http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » С чего начинаются великие истории?


С чего начинаются великие истории?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/CkiZS.png

http://s8.uploads.ru/scu8I.png

[indent] Некоторые великие истории начинаются с желания, мечты и возможности. Желание мести, мечта о возвращении былого величия - пока лишь часть необходимого набора, имеющегося у Ллейнхшасс. Но судьба подбрасывает ей возможность реализовать свои планы. Осталось только узнать цену, которую назначит ей собрат...

http://s8.uploads.ru/scu8I.png
Место
[indent] Недалеко от торгового тракта из Кельмира в Грес есть заброшенная дорога, а на дороге - разрушенный уже лет как сто форт. Камни его поросли мхом и покрылись пылью, кое-где птицы свили гнёзда, дикие звери скрываются в старых стенах от непогоды. Но людей здесь больше нет...
   Заброшенный форт имеет очень дурную славу. До сих пор ходит молва о том, что здесь есть демоны, водятся приведения и прочая нечисть. И хотя паладины говорили местному люду, что ничьих следов так и не нашли - простолюдины (да и некоторые вельможи) продолжают верить в сказки.

http://s8.uploads.ru/scu8I.png

Время
10606 год. Время года выглядит весной, пахнет весной и чувствуется как весна... Только поздняя.

http://s8.uploads.ru/scu8I.png
Участники

Великий и ужасный исполнитель желаний
Малак

Прекрасная и мстительная демоница
Ллеу

Отредактировано Ллеу (11-06-2018 18:25:40)

+2

2

Слабый ветерок, врывавшийся в комнату из приоткрытой оконной створки, колыхал пламя свечей. Час был неимоверно поздний (или, можно сказать, уже почти ранний), потому в трактире народ можно было по пальцам пересчитать. Сонная хозяйка фактически дремала, облокотившись о стойку и подперев пухлую щёчку внушительным кулаком. Она была почти каноничной трактирщицей, и было в ней что-то от гномьей крови.
   Барабаш Ус сидел за одним из столиков и медленно попивал пиво. Пенный напиток пах, старым солодом, но это не мудрено - новых урожаев ещё не было, и приходилось допивать прошлогодние запасы. Вкус у напитка тоже был на любителя, коими являлась добрая толпа мужиков из соседней деревни. А вот местные женщины предпочитали грушевый сидр, неимоверно сладкий и быстро пьянящий.
- Да уж, - начал Барабаш, облизывая с губ пивную пену. Но остатки напитка предательски оседали на пышных усах и бороде, - наслушался я не так давно историй о здешних местах и дорогах.
Сидевшая перед ним брюнетка так и не прикоснулась к своему грушевому сидру. “Слишком сладко, просто неприлично”, - выразилась она, когда попробовала его впервые. И Барабаш вполне мог с ней согласиться.
- Когда-то здесь бесчинствовали разбойники, а ныне стоит славный трактир и несколько деревушек в округе, - Ллеу рассматривала свои ногти, - я так слышала от матери. А она слышала от своего отца… Они как раз родом откуда-то из этих мест.
- Тут рассказывают и о более ужасных вещах, чем разбойники. Например, в десятке километров на северо-восток есть один форт…
Но договорить Ус не смог, потому что собеседница его перебила.
- На старой гресской дороге?
- Да.. Вроде именно так она называлась раньше. Теперь у неё нет названия вовсе. Да и люди побаиваются не только туда ходить, но и говорить об этом. Намекают только, что это место окутано злом, там обитает нечисть и прочая шваль. Неужели ты не слышала об этой истории от матери?
Ламия не проявила внешне никакого интереса и только покачала отрицательно головой. Историй об этих местах действительно много, но большинство из них являются не более, чем выдумками. Только, пожалуй, разбойники и были самой страшной напастью равнин.
- Это странно, - едва слышно произнёс Ус.Но продолжать свою мысль не стал.
- Если бы крестьяне знали, что под их кроватями порой скрываются настоящие монстры, - протянула демоница, а потом махнула рукой, - а не важно… Пока они считают, что в заброшенных местах водится всевозможная нечисть, там могут найти себе укрытия беглецы и разбойники. Относительная, но польза от всех этих россказней.
  Слишком приглушать голоса ни Ламия, ни Барабаш не собирались. Никого не интересовали разговоры о том, что творится мистического в округе. Только, пожалуй, трактирщица широко зевнула и потянулась. Вот-вот на её объёмной груди должна была лопнуть рубаха. И от взгляда Барабаша это не укрылось.
- Старый развратник, - усмехнулась Ллеу, - теперь понятно, почему за всё время нашего совместного путешествия ты ни разу даже на мой зад не обратив внимания. Тебе пышнее подавай? - голос всё же снизошел до шепота, который не должен был донестись до ушей трактирщицы.
  Барабаш Ус только развёл руками и подкрутил кончик остроконечной бородки указательным пальцем.
- Маргит, - наёмник поднял кружку и обратился к трактирщице, - налей мне ещё пива.
Трактирщица начала искать что-то под стойкой, выудила оттуда ещё одну кружку и начала наполнять её из бочонка. Женщина дождалась, пока пена отстоится, долила ещё почти до самого края.
- Вот молодец баба, - шёпотом заговорил Барабаш, - многие тавернщики и трактирщики дюже любят недоливать, а тут прям на совесть старается.
Тем временем женщина поставила перед гостем его заказ и уже собиралась удаляться. Ей явно хотелось спать, но находящиеся в питейном зале гости не позволяли ей уйти. Маргит широко зевнула, прикрывая рот рукой.
- А может вы нам расскажет какую-нибудь необычную историю о здешних местах?
Ламия откинулась на спинку стула и положила на неё один локоток. Ладонь её покоилась на тёмной столешнице, давно пропитанной подливой и самыми разными напитками, кучу раз оттёртой и наконец покрытой дешёвым алхимическим составом. Именно поэтому она и была такой тёмной, словно дерево для изготовление стола было благородным чёрным эбеном. Чтож, смотрелось для такого захолустного трактира это выигрышно.
- Да что тут рассказовывать-то? Вон, если вдоль Серебрянке пройдёте полчаса, то выйдете к старой кузне, где до сих пор трудится мастер Фавст. Сам он настолько стар, что поговаривают, будто это не он свою кузню в Рыбаках построил, а Рыбаки выросли вокруг его кузни. А ближе к славному Кельмиру…
- Нет, нет, нет, - наёмник помахал руками прерывая рассказ толстушки, - расскажи нам лучше про заброшенную гресскую дорогу.
- Грёсску... О, нет. Это тёмная история, у нас её не любят вспоминать и озвучивать. Да и было то лет сто назад, коль не больше.
- Маргет, - на лице Барабаша заиграла улыбка, - мне никто так и не смог ответить на столь просто вопрос о форте. Но ты же женщина явно смелая, ты ведь не боишься всяких слухов, как деревенские?
- Не льсти мне, пройдоха, - всё же трактирщица усмехнулась.
Ну так я в тебя верю, а не льстю, - и Ус легонько шлёпнул женщину по задку.
  Сон из этой смешливой бабы словно испарился окончательно. Бодрящий шлепок от Уса благотворно подействовал и на её сговорчивость.
- Ну ладно, - она пододвинула к себе стул от соседнего стола и уселась на него задом наперёд, положила руки на спинку и подпёрла подбородок кулаком. Ламии показалось, что это её излюбленный жест.
- Как я ужо говорила, было это лет этак сто назад. Был на старой дороге форт, через который проходили все торговцы, шедшие из Грёса в Кельмир, из Кельмира в Грёс.
Ллейнхшасс внутри содрогнулась от такого похабного названия герцогства. Но ничего говорить не стала, да и виду не показала. В чёрных глазах был интерес, но его искр было катастрофически мало.
- Они могли остановиться там, лошадей покормить, отдохнуть. Но не только торговцы хажовали по тракту, но и простые путники. Волшебники среди них бывали, да.. Ну эти, которые не как наши бабки ворожбу делают, а прям кудесники. И один такой был непутёвый, что удумал дочку тогдашнего нашего управца трахнуть, - говорила Маргед тихо, но на одном дыхании, - девка не самая видная, но отец её любил знатно. И за такое надругательство волшебника то и приказал казнить. Только тот призвал чудовище жуткое, которое грозилось камня на камне не оставить.
- И что это было за существо? - Ламия проявила чуточку больше интереса.
- Да Имир всемогущий его знает! Никто не выбрался живым тогда с крепости, - вздохнула трактирщица, - но поговаривают, что ты был Вильгельм.
Малак?”, - почти сразу подумала Ллейнхшасс, - “Вроде бы он в западной магической литературе порой назывался Вильгельмом”. В памяти словно бы зашебуршились страницы древнего фолианта, пока не нашлось нужное воспоминание. “Даа”, - подтвердила сама себе демоница, - “я читала о нём ещё в Тёмных Землях, давным давно. И, кажется, там даже упоминалось про эпизод с какой-то крепостью в юго-западных землях. Вот это уже звучит интересно. Малак… Демон-исполнитель. Да я даже тот стишок помню, которым его даже глупые мальчишки призывать могут. Его разве что в детских книжках порой не пишут по дурости”. 
Но Маргед тем временем продолжала говорить.
- Сюда даже паладины хажовали. Только никаких следов так и не нашли. Только руками разводили. Вот так, - закончила своё повествование женщина.
- И хорошо ты рассказала, - приободрил её Барабаш, - А я ведь тоже слышал истории об этом Вильгльме! Ух, ну и демонюга же он нечестивая. А ведь глупые люди призывают его ради исполнения своих желаний, а получают порой хрен собачий, так ещё и жизни могут лишиться. Ллейна, ты слышала о нём?
-М? - Ллеу посмотрела на мужчину и кивнула, - Да, я слышала как-то одну историю о Вильгельме, - кивнула демоница, - говорят, он даже являлся нынешнему правителю Милиагроса, когда тот был совсем мелким шкодливым ребёнком. И тот просил убить его брата, но Вильгельм не успел заключить с ребёнком никакого договора, потому что последний взял и передумал. Но мне кажется, что это выдумка.
  - Может и выдумка, - пожал плечами Барабаш, - но отродья Рилдира... Да простит меня Имир за упоминание тёмного бога...  способны на многое, даже на заключение договор с детьми, чтобы потом забрать их души.
  Ллейнхшасс смогла удержаться от смешка, но это стоило демонице сил.
Их разговор длился ещё какое-то время, пока не покинули заведение оставшиеся гости, и они не оставили в зале втроём. А там уже и Маргед отправилась наконец спать, ссылаясь на то, что ей ещё с утра заниматься своими непосредственными обязанностями. Ус тоже удалился наверх, безумно сонный и напившийся пива. Раньше обеда его пробуждения ждать теперь не стоило. Ллеу это было только на руку.

  ***

  Тёмная дымка рассеялась рядом с небольшой тропкой где-то в пяти минутах от нового тракта. Резкие движения демоницы спугнули спавших на ветках птиц. “Твою мать”, - демоница осмотрела сапоги и с неудовольствием поняла, что попала прямиком в лужу грязи, не успевшую просохнуть после вечернего дождя. Выйдя на тропку, Ламия отряхнула подол накидки и накинула на голову капюшон.
  Широкая дорога с бороздами от колёс, с глубокими следами от копыт и лужами то там, то здесь, была освещена почти полной луной. уходящей всё ближе к горизонту. Где-то за деревьями уже трепыхались первые луч рассвета, но до утра было ещё где-то около получаса. И ровно в два раза больше времени понадобилось порождению Рилдира, чтобы оказаться возле старых камней разрушенной крепости.
  Пальцы касались мха, пока девушка шла вдоль одной из уцелевших стен внутрь разрушенного форта. тут действительно не было никаких следов. И не удивительно - минула сотня лет, и даже магия крови бы уже давно перестала читаться. А уж о Тьме или стихиях и говорить было нечего. Сейчас в воздухе был только лёгкий весенний аромат, запахи животных, молодой травы и мокрого мха. Ветерок трепал верхушки древьев, уже ставших зелёными от листвы, доносил до ушей демоницы утреннее пение птиц, писк мышей и шуршание лис в прошлогодней листве. Умиротворение и покой одним словом.
  Разум тёмного существа всё это время не обращал внимания на красоту окружающего мира. Ллеу готовила заклятия, в основном защитные. По дороге к руинам она так же присмотрела себе местечко, куда можно будет переместить себя моментально и укрыться от собрата. Один мощный щит, который потребовал больше всего сил на создание, покоился чёрным рисунком на запястье колдуньи. Одно слабое атакующее заклятие, призванное скорее отвлечь демона от себя, покоилось меткой на левой ладони Ллейнхшасс.   
   А потом настало время ритуала. Простого, как ударить кулаком по столу в порыве гнева. Даже проще. Всего навсего надо было капнуть кровью на землю, а после произнести приславутый стишок, призывающий Малака. Это демоница и сделала, порезав об острый камень правую ладонь, а после произнеся заветные для исполнителя слова. В воздухе повисло напряжённое ожидание.

Отредактировано Ллеу (11-06-2018 23:07:58)

+2

3

Огромный храм давно ушедших времён уже почти полностью утонул в песках. Его изукрашенные колонны сточило время, монументальная крыша просела на растрескавшихся плитах и почти ушла под песок. Снаружи свирепствовала пыльная буря, она засыпала всё вокруг, ударяясь в магический барьер. Демонской магией пахло всё это место. Пару сотен лет назад сюда изредка являлись племена кочующих пустынников, чтобы отдохнуть от долгого пути. Разбойники, торговцы, путешественники - за тысячелетие этот храм повидал много гостей... но с пришествием Малака славное время ушло. Теперь единственными гостями этого места были мелкие твари из иных миров, а также сам Малак. Он возвёл барьеры, окружил храм зыбучими песками, ядовитыми шипами, кои вылезали из земли и покрыл полсотни километров вокруг песчаной бурей. Впрочем, сам хозяин этого места был куда опаснее, чем любые окрестные ловушки.
   Вильгельм сидел посреди кучи золота, как какой-нибудь дымный дракон. На огромной ладони его лежал детский дневник, подписанный просто "Энн", несмотря на то, что принадлежал аристократке. Эта экстравагантная особа под загадочной подписью "Энн" была хорошим клиентом, в последнее время таковых было немного, но она по-настоящему развлекла Малака(и продолжила развлекать даже после смерти). Барышня начиталась сказок и посчитала, что будет очень хорошо переспать с демоном, пока он находится в истинной форме. Мысль конечно вовсе не дурная, ибо демоны бывают крайне хороши собой, но... Вильгельм, мягко говоря, слабо подходил на эту роль. Правда демон об этом умолчал, отложив сюрприз до самой непосредственно надобности. Девушка передала ему свою книжицу, закрыла глаза и мелко задышала, ожидая, когда усатый красавец полуэльф сменится усатым красавцем демоном. Ну и дальше было самое интересное... Малак конечно не стал ей вредить... просто исполнил желание... «Все мы страдаем от своих желаний», сказал он ей своим утробным голосом тогда. Одной рукой демон поднял её на уровень своих едва виднеющихся глаз. Когти сошлись на тонкой-тонкой талии и девушка закричала. Наверное ей не понравилось, как Малак усадил её на свой чешуйчатый член. Но желание то было исполнено в полной мере.
   Дневник она дала ему за несколько минут до своей скоропостижной гибели, так что последние годы душевных терзаний её были запечатлены почти полностью. Это чтиво заняло внимание демона на последние несколько часов. Он даже читал вслух, настолько ему нравилось.
    - Ночью руки мои безраздельно властвуют меж бёдер, пока в голове стоит одна и та же картина. Я тряпка, я вещь, я ничто. И монстр владеет мной, он берёт меня и я тону в его объятиях. Чёрная кожа, у него всегда чёрная кожа и пронзительно лиловые глаза, как у кузена Элеса. Я почти чувствую запах этой горячей плоти. - Интонация Малака скакала от рычаще-угрожающей, до просто утробно-злой, ибо истинная его форма не умела иначе. Огромный хвостатый великан валялся в золоте, читал девчачьи бредни и периодически закидывал в пасть куски разорванного барашка. За этим занятием его застал ещё один призыватель.

***

   Он клубящейся концентрированной тьмой образовался на останках разломанной стены и ужасающей гаргульей навис над просторным внутренним двором форта. Всюду были развалины, мох, дикие деревья и плющ. Влажные камни трескались под его весом и осыпались вниз. Когти вошли в кирпичные стыки соседней башни как в масло.
   - Однажды другой брат решил призвать меня, чтобы после хвалится захваченным черепом. Он думал, что предусмотрел всё. - Малак глядел сверху-вниз на тёмную деву и нижняя челюсть его отвисла, на землю закапали голодные слюни. Глаза демона бесстрастно наблюдали двумя звёздами из-за мрачной завесы. - Но я не исполняю таких желаний... Твой зов я услышал. Говори, чего хочешь.

+1

4

Изменения заключались не только в появлении громадной туши, восседающей на разрушенной стене. Всё вокруг начало словно бы искажаться. Ну или так просто казалось от того, что воздух мелко дрожал вокруг покрытого дымкой демона. И это было занятно в сравнении даже с её собственной демонической формой.
  - И лишить такой глупостью мир столь забавного сына Рилдира? - Ллейнхшасс напустила на себя маску непринуждённости, а потом и вовсе пожала плечами, - это неинтересно.
  Куда интереснее было бы попросить демона принять свою человеческую форму, если такова была. Но промахнуться со своими желаниями и уплатить неизвестную цену за неосторожную просьбу - удовольствия точно не доставило бы. Но и терпеть дискомфорт от внешнего вида и нагнетающих эффектов собрата… “И такое можно пережить”, - в итоге заключила Ллеу, а после прокашлялась и приготовилась говорить.
  - Я хочу вернуть Город Нежити, что теперь называется Эреш Ниором с подачи вампиров. Посадить на трон нового Владыку, сделать его своей марионеткой.
  За этими словами должно было идти ещё нескончаемо много желаний: направить Тёмные Земли на путь своеобразного процветания, расширить влияние Тьмы в мире, возродить Сообщество и поставить в излюбленном замке на подоконник мутировавший пустынный кактус (такой когда-то был у демоницы, с ядовитыми иголками и неестественной красной мякотью) и так далее. Но это она могла обеспечить и без помощи Малака. Ну или Ллеу думала, что всё остально сможет сделать без демона-исполнителя.
- А теперь назови цену, Малак.
Этот момент был самым ответственным. “Если он заломит цену такую, что я не смогу расплатиться совершенно ничем, то мне придётся искать другие пути. Времени у меня бесконечность, если раньше никто не исхитрится насадить мою голову на кол, но путей удобнее использования Малака пока вовсе не предвидится”.
  Где-то глубоко внутри своей тёмной души Ллейнхшасс надеялась на то, что это предприятие заинтересует Вильгельма достаточно сильно, то бы он соизмерял свои желания с возможностями заказчицы. Завоёвывать города всегда интереснее, чем отбирать у детей игрушки или заставлять людей убивать свои собственные семьи ради исполнения их заветного желания. “Или так кажется только мне спустя несколько сотен лет?”. Ведь и сама Ллеу брала плату за свои услуги, порой просила жизнь в обмен на самое простое действие, порой части тела, личные вещи (которые потом просто могла выкинуть куда-то), признания, обещания… Это всегда было частью её собственной игры.

+1

5

Громкий и жестокий хохот прозвучал над деревьями. Демон полностью отдавался этому смеху: уничижительному, полному презрения и превосходства. Его пасть щерилась и щёлкала клыками, изо рта капали чёрные слюни, опадая на треснутые камни. Лбом он приник к башне и рога его оставили в стене вмятины.
    - Побитый демон просит отомстить за себя... отобрать земли пакостников-вампиров и вернуть обратно! - И он снова залаял в порыве презрительного гогота, смех перемежался скрипом нагрудной чешуи и звериным рокотом демонской пасти. - Клянусь узором времени и творцами Бездны, я никогда не смеялся так, как тогда. Те вести с севера были едва ли не самой смешной штукой, какую я слышал в жизни. Зачем тебе Эреш Ниор, деточка? Я могу дать тебе платок и куколку. И каждому глупцу, что сидел в тени мрачного престола. - Малак с тяжёлой изящностью рухнул на землю. Крылья громко хлопнули, подняв облако пыли. Копыта раскурочили часть земли. -  Разве не ваша армия умерла задолго до того, как началась война? А Айканар, величайший из неудачников, разве не показал вам, что вы падаете в бездну? Вы сами сдали свой город задолго до войны и я смеялся как сумасшедший, когда узнал о падении Тёмных... - Малак хохотнул, утирая лапой слюни. - Земель... и смех мой грозил разрушить весь видимый мир... И всё-же ты хочешь его себе... и это желание, каким бы оно ни было. - Демон пошёл вокруг своей маленькой сестрёнки, оставляя чёрные следы везде, где проходил. Завеса тени клубилась за ним. Жёлтые глаза следили. - Даже если я соглашусь, то что же за цену придётся назначить за все интриги, уловки, ложь и убийства? Чем ты можешь отплатить мне?
   Повисло молчания и великан хотел чтобы оно продолжалось, пока он думает.
   Малак прошёлся когтями по камню и тот заскрежетал, разбрасывая искры. Давным-давно, когда он был здесь в последний раз, этот форт выглядел приятно. Люди бродили по внутреннему дворику и стража стерегла стены. Теперь лишь ветер составлял ему компанию. Демон думал.
   Его роль требовала цены, что окупила бы всё. Здесь он не видел какой-то цельности, которая обычно появляется в голове, как только он бросает первый взгляд на просителя. Он смотрел на неё и видел полыхающую столицу Тёмных Земель. Видел бегство в никуда. Лишённое цели, преисполненное ненависти и желчи. Думая об этом он вспомнил, что не так давно сам бывал в таком положении. Демоница сама по себе не могла ему дать ничего забавного или абсурдного. Пожелай он устыдить её низкой ценой, она бы не испытала того же чувства благоговения. Когда за великую помощь демон просил всего-лишь пару медяков и ногти правой ноги - люди едва ли не рыдали от счастья, а эта едва ли ухом поведёт... Также у неё не было ничего ценного, что приглянулось бы Малаку. Но если поглядеть на общую форму их беседы? Как сложились звёзды, что они встретились этим утром ради именно этого разговора? Что видится в узоре переплетений? «Это напрашивается само собой... интересно...»
   - Я вижу как рождается возможность отомстить для нас обоих. Ты за обиду, нанесённую тебе. Я за удар бездумный дуралея. Ты хочешь видеть кровь и мне она мила. Мы купим друг для друга отмщенье - Не слова выходили из его глотки, но громовые раскаты. Демон сам не заметил как перешёл на галад-берский лад, хотя его рокочущая речь и не была создана для поэзии. - В Кариде властвует мой кровный враг теперь. Меня в порыве гордом он ударил. Ещё юнцом тогда владыка был. - Малак злился, наливаясь свинцовой тяжестью, как перед сокрушительным броском. Клыки его щёлкнули в пасти, на носу залегла хищная складка, глаза обратились тонкими щёлочками. Он явно предостерегал демоницу от смеха, ибо сам не видел в своей дурной ситуации ничего забавного. - И упрекнул, назвав безродной тварью. Он обещал отсечь мне пальцы рук за то что я на улице его волос коснулся в страсти глупой. Среброволосый принц так пах, как только может пахнуть чистый королевич. - Демон вспомнил, как усатой своей физиономией ткнулся в волосы проходящего мимо принца и тотчас же его окружили гвардейцы, поставили на колени и принялись бить. А последний удар нанёс сам будущий владыка. Его тяжёлая рука ударила очень сильно и демон упал, не ожидая ничего подобного. Впрочем, демон пустячно отделался, его могли раскрыть и отрубить всё, что только можно. И всё-таки осадок остался. Глубокая злость клокотала внутри и он снова заговорил. - Ты руку принесёшь его ко мне, в живых оставив самого владельца. - Его пасть разошлась в кривой и ужасающей ухмылке, глаза налились предвосхищением ещё не свершившихся дел. Демон стоял в расселине, которая когда-то была частью стены. Персиковое солнце светило сзади, вычерчивая его силуэт сквозь дымку. - Ты дашь мне месть. Тогда твоё желанье я сполна смогу исполнить.
   Малак стоял и громко дышал, впитывая это утро, этот свет. Словно все удовольствия мира на миг свалилось на него. Сладость убийства, насильного секса, обмана, абсурда, сладость смеха и запретных плодов, сласть флирта и власти. Всё удовольствие мира заставило его скрежетнуть зубами и медленно принять форму человека, чтобы быть подобным сестре. Тёмная дымка медленно рассеивалась, обнажая силуэт усатого полукровки со сверкающими огромными глазами довольного кота. - Вот так...

Отредактировано Малак (12-06-2018 23:41:38)

+1

6

Стоило отдать должное - собрат прекрасно давил на больные точки. Демоница, что скрывалась под личиной сесксуальной колдуньи, тот первобытный хищник просто рвал и метал из-за уязвлённого самолюбия. Не её виной было, что Айканар настолько тупица. Ллейхшасс всеми силами пыталась исправить положение. И без зазрения совести считала, что сделала всё возможное, прежде чем с позором начала спасать свою собственную шкуру.
  Челюсти демоницы сжимались так, что у человека зубы уже начали бы вылетать из слабых дёсен. Или крошились бы мелкой пылью, трескались подобно замшелым камням старого форта под когтями Вильгельма. Зрачки, и без того узкие, сузились ещё больше. Дыхание стало неровным от кипящей внутри злости. Но маска безразличия и пренебрежения всё так же оставалась на лице Ллеу, а в движениях её всё ещё была непринуждённость и грация. С грацией этой создание тьмы поворачивалось вслед за своим собратом, не желая оставлять его за спиной.
- Чем ты можешь отплатить мне?
Я бы с удовольствием избавила мир от ещё одного своего собрата. Твоя кровь, сердце, мозги и прочее - всё прекрасно сгодилось бы для ритуалов и экспериментов. А кто-то в этом мире и вовсе носил бы меня на руках за твою смерть”, - это был бы слишком рискованный ответ вслух. Ллеу не готова к такой битве, чтобы здесь и сейчас низвергнуть Малака в пыль, запечатать его память в растрескавшихся камнях и сырой после дождя земле. Но в сей момент это было определённо насущным желанием.
  Складная история лилась из уст ужасного создания Тьмы. И отчасти была даже смешной. Исполнитель желаний, порой обманывающий ожидания своих заказчиков и сам нарывался из-за своих порывов? Впрочем, в этом не было ничего удивительного: в своих пороках демоны куда изощрённее людей, и куда более раскрепощены.
- Мне даже забавно представить, что ты собрался делать с этой рукой, - не удержалась от комментария демоница.
Хотя просьба Малака и попахивала трудностями, это казалось куда более простой платой, чем само её желание. От Ллейнхшасс  не ждут захвата города, в котором крепко обосновались вампиры, где обитают оборотни, а земля превратилась в сплошное пепелище. В любом случае, им предстояло очень, просто невероятно, катастрофически много работы.
  Ламия смотрела в жёлтые кошачьи глаза Малака. Их гляделки длились всего секунду, от силы две. Ровно столько понадобилось колдунье для того, чтобы принять окончательное решение.
- Мне кроме жизни терять больше нечего, - наконец затянувшееся на мгновения молчание нарушилось сладким и тягучим голосом Ллейны.
Всё остальное уже давно потеряно, а то, что я успела приобрести за три года - то пшик, бесполезные людские богатства, которые я могу тратить на усладу своего вкуса и мимолётных желаний. Но в этом есть лишь недолгое наслаждение, не более”.
- Потому я готова заплатить за своё желание назначенной тобой ценой, - она улыбнулась, так обворожительно, как улыбалась любовникам или просителям.
  Демоница потянулась. Впервые с момента встречи с Вильгельмом она могла почувствовать себя чуточку более расслабленно. Когда собрат перекинулся в человеческий облик, из воздуха будто бы пропало то бешеное напряжение, оно же пропало и из мышц и разума Ламии. И говорить она теперь тоже могла куда спокойнее.
  - Но ты задал такую плату, - всё тем же сладким голоском проворковала Ллейна, - что придётся подкорректировать нашу сделку, - она сделала взмах, словно это было что-то совсем несущественное, - работа с правителем Карида займёт какое-то время. Поэтому, плут, тебе пора начинать выполнять свою часть сделки уже сейчас. К тому моменту, как у тебя в руках окажется заветная конечность, уже должны быть какие-то сдвиги.
Воздух медленно прогревался от тёплых лучшей. Солнце рисовало интересные узоры на противоположной стены из-за кроны дерева. В этом свете появилась мордочка лесного зверя - молодого кабанчика. Вынырнув и травы и завидев две попахивающие  Тьмой фигуры, он поспешил скрыться за развалинами и не попадаться потенциальным хищникам на глаза.
- Ммм, - почти что промурлыкала демоница, подставляя лицо ветерку, - это определённо прекрасный день для заключения сделки. А гарантиями её станут наши жизни,- глаза её были почти полностью прикрыты, но можно заметить, как из-под опущенных ресниц Ллейна наблюдает за собратом, - тот, чья часть окажется не исполнена - может убить исполнителя. Думается мне, Малак, у нас обоих есть возможность отследить друг друга, так что скрыться не удастся.
Ллеу открыла глаза и уставилась на демона. Она протянула руку к нему, ладонью вверх. Кожа моментально покраснела, а после на ней появилась царапина поперёд всей ладонь. На ране стала проступать кровь, и Ллеу повернула ладонь как для рукопожатия.
По рукам? Или у тебя есть более верный способ скрепления сделки, милый Малак?

Отредактировано Ллеу (13-06-2018 18:11:59)

+2

7

Демон задумчиво взял демоницу за запястье и встал так, глядя на проступающую из её раны кровь. Ему нужно было поразмыслить над этим.
   - Обычно я не работаю так. - Произнёс Малак претенциозным тоном королевского цирюльника. Нос его был задран, исполнитель желаний всё ещё удерживал сестру за запястье. Свободной ладонью он искал в кармане плаща металлическую склянку. - Видишь ли, убийство демонов - долгое, сложное и опасное предприятие. Тем более демоницы, обременённой властью и магическим превосходством. Рассказы о Ламии я слышал, о твоей способности разносить в пух и прах нерадивых дуралеев вроде меня. О твоей жадности, мстительности и параноидальности. Теперь мне просто приходится быть столь же осторожным, несмотря на всю твою красоту и миловидность. Приходится, о славная-славная Ламия. Не одёргивай руку. - Полуэльф улыбнулся, нарезное горлышко его фиала ткнулось в окровавленную ладонь собеседницы и Малак уверенно собрал несколько капель её крови. После этого сосуд закупорился и исчез в его внутренних карманах. - Но, так уж и быть, для тебя я сделаю исключение. Не буду скрывать, ты выглядишь, звучишь и являешься более сильным демоном и потому мне нужна защита. Я Малак Смиренный, Малак Беззащитный по сравнению с тобой. Потому этот фиал станет гарантией моей неприкосновенности. Когда ты выполнишь свою часть сделки, я передам его обратно. Меня самого ты можешь найти и без лишних примет... - Малак с улыбкой на всё лицо пожал ладонь заказчицы обеими руками и потряс, чувствуя хлюпающую кровь. - Вот теперь это можно считать доброй и хорошей работой. Мы оба при делах. Да при каких! - Демон скрежетнул зубами от восторга. - Давно меня не просили заняться политикой. Так интригующе... Что же я найду на том конце пути? Секс с вампирами, убийство ради денег. Может обрету союзников по общей ненависти, услышу воодушевляющие марши солдат, повинующихся моей воле? - Малак смотрел прямо в глаза Ламии. - И кто знает, захочешь ли ты всё ещё исполнения своего желания, вернувшись из Карида... - Его ладони разжались и он отошёл назад, всё ещё улыбаясь. - Кто знает...
   Почесав отчего-то зудящую подмышку, Малак сделал ещё несколько шагов назад и стал трансформироваться. Он был готов к тому чтобы унестись прочь, обратившись потоком тьмы. Клубящаяся тьма окутывала его и силуэт раздавался в высоту, оставляя следы на земле и громко стуча копытами по мокрой траве. Солнце светило ему в спину и огромная тень падала на крохотную Ламию...

Отредактировано Малак (14-06-2018 17:59:14)

+1

8

Малак успел собрать с ладони Ллейнхшасс кровь прежде, чем рана успела затянуться под действием демонической регенерации. В этом жесте исполнителя было что-то до глубины обидное, бесконечно наглое и поразительно смелое. И не стоило так же отбрасывать логичность этого действия. И пришлось пойти на эту уступку, а не пустить вслед собрату заготовленное заклятие - потому что без этого сделка бы не состоялась вовсе. А это не в планах колдуньи.   
  Но оставлять наглость просто так, без всякого внимания - не в стиле любого демона этого мира. “Как ты там сказал? Мстительная? Параноидальная? Ну так ты по всем параметрам прав”, - мысль не заняла и секунды, чуть больше заняло сотворение заклятие, которое легло как раз в подмышку едва заметной чёрной меткой.
  От раны на ладони не осталось и следа, но Ллейна отряхнула руки друг о друга, будто те были ужасно запачканы. На лице девушки была доброжелательная улыбка, вполне соответствующая милоте и красоте её человеческой личины. Демоница чувствовала, как метка закрепилась на Малаке, и ощущала его удаление уже совсем другими чувствами, нежели привычными для разумных существ. “На стих ты можешь и не откликнуться, а имени твоего я не знаю. Что же, хоть так я достану тебя даже из-под земли”. 
- Всё не постоянно в этом мире, -  Ллеу подняла голову так, чтобы смотреть прямо в горящие огни глаз великана, окутанного тёмной дымкой, - но пока у тебя есть задание, и ты можешь приступать к его выполнению. А я приступлю к исполнению своей части сделки. Работы у нас навалом, - демоница первая растворилась в чёрной с фиолетовыми отблесками дымке, перенося себя до ближайшей цивилизованной дороги. Вот так, без прощаний, напутствий и прочих нежностей, которые можно было бы сказать Вильгельму.
  Кусты рядом с неширокой дорожкой зашевелились. Отводя рукой ветви, оттуда вышла черноволосая колдунья. Девушка расправила полы своей тёмно-серой накидки и стряхнула с плеч опавшие сочно-зелёные листики. Через несколько минут неспешного шага девушка очутилась прямиком возле широкого тракта.
В сторону Кельмира ехала повозка. Ллеу, вышедшая на дорогу, появилась как раз метрах в двадцати позади неё. Догонять и проситься присесть - смысла не было. Зачем, когда ты можешь без устали двигаться следом за ней почти с той же скоростью, если не быстрее? Или просто телепортироваться в нужное место за какие-то секунды? Но куда приятнее сейчас для Ллейнхшасс было прогуляться на своих двоих неспешным шагом, созерцать окружающую весеннюю благодать и слушать как меняется с каждой секундой мир вокруг. Демоны, обладающие куда более развитыми органами чувств, чем люди, могли увидеть, унюхать, да и почувствовать куда больше в окружающем мире, чем смертные. Этим порой стоило просто наслаждаться. И представлять во время прогулки картины трумфальной победы. Ламия буквально чувствовала это сладкий вкус чужой смерти на своём языке, упивалась мечтами о мести. И, в то же время, одёргивала себя от худшего человеческого порока - решения, что она уже победила, когда даже сам бой ещё не начался.
  Демоница следовала по краю тракта, держась на расстоянии от идущей впереди повозки. Но в конечно итоге, та скрылась за поворотом к какой-то очередной деревушке. Молодая кобыла, запряжённая в телегу, была ленивым созданием, и даже для такого не быстрого движения (пусть и по не до конца высохшей земле). Его оклики и команды слышались чутким ухом ещё какое-то время, пока сама Ламия не удалилась от развилки.

***
   
- Ты как хочешь, а я останусь здесь ещё на денёк другой, - протянул Барабаш. Он потягивал свою утреннюю порцию пива и довольно облизывался, - тут тихо, хорошо.. То, что нужно для моих старых костей.
Перед Ллейной стояла глиняная тарелка с ещё тёплыми гренками и плошка с грушёвым вареньем. намник же уплетал кусок за куском ветчину.
- Мне не сидится на одном месте, - с помощью деревянной ложечки демоница стала накладывать янтарную массу на гренку, - дорога зовёт...
- Вот же ваше поколение неугомонное. Мне в мои года хочется уже осесть где-нибудь, где тихо и мирно, куда не докатываются войны, не суются демоны, орки и прочие негодные Имиру твари.
Ламия откусила кусочек гренки. Вкус был приятным, хотя варенье и казалось более сладким, чем это было бы правильно. Ну или просто Ллеу придиралась, потому что никогда не любила слишком сладкие яства.
- И куда ты отправишься теперь, Ллейна? - Барабаш Ус посмотрел на девушку пристально.
- Карид, - улыбнулась Ллеу, - у меня там есть один старый знакомый, с которым у меня было незавершённое дельце. Но мне остаётся надеяться, что он до сих пор там...
- А... королевство Карид, - Барабаш улыбнулся так, словно что-то вспомнил, - промозглое местечко… И когда ты отправляешься?
  Ллейнхшасс доела гренку и облизнула пальцы. А после оглянулась вокруг. Кроме них с Барабашем ещё не было никого в питейном зале придорожного трактира, и это было только на руку колдунье. Девушка приподнялась на стуле и потянулась через стол к Барабашу. Радужки демонических стали ярко-жёлтыми, показывая собеседнику кошачью форму зрачка. А зубы... стали появляться клыки, ужасная пасть расходилась во все стороны от уха до уха. Сдерживать полное превращение было неприятно - демоническая суть рвалась наружу, но эксцентричное прощание стоило того, чтобы держать свою природу относительно в узде. Пасть раскрылась, и длинный острый язык коснулся щеки онемевшего от неожиданности Барабаша. Всё было так быстро, что он не успел среагировать даже на то, что демоница уже упёрлась коленом в столешницу, смахнула на пол рукой его мясо, свои недоеденные гренки и варенье. Влажный горячий язык коснулся мужской щетинистой щеки, оставил влажный след блестящий след на ней. 
- Сейчас-с, - прошипела демоница прямо в лицо испуганному наёмнику. Челюсти её двигались неестественно и неприятно человеческому глазу. 
  Маргед заглянула в зал, когда чёрная дымка от телепортации демоницы уж рассеялась. Барабаш Ус сидел на стуле, смотрел в одну точку и мелко дрожал. Он не мог говорить от пережитого испуга, и вряд ли уже когда-то заговорит и поведает толстушке или ещё хоть кому-то об увиденном (ну а писать он и вовсе не умел, по его же признанию). Небольшое проклятие лишило его голоса, и потраченные силы стоили того. Так же как и спасение его шкуры стоило того, чтобы потешить себя и сыграть эту маленькую сцену перед приверженцем Имира. Демоны порой такие весельчаки!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » С чего начинаются великие истории?