http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Springtime of Erotic Hell


Springtime of Erotic Hell

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s3.uploads.ru/4aXi2.png

Музыкальное сопровождение

[lazyvideo]https://youtu.be/Z3D45Uw6H4c[/lazyvideo]

Предыдущие главы:
С чего начинаются великие истории?
Яблокам закон не писан

Отредактировано Ллеу (31-07-2018 21:59:14)

+2

2

Совместный с Ллеу пост.

   Дроу лежал в полупустой купели и разглядывал снизу-вверх бледную демоницу. Ярко-красные глаза пристально следили за движениями тёмной девы. Плавными и такими расслабленными. Демоница медленно убрала кудрявую от влаги прядь за ухо. Столь же медленно, практически на грани лени, вскрыла маленькую стеклянную баночку. Воздух в купальне начал окрашиваться ароматами ментола.
  Баатар думал и пока не говорил. Годы жизни в К’Таэссире научили его быть вторым после женщины, и ради таких женщин как Ламия стоило порой подождать своей очереди. Она была неуловимой как ветер, и притягательной как сама Ллос. В этих её бледных пальцах было куда больше соблазнов, чем в целой армии горячих эльфиек. Её губы украшала печать вечной юности, несдержанной, звенящей. Рядом с ней дроу всегда чувствовал себя каким-то покусанным жизнью стариком. И всё же он смотрел на неё снизу вверх как кот и улыбался, в ожидании незаслуженной заботы. «Ухаживай за мной, моя демоница, я так ранен… так страдаю», думал он, кривя губы в задорной ухмылке.     
Тёплые бледные пальцы коснулись эбеновой кожи дроу. Ллейна пока лишь смотрела на следы ночных побоев, подушечками пальцев изучала их. Синяки на Бале были практически незаметны, но вот мелкие ранки и ссадины алели, а их края от пара становились неприятны взору. Зачерпнув из баночки белую полупрозрачную мазь (она едва ощутимо холодила кожу) демоница стала тонким слоем накладывать её на самые большие раны. В основном пострадали плечи - с них Ллеу и начала.
  Дроу закрыл глаза и вдохнул едва уловимый аромат самой демоницы. От неё пахло так благопристойно, что ещё чуть-чуть и даже острый ум мужчины-илитиири оказался бы обманут. Такая девственная, что хотелось сжать в ладонях и не отпускать. Такая юная, что хотелось научить всему-всему… Дроу раскрыл рот, белые зубы с крохотными клыками показались из-за тонких эльфийских губ.
   - Зачем ты скрываешь свой истинный цвет магическими безделушками… Я ведь могу сломать голову, пытаясь ощутить эту родную тьму. - Бархатным голосом пожурил её дроу и замолк, раскрыв глаза. Взгляд его остановился на груди демоницы. Полной, прекрасной. Кусочек бледной кожи виднелся за чёрной оторочкой длинного халата, разошедшейся на женских прелестях. 
   - Я хочу задержаться здесь подольше, - Ллейна вновь зачерпнула мази и принялась покрывать ею ссадины на груди дроу. Грудь мягко коснулась макушки Баля, когда девушка наклонилась в этом действе вперёд. Маг поднял одну руку и погладил демоницу по лицу, убрал чёрную прядь за ухо.
   - Это место - помойная канава. Весь этот Карид пахнет псами, королями и королевскими псами. Ума не приложу, зачем ты меня сюда вернула… - Его раны затягивались быстрее, Баатар почти чувствовал это всем своим телом. Силы возвращались, сонное отупение сменялось звонкой ясностью древней гениальности… но это происходило всё ещё медленно. - Здесь некого выпить, всюду маги, шпионы, воины, провокаторы. Этот город омерзителен. - Сказал дроу, коснувшись пальцами губ демоницы. - Я слишком хорош для него. Ты слишком хороша для него.

Отредактировано Баль (18-07-2018 23:58:05)

+2

3

Совместно с Балем

[indent] Ллеу обхватила губами палец мужчины, но быстро отпустила его, лишь раз скользнув по нему языком. Дроу задумчиво отпустил ладонь ко рту и взял в рот облизанный палец. Почти поцелуй... Демоница начала выпрямляться, ведя руками вверх по скользкой груди дроу. Ладони её легли на эльфские плечи, он снова прикрыл глаза и обнажил зубы от удовольствия.
- У меня в Кариде есть дело, - облизнувшись поведала своему другу Ллейнхшасс, - благодаря этому делу мы сможем изменить историю, Баальзарт. Но мне не справиться без твоей непревзойденной ловкости, - она запустила одну руку ему в волосы и стала медленно массировать затылок, - твоей гениальности, - продолжая поглаживать голову дроу, брюнетка  пустилась ниже, чтобы её губы оказались вровень с его заострённым ухом, - и твоего опыта...
  Ллейна коснулась губами эбеновой кожи под самой мочкой мужского ушка. А потом прижалась к нему носом и прикрыла глаза, вдыхая аромат Баля. Внутри неё что-то трепетало от ощущения его тёмной ауры. Она казалась родной, пьянящей и невыносимо приятной.
  - В этом деле мне действительно понадобится весь опыт… ловкость… и  вся гениальность. - Прошептал дроу, прикусив губу до сладкой боли. - Для тебя мне ничего не жалко. Ты для меня как тёмный алтарь, из которого перед боем черпает силы мужчина-дроу. Только живее… через тебя я чувствую прикосновение к своей богине куда чище, слаще и сильнее, чем через любую из её жриц. Родись ты илитиири, я бы выбрал тебя своей единственной матроной, единственной, за которую убью всех и умру сам. - Баатар повернул голову, обхватил ладонью волосы девушки и поцеловал в бледную щёку. - Порой мне кажется, что ты… - Дроу замолчал и улыбнулся, куснув её в ушко. Демоница довольно улыбнулась. Она сейчас не походила на древнее существо...Скорее на обычную девушку, пусть и безумно прекрасную, - Вырываешь из меня сладкие слова каждый раз, когда мы встречаемся… А ведь я не имею обыкновения раздаривать женщинам комплименты просто так.
- Скорее пробуждаю в тебе мастерство великого льстеца, - улыбка всё ещё не сходила с её полных губ, - и, безусловно, ещё одно твоё достоинство.
  Теперь была её очередь касаться губами идеально гладкой щеки в игривом жесте. А одна рука, свободная от ласк дроуской головы, опустилась к самой кромке воды, чуть выше пупка мужчины. А после немного скрылись под тёплой водой, ведя незамысловатую линию всё ниже. Ллейна хотела немного подразнить дроу, прежде чем перешла к тому, чем они занимались каждую свою встречу.
- И твои слова согревают мою тёмную душу, - она шептала у самого уха Баатара и тот вновь кусал губу от удовольствия, - ведь без тебя я не справлюсь.
Ложь, конечно. И наверняка даже Баль это понимал. Вопрос только в том, сколько времени Ллеу провозится со своей частью сделки сама. С этим тёмноухим поклонником Ллос всё произойдёт куда быстрее - тут к гадалке не ходи. Но пока Ллейна наслаждалась его близостью. Что ни говори, но он не только отличный маг, но и великолепный любовник. А этот его дурманящий запах...

+2

4

Совместно с Ллеу

  Дроу был от природы своей тем ещё обманщиком, и возможно часть раздаренных комплиментов исходила не из сердца, но другая часть всё-же была родом оттуда. Любому живому существу нужно немножко искренности порой. Да и ему с Ллеу было нечего делить в этом надземном мире поехавших крышей любителей Имира. Нечего... кроме постели, еды, страсти…
   - Да, без меня ты не справишься… я тебе просто необходим. - Сказал дроу с довольной улыбкой. Демоница была до неприличия близко. Благо, и ему и ей нравились неприличия. Тёмный эльф слегка отстранил девушку, как только пальцы её под водой сошлись на тёмной головке его члена. Послышался расстроенный женский вздох. Они не виделись несколько лет, и за это время вполне можно было соскучиться по возникающей между ними страсти. Но пока было рано переходить к основному блюду, - Нет, так ты не вылечишь меня полностью, моя прекрасная демоница. Раз ты лекарь, подходи к делу со всей своей старательностью… - Он встал в ванной, ощущая как капли стекают по тёмной заднице... падают с восставшей плоти.
  Ллейна же уселась поудобнее, наблюдая за любовником взглядом. Как древний хищник девушка следила за своей добычей. А узкий вертикальный зрачок только добавлял ей звериной красоты. Губы брюнетки разошлись в улыбке. Нет, скорее... Уже не совсем довольной ухмылке, но куда более игривой, нежели раньше.   
   Маг взял с края купели полотенце, обмотал им бёдра и вылез, направляясь к скамьям. - Поухаживай за мной… пожалуйста… - Сказал он, забираясь на лежак и почти призывно приотпуская полотенце.
  Ламия направилась к нему, сжимая пальцами баночку с лечебной мазью. Демонице было жаль смотреть на тело Баля, избитого подобно псу в темнице. Специфическая красота дроу взывала к тому, чтобы избавить его от ран и ушибов. И Ллейна, ведомая этим желанием, опустилась перед Баатаром на колени. С напускной покорностью демоница смотрела вверх, на ровные черты лица выходца из подземного царства. Девушка заглядывала в его красные глаза, будто искала в них одобрения.
   Дроу едва уловимым прикосновением пальцев распустил слабый узелок полотенца, взял его краешек и (словно пытаясь лечь поудобнее) убрал его с правого бедра. Твёрдая плоть оттягивала покровы, образовывая высокий бугор. Баль смотрел на свою любовницу с нежностью. Порой они играли во что-то подобное. Ллеу была такой невинной и покорной, а он влюблялся в неё без остатка. И это не делало их отношения фальшивыми. Просто они любили игры. Ладонь тёмного эльфа легла на бледное лицо демоницы, он заглянул в её тёмные живые глаза. - У тебя такая прекрасная… тьма… - Прошептал маг.
Тепло его руки едва ощутимо щекотало личико девушки. Ллеу оставалось только податься чуть вперёд и потереться щекой о ладонь дроу. Уже не как хищник, но как ручная кошка, колдунья чуть ли не мурчала сейчас. Эта милая картина не продлилась долго, и уже в ближайшие секунды в глазах демоницы промелькнула неподдельная строгость.
- Не отвлекай меня от моих лечебных дел, - не хватало только, чтобы волшебница пригрозила Балю пальцем, словно строгая преподавательница, - а то я помажу что-нибудь не то, и …- Ллеу выдержала короткую паузу, - оно отвалится.
  Впрочем, у Ламии действительно была работа. Несколько мелких ссадин на рёбрах, чернеющее пятно (хотя, куда уж чернее может быть на дроу?) на бедре. Кто-то явно не пожалел заключённого и оприходовал его тяжёлой обувкой. Именно с этого синяка и начала девушка.
  Дроу едва сдержал искренний смех, но покорно прикусил губу, язык.. - словом, прикусил всё что смог. Он не хотел лишить себя её ухаживаний. Эти ласковые прикосновения стоили больше золота, дороже всего, что когда либо было у тёмного эльфа. Если бы он желал купить для себя демонское добро (если такое вообще существует) - то не сыскал бы его нигде, кроме как в этих бледных ладонях. Сейчас она дарила ему много больше, чем он заслуживал. Ллеу знала это, Баль знал это. Потому извиняющимся жестом погладил ладонь любовницы и закрыл глаза на глубоком вдохе. - Я когда-нибудь дорого заплачу за твои ласки, моя бесценная… может жизнью, силой или разумом... но даже зная это, мне не хочется останавливаться...

+2

5

  Совместно с Балем

  Ллеу не сдержала довольной улыбки. Баль - та компания, в которой притворяться можно было реже обычного. И это заставляло демоницу расслабиться и побыть собой в большей степени, чем с любым другим существом. Ещё один пунктик, чтобы держать этого старого дроу поближе к себе.
- Пока я забочусь о тебе в надежде потом найти в твоих объятиях благодарность и ласкающую тьму, - рука скользила по бедру уроженца Подземья. Пальцы едва касались кожи поближе к возбуждённому члену, размазывали приятно холодящую мазь.   
Тёмный эльф внимательно наблюдал за движениями своей врачевательницы. В его родных землях (скорее подземельях) было много противоречивых традиций, которые на поверхности ни у кого не пользовались спросом. Вот например - врачевание. Мало кто из жриц стал бы лечить глупого мужчину, если он сам попал в переделку, да к тому же и вышел из неё побеждённым. Только если такой мужчина что-то мог предложить. Служение? Жертва? Деньги? Знания? Только Баатару всегда всё давалось даром, ибо он был поистине великолепен… но что сейчас? Он ведь не прославил Ллос, он вышел побеждённым и осмеянным, его жизнь была на волоске и зависела от решения какого-то там великана. К его телу сейчас не прикоснулась бы ни одна жрица Паучьей Королевы. И он знал, что это заслуженно. Каждый должен платить за свои ошибки. Любой глупости есть цена. А в этот раз Ламия лишала его того вкуса поражения, который обязан быть. Так можно было позабыть учение Ллос и воспитание дроу.
  - Есть один ритуал извинения перед Богиней. Я не думаю что ей нужны мои молитвы, но… в этот раз я потерпел ещё одно поражение. Надземье кормит меня ими постоянно… и я подумал... может быть я потерял Её благословение и здешние боги набросились на меня скопом, желая разорвать чужака? - Баль смотрел в глаза Ламии серьёзно. Пока она была занята делом, он думал о её красоте и о том, как чудно было бы, будь Ллос и её богиней. Тогда он всегда пользовался бы благословением. Он был бы куда более целеустремлённым и жадным до жизни, до свершений. Уйдя из К’Таэссира, Баатар потерял какую-то едва уловимую связь. Терял со временем всё больше и больше, до этого самого момента, когда перестал чувствовать её вовсе. - Ты не хотела бы провести этот ритуал вместе со мной? Найти пару простецких побрякушек и… помолиться? Я знаю, что вы не особо любите это, свободная кровь, демоны, все дела. Но не предложить я не мог.
  - Обычно богов оскорбляет, если им молятся те, кто не верит в них на самом деле, - Ллеу набрала побольше мази на пальцы и начала мягко поглаживать ими рёбра мужчины, - потому я даже Рилдиру предпочитаю не возносить серьёзных похвал.
  Вера Ламии хоть в каких-то богов была сомнительна. Она видела жрецов, которых питало благословение их божеств, видела демонов, одержимых служени их божеству. Людей, эльфов, орков… Всё это выглядело привлекательно, но далеко не всегда заканчивалось чем-то хорошим. Потому свою веру Ллейнхшасс решила припрятать до удобного случая.

+1

6

[indent]
  Баль положил ладонь поверх пальцев Ллеу и остановил целительные ласки, глядя демонице в глаза.   
  - Верить… - Он распробовал слово на вкус и продолжил с соблазнительной интонацией охотящегося тигра. - В нашем языке такого слова нет… потому, когда я поднялся на поверхность, оно здорово озадачило меня и разозлило. Не могу представить, чтобы оно могло использоваться для крепкого союза или служения богу… но всё же. Что именно ты подразумеваешь под верой? Самообман? Поддержку кого-то? - Дроу оперся о скамью и медленно сел. Боль еле слышной музыкой прозвучала где-то на окраине разума, но она уже ничего не стоила. Почти все ссадины были ласково обработаны руками его спасительницы, лечение шло, вскоре ему станет намного легче. Его пальцы сошлись на ушке демоницы. Полотенце безнадёжно помялось и почти перестало прикрывать напряжённую наготу тёмного эльфа.
  - Вера столь многогранна, - отозвалась Ллеу, - что некоторые могут выдумать для этого слова своё значение. Но говоря о богах, я имею ввиду... да, поддержку. И желание следовать идеалам без оглядки и сомнений.
  Чёрные глаза смотрели на Баля снизу вверх. Сидящая на коленях демоница закусила пухлую губу в своём коротком раздумье.
   - В союзах так же есть вера, доступная нам. Например, - теперь тёмная дева положила свою ладонь на пальцы дроу, - в нашем славном союзе. Я верю в твои силы и способность помочь мне в интересном и трудном деле. Иначе бы я не пришла к тебе, Баальзарт, - Ллейна повернула голову и коснулась губами ладони тёмного эльфа.
  Тёплые губы словно высекли тёмную искру удовольствия из кожи бесконечно старого мага. Он закрыл глаза и приоткрыл рот в медленном вдохе.
  - Ты самая лучшая из женщин… самая великолепная из волшебниц… я буду рад служить тебе... - Дроу прикоснулся большим пальцем к пухлым губам Ламии, прошёлся от одного уголка до другого и слегка надавил, словно желал проникнуть внутрь. Тёмная и алая кожа встретились. 
  Сначала Ллейнхшсс сжала губы поплотнее, словно бы сопротивляясь давящему пальцу мужчины илитиири и поддразнивая его запретным плодом, но после расслабила уста и впустила его палец в свой рот. Язык встретил гостя ласкающим движением по подушечке, а губы сомкнулись мягкой тёплой ловушкой. Черноокая прикрыла веки и начала слабо посасывать палец.
  Баатар держал её подбородочек и всей кожей ощущал удовольствие. Перст его стал очень мокрым, пара капель демонской слюны стекла на ладонь. Алые зеницы мага показались из-за век, взгляд медленно скользнул по сидящей рядом Ламии снизу вверх. Она была невероятно привлекательной...
  - Тебе нравится? - Спросил он негромко, свободной рукой высвобождая из под покрывала член и медленно вытаскивая из гостеприимного ротика палец, словно позволяя ей в последний момент прикусить его и оставить у себя.

0

7

Совместно с Балем

  Но демоница из-под полуприкрытых век заметила действия дроу с полотенцем. Потому прикусывать и оставлять себе славный тёмный палец она не стала, но напоследок покрепче сжала его кольцом губ , а после отпустила. Но только для того, чтобы чуть позже принять уже дроуский член.
- Мне нравится секс, - с лёгкой хрипотцой в голосе ответила Ллеу. Она была возбуждена, пусть пока и в меньшей степени, чем Баль. Но жар меж ног разгорался, и будущие ласки обещали распалить его ещё сильнее. Этот уроженец Подземья может превратить их страсть в настоящий пожар… Но только тогда, когда настанет его очередь, - а секс с тобой имеет какое-то особенное тёмное звучание, отчего становится ещё лучше.
  Баатар взял рукой член и провёл большим пальцем по напряжённой головке, неспешно поводил вниз и вверх, высвободив мутную каплю. Лицо демоницы было так близко, что он мог просто встать и постучатся в её алые уста своими чреслами… это очень сильно возбуждало.
  - После секса с тобой я чувствую себя безнадёжным однолюбом… у тебя такие искусные чародейские уста… - Сказал дроу, опершись обеими руками за спиной, так что меж им и Ллеу оставался лишь один его напрягшийся орган. Мокрый, тёмный и гладкий.
Восставшая плоть выглядела приглашением. Наглым и прямолинейным. Но именно это заставило девушку облизнуться и причмокнуть губами. Ламия уже было потянулась личиком к тёмной влажной головке, но вместо этого взялась за ствол тёплой ладошкой и слегка отодвинула его. Маг от удовольствия закрыл глаза и прикусил язык, чтобы не сказать ничего лишнего. Губы Ллеу коснулись слегка морщинистой кожи мошонки, а после стали играться, обхватывая яйца дроу своим ртом. Рука же медленно скользила по стволу от основания и ближе к головке, а затем - обратно. Баль запрокинул голову и прикусил губу… ему нравился ход демонских мыслей.
  Ни один сантиметр этой части тела не оставался без ласки. К языку и губам подключились пальчики свободной руки. Ллейна последний раз поцеловала яйца беловолосого перед тем как стала ласкать их исключительно пальцами, то сжимая и массируя, то поглаживая. Но уста не долго были свободными - почти сразу Ллейнхшасс перешла к жаждущей тёплой ласки головке.
  Большим пальцем Ллейнхшасс размазала новую капельку мужской смазки по краю плоти, а после повторила это движение кончиком языка. Баль был достаточно сладок и приятен на притязательный вкус демоницы. Этот вкус только провоцировал ещё больше ласк языком.
  Аура настоящей тьмы исходила от мужчины, и это щекотало демоницу где-то внутри. Родная по своей природе аура заставляла обожать её обладателя в интимный момент близости. Обожание же в свою очередь заставляло быть более чуткой и прислушиваться к ответам темнокожего. Глубокое дыхание, почти похожее на утробный рык, сжимающие чёрные волосы девушки пальцы…
  Ллеу подмечала это и шла за знаками, словно по компасу. Благодаря желанию Баальзарта и движениям его бёдер навстречу, Ллеу приняла решение перейти к более грубым и активным ласкам. Эбеновый член скрылся полностью за губами черноволосой красавицы. Демонице не нужно было дышать часто, а с магией ей и вовсе н долгое время хватит одного глотка воздуха. Это делало её минет непрерывным на всём его продолжении, безукоризненным.
Пока носик то и дело касался тёмного лобка, Ламия порыкивала, заставляя вибрироват стенки горла. И эти манипуляции приносили свои плоды в виде неразборчивых слов, дроуской ругани и ответного животного рычания тёмного. Столь простые ответы пробуждали хищницу в демонице, её желание разгоралось куда быстрее и сильнее. Пальцы скользили по набухшим и влажным губам её собственной плоти. Медленно, словно Ллейна была бардом и настраивала сложный инструмент перед будущим грандиозным выступлением.

Отредактировано Ллеу (Вчера 18:33:26)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Springtime of Erotic Hell