http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Вопросы веры


Вопросы веры

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/intermediary/f/0af26cbf-be9e-43eb-af30-f054174cfe9a/d1i6nmb-e92a3d7e-4df0-4ddf-8155-71d091162f62.jpg
Время: 10604 год, конец весны
Место: окрестности деревушки на окраине равнин Греса
Участники: Морваракс, Анастасия, Эреб
Сюжет:
Твой разум смешивает истину с твоим восприятием реальности,
так рождается твое мнение. Человек видит только то, что он хочет видеть.

Жители этой деревушки не шибко жаловали непрошенных гостей. Ладно бы человек какой пожаловал, иль эльф внезапно заглянул, так ведь целый дракон прилетел! И никак его не сдвинуть, не прогнать! Но вроде людей не трогает, дома не сжигает, стада не жрет… Если не обращать внимания, то авось и сгинет по своим делам.
Кому-то, однако, лежащий в поле ящер был очень интересен. Ведь говорят, что драконы – светлые и мудрые создания, сотворенные самим Имиром. Иные считают, что нет тварей злей и коварней, да покровительствует им Рилдир. Кто-то поговаривает, что это малые дети умершей богини. Так где же правда?..

Отредактировано Морваракс (23-02-2019 13:02:55)

+3

2

Драконы, по большей части темные, обеспечили своей родне весьма дурную славу.
Большие города вполне успешно могли отразить визит дракона, вздумай тот что-то требовать с жителей. Деревушки же, села и маленькие городки столь же успешно страдали от налета крылатых ящериц. Ну а что им остается, кроме как идти на поводу у этих монстров? За помощью слать некуда – далеко, да и когда еще соберется эта самая помощь? Вот драконы и тешили свое величие руками несчастных людей, требуя ритуалов и подношений ы свою честь.
Потому любой дракон, любого размера и цвета не сулил местным жителям ничего хорошего. Мог правда глянуть, что брать нечего и улететь восвояси. А мог и от досады сжечь все селение.
Завидев приближающуюся с небес темную фигуру, жители деревушки приготовились к худшему. Кто-то возносил молитвы Имиру, кто-то просил Играсиль о покровительстве, некто погнал детей прятаться, но… Но в общем повседневный быт и обязанности перевесили страх перед неожиданным визитером. Прилетели-улетели, а дела простаивают – негоже это.
Впрочем, черный дракон не спешил с визитом. Приземлился где-то в поле да там и лег, греясь на солнышке. Может приглядывался к местным, а может и вовсе никаких дел к деревенским не имел. Люд поуспокоился, хоть и поглядывал в ту сторону с опаской. Дети же все хотели подобраться поближе – интересно же! Впечатлений просто море, можно будет своим правнукам рассказывать! А если бы еще удалось прикоснуться к дракону!.. Но так близко, конечно, не подойти.

Морваракс до забот местных и впрямь не было дела. А забавы с играми в бога или повелителя считала пустой тратой времени. Сюда она прилетела с конкретной целью.
Во-первых: в крупных водоемах частенько водились линдвормы. Обсидиан их недолюбливала из-за неприятных стычек в прошлом, но оттеснила свою нелюбовь на второй план. Двуногие водоплавающие ящеро-змеи были любопытными образцами для исследований. К примеру, они могли бы стать материалом для создания новых химер или стражами реки близ логова самого дракона. В общем, применение им найдется. Только для начала надо выловить и изучить.
Собственно, потому обсидиан и наведалась к деревушке. Близ селений часто встречались данные «паразиты». Деревенские их как правило вытравливали, вынуждая покинуть территорию, но иногда не успевали. И ящеры жили, росли и со временем нападали на людей. Вряд ли Морваракс повезет с первой же деревушкой, но это не так важно.
Во-вторых: у нее была назначена встреча с одним своим старым «знакомым». Оный обещал раздобыть кладку еще одного ящероподобного существа. Морваракс понимала, что до ее логова достаточно далеко и не каждый должник или союзник дойдет, потому согласилась на встречу на нейтральной территории.
О мыслях, что терзали местных жителей, была осведомлена. Обошлось без вульгарной телепатии и чтения мыслей. Угадать, как к ней здесь отнеслись, можно было легко и просто – достаточно покоситься на прежний жизненный опыт. Благо сейчас обсидиан была уже не маленькой и прогнать ее толпой не могли.
Лежа на солнце, дракон любовалась полями и ожидала своего «знакомого». Попутно «прощупывала» ментально местность в поисках интересующих ее животных.

+1

3

Я шла по своим очень важным делам, о которых я сейчас говорить не буду, а скажу потом, шла я из города Греса туда, где делится река Райс, то есть к самой границе герцогства и путь мне предстоял неблизкий, но я не унывала совсем, потому что меня впереди благое дело ждало и очень нужное, а я к дороге привыкшая была и по пути думала что-нибудь хорошее людям делать, может быть сжечь кого-нибудь плохого, чтобы мир этот чище стал. И за вот такими вот мыслями я в пути была с самого утречка, как встала спозаранку и это уже не первый мой день пути был. Погода была диво хорошая и тепло очень было, и солнечно, видимо Господь наш, Имир, жену свою умаслил и та теперь вся расцвела и красота природная тоже с нею расцвела. И я так шла, шла и улыбка была на моем лице и пришла я в деревню, которую очень ждала встретить.
В деревне этой я была не первый раз уже и пошла искать местную церковенку, потому что поп местный меня раньше едою угощал, и сейчас тоже я очень хотела еды попросить, и мне не стыдно было совсем за это, потому что я миссию благую церковную выполняла, а Имир велит добрым путникам помогать и гостям ни в чем не отказывать. К тому же поп местный очень смешной и веселый был, и человек прямо очень хороший, и все они тут очень хорошие были здесь, и я никогда не боялася, что у меня тут кулон греться будет, потому что среди таких людей хороших и зла никакого подавно не бывает!

Но до попа я не дошла, потому что в деревне все не в порядке было. И людей было очень много на улице и все они шептались или говорили громко между собою, а кто-то телегу грузил спешно, в общем что-то случилось, и я сразу собралась, потому что если зло какое эту деревню посетило, то я прямо сразу была готова все злое сжечь, не думая! И я тогда подошла к мужику местному и сразу спросила его "Скажи мне, мужик, что это все суматошные такие!" А он на меня посмотрел сверху вниз, потому что высокий очень был, а я не такая высокая и ответил мне "Дракон прилетел, пигалица! Большой и страшный!" Ну я как это услышала, сразу все во мне всколыхнулось, и вспрыгнуло, и сердце чуть из груди не выскочило, но я не спешила, потому что умная уже была, и мне целых шестнадцать лет уже исполнилось, и я мужика знамением Имировым осенила и сказала ему "Господь с тобой, человек деревенский, драконы в горах сидят и на сокровищах спят! А у Вас тут гор нету." Ну он, когда я его осенила, понял, что со служительницей разговаривает, потому что на мне ряса моя надета была и сказал мне, что я сама могу посмотреть, и дракон у околиц сел на землю и ждет чего-то, а они тут не знают что делать. А я ответила "Глупые! Идите в церковь и молитвы Имиру возносите, свечи ставьте, потому что тогда Вас никто и не тронет!" И я, как этот совет дала мужику, пошла скорее на дракона смотреть, но я не побежала, потому что служительницам бегать не положено по деревне, а пошла, но очень быстро так пошла, прямо засеменила.

Я драконов всегда очень любила, потому что драконы мощные очень, и огнем все сжигают, и красивые прямо невероятно, и еще умные донельзя, как человек никогда умным не сделается, потому что они живут тысячи лет и голова у них большая очень! Только меня одно очень сильно смущало, точнее два обстоятельства, но я о них думать пока не стала, а просто вперед шла, чтобы дракона волшебного увидеть своими глазами.

И это был прямо настоящий дракон! Я до конца не верила, и когда спешила вперед, все думала, что это люди обознались и какое-нибудь чудо-юдо за дракона принимают, потому что люди иногда ошибаются, а это был прям самый драконистый дракон, какого только можно было придумать! Я его издалека увидела и сразу обомлела. Я тогда вперед заспешила, потому что дракона за крышами плохо видно было совсем, а потом выбралась на полянку подалече и даже рот раскрыла, так меня все это зрелище захватило и восхитило! И он прямо красивый был очень такой и он был огромный, огромный-преогромный, как десять меня, наверное! И черный весь такой был, очень хищный и мощный очень, но еще грациозный такой, изящный, все как прямо в сказках и мечтах! Я когда все это увидела, сразу поняла, какая я благодарная Имиру, потому что он мои все желания и мечты девические глупые всегда в этой жизни воплощает, потому что любит всех, и вот еще одна мечта моя сбылась совсем. И вел себя дракон очень порядочно, как такой мудрый и задумчивый, и не жег никого, хотя конечно мог бы, а о чем-то своем, драконистом думал, очень важном, наверное. И я все разглядывала его и разглядывала, и у меня даже рот пересох немножко, потому что я его никак не закрывала, и все глазам своим поверить не могла, и даже щипала себя несколько раз за ляжку, чтобы понять, что это все не сон и дракон всамделишный.

И я тогда поняла, что Имир мне неспроста дракона показал, и время мне пришло, и у меня вопросы прямо так на языке и вертелись. Я тогда пошла прямо к дракону и не слушала людей, которые мне говорить начали, чтобы я не шла туда и они все боялись очень, а я совсем не боялась, потому что вообще ничего никогда не боялась, только сделать что-нибудь не по совести или еще там несколько вещей, но это неважно все. И я тогда поближе к дракону подошла перед мордой его метрах в десяти, наверное, встала, не очень близко, чтобы не смущать, а глаза у него очень-очень мудрые были, там прямо мудрость веков внутри была. Я тогда впервые заробела немножко, когда в глаза ему посмотрела, потому что ну кто я такая, дракона от его мыслей отрывать! Но я сразу же себя в руки взяла, потому что и я не абы кто, а служительница самого настоящего и самого могучего, самого доброго бога на свете, и я тоже немножко драконьего внимания стою, даже и капельку пусть. И я тогда руками взмахнула и подпрыгнула и сказала громко: "Здравствуйте, дракон! Здрав-ствуй-те!" И еще подпрыгнула, чтобы меня точно заметил он. И потом сказала: "Мне Вам очень нужно задать вопрос! Послушайте, а Вы злой или добрый?!" Это очень важный был вопрос, прямо самый важный и я очень хотела, чтобы дракон мне что-нибудь ответил, и повторить вопрос была готова всегда, и ждать даже сколько надо.

+1

4

Дракон знала, что рано или поздно, но народ перестанет шептаться за спиной. Не в общем – это-то как раз невозможно, но в данной деревушке, вот в этот самый день. Скорее всего кто-то «внезапно» вспомнит, что давно собирался брата или свата посетить, кто-то припомнит больную матушку из соседней деревушки, иной просто в дела уйдет…
Хотя любопытных глаз всегда будет полно. Обсидиан в общем-то не протестовала. Ей необычайно льстило, когда на нее бросали такие взгляды. Когда ты размерами с драконьего подростка, и даже младшие ящеры смотрят на тебя сверху вниз, начинаешь тешить свое величие о любое подходящее внимание. Тем более, что размышлениям и наблюдениям они совершенно не мешали.
«Хм, речная самка. Судя по всему достаточно крепкая, чтоб покинуть гнездо, но еще слишком молодая, чтоб стремиться к размножению. Идеально»
Линдворма дракон ментально зацепила совершенно случайно. В округе из живности были только домашние животные, ну и сами люди. Существа вне сомнений интересные и забавные, но совершенно не подходящие для глубокого исследования и последующих экспериментов. Дракон бросилась наугад, расширив ментальное поле поиска, и… уловила нужный отклик дальше к северу.
Последующее уточнение лишь подтвердили – и впрямь линдворм. Временно зарылся на речном дне и погрузился в дрему. Как знать может со временем это существо поселилось бы у деревушки и стало причиной многих бед. А может быть и нет. В любом случае обсидиан собиралась сделать доброе дело и прибрать ящерку к своим лапам. Хотя само животное вряд ли обрадуется такому повороту.
Вставать дракон не спешила. Намеченная змейка никуда не денется, а нужный ей «человек» все не появлялся. Деревенские скорее всего ему спасибо не скажут, когда узнают что из-за него тут крылатый монстр околачивается. Но с другой стороны… с другой стороны ее «знакомый» всегда умел поворачивать ситуацию себе на благо.
Повернув голову, дракон с некоторым удивлением обнаружила, что ее внимание настойчиво привлекают. Нет, само собой, к ней иногда выходили этакие «разведчики» от местных, дабы узнать что нужно ящеру и когда он изволит покинуть их земли. Но эта была… немного странной. Ну или вернее сказать, не такого вопроса от посыльного ждала Морваракс.
Вообще обсидиановых, ровно как и черных, причисляли к «оскверненным» драконам. Нельзя сказать, что очень зря. Морваракс отличалась поразительной стойкостью в убеждениях и чудовищным самоконтролем, однако в прошлом и на ее счету можно найти парочку разоренных деревень, изуродованных городков и сожранных людей. Впрочем, во всем этом дракон себя виноватой не считал – первой она никогда не била… За редким исключением.
Углубляться в такие размышления и уж тем более рассказывать девушке о своем темном прошлом дракон не стала. Для обычного люда все делится для простоты на две категории: если не вредишь и не хочешь вредить – значит добрый, коли наоборот – злой. Впадать в детство Мор опять же не собиралась, потому максимально мягко ответила через телепатию:
«Добрый»
Скорее всего девушка услышала в тот момент «свой» голос, только изрядно «усиленный» - явный признак чужого присутствия в голове. К тому же, для удобства дракон выбрала местный язык, который хоть и имел некоторые общие корни с всеобщим, но отличался от того в деталях.

+1

5

Я очень нервничала и переживала, но не потому что боялась, что меня огнем сожгут, а просто момент такой был очень волнительный и какого прямо никогда уже в жизни, может, больше и не случиться вовсе! И я готовилась прямо, что меня пошлют куда-нибудь далеко или вообще замечать не станут, потому что дракон большой очень и ему дела нету до всяких глупых людишек, а прямо Имир меня щедро одарил сегодня благодатью Своей и дракон голову ко мне повернул! Заметил меня! Это так здорово было прямо, что я аж замерла в восхищении и глаза мои сверкали ярко так, что, наверное, ночью можно по лесу было ходить и все-все видно было бы! И он добрый оказался и мне прямо так и сказал! Только сказал не словами и пасть свою не открывал даже, а у меня голос в голове возник громкий, я аж подпрыгнула, потому что такого не ожидала совсем и сердце у меня екнуло очень, но тут же расцвело счастье в душе и словно светлее стало вокруг! Так я обрадовалась.

Я тогда улыбнулась весело и широко, и подпрыгивала, и в ладоши захлопала от радости и поближе к дракону подбежала сразу, но вовремя вспомнила что мне остановиться надо заранее, а то это неприлично может быть к драконам близко очень подходить, и может быть я ему неуютно очень этим сделаю, и обязательно спроситься разрешения надо. Я сказала тогда честно-честно: "Это очень здорово, я прямо так рада, безумно просто! Благородный господин Дракон, благородный господин Дракон, а можно я к Вам подойду и Вас потрогаю по-всякому, пожалуйста-пожалуйста! Я немножко!" Я от своей решительной храбрости даже восхитилась. У меня еще всякие разговоры были и вопросы какие-то все на языке вертелись, но это все я забыла совсем и отмела прочь, так сильно мне эту шкуру блестящую завораживающую ладошкой хотелось погладить! Я даже руку приподняла заранее, а глаза от бока лоснящегося не отпускала, хотя меня учили всегда, что в глаза надо смотреть собеседнику, но тут было немножко страшновато все-таки в глаза смотреть, а на бок смотреть не так страшно было.

+1

6

«Других драконов она прежде либо не встречала, либо не имела столь тесного контакта, либо она просто любит нашу расу»
Дракон изучала взглядом радостную девушку. Да-да, драконов принято бояться, относиться с почитанием, уважением, или с тем, что он там требует. Но в любом уголке мира найдутся те, кто считает крылатого ящера образцом… силы? Красоты? Величия? Самим драконам это льстило, они ведь прекрасно знали насколько прекрасны. А вот люди… что тянуло их к драконам?
Находились ведь даже такие, кто их пытался изучать. Хотя большинство несомненно имело ту же реакцию, что и девушка. Радовалась та, к слову, весьма бурно, будто Морваракс простым ответом ей уже пообещала много всего хорошего. Запоздало дракон подумала, не означает ли в рамках этой деревни определение «добрый» то, что она им теперь покровительствует и одаривает?
Завести собственную деревушку поклонников было бы забавно, но слишком муторно. Как Морваракс поведала одному прелестному рыжему вампиру, а все же «сложно быть Богом». Обсидиан подумывала уточнить этот вопрос, но девушка оказалась резвее.
«И только?»
У этой особы хватило такта испросить разрешения. Некоторым резвым детишкам и молодым авантюристам этого сильно недоставало. Обсидиановую конечно не передергивало от чужих касаний или близкого присутствия, но контактов она старалась избегать. Во-первых: просто этого не любила. Во-вторых: может у иных драконов дело и обстояло иначе, но у Морваракс, как у водяных змеев, чешуя была острая. Любое касание могло привести к тому, что у любопытного появится глубокий порез.
«Подойти – можно. Прикасаться – нет»
Как бы подсказывая причину, Мор слегка «вздыбила» чешую, заставляя свою шкуру пойти острой рябью. Мгновение демонстрации и чешуйки вновь плотно прижаты друг к другу.

+1

7

Дракон мне снова ответил и даже смотрел на меня внимательно и мне прямо даже как-то неловко немножко стало под этим взглядом, будто я какая-нибудь девочка глупая и несмышленая, а я уже взрослая совсем была и очень самостоятельная. А дракон шкурою своею играть начал и такими волнами ее пустил восхитительными, что мне прямо сразу очень жалко стало, что он меня так дразнит и у меня руки сами потянулись вперед, завороженные. Ведь так сильно хотелось этой небывалой шкуры иссиня-черной коснуться, и чтобы  острые сколы эти руки мои прорезали и гладить их, и наслаждаться каждым моментом, и чтобы кровь моя, молодая и горячая, по драконьему боку стекала и грела его! И я так и шагала вперед, не помня себя и выставив руку перед собой, только могучий дракон чешую свою пригладил и я тут поняла, что забылась немножко и чужою доброю волею чуть не воспользовалась чрезмерно так. Я тогда руки свои спрятала за спину и смущенненько так вниз посмотрела, носочком землю ковыряя, как бы показывая, что ничего я не хотела такого и вообще очень послушная! А сама бочком поближе к голове встала, чтобы могучему дракону не пришлось голову постоянно поворачивать, когда он на меня посмотреть захочет.

Я очень постаралась не расстраиваться, что дракон не захотел, чтобы я его коснулась, но только как-то все равно грустно немножко было, а меня всю распирало уже от того, что я рядом с таким могучим созданием рядом стою и картины всякие уже были в голове, как я его обнимаю, и глажу, и щеткой большой чешу его, а еще я даже сама себе признаваться боялась как сильно-сильно, просто до томления в душе и потери мысли, мне хочется на драконе покататься по воздуху! Но я эти мысли соромные отбросила и губу закусила, чтобы не думать об этом, потому что жрица Имира должна быть очень скромная и ставить Господа, и служение ему, и долг свой, и любовь ко всем хорошим людям выше собственных глупых желаний. Я тогда постояла немного, просто наслаждаясь тем, что дракон так близко и он прямо ощущался весь, такой мощный и тело у него не совсем неподвижное было, как казалось поначалу, а ходило все, как у всех зверей Божих, и грудь могучая приподнималась и прямо чувствовалось, что дракон этот живой и настоящий и плоть у него самая натуральная. А люди все смотрели на нас двоих издалека и я совсем не против была, потому что пусть они глупые смотрят и восхищаются, какая я смелая и бесстрашная, а им пусть стыдно будет, что они даже Имиру не пошли помолиться, когда дракон жуткий рядом сел.

Ну вот так вот время прошло немножко, а я все стояла и вспомнила, что у меня вопросов было много разных, а спрашивать их как-то не с руки уже чуть-чуть было, но я духом собралась и так искоса на дракона в очередной раз взглянула. Не знаю, прямо, чего я смущалась, а только я вот так уже раза три взгляну и глаз отвожу. И я собралась все-таки и спросила громко: "Благородный господин дракон! А Вы в Имира, Господа нашего благословенного и всемогущего, веруете и кланяетесь ли ему?" Это очень важный вопрос был и я прямо надеялась, что дракон Господа очень любит и молитв много знает хороших, правда в сказках драконы никогда никому не молились, но я надеялась, что этот дракон молится, потому что он очень хороший был и сам сказал, что добрый.

+1

8

Обсидиановая не тяготилась разговором. Во-первых: оттого что вела его в привычной себе манере – одно слово на десять чужих. Во-вторых: пока посыльный знакомец не прибыл, себя надо было чем-то занять. Беседа с молодой девушкой ничем не хуже наблюдения за сонным речным обитателем.
Дракона немного забавляло то, как себя ведет «человеческий вирмлинг». Чувства, мысли и эмоции отражались у той на лице примерно как сама дракон в глади горного озера. Девушке очень хотелось коснуться обсидиановой – довольно странное, но распространенное желание среди малых рас. Видимо, это как-то связано с их привычкой воспринимать окружающий мир. Морваракс была готова поставить даже часть своих сокровищ на то, что любой, желающий коснуться дракона, втайне мечтает увидеть землю с высоты их полета.
Не смотря на то, что девушка была открыта, последующий вопрос вызвал оторопь у дракона. Как-то религиозными вопросами ее не часто засыпали. А тут не просто спросили, но явно ждали того самого ответа, который Мор не могла дать.
Обсидиан не сомневалась в их существовании, но относила не к разряду чего-то возвышенного и духовного. Для нее Боги были малоизученным и малоактивным элементом магического мира. Причем и побежденный и победители имели склонность настолько редко вмешиваться в дела своего мира, что одно время дракон считала их выдумкой – успокоительным эликсиром для малых рас.
Желаемый ответ легко читался на лице собеседницы. Будь Мор золотой, серебряной или хотя бы медной, то не только подтвердила бы слова молодой жрицы (не может быть такого восторга у обычных мирян), но и с удовольствием бы поразмышляла на тему всевышних создателей. Просто потому что эти драконы с уважением относились к другим, ну или поворачивали все в мирную беседу или шутливый спор, который никого не заденет.
Однако Морваракс хоть и мирная, но обсидиановая. Она редко успокаивала, и еще реже врала. Как бы смешно и противоречиво это не звучало.
«Прежде всего, верю в себя»
В принципе это можно было толковать и в манере деревенских. «На Имира надейся, но и сам не плошай»
«Имир существует, но к моим делам отношения не имеет»
В голову к жрице дракон не лезла. Она вообще считала, что без крайней нужды соваться в чужие мысли – верх некомпетентности. Обсидиан предполагала, что после такого ответа, восторг может не только поубавиться, но и смениться на прямо противоположные чувства. У каждого есть та самая грань, которой он меряет других. Крайне просто из-за одного слова или предложения стать из друга врагом.

+1

9

Дракон очень сильно не спешила, но это понять можно, потому что она же как ящерка, а те всегда неторопливые, только если не убегают от кого-нибудь, ну а от кого убегать дракону, если он самый сильный и могучий? Вот то-то и оно. Поэтому я к дракону приноравливалась, хотя мне прям очень нетерпеливо было, и хотелось побыстрей о всяком спрашивать, и говорить много. Но зато когда вот так разговор не спеша ведешь, прямо чувствуешь, как все умно получается и степенно так, ощущаешь ведь, что то-то очень важное обсуждаешь и слова все такие весомые становятся, все со смыслами. В общем это здорово очень, только я так очень не привыкла, но старалась вовсю.

А дракон сказал, что Господу нашему не кланяется, потому что у него дела не пересекаются. Но это такая глупость сказанная была и мне даже обидно стало как-то, но совсем не множко, потому что я понимала, что обижаться тут не на что, а а я уже со многими людьми общалась и даже нелюдьми тоже общалась и они кто думают, что умные, они часто в Господа не веруют, но я правда не понимала почему, но это наверное, потому что они думали, что все и так знают, а на самом деле ничего они не знают и им просто надо про Имира все-все хорошо рассказать и они тогда сразу все поймут! А я рассказываю плохо пока, потому что я больше сжигаю всяких злодеев, чем рассказываю про Имира, но это потому что я еще мало пожила на свете и мало про Имира говорила со всеми. А тут я прямо могла веру самому настоящему дракону подарить! Пусть даже капельку, но это же здорово так! Я сразу почувствовала, что у меня миссия на плечах теперь и теперь будто бы сам Господь за мной приглядывает, чтобы я не оплошала.

Но если я сразу буду просить его Имиру кланяться, он же меня не послушает, потому что драконы, они хоть и умные, а все-таки очень-очень гордые и кланяться просто так не будут, это все знают. Поэтому я сразу ему не стала просить со мной вместе помолиться, а сказала: "Это Вы очень хорошо благородный господин дракон сказали, очень правильно, что Вы в себя верите, потому что верить в себя обязательно надо и нам Господь всем ум дал и свободу воли, чтобы мы сами все решали и в себя верили. И в Творца нашего Вы правильно очень верите, я сразу поняла, что Вы умный очень и добрый и Вас тут зря боятся все. А скажите мне пожалуйста, благородный господин дракон, как я могу Вас величать? Меня зовут Анастасия и я дщерь Божия, перехожая, веру несу, свет и любовь всем добрым созданиям Его." Я на этих словах поклонилась поясно, потому что не очень знала, как с драконами здороваться надо, а поклон, он всегда к месту будет ведь, верно? И я после поклона ручки уже на груди сложила в замок, как молящиеся делают, потому что я часто так делала, когда о вере и любви говорила, потому что тогда я чувствовала, как у меня сердце бьется и единение свое с Господом лучше испытывала.

+1

10

Вопреки недобрым ожиданиям дракона, вслед за словами не последовала вспышки негодования и удивления. Общаясь с горячо верующими никогда нельзя угадать, на кого нарвешься. Некоторые выглядели скромными и учтивыми, но потом стремились в праведной ярости обвинить дракона в ереси и учинить над ним справедливую расправу. Причем возраст роли не играл. Морваракс как-то с большим интересом слушала, что ждет ее после смерти и стоически сносила летящую в нее святую воду и святые камни. Причем судьей и исполнителем высшей воли был приятного вида старичок.
У молодых было больше рвения… Но видимо и больше скромности. Могло быть и так, что девушка начинает постигать свою веру. Уразумела со своей стороны, пошла у других рас учиться. Коли так, то девушку можно было считать в некоторой степени ученой – те тоже к избранной теме с каждой стороны норовили подкопаться. Уж Мор ли этого не знать…
Правда дракон пока тыкала мордой и когтями вообще все, что пробуждало ее любопытство, не сосредотачиваясь в одной сфере. В этом плане человеческая девушка ее обошла. Дракон сочла, что это не дурно. Во всяком случае пока ничего подобного от Анастасии она не увидела.
«Морваракс»
Дракон глянула поверх головы молодой жрицы в сторону деревушки. Отчего-то ей казалось, что все люди, которые посматривали в их сторону чего-то ждут. То ли действий ящера на такой раздражитель, то ли слов самой Анастасии.
«У тебя есть вопросы. Задавай»
Почему обсидиан посчитала, что девушка просто «стесняется» спросить то самое, чего ждут деревенские? Может решила воспользоваться моментом и поговорить со столь редким собеседником обо всем, что ее интересует. Может отдавала дань старой традиции, которую Мор как-то встретила в северных землях (вообще у оборотней, но сталкивалась с таким и у людей), когда переходить сразу к делу считалось грубостью.
Деревенские не беспокоили дракона. Но их страх, ожидание и нетерпение она не находила забавным. Вообще крылатая предпочла, чтоб про нее поскорее забыли и занялись своими делами. Но для этого нужно было разъяснить цель, ну или как минимум пообещать на словах, что не тронет. Самой идти к ним и объясняться в добрых намерениях? Муторно. Она не слишком хороший собеседник.
У людей была посыльная. Вот пусть она правильные вопросы и задает. А потом успокаивает людей. Разве не в этом смысл жрецов и светлой веры? Да, Морваракс не углублялась в эти дебри, а потому знания были крайне скудными, если не сказать наивными.

+1

11

Дракон представился мне и у него имя оказалось такое, мудреное очень, но это нормально прямо было для драконов, потом что у них у всех имена такие все необычные и даже там много слов в имени может быть, а так ведь быть может, что и языка, на котором имя придумали, и нет уже давно, потому что драконы все древние очень и много видели. А я напрямую имя не спросила, потому что слышала, что кто имя драконово знает, всю власть над ним получает и может всякие вещи с ним делать мерзкие и греховные, а я не хотела, чтобы дракон так обо мне подумал, поэтому и не имя спросила, а просто как его звать надо, и это, наверное, не самое-самое имя его было, а какое-нибудь второе или третье, чтобы специально со всеми общаться и не бояться, что его что-нибудь делать заставят.

Я когда имя услышала, покивала согласно, чтобы дракон понял, что я рада очень, что он мне имя свое сказал и ответила тогда ему: "Это очень хорошо, что Вы все видите, благородный господин Морваракс, Вы очень умный и прозираете прямо меня всю насквозь. Но только вот Вы говорите, что Имир Всемогущий, Господь наш, он к Вашим делам отношения не имеет, но это же неправда! Потому что он делами, конечно, смертных, не занимается совсем, потому что великий и всем право дает свою волю иметь и самим все-все решать, только это же все равно все от Него происходит! И весь мир наш с Его благословения появился и жены его прекрасной и мудрой! А так что и Вы дела когда свои делаете, благородный господин Морваракс, Вы все это с благословения Господа делаете и в каждом нашем деянии частичка Его плана заложена. Вот это вот Вы не подумали совсем, но я Вам все расскажу, конечно, потому что люблю всех и хочу, чтобы они правду про Господа нашего узнали. А вот, что я Вам еще скажу, благородный господин Морваракс, подумали ли Вы о своей душе?" Я последнюю фразу очень проникновенно произнесла, сколько вот могла, и чтобы Смысл прям в нее вложить небесный, и у меня глаза вспыхнули от того, какую я сейчас мысль дракону мудрому расскажу, и я подкрадываться к нему начала, чтобы ладонь на него восподвигнуть, потому что все священники всегда к пастве телом прикосновенны бывают, когда проповеди читают, это я не зазря знала, но я вовремя осеклася и вспомнила, что дракон этого не хочет совсем, и встала тогда снова, и ручки опять на груди сложила.

Я тогда добавила: "Вот Вы сами подумайте, у Вас душа большая очень, потому что Вы сам большой и умный очень и добрый, а за душу каждую борьба незримая идет и каждая душа тут важная, а особенно такие большие! И как же Вы думаете, что Господь за Вас не борется, не стяжает души Вашей? А то, что Вы не видите этого, оно ведь не тут борьба-то вся, а незримо и каждое мгновенье! А если Вы Господу молитвой не поможете в минуты борьбы, то это же совсем беда может случиться! Вот о чем Вы подумайте, благородный господин Морваракс!" Я это все сказала и мне понравилось очень, как это все звучало, но я понимала, что проповедница я неопытная совсем пока, но я готовая была всю себя положить, чтобы хоть капельку веры своей могучему дракону дать, потому что всем известно, что если верою или любовью поделиться, то ее в тебе не убудет, а умножится, потому что это все с Небес к нам приходит, а каждая душа спасенная, она как десять покаранных считается на Небесах.

+1

12

Нет, о своей душе Морваракс не думала. И очень сильно сомневалась, что о ней думают другие. Кроме некромантов и темных, само собой. Но в мире почти перевелись наивные драконы, готовые ввязаться в подобное и стать марионеткой в чужих руках. Драконы к рабству и служению вообще негативно относятся, если, само собой, находятся на той самой незавидной стороне.
Спорить обсидиану не хотелось. Хотя бы по той причине, что была не уверена в успехе данного разговора. Если девушка всю жизнь жила по одним законам, то резко сворачивать на иную тропинку не станет – ни нарочно, ни случайно. С другой стороны, Мор – дракон, а не добрая старушка, которая станет кивать и со всем соглашаться. Тем более, что дурного в том, чтобы поделиться своим взглядом на жизнь?..
«Драконы тесно связаны с магическим покровом Альмарена. После смерти душа будет поглощена миром. В теории»
На практике Морваракс ничего проверять не хотела. Она хоть и была уродливым карликом по меркам своих сородичей, но себя бесполезной и никчемной не считала. Однако и большой трагедии в своей смерти не видела. Она и так имеет слишком тесную связь с магией, а после гибели нынешней оболочки просто окончательно сольется с этой энергией. Может воплотится в ком-нибудь другом, может на парочку духов станет больше, а может после нее останется только краткая память и гора костей.
С точки зрения дракона этакое «посмертие» куда более приятно, нежели бесконечное блуждание в виде призрака. Встречалась и с такими, кто считал, что истинная жизнь начнется только после смерти. Надо отметить, что так полагали далеко не темные создания. Мор дивилась, но не принимала такого положения. Всю жизнь что-то кому-то доказывать, просто чтобы после смерти у тебя был теплый приятный уголок. И то не факт.
«Впрочем, умирать не собираюсь», следовательно и о душе своей дракон как не волновалась, так волноваться и не будет. Ближайшие тысячу лет так точно.
Солнце начинало припекать совсем по-летнему. Обсидианового ящера, любящего вулканы и испепеляющий зной пустыни, такая погода устраивала. Не устраивало ее только одно. И то была не Анастасия, а задерживающийся непонятно где посыльный. Она терпелива, и даже понимает, что в пути может случиться всякое – от хромой лошади, до встречи со старыми друзьями. От еще двух-трех часов ожидания ничего не случится. Но укорить в опоздании все же следовало.
Все еще считая Анастасию местной девушкой, просто очень любопытной, дракон не нашла ничего лучше, как поинтересоваться у нее:
«Через деревню должен был пройти человек. Возможно, верхом на рыжей лошади. Был такой?»
Человека можно и не приметить, считала обсидиановая, но вот красивую рыженькую кобылку – такую красоту мимо не пропустишь. Откуда она была у «знакомого» Мор не допытывалась, но подозревала, что ее «нашли». Тот самый момент, когда зверь был чище и приличней человека. Хотя какая дракону разница кто чем живет?.. Лишь бы свою часть уговора выполнял.

+1

13

Я немножко раздосадовалась, потому что дракон меня, кажется, не понял совсем и все про какие-то свои мудрые вещи говорил, но это я зря совсем раздосадовалась, потому что драконы они вообще по другому устроены и на все глядят не как люди, а поэтому мне грустить не надо было совсем, что меня не так поняли, а надо было дальше объяснять изо всех своих жреческих сил. Я прямо ощущала, что дракон очень много думал на всякие вот такие темы, а ответа правильного у него, конечно, не было, потому что если бы он ответ нашел, то уже давно Господу бы нашему молитвы читал и славил его всячески. Поэтому я не отчаивалась, а наоборот, мне это непонимание только жару прибавило в речи. Потому что я понимала, что такие битвы вот словесные за душу - они самые сложные и тут быстро ничего не решишь, а может даже за разговор один ничего не удастся, только все равно стараться очень надо, потому что вот встретит такой мудрый дракон десять таких как я, и правда перед ним тут же откроется во всем ее великолепии светлоносном!

Я даже руками всплеснула от досады и промолвила: "Нет, благородный господин Морваракс, не видела я людей на рыжих лошадях! Ну а что Вы все про гибель свою, про кончину говорите. Это же когда еще будет! Вы здоровый очень выглядите, и сильный, и шкура ваша блестит вся здоровым блеском, долгих лет жизни Вам желаю от всего своего сердца! Вы про смерть свою не думайте даже, Вы про жизнь свою думайте, благородный господин дракон! Жизнь-то надо жить в соответствии с законом природным, Господом нам даренным и борьба идет за душу Вашу еженощно, потому что силы злые Вас отвратить хотят с пути истинного, а Имир мечтает, чтобы Вы в лоно его пришли и там его светом небесным согрелись. Вы о душе не после смерти думайте, а при жизни своей! Над обрывом зависла бесплотная Ваша сущность и только обращение ко свету не даст Вам в пучину обрушиться грехопадения!"

Поняла я, что рано себе радовалась и хвалилась, что хорошо все говорю, и учиться мне ещемногому всякому на пути проповедном, но я все равно радовалась, что мне возможность такую Господь подарил рукой своей щедрой и все думала усердно, как бы дракону все объяснить, что я знаю, понимаю и верую во что. Я добавила еще: "Вот скажите мне, благородный господин Морваракс, Вы же тоже, как и всякое создание на Альмарене, совестью обладаете, верно? Слышали ее глас в себе? Вот! Знайте, это Вам Имир шепчет в добрую часть души Вашей, он Вам говорит, как поступать надо правильно. А Черный Бог Вам в другое ухо шепчет и пакости всякие нашептывает и мечтает Вас в грех большой склонить, чтобы душой Вашей завладеть, понимаете?! Вам такого допустить нельзя и в стороне оставаться Вы не можете совсем, понимаете, потому что решения то за Вами остаются, а Боги вам только шептать могут, потому что Имир благородный и всем волю собственную дал, чтобы поступали, как хотели и мечтает он, чтобы все по совести поступали, потому что только тогда мир благой на всем Альмарене настанет! Понимаете меня, благородный господин Морваракс?" Я все это высказала сердечно, с огнем в глазах и видно было по всей моей сути, как истово я верю в своего Господа любимого, как я хочу, чтобы на всем Альмарене воцарилось Царство Божие и прекрасной стала жизнь. И я уже совсем близко к дракону подошла и очей его ящеровых из своих глаз не выпускала, так мне хотелось в них отклик этого пламени небесного увидеть!

+1

14

«Значит, не добрался. Весьма странно»
Обсидиановая бы скорее поверила, что ее знакомый вновь отличился своей, кхм, «мудреностью» и проскакал мимо деревни по той или иной причине. Но по словам девушки на рыженькой никого не было. Смерив янтарным взглядом деревушки и мелькающих на ее окраине людей, Морваракс все же потянулась к ним магией. Не потому что не доверяла или не верила (хотя в этом дракон полагалась только на себя, а на других от раза к разу), а чтобы удостовериться, что больше никаких «чудес» и новшеств за одно утро не произошло. И потом. Если один человек не видел, не значит что не видели другие.
Благо ближе всего крутились дети. Маленькие «вирмлинги» очень ярко все запоминали, а иногда подмечали и то, что не заметили взрослые. Ярче всего в их чувствах пылал образ дракона. Чуть более блекло – незнакомка, как ни странно та самая Анастасия. И собственно все… никаких всадников, никаких больше гостей в деревне не было и не ожидается.
Проделанный прием не помешал дракону слушать речь странствующей жрицы. К ней в голову дракон не лезла. Хватало жарких речей о вере, душе и свете. К сожалению, понять девушку ящер не могла при всем желании. Хотя чего лукавить, желания вникать в переплетения веры и ценностей не возникало в принципе. Зато это позволяло рассмотреть людей и то как они реагируют на такой «раздражитель».
«Предпочитаю, чтоб у моей жизни не было конца», задумчиво протянула обсидиан. Нет, душой своей она делиться не намерена ни с Имиром, если она вдруг ему понадобится, ни с Рилдиром. Хотя зачем бы оная нужна была заточенному вот уже сколько тысяч лет божеству? Девушка не ошиблась, ну или как могла поняла дракона – о грустном чешуйчатая не думала. Однако не думала и про то, чтоб повернуть свою жизнь к пресловутому свету.
«Стараюсь держаться от света как можно дальше»
Пасть слегка приоткрылась, что возможно можно трактовать как улыбку. Дракон шевельнулась и солнце уже не заставляло чешую блестеть чистым камнем. Тут стали видны разводы шрамов. По большей части от когтей и зубов. Но если бы Мор подняла крылья, то на их внутренней стороне можно было заметить следы от «светлых» ожогов. Далеко не самый приятный опыт знакомства с фанатично и радикально настроенными людьми.
«Не понимаю», подвела итог Морваракс. «Разум, не совесть. Только им отмеряю свои поступки и планы. Решение принимать мне, не Богам»
Поразмыслив, ящер добавила:
«Добрый совет: не подходи с этими вопросами к другим драконам. Во всяком случае, к тем, чья чешуя темнее моей. Если верить легендам, не малое количество драконов изменено Рилдиром. Если верить моему опыту, то этим легендам стоит верить», не говоря уже о том, что по факту обсидиан как раз была из числа тех, кто когда-то попал под разделение магического вида двумя братьями.

+1

15

Дракон, кажется, все размышлял много или это они все такие очень неторопливые были, потому что он то на жителей деревенских смотрел, а то вообще вроде бы и в сторону куда-то, только понять это трудно было очень, потому что драконы раскосые немножко, оказывается, потому что они ящерки и у них глаза на каждой стороне у морды. А если дракон размышлял, то это здорово очень было, потому что выходило, что он слова мои к сердцу принял и обмышляет их. И оказалось, что драконы хоть и мудрые очень, а все же и они многое в жизни этой не понимают, благородный дракон Морваракс мне так и сказал прямо!

А еще сказал, что он не сердцем это все обдумывает, а разумом своим, но тут я уж не выдержала и поняла, что мне срочно надо все-все ему рассказать и в объяснения пустилась: "Вот зачем Вы так говорите мне, что Вы от света отстраняетесь, это же не может правдой быть совсем! Я же вижу! Это Вы просто утешаете себя так, чтобы вины не чувствовать, если что-то грешное сотворите, а от вины отворачиваться нельзя совсем, это благо наше, это Господь нам шепчет! Вы же и доброе, конечно, делаете, благородный господин Морваракс, не можете не делать! А разум тот, разум, он же на вопросы ни на какие не отвечает духовные, он их задает только, а отвечает только сердце, благородный господин дракон, только душа и сердце, а разум бесполезный здесь совсем, уж поверьте! Ну как же разум скажет, что такое любовь, скажите мне? Как же разум о силе веры отзовется?! О чуде Господнем?! Никак ведь совсем. Вы, конечно, все решаете в жизни своей, а только как оно правильно-то решить? Разум тут не советчик, только совесть и сердце, чистота его! И Вы голосу его открытый, я по Вам вижу, слушаетесь Вы его, только ведь признавать этого не хотите, почему-то, а стоит только признать и благодать перед Вами откроется, дорога трудная, но светлая к блаженству духовному." А пока я говорила это все, я подошла прямо под морду драконову и руку к ней простерла умоляюще, так что едва не касалась ее, а у меня уже все мысли грешные про тягу мою к драконову роду из головы уже вылетели и все, чего мне хотелось на этом свете, чтобы я душе огромной метущейся крохотную свечечку веры зажгла, потому что верила, что сильная борьба в том драконе внутри идет, хоть он, может, и не понимает этого совсем.

После этого я добавила: "А драконов я не боюсь совсем, и если кто среди Вашего народа голосу оскверняющему склонился, заплутав во тьме, так я первая готова буду встать, чтобы спасти заблудшую душу и вернуть ее на путь истинный! Таков во мне горит огонь веры, знайте же это, благородный господин Морваракс! А вера и любовь - они все преодолеют, вот согласитесь со мной, пожалуйста!"

+1

16

Дракон не опускала морду и даже слегка встопорщила чешую. Не существует на свете двух созданий, чьи мысли текли бы всегда в одном направлении. Но проблема состояла в другом – в тот момент дракон поняла, что между ней и странствующей жрицей просто огромная пропасть. Обсидиан могла бы разобраться в ходе желаний, мыслей, стремлений и поступков девушки. Могла понять, но не принять. Ровно как и слова Морваракс, которые она не сочла нужным пояснить, не могли лечь в картину мира верующей странницы.
«Любовь, вера, осознание собственной вины. Чувства важны для вас – людей, но не для меня. Эмоции пагубно сказываются на планировании и поступках. Взвешенные решения куда больше способствуют достижению цели. В любви нет смысла, по большому счету это просто всплеск сиюминутных желаний, который люди не способны контролировать. Ваша вера – это поиск утешения. Впрочем, не виню. Ваш срок жизни незавидно короток»
Любой, кто знал Морваракс достаточно долго, мог бы в тот момент удивленно на нее посмотреть. Она не любила говорить, и уж тем более не любила доказывать что-либо. Длинные предложения, рассуждение на нематериальные вопросы, указание позиции, коей придерживается – с этим мало кто сталкивался. И означало такое откровение одно из трех. Либо дракон проникся уважением, что исключается по отношению к смертным расам (хотя и здесь было одно махонькое исключение). Либо дракону скучно, что с Морваракс случалось достаточно редко. Либо ей как и всякому темному дракону захотелось запустить в мягкую тему когти поглубже и посмотреть, что из этого выйдет.
Из приоткрытой пасти вырвалось горячее дуновение – аналог смешка.
«Немного древней истории. Драконы созданы Имиром по образу и подобию его хтонической матери – Амат. Рилдир же просто сделал эту расу более «пестрой». Не смотря на это каждый дракон живет сам по себе. Его душа принадлежит только ему. Может светлые и испытывают уважение к создателю. Может даже веруют в него и молятся», последнее предложение было самую малость отравлено чем-то едким. Морваракс все же многое унаследовала от своих предков, в том числе и презрение к своим сородичам, что пытаются прикинуться людьми.
«Но темные драконы не стремятся спасать свои души. Радуйся, если посмеются над тобой»
Убеждения девушки в свете и Имире все же поражали. Но обсидиан сомневалась, что более… типичные представители видов будут благосклонно смотреть на попытки человека научить их жить. Тут, к сожалению, любовь и вера не спасут. В худшем случае не отсрочат, но ускорят неизбежное. Впрочем, Мор ведь добрая? Почему бы не предостеречь от опасного шага? А если жрица его все же сделает, то последствия будут целиком на ее совести. Кажется, эта черта сегодня упоминалась, жаль, что темные драконы ее начисто лишены.

+1

17

Вот хотя я умоляла прямо по-настоящему и даже "пожалуйста" сказала, а только мудрый дракон со мной соглашаться совсем не желал почему-то и я таких вот людей никогда не понимала, кто с очевидным не соглашается, а уж драконов мне и подавно не понять было. Это получалось, что мы говорим и говорим, а только как-то совсем по-разному говорим, но это я не в первый раз уже все видела, и вот сколько бы я силы в слова свои не вкладывала, а только, видать, я не научилась пока внушительно так говорить, чтобы понимали меня сразу и чувствовали, как много истины в словах у меня, но это не страшно совсем было. Главное, что мы говорили и спорили тоже, а в спорах истина рождается, только у меня вот истина уже была, а значит осталось ее дракону объяснить, а для этого еще поспорить надо было.

Только меня слова драконовы удивили очень, потому что ну настолько они прямо какие-то ненатуральные были, как будто дракон про душу свою забыть совсем захотел. Только это неправильно было, потому что душа она у всех есть и если про нее не думать, то она болеть всегда начинает, потому что ей забота нужна. Я когда слова драконовы выслушала, то руку свою опустила, а глаза распахнула и шаг назад сделала. Руками я в стороны развела и воскликнула тогда в абсолютно истинном своем непонимании: "Но Вы же любите кого-то?! Зачем жить на белом свете без любви?! Ради чего??!"

+1

18

Морваракс достаточно копалась в людских головах, чтоб примерно представлять, что это за чувство «любовь». То ли испытуемые попадались настолько гнилокостными, то ли дракон слишком далеко углублялась в своем познании ментальной магии и нюансов поведения окружающих существ, но впечатление у нее сложились скорее негативное.
Любовь – это был забавный и хитрый инструмент, коим один человек мог манипулировать другим. Как ни странно, но это правило было применимо не только к данной расе, но и к многим другим. Для дракона этот инструмент был не по лапам, слишком много фальши, слишком много эмоциональных и физических ресурсов надо тратить. Утомительно, одним словом.
Однако, иногда «любовь» означала нечто настолько светлое, нежное и крепкое, что в его существование было невозможно поверить. Но люди верили. К сожалению, понять их обсидиан не могла. Там где они вспоминали семью, Морваракс припоминала кровавые сражения. У них объятия, у нее клыки на шее (до сих пор шрам виден). У людей помощь и надежда, а у драконов раздел территории и сокровищ. В общем и целом эта «любовь» предполагала доверие и бескорыстное покровительство или поддержку.
Для Морваракс это было еще одним чудным отличием людей и прочих малых рас, но не более. Какой дракон в своем уме вообще пойдет на такую глупость? Кроме светлых, но у них свое понимание ценностей.
Вот и девушка не понимала дракона. Причем с таким невинным видом, будто обсидиан – единственная, кто не понимает сути вещей. Забавно.
«Люблю», легко согласилась крылатая. Закрыла пасть и едва слышно фыркнула. «Себя»
Теперь уже дракон смотрела на Анастасию с любопытством и непониманием. Причем таким явным, что это легко читалось во взгляде ящера.
Если не ради себя, то ради кого? Зачем посвящать свою единственную жизнь служению другому созданию? Ладно, демоны, айрэс или драконы – у них жизнь до того длинная, что они могут позволить себе игры во всякие глупости. Причем упомянутых игр в исполнении этих рас было довольно таки мало. Но люди?.. Живут мало – редко кто без применения магии мог дотянуть до шести десятков и остаться в своем уме. Но за этот короткий промежуток времени себе надумывают столько сложностей, словно им обыденных трудностей не хватает.
«Не стану посвящать в свои планы. Но они стоят того, чтобы на них тратилось мое время»

+1

19

Я все вот так вот и стояла и смотрела на господина дракона непонимающе, и очень мне хотелось что-нибудь в ответ у него увидеть, чтобы сверкнуло что-нибудь в глазах его нечеловеческих. Только, наверное, драконы - они совсем не как люди были, и он мне ничего говорить не хотел, и в глазах я ничего там не увидела. А в удивление это совсем не поверила, потому что вот не бывает так, чтобы кто-то такой старый был и мудрый, а про любовь не знал совсем, это, наверное, дракон играл, что он удивляется, а почему - я не знала. А мне обидно очень стало, потому что дракон говорить со мной стал, а ничего важного не хотел мне сказать, а я ведь очень старалась, чтобы он со мной поделился! И я понимала, конечно, что обижаться совсем не нужно, а вот только иногда всякие мысли нехорошие, они вот не слушаются совсем! И все равно обидно очень бывает. Но я очи долу опустила, вздохнула и молитву себе пошептала быстренько, чтобы очиститься от скверны, а потом на травку присела, потому что поняла, что дракон Морваракс - он другой совсем и не спешит никуда и говорить мне ничего не хочет, но я все равно чувствовала, что мне ему обязательно объяснить важно, как здорово любить. А это всегда сложно сделать для тех, кто сам не любит, потому что они думают, что им и так хорошо, а это не так вовсе, но они пустоту эту душевную не ощущают, а только гложет их что-то и люди такие и драконы, наверное, тоже, которые без любви живут, они даже если добрые, к плохому могут случайно склониться и в искушение впасть, а это самое ужасное, когда хороший кто-то в искушение впадает. А я очень заботилась о драконе и не хотела ему этого.

Только вот что сказать я не знала совсем, а поэтому сидела и мне очень грустно было, что я такая глупая и помочь ничем не могу. Я тогда посидела-посидела и палочкой даже ковыряла в земле, потому что думала, а потом вскочила, и хотя я уже не обижалась на дракона совсем, а все равно вдруг откуда-то жар в моих словах возник и я этого не ожидала прямо, я руками еще так взмахнула сердито как-то или отрицая, что мне тут говорили. Я сказала тогда: "Ну так быть не может совсем! Вы же добрый! Вы, значит, доброту испытываете ко всем! Вас, наверное, не любили, да?!" А я когда это сказала, тут же поняла, что я зря совсем это сказала и даже рот прикрыла немного от понимания, и вообще не знаю, откуда это вдруг подумалось, потому что если это не так, то нехорошо было так говорить, а если это так, то тогда тоже я нехорошо сказала. Но я никогда не отступала и не сдавалась, а потому сказала еще, только тише гораздо: "Или у Вас плохое что-нибудь случилось? Любить ведь всегда надо, любить всегда, несмотря ни на что, это миссия наша здесь, призвание наше, понимаете? А ради себя жить - это нельзя. Это, это.... Я не знаю! Это как листок у дерева, понимаете?! Листок - он же сам не живет, ему смысла нету! Это получается, что жили Вы или не жили - разницы-то нету никакой совсем!" Я уже совсем не красиво говорила и сама немножко себя не понимала, но слова эти они все из глубины шли, от души, а значит все правильные были и только надеяться оставалось, что господин дракон их поймет все хорошо, потому что мудрый очень.

+1

20

Мудрые, хозяева неба – именно так иной раз величали расу драконов. И если со вторым Морваракс была согласна, так как без полета и ветра не могла представить жизни вовсе, то с первым у нее были связаны сомнения. Быть может ей просто не доставало опыта, ей же всего-то четыре сотни лет. Впрочем сама обсидиан, поглядывая на себя и своих сородичей больше склонялась к мысли, что «мудрые» - просто лесть, не имеющая к правде отношения.
В себе и своей родне она видела расчетливых и замкнутых созданий. Что, к слову, с ее точки зрения считалось вполне естественным и понятным положением дел. Но действительно мудрых она не встречала. Может то достоинство исключительно древних драконов? В таком случае у нее есть время дожить и проверить все на практике.
Но времени не было у человеческой девушки, которая после признания дракона как-то приуныла. Некоторое время сидела рядом и что-то чертила на земле.
Морваракс, не настаивая на продолжении беседы, снова углубилась в свои мысли. Обсидиан была не из тех, кто полностью исключает влияние неподконтрольных случайностей. Но она была драконом и крайне не любила, когда ее время уходит в пустоту. Гонца все не было и это мало помалу начинало «беспокоить» дракона.
Ментальные сети вылавливали отклики исключительно крестьян и странствующей жрицы. Из животных все опять же были рядом, ни одной кобылы на дороге. Морваракс могла связаться телепатически со своим «товарищем» и поинтересоваться что его так задержало. Но по забавной иронии, обладая такой возможностью дракон не спешила ее применять.
Тут девушка вскочила, и дракону вновь пришлось дивиться человеческим мыслям.
«Отнюдь. Моя доброта распространяется не на всех»
Момент про любовь был опять не принят. Девушка на некоторое время замолчала, стало быть, решила, что сказала что-то не то. Морваракс же не видела в предположении ничего оскорбительного. Более того – вот уж что-что, а правда глаза дракону никогда не слепила. Ее не любили ни в одном из известных смыслов, и это было прекрасно. Хотя пожалуй Морваракс было бы забавно понаблюдать за ритуалами ухаживания со стороны кого бы то ни было. Не из желания быть нужной, но из чистого любопытства – как оно вообще происходит.
«Почему нельзя? Сравнение с листом тоже не понятно»
Обсидиан поднялась на ноги. Речи жрицы ее не смущали и не оскорбляли, хотя определенно было видно, что они из разных «миров» и вряд ли друг друга поймут. Неспешным шагом дракон стала обходить деревню. Если посыльный к ней не идет, то она идет к нему. Правда такая милость обойдется ему не дешево даже не смотря на обстоятельства.

+1

21

Дракон встал и хотя я вся была в недоумении и каком-то почти отчаянии что ли, а все равно это красиво очень было, потому что я впервые могучего дракона на лапах его стоящим увидала, какой он огромный и грациозный очень, хотя это непросто таким изящным быть, когда ты большой такой. Я подумала, что дракону надоело, что я его все разговорами отвлекаю и он уйти от меня захотел. Я все чувствовала, что я ему не нужная совсем и ему со мной говорить не хочется вовсе. Я стояла, и смотрела ему вслед, и понимала, что я расстроенная, потому что я думала, что драконы самые мудрые и у них на все ответ есть всегда, а только я эту мудрость совсем не чувствовала и уже совсем перестала думать о благородном Морвараксе, как о мудром очень. Он, конечно, думал много очень о всяком таком, это видно было всегда, может быть он в чем то умный был сильно, а только я когда говорила ему про такие вещи нужные и важные, он только странное всякое отвечал. Вот я если даже говорила с кем-то, кто в Господа совсем не верил и не кланялся ему, а такие люди заблудшие бывали, они всегда мне что-нибудь сказать пытались, и убеждать меня, и они тоже глупости все говорили, только я видела, что у них вера есть сильная. Неправильная вера, греховная, конечно. А тут я никакой веры не чувствовала! И вот я стояла и смотрела, как дракон уходит и полностью вот осознала, что дракон этот, выходит, что ни во что не верит!

Я поняла, что я так просто благородного Морваракса не оставлю. Начало во мне закипать какое-то вот желание, неспокойствие во мне ходило. Это все нехорошие были чувства, наверное, потому что я их чувствовала, что не контролирую совсем , но только я уверенная была, что это мне все от Господа силы прибавляются на пути моем, а значит чувства самые что ни на есть хорошие! И вот пока дракон улетать не собирался я ощущала, что должна что-то сделать, хоть что-нибудь. Но пока я просто побежала и пристроилась рядом, пока дракон шел, а он шагал медленно и мне если семенить, то как раз было за ним успеть. Я тогда сказала нетерпеливо: "Послушайте меня, благородный господин дракон! Если Вы не любите и Вы не верите, то Вас тогда и нет совсем, понимаете? Потому что это у Вас никакого смысла в том, чтобы делать что-то нет. Жизни нет, вы понимаете это?! Зачем же жить тогда? Ради чего вставать по утрам и глаза простирать солнцу? Кушать, чтобы, спать и себя всячески ублажать? Так это скот! Скот, понимаете, живет так! А люди не живут! И драконы так не могут жить, Вы же не скот, да? Нам всем Господь волю дал и ум, для чего же по-вашему? Скоту ум не нужный! Скажите мне что-нибудь, благородный господин дракон, вы же мудрый, поделитесь со мною, как живут драконы! Я же так не могу, не верю я Вам, поймите, что-то я у Вас не так понимаю! Извожусь вся! Без любви нету жизни, ну как же, вам должно быть это известно! Душа же Вам зачем-то дана? Зачем она Вам тогда, если Вы кроме себя не любите никого? Вы просто не пробовали любить. Вот если бы Вы любили, Вы бы знали, как это прекрасно и Вы бы всяких глупостей не говорили, а знали бы, что только в любви и вере спасение есть. Смысл есть! Потому что в другом Вы смысла не найдете, вот как ни ищите!" - я уже и не знала, это я проповедую так  или как, только слова все эти у меня от самой души исходили и там прямо как огнем занялось все и я шла рядом с драконом и руками все изображала жесты, я то к груди их прикладывала, то всплескивала и трясла ими, призывая. Я уже как будто бы людей не замечала, которые на нас любопытно поглядывали все и, кажется, уже не так боялись, но мне они все неважные были.

Я так увлеклась, что идя с драконом рядом, на последних своих словах на лапу его могучую руки свои возложила, увещевая его как бы, а только я сразу оцарапалась, и ойкнула, и отпрянула, и на кровь свою посмотрела, а крови этой вид, он вроде бы словно меня отрезвил немного и я поняла, что горячиться начала, а с другой стороны он как-то странно мне в голову запал и что-то там по другому уже стало, в голове, не знаю, трудно объяснить, я такие вещи не умею рассказывать, но вот будто щелкнуло там что-то и странно сделалось на душе. Будто огонь там он еще жарче стал, но как-то глуше, будто угли внутри начали жаром пылать, а не лепестками гладили меня как раньше, понимаете? Я тогда плат взяла с шеи и на руки мотать начала, чтобы кровь приостановить, это важно очень было всегда, потому что боль меня радовала только, а это опасно было, если я ранки сразу не укрою и мне всегда следить за этим надо было очень тщательно, меня так учили.

+1

22

Говорят, что драконья чешуя толстая, не прошибаемая, а значит и чувствительность должна быть ниже. Отчасти верно, пробить эту естественную защиту под силу далеко не каждому клинку, ровно как и не всякая магия возымеет должный эффект. Однако, неведомым образом драконы чутко реагировали на каждое прикосновение. Что-то игнорировалось, что-то принималось.
Морваракс же не переносила чужих касаний вовсе. Чешуйки на лапе встопорщились в ответ на необдуманное действие девушки. Дракон глянула на пострадавшую и как бы между прочим заметила:
«Тебя предупреждали»
Небольшой инцидент отвлек на время внимание девушки от самого дракона, что дало той время на осмысление чужих слов. Хотя и так все было ясно: жрица упорно гнула свою линию. Обсидиан сомневалась, что она добивается развернутых слов ящера для того чтобы их осмыслить, скорее для того, чтобы подобрать им нечто в противовес.
Не то чтоб все это было сильно в диковинку для дракона.
В какие-то моменты праведных речей ящеру было даже капельку смешно. Значит, по словам веры, она не существует. Интересно, какого было бы узнать тем, кого обсидиан сгубила, что они распрощались с жизнями по вине несуществующего создания?
«Забавная девушка, убеждающая меня, что меня нет», пожалуй, этот момент можно было запомнить.
Было однако и то, с чем дракон в общем-то была согласна. Удовлетворение естественных потребностей свойственно всем живым созданиям. Однако разумные могли ставить себе цели и стремиться к ним. Зачем? Это их личное дело. Животные не отличались долгими размышлениями и планированием своего будущего. Только в том и различие между зверем и разумным существом.
Правда по непонятной дракону причине, девушка упорно пыталась доказать, что верна исключительно ее позиция. Это огорчало и начисто отбивало всякое желание делиться откровениями. Нет, Морваракс ни за что не станет тратить часы своей жизни на чужие желания и на чужое благо. Исключение – только если ей это выгодно.
Если с точки верующих людей ее не существует, то это их блажь, которая и роли-то не играет.
Тем временем молчание затягивалось.
«Каждый дракон живет так, как ему вздумается. Отвечаю только за свои поступки, не за чужие. Вы зовете нас мудрыми, это ваша ошибка. Драконы живут много дольше любого из людей. Для вас возраст – мерило ума, накопленных знаний, и так называемой мудрости. Не самый удачный выбор, если уж на то пошло»
Глупый человек с возрастом умным не станет, просто к одному минусу прибавится еще парочка. Однако иного объяснения, почему огромных крылатых монстров считают мудрейшими созданиями, Мор дать не могла. За исключением уже упомянутого возможного момента, что это может зависеть от цвета чешуи. По сугубо ее личному мнению, мудрости стоило искать у демонов. Желательно стихийных.
«Не убедительно», как черту подвела, качнула головой обсидиан. «Меня моя жизнь более чем устраивает. Любовь, чужое признание и Боги мне не нужны. Об этом уже говорилось. Не заходи на еще один круг. Жизнь долгая, но слушать одно и то же утомляет»
Дракон не сразу поняла, что ее раздражает. А когда поняла, то не сразу среагировала верным образом. Пахло кровью. Не самый редкий аромат рядом с деревнями – кто-то курица разделывает, кто-то барана для важного вечернего ужина, у кого-то забой с целью продажи мяса. Но что-то неумолимо терзало чуткое обоняние ящера.
Дракон слегка ускорилась, уходя за пределы деревушки все дальше в поля. Человек не смог бы уловить нужный запах, но дракон его слышала. Оный манил ее, но не как голодного зверя. Мор знала, ей нужно узнать источник запаха. Так как это касается ее дел.

+1

23

Вот очень глупо получается, когда с тобой говорят не как люди, а все тебе прямо в голову передают магией. Потому что это из-за этого, наверное, дракон всегда такой спокойный звучал и чувств никаких не было от него сильных, когда он в голове у меня говорил. Он и смеялся, конечно и всякое головой показывал, но это все-таки не то совсем было, как когда человек с тобой говорит чего-нибудь. И в глаза ему трудно глядеть было, особенно когда он шел, а когда глаза нечеловечьи, то это особенно сложно в них понять что-нибудь, я, правда, в человечьих тоже не очень хорошо разбиралась, но вот драконьи прямо совсем загадка были для меня, потому что они даже моргали как-то странно и вообще неправильные все были. В общем сложно все это было очень! Я себе это говорить не хотела и все верила, что мой огонь внутренний, он дракона убедит, и я каждый раз когда речь свою говорила пылкую, я ведь и вещи все верные говорила, я же знала это очень хорошо. Только дракон меня не слушал совсем и не верил мне! И я вот каждый раз ждала, что он согласится со мной и сердце мое замирало, потому что как бы это здорово было, дракону любовь и веру подарить в сердце его, а только все это впустую совсем было и я даже знала почему, только сказать себе это было очень трудно, хотя я все понимала, а все равно.

И вот я дракону свою самую-самую истину сказала, все тайны свои открыла, а он просто от слов моих снова отмахнулся. Я вот, как руки-то вязала платом, я замерла, когда это услышала и огонь во мне этот, угли, о которых я писала, они прямо как-то странно мне сделали в душе. Но мне, конечно, не стоило унывать, потому что это просто надо еще слова поискать и вообще что-то придумать такое, только вот не придумывалось никак! И еще плат все с руки соскакивал и не завязывался, хотя я обычно хорошо все вязала, а тут что-то не заладилось и не получалось у меня, а пока не получалось, у меня мысль все не шла и прыгала как-то на одном месте, ничего не придумывалось, и я раз пробовала, и два, и три, а все что-то никак не выходило. И дракон, он как сказал мне, что слушать меня он устал, и он начал быстрее топать, потому что надоело ему меня слушать, и он по своим делам пошел прочь. И я совсем как-то растерялась, потому что мне, конечно, за ним бежать надо было, а я все никак придумать не могла, что мне сказать ему, чтобы его больше не утомлять. Я остановилась, и руку вслед дракону простерла и это зрелище такое было, когда такой зверь могучий от тебя уходит и хвостом своим машет и крылья у него ходят в движеньи и мне, глядя на эту красивую картину, очень-очень горько стало! Мне плакать захотелось, да так сильно, прямо все горло сдавило и сжало, я у плетня остановилась, и за плетень этот схватилась, и даже склонилась вперед, и лицо все мое искосило, так сильно я слезы сдерживала, потому что жрицам плакать на людях нехорошо, если только они не плакальщицы. Но сдержаться у меня все равно до конца не получалось, и капли у меня редкие по лицу пошли, и внутри меня угли пылали, а снаружи все мокро было от слез и даже из носа капнуло. Это так все глупо было и ненужно совсем, но я вот не могла сдержаться никак и мне только радостно было, что дракон могучий меня, такую глупую, не видит.

Я плакала, потому что слабая была и я теперь больше себя не сдерживала. Я не смогла! Я очень плохая была проповедница и я это знала всегда, а все равно верила, что если в душе вера есть, то она обязательно и всех вокруг заразит, только вот когда Господь мне испытание такое дал великое и ублажил меня всячески, что дракон мне такой хороший попался, умный и добрый и слушал меня так здорово, а я все равно не смогла ничего ему объяснить! И ведь мне даже одно время дракона во всем винить хотелось! Я даже ему говорить начала всякое нехорошее и себя сдерживать перестала, а я всегда такая была, когда очень хочу чего-то, я всегда других начинаю винить во всяком, а виноватая только я одна, и я ведь знала все это, знала, что это грех большой, других судить, а все равно так делала. Я как это подумала, так меня слезы совсем задушили, и согнули, и я даже всхлипнула, так мне нехорошо стало, и я руки свои с порезами к лицу приложила, чтобы закрыть его хоть как-то и Господа молила, чтобы никто ко мне сейчас не подходил и не видел меня в смятении этом, потому что мне стыдно очень было. Я вот всегда с удовольствием большим проповедников слушала и поп местный хорошо всегда тоже так говорил, он очень несерьезный всегда был и шутки шутил, а только слушал всегда внимательно, и утешал меня, и говорил всегда про Бога все правильно, хоть и шутил иногда про него нехорошо. А я вот слов проповедных совсем, выходит, не знала и Господа подвела.

А еще я себе прямо сказала, я вот заглянула в душу свою, которую прямо вот отчего-то терзать так начало ни с того ни с сего и я поняла, что меня еще обида берет очень эгоистичная. Потому что вот я с драконом рассталась и подойти к нему больше теперь, наверное, не смогу и может уже никогда в жизни больше дракона не увижу, а мне так много с ним еще поговорить хотелось! Я его столько не спросила, и огнем он дышит ли, и спит ли он по тысяче лет, и много ли у него сокровищ, и как он зимой греется, и сколько он злодеев сжег, и у меня много очень вопросов было! И я все-все про него знать хотела, и как он вырос, и что любит, и люди ему нравятся ли, и всякое такое. А еще я когда коснулась его и порезалась, это так здорово было, у него чешуя такая твердая, прямо как камень и я его еще трогать хотела, а теперь мне только оставалось руки свои с ранками к лицу прижимать и их приятно очень пощипывало от соли слезной теперь. Я тихонько очень рыдала, только всхлипывая иногда и ничего вокруг себя не видела.

+1

24

Примечание

ГМский произвол и провокация во всей красе. Анастасия логически свое участи в данной игре завершила.

Может другой дракон и смутился бы, осознавая тот факт, что довел человеческого ребенка до слез. Все же с таким слухом как у них людское хныканье можно было легко услышать. Морваракс услышала, но не остановилась. Слезы – это не просто проявление внутренних метаний или боли, они еще и инструмент. Что ни говори, но люди весьма бодренько освоили искусство управлениями другими для своих нужд.
Если бы не поменялся ветер, который и донес до дракона запах крови и беды, дракон так и лежала бы подле деревушки, тратя свое бесценное время на глупые ожидания. Глупые ожидания, которые ни к чему бы не привели. Различая множество оттенков и вкусов, обсидиан догадывалась кому принадлежали долетающие до нее «отзвуки».
Дракон рыскала без лишней спешки. Останавливалась, слушала и слышала, продолжала двигаться вперед. Таким образом прошел примерно час, когда ящер поняла, что цель ее поисков близка. Не только потому что запах стал ярче и сильнее. Рядом с дорогой был небольшой лесок. Хотя даже это название было для него преувеличением – с десяток деревьев и обилие густых кустов. Идеальное место для ожидания нужного путника: и дорога как на ладони, и в кустах не видно, и полуденный зной не напекает буйную головушку.
Дракону в это подобие леса было не зайти. Однако этого и не потребовалось для подтверждения опасений. На самом крою, в кустах лежала забитая лошадь. Втиснув морду меж деревьев и изрядно помяв кусты, ящер ухватила тело за лапу и вытянула на весеннее солнце.
Даже будучи мертвой рыжая кобылка впечатляла дракона своей, ныне уже утерянной, красотой. Молодой сильный и верный зверь, попавший в дурные руки и сгинувший по чьей-то прихоти. С точки зрения выгоды животинку убили себе в убыток. За такую могли предложить хорошие деньги, если, конечно, знать, кому предлагать данный товар.
Убийцы, судя по всему, либо не умели торговаться, либо были настолько слепы, что не разглядели в рыжухе выгоду. Либо же они крайне спешили, и не стали тратить время на то, чтоб возиться с послушным зверем.
Впрочем, спешка не помешала противникам дракона куда-то уволочь тело всадника, его сумки и даже снять седло с лошади. Настроение ящера стремительно летело вниз, прям как она сама во время утренней разминки. Кем бы ни были напавшие, в этот день они внезапно обзавелись крайне незавидным врагом. Морваракс не прощала, когда кто-то посягал на ее имущество.
Можно было бы взлететь и осмотреть место происшествия с высоты, но толку-то от этого? На равнинах Греса было множество поселков и деревушек. Некоторые разделялись пятью или десятью километрами – тут даже пеший человек уйти успеет за час. Но ведь седло тоже пропало, а оно не такое легкое, чтоб его в полдень на горбу тащить несколько километров кряду. Впрочем, они ведь могли его и в этом лесочке спрятать…
Морваракс огляделась по сторонам. Кого-то из животных отпугнул запах крови и возня, которую непременно устраивали люди, когда брались за что-то. Остальных держаться как можно дальше сподвиг сам дракон. Найти себе марионетку для осмотра местности встало тем еще вопросом.
Оставалось либо найти случайных путников и подтолкнуть их к сотрудничеству. Либо возвращаться в деревушку и уводить оттуда покорную марионетку. Желательно собаку, люди даже без устойчивости к ментальной магии были весьма посредственными инструментами. Выпрямившись, дракон без особых надежд оглянулась на дорогу. Ну а вдруг?..

Отредактировано Морваракс (23-02-2019 21:42:20)

+1

25

Эреб же с Мартином оказались далеко за пределами города по нуждам квартала, интересы которого они представляли. И хоть квартал был там, в городе. Цепочка событий словно звенья одной цепи тесно переплетались друг с другом, и если собрать всё в кучу, выходил эдакий знатный клубок. Непосвященному в дела Ткачей сложно было вникнуть где какая нитка начинается и куда какая ведёт. Непосвященному, но не верхушке Ткачей, которые знали не только где начались нити, но и места в которых эти нити должны были закончится. Нищий квартал был одним из таких мест. И по мере того, как дроу и его верный помощник реализовывали эти планы, становилось очевидно что они почти у цели. Ткачи уже почти вымели весь мусор с улиц квартала, поступая иногда жестоко, иногда коварно. Однако если для тебя высшая ценность - это семья, то ты идёшь на любые жертвы, даже если остаток своей жизни это не раз заставит тебя проснутся в холодном поту.
Вот и сейчас в поисках лучшего будущего пришлось выехать за пределы квартала. К несчастью человек с которым они хотели вести дела, назвал их жуликами и бандитами, Эреба Рилдировой тварью, а Мартина его приспешника. Приняли эти слова оба мужчины с улыбкой и хоть были расстроены, понимали что насилием тут ничего не решат. А так как поставки их интересовали на довольно долгий срок, мужчина должен был согласится по своей воли и без лишнего шума. Поэтому пришлось попрощаться и сев обратно в седло, направится обратно в Грес.
По пути они остановились в одном трактире, где и стали свидетелями появления одного мужичка, который говорил сбивчиво и в таком темпе, словно его гнали черти через весь арисфейский лес И вроде бы обычное дело, но так как за стойкой трактирщика он сидел почти рядом с ними, дроу с Мартином пришлось подслушать часть его разговора. И одна кличка там мелькала уж слишком часто, этот "Поручитель" как называл его незнакомец, с его слов был уж больно опасным человеком. В то время как у несчастного хватила ума впутаться в крайне неприятную историю, а теперь он должен был затаится. То ли должен был, то ли в большой опасности был.
Эреб его не особо слушал, размышляя об этом Поручителе. Лица его никто не видел, а вот имя было на слуху почти у всех шестерок, кто работал  на него. На сколько мог судить дроу, Поручитель был одним из тех людей, что состоял в тесных связях с Королем Крыс, Максимилианом Веро и той самой печально известной Шестёркой, что контролировала весь товарооборот Нищего квартала. Естественно дроу хотел узнать, что скрывается за загадочным именем. Однако Поручитель на то и был Поручителем, что работал с мелкими сошками через подставных лиц. Несчастный же этот скорее всего был обречён, раз бежал из города и думал что уйдёт живым. Кроме Поручителя мелькало в его речи и ещё одно слово - спасти. Однако кто его должен был спасти и зачем? Тот ещё вопрос.
Дроу же по мере питья напитка, решил что не стоит возвращаться обратно в квартал совсем уж с пустыми руками. Раз уж они с Мартином все равно выехали за город, стоило проверить эту зацепку. Незаметно для последнего, Эреб с Мартином поехали вслед за ним. Держась на порядочном расстоянии, чтобы не привлекать к своим персонам лишнего внимания.
В какой-то момент дроу дал знак спешится и затаится, оставив лошадей в небольшом леске, мужчины в темпе пробежались по дуге и легли на небольшом подгорке. Отсюда была хорошо видна дорога и сломанная повозка. Вот только дроу не первый год ходил по этой земле и верил собственной чуйке, поэтому точно знал когда повозка сломана, а когда появляется вот такая как эта. Они кого-то ждали и этот кто-то только что  угодил к ним в ловушку. Стоило ему спешится, как откуда не возьмись из соседнего леска выехало ещё трое путников. Не прошло и десяти минут, как на дороге остался труп лошади, а труп несчастного вместе со всем ценным содержимым перекочевал в ту самую якобы сломанную повозку. Затем мужички вернули колесо обратно на ось, осмотрелись по сторонам и старшой дал им знак двигаться дальше. Стоит ли говорить что два Ткача решили последовать следом за их небольшим кон вояжем...

+1

26

Естественно, на дороге никого не оказалось. Дракон недовольно фыркнула и, оттолкнувшись от земли, стала взлетать.
Может повезет и она с воздуха обнаружит глупцов, посмевших посягнуть на то, что принадлежит ей? До посыльного обсидиану дела уже не было. Их «сотрудничество» и так усиленно цеплялось за «с паршивой овцы хоть шерсти клок». Мстить за его смерть дракон и не думала. А вот рыжую кобылку жалко. Надо было выкупить раньше, пополнить свою коллекцию прекрасного и Ласку повеселить.
Морваракс никогда не сокрушалась, что не имеет облика человека. Но периодически, как в тот день, испытывала острую нехватку в слугах и их маленьких компактных телах. Может когда-нибудь она обзаведется полноценными «зверушками», но пока не считала себя добросовестной хозяйкой. Стало быть максимум мягко принуждала к временному сотрудничеству любую подходящую особь, к какому бы виду она не относилась.
Когда на дороге все же показался путник, ящер «не глядя» бросила ему приказ-объяснение и взяла под свой контроль.
«Ты поможешь. Без вопросов. Без суеты. Не спорь и не сопротивляйся»
Человек вроде попытался сначала дернутся, но это стандартная реакция тела на грубое неприкрытое ментальное вмешательство. Однако каждая марионетка вела себя в дальнейшем по разному. Кто-то усиленно сопротивлялся (с тем же успехом можно было плыть против течения горного потока), кто услужливо и радостно отдавался чужой воле (каких тайных надежд Мор в этом только не видела!), кто-то просто не оказывал сопротивления, ожидая, когда кошмар закончится. Этот человек… Скажем так, он нашел своеобразное объяснение чужим мыслям в голове.
«Батька, ты что ли?»
Говорить мужичок не мог, зато мысли у него пустились в пляс. Вот она, воля Имира! Только утром сон словил, что покойник бранился на нерадивого сына. Потом днем жрица появилась и демона прогнала (на этом моменте дракону стало до злого обидно, на демона она ничуть не походила). А сейчас не иначе как старик с того света говорит! Манера-то точно его. Этот и при жизни не спрашивал готов ли ты, а просто говорил: «Работай!» Попробуй такого ослушаться! После смерти наверняка еще ворчливее стал!
Обсидиан потянула свою марионетку к леску, отведя взгляд мужичка от покойной кобылы. Разволнуется еще и связь держать будет сложнее. В принципе у Морваракс не возникало трудностей лениво парить в небе и контролировать чужие поступки, но лучше избавлять «куклу» от стресса. Иначе либо она сорвется, либо сама Мор в небе другого дракона не увидит.
Мужичок не был следопытом, но дракону не требовались его навыки – только глаза и чуть-чуть тело. Нашарив таки след и выстроив картину произошедшего, обсидиан подтолкнула марионетку вслед за ворами. Вообще, конечно, глупость. Будь она более внимательной и не замкнись около злополучных кустов, то давно бы уже летела вперед – неся справедливое воздаяние конкретным людям. А так да, все обнаружила, но не сразу.
С другой стороны, падать во всем своем великолепии на обнаруженный домишко на хороший план не тянуло. Сколько могучих драконов пало от лапок людей и им подобных? Маловероятно, но а вдруг это не просто хищение и убийство, а ловушка для одной крылатой ящерицы? Сунет морду и схлопочет от всей людской душонки.
Покружив высоко в небе, обсидиан нашла в меру комфортный наблюдательный пункт. Далековато от полянки, но велика вероятность вовремя увидеть, что к ней кто-то идет, или напротив – покидает.
Морваракс настроилась на долгое наблюдение. Мужичка отпустила, тот и рад: совершенно не понял отчего предок ему устроил прогулку по окрестностям, но остался доволен. Выстроил у себя правдоподобную легенду: может батька с маменькой тут встретились впервые, вот и погнал отпрыска родные сердцу места проведать.
Дракон сложила мору на лапы и вздохнула. Она не ожидала, что маленькая вылазка на равнины Греса так затянется.

+1

27

- А с этим что делать? - спросил один из бандитов, взглядом указав на тело убитого.
- ... Закопать, а какого хрена лысого ты ещё с ним собирался делать? - спросил судя по всему главный этой небольшой могучей кучки.
Бандит видимо по настоящему задумался что ещё он мог делать с трупом, потом понял вопрос издал короткое ээээ и только уже потом ответил, - Ну мало ли, дай думаю спрошу. А то возить и всех закапывать так, места на их всех не оберешься.
- Не твоя эта работа думать, сколько надо, столько и будешь закапывать. Или хочешь чтоб стражники узнали чем мы тут занимаемся и вздёрнули нас на виселице за грабёж и убийства. Арчер с нами и работает, потому что мы в отличии от других кретинов следов не оставляем. К тому же и барахлишко их зачастую тоже денег стоит, - пояснил главный, после чего поздоровался рука об руку с подошедшим домовиком и сказал чтоб стол накрывал, пока они внизу добро расфасуют. Тот ему что-то ответил и сказал что как только так сразу. На этом их небольшой отряд разбрёлся кто куда. Трое направились в дом, двое стащили труп с повозки и пошли искать лопаты. а прозванный Эребом домовой отправился за соседний угол дома отлить.
- Убери его, только так чтоб тихо, - на языке жестов произнёс Эреб Мартину, сам же принявшись сканировать окружающее пространство на поиск остальных двух балбесов. Коих вскоре и нашёл в паре сотне метров от дома, в небольшом леске. Место видимо ими было облюбовано давно и оставалось только гадать сколько там уже костей зарыто.
- Спит, - едва слышно произнёс Мартин, вернувшись к Эребу через пять минут и став у него за спиной.
- Ну тогда и этих двоих постараемся тихо спать отправить, а вот остальную троицу придётся отправить к праотцам. Ни к чему нам, чтобы они наши лица видели, - произнёс тихо дроу, жестом указав направление.
Через минут пятнадцать. Ещё двое погрузились в объятия сна, а сам дроу со своим учеником проникли в дом. Из дома в погреб, а уже в погребе нашли тот самый скрытый проход в хранилище, судя по всему выполняющее роль схрона и тайной комнаты. Не исключено что такое место было построено кем-то более влиятельным и опасным. Быть может этот кто-то подарил это место своим полезным шестёркам, а может они сами на него наткнулись и приватизировали. Так или иначе стоило Эребу и Мартину проникнуть туда, куда их не звали, как завязался бой. Не долгий, так как три бандита с большой дороги явно не дотягивали мастерством до двух опытных убийц. Прежде чем лезвие перерезало глотку старшего, дроу прощупал его мозг и нашёл лицо того, кого они звали Арчером. Передал с помощью ментальной связи картинку Мартину и увидел как тот улыбнулся.
- Знаешь его? - спросил дроу, осматривая их небольшое хранилище.
- Купец это один ариманский, у нас бывает не часто, но раз в два месяца появляется. Не сказал бы что серьёзная шишка, но видимо как-то повязан с этим Поручителем, - произнёс Мартин в ответ, тоже осматриваясь, - Надо что-то взять наверное, раз уж пришли. Подумают что одни воры украли у других.
- Верно мыслишь, - произнёс дроу другу, и найдя глазами сумку убитого взял её. Тут же проверил, но нашёл только какую-то деревянную маску. Магии она не излучала, но вот символы на ней были любопытными. Мог ли за такое кто-то убить? Наверное, учитывая что из всей шестерки, далеко не все знали что находилось в сумке, которая вот-вот обещала исчезнуть, - Можем убираться отсюда.
Но далеко им уйти было не суждено. Так как стоило им только выбраться из домика, как дроу тут же почувствовал чужое присутствие. Рядом явно кто-то был, ментально одарённый не менее самого дроу. У тёмного ушло несколько секунд чтобы жестом остановить Мартина и наложить на его разум ментальный щит, - Не двигайся, у нас гости! - произнёс Эреб мысленно, взглядом изучая окрестности и ожидая когда гость объявится или покинет ментальную площадь поиска. Как знать, может и не за ними.

+1

28

Среди драконов встречаются те, кто даже очень грязную работу предпочитают делать своими лапами. Либо из гордости, либо из принципа «хочешь сделать хорошо, сделай это сам». Иные отдавали предпочтение слугам или наемникам. Морваракс по большей части склонялась к первой категории, поскольку служителей у нее банально не имелось, а подобрать достойных и умелых – та еще морока.
Впрочем, бурлящей гордыней обсидиан не страдала. Если кому-то хотелось все сделать вперед крылатой, то мешать она и не думала.
«Какое очаровательное совпадение», отметила Мор, провожая взглядом движение двух незнакомцев.
С такого расстояния она только и смогла определить их количество, даже лиц не разглядеть. Поначалу даже приняла за отставших или уходивших по другим делам участников разбойной компании. Но достаточно быстро поняла, что ошиблась. Устранения незадачливых воров дракон рассмотреть не могла, только весьма отдаленно почувствовала. Потянулась ментально и подтвердила свои «опасения». Кем бы ни были эти двое, но они только что «отомстили» за ее незадачливого знакомца.
Впрочем, Морваракс сомневалась, что ими двигало столь… «благородное» стремление. Куда более вероятно было то, что воры-убийцы в своих действиях перебежали дорогу не только дракону, но и кое-кому еще. Очень может быть, что так же не нарочно. Но что толку в этом разбираться? До мертвых тел дракону дела не было.
Оставалось только забрать свою посылку, пока ее не сволокли куда-нибудь еще.
Обсидиан не знала проверили ли те двое домишко на предмет ценностей (хотя она бы так и сделала), но решила поприветствовать невольных помощников, пока те не покинули место действия. Если вынесли – попросит вернуть, тем более что дракон она принципиальный и забирает только то, что считает своим. Если не вынесли – убедит вернуться и поискать.
«Однако»
Дракон почувствовала смутно знакомое присутствие еще когда снижалась к домику. Любопытная дополнительная причина познакомиться с этими двумя. Приземление вышло не таким грациозным, как его принято описывать: дракон пыталась одновременно и выдержать хоть какую-то дистанцию между собой и потенциальными собеседниками, и не сильно опираться на деревья. Тем не менее парочка особо неудачливых стволов с треском и шумом оповестили округу о прибытии обсидианового ящера.
Альмарен оказался очень маленьким миром. Особенно для дракона. Куда ни глянь, а каждый в той или иной мере тебе знаком. Этого дроу Мор помнила, хотя обстоятельства тогда не располагали к знакомству. Впрочем, какая разница? Обсидиан с легким налетом стыда вспоминала свои поступки в том городе. Дала называется своему темному началу волю погулять. Эльф… ему просто повезло. Их ничего не связывает.
«Хочу вернуть то, что принадлежит мне»
Что конкретно ей нес ныне покойный неудачник дракон не знала. Тот обещал, что его находка покроет и долг и быть может сподвигнет дракона… Нет-нет, просто закроет его долг, большего ему не надо. Обсидиан сомневалась, что к нему в руки могло попасть что-нибудь настолько ценное, но мало ли.
Обращалась напрямую к дроу, вместе с телепатической речью «показав» образ живого должника и его сумки, акцентируя внимание на последней. Внутренне готовилась к торгам. Темные эльфы были и оставались той расой, с которой Мор не стремилась полноценно сотрудничать, ровно как и вообще контактировать. Урвут себе выгоду даже из пасти ее клыкастой родни – это же надо так уметь. Но выбора иной раз не остается совсем.

+1

29

Эреб отнюдь не обрадовался, когда увидел как гость решил приземлится рядом с ними. Так уж вышло, что эти крылатые ящерицы несли с собой одни проблемы. Благодаря одному из них он сейчас и оказался проклятым, что любви к их народу эльфу точно не добавляло. Это уж если не говорить о том факте, что взрослые драконы в размерах превосходили всех других обитателей их мира. Эреб не знал каким местом думали боги когда сотворили этих существ, но избыточной была не только их комплекция, но и магическая одарённость. В общем крылатые были крайне опасны и будь на то его воля, он бы их давно изловил и разобрал на части, продав на ингредиенты. Или хотя бы вложился в способных людей, готовых заняться их устранением. Впрочем, мысль эта кажется пришли и людям ушедшей эпохи, так что драконы встречались не так часто, либо же прятались под смертными личинами, что не уменьшало их опасности, но хотя бы давало шанс их убить.
Обсидиановую он не узнал, хоть конкретно с этой уже и встречался раньше. Эта лица - они разные. А драконьи морды для него были все на одно лицо - по крайней мере тут уж он экспертом не был, да и не претендовал. Тот факт, что их не испепелили на месте - говорил бы о добрых намерениях, если бы окрас дракона не был обсидиановым, а так... Либо дракон был не настолько опасен и не хотел нападать первым, либо же ему было что-то нужно. Скорее второе, нежели первое. Размышлял про себя Эреб. В то время как Мартин благоразумно помалкивал, решив полностью доверится боевому товарищу.
Дракон же не заставил себя долго ждать. Очевидно не у них одних день пошёл не по плану, и в планы обсидиановой не входила потеря курьера. Однако жизнь порой щедра на подарки, и если днём для дроу положение дел принимала не удовлетворяющий его поворот, то сейчас дела обещали наладится, хотя всё конечно зависело от благоразумия конкретно этого дракона. Впрочем как понял эльф из видений, дракону нужна была та самая сумка, которую они и вынесли. Забавно, но в сумке кроме странной маски ничего и не было. Поэтому тёмный, стараясь не спешить и не делать резких движений, достал маску и взяв её в две руки, вытянул так, чтоб обсидиановая рассмотрела находку, - Полагаю тебе нужно это? - также мысленно обратился он к ней, - Она довольно хрупкая, - как бы невзначай произнёс он, тут же прижав её к себе. На сколько он знал сломанные артефакты сложно подчинить, а этот к его счастью был как раз одним из таких. Вариант с тем, что обсидиановая собирала маски и периодически их носила - он отсеял почти сразу. Эльф же продолжил, сводя диалог к сущей мелочи для дракона и не большой помощи от неё на благо Ткачей, - Мне она ни к чему, но в мире за просто так ничего ведь не делается. Как на счёт небольшого обмена, я тебе, ты мне? -  с любопытством спросил тёмный, внимательно наблюдая за драконом. Никаких гарантий кроме её слова у дроу не было, но в то же время представители древних рас обычно не разбрасывались словами и слово своё держали. Он сам быть может и не был драконом, но работал именно так, поэтому в его глазах риск того стоил.

+1

30

Эмоции. Дракон их испытывала как всякое создание, но имела достаточный самоконтроль, чтоб оные не демонстрировать собеседнику. За редким исключением. К которым эльф и его друг не относились.
И было от чего пошатнуться спокойствию. Обсидиан до последнего сомневалась, что ее ныне мертвый знакомец сможет ее приятно удивить. Но он смог. Да, таким даром он мог убедить дракона помочь ему, уберечь его от неприятелей.
Маска из дерева. Старая, высохшая, стоит сжать чуть сильнее и в труху рассыпится. Магией от нее уже давно не тянет. Следы былых зачарований и самый опытный маг с трудом отыщет. Дракон видела редкие и тонкие как паутина следы уже сгинувших чар. Еще пара десятков или сотен лет, и маска станет не ценней жухлой соломы. Но сейчас – сейчас она еще представляла ценность для обсидиана, которая любила эти побрякушки и с завидным рвением складывала в коллекцию.
Но то – дракон, у которого на роду написано в пещеру тащить все, что ему любо или интересно. Ни дроу, ни его другу от этой штуковины не было ни малейшего прока. Темный не мог этого не понимать. Впрочем, так оно и было. В противном случае остроухий вцепился бы в дряхлый артефакт с куда большим рвением.
Маленькая услуга за маленькое одолжение. Все могло обернуться гораздо хуже. Морваракс принимала такое положение вещей, но внутри от слов эльфа все всколыхнулось от пробуждающегося раздражения. В конце концов перед ним дракон, пускай и не самый выдающийся по размерам и не самый знаменитый своими деяниями. Что мешает ему просто отдать бесполезный кусок дерева ящеру и разойтись?
Но видимо мужчина читал собеседников лучше, нежели крылатая малые расы. Протянуть лапы и вырвать свое Морваракс не могла пока существовал хотя бы малейший шанс уйти от конфликта. Наживать врагов – дело не хитрое, но не очень умное. Куда лучше обзаводиться полезными знакомствами. Пускай даже те будут держаться на одном коротеньком взаимовыгодном дельце.
Пришлось подавить и удивление, и злобу.
«В пределах разумного»
Пусть. Пусть будет так. Они вырезали тех, кто забрал ее маску. Они вынесли артефакт из дома, облегчая дракону работу – кусок дерева мог и не пережить раскопки ящера, вздумай та сама выискивать пропавшее добро. Эти двое заслужили право на одну просьбу.
Обсидиан очень надеялась, что наемники (или кто они там?) не захотят запустить загребущие лапки в ее сокровищницу. За четыре сотни лет там набралось не так много, что было еще одной причиной ревностно оберегать свою «коллекцию».

+1

31

Дроу хитро улыбнулся в ответ на её мысли. Будь они на его территории, где он что-то решал и мог переиграть ситуацию как угодно, он бы наверное использовал дракона с максимальной выгодой для себя. С помощью него решив далеко не одну проблему и разобравшись с парочкой своих врагов. Впрочем, всё это всего лишь мечты. Нельзя ввести такую фигуру на поле и уйти безнаказанным, думая что никто не узнает. Дроу был хорош, но не настолько. И так как в его мозгу сейчас была только одна проблема, которую им не удалось решить с Мартином, именно ей он и собирался озадачить дракона, позволив ей отделаться сущей мелочью для неё, но достаточной выгодой для Ткачей. Забавно, но расскажи он эту историю Ткачам немногим позже, большинство из этих людей даже были бы благодарны обсидиановой. Как знать, может и сам, или сама дракон сочла бы что сделала благое дело.
Эльф сделал шаг навстречу, совершив ещё один жест в её сторону. Незначительный, но много говорящий о нём. На этот раз он хорошо наблюдал за драконом, стараясь запомнить детали хотя бы его голову. Он сомневался что это поможет, но тем не менее если им доведётся пересечь ещё раз, он хотел знать, что с этим драконом он уже имел дело. Подойдя достаточно близко к Морваракс, он на мгновение задумался. Вещь о которой они вели разговор была хрупкой, такую можно было отдать из рук в руки, но вот незадача у дракона были лапы. Положить в сумку... Тогда как она её достанет? Выходило смешно, и от того тёмный положил маску на ладонь и протянул дракону. Зная по себе, ментальная магия позволяла не только ковыряться в чужих головах, но имела и другие полезные стороны, которыми кто-кто, а дракон то должен был владеть на интуитивном уровне.
Она - твоя, - мысленно произнёс дроу, позволяя дракону забрать маску, прежде чем они начнут говорить о делах. Выждав время и понаблюдав за драконом и маской, которую он скорей всего видел в первый и последний раз, дроу продолжил разговор о услуге со стороны дракона, - Так о чём я хочу тебя попросить... - не спеша мысленно произнёс дроу, стараясь сформулировать своё желание как можно более отчётливо, - Недалеко отсюда есть лесопилка, которой владеет Джон Гатлин... если лететь в сторону северо-запада, ты обязательно на неё наткнёшься. Его семья занимается этим давно, хорошо знает те места и лес, и наверное они ещё очень долго будут заниматься этим делом... Так что, я хотел бы попросить тебя о сущей мелочи. Слетать туда и рядом с опушкой есть одиноко стоящий стог сена, ещё с прошлого года. Сожги его... Уверен пожар они потушат и никто не пострадает, но эта мелочь очень мне поможет... И если вдруг так станется, что ты ещё раз будешь в этих краях пролётом. Если просто побудешь там, в этот раз ничего не делая... Я буду очень тебе благодарен, - широко улыбнувшись, произнёс дроу, наблюдая за драконом.
Большего он и не просил. Коли уж он драконов различал с большим трудом, то что говорить о смертных? К тому же время уже было не светлое, а приближение такой ящерицы, как они уже заметили - выходило довольно шумное, хочешь ты того сам или нет. Ей такое действие лишних проблем не создаст, а дроу найдёт как это использовать в своих целях. Через несколько минут они проводили взглядом дракона поднимающегося ввысь и вскоре остались одни.
- О чём вы говорили? - подал голос Мартин.
- Заключили маленькое соглашение, по итогу которого думаю теперь нам удастся убедить Джона пойти с нами на партнёрство. Ссориться с нашей знакомой он не рискнёт, как и не захочет терять земли или переезжать куда-то после пожара, который она не будет устраивать, но о котором я смогу ему мягко намекнуть. Он считает эти земли своими и когда мы предстанем следующий раз перед его глазами с решением этой проблемы, он вынужден будет согласится. Как там говорят... враг моего врага, мой друг, - дроу улыбнулся про себя, - Так что нам стоит седлать лошадей и возвращаться на лесопилку. В этот раз ему придётся нас выслушать.

***
спустя два месяца
Терять свой участок Джон Гатлин не хотел, к тому же появление Морваракс и демонстрация силы с её стороны, до чёртиков напугало его жену и младшую дочь. О потере стога никто не жалел, но все ясно и отчётливо понимали, что в следующий раз дракон может направить своё дыхание на их лесную пасеку и тогда они лишаться всего. Появившийся же снова дроу, будь он трижды проклят, со свойственной ему невозмутимостью заявил что будет дальше, если и в этот раз Джон откажется. И что греха таить, Эреб дал волю своей фантазии, расписав к чему приведёт потеря пасеки и конфликт с драконом, которого может и не быть, если Джон согласится вести дела с Эребом и Мартином.
Под давлением жены у Джона не осталось иного выбора как согласится. К тому же, даже после этих событий дроу не стал давить и выбивать себе скидку, предложив прежнюю цену и на том пожав руки с владельцем лесопилки. Уже через два месяца первая партия строительного материала направилась в Грес, под охраной Ткачей. Настала пора снести лачуги Клоаки и построить дома, которые заслужили Ткачи за свои пролитые слёзы, кровь и пот. Лучшее будущее было уже не за горами...

Отредактировано Эреб (10-03-2019 12:00:49)

+1

32

Подцепив телекинезом маску, дракон подтянула ее к себе. Артефакт никто не удерживал, эльф даже не попытался подобно многим малым расам инстинктивно вцепиться в предмет, «уплывающий» из его рук. Уподобляться некоторым вирмлингам и мериться силами в перетягивании предмета, Морваракс не хотела. Отрадно, что и не пришлось. С другой стороны к телекинезу дракон прибегала еще реже, чем к вульгарному «копанию в мозгах». Чем меньше ей мешают в этом заклинании, тем лучше.
Свою часть соглашения дроу выполнил. Теперь дело оставалось только за ней.
Право, это довольно странная просьба. Морваракс поняла бы, если бы ее попросили устранить парочку-другую неугодных деятелей, со скрипом приняла бы даже просьбу о золоте, но сжечь какой-то стог сена? Впрочем, какое ей дело. Если эльф просит, значит на то у него есть причины. В конце концов это только Морваракс привыкла действовать прямолинейно.
«Договорились», напоследок кивнула ящер.
Потоки ветра скрутились возле дракона, открывая маленький портал, в который и была бережно опущена маска. Можно было бы и в лапах унести добычу, но эта вещичка уже пережила на своем веку слишком много. Надо полагать, что и хранилась без должного внимания. Ни к чему доламывать и без того хрупкую деревяшку.
Оттолкнувшись, обсидиан без грации взлетела и начала скоро набирать высоту. Этот бесконечно муторный день подходил к своему завершению. Морваракс не любила лишнее внимание к своей особе, но поставить яркую точку считала просто необходимым. К тому же слегка потешить свое самолюбие, в этом же нет ничего дурного? Даже не пострадает никто.
Для той, кто практически всегда держит себя в когтях самоконтроля и не стремится производить неизгладимое впечатление, обсидиан как-то очень уж хорошо подходила к таким вот ярким карательным акциям. Ударивший в стог сена столб пламени мог в одно мгновение обратить тот в пепел, но дракон игралась. Огня было много и блики от него весьма красочно смотрелись на фигуре дракона, невесть откуда взявшегося на земле Джона Гатлина. Пламя, подконтрольное дракону, пугало, но взялось за свое основное дело только после того как ящер смерила всех прищуренным взглядом и вновь исчезла в темнеющем небе. Потушить такой пожар ничего не стоило, а вот забыть черную крылатую фигуру – нет.
Обычно Мор себя нещадно корила за такое баловство. Но ведь сейчас это была не просто игра в большого злого ящера, обсидиан выполняла свою часть сделки. Пускай она не приветствовала темных эльфов, но ведь ничто не мешает ей получать удовольствие в процессе своих действий.

Быть может обсидиан и волновалась бы, подозревая, что ее могут подставить. Но практика показала, что не наделенные идеальной памятью создания крайне плохи в запоминании драконьих морд. Максимум, что упомнят – цвет чешуи и размеры. Впрочем, последние зачастую ускользали от достоверности благодаря страху малых рас перед драконами.
Шрамы, которые к сожалению для Мор зачастую выступали как ее отличительная черта, в сумраке не углядишь. Да и сколько этих ящериц по миру ходит с отметинами былых сражений? Одной больше, одной меньше.
Вишенкой на тортике спокойствия выступало то, что Морваракс исчезла в небе. Ее логово находилось достаточно далеко, кому придет в голову мысль обвинять темного ящера, живущего под боком у эльфов? Наверняка это был какой-то другой дракон. А у этой обсидиановой впереди были долги дни исследования загадочной маски.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Вопросы веры