http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Школьная пора!


Школьная пора!

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://s6.uploads.ru/jRsfy.jpg
Участники: Я и Кристофер Холл
Место: Школа магии Греса - древнее, почтенное и, пожалуй, самое магическое заведение, единственное такого масштаба в западных землях. Вернее, когда-то оно было весьма почтенным, до тех пор, пока там не произошли некие весьма печальные события.
  Находится она, как видно из названия, в Гресе, занимая целый квартал города, который именуется Магическим. Здесь расположены различные магазинчики и лавки с соответствующим ассортиментом, но необходимо помнить, что тут вам всучить могут и подделку, шарлатанов тоже пруд пруди. Сама школа занимает центральную часть квартала, огорожена высокими стенами, которые, помимо всего прочего, еще и зачарованы.
Квартал с помощью магии земли вынесен на высокий холм, что господствует над городом, поэтому заведение видно из любой части города. Что довольно сильно раздражает местную знать.
Время: 10605 год осень
Сюжет: Я прихожу к Школе Магов чтобы учиться, но на самом деле у меня есть план! И мне надо попасть внутрь и я встречаю красивого учителя который мне поможет и сам проведет меня в логово магов в самое их место сбора.

+2

2

Я вошла в Грес, и пошла прямо к Школе Магов, и ни на что не отвлекалась, никуда не заходила, даже в церковь Гресскую, потому что очень спешила и волновалась, и сердце мое все трепетало, и я не видела ничего и даже спотыкалась несколько раз на дороге, но на это никто не обращал внимания, потому что людей было много, и все они куда-то спешили, и вообще я так много людей не люблю, и мне все это не нравится, но я не испугалась ничего, а просто шла своей дорогой. Погода была очень чудесная, светило солнышко, и в лесу щебетали птички, прямо ангельская погодка, но в городе птички не щебетали, а было много всяких других звуков, и они были совсем не ангельские. Я шла в горку, потому что там была Школа, и это было трудно, потому что я очень слабенькая, а горка была очень высокая, но я совсем не отчаивалась и шла, как могла, потому что очень хотела попасть наверх. А где находится Школа я знала, потому что она высоко и ее издалека видно, а я в Гресе уже была, только про это еще не писала нигде, и школу эту раньше видела, и еще тогда я про нее много всего подумала, но что подумала, пока говорить не буду.

Так что я дошла прямо к школе и очень устала, и у меня ноги болели, а еще я коленку расшибла, но мне это все было только приятно и очень нравилось, но я очень боялась, что буду падать специально, чтобы что-нибудь себе разбить, и поэтому падала, только если уже совсем нельзя было устоять и спотыкалась. Так что я стояла и мне было приятно, и ветерок дул на холме, а передо мной была Школа Магов, и она была очень огромная! Я таких больших школ не видела, и вообще все было очень большое и впечатляющее, только стена все загораживала, но и того, что видно было, крыши там и прочее, очень много было и очень красиво. Я рот даже открыла, мне так все понравилось и очень впечатлило, и я даже на чуточку чуть даже не забыла, что сюда пришла ради того, чтобы выполнить план, но я быстро взяла себя в руки и стояла не очень долго так, потому что здание это построили маги для своих магических дел, а маги очень плохие почти все, кроме некоторых, и Зло всякое людям несут, и вообще очень непонятные и страшные. Поэтому я собралась и расу подтянула, потому что ремешок опять съехал и ряса вся разболталась, а в разболтанной рясе ходить грешно, меня так монахи учили в монастыре, и Ему это очень не нравится, если прислужницы в разболтанных рясах ходят и неаккуратные. Поэтому я подтянула ремешок, и завязала, и волосы пригладила немножко, и пошла к большим воротам, только они все закрытые были, и видно было, что их одной мне слабенькой прямо совсем не открыть!

Я встала и огляделась, потому что не знала, что делать, и увидела тут, что рядом есть калитка и рядом с воротами, она совсем небольшая была, но я туда пошла, а мне навстречу выскочил человек в форме и начал меня спрашивать всякое! А я не знала, что отвечать, и вообще, он очень быстро говорил и на Всеобщем, и я растерялась, и так стояла, а он все наседал, а жечь его нельзя было, потому что он, наверное, не маг был и, может быть, хороший человек, и кулон совсем не грелся, а он просто службу нес и вопросы задавал, а я не знала, что ответить! И я тогда растерялась окончательно, и побежала прочь, но опять упала, и присела, и заплакала, хотя мне очень приятно было падать, но неприятно было, что на меня кричали, и я попасть внутрь не смогла и не знала, что с человеком в форме делать. И у меня ремешок опять перекосился, когда я падала, хотя я его только что поправляла! И это прямо очень обидно было, и я еще сильней заплакала.

Отредактировано Анастасия (25-01-2019 20:20:28)

+2

3

Прогулка по городу была полезной. Во всех смыслах полезной. Я купил себе большой альбом для зарисовок. Сделан он был где-то на востоке Альма, продавец сказал, что там знают секрет как из дерева делать вот такой вот "пергамент", только там его называют "бу-мага". Возможно, я запомнил это слово не совсем правильно, но мне казалось, что оно звучало именно так. Как бы там ни было, а эта бу-мага была наощупь прекрасна: немного шероховатые листы на которых прекрасно было видно угольный карандаш. Да и восковые писали на ней не хуже.
А ещё я купил себе пару новых сапог, точнее, забрал уже готовые у местного сапожника. Хороший, кстати сапожник. Рекомендую.
Так что мысли в моей голове бродили самые приятные. Я составлял в голове планы будущих уроков, даже останавливался иногда, чтоб записать ту либо иную задумку. Ведь мне хотелось в корне изменить систему прежнего преподавателя, рассказать студентам не только о самой магии Огня, но и о том, как она связана с иными стихиями. Для первокурсников итак все было в новинку, а вот со старшими курсами предстояла долгая и, возможно, трудная работа.
Я ещё не знал как к моим нововведениям отнесется Аркан - директор Школы, но готов был отстаивать и доказывать свою "методику". Так учили меня и я знал, что весьма часто моя магия оказывалась сильнее и, не побоюсь этого слова, хитрее. Случалось я побеждал и более сильных противников нежели сам именно благодаря нестандартности моего обучения. Но, это будет немного позже. И занятия, и работа, и возможные разборы полетов. Я подумаю об этом потом.
Поднимаясь по пологому склону холма, я медленно приближался к стенам Школы, мурлыча под нос простенькую песенку, услышанную когда-то давно в маленьком трактире.
"Ты любил и я любила,
Ты ходил и я ходила,
Говорил- я говорила.
Это неспроста.
Ты бежал и я бежала
Под кустом с тобой дрожала,
На песке с тобой лежала.
Это неспроста!
Ты хотел и я хотела,
Вот неделя пролетела,
Поняла, что залетела.
Это неспроста!
Говорила, говорила,
Ты молчал, как та могила,
А потом протопал мимо.
Это неспроста!
Я орала, как рожала,
Аж вокруг земля дрожала,
Аж соседка прибежала,
Только нет тебя.
Завернула в одеяло,
Накормила, укачала.
Где живешь я точно знала.
Это неспроста!
Заходила, отдавала
Бабе, деду одеяло-
Вот купайте, принимайте!
Я пошла!"
Песенку пела Памме. Слепая девушка с голосом чистым словно горный хрусталь и таким же звонким. Пела, вроде бы, о смешном, но я уже знал, что о себе. Мягкость ее волос и голоса я запомню надолго.
Недолго ты пела, Памме. Недолго радовала местных и заезжих. Зарезала тебя ревнивая жена одного из завсегдатаев. Не зря, кстати, ревновала, но не к той....
Ну, история это давняя. Что было - забыто да песками времени заметено.
У Школы происходило что-то странное. У врат плакала худенькая девушка одетая в странную хламиду. Хмурый страж врат стоял неподалеку и чесал пятерней затылок. Я подошел поближе и, подняв вопросительно бровь, взглянул на стражника. Тот кашлянул:
- Доброго дня, господин Холл. Как ваша прогулка? Удалась?
- Спасибо, Джад. Прогулялся с пользой и удовольствием. Что здесь происходит? Кто эта девушка и чего желает? Отчего плачет? Ты обидел?
- Господин Холл, да ничего я ей не делал. Она сама ни слова не сказала, а прямиком в Школу рвется. Я, конечно, прикрикнул слегка. Мол, куда бежишь, чего хочешь. А она нигугу. А после и вовсе заплакала.
- Людей пугать не нужно, Джад. Спросил бы тихо да спокойно - девушка и ответила бы. - я присел около девушки и легонько тронул ее за плечо. - Милая моя. Вы хотели в Школу попасть? Ищете кого-то, учиться хотите? Ну же, вытирайте слезы с вашего милого личика, поднимайтесь и рассказывайте. Возможно, я смогу вам помочь.
Я поднялся и протянул девушке руку, улыбнувшись.

+2

4

Когда я сидела и плакала, то не заметила, что кто-то подошел, и песенку тоже не слышала, а опомнилась только когда меня рука чужая тронула, ну я сразу отстранилась и отползла, потому что это неправильно, когда тебя мужчины просто так трогают, и посмотрела на незнакомца испуганно, потому что совсем не следила за тем, что происходит вокруг. Он очень красивый был такой и мужественный, и сразу понятно, что он очень добрый и хорошего мне желает, и я прямо сразу очень-очень захотела, чтобы он злым магом не был, чтобы мне его сжечь потом не пришлось, потому что очень жалко людей сжигать, если они хорошие. А он со мной говорил на Всеобщем и слова говорил странно, а я Всеобщего плохо понимаю, я его учила очень много в монастыре и на улице разговаривала, только все равно очень трудно было людей понимать, но тут я сразу поняла, что он мне помочь предлагает. Я тогда слезы утерла, потому что не пристало деве Господа плакать на людях, если она не плакальщица, и я тогда руку его приняла очень смущенно, чтобы встать, а он себя так вел, будто знал, как правильно руку подавать и все такое, и вообще очень господин воспитанный был, может быть даже из благородных.

Я тогда как поднялась, встала, и пояс поправила, и глаза опять поднять на его лицо не спешила, и в порядок себя немножко привела, и не знала как разговор начать, потому что он, наверное, иностранец был, потому что говорил странно, а иностранцы все очень загадочные и немного страшные, потому что веруют во всяких жутких богов и паукам молятся и собакам, а я очень хотела, чтобы он никому такому не молился, а молился Имиру Великому или супруге его. Но я себя в порядок привела и кулон в руки взяла, чтобы собраться, и кулон не грелся почти ни капельки, и я поняла, что господин не очень злой колдун и обрадовалась тогда очень, потому что поняла, что он мне поможет и проблемы все мои решит, и я план свой все равно исполню, и я его в порыве за руку взяла и в глаза ему посмотрела, а смотреть пришлось снизу вверх, потому что он очень высокий был, и рука у него сильная очень была, и я тогда сказала ему громко, чтобы он меня точно понял на Всеобщем: "Господин! Мне туда!". И как сказала - показала на ворота, а потом добавила: "Я буду…", а как «учиться» на Всеобщем -  я подзабыла, но я сразу придумала, что делать, и себя по голове пальцем постучала. А потом я замерла, потому что хотела понять, понимает он меня или нет, и поняла, что я все еще руку его зачем-то держу и отпустила ее резко, и отступила на шаг, и сердца ладошками коснулась, в знак Господу нашему, и поклонилась, а потом поняла, что я так себя выдала, что я жрица Имира и испугалась, и глаза у меня сразу большие сделались, и я взглянула на господина испуганно, и поняла, что мне надо что-то делать, и я тогда решила, что мне надо показать, что я тоже магию знаю и тоже совсем как он настоящий маг, и пламя огненное расплескала на камни, только наверное это очень слабо выглядело и неинтересно совсем, потому что господин, наверное, какой-нибудь умный очень маг и много очень знает всяких иностранных магий, и ему простые огоньки, слабенькие, совсем не интересные, и я смотрела на него и очень ждала ответа, потому что понимала, что от него сейчас все зависит, и план мой в его руках весь.

Отредактировано Анастасия (25-01-2019 20:22:14)

+2

5

Девушка была немного не в себе. Можно было подумать, что ее так испугал стражник, но я просто был уверен, что дело явно не в этом. Мое прикосновение ее явно испугало, точнее она отпрянула, словно брезговала? либо считала подобное нечестивым.

Точно! Вот оно это слово! "Нечестивым"!. Я же видел ранее подобные хламиды на последователях Единого в Священном монастыре Лэрда. Та отчего же и здесь, на Альме не быть подобному культу. Точнее, ордену. Да, назову это "орденом". Так оно потолерантнее будет

Я отступил на полшага назад, не желая смущать девушку, и вновь ей улыбнулся, надеясь, что это успокоит ее. Вроде, сработало. Она осторожно приняла мою помощь, взявшись за ладонь едва ли не кончиками пальцев, поднялась и, как любая особа женского пола (даже если это благочестивая монашка святого ордена) принялась прихорашиваться. Мне сдается, вот это желание легкого кокетства, неознанного совсем, в крови у прекрасной половины человечества (и не только). Девчушка сначала схватилась за кулон, висящий на шее, а после взглянула на меня вновь и схватила за руку. Ее жест с ладонями у сердца меня слегка удивил и насторожил.

Что это? Жест благословения, некая молитва, просьба, тайный знак? Повторить либо просто кивнуть головой и улыбнуться? Здесь кому добрые поклоняются? Иммеру? Амиру? Имиру, вроде... Но не бормотать же в ответ "Благослови тебя Имир, младая дева." Либо бормотать? А псли она просто помешаная? Местная. Хотя, была бы местной, Джад ее знал бы...

Девчонка схватилась за мою руку мертвой хваткой, заглядывая в глаза и едва что не прокричала: "Господин. Мне туда!". Я невольно поморщился и слегка отодвинулся, но ладонь не забрал. Речь "монашки" была еще более коверканной нежели моя в первые часы пребывания на Альме. Но, спасибо одной молодой драконице, я с этой проблемой быстро справился. Что она там в голове моей ковырнула не знаю, но на Всеобщем я затараторил быстро. Разве что остался небольшой акцент. Южане думали, что я с Севера, северяне - что с Юга. Я не разуверял ни тех, ни иных. Но, слова словами, а весьма красноречивый жест девушки позволил мне понять, что молодая особа желает учиться в Школе.
Мне бы следовало ответить, что вопросы о вступлении не я решаю, что не все так вот просто, что нужно увидеть к чему человек (нечеловек) предрасположен, стоит ли вообще учиться... Ведь бывает, что задатки магии есть, но столь они слабы да куцы, что хватает потенциала лишь на зажигание костра. Но, это не только мне решать. Для этого и иные профессора есть.
Пока я раздумывал как поступить, точнее как помягче отказать девушке, она решила убедить меня иным способом. Я и глазом моргнуть не успел, как она швырнула на камни у врат небольшое пламя. Конечно, заклинанием здесь и не пахло. Так, наитие да немного природной силы, но какая-никая, но магия Огня в девочке плескалась. Я вздохнул, произнося заклятие погашения огня, и кивнул, медленно произнося и подбирая слова, чтоб "монашка" меня поняла:
- Пойдем со мной. В Школу. Поговорим там.
Я махнул рукой в сторону калитки, зовя девушку за собой.
Стоя на широком дворе Школы около Алого корпуса, я создал воздушный фантом и проговорил послание, попросив подойти во двор одного из членов приемной комисии. Нужно было решить, что делать со странной девушкой.

+2

6

Господин со мной говорить стал и не на Гресском, а значит он точно иностранец был и, наверное, его в Школу пригласили, потому что он очень умный был, но я расстроилась, когда это подумала, потому что умные люди часто злые бывают, и всякие плохие вещи магией делают, и часто в Бога не верят, что вообще очень плохо, а мне всегда казалось, что чем человек умнее, тем сильнее он верить должен, но я уже поняла, пока ходила, что это не так, и это очень грустно было и непонятно совсем. Но я виду не подала, потому что господин все равно очень добрый был и повел меня мимо человека в форме вовнутрь мажьего логова, а я тогда сразу очень обрадовалась и всякие глупости позабыла, но внешне спокойная оставалась, потому что ученикам спокойными надо быть и послушными, этому нас в монастыре научили, и руки я друг в дружку взяла, и к рясе прижала, чтобы опять случайно господина не схватить за руку или как-то, потому что мне сразу нервозно стало, и какая-то приятная это была нервозность, и мурашек много у меня по коже бегало, и прямо сосало под ложечкой, и губу очень хотелось прикусить, потому что я очень близко была к плану своему и очень хотела быстрей его исполнить. Но я внешне все такая спокойная была, потому что нас учили смирению и тишину соблюдать, и я просто шла за господином магом и вошла в двор Школы Магов.

А во дворе все было еще красивее, чем снаружи и прямо очень захватывающе и остолбеняюще, и я начала головой вертеть сразу, хотя очень аккуратно вертеть, чтобы смиренной и очень тихой оставаться, а посмотреть прямо много на что можно было! И башенки тут были всякие, и здания все расписные и фигуристые очень, и двор был очень такой древний и прямо весь заросший, и чувствовалось, что во всем этом сила есть какая-то, ну, конечно, не такая, как в церквях и священных местах всяких, там прямо и войти нельзя, чтобы дыхание не перехватило, и красота в них вся неземная, и сразу благодать на сердце падает, и душа поет, а тут благодати не было и не пело ничего, но все равно очень красиво все было, хотя я и не хотела думать, что мне вокруг очень нравится. И одно здание было красненьким, а другое все разноцветное, и флаги еще были, и люди вокруг все бродили серьезные и зыркали так неспроста, и я на шажок поближе к господину магу встала, потому что тут прямо столько всего было и все очень необычное, что я почувствовала, что я прямо в логове магическом. А мы еще, как назло, во дворе встали на виду, и господин колдовать начал, а я тихонько знамение Имирово сотворила, чтобы меня его магия гадкая не тронула, а он воздушного человека сотворил, что очень противно было, потому что людей и живое всякое сотворять только Имир умеет, а это все копии гадкие и желание божественного коснуться, а желания все эти греховные, и Бог за них наказывает. И мне прямо очень грустно стало, что такой хороший и благородный господин такой пакостью занимается, и я его знаком тихонько освятила и помолилась коротенько, чтобы он на путь истинный побыстрее встал и от колдовства своего проклятого отказался, потому что кровососам всяким, и зверолюдям, и темным колдунам спасения никакого нету, а магам спасение есть, если они испытания священные душе и телу пройдут, и откажутся от дара своего и от богатств всяких, и жизнь свою Богу посвятят, тогда милостивый Имир их и простит, несчастных. Я вот, например, пакостной магией была зараженная, но я ее всю только на богоугодное дело пользовала, и Господь меня за это любил, и дщерь свою оберегал вовечно.

Но вот гадкий воздушный человек улетел, и я еще постояла немного, и не знала, что делать и чего мы ждем, и мне неловко было очень просто так стоять, и я тогда поняла, что мне надо не забывать, зачем я здесь, и план свой выполнять, а не просто стоять и на господина во всем полагаться. И я тогда подумала, а как себя ученицы ведут магические, и хотя неприятно об этом было думать, но я все же подумала так немножко, и господина за рукав потянула чуть-чуть, чтобы он внимание обратил, потому что говорить громко посреди двора неуютно было, и сказала ему, помедлив: "Господин. Меня зовут Анастасия. Вы мне покажете всё?" И я тогда обвела рукой все вот эти здания, показывая, что все-все хочу посмотреть это и послушать, а особенно библиотеку. Но про библиотеку я говорить ничего не стала, потому что была умная, а просто показала все и знала, что господин меня обязательно в библиотеку проведет, потому что все маги очень книжки любят, прямо молятся на эти книжки, а это плохо, потому что это идолы получаются, а Бог идолы запрещает. Но я ничего больше не стала говорить, потому что говорила плохо, а только в глаза ему снизу вверх посмотрела, потому что нас учили, что очень важно в глаза смотреть, когда проповедуешь, потому что так прямо в душу человеку смотришь, и до него лучше доходит через душу, и сказала ему еще просяще так: "Пожалуйста!", и мне несложно это было сказать, хотя я обычно такое людям не говорю.

Отредактировано Анастасия (25-01-2019 20:21:49)

+2

7

Похоже, моя магия пугала девушку. На ее лице читалось крайнее неодобрение и немного жалости. Словно "монашка" хотела укорить меня за создание фантома. Но, вела она себя смиренно и тихо, рассматривая все по сторонам. Было очевидно, что увиденное слегка ее ошеломило (а, может, и не слегка).
А ведь в Школе было на что посмотреть. Чего только стоил главный - Алый корпус, не говоря уже об остальных. Высокие шпили башен взлетали к небу, стрельчатые окна лишь усиливали ощущение воздушности зданий. Окна привлекали взор прекрасными витражами. От них в холле всегда в солнечную погоду на полу лежали разноцветные пятна.
Да и сам двор перед Школой был прекрасен. Деревья, что отбрасывали тень своими пышными кронами: длиннокосые ивы у небольшого прудика, в котором плавали красные, но отчего-то золотые рыбки, высокие тополя, что щекотали верхушками бока облакам, и даже пара старых, мощных дубов, что раскинули узловатые ветви просто посреди двора над мощеными дорожками. Один из стариков положил свою толстую нижнюю ветвь на землю, подарив некую "скамью" для всех. А, возможно, это была вовсе не ветка, а еще один собрат-дуб, что вырос рядом, еще один ствол от единого корня. Этот ствол предлагали поднять и исправить его рост нимфы, но ученики да и некоторые преподаватели были против. "Скамья" была затенена густой кроной, отполирована многими задницами и руками, и была одним из любимых мест всей Школы.
Я оторвался от созерцания и немного растерянно взглянул на девушку. Она что-то шептала про себя. Молилась, что-то повторяла, восхищалась? Но, длилось это недолго. Девочка вновь приняла самый смиренный и покорный вид и слегка потянула меня за рукав, привлекая внимание.
- Господин. Меня зовут Анастасия. Вы мне покажете всё? - прозвучал вновь ее голос.
- Что все? Милая моя. Школу и прочее? Я не экскурсовод, Но, если тебя примут сюда учиться, ты и сама все сможешь рассмотреть получше, везде побывать. - я заговорил на гресском, пытаясь понять понимает ли меня Анастасия.
Меня прервало появление моего же фантома.
- Господин Ингер кланяется господину Холлу и просит его провести новоприбывшую в главный корпус, в кабинет господина Ингера - прошелестел воздушный человек и поклонился. Я задумався не отослать ли мне ответ, но решил, что не стоит. Вместо этого я просто улыбнулся Анастасии:
- Ну, леди, пройдемте. Нас ожидают. Не бойтесь. Вам просто зададут пару вопросов чтоб понять что вы умеете и знаете.
Я отозвал фантом и направился к распахнутым дверям Алого корпуса, через огромный холл, по мраморной лестнице на второй этаж.

Отредактировано Кристофер Холл (26-01-2019 23:35:34)

+2

8

Когда господин на Гресском заговорил, я очень прямо обрадовалась, ведь я до этого не знала, что он может на Гресском разговаривать, а теперь я могла с ним общаться, сколько захочу, и все ему говорить, и не надо будет каждый раз много думать и слова Всеобщие вспоминать. Только он мне свое имя так и не сказал, а я очень надеялась, что он мне в ответ свое имя скажет, потому что очень хотелось узнать, как такого доброго господина зовут. Но это было не очень обидно, потому что теперь я его и так могла спросить это, и это нормально, наверно, было, если ученица у учителя имя спрашивает, потому что ей же надо как-то его называть, чтобы на уроках отвечать и всякое такое.

Я так обрадовалась, что даже не поняла сразу, что он меня в библиотеку не поведет, а когда поняла, то уже поздно было и господин сказал, что нас кто-то ждет и мне вопросы будут задавать, а потом сказал, чтобы я не боялась. А когда он мне так сказал, то я сразу бояться начала, ну, точнее не начала, потому что я вообще ничего не пугаюсь, а так занервничала очень и сразу у меня сердечко заколотилось, потому что я на вопросы всякие отвечать была не готова, и они, конечно, сразу все узнали бы и поняли, что я не поступать сюда пришла и тогда все очень плохо бы сразу сделалось. Но господин уже пошел к красненькому зданию, а оставаться одной было еще страшнее, тут и я поняла вдруг, что я прямо ведь в самом вражьем логове прямо посреди столицы, и все-все очень серьезно, и мне выбраться будет очень-очень сложно ведь, но я все свои страхи и сомнения отбросила, и себя знамением Имировым осенила, и за господином пошла в здание.

Но все сомнения я отбросить так и не смогла, и мы когда вошли в здание и там все, конечно, очень красивое было и впечатляющее такое, как во дворцах каких-нибудь королевских, но я совсем этого не замечала, потому что вся в мыслях была и что делать совсем не знала. Я только знала, что совсем не хочу идти на вопросы, потому что там меня допрашивать будут точно, и маги там все мысли читают, и сразу все про меня вычитают, а потом меня в какую-нибудь зверушку превратят, или на снадобья пустят, или плакать постоянно заставят, потому что я слышала, что слёзы нецелованных дев очень дорого стоят у магов и они из них всякие гадости делают, а стоят они дорого, потому что, кто магией занимается, сразу в распутство ударяется, и теряет всякий стыд, и, конечно, нецелованной долго не остается. Но вот мы поднимались по лестнице, и я все больше нервничала, и рясы подол теребила, а что делать я не знала, потому что не подумала об этом, и, когда мы поднялись по лестнице каменной, я остановилась, и дальше уже не шла, и господину тоже остановиться пришлось, и он на меня обернулся, а я под его взглядом еще больше занервничала, и последние слова у меня из головы повылетали, но я все же сказала: "Господин! Не хочу я на вопросы отвечать! А вы мне лучше покажите всякое и библиотеку покажите." А первые слова я громко выкрикивала и уже на Гресском, потому что знала, что он поймет, а про библиотеку уже тихонько сказала, потому что поняла уже, что он меня никуда не поведет, и вообще сейчас что-то страшное будет, и отступать от господина начала потихоньку, пятиться назад, а слушать его уже не стала и, развернувшись, припустила со всех ног по коридору.

Но бежать мне было не очень удобно и я хотя хожу много и очень выносливая, только бегаю не очень и ряса мешалась, я ее даже подол приподняла, только все равно мешалась, но я бежала по коридору, а потом увидела в конце огромные такие двери двойные, и они очень высокие были и могучие, и за ними наверняка что-то важное было, и скорее всего та самая библиотека, и я со всей мочи туда побежала, и не смотрела, что на меня все оборачиваются, хотя народу немного было и никто меня не останавливал, а только глядели вслед.

+2

9

Широкие коридоры Школы могли поразить воображение любого. Высокие окна по одну сторону, двери в классы по иную. Стены и колонны увиты плющом да вьюнком - постарались нимфы. У одной классной комнаты идет снег - пошутили маги Льда да так и оставили. Красиво, а снег зачарованный тает не долетая до пола и даже луж не остается. У другой - просто по стене журчит ручей. Это маги Воды оюрешили, что они не хуже умеют. У зала Практической Магии просто на гербе Школы - четыре стихии. Всегда в круговороте, в взаимодействии.
Я вел Анастасию к кабинету, абсолютнони о чем не подозревая. Ну, еще одна девушка, что мечтает стать магом. Если б у нее оказалось достаточно сил, я принял бы ее на свой факультет, научил бы контролировать свой Огонь, рассказал бы о его пользе и опасности, объяснил ответственность использования магии вцелом. Я любил свою работу. Любил студентов, которые всегда желали научиться новому. Конечно, мы давали им лишь малую толику тех знаний, что они еще смогут приобрести за свою долгую жизнь. Кто-то станет обычным магом со средним уровнем, средними заклинаниями и не будет желать большего. А кто-то станет архимагом, потратив на свою силу много сил (уж простите за тавтологию и каламбур), времени и большую часть жизни.
Это мне повезло. Почти... Я буду жить долго. Лекарь, собиравший меня в кучу, обещал, что лет пятьсот протяну. Будем поверить. Очень поверить. Жить  буду долго, но счастливо ли? Когда-то мне казалось, что смысла не осталось. Теперь я сто раз подумаю прежде чем это сказать.
Анастасия за моей спиной заметно занервничала. Верно, боялась предстоящей беседы. Это было нормальным. Волновались все. Школа в Грессе была, как говорили, одной из лучших и учиться в ней хотели многие ибо считали, что это... престижно, что это говорит о высоком уровне знаний. Я искренне переживал, чтоб соответствовать доверию которое оказал мне господин Аркан, приняв на службу.
Внезапно девушка остановилась. Я недоуменно оглянулся, пытаясь понять что происходит. Настя прокричала, что не желает идти со мной и вновь попросила провести ее в библиотеку. Да что же там нужно этой странной девчонке?!
И тут она побежала прочь. Просто понеслась так, что только пятки засверкали.
- Ты куда, сумасшедшая?! Да что, в конце концов, происходит?! Эй! Ты что делаешь?! Вернись! - я постоял в коридоре, раздумывая, цыкнул и направился вслед за девушкой. Естественно, я не побежал. Еще чего! Что подумают адепты, увидев как профессор Холл - преподаватель магии Огня носится по коридорам? Вариантов два: профессор поймал белку либо что-то стряслось. Я пошел искать "монашку" быстрым шагом. Благо, найти одну умалишенную в рясе будет не сложно. Я сотворил несколько воздушных фантомов и отправил их по коридорам второго этажа - искать беглянку.

+2

10

Ударившись о двери, я их всем весом своим напрягла и открыла, только они совсем не тугие оказались и я чуть не упала, когда вовнутрь попала, но тут же оправилась и огляделась. Имир меня прямо за руку водил и привел туда, куда я и хотела, точно в библиотеку, самое гнездовище гадкого знания! Тут столько книжек было, что просто дух захватывало и потолки были жутко высокие, а сбоку все шкафы с книжками стояли и они далеко-далеко уходили, так что и конца не видать было. А между ними люди ходили и чего-то искали или разговаривали тихонько, а там, где шкафов не было, там у окон больших стояли деревянные крепкие столы и стулья очень красивые, с завитушками, а на столах тоже везде книжки лежали и там тоже все маги сидели молодые, правда постарше меня почти все, и читали или писали за столами, а иногда даже и читали и писали, потому что глазами они по книгам водили, а рядом перо само по листкам шуршало. В общем все очень загадочно выглядело и даже в воздухе все это колдовство витало. И у шкафов стояли огромные лестницы на колесиках и у них еще верхняя часть выдвигалась и задвигалась и кто-то на этой лестнице стоял и на полочку книжки складывал, а другой его катал, а был и такой ученик, который под потолком летал и на самой верхней полке что-то искал. А вдалеке были еще дверцы и там, наверное, совсем черные книжки лежали, запретные, которые живые и сами гадости людям в уши шепчут, только меня бы туда точно не пустили, поэтому я и не шла туда.

На меня, когда я чуть не упала, все посмотрели, но совсем недолго и снова стали делать то, что делали, а у меня сначала сердце остановилось, а потом, я когда поняла, что я уже у самой своей цели нахожусь, то на меня прямо благодать Божественная снизошла и это так хорошо и приятно было! И все страхи у меня внутренним светом смело, и все сомнения, и переживания, и я осталась только проводницей Воли Его, святой и бесконечной, и солнце сквозь окна ярче светить начало, а на душе словно музыка Небесная заиграла. Я тогда пошла тихонько и улыбка на моих устах заиграла и глаза так счастливо озарились и даже, кажется, слеза покатилась чистая, не знаю, я немножко не в себе была тогда. Я тогда во второй проход от стенки зашла между шкафами и когда я по нему пошла у меня огонь будто бы сам стекать начал с рук и полки все собой объял и так это все тихонько было и невзначай как бы, что люди не сразу и поняли, что книги горят, а когда увидели, то крик подняли, а мне уже все равно было и ничего вокруг я не видела уже, и я рассмеялась весело и громко, от всей души, потому что мне хорошо было, как редко очень бывает, только от благодати Его, и тогда из моих рук вырвалось ликующее и бушующее всеочищающее пламя и взвилось оно до самого потолка, пожирая гадкую магову науку! И я так шла вглубь полок и смеялась, а огонь вихрями бушевал вокруг и рвался из меня всей, пока я не упала без сознания в обморок прямо посреди огня.

+1

11

[NIC]Хлоя Савар[/NIC]
Как и во всяком учебном заведении в стенах Школы бурлила жизнь. Если кто-то считал, что стоит переступить порог и одаренный тут же превращался в тихого и замкнутого в своих таинственных исследованиях чародея, то надо отметить в этом случае досадное упущение как в плане фантазии, так и в плане знания жизни как таковой.
Ученики оставались учениками. Учитывая, что более всего в стенах Школы было молодых дарований, коим не терпелось продемонстрировать свои умения, надо отдать должное тем, кто проектировал здание. Защита учеников (от самих себя прежде всего), имущества, артефактов и книг – всему этому уделялось огромное внимание.
Хлоя была в ранге «преподавателя», хотя больше тянула на организатора практических занятий по монстрологии. Занимала эту должность сравнительно недолго – ну чего там какие-то несчестные десять лет? – но уже успела повидать от учащихся всякого. Было среди этого и левитирующие в пузыре воды пауки (кстати говоря до места высадки не долевитировали), и попытки «спрятать» ненавистный учебник в очищающем пламени ближайшего камина, и даже «организация» полноценных дуэлей (по причинам столь глупым, что ясно без слов – просто предлог).
Айрэс привыкла к этому и на большинство происшествий закрывала глаза. Короткое разбирательство, виновники несут наказание (в большинстве случаев убирая последствия своих проделок). Но еще никто ни разу на ее памяти не пытался спалить всю библиотеку разом. Ну хотя бы по причинам ее огромного размера! Все подозрения и волнения Августа – библиотекаря – Савар воспринимала как… нечто, что уже вошло в привычку.
[STA]lux in tenebris[/STA]
- Стой, дурная!
Первый взгляд на эту девочку не выявил особой опасности. Серые мышки, решившие познать светлую магию во благо людей и всех нуждающихся, были не такой уж и редкостью. Особенно когда в процессе они раскрывались и поражали пестрыми красками своих стремлений и убеждений.
Но когда «мышка» начала обращаться к энергии, т.е. плести заклинание, вот тут Савар поняла, что посетительница не так проста. Да и сама ситуация из ряда вон выходящая. Нет, айрэс испугалась прежде всего не за книги, а за учеников, которые могли попасть под сорванное заклинание. Будь у айрэс под рукой что-нибудь поувесистее книги, она воспользовалась бы. Правда выжила бы тогда дурная девчонка – вопрос отдельный. Был у айрэс недостаток, унаследованный от предков, - угрозу она стремилась не прикрывать, а вырезать с корнем.
Испуганные таким поворотом ученики прыснули в стороны как перепуганные синицы. Хватило и тех, кто намеревался лично разобраться с опасным нарушителем. Ну нет, марать руки ученикам Хлоя не позволит. Впрочем, библиотека все сделала сама. Иллюзорное пламя красноречиво плясало, даруя видимость катастрофы, но не грело и не обжигало. Как известно а всякое заклинание должно иметь свой источник, от которого питается. Оным в данном случае выступила девчушка.
«Выпитая» до дне нарушительница закономерно выпала из сознания. И как понимала Хлоя, придет она в себя не скоро.
- Что это было? – молвил кто-то из учеников, недоверчиво ощупывая только что горевший томик по рунным оберегам.
- Это учения такие, да? – с опаской уточнила некая девушка.
Народ загалдел. Этакое оживление стало привлекать внимание даже тех, кто был в другом конце библиотеки. Тут же сыпались вопросы и давались выдуманные ответы. Краткий момент превратился едв али не в полномасштабную войну… с кем-то. Кстати, а что будет с девочкой раз она враг?
Увидев пытающегося пробиться к эпицентру происшествия Августа, Хлоя рявкнула, разгоняя толпу. Голос у айрэс был хорош, а учитывая в каких ситуациях она его повышала, то половина (все кто был ближе к ней) чуть присели и в первое мгновение ища укрытие.
- Разошлись! Если много свободного времени, могу подкинуть дополнительные занятия, надо?
Тут айрэс приметила еще кого-то из преподавателей, видимо прибежавшего на шум, и махнула ему рукой:
- Кристофер! Вы не подсобите мне с одним дельцем?
Исходя из славы конкретно этой айрэс, можно было ожидать, что она просит выкинуть или прибрать прихлопнутый ею труп. Но нет, девочка была жива, а преступление ее явно было серьезным.
- Бывало конечно, что у учеников голову вело. Но такое на моей практики впервые… Август, сможете без нас порядок навести?
[AVA]https://orig00.deviantart.net/4728/f/2016/058/8/d/teresa_of_the_faint_smile_by_borjen_art-d9te4vu.jpg[/AVA]

Отредактировано Морваракс (29-01-2019 20:36:00)

+3

12

Я остановился у развилки коридора, пытаясь понять куда понесло умалишенную девку, понимая, что здесь явно что-то не так. До меня начало доходить, что она просто использовала меня для того, чтоб попасть в Школу. Но для чего?!
Размышления немного замедлили мой шаг, а нужно было спешить. Предотвратить то, что могла задумать Анастасия. Во мне вскипал гнев и разочарование. Разочарование в собственной доверчивости, в самом себе.
Я ошибся. Жестоко ошибся,см что девушка, милая беззащитная девушка с глазами испуганной лани просто желает учиться как и многие другие, кто переступал порог  Школы. И мое искреннее желание помочь может привести к чему-то страшному.
Я внезапно сопоставил умения Анастасии и ее просьбы провести именно в библиотеку. С моих губ сорвалось первосортное ругательство, которое заставило бы покраснеть бывалых моряков, а особо чувствительных дам упасть в обморок - язык Северного Народа весьма изобретателен в метких метафорах и гиперболах, а я владею им на достаточном уровне, чтоб без экивоков выразить свои чувства. Единственное, что спасло нежные уши и неокрепшие умы адептов, что находились поблизости, это то, что этого языка они априори знать не могли.
А вот теперь нужно было бежать.
Я бросился вперед по коридору, ворвавшись в библиотеку, крепко приложившись плечом об ее дубовые двери, щедро украшенные серебрянными элементами. Шипеть от боли было некогда.
Слова укрощения огня уже готовы были сорваться с моих губ, а в голове плелось заклятье воздушного щита, но это, слава Лунной, не понадобилось. Огонь был иллюзорным. Я оглянулся в поисках того, кто раскусил задум ""монашки" и заметил -  Хлою Савар, айрес, что в Школе занимала пост преподавателя по монстрологии. Хлоя обратилась ко мне вполне спокойным голосом. Было очевидно, что она знает что делает и полностью держит ситуацию под контролем. А учеников сможет организовать наш библеотекарь Август.
За моей спиной громко шептались ученики, собравшись в кучку у столов. Они уже успокаивались после проишествия, но все еще были взбудоражены. Хотя сейчас их больше интересовала личность пиромантки и ее судьба. Я, примерно, предполагал как сложится последнее и завидовать здесь было нечему.
На слова айрес я лишь кивнул, хотя более всего мне сейчас хотелось провалиться сквозь землю от стыда, а эту мелкую дрянь поджарить на медленном "Адовом пламени", чтоб она в полной мере насладилась очищающим огнем. Передо мной  явно была фанатичка, но я, не будучи хорошо ознакомленный с верой Альмарена, мог лишь догадываться какому богу она служила.
Да каким бы этот бог ни был! Разве он мог приказать юной девушке пожертвовать собой ради веры? Наверняка, эту молодую особу на подобное безумство подтолкнул кто-то, кто-то вложил в ее голову эти страшные мысли.
И, я понял бы если б Анастасия отправилась искать, к примеру Аркана, пытаясь уничтожить директора Школы, но жечь книги?!
Конечно, эти фолианты уничтожить было нелегко. Тяжелые, с кожанными обложками, часто с металлическими накладками, иногда даже с обложками из деревянных дощечек, пропитанных особым составом от порчи, и очень часто просто зачарованные. Слава провидению, что Анастасия не отправилась в конец огромного зала к манускриптам, картам и прочим пергаментам, а, снедаемая нетерпением, начала с ближайших полок. Слава Богам, что здесь находилась и, которые вовремя отреагировали на попытку.
Я нес бесчувственную девушку на руках по коридорам Школы и иногда посматривал на ее лицо. Такое юное, чистое, даже красивое и думал кто же смог так отравить ее душу. Сначала я решил отнести Анастасию просто к Аркану, но его приказ был короток, ясен и жесток - к Серым братьям, а именно к брату Горатриксу.  Убирая воздушные фантомы, один из которых и передал указание, я невольно поежился.
Спуски, повороты, лестницы. Я их не считал и не запоминал. Айрес знала куда идти. Вот и Башня Испытаний. Ее тонкий шпиль пронзает небо, а сама она точно спряталась между двумя иными - Алой и Белой - но всегда на виду.
Несколько этажей вверх - те, о которых знают ученики, и почти столько же вниз - те, о которых знать им и не нужно, но соухи ходят. Серые Братья - те, кто принимают ступивших на скользкую дорожку. Я не знал ни умений этих людей, ни их методов, не знал исправляются ли те, кто попал в эти застенки, но знать и не хотел...
Во мне одновременно боролись жалость к неразумному созданию и некое чувство отвращения. Какое пересилит я не знал, но знал, что ни одно ей не помогут. Я не буду судьей, я буду так же отвечать перед  теми, кто ждал нас внизу. И от этого стискивал зубы, ругая себя.
Пора бы знать, Кристофер, пора бы, после стольких лет жизни и всех перепетий в ней, что доверять никому нельзя. А я доверял. Иначе моя жизнь теряла бы смысл. Возможно, вот как сейчас, я буду еще не раз, не два расплачиваться за подобные ошибки. Но, и учиться на них. Эх, Холл, забыл ты хорошую поговорку о том, что умные учатся на чужих. Значит, я все еще не на столько умен.

+3

13

Когда я очнулась, то сначала не могла понять живая я или все-таки помершая, потому что в теле было неземное блаженство и я прямо вся растекалась от ощущений. Мне было хорошо и телом и душой, потому что я миссию свою выполнила и гадкие книжки маговые сожгла сколько могла, потому что огня много-много выпустила, а телу было хорошо, потому что я вся очень усталая была и слабая-слабая, все мои силы совсем закончились. И это все негой такой было, и очень правильно, потому что только так истинные дочери его и должны себя чувствовать в слиянии услады внутренней и внешней, когда всю себя отдают служению Его. Только я немножко удивленная была, что ожогов не чувствовала, потому что ожоги болят еще сильнее и приятнее и одежда на мне еще была и я живая вроде все-таки была, но не могла сказать точно, но я поняла тогда, что меня Имир от собственного гнева священного оградил и не дал себе вред причинить и тогда я еще счастливее себя почувствовала, потому что Господь свое внимание на дщерь свою неразумную обратил и меня бережет и любит!

И мне совсем ничего больше не хотелось, потому что я самое великое, что мечтала, сотворила и я только хотела в клубочек сложиться и стенать дальше от ощущений небесных, но поняла, что в клубочек я сложиться не могу и это странно очень было, потому что я помнила, как на пол падала и я тогда очнулась посильнее и даже глаза приоткрыла, только не увидела ничего, потому что глаза все какие-то слепившиеся были и как в поволоке какой-то. Но я чувствовать тоже начала сквозь боль приятную немножко и поняла, что меня мужик какой-то несет куда-то! Это так внезапно было, что я даже не подумала, что это может слуга Небесный меня в лучший мир ведет помершую, а сразу подумала, что это какой-то гадкий маг меня схватил и несет куда-то к себе в подземелья для гадких издевательств всяких надо мною! Меня это так всколыхнуло, что я почти сразу проснулась почти целиком, хотя это очень больно было и неудобно и я заверещала сиплым голосом и задергалась сколько могла, как гусеница! Я захрипела тогда: "Отпусти меня, ты поганое племя колдовское!", и дергаться еще сильней начала и добавила: "Отпустите меня, демоны, во имя Имира!", но как-то невнятно очень сказала и поняла, что сжечь никого я не могу, потому что мне даже руки поднять никак было, они только чуть-чуть приподнимались, а дальше совсем никак. И я так и осталась валяться на руках у мага, но я не сильно расстроилась, потому что раз я живая была, значит Имир мне еще какое-то испытание подготовил здесь на грешном Альмарене, и я еще ему здесь нужна, и волю Его стойко должна выполнять! И мне только отдохнуть немножко надо, а потом я от магов уйду, и свою миссию продолжу, и что-нибудь великое опять сделаю! И я сознания не теряла, но только немножко дергаться могла и сипеть, потому что в горле все пересохло и такой противный кислый ссохшийся комок внутри оставался, а проглотить его не получалось, потому что мышцы все слабые очень были.

Отредактировано Анастасия (30-01-2019 21:38:28)

+2

14

Обычно Серые Братья работали с куда более серьёзным контингентом, нежели сегодня, но как говорят от скользкой дорожки никто не застрахован, тем более юные и в таких делах не искушённые. И всё же, когда с ними связался директор, они были слегка удивлены. Здесь, в застенках школы, и ни тёмный маг, ни какой-нибудь не в меру талантливый тифлинг, а обычная на вид девчушка. Странно всё это было, но в случае серых братьев работу не выбирают, она сама их находит и следуя клятвам и своим обетам, им приходится сдерживать тёмных и возвращать сбившихся с пути.
Видят боги, они стараются быть гуманными и поступать правильно, но не со всеми тёмными это возможно. Некоторые так глубоко увязли в ней, что им приходится делать ужасные вещи. Узнай кто посторонний о их методах, они сказали бы что это хуже смерти. Возможно, они и вправду были правы. Но по крайней мере они не убивали людей, жизнь кому бы она не принадлежала была ценна и Серые Братья ценили эти жизни, даже если те принадлежали убийцам и насильникам
Узнав же о случившемся, брат Горатрикс вызвался вести это дело. На сколько возможно быстро, он узнал слухи о случившемся(кто, зачем и почему). Пообщался с Августом с помощью ментальной связи, узнав интересовавшие его подробности из уст очевидца. После чего попрощался с библиотекарем и направился на верхний этаж. Брат Горатрикс успел почти вовремя, так как гостей сопровождали братья из тоннеля. Молчаливые, в серых рясах, как и он сам. Находясь здесь в школе, а не на заданиях, они придерживались этого типа одежды, за что собственно и получили своё прозвище. Не маловажная деталь, все Серые Братья были ментальными магами, по крайней мере эта специализация была приоритетной, владели братья и другой магией, но для начала каждый из принимающихся в орден, должен был в совершенстве овладеть магией разума, дабы сохранять рассудок и силу воли, даже при встрече с самым страшным злом.
- Доброго дня Хлоя, - мысленно поздоровался Горатрикс со знакомой айрес, - Жаль что при таких обстоятельствах, - мысленный голос Горатрикса звучал тихо и ненавязчиво, - Если у тебя есть дела, дальше мы сами, - Горатрикс мысленно отдал приказ двум другим братьям, и те направились к девушке. Один из них коснулся её лба, и снова погрузил её в короткий сон. Серые братья осторожно переняли девушку из рук Кристофера и унесли вдаль по коридору, направляясь на третий этаж. В камере на девушку были надеты браслеты из двемерита, блокирующие магию. Саму же Анастасию уложили на кровать и пристегнули её к ней за руки и за ноги кожаными ремнями, для её же безопасности.
Атмосфера на нижних этажах была гнетущей. Освещались этажи слабыми магическими светильниками и света едва хватало. В помещениях же стояла тишина, от которой становилось не по себе. Сами братья зачастую использовали ментальную связь и ориентировались во тьме, с помощью своей магии.
- Следуйте за мной, - обратился он к Хлое и Кристоферу, сопровождая их в небольшую комнатку, в которой они сопровождали гостей. Комната была обставлена скромно, но культурно. На боковых стенах имелись магические светильники и от них исходил чуть более яркий свет, чем в коридорах и тоннеле, по которому шла компания. Также в комнате имелся один небольшой стол и жёсткий неудобный стул.
- Присаживайтесь Кристофер, - мягко но настойчиво, также мысленно обратился Горатрикс к преподавателю. Сам он подошёл к столу и посмотрел на Кристофера свысока, - Заранее прошу меня простить, на сколько мне известно, вы стали жертвой собственного доброго сердца, - Горатрикс сделал паузу и изучающе посмотрел на Кристофера, - Однако не редко, именно доброта наших сердец, уводит нас во тьму. Я задам вам несколько вопросов, они могут показаться вам неудобными, но такова моя работа. Ни госпожа Савар, ни кто-либо ещё не узнает эту информацию, если вы и правда окажетесь невиновны. Вы готовы начать Кристофер?

[NIC]Брат Горатрикс[/NIC]
[STA]Серые Братья[/STA]
[AVA]https://cdn.discordapp.com/attachments/514824210279956490/540248524726468618/Gadkiy-ya-2.jpg[/AVA]

+3

15

Я кивнул в ответ, переживая, но не о себе, а, как бы это странно не звучало, о бедной девушке, о заблудшей душе. Первыми были вопросы о моем возрасте и о том как я попал в Школу, сколько работаю. Вопросы  были нужны для того, чтоб установить вру ли я либо говорю правду. Следующим вопросом была просьба рассказать о сегодняшнем дне и что я думаю о Анастасии.
Я склонил голову, раздумывая как лучше передать последние события. Вздохнул и, глядя в глаза Серого Брата, принялся "рассказывать".
"Мой день начался как обычно, а после, предупредив о своем отсутствии и о том, что я собираюсь в город, я отправился в Гресс за покупками. Сделав их, я возвращаясь в Школу, увидел около главных врат эту девушку и стража Джеда. Девушка намеревалась попасть вовнутрь, но, очевидно, не смогла объяснить стражу причины. Она выглядела испуганной, просила моей помощи и сказала, что желает учиться и чтоб я показал ей все. Даже попыталась доказать, что имеет задатки магии, сотворив довольно слабый огонек на камнях.
Зная, что набор учеников еще идет, я, естественно, подумал, что она одна из претендентов. Поэтому, я отправил фантом к преподавателю, который и занимается подобными вопросами. Но, он был занят другим учеником, а поэтому попросил меня провести девушку к нему. Я объяснил Анастасии чего от нее ждут и сказал, что проведу к кабинету.
Тогда она и начала вновь просить меня провести ее в  библиотеку, вела себя несколько истерично, но я думал, что она просто испугалась будущей проверки. Я, естественно, попытался ее успокоить, но эта "монашка" внезапно бросилась бежать прочь. Я слегка опешил, но все же думал, что это обычная истерика, что эта девушка простая эмммм... крестьянка, но желает учиться, а поэтому так переживает. Ведь не каждая осмелится на это.
А что касается того, что я думаю о самой Анастасии. Нет, она не темная. Она, скорее, заблуждается в своих верованиях, неправильно их воспринимает. Кто-то, очевидно, вложил в ее голову неверные суждения о мире магов и их знаниях, отравил душу ложью. Либо эта девушка одна из тех ръяных фанатичек, что считает, что ее ведет божество. Как бы там не было, а она явно опасна и для окружающих, и для себя."

Брат Горатрикс внимательно слушал. Как и ожидалось, на первые вопросы Кристофер дал правдивые ответы, теперь Серому Брату должно было легче ориентироваться в его мыслях, отличая что правда, а что ложь. Не став тянуть кота за хвост, Горатрикс попросил рассказать собственно говоря о самом инциденте. Как он и думал, произошло нелепое недоразумение, по крайней мере это была не запланированная атака тёмных или всё же она? По долгу службы Брат Горатрикс не имел права рисковать, поэтому продолжил допрос, - Я вам верю, - тихо и ненавязчиво прозвучал голос Горатрикса в голове Кристофера, словно шелест листьев, - За время что вы обитаете в школе, вы имели контакты с представителями тёмных рас?
Я на секунду задумался, перебирая в памяти события, произошедшие со мной за последнее время и, вздохнув, ответил так же мысленно:
"Да, имел. С одной из оборотней и с дроу. Эльфийка помогла мне спасти ученика и об этих событиях прекрасно знает господин Аркан. Я излагал ему факты, возможно, умолчав о совсем уж личном. Об оборотне директор не знает. Это ещё более личное. И я уверен, что моя интимная жизнь не должна его волновать.
Ни с дроу, ни с оборотницей я более не виделся. Но, могу сказать с уверенностью, что они точно не имеют никакого отношения к этой полоумной."

Я выпрямился на стуле, пребывая в абсолютной уверенности, что ни Луа, ни Алу и понятия не имеют кто такая эта бедная Настя.
Лицо Горатрикса было нейтрально равнодушным и всё же услышанное ему не понравилось. Мир уже давно изменился, в нём не было ярких односложных цветов и он понимал это, вот только именно поэтому беды и стали становится чаще. Произошедший случай был лишь тому подтверждением. Горатрикс опустил взгляд на пол, стараясь дышать спокойно. Нужно было хладнокровно принимать информацию и оценивать её опираясь на факты. Кристофер вёл себя спокойно, будь он виновным и он бы уже начал нервничать. Это значило лишь что он либо не в курсе происходящего либо же старается избегать мыслей об этом, чтобы Горатрикс не мог уличить его во лжи. При упоминании дроу и оборотня, обе женщины, маг выудил из сознания Кристофера их образы. Увиденное ему не понравилось. Знакомые лица из небезызвестного в их городе места.
- Предположу что вы не видите сгущающихся над вами туч господин Кристофер? - Горатрикс вроде бы как и задавал вопрос, но звучало это скорее как утверждение, - У вас сомнительные знакомые господин Кристофер. Я принимаю во внимание что об этом может быть в курсе господин директор, но он на своём посту недавно. А Серые братья существовали и вели свою работу задолго до него. Обычно мы не вмешиваемся в жизнь тёмных что живут в городской черте города, - Горатрикс сделал паузу, - Если они следуют правилам. Но ваши обе знакомые, - маг тяжело вздохнул и отрицательно покачал головой, - Знаете почему я о них знаю? - Горатрикс дождался ответа Кристофера и продолжил, - Их банда уже давно орудует в Нищем квартале, и выйди они за его пределы, мы бы приняли меры… Однако пока убийцы убивают убийц, всё всех устраивает. У нас связаны руки, в то время как один из их негласных лидеров уже предпринимал попытку проникнуть в школу. К счастью на него своевременно донесли и были приняты меры для того чтобы обезопасить школу, - Горатрикс снова сделал паузу и поднял взгляд на Кристофера, - Надеюсь вы понимаете всю сложность ситуации. Кусочки вашего рассказа выглядят правдиво, но если связать их вместе… Откуда нам знать, что вас не использовали точно также как и эту бедную девочку? Это в стиле тёмных Кристофер, они втираются в доверие и чтобы заслужить его, они готовы пойти на многое, - если Кристофер наблюдал за Горатриксом, ему могло показаться что во взгляде ментальщика на этих словах промелькнул проблеск осуждения, - и в тот момент когда вы обнажаете перед ними своё тело и душу, они посадят вас на поводок и используют без тени сожаления. В этом вся проблема, добродушные люди как вы Кристофер не видят всей картины в целом и следуя зову сердца, они стараются помочь всем и каждому. Но искушенный во лжи разум тёмных использует таких как вы. Я проверю разум девушки, когда до неё дойдёт очередь, но сейчас я прошу разрешения проверить ваш разум. Будет неприятно и возможно у вас будет кружится голова или вас может подташнивать некоторое время, но я смогу точно определить проникали ли в ваш разум без вашего ведома. Вы позволите? - Горатрикс протянул свою руку к Кристоферу, явно намереваясь дотронуться его виска для использования более сильных чар, чем простой мысленный диалог.

Я нахмурился в ответ на замечание брата Горатрикса. Его слова были мне мне неприятны и я невольно поморщился. Подняв глаза и пристально посмотрев на Серого, я усмехнулся:
- За свою жизнь мне приходилось убивать.  Иногда это была необходимость, иногда просто работа. Меня тоже можно назвать убийцей. И некоторые так и делали, и, верно, делают и по сей день.Если, конечно, кто -то еще помнит обо мне. Я не в курсе политических интриг, бандитских интересов и прочего. Да, судьбе было угодно свести меня именно с этими двумя женщинами, но мне кажется, что вы просто давно не выходили на улицу. И давно не интересуетесь происходящим. Нищий Квартал прекращает быть Нищим. И в этом немалая заслуга двух темных. Поверьте, многие светлые, прикрываясь благой целью, творили и большие зверства. - я замолчал, пытаясь не наговорить Серому Брату еще больше гадостей, и устало добавил. - Вам хотелось проверить мой разум? Я согласен.
Я молча протянул руку.
[corol=red]Никто из тех кто был в этой комнате не был праведником. У каждого из них был грех за душой. И судя по словам Кристофера, он думал об этом не меньше, чем сам Горатрикс. По крайней мере также как и Серый Брат, отдавал себе отчёт в содеянном. Что ж, возможно у него ещё есть шанс прозреть до того, как случится что-то непоправимое.
- Каждый из нас должен быть на своём месте. Это касается любого человека, и не важно из какого мира он прибыл. Я здесь для того, чтобы обеспечивать безопасность. Как в школе, так и за её пределами. Этим я и занимаюсь Кристофер. Моя магия даёт мне власть, возможно слишком много власти... Но первому, чему учат магов разума - это смирению. Есть иные точки зрения кроме нашей, например как сейчас у нас с вами. Вы взрослый мужчина и уже давно несёте ответственность за свои поступки, те что случились и те что случатся. Я не буду спорить с вами или навязывать свою точку зрения вам, только потому что вы иного мнения о происходящем. Это останется на вашей совести, моя же задача - убедится в том, что на данный момент вы не связаны с происходящим и эти два события никак не переплетены между собой. Но прежде чем мы закончим здесь, задумайтесь вот о чём, - Горатрикс не повышал голоса, говорил тихо и размеренно, и сейчас сделал паузу, заглянув Кристоферу в глаза, но такое ощущение что в душу, - Вы уже защищаете их, хоть и знакомы с обеими не так давно. А теперь задумайтесь кому обязаны будут люди Квартала, когда Квартал поднимется с колен? Смогут ли они отказать тому, кто прикрываясь благими намерениями сделал для них столько хорошего? Они оказали вам услугу, как и другим. Но что случится, если в один день они решат вернуть долг со всех вас разом? - Горатрикс покачал головой. Он слишком хорошо знал тёмных, чтобы ошибаться на их счёт. Тёмный остаётся тёмным, чтобы он не сказал и не сделал. Брат Горатрикс коснулся холодной рукой виска Кристофера, собирая свою волю и посылая магический импульс навстречу разуму Кристофера. Преподавателя обдало волной жарой. Магический импульс если сравнивать его с чем-то похожим по эффекту был схож с ударом молота по колоколу. Казалось что Горатрикс выудил из мага каждое событие в его жизни и заставил его резонировать с другими, отчего голова начинала болеть ещё больше. К счастью это длилось недолго, около минуты. Вскоре брат Горатрикс убрал руку и боль начала отступать, хоть осадок несомненно должен был остаться.
- Я ничего не обнаружил. На вас не использовали ментальную магию, ваш разум по прежнему ваш разум. Вам не меняли воспоминания, не стирали их и не добавляли новых. Всё сказанное вами правда, если и произошло что-то нехорошее, то на это даст мне ответ разум той девушки. С вами же, - Горатрикс вздохнул и сделал паузу, - Всё же не всё так просто, как хотелось бы. Вы и ваша честность не вызывают у меня сомнений, но ваша компания, - мужчина засунул левую руку в правый рукав и вынул магическое перо, - Я оставлю на вашей руке небольшую защитную руну, если в ваше сознание попытаются проникнуть со злым умыслом или вокруг вас окажется компания как минимум из трёх тёмных, в черте города, к вам на помощь поспешат Серые Братья, - с этими словами Горатрикс взял мужчину за левую руку и повернув её тыльной стороной вверх, коснулся стилом чуть выше запястья. Небольшое ощущение, будто рану прижгли, и вот уже на руке Кристофера небольшая точка, как и обещал Горатрикс, - Вот и всё Кристофер, с вами мы закончили. Буду рад, если вы больше не окажетесь за противоположной стороной стола. А теперь удачного пути обратно, - Горатрикс слабо улыбнулся, и пригласил жестом руки покинуть помещение.[/color]
Я поморщился когда брат Горатрикс проник в мой разум. Это было сродни противному звону в ушах. После появилась головная боль. Прошло все быстро. Головная боль тоже отступила, но во рту остался противный металлический привкус и ноющие виски. Я тряхнул головой, прогоняя странное ощущение и глубоко вздохнул в ответ на слова Серого Брата. Он, несомненно, был прав, но думать об этом не хотелось.
Позволив Горатриксу коснулся моей руки, я невольно вздрогнул, а после, рассматривая защитный знак, задумался над словами Брата. Он посеяли моей душе сомнения, но я хотел верить и Луа, и Алу...
Невесело усмехнувшись, я поднялся из-за стола, направляясь к выходу.
- Очень надеюсь, что этот раз был единственным. - Выходя из комнаты, я задержался в дверях. - Что будет с девушкой?
- Её судьба как и ваша, зависит только от её ответов. Если человек невиновен, а его намерения чисты, мы можем пожелать ему лишь удачи и отпустить с миром, - произнёс брат Горатрикс, не став расписывать Кристоферу, что они делают с теми, кто настроен диаметрально противоположно тем, кто сотрудничает с братьями.
Я устало покачал головой, покидая "гостеприимные" застенки Башни Испытаний. Слова Серого Брата не выходили из моей головы. Этим вечером мне будет о чем поразмыслить.
__________
*пост совместный с Братом Горатриксом.

Отредактировано Кристофер Холл (03-02-2019 22:48:31)

+2

16

Когда ко мне подошли какие-то люди, я даже не увидела, кто это был, а только меня рука коснулась и я потерялась совсем во сне, а рука была в хламиде серой, и я потом ничего совсем не помнила, и не чувствовала, и не слышала, а очнулась уже в камере. В камере у гадких магов, в заточении! Я сразу всё поняла и тогда во мне гнев благородный играть начал, я прямо силу почувствовала от этого гнева и уже не такая слабая была, как когда меня на руках носили, только кушать очень хотелось, но я про это забыла совсем, так сильно меня наполнило гневом священным и я хотела все вокруг сжечь и магам плохим всю мощь служительницы Его показать. Но оказалось, что колдовать у меня совсем не выходит, потому что хитрые маги мне мою силу волшебную заточили и пользоваться ею теперь нельзя было. Но это очень правильно было и я поняла, что так быть и должно, и я не расстроилась совсем, потому что я все равно все правильно сделала и я ощущала прямо, как дуновение Его над плечами моими возносится, уверенности мне придает! И я поняла, что это испытание все такое, потому что я пока недостойная была и хотя миссию свою выполнила, а Имир меня еще проверяет, потому что очень любит и хочет, чтобы я свою веру ему доказала, а магия гадкая веру доказать не может, только сила душевная, внутренняя. Вот поэтому он и дал злым магам меня связать ремнями в подземелии и магии лишить, и голодом меня морят только потому, что Господь позволил.

Я тогда ремни натягивать начала, но не чтобы освободиться, потому что без магии мне освободиться совсем нельзя было, ведь я очень слабая была и сил у меня немного, а просто чтобы выход дать своему напряженью духовному, потому что всю меня распирало от желания что-то сделать, а сделать ничего было нельзя. И я так крутилась, и стонала, и изворачивалась, но никто ко мне не шел, и очень тихо было вокруг, и я даже не знала, сколько я тут времени, а я тогда молитву стала читать Господу во славу его, и молитву эту я очень хорошо знала, потому что много-много раз ее читала, и в монастыре читала, и потом тоже постоянно читала, и я по молитве могла сказать сколько времени прошло. И я когда молитву читать начала, то мне даже как-то спокойнее совсем стало и я перестала ерзать и крутиться, а голос у меня хриплый был, потому что горло ссохлось и пить очень хотелось, но я сколько могла погромче старалась читать, потому что знала, что молитва праведная, она хорошим людям сил придает, только вот тут хороших людей не было, а если меня кто злодей и плохой человек услышит, то ему противно станет и плохо на душе и у него организм гнилью потом три дня сочиться будет, потому что так молитва светлая на плохих людей действует, я это очень хорошо знала! Но ко мне все равно никто не шел и голос у меня совсем кончился, но я продолжала хрипеть, потому что это очень приятно было и больно связкам, и я так молиться решила, пока я сознание от голода и усталости не потеряю, чтобы до конца самого своих дней службу Ему нести!

+1

17

Прошло около суток с той поры как брат Горатрикс пообщался с Кристофером Холлом. За отведенные ему двадцать четыре часа он постарался найти как можно больше свидетелей, как прямых, так и косвенных, которые могли подтвердить слова Кристофера и его версию, так и поделится информацией о девушке, которая так внезапно оказалась в стенах школы. Этого оказалось достаточно, чтобы брат Горатрикс смог сделать определённые выводы и решить, что он созрел для беседы с девушкой.
За это время никто девушку не кормил и не поил, решив что раз пленница набралась храбрости провернуть такое, то и небольшой измор вполне в силах выдержать. Впрочем, периодически её всё же проверял кто-нибудь из Серых Братьев, подходя к камере и считывая её мысли. Сегодня же спустя сутки, Горатрикс снова отправил к ней двух серых братьев, что освободили девушку и также молча провели в кабинет, в котором не так давно, находился и сам Кристофер. Горатриксу не нужно было знать много языков ибо общался он на языке разума и язык которым он обращался в мыслях к жертве допроса, всегда был ей понятен. Этот раз не был исключением. Серые братья освободили девушку от пут и доставили её в кабинет, усадив на стул перед братом Горатриксом. Комната как и накануне, была точно такой же с точно такими же удобствами. Разве что в этот раз по бокам Анастасии стояло ещё два серых брата, на тот случай если девушка начнёт буянить и вырываться.
- Доброго дня Анастасия, - мысленно обратился к ней брат Горатрикс, нейтрально сухим спокойным голосом - Полагаю вы знаете из-за чего оказались тут молодая леди? - прозвучал вопрос в её голове, тем самым брат Горатрикс давал ей шанс объяснить своё видение ситуации и выставить защиту в свою пользу, если она имелась у девушки.

оффтоп

Двемеритовые браслеты блокируют внешнее проявление магии, однако общаться с Горатриксом с помощью ментальной связи она вполне может, так как источником этой связи служит сам брат Горатрикс, Анастасия может отвечать как мысленно, так и вслух.

[NIC]Брат Горатрикс[/NIC]
[STA]Серые Братья[/STA]
[AVA]https://cdn.discordapp.com/attachments/514824210279956490/540248524726468618/Gadkiy-ya-2.jpg[/AVA]

0

18

Я так долго очень лежала и забывалась, а потом снова в себя приходила и снова забывалась, и так я совсем уже потеряла понимание, что происходит и как, а еще я никак в себя не могла придти после того, как огонь вызвала на книжки магические, и я больше не была такая слабая, но у меня тело прямо в жар кидать начало и голова неспокойная была, но это очень здорово было, и я счастливая лежала и представляла, что вот так вот они, праведники, себя и ощущают, чистые и невинные, готовые ради Господа своего на все. И мысли у меня путались, и сны постоянно снились странные, и даже брат Давид один раз пришел и мы с ним говорили, и я рада была очень его видеть и что он живой, потому что я знала, что он от монахов спасется и все с ним хорошо будет, и он меня пришел спасать, только все это, кажется, понарошку было, во сне, потому что никто меня не спас, а я так и лежала в темной, холодной камере и руки у меня болели очень сильно и посинели, потому что затекли. И хотя темно вокруг было очень, мне все казалось, что свет струится сверху и озаряет меня Небесным избавлением, и я вся в неге пребывала, и тело у меня томилось и готовилось, что скоро его бренные оковы с душой распадутся. Потому что я знала точно, что маги меня на конкокты свои пустят и опыты, и от моего грешного тела совсем ничего не останется, а только душа улетит к Господу нашему.

Я даже в припадке, вроде билася раз, но зашлась, и время так тянулось, а потом ко мне в келью два мага молчаливых пришли и меня развязали, а когда за руки потянули, такая боль меня пронзила, такие чувства благие мне всю голову насквозь прошили, что я прямо чуть сознание не потеряла и пелена алая на глаза навернулася, но меня подняли, и я в себя пришла, и за руки меня аккуратно стали трогать, и повели вперед, а я совсем не соображала уже куда, и ноги очень плохо слушались, я их прямо волочила по полу. Вокруг очень светло очень было и глаза слезились, когда я на свет смотрела, а потом меня в комнату привели и на стул посадили, а я на стул рухнула и у меня руки обвисли, потому что двигать их очень трудно было, хотя и здорово очень. И я комнату эту совсем не разглядывала, потому что не совсем в себе была и все горело во мне внутри, но со мной тут голос в голове заговорил, а я значения не придала ему, потому что со мной много кто уже в голове говорил, и прелат уже говорил со мной во сне, и Давид, и мама тоже, и я решила, что я снова сплю. Но я не спала и я постаралась сосредоточиться, хотя это трудно было очень и разглядела человека напротив, это тоже маг какой-то был в сером одеянии и он чего-то ждал от меня, а я совсем не знала, чего он ждет и тоже ждать начала.

Но время проходило все, и я поняла тогда, что это, наверное, он своими подлыми ручонками мне в голову залез и там говорил, и тогда я рассмеялась, и это больно очень было и приятно, смеяться, только тихо совсем выходило, потому что горло ссохлось и я почти шепотом смеялась, но очень весело, потому что мне здорово было и я поняла, что это испытание мое наконец началось истинное! Я на этого мага повнимательнее посмотрела и сосредоточиться постаралась, а маг был такой очень на вид добрый, но немножко жуткий, я таких добрых уже видела в церквях и монастырях, только у этого глаза были большие и очень глупые, выразительные, и я ему только в глаза смотрела, потому что нас всегда учили в монастыре, что людям в глаза надо смотреть, потому что душа у них там отражается и до нее достучаться так проще. Я вспомнить постаралась, что мне этот маг говорил, и он мне, кажется, вопрос задал, и я вопрос этот с трудом вспомнила, когда отсмеялась, и тогда я поняла, какую глупость он спросил, и сказала ему голосом своим попорченым: "Знаю! Знаю! И почему вы все здесь знаю!" И на двух магов, которые меня сюда волокли, посмотрела тоже в глаза им. "А вы знаете, почему вы здесь?" Только они мне ничего не отвечали. А я подождала их ответа и сказала тогда очевидное за них, и в большие глаза магу заглянула "Это потому что Господь наш, Имир, нас всех любит!"

0

19

Серые Братья не разделяли веселья своей заключённой. Более того, они его не понимали. Младшие братья были тут по приказу Горатрикса и исполняли его волю, наблюдая за ходом допроса и не вмешиваясь в сам процесс. То была часть их обучения, сохранять беспристрастность при любой ситуации, дабы всегда оценивать происходящее через призму разума, а не идя на поводу у чувств. Брат Горатрикс же давно пересёк тот возраст, когда его как и других молодых братьев считали недостойными находится здесь. Однако Горатрикс и словом и делом доказал что достоин нести ношу Серого Брата, какой бы тяжёлой и незавидной она не была.
- Знают, - уверенным голосом ответил брат Горатрикс наблюдая за действиями девушки, - Но говорить здесь с тобой буду только я. От моего решения зависит как долго ты здесь пробудешь и кем ты выйдешь из этих стен, и если ты неравнодушна к своей судьбе, ты будешь сотрудничать... Имир без сомнений любит всех своих детей, раз дал нам право на жизнь, но как мы распорядимся этой жизнью - это уже зависит только от нас. Я как и мои братья сделал целью своей жизни - оберегать других людей от магии и тёмного пути, которым идут некоторые слабые духи. Но не все маги такие, у некоторых хватает силы духа, чтобы идти праведным путём. Они учатся контролировать свой дар и использовать его во благо. Учатся по книгам, которые ты хотела сжечь! - Горатрикс строго на неё посмотрел, хоть и сохранял всё тоже беспристрастное выражение лица, - Хорошо в библиотеке нашлись люди, которые во время заметили твоё преступление, благодаря им удалось избежать пожара и человеческих жертв. Имели бы место быть последние, и ты бы уже здесь не сидела Анастасия. Так поведай же мне почему ты так поступила и зачем пришла сюда? Разве Имир не дал тебе цели в жизни и разве нет у тебя близких, которыми ты была бы любима? Тех, кто должен был научить тебя как поступать правильно и по совести?
[NIC]Брат Горатрикс[/NIC]
[STA]Серые Братья[/STA]
[AVA]https://cdn.discordapp.com/attachments/514824210279956490/540248524726468618/Gadkiy-ya-2.jpg[/AVA]

0

20

Когда я сказала свои слова, то увидела, что не нашла совсем ответа никакого в этом человеке напротив меня, он меня не понял совсем, но я и не расстроилась ни капельки, потому что это так и должно было быть, потому что ему своя роль уготована плохая, а мне моя, праведная. Я как поняла всё, так и голову уронила, потому что соображала плохо очень и глаза прикрыла, а внутри меня будто птички порхали и пение было неземное. А там еще маг этот заговорил прямо внутри меня и я уже поняла в этот раз сразу, что это он говорил, только он глупости всякие мне наговаривал и что-то очень от меня хотел, а я и говорить ничего ему не хотела, а хотела только, чтобы он побыстрее уже к делу своему перешёл всякому. Но смолчать совсем я не могла, потому что мне ему объяснить надо было, что он неправый, потому что, может быть, Имир так меня на крепость веры проверял. И слова я его про то, что пожар потушили, близко  к сердцу не приняла, потому что что могла я сделать, я сделала, а остальное в воле и ведение Господа нашего и никого больше.

Когда серый маг замолчал, я улыбнулась себе и словам его тоже и сидела так долго, потому что мысли собрать в кучку сложно было очень, и когда я какую-то мысль строила в себе, когда кончик самый я придумывала, то начало уже убегало! Очень это неприятно было, но  все же заговорила, хотя уверенная была, что дело это совсем бесполезное. Я сказала: "Что ты знаешь об Имире, глупый маг? Что ведаешь ты о праведности? Нету в книгах Ваших праведности и блага тоже нету, а есть одно развращение ума! А праведность, она из сердца берется, от Господа нашего, а не из книжек Ваших поганых, а магия зла много несет, и горестей, и бед, и это дело истинно праведное сжечь все эти знания демонские! Посмотри на себя!" Я когда про "посмотри" сказала, вспомнила, что смотреть в глаза надо и голову подняла и посмотрела презрительно на него и сказала дальше: "По-людски-то уже и общаться разучился. Лезет в голову другим! Это ли не греховность! В чужой голове копаться, тьфу! Мерзость!" И я плюнула под ноги, но только не по-настоящему плюнула, потому что там нечем уже плевать было, а только звук один сделала. "Так Вы про всех и думаете вот, что они в головы друг дружке лезут и все там ломают. Так  знай же, маг! Запомни это хорошенько! Имир единственно праведный Господь и счастье для всея нашей света, потому что он всем-всем-всем творениям своим величайший дар свой Божий подарил, что мы теперь сами думаем и сами все решаем. А он сверху сидит и приглядывает за нами за всеми. И поэтому, злодей, Имир меня ничего не заставляет, а мы сами все делаем и я единственно правильное дело в жизни своей принимаю, служить ему денно и нощно и во славу веков. И это я, слышишь, ты! И ты! И ты!" - я на этих словах на каждого мага строго посмотрела, чувствуя, как сильно я их духовно превосхожу, во мне прямо счастье играло от слов этих благостных - "Я, я это все придумала и сделала это все я и только я!" Я от этих всех слов закашлялась очень, потому что кричала громко и не рассчитала боль в горле, слишком много ее было и горло не выдержало и я кашляла сухо и долго, прямо даже немножко неприятно стало, но в конце концов все прошло. Потом я голову все же подняла и рот о рясу утерла и сказала, снова на мага смотря пристально: "Довольно разговоров! Делай, что задумал, злодей, а только знай, что я тебя не боюсь совсем и угрозы твои мне не страшные, потому что я верую и люблю, а это две силы самые великие на свете!"

+2

21

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Брат Горатрикс предполагал такие слова девушки, поэтому не оказался удивлён, когда девушка открыла  рот и сделала свой ход. Разговор не обещал закончится конструктивно. По долгу службы мужчина зачастую оказывался по противоположную сторону этого стола, но бывали случаи, когда Горатриксу попадались и умелые собеседники. Несомненно в их словах скрывался злой умысел и они хотели совратить разум Горатрикса, но воля Серого Брата оказывалась непоколебима. Находясь по эту сторону стола он выслушивал всякое, кем его только не называли и в чём только не обвиняли. Всё это он выслушивал холодно и беспристрастно.
Вера Анастасии была сильна, вот только Горатрикс сомневался что её устами говорит Имир, все её поступки одобряет и ей покровительствует. Однако одно дело безумный тёмный фанатик убивающий во славу Рилдира и совсем иное молодая девушка, считающая что Имир и правда велел ей жечь детей своих. Справедливости ради, стоило отметить тот факт, что не смотря на все слова юной девушки о магии, сама она ей пользовалась и при этом не считала свою магию чем-то богомерзким и неправильным. Не раскаивалась в содеянном и вины своей не ощущала. Лицемерка. К тому же проблемная. И пусть сейчас её вина была мизерной, но отпускать её без наказания было бы опасно и неправильно. К счастью брат Горатрикс не ошибся на её счёт, но всё же тяжело вздохнул от её слов.
- Говорить - не мешки ворочать, - тихим сухим голосом вслух, сказал брат Горатрикс, не сводя с девушки своего строгого взгляда, - Я тоже верю и люблю это место, чту Имира и уважаю его воля и если на то его воля и ты неслучайно оказалась здесь, пускай так. Пугать мне тебя не к чему, также как и угрожать тебе. Жизнь накажет в своё время, но и отпускать тебя просто так не положено. А верить, верить - это дело богоугодное, правильное, - нравоучительно говорил Горатрикс, даже стал весел немножко ибо тоже верил, но не так как эта девушка, а по своему и в другие, далёкие от её понятие вещи, - А давай ка проверим кто из нас сильнее в бога верит? - с этими словами Горатрикс запустил руку в карман своей серой рясы и извлёк из неё две склянки, одну с красной жидкостью, а другую с синей. Поставил их на стол, перед Анастасией, - Если выпьешь содержимое одной склянки - навсегда станешь слепой, если выпьешь содержимое второй склянки - навсегда станешь немой. Независимо от того какую ты склянку выберешь из этих двух, я выпью вместе с тобой вторую, ибо тоже верую... Или же есть третий вариант, ты поклянёшься мне Имиром и своей жизнью, что больше никогда и никому не причинишь вреда, если тебе не будут желать прямого зла. Нарушишь своё слово, тут же умрёшь. Решай чего от тебя Имир хочет больше, - подвёл итог вышесказанному Горатрикс и спокойно посмотрел на девушку, его вера была сильна, а её?
[NIC]Брат Горатрикс[/NIC]
[STA]Серые Братья[/STA]
[AVA]https://cdn.discordapp.com/attachments/514824210279956490/540248524726468618/Gadkiy-ya-2.jpg[/AVA]

+4

22

http://sa.uploads.ru/pNBLP.png
Я слушала серого мага спокойно, потому что готова была ко всему, что угодно, и не боялась ничего и прямо такая меня сила распирала, такое чувство прекрасное, что я очень хорошо понимала, что праведники чувствуют, когда на смерть во имя Господа своего идут. Раньше я думала, что это страшно очень, а сейчас поняла, что страха нет совсем, только счастие Небесное. И жизнь моя вся исступленная сейчас будто мне на расстоянии виделась целиком и не было в ней сожалений и печалей, а о чем я жалела раньше, во всем уже раскаяться успела перед благим Богом моим. Потому глупый маг не понимал, что зря воздух сотрясает, если меня испугать хочет. А он не пугал совсем и даже так об этом и сказал, только я все равно знала, что не добро он мне делать будет и ждала смиренно. Он меня учить старался и все показывал, что ему знание какое-то большое открыто, а я, глупая, этого знания большого не смыслю, только я таких людей уже встречала раньше и оказалося, что всем этим их знаниям грош цена, когда они с верой истинной сталкиваются и все это глупости сплошные и себе потакание.

А мне тогда серый маг пузырьки свои магические гадкие достал с отравой и видно было, что он мне это сразу подготовил, а разговоры все эти ни к чему совсем были и сказал, чтобы я что-нибудь выбирала или Имиром клялась. Ну этот так звучало несусветно, что я даже засомневалась, что это и есть испытание мне, но сразу поняла, что если я сомневаться начала в чем-то, то это и выходит, что испытание самое настоящее. А кляться Имиром я в своей жизни бы никогда даже не смогла и представить себе создание Божье не могу, которое так поступит, если только отродье черное, у которого святого ничего нет. Я тогда выслушала мага, и на пузырьки посмотрела, и не колебалась ни секундочки, а взяла красное зелье, потому что цвет красный очень люблю, а только прежде чем пить, сказала: "Ни при чем здесь Имир, лиходей, это все игры твои, и вижу я в глазах твоих, что нравится тебе очень с людьми играть, управлять тебе ими очень нравится, а это дело мерзкое и греховное, если власть не от Бога дана, знай! Нету здесь ни честности, ни праведности, а одно притворство. Перестань людей судить и сходи в церковь, может быть Имир милосердный тебя простит за прегрешения твои и чадо свое в лоно свое обратит." И после этого я весь пузырек выпила, а горло от того, что долго сухое очень было, защекотало все неприятно и я чуть не поперхнулась, но яд маговский выпила до дна, хотя он отвратительный очень был на вкус, как рыба гнилая прямо, и села спокойно, ожидая своей дальнейшей участи.

+1

23

Горатрикс посмотрел на девушку с сочувствием, сказать ему ей было решительно нечего. Признать он до последнего верил, что у девушки хватит ума поступит по уму, как бы это смешно не звучало. Однако ум и вера не всегда идут рука об руку, и тут уж он ничего поделать не мог. Чтобы Анастасия ему не говорила, но не он сейчас сидел на стуле, на котором обычно сидят виновные. Рилдиру он по ночам не отчитывался, да и Имир ему ни разу являлся, обвиняя его в неправильном приговоре. Горатрикс всегда судил по уму, по совести, не вмешивая в это дело чувства. Так было и сейчас. Он посмотрел на пузырьки, как девушка выбрала один из них и готовилась его выпить, и взял в свою руку синий пузырёк, как и обещал ей. Он не знал, что в каком пузырьке, так что им обоим предстояло это выяснить.
- И тебе могу посоветовать тоже самое дитя, сходи в церковь, покайся и помолись Имиру, может наш милосердный бог и твои грехи тебе простит и моё испытание тебе отменит, а коли нет, значит на игру мою была божья воля. Властям мы о тебе говорить не будем, если нас не спросят, но если и делов натворишь , помочь тебе ничем не сможем. Отправился бы я на твоём месте на юг, в Таллинор или Гульрам, если ведаешь о таких городах. Там сильны слуги света и волю Имирову несут исправно, но это так мой тебе совет, по дружески, - Горатрикс посмотрел на эту несчастную, прежде чем выпить свой синий пузырёк и защитил её сознание сильным ментальным щитом, дабы кто не воспользовался бедняжкой в злых целях. После этого выпил зелье и почувствовал спустя минуту, как язык начинает неметь и не слушаться его. Испытание настигло серого брата и он стал немым, в то время как глаза Анастасии застилала белая пелена, которой суждено было стать слепой.
Мужчина вздохнул и снова с помощью ментальной магии велел серым братьям, сопроводить её до выхода с территории школы, дать немного денег и какой-нибудь посох.
- Они сопроводят тебя до выхода из школы , если захочешь отведут в местную церковь или на какой постоялый двор, а теперь прощай дитя.
- обратился он снова мысленно к девушке, и кивнул братьям, чтобы они помогли ей покинут школу.

оффтоп

в хайде написано о наказании и что в каком пузырьке, так что амс видят и в курсе, твой пост  в эту тему завершающий

[NIC]Брат Горатрикс[/NIC]
[STA]Серые Братья[/STA]
[AVA]https://cdn.discordapp.com/attachments/514824210279956490/540248524726468618/Gadkiy-ya-2.jpg[/AVA]

+2

24

Маг-злодей мне снова указания всякие глупые и поучения давать пытался, только мне его за это винить было нечего, потому что видно было очень хорошо, что он всегда всем указания любил давать и в этом призвание свое наблюдал. Только меня его слова развеселили очень и я даже переспросила его: "Твое испытание, глупый маг? Твое!?" И я засмеялась, весело и легко, и мне здорово очень было опять смеяться, потому что больно горлу, и я кашлем прерывалась, а сам смех больше карканьем каким-то звучал, но я все равно смеялась, потому что осознала, что никто кроме меня и не понял совсем, что здесь случилось. А мне было совершенно неважно, выпьет маг второй пузырек или нет, потому что это все были его, маговы представления о справедливости и не было в них ничего правильного, и я веселилась, и смеялась, объятая каким-то неистовством, пока мир вокруг меня темнел и прекращал быть, тело мое горело, и пылала голова, объятая недугом, и я не могла остановиться в своем нездоровом веселии, даже если бы захотела. Так меня и вывели под руки и долго вели по коридорам, а я все-таки отсмеялась и слезинки махонькие по углам глаз своих стерла и сказала двум магам, которые меня вели с обеих сторон: "Отведите меня в Церковь Трех Святых, что у городского парка стоит." Те остановились ненадолго, но ничего мне не ответили и я так и не услышала их голоса совсем.

И так мы вышли на свежий воздух, только мы не там вышли, где я входила, это я поняла, потому что меня совсем по-другому повели, а как - я не знала и я только ноги переставляла, а потом мы шли, и останавливались иногда, и один из моих пленителей отходил, а второй держал за плечо, и мы спускались долго, и я прямо почти на руках висела у серых магов, а потом по улицам шли, и я прямо ощущала взгляды всякие на себе, и людей слышала, но я не говорила ничего, и, кажется, совсем в прострацию упала, когда смеяться перестала, и слабая очень стала, и даже, вроде, сознание теряла, но трудно понять было, потому что и в сознании все черно было, и без сознания тоже все черно оставалось. Но потом меня все-таки оставили, а я на камнях на колени упала и бессильно обвисла, потому что сил этих самых у меня вовсе уже не осталось, а где я - я понять совсем не могла и даже не знала, привели меня туда, куда мне нужно было или просто на дороге оставили, а потом мне и вправду посох дали, только я этот посох выронила сразу и он откатился куда-то, а я так на камнях осталась неподвижно, и совсем потеряла понимание, и осталась одна-одинешенька. Я тогда голову устало вверх запрокинула, потому что очень хотела Господа увидеть, ведь я же не могла одна остаться в вечной темноте, на которую меня обрекло зелие магическое, со мной всегда Бог был, только сколько я ни вглядывалась, так ничего и не увидела, а потом сознание оставило меня.

Я очнулась и первым делом попыталась открыть глаза. А потом еще раз попыталась и еще раз, а потом вспомнила, что со мной случилось и заплакала горько. Я лежала на кровати, и в комнате была, и я сразу поняла, что я в келье лежу, во флигеле у Церкви Трех Святых, у отца Иоанна. Я тогда еще пуще заплакала, потому что облегчение почувствовала и поняла, что плакать могу сколько захочется, потому что я теперь у добрых людей и кроме Бога и людей Им отмеченных, никто моих слез бестолковых и не увидит. А тут я услышала, что дверь растворилась и отец Иоанн меня спросил заботливо, что со мной случилось. Тут я совсем в рыдания бросилась, а он присел ко мне и гладил по голове, а я все ревела и ревела ему в сутану и слез моих было не остановить. Но как-то прошло время, и слезы тоже прошли, и я поняла, что сижу и рассказываю все отцу Иоанну, а он слушает меня внимательно, и это хоть исповедью не было, а все равно я ничего не утаивала и все ему поведала как есть, даже сама не знаю, как оно так вышло, а он слушал меня и слушал, и слова какие-то говорил ободряющие, очень хороший и добрый человек отец Иоанн! А он меня судить ни за что не стал, как эти маги глупые, а сразу предложил пока здесь при церкви пожить и работать тут пока тоже, а он придумает, чем меня занять, пока я не решу, как мне дальше быть.

Я сразу же согласилась, потому что только на это и смела надеяться, на доброту его душевную, хотя в прошлый раз я ему отказала, но он этого и не вспомнил даже. Только ему тоже невдомек было, что я уже все для себя на будущее решила, а мне только время было нужно, чтобы с новым своим состоянием свыкнуться. Я поняла, что ошибалась очень сильно, когда пошла книжки маговы жечь, мною обуял грех гордыни и я решила заместо Господа определять, когда мне из жизни уйти. Мы сами все в своей судьбе решаем, но только момент отхода из этого мира не в нашей власти, поэтому самоубийство - грех очень великий, а я подумала, что миссия моя на Альмарене закончится, когда я книжки сожгу и жить мне больше незачем будет. Но это не так оказалось и мне за грехи мои испытание было Господом назначено суровое. Только пути Его неисповедимы и не понять нам никогда, для чего он нас одаряет своей благословенной рукой. Я испытание, как могла, прошла, а теперь все это означало, что зрение мое мне и не нужно совсем для дальнейшего служения Ему, и моя миссия главная еще впереди, и мне только понять надо, какая она и что я сделать еще должна во славу Его. Я буду еще прилежней исполнять Его волю по мере всех своих сил и искать свое новое предназначение и миссию свою великую. Таков был мой урок в эту школьную пору!

****Завершено****

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Школьная пора!