http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Её величество двоедушие.


Её величество двоедушие.

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://s9.uploads.ru/t/0mpJk.jpg


Участники: Алу Скетч,Малрик Ван Кроули.

Время: Летняя пора 10605 г.

Место: Просторные земли Греса.


Сюжет: Яркое солнце озаряет день роскошного празднования. Блеск зеркальных лат, лязг клинков и восторженные крики толпы - всего лишь первые поверхностные атрибуты мероприятия под громким названием рыцарский турнир. Здесь льётся свежая кровь храбрых воинов и горькие слёзы преданных им дам, заключаются союзы между врагами, и разгораются войны средь закадычных друзей. Недоброжелатели, находясь как всегда в тени, плетут козни, будто пауки, расставляя цепкие сети. Как правило, эти коварные хищники не зарятся на мелкую мошкару, и уповают на крупную добычу. Каждый находящийся под развевающимися на ветру разноцветными баннерами с изображением гербов, стремится урвать свой кусок пирога. Правда, порой ради мгновений славы стоит отдать дорогую цену. И беда тому, кто будучи прозревшим разглядит в пышных пирах злой, лукавый укор. К несчастью, именно им и пропитан турнир. Не о каких ложках дёгти в бочках мёда речь не идёт, ибо знай, выходящий на ристалище - тебя ждёт один лишь дёготь.

+1

2

Зеркало отражает девушку. Она красива. Гордо поднятый острый подбородок, ярко подведенные черным самоцветы глаз, волосы изящно заколоты дорогим гребнем,оголяя длинную стройную шею. Её плечи были идеально ровны, платье темно-синего цвета, в пол, по фигуре, простое и без лишних вырезов. Этой особе не нужно было быть вызывающей. Она воплощала достоинство. Она была прекрасна. На плечах красуется простенькая вышивка в виде лепестков, а спину прикрывает тончайший летящий шелк в тон. Эта девушка имеет вкус, она явно аристократка.
Стук в дверь, девушка в отражении вздрагивает и её тонкая загорелая рука тянется к поясу, тут же замирая - кинжалов нет. Придется забыть о привычке всегда быть в безопасности. В дверь входит молодой мужчина, он одет хорошо, но не броско, в тон наряда девушки, так одеваются лакеи.
-Фалька? Вау… тебя не узнать. Ты готова?
Я вновь поворачиваюсь к зеркалу, в попытке узнать себя в отражении. Безуспешно. Женщина напротив лишь раздражает меня, но выбора нет.
- Готова. - Согласилась я. Мне было немного обидно,чисто по-женски, обычно Пол не смотрел на меня с таким восхищение. Странное чувство, если учесть,что я сейчас отвратительна себе.
- Ты безоружна? - Поинтересовался Пол, отворяя перед о мной дверь и подбирая подол, когда я вышла.
- Нет. Мои клыки всегда при мне. И “крест” у сердца.
Очередной кинжал, сделанный под заказ. Небольшая рукоять, которой клинок цеплялся между грудей, тонкое, не слишком длинное лезвие, этот кинжал чисто женский. Им убивают любовников, оставшись наедине. А я просто спокойнее чувствовала себя при оружии.

Странный заказ. Внедриться в компанию знати во время рыцарского турнира. Никаких деталей, инструкции на месте… не люблю такое.
Мой разум подкидывал множество возможных сложностей, ведь не зная к чему готовиться - всё не предусмотришь. И даже зная к чему готовиться - не предусмотришь. Но имея информацию шансов больше.
Однако это всё равно была забавная игра. Претвориться благородной цацой, подарить внимание паре-тройке рыцарей, послушать придворные сплетни. Иногда это не худшее разнообразие.
Мы входим на площадь, наниматель увидел меня с трибун, он замер, судя по-всему он доволен моим видом.
Это он ещё не видел счет за мои услуги и это платье.
Он подходит, протягивая мне локоть, я послушно принимаю условия, беря того под руку и следуя с ним к толпе напыщенных индюков, которым должна буду улыбаться.
- Господа, позвольте представить, Леди Рина Катаржи, из Милиагроса.

Полуправда. Старое имя, фамилия мужа, даже город - правда. Но правда двухвековой давности. Непривычное сочетание, оно раздражало, но я легко улыбнулась, отпуская своего нанимателя.
-Счастлива с вами познакомиться, господа. Полагаю, нам предстоят увлекательные сражения.
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

+

http://s8.uploads.ru/dguoG.jpg

+1

3

Таким людям, как Август, никогда не был известен душевный покой. Владея статусом и острым разумом, он всегда предпринимал попытки возвысить себя над другими. Господин одевал лучшие одежды, пил самое дорогое вино и был уверен, что всегда заслуживал лучшего. По его мнению, судьба никогда не была к нему благосклонна, что со стороны покажется наглой клеветой. Чего ещё может желать человек, имеющий всё? Денег? У него их было предостаточно. Женщин? Самые роскошные дамы всегда были благосклонны к компании харизматичного кавалера. Власти? Как не странно, имея достойные полномочия, Август всегда чувствовал её нехватки. Как бы высоко он не взлетал, всегда находились те, кто стоял с ним в одно плечо, или того хуже, превосходил его. Такая обычная правда жизни казалась графу плевком в лицо. И с этим Август никогда не был готов мириться.

Такое пышное празднование как рыцарский турнир являлся для подобных людей чем-то большим, чем захватывающие зрелища, разноцветные флажки и доблестные ратники в блестящих доспехах. Для деловых людей украшенные площади и ломящиеся от угощений столы становились полем брани, в переносном смысле, конечно. Пока обычный, не обременённый властью люд наслаждается грандиозным зрелищем, голубая кровь решает вопросы государственной важности, и не всегда решения этих вопросов можно назвать гуманными.

Август лишь показывал вид господина высокой чести, что в его среде отнюдь не редкость. Цель оправдывает средство – его любимая фраза, олицетворяющая методы молодого человека буржуазии. Где не ложилось слово, там резал острый кинжал. И естественно, никто при таком положении в обществе не позволит себе лично марать руки в крови. Всегда найдётся подходящий инструмент, даже для самой тонкой работы.
Фалька и стала этим инструментом в искусных руках мастера нечистых дел. По крайней мере, раздутое до континентальных масштабов эго Августа твердила ему о том, что коим он и является. Загадочные, окутанные тенью своих деяний Ткачи казались для лорда ключом от всех дверей. Стоило только задобрить мастеров золотом, как они предлагали чуть-ли не звёзды с небес. Но в конкретном случае, только одна особа была способна воплотить его план в жизнь.

И вот она, стоит перед ним и вальяжно протягивает свою руку, будто бы красоваться перед напыщенными снобами было её любимым средством досуга. Рина была ослепительна, и завораживала присутствующих своим нарядом, грацией лебедя и утончёнными манерами. Только Август знал, что на самом деле эти дамские руки в вельветовых перчатках по локоть запятнаны в крови, точнее, он тешил себя этим фактом, что знает сокрытое. Но был на турнире ещё один человек, знающий истинное лицо дамы из Милиагроса, её настоящую сущность белого волка.
Граф Август представил свою спутницу, и проводил её прямо в смотровое ложе. Вместе, они сели рядом, в окружении знатных людей, предвкушающих зрелищ. Не стоит и объяснять, насколько узок круг голубой крови, и любое его изменение вызывало сплетни и разного рода разговоры. Неизвестная доселе загадочная дама, заворожившая господ и вызвавшая любопытные взоры дам, оказалась в эпицентре внимания. Да, если сейчас кто и смел говорить, то говорил именно о ней. Кто-то делал это прямо в лицо, не скупясь на лестные комплименты, а кто-то тихонько шушукался за спиной. Разгорающиеся беседы потушила выпивка, принесённая особым гостям лично в руки, в серебряных кубках с живописными узорами, наполненные до краёв вином. Один такой верный слуга протягивал даме на широком подносе, склонив свою голову в низком поклоне.

- Дама не пьёт, милейший. Ступай с миром – поспешил вмешаться Август. О нет, он совсем не боялся того, что его обвораживающая спутница захмелеет от кубка вина. Просто он скептически отнёсся к тому, что подобное прикосновение к серебру станет для оборотня хорошим началом рабочего дня.
- Ты отлично вжилась в роль, отдам тебе должное. Я вижу, тебе не терпится узнать, чем ты можешь быть полезна мне... – сидящий рядом сделал небольшую паузу, отпив напитка из блистающего на солнце кубка - Но это дело времени – скоро я всё расскажу, а пока наслаждайся зрелищами. И не спеши выбирать фаворита, если сделаешь это сразу, то народ сочтёт за дурной тон.

На какие-то мгновения Август отвлёкся на то, что происходило на просторной арене, увешенном знамёнами всех форм и размеров. Из широко распахнутых ворот широким парадным шагом ступали почётные открыватели турнирного дня. В своих руках они несли знамёна участников предстоящих игр. В центре сего шествия находился нарядный глашатай, громкой и задорной речью вещающий вступительные слова.
- Надеюсь, ты не боишься вида крови – с ехидной усмешкой обратился граф к даме – Сейчас мне нужно твоё острое обоняние. Сосредоточься, и скажи мне, что ты чувствуешь? Какие запахи витают в воздухе?

[NIC]Граф Август[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/rPQVD.jpg[/AVA]

+1

4

Обмен любезностей, череда комплиментов - иронично. Многих из господ я знала лично, но при знакомстве они утопали в моем декольте. Впрочем, это лишь доказывало, что я правильно расставляю акценты. Как Фальке, мне важно оставаться “одной из многих”. Обычно: одной из многих шлюх. Красивая, кажется. Они не помнят лицо. Помнят фигуру. Грудь. Бедра. Талию. Изгиб спины. Но более ничего.
- Рина Катаржи, значит? Приятно встретить вторую моего дома. - Вдруг, в череде скучных любезностей прозвучал знакомый голос. Я впервые сосредоточилась на собеседнице, тут же узнав её. По-прежнему невероятной красоты эльфийка, сдержанная и степенная. Она просто излучала благовоспитанность, как и века назад.
- Иоль. Рада видеть. - Спокойно ответила я заклятой сопернице. Чудное напоминание о прошлом. Слишком многое в последнее время требует возвращения ко мне прежней.
- Взаимно, Рин. - Спокойно ответила эльфийка, однако её глаза, как и мои впрочем, излучали противоположное. Раздражение, досада, сожаление, тоска… Удачный коктейль для женщин, что боролись за одного мужчину и обе потеряли его слишком рано.
- Стоило ожидать, что ты окажешься здесь. Торговые сделки? - Вежливо поинтересовалась я, впрочем понимая, что мы обе будем делать вид, что все хорошо. Наши дела никого не касались. И всё же нам снова было, что сказать друг другу. Полунамеками, между строк, скрывая истину за ширмой обязательных любезностей.
- Именно. Благополучие дома Каторжи превыше всего. - Сказала эльфийка.
И лишь я, единственная из присутствующих, слышала в этих словах:
“Это всё, что осталось после него”. И понимала, обозначая это кивком.
- Да. Ты права. - Ответила я, вкладывая:
“Я разрушила этот дом. Мне жаль.”.
Теперь кивала уже Иоль. Странный разговор. Впрочем, не первый такой для нас.
- А ты со спутником… Мило смотритесь. - Легкая улыбка, обязательный комплимент, полунамек. Недоверчивый, испытующий взгляд.
“Вы вместе? Неужели ты нашла ему замену?”
- О, это мой партнер, мы тут для обсуждения возможного сотрудничества.
“Это работа. Я бы не смогла заменить Эрика”.
- Вот как. Очень профессионально ограничиваться партнерством. Я сейчас, вероятно, подумаю о постоянном сотрудничестве.
В глазах девушке был стыд и печаль. Она улыбнулась, а затем едва уловимо кивнула на мужчину в стороне. Я кивнула. Она собиралась замуж. Два века спустя она, судя по всему, была готова пойти дальше. А может её вынуждал долг. Без мужчины возродить дом бы не вышло. Она и так тянула эту ношу одна.
- Это требует труда, Иоль. Но если получится, может, это принесет тебе не малые доходы?

“Мне жаль, но ты достойна счастья. Прошло много времени, слишком много, чтобы продолжать скорбеть”.
Я оглянулась. Наниматель ожидал, что я присоединюсь к нему, и я не намеревалась заставлять его ждать.
- Мне нужно идти. Надеюсь этот турнир пройдет для тебя удачно.
Развернувшись, я заняла свое место рядом с Герцогом, мягко ему улыбнувшись, а затем устремляя взгляд на разворачивающееся представление. Мне не нужно было гипнотизировать мужчину, чтобы слышать, что тот говорит.
- Я часто касаюсь серебра. Не стоило тревожиться. - Тихо произнесла я, когда слуга с кубком удалился. Конечно, наниматель не мог знать о моем своеобразном “развлечении” с серебряными предметами и стремился обезопасить себя и меня заодно от разоблачения, но я находила сей жест слегка излишним. Тем более, что сам он с удовольствием пригубил выпивку.
- О, я весьма избирательна. Выберу лучшего. - С толикой лукавства отозвалась я, не задавая лишних вопросов. Я здесь была не для того, чтобы надоедать окружающим всевозможными “почему”. Да и зрелище передо мной было забавное. Мужчины в латах, с оружием и флагами двигались так, словно чувствовали собственное превосходство. На мой вкус они были скучны. Мало какой рыцарь поистине умеет драться за жизнь. Они горазды лишь красоваться, хотя и это сомнительно. Разукрашенные, потные, побитые, огрубевшие - вот какие они без своих доспехов. На любителя компания. Впрочем, если вдруг какой дамочке нужен адюльтер - отличные варианты, даже одобряемые обществом.
- Ни вида, ни запаха, ни вкуса. - Легко и серьезно ответила я на ехидство Августа, а затем подалась чуть вперед, будто желая лучше видеть, на деле же принюхиваясь.
- Металл, пот, специи и еда, кто-то балуется приворотным зельем, я на вашем месте была бы осторожнее с едой и напитками, алкоголь, кровь, с одним из рыцарей я спала. Альфред - по запаху узнала, недалекий, точнее совсем безмозглый, но силен. Запах скота, кажется кто-то притащил козу на площадь, кислотный запах ржавчины - у кого-то проблемы с подковкой лошадей. Я чувствую очень много запахов, Вас интересует что-то конкретное?
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

+2

5

Август был приятно удивлён способностями своей спутницы. По его мнению, дама владела даром свыше, ведь столько различных возможностей открывает это необычное умение – остро чувствовать запахи на расстоянии! Конечно, некоторые назовут этот дар проклятием, и в какой-то степени они будут правы, но граф был настолько ослеплён открывшимися перед ним перспективами, что видел лишь призрачные шансы использования способностей Фальки себе в угоду.

- В данный момент нет – довольно кивнул он сидящей рядом девушке – Но совсем скоро, после торжественного посвящения юношей в рыцари, твой талант нам очень пригодится – мужчина намекал на праздничное застолье, устраиваемое организаторами турнира для гостей из знатных сословий. На удивление для новичков и приезжих из далёких стран, в которых подобные мероприятия кажутся экзотическими, рыцари в застолье не участвовали – для них банкетное время отведено на потом.

Из этого выходила первая причина, по которой Фалька отлично подходила для этого дела – личная безопасность Августа. Женщина уже успела проговориться об аккуратности в распитии напитков и употреблении пищи, и граф уповал на острое обоняние наёмницы под маской аристократки. Пусть яд и являлся оружием трусов, он угрожал большую опасность. И если сидя за трибунами ты мог отказаться от приёма пищи, то за праздничным столом подобное поведение вызовет негативную реакцию в адрес хозяев, а это не играло на руку человеку, пытающемуся преуспеть во всём и везде. Августа сложно назвать частым гостем на подобных праздниках, поэтому ему крайне важно создать впечатление приближённой к народу персоны. Ничего не бывает так обманчиво, как мнимое равенство.

А пока белый волк “прочёсывал” периметр, улавливая самые тонкие запахи, глашатай громогласно заговорил вступительную речь, обращаясь к народу, гостям, рыцарям и их хозяевам, находившихся на смотровом ложе.
- Добрый свет! – его звонкий, почти певчий голос раздавался эхом, пока на трибунах царило молчание – Внемли мой голос, аки опосля говорить будет клинок, честь и отвага. Сам Герцог Греский дал своё благословение этого светлого праздника, а вместе с ним и боги снисходительно дарят нам тёплый солнечный день – подобно грому, разразились овации, и глашатай, сняв шляпу откланялся народу.
- Празднику быть! Отдадим же дань традициям, и порадуемся за тех, кто только начинает свой далёкий путь на нелёгком, военном поприще. Верные оруженосцы! Выходите к нам, вас ждёт будущее!

Под аплодисменты толпы на просторную арену вышли молодые парни, с огнями амбиций в глазах и надеждой в сердце. Все как один на подбор, статные и при параде, и пусть слегка робко и неуверенно те себя чувствовали. Это всего лишь мимолётное мгновение, их судьба решится отнюдь не сегодня, несмотря на прогнозы молодых умов. Склонившись в поклоне перед смотровой ложей, шестеро бравых ребят ожидали торжественного момента. Политический деятель, приближённый к герцогу, прикоснётся холодной сталью церемониального клинка их плеч, и произнесёт заветные слова. Только после этого долгая и непростая дорога к желанному титулу будет окончена.
- Третий с лева – как бы невзначай поделился граф Фальке – Видишь, паренёк с чёрными кудрями? Моя гордость, мой единственный наследник. Сегодня мальчик станет мужчиной – наверное, невозможно передать, с какой гордостью и любовью Август отзывался о своём чаде. В нём он был уверен так же, как в самом себе. Факт того, что с его ребёнком, который впервые примет участие на турнире может случиться что угодно, ничуть не тревожил его. Такая самоуверенность очень губительна, особенно для людей высокого статуса.

- Когда на его шею ляжет крест, ты отправишься к нему. Протянешь ему руку и поведёшь вверх по лестнице, но свернёшь не в смотровое ложе, а на задний двор с тренировочным ристалищем. Там тебя встретит человек, не говори ему ни слова о наших делах. Просто передай – Морис будет стрелять четвёртым. Всё поняла?

[NIC]Граф Август[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/rPQVD.jpg[/AVA]

+1

6

- В данный момент нет.  Но совсем скоро, после торжественного посвящения юношей в рыцари, твой талант нам очень пригодится – сказал наниматель, на что я коротко кивнула. Мне было безразлично, какую игру вел Герцог и с кем. Главное – оплата. А стоили мои услуги отнюдь не дешево. Особенно такие. Не из-за их сложности, конечно, а из-за того, что я всё происходящее терпеть не могла. Каждая минута пребывания в обществе снобов отнимало у меня массу душевных сил, а необходимость прикидываться такой же и того больше.
Лишь в турнире я, отчасти, находила сейчас отдохновение. Меня не слишком интересовали подобные мероприятия, но оно было интереснее холеных рож вокруг, что даже яд собственными белыми ручками не подсыпят.
Глашатый распинался, громко и красочно, восхваляя всё, что положено восхвалять: Богов – которым дела не было до людей; Герцога – которому оно было, но в основном как до оплота власти; Погоде – тут, пожалуй, и впрямь было чему радоваться; Чести, отваге и доблести – которой в дворовых шавках было по боле, чем в рыцарях.

Ну что же. Жалование тебе не зря платят, парень. Я бы такую околесицу говорить поленилась.
Под аплодисменты на арену вышли молодые парни, они были красивыми и холеными, от них просто пахло юношеским упрямством, а вместе с ним верой в собственную непогрешимость.
Ещё от некоторых пахло шлюхами. Очевидно, они заранее отметили своё «светлое» будущее.
Я не удержалась от ироничной, колкой улыбки.
- Третий с лева. – Произнес мой визави, на что я мгновенно изобразила живую заинтересованность. С человеком вроде него: лести много не бывает.
Чем больше восхищенных взглядов, тем лучше. Пусть чувствует своё превосходство, играет в короля положения. За все потом придется платить.
– Он весьма красив. Весь в отца. И явно в хорошей форме. – Словно бы невзначай я обронила комплемент, но сама готова была бы поспорить, что даже в этом узком платье и без оружие уложу его на лопатки меньше, чем за минуту. Впрочем. Я могла поспорить на то же о его отце. У меня за спиной были века опыта, у людей такой роскоши не имелось.
- Когда на его шею ляжет крест, ты отправишься к нему. Протянешь ему руку и поведёшь вверх по лестнице, но свернёшь не в смотровое ложе, а на задний двор с тренировочным ристалищем. Там тебя встретит человек, не говори ему ни слова о наших делах. Просто передай – Морис будет стрелять четвёртым. Всё поняла?
Наконец прозвучала инструкция и я кивнула.  Она была ясна и прозрачна.
-Разумеется. Сделаю. – Лаконично соглашалась я, изображая очарованную улыбку. И возвращая все внимание зрелищу, впрочем, без лишнего энтузиазма, в ожидании своего «выхода».
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

Отредактировано Алу Скетч (10-06-2019 12:41:31)

+1

7

Церемония была окончена, и юнцов наградили рыцарскими крестами, в знак доказательства приобретённого ими высокого статуса. Кого-то из них ослепит гордыня, кто-то вдохновится историями о храбрых и смелых воинах и постарается повторить их подвиги, а кто-то просто желал славы и богатства. Сейчас сложно судить, какие люди получаться из них в итоге, но родители из благородных домов с гордостью взирали на юное поколение, в надежде, что их имена не посрамят фамилии, а наоборот, осветят дома доброй славой. Теперь, когда их долгий путь к желанной цели был окончен, дальнейшие испытания лишь предстояло пройти. Когда их титул вступил в силу, они обязаны отстоять честное имя в рыцарском турнире – таков обычай.

Мальчишка по имени Морис преклонился перед человеком, надевающим на его шею тяжёлое, стальное украшение. Оно было так же тяжело, как и груз ответственности за принятое решение – избрать путь война. Но для шестнадцатилетнего парня всё это казалось всего лишь громкими словами. Наверное, пойти по пути, отличающимся от воли отца, казалось для него неким вызовом ровно до того момента, пока родитель не смирился с выбором своего ребёнка. Точнее, нашёл в заработанном Морисом титуле выгоду, о чём последний в какой-то мере догадывался, но был слишком молодым, дабы понять это сполна.

Единственный наследник Августа отличался от своих сверстников. Он был не таким крупным в плечах, лицо его едва-ли возможно назвать взрослым, да и голос судя по всему у паренька ещё не сломался, однако это не помешало ему пройти весь этот сложный путь от начала до конца. Совокупность положительных качеств и внешней красоты делали его привлекательным для девушек, но вызывал обратные чувства у соратников. Смазливое лицо, детский взгляд и тощая фигурка – сказали бы они, если бы кто-то попросил их описать парнишку подробно. Но кто бы что не говорил, Морис не желал их слушать. Если он что-то решил сделать, значит это будет сделано. Да, верно говорят: яблоко от яблони не далеко падает.

Когда он наконец поднял свой взгляд, то заметил, как неизвестная ему дама в красивом платье цвета морской волны тянет ему руку, добродушно улыбаясь. Наверное, ещё одна дамочка, намеревающаяся окольцевать отца и оторвать свою долю богатства. К таким особам молодой человек относился со всей строгостью, вот только показывать зубы сейчас при всех – верный способ быть высеченным розгами. Пусть паренёк и скорчил некое подобие кислой мины, но не единого слова даме не сказал, и покорно взял её за руку. Пока народ радовался открытию зрелищных игр, незнакомка вела Мориса вверх по деревянной лестнице, ведущей в смотровое ложе и выходящее в итоге на задний двор. Когда мальчишка убедился, что толпа более не может осудить его пылкого характера, то он вырвал свою ладонь из рук девушки, и лишь недобро взглянув её в глаза, попытался уйти восвояси к ристалищу, огороженному деревянным заборчиком.

- Не торопись, Морис – раздался голос у девушки за спиной. Это был человек, о котором говорил Август – Сначала пойдём на стрельбище.
Недовольный мальчуган резко развернулся, закинув руки в боки. Надув губы и нахмурив брови, он показывал своё недовольство, но понимая, что это ради своего блага, нехотя зашагал в обратном направлении к девушке, ведущей его на ристалище.
- Я уже рыцарь, видишь? – продрался тоненький, юный голосок. Мальчишка показывал пальцем на свою новую награду – Почему я не могу решать, чем мне заняться сейчас?
- Никаких разговоров. Отправляйся натягивать тетиву.

Поняв, что истерики не к чему не приведут, парень ушёл прочь, выполнять поставленную задачу своим наставником, который в данный момент прятался от знойного солнца аккурат под высоким козырьком. Когда мальчишка отлучился, он медленно пошёл к провожающей, обошёл её и посмотрел в лицо.
- Госпожа? – мужчина поклонился и снял шляпу. Какие-то мгновение на его лице была улыбка, но чем больше Малрик смотрел на даму, тем более серьёзным становился его взгляд. В итоге Кроули будто дёрнуло током, и он невольно начал пятится назад, пока не врезался в деревянный забор ристалища.
- Нет, этого не может быть! Что ты тут делаешь?

+1

8

Мальчишки – всегда мальчишки. Судя по выражению лица юного рыцаря, я ему была не по нраву. Небось, успел вообразить меня на рабочем столе его папочки. Хотя лично я находила это мероприятие уж больно сомнительным времяпрепровождением, будучи уверенной, что его родитель мне и так успеет наскучить. Как и притворное красноречие. И всё же – не всё коту масленица, а мне приятная работа.
Уйдя от посторонних глаз, я только и надеялась, что мне не придется долго играть в няньки, но судьба была той ещё насмешницей. Коли бы я знала о её желании пошутить – ещё бы носик припудрила для пущей представительности.
А пока я лишь равнодушно выпустила руку юноши, подозревая, что с его порывистостью и моей хваткой – он себе вывих организует, за что меня по головушке не погладят.
-Мальчишка. – Коротко, но с откровенной насмешкой ответила я на пышущий праведной яростью и негодованием взгляд, когда вдруг почувствовала слишком знакомый запах. Моё обоняние вернее собственной памяти. Его не обмануть и я никогда не забывала того, как пахнет человек, коего я встретила, даже если встреча была случайной и единичной.
В цветных глазах отразилась растерянность, но я тут же сделала вздох, понимая, что сейчас меня можно и попросту не узнать.  Мальчишка скорчил поистине детскую гримасу, а затем, после коротких и нелепых пререканий, послушно пошел выполнять указание.
Я невольно возвращалась мыслями в день первой встречи с охотником. И той роли, которую играла в ней. Я была «злым драконом» в сказке Кроули и птички-невилички, на какой-то момент пробудила в нем кровожадность, желание мести. Которую, так или иначе, совершила за него.
Не то, чтобы я теперь хотела испариться или скрыться с глаз, но совершенно не представляла, что сказать. И времени думать уже не было. Охотник обошел меня, кланяясь и снимая шляпу. В ответ мои губы подернула ироничная и печальная улыбка. Я наблюдала за тем, как меняется его взгляд, приходит понимание и вот он уже шарохается от меня, словно я чумная.
Забавно. Когда он встретил меня большой волчицей, я не вызвала у него столько чувств и такого страха.
- Нет, этого не может быть! Что ты тут делаешь? – Забор вынудил мужчину остановиться, последовал предсказуемый вопрос.
-Стою? – Как-то уж крайне неуместно ответила я, или спросила. Моя растерянность от ситуации была не меньшей, чем у самого Малрика. – Я… видимо должна передать тебе, что «Морис будет стрелять четвёртым».
Единственное за что я могла зацепиться сейчас была работа. И я сделала это, как всякий утопающий на моем месте схватился бы за, скажем, держащуюся на поверхности воды бочку.
В конце концов, какие ещё я могла найти слова? Короткое: «Он мертв»? Или сказать, что мне жаль о сыгранной роли? Но последнее было бы ложью. Тогда я считала это правильным и разумным. А сейчас… А сейчас мне просто хотелось любыми путями сгладить имеющуюся неловкость.

+1

9

Былые ошибки часто преследовали Малрика, как и любого другого человека. Будто ливень в ясный день обрушивались они на седую голову охотника, омрачая взор мужчины и заставляя его снова окунуться в воспоминания прошлого. Он ясно помнил тот вечер, когда шёл по тропе миграции стаи кабанов, как нарвался на странные следы, и как в итоге обнаружил величественного, белого волка, пирующего свежей добычей. Именно в эту смуглянку, одетую в роскошные ткани, Малрик и стрелял, когда та ещё была в облике санитара леса. Но не так удручала встреча с давним знакомым, как просьба, с которой следопыт обратился к оборотню.

Новость о смерти не последнего человека в городе, а именно баннерета Аттиана Брута, разлетелась из уст в уста и привела люд в замешательство. Всех, кроме виновника, негласного “заказчика”, посмевшего просить свершить справедливость. Кем он был, чтобы вершить судьбу человека? Ответ напрашивался сам по себе – достойным подобного он не являлся, однако, пролитая кровь теперь на его руках, и нет больше ничего, что могло бы смыть её. Так и легло очередное тёмное пятно на душу человека, считающего себя мужем благородным и верным своим взглядам на жизнь. Несмотря на свои догадки, сейчас охотник понимал, что оказался таким же хладнокровным, расчётливым, мстительным, как его покойный военачальник. Можно рвать на себе рубаху и бить кулаком в грудь, доказывая богам обратное, но на подобное заявление последние лишь рассмеются грешнику в лицо, проклиная человека на жизнь с этим бременем до конца своих дней.

- Комом в горле ты у меня стоишь – пронеслось в его голове. Понимая, как глупо махать кулаками после драки, Кроули всё равно пытался найти некую вину в девушке за её поступок. Но здравый смысл кричал, нет, орал на всю округу, мол, твоими устами, а не клинком совершенно эта несправедливость. Замолчи, живи, и умри с этим. Ничего не ответив даме, охотник покинул её компанию в скверном расположении духа. Да и дела были срочными – обучение мальчишки проходило с трудом, и оказывается, очень скоро молодому дарованию придётся показать народу то, чему он научился за короткий промежуток времени.

Пока длилась эта неловкая беседа, празднование разгоралось во всю. Уже бывалые воины ступили на арену, а толпа и знать жаждала зрелищ. Ратники готовились к конному состязанию, тому самому, в котором двум бравым всадникам приходилось спихнуть друг друга с сёдел. Граф, в свою очередь, ожидал спутницу. Пока она выполняла поручение, организаторы любезно пригласили отца юного рыцаря и его обворожительную подругу к праздничному столу в конце дня. Там последняя и должна была сыграть свою главную роль.

+1

10

Я смотрела на охотника и видела то, что предпочитала бы не видеть. И дело было не в раздражении, совсем нет. Имир бы с тем, что он на меня смотрел, как на врага народа. Это дело привычное и даже правильное. Я – оборотень. Убийца. Мясник. Я воплощения всех придуманных и не придуманных грехов. От гордыни до похоти. От похоти до уныния. В чем бы меня не решились обвинить – пальцем в небо!- а попадешь. И меня это, к слову, совершенно устраивало.
Я лгунья? Да. Даже сейчас весь мой лик сплошная ложь и притворство. Я предательница? Ещё бы. И не пересчитать, сколько людей пострадало от меня ещё со времен человеческой жизни. О воровстве, распутстве и кровожадности даже можно не думать.
И тем не менее ответственность за свои поступки, свой выбор – я несла сама. Всегда сама. Не перекладывая её ни на кого другого. И сейчас я не собиралась допускать того, чтобы кто-то за меня мучился угрызениями совести.
Я сама, правда, ими мучиться тоже не планирую, но…
Меня напрягало то, что в его глазах была вина. Вина, которой там было не место. Кроули не был виновен в моем поступке. Он просто знал того, кого я захотела убить. Не более и не менее. А так случается. Случается почти всегда. Кто-то кого-то, да знает. Альмарен круглый, это ещё некий Аустриц из Цейха доказал. Малрик не нанимал меня. Не платил за произошедшее убийство и тем более не просил меня убивать вместе с Аттианом множество ни в чем не виновных людей, вроде прислуги, охраны, его гостей. Всё это с самого начала было моим решением, и я солгала бы, если бы стала говорить о раскаянии.
Да. Сейчас я бы так не поступила. Во всяком случае, умер бы только один человек, а не двадцать. Но каких-то там сожалений и угрызений совести я не испытывала. Мертвецам уже все равно, а мне нужно идти дальше. Я не была из тех, кто мучит себя и окружающих ошибками прошлого, но все же… Всё же тогда, провожая охотника и пташку, я вспомнила об Эрике, о себе прошлой. И впервые за много лет усомнилась в той, кем стала. И я не хотела, чтобы мои решения бросали тень на того, кто напомнил столь важную истину: я тоже была человеком. И изо всех сил боролась за жизнь, за то, чтобы быть достойной и правильной. Пусть давно, но так было.
Ничего не ответив, Малрик прошел мимо, мрачнее тучи. Взгляд цветных глаз проводил его, насколько было возможно. А в голове я уже сформировала решение, вызывающее на моих губах мягкую улыбку. Я была готова на все – буквально! – лишь бы стереть это выражение с его лица. И я предпочитала заменить его на гнев, ненависть, презрение. К любимой себе.
Ты не будешь винить себя в моих поступках. Я уже была чудовищем в твоей истории, Малрик Ван Кроули. И стану им вновь. Ты будешь ненавидеть меня, а когда однажды узнаешь о моей смерти – вздохнешь спокойно, потому что на одно чудовище станет меньше.
Развернувшись на каблучках, я прошла назад, в смотровое ложе, присоединяясь к своему нанимателю и одаривая того очаровательной улыбкой.
-Сделано, - лаконично сообщила я, - Что нас ждет теперь, прекрасный Герцог?
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

Отредактировано Алу Скетч (02-07-2019 09:05:00)

+1

11

Герцог кивнул, удовлетворённый выполненной просьбой. Вальяжным жестом руки он пригласил даму в ослепительном наряде присесть рядом с ним.
- Хорошо. Наслаждайся зрелищем – Август ухмыльнулся, внимательно наблюдая за тем, что происходило на арене. Госпожа Рина поспела к самому интересному – закованные в блестящие латы всадники были наготове верхом на своих скакунах. Оба рыцаря были вооружены турнирными копьями с притуплённым наконечником в виде стального шара. Как только труба дала сигнал, лошади сорвались с места и понеслись друг-другу на встречу, а всадники приготовились нанести единственный точный удар, выставляя копья вперёд. Площадь наполнилась звуками топота копыт и гремящих лат. Наездники сокращали дистанцию с бешенной скоростью, и уже через жалкие пару секунд бой был окончен. Копьё одного из рыцарей угодило сопернику прямо в правое плечо, отчего всадника повело в сторону, грозное орудие лопнуло в щепки от мощного удара о броню. По толпе зрителей пролетел ропот  – наездник, которому не посчастливилось получить удар копьём, вылетел из седла, рухнув на землю подняв столб пыли. Стремена не удержали бедолагу, и состязание окончилось его гибелью.

И если взоры и возгласы толпы несли возмущение, выражение лица герцога олицетворяло обратную реакцию – удовлетворение. Ещё бы, ведь по его просьбе кое-кто подрезал неугодному столь необходимые для безопасности рыцаря стремена. Одним соперником на пути Августа стало меньше, и он не мог этому не радоваться. Стоит отметить, что от летального исхода на подобных мероприятиях никто не был застрахован, поэтому и останавливать турнир никто не стал, а уж тем более разбираться, по какой причине всадник не остался в седле после столкновения с копьём.

- Что скажешь? Наша жизнь – как полёт этого недоумка с седла - короткая, но яркая. И как бы ты высоко не взлетел, всё равно с грохотом приземляешься на землю. – Делился философскими наблюдениями граф, обращаясь к своей спутнице.
Высказывание было пропитано ехидством и насмешкой, да и чин был настолько рад, что может похвастаться своей небольшой победой с убийцей, которая на его взгляд только и делала, что купалась в крови. Такими речами не разбрасываются в обществе, в котором находился Август, так что возможность побеседовать на столь увлекающую его тему отчасти стала пусть и не основной причиной, а скорее небольшим приятным бонусом, по которой обладатель высокого статуса позвал наёмного убийцу в качестве приглашённого гостя.

После нескольких однообразных состязаний, зрелища начали наскучивать важному зрителю, взгляд и внимание его стали отстранёнными от происходящего на импровизированном поле брани. Страдала нападками скуки и остальная знать, отчего позволяла себе покинуть смотровое ложе и отправится устраивать застолье прямо в разгар турнира. Этот праздник не стал исключением, и вскоре графа вместе с его обворожительной дамой пригласили присоединиться к подобному пиршеству организаторы турнира. Если бы не присутствие Фальки, то к подобному приглашению Август отнёсся бы с настороженностью, но в её обществе он чувствовал себя в полной безопасности. Ему лишь оставалось надеяться, что у наёмницы хватит манер и рассудительности находится в компании кичливых снобов и не поддаваться на их возможные едкие слова или уловки.
Граф с нетерпением выжидал, когда все гости покинут свои места, дабы объяснить Рине её следующую задачу. Когда же это наконец случилось, Август чётко и внятно дал необходимые инструкции наёмнице.
- Ещё одна из причин, по которой ты здесь находишься - это моя безопасность. А здесь, дорогуша, еду заправляют отравой так же часто, как повариха сыплет соль в суп, а то и чаще и больше. Так что твоя задача будет заключаться не в поиске блюда без яда, а в поиске того угощения, от которого у меня есть противоядие.

Со стороны идея Августа могла показаться вздором. Казалось бы: зная, что еда отравлена, есть её было бы безумием. Но в том и крылась загвоздка – отказаться от приглашения к столу являлось проявлением дурного тона, а воротить нос от угощений и подавно. Августу же было важно составить положительное впечатление по себе у присутствующей знати.

Поэтому к застолью граф явился вместе с Фалькой. Место трапезы подразумевало собой наскоро разбитый шатёр, декорированный дорогими тканями, и тонкими, изысканными кружевами. Обстановка внутри шатра соответствовала всем лучшим стандартам пиршеств голубых кровей. Здесь были и широкие столы, крытые белоснежными скатертями, и гербы знатных домов, и даже удобные стулья. Развлечением чинов занимались музыканты, расположившиеся в самом центре тента. Музыкальный арсенал инструментов пусть и был не велик, однако этот факт не мешал мейстерзингерам играть вполне сносную музыку. Роскошные, источающие чудные ароматы блюда уже были поданы и ожидали гостей, маня их к столу. Август по всем правилам этикета поприветствовал гостей, занимающих места, посадил свою спутницу на стул, и только после сел рядом. Музыка и вино, поданное в качестве аперитива, сумело прогнать скуку у знатных гостей, и народ повеселел.

В целом, графу было не до веселья. Сейчас он смотрел на поданные угощения с опаской, отчего то и дело поглядывал на Фальку.
- Ну что, дорогая, чего тебе пришлось по нраву? – с наигранной улыбкой обратился он к наёмнице, пытаясь узнать, какую отраву в пище та смогла почуять.       

[NIC]Граф Август[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/rPQVD.jpg[/AVA]

Отредактировано Малрик Ван Кроули (10-07-2019 16:44:11)

+2

12

Я смотрела за “боем” и смертью юноши без каких-либо эмоций. Смерть была мне попутчицей и другом, ничто в ней не коробило меня, но в этой игре имелось то, что мне не нравилось. Возраст убиенных.
Детей, значит, убиваем? Забавно. Грязно. Но, как говориться, всегда что-то может пойти не так.
- Смелое изречение. - Отозвалась я на недвойственный намек Герцога,- И крайне печальное для человека, что очевидно поднялся выше других.
Легкое ехидство, светлая улыбка притворное одобрение в глазах. У меня в голове уже сложилась картинка, уже была идея, что так прекрасно сочеталась с моим внутренним обещанием Малрику, что я невольно почувствовала прилив энергии. Так уж вышло, что я любила детей. Честные бои любила не очень. Но учитывая то, что любой бой, где участвовали столь молодые юноши моё сознание по умолчанию отказывалось считать хоть мало мальски честным, зрелище могло нравиться мне равно вот до таких смертельных исходов. К тому же масло в огонь подливало моё собственное презрение к знати, что всерьез считала, что может играть так людскими жизнями.
Возможно потому, что я на этом месте уже была.
Ещё какое-то время мы наблюдали за зрелищем, что на мой взгляд не стоило ни гроша после первого боя, изредка перекидываясь парой условных любезностей с нанимателем, покуда не прозвучало приглашение на пир. Герцог кивнул, а затем сообщил мне, чем конкретно я должна буду заняться.
- Славно. - Лаконично согласилась я, а затем уточнила, - Какое же противоядие у Вас имеется, любезный? Или и это мне нужно угадать?
Последнему бы я, собственно, совершенно бы не удивилась. Для Герцога я очевидно была веселенькой игрушкой, и забавляться со мной он был намерен всеми возможными. Я, в целом, испытывала к этому вопросу недюжинное безразличие. Как ни крути, а счет за всю эту канитель мне выставлять. И тот будет очень достойным.
Состроив невинные милые глаза, я отпустила пару шутливых заигрываний в адрес пригласивших нас господ, а затем, взяв под руку Августа, проследовала с ним к столу, придирчиво оглядывая блюда и отметая всё, что имеет избыток специй, ведь даже волчий нюх можно обмануть.
- Вот эта рыбка совершенно прекрасна. – игривым тоном сообщила я, проходя к блюду с запеченной в овощах осетриной и нахально отламывая от той кусочек, с ядом в ней явно не заморачивались, выбрав достаточно популярный “белый мор”. Мой иммунитет, впрочем, позволял съесть почти все. Из всевозможных чашек и бокалов с напитками я выбрала простейший чай, краем глаза замечая, как молодая девушка, что и до этого момента возилась с приворотным зельем, добавила то в вино и направилась к Герцогу, с улыбкой предлагая отметить взросление его отпрыска. Не без иронии подумав, что своего кавалера отдавать дурной тон, я остановила её руку, взамен протягивая Августу чашку с чаем.
- С мелисой. Не перебьет вкус рыбы и позволит насладиться победой твоего сына. Не стоит пить прежде, чем все закончится, спугнем удачу.
Адресовав девушке красноречивый взгляд с нотками надменного превосходства, я взяла чашку и себе, мягко произнося:
- За Вашего портного, милочка. Платье прекрасно, хоть и узковато Вам в бедрах.
- Нахалка! - Выпалила несостоявшаяся обольстительница, вздергивая курносый носик и удаляясь, впрочем, не слишком далеко и не спеша избавляться от бокалов с зельем.
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

+1

13

-Чёрт! – выругался Морис, очередной раз промахнувшись по мишени. Стрельба давалась молодому виконту сложно, чего нельзя было сказать об остальных дисциплинах, необходимых владельцу рыцарского статуса. Как и отец, сын был идеалистом, отчего сильно злился, когда у него что-либо получалось хуже, чем у остальных.
Оценивал результаты нанятый графом учитель. Наблюдая со стороны, Малрику казалось, что Морис делает всё верно, но по какой-то причине не может послать стрелу в соломенное чучело.
- Попробуй ещё раз – без устали повторял он, когда мальчишке не удавалось поразить цель. Монотонные советы своего наставника раздражали ученика ещё больше, чем собственные неудачи. Ему казалось, что он потратит весь день в тщетных попытках. Правда упорство, переданное сыну от крови своего отца, стало основной причиной, по которой Морис не бросал уроки и лез из кожи вон, лишь бы добиться положительного результата. Терпение юного рыцаря постепенно кончалось, как и стрелы из его колчана, которые будто по злому року судьбы летели куда угодно, только не в уродливое чучело.
- Нет, так не годится. Ты слишком сосредоточен.
- Конечно я сосредоточен! Я же хочу попасть.
- Иногда жизнь игнорирует наши желания – неожиданно прозвучал за спиной занимающихся стрельбой женский голос. Он принадлежал Джулии Морсьён, учителю Мориса по фехтованию. Всё это время девушка наблюдала за стараниями своего ученика. Её сердце обливалось кровью, когда девушка созерцала, что мальчишка тратит свой талант на посторонние занятия. По её убеждениям, не каждое дело имело обязательство становиться успешным. Каждый человек, по её мнению, мог обладать единственным навыком в совершенстве, и будучи убеждённым профессионалом, Джулия была уверенна, что этим навыком для Мориса являлось владение мечом.

- Попрошу оставить нас с Морисом – высокомерно вымолвила дама, задирая свой маленький, острый носик вверх – Мне поручено провести занятие перед его выступлением.
Девушка ловко перескочила через деревянный забор ристалища. Движения её были лёгкими и грациозными. Поправив побагровевшие от солнечного света рыжие кудри, которые струились по её тонким плечам, дама поприветствовала своего ученика, склонив голову. Юный стрелок оживился, и его настроение поднялось, ведь учитель знаменовал окончание череды его неудачных попыток попасть в цель.
- При всём уважение, не могу допустить того, чтобы Морис ушёл с занятия, пока не усвоит урок – строго ответил Малрик. Не стоит говорить, что для него было важным, чтобы юнец мог показать удовлетворительный результат на стрельбище. От этого зависело репутация охотника, да и граф Август щедро заплатил Кроули. Этой огромной по меркам следопыта суммы было вполне достаточно, чтобы научить стрелять даже слепого. В отличии от госпожи Морсьён, Ван свято верил, что не существует такого дела на свете, которому невозможно научиться, или что человек не мог освоить какую-либо профессию из-за каких-то предрассудков.
Достаточно было взглянуть на лицо Джулии, дабы понять, в каком недовольстве она прибывала от услышанной новости.
- У вас было время, сэр – она запнулась, не зная имени человека, посмевшего ей перечить.
- Куда торопиться? – спокойно ответил Кроули, подняв взор к небесному светилу – У нас ещё минимум два часа.
Учитель по фехтованию чувствовал, что сейчас намечается спор. Не собираясь ходить вокруг да около, девушка выбрала действенный рычаг воздействия – волю ученика.
- Тогда спросим Мориса, чем бы ему сейчас хотелось заняться? – ласково взглянула она на мальчика, добродушно улыбнувшись. Конечно, вопрос её являлся риторическим – юноша без сомнений выберет то, что у него хорошо получалось.
- Это моё последнее слово – вымолвил Малрик, всё ещё прибывая в дурном расположении духа из-за неожиданной встречи со старым знакомым. Отчего тон мужчины казался не только строгим, но и несколько раздражённым в связи со сложившимся конфликтом интересов двух профессионалов. Мальчишка же не успел даже открыть и рта, как его вполне ожидаемый ответ перебил охотник;
Морис уйдёт с ристалища только тогда, когда попадёт в это чучело.

Женщина нахмурила брови. Она расслышала в строгом наказе своего коллеги грубость, хотя на самом деле, охотник лишь добивался сделать лучше для виконта. У него не было проблем с владением мечом, зато стрелял Морис плохо. Поэтому Ван посчитал свой урок куда-более полезным для ученика. Подобным чувством вдохновлялась и Джулия. Свои занятия она ставила в высокий приоритет. Не то, чтобы мастер длинного меча сомневалась в возможностях подмастерья, просто женщина настолько привязалась к мальчику, что волновалась за него как за своего собственного сына. Дать контрольный урок напоследок Морсьен считала своим долгом.
- Тогда, предлагаю пари – девушка шагнула вперед, пристально вглядываясь в хмурое лицо охотника – Выиграйте дуэль, и можете мучить ребёнка столько, сколько вам угодно.
- Мучить?! – усмехнулся бастард
- Вы не можете отказаться – это вызов! – и женщина обнажила роскошный клинок, сверкающий на солнце.

Кроули не торопился с ответом, так как был поражён дерзостью рыжеволосой дамы. Морсьен надеялась, что мужчина откажется от предложения, тем самым автоматически проиграв дуэль без боя. Однако, вопреки её надеждам, охотник не дал слабину и согласился с условиями пари, кивнув в ответ Джулии.
- Что ж, идёт. Боюсь что меча в своих руках никогда не держал… – девушка самодовольно улыбнулась, уже чувствуя на устах вкус победы. Выражения её лица несколько сменилось, когда охотник продолжил говорить;
- Если вы не против, я выйду с полэксом.
- Да хоть с алебардой! – в словах Джулии чувствовалась неприкрытая насмешка. Ей казалось, что с выбором оружия она уже выиграла пари, превосходя по скорости своего соперника. В её глазах мужчина в дурацкой шляпе выглядел дилетантом, и не нёс абсолютно никакой угрозы. Отчасти, её предположения были верны – фехтование не являлось сильной стороной служивого, но как и у всех бывалых вояк, у Кроули скрывались тузы в рукавах, правда, высокомерная Джулия не знала о военном прошлом своего соперника.

Морис наблюдал за происходящим спором с интересом. Возникший конфликт показался ему забавным, а факт того, что взрослые пытались пойти на крайность, лишь бы заслужить внимание виконта, задабривал и без того раздутое самомнение молодого рыцаря. Тихонько, якобы боясь попасть под горячую руку, парень подкрался к забору ристалища. Забравшись на него как на лавку, мальчишка свесил ноги и с ожиданием зрелищ наблюдал за спором своих наставников.

Дуэлянты разошлись друг от друга на пару шагов. Напряжение витало в воздухе и было почти осязаемым. Противники встретились взглядами, оценивая действия. Морис в своём воображении уже видел картину схватки. Будучи мальчишкой просвещённым, он знал, что бой закончится быстро, так как навыки дуэлянтов явно были не равны. Однако, предсказываемый исход спора на деле оказался совсем иным.
Женщина приняла атакующую позицию, выставив угрожающе сверкающий булат перед собой. Кроули предпочёл защищаться, встав таким образом, чтобы клинок топора упирался в землю за его левой пяткой. Перехватив древко орудия так, будто удерживая в руках косу, он готовился отразить первый удар мастера длинного меча. Морсьен решила действовать агрессивно, без всякий промедлений настигая противника молниеносным уколом. Сделав короткий выпад, она спровоцировала противника на защиту – охотник попытался увести удар в сторону, отбив лезвие древком. Мастер меча читала противника как открытую книгу, предсказывая его дальнейшие манёвры. Длинный меч выигрывал тяжёлый, и сложный в обращении полэкс в балансе, отчего Джулия продолжала контролировать свой нанесённый удар даже после того, как лезвие меча соприкоснулось с древком. Приложив небольшие усилия, девушка поменяла траекторию удара, и лезвие проскользнуло по древку в открывшееся окно для манёвра – правую руку охотника. Если бы Малрик вовремя не сделал шаг назад, то скорее всего меч пронзил его руку. Вместо этого клинок оставил на руке глубокий порез, из которого сразу же потекла алая кровь.

Выдержка, скорость и техничность – вот что отличало Морсьен от дилетантов. Приведя успешный манёвр, она не собиралась ослаблять давления на противника, готовясь к следующей атаке. Охотник сильно рисковал, согласившись на дуэль с профессионалом, и наблюдая за быстрыми и грациозными движениями Джулии, понимал, что исход спора мог закончиться весьма плачевно. Оставалось полагаться на хитрость. Кроули занял прошлую позицию, и Джулия, чувствуя своё превосходство над оппонентом, снова перешла в нападение. Следующий манёвр Вана был настолько непредсказуем, что даже мастер меча не сумела его предугадать. Малрик ответил атакой на атаку, якобы изображая размашисты удар, начинающийся от его левой пятки, летевший к правому плечу по короткой дуге. Лезвие орудия, находившееся в момент начала удара на земле, подняло горсть пыли. Засохшая грязь и песок в виде пыльного облака отправилось прямо в лицо Морьсён, отчего она была дезориентирована и ослеплена на несколько мгновений. Этого времени было достаточно, чтобы обезоружить дуэлянта и свалить его с ног.
- Какого дьявола!? – выругалась Морсьен, вытирая лицо от пыли. По румяным щекам девушки катились слёзы, и сложно предположить, отчего: от попавшего в глаза песка или от горькой неудачи.
- Я не ожидала такой низости от вас, надеясь на честный бой!
- Полагаю, если бы мы дрались честно, то вы были бы уже мертвы – Малрик улыбнулся, и подал руку женщине, лежащей на земле. Вежливого жеста она не оценила, и оттолкнув руку охотнику, горделиво поднялась на ноги сама, принявшись отряхивать роскошный наряд, подчёркивающий её фигуру.
- Ты ещё заплатишь за это! Какой пример ты подаёшь ребёнку?
Охотник незаинтересованно отвёл взгляд от бранящейся мастера меча, пытаясь найти мальчишку. На заборе ристалища его не было.
- А где Морис?
- Не смей перебивать меня, пока я тебя проклинаю!
За накатившей волной праведного гнева девушка ничего не видела и не слышала, демонстрируя Кроули обширный словарный запас. Такие грязные и отвратительные ругательства охотник не слышал давно. Игнорируя брань, от которой вяли уши, он пытался отыскать Мориса, но его уже и след простыл.

Словно гром среди ясного неба нагрянул отец улизнувшего рыцаря. Граф Август в компании своего обворожительного компаньона желал посмотреть за тренировками сына. Банкет закончился для чина ровно в тот момент, когда он разделался с рыбой, которую ему предложила Фалька. Это блюдо господин запомнит надолго, так как он ненавидел рыбу и находил её мерзкой. Чешуя и выпученные глаза морского обитателя пугали его, а надутые жабры и поджаренный хвост вызывали на спине мурашки. Но настолько сильна была его воля и жажда показать себя с лучшей стороны, что Август ел угощение с наигранным аппетитом, хотя в душе проклинал этот день и кухарку, которая готовила деликатес. Поэтому настроение, с которым он застал учителей, было довольно скверным.
- Где мой сын, и что тут происходит? – властно спросил Граф, отчитывая учителей. Отборную брань госпожи Морсьен он услышал задолго до того, как подошёл к ристалищу. Услышав строгий, знакомый голос чина дуэлянты замолчали и встали по струнке смирно, одаривая господина поклоном. Находчивая Джулия уже знала, какой речью удастся задобрить графа, и даже придумала причину, по которой мальчишки не оказалось рядом с учителями, однако Кроули её опередил.
- Ваш сын покинул урок без моего ведома.
Поражаясь прямотой и глупостью охотника, Джулия посмотрела на Кроули с удивлением. Она посчитала, что этими словами мужчина в треуголке подписал коллективный смертный приговор.
- Чем же вы, болваны, занимались, если не смогли вдвоём углядеть за одним юношей?
- При всём уважении, сер – продолжил изъясняться Кроули спокойным тоном, спрятав раненную руку за спиной – Госпожа Морьсен прибыла совсем не давно. Когда она появилась, мальчишки уже не было. Ваш сын отпросился по нужде, и не вернулся на занятие. А когда я поделился своей проблемой с ней, то госпожа доходчиво объяснила, что она думает о моей легкомысленности.
- Вот сорванец! – выругался Август, не обращая внимание на лапшу на его ушах – Я говорил тебе быть с ним по строже, охотник, а он провёл тебя вокруг пальца. Найдите его немедленно.

Наклонив голову к темноволосой даме, стоявшей рядом с ним в ослепительном наряде, он прошептал ей на ухо.
- Уверен, они мне лгут. Наверняка полукровка уединился с этой распутной бабой. Найди Мориса, у меня не хорошее предчувствие…

Отредактировано Малрик Ван Кроули (24-07-2019 21:03:03)

+2

14

За тем, как старательно Герцог изволил поедать рыбу, я наблюдала с улыбкой. Зрелище было показательным настолько, насколько возможно. В какой-то момент, я даже с заботливой издевкой изволила почистить ему часть рыбы от костей, и так же заботливо скормила, подливая новую порцию чая – чтобы не подавился с такой радости.
Одним богам известно, каких трудов мне стоило не залиться хохотом в процессе.
Сложнее было отпугивать надоедливую, но целеустремленную девицу. Подлить любовное зелье она Герцогу пыталась всеми возможными, в какой-то момент я даже проглядела, когда она, поняв, что пьет тот только чай – подлила его в кувшин с общим напитком, из которого я наливала. Благо, все же учуяла и сменила кувшины. Посему, когда наниматель решил завершить собственную пытку, вокруг особы крутилось уже много испивших поклонников и поклонниц.
Наглядная иллюстрация к поговорке: «Не рой яму другому».
Однако я предпочла бы поглядеть на то, как влюбленные господа разрывают предмет обожания на части, а не идти прерывать тренировку. Очевидно, что моя компания охотнику давалась с трудом, и подвергать его сей пытки мне не хотелось, особенно учитывая то, что относилась я к нему хорошо.
В моем случае «хорошо», равнялось: «я бы не захотела его убить» - но и этого хватало с головой.
Однако кто платит, тот и заказывает музыку, а значит – улыбаемся и машем.
Пройдя к месту тренировок, мы услышали шум и спор, а когда подошли, к компании «преподавателей», выяснилось, что мальчишка слинял. Я находила это крайне нелепым. Наставники из охотника и его спутницы выходили безответственные. Таким я бы детей не доверила. Казалось, они более тешили собственное самолюбие, чем исполняли собственые обязанности.
Малрик, разумеется, отыскал этому объяснение, на что я лишь недоверчиво хмыкнула. Герцог версию тоже не оценил, склонившись к моему уху, на что я тут же состроила смущенную мордашку.
-Ох, ну разумеется, дорогой. – Не теряя «маски» обронила я, тут же обводя взглядом окружение в поиске того, с чего начать, - О, кажется, это принадлежит Вам. – Сказала я, поднимая с земли колчан и протягивая Малрику. От того пахло мальчишкой. То, что нужно, чтобы взять «след».
Обернувшись, я словно невзначай небрежно оправила волосы, позволяя выпасть гребню, и тут же ахнула, раздосадовано ловя тот и убирая с лица опавшие пряди.
-Какая оказия. Надеюсь, Вы простите мне отсутствие. Нужно поправить прическу. Постарайтесь не скучать. – Елейным тоном пропела я, мягко касаясь плеча Герцога и спокойно направляясь прочь, по следу запаха.
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

+1

15

Небо нахмурилось. Небесная канцелярия обещала разлить воду на увядающие листья деревьев, тем самым потушив осенние пожары. Несмотря на время года,ползущие свинцовые тучи стали для людей неожиданностью. Однако, состоявшемуся празднику ненастная погодка помешать не могла.
Когда Фалька приступила к поискам, уже крапал небольшой дождь. Подгоняемый аквилоном, он был прохладным, но редким и мелким. Некогда лазурный купол, нависающий над крышами Греса, полностью затянулся плачущим маревом. Дождь не стал помехой и для белого князя – со своей задачей она справилась успешно. Обладая острым обонянием, девушка сумела поймать запах беглеца и выследить его.
Прогульщик скрывался от непогоды под трибунами, сооружёнными для знатных гостей. Мальчишка был не один – Алу поняла это, когда её уши уловили обрывки диалога Мориса и неизвестного ей мальчика, который судя по всему, являлся его ровесником.
- Тогда она нахохлилась, как воробей, и вызвала его драться – рассказывал Морис своему приятелю.
- Да ладно? А он что?
- Согласился. Надеюсь, она пустила мужика на ремни.
Товарищи ехидно засмеялись. Спустя несколько мгновений хохот утих, и Морис жалобно выдавил;
- Мне пора идти…
- Уже? – удивился приятель виконта, раздосадованный услышанной новостью
- Да, но мы ещё увидимся. Обещаю.
Ты придёшь сюда вечером?
- Не думаю, скоро на стрельбища.
- Их наверняка перенесут из-за непогоды, видишь, какая тьма нависла?
- О, это хорошо! – не скрывал своего счастья стрелок – Скорее молния ударит в чучело, чем в него попаду я – подшучивал он, вылезая из-под деревянной балки. Мальчишка был так увлечён прощанием со своим другом, что не заметил, как уткнулся лбом прямо в ногу Фальке. Он отшатнулся назад, и его лицо покраснело. Юнец проглотил язык, и с удивлением смотрел на даму в дорогом платье.
Наёмница не успела ничего ответь виконту, так как неловкое молчание нарушил звонкий голос Морсьён,проходившей мимо. Завидев мальчишку, она торопливой походкой направилась к нему. За ней следовал и следопыт, правда, его поведение было более сдержанным и спокойным. Шагал он неторопливо, будто бы нехотя.

- Во имя небес, Морис! – сокрушалась она, подлетев к мальчишке – Вот ты где! - неизвестно зачем, девушка принялась внимательно осматривать мальчишку с ног до головы, якобы опасаясь, что с ним могло что-то случится. Охотник же, следуя своей натуре молчал, но молчание его было столь громким и красноречивым, что даже одним своим взглядом он намекал нашкодившему ученику на своё недовольство. Почти с тем же выражением лица и настроением он смотрел на своего “старого знакомого”.
- Твой отец желает посмотреть за твоими тренировками – с приторной лаской в голосе мурлыкала Джулия, улыбаясь мальчишке. Кажется, факт того, что Морис сбежал с занятия её не волновал вообще, ведь урок давала не она. Кто знает, может быть она и вовсе гордилась подмастерьем за то, что тот убежал от столь дрянного наставника, как Кроули?
Морис занервничал. Опять получилось так, что он оказался в центре внимания. Взрослые облепили его со всех сторон, обжигая беглеца взглядами: кто-то смотрел с трепетом и лаской, кто-то колол его строгим взором. И те, и другие оказывали тем самым на юношу невыносимое давление.
- Да-да, я сейчас... – промямлил он едва внятно, делая вид, будто бы только и делал, что мило беседовал с госпожой Риной до того, как нагрянули наставники. Он перевёл взгляд на неё, и с удивлением заприметил, что цвет её зрачков различался – прямо как у кошки, которая была у него в детстве. Натянув фальшивую улыбку, он попытался избавиться от назойливых наставников, не дающих ему покоя целый день.
- Госпожа обещала проводить меня к моему отцу – и он с надеждой смотрел Фальке в глаза, надеясь, что она подыграет ему.

+1

16

Написан совместно с МалрикомФалька же наблюдала за сценкой безучастно, только шаг назад сделала, позволяя учителям и мальчишке поговорить. Да и тот нелепо выглядел на коленях у её ног. Оборотень никогда не имела своих детей, однако она проводила много времени с Итаном -сыном покойного мужа- в свое время, и отлично знала, какая то была ответственность. К тому же, детей, любого возраста, она любила. И в любом непослушании всегда корила взрослых, что так или иначе - не выстроили достаточно доверительных отношений с вверенным им чадом. Именно поэтому сейчас, на её притязательный вкус: оба наставника не справились одинаково.
И как наставники… Хах. Даже как наставники они более интересуются результатом и, судя по-всему тем, как выглядеть хорошо в глазах нанимателя, нежели мальчишкой. Я бы от таких тоже сбежала.
Мысленно Фалька закатила глаза на каждого. И на Кроули, что продолжал кидать на неё недовольные взгляды, словно она была его подружкой, а потом променяла на Герцога с сынишкой, и на девицу, чье имя не потрудилась запомнить. Она ей была не интересна - высокомерная, шумная, суетливая. Бестолковая - одним словом.
Однако когда мальчишка уставился на неё жалобными глазами в поисках поддержки, отстранение сменилось мягкостью,а раздражение испытываемое до сих пор мгновенно улетучилось. Она понимала, что сейчас паренек просто выбирает меньшее из зол. Волчица не нравилась ему, но она не успела его достать опекой, указаниями и обучением. Она просто была очередной дамочка отца - не важная, не значительная, но вполне имевшая шанс пригодиться. И наемница была совсем не против.
-Именно так. Воспитательную беседу мы уже провели и Вы немного опоздали. - Девушка согнула руку в локте и кивнула Морису, мол: “берись”. Чтобы не чувствовал сейчас мальчишка, саму Алу волновало только две вещи: он жив, но своего друга явно скрывает.
Во всяком разе тот притаился и явно старался не выдать своего присутствия. Однако должна ли была она рассказать об этом своему нанимателю?
Поддержка со стороны дамы, сопровождающую отца, стала для Мориса большим облегчением. Наставники откланялись и отправились прочь, оставив мальчика наедине с Фалькой.
- Спасибо – вымолвил Морис, оглядевшись по сторонам – Пойдёмте. Мой отец не любит долго ждать.
Таким образом виконт пытался увильнуть от объяснений причин своего отсутствия на занятиях. Он искренне надеялся, что дама оказалась здесь случайно, и не сумела подслушать дружеской беседы. Морис меньше всего желал того, чтобы кто-то из окружения Августа знал о существовании тайного приятеля. Оставалось только объяснить Рине, что он делал под трибуной.
- Я обронил свой рыцарский крест – якобы жалобно делился он с дамой, направляясь в шатёр графа – Хотел посмотреть, как войны сражаются на мечах – мальчишка всеми силами пытался надавить на жалость девушке, которая однажды уже проявила к виконту снисходительное отношение.
- Он упал прямо в щель, и я полез его доставать. Боюсь представить, что бы со мной сделал мой папа, если бы я его потерял…
Алу выслушала мальчишку довольно отстраненно, пребывая в собственных рассуждениях. Ей платили за безопасность и возможность Герцога покрасоваться. Нянькаться с мальчишкой в число оказываемых услуг не входило, однако его попытки ввести её в заблуждение были весьма красноречивы.
Быть может мальчишка был безродным и являлся “неподходящей” компанией?
-Не лги. - В конце концов кратко обозначила девушка, - Я слышала разговор. И, как ты мог заметить, не потребовала, чтобы ты выдал друга. И ничего не скажу твоему отцу. Но давай обойдемся без лапши на моих ушах, - последние слова Фалька произнесла уже куда мягче и даже заговорчески, - Лапша не идет к платью.
Волчица не слишком стремилась вникать в дела мальчика, которого, вероятно, сегодня видела первый и последний раз. Главное,что тот был в порядке. А друзья нужны всем.
К шатру компания дошла, в конечном итоге, молча. Лишь иногда девушка натыкалась на ныне знакомых представителей знатных семей. Некоторые останавливали компанию, считая момент удачным для более близкого знакомства. Герцога нет, а мальчишка - что тот может понять в делах взрослых?
Однако Рина надевала маску отстраненного дружелюбия так же непринужденно, как обычно меняют перчатки. Она ограничивалась простыми и короткими “Увы, но мы спешим” или уклончивыми “Мы сумеем поговорить позже”.
Когда же, наконец, ей с Морисом удалось войти в шатер, она сходу обозначила:
- Морис был увлечен боями старших. Счел необходимым учесть их опыт и взять пример. - Рассказывать часть о потерянном кресте Рина не пожелала, хотя и взяла за основу своей лжи слова мальчишки, - Мы встретились,когда он возвращался с трибун. Так что, дорогой, Ваше беспокойство было напрасным.
Рина прошла в шатер, предоставляя дальнейший разговор мальчишке с отцом, сама же она увлеклась возможностью оглядеть убранства. Герцога девушка уже давно нашла человеком весьма практичным. Однако шатер при этом был не лишен лоска, изысков и комфорта. Хотя как для женщины - ей тут чего-то не хватало. То ли вещи лежали в каком-то не том порядке, то ли она находила его скучноватым - волчица не могла понять наверняка.
Однако, в определенный момент девушка замерла, завидев кувшин с вином. Она не сразу поняла, что конкретно смутило её и вынудило остановиться. Взяв сосуд, Алу провела по тому пальцами, словно стремясь разглядеть узор, а затем, совершенно неуловимо, поднесла палец к губам и попробовав тот на вкус, нахмурилась.
-Кхм… а, кто принес это вино? Такая безвкусица. Надеюсь, Вы к нему не прикасались. - Многозначительно поинтересовалась девушка, оборачиваясь и нахально перебивая мужчин. Алу поймала себя на мысли, что недооценила местных отравителей. Само вино было чистым, а вот сосуд - его стенки были пропитаны ядом, который Рине был не знаком.
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

Отредактировано Алу Скетч (30-07-2019 13:17:07)

+1

17

В момент, когда Рина и Морис вошли в шатёр, граф занимался бумажной работой. Стоя над изысканным столом из чёрного дерева, он был полностью погружён в изучение пергаментов, сверяясь с развёрнутой картой Гресского герцогства. Вооружившись белоснежным пером, Август намеревался подписать аккуратно разложенные бумаги, но его как всегда прервали в самый ответственный момент.
Фалька докладывала об очередной выполненной просьбе. Август был доволен её подходу к делу, в очередной раз убеждаясь, что не ошибся с выбором “сотрудника”. В ответ на слова знатный господин одобрительно кивнул наёмнице, и перевёл взгляд на своего сына. Мальчишка понимал, что скорее всего отец начнёт его отчитывать.
- Прости отец – раскаивался виконт – Я поступил неправильно.
- Хорошо, что ты осознаёшь свои вину. Но несмотря на это, ты не отдаёшь отчёт своим действиям – абсолютно спокойно рассуждал отец, нашедший время на воспитание сына;
Неужели Кроули не рассказывал тебе, что дезертирство сурово карается?
Морис опустил взгляд. Отец никогда не поднимал на него голоса, так как имел другие способы воздействия на поведение. Как и подобает человеку с высоким статусом, Август никогда не лез за словом в карман – его деятельность требовала красноречия и краткости. Поэтому и воспитание сына происходило без рукоприкладства и разговоров на повышенных тонах.
- Своим поступком ты проявил к человеку неуважение, и исходя из моей беседы с твоим наставником, он очень расстроен. Скажи, неужели вам не удалось поладить?
Внезапно в разговор вмешалась Фалька. Она предупредила Августа об угрозе его безопасности, и сделала это настолько искусно и тонко, что даже сам граф не сразу понял, о чём шла речь. Он уже хотел отчитать её за то, что она отвлекает его внимание на какую-то ерунду, но после смекнул и с тем же присущим ему спокойствием выдал;
- Ох, я совсем и забыл про этот скромный подарок. Дела не отпускают меня даже в разгар праздника – Август пожал плечами – Не беспокойтесь, госпожа Катаржи, я позабочусь о напитках позже.
Сложилось так, что воспитательную беседу пришлось отложить на неопределённый срок. К богатому шатру графа Августа приближалась персона, гремя латами. Без лишних слов и прелюдий, свойственных для местных обывателей праздника, военный человек удостоил хозяина шатра коротким поклоном, оказавшись на его пороге. Игнорируя других персон, находящихся внутри, он подошёл к столу и положил на него запечатанный пергамент. Это был высокий мужчина с прямой осанкой и широкими плечами. Знающий человек верно бы приметил тот факт, что доспехи, которые служили защитой для этого ратника, не являлись турнирными. Неизвестный носил оружие и ничуть не скрывал этого, а в своей руке он небрежно держал барбют с закрытым забралом. Выражение его лица было серьёзным, а взгляд тяжёлым. Заметив незнакомца, Август поспешил закончить беседу со своим сыном.
- Я хочу, чтобы ты извинился перед наставниками. Ступай к ним – отец одарил Мориса улыбкой, а сын в свою очередь вышел из шатра, не скрывая своей досады. Дела всегда становились между отцом и сыном, и ребёнок, окруженный толпами прислуги, наставниками и учителями, всегда чувствовал нехватку внимания со стороны своего родителя.

[NIC]Граф Август[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/rPQVD.jpg[/AVA]

Отредактировано Малрик Ван Кроули (30-07-2019 13:50:37)

+1

18

Написан совместно с МалрикомАлу посмотрела на мальчика с пониманием и сочувствием, но не стала вмешиваться в происходящее. В случае чего - она и после сумеет подбодрить юношу. Девушка сама росла не зная заботы от матери и понятия не имея, кто её отец, однако в этом вопросе она ничуть не отличалась от Мориса, или любого другого ребенка, а то и взрослого. Рина, в своей юности, мечтала, чтобы её просто любили и о ней заботились. Мечтала, что пропащая мамаша бросит пить и вдруг ни с того ни с сего - о чудо! - поговорит с дочкой по-душам. Этого не случилось.
Но у мальчишки отец был. Может не идеальный, и все же Алу видела, что тот гордится сыном и любит его. Даже если делает это не так, как хочется мальчику.
Незнакомец в доспехах тоже проводил чадо взглядом, и когда мальчишка ушёл, он наконец соизволил говорить.
- Прикажи даме выйти – голос военного разразил царящую атмосферу спокойствия своей надменностью. Мужчина вёл себя столь высокомерно, что позволял себе беседовать с графом в подобном тоне. Фальку он не удостоил взглядом, не говоря уже о знаках почтения.
- В этом нет необходимости – всё с тем же холодным спокойствием молвил чин, принявшись спешно разворачивать доставленный ему пергамент.
- Позволь представить тебе госпожу Рину Катаржи – граф повернулся к девушке – К сожалению, представить этого господина вам я не имею возможности, в связи с обстоятельствами…
- Катаржи? – рыцарь скептично хмыкнул, наконец кинув взгляд в сторону девушки в ослепительном платье – Хочешь сказать эти болваны и правда купились?
На это замечание Фалька, что до сих пор не проявляла совершенно никакого интереса к беседе, даже обиделась.

Что значит “купились”? Если уж на то пошло, я действительно Рина Катаржи, жена покойного наследника дома Катаржи. Хм. По голове его, что ли, тюкнуть на выходе...
- Сдаётся, и у тебя неплохо выходит пускать пыл в глаза болванам? – радостно заявил Август, ознакомившись с содержанием документа
- Да. Мои люди будут в составе гарнизона. Не спрашивай, как мне удалось провернуть это дельце. Он прибудут к ночи, чтобы не мозолить глаза.
- Отлично! – не скрывая своего восторга сказал Август – Не хочешь выпить, в честь нашей удачной сделки? – гостеприимный хозяин шатра указал на тот самый кувшин, который вызвал у Фальки настороженность. В ответ на предложение мужчина развернулся и отправился к выходу;
- Буду пить тогда, когда натяну пеньковый галстук на шею этим грязным собакам.
Фалька, покосившись на кувшин, едва удержалась от смеха, но лишь отвернулась, изображая смертельную обиду. Она искренне старалась не выдать свое отношение к происходящему фарсу, но то, что Герцог был не прочь отравить своего гостя её искренне забавляло и радовало.

Вот уж правда: со знатью поведешься - не отмоешься. Это же надо, быть готовым отравить человека в собственном шатре собственным же кувшином с вином. Нет, оно конечно всегда можно списать на то, что об отраве ты ничего не знал и, более того, отравить хотели тебя, добро обработав сосуд контактным ядом. Но как это докажешь? Тем более, коли нет свидетелей тому, что кувшин был доставлен в шатер Герцогу?
На взгляд Рины это было не слишком разумно. Но и лекции читать она не собиралась.
Когда “человек с планеты железяка” - так в шутку обозвала воина волчица - покинул шатер, девушка вновь обернулась, с веселой улыбкой на губах, грациозно подцепила волосы гребнем.
-Так, что теперь, мон сеньор? - Поинтересовалась она, глядя на Герцога глазами хищницы.
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

+1

19

Разноцветные глаза наёмницы блеснули в огне свечей, освещающих шатёр. В её очах мужчина читал ценимые им энтузиазм и неустанность, с которыми Фалька искусно и неприхотливо выполняла его поручения. Девушка даже не представляла, насколько она была полезна графу, точнее, насколько занимаемый ею статус был на руку человеку, игравшему двойную игру. У господина хватало ума не посвящать Рину в свои призрачные планы, подстроив под себя её деятельность таким образом, чтобы женщиной овладело ощущение занятости её прямыми обязанностями.
- Терпения, госпожа Катаржи – вымолвил он, опершись руками на рабочий стол – Погода сегодня не благоволит нашим планам. Торжественные церемонии будут перенесены на раннее утро.

Как бы не хотелось Августу расправится с делами скорее, обстоятельства заставляли его выжидать подходящего момента для финальной задачи Фальки. И далеко не разгулявшийся по просторным нивам Гресского герцогства дождь вынуждал мужчину отложить дела на завтрашнее утро. Убрав бумаги и карты, граф опустил перо в чернильницу и с устало уселся кресло. Разум достопочтенного господина был отягощён думами. Некоторое время он пребывал в состоянии задумчивости, стуча пальцами об локотки кресла, отчего многочисленные кольца и перстни играли блеском драгоценных металлов. 
Между тем он молча посматривал на Рину. Вопрос, возникший внезапно как разряд молнии, касался деятельности обворожительной дамы, с тёмными как ночное небо прядями волос, струившихся по её плечам подобно чернильным водопадам. У него вызывало любопытство, по какой причине женщина из знатной семьи предпочла лихую жизнь сибаритству, столь присущему подобным дамам. Казалось, что столь утончённый, прекрасный цветок мог произрастать лишь в неге, и в то же время отожествляя её с розой, подмечал, что даже у нежного растения были шипы. Приводя подобную аналогию, он не решался задать возникший вопрос госпоже Катаржи в лицо. Август как никто другой чувствовал тонкую грань открывающихся перед ним возможностей, и взвешивая вероятности, предсказывал, что истинна не будет перед ним открыта. В силу своего склада ума, граф стремился сворачивать горы ради поставленной цели, и простое умозаключение о неразгаданной тайне расстроило его.
Возникшая фигура на пороге его шатра, украшенного дорогими тканями и интерьерами, прервала ход его мыслей. Посетителем на этот раз являлась Джулия. Отвесив хозяину размашистый поклон, она просила графа выслушать её. Морсьён верой и правдой служила Августу давнее время, и за этот период у них сложились отношения взаимопонимания в вопросе воспитания Мориса. Когда у занятого отца не оставалось времени на своего преемника, нелёгкое бремя заботы ложилось на её плечи.
- Господин Август, ваш сын... – не успела договорить Джулия, как её перебил граф, отпрянув от своего кресла;
- Что с ним? – в мгновение мужчиной овладела тревога.
- С ним всё в порядке, господин – утешала Морсьён хозяина, пытаясь успокоить его своей интонацией – Просто у Мориса завтра очень важный день. Не сочтите мою просьбу за дерзость, но ребёнку очень нужна ваша поддержка.
Граф решительно поставил себя на ноги и уверенной походкой направившись в шатры его сына. На самом выходе он обернулся к Фальке;
- Вам, госпожа, предстоит не менее важный день. Не ожидайте меня сегодня.

[NIC]Граф Август[/NIC]
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/rPQVD.jpg[/AVA]

+1

20

Я смотрела на герцога отстраненно, без эмоций и капельки интереса. Что мне было до его дел? Они не были важны. Даже отчасти не были. Ерунда и только. То, что действительно волновало меня – происходило в квартале. А это… лишь ещё одна короткая, эфемерная связь.
Кивнув в ответ на замечание об отдыхе, я вышла из палатки следом. У меня не было желаний оставаться в пределах разбитого знатью лагеря. И в этом узком платье оставаться желания тоже не было. Уйдя достаточно далеко от шатров и места проведения состязаний, я выбрала несколько стоящих достаточно близко деревьев, за которыми сочла возможным скрыться.
Не без труда ослабив шнуровку и выбравшись из наряда, с осторожностью сложив его и упрятав среди ветвей, я освободила волосы от гребня второй раз за день.
-Наконец-то… - Облегченный вдох срывается с губ, закрываются ресницы, позволяя провалиться в ощущение свободы. Все эти вещи, условности, все – раздражали и утомляли. Мне хотелось дать волю волчице. Возможно, порвать кого, или даже укусить. Но все же положение обязывало к другому.

Однако, я могу хотя бы побегать. «Ощутить землю в лапах никогда не лишнее» - кажется, так говорил Амитола когда-то? Столько лет прошло… более века. Любопытно, он все ещё альфа? Как его стая? Может, однажды я вернусь в Падь… хотя бы навестить Эрика.
Мысль кольнула тоской. Щемящей, болезненной, горькой. Эрик уже слишком давно спал в земле. Когда его хоронили, человека – по волчьим обычаям, над его могилой высадили дуб. Должно быть сейчас это уже могучее, взрослое дерево.
«Да обнимут его корни»
- Всплыл в голове голос шамана, и губы сжались, словно меня вдруг одолела зубная боль. Я по-прежнему была не готова вернуться к месту сна мужа. По-прежнему не могла посмотреть в глаза простой истине – без него, я что брошенная маленькая девчонка. Привлекаю внимание хулиганством.
-Мне тебя так не хватает. – Сдавленно проговорила я, потирая уголки глаз, которые мерзко защипало подступившими слезами. Подавив приступ слабости, порывисто вздохнула и посмотрела в небо. Тело пронзила вполне реальная, физическая боль. Раздался хруст костей, надорвалась кожа, демонстрируя меняющуюся плоть. Всего мгновения жуткой, всепоглощающей перемены и траву пропускают между пальцами лапы, оставляя когтями бороздами. Мотнув мордой, я вышла из-за деревьев и побежала прочь. Мне хотелось ветра. До самого утра ничего больше мне не требовалось.
Придя в оставленное вечером место ещё до первых лучей, я неспешно вернулась к собственному облику и спокойно легла на траву, мне требовалась минутная передышка после обращения. Мышцы приятно ныли после целой ночи беготни, мир казался значительно более сносным, чем прежде. Поднявшись, я так же неспешно оделась и сплела косу, пустив её по левому плечу, украсив у основания все тем же гребнем. Времени оставалось достаточно и я мгновенно договорилась с собой на короткую прогулку по месту торжества.

+1

21

Как и рассчитывалось, ранним утром начались церемонии. На этот раз погода была снисходительна: тучи, нависающие над равнинами и городом, унесло ветром за горизонт, и на ясном небе багровел солнечный диск. Земля была ещё сырой от дождя, и от неё веяло прохладой неумолимо наступающих ливней. Некогда пустующие трибуны заполнили люди, а на ристалища, стрельбища, и загоны вышло юное рыцарское братство, дабы показать народу и аристократам навыки, полученные в ходе их обучения.
Тем самым, утро началось для Мориса и его отца задолго до восхода солнца. Перед своим выступлением он успел получить несколько тренировок от наставников, выслушать наставления инструкторов и бесчисленное множество благословений от окружения и сторонников графа.
Организаторы приглашали юных стрелков на стрельбища. Мориса одолевали волнения о результатах, когда его отец – граф Август – волновался далеко не за своего наследника. Кратковременное отсутствие госпожи Катаржи вселило в сердце мужчины тревогу. Слуги, незамедлительно отправленные на поиски девушки голубых кровей, донесли неутешительную новость – отыскать даму на территории шатров не удалось. Пустяк, казалось бы, но из-за этого пустяка граф был почти на измене. Когда все подготовки к выступлению были окончены, Август потерял привилегию покидать смотровое ложе. Подобной выходкой он мог показать “коллегам” свою незаинтересованность в достижении их сыновей. Поэтому, Августу пришлось ожидать появления госпожи Катаржи сидя на иголках.
Фалька же просто не торопилась возвращаться к непосредственным обязанностям. Она откровенно не понимала, зачем весь этот фарс необходим. Точнее к самому фарсу вопросов не было - только к её в нем участию.
Весь прошлый день она только и занималась тем, что пускала пыль в глаза знати, искала общий язык с чадом Герцога и удерживала его от употребления пищи, что скверно влияла на дальнейший аппетит. Конечно - у богатых свои причуды. И все же на эту роль можно было нанять специально обученную девицу, а не рисковать связываясь с Ткачом. Её могли узнать. Хотя бы по глазам. И это не добавило бы Герцогу презентабельности.
Все это выглядело в глазах оборотня неоправданно и глупо. Но ей платили не за домыслы.
Вдохнув в очередной раз полной грудью, Рина сочла, что опоздала достаточно. Вздернув острый носик, она все же направилась к трибунам, обещая себе отличную попойку когда все закончится.
Скрип деревянных ступеней предупредил о появлении девушки. Она изящно поддерживала собственный шлейф, даря знатным папочкам очаровательные улыбки, а мамочкам поводы ревновать.Цветные глаза отыскали нанимателя легко - он был на том же месте, где они сидели вчера.Удобно.Подойдя к мужчине, Рина лукаво улыбнулась ему, уточняя:
-Вы так о сыне тревожитесь, или полагали, что меня успел очаровать какой-то залетный рыцарь?
Не дожидаясь ответа Рина села рядом с мужчиной,взглядом отыскав Мориса. Юноша был очевидно не уверен в себе, хотя все шансы у него были. Не хватало мотивации.
- Всё же стрелы так не верны, - Словно невзначай обронила девушка, не глядя на своего работодателя, - Но становятся куда послушнее, если целишься в то, что действительно желаешь разрушить.
Последние слова девушка сказала нарочито громко. Её не смутило то, что несколько любопытствующих взглядов замерли на ней. Если бы она могла крикнуть: “У тебя получится” и не навредить своей работе - то выбрала бы этот вариант. Но покуда приходилось играть по правилам.

Совместно с Алу Скетч.

+1

22

Написан совместно с Малриком- Задавать неудобные вопросы у вас получается ничуть не хуже, чем решать их, Рина. – язвительно пробубнил граф. Он не был глуп, и понимал, что выражать недовольство в негативном ключе этой особе не позволительно. Не решаясь играть с судьбой, Август лишь осторожно намекал на свои мысли. Да и оскорблять даму на турнире чревато поркой розгами, публичным гонением, а иногда и вовсе казнью. На небольшой промежуток времени чин отстранился от пунктуальности Фальки, наблюдая за успехами своего сына.
Стрелок нервничал, и это было видно невооружённым глазом. Руки Мориса тряслись, когда он натягивал тетиву, а подготовка к следующему выстрелу сопровождалась длительной паузой. Наставник, которому предписано находиться неподалёку от своего ученика, всем сердцем желал оказать моральную поддержку растерянному юноше, но правила запрещали ему вмешиваться в процесс и нарушать концентрацию.
Неожиданными для Малрика (впрочем, как и большинству присутствующих) стали слова Алу . Их смысл было возможно разобрать, даже находясь на дальних трибунах арены – настолько чёткой и ясной была её речь. Морис проникся её идеей, и начинал ощущать себя куда увереннее. Однако, даже будучи воодушевленным её красноречием, мальчишка не мог попасть в намеченную цель.
Граф наблюдал за происходящем беспристрастно, будто бы сейчас выступал незнакомый ему человек. Взгляд и выражение лица отражали полное спокойствие, даже после того, как в толпе послышались недовольные результатами возгласы. Для волнующегося мальчика они сулили стать последним гвоздём в крышку гроба его рыцарского статуса, и теперь наставник невзирая на правила решил вмешаться. Насмешливые возгласы сменились на недоумевающие. Охотник прошёл мимо Мориса, похлопав его по плечу так, будто успокаивал давнего друга.
- Помнишь фокус, который я тебе показывал? – голос наставника пестрил уверенностью, а во взгляде его голубых глаз горела надежда, возложенная на юное дарование. Стрелок кивнул, подготовившись к своему последнему выстрелу, так как в его колчане осталась одна единственная стрела. Кроули неспешно направился к чучелу, встал около него и повернулся к Морису лицом. Рука следопыта нырнула в карман, и через мгновение толпа наблюдала, как мужчина в треуголке пытается поставить на шляпу спелое, красное яблоко. Фрукт невозможно было не заметить даже на удалённом расстоянии, ведь в свете утреннего солнца плод горел чистым яхонтом. Убедившись, что яблоко плотно стоит на его шляпе, охотник скрестил руки за спиной, выпрямившись во всю стать. Удивительно было то, что несмотря на сомнения окружающих подобная выходка вселяла в юнца ту уверенность, с которой тот не так давно владел клинком. Пара техничных, быстрых движений, и стрела со свистом пролетела над треуголкой наставника, запустив плюмаж с перьями в танец воздушным потоком. Яблоко с попавшей в неё стрелой упало на землю, а охотник даже глазом не моргнул – настолько он был уверен в способностях своего ученика. Смотровое ложе, в котором находился граф, взорвалось аплодисментами и свистом. Вскоре и толпа подхватила этот одобрительный жест. Только отец находился в состоянии полного безразличия.
- Парень и правда молодец – наконец вымолвил он, правда тон Августа отражал прямо противоположные эмоции – Думаю, он заслужил принять вино из твоих рук.
Будто бы выжидая момента, слуга из окружения графа поднёс к Фальке закупоренную бутылку благородного напитка на медном подносе. Также, рядом с зеленоватым стеклянным сосудом красовался церемониальный кубок. Посуду из серебра граф постарался исключить, ввиду сложившихся обстоятельств.
- Не забудь проверить его… букет. Это мой сын, и он заслуживает лучшего.
Рина пропустила замечание нанимателя мимо ушей. Оно не было важно, с ним и его сыном все было в порядке и со своей ролью она продолжала справляться идеально. Это главное. И этого достаточно.
-Если он молодец, то удостойте его хотя бы отеческой улыбкой. - Сказала девушка. Она удостоила юношу громких хлопков в ладоши, когда он попал в яблоко.

Так вот значит, какая мотивация верная. Мальчишка предпочитает защищать - очаровательно…
Взяв бокал с вином, Рина вдохнула аромат, мирно пожимая плечами - ничем, кроме вина, не пахло. Она прошла к юноше, грациозно и легко,не обращая внимания на других, и протянула бокал.
-Так значит, чужая жизнь мотивация лучше, чем разрушение? - Вполголоса спросила она, тепло улыбаясь, - Ты молодец. Правда молодец. Надеюсь, твой приятель смотрел. Я бы гордилась таким другом на его месте.
Слова девушки были искренними и честными, она видела в юноше черты, что любила в людях. Черты присущие молодости и детям.

Я бы хотела такого сына. Герцог,может быть,не лучший отец, но Морис растет весьма достойным.
Цветные глаза на миг соскальзывают с лица мальчишки, что произвел должное впечатление, в поисках охотника. В воспоминаниях волчицы меткость мужчины была пусть неоспоримым, но не слишком приятным дополнением к знакомству. И все же он верил в своего ученика как никто. Детям необходима такая чистая вера.
-Скажи спасибо наставнику. Думаю - он заслужил. - Тепло обронила Катаржи, вновь смотря на Мориса, едва-ли не с материнской нежностью, - Мне стоит вернуться к твоему отцу. Не налегай на вино.
[NIC]Рина Катаржи[/NIC][STA]Я у сердца таю опасность[/STA][SGN]Желаю Вам видеть дальше своего носа, господа! Говорят, так открываются горизонты![/SGN]

Отредактировано Алу Скетч (29-08-2019 20:33:26)

+1

23

Как только Фалька ступила на арену, глашатай торжественно объявил её имя. Толпа одарила даму громкими овациями, понимая, какую честь она подаёт юному стрелку. Этот знак являлся почётным и уважаемым, как и человек, удостаивающий им молодого рыцаря.
Слова Рины были искренними, это почувствовал даже наставник, стоявший неподалёку от стрелка. Её похвала тронула его, и мальчик, улыбаясь, склонил свою голову перед почтением знатной дамы, приняв из её рук кубок с вином. Он знал, что выпитый до дна напиток будет лучшим показателем его одобрения и благодарности. Поднеся кубок к губам, не пьющий доселе паренёк, пусть и морщась от терпкости напитка, выпил его полностью под бурные овации.

С этого момента Морис больше не чувствовал себя ребёнком. Его переполняла гордость и радость. Эти настроения разделяли и его наставники. Даже Морсьён, будучи дамой не сентиментальной, не могла сдержать слёз счастья за своего ученика. Долгие годы тренировок и кропотливых занятий не прошли даром, и с этого момента статус рыцаря вступал в силу. Ещё один жизненный этап Мориса был позади.
Охотник положил руку на плечо стрелку, одобрительно кивнув ему. Кроули не пускал слов на ветер, и считал, что этого жеста будет вполне достаточно, чтобы передать переполняющую его гордость. Теперь мальчику надлежало покинуть стрельбища в компании своих наставников и госпожи Катаржи, дабы отправиться к своему отцу.

Сделав пару шагов в сторону выхода, у которого несла службу вооружённая охрана, мальчик внезапно остановился, а кубок выпал из его рук. Морис упал на колени и взялся рукой за живот. Фалька обернулась к мальчишке, и в её глазах отразилось понимание.

Как? Черт его дери, как? Кубок и вино были чистыми! Что я пропустила!?

Люди стали свидетелями воистину страшного зрелища – некогда здоровый и жизнерадостный молодой человек пал ниц из-за недуга, а из его рта ручьём потекла алая кровь. Народ содрогнулся. Стража и наставники тут же облепили мальчишку, пытаясь понять, что с ним происходит. Фалька не собиралась медлить, оттолкнув Малрика она бросила короткое: “Закрой меня”. Рывком растрепала волосы, изображая истерику и слезы, бросилась на шею к Морису, скрываясь за черной копной. Впервые она намеревалась обратить человека. И впервые это решение не вызывало колебаний.

В порыве всхлипа девушка утыкается в шею, игнорируя попытки стражи оторвать её от наследника. Зубы с силой сжали горло Мориса, на языке ощутился привкус металла и крови. А в голову ударил женский запах тела. Странный и неестественный для сложившийся ситуации. Стоило Фальке оторваться, она, как прежде скрываясь за волосами, провела по укусу языком, на сей раз позволяя себя оторвать. Что-то шептали, кричали и говорили о том, что она отравительница, но волчица не слушала. Она боялась за мальчика. И упорно отказывалась анализировать ситуацию до того момента, когда её руки сжали за спиной. Одного взгляда хватило для понимания. Гость Герцога арестовывал её за “попытку убить”.

Тварь..собственного ребенка как разменную монету!? Ты умрешь в муках. Я тебя удавлю.

Единственная мысль пульсацией пронеслась в голове, но сейчас девушка была готова играть по чужим правилам. Лишь, будто от шока, обмякнув на миг, волчица едва-ли не упала на охотника, вновь коротко, но ясно произнося: “Укусила”.
Фальке было важно, чтобы был хоть кто-то, кто поймет, что будет происходить с ребенком дальше. Ей было важно, чтобы рядом с Морисом были. После, повинуясь грубым порывам, девушка позволила себя увести.
Из всей толпы, она знала точно, только Иоль смотрит на неё с трибун понимающе. Эльфийка наверняка смыслила в происходящем больше самой Фальки, ведь была сведуща в человеческих придворных играх, но главное она точно знала: Рина никогда не причинит зла ребенку.

Совместно с Алу Скетч.

+1

24

Написан совместно с МалрикомВсё это походило на дурной сон. Толпа что-то невнятно кричала, кричали и стражи, отдавая приказы об аресте отравителя. Охотник был в шоке. Конечно, он знал, кем на самом деле была госпожа Катаржи, но даже он не ожидал, что у неё поднимется рука на убийство сына заказчика. В последнем не возникало сомнений - она работала на Августа и выполняла все его пожелания. Оставалось загадкой лишь то, являлось ли отравление сына прямой задачей, поставленной перед Алу.
Охотник не успел задать ни единого вопроса о том, что сейчас происходит. Лишь держа упавшую на него девушку он чётко и внятно услышал её слова.
Укусила? Она укусила Мориса? Но зачем? Задавать эти вопросы стало слишком поздно, ведь госпожу увели со стрельбища стражи, а Морис так и остался лежать на земле, корчась от ужасной боли. Бьющаяся в истерике Морсьён только и делала, что выкрикивала мольбы о пришествии лекаря.
Кроули бросился к мальчишке, но подоспевшие стражники оттолкнули его и наставницу по фехтованию.
- Ублюдки, пустите, пустите меня к нему! – яростно, сквозь слёзы бросала хулу Джулия, пытаясь освободиться от удерживающих её стражников. Мальчишку вынесли со стрельбища всё те же люди, одетые не в турнирные доспехи.
Всё закончилось так же быстро, как и началось. Мориса увели, а наставников выпроводили с ристалищ за трибуны. Находясь в недоумении, охотник не представлял, как ему действовать.
- Нам нужно найти, куда они увели Мориса, слышишь? – спохватился он, вцепившись в плечи Джулии. На ней не было лица, и казалось, что женщиной овладело отчаяние.
- Уже слишком поздно, охотник. Август отравил её.
- Её? Что ты, чёрт возьми, несёшь?
- Свою дочь!
– вырвался крик из её уст, полный горькой скорби – Мориса… Бедная девочка. Его придворные слуги и я скрывали эту тайну с момента её рождения. Графу нужен был наследник, а не дочь. Свою предпоследнюю жену, которая раз за разом дарила ему дочерей, он свёл в могилу вместе с младенцами.
Одно потрясение следовало за другим. Сказать, что Кроули был сбит с толку – ничего не сказать. Потеряв дар речи, полукровка мог лишь внимать откровению Морсьён, которая как оказалось знала много секретов графа Августа.
- Но он не мог узнать… Моё сердце подсказывает мне, что не это известие заставило его отравить Морису. Эта мразь пошла на крайние меры, чтобы получить претензии на земли Катаржи. Поэтому Август и решил отравить её руками Рины, чтобы добиться повода для войны. Уноси ноги, Кроули, иначе это кровавое болото затянет тебя по уши. Мориса уже мертва.
- Нет, она ещё жива
– столь уверенное утверждение заставило надежде снова загореться в глазах Джулии, покрасневших от пролитых слёз.
- Откуда тебе, невежде, знать?
Картина произошедшего наконец стала проясняться для Кроули. Логика никогда не подводила бастарда, и сейчас, взвешивая все факты, он снова смог понять посыл, который пыталась донести Алу. Она укусила Морису в самый последний момент, тогда, когда поняла, что натворила. Август наверняка обманул и её. Фалька передала проклятие в кровь ребёнка затем, чтобы спасти его от смерти.
- Перед тем, как её увели, она сказала, что укусила Морису. Она оборотень, Джулия. И теперь тело ребёнка страдает не от яда, а от проклятия, что попало в кровь. Она будет жить.
Удивлённая не меньше Вана, Морсьён оживилась. Это известие, пусть и не менее горькое, чем отравление наследника, стало для Джулии неожиданностью. Сейчас это проклятие казалось ей даром, ведь благодаря ему Мориса будет жить, а это всё, что хотела Джулия. Ребёнок не был ей безразличен, и она любила её всем сердцем. Будто родную дочь.
- Значит мы правда должны найти её. Если оставить всё как есть, люди Августа всё равно убьют Морису. Теперь её жизнь в наших руках, Ван.

+1

25

Стража привела Алу за территорию турнира, туда, где не было лишних глаз. Небрежно швырнув Алу на землю, человек в барбюте дал своим людям приказ. В скором времени стражники принесли сундук, до отказа набитый золотыми монетами. Открыв его и продемонстрировав содержимое Фальке, человек Августа соизволил молвить.
- Граф Август доволен вашей работой. Он приносит глубочайшие извинения за то, что не смог вручить вам награду лично.
Стража поставила сундук на землю перед Фалькой. Стражник, возглавлявший караул, пнул его крышку ногой, и изделие из дерева громко брякнуло петлями и своим содержимым.
- Я даю вам час, чтобы покинуть турнир. В Грессе вам лучше не появляться, пока всё не уляжется.
После этих слов люди в стальных доспехах, вооружённые до зубов, ожидали действий белого князя.
Рина повиновалась людям Герцога. Повиновалась лишь по той причине, что желала понять происходящее. И ей нужно было время на это. Подставить её под убийство наследника - зачем? Рассчитывать, что она покинет Грес - абсурд. Она Ткач. Это её дом и она живет здесь по своим правилам. Однако ей оставили в покое и даже предложили награду…

Награду. Награду!? ЗА УБИЙСТВО РЕБЕНКА!? Эта тварь просчиталась.

Рина надела на губы холодную улыбку, она прошла к сундуку, оглядывая содержимое.
-Хмммм… Да. Кажется, этого достаточно. - Обронила девушка, а затем, встав прямо, стала снимать платье нарочито неспешно, - Я от него устала.
Рина… нет. Фалька играла грязно. Она не смогла бы одолеть пять хорошо вооруженных мужчин одним нагрудным крестом. Она оборотень, но отрубленная голова - вполне себе угроза. Однако её фигурка всегда была лучшим оружием из имеющегося. На неё переставали смотреть, как на угрозу. К ней поворачивались спиной, или позволяли лишнее - не важно. Все это было ей на руку.

Так произошло и на сей раз. Упавший на землю вместе с платьем крест никого не смутил, а принятое золото и вовсе казалось очевидным решением. Этого было достаточно, чтобы замысел девушки был сокрыт до того самого момента, как крест вонзился в горло ближайшему рыцарю, под самым подбородком. Хлынула кровь, Алу выхватила из ножен на поясе охранника клинок. Её глаза горели злостью,а на губах была уже не улыбка - безумный, кровожадный оскал. Фалька не была слишком талантливой в боях на мечах, но она играла грязно, а боль и раны были привычным допущением. К тому же силой оборотень отличалась от людей весьма значительной. Если бы ей так не хотелось напоследок высказать Герцогу, что она думает о таком “папаше”, она бы и вовсе обратилась и разорвала бы ублюдкам лица. Но, за неимением другой возможности,придется орудовать мечом.

Горячая кровь мгновенно начала вязать кожу, высыхая на ней, но Алу привыкла к этому ощущению. Над ухом прозвучал короткий приказ: “Убей!”, что только раззадорил. Легко вынув крест и перехватив его свободной рукой, волчица начала танец с того, что запустила нагрудный клинок прямехонько в глаз - не попала. Как ни крути, а он не для этого предназначен. Но внимание отвлечь удалось. Проскользнув под рукой нападавшего рыцаря, волчица запрыгивает на того, что только что увернулся от креста, доспех льдом впивается в нежную кожу, противник теряет равновесие и падает, в попытке сорвать женщину противник ударяет её эфесом. К его несчастью, волчица умеет наслаждаться болью. Она бы даже прогнулась в спине, позволяя себе вздох возбуждения, но сейчас первичнее была злость. Меч играюче проламывает череп. Алу видит, как стекленеют глаза её соперника. Но никто не собирается давать ей передышку. Она едва успела обернуться, когда поняла, что не успеет отойти из под удара, и только подставила спину под палицу. Раздался хруст, на какой-то миг в глазах потемнело, приступ кашля подступил к легким. Алу даже не сразу поняла, что рухнула на землю.

В следующее мгновение её накрывает ещё более жуткая боль - проклятие лечит её. Но это ощущается огнем, жутким и болезненным огнем. Жадный глоток воздуха помогает открыть глаза, на несколько секунд в них двоится, но этих секунд достаточно чтобы инстинкт дал приказ откатиться. Новый удар пришелся о землю. Покачнувшись, девушка встала. Кости с хрустом вставали на место, опухоль на спине красноречиво говорила, что рана снаружи уже затянулась.
-Со спины. Сука. - Лаконично и как-то насмешливо выразила свое неодобрение девушка, пытаясь двинуть правой рукой. Не сработало. Только новая порция боли неоднозначно намекнула, что пока регенерация не закончится, обходиться придется левой. И преимущество в виде внезапности более не было. Трое солдат обступили её, вооруженные и готовые убить. Смерть их компаньонов их, судя по всему, не шибко волновала.
Цветные глаза с интересом оценивают ситуацию. Волчица зло фыркает, вынужденная уворачиваться. От одного или двоих - это ещё куда не шло, но трое в её состоянии становились проблемой. “Беги” - говорит инстинкт самосохранения, и оборотень соглашается. Бегает она быстрее парней в жестянках.
Очередной прыжок подальше от лезвия меча, и девушка срывается с места. Она лишь делает вид, что намерена сбежать. На деле - ей нужно добраться до меча, к которому перекрыли дорогу здоровяки.
“Взять её!” - звучит за спиной, и волчица ликует. Они попались. Когда ровный строй был нарушен, девушка играюче разворачивается, припоминая поговорку “волка ноги кормят” и внутренне с ней соглашаясь. Потерять руки в бою для неё было меньшей проблемой. Несколько мгновений ей - чтобы снова взять меч, противникам, чтобы понять случившееся, но уже поздно. Теперь нападает она. Играюче нападает на того, кто бежал последним. И ей достаточно одной руки. Подбежавшего напомощь соратника она сшибает с ног одной ровной подсечкой - чертовски больно, с обнаженными то ногами. И голова третьего воина слетает с плеч. Прежде, чем поднимается второй - волчица отсекает кисть с мечом, раздается безумный вопль - он её более не интересен.
Во вторую руку возвращается чувствительность, а на лицо оскал. Последняя жертва наверняка уже не против сбежать, но понимает - она догонит. Легко увернувшись из под палицы, наемница даже не пытается перехватить меч в обе руки. Он был бы тяжелым для неё, будь она человеком, а так - и сейчас не плохо. Однако длина не привычная. С кинжалами она справилась бы быстрее. К тому же палица уверенно мешает клинку пройти к носителю - это становится проблемой. Удар, ещё и ещё, оппонент уходит в оборону а волчица теряет время. Она боится за ребенка. Злится на Герцога. В конце концов - решение приходит неожиданное. Резко остановившись, волчица перехватывает клинок за лезвие, то прорезает кисть едва-ли не до кости. Непонимание отражается в глазах противника, а в следующее мгновение запущенный клинок прилетает в голову, раздается характерный треск проломленной черепушки. Волчица опускает руку, безумная улыбка сходит с лица, сменяясь беспокойством.
Она дает себе пару минут, чтобы тело могло подлатать себя достаточно. Отстегивает у мужчины кинжал с крепления, с ним привычнее. Наспех обрезает платье, срывает с него шлейф и спешно натягивает - обнаженной она привлечет внимания слишком много. Крест вновь ложится между грудей перед тем, как Алу срывается с места. Она все ещё остро чувствует запахи, хотя их теперь и заглушает кровь. Она знает, где искать Герцога. И такая смерть ему даже не снилась.

По приказанию графа Морису отвели в его личный шатёр. Алхимик, служащий Августу, сейчас находился рядом с больной, с тяжестью на сердце наблюдая за её муками. Ребёнок бился в конвульсиях, а детский голосок уже охрип от крика.
- Как ты мог ошибиться в дозе, идиот? – со звериным оскалом отчитывал чин своего прислужника, занимающегося изготовлением ядов.
- Мой господин, клянусь, расчёты были верными! Этой дозы с лихвой хватило бы, чтобы убить лошадь в кротчайшие сроки, но ваш сын… Это нечто невероятное! Его тело обуздал жар и тремор, но он ещё жив!
- В этом и проблема, кретин! – казалось, что терпение Августа достигло предела. Под горячую руку господина попался его деревянный стул, который в скором времени отправился в полёт, в сторону алхимика. Святило науки вовремя пригнулся, оставшись целым и невредимым.
- Сколько ему ещё осталось?
- Ваше благородие, я не могу строить подобных прогнозов. Поймите, что…
- Сгинь! Прочь, коли жизнь дорога! – прервал его робкие объяснения граф, вытащив клинок из ножен. Алхимик дал дёру из шатра, сбив по дороге одного из стражников Августа.
- Всё всегда приходиться делать самому...– и над бедным ребёнком, телом которого овладевало проклятие, навис Дамоклов меч, и держали его руки родителя. Длинный замах с плеча, и совсем скоро палитру этой порочной картины пополнит алый цвет.

Фалька бежала на запах, играюче убивая стражников, что узнавая девушку, пытались её схватить или преградить путь. Её не интересовало ничего,кроме одной навязчивой идеи - распотрошить ублюдка. И смотреть, как он напоследок пытается собрать собственные кишки.
Ооооо, как она хотела ему смерти. И каких мучений желала. Будь это не слишком накладным - она бы укусила его, а затем посадила в собственный подвал, и пытала бы всю оставшуюся вечность. Это было бы красиво. Его крики были бы лучше любой колыбельной. Но на счастье Герцога - ему грозила лишь смерть.
-Постойте,что Вы…- Начал было стражник, но Фалька даже не остановилась, полоснув кинжалом по его горлу. Раздался характерный хрип и хлюпанье, запах крови поднялся в воздухе. Фалька и без того им пропахла. Горящие безумством цветные глаза посмотрели на алхимика, с губ слетело;
- Беги. - и, судя по исказившемуся лицу мужчины, это звучало убедительно.
Девушка вошла в шатер, на губах её блуждал холодный оскал.
-Так-так-так,-Нараспев произнесла волчица, застав бывшего нанимателя с занесенным клинком, -Какая трагичная оплошность. Выбрать в убийцы ребенка меня. Тебе не позавидуешь, дорогой.
Фалька утерла кровь на лице, поигрывая кинжалом.
-Либо отойдешь, либо простишься с жизнью без возможности торга, сладкий. Я похороню тебя со всем твоим наследием. Не останется никого, кто тебя бы знал. Для такого тщеславного ублюдка беспамятство - худшее наказание, а? - Игривым тоном произнесла девушка. Она лгала. Её не интересовали предложения герцога, но ей нужно было отвлечь того от Морисы. Даже волчья скорость не быстрее уже занесенного меча.

Август вздрогнул, когда услышал знакомый голос. Предательство Фальки было вполне оправданным и ожидаемым. Единственное, о чём думал сейчас граф, это каким образом наёмница пронюхала про его планы. Сейчас она стояла прямо у порога шатра, с оборванным платьем, вся измазанная в крови, а в руках её угрожающе блистал окроплённый багряном кинжал. Сквозь гнев неудачи, настигнувшей его, он не слышал её речи. Скалившись как загнанный в угол зверь, он лишь громко прокричал, отправив клинок в своей руке в полёт. Сталь неумолимо быстро настигала тела Морисы.

Звук упавшего на землю меча знаменовал очередной провал Августа, на этот раз ставший фатальным. Прямо в его ладони торчала стрела, пробившая её насквозь, а из свежей раны хлынула кровь. Крича на этот раз от боли, граф пал на колени, держась за израненную руку.
Очередными нежданными посетителями шатра стали наставники отравленной девочки, вынужденной притворяться мальчиком, дабы сыскать любовь своего родителя. Вот только человеческих чувств не осталось в отце, им управляла неутолимая жажда власти.
Стрела принадлежала Кроули. Ему не потребовалось переуступать свои моральные принципы, наблюдая, что отец сотворил со своим ребёнком. Лишь высокий статус бесчеловечного тирана спас последнего от лишней дырки промеж глаз. Малрик всегда твердил, что он – не убийца, а значит и смерть графа должна произойти не от его рук. Всё, что он делал, это спасение ребёнка.
Джулия была другого мнения, и обнаружив ублюдка, упавшего на колени, она тут же обнажила клинок и угрожающее зашагала в его сторону. Наверное, все наблюдавшие её походку, были уверенны в том, что её рука не дрогнет. Не ожидая объяснений от Августа, она лишь взмахнула клинком.

Человеческая жизнь хрупка. Подобно отстриженному локону слетела голова графа Августа, с застывшей гримасой ужаса на лице. Всю свою жизнь он провёл в страхе, со страхом и погиб от рук собственного слуги. Возможно, этот человек заслуживал куда более ужасной смерти, но люди, движимые благими намерениями, не задумываются о подобном.

Совместно с Алу Скетч.

+1

26

Я не стала мешать женщине. Хотя и хотела убить Герцога сама. Хотела, чтобы тот мучился. Но порой даже в таких удовольствиях надлежит уступать. Когда все кончилось, я взглянула на Кроули, коротко кивнув ему в знак благодарности. Не важно, что было между нами, но он понял все верно и пришел помочь девочке.
Хотя это ничего не меняло. Ему ещё предстояло меня возненавидеть, ведь данное герцогу обещание мне слишком хотелось сдержать. И, пусть не прямо сейчас, но я убью каждого, кто знал его… кроме разве что самого Малрика, Морисы и той женщины, что теперь будет с ней рядом и, дадут боги, будет последней из нас троих знающей очередной «секрет» девушки.
Медленный шаг, рука ложится на плечо женщины.
-Никому не говорите о том, что теперь она оборотень. К нам относятся излишне… предвзято. – Очередной короткий взгляд на Кроули, - Хотя некоторые того правда заслуживают. Возможно, Вы найдете жреца, что сможет снять проклятие. До того времени – я буду помогать. Научу её сохранять рассудок в облике волчицы, подавлять агрессию. Это не будет просто, а первое полнолуние вообще заставит переосмыслить понятие боли. Что до жара и её самочувствия сейчас – отпустит к утру. Затем ей потребуется несколько дней сна. Спишите на отравление. Алхимиков и лекарей не пускайте. Это будет опасно не только для нее, но и для них.
Носки сапогов пропустили тепло от ещё свежей, вытекающей крови, я коротко посмотрела на собственное отражение в тягучей жидкости.
-Ах, да. Смерть Герцога тоже спишите на меня. Меня видели, а кучи трупов, ведущие к шатру,  будут хорошим подтверждением этому.
Мягко улыбнувшись женщине, я развернулась на каблуках и вышла из шатра. Снаружи было суетно, и задерживаться в ожидании стражи я не стала.
Эта история закончилась. А Морису… её я ещё увижу.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Её величество двоедушие.