http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Пещеры


Пещеры

Сообщений 51 страница 83 из 83

51

- Я еще не настолько старый, чтобы меня требовалось под руку водить, да и не девица. - Винс предостерегающе сверкнул глазам на Кайла. Для того, кто уже дважды имел возможность проверить на что способен древний вампир, он все никак не мог угомониться. Все-таки чувство сохранения у него еще было совершенос не развито.
- Что же, очень приятно, Антоэль. Я Винсент Дрейк, а мой спутник - Кайл Рейнц. - Если вначале разговор про демона еще был похож на шутку, то с каждым следующим упоминанием перспектива встречи вырисовывалась все явственнее. - А что, он так близко? - Сомнения с новой силой вспыхули в голове. Их куда-то ведет какая-то эльфийка, которая "совершенно случайно" оказалась рядом в момент срабатывания ловушки.
Но окончательно он уверился в своих предположениях тогда, когда они оказались в новом подземном зале. И оказались они тут совсем не одни. Тьма собралась в руке вампира, превратившись в длинный тонкий кинжал. Лезвие недвусмысленно уперлось в спину сереброволосой.
- Я очень не люблю, когда со мной играют в такие игры. Скажи своего дружку, чтобы не делал резких движений, а то это будет твой последний вздох.
Вот так-так! Вот на что оказывается способен эльфийский народец!

+1

52

- Правда? Не так давно был намек на обратное, ну да ладно. - Рейнц махнул рукой в темноте, продолжив путь. Пещеры, пещеры. Он ловил себя на мысли, что они у него уже поперек горла стоят. Чертовы пещеры!
- Ну, наконец-то, хотя бы имя. А то называть вас все время девушкой как-то не с руки. Антоэль... - Кайл растянул имя, смакуя и прислушиваясь к ощущениям. Вызывало в голове что-то светлое, спокойное, долгое. - Красивое. - Тут он оживился. Речь шла о демоне, а руки давно чесались. - Так он здесь? Рядом? - Хотя не только он проявлял интерес. "Вот пусть Винсент сначала и нападает, а я после." - Замысел был очевиден, ведь Кайл был ранен благими намериниями вампира. Если что, тому и достанется.
Они вышли в зал, который был огромен. Желание Кайла было взлететь и осмотреть потолок, вдруг там есть проход, но он удержался. Да и Винсент повел себя странно. Конечно, Рейнц и сам подозревал девушку, но не думал действовать так резко.
- Ты чего? Думаешь все же она вела нас в очередную ловушку? - Ответ пришел довольно быстро. Кайл повернулся к девушке. - Ах ты лживое отродье! В ловушку нас завела! Учти, тебя начну кромсать первой, а потом твоего демона! - Кайл начал рассматривать темноту. - Эй, ты! Демон! Прежде чем выходить, подумай, дорога тебе твоя краля?! А то она может прийти к тебе уже по частям. Так что если хочешь, чтобы она дышала, выходи медленно, а лучше вообще не высовывайся и убирайся. Но сперва открой проход отсюда! Надоело это проклятое место!

+1

53

Вот уж не думала эльфийка, что ее слова насчет демона воспримут так буквально. Само собой, это был вовсе не он. А кто - она пока не знала, хотя и догадывалась.
Заклинание каменной кожи уже давно перестало действовать, а потому девушка вполне даже ощутила острие, упершееся в спину. И это ее только разозлило. Мужчина не держал ее, и девушка просто сделала большой шаг вперед, уходя от лезвия, и резко развернулась.
- Вы дурачьё, - прошипела она, - какой мой дружок? Какой мой демон? Вы что, никогда демонов не видели?
Шаги были все ближе, откуда-то вылетела стая летучих мышей, они черными тенями с противным писком кружили вокруг, то почти исчезая во тьме высоты, то снова почти касаясь крыльями их плеч и голов. Видимо, шаги неведомого гиганта спугнули их. Откуда мыши? - неожиданно появилась мысль, - значит, выход не так далеко. Но отвлекаться на мышей было некогда.
- Это магия, - почти шепотом продолжила Ан, - магия этого места и моя. Наверное моя потревожила здесь кого-то, какое-то магическое существо, или сработал триггер... ну, своего рода спусковой крючок, - подобрала она более понятное слово, - который вызвал его... Я догадываюсь, кто это: земной элементаль. И мне точно так же не улыбается встретиться с ним, как и вам. И дай боги с ним справиться.
В это время, несмотря на темноту, стало видно то самое существо. Оно было как гора, как сгусток тьмы, и только по тому, что оно заслоняло призрачный свет мха, можно было хоть как-то оценить его размеры. Внезапно, со скоростью, которой вряд ли можно было ожидать от такой громадины, оно наклонилось и огромной ручищей снизу ударило по нескольким ближайшим к нему сталагмитам, которые роем острых каменных осколков и стрел полетели к ним. Эльфийка рефлекторно прикрыла голову, и несколько осколков оцарапали руки. Элементаль сделал еще шаг, отозвавшийся дрожью всей пещеры, а девушка лихорадочно перебирала в голове свои заклинания.

0

54

Конечно же, самым первым порывом было взять элементаля под контроль, но, к своему удивлению, эльфийка натолкнулась на сопротивление такой мощи, что в страхе отступила. Видимо, тот, кто управлял вызовом этого существа, был ну очень крут. А порождение земли, словно почуяв, что им пытается управлять кто-то еще, пришло в ярость.
Еще один удар огромной ручищи - и новый рой каменных снарядов летит в застывшую троицу, а элементаль делает к ним еще один огромный шаг. Еще чуть-чуть - и ему не надо будет сыпать на них камни, он сможет просто раздавить их как тараканов. Девушка никогда еще не сталкивалась с таким. Чего уж там говорить, хоть и была она прилежной ученицей и для своих лет достигла весьма неплохих результатов, до Архимага ей было ой как далеко. Да и практики колдовства в таких вот ситуациях явно не хватало.
Мысли эльфийки метались как те самые тараканы, если стукнуть по столу во время их пиршества, но одну она таки успела ухватить. Она не может управлять земным элементалем, но зато она ведь может управлять землей. Где-то там была вода. Когда она встретила этих мужчин, в той пещере была вода. Много воды. Ан не знала, течет ли эта подземная река прямо под ними, но от всей души надеялась, что течет. Иначе то, что она собиралась сделать - верная смерть. Правда, река тоже не стопроцентное спасение, но все же лучше, чем ожидание, пока тебя раздавят.
Всего на пару секунд девушка задумалась над тем, под кем разверзнуть землю, и решила, что если сделает это под элементалем, то может обрушить и саму пещеру, потому что для него трещина должна быть огромной. Поэтому земля раскрыла свои объятия им. Земля, а затем и вода. Пролетев в черной трещине несколько десятков футов, эльфийка со всего маху ухнула в ледяной подземный поток. Дыхание перехватило, словно кто-то дал под дых, но она была только рада этому. И тому, что поток закрутил и потащил прочь. Пусть она барахталась в полной темноте и билась об камни, все-таки эта река куда-то текла, а значит - куда-то вытечет.
Так оно и оказалось, правда, Ан уже начала потихоньку прощаться с жизнью: уцепиться за что-то никак не удавалось, потому что не было видно, за что цепляться, одежда тянула вниз, но скинуть ее девушка почему-то не решалась, тело закоченело от холода. Но вот наконец поток стал немного спокойнее, а вокруг - светлее, и подземная река вышла на свет божий.
Теперь... теперь уже можно было как-то управлять своим телом, хотя это и получалось с огромным трудом. Эльфийка сумела зацепиться за один из камней и, подтянувшись из всех сил, полувыползла на него, обнимая, словно что-то самое дорогое. Первое, что она сделала - проверила сумку и облеченно вздохнула, обнаружив ее на месте. Лишиться своих вещей ей очень бы не хотелось. Она долго лежала, приходя в себя и ожидая, что следом появятся ее спутники, кто бы они там ни были. Но их все не было. Тогда, немного придя в себя, Антоэль залезла на камень полностью и уселась на нем, соображая, что делать дальше.
Хотя чего тут долго соображать? Вставать и идти конечно. Но лезть в воду снова, чтобы добраться до берега, определенно не хотелось, пусть она и насквозь мокрая, и девушка следующим заклинанием сложила себе из камней маленький мостик. Осторожно шагая по нему, эльфийка вышла на берег. Она чувствовала себя совершенно обессиленной и опустошенной и, почувствовав под ногами твердую землю, рухнула на нее, прямо в высокую траву, растущую по берегу. Никогда еще она не радовалась так солнцу, свету и твердой опоре под ногами. Девушка и не заметила, как уснула.
Когда же проснулась, солнце уже почти зашло, а одежда на ней почти высохла. Ан не боялась ночного леса, а потому, последний раз оглянувшись на пустой берег и рокочущую реку, зашагала от нее прочь.

------------->> Дом отшельника

0

55

Дом Ваера --------->>
Применив заклинание "Свет", благодаря которому в пещере стало чуточку светлее, маг смог спокойно ориентироваться в этих сводах и развилках. Спустя какое-то время (он не  мог сказать сколько точно, может полчаса, а может и час), Грин добрался до роковой пещеры. "Какое счастье, что в этих пещерах не работают уборщицы, было бы обидно если бы эти ноготки подмели," - подумал он, взглянув на эти не тронутые кучки пепла. Оставалось сделать всего-ничего: обыскать каждую кучку останков этих кровожадных монстров в надежде, что там все еще остались эти драгоценные (иначе зачем они торговцу) ногти, нечистый их подери! Об этом торговец забыл упомянуть в письме!

0

56

К несчастью Грина ногти являются такой-же частью вампира как и их глаза, уши, нос и другие части тела, из-за чего от поверженных вампиров остаётся только пепел и... больше ничего! Не находя  ни в одной кучке ни единого ногтя, маг все более и более разочаровывался мыслью о том, что смерть его отца была напрасной. "Этот торговец меня обманул! От них не может остаться ни ноготь, ни даже волосинка! Что же, тогда дам ему то, что осталось от этих тварей!" - мысленно злился он. Ругаясь и проклиная всех вампиров и Рилдира за то, что эти кровопийцы превращаются в пепел, пиромант резкими движениями собирал весь пепел в мешочек, в котором раньше хранилась его еда. Заодно Роуркский сбегал и в расщелину, в которой он сам лично убил одну из этих кровожадных тварей, где он нашел еще одну кучку пепла. Чуть ли не взрываясь от злости и обиды, он пошел обратно в город и прямиком направился в сторону дома торговца, зная что именно он выскажет этому хитрецу.
--------->> Дом Ваера

Отредактировано Роуркский Грин (07-02-2015 17:07:55)

0

57

-> Берег горной реки

Солнце уже стояло в зените, когда охотники приблизились к предполагаемому логову мантикоры. Эйнеке жестом остановил отряд там, где тропа в горы становилась слишком крутой, чтобы продолжать путь верхом. Спешившись и искренне надеясь, что спутники последуют его примеру, полуэльф перекинул через плечо свое скромное оружие и направился в сторону того места, что они осмотрели еще вчера с Наталем. Магиуса он оставил дремать в мешке рядом с лошадьми. Ну как оставил... снэхл сам решил остаться, видно посчитав что хозяину не грозит особенно-то страшной опасности и он вполне в состоянии справиться сам. Порядка ради кот даже позволил Эйнеке себя уговорить покараулить коней до возвращения охотников. Оставалось лишь надеяться, что Гволкхмэй не слишком-то сильно смутил процесс общения с котом в исполнении Эйнеке. Раньше полукровка не слишком-то стеснялся своих причуд, а теперь... Наталь во всем виноват. Нет сомнений.
- Зверушка, предположительно, устроила себе лежбище где-то в этих пещерах, - знаком приказав соратникам остановиться, зашептал Эйнеке, - Ты, - полуэльф кивнул на Гволкхмэй, - Идешь с Наталем вперед. Прикроешь его, если вдруг братцу понадобиться чуть больше времени на составление заклинания, - выдав указания в привычной своей манере (в конце концов, в их дуэте разрабатывал план битвы именно Эйнеке), полукровка обернулся к своему близнецу, - Стопни ее как увидишь и держи на расстоянии от меня, - использовав одно из когда-то в детстве выдуманных словечек, приказал маг Нату, - И шибко не мельтеши.
После важнейшей фазы выдачи указаний Эйнеке быстренько обшарил свои поясные мешочки и извлек из них три пузырька с темно-зеленой жидкостью. В пору было радоваться своей привычке делать дополнительные снадобья про запас. Сейчас этот запас очень даже пригодился. Один пузырек полукровка оставил себе, а два других всучил соратникам.
- Простенькое и безвредное снадобье. Тонизирует. И немного улучшает реакции, - снизошел он до разъяснений. Обычно Эйнеке такого не делал из-за банальной ненужности, ведь Наталь никогда и не вдавался в подробности свойств тех зелий, что ему пихал брат, но сегодня их было чуть больше чем двое. Так называемому новичку в их партии, наверное, было бы важно узнать что ему предлагают выпить. Во всяком случае, сам Эйнеке никогда бы не стал пить зелье, изготовленное другим алхимиком, не будучи в стопроцентной уверенности в том, что может ему доверять свою жизнь и никудышное здоровье. Дожидаясь пока Гволкхмэй и Наталь подготовятся к бою, Эйнеке зарядил свой арбалет и проверил хорошо ли выскальзывает из петли кинжал. Результаты нареканий не вызвали, и потому полуэльф кивком велел брату и новой знакомой выдвигаться вперед, готовый в любой момент последовать за ними. Мысленно он уже повторял формулы всех известных заклинаний, что могли бы понадобиться в грядущей схватке.

0

58

Гволкхмэй остановила жеребца и спрыгнула. Стреножив его, девушка пустила Регнфоса в небо. Ястреб бесшумно скрылся за облаками. Наблюдать, как Эйнеке беседует с Магиусом было вполне забавно, впрочем, если бы у Волэй был кот или пес, вряд ли она бы вела себя по-другому. Животные животными, но всякому ведь будет приятно, если с ним тоже будут считаться, а не просто отдавать приказы. Даже псу или коту. Или лошади, хотя...это уже смотря, какая лошадь. Вот с этим непокорным жеребцом торговца девушка вообще не хотела даже дела иметь, уж слишком дурной он имел характер. Но с другой стороны, ехать на нем было одно удовольствие-жеребец был мягким и быстрым, да и и особо не шумел в дороге. Возможно, Волэй даже оставит его себе. А торговцу скажет, что мантикора сожрала. К примеру. Или что он просто потерялся. Хотя как конь может потеряться? Но это уже было делом десятым.
-Нет проблем,-сказала Гволкхмэй, когда Эйнеке озвучил свой план. Он ей нравился, за исключением той детали, что она могла сделаться наживкой, пока братья составляли свои заклинания, ведь в этот момент мантикору надо было полностью брать на себя. Но с другой стороны, она же хотела приключений? Хотела. А с тварями сражаться? В общем-то, тоже. Ну вот и пусть привыкает.
-Хм, в первый раз сталкиваюсь с зельями,-недоверчиво взяла пузырек Гволкхмэй. Но все же, у неё было стойкое чувство, что Эйнеке совсем не хочет ее травить, так что зелье девушка выпила. И слегка поморщилась от его вкуса.
-Ну что ж, вперёд?-улыбнулась она Наталю, вытаскивая два своих клинка из ножен. Полночный Зверь уже приятно отдавал холодом, а значит, битва будет знатной.

0

59

---> Берег горной речки
Пока они добирались до тропинки, ведущей к логову мантикоры, Наталю сверлило голову ощущение, что пикничок на природе заканчивается. И вовсе не потому что вчера ночью были добиты последние припасы провизии. Хотя глупо было рассчитывать, что, найдя логово их, отряд просидит на месте больше суток.
Интересно наша гостья тут уже побывала? - несущественный вопрос, но все таки интересный, - Если была, значит не решилась идти в одиночку... Или мы просто разнюхали все раньше?
В любом случае Наталя веселило то, что братец выловил ночью еще одного охотника, да еще и на ту же добычу. В любом случае, это к лучшему то, что они собрались все вместе. Во-первых, вместе веселей. Во-вторых, Нат все еще надеялся на то, что у брата и их гостьи что-нибудь да выйдет интересненькое. Личное, но интересненькое. В-третьих, пожалуй было самым серьезным и даже достойным звания небольшой теории. Теория была немного мрачноватой. Если их гостья знала где живет мантикора и шла бы всю ночь, а не болтала с Эйнеке, то они бы с братом пришли в разгар ее охоты или же она пришла к концу их беседы со зверьком, и возник бы весьма неприятный момент. Лично за себя Наталь не ручался, что устоял бы перед соблазном отжать почти убитого зверя. За гостью, пожалуй тоже. Разве что Эйнеке не попытался бы договорится и решить дело миром. Но тоже не факт, что братец бы не выбрал самый выгодный вариант. Эйнеке вообще слишком часто думал о личной выгоде.
Такие мыслишки Наталь прокручивал в голове, пока его близнец раздавал команды. Пожалуй, брат был сегодня слишком красноречив, нежели обычно - спасибо новой спутнице. После инструктажа Нат встал рядом с Гволкхмэй. Посмотрев на даму, полукровка довольно присвистнул - оружие пришлось ему по душе, как и осознание того, что девушка умеет обращаться с двумя клинками одновременно. Наталя всегда восхищало то, чему он сам не мог научиться. Умение держать в каждой руке по оружию было в списке таких вещей. Хотя для такого стиля боя Нат был слишком ленив и грузен, да и комплекция совсем не та.
Нет, щит и молот - наше все! - с такой мыслью Наталь двинулся вперед навстречу их зверьку-переростку.

Отредактировано Наталь (04-02-2016 18:17:15)

0

60

†m¤Приказы и разглагольствования мага далеко разносились по местности, расшевеливая их обитателей. И, к величайшему сожалению охотников, в том числе тех, кого уж точно не надо было будить. Мощный зверь заворочался, тяжело пробуждаясь от послеобеденного сна. Крылья пару махнули, пробкя воздух на упругость. Но зверь не спешил туда, откуда звучали голоса, хоть это и было первым порывом привыкшего к почти полной безнаказанности зверя. Но владелица шикарного рыжего с подпалинами меха не спешила. Неспешно встала, потягиваясь в свободе от оков дрему. Тихо рыкнула и все так же неспешно двинулась на звуки голоса. Даже когда маг закончил говорить, мантикору это не смутило. Чуткий нос чувствовал запах, и крепкие лапы беззвучно несли ее сквозь лес сталагмитов. Мантикора была сыта и потому хотел поиграть с будущими жертвами, а не просто убить.
Лишь услышав, как кто-то начал двигаться сквозь заросли ей навстречу, мантикора распахнула крылья и резким толчком бросила свое тело вперед, молнией проносясь на зубами осадочных пород. Грозный рык ознаменовал выход на сцену нового действующего лица во всем ее рыже-гривастом великолепии.

+2

61

Оказывается у необходимости трепать языком перед боем есть и другие занятные побочные эффекты. Например, можно не только донести до спутников план необходимых действий и даже добиться их выполнения, но и ненароком привлечь внимание искомой зверюги к партии ее возможных убивцев. Или к будущему ужину, что тоже вполне вероятно. Впрочем, при оказии выдать приключенцев могли не только звуки, но и запахи. Обоняние всякого хищного зверя острее человеческого. Так что если Эйнеке чувствует как от брата и Гволкхмэй разит лошадьми, а от него самого до кучи еще и всякой подобранной между делом петрушкой, то мантикора должна была уловить сие коллективное амбре еще на подходе всей группы к пещерам. В конце концов, никто из них даже не озадачился направлением ветра, что как раз таки задувал все запахи в пасть подгорных тоннелей и скрытых во тьме логовищ.
В общем, людям (и даже лишь наполовину людям) категорически свойственно глупить и проявлять безалаберность, собравшись вместе. У них срабатывает какой-то очень древний и очень вредный инстинкт, принуждающий действовать по принципу "Нам не страшен крокодил - много нас, а он один". Короче говоря, когда Эйнеке услышал грозный рев, а затем заприметил и красно-рыжий мех, он невольно подумал, что это не они мантикору искали, а она их. И она справилась с этим делом куда лучше, чем толпа бестолковых двуногих, искавших ее следы по ближайшим долинам как минимум пару-тройку суток. С другой стороны,  в том, что мантикора ринулась им навстречу были одни лишь сплошные плюсы. Во-первых, она точно была до этого в своем логове, а не смоталась куда кормиться (иначе придешь так в гости к хищнику, а его и вовсе дома нет!). Во-вторых, больше искать ее не придется. Фаза с игрой в юного следопыта окончена.
"А шкуру-то портить нежелательно, точнее желательно поменьше ее портить," -  радуясь что между ним и мантикорой сейчас Наталь и Гволкхмэй, Эйнеке поспешил слегка ретироваться, чтобы не мешать бойцам первой линии, но вместе с тем и чтобы не стоять слишком далеко, представляя собой чудеснейшую мишень для крылатой бестии. Этого времени как раз должно было бы хватить на то, чтобы Наталь и Гволкхмэй вступили в бой с мантикорой, пытаясь взять все ее внимание на себя. Во всяком случае, Эйнеке не торопился первым кидаться в атаку. Свой легкий арбалет он удерживал на изготовке, но не стрелял, зная что может ненароком попасть в кого из соратников.
Творить огненные шары, стрелы и прочие радости пиромана он тоже пока не торопился, боясь опять же навредить своим, так и еще и изгадить чей-то будущий плащ из мантикоры. Вообще, от Эйнеке в этом бою было толку мало, однако он все же принялся концентрироваться на потоках своего внутреннего огня, кипящего в крови, пытаясь подпалить шерсть на морде мантикоры и, если повезет, ненадолго ослепить ее. Еще можно было бы заняться перепончатыми крыльями зверюги, но их полуэльф оставил на соратников, надеясь, что кто-то из них хотя бы попытается лишить чудища возможности использовать против них данное преимущество.

0

62

Гволкхмэй содрогнулась, услышав оглушительный львиный рык. Она покрепче сжала мечи, вспоминая все боевые приёмы, которым была обучена. Вскоре перед глазами мелькнул рыжий мех, а за ним и громадная львиная голова, ощерившаяся белоснежными клыками. Ждать больше было нельзя.
-"Сейчас или никогда"-мелькнуло в голове у Гволкхмэй и девушка, выскочив из-за Наталя, нанесла первый, режущий, удар-прямо по морде твари, двумя клинками сразу. Затем Волэй резко метнулась назад, давая Нату возможность атаковать, но готовая в любой момент вновь ринуться в бой.
Где-то сзади заржал конь. Конечно же, это был конь Гволкхмэй. Паршивец как обычно проявлял характер. Он топтался на месте, пытаясь выпутать ноги и создавая ужасный шум. В какой-то момент под ним мелкой крошкой осыпалась скала, конь устоял, рванувшись назад, но трещина в камне пошла дальше.
-"А вот это уже плохо,"-подумала Гволкхмэй, прикидывая возможные последствия и уже представляя, что сделает с конем, когда все кончится. А бой, тем временем, продолжался.

Отредактировано Гволкхмэй Северная (05-02-2016 13:45:49)

0

63

У первой линии был свой огромный плюс - тебе лучше всех видно прелести боя. Про минус - быть первым сожранным или разобранном на кусочки - Нат не думал. В конце концов, это не первая его охота, а мантикора не та зверюга, которая может, не моргнув, сразу откусить щит вместе с рукой. К тому же охотникам и жертве ещё предстоит увидеть друг друга. По крайне мере полукровке очень хотелось думать, что они выдали себя неосторожным звуком, а не пришли в засаду давно поджидавшей твари.
Ответ на эти опасения быстро пришел во всей своей красе. Полюбоваться было чем - рыжая грива, перекошенная яростью морда и острые ряды клыков - настоящее хищное великолепие! Да и рык твари не мог не радовать чуткий почти эльфийский слух. Будь бы это первой охотой Наталя, он бы непременно наложил в штаны. А сейчас воин лишь по привычке закрыл часть обзора своим щитом, да поудобней перехватил молот. Ему нужно было как можно быстрей решить что выбрать. Каменную кожу или превратить камень под лапами бестии в вязкую грязь. Оба заклинания Наталя должны были задержать тварь. Первое, конечно, было очень соблазнительно... Кто же не захочет завернуться в лишний слой брони перед такой скотиной?
"На кой хрен тебе тогда щит и броня?..." - пролетело в голове полукровки. Всё-таки брат приказал задержать тварь, а не прикрыть свою задницу. Наталь был склонен неукоснительно слушаться приказов брата.
Нат начал своё заклинания. Благо для этого не требовалось многого. Лишь собрать все энергетическое дерьмо внутри, да вывалить его в сторону цели. Звучит глупо и ненаучно, зато очень похоже по ощущениям. Все внутренности обмякли и, казалось, хотят отделиться от мышц, да сползти вниз, ища выход.  Между тем вперед выскочила их мечница, пытаясь располосовать мантикоре морду.  В момент отступления ночной гостьи заклинание Наталя нашло выход, обращая почву под лапами мантикоры в вязкую жижу.
"Побултыхайся немного!" - радостно ворчало подсознание полукровки, пока Наталь, стараясь не свалиться в собственную лужу и отскочил назад. Надо было освободить пространство для магии Эйнеке. Тут-то гармонию звуков боя нарушило лошадиное ржание. Краем глаза Наталь заметил чёртово животное.
"Надо было тебя грохнуть и съесть на завтрак!" - негодовало подсознание Наталя. А что ещё оно могло делать когда в столь важный момент кусок конины вытворяет всякие непредусмотренные планом брата фортеля?!

0

64

Блеск клинков, полоснувших по морде зверя, больше слепил, чем ранили сами лезвия в глупом замахе. А вот густая крепкая грязь, в которую обескураженный зверь плюхнулся всей массой, и которой никак не должно быть здесь и сейчас, надежно сковала три лапы, не давая рыжему зверю сдвинуться с места. Зверь громко зарычал и замахал крыльями, поднимая сильными порывами воздуха облако вековой пыли в сторону незадачливых охотников.
Следом за поднятой тучей через голову твари устремился длинный хвост скорпиона с жалом на конце. Мантикора просто махнула им, не целя ни в кого особо, ударяя скорее на слух, чем в цель. Поэтому жало лишь вскользь попало в щит воина, откидывая его на пару шагов назад. Мотнув головой, зверей еще громче зарычал и сделал еще несколько сильных взмахов, пытаясь вырвать свои лапы из плена магической грязи.
Мощный порыв воздуха вновь прошелся по узкому зеву пещеры, опрокидывая охотников навзничь. Следом очередной оглушительный раскат негодующего рева отразился от каменных стен. Зверь метался в ловушке, постепенно вытаскивая лапы из цепкого захвата. Потерянная воином концентрация сделала структуру заклинания гораздо слабее, и оно уже было не в состоянии долго удерживать столь сильного монстра.
Ее внимание не отвлек даже громкий крик коня ото входа. Крылатая бестия видела лишь близкого к ней воина, поднимавшегося после удара.

OFFTOP

Господа и дамы, вы, коль скоро представляетесь охотниками на монстров, почему настолько хреновую амуницию взяли на охоту? Всего ОДИН арбалет? Ни одного копья, рогатины или чего-то еще древкового? Даже магия не сможет заменить в охоте на крупного зверя такие полезные штуки, как аркан, сеть или вышеперечисленное. А уж тем более с мечами и щитом лезть - это глупо. Одним прямым ударом по щиту мантикора сломает руку, которая его держит. Доспехи тоже не особо вам помогут - ударные нагрузки будут слишком велики и переломов костей или серьезных гематом вам не избежать:)
Я не ставлю себе задачей вас всех прирезать, но все же... Как-то беспечно выглядит ваше поведение для тех, кто зарабатывает охотой на монстров:)

+2

65

Заклинание сорвалось, не причинив никакого вреда зверю. Шерсть не воспламенилась, однако и надеяться на это было несколько наивным. По первой дело шло более-менее в соответствии с тем, как было запланировано. Зверь сконцентрировал свое внимание на бойцах первой линии, а Наталь успел произнести свое заклинание, сработавшее куда более успешно, нежели потуги Эйнеке. Впрочем, не настолько уж и успешно, как хотелось бы. Лишить тварь крыльев никто не удосужился, да и клинки Гволкхмэй не слишком-то уж и навредили разъяренному зверю. До кучи откуда-то из-за спины раздалось конское ржание. Полуэльф успешно проигнорировал одуревшего скакуна. Сейчас было не до него, да и если эдакую скотину пожрет мантикора, можно будет только выразить ей большую сердечную благодарность. С другой стороны, бросившись бы мантикора на коня, то ей запросто мог бы и подвернуться Эйнеке, находящийся сейчас где-то между выходом из пещер и местом схватки. В общем, то, что зверь пока не бросился на проклятого коня – это только к лучшему.
Улучив момент, полукровка попытался прицелиться и выстрелить из арбалета, но порыв ветра и поднявшаяся пыль лишили его всякой возможности стрелять. Успев лишь зажмурить глаза и задержать дыхание, чтобы не наглотаться пыли и не зайтись в приступе кашля, Эйнеке повалился на землю. Благо сноровки хватило не выпустить оружие из рук и не задеть ненароком спусковой механизм. На время полуэльф лишился возможности наблюдать за полем боя, но как только стихли удары крыльев и улеглась пыль, он попытался оценить обстановку. Братцу, приходилось несладко. Тварь сконцентрировалась на нем, что тоже всяко лучше, чем на тощем маге, скрывавшимся позади своих боевых товарищей. Впрочем, если смертоносно жало-таки настигнет Наталя (или когти, что немногим лучше), то магу легче от того не станет, потому как не исключено что он отправится следом за своим близнецом.
«Отвлеку я ее и что дальше? Если только бежать, надеясь на то, что любимый братик додумается и, что немаловажно, успеет что-нибудь да предпринять!» - времени на размышления не было и пришлось ограничиться лишь этой неутешительной мыслью, а затем принять решение и действовать. Вскинув свободную руку, Эйнеке прошипел заклинание и указал на правое крыло твари. С пальцев его сорвалась огненная стрела, что в отличии от арбалетной имела свойство всегда достигать свою цель, не цепляя, обычно, мимоходом союзников. Теперь можно было молить богов о том, что Наталю хватит сил улучить возможность призвать к своей магии еще раз, чтобы приковать мантикору к одному месту. Тогда бы он смог использовать всю энергию на одно, но куда более мощное заклятие. Причем опять же не боясь навредить союзникам, которые при таком раскладе смогли бы отойти на приемлемую дистанцию. И плевать на шкуру. Свои бы целыми сохранить.

+1

66

Гволкхмэй отбросило назад, она закашлялась, пытаясь что-либо различить в пыли. Мантикора вырвалась из трясины. Удары Волэй тварь почти не задели, а Эйнеке вообще не смог толком что-либо сделать. Расклад был не очень удачным. Эх, если бы как-то удержать ее на одном месте! Тогда бы маги смогли сделать свою работу, и особая опасность никому бы не грозила. Главным образом, важно было как-то лишить ее крыльев. И хвоста с ядом. Но как? Крылья... Подобраться и отрубить их-или хотябы продырявить-не получится, покуда ее никто не отвлечет, да и после... Вряд ли. С жалом была та же история. Гволкхмэй закусила губу.
-"Думай же, думай!"-вертелось в голове у девушки. Ее взгляд метался в разные стороны, она пыталась хоть что-то придумать. В этот момент Эйнеке сотворил ещё одно заклинание, задевшее крыло погани. Вслед за его действиями вновь послышался топот и ржание коня, и скала позади него снова обвалилась. Скала...камни...Волэй осенило. Она вскочила на ноги, подбирая выроненные мечи и побежала к коню. Только бы успеть!
Мантикора стояла как раз в нужном месте-в пещере. Только бы Наталь все понял! Отвязав коня, Гволкхмэй вскочила на него и послала прямо к прещере. Перепуганный жеребец издал громкий вопль отчаяния, но побежал.
-С дороги, Эйнеке!-крикнула Волэй, проезжая мимо мага, находившегося около лошадей, чуть поодаль от пещеры. Времени было мало. Если мантикора оправится от стрелы, Гволкхмэй не жить.
Камни сыпались из-под копыт жеребца и летели вниз, в обрыв, в зияющую пропасть. Конь набирал и набирал скорость. Девушка изо всех сил вцепилась в мечи, сердце ее бешено колотилось-что если они не доскачут, что если сорвутся???
-Нат, уходи!-дрожащим голосом бросила воину Гволкхмэй, когда конь вбегал в пещеру. Главное, чтобы полуэльф вовремя отбежал, иначе всему конец.
Трещина в скале так и тянулась за конем, постепенно разрушая скалу. Оказавшись внутри, Волэй со всей силы рубанула по стенам, по сталагмитам и сталактитам, она ударяла по всему, что видела. Разгоряченный жеребец тоже помогал ей-напуганное животное, увидев перед собой мантикору, остановилось, поднимаясь на дыбы, топчась вокруг, даже метаясь по пещере, ударяясь о ее стены. Последнее, конечно, сильно отражалась и на Гволкхмэй, но в этот момент она не чувствовала боли.
Наконец, своды пещеры задрожали и она начала осыпаться. Поднялась пыль, неимоверный шум, камни падали ото всюду. Жеребец все ещё метался в этом хаосе, созданном Волэй. Девушка попыталась остановить взмылившееся животное, ища глазами выход. Но ничего не было видно. Каменная крошка проникала в лёгкие, вызывая сильнейший кашель, она слепила глаза. И все же, Гволкхмэй заметила, что пещера осыпается не вся-возможно, если встать в нужном месте, ее может и не задеть. Надо только найти это место.
Пещера осыпалась ближе к выходу. Возможно, он уже наполовину завален. Надо было бежать вглубь. Но где она? Где сейчас Гволкхмэй, где выход, где глубь пещеры, где, чёрт бы ее побрал, мантикора?!
-В пекло все!-выкрикнула девушка, чувствуя бешено бьющееся сердце, готовое выпрыгнуть из груди. Ничего. Да, она боится. Но что это меняет? Резко развернув коня, Волэй хлестнула его изо всех сил рукой по крупу, и тот сорвался в галоп. Девушка прижалась к шее скакуна и закрыла глаза. Будь, что будет.

Офф

Мой персонаж вообще никогда не охотился ни на мантикор, ни на кого-то ещё :)

Отредактировано Гволкхмэй Северная (07-02-2016 01:09:50)

0

67

Тэлэрин устало плелась по следам путешественников. Сил больше не было, хотелось просто упасть вниз лицом и не вставать, но тогда её награда точно помахает ручкой, а этого Тэл допустить не могла, оставалось только идти и идти. Эх, и почему она не может превращаться в коняшку, всё было бы намного быстрей, она бы в два счёта догнала их.
- Жалко выглядишь, Тэл.
- Заткнись, Пухляк, - прошипела девушка, перешагивая камень. - Лучше бы советом помог, а не злорадствовал.
- Чем я тебе помогу? Я в твоей голове, и я знаю не больше чем ты, дурочка
- Ну тогда не мешай мне.
Вдруг волчица увидела вход в пещеру, куда вели следы, а от туда доносился страшный рёв. Беловолосую всю передёрнуло, ей был знаком этот рёв. Мантикора. Когда-то давно, она остановилась в одной деревушке, и однажды ночью на неё напала эта тварь, убила всё население, благо Тэл превратилась в волка и благополучно сбежала. Опасная же тварь.
Но тут же лицо девушки озарила яркая улыбка. Это чудовище легко расправится с Гволкхмэй, но тем не менее ослабнет после схватки и Тэлэрин с небольшим усилием убьёт его, прежде чем оно сожрёт её награду. Волчица запрыгала вокруг себя, совершенно забыв об усталости.
- Кошки, мышки, волки, змеи, мяу-мяу-мяу, я молодец, такая молодец. А! - бессвязно припевала девушка.
Забравшись на дерево, стоящее примерно в десятке метров напротив пещеры, Тэлэрин принялась наблюдать.

+1

68

Заклинание сработало, и зверушка просела в луже сотворённой Наталем. Эльф хотел было порадоваться, что лапы твари не доберутся до него, но в этот момент об щит звякнул хвост жалом тяжелый мантикоры. Полукровка как пушинка отлетел в сторону, сел на задницу и возблагодарил небо что щит зачарован и не сломался вместе с рукой. Левая рука гудела, но определенно была цела. Тем временем добыча замахала крыльями и стала вырываться из столь любовно сделанной ловушки. Мантикора понемногу двигалась к Наталю. Жижа все ещё держала ее, но направление куда прет скотинка было очевидно. Поспешив оторвать задницу от пола, Нат стукнул молотком по щиту, чтобы удержать на себе внимание твари. Все равно от его любимых игрушек будет мало толку, если Мантикора всерьез займется им. Глупо было и думать, что удастся угомонить тварь двумя фокусами.
Кстати, а где второй? - мелькнуло в голове Наталя, затем полыхнула огненная стрела. Она пролетела мимо Ната и угодила в крыло зверюги. Значит его черед вновь действовать. Следующий фокус должен был крепко застрять в глотке у твари или в любом другом месте, куда попадет, но мантикора усилила натиск и Наталю пришлось защищаться, дабы сохранить свою жизнь. Впрочем, длилось это не так уж и долго. Мимо пролетел тот самый распроклятый конь и потолок стал рушиться. В мозгу закрутился аж сразу с полсотни ругательств в адрес происходящего…
- Нат, уходи! – повторять не пришлось. Ошарашенный стремительным развитием событий, Наталь шарахнулся к стене пещеры. Впрочем, даже при столь неожиданном повороте были свои плюсы. Наталь смог воспользоваться воцарившейся суматохой, набрать необходимую дистанцию и вновь воззвать к магии. Наталь погрузился в себя. На этот раз ничего не вытекало и не мякло. Все было предельно просто: вот ты, вот камни под ногами, камни над тобой, камни над мантикорой и с каждым мгновением ты все больше духовно сливаешься с ними. Главное лишь не обращать ни на то лишнее внимание и сохранять концентрацию. Все это Нат ощущал не хуже, чем пальцы на руках или зубы у себя во рту. Жаль, что он не мог укусить ими всеми сразу.
В конце концов, маг я или не маг?! - вопрошало сознание, увлеченное процессом. Ему уже подчинялось все, что удалось выдрать из пола пещеры и удержать над собственной головой. Часть камней Наталь стянул от осыпающегося входа пещеры и теперь все это безобразие вращалось в нехитром танце вокруг, ограничивая зону действия его магии.
Когда ночная гостья превратила своды пещеры в настоящий камнепад, купол над Наталем только сильнее оскалился зубами помассивней, набирая обороты. Искренне надеясь, что союзникам удалось выйти из зоны поражения, Нат вернулся на свою изначальную позицию и направил на мантикору глыбы.

+1

69

Зверь победно взревел, наконец-то освободившись из оков магической грязи, но тут же огненная  стрела опалила левое крыло, повреждая мембрану и разрывая мозг волнами боли. Мантикора дернулась в сторону, ломая гряду сталагмитов, и уже там ее ушей достиг скрежет обваливающегося потолка пещеры. Зверюга понимала значение этих звуков даже лучше жителей поверхности. Она рванулась вперед, где тут же встретилась с парой глыб, пущенных магом. Но даже крупные булыжники не смогли бы остановить косматое чудовище, если бы не упавший ровно перед ее мордой обломок потолка.
Мантикора попыталась остановиться, захлопала обоими крыльями, вновь поднимая тучу пыли, но инерция - дама упрямая. Львиная морда со всего маха врезалась в твердую поверхность, выбивая какой-то тоскливо-недоверчивый скулеж из груди. Житель пещер отлично понимал, что происходит над его головой, и такая остановка была подобна смерти. Косматая голова потряслась, прогоняя туман из глаз, чудовище оттолкнулось всеми лапами и смело девушку вместе с конем с дороги к зеву выхода. Почти у самого выхода, когда зверь уже радостно рычал, тяжелый булыжник, отвалившийся от свода, с грохотом упал за ее спиной, отчего мантикора подпрыгнула всеми четырьмя лапами, падая куда-то в бок.
Рык перешел в жалобный вой, воздух замолотили все конечности, но зверь не мог встать, и под ним медленно расплывалось темно-красное пятно. Мантикора ворочалась, выла и пыталась подняться, но что-то мешало монстру это сделать. Сегментарный хвост ломал один сталагмит за другим, но ничто не могло помочь ему в нелегком деле поднятия на все лапы. Кровавая лужа становилась все больше, с каждым мгновением лишая крылатую бестию толики сил.

Отредактировано Хатрак (10-02-2016 20:59:58)

+1

70

Гволкхмэй открыла глаза. Все тело ломило, а в ушах все ещё звенели падающие камни-хотя больше ничего не сыпалось, пещера была полностью разрушена. Лёгкие девушки раздирал кашель. Она не понимала, где находится, в глазах все двоилось. Где-то вдалеке все ещё слышался скрежет и вой. Вой мантикоры, переходящий в стон. Мантикора... Так Гволкхмэй удалось ее ранить. Теперь девушке оставалось только надеяться, что Наталь и Эйнеке прикончат эту тварь. А она... Волэй вновь закашлялась. Она сгинет в этой пещере. Но, значит, так было суждено. Судьба... Это была одна из тех вещей, в которые Гволкхмэй не очень-то верило. Может, она есть, а может, и нет ее вовсе. И все же, девушка была ещё жива. Жива, а значит, можно было ещё попытаться выбраться из-под завала. Тело Волэй ломило, но двигаться она могла, а это главное.
Кое-как приподнявшись, Гволкхмэй медленно поползла. Ей было неважно куда, только бы двигаться. Вскоре она стала различать свет, пробивающийся между камней. Вот он, выход. И именно оттуда доносился скрежет камней и рев мантикоры. Девушка остановилась. Дальше идти было нельзя-мантикора вполне могла перегрызть ей горло, даже раненая, даже умирающая.
-"Из огня да в полымя,"-с досадой подумала Волэй. Но, тем не менее, там же были Нат и Эйнеке, теперь-то они запросто справятся с мантикорой. И вполне могут помочь и ей.
-Наталь! Эйнеке!-позвала Гволкхмэй. Она пододвинулась ближе к щели между камнями, ближе к выходу, к спасению. Теперь ей оставалось только надеяться, что ее спасут.

Офф

Смена очереди была обговорена.

+1

71

Стрела пламени опалила крыло зверя, в чем Эйнеке даже и не сомневался. Его разум уже выстраивал цепочку слов следующего заклинания, когда мимо пролетела Гволкхмэй. Непроизвольно потеряв концентрацию, полуэльф дернул головой в ее сторону, тщетно пытаясь уловить суть маневра девушки. Когда он понял ее замысел, надрывать голосовые связки было уже поздно – оставалось лишь метнуться в сторону, чтобы не попасть по копыта коню. Прижимая одной рукой к груди арбалет, Эйнеке прижался спиной к камням, затем благоразумно выскользнул из пещеры – благо на самом входе стоял. Второй рукой полукровка уже шарил в складках одежды в поисках платка. Нащупав чистую тряпицу, он вытянул ее наружу и прикрыл краем рот и нос. Как раз вовремя, ибо клубы поднявшейся пыли заволокли все вокруг.
«Безумная девица!» - жмурясь, думал Эйнеке. Думал и злился, втайне восхищаясь такой абсурдной смелостью. Еще он ждал, потому как ничего другого магу и не осталось. Ждал он терпеливо и даже удивительно спокойно, учитывая, что под завалом мог оказаться и его родной брат. Впрочем, на счет брата волноваться было бы глупо. Чтобы маг земли, да помер от удара камня по голове? Нет, Наталь должен был выкарабкаться. Гволкхмэй он счел не своей заботой. Оставалась лишь мантикора, а ей Эйнеке все же был склонен желать скорейшей смерти. Судя по звукам, пробивавшемся даже сквозь рокот и грохот камней, желание это было весьма близко к своему исполнению.
У входа в пещеру между тем обвалился потолок, частично перекрывая доступ внутрь, которая хоть и продолжала осыпаться, но уже отнюдь не столь стремительно и масштабно – вероятно, Нат взял под контроль сей процесс. Клубы пыли медленно оседали. Продолжая зажимать платком рот и нос, Эйнеке отлип от стены и заглянул в пещеру. Мантикора истекала кровью в каменной ловушке. Где-то рядом с ней угадывались вполне человеческие очертания еще кого-то. Судя по всему, Гволкхмэй. Наталя обнаружить не удалось за барьером заколдованных глыб. Быстро оценив ситуацию, Эйнеке начал действовать. Тренькнула тетива арбалета и стрела рассекла воздух. Особой меткости не нужно, чтобы добить пригвожденную к земле жертву. Полуэльф целил в глотку. И не промахнулся. Теперь оставалось спасти свои тридцать процентов от дополнительной оплаты.
Эйнеке отшвырнул в сторону разряженный арбалет и шмыгнул в пещеру. Мелкий щебень засыпался за шиворот, царапал щеки и ладони. Разум между тем выискивал отголосок до жути родной души.
«Нат, поддержи потолок! Дай мне вытащить ее, потом выбирайся сам! Тушу разгребешь потом!» - он надеялся, что брат услышит поток его мыслей. Кричать полуэльф не рисковал, дабы не вызвать новую волну обрушений. Ему и без того приходилось не сладко. От мелких порезов жгло кожу, глаза слезились от остатков пыли, а на зубах скрипела каменная крошка. Зато хоть где-то пригодилась собственная страшная худоба – Эйнеке без особых усилий смог протиснуться к Гволкхмэй. Цепкие пальцы впились в чужое плечо. Впрочем, полукровка тут же сменил захват и волоком потащил девушку из пещеры. Взять на руки или закинуть ее на плечо у него бы не хватило сил, а вот волоком вытянуть вполне хватало, хоть и едва-едва.
Уже на самом выходе Эйнеке оступился и едва не рухнул спиной вперед. Только чудо помогло ему не только остаться на ногах, но и перетащить девушку на ближайший безопасный участок. После этого полуэльф и сам рухнул рядом. Совершенно обессиливший и хрипящий, он привалился плечом к камням и прикрыл глаза, пытаясь унять охватившую его дурноту и головокружение. Ныли мышцы спины и рук, непривычные к подобным нагрузкам. Ныло и что-то в груди. Потеряв в пещере платок, Эйнеке успел наглотаться пыли и теперь жестоко расплачивался за это. Совсем скоро он разразился приступом кашля, который, однако, довольно быстро стих. Пришлось заставить себя пошевелиться, открыть глаза и сплюнуть возникшую во рту горечь.
- Жива? Руками-ногами шевелить можешь? – Эйнеке приподнялся и попытался заглянуть в лицо Гволкхмэй. Впрочем, взгляд его почти сразу перескочил на зев пещеры, а в голове забилась единственно по-настоящему волнующая мысль:
«Где Нат? Где брат?»

0

72

На место камней что улетели в мантикору рядом уже вертелись новые. Казалось, что их стало даже больше. Наталь даже немного жалел, что не метнул в монстра все, что были под его контролем. Правда, лишаться сразу всей защиты было пиком беспечности даже для Наталя. Щит что был у него был бы последней защитой на случай если бы зубастая скотина все-таки решила набить им брюхо. У крутящейся вокруг скорлупы был один очевидный минус: за ней ни черта не видно и уж тем более не было слышно. Почему-то любому разумному не обделенному каплей фантазии всегда рисуется самое худшие. Вот и Наталю пришла в голову гениальная мысль, что среди завалов нет никакой умирающей иантикоры, что тварь вылетела и сожрала Эйнеке, а камни что запустил маг попали в Гволкхмэй, а он просто заперт в собственном не вечном щите неподалеку от ждущей мантикоры. От приступа паники полукровку спасало врожденное упрямство, не позволяющее верить сразу во все страхи что малюет фантазия, особенно если они касаются брата.
Ждать долго не пришлось, хотя Нату и показалась что прошла вечность, в его голове зазвучал родной голос брата.
«Нат, поддержи потолок! Дай мне вытащить ее, потом выбирайся сам! Тушу разгребешь потом!»
Все как всегда коротко и по делу, но Наталь получил ответы сразу на все мучавшие его вопросы.
«Раз уж брат за ней полез, значит точно не зря встретились…» - пролетела шальная мысль радостного эльфа, потерявшего страх быть подслушанным.
Отвечать не было времени, надо было помогать братцу. Нат знал, что все что могло отвалится упало сразу, остальное упадет только через какое-то время. Этого времени ему должно было хватить, чтобы с щита переключится на потолок. По сути все тоже самое, как и с камнями что он кинул в мантикору, только потолок дальше и тяжелее.
Щит отключившийся от мага, шмякнулся на землю не задев Ната. Вот в его руках, уже дырявый потолок пещеры, если конечно можно назвать руками магические потоки. Но Наталь никогда не был прилежным магом и при любом заклинании дергал руками, а порой и озвучивал то, что должна сделать его магия. Вот и сейчас полукровка стоял, протянув руки к чертовому потолку, напрягшись всем чем можно и сцепив зубы. Конечно, на Ната не давила и четверть реального веса, зато нехило жал груз ответственности за тех, кто выбирался сейчас из-под обломков. Наталь от души радовался, что среди каменной крошки его не видно. Правда, то, что он сам ничего не видит ему совсем не нравилось.
Время снова текло чертовски долго, голову мурыжили вопросы о чертовых временных промежутках и пределах его магии. Полукровка решил, что будет действовать по старому наемничьему девизу, выученному им по пьяни «Делаешь сколько можешь и еще сколько нужно». Извещение о том, что все в безопасности в голову все не приходило. Сам Наталь спрашивать не решался, боясь потерять концентрацию. Давление на черепушку все росло. Может это был вес потолка, может эффект от нервов и скрежетания зубами. Понемногу маг начал пятится к выходу, делая маленькие шаги назад. Наталь не очень хотел оказаться под падающим потолком, даже при учете его магии, которая как чувствовал эльф поиздержалась от всех этих манипуляций. Спустя целую прорву шажков полукровка почувствовал, что находится на нужном расстоянии для удержания потолка и в достаточной безопасности от него.
Наталя потянулся к своему продолжению, пускай и превосходящему по разуму, но единого с ним душой. То, что Нат почувствовал тепло искры со стороны Эйнеке его успокоило.
«Вышли? Я бросаю!» - коротко передал вымотанный полукровка. Подождав еще немного, он отпустил потолок и прыгнул в сторону выхода из пещеры. Вылетел из пещеры Нат в тот момент, когда раздался грохот от падающего потолка. Отделался полуэльф ушибами и порезами, и синяком на второй половине задницы. Поднимаясь и отряхиваясь, маг поковылял к двум фигурам, неподалеку. Одна из фигур кашляла, Нат полез за флягой с водой.
- Цел, братец? Выпей – поможет, - Нат говорил короткими фразами, потому что голова раскалывалась после длительного
применения магии.

Отредактировано Наталь (11-02-2016 20:30:03)

+1

73

Гволкхмэй услышала, как свистнула спускаемая тетива, а затем почувствовала, как ее схватили и потащили прочь. Она не знала, кто это, но почему-то была твёрдо уверена, что опасность миновала. Что ее именно спасают, а не волокут на казнь.
-"Никогда, больше никогда не стану охотиться на таких тварей! И гори оно синим пламенем! Обычное наемничество лучше. В сто, нет, в тысячу раз. Не знаю, как только эти полуэльфы выживают в этом хаосе,"-подумала Волэй.-"Поселиться в этих краях все же хорошая идея, но, чёрт побери, уж лучше иметь здесь домик и приезжать на несколько недель, а после вновь уезжать, охраняя очередной караван, чем скакать по горам, в погоне за зомби или какой другой поганью!"-девушка даже захотела хорошенько выругаться в полный голос, но решила, что сейчас не самое подходящее время. К тому же, каменная крошка все ещё попадала к ней в лёгкие, вызывая весьма неприятный и сильный кашель.
Как только Волэй оттащили на безопасное расстояние, она первым делом сорвала с пояса бурдюк с вином и парой больших глотков осушила его до дна. Услышав знакомый голос Эйнеке, девушка не смогла сдержать улыбку. Почему-то ей было очень приятно, что именно он ее спас.
-Да, все хорошо,-тихо ответила полуэльфу Волэй, вглядываясь украдкой в его черты лица. Она и сама толком не понимала, зачем это делает, но при виде полуэльфа ей становилось как-то спокойнее. Да и к тому же, девушке приятно было смотреть на его лицо.
Спустя пару мгновений из пещеры выбежал Наталь, и потолок ее тут же обрушился, больше не поддерживаемый его магией. Мантикора осталась лежать где-то там, под грудой бесполезных камней.
-Интересно, какой после всего этого будет ее шкура?-медленно и как-то отстраненно проговорила Гволкхмэй, ни к кому, в общем-то, не обращаясь.-Эх, и конь там же лежит. Вечная память этому бравому скакуну!
После этих слов девушка попыталась встать, чтобы с гордостью произнести прощальную речь, но едва она поднялась, как рухнула на колени-слишком сильно ныли ноги. Это сильно огорчило Волэй-ведь прощальную речь ей уже не произнести, не на коленях же ее говорить! Но уныние пребывало в ее душе не долго: в конце концов, девушка поняла, что раз коня больше нет, то и ехать ей не на чем. А раз ехать ей не на чем, то придётся искать то, на чем можно добраться до ближайшего города.
-Наталь, Эйнеке, подайте мне белого оленя! Пусть несёт меня прямиком к драконам!-торжественно произнесла Гволкхмэй, после чего все же поднялась на ноги и шатаясь поплелась прочь от пещеры, предположительно куда-то к подножию скалы.

Отредактировано Гволкхмэй Северная (11-02-2016 22:34:39)

+1

74

Наталь показался из пещеры. Живой и даже относительно невредимый. Эйнеке улыбнулся самыми краешками губ. На душе окончательно воцарилось абсолютное умиротворение, совершенно неуместное в данной ситуации, но такое желанное. Опустошенность и полное отсутствие эмоций – так всегда бывало с полукровкой после насыщенного боя и применения магии. Гволкхмэй, кажется, тоже была в порядке. Во всяком случае, она действовала относительно раскованно и не жаловалась на боль, а значит дело обошлось без переломов и вывихов. Между тем братец предложил Эйнеке немного воды. Пить остроухий не стал, он лишь принял флягу и смочил себе губы, с неудовольствием отмечая, что каким-то чудом умудрился прокусить себе нижнюю. Теперь во рту стоял отчетливый металлический привкус крови.
- Отдохни, братик, - тихо и почти нежно прошептал Эйнеке, цепко оглядывая близнеца, - Я цел… Только устал… Очень устал… - полуэльф слегка прикрыл глаза. Он чувствовал, как весь дрожит от чрезмерного перенапряжения, но искренне надеялся, что никто этого не заметит. Чувствуя на себе взгляд не только Наталя, но и Гволкхмэй, маг не желал показывать свою очевидную слабость – это было бы слишком унизительно. В конце концов, это они выйграли битву с мантикорой – не он. Он лишь добил, взял свое, дождавшись подходящего момента. Как же оно уязвляло…
- Как отдохнешь, откопай зверюгу, - вкрадчивым шепотом, чуть прерываясь из-за сбившегося дыхания, начал наставлять близнеца Эйнеке, - Потом бери потрошильник и зубатую, - инстинктивно переходя на придуманный с братом язык, он приказал ему взять мешок с инструментами и пилу, - Шкура, жало, когти, клыки и кровь. Крови хотя бы три пузырька собери. Надеюсь, там хоть чего еще осталось… Когда возьмешься за жало, надень рукавицы. Аккуратней там. Не попади под завал… Ты мне еще будешь полезен.
Это «ты мне будешь полезен» можно было смело трактовать как проявление братской любви. Впрочем, Наталь это бы понял. Закончив с братом, Эйнеке снова заставил себя переключиться на Гволкхмэй, за которой он все это время пристально наблюдал краешком глаза. Зверски хотелось спать. Полуэльф был уже готов свернуться калачиком и заснуть прямо там же, где и сидел, но вместо этого он поднялся на ноги. Опять закружилась голова и ему пришлось привалиться плечом к каменной стене, чтобы хоть немного свыкнуться с нынешним положением собственного тела. Между тем от холода и равнодушия не осталось ровным счетом ничего. В груди вместе с болью начинал закручиваться тугой спиралью и гнев. Возможно, он «старый» и сварливый полуэльф, но девица вела себя слишком беспечно для той, кого чуть не схрумкала на завтрак мантикора. Нет, безучастно смотреть на это он не мог!
- А ну стой, дурная! – раздраженно прошипел Эйнеке, с определенным трудом нагоняя Гволкхмэй. Вроде бы только-только восстановившееся дыхание, сбилось вновь. Из глотки снова рвалось довольно заметное похрипывание, - Имей совесть! Я не могу за тобой гоняться! – а вот в этой реплике послышался явный укор. Полуэльф между тем, пользуясь своим сухощавым сложением, проскользнул сбоку от девушки и уже в следующий миг вытянулся прямиком перед ней, заграждая собой дальнейший путь, - Какой тебе белый олень! Твои мозги могло размазать по всем окрестным камушкам! Голова кружится? Тебя не подташнивает? У тебя возможно сотрясение.
«А почему возможно? Если дело дошло до белых оленей, то точно сотрясение!» - между тем ехидненько заметил внутренний голос.
- Сядь, - приказал Эйнеке, указывая ладонью на ближайший валун, - Дай мне промыть твои ссадины и наложить на них мазь.
Про свои царапины и необходимость привести их в порядок полукровка предпочел временно позабыть.

0

75

- Я цел… Только устал… Очень устал…
Наталь понимающе кивнул. Все, что его интересовало он услышал. Охота закончилась успешно, хотя и пошла не совсем по плану. Если быть точным закончилась самая активная её часть. Впереди было еще много чего интересного. Бросив свой щит, полукровка уселся на нем, мечтательно думая о том чем займется.
- Как отдохнешь, откопай зверюгу. Потом бери потрошильник и зубатую. Шкура, жало, когти, клыки и кровь. Крови хотя бы три пузырька собери. Надеюсь, там хоть чего еще осталось… Когда возьмешься за жало, надень рукавицы. Аккуратней там. Не попади под завал… Ты мне еще будешь полезен, – брат вкратце напомнил о том, что предстоит. Улыбка Ната стало только шире. Он как и любой охотник любил работать с мясом, особенно с мясом огромных зверюг. Заниматься свежеванием чудищ было гораздо приятней, чем разделыванием нищенской свиньи или кролика, да и платили за их части куда больше.
- Наталь, Эйнеке, подайте мне белого оленя! Пусть несёт меня прямиком к драконам! - от приятных мыслей Наталя отвлекла их буйная всадница, которая, несмотря на свое состояние, умудрилась встать и куда-то потащиться. Первым желанием Наталя было взять арбалета, но Эйнеке попытался угомонить пострадавшую менее радикальным способом.
"И чего он с ней цацкается так, да и рисковал на кой? Может вправду не зря встретились? Или просто выгоду нашел? Такк шкуру мы и сами сбыть сможем если уж так нужно будет!" - мозг машинально прокручивал все возможные варианты, затем Наталь решил не морочить себе голову и спросить на прямую у брата, воспользовавшись их с ним духовной связью:
"Тебе она ради выгоды или для чего поинтересней нужна?"
То, что пользование телепатической связью с братом не вызвало приступа головной боли, Наталя порадовало. Скоро снова можно будет колдовать - не лопатой же тушу откапывать!
Дожидаясь ответа, Наталь стал готовить инструменты. Сначала полукровка сменил латные рукавицы на плотные кожаные - защиты меньше, но и движения не сковывают. Затем раскрыв сверток с инструментами, Нат стал сравнивать их, подыскивая подходящий. С потрошильниками все было просто: из четырех здоровенных тесаков Нат выбрал самый большой. Тот, что со слегка изогнутым лезвием. С зубатой было посложнее, если шкуродерники упаковывались по принципу самые большие что были в инструментарии Ната, на зубатки времени не было, и полукровка взял с собой все чем можно вырывать и крошить. Вывалив содержимое мешка на землю, Нат принялся ворошить многочисленные щипцы, пинцеты, молотки и прочие приспособления для препарирования. Спустя несколько минут были выбраны двое щипцов самого большого размера, один молоток и долото. Прикрепив выбранное снаряжение к ремню и прихватив арбалет, Наталь направился в пещеру, где его ждала остывающая туша мантикоры. Ответ брата не получится прослушать, так что без разницы где он его получит, если получит вообще.
Оказавшись у заваленной туши, полукровка снял с плеча арбалет и всадил еще одну стрелу в горло рядом со стрелой Эйнеке. Затем Наталь перезарядил арбалет и всадил следующую, затем повторил это действие еще раз. Первым правилом охоты было всегда проверяй действительно ли сдохла тварь. Ну и Наталю просто было нужно выместить злость на трупе. Чтобы никто не заметил его маленькой пакости, он спустит шкуру так чтобы кусок с дырками от арбалета, остался на трупе.
Затем Наталь начал разгребать завал. Магия ему подчинилась. Однако полукровка все равно действовал аккуратно, не хватаясь сразу за самый большой булыжник, а снимая сверху те, что помельче и идя книзу. Не хватало еще магу завалить самого себя, выкапывая труп.

0

76

Гволкхмэй была явно не обрадована тем, что Эйнеке вздумал ей мешать.
-Олень, между прочим, был бы очень полезен сейчас,-буркнула она и села, прислонившись спиной к скале. Ещё чего! Олень был делом первой важности, как только маг этого не понимает!
-И вообще, ну, не прибило же меня камнями, так что волноваться-то?-прибавила Волэй. Но вставать больше не собиралась. Голова слегка побаливала, и впрямь, но разве ж это так важно?
-Нет, не кружится. И кстати, я ж и вправду чуть не умерла,-а вот и внезапное осознание того, что случилось.-Мне срочно надо выпить. Вино, где моё вино...чёрт, оно же осталось с конем! В пещере! Все мои бурдюки...вино, мое вино...-и ещё одно осознание поразило Волэй, причём, даже сильнее первого. Девушка в отчаянии закрыла руками лицо. Это ж надо было! Угробить вино! Пусть и не самое вкусное, но зато такое знакомое, купленое на собственные деньги, бережно хранящееся на чёрный случай уже два месяца. А теперь его нет! Эта мысль полностью поглотила Гволкхмэй, которая уже была готова устроить похороны двум своим драгоценным бурдюкам.
-"Чертов конь! Да чтоб я ещё раз села на коня, нет, на коня мне сесть придётся, но чтобы я когда-нибудь завела собственного! Да ни за что на свете! Эти животные все только портят. Всегда. Везде."-злобно подумала девушка.
Со стороны пещеры послышался грохот-это Наталь стал разгребать завалы. Волэй устало посмотрела в его сторону. Пусть только попробует что-нибудь сделать со шкурой, сам с торговцем объясняться потом будет! И все же, свежевать мантикор полуэльфу было явно не впервой, так что за шкуру не стоило беспокоиться. Во всяком случае, девушке очень хотелось в это верить.

+1

77

Остановить вздорную девицу все же удалось. Это не могло не радовать. В отличии от ее возмущений. Ни них Эйнеке отреагировал крайне скупо, то есть вообще никак. Он просто заставил себя состряпать абсолютно равнодушную физиономию и дождаться, когда Гволкхмэй наконец присядет. Впрочем, злость и раздражение продолжали клокотать в душе, лишая полукровку остатков сил. В конце концов, он в кои-то веки проявляет заботу о других (почти бескорыстную заботу!), а жертва такого внимания смеет еще и возмущаться! Нет, больше никогда в жизни Эйнеке не будет так озадачиваться чужим здоровьем - все равно дело неблагодарное.
"Пф, как будто впервой... - между тем отозвался внутренний голос, упиваясь происходящим. Раздражение и разочарование стали медленно перетекать в некое другое чувство. От него хотелось смеяться во всю силу своих тщедушных легких. Истерично смеяться. Свою лепту в это состояние внес и пустоголовый братец со своими идиотскими вопросами. Возникло острое желание кинуть ему в голову сапогом, а еще лучше сгустком магического огня в спину. Пришлось сдержаться. В конце концов, еще одна попытка прибегнуть к магии, и сам Эйнеке повалится в обморок от переутомления. Отвечать близнецу категорически не хотелось, да и ответа остроухий как-то не находил. Он сам себя спрашивал о мотивации своего поступка, однако результаты не утешали ни разу. Нет, дело было не только в выгоде. Скорее это был спонтанный порыв, не более, а возможность в итоге урвать что-то для себя лично прорисовалась уже немногим позже. Теперь в груди теплилась и злость на самого себя. Пришлось приложить определенные усилия, чтобы скрыть ее от Наталя.
"Только деньги, мой недалекий брат. Только деньги. Мне недосуг носится по Леммину со шкурой мантикоры, когда как уже есть на нее покупатель," - ответил близнецу Эйнеке, стараясь сделать свою ложь максимально убедительной (однако попробуйте такое провернуть при мысленном контакте!), а потом добавил еще более очевидную брехню, - "Это был оправданный риск."
Нет, свою шкуру Эйнеке ценил слишком высоко, чтобы рисковать ей лишь ради тридцати процентов от условно хорошей оплаты. Наталь, наверное об этом знал, но младшенький искренне надеялся, что брат отстанет от него с расспросами и возьмется за дело. За дело он таки взялся, а Эйнеке, тяжело вздохнув, стал шарить по карманам в поисках очередной чистой тряпицы. Привычка носить запасной платок (вообще привычка брать с собой все про запас) сыграла на руку. Смочив ткань водой из фляги, полуэльф осторожно приблизился к Гволкхмэй, затем поджал губы и принялся невозмутимо промывать царапины на ее лице, тщательно избегая прямых прикосновений с чужой кожей.
- Никакого вина, - прошипел он девушке, - В ближайшие несколько дней точно. Тебе вообще полагается лежать и не утруждать себя лишними движениями, - смыв кровь и грязь с чужого лица, Эйнеке отступил на шаг. Тонкие изящные пальцы проворно скользнули в поясную сумку и извлекли оттуда очередной пузырек с темной жидкостью, - Пить будешь это, - полукровка протянул Гволкхмэй пузырек, - Это лекарство. Немного облегчит боль и тошноту, если такова возникнет.
Теперь полуэльф принялся искать в своих мешочках и сумках мазь, чтобы как следует обработать чужие раны.
- Подержи, - потребовал он, протянув девушке второе лекарство, от которого тянуло густым запахом трав.

Отредактировано Эйнеке (12-02-2016 18:07:21)

0

78

Расчистка завала не заняла много времени. Обошлось даже без дерганья больших кусков потолка. И вот перед Наталем лежала туша убитой ими мантикоры. Расчищенное пространство походило на большую кухню, а точнее на мясницкий стол, на котором предстоит работать полукровке. Начал Наталь с хвоста, а точнее с жала. Единственная конечность, которая таила в себе опасность даже после смерти зверюги. По-удобней перехватив далеко немаленький хвсотишко, полуэльф подцепил жало клещам и развернул. Первый раз жало повернулось с натягом, но чавканье и хруст Нат все же услышал, затем еще несколько поворотов и жало заняло свою склянку.
Вернувшись к морде, Нат приоткрыл пасть большой кошки. Несмотря на смрад, что встретил мага, ряды зубов были относительно целыми, про остроту можно было даже не беспокоиться.
- Забавно, эти зубки чуть нас не сожрали, а теперь я вырву вас один за другим, - тихонько болтал сам с собой Наталь. Раз уж никто не слышит почему бы и не поговорить с трупом? Потом теми же кусачками, что извлекли жало, Нат начал драть зубы, стараясь брать ближе к десне, чтобы не повредить сами клыки.
-Хотя какая разница, Эйнеке все равно пустит их на свои зелья, - продолжал бубнить Нат себе под нос.
"А ты бы их на бусы пустил? Или на полочке складировал?" - сам себе, но уже в мыслях отвечал полукровка, обыгрывая таким образом спор логики и своего внутреннего хомяка.
На последних клыках Нат не выдержал и два зуба все-таки сломались. А что еще могло быть, когда более двух десятков раз рука повторяет одно и тоже движение?
С подушечками лап и когтями работать было приятней чем с пастью - они не воняли, хотя камнепад и переломал чудесные кошачьи лапы и из-под шкуры торчали обломки кости. Когти у несчастной зверушки были прекрасными, настоящие бритвы.
- Вернусь попрошу у Эйнеке один. На нож, – с этой мыслью маг вырвал первые пять.
- Или сказать что сломал и спрятать? Да не, спрошу, - под этими размышлениями вслух кошатина лишилась второй пятерки когтей, затем та же участь постигла задние лапы.
С кровью все было не так легко. Надрезы Нат сделал около дырок от болтов. Из них накапало всего на полтора сосуда. Растроенный такой скупостью, Наталь взял шкуродерку и вскрыл горло кошки полностью. Поток был знатный. Полукровка изгадил все перчатки и склянки, но набрал всего два с половиной. Извлечь глаза было нечем, по этому Наталь выколол их, чтобы после его ухода тут нечем было поживиться случайным прохожим.
Затем наступила самая приятная часть - шкура. Два острых тесака плавно скользили. Один делал надрез, другой чуть поменьше забирался под шкуру. Неглубоко, чтобы не порвать и без того побитую часть добычи. Каждый раз когда основной разрез отходил достаточно далеко, Наталь оставлял первый тесак на месте и проходился подшкурником. Когда надрез был завершён, Наталь принялся спускать шкуру, тяня на себя и скатывая ее. В некоторых местах он использовал шкуродер. Там, где плоть не отделилась от шкуры.
Когда шкура была свернута, а кошатина осталась полностью голой прошла туча времени. Тучу все время портили сломанные кости и куски камня, что рвали шкуру и мешались Нату, но все было спасено когда обнаружилось что у твари сломан хребет. Сломан был хорошо и у Наталя получилась выдрать три позвонка, державшихся меж собой. Вдруг выйдет отличная рукоять а то и гарда если правильно обработать?
Забрав все, чем так любезно поделилась мантикора Наталь пошел к лошадям.
- Смотрите, что я принес! - крикнул своим спутникам перемазанный в крови полукровка.
- Брат можешь отдать мне пару когтей на нож, а? Материал для рукоятки я уже нашел, - закончив раскладывать трофеи, Нат задал вопрос что недавно обсуждал со своим сознанием.

0

79

Тело и небольшие раны все ещё ныли, но становилось уже легче. Гволкхмэй была благодарна Эйнеке за такую заботу, ведь сама она вряд ли стала бы промывать своё изрезанное лицо. Когда полуэльф дал ей склянку, девушка ничего не сказала, понимая, что все же с ее стороны было очень неблагодарным такое поведение. Когда же маг протянул ей ещё одну, скверно пахнущую травами склянку, Волэй поморщилась-лишь бы ей не пришлось это пить. Травы бывают разные, и далеко не все из них столь приятны на вкус, сколь красивы на вид.
-Спасибо,-тихо и даже как-то виновато сказала девушка. Она хотела было сказать что-то ещё, но тут из пещеры появился Наталь, счастливый до невозможности. По-правде говоря, Гволкхмэй была даже рада его появлению. Не то, чтобы она так не хотела говорить что-либо Эйнеке или быть рядом с ним, но последнее время какое-то странное чувство засело в груди девушки, коего она не испытывала ранее. Волэй не знала, что это, но рядом с магом это чувство только усиливалось. Оно не было тревожным или ужасающим, оно просто было другим, неизвестным девушке.
-А ну давай сюда шкуру, я хоть на неё посмотрю,-обратилась, улыбаясь, к Наталю Волэй.-И вытрись чем-нибудь, а то такое ощущение, что это не ты освежевал мантикору, а она тебя. Хотя, знаешь, кровь тебе к лицу,-девушка усмехнулась и уселась поудобнее. Ломоты в конечностях уже почти не ощущалось. Оно и к лучшему. Пожалуй, об этом приключении Гволкхмэй будет помнить всю жизнь. И больше не будет его повторять.
-"Во всяком случае, в следующий раз мне следует обойтись без самопожертвования, у меня ведь не девять жизней, как у кошки,"-промелькнула забавная-для самой Волэй-мысль. Да, а ведь было бы неплохо иметь девять жизней. Пожить подольше, побольше повидать. Жизнь слишком яркая и короткая, чтобы успеть ей насладиться, и в то же время, слишком длинная, чтобы вообще ничего не делать. К тому же, разве это приятно, не делать ничего? Одни закаты и рассветы чего стоят, а ведь это лишь малая толика того, что есть в этом мире. Совсем малая. Есть ведь ещё горы, их заснеженные вершины и пики, есть моря и океаны, есть удивительные леса и пустоши, есть причудливые животные и магические создания, есть магия сама по себе, есть небо, вечно молодое и прекрасное, есть звезды, столь далёкие и юные, есть солнце с луной, вечные соперники, слишком добрые друг к другу... А ещё есть люди. Есть эльфы и гномы. Есть демоны, тифлинги, вивенди и много кто ещё. А ведь каждый из них, даже самый отпетый злодей или пьяница, по-своему прекрасен. И это поражало, это изменяло саму суть бытия. Столько много возможностей, столько много существ, среди которых обязательно найдётся кто-то, кто будет рад хоть немного разделить свои странствия вместе с Волэй. Девушка вздохнула. Ей очень хотелось верить, что так оно и есть.

0

80

Сопротивления оказывать не пытались и даже послушно исполняли указания. Это радовало. Определенно. В конце концов, Эйнеке не самый терпеливый и добрый доктор, готовый до посинения нянькаться с пациентами. Политика в таких вопросах у него была проста: предложил помощь, если приняли, то помог, если нет... ну и пошли лесом, мазьки целее будут. Впрочем, стоило Эйнеке кого-то послать куда подальше для виду, как сразу он сам молча шел следом и делал свое дело, уже не спрашивая дозволения. В наглую и напрямую. Если только хватало сил, конечно. Была у полукровки в этом отношении некая загадочная для него самого слабость. Не всегда у него получалось пройти мимо раненого. Особенно когда в голове отчетливо звучала мысль о том, что он действительно в силах оказать первую помощь. Наверное,  это все последствие трудного детства. Слабый склонен проявлять милосердие к слабому, хотя порой и в довольно своеобразной форме.
"Угу, оно делает слабого сильным... В какие же философские дебри ты забрался, дружище!" - сам себя поддразнил Эйнеке, затем мимолетным движением убрал со лба Гволкхмэй прядь волос и принялся покрывать ссадины на коже девушки тонкой прослойкой лечебной мази, которая должна была предотвратить возможное заражение и немного ускорить процесс заживления. В попытках свести необходимые прикосновения до минимума полуэльф заметил за собой, что прикосновения эти ему-таки нравятся. Пришлось мысленно одернуть себя и, сжав зубы, продолжить начатое. Отчасти потому-то Эйнеке и проигнорировал тихую благодарность. Впрочем, давало знать и собственное пренебрежение общественными нормами этикета. Тому кто сам редко говорит "спасибо" на чужое тоже как-то фиолетово.
- Будет щипать, - напущено равнодушным тоном бросил Эйнеке, - Не пытайся ее смазать и уж тем более лизать. Немного пощиплет и пройдет.
Между тем Наталь закончил со своей частью работы. Эйни встретил близнеца усталым, но вполне благосклонным взглядом. Послушание брата тоже приносило ему определенно удовольствие. Вообще, приятно ощущать себя у штурвала, так сказать, конролировать ситуацию. Стоило только об этом подумать, как Гволкхмэй бросила Нату:
- ...И вытрись чем-нибудь, а то такое ощущение, что это не ты освежевал мантикору, а она тебя. Хотя, знаешь, кровь тебе к лицу.
Эйнеке аж резанула по ушам эта реплика. На щеках проступили желваки. Нахмурившись, полукровка одним ловким движением выцепил из чужих пальцев склянку с мазью и поспешил ретироваться.
- Я закончил, - бросил он девушке, затем метнул откровенно злой взгляд на брата и скривил губы в не менее злобном и презрительном оскале, - Можешь взять себе парочку когтей, но смени рубаху и умойся.
На языке вертелось еще нечто вроде "меня от одного твоего вида тошнит", однако Эйнеке прикусил губу. Прихватив свой арбалет и вернув склянки на положенное им место, полукровка пошел к лошадям.
- Ты едешь на моем, - ледяным тоном молвил остроухий, проходя мимо Гволкхмэй, а затем принялся взбираться в седло на жеребце брата. Проклятая усталость брала свое. Эйнеке едва не промахнулся ногой мимо стремени, но просить у Наталя подсадить его на спину скакуну маг не стал. Про Наталя сейчас просто хотелось позабыть. Кое-как вскарабкавшись в седло, Эйнеке ссутулился и прикрыл глаза. К поводьям его руки так и не прикоснулись, ясно давая понять, что конем править будет Наталь.
"Пускай делают что хотят. Мне наплевать," - полукровка и заметить не успел как стал проваливаться в дремоту. Не заметил он и когда конь под ним двинулся в обратный путь, в Леммин.

-> Лемминская роща

0

81

- А ну давай сюда шкуру, я хоть на неё посмотрю.
Наталь с улыбкой протянул еще влажный сверток Гволкхмэй. Полукровка был рад что с их неожиданно обретенной спутницей все в порядке. В конце концов, потерять кого-то из своего отряда было бы не весело, даже если эту часть отряда ты знаешь меньше суток.
- И вытрись чем-нибудь, а то такое ощущение, что это не ты освежевал мантикору, а она тебя. Хотя, знаешь, кровь тебе к лицу.
- Спасибо, на вкус она тоже вполне ничего и запах у неё приятный, когда сразу много выпускаешь, - Наталь не мог удержаться чтобы не поделиться радостными впечатлениями от недавно завершенной работы.
- Можешь взять себе парочку когтей, но смени рубаху и умойся.
Сколько всего неожиданного сразу в одной фразе! В голове радость что дали материалы для новой игрушки, но не умопомрачительный восторг, чтобы не заметить, как изменилось выражение на лице брата.
Да ладно, что серьезно? Я снова что-то сделал не так?- в голове было еще много вопросов, но Наталь слишком хорошо знал своего брата чтобы не воспроизводить их в слух. Если уж Эйнеке что-то вдолбил себе в голову это оттуда каленым железом не выжмешь, а уж тем более не добьёшься никаких вразумительных объяснений.
- Ты едешь на моем, - правда, на этот раз подсказка проскользнула в интонации, с которой Эйнеке произнес эту фразу.
Из-за нее? - ситуация становилась все веселее и веселее.
С этой мыслью Наталь добрался до сумки с инструментами, скинул в нее то, что использовал, стянул налипшие на кисти рук перчатки и начал оттирать кровь с лица и локтей. В голове играли все те же радостные мысли об игрушке, что он сделает из позвоночника и когтей. Кстати о когтях, с ними полу чумазый маг провел больше всего времени, выбирая самые подходящие. Раз уж ему разрешили взять пару, то нужно выбрать самые лучшие, тем более что Эйнеке без разницы какие пускать на порошки и отвары. Спустя какое-то время Нат выбрал те, что сорвал с передних лап один с левой, другой с правой. Этими двумя и сейчас без труда можно было резать толстую кожу, а при правильной обработке из них получится отличный нож.
Когда отмытый Наталь вернулся, Эйнеке уже сидел на его лошади. Только вот сидел это было слишком громко сказано, скорее дремал в весьма странной позе. Полукровку уколола совесть за то, что он так долго пропускал слюни на новую игрушку, ведь теперь была немалая вероятность того, что брат свалится с лошади. Мысленно отчитав себя, Наталь забрался в седло, взял поводья, слегка придерживая брата, чтобы тот не выпал, и чтобы ненароком не разбудить его, и направился к следующему пункту их маленького путешествия.
В голове вертелись забавные мысли об Эйнеке и Гволкхмэй. Мысли эти были связанны и с надеждами что брат наконец-то проявит интерес к слабому полу. Хотя их спутницу было сложно назвать слабой... Не каждый день видишь, как люди выживают под обвалом и без всякой магии, да и о том, кто собственно и устроил этот обвал тоже не стоило забывать. Хотя выходки с белым оленем откровенно напрягали Ната, но Эйнеке нечего не сказал на счет этого, а значит с головой у их ночной гостьи все в порядке. Задумавшийся полукровка не заметил, как начал насвистывать простенькую мелодию из их с братом детства. Слов он уже давно не помнил, но мотив мог воспроизвести в точности. Кажется, это была какая-то колыбельная...
-> Лемминская роща.

Отредактировано Наталь (13-02-2016 16:13:31)

0

82

Гволкхмэй осмотрела шкуру, слегка потрепанную и не самую красивую, но все же годную для плаща. К тому же, не ей ведь этот плащ носить. Она свою часть сделки выполнила, а уж какой получится из этой шкуры плащ-не ее забота. Но не успела Волэй насладиться мыслью, что очень скоро получит свои денежки, как Эйнеке резко отскочил от неё и пошёл прочь. Девушка непонимающе посмотрела в его сторону. Конечно, причина была в ее словах. Но что она такого сказала? Неужто полуэльф думает, что ее слова по поводу крови на Натале были признанием в любви? Да если б каждые ее подобные фразы были комплиментами, то половина людей Альмарена были бы ее мужьями. Или женами.
-"Тоже мне, нашёл на что обижаться,"-подумала Волэй, все же слегка раздосадованная поведением мага. Но, в конце концов, ей не за что было извиняться и не о чем сожалеть, так что...лучшим выходом было просто забыть об этой выходке. Впереди ещё долгий путь назад, получение платы за проделанную работу и дележ денег с братьями.
Гволкхмэй подошла к коню Эйнеке и убрала шкуру в одну из седельных сумок. Быстро проверив подпругу, девушка запрыгнула в седло и направила коня следом за Наталем и Эйнеке. Из-за облаков показался небольшой птичий силуэт-это был Регнфос. Волэй свистнула два раза и ястреб стрелой бросился вниз, затем резко расправил крылья и плавно сел на плечо хозяйке. Девушка погладила его, проверив оперение и лапы, а затем подослала коня и погрузилась в невеселые мысли о прошлом, будущем и настоящем.
-------> Лемминская роща.

Отредактировано Гволкхмэй Северная (13-02-2016 16:41:09)

0

83

Тэл мило посапывала на дереве. Ей снился чудный сон, как она идёт в обворожительных обновках по какому-то городу, а все оборачиваются смотрят, парни провожают жадным взглядами, девушки в завистливых слезах убегают.
Но вот, на вздёрнутый носик девушки упал маленький зелёный листик, поморщившись, волчица смахнула зелёного наглеца и перевернулась, но, увы, на дереве это делать категорически нельзя. Рухнув на твёрдую землю, лицом в них, Тэлэрин недовольно зашипела от боли, но тут же вспомнив про задание, она вскочила на ноги, испуганно вытаращив сонные глаза. Группы нигде не было, да кроме того, они убили Мантикору.
- О ВЕЛИКИЕ КРОЛИКИ! - вовсю закричала Тэл, смотря в небо и разведя руки в стороны. - Что делать? Что делать? Я их не найду!
"Ты можешь просто превратится в волка, и с помощью чутья, ты из запросто найдёшь."
- Ни за что! Ты же знаешь, я не перевоплощаюсь.
" Ты хочешь лишится награды? Даже если ты и убьёшь её, ты выполнишь свою часть сделки, тебе нечего боятся, здесь нет тех кто тебе дорог, у тебя вообще нет таких людей, можешь смело бегать хоть весь день в волчьем обличьи."
- Ну не знаю, - протянула девушка. В её мозгу яростно сражались страх перевоплощения и страх не получить награду.
Бедное сердечко трепыхалась словно пойманая птица, Тэлэрин не знала, как ей поступить, оба варианта пугали девушку.
- Эх! Была не была!
Белокурая быстро сняла с себя одежду, ведь другой у неё нет и будет плохо если она будет ходить голой, не то чтобы она стеснялась, но проблем не оберёшься. Сложив в походную сумку тоненькое платьице, Тэлэрин закрыла глаза, сжала кулаки, сконцентрировалась, как тут же началось превращение. Слегка болезненная штука, ведь твои кости полностью ломаются и перестраиваются.
Теперь вместо миловидной девушки, стоял волк, точнее волчица с холодным огнём в голубых глазах. Пока нет особых раздражителей, Тэл могла управлять собой. Взяв в зубы рукоять молота и походный рюкзак, волчица принялась обнюхивать местность, как тут же напала на след. Не став терять время, белый волк помчался за дичью.
→Лемминская роща.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Пещеры