ставить твою жизнь. Для них ты песчинка и Лазарь совсем не собирался доказывать дракону обратное, признавая свою малую роль в одной общей большой картине, - Чего стоит моя жизнь, если она может испарится в одном твоём дыхании? - задал дроу риторический вопрос, не охотно добавив, - Сущие гроши!
Краем глаза дроу наблюдал за Лоуренсом. Видимо в этот раз маг забыл, что между словами надо кашлять, дабы у дракона быть может проснулась жалость и он всё же решил помочь. Впрочем, Лазарь бы соврал, если бы сказал что ему совсем не интересно, как в подобном горшке с глазницами оказался целый мать его за ногу драконий глаз. То ли маг был отбитым на всю голову, то ли ему тоже надоело жить. Родится с подобным глазом по мнению Лазаря было однозначно нельзя, также как и подцепить подобную заразу на улице в дождливый денёк. Так что же произошло? Маг убил дракона и пересадил глаз себе? Было сущим безумием приходить к другому дракону и спрашивать что со мной не так. И всё бы ничего, если бы не "дошли сведения, что вы могли быть знакомы". Лазарь не знал как дракон, а в своей жизни он перевидал много глаз, но не с одним не был знаком. Быть может виной тому был тот факт, что он мало пил? Загадка.
Но-но-но! Но как же Хобгобла хан? в расстроенных чувствах, хотел было спросить дроу у дракона. Ведь они пришли именно за этим. Или наверное за этим пришёл он один? Как пришёл, можно сказать что его послали, а не в его силах было возразить Эноху. И вот он тут, пытается убедить дракона помочь тому, до кого ему совершенно нет дела. Какая ирония. Эльф тяжело вздыхает. В отличии от остальных он помнит, что перед ним дракон, а не джин, - То есть ты тут скучал и ждал нас? - переспросил дроу, хотя ему кажется что он расслышал дракона верно. Вот уж  эти ящеры - натуральные мудаки. Нет бы сэкономил время и прилетел к ним сам, раз уж ему так интересно что они хотят. Такой заботливый дракон, чтоб они без него делали?
- Нам ещё назад возвращаться, если в помощи Хобгобле ты никак не заинтересован.... Ну или мне назад возвращаться, - поспешно добавил Лазарь, оценив взглядом своих мелочных эгоистов спутников, что пришли сюда ради собственных желаний и интересов, а не ратуя за общее дело тупых и угнетённых гоблинов, орков, огров и прочих. Война забавная штука, и если они в конечном итоге останутся с Эребом живы, Лазарь ничего не имел против неё. Так что в том, что гномы помахаются с войсками Хобгоблы, Лазарь не видел ничего плохого. Хотя... На мгновение Лазарь остановился, если уж дракон не шутит и ему и правда интересно, - Если позволишь, у меня есть один давно мучающий меня вопрос и так как ты достаточно старый, если не самый старый дракон из ныне живущих. Что появилось раньше? Дракон или драконье яйцо? - полюбопытствовал дроу, дабы раз и навсегда покончить с дилеммой у себя в мозгу, что вот уже несколько месяцев не давала ему покоя.


***

Эреб тем временем в отличии от своего братца-кролика был занят делом. И хоть на данном этапе - дело казалось простым и не пыльным. Вы просто не представляете как порою сложно, просто стоять и смотреть как работают другие люди. Орки, гоблины и огры всех мастей шли в бой, только для того чтобы проиграть это сражение. Война была стара как мир, и там где одни по нелепой случайности становились героями, другие складывали кости на полях сражений. Их никто не вспомнит и не отдаст дань уважения, как положено. Все они умрут и будут похоронены в общей могиле или же пламя поглотит их. Перспектива, которая вряд ли кого-то заставит улыбаться.
- Ты собираешься простоять тут весь день, изгой?
Чужой голос отвлёк его от собственных мыслей. Он смерил сородичей взглядом, в то время как наступление шло уже полным ходом. После чего развернулся и пошёл в противоположную сторону. Чем вызвал недоумение сородичей, они пытались ему что-то доказать, но потом поняли что это бесполезно и со злыми лицами последовали за ним. Где-то тут, в тылу. В полуразрушенном здании их ждал Энох собственной персоной. Всё шло по его плану и у эльфа не было желания перечить ему, - Началось, - едва слышно произнёс он в тень, когда оказался в искомом месте. Спустя мгновение оттуда показалась фигура старца.
- Там ты будешь сам по себе, - напомнил ему Энох, - Действуй, но не растягивай удовольствие, - произнёс старик, достав что-то из робы, напоминающее небольшой камень. А потом с его уст начал срываться шёпот заклинания, камень начал превращаться в песок, оставляя чистую энергию ветра в руке старика. Малая крупица, как могло показаться со стороны, при ударе о стену здания, раскрыла портал к противоположной стороне Карак-Дума. Там не было армии Хобгоблы и большая часть дварфов была стянута к той стороне, где шло противостояние двух рас. Как раз то что нужно для дроу.
- Собираетесь простоять тут весь день? - обратился он к сородичам, недовольно фыркнув и пройдя в портал, только для того чтобы высадится на одной из верхушек Карак-Дума. Охранная башня. Одна из многих на стене. В отдалении от города,но идеально подходящая для проникновения. Непривычный эффект от портации и вот они уже на территории дварфов. Эльф достаёт из сумки верёвки, обвязывая ей выступ, что поможет ему спустится. Внизу есть глазницы-окна. Также как и несколько дварфов дозорных. Семь или восемь. Они не ждут гостей, но гости уже пришли. Дроу проникают внутрь и завязывается бой. Морати дала ему лучших своих людей. Быть может это была ошибка с её стороны? Когда бой оказывается почти выигран. Начинает происходить что-то неправильное. Один дварф и два дроу. Их тела их больше не слушаются. Они не могут кричать и не могут воспротивится чужой воли, а Эреб с пугающим видом молчит, руководя своей небольшой труппой.
Он разыгрывает свой спектакль, о коем никто не был уведомлён. Дварф убивает топором одного из дроу, в то время как тот успевает задеть его отравленным клинком. Дварф не жилец, но он пока не знает об этом. Второй дроу открывает дверь башни, снимая внутренний засов и выпускает Эреба внутрь Карак-Дума, запирая дверь обратно засов. В то время как всё тот же дварф по воле Эреба хватается за арбалет и всаживает несколько стрел в последнего выжившего свидетеля. Однако смерть сородичей не волнует Эреба, он спокоен и хладнокровен. Бравые дварфы ценой собственных жизней сдержали разведчиков дроу. В город никто не проник, так им должно казаться до поры до времени, пока Эреб будет заниматься тем, что умеет лучше всего. Он растворится в тенях, скользя по закоулках и пустым подворотням, ища Унгрима с помощью ментальной магии и тех кто ей подвержен среди встреченных им случайно дварфов. Они станут его глазами и ушами, пока он затаится в укромном местечке до ночи. Ведь тьма ночи всегда была его домом.

0

30

- А Скальф? Если я уеду, то может вы его отведёте в твердыню, а я, как вернусь, его там найду? И, мне нужно что-то, что даст моим словам вес, чтобы избежать... Чтобы избежать возможных споров, - Траин лишь устало покивал, и снял с одного из своих пальцев увесистый перстень, протянув его Авдхельге на коне. - В добрый путь...и поторопитесь, возможно, там очень нужна наша помощь.
Пока конные трогались с места, принц принялся осматривать спешно выстраивающуюся колонну пеших, скорым шагом принявшуюся догонять ушедших вперед.
- Траин...это ты? - спросил Скальф Небохранитель. При этом жрец принялся ощупывать воздух вокруг себя, случайно поймав подол плаща нимфы Силен, и прнявшись трогать его пальцами. Берси, йети, стоявший позади, при этом тихо зарычал в сторону вивенди. - Траин...я гадал этой ночью. Руны говорили... к нам прийдет сам Гримнир. Он поможет нам.
Принц бережно взял жреца под локоть.
- Конечно, Скальф. Ты это твердишь вот уже три года.
- Нет...сегодня его сила поможет нам смять врага. Сам гнев небес!
- Дай нам боги...,
- Траин перевел взгляд на оставшийся обоз, неспешно уходящий прочь, и вверх, на сидящего на коне Дориана, как единственного, кто все ещё уделял ему внимание. - Сколько вас прибыло, человечий отпрыск? Кто у вас тут остался за главного? У вас есть еда, целебные припасы? Вас надобно разместить, но внутри Карака отец ни за что не согласится. Пойдемте, за стеной Дурина ещё есть место, рядом с молотами...если стена все ещё стоит.
Брунгильда все так же ненавидящим взглядом продолжала осматривать проходящую мимо колонну, икрясь неистовой яростью, сжимая свой молот.

Стража на воротах не на шутку всполошилась, готовая сразу же начать стрелять, но затем заметили Авдхельгу. Когда она все объяснила небольшому гарнизону из стариков и женщин, то вызвала небывалое удивление. Но, королевское слово было сильным аргументом. Ей дали время вернуться на коня и колонна вновь двинулась внутрь.
Конные, проносясь по огромным нижним залам Карак-Дума, стремительно двигались в полутьме города. Не было даже толком времени рассматривать окружающее убранство. Несколько раз, сторожевые патрули порывались было поднять тревогу, но наличие Адвхельги и королевского перстня быстро решали дело и колона двигалась вперед. На удивление, Тирион ни разу не спросил, куда направляться, безошибочно выбирая переходы и проходы между залами. Как будто он тут уже был раньше.
После небольшой заминки, эльфы пронеслись сквозь Северные врата.
- К стене! Аэнрин - спешится и на неё! Занимайте бреши среди обороняющихся! - скомандовал Белый Феникс, указывая к стене Дурина невдалеке, где уже разгоралась нешуточная битва.
А сам Тирион тем временем притормозил коня, оглянувшись на Наэля и Авдхельгу.
- Спасибо тебе, полукровка. Наэль - верни к жрецу и принимай командование обозом. Пусть будут готовы принимать раненых, - после этого Тирион устремился следом за своими войсками.

Телепорт был не новым впечатлением для Эреба, но в этот раз было что-то другое. За то короткое мгновение, что дроу перемещался, он почувствовал между порталами что-то чужеродное, тяжело, давящее, то, чего там не было ранее. И страх, первобытный ужас сковавший его на мгновение. Ощущение липкого сильного щупальца, сдавившего ему грудную клетку.
Затем все закончилось. Был длинный спуск и короткая битва. Северный гарнизон состоял из резервов - совсем старых, тяжело раненых и жещин. Трем профессиональным ассасинам было сложно что-то противопоставить. И Эреб мастерски разыграл свою часть. Если бы не одно небольшое но. Оставленные под конец без контроля, умирающий дроу от арбалетного болта в спине успел развернуться и метнуть свой нож. Вонзившийся в горло дварфийки, он заставил её отойти на несколько неловких шагов назад, к оконному проему и выронить арбалет.

Наэль, минуя общий поток эльфийских войск, смог добраться обратно к Южным воротам, хотя и медленее, на этот раз полностью руководствуюясь указаниями Авдхельги.
Там, отъехав чуть в сторону, он остановился, пропуская уже пешие порядки внутрь. Вдалеке на пандусе можно было заметить массивную фигуру двигающегося йети, явно сопровождающего Скальфа на обратном пути. В этот момент рядом с ними так же остановились пятеро людей, в кожаной броне, длинных плащах и широкополых шляпах. Судя по геральдике на груди - приснопамятных последователей Строителя. Их командир, совсем ещё молодой, хоть и с необычайно седыми волосами, презрительно осматривал шагающее мимо войско, и уделил не менее пренебрежительный взгляд паре на коне.
- Что вы здесь делаете, нелюди? - зло спросил он.
В этот момент рядом в сугроб упало тело дварфийки, с ножом в горле. Снег во многом смягчил падение, хотя и вызвал деформации из-за высоты и скорости приземления. Молоты как один потянулись за своим оружием, хотя седовласый предпочел устремить взор вверх, на высеченные далеко на горе сторожевые башни.
- Здесь не должно быть смертей...война на той стороне, - вдумчиво произнес он.
- Брат Соломон, следует ли нам доложить комтуру? - спросил один из конных.

Эреб успешно пробирался по пустым коридорам. Верхние уровни были, преимущественно, безлюдны. Карак-Дум уже давно не насчитывал своего полного населения, а те, кто были, сейчас были преимущественно заняты внизу. Ментальная магия позволяла ему выявлять отдельных представителей дварфов, считывать часть их мыслей, хотя ни одного достаточно слабовольного пока что поблизости не было. Но, постепенно вверх по крепости поднималась новость, бередившая умы - в крепости были элги, много элги, внезапно откуда-то появившихся и вооруженных. И ещё два новых ощущения теперь не покидали дроу всякий раз, когда он прощупывал окружение - сильная головная боль в висках, и то самое ощущение присутствия чего-то большого, чужого, внимательно следившего из-за его плеча, с поджидающими холодными щупальцами.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=9DAPZFogMJU&list=PLh4Eme5gACZEM-VNYOi8CcZa1AluMXFmB&index=9[/lazyvideo]
Команду Гимрина на стене услышали только Глоин и Оин. И то, не столько услышали, сколько поняли жесты. Даже ближайшие расчеты в общем гаме ничего не могли разобрать. В итоге, лишь требушет под руководством самого Гимрина выпустил один огненный снаряд, который поджег одного из троллей. Существо,  воспламенившись, стало метаться, сметая хобгоблинов вокруг.
Остальные же тролли смогли добраться почти без препятствий и потерь под самые стены, и тут стала ясна их цель. Все группы несли большие деревянные пандусы. Широкие, наспех сколоченные грубые длинные мостки. Подойдя под стены, тролли стали поднимать их. Железные зубья, прибитые на одном конце, стали зацепляться за выступы стены Дурина, образуя свободные подъёмы с земли на сами стены.
Три пандуса смогли зацепиться, пока с ещё одним возникла заминка из-за тупости троллей, внезапно заартачившихся. Хобгоблины сразу же ломанулись наверх, на своих варгах, сплошным потоком преодолевая длинные самодельные трамплины, и вваливаясь всей своей массой прямо на стены. На стороне людей началась рукопашная схватка.
Гимрину тоже было не сладко, так как рядом с ним варги со своим всадниками накинулись на отряд арбалетчиков и инженеров ближайших осадных машин. Глоин толкнул Гимрина, показывая на происходящее. Хобгоблины перешли на короткие копья и кривые ятаганы, да и сами варги не чурались лап и когтей.

Ленгар быстро разделался с орком и взялся за вожжи.Но стоило ему их натянуть, как хряки решили, что это был сигнал, и тронулись с места, стремительно начав набирать скорость. Готрек, видя происходящее, буквально на ходу прыгнул, уцепившись за борт и перевалился внутрь, оставив позади двух ещё живых орков, принявшихся пытаться догнать их пешком.
Ввалившись внутрь и выпрямившись, с трудом удерживаясь за борт в безумной тряске, Гурниссон осмотрел удаляющуся группу.
- Держи главаря в поле зрения и двигай за ним! Только за ним!
Мимо проносилась ничейная земля. Хряки слабо слушались, больше делая то, чо им  хотелось, хотя они и нагоняли своих остальных сородичей.

Орки на своих колесницах стремительно приближались к уже заготовленным пандусам, проходя сквозь, а местами и поверх хобгоблинов. Разбившись на три группы, они намеревались разом оказаться на стене. Один пандус, не выдержав веса, сломался посередине, обрушив с собой штурмующих на их же собственные головы.
Несколько колесниц смогли заехать на часть стены людей, пара даже перемахнула и свалилась на той стороне, убив нескольких из своих экипажей.
Но самая большая группа стремительно двигалась к панудусу, зацепившемуся за стену возле машины Гимрина.

Хряки под руководством Ленгара неслись во весь опор. Мимо пронеслась пивоварня, объятый пламенем тролль, снесший часть стены и упавший внутрь. В здании разгорелся пожар, но дальше колесница уехала из поля зрения.
Ленгар и Готрек нагнали главную группу и уже двигались среди остальных колениц, прямо к головной. Готрек взял в руку копье, оставленное орками внутри.
- Ближе! Зайди сбоку и ближе! Мне нужно достать до колеса.
В этот момент предплечье Ленгара схватила откуда-то сбоку высунувшаяся лапища орка. Тот самый, которому рейнджер сломал ребра, смог уцепиться  за борт и проехал весь этот путь вместе с ними. Теперь он, открыв свою пасть и что-то рыча, намеревался помешать. Хряки стали ходить из стороны в сторону.
- Ленгар! Мать-твою-размать! Держи ровнее! - проорал Готрек, прицеливаясь.
Они вырывались вперед, следом за вождем, на паднус. И Гурниссон метнул копье, попав в колесо. Преследумый экипаж повело в сторону и он перевернулся на пандусе. Впрочем, действия орка, прицепившегося к Ленгару, так же заставили хряков оступиться с края пандуса и упасть, порвав упряжь, и колесница с дварфами полетела вверх тормашками.
Готрек, пропахав небольшой путь, поднялся, занося над головой свой топор.
Ещё одна колесница смогла проехать мимо. Из экипажа вождя выжило несколько орков, и они сейчас же побежали наверх. За ними показалась широкая спина и самого вождя.

- Ленгар - займи их там чем-нибудь...эй! Эй ты, переваренный кусок троллиного помета! - заорал Гурниссон. - А со мной слабо?
Вождь замер, повернувшись.
- Давай! Один на один!
Орк про что-то задумался, затем зарычал в ответ.
- Да! Давай, иди сюда! - Готрек сокращал дистанцию.
Вождь, про что-то подумав, стал спускаться ему навстречу, на ходу проорав остальной орде позади какой-то приказ.
- Верное, парниша! Я твой юрта шатал! И тебе сейчас черепушку расшатаю!
Дварф и орк встретились на нижней части пандуса, возле двух перевернутых колесниц и сошлись в стремительном поединке.
Вряд ли, конечно, вождь орков понимал кхазалид, но концепция дуэли один на один была ему доступна. И сейчас происходила именно она.
https://i.pinimg.com/originals/8e/fc/fe/8efcfe43aa8450e088778aafe775dd5f.jpg
На стене, пока люди сошлись в рубке с хобгоблинами и  прущими колесницами, где внезапная атака тяжелой кавалерии орков выбила многих с позиции, создав брешь в обороне, на дварфийской же половине наступила короткая пауза.  Десяток хобгоблинов, три пеших орка и одна колесница успели прорваться наверх. Они повалили требушет, и, падая, тот придавил собой стоящего возле соседней машины Оина. Глоин, немного растерявшись, посмотрел на Гимрина.
В отличии от второго пандуса, сплошной поток орды здесь прервался. Никто не желал попадаться под горячую руку вождя орков, который сейчас обменивался ударами топоров с Готреком. Эта дуэль буквально прервала штурм на время.
Ещё чуть ниже в себя приходил Ленгар. С одной стороны, «займи их чем-нибудь!» было довольно смелым заявлением, учитывая что это был один дварф возле перевернутой коленицы, груженой кривыми копьями, против целой орды. С другой, орки и хобгоблины стали просто толпиться, не решаясь пойти против приказа вождя, кружась на своих скакунах вдоль подъема. Впрочем, ничего не было сказано конкретно про Ленгара, так что скоро несколько особо шустрых хобгоблинов стали пытаться подъехать к нему поближе и ткнуть своими короткими копьями.
На помощь сражению на стене уже спешили дварфы, вооруженные для ближнего боя, а первые конные эльфы как раз достигли лагеря людей у подножия укреплений.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=xJ1mweR2T5Q[/lazyvideo]
Снаружи в пещеру стали доносится звуки разрастающейся битвы. Гул барабанов, вой хобгоблинов под стеной, грохот падающих снарядов осадных орудий. Даром, что толщина стен уменьшала слышимость, вибрации по полу шли в полной мере.
- И одна из этих "могущественных" сил находится сейчас перед нами? - спросил Лоуренс.
Ответом ему послужил тихий, раскатистый смех на грани утробного рычания и облако воздуха, обильно пахнущее серой, выпущенное из гигантстких ноздрей.
- Лесть - ценная валюта, но быстро обесценивается. Отчасти - да, я часть той силы... Но, вам, смертным, не дано понять всей сути происходящего. Видимая физическая битва - лишь фрагмент происходящих перемен. Грядут большие изменения, и они начнутся именно здесь, вокруг Карак-Дума. Старые порядки и боги падут, и на смену им придут новые. И когда это случится - я буду там, по-праву занимая своё место.
Маг обнажил повязку демонстрируя имплантант. Скъяландир слегка наклонил голову, присматриваясь.
- Забавный сувенир...даже немного интересно, где можно было его добыть. И вдобавок к нему - здоровая доля эгоизма. Это поможет тебе выжить в грядущем водовороте событий.
- До меня... кхм, дошли сведения, что вы могли быть знакомы.
- Возможно,
- Скъяландир покачал своей массивной головой, - как звали этого несчастного?
-Приватно, если будет угодно.

Нагаш, при этом, наклонился в бок, положив свою костлявую руку на плечо Лоуренса.
- Коллега, я бы не рекомендовал переступать черту…
Но его прервал голос дракона. Тон сменился на более резкий и раздраженный. При этом, его рот даже не открылся, когда последовала вторая фраза.
- Ты не дорос, чтобы получать у меня «приватные беседы», маг! Слушай, что говорит тебе умертвие.
В глубине пещеры открылась вторая пара огромных красных глаз, уставившихся на четверку посланников Хобгоблы.
Нагаш покачал головой, что было отчеливо слышно в темноте скрипом шейных позвонков. Лич пробормортал:
- Ну, по крайней мере он знает, что я существую.
Вторая пара глаз переместилась на Эогана. Вопреки попыткам говорить с ним мысленно, Скъландир снова ответил голосом, все ещё не открывая рта.
- Книга Рилдира...забавная вещица. И Храм...а говорят, «драконий аппетит», ха! Не думаю, что ты найдешь её у дварфов. Они не верят в Рилдира. Во всяком случае, не так, как в это время сегодня остальные расы. Но Храм…
Теперь вторая голова придвинулась к Эогану и наконец задвигала своими целюстями. Она была похожа на первую, с той лишь разнице что один рог был обломан.
- Но...ты тогда находишься не по ту сторону конфликта, жрец. Дварфы знают, где находится Храм. Или, то, что они считают Храмом Рилдира. Может, они сами уже позабыли про это, но это знание прочно сидит в их мифах и легендах. И это их толкование, могу сказать, сильно перевернет твою картину мира.
Вторая голова на длинной массивной шее выдвинулась в край света от магмы, наклонившись и под углом рассматривая пришедших. Две головы заговорили в унисон.
- Ваши цели смешны, но они пригодны для меня. Я предлагаю вам сделку. Служите мне. Делайте то, что я скажу, и когда Конец Времен свершится, кто знает - может вы получите намного больше, чем ваши жалкие и никчемные желания.
Подал голос дроу, в отличии от других предпочитающий не стоять на одном месте.
- Нам ещё назад возвращаться, если в помощи Хобгобле ты никак не заинтересован.... Ну или мне назад возвращаться
- Я не говорил, что я не помогу Хобголе. Я сказал - что мне это не интересно. Время ещё не пришло. Можешь так и передать ему
- ответила одна голова.
А затем эльф задал вопрос про курицу и яйцо. Голова, показавшаяся второй, шумно втянула воздух через ноздри и немного раздула щеки. Сильно потянуло серой и гарью. Скъяландир повернул эту голову в сторону Лазаря.
И рассмеялся. Глухим, зычным, мощным смехом, сотрясшим помещение.
- Нет, ты поразительно смел...или туп, эльф. И определенно самый забавный из присуствующих. Будет жаль, если тебя уничтожит грядущий Конец Времен. Первыми были мы - прадраконы! От нас пошли те жалкие существа, что ныне вы именуете драконами. Измельчали, усохли, отупели и потеряли в силе. Я - один из последних, но я - стану первым в новом витке. - явно выраженное недовольство стало сквозить в голосе дракона, в его второй голове.

Отредактировано Готрек Гурниссон (21-08-2019 06:54:38)

+2

31

- Прошу прощения, господин Скъялнадир. Уверен, этого больше не повторится. - ответил мужчина, улыбнувшись и отвесив легкий поклон. Впрочем, кому как не дракону, чувствовавшему ложь, было знать, сколько искренности было в этом жесте.
- Его звали "Сефирот", если верить бумагам, что шли с этим глазом. Он... полагаю, он был древним драконом, по имеющимся останкам. Несколько тысячелетий, не меньше. Где лежит его тело - доподлинно неизвестно, возможно в одном из курганов, которые есть в этой области. В кругах искателей древностей ходили слухи, что к его гибели мог быть причастен или быть свидетелем другой древний дракон. Которого видели в области Карак-Дума. Что прекрасно совпало с происходящими тут событиями. Остальное излишне.
Настала пора говорить другим, в то время как Лоуренс отошел на несколько шагов назад, молча наблюдая за остальными. Мотивы его спутников могли быть быть полезны и для собственного дела, благо доверия к окружающем у волшебника не было. С другой стороны, иметь в текущем наемничьем отряде союзника - это определенный гарант того, что при предательстве(а оно точно будет, рано или поздно) маги прикроют друг друга. В конце концов, даже на самый крайний случай для определенных ритуалов лишняя пара рук будет весьма полезна.
Ответы же Скъялнадира... разочаровывали. Нельзя было сказать, что подобное высокомерие было неожиданным - драконы известны своей гордыней. Предлагает "служение", но при этом заверяет, что "поможет" Хобгобле, едва ли не оправдываясь. Какой же договор был заключен с "новым богом", чтобы тот обязался помогать местной орде? И имело ли это отношение к вышестоящим силам? Ведь раз старый дракон был ее частью, значит должны быть и другие, с другой стороны конфликта. Это пробудило необычный интерес Лоуренса, обычно не верящего в подобные сущности. Следовало исследовать этот вопрос подробнее.
- Служение... - маг кашлянул, прикрыв рот ладонью. Кашель сдерживать удавалось, но сейчас он использовался, чтобы заменить собою смешок.
- Мы еще не победили, господин Скъялнадир, а наступление так называемого "Конца Времен" -  корректным вопросом будет не "Когда", а "Если". Я же предпочту свои жалкие и никчемные желания, которые в данный момент осуществимы. Так или иначе, я согласен на службу. До тех пор, пока служение выгодно, конечно же.

Отредактировано Лоуренс (21-08-2019 15:53:03)

0

32

- Гляди, какие резвые ребята! - напряженно прокомментировал ситуацию Ленгар, со всех сил пытаясь обуздать неожиданно рванувших с места здоровенных хряков. “Кто только придумал запрячь в телегу этих зверюг?”, - жаловался сам себе следопыт глядя на несущихся во весь опор вепрей: “Это же негуманно!”. Когда хряки слегка подубавили свой ход, Ленгар позволил себе оглянуться назад, дабы узнать не оставил ли он Готрека в лагере зеленокожего неприятеля. К счастью, истребитель все-таки как-то сумел залезть в колесницу, и уже даже начал раздавать приказы:
- Держи главаря в поле зрения и двигай за ним! Только за ним!
- Думаешь я тут что-то решаю? - крикнул следопыт сыну Гурни, натягивая поводья, и пытаясь направить хряков в сторону отряда кавалерии орков, - Ты этой парочке попробуй прикажи…
Хряки слабо слушались гнома, и это уже понемногу начинало его напрягать: даже если они и нагонят вожака и вынудят его остановиться, то как им, черт возьми, удастся остановить пару адских боровов в упряжи? Немного поразмыслив над этим, Ленгар придумал ажно два верных, по его мнению, способа. Первый: перерубить упряжь, отпустив хряков в вольное бегство, и тем самым на бешеном ходу разбиться о первое встреченное препятствие. А второй… А второй вариант вылетел из головы гнома, когда их телега пронеслась мимо тролля, штурмующего укрепленную, забитую истребителями всех мастей таверну. “Мда… И у кого еще приключения повеселее будут?”, - подумал гном, глядя на разрушающего стены тролля: “Конечно же у нас!”, - вскоре дополнил он собственную мысль, когда завидел стремительно приближающуюся группу орочьих колесниц, а также столь желаемого Готреком вожака на острие шествия.
- Ближе! Зайди сбоку и ближе! Мне нужно достать до колеса. - кричал где-то где-то позади следопыта Гурниссон.
- Да стараюсь же… Ай!.. Да что б тебя свиньи заживо сожрали! - напряженно выругался Ленгар, когда сбоку, прямо из пыльной пустоты, появилась здоровенная зеленая лапища, схватившая его за руку, - Откуда же ты, мать твою, там взялся?! - продолжал ворчать гном, безрезультатно пытаясь управиться с, казалось, обезумевшими хряками. Где-то сзади что-то кричал Готрек, но дварф его так и не расслышал.
Поняв, что боровы стали практически неуправляемым, следопыт вскоре бросил вожжи, и полностью переключился на орка - главного виновника сложившейся ситуации по мнению самого гнома - Ленгар с трудом подтянул к себе неприятеля, который до сих пор держался за его руку, а после крепко засадил тому кулаком в лицо, из-за чего зеленокожий недруг расслабил хват, и улетел прямо под колеса несущейся на дикой скорости колесницы. Неожиданное препятствие в виде тела орка, заставило колесо телеги разлететься на части, вследствие чего основную часть колесницы повело в бок, дальше был небольшой полет, после которого последовал звук ломающихся вдребезги досок.
- Охох… - негромко произнес Ленгар, приходя в себя через несколько мгновений после крушения колесницы, - Давненько я так не летал, - продолжил он, потирая левое плече - место, на которое пришел основной удар. К счастью, плотное одеяло снега, в которое и влетела телега, значительно смягчила удар, и ничего страшнее синяка в области плеча дварфу не грозило. Через несколько мгновений до следопыта долетели слова Готрека. “Что значит займи их чем-нибудь?”, - подумал гном, поднимаясь на ноги и осматриваясь: “Да они и сами заняты лицезрением устроенного тобой зрелища...”. Орков и хобгоблинов вокруг собиралось все больше и больше, и дварфу вскоре стало любопытно: если Готрек все-таки убьет вожака, то каким образом они выберутся из кольца обозленных зеленокожих недругов? По этому поводу мыслей у гнома было не много, а потому за неимением дел, он просто начал обламывать кривые копья из телеги, тем самым превращая их в что-то наподобие метательных дротиков, дабы хоть как-то проредить ряды противников издалека, если те вдруг решат напасть на него. Вскоре так и случилось: экипаж особо кровожадных хобгоблинов решил отложить лицезрение битвы их вожака и попытать удачи в борьбе с другим рыжим гномом. Ленгар хоть и не сразу, но заметил приближающихся недругов, и отреагировал он на их появление довольно резко: схватил все “дротики”, которых он успел изготовить всего чуть больше полдюжины, и быстро двинул к перевернутой колеснице, намереваясь использовать ее как укрытие. Добравшись к своей импровизированной баррикаде, Ленгар сразу же начал прицельно обстреливать недругов, а когда его дротики закончились, он вооружился щитом и молотом, дабы сойтись с оставшимися хобгоблинами в ближнем бою.

0

33

Попытка получить приватную беседу провалилась. И если приватные разговоры дракона и оскорбили, то вот Эогану он мог бы ответить и мысленно! Бросив короткий взор на своих спутников, он не заметил в них хоть малейшего интереса и, стараясь не выдать своё облегчение, вздохнул.
Сложно было ожидать что они хоть немного проникнутся моей целью. Но все же, можно было и мысленно мне ответить! Хотя о чём это я? Этому дракону кажется, плевать вообще на всё и вся. Кроме его личных целей. Драконы, они драконы и есть. И, не помню я что то у драконов две головы?!- удивился жрец, когда из темноты показалась вторая башка Скъяландира.
И этот факт потерял для него значение уже через считанные секунды. Ведь дракона сказал то, что Эоган так жаждал услышать - легенды дварфов, или гномов, - Да какая мне, на хрен, разница?!!!!- содержали сведения о сооружении, что могло быть этим самым храмом. Да, они вряд ли расскажут это врагу. Хотя и зависит от того, как спрашивать. Если надо, он душу вытащит из каждого гнома, что ему попадётся, но извлечёт, из речи, крови или мозга, чего они там знают! И это было самым важным, что сказал дракон. Эоган даже забыл об опасности. Он приблизился к голове, сколько мог, словно боясь не расслышать, упустить хоть крупицу той информации что давал дракон. И ни клыки, ни рога, ни дыхание, ничего в этот момент не пугало его. Все, что он пережил и переживёт, определённо стоило этого момента истины.
Нужно отправить письмо в Школу Тёмных Искусств! Если это знание не умрёт вместе со мной, то даже в случае моей смерти, найдётся кто нибудь, кто продолжит моё дело! И Спящий восстанет!- узнав, что ему было нужно, Эоган обратил особое внимание на предыдущие слова Скъяландира.
Новый порядок, гибель старого и возвращение былой силы на приличествующее ей место. Да, это было то, что Эогану нужно. Это было то, чего он желал. Это настолько соответствовало его взглядам, целям и желаниям, что он внимательно вслушивался и переваривал эту информацию.
Конец Времён? Хм, это интересно.-- от волнения он постукивал пальцами, - Да, это радостная новость. И теперь падение этой гномовской крепости для меня ещё более важно, чем было до этого! Я пришёл сюда ради крупиц, а нашёл, кажется, настоящий клад. И если я участвую во фрагменте падения старого порядка, то это не просто хорошо, это прекрасно! Только вот чего он только что сказал?
Когда дракон, или прадракон, предложил служение ему, Эоган от удивления аж на камушек присел. Просто потребовалась опора. Вот этот вот гигант, способный уничтожить их секунд за двадцать, если не будет торопится, желает их службы? Это было странно. Эоган оказался в смятении. Его бог был для него достаточным авторитетом, ему было кому служить. А тут некий дракон предлагает служить ему. Жрец задумался, так как не задумывался ранее.
Что мне сказать?- он начал так растирать подбородок, словно старался стереть его полностью, - Его не назовешь последователем Рилдира. Однако он, судя по заявлениям, часть великой силы, изначальной. Которая и породила Рилдира и к которой я имею непосредственное отношение. И он говорит о конце всего этого жалкого мира. Так, почему бы и нет? В нём есть всё, что нужно. А если он окажется безумцем, что же, это риск. Служа такому существу, я в любом случае сделаю шаг к своим целям. Он говорит о великой награде, что же, это привлекательно. Такое существо действительно может наградить. И дар, даже жалкий, с его точки зрения, может быть великим благом для меня. Да, есть риск что он просто обезумевший змей. Но риск стоит того!
Собравшись с мыслями, Эоган ответил прадракону, - Я с радостью принимаю ваше щедрое предложение, прадракон Скъяландир. В таком случае, что нам делать сейчас?- служить было Эогану не в новинку, просто в цепочке его хозяев появился ещё один. Однако его бог всегда будет для него выше, чем дракон, хоть он трижды пра.

0

34

[indent] Девчонку поразило как легко ориентировался в переходах этот противный со странным шлемом. Такое ощущение было, что и она-то ему была не нужна! Он тут как по дому собственному шёл и даже не думал теряться! Она тут почти месяц бродила блуждала, пока не вучила переходы, перелазы, всё-всё-всё. И то иногда, в особенно отдалённых и неизлазанных уголках, путалась! Девчконка пристально смотрела на этого странного пришельца, который принялся благодарить её опять на грани оскорбления, не забыв потыкать в её кровь и происхождение. “Нет, ну неужели все они такие помешанные на чистоте крови? Глупость-то какая! И как только морды не треснули от гордости!?” В прочем, взгляд её скользнул за стену и как-то потух, гневная мысль сменилась той, что там, за этой самой толстой стеной где-то в гуще этого ужаса, звуки которого запросто перемахивали стену и доносились до её ушей. В этом всём кошмаре находится её дядька... Да, не родной, но всё же. Конь развернулся и они направились обратно. Девчонка не сразу сообразила, что к ней обращаются с просьбой показать дорогу, а когда сообразила, то с дуру показала не туда и лошадь чуть не сверзилась в канаву.
[indent] Сумбурно извинившись она вернула мысли в порядок и на этот раз указала направление верно. Они действительно возвращались дольше. Одно дело - огромная колонна и совсем другое - один всадник. Из под ног коня то и дело выкатывался негодующий дварф или дварфийка, ругались, грозили вслед кулаком, но то было понятно - кому понравится когда твою неторопливую прогулку по собственным делам прервут так бесцеремонно!? Они притормозили у ворот и Хиль оперлась о плечи эльфа, высматривая фигуру своего питомца, а соответственно и тех, кого приказала ему охранять.
[indent] - Вон они! - Обнаружила она искомое и тут же указала пальцем. - Давай ту…
[indent] В снег рядом что-то рухнуло и она так и не закончила своих слов, резко обернувшись на звук. Рыжая коса едва только несильно хлестнула её извозчика по плечу и уху, а девчонка уже во всю сползала с крупа коня и быстро направлялась к сугробу. На белом снеге расплывались алые пятна, а в глазах девчонки разгаралась паника и страх. Взгляд её метнулся вверх на стену, откуда упала дварфийка, обратно к её телу и вдруг девочка нахмурилась. Опустившись на колени она осторожно перекатила тело на спину и вот оно… То, что заставило очередную упрямую дварфийку навсегда прекратить все её споры и пререкания… Потянув тёмный металл, она медленно поднялась с колен и помчалась прочь бегом настолько быстро, насколько только вообще могла. Кричать? Очень хотелось сделать именно это, но внезапно застывший ум говорил, что это будет плохо. В нём, точно ледяной узор на окне, отпечаталось лицо её наставника и Траина - вот кто ей был нужен. Кто, как ни третий сын подгорного короля может понять всю суть проблемы? Кто, как не он может распорядиться, ведь время утекает…
[indent] - Траииин! Траин! - задыхаясь она пробивалась между дварфов. - Простите, пропустите, очень тороплюсь! Траааин! Траин! -  Добравшись наконец до тех, кто ей был нужен, она остановилась и почти согнулась пополам, переводя дыхание.
Платье её было уляпано пятнами крови, неровными, будто бы она вытирала руки о подол. Она протянула ему кинжал и тихо сказала.
[indent] - Нашу убили. Со стены над... фуф... над воротами упала. И что-то мне подсказывает, что у нас большие проблемы. - Выдохнула она наконец, внимательно смотря на него и протягивая ему ещё и его кольцо. - Эльфы на месте, но кто-то явно прошёл через южные ворота и это был явно не друг. - Мысли её скакали в голове от одной стены к другой, иногда выскакивали за пределы города, ища где-то там в рёве битвы Дядьку, но тут же возвращались обратно, мечась как бесноватые. - Скальф говорил, что было ему видение… - Напомнила она и своему наставнику и, если тот ещё не успел рассказать, Траину. - Мы потому и пришли туда…
[indent] Девчонка смотрела то на наставника, который почти не мог её видеть, то на Траина и в голове её металась только одна мысль - правильно ли она сейчас сделала? Может стоило попросить Молотов подняться на стену, посмотреть что там случилось? Поискать следы? Может быть она совершила глупость побежав к наставнику и Траину?

Отредактировано Авдхельга (11-09-2019 21:42:03)

+1

35

[lazyvideo]https://youtu.be/yUnKmGwOx_M
[/lazyvideo]

Повинуясь приказу Тириона, Аэнрин и его воины спешились неподалёку от стены. Они пропустили вперёд воинов с короткими клинками, остальные обнажили луки, будто знали, что от них хотят. Аэнрин называл этот приём « осенняя лавина», когда, оказавшись на стенах и вступив в бой, он протрубил в рог и через стены взмыли эльфийские стрелы. Такой залп был слишком слабый, чтобы оказать значительное влияние на весь фронт, но достаточно концентрированный в одном месте, чтобы проредить порядки наступающих на данном участке стены, что помогло эльфам хоть как-то ослабить натиск врага. Затем лучники спрятали луки, достали эльфийские сабли и помчались на помощь к остальным. Аэнрин не хотел сильно рассеивать воинов. Он собирался цельным кулаком прокатиться вдоль стены и смести врага со стен, постепенно рассыпая свои силы на отбитых участках, пока постепенно кулак не превратиться линию.
Нальтаэлон также не считал ворон, хоть ему было и горестно разделяться с другом, но Тирион знал, что делал и аэльдари доверял ему, демонстративно разворачивая своего скакуна и направляя галопом к обозу.

***
Нас достаточно, чтобы мы бились, — уклончиво отвечал Дориан Траину. — И слишком мало, чтобы мы бились в одиночку.
По правде сказать, Дориан и сам не знал точно сколько удалось Тириону собрать сил, поскольку даже во время пути постепенно присоединялись всё больше и больше союзников к войску. В обозе же остались резервы, некоторые наёмники и пару десятков легендарных конных лучников Форлиндона. Говорят, что те пошли к Тириону добровольцами, но были и те, кто говорил, что это была затея лорда Эктелиона, что наводило на некоторые мысли, учитывая то, как последний недоброжелательно относился к ордену строителя. Впрочем, орден смертных мало волновал аэльдари, но Морское копьё лесные союзники эльфов юга долго ещё не забудут.
У нас есть всё необходимое и мой долг защитить обозы. Я очень благодарен Вам за вашу помощь и не откажусь от такого предложения . — ответил маг, приказывая всем следовать за ним.  Однако Дорина охватили некоторые сомнения. Где-то он уже услышал о молотах. Чувствуя его напряжение, нимфа сильнее прижалась к груди учителя, надеясь, что это хоть как-то ослабит его беспокойство.

***
Я не обязан перед тобой отчитываться, смертный! — с презрительной усмешкой на устах, ответил Наэль человеку, пряча уже вооруженную кинжалом руку за Авдхельгой. Но в этот самый момент самка дворфов продемонстрировала эльфу кровавого ангела на снегу. Наэль иронично изогнул одну бровь, на мгновение приняв это дело, как очередную странную забаву гномов, вот только какой коротун станет сам себя пырять ножом в шею?
Вы, люди, такие очевидные, — прокоментировал эльф выводы человека. — Но, судя по всему, тут пахнет лазутчиком. Я бы сказал… — Наэль демонстративно принюхался. — Воняет.

***
Гимрин бился храбро, раздробив Арнсингиром голову одному гоблину, а затем и его смердящей псине, однако это не облегчало задачу расчёту, зато её облегчили остроухие, появление которых дварф не ждал. И всё же такая сеча была слишком горячей.
Чтоб мою мать за бороду! —выругался Гимрин, не зная куда деваться, а если не знаешь куда, то выход только один – драться.  — Казааааад! — взревел дворф, обрушив рунный молот на очередного гоблина, тут же едва не лишившись половины лица, но кто-то успел пронзить варга до того, как тот лизнул Гимрина в ухо, нос... череп.

0

36

Эреб в отличии от братца, едва ли куда спешил. Всё уже давно было предопределено, и каждый новый виток паутины лишь приближал их к тому витку, что станет для них последним. Энох их всех рано или поздно сведёт в могилу, и пускай старик всегда отвечал уклончиво и темнил, дроу догадывался что его планы едва ли принесут этому миру радугу и пони в каждый дом. Хотелось верить в лучшее, но дроу был не из тех, кто строит ложные надежды. И сейчас, когда он остался один, он чувствовал что есть что-то ещё. Эфемерное и незримое для большинства, но ощутимое для него. Из-за этого он не мог сосредоточится в полной мере на разумах встреченных им дварфов. Из-за этого он нашёл укромное местечко, и усилил свой ментальный щит, соткав в собственном разуме ловушки из ложных следов и воспоминаний. Ментальная магия - штука тонкая, и едва ли найдётся в этом мире специалист, способный обойти чужой ментальный щит, не обнаружив себя самого. На это и делал расчёт дроу, желая узнать кто за ним наблюдает.
Тёмный эльф проявлял изрядную долю терпения и осторожности, с той самой поры как попал в Карак Дум, вот и сейчас он наконец-то нашёл местечко, в котором мог обосноваться и дождаться ночи в дали от любопытных взглядов и патрулей, что могли оказаться здесь. Он помнил о цели, и в памяти дварфов выискивал свежие воспоминания о Карак Думе, выстраивая из них своеобразную карту, что поможет ему добраться до Унгрима. Всё остальное пока было излишне, стоило отдохнуть и восстановить силы, лишь тогда когда остальные потеряют бдительность, он начнёт действовать. Сейчас лучшее что он мог сделать - это ждать.

***


- Нет, ты поразительно смел...или туп, эльф. И определенно самый забавный из присуствующих. Будет жаль, если тебя уничтожит грядущий Конец Времен. Первыми были мы - прадраконы! От нас пошли те жалкие существа, что ныне вы именуете драконами. Измельчали, усохли, отупели и потеряли в силе. Я - один из последних, но я - стану первым в новом витке.
На мгновение Лазарь замедлился и развернулся, с любопытством наблюдая за второй головой дракона. Интересно, у него есть человеческий облик? И если есть, тоже ли у его людской формы две головы? Вторая голова всё же удивила эльфа, который от этой встречи ничего не ждал. Но, сколько бы голов у дракона не было, один чёрт он бахвалился точно также как и измельчавшие, усохшие, отупевшие и потерявшие в силе жалкие существа, что звались нынче драконами. Как верно заметил Скъяландир, стоило ли обижаться на дерьмовые яйца, если судя по всему проблема была в тех, кто эти яйца высиживал. Хреновых кур-наседок пускали на суп, суп же из дракона - блюда специфическое и крайне сомнительное, поэтому Лазарь во время закрыл рот, дабы не пустится в дискуссию о происхождении драконов и их дурной наследственности.
- Если задуматься, меня в этом мире и не должно было существовать. Я - ошибка. Нелепая случайность. Только и всего. Крайне мило, что хоть кому-то будет меня жаль, - произнёс дроу, хмыкнув и развернувшись, потопал передавать послание пионер вожатому, что планировал быть первым среди собственного племени в переходе через Карак Дум. Стоило обдумать речь протодракона, чтобы придумать свою собственную, дабы донести до Хобгоблы, что Скъяландир соизволит помочь, когда время придёт, а когда оно придёт старому и мудрому дракону с двумя головами виднее лучше, чем остальным младшим расам.

0

37

- Нас достаточно, чтобы мы бились, — уклончиво отвечал Дориан Траину. — И слишком мало, чтобы мы бились в одиночку.
- И то верно. В эти дни в количестве только умги(1)...да гроби, - покачав головой, сказал Траин. - Мы, Старшие расы - вымираем. Впрочем, может это естественный ход истории. Пойдемте, вас нужно провести.
Они направились от путевого камня, и как раз достигли Южных ворот, когда к ним выскочила Авдхельга, протягивая кинжал и что-то сбивчиво объясняя. Берси, радостно топчась, стал подбираться к ней и поскуливать, требуя очередной орешек.
Траин принял оружие и стал вертеть его в руках, прищурившись.
- Узкое, тонкое лезвие...похож на работу элги. Но шипы на гарде....и металл не совсем обычный, темный, много угля в примеси...хм...тебе что-нибудь ведомо про это? - и он протянул клинок едущему рядом Дориану. - А ты, Авдхельга...ты никому не говорила? Особенно умг..., - договорить Траин не успел. Вдали, отряд молотов уже проходил Южные ворота.
- Проклятие, всюду они свой нос суют. Знаешь что, бери Скальфа и веди его в его покои. Я займусь этим. Ты хорошо поступила
Неожиданно, старый жрец остановился, уставившись в сторону Карака и стал улыбаться от уха до уха.
- Гримнир с нами, - тихо сказал он и залился смехом. А затем по ту сторону крепости из неба в землю ударила длинная, ветвистая молния и раскатистый гром, перевалив по эту сторону, обдал собой собравшихся.
- Адвхельга - прошу тебя поскорее. Что там ещё происходит? - недоумевал Траин.

Ленгар смог уложить меткими бросками обломанных копий пяток хобгоблинов, выбив их с варгов. Впрочем, едва ли в этом сплошном море зеленокожих пять было хоть сколько-нибудь значимым числом. Вскоре, хобгоблины стали отвечать Ленгару, и его импровизированное укрытие оказалось плотно утыкано короткими стрелами и дротиками, не давая дварфу даже высунуться. Где-то позади слышался мощный лязг стали о железо, где Готрек обменивался ударами с втрое большим чем он сам орком. Каждый удар разносился мощным вибрирующим лязгом.
Бдзынь!
Бам!
Блам!
А затем вся часть орды, столпившаяся у подножия пандуса, дружно издала вопль и отошла на пару шагов. Позвякивая своим увесистым шлемом, рядом с Ленгаром прокатилась и становилась отрубленная голова орка, оскалившись в непонимании и ужасе.
- Ха...слишком слаб. Мне нужен достойный противник! Мне нужна моя славная смерть! - взревел Готрек, потрясая своим топором на головой, развернувшись к нападавшим.
Орки и хобгоблины замешкались, не зная, что делать дальше, и стоит ли вообще хоть что-то делать.
Этот участок стены так и остался наименее осаждаемым из тех, на которых шла атака. В это время, в оставленной таверне раздался взрыв и вверх поднялся столб огня, разметав крышу, разбрасывая вокруг черепицу и кирпич.
Гимрину и его дварфам удалось отбиться вместе с подоспевшими воинами и истребителями на своей части стены Дурина, скинув вниз или поубивав прорвавшихся, а новых так и не последовало по пандусу, на котором дрались Готрек и вожак. Самого Гимрина спасла стрела одного из эльфов. Впрочем, это не помешало варгу с пробитым глазом на последнем издыхании вцепиться в левую руку дварфа и откусить указательный и средний пальцы.
Глоин, вытащивший Оина, уже протягивал Гимрину бутыль и кусок тряпки, другой рукой указывая на вторую половину стены. По его губам можно было прочитать - Глянь, кось - элги!
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=i2kS3lLNpWQ&list=PLJaKbPlXXQomIolJO4Xkdxb1cxag2M7RX&index=7[/lazyvideo]
На половине людей ситуация зависла. С одной стороны, залп лучников из-за стены немного помог и вместе с остальными силами из лагеря они смогли подняться и отбросить первую волну. Покуда Тирион руководил залпами лучников с земли, Аэнрин оказался плечом к плечу с самим Волком. Хоть предводитель молотов и был уже в годах, он бился не на шутку и с отчаянной злостью и фанатизмом. Разя мечом, он читал вслух одну из молитв своего ордена, будто не замечая собственных братьев, умираящих вокруг. Но, продвинуться по стене уже было невозможно, эльфов было слишком мало. Третий пандус смог зацепиться и зеленокожие сплошной волной пошли на новый приступ, тесня обороняющихся к краю стены и ступенькам лестниц.
У ворот Карак-Дума показалась развернутая хоругвь самого Унгрима, и спешным маршем стали приближаться пешие дварфы из личной гвардии короля, но успели ли бы они пешком добраться до стены - был большой вопрос, так как орда по ту сторону растянулась плотным одеялом до самого своего лагеря по ничейной земле, как будто не имея конца.
И тогда с западного склона долины раздался мощный окрик, перекрывающий собой даже звук битвы.
- ГРИМ-НИР!
В склон с низко висящих туч ударила молния, а затем другая. В их свете стала видна человеческая фигура, вооруженная мечом. Молнии были прямо в поднятый к небу клинок. Затем, неизвестный направил своё оружие вниз, в ущелье, и с клинка сорвались заряды электричества. С оглущающим грохотом врезавшись в один из пандусов, перебив его на половину и раскидав теснившихся на нём зеленокожих.
Затем новый персонаж стал спускаться по склону и по мере его приближения стало видно кем он был на самом деле, приковав к себе внимание всех в долине.
Готрек толкнул Ленгара в плечо.
- Ты только посмотри...чтоб я тут провалился! Дронгронти! Ха-ха! - и дварф залился радостным смехом, и вскоре ему стали вторить и его собратья на стене.
https://i.pinimg.com/originals/ba/d7/31/bad7317a6b96fd7e2d0f6c785b212abc.jpg
Дронгронти - Великан шторма - существо настолько редкое, что считающееся уже почти изчезнувшим. Дети Бергельмира, они были родственными дварфам и делили с ними культуру и религию. По легандам, когда-то у них было свое государство на вершинах Скалистых гор, но орда огров разрушила все это, и выжившие великаны шторма раздробились на множество закрытых анклавов в горах. Последние несколько сот лет они и вовсе никак не контактировали с окружающим миром, лишь дварфы ещё помнили о своих союзниках.
Впрочем, как оказалось, по крайне мере один ещё не забыл о своем родстве. Спустившись с горного склона, он занес свой меч и по широкой дуге стал проводить им по ковру орды у себя под ногами. Великаны шторма были одними из крупнейших, почти под 50 метров ростом, и этот конкретный не был исключением. Под стать ему и было его оружие, двуручный клинок формы ломанной линии, почти в его собственный рост.
Наподобие гигантсткой косы, даже не разрубая, а просто раскидывая в стороны, его оружие сильно проредило тьму хобгоблинов перед ним, под довольный возглас самого великана. Не останавливаясь, он сделал ещё шаг, и по земле пошла вибрация, от перемещения столь большой массы. Великан двигался дальше, сотрясая землю при ходьбе, и, дойдя до второго пандуса, он попросту пнул его, опрокидывая, рассыпая вокруг штурмующих, которые, падая с такой высоты, калечились на смерть.
Орда дрогнула и стала беспорядочно откатываться, в давке теряя ещё больше. Шум в долине постепенно стал сходить на нет.
Тирион поднялся на стену, прямо на своем коне.
- Лучники - огонь по готовности! Бейте ближайших! - скомандовал он.
Оин оглядывался, смотря на Гимрина.
- У нас есть ещё наш требушет...и пара других уцелели..подсобим большому братцу?
Готрек же, поначалу радовавшийся как ребенок, стал впадать в ярость.
- Э...стоять...стоять! Куда, твари?! Стоять! Мне нужна моя славная смерть! - он бросился догонять, но едва ли короткие ноги могли соревноваться с лапами варгов и хряков. - Стоять, трусы! - он даже метнул свой топор, сбив с седла отстающего хобгоблина, но орда уже откатывалась обратно, к своему лагерю.

Тяжелое присутствие чего-то потустороннего пропало, оставив Эреба на какой-то момент в покое. Остановившись в одном из заброшенных покоев, на три уровня выше той сторожки, где он проник внутрь - эльф затаился. Чужой надзор сменился более локальным присутствием. Не таким давящим, но чужеродным. Что-то двигалось по горной стене крепости, от того места, где телепортировался Эреб со своим отрядом. Отдающее тем же нечеловеческим интеллектом, оно спускалось точно к местонахождению эльфа, к узкому стеклянному окну, постепенно приближаясь.
Одновременно, намечалась другая проблема для засланного убийцы. Обнаружившие труп молоты были особыми членами ордена церкви Строителя - охотниками на ведьм, теми, кто выискивал и преследовал нелюдей и неугодных церкви. Эреб знал, что они поднимались на верхние уровни Карака, от отголосков ненависти и страха других дварфов. И сейчас, пятеро охотников уже осматривали место недавней короткой битвы в сторожевом помещении, вскрыв дверь отмычкой
Старший из них, с седыми волосами, долго вглядывался в труп темного эльфа, присев рядом с ним на корточки.
- Дроу...хм...похоже, они убили друг друга...но зная эту нечестивую погань - они не станут атаковать в одном месте.
- Брат Соломон, что нам делать?
- Разделимся и начнем обыскивать помещения. Одно за другим. На всякий случай. Один со мной, трое других в противоположном направлении.
- два небольших отряда направились прочь от сторожки, к двум единственным лестницам, ведущим на верхние уровни.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=yZ5iEvd59wA&list=PLxv8VelkqM0aQPQiSHmwfbVn85213jvfx&index=14[/lazyvideo]
- Ах да, Сефирот...редкостный идиот, - одна из голов Скъяландира выпустила дым из ноздрей, обдав присуствующих стойким запахом серы. - В некотором роде - да, другой дракон повинен в его смерти. Сефирот повелся на уговоры своего товарища. Вдвоем они думали добиться славы. Их обоих убил божок дварфов, этот самый Гримнир (2), в своем последнем путешествии. Так что да, возможно его останки где-то тут. Впрочем, не думаю, что в кургане. Гримнир в последний раз шел по так называемой Дороге Черепов, и все убитые им где-то там и остались. Она начиналась у ворот Карак-Дума и уходила куда-то в горы. Никогда не интересовался в то время. Но, ежели она появится вновь, я смогу почувствовать останки своего собрата. Увы, состоял с ним в некотором родстве, так сказать. Идиот такого масштаба, даже после смерти, едва ли будет не заметен - и дракон расхохотался, хотя, скорее его смех походил на бульканье лавы в пещере.
После этого откланялся и ушел прочь Лазарь. Скъяландира, кажется, это никак не задело.
- Что же...служите мне. Идите обратно, помогайте Хобгобла-хану, следуйте его приказам и пожеланиям. И приносите мне информацию про то, что происходит в лагере и его округе. Я предчувствую , - и дракон сощурил свои глаза, - скоро и близко будут измнения. Но когда наступит момент - вы будете делать то, что я вам скажу. И ваши награды сами вас найдут.
После этого две головы удалились обратно в темную часть пещеры, прикрыв глаза.
Нагаш, скрипнув своими костями, первым направился к выходу.
- Что ж, полагаю это все. Пожалуй, и нам пора. Но подумать только...со мной он отказывался разговаривать столько месяцев. А с вами...кстати, коллега, - и лич обратился к Лоуренсу, - поведайте, как вам удалось уменьшить глаз до приемлемого размера? Все мои исследования показывают, что труп дракона и его части теряют свойство именения размеров после отмирания.
Когда они вышли наружу, Лазарь уже находился на полпути обратно к шатру Хобгоблы. Они застали момент, когда молния ударила в склон горы, и в битву вступил великан шторма. Орда провалила очередную осаду, пусть и истончив стену Дурина ещё немного. Одновременно, произошло другое событие. Три воздушных корабля шефанго тихо показались на севере и стали снижаться, собираясь приземляться на северной-же окраине лагеря, на старой торговой площади дварфийского поселения. Все маги почувствовали что вместе с кораблями пришло и что-то другое, чужеродное и новое.
Лоуренс смог увидеть, как под кораблями, по мере их следования стали прорастать черные ветвистые кусты с пустыми ветками. Но, это было лишь личное видение самого мага, окружающие их словно не замечали.
- Подумать только...теперь у них есть великан шторма. Что же, это будет...хм, определенно интересно, - сказал Нагаш. - Ну что, коллеги, куда полагаете направиться ...далее? - лич замер, наклонив голову на бок, и прислушиваясь словно к чему, всматриваясь в приближающиеся корабли.
Но, теперь после дракона, и Эоган, и Лоуренс, по сути, были предоставлены сами себе и своим делам.
Лазарь на обратном пути оказался среди шатров дроу, и его окликнул один из его предполагаемых соплеменников. Заговоривший стоял сбоку, как бы ничем толком не занимаясь, в проеме шатра, не перегораживая дорогу Лазарю.
- Эй, ты, изгой. Морати хочет тебя кое о чем спросить.
____________________________________
1)Умги (кхазалид) - Человек, люди
2)Гримнир - Один из старших Богов-Предков дварфов, бог войны и праведной мести.

Отредактировано Готрек Гурниссон (Сегодня 11:46:30)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Песнь Карак-Дума