http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » За темной полосой - полоска света


За темной полосой - полоска света

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

https://img00.deviantart.net/c465/i/2014/072/0/d/thief___baron_mansion_central_stairs_by_matlatart-d7a0vk0.jpg
Участники: Луа'тлар Ренор, Тиль ван Нормайен.
Время событий: лето 10 602 года, неделя спустя событий в Aula Regia
Место: Ариман
Сюжет: Замученная и вынужденная убить очередного человека, неугодного герцогу Ниборна, илитиири все же решила явиться к человеку, который не был для нее последним на этой земле...
Ей было некогда останавливаться, - Эреб ждал ее уже давно, но все же: "Парой дней раньше, парой дней позже". Именно так решила дроу, все же решившись поддаться своей прихоти. Ван Нормайен правда был важен наемнице, и она просто не могла просто так уйти из Аримана, не повидавшись с маркизом...
Оставалось только решить - предупредить его о злобном соседнем правителе, или все же отгородить его благославенным незнанием?

+1

2

"Знакомые места..." - Подумала женщина, оглядывая темную городскую площадь.
Ее платиновые волосы развивал теплый летний ветер, а внезапное чувство ностальгии приподняло светлые, почти невидимые в темноте брови. Контрастные глаза, синие снаружи и янтарные у зрачков обвели склоны крыш и изучали редкий свет в окнах.
Она усмехнулась и последовала в хорошо знакомом ей направлении.
Женщина пришла в Ариман не из простой случайности или простого желания, она решила укрыться в месте, которое было бы неизвестно ее преследователям... да и лицо у нее будет совершенно другое, но для этого стоит переждать. Дроу - весьма заметны для разгневанной охраны погибшего аристократа и его разгневанной семьи.
Бесшумные шаги приблизились к знакомому ей до боли поместью. В окнах сиял слабый свет, охранники во всю обсуждали свои планы на ночь, готовясь к пересмене. Они даже и не заметили женщину, стоящую в тенях. В конце концов, именно для того Соловей "рассыпала" свои припасы и присела на одно колено, собирая провизию с мощеной дороги обратно в торбу, тихо проклиная "того напыщенного торговца, который торбы шить не умеет".
Луа прислушалась и услышала тихое эхо. Подняв голову, женщина увидела приоткрытое окно, - кто-то играл на клавишном инструменте, пианино или клавесине... Точно девушка сказать не могла, она не знала много инструментов и уж точно не задавалась разницей между ними. Улыбка появилась на лице наемницы.
Она скрылась из вида охраны и переждала, пока наступит пересмена. Прокравшись на территорию усадьбы, наемница залезла на дерево и всмотрелась в комнату, из которой доносилась музыка. Затем, шагая по веткам, Луа перебралась на брус, разделяющий второй и первый этаж. Бесшумно приоткрыв окно больше, чем оно было открыто, женщина улыбнулась, увидев того, кого и хотела увидеть.
Перед ней, спиной к окну, сидел Тиль.
"Как беззаботно..." - С теплой улыбкой подумала про себя женщина.
Она сидела на подоконнике и просто слушала мелодию, которую порождали клавиши под напором пальцев маркиза. Казалось, ван Нормайен был поглощен музыкой, и, сложно было солгать, Луа и сама потерялась в мелодии, на пару секунд даже прикрыв глаза.
Тем не менее, вскоре мелодия стала подходить к своему логичному завершению, женщина открыла глаза, поднялась и вернула створку окна в прежнее положение.
Шаг за шагом, она отдалялась от маркиза и, в конечном итоге, опустилась в кресло за спиной Тиля. На лице наемнице играла хищная улыбка, почему-то ей нравилось пугать людей такими появлениями... Конечно, где-то в глубине сознания, дроу уже чувствовала себя виновато за предстоящий поступок в адрес своего любовника, но это было бы грехом не воспользоваться такой возможностью... а заодно и напомнить о собственной беспечности. Ведь в другой ситуации это могла бы быть и не эльфийка.
Когда мелодия завершилась и комната погрузилась в тишину, мягкий женский голос разбил эту тишину:
- Нужно быть осторожнее. Не у всех могут быть такие мирные цели. - Женщина сняла капюшон, поэтому Тиль мог хорошо рассмотреть женщину. Она сидела, заняв в достаточно доминантной позе, - одна нога лежала на другой, однако, женщина не покачивала ей, оставаясь неподвижной. Обе ее руки расположились на подлокотнике, но левая была согнута в локте, отчего большой и указательный палец придерживали подбородок незванной гостьи. Она смотрела на Тиля открыто, с холодным превосходством и искрой озорства.
[AVA]https://orig00.deviantart.net/05eb/f/2018/072/d/5/1735_151865244212_by_ayrinsiverna-dc5tm42.png[/AVA]

+1

3

Пальцы маркиза с каким-то особым трепетом коснулись клавиш музыкального инструмента. Прошло довольно много времени с тех пор, когда музыка составляла неотъемлемую часть его жизни. Тогда, находясь в заточении в четырёх стенах имения возле Скалистых гор, он впервые со скуки сел за клавесин. Может, как раз от нечего делать, он с головой ушёл в эти занятия. Как бы там ни было, за те годы ежедневного обучения ему удалось развить в себе тонкий слух и отличные навыки игры.
Но те времена канули в прошлое, и когда Тиль вырвался на свободу, он стал посвящать музыке всё меньше и меньше времени, пока практически полностью не прекратил практику. Мужчина быстро нашёл, чем себя занять, да и в путешествия, в которых он проводил большую часть года, инструмент с собой не возьмёшь.
В этот вечер всё было немного иначе. Вот уже почти две недели ван Нормайен находился в своём доме в Аримане, отдыхая и потихоньку планируя очередную поездку. И чем больше времени он проводил в своей комнате, тем чаще его взгляд задерживался на клавесине. Маркизу было интересно, сохранилась ли хоть часть его навыков, но в то же время он не решался попробовать сыграть. В глубине души он думал, что любая попытка закончится провалом, а ему не очень хотелось убеждаться в собственных недостатках. В его голове сохранялись воспоминания из тех времён, когда его по праву можно было считать отличным музыкантом, и разрушать этот образ не было никакого желания. Вот только образ этот существовал только в сознании самого дворянина, так что неудача могла повредить только его чувству собственного достоинства. В итоге, человеку всё же удалось перебороть свои сомнения, и он уселся перед инструментом. Странно, но в тот момент Тиль по-настоящему волновался.
Почти с первых же нот он уловил ошибки в своей игре. Мужчина грустно улыбнулся, разочарованно смотря на собственные пальцы. Всё-таки он был прав. Без практики навыки улетучились, оставив о себе лишь ностальгические воспоминания. Однако Тиль не был бы Тилем, если бы просто так сдался. Маркиз мучил инструмент не менее получаса, сбиваясь и начиная заново после каждого неверного звука, прежде чем ему удалось сыграть незамысловатую, но быструю мелодию. Да сделать это так, чтобы он сам остался доволен. После этого стало проще. Ван Нормайен словно пробил плотину, и постепенно руки вспоминали отточенные навыки игры, что не могло не радовать. Вскоре по дому разнеслась долгая грустная мелодия, а сразу же после неё весёлая и легкомысленная. Человек с головой ушёл в музыку, ничего не замечая вокруг себя. Это и сыграло с ним злую шутку.
Его пальцы легли на клавиши, и в голове Тиля уже выстраивались ноты, которые вот-вот должны были прозвучать по-настоящему, как вдруг за его спиной раздался спокойный женский голос. От неожиданности дворянин вздрогнул и чуть не подскочил на месте. Из-за непроизвольного движения клавиши опустились, издав неприятный низкий звук. Ван Нормайен резко обернулся, вставая на ноги. Он никого не ждал, в особняке не было ни одного постороннего, и уж тем более им неоткуда было взяться в его комнате. И тем не менее, в кресле сидела незнакомая женщина с платиновыми волосами и яркими глазами. Сидела спокойно, с чувством собственного достоинства, как будто имела полное право находиться в особняке и делать в нём, что заблагорассудится. В открытом взгляде читалось превосходство и веселость, словно Тиль был своего рода развлечением для этой особы.
Мужчина нахмурился и скрестил руки на груди. Он понятия не имел, кто был перед ним. Дверь была закрыта, а значит, попасть в комнату дама могла только через открытое окно, проскользнув мимо стражи. А ведь сам Тиль и ухом не повёл… неизвестно, сколько пришелица просидела так, рассматривая его спину. И ведь правда, захоти она навредить ему, он мог и совсем не успеть среагировать. Всё это очень не нравилось маркизу.
- Мне некого бояться. Если бы кто-то хотел мне навредить, то уже давно нашёл бы способ сделать это., - холодно заявил маркиз. - Кто ты такая и что ты делаешь в моём доме? Не помню, чтобы приглашал тебя.
Ван Нормайен помнил, где оставил свой меч, однако тянуться за ним не было смысла. Мужчина опустил руку на эфес кинжала-артефакта на поясе. На всякий случай. Это не был жест угрозы, просто предосторожность. Он не знал, чего ожидать от незнакомки, но ведь и она не торопилась вредить ему, хоть и имела уже уйму возможностей. Тем не менее, её хозяйская поза и взгляд нервировали мужчину. Ведь именно он был хозяином этого дома, а не она. Кроме того, ему было неприятно осознавать, что пришелица видела, как он чуть из штанов не выпрыгнул, напуганный её неожиданными словами. От этой мысли человек досадливо поморщился, пока его сердцебиение приходило в норму после испуга.
Но прежде чем попытаться выставить незнакомку, дворянин решил дать ей шанс объяснить своё поведение и вторжение в чужие владения. Маркиз гордо вскинул голову под насмешливым взглядом, не отрывая, в свою очередь, глаз от женщины в ожидании оправданий и, желательно, извинений.

0

4

Луа’тлар сидела неподвижно, наблюдая за реакцией дворянина… И эта реакция заставляла ее чуть ли не хохотать от чувства, переполняющего ее, однако она сдержалась, пусть ее губы и изогнулись чуть ли не в злорадной ухмылке.
Конечно, лицо ван Нормайена забавляло ее, но ко всему этому добавлялась некая горечь - они не виделись уже около двух лет... С того самого похода в гробницу.
А потом... Соловей не знала и не отрицала того, что ее любовник мог приехать в Грес, пока та путешествовала в поиске лекарств... Но почему не пришел раньше? Это вызывало чуть ли ни больше вопросом, чем после их последнего воссоединения. Он говорил, что хочет быть рядом, но не спешил навстречу, как утверждал об этом. Хотя... Зная собственную занятость, Луа решила отказаться от подобных вопросов еще задолго до переделки в таверне Веро.
- Ну-ну... - Спокойно пробормотала полукровка, по крайней мере с виду. Ее рука, поддерживающая голову, опустилась на подлокотник, а спина отклонилась к креслу в расслабленной позе. - Не стоит меня бояться. Ты сам заметил, - хотела бы навредить, я бы не стала ждать, пока ты закончишь играть… Или стала бы?
Слуги наверное бы заметили, прерви ты свою мелодию какофонией, которая сопроводила бы удар в твою спину… А оно никакому тихому наемнику не нужно.

Глаза женщины хищно сверкнули соответственно улыбке.
Блондинка встала и подошла к мужчине. Ее жесты были плавными, движения перетекали из одного в следующее, она смотрела в глаза ван Нормайену, и в ее взгляде не было угрозы. Лишь веселье вместе с противоречащим ему спокойствием. Сократив расстояние наполовину, женщина плавно подняла руки, держа ладони на виду, - она не держала оружие, да и плащ, раскрывший скромную одежду с кожанной броней любительского вида, открыл пояс, лишенный оружия. Девушка сделала паузу, чтобы маркиз мог рассмотреть ее безоружность.
Но на этом разбойница не остановилась и медленно приблизилась вплотную к Тилю, положив руки на его грудь, будто была его любовницей, прижимаясь грудью к телу маркиза.
- Хм… А я слышала, господин ван Нормайен любит женщин и не пренебрегает их вниманием... - Бледная бровь на миг вздернулась в компанию ее закрытой улыбке.
Женщина потянулась вперед, приподнимаясь на носочках, будто хотела поцеловать дворянина. Ее глаза изучали лицо Тиля, отвлекаясь от его глаз на губы, но вскоре девушка отстранилась и отвернулась вовсе. Маркиз притягивал ее все так же сильно, как и в первую их встречу... Наемница с удовольствием втянула запах его кожи ноздрями на плавном глубоком вдохе прежде, чем отстраниться.
Вся комната была пропитана этим родным, недостающим запахом... От него у Соловья щемило сердце. Как бы она не отрицала - она скучала по ван Нормайену и, будь у нее такая возможность, вероятно осталась бы с ним. Но она не могла... Особенно, сейчас.
- Я думала, аристократы все смазливые. И вот, посмотри ка… Какой мужественный дворянин... - Прошептала наемница, тихо и рокочуще посмеявшись. Но в следующий миг интонация ее голоса померкла и стала холодной и апатичной как лед. - Мне не нужно твое приглашение… Я сама решаю, когда я хочу прийти.
Девушка ходила по комнате почти беззвучно. Ее ноги не наступали на ступни полностью, она ходила на слегка приподнятых пятках, будто на невидимых каблуках, однако такая походка не выглядела странно в исполнении этой незваной гостьи, - в купе с ее плавными и легкими движениями это выглядело весьма гармонично.
Женщина рассматривала комнату, предметы на полках, корки книг...
- Я ищу свою знакомую… Моего роста, черные длинные волосы, бледная кожа, глаза цвета моря… Она часто жаловалась на врожденную болезнь, - у нее холодные руки. - Тон ее голоса замедлился, хоть и до этого его нельзя было назвать особо быстрым, но сейчас она, казалось, хотела звучать… зловеще. - Но, вот незадача, я совсем забыла ее имя, не подскажешь ли мне? Я слышала, вы были обручены.
Блондинка обернулась, глядя на маркиза с приподнятой бровью и хитрым взглядом:
- У нее была одна вещь, которая принадлежала мне... - Губы наемницы растянулись в выжидающей открытой улыбке, а сама женщина замерла, встав в пол оборота, почти спиной к маркизу, пристально следя за его реакцией. - Подвеска, если быть точнее.
[AVA]https://orig00.deviantart.net/05eb/f/2018/072/d/5/1735_151865244212_by_ayrinsiverna-dc5tm42.png[/AVA]

+1

5

Чем дольше маркиз находился в компании незнакомки, тем меньше она начинала ему нравиться. Тиль не очень любил наглецов, особенно когда их наглость была не обоснована. Вот и эта особа, почему она так ехидно улыбается и раскованно ведет себя? Словно она априори была хозяйкой положения. Но никто ей такого права не давал, и терпение ван Нормайена очень быстро подходило к концу. Тем более что вместо прямых ответов девушка начала непонятную словесную игру, то ли пытаясь его спровоцировать, то ли насмехаясь над ним.
”- Схватить за шиворот и выставить за дверь”, - посоветовал внутренний раздраженный голос. Но Тиль не спешил следовать его совету, хоть и нахмурился ещё больше, скрестив руки на груди. Во-первых, не стоило торопиться, чтобы потом не было мучительно больно за упущенные возможности или необдуманную горячность. Ну а во-вторых, маркиз попросту не мог так просто, с места, грубо отнестись к представительнице слабого пола. Ни конкретно к этой, ни к женщинам в целом. За редким исключением, правда.
- Неужели опытный тихий наёмник допустил падение тела или другие громкие звуки? - с сомнением приподнял бровь Тиль. Разговор мог пролить хоть капельку света на эту пришелицу. По крайней мере, теперь ему известно, чем она занимается.
”- Наёмница, значит?”
Похоже, она была готова делать всё, что угодно, кроме того, что было нужно самому маркизу: никак не желала давать ответы на два простых и конкретных вопроса, озвученных ранее. Словно специально затягивая время, девушка встала и подошла к нему. Ван Нормайен убедился в её безоружности и опустил руки. Теперь его поза была чуть более расслабленная. Хотя, ненадолго. Девушка нарушила все границы личного пространства, прижавшись к нему. Тиль не отстранился, не сделал ни одного движения, чтобы отогнать её или, наоборот, задержать (следовало признать, она была вполне хороша собой). Но наёмница наверняка должна была почувствовать, как напряглось его тело.
- Проникнуть сюда без разрешения - не лучшее начало, если ты хочешь завоевать моё расположение, - прохладно произнёс Тиль и склонился чуть вперёд, стоило ей приблизить своё лицо к его. Спустя секунду он вновь выпрямился. Его нервировало, что женщина ходила вокруг да около.
Окончательно терпение дворянина кончилось после её следующей дерзкой фразы. Уголок его рта раздраженно дернулся, а на скулах заиграли желваки. Тиль решил, что хватит позволять её насмехаться над собой и юлить. Надо было с этим что-то делать. Вплоть до того, чтобы получить от неё ответы на нужные вопросы силой. В конце концов, это к нему пробрались, так что и ему править балом.
- Может, ты и приходишь, когда хочешь, но зато теперь я решаю, когда тебе уходить. Или говори, или изволь покинуть мой дом. Или тебе помочь с этим? - не очень-то дружелюбно заявил мужчина. Он подошёл к окну и приоткрыл его ещё больше, приглашая девушку воспользоваться тем же путём, каким она попала в его комнату. Тиль не отводил взгляда и следил за наёмницей, невольно оценив грациозность её движений.
Наконец, она заговорила, и маркиза как током пронзило. Он замер, недоверчиво всматриваясь в гостью и не веря своим ушам. Он узнал описание “знакомой”. Вот только о ней знали всего двое. Старая афера, начавшаяся как раз в этой комнате… Маркиз чуть склонил голову набок, пристально вгрызаясь взглядом в девушку.
”- Неужели?..” - от возможной догадки сердце человека забилось чаще. Пришелица могла видеть в его глазах, как эмоции сменяют одна другую. Не осталось ни следа раздражения, оно уступило место удивлению и сомнению, а спустя ещё секунду - затаённой надежде. Если он окажется прав... Рост и комплекция подходили, плавность движений, поведение… Подвеска? На губах Тиля появилась слабая неуверенная улыбка. Мужчина посмотрел в сторону и слегка покачал головой, как будто не веря случившемуся.
Тиль вновь молча посмотрел на гостью и неспешно подошёл к ней. Оказавшись от неё в шаге, он замер и протянул к её лицу руку. С замиранием сердца он коснулся её возле левого виска, и обнаружил там то, что хотел. А именно, край невидимой маски. Что-то внутри него подпрыгнуло высоко-высоко вверх и сделало как минимум пару сальто.
Ван Нормайен не удержался и широко улыбнулся. В его взгляде читался молчаливый вопрос. В ответ гостья прикрыла глаза, и Тиль расценил это как знак разрешения не задуманное.
- Хм… Кажется, припоминаю кого-то похожего… Какое имя тебя интересует? - он потянул маску на себя, и личина незнакомой девушки стала рассыпаться и исчезать прямо на глазах. - Лиза или… Луа’тлар? - перед ним стояла его дроу, и Тиль с нежностью посмотрел в её глаза, на этот раз привычного красного цвета. Маркиз притянул её к себе, положив свою ладонь не её щёку. - Такой ты мне нравишься больше, -склонившись, прошептал он. Губы человека быстро нашли губы Соловья, а руки держали крепко-крепко, словно Тиль боялся, что девушка исчезнет в любое мгновение. На душе стало невероятно легко и свободно.
Сколько они не виделись? С той самой заварушки с гробницей. Путь назад, в Ариман, занял немало времени, надо было перевести дух, да и дела поднакопились... Другими словами, прошло порядка двух лет. Но не стоит думать, что маркиз совсем забыл про Луа. наоборот, мысли о дроу всплывали в его голове постоянно, но вместе с ними появлялись и другие. Ван Нормайен не хотел быть обузой. Не хотел мешаться под ногами. Ведь какова вероятность, что при его новом приезде в Грес не случится того же, что и в прошлый раз? Если бы не то проклятое подземелье, их встреча могла вообще закончится, толком не начавшись. Мир Луа'тлар не терпел промашек и упущений, не терпел слабостей, и маркизу там было мало места. 
Да, звучит, как нелепое оправдание, но для Тиля это действительно стало камнем преткновения. Ведь он не раз убеждался в чувствах эльфийки по отношению к нему. Однако перевесят ли они долг, который она взвалила на себя? Сложный вопрос. Были моменты, когда Тиль уже готов был вскочить на коня и направиться в Грес, но каждый раз его что-то останавливало.
И теперь Луа сама стояла перед ним, и несмотря на переполнявшую мужчину радость и удивление, в глубине его души шевельнулся стыд. Он поднял руку и погладил эльфийку по щеке, словно до сих пор сомневаясь, реальность ли это или иллюзия.
-Нет, я определённо не верю, - Тиль потрясённо покачал головой. - Ущипни меня, если я сплю. Луа...
Маркиз отстранился и быстро пересёк комнату, увлекая любовницу за собой. Он опустился в кресло, а эльфийку усадил себе на колени. У дворянина было полно вопросов, но он молчал и смотрел в такое близкое и родное лицо, на свалившееся ему на голову счастью. Но приятная тяжесть её тела на коленях, чувственные прикосновения и тонкий запах полевых цветов от её кожи убеждали, что всё это - реальность. Тиль вновь прижал её к себе, улыбаясь, как идиот.
- Боги, Луа, я… Какими судьбами? предупредила бы - я бы подготовился, а так... Признаю, ты застала меня врасплох! Но как же я рад тебя видеть! - сбиваясь, выпалил он, чувствуя разливающееся по груди тепло. - Как ты? Всё в порядке? Может, тебе нужно что с дороги? Еда, вода, ванная, что хочешь, я распоряжусь... - от распирающего его чувства Тиль ощущал невероятный прилив энергии. Казалось, он был готов схватиться за всё сразу и мгновенно всё выполнить. Он даже начал приподниматься, чтобы пересадить девушку с колен в кресло.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (15-03-2018 23:15:35)

+1

6

Женщина стояла неподвижно и наблюдала за реакцией своего любовника. Он был раздражен и холоден, и Соловей вспомнила о его первом впечатлении, когда судьба решила подшутить над ними и столкнула их в кабинете Алонсо.
Но уже скоро ее наводки стали менять Тиля на глазах. Эмоции в его взгляде сменяли друг друга и улыбка наемницы становилась теплее, а сердце билось чаще.
"Давай, давай... Ты же сам уже понимаешь". - Поддерживала его про себя эльфийка.
И вот, он подошел, приблизился, и Луа было хотела потянуться в ответ, но сдержалась, стоя перед маркизом. Кончики пальцев коснулись ее лица, нащупывая маску, и взгляд ван Нормайена буквально растопил остаток прикрытия дроу. Она закрыла глаза, позволяя дворянину раскрыть себя. В конце концов, ей уже нужно было снять маску, так что задерживать ее на своем лице было ни к чему, да и опасно, ведь третий день подходил к концу.
Личина стала трескаться подобно земле в засуху, а после этого рассыпалась пылью, обернулась ничем. В руке мужчины лежала маска, а эльфийка открыла свое настоящее лицо лишь затем, чтобы сразу слиться с мужчиной в долгожданном поцелуе...
"Как же мне тебя не хватало..." - Она не могла злиться на их долгую разлуку, она не могла обижаться и на любовника, ведь она сама говорила ему не показываться в Гресе, чтобы никто не узнал об их отношениях. - "Но тогда как..? Чертов Сальгари!"
Эта мысль приводила наемницу в ярость... Заносчивый герцог бил ниже пояса, запугивал самым сокровенным, лишь бы дроу выполнила грязную работу за него... Теперь ей было вдвойне тревожно, ведь Луа не могла увезти любовника с собой, но и оставлять его здесь было бы опасно.
Взглянув на аристократа, Луа наклонила голову, ласково прислонившись щекой к ладони дворянина. Родные теплые объятья были так приятны, что илитиири даже испугалась, когда ван Нормайен ослабил хватку, но ее улыбка вернулась, когда Соловей поняла, что Тиль решил лишь отвести ее к креслу за собой, где усадил ее на колени.
Все это наводило на ностальгические воспоминания.
Именно так все и началось… В этой самой комнате, в этом самом кресле…
Только ее внимание опять больно кольнула разница во внешности человека. Эльфийка прислонилась своим лбом к его, держа ладонь на щеке маркиза и только закрыла глаза, пытаясь отмести в сторону свои переживания, которые, впрочем, никогда не оставляли хотя бы задний фон ее
раздумий, когда мысли оборачивались в сторону любовника.
Вздохнув, ощущая столь приятный запах своего мужчины, Луа лишь обняла его и прижалась всем телом... И действительно легонько ущипнула дворянина за плечо в ответ на его шутливую просьбу . Тиль засыпал ее вопросами, и Соловей с улыбкой взглянула на маркиза:
- Все хорошо, не волнуйся.
Просто... У меня была... работа недалеко отсюда. И… Я подумала, почему бы не прийти к тебе самой?
- Дроу взглянула в глаза ван Нормайена и приблизилась к нему вновь, касаясь его губ своими в нежном, легком поцелуе. Но все же она нехотя отстранилась и тихо проговорила, опустив глаза. - Хотя не скрою... Меня могут искать. Конечно, я пустила их по ложному следу, да и искали они эту блондинку… Но это не главная причина. Ты сам знаешь, я могла бы скрыться и в других местах.
Я...
- Замялась на секунду наемница, и мужчина мог увидеть столь непривычное и странное для лица илитиири смущение. - Я соскучилась. Очень. Столько времени прошло...
Женщина посмотрела на маркизу в глаза с радостью и, в то же время, с какой-то светлой грустью, словно сейчас обрела свое потерянное сокровище... Так оно и было. Но затем Лу оживилась вновь и решила отвлечь любовника от своей, из ряда вон выходящей, проявленной эмоции:
- А еще мне пришлось спрятать всю мою броню и оружие... Здесь я не хочу тебя волновать, я могу и сама быстро его достать. Но… - Лицо илитиири приняло весьма многозначительное выражение, с закадычным взглядом и одной приподнятой бровью. - Представь себе, у меня в торбе даже завалялось платье. Правда, я его так и не успела надеть… Слишком уж оно мне показалось откровенным, под него ничего не наденешь, если хочешь, чтобы оно хорошо выглядело. - Дроу тихо рассмеялась, игриво глядя на маркиза.
Естественно, эльфийка опустила тот момент, что это платье ей купил погибший аристократ, желающий в последние часы своей жизни поглазеть на женское тело, скрытое от него лишь тонкой тканью. Нет, такую возможность она решила оставить лишь своему любовнику… уже не говоря о том, что это бы раскрыло ее истинную внешность:
- Так что, если хочешь, я могу пойти для тебя на такую вот жертву.
Луа улыбалась и обнимала Тиля, не желая отпускать его ни на секунду. Коснувшись кончиком носа его щеки, Соловей поцеловала щеку дворянина, тихо проговорив:
- Прости за этот цирк, я не сдержалась. Но я готова вернуть твое расположение... уж если я не заслужила его своим вторжением. - Настроение наемницы было на высшей точке за последние дни, или даже недели. Сердце дроу громко и часто стучало в груди, разливая теплое чувство по всему телу. Разве что живот предательски заурчал, выдав тот факт, что сегодня наемница еще не ела.
Взглянув на мужчину почти что испуганно, дроу виновато опустила взгляд и уткнулась лицом в его шею, вдыхая запах его кожи. Такой родной запах, внушающий спокойствие.
- Я бы от еды не отказалась… Да и от ванны тоже. - Призналась Луа’тлар, тихо усмехнувшись. Она просто не могла сдержать потока ностальгии, связанной с их первой встречей. - Но как же я покажусь твоим слугам? Стоит ли мне... снова спрятаться в шкафу?

+1

7

Маркиз переборол желание сделать что-то сию минуту, услышав, что всё в порядке, и опустился обратно в кресло. Он крепко прижимал к себе Луа’тлар, словно боялся её упустить или кто-то мог попытаться отнять её у него. В то же время каждое его движение или жест были столь нежны и аккуратны, как будто он держал в руках настоящее сокровище. Что-то хрупкое. Хрустальное. Он ответил на поцелуй, всё ещё не веря в своё счастье.
Может, как раз благодаря тому, что они виделись столь редко, страсть между ними, не задавленная обыденностью и бытом, постоянно вспыхивала с новой силой, стоили им лишь увидеть друг друга.
Маркиза приятно согревала мысль, что Луа тянулась к нему с той же силой, что и он к ней. И если предыдущую встречу можно было как-то списать на настойчивость и навязчивость ван Нормайена, то в этот раз это была исключительно воля эльфийки. Пусть и возле Аримана она оказалась изначально из-за своей работы, человека это совсем не смущало. Он не претендовал на первое место в жизни Соловья. Даже того, что она завернула к нему только по пути и заодно скрыться от возможного  преследования, было достаточно, чтобы вызвать на лице мужчины непроходящую улыбку и заставить его глаза сиять. К слову о погоне. Сердце Тиля кольнула тревога, и он вздохнул. Горбатого, как говорится… Маркиз не знал, что натворила дроу, но пока решил не совать свой нос в её дела. Естественно, он был готов предоставить ей убежище на любой срок, и этого, пока что, было достаточно.
Однако на этом сюрпризы не закончились. Весь её вид выражал смущение, и Тиль непроизвольно вскинул бровь при виде столь непривычной для эльфийки эмоции, а потом услышал её признание. Это было чуть ли не неожиданнее её визита и перевоплощения вместе взятых. Обычно она выражала свои чувства действиями, взглядами, жестами, чем угодно, но человек почти никогда не слышал их проявления в словесной форме. Луа’тлар считала это попросту лишним. А тут такое. Дворянин широко улыбнулся и произнёс, покрывая щеку и губы женщины мелкими частыми поцелуями:
- Я тоже, Луа, я тоже... - либо она призналась только чтобы порадовать дворянина, либо она и вправду становилась чуть более человечной. Тиль предпочитал второй вариант. - Прости, что меня так долго не было. Я не знал, примешь ли ты меня, - откровенно признался он.
Игривое настроение дроу мгновенно передалось ван Нормайену. Он посмеялся, услышав про платье и своеобразную жертву девушки.
- Как самоотверженно! Даже не буду спрашивать, как оно у тебя оказалось, - он с трудом мог представить наёмницу в платье, и зачем оно ей понадобилось. Вряд ли она вдруг захотела изменить своему практичному и удобному стилю одежды. Человек приблизил свои губы к заострённому ушку и перешёл на горячий шёпот: - Но я бы с удовольствием взглянул на тебя в нём. Правда, боюсь, надолго платье на тебе не задержится... - он заглянул ей в глаза. - Ничего страшного. Ради тебя стоило потерпеть этот розыгрыш. В любом случае, я планирую получить компенсацию, - его взгляд был многообещающим.
Услышав урчание живота эльфики, Тиль усмехнулся. Компенсация подождёт, Луа теперь от него точно никуда не денется. Сначала надо решить более насущные проблемы. Он на секунду задумался в ответ на вопросы Соловья. Даже они были полны отсылок к событиям прошлого. Шкаф, ванна...
Незаконное вторжение. А ведь именно с него всё и началось. Воровка проникла в дом, где её застал молодой дворянин. Кто знал тогда, чем всё обернётся? Или к чему приведёт разговор по душам в этой самой комнате? В помещении с тех пор мало что изменилось, только добавился музыкальный инструмент у одной из стен. Вот только ван Нормайен выглядел тогда моложе. А Луа так же, как и сейчас. Прогнав от себя непрошеные мысли, маркиз тихо спросил:
- Навевает воспоминания, правда? - и речь шла не только о том, как Луа’тлар пряталась в шкафу. Маркиз склонил голову, запечатляя долгий, мягкий поцелуй на шее дроу, положив руки на её бёдра. Это был своеобразный аванс, который должен был раззадорить эльфику. Наконец, Тиль отстранился с улыбкой.
- Теперь я хозяин в этом доме, и слуги слушаются меня. Незачем причинять столь желанной гостье неудобства и заставлять её прятаться. Да и, надеюсь, ты же уйдешь не завтра? - с надеждой спросил он. - Оставайся здесь так долго, сколько тебе нужно. Кто бы тебя ни искал, я прикрою. И я хочу, чтобы ты чувствовала себя здесь, как дома. Так что вечно прятать тебя от слуг не выйдет. Мне только нужно их немного подготовить ко встрече с тобой. Тебе не обязательно красоваться перед ними двадцать четыре часа в сутки. Им будет достаточно просто знать, что в доме есть ещё кто-то, - он поднялся, усаживая девушку в кресло на своё место. - Так что ужинать можно прямо здесь, и воду сюда принести не проблема. Но если хочешь, могу тебе отдельную комнату выделить, - он усмехнулся, понимая, что такой вариант даже не рассматривается.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (16-03-2018 09:56:58)

+1

8

Луа’тлар сидела в объятьях маркиза, поддавшись своему спокойствию. Ее ладонь мягко легла на затылок мужчины, а пальцы зарылись в его волосах, нежно почесывая их. Дроу выглядела умиротворенно и лишь смотрела в глаза любовнику, радуясь собственному решению.
Последнее время ей правда не хватало ван Нормайена, она скучала по мужчине… Настолько, что не выдержала наплыва эмоций и призналась в них сама, идя вразрез с собственным поведением, где все ее мысли подтверждали только действия, взгляды и проявления внимания, лишенные слов.
Видеться с дорогим человеком так редко было сложно. Особенно, когда притяжение между любовниками было настолько сильно. Соловей просто хотела быть с дворянином чаще... Она понимала эту разницу в их образах жизни. Она понимала и расстояние, разделяющее их. А потому выдавшаяся возможность была ее шансом разбить тоску о тех редких днях, когда они просто лежали рядом, в обнимку, позабыв о мире вне комнаты... В тишине и спокойствии, просто наслаждаясь друг другом и не думая ни о чем больше.
Луа давно примирилась со своими чувствами и больше не сопротивлялась им.
Она сравнительно часто думала о своем любовнике, желая просто бросить всю свою работу, людей и поехать в Ариман, к нему…
Но обязательства были на первом месте, и наемница все так же чтила своего брата и их общее дело больше собственных желаний. И, хотя Эреб никогда не держал ее силой и понял бы такое решение, его исчезновение, а затем и их вылазка к Веро, окончившаяся комой брата, не позволяли ей все бросить... даже на время.
Луа очень устала, но сейчас она была нужна Ткачам... Она была нужна Эребу. Ему требовалось лекарство, средство, чтобы пробудить его разум, а сама Соловей копила денег на переезд и легализацию дела в новом городе. Дроу устала скрываться, она хотела прослыть отступной дроу, заслуживающей доверия, и в широких массах.
Но все это было неважно в данный момент. Она была в руках Тиля, а он, в свою очередь, находился в ее теплых объятьях. Вот он… момент спокойствия, по которому так тосковала Соловей. Никто больше не был способен подарить ей подобное чувство покоя и безопасности.
Дроу тихо и рокочуще засмеялась в ответ на фразу дворянина о жертвах и компенсации, она знала, что он потребует и была полностью к этому готова, более того, она была только “за”, поэтому, когда рука мужчины легла на бедро эльфийки, в ее взгляде он мог заметить вожделенный огонек.
Положив голову на плечо Тиля, илитиири лишь тепло заулыбалась:
- Навевает, да еще как... - Прошептала она, вздохнув. - Не думала, что это повторится вот настолько.
Тиль оставил эльфийку в кресле, а сам высказался и покинул комнату.
Женщина просто расслабилась и осталась сидеть калачиком, устало прикрыв глаза. Сейчас, сбросив все маски (не только артефакт, но и маску фигуральную), она выглядела вымотано:
"Я бы хотела остаться тут на совсем..." - Подумала про себя Луа. Но говорить такие вещи она бы не стала.
Она понимала, как сильно это изменило бы ее жизнь и жизнь ван Нормайена, уже не говоря о расовой разнице, вопрос которой негласно поднимался почти все их отношения… Нужно было быть совершенно глупыми и наивными идиотами, чтобы этого не замечать… А они оба это замечали, - Луа не раз видела печаль во взгляде человека, а, значило, переживала не только она. Она пыталась принять этот факт, как и свои чувства, вот только смертность любовника не давалась ей так легко, да и колола сердце больнее стрел или болтов. Да и Ариман был не лучшим городом, находясь так близко к Скалистым горам и К’таэссиру соответственно. Тут о репутации "доброго" дроу можно было забыть - налетчики из родных краев не дали бы покоя с одной стороны, люди презирали бы со второй... А Сальгари вынуждал бы творить его волю с третьей.
Женщине показалось, что она даже на миг задремала, когда дверь в комнату вдруг открылась и Луа услышала испуганный тихий возглас, - служанка, принесшая горячую воду, застыла на пороге, отчего вторая чуть не врезалась в первую.
Эльфийка встала и подняла руки:
- Все хорошо. Пожалуйста, не бойтесь.
- Это что же…?
- Я не причиню проблем, обещаю. - Лишь ответила эльфийка.
Женщины выполнили поручение маркиза и наполнили ванну, опасливо глядя на наемницу, но все же шума не подняли.
Когда все было готово, Луа сняла броню еще в спальне, но, окончательно разделась уже в ванной, захватив с собой платье. Пока илитиири принимала ванну, она слышала, как служанки возвращались еще несколько раз, перешептываясь друг с другом.
А еще она ощутила запах еды. В ответ на этот запах живот Луа опять таки заурчал.
Когда же девушка закончила свое омовение, она стерла влагу полотенцем и облачилась в подаренное платье.
"Ох ты ж грязный извращенец..." - Подумала Соловей, глядя на свое отражение.
Ее плечи были открыты, а декольте плавной дугой спускалось к центру груди. На спине же ткань сохраняла ровную линию. Платье было легким и шелковистым, темного-бордового цвета. Подол платья плавно спадал на пол, а рукава скрывали даже тыльную часть ее ладоней, но становились короче к запястьям во внутренней части. Поскольку платье закрывало ее ноги, Луа решила остаться босиком, к тому же ее ногам тоже хотелось отдохнуть от обуви.
Влажные волосы эльфийки пошли крупкой волной, собираясь в небрежное каре. Подвеска, о которой она спрашивала при вторжении, лежала на груди женщины, обрамляя длинную шею тонкой серебряной цепочкой.
В таком виде, Луа вернулась в комнату и налила себе вина, так учтиво оставленное в кувшине рядом с бокалами, ожидая, когда вернется ван Нормайен. Вино идеально подходило по оттенку в тон платья, это заставило наемницу усмехнуться. Еда манила ее запахом, но девушка воспитано воздержалась от одинокого трапезничества, просто подойдя к окну и глядя на ночной город, изредка отпивая вино небольшими глотками.
Она стояла неподвижно перед окном, глядя наружу, но внутри женщины разгоралась целая буря волнения и нетерпения... Что скажет о таком виде ван Нормайен? Понравится ли ему Соловей в этом непривычном образе... И лишь запоздало Лу отметила, что уже эти вопросы в собственной голове были ей не совсем понятны.

+1

9

Тиль прикрыл за собой дверь в комнату. В коридоре, наедине сам с собой, он не выглядел уже таким уверенным, как во время разговора с Луа. С одной стороны, слуги обязаны полностью и беспрекословно слушаться его, благо он ничего чрезмерного от них и не требовал - просто принять гостью, как положено. Но с другой… Дворянин не раз видел, как обычные люди реагировали на дроу. Даже когда она смиренно опускала голову и избегала любых конфликтов. Всё равно на неё пялились только лишь потому, что она другая. Не такая, как они. И зачастую эти взгляды были полны не только удивления и жгучего любопытства, но и страха. Страх, в свою очередь, порождал злость и агрессию. От подземной жительницы ждали только плохого. А такого отношения к любовнице в своём доме маркиз не потерпит.
Кроме того, стоит ему сказать, что эльфийка будет делить с ним его комнату, как все сразу же догадаются об их чувствах. Опять же, это не должно волновать посторонних, но, несомненно, породит множество слухов. И непонятно, как это отразится на репутации Тиля среди его прислуги. Маркиз ни разу не давал своим людям ни малейшего повода себя ненавидеть или даже просто не любить. Некоторые знали его ещё ребёнком. Сейчас он вырос, и был довольно лоялен к слугам. Никогда не требовал чего-то невозможного, всегда относился к ним с вежливостью. Да и работы было у них не так уж и много: Тиль уезжал в путешествия, и единственное, что им приходилось делать - убирать дом и готовить себе и охранникам еду. И это при довольно неплохой оплате, надо заметить.
Но в этот раз Тиль приготовился быть жёстким. При необходимости, конечно.
Мужчина спустился вниз на кухню. Там он как раз застал трёх служанок. Они учтиво склонили головы в приветствии. Маркиз прочистил горло и проговорил, как можно более обыденным тоном:
- Пожалуйста, подайте ужин и горячую воду в мою комнату, - служанки засуетились, и дворянин остановил их. - Погодите. Столовых приборов должно быть на двоих, - в ответ на недоумённый взгляд он вздохнул и объяснил. - У нас гостья. Она поживёт в моём доме какое-то время. В моей комнате. И… она дроу. Впечатление было такое, словно кто-то остановил время в помещении. Прислуга замерла, не в силах вымолвить ни слова от удивления. Мало того, что в доме оказался посторонняя, и никто даже не был в курсе её визита, так ещё выясняется, что гостья - тёмный эльф! Выходка в стиле юношеских годов Тиля, но никак не взрослого маркиза. В прочем, дворянин не собирался отчитываться перед ними, даже если бы возникли вопросы. - И я требую, чтобы к ней относились так же, как и ко мне. Значит, вы должны выполнять её просьбы так же, как и мои. Мне бы очень не хотелось узнать ни об одном случае неповиновения, ибо в таком случае мне придётся применить меры. Если кого-то что-то будет не устраивать, просьба идти прямиком ко мне. Кроме того, никто не должен узнать ничего за пределами этих стен. Поверьте, если что, я узнаю. И будьте так добры передать мои слова остальным, - ван Нормайен оставил шокированных слуг шептаться и вышел из кухни. Дроу и маркиз! О, эта пара станет предметом для разговоров и перешептываний ещё на долгое время. Но прятаться в собственном доме от своих слуг Тиль считал совершенно глупым и бесполезным занятием.
Маркиз потратил ещё какое-то время, навестив ещё парочку старших слуг и объяснив им ситуацию. Когда с этим было покончено, дворянин чуть ли не бегом поднялся наверх. Он не хотел заставлять Луа долго ждать. Тиль вошёл в комнату и первое, что сделал - закрыл дверь на ключ. Не стоит повторять прошлых ошибок.
- Я обо всём распорядился... - мужчина поднял взгляд на Луа’тлар и оборвал свою фразу на середине.
Она стояла у окна с бокалом вина в руках. До этого момента ван Нормайен с трудом мог представить себе Соловья в платье. Излюбленная кожаная броня, удобные штаны и рубашки - именно в таком виде он заставал её каждый раз. Но сейчас, глядя на эльфийку, он вспомнил слова, которые сказал ей когда-то давно. Луа - в первую очередь красивая женщина, а уже потом дроу, наёмница и всё остальное. Его женщина. Воплощённая женственность и изящество.
Он медленно подошёл к ней. После её описания, дворянин думал увидеть нечто едва ли толще обычного ремня, почти не прикрывающее причинные места. Но нет, платье было в пол, но несмотря на это, эффект оно производило даже больший, чем представлял себе маркиз. Оно выгодно подчеркивало все соблазнительные изгибы фигуры эльфийки. Да, любая вещь, надетая под бордовую ткань, выглядела бы абсолютным кощунством. Сердце Тиля кольнула игла ревности. Не понятно, как это платье оказалось у Луа, и для чего оно ей. Но он сразу же себя успокоил, что только ему позволено видеть её нынешнюю красоту.
Его руки легли на талию Луа’тлар. Мужчина ощущал гладкий шёлк под пальцами, но ткань была столь лёгкой и невесомой, что казалось, что он касался напрямую кожи дроу. От Соловья пахло свежестью и ароматным мылом, и маркиза накрыл прилив желания. Однако дворянин сдержал себя, но не отказал себе в удовольствии накрыть её губы своими в долгом и медленном поцелуе.
- Выглядишь прекрасно. Истинная леди, - наконец, с улыбкой промолвил он. Тиль заключил ладонь Луа в свою, склонился и поднёс её к губам, запечатляя галантный поцелуй на запястье. - Может, начать дарить тебе платья? В конце концов, кавалер я или нет? - с усмешкой спросил он. А вот другой его подарок как раз был на женщине. Хрустальный кулон с обработкой из серебра покоился на её груди. Маркиза распирало от удовольствия. Носит, помнит. Он протянул руку и коснулся кончиками пальцев украшения. Тиль хотел сказать что-то по этому поводу, но решил выразить свою признательность в полном нежности взгляде.
Ван Нормайен проводил любовницу до кресла, и устроился напротив неё. Их разделял невысокий стол с ужином и вином, учтиво накрытый слугами. Тиль не хотел есть, лишь наполнил свой бокал. Чуть склонив голову набок, он наблюдал за дроу, и лёгкая улыбка никак не сходила с его губ.
- Какая же ты всё-таки красивая, - он отпил вина и покачал головой, словно не верил, что такое счастье досталось именно ему.

+1

10

Когда женщина услышала звук открывшейся двери, она обернулась и увидела любовника. Ее спокойное равнодушное выражение лица сменилось и вдруг стало теплым, - уголки губ мягко приподнялись, а взгляд, столь же бордовых, сколько и платье, глаз стал подзывал к себе нежностью.
Тиль мог заметить, как дыхание наемницы сбилось. Луа, не привыкшая к подобным поступкам, сильно волновалась, хоть и не понимала своей тревоги. Она ни раз обольщала своих жертв подобными нарядами и своим телом в принципе, но сейчас перед ней стоял мужчина, мнение и впечатление которого было важно для Соловья. Тем не менее, наемница сохранила спокойствие, а потом подалась вперед в объятия маркиза и привстала на мысочках, сглаживая разницу в их росте, чтобы слиться с дорогим человеком в поцелуе.
Ей не хотелось отдаляться от Тиля ни на секунду, поэтому даже отстраниться от губ дворянина было для эльфийки очень сложно. Комплимент ван Нормайена и его жест же заставили дроу застыть на месте в некоем замешательстве. Она была не готова к такому обращению, но его вопрос разрядил обстановку, и эльфийка тихо засмеялась:
- Мне не нужны подарки, мне просто нужно быть рядом с тобой… Хотя бы иногда. Вот что для меня наибольший подарок. - Теплым шепотом отозвалась Луа, глядя в ответ с такой же нежностью, что дарил ей любовник, коснувшись подаренной подвески.
Она редко расставалась с украшением, который дал ей маркиз. Безделушка с виду, кулон стал для нее чуть ли не дороже всех артефактов, оружия и любимой брони. В тяжелые моменты эльфийка часто держала хрусталь в руке и успокаивала себя тем, что через какое-то время они встретятся снова, и в ее жизни будет место покою и уюту, которые ей мог дать только этот мужчина. Ее мужчина.
Оказавшись за столом, женщина приступила к еде. Несмотря на свой голод, Соловей старалась есть как можно более воспитанно. Благо, она знала этикет и могла следовать ему, оттого и ее трапеза выглядела аккуратно, хотя ее немного стесняло, что маркиз не присоединился к ужину, наблюдая за девушкой. Она чувствовала себя скованно и неудобно, но голод был сильнее.
- Какая же ты всё-таки красивая.
Эта фраза заставила дроу остановиться и устремить потерянный взгляд на ван Нормайена. Луа не знала, как реагировать на подобные слова от любовника, и не знала, чем она заслужила подобное высказывание, да и поведение в целом.
Илитиири смущенно опустила взгляд. Ее губы растянулись в неуверенной улыбке.
Голод отступил, и девушка взяла бокал вновь. Отпив немного вина, женщина тихо проговорила, смущенно улыбаясь ван Нормайену:
- Не знала, что подобный вид произведет на тебя такое впечатление... -  Покачивая жидкость по кругу время от времени, чтобы раскрыть аромат вина, Луа сделала еще пару глотков. - Но… Я ведь такая, как и обычно. Все те же шрамы… Все та же прическа, все же не локоны придворных дам… Так что же изменилось?
Допив вино, Соловей медленно поднялась и приблизилась к любовнику.
Платье было длинным и стало бы мешаться, если бы она расположилась на его коленях боком, а еще было достаточно узким, чтобы наемница смогла “оседлать” маркиза, не задрав или разорвав подол. Поэтому она опустилась на подлокотник кресла и обняла Тиля. Одна ее ладонь легла на плечо мужчины, а вторая - на его затылок, мягко поглаживая и почесывая волосы. Она чувствовала его дыхание на своей шее - оно мягко щекотало ее кожу, и женщина еле заметно улыбалась уголками губ.
- Я рада, что оставила это платье до нашей встречи… Хотя для меня это совершенно непривычно. Ты меня знаешь.
Но я хотела сделать что-то особенное… Хочу, чтобы только ты видел меня такой.
- Прошептала эльфийка. Она могла бы сказать так о многом. Только ван Нормайен знал, что Луа могла быть такой мягкой, нежной, человечной. Дроу прекрасно понимала, что этот секрет умрет вместе с любовником, разве что она не хотела его смерти от слова совсем. Она хотела быть с Тилем… Не раз в год, а чаще, если не всегда.
Последние пару лет сильно истощили ее мораль, и наемнице хотелось залечь на дно, отдохнуть, попробовать жить иначе… Впервые за всю свою жизнь Луа правда хотела поменять свой образ жизни столь кардинально. Разве что она все еще упорно отрицала эти мысли...
Она не могла подвести тех, кто на нее рассчитывал, она не могла нарушить общие планы, составленные с братом. Да и исцелить его от ненавистного сна было сейчас ее главным приоритетом. Илитиири нужно было набраться терпения, просто подождать подходящего момента и надеяться, что Тиль все еще будет… и захочет быть рядом.
Женщина склонилась к ван Нормайену и нежно поцеловала его, после чего уткнулась своим лбом в его, а ее ладонь легла на щеку маркиза, поглаживая кожу мужчины большим пальцем:
- Только ты можешь видеть мою слабость... - Прошептала дроу. А после небольшой паузы, женщина усмехнулась, и в ее глазах появилась известная дворянину озорная искра. - И только ты можешь требовать от меня какой-либо компенсации...
Ее губы вновь слились с дворянином в поцелуе, подхватывая его темп и настроение. Запах его кожи, такой родной и манящий, одурманивал наемницу, и тепло, ранее разлившееся в ее груди, перебежало вниз по животу. Эльфийка мягко отстранилась и медленно поднялась.
Она отступила на пару шагов, спокойно глядя на любовника, будто одновременно красуясь перед ним в непривычном образе, который так понравился Тилю, и полностью отдаваясь на его милость, готовая к любым прихотям своего мужчины.

+1

11

- Мне не нужны подарки, мне просто нужно быть рядом с тобой… Хотя бы иногда. Вот что для меня наибольший подарок.
- Тогда постараюсь баловать им тебя чаще. Потому что я тоже хочу этого, - Тиль улыбнулся. Самое неприятное во всей этой ситуации было то, что никто не накладывал запрета на их свидания, но в то же время за все года они практически не были вместе. Проблема была в работе Луа и её окружении. Маркиз мог бы приезжать к ней чуть ли не каждый месяц и оставаться на любой срок, но это только навредило бы эльфийке. Жесткий и бескомпромиссный лидер не должен иметь слабостей. Тиль запомнил это ещё с последней встречи. Но ван Нормайен понимал это и принимал. Не время быть эгоистом. Да и… Что будет, если они привыкнут видеть друг друга каждый день? Даже если представить идеальный мир, где они вместе, всё равно настанет момент, когда Тиль без предупреждения покинет дроу, чтобы не причинять ей, да и себе, боль. Не заставлять смотреть на собственную старость и немощность. Но это слишком сюрреалистичный сценарий. А Луа, вот она, рядом, и думать о чём-то другом, когда рядом такая женщина, было настоящим кощунством.
Сразу становилось понятно, что Соловей не привыкла к таким комплиментам. Она выглядела смущённой и потерянной, но было видно, что ей приятны такие слова. Такая реакция умиляла человека. Право, такое ощущение,  словно никто никогда в жизни не говорил ей ничего такого. Однако ван Нормайен хотел, чтобы она хотя бы с ним не ощущала на своих плечах весь груз ответственности за себя и за Ткачей, была не главарём наёмников, а почувствовала себя просто женщиной. Хотя, нет. Не просто женщиной. Любимой женщиной.
-  - Но… Я ведь такая, как и обычно. Все те же шрамы… Все та же прическа, все же не локоны придворных дам… Так что же изменилось?
"- Изменилось? Ровным счётом ничего. Просто я люблю тебя".
Да, именно так. Маркиз смотрел на Луа’тлар и понимал всю правду этих слов. Тиль ван Нормайен влюбился в дроу, как мальчишка. Может, впервые в своей жизни. По-настоящему, до замирания сердца и дрожи в коленках, при одной только мысли о встрече, да и во время оных. Тиль разбирался в себе, это не была привычная для него увлечённость или простое желание телесной близости. Дворянин потерял голову от эльфийки, и случилось это уже давно. Может, как раз в тот момент, когда ухаживал за обездвиженной ядом женщиной, а может ещё раньше, как раз в этой комнате. Но как бы там ни было, хватит себя обманывать. Мужчина понял это уже давно, однако специально обходил это слово в своём сознании, называл их отношения как угодно, но словно не замечал этого простого и ясного факта. Даже не так, он делал вид, что не замечает. Изображал из себя слепого к собственным эмоциям, придумывал отговорки и отмазки, храбрился… И  всё это ничего не меняло. Он любил Луа. Начиная от её цвета кожи и волос, и заканчивая бледными шрамами и острыми ушками. Всю, без остатка. С её привычками и буйным нравом, и в особенности с милыми неловкостями в отношениях. Он, человек, который вечно упивался своей свободой и пресекал любые посягательства на неё, сам не заметил, как угодил в ловушку к чувствам. В моменты, когда они расставались, ван Нормайена накрывала апатия и грусть, однако при этом какая-то крошечная, мизерная часть внутри его души радовалась разлуке. До этого он не знал, что такое так сильно тянуться к кому-то, и эта самая часть пугалась незнакомых ощущений. Неприятных, болезненных, они скреблись внутри мужчины, и единственное, что их могло успокоить – близость Соловья. Даже не так, они не успокаивались, просто Тиль не замечал их, захваченный чувствами. И только оказываясь наедине сам с собой, они вновь давали о себе знать. Стоило ему увидеть в пути красивую девушку, как просыпался внутренний бес, подговаривающий приударить за дамой, как в былые добрые. Доказать себе, что он всё ещё тот же свободный вертопрах. И Тилю стоило титанических усилий противиться подобным мыслям. И было бы неправдой сказать, что он никогда не поддавался на эти уговоры. Но ничего не помогало. Тягучая тоска в сердце не желала исчезать. Так может, поэтому он за последние годы так и не объявился в Гресе? Испугался собственных чувств? И это он, который взвалил на себя задачу открыть всю их палитру самой Луа... Попахивает лицемерием. Порой это внутреннее противостояние настолько сводило маркиза с ума, что единственным его желанием было схватиться за голову, упасть на пол и не думать ни о чём. Неестественно, непонятно, неудобно... Словно надел плохо сшитый костюм не по размеру. Костюм, который причинял такой дискомфорт, но который он не снял бы ни за какие деньги и уговоры.
Наверное, следовало ожидать этого когда-нибудь. Не вечно же ему удастся скользить по грани флирта и случайных связей. Но кто мог ожидать, что его избранницей окажется дроу? Та, с кем он не сможет быть, даже если они оба захотят этого. Выходка как раз в стиле сумасбродного маркиза.
И видят Боги, он хотел ей сказать это. Но в голове Тиля отчётливо всплыли слова Луа: "Помню, как-то мой друг сказал, что влюбился. А я не поняла этого слова. У нас его нет". Чего он добьётся, сказав ей правду? Только больших проблем. Счастья это не принесёт ни ему, ни ей. Они – пара, которая обречена на расставание, так зачем усложнять? Дворянину нечего было предложить дроу кроме своих чувств. Уж лучше пусть всё остаётся, как есть. И она их принимала, и пусть так будет и дальше. Роковое слово, произнесённое даже случайно, может отпугнуть эльфийку. Кроме того, она была слишком неопытна в отношениях. Что, если она переоценивает свои чувства к Тилю? Лишь потому, что ещё не сталкивалась ни с чем подобным и не знает, что с этим делать. А услышав непонятное для истинного подземного жителя слово "любовь", осознает, в какое болото угодила, и попытается из него вырваться? Они были любовниками, а что на счёт возлюбленных? Нет, лучше уж молчать. Раз ничего не изменить, остаётся только примириться и жить дальше.
Теперь, когда последние покровы с правды были сорваны, маркиз успокоился. Он принял этот факт как должное, с открытым забралом, и внутри него как будто ложился паззл, которому очень долго не хватало последнего кусочка.
- Ничего не изменилось. Просто говорю тебе то, что давно следовало сказать. И дело не в платье. Я могу сказать то же самое и не слукавить, когда на тебе твоя повседневная одежда. Или когда её нет совсем, - усмехнулся Тиль. Мужчина очень надеялся, что Луа не видит его переживаний. Ведь сказать он желал совершенно иное.
Эльфийка уселась на подлокотник кресла, и ван Нормайен приобнял её за талию.
- Ты – уже особенная, - тихо ответил маркиз. И он совсем не имел в виду её расу или внешний вид. Луа’тлар – первая, в кого он по уши влюбился. - Моя хрустальная тайна…
Маркиз с чувством ответил на поцелуи. Губы девушки быстро избавили его от грустных мыслей. Поразмышлять над своим положением можно и позже. А сейчас, благо, есть чем заняться. Взгляд Тиля, полный нескрываемого желания, медленно скользил по фигуре дроу, обтянутой бордовой тканью. Он специально оттягивал момент близости, наслаждаясь каждой секундой возможности видеть любовницу. Тем более, в таком необычном образе. 
Ван Нормайен так же неспешно поднялся и подошёл к Луа. Пальцы мужчины коснулись оголённых плеч Соловья, проскользили вниз по её телу до талии чередой волнующих прикосновений. Мужчина помог избавиться эльфийке от ненужной одежды, он делал это спокойно и размеренно, осознавая своё право на это. Наконец, лёгкая ткань упала на пол. Он поднял свою женщину на руки и уложил на постель. Тиль действовал молча и медленно, но уже чувствовал внутри знакомый огонёк страсти. Он разгорался с каждой секундой всё больше и больше, грозя вылиться в настоящий, всепоглощающи пожар. Маркиз не сомневался, что так и будет. С Луа’тлар не может быть иначе. Раздевшись, дворянин лёг рядом с эльфийкой, и их губы вновь слились в поцелуе, неуклонно набирающим силу, а его руки сжались на податливом женском теле. Затишье перед бурей подходило к концу, и настало время самой бури.

Маркиз пошевелился и открыл глаза. В доме было тихо. Судя по яркому свету и пению птиц, утро уже наступило, и было оно не самое раннее. И чёрт бы с ним. Тиля сейчас ничего не волновало. У него давно не было такого хорошего настроения. Он повернул голову и посмотрел на Луа’тлар. Головка дроу уютно покоилась на подушке рядом с мужчиной. Уголки губ дворянина поползли вверх, пока он рассматривал эту умиротворённую картину. Растрёпанные волосы непослушными белыми прядями спадали на её лицо. По телу пробежали мурашки от воспоминаний о вчерашней ночи. Он не раз зарывался пальцами в эти волосы, а то и сжимал их в кулаке. Не сказать, что они переполошили всё поместье, но и особо не скрывались. Мужчина поёрзал на месте. Какое-то время желание вновь прикоснуться к любовнице боролось в маркизе с нежеланием тревожить её сон. И всё же оно было сильнее, чем даже сам Тиль ожидал.
Дворянин коснулся тёплых мягких губ любовницы своими, а его рука скользнула под тонким одеялом к её низу живота. Луа открыла глаза, и Тиль озорно подмигнул ей.
- Кажется, мы опять проспали… Ах да, теперь же нам некуда спешить. С добрым утром, Луа’тлар, - он вновь поцеловал её, только теперь в шею, сосредоточив своё внимание на ямке между ключицами.

Маркиз сладко потянулся и встал с постели. Его взгляд наткнулся на остатки ужина – вчера они так и не озаботились тем, чтобы его убрали, а слуги не стали навязываться. Наверняка  судачили в этот момент о них самих. Одевшись, человек наполнил себе и дроу бокал вина и сделал глоток. Определённо, день начинался так, лучше не придумаешь.
- Ты говорила, что тебе пришлось спрятать свою броню и оружие. Тебе помочь вернуть их? – он привалился плечом к стене возле окна и посмотрел на любовницу. И в этот момент на первом этаже дома зазвенел колокольчик, оповещая о приходе гостей. Вот только Тиль никого не ждал. Он нахмурился, прислушиваясь к шуму снизу, а спустя минуту, в дверь комнаты раздался стук, и послышался голос дворецкого:
- Господин ван Нормайен? К вам посетитель. Он ждёт внизу. Говорит, дело очень важное. С ним пришла стража.

+1

12

Соловей смотрела на Тиля спокойно и еле заметно улыбалась ему.
Теплота и трепет разливались по всему телу девушки, она не могла думать ни о чем другом, кроме как о своем любовнике. Да, пару лет назад это сильно пугало ее, но сейчас дроу научилась принимать собственные чувства, хотя она все так же была беспомощна перед ними. И эта беспомощность иногда до сих пор пугала ее.
Никто и никогда не вызывал таких эмоций, как ван Нормайен, и это было нечто невероятным для наемницы.
"Ты рядом… Наконец..." - Думала Луа, сливаясь с маркизом в долгом поцелуе, когда он лег рядом с ней. Соприкосновение кожи, близость мужчины, запах его кожи, действия, голос, - все это буквально сводило илитиири с ума, только она понимала, что это не простое вожделение, а нечто намного большее…

В повседневной жизни она относилась к сексу тривиально и использовала свое тело разве что как инструмент для достижения своих целей. И это уже не говоря о пропавшей по волшебству паранойи, - Соловей и сама не могла понять, что такого с ней сделал дворянин еще с первого раза, в этой самой комнате, что буквально заставляло ее раз за разом принимать его семя, ведь до этого, даже в родном К'таэссире, она не чувствовала такого желания принадлежать кому-то. Более того, сама мысль не прерванного акта с кем-то другим вызывала у женщины чуть ли ни тошноту от отвращения. Она боялась и ни за что не хотела подвергать себя неоправданному риску… Но что каждый раз заставляло ее идти на этот риск с ван Нормайеном?

Здесь и сейчас, когда Тиль был так близко, ее разум словно растворялся в эмоциях, которые поглощали ее с головой, - Луа не просто желала дворянина на правах любовницы, она правда хотела принадлежать ему. И физически, и морально:
"Может поэтому у них есть брак? Они хотят принадлежать только друг другу?" - Подумала женщина, отдаваясь маркизу.
Это была в принципе последняя яркая мысль за вечер, потому как уже совсем скоро дроу была не в состоянии думать вовсе, поглощенная их близостью и ощущениями, которые любовники дарили друг другу, а затем, насытившись истомой, они молча уснули, пока девушка смотрела на своего мужчину.

Трезвые мысли не принесло даже пробуждение. Тиль, проснувшись раньше дроу, что даже немного разозлило ее, отвлек ее на себя. Но только уже, как случалось и ранее, женщина проявляла больше активности утром, не давая любовнику доминировать над собой постоянно.
- Я с тобой вообще когда-нибудь встаю вовремя? - Шепотом, с улыбкой спросила дроу, склоняясь к ван Нормайену, чтобы вновь поцеловать его.
Рядом с дворянином Луа часто ловила себя на мысли, что, засыпая под его боком, она не могла проснуться также легко и рано, как обычно. Любовник успокаивал не только ее разум, но и тело, и то будто пользовалось каждым утром вблизи Тиля, отдыхая столько, сколько это вообще возможно. Настолько уютно и спокойно дроу ощущала себя рядом со своим любовником.
Когда Тиль поднялся с кровати, Луа все еще лежала в кровати. Она и сама медленно и как-то по-кошачьи потянулась, наслаждаясь таким прекрасным утром, но затем свернулась калачиком, просто наблюдая за дворянином.
"Хотела бы всегда так просыпаться..." - Пронеслась тихая мысль где-то на задворках сознания женщины.
Она хотела быть с маркизом, не несколько несчастных дней в год-два... Луа хотела быть с тем, с кем ей было хорошо, отдать все свое время и внимание тому, кто часто занимал ее мысли. Но вновь расовая разница напомнила о себе, и дроу только опустила глаза, тихо вздохнув.
В моменты, когда ее грусть и тоска по человеку, к которому она так сильно тянулась, была на пике, дроу даже думала о том, как она могла бы распрощаться со своим бессмертием… Размышляла о существовании странных ритуалов, способных заставить ее тело стареть… Думала о перерождении в человеческом жертвенном теле, только вот не в своем теле она бы потеряла себя. В моменты одинокого отчаяния женщина правда хотела променять все на простую смертную жизнь с небезразличным ей человеком.
Она не хотела обрекать его самого на бессмертие, зная, как оно влияет на мораль и разум… Поэтому даже не хотела спрашивать его о том, пошел бы он на такой шаг. Это заставило наемницу проронить тихую незаметную слезу, пока Тиль повернулся к ней спиной.
Затем Луа встала и обернула одеяло на манер платья вокруг своей груди и подошла к мужчине, принимая бокал вина из его руки. Взяв его, она притянулась к маркизу и молча коснулась губами его шеи. Уже после этого она отпила немного вина, приобняв мужчину и положив голову на его грудь.
- Было бы хорошо, я бы хотела немного прогуляться... - С улыбкой тихо проговорила женщина, наконец взглянув маркизу в глаза. Конечно, эльфийка слаюо представляла прогулку по такому светлому городу, как Ариман. Но ван Нормайен отвлек ее своей фразой и перенаправил тяжелые мысли, отчего и взгляд Луа больше не выдавал печали, которая всегда шла бок о бок с счастьем быть рядом.
Она хотела было что-то сказать, но ее мысль прервал звонок, а затем и голос дворецкого.
"Стража..?" - Взволнованно подумала дроу, посмотрев в окно, а затем вернув взгляд к ван Нормайену.
- Иди, поговори с ними… Я буду ждать тут. - Спокойно проговорила женщина и приподнялась на мысочках, поцеловав его щеку, а затем погладив ее большим пальцем.
Луа осталась в комнате и решила одеться, пока маркиз покинул комнату.
Одев брюки, дроу задумалась, ей одеть вместо неудобной брони, купленной для прикрытия. Подойдя к шкафу, женщина усмехнулась и одела рубашку маркиза, почти что утопая в ткани. После этого она просто села в кресло, поджав к себе ноги и держа бокал вина.
Пока она сидела наедине со своими мыслями, в комнату зашли уже знакомые ей служанки. Они вновь уставились на женщину, одна из женщин выглядела очень смущенно, пока Луа равнодушно смотрела на нее в ответ.
Вскоре те ушли, забрав остатки еды и оставив лишь вино и бокалы. Но острый слух илиитири уловил их взволнованные разговоры о погибшем ровеснике их господина и поиске убийцы…
"А тут еще и дроу в доме..." - С усмешкой подумала Луа.

+1

13

Ван Нормайен приобнял свою женщину, отставив бокал в сторону. Он не хотел оставлять её даже на короткий срок. Тем более ради каких-то незнакомых личностей. Маркиза не часто посещали незапланированные гости. Его никогда не прельщало болото политики и восхождение по головам вверх по лестнице благополучия. Ведь именно этим ему положено заниматься по статусу? Прочие титулованные особы давно перестали видеть в нём конкурента, так что оставили Тиля в покое и не баловали его своими визитами, чему он был несказанно рад.
”- Кому это я понадобился? Да ещё со стражей?”
- Постараюсь не задерживаться, - Тиль поцеловал дроу в лоб и пошёл к двери, поправляя на ходу рубашку.
Дворецкий ждал его в коридоре. Пожилой слуга не мог добавить почти ничего нового к тому, что уже озвучил. Только то, что у пришельцев был приказ с печатью барона Аримана. Согласно ему, никто, не зависимо от положения в обществе, не имел права препятствовать действиям предъявляющих его. Кроме того, все “добрые жители города” даже были обязаны оказать такому человеку любую посильную помощь. Ван Нормайен нахмурился. В его голову начали заползать смутные подозрения.
Гостей оказалось сразу пятеро. Четверо стражников, судя по доспехам, гвардейцы, и тонкий высокий щёголь. Сразу стало ясно, кто их главарь. Мужчина на вид был моложе Тиля на год. Он был одет в изящный дорогой камзол, украшенный золотыми нитками, а блеску его отполированных сапогов позавидовали бы купола храмов Имира в яркий солнечный день. Стоило Тилю спуститься, на него сразу же уставились бледно-голубые холодные глаза. Щёголь быстро пробежал взглядом по ван Нормайену, словно выискивал, к чему прицепиться. Тилю он не понравился сразу, начиная от каблуков сапог и заканчивая тонкими тёмными усиками под носом. Слишком аккуратный, слишком вычищенный, слишком… зализанный. Прям как его причёска. “Конский хвост” до середины лопаток можно было назвать идеальным и образцово-показательным. Ни одного волоса не выбивалось.
- Господин ван Нормайен! - он кивнул головой в знак приветствия и замер, сцепив руки за спиной.
- Чем обязан вашему визиту, господин?..
- Виконт Алистер Блан.
- Чем обязан, виконт? - терпеливо повторил ван Нормайен.
- Простите за беспокойство, маркиз, - вопреки словам, по его виду нельзя было сказать, что он сильно переживает по этому поводу. - Я не хочу отнимать ни ваше, ни моё время, поэтому сразу перейдём к делу. Я представляю закон в этом городе. И у меня будет к вам несколько вопросов.
- Вы хотите сказать, что подозреваете меня в чём-то?
- О, нет, ни в коем случае. У меня нет оснований для этого. То, что я нахожусь в вашем доме, не значит, что я пришёл за вами. У меня есть полное право быть здесь. В прочем, как и в любом другом доме Аримана, - Алистер небрежно пожал плечами и кивнул одному из стражников. Тот с готовностью протянул Тилю свиток, перевитый атласной лентой. Маркиз уже знал, что там будет написано, но машинально взял и развернул его.
“- Именем Барона Аримана… бла-бла-бла... виконт Алистер Блан… все обязаны подчиняться...” - ван Нормайен пробежал текст глазами, зацепившись только за фразу, что неповиновение виконту будет караться по всей строгости закона баронства.
- Вчера днём в городе было совершено преступление. Убийство, если быть точным, - Блан неспешно зашагал по комнате, громко стуча каблуками. - В своём доме был убит баронет Николас фон Дор. Убийца - женщина... - далее он с невероятной точностью описал образ, в котором Луа вчера заявилась к Тилю. Маркиз мысленно выругался, но внешне остался совершенно бесстрастным. Теперь понятно, что за дела были у дроу в городе. Похоже, сработать без шума у неё не вышло. - Расследование поручили мне. Самое досадное, что этой женщине удалось скрыться. Примерно в этом районе. Это не значит, что её ищут только здесь. Стража и гвардия подняты на уши и прочёсывают каждую улочку. К сожалению, более точных сведений у меня нет. Пока что. Итак, могу я узнать, знакома ли вам эта особа? Или, возможно, вам посчастливилось случайно увидеть её? Она должна быть поймана и понести заслуженное наказание.
Тиль молчал, задумавшись. Эльфийке удалось влипнуть в крайне неприятную ситуацию. Надо будет спросить, знала ли она, с кем связывалась. Тиль хоть и был ровесником баронета, но видел его всего пару раз. Однако даже он знал, что этот человек имел существенные связи с ребятами с самой верхушки дворянской пищевой цепочки. Весомость Николаса фон Дора в обществе росла не по дням, а по часам. Почти все пророчили ему очень светлое будущее и не менее тёплое место при дворе. Да и ходить баронетом ему оставалось недолго. Целая плеяда будущих титулов и фамильных приставок маячила у него впереди.Не удивительно, что его смерть так переполошила муравейник. Маркиз почти не сомневался, что поймать убийцу хотели не ради мести, а от страха за собственные жизни. Там, где умер один, велика вероятность, что на следующий день кто-то тоже не откроет глаза. Наверняка фон Дора тщательно охраняли, но преступнику удалось провернуть своё дело, так ещё и от погони уйти.
Но ведь искали не дроу, искали человека. И, тем не менее, Луа не могла чувствовать себя в безопасности - её внешность автоматически вызывала подозрения во всех грехах, и стоит им заметить тёмную эльфйку, так просто её уже не отпустят. А ведь его слуги знают, кто гостит в доме… Однако, они были не осведомлены о маске, и у Тиля уже была идея, как чуть-чуть улучшить положение, в котором оказалась наёмница, да и он сам, раз уж с ней связался.
- К сожалению, вынужден вас огорчить. Я её не знаю. Но я согласен с вами, что её необходимо поймать. Раз уж она убила одного, может убить и других… Возможно, кто-то из моих слуг мог её видеть. Одну минуту, - Тиль передал своё приказ дворецкому. Вскоре весь штаб слуг, пусть и не самый большой, выстроился перед виконтом.
- Перед вами все люди, находящиеся в имении, - в его словах не было ни капли лжи. - Вы можете озвучить её раз приметы преступницы?
Алистер нахмурился, но повторил словесный портрет. А Тиль смотрел на своих работников и думал:
“- Блондинка, со странным контрастным цветом глаз… Но главное, человек. Человек, а не дроу, ясно вам?“
Всё это представление с приглашением слуг Тиль затеял только для того, чтобы отвести возможные подозрения от любовницы. А то мало ли, вдруг среди них нашёлся бы честный человек, которому вдруг захотелось бы поведать служителю закона о странной гостье. А так он дал им с помощью Блана доходчиво понять, что Луа не причастна к случившемуся.
Алистер пробыл в имении ещё какое-то время, задавая вопросы не только маркизу, но и его работникам. Ответы не дали ему ровным счётом ничего, и виконт, поджав губы, удалился вместе со своим эскортом.
- Я продолжу расследование. Возможно, в его ходе мне придётся вновь навестить вас, маркиз, - напоследок заявил щёголь.
- Буду рад помочь, - солгал Тиль.
Убедившись, что виконт окончательно ушёл, ван Нормайен направился в свою комнату. Тиль хотел выглядеть сурово, и даже хмуро, чтобы Луа поняла, в какой западне оказалась, но стоило ему увидеть эльфийку, утопающую в его рубашке, как он смягчился, и его губы непроизвольно растянулись в лёгкой улыбке. Маркиз подошёл к креслу и слегка навис над женщиной, уперев руки в подлокотники.
- Прогулка отменяется. Меня только что посетил многоуважаемый служитель закона и сообщил, что весь город кипит после вчерашнего убийства. На улицах полно стражи. Николаса фон Дора нашли мёртвым в собственном доме. И угадай, на кого похоже описание предполагаемой преступницы? - он вопросительно приподнял бровь. - За что ты его так? - хоть он и говорил с сарказмом, на душе был неприятный осадок - Тиль не одобрял убийства без веской на то причины. - Расследованием занимается некий виконт Алистер Блан. Неприятный тип. Молодой совсем. Не знаю, как он получил это место, но наверняка постарается землю и небо перевернуть, лишь бы выслужиться и оправдать доверие вышестоящих лиц. Так что сиди-ка ты тут. Скажи только, где мне искать твоё добро, я сам заберу его, - не терпящим возражений тоном заявил Тиль.

+1

14

Дроу сидела на месте все время, пока маркиза не было в комнате. Она почти не двигалась - лишь поставила бокал на столик, допив вино, и пребывала в прострации, улавливая краем уха голоса снаружи.
Когда дверь открылась, эльфийка перевела спокойный взгляд на Тиля, глядя ему в глаза.
Тот старался выглядеть грозно, но у него это не вышло… и девушке показалось это милым. Когда мужчина склонился над ней и описал ситуацию, после чего задал риторический вопрос о личине наемницы, она усмехнулась и мягко посмотрела на ван Нормайена:
- Но ищут то не меня... - Тихо проговорив, женщина приподнялась, встав на кресле, и обняла мужчину, положив свои руки на его плечи. Ее тихий голос был не слышен никому, кроме любовника. - Это был простой заказ… Он перешел кому-то дорогу.
Просто при убийстве знатных людей редко обходится без шума.

Женщина поцеловала щеку дворянина и уткнулась свои лбом в его.
- Не сердись на меня. Мне нужны деньги на новый дом. И если все пройдет по плану, скоро я перееду в Кримеллин… Меня перестанут видеть, как преступницу. И тогда мы сможем видеться чаще. - Соловей подумала, это отвлечет любовника от его тяжелых мыслей. Но это не было ложью. Не все. Да и о встречах дроу не врала.
Если план выгорит, - она смогла бы жить в новом городе под прикрытием вполне легального занятия. Наемники нужны были всем от простых торговцев и караванов до знатных вельмож. Никто бы и не узнал, чем Ткачи занимались на самом деле.
Ложью была причина преступления. Она бы ни за что не сказала Тилю, что пришла к нему из-за страха перед другим человеком, который грозился принести голову маркиза на подносе. Как и не сказала бы ему об избиениях в тюрьме… И о своем заточении.
Женщина умоляюще приподняла брови, глядя на маркиза:
- Пожалуйста… Я хочу пойти с тобой.

Одна черта, которая была способна разозлить наемницу в своем мужчине, было его упорство. Он наотрез отказался выходить Соловью из дома, заставив ее описать путь к тайнику, - старой землянке, в которой долгие годы назад жил егерь.
Ее снаряжение лежало в потайном ящике, проникнуть в который можно было только разворошив золу и уголь в старом самодельном очаге, да еще слой земли, скрывающий плоский камень, под которым и хранились броня и оружие илитиири, завернутые в добротный кусок толстой кожи.
Ван Нормайен покинул женщину, несмотря на все ее уговоры, и Луа пребывала в тихом бешенстве. Естественно, она не хотела отпускать мужчину одного, когда в городе была такая ситуация.
Заправив рубашку маркиза в брюки и засучив рукава до локтя, Соловей надела плащ и пояс с кармашками и маленьким мешком-кошелем... Выглядело это так, будто дроу только пришла с той самой прогулки, которую отменил маркиз. Она решила действовать хитро.
Немница все же смогла разговорить одну из служанок и попросила ее показать дом любовника. Та подозрительно смотрела на их гостью, но Луа лживо заверила ее, что не знала этот дом. После своей небольшой экскурсии, дроу сказала, что хочет побыть в саду и насладиться летним солнцем. Но уже через пять минут, оставшись наедине с собой, девушка незаметно покинула поместье, а затем и город, минуя все патрули по крышам домов...
Вскоре она была за чертой города и быстро метнулась туда, куда сказала идти маркизу:
"Твое упрямство стоит только моего непослушания." - С улыбкой подумала женщина. Несомненно, они стоили друг друга. Знатный дворянин, связавшийся с темной эльфийкой, и дроу, готовая променять всю свою жизнь ради человека. Абсурдность этих отношений была золотой жилой для романтических трагедий и баллад об ироничности жизни.

Когда Луа поняла, что Тиль не согласится с совместным походом за ее вещами, она рассказала ему о пути, который маркиз мог взять для конной прогулки, сама же расчетливо срезала путь при любой возможности, поэтому она быстро нагнала ван Нормайена.
Бесшумно ступая по траве, эльфийка восстанавливала дыхание, приближаясь к землянке. Однако, ее взор встретил еще несколько людей, и Луа’тлар встала поодаль наблюдая за происходящим. Полностью успокоив горящие легкие и бешено-стучащее сердце, наемница вышла на обозрение людей со стороны тропинки, будто она шла со стороны леса к городу. Дроу нахмурилась, наблюдая за стражами… судя по их виду, но ничего не говорила. Она хотела увидеть своего мужчину прежде, чем начать тот или иной спектакль… или бойню.
Подозревать ван Нормайена в убийстве фон Дора было бы глупее, чем случайно вышедшую из леса дроу… Но Луа хорошо знала частую нелогичность человеческих суждений и поступков. Одно она знала точно. Если они навредили ее любовнику, - трупов будет куда больше.

+1

15

Как и ожидал маркиз, ничего личного в убийстве не было. Просто работа… Он почти не сомневался, что фон Дор имел целый склад скелетов в шкафу и нажил кучу врагов. Не известно, какие тёмные делишки он проворачивал, может, и заслужил смерти. А может, речь идет просто о зависти или желании убрать конкурента. Но как бы там ни было, Тиля не очень радовало, что оружием в руках заказчиков стала его женщина. Он старался не лезть к ней со своими советами и наставлениями, понимая, что дроу, которых с малолетства учат убивать и выживать, не так-то просто найти другую работу. Однако в глубине сердца мужчины сидел страх, что рано или поздно наемничья жизнь приведёт Луа к чему-то плохому.
Поэтому слова эльфийки о возможном будущем так сильно запали ему в душу. Переезд и переход эльфийки к более спокойной жизни, шанс видеться чаще… От таких перспектив чуть ли не кружилась голова. А если всё обернётся столь удачно, что можно будет не просто встречаться, пусть и на больший срок, но и… вообще жить вместе? По месяцу или два, например. Сердце маркиза забилось чаще. Он уже не раз думал, что бы было, сумей они найти возможность быть вместе как можно дольше, если не всегда. На что вообще может быть похожа совместная жизнь человека и дроу, наёмницы, не чурающейся преступать закон ради заказов, и повесы-дворянина? Тиль не имел представления. Дворянин даже слегка побаивался, не зная, что станет с их отношениями в этом случае. Но если появится хоть малейшая возможность узнать, он наверняка ухватится за неё. Луа могла заметить в его глазах отголоски радости и надежды вместе с лёгкой грустью, словно речь шла о чем-то неосуществимом.
Правда, это никак не меняло текущее положение вещей.
- Если вопрос только в деньгах, я могу помочь, - предложил Тиль, хоть и был уверен, что Луа откажется. - Тебе не придётся пачкать руки. Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось из-за этого, - он потёрся щекой о щеку девушки. - И тем более не хочу, чтобы с тобой что-то случилось сейчас. Так что ты останешься дома. Без разговоров, - Тиль фыркнул, поняв, что со стороны выглядит, как строгий родитель, наказывающий непослушное дитя. Но твёрдости его намерений это не повредило, как не повредило и жалобное выражение на лице Луа’тлар. Однако мужчина на всякий случай выпутался из рук эльфийки, так ему было проще не поддаться ей.
После долгих уговоров, ему удалось узнать место, где Луа спрятала свои вещи. Это ему далось непросто, но на выручку пришло его знаменитое упрямство. Тиль был непреклонен. Наконец, эльфийка сдалась, он поцеловал её в щечку в знак благодарности, и отправился седлать коня.

Даже не местный сразу же заметил, что в городе что-то случилось. Количество стражи на улицах было удвоено, если не утроено. Хмурые служители правопорядка останавливали показавшихся им подозрительными людей и задавали им вопросы, заглядывали в каждую подворотню и стучались в двери домов. Чуть ли не на каждом углу горожане сплетничали о громком убийстве. Пока Тиль пробирался по улочкам Аримана, он в который раз порадовался, что Луа осталась в комнате, и как следствие, безопасности. Наверное, следовало как-то поощрить её за уступку мужчине. Дворянин заметно повеселел. Всю оставшуюся дорогу до хижины он был поглощён мыслями, что бы такого придумать для Луа’тлар.
Без каких либо происшествий Тиль добрался до нужного места. Землянка находилась на границе с лесом и долгое время пустовала. В крыше виднелись дыры, а дверь едва держалась на петлях. Дожди и запустение внесли свою лепту и внутри, превратив бывшее жилище егеря в прогнившую насквозь развалюху. Хорошо, что ему не нужно задерживаться здесь надолго.
Найти бывший очаг труда не составило, а вот с тем, чтобы добраться до вещей, повозиться пришлось. При том в прямом смысле. Маркиз совсем не подумал, как будет ковыряться в земле, потому и надел свою обычную одежду. Как бы Тиль ни старался, следы золы и грязи всё равно оставались на руках. На удивление, ему удалось вскрыть тайник, толком не измазавшись, лишь немного запятнав рукава рубашки и брюки. Зато цель поездки была в его руках, и можно было возвращаться. Сжимая в руках связку имущества дроу, завернутую в крупный кусок кожи, ван Нормайен вышел из хижины. И нос к носу столкнулся с тремя стражниками.
”- Рилдир и все его демоны!”
Не понятно, какая из сторон была удивлена больше. Молодцы в доспехах уставились на маркиза, как на черта из табакерки. От волнения сердце Тиля бешено колотилось  в груди. Он понимал, что предъявить ничего серьёзного ему не могут, но в то же время у этих субчиков был приказ останавливать всех подозрительных личностей. Наверняка все подобные хижины в округе проверяются на предмет того, не скрывалась ли в них убийца.
- Именем барона Аримана, я приказываю вам остановиться, - опомнился седоусый десятник, судя по нашивкам. - Кто вы такой, и что вы тут делали?
Тиль послушно замер, судорожно размышляя. Естественно, дорого одетый аристократ с перепачканными руками, выходящий из лачуги со странным свёртком, не мог не вызвать интереса со стороны служителей закона. А если они и в свёрток заглянут…Броня там явно женская и не размера маркиза, да и оружие…
”- Да уж, влип!”
Один из стражников заглянул в землянку.
- Тут яма в полу развороченная, - раздался его голос.
- Я требую, чтобы вы показали, что у вас с собой, - сказал десятник и нахмурился, ожидая ответов, а второй стражник недвусмысленно положил руку на эфес меча.
- Моё имя Тиль ван Нормайен, - начал маркиз. Сначала он хотел прикрыться выдуманным именем, но быстро понял, что впоследствии это может неприятно аукнуться. - У меня здесь тайник. Был, - “признался” он. Стража внимательно ловила каждое его слово.
- Что у вас в свёртке?

+1

16

Луа’тлар наблюдала за развернувшимся представлением, готовая выйти по зову хранителей порядка, или же отвлечь их внимание от маркиза. Она слышала, как Тиля попросили показать сверток и трижды прокляла Ллос про себя. Будет очень странным, если стража увидит женскую броню темной расы в руках мужчины.
"Так и знала, что нужно пойти. Вот и не слушай меня после этого", - нужно было придумать что-то, и срочно. Тиль был близок к оказии, и людей нужно было отвлечь от него...
Патруль окружил маркиза и стал засыпать его вопросами о содержимом тайника, и женщина вышла на тропинку, скрывая себя капюшоном, делая вид, будто она шла по этому пути уже давно.
- Эй, эй, смотри ка...
Люди замерли в тишине, привлеченные видом илитиири, что неспешным шагом шла по дороге, ведущей в Ариман. И кто-то строго выкрикнул:
- Эй, дроу! Иди сюда!
Услышав командный тон, эльфийка осмотрелась по сторонам, рассматривая всех с апатичным лицом, тем не менее в ее взгляде можно было заметить интерес к людям, зовущим ее ближе.
- Чем я могу вам помочь? - Холодно, почти саркастично спросила наемница, взглянув на десятника открытым безэмоциональным взглядом. Она приблизилась ближе, пока стража не напряглась, а руки мужчин не потянулись к оружию. Девушка приподняла руки в мирном жесте, озвучивая отсутствие мотива для нападения. - У меня нет дурных намерений.
- Что ты тут делаешь? - Спросил “главный” человек.
- Направляюсь в Ариман из Ниборна… А… что-то произошло? - Приподняла бровь женщина.
- Не твоего ума дело, эльф. - Отрезал один из стражников.
- Тихо. - Осек его десятник.
Луа устало вздохнула и произнесла:
- Не моего, ну и хорошо… Но какие вопросы ко мне? - Женщина посмотрела на людей с еле заметной усмешкой на губах.
- В Аримане дворянина убили. - С подозрением в голосе заключил один из прихвостней старшины.
- Ну... - Задумчиво протянула Соловей, видимо задумавшись. - Вы же понимаете, сколько занимает времени у меня заняла дорога?
Десятник замялся на секунду:
- Ну а… Зачем ты направляешься в Ариман, дроу? - Тот был явно удивлен тому, что эльфийка не была одета по моде своих сородичей, нападавших на "светлый город", да и говорила без акцента. Это выдавало в ней отступницу, жителя поверхности.
Луа'тлар язвительно ухмыльнулась, и наклонила голову в бок:
- Купить травы... Отдохнуть от долгой дороги… Это правда должно вас волновать?
Ведь это, кхм, не вашего ума дело.
- Беззлобно улыбнулась наемница, парировав и уклонившись от ответа. - В Ниборне закончились припасы, которые требуются для лекарств.
- Лекарств? Знахарка что ли? - Усмехнулся кто-то из патрульных.
- Что-то вроде того... Вы же знаете, что Ниборн не столь строг в расовых вопросах..? Чем не вариант для отступника? - Улыбнулась Лу. - Или вас удивляет, что у дроу бывают уроды, вроде меня?
Самоирония вызвала смех у людей, и это явно помогло в налаживании шатких отношений:
- А почему сюда? - Продолжил десятник.
- Потому что у вас есть Арисфейские припасы, которых мне не хватает.
Мужчина недовольно посмотрел на своего подчиненного из-за прерванной беседы и внезапного допроса и вздохнул.
- Ладно, проходи. Но советую тебе следить за своим языком, дроу.
Луа кивнула и прошла мимо стражи, направляясь в сторону города:
- Конечно.
Она шла не быстрым шагом, давая возможность Тилю догнать себя, взглянув на него, пока проходила мимо этой сценки. Да, ее план был рискованным, зато теперь люди не могли привлечь ее к ответственности за убийство, которое она не совершала... как это сделал Сальгари совсем недавно. 
Теперь стража Аримана знала, что илитиири появилась в городе только сейчас. И, не зная, как Луа добралась сюда на самом деле... и о ее маске, людям было бы сложно привязаться к наемнице, ведь искали они человечью женщину, а дорога из Ниборна обычно и правда заняла бы намного дольше времени.
"Никто не тронет тебя..." - Как бы выгодно не прошла эта встреча, совсем свежие воспоминания плена взыграли в голове Луа’тлар волной паранойи.
Когда же Тиль нагнал ее, эльфийка отбросила мрачные мысли, посмотрела на него и улыбнулась, тихо сказав:
- Вы же сможете приютить усталую странницу в незнакомом городе?
Луа видела, как насторожилась стража на территории усадьбы дворянина и затихла, опустив голову, желая произвести впечатление покорной гостьи, ведомой волей излишне приветливого хозяина дома. Но их настороженность была объяснима… она же дроу.

Когда ван Нормайен вернулся домой вместе с эльфийкой, Луа подошла к маркизу в его покоях и положила руки на грудь любовника:
- Зато теперь мы можем не прятаться. - Взглянув мужчине в глаза, наемница затихла на какое-то время. Она не двигалась, не говорила, - просто смотрела на Тиля, любуясь его лицом. - Только мне придется навестить пару лавок, чтобы подкрепить свою теорию...
Может все же прогуляемся?

К женщине не сразу пришло осознание того, что она откровенно пялится на любовника уже довольно странное количество времени… Для нее это было неважно. Он был рядом. Цел и невредим.
Вздохнув, Соловей обняла торс маркиза и опустила голову на его грудь, слушая сердцебиение ван Нормайена, закрыв глаза.
- Помнишь знакомство с Эребом? Ты говорил, что это как инстинкт… Видимо, я тоже им не обделена.
Соловей посмотрела на сверток со своими вещами, лежащий рядом. Травы внутри свертка должны были сокрыть запах наемницы от всевозможных хвостов.
Она не оставляла следов, не проронила ни капли своей крови… Все должно было быть нормально. Луа выполнила свое обязательство. Герцог остался в Ниборне…
"Не позволю..." - Пронеслась мысль в голове дроу, пока она прижалась крепче к ван Нормайену, вдыхая родной запах его кожи полной грудью.

Отредактировано Луа'тлар Ренор (04-04-2018 01:28:56)

+2

17

- Одну минуту… Ммм… А так ли это важно? Может, есть какой-то иной способ решить нашу проблему... - тугой кошелёк не раз выручал Тиля ещё в юные годы. Служители закона переглянулись. Их явно прельщала  мысль обзавестись парой золотых, но и страх огрести от начальства, если оно узнает, был велик.
- Если вы не нарушаете закон, вам нечего бояться. Просто покажите нам.
- Я бы предпочёл этого не делать. Но, может, есть что-то другое, что вас заинтересует?
Это другое нашлось совсем не там, где рассчитывал  Тиль. Стражник, вернувшийся из хижины, вдруг ткнул локтем в бок своего сослуживца и кивнул головой куда-то в сторону. Маркиз проследил взглядом направление кивка и скрипнул зубами. Луа всё же его не послушала. И теперь попалась на глаза страже. Ван Нормайен мысленно выругался. Он постарался нацепить на себя маску безразличия и лёгкого удивления. Он не знал эту эльфийку, и весь его интерес заключается лишь в необычном зрелище - дроу на поверхности. Во всяком случае, Тиль хотел, чтобы так казалось со стороны. Дворянин отвёл от неё взгляд и спросил, привлекая на себя внимание:
- Давайте на чистоту. Я человек не бедный, и могу щедро заплатить вам. А вы закроете глаза на то, что видели меня сегодня, и уходите восвояси. Как вам такой расклад?
Десятник вдруг громко крикнул:
-  Эй, дроу! Иди сюда! , - затем он повернулся к Тилю. - Пять золотых, и мы закончим наш с вами разговор, - двое других уже отвернулись от маркиза к Соловью.
Но разве теперь Тиль имел право уйти? Стража нашла новую мишень в виде эльфийки, и оставить свою любовницу ван Нормайен не мог.
”- Говорил же сидеть в комнате! Ох, Луа...”
Ван Нормайен замер на месте, не зная, что ему предпринять. С одной стороны, стража благодушно разрешила ему уладить все вопросы с помощью денег. И за эту возможность следовало быстро ухватиться, пока свёрток в его руках не вызвал большего интереса у служителей порядка. И будь Тиль один, он бы уже спокойно направлялся в город. Но с другой, появление Луа спутало все карты. При желании, стража могла устроить эльфийке проблемы, а допустить такого Тиль не имел права. Вот и приходилось разрываться между двумя противоположностями - уйти, не вызывая подозрений, как поступил бы любой разумный человек (ещё бы, какое дело нормальному жителю поверхности до какой-то там дроу?), но в  то же время остаться и помочь Луа’тлар при необходимости. Для маркиза даже не стоял вопрос, вступать ли в бой со стражей. Он был готов сделать это, не раздумывая. Но понадобится ли?
Тиль старался сохранять безразличное выражение на лице по отношению к Соловью. Он повернулся к одному из стражников. Пока его коллеги расспрашивали эльфийку, этот субчик жаждал получить от маркиза обещанные монеты. Тиль неспешно полез в кошель и так же медленно отсчитал золотые. Стражник даже начал проявлять нетерпение, но ван Нормайену всё равно не торопился. Он редко смотрел в сторону Луа, однако тщательно прислушивался к разговору дроу и десятника.
Золото перекочевало в руки стражника, и он быстро потерял интерес к маркизу. Вот тут ему и самое время уйти, однако Тиль не торопился покидать место неожиданной встречи, лишь сделал несколько шагов в сторону. Он был взволнован, хотя и не подавал вида.
- ...Ведь это, кхм, не вашего ума дело... - донеслось до мужчины. Тиль тревожно вскинул голову и сжал в руках свёрток с вещами эльфийки так, что даже костяшки пальцев побелели.
”- О Боги, Луа, хамить - не лучший вариант...” - подумал ван Нормайен, приготовившись вмешаться. Язвительный голос в голове не к месту отметил, что зато теперь он знает, как чувствует себя Соловей, когда маркиз не держит язык за зубами. Взять, например, их стычки с Эребом. Человек так же мысленно фыркнул. В этот момент стражник, забравший деньги, обратил внимание, что Тиль не торопится уходить далеко.
- Что уставился? Дроу никогда не видал? - грубо спросил он и сплюнул под ноги при упоминании тёмных эльфов. - Иди, пока отпускаем.
Ван Нормайен почувствовал, как внутри вспыхивает гнев от столь фамильярного и грубого отношения, однако лишь скрипнул зубами и воспользовался советом служителя порядка. Ведь Луа уже избавилась от назойливого внимания десятника, и вмешательство, слава Имиру, не понадобилось.
Мужчина развернулся и пошёл вслед за Луа, специально держась на небольшом расстоянии, чтобы не вызывать подозрений у стражи. Лишь когда они окончательно скрылись из их поля зрения, он нагнал дроу.
- Вы же сможете приютить усталую странницу в незнакомом городе?
- Пожалуй, могу, - хмыкнул дворянин. - А ещё я могу связать тебя в следующий раз. Или привязать к чему-нибудь. К кровати, например, - он блеснул глазами. - Тогда уж точно не убежишь… Осознаешь, что ещё немного, и всё могло обернуться не так уж и радужно? - больше для формы поворчал человек. Понимал, что никак не сможет удержать эльфийку на месте без её на то желания.
К счастью, на пути в имение никто к ним больше не приставал. Им повезло не наткнуться на излишне ретивых служителей закона, так что парочка обошлась лишь полными настороженности взглядами. В прочем, им не привыкать. Подходя к воротам, Тиль посмотрел на небо. Его быстро закладывало низкими тучами, а ведь ещё пару часов назад на них и намёка не было. Ужасно парило, и на улице царствовала духота. Не нужно было быть предсказателем, чтобы понять - будет дождь. Маркиз поспешил зайти под крышу.

Тиль положил вещи дроу в своей комнате, и заключил её в объятия.
- Зато теперь мы можем не прятаться.
- Сделать вид, что ты только что прибыла в город - хорошая идея. Но тёмная эльфийка всё равно слишком лакомый кусочек для стражи, ты же понимаешь? Всегда найдутся желающие задать пару вопросов. Или на крайний случай просто повесить на тебя то, что ты не совершала, - он поцеловал Луа в макушку. Как жаль, что даже при всём желании, он не сможет обеспечить наёмнице полную безопасность. Однако никто не мешает ему пытаться.. - Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы этого не случилось, пока я рядом. Но ты всё равно пообещай мне, что всегда будешь осторожна.
Тиль обратил внимание, как Соловей смотрела на него. Её красные глаза отражали его собственные чувства, были полны теплоты и... любви? По крайней мере, мужчине хотелось так думать. Луа не раз смотрела на него по-разному, но всё же к такому взгляду от неё дворянин привычен не был. Он всей душой радовался ему, и в то же время был смущён, как юнец на первом свидании. Ван Нормайен не выдержал и улыбнулся, прерывая неловкую паузу.
Дроу опустила голову ему на грудь, словно хотела услышать его сердцебиение. Её слова заставили маркиза испытать чувство глубокой признательности, и пресловутая тёплая волна вновь захлестнула его изнутри. Он представил, как это выглядит со стороны: маленькая и хрупкая с виду фигурка обнимает взрослого высокого мужика и обещает свою защиту. И в то же время во всей этой ситуации было что-то, что не давало мужчине покоя. Как тонкое жужжание назойливого комара на границе слышимости или же мелкая заноза, торчащая из гладкой доски.
От кого Луа собралась его оберегать? Неужели от бравых блюстителей порядка? Вот уж вряд ли. Она знает что-то, чего не знает Тиль? Возможно, ван Нормайен становился параноиком, но ему и вправду казалось, что Луа’тар сейчас немного другая. Более трепетная, более ласковая… Несомненно, его только радовали такие изменения, однако нет-нет, но мужчина улавливал отголоски затаённой тревоги в её глазах. Особенно в те моменты, когда она думала, что он не замечает её взгляда.
Дворянин не стал проявлять своего беспокойства, ведь это действительно очень напоминало паранойю. Тревожить женщину пустыми подозрениями человек не хотел.
Первые капли дождя застучали по стеклу. Маркиз вынырнул из своих раздумий, и вдруг понял, что они всё так же стоят посреди комнаты в обнимку.
- О чём ты думаешь, Луа? Хотя, не важно, - оборвал сам себя дворянин. - Ты со мной...
Он подошёл к окну,  увлекая за собой дроу. Стоять возле распахнутой рамы, за которой набирал силу ливень, было одно удовольствие после жаркого дня. Капли разбивались о подоконник, залетали в комнату, оседая приятной прохладной водяной пылью на лице и руках. Тиль привлёк к себе Соловья, и слегка прижал её к стене возле окна.
- Я очень ценю твою заботу. Но ведь это мне, как мужчине, положено защищать тебя, а не наоборот. Правда, я не могу уберечь тебя от того, о чём не знаю, - он легко усмехнулся и преподнёс эту фразу больше как кривенькую шутку, чем серьёзный намёк. Мужчина словно и не рассчитывал услышать что-то в ответ, и его губы нашли губы Луа’тар.

За пару часов непогода за окном разыгралась не на шутку. Пришлось быстренько закрыть окно. Ветер завывал замогильным голосом, грозя сорвать с деревьев всю листву, а за одно и крыши хлипких домов. Косой дождь и не думал прекращаться, наоборот, набирал силу. В Аримане долго не было бури, природа словно специально копила где-то силы, и теперь обрушила их на город. И судя по тёмно-синему, почти фиолетовому небу, появление грома и молний было лишь вопросом времени.
Но пока что единственным шумом за окном был шум ливня, и у Тиля вопреки всем погодным ненастьям было преотличнейшее настроение.
Мужчина сидел в кровати, откинувшись на её спинку, и читал книгу. В комнате царил полумрак, разгоняемый лишь светом трёх свечей в подсвечнике на прикроватном столике. Их было достаточно, чтобы чётко видеть текст. Луа лежала рядом с маркизом, лениво потягиваясь время от времени. Тихая, умиротворенная картина, царящая в комнате, резко выделялась на фоне творящегося на улице, и это создавало атмосферу уюта. Правда, у Тиля не всегда получалось сосредоточиться на чтении. Краем глаза ван Нормайен вновь ловил на себе долгий, томный взгляд дроу. Он сбивал мужчину с толку и заставлял себя чувствовать тем же смущённым мальчишкой, каким он был во время их первой встречи. Дворянин держался, как мог, стараясь не улыбаться и не зардеться. Наконец, он не выдержал и отложил книгу.
- Всё, Луа, я не могу. Почему ты смотришь на меня… так? Ты… ты меня смущаешь! - с виноватой улыбкой заявил маркиз.

+1

18

- Всегда найдутся желающие задать пару вопросов. Или на крайний случай просто повесить на тебя то, что ты не совершала.
Дроу замерла, открыв глаза, пока ее голова лежала на груди маркиза.
Взгляд девушки остекленел, будто лишившись жизни на секунду:
"Если бы ты только знал..." - Подумала она, вспомнив свои чувства, которые Соловей пережила лишь недавно. Попасться за то, чего она не совершала, терпеть пытки и избиения, спать в холодной темнице...
Худшей пыткой для наемнице было видеть подвеску, которая теперь покоилась на ее груди, в руках своего мучителя, описывающего, что он сделает с маркизом.
Луа отбросила эти воспоминания, - сердце Тиля было совсем близко и отзывалось ей мирным стуком. И сейчас, недавно усталая, замученная и запуганная, эльфийка тянулась к дорогому ей человеку как никогда ранее.
Приблизившись следом за любовником к открытому окну и ощущая влажные крупицы, падающие на кожу, женщина подняла голову и ответила на его поцелуй, а после, глядя Тилю в глаза, тихо произнесла, пока ее ладонь легко и ласково легла на его щеку.
Голос женщины был тихим и преисполненным спокойствием, которое она ощущала только вблизи ван Нормайена. Сначала ее тон был более серьезным, но после на губах илитиири появилась еле заметная улыбка, пока она сделала ему предложение:
- Не забывай, я выросла в условиях матриархата… Поэтому предлагаю компромисс, - защищать друг друга. Ты меня, а я тебя, и все будут довольны. - В глазах дроу промелькнула теплая искра, некий игривый огонек. Пусть это предложение было искренним и излучающим заботу, Луа сказала это так, как обычно родители уговаривают детей не шалить в обмен на сладость с ярмарки.

День проходил медленно и спокойно. Их прогулка стала невозможной, и хоть больше любовников не сковывало подозрение окружающих, погода приказала сидеть им дома. Хотя, стоило признать, Луа бы предпочла подкрепить свою историю походом на базар за травами.
Женщина составила компанию маркизу за обедом, а после этого, ложась в кровать с Тилем, пояснила свой план, - ведь даже если у людей возникнут вопросы, она была непричастна к преступлению:
- Они видели, как я иду в город... Услышали, зачем я здесь. Они знают, откуда я прибыла и сколько занимает дорога. Они видели, что ты последовал за мной. Я безоружна и выгляжу не опасно… разве что дроу. - Усмехнулась Соловей и продолжила. -Ты пригласил меня сегодня, пока мы оба шли до города, и я всего-лишь твой гость.
Нужно спрятать мои вещи где-нибудь, где они не найдут. У тебя здесь есть тайник?

После хорошего обеда, находясь рядом со своим мужчиной, Луа мирно задремала на его плече. Она не знала, сколько времени прошло, но вскоре поняла, что ее дрема напала на женщину лишь на несколько минут, - свечи не догорели и до трети.
Тиль читал книгу, и вся эта картина казалась илитиири чудесным сном.
Она лежала и просто смотрела на мужчину. На душе было спокойно и тепло. Все тревоги, привычная ей жизнь была где-то далеко, за стенами этой комнаты.
Луа’тлар пребывала в раздумьях, но ничего точного в ее голове не было, она просто смотрела на дворянина и наслаждалась их вечерней идиллией.
"Так выглядит семейный вечер?" - Но вторая мысль перебила первую почти сразу же. - "Какая семья? Мы не семья. Мы не можем ей быть… Но мне бы хотелось. Какая глупость, это же невозможно, и ты это знаешь. Но мечтать не запре… мечтать? Я мечтаю…? О семье? Что со мной происходит… Ты сводишь меня с ума."
Она совсем не заметила за беседой своих мыслей, как Тиль оторвался от книги. На его щеках появился легкий румянец, и дроу приподняла голову, в первый миг не совсем понимая, что вызвало такое смущение у мужчины, осознав лишь через пару секунд, что все это время она откровенно пялилась на любовника.
- Как..? - Тихо спросила эльфийка. Ее рука легла на грудь дворянина, а нога - на его бедро. - А как я могу смотреть на тебя? Мне так спокойно, так уютно рядом с тобой...
Луа приподнялась и вовсе легла на любовника, а затем приблизила свое лицо и коснулась кончиком своего носа к его, опустив глаза.
"Если все выйдет по плану… может мы сможем проводить так каждый вечер? Жить вместе..?
Что за абсурд! Мы никогда не сможем жить вместе… Разве что встречи… Но как долго мы сможем встречаться?"

- Человека всегда можно обратить в оборотня или вампира... - Раздался голос брата в ее воспоминаниях.
Эреб...
Нужно было спешить в Грес. Но как можно было отказать себе в отдыхе, тем более здесь и с этим мужчиной после всего, что произошло с эльфийкой? Несмотря на все свои тревоги и спешку, она считала, что заслужила отдыха хотя бы на пару дней по праву.
"Он поймет... Поймет же?"
Женщина заключила поцелуй на губах маркиза и предпочла забыться. Нежность медленно перетекла в страсть, и Луа просто отдалась Тилю без остатка.
Сейчас они были рядом, и эльфийка решила в кое-то веке послушать совет любовника, который он сказал ей в этой самой комнате, - жить нынешним моментом.
Сколько времени прошло с того вечера… И вот, они снова были здесь, в спальне маркиза, в его кровати. Именно здесь, еще задолго до того, как их отношения зародились, Тиль смог раскрыть броню, которую наемница строила годами. Простые исповеди друг другу, повлекшие сочувствие и сопереживание. Простое желание забыться друг в друге… Именно здесь все и началось.

Соловей спокойно спала, когда гроза разразилась над Ариманом. Молния, вероятно ударившая поблизости отозвалась взрывоподобным раскатом грома, что даже стекло в раме задрожало в резонансе.
Луа’тлар резко села, испуганная шумом. Ее сердце быстро билось в груди, а дыхание участилось. Тело в секунду стало подобно сжатой пружине. Она смотрела по сторонам, и ее зрачки в страхе расширились. Она не заметила движение рядом, но прикосновение спугнуло ее, и девушка резко обернулась. Видимо, ее движение разбудило ван Нормайена, и теперь маркиз тянулся к женщине.
Только теперь разум наемницы проснулся и она поняла, что произошло:
- Я тебя разбудила? - Тихо спросила эльфийка, виновато глядя на дворянина и опускаясь вместе с ним обратно на перину. Илитиири немного замялась и прижалась сильнее к ван Нормайену. - Тиль... - Прошептала Луа, стесняясь своей просьбы. Ночные грозы были одним из явлений, которые до сих пор пугали ее своей внезапностью, яркими вспышками в темноте и раскатами, пробуждающими людей в их спальнях. - ...Обними меня, пожалуйста.
Ощущая соприкосновение их кожи и тепло мужчины, Луа сама обняла его в ответ. Вздохнув, женщина коснулась губами щеки Тиля, после чего положила голову на его плечо и постаралась заснуть снова, но очередной раскат грома решил по-своему, и дроу вздрогнула, уткнувшись лицом в грудь любовника и подняв плечи.
Пальцы схватили одеяло и натянули ткань прямо к лицу илитиири в инстинктивных попытках спрятаться. Она просто молча лежала и старалась не смотреть Тилю в глаза…
"Бред какой..."
Она была раз в 10 старше его, и боялась грозы подобно маленькому ребенку. Это было просто смешно… и било по гордости илитиири. Хотя, “страх” - было слишком громко сказано.
Дроу не боялась грозы днем… но ночью в этом погодном явлении было что-то зловещее. И это заставляло девушку прятаться в объятьях ван Нормайена.

+1

19

Маркиз склонил голову к плечу, смотря на Луа. Похоже, она витала где-то очень далеко в своих мыслях, и своим вопросом он вернул её на землю.
”- Что же так тебя занимает?”
Мужчина успокаивался тем, что вряд ли Соловей тревожилась о какой-то скорой опасности. Он верил, что уже успел хорошо узнать её, и если бы на эльфийку надвигалась угроза, она бы не повела её к ван Нормайену, а наоборот, убралась бы от Аримана куда подальше. Кроме того, она не лежала бы так спокойно. Тиль бы поступил так же в аналогичной ситуации. Правда, после сегодняшнего обещания защищать друг друга, всё могло поменяться. Но тут дело в чём-то другом…
”- Причина не в том, что будет, а в том, что было, верно?” - мысленно спросил он у женщины. Естественно, на этот вопрос он ответа не получил, зато Луа ответила на его предыдущий. И её слова заставили мужчину забыть о собственных раздумьях.
Нет. Он не будет прятать её, заставлять сидеть в его имении, чтобы не дай Имир кто-нибудь её заметил и раздул пожар подозрений и слухов. При одном её желании они будут ходить на прогулки и выбираться в город, сколько бы людей их там не увидело. Наёмница больше не будет изображать скромную гостью с опущенной головой. Ведь он сделает всё, чтобы его дом стал для Луа’тлар тем местом, где бы она могла жить в своё удовольствие, без тревог и неудобств, без неловких попыток изображать отстраненность на глазах у посторонних. Хотя бы на короткие моменты их встреч. Куда бы она могла вернуться или пойти в тяжелые периоды жизни, и знать, что её здесь непременно ждут. А в те дни, когда маркиз сам будет приезжать к ней, он постарается создать такую атмосферу и там, в каком бы городе или месте она не находилась. Его женщина не должна, и не будет, отводить взгляд и принимать смиренный вид только потому, что она не такая, как все.
Тиль готов бы взять на себя всю ответственность и все последствия, к которым подобное может привести. Теперь ему было всё равно. Дворянин чувствовал, как за плечами берут размах крылья, а всё тело переполняет такая энергия и решительность, что никакие преграды не станут для него помехой. Для этого всего-то и нужно было услышать простые слова из любимых уст.
Да и что может пойти не так? План Соловья был прост, но надежен, её вещи покоились в тайнике в том самом бывшем кабинете Алонсо, а на пустом месте прицепиться к дроу особо подозрительным и ретивым слугам закона не позволит Тиль. Да и вообще, это очень в стиле ван Нормайена - оказаться в постели с “гостьей” в первый же день.
А года… Сейчас они не могли любовникам помешать быть вместе. Он положил руки на талию эльфийки, стоило той оказаться сверху.
”- Люблю.”
- Дроу, ценящая спокойствие и уют? Ты поистине чудо… Моё чудо, - с улыбкой прошептал он в губы Луа между поцелуями. Их губы вновь встретились, и он прикрыл глаза, растворяясь в своих ощущениях и эмоциях.
Можно было сказать, что он совершил невозможное, пробудив в подземной жительнице столь тёплые чувства. Однако Тиль был уверен, что дело было не в нём, а в эльфийке. Все его потуги пропали бы всуе, если бы эти чувства не жили бы где-то глубоко в дроу-бунтарке и не ждали бы своего часа.

Ван Нормайен быстро привык к шуму дождя за окном, и после очередного приступа страсти крепко заснул, наслаждаясь теплом Луа под боком. Но посреди ночи Тиль мгновенно проснулся, и даже не от громкого раската грома, а от резкого движения рядом с маркизом. На секунду он даже испугался, не понимая, что заставило Соловья вскочить с кровати. Она выглядела очень испуганной. Дворянин сощурился, пытаясь увидеть в комнате, что могло послужить причиной, но всё было как обычно. Только потом он понял, что женщина боялась грозы.
- Луа?  - мужчина потянулся и коснулся её плеча. Она вздрогнула и повернулась к нему.
- Я тебя разбудила? Тиль… Обними меня, пожалуйста.
Маркиз с удовольствием выполнил её просьбу, поцеловав её в щеку. Женщина прижалась к нему, и постаралась словно ещё больше уменьшиться в размерах и скрыться подальше от ненастья. От нового удара грома Луа сжалась ещё больше, уткнувшись лицом в грудь Тиля. Было странно наблюдать бесстрашную наёмницу, без колебания рискующей шеей в боях и заказах за чужие деньги, и так боящуюся обычной грозы. Она ведь не в открытом поле, а в уютной комнате, непогода никак не могла достать её. И тем не менее, эльфийка мелко дрожала, чуть ли не забравшись под одеяло с головой.
Маркиз ободряюще улыбнулся и повернулся, увлекая за собой женщину. Теперь он лежал спиной к окну, за которым бесновалась буря, как бы закрывая от неё эльфийку собой. Не бог весть что, но это показалось ему хорошей идеей. Тиль подтянул одеяло и накрыл им дроу, оставив на виду лишь голову. Он крепко прижал её к себе, нежно поглаживая по коротким белым волосам.
- Тихо, тихо, всё хорошо, - успокаивающе зашептал он ей на заострённое ушко. - Всё в порядке… Знаешь, когда я был маленький я всегда подбегал к окну во время грозы. Я думал, что это Имир сражается против демонов, отсюда и гром с молниями. Каждый раз я надеялся хоть краем глаза увидеть эту битву, но тщетно. Лишь тучи. Глупо, правда? Но я всегда был любопытным, - он рассказывал детскую историю тихим, спокойным тоном. Ему не важно было, что говорить, Тиль просто хотел успокоить Луа своим размеренным голосом, придать ей своей уверенности. - Здесь тебе ничего не угрожает, - он продолжал гладить её по голове. Вновь раздался раскат грома, от молнии на долю мгновения комната осветилась, как днём, и ван Нормайен крепче сжал эльфийку в своих объятиях, пытаясь спрятать её от всего мира.

+1

20

Женщина смотрела на Тиля и слушала его историю.
Она показалась дроу забавной и даже милой… Не без капли горечи.
За свое время на поверхности илитиири успела понаблюдать за человеческими семьями, и дети не были исключением. Отпрыски Ллос были лишены такой роскоши, как детство… И поняв это после своего побега, женщина не отрицала свою небольшую зависть.
Луа вздохнула и прижалась к своему любовнику сильнее.
Он погладил ее спину, и теперь его рука успокаивающе лежала на голове наемницы. Она смотрела в глаза маркизу, больше не вздрагивая и не переживая из-за непогоды. На ум пришла фраза и, внезапно, взгляд ее мучителя, которого она сейчас так сильно хотела забыть.
"Неужели это правда то, что люди называют любовью…?" - Спросила илитиири саму себя. Вопрос навеял воспоминания о видении Ваэрона в той гробнице...
Чувства больше не пугали женщину. Она принимала их, и в одинокие моменты грела себя воспоминаниями о маркизе.
Но Луа не могла решить точно, правильно ли она понимает свои чувства, не путает ли она их с чем-то другим…
Ведь простую влюбленность никто не отменял… Но почему она не иссякла после второй или третьей ночи?
Страсть не объясняла покоя, который дроу чувствовала рядом.
А эти странные мысли о семье… Семье, в человеческом понимании, казались ей нелепым и несбыточным желанием. Желанием ли? Или же эмоциональным порывом?
Привязанность наемницы меняла ее, приближая к людям, и Соловья тревожила ее слабость в лице ван Нормайена. Но тревожила только слабость. Она не жалела ни секунды проведенного с ним времени. Женщина хотела быть с человеком, подарившим ей неизвестное до того тепло и спокойствие.
- Ты не представляешь, как я испугалась моей первой грозы после побега. - Прошептала женщина, тепло улыбнувшись. Она подняла голову и взглянула на Тиля. - Под землей нет неба. Там нет ни солнца, ни луны со звездами, ни грозы с дождем.
Когда я вышла на поверхность, я потеряла сознание от солнечного света, взглянув на солнце. Тогда меня нашла стая… Они подобрали меня и хотели сделать… питомцем. Они не видели дроу раньше. Но они поняли, что я разумна.
Я долго объяснялась жестами… пока не выучила слова. Я помню, все казалось очень странным… Хм...
- Усмехнулась женщина, мягко коснувшись щеки ван Нормайена ладонью. - Хотя я и наших отношений не смогла бы представить. Где это видано? Илитиири, которая чувствует...
Она хотела было сказать что-то еще, однако Луа просто замялась, не способная описать свои эмоции.
Обняв Тиля и прижавшись щекой к его груди. Вздохнув, илитиири продолжила:
- Солнце долго ослабляло меня, стая разрешала мне отдыхать днем. Но ночью я помогала волкам…
Мне нравилось смотреть на небо… Это было волшебно, необычайно. Я могла провести всю ночь, глядя на небо в свободные дни… Но гроза… Ооох! Моя первая гроза была похожа на эту. Ночная, сильная...
- Луа тихо и тепло рассмеялась. - Как быстро я тогда побежала к Эрарду… Я помню, как я говорила: “Альфа, альфа, бежать, опасно!”, - он не мог меня унять.
Илитиири тихо и как-то смущенно засмеялась, предаваясь ностальгии, а потом повернула голову наверх, глядя ван Нормайену в глаза.
- Под землей, если ты слышишь такой шум, - это означает только беду. И все же гром звучит куда страшнее. - Пояснила женщина, поглаживая большим пальцем спину мужчины. - Я не боюсь грозы… Но ночью, может из-за того случая, они кажутся мне… жуткими.
Поцеловав маркиза, женщина потерлась лицом о грудь Тиля и постаралась заснуть настолько быстро, насколько это было возможно… Гроза медленно проходила мимо города, и, на счастье дроу, вспышки редели, а гром плавно утихал, поэтому наемница справилась со своей задачей достаточно быстро.

Утро наступило для дроу раньше, чем для Тиля.
Взглянув на маркиза, женщина плавно села и потянулась. Жажда, пробудившая Соловья, заставила ее осмотреться по сторонам и осознать, что воды в комнате не было. Дроу одела брюки и рубашку Тиля, покидая комнату. Спустившись в зал, она увидела пару служанок, накрывающих на стол и пожилого мужчину, следящего за подготовкой к завтраку.
Они выглядели странно взволнованными и радостными, а стол выглядел праздничнее обычного… по крайней мере, праздничнее того, что видела Луа девять лет назад.
Служанки замерли, растерянно глядя на гостью, а старик учтиво спросил, реагируя быстрее своих подопечных:
- Вы уже проснулись?
- Я просто хотела взять кувшин воды. - Тихо ответила Луа. Одна из женщин ушла на кухню, чтобы через какое-то время вернуться с подносом, на котором стоял кувшин и два бокала. Пока служанка была на кухне, эльфийка неуверенно спросила мужчину. - А… почему стол выглядит праздничнее обычного?
- А вы не знали? - Удивленно поднял брови старик. - У господина сегодня день рождения.
Эта новость ударила наемницу, словно пыльный мешок по голове. Она замерла на месте и пришла в себя только, когда служанка с водой прошла мимо дроу.
Догнав женщину, Луа настояла на своем и взяла поднос, после чего вернулась в комнату.
Утолив свою жажду, женщина легла обратно, глядя на Тиля. Она аккуратно убрала выбившуюся прядь волос с его лба и тихо вздохнула.
"А я даже не знала… И у меня ничего нет." - Женщина рассматривала родное лицо. Она не могла сказать точно, когда был ее день рождения…
Для бессмертных существ это было не столь важно. Но только для бессмертных.
Немного влаги навернулось на веках дроу, а уголки губ дрогнули вниз, но илитиири усилием воли заставила себя улыбнуться вновь, чтобы не расстроить Тиля, если тот вдруг проснется.
"Стал еще старше..."

+2

21

Испуг Луа’тар развеивался на глазах, её дыхание выравнивалось. Маркиз прижимал дроу к себе так крепко, что мог почувствовать отголоски приглушённых ударов её сердца. Оно больше не походило на птицу в силках, а возвращалось к своему привычному ритму. Тиль вздохнул с чувством хорошо выполненной работы, и поудобнее устроил голову на подушке. К любовнице возвращалось спокойствие, а значит, и к нему самому. Но хоть эльфийка больше не вздрагивала от раскатов грома, он всё так же не выпускал её из своих рук, мягко перебирая короткие пряди белых волос. К дворянину возвращалась сонливость после неожиданного подъема Луа. Тиль слушал, как дождь стучал по окну, как бесновался ветер и гремел гром, и всей душой наслаждался уютом, теплом и спокойствием, царящим в их комнате. Ван Нормайен представил, как ужасно должно быть находиться на улице, и от этой мысли вдоль позвоночника пробежали мурашки. Мужчина поёжился, но это ощущение быстро пропало – тепло любимой женщины рядом согревало лучше всяких одеял.
Маркиз с лёгкой улыбкой выслушал историю дроу. Они не часто разговаривали о прошлом эльфийки, особенно о её жизни под землёй. Оба понимали, что там не так уж и много положительных моментов, а поднимать темы, неприятные для обоих, естественно, не хотелось. Тиль иногда задумывался, как же тяжело ей было перестроиться после подземелий. Многим, если не всем, она была обязана стае, подобравшей её, и маркиз был им благодарен. Если бы не оборотни, его жизнь без Луа’тлар могла бы полностью поменяться, и речь шла не только о любви к ней. И до этого момента благодарность Тиля была адресована безликой толпе перевёртышей, теперь же появилось имя – Эрард. Однако вместе с признательностью сердце кольнула игла необоснованной, едва ощутимой, но ревности. Тиль сам мысленно обругал себя за это чувство. Ещё бы, ревновать к кому-то, с кем Луа последний раз общалась кучу лет назад, кто буквально выходил её в своё время. Слишком эгоистично со стороны дворянина.
- Хорош питомец, - он хмыкнул. - Ума не приложу, каково это: жить в темноте, тесноте, под толщами земли… Ни природы, ни ветра, ни солнца… Непроизвольно начинаю понимать, почему дроу такие озлобленные. Я за три года чуть с ума не сошёл от сидения на одном месте, и это на меня ещё не давили бы со всех сторон стены пещер. Как они там высиживают веками, не представляю. Да и представлять не хочу. Ллос с ними, пусть что хотят там, то и делают. А ты здесь. Со мной… – он поцеловал эльфийку в лоб. Ван Нормайен понимал, как тяжело выветрить привычки, прививаемые десятками лет, но его оптимизму ничто не могло помешать. - Ничего, ты привыкнешь. Не знаю, как внизу, но на поверхности наслаждаться можно каждым моментом, даже ночной грозой. Правда, не когда она застала тебя без крыши над головой, - посмеялся над собственными словами маркиз.
Он ответил на поцелуй эльфийки, и скоро пара вновь спала.

Сон Тиля был нарушен второй раз уже ближе к утру. Полностью человек не проснулся, застыв на границе между дремой и пробуждением. Он чувствовал, что Луа больше не лежит рядом, но разморенный сладкой сонливостью, маркиз не хотел открывать глаза и начинать новый день. Хотелось понежиться в постели побольше, благо он сам решал, когда ему вставать. Спустя пару минут раздались тихие шаги, а затем кто-то вновь улёгся рядом и поправил его волосы. Луа’тар вернулась. Тиль пробормотал что-то неразборчивое, и его рука цепко обхватила женщину. Он перевернулся на живот и притянул её к себе, чуть подмяв под себя, навалившись сверху на дроу плечом и уткнувшись носом в шею. Мужчина вдыхал запах её кожи, и словно намерился спать так и дальше, в желании растянуть спокойный, умиротворённый момент их близости. Как бы он ни радовался визиту Соловья, в подсознании то и дело мелькали мысли, что приезд означает так же и будущий отъезд. От мыслей об очередной разлуке на душе заскребли кошки. Сколько Луа может позволить себе времени? Несколько дней? Неделя? А ведь и двух суток хватило, чтобы привыкнуть просыпаться вместе.
Но Тиль отложил эти мысли, всё ещё пребывая в состоянии полудрёмы. Ван Нормайен не знал, сколько прошло времени, прежде чем он открыл глаза. Мужчина запечатлел на такой близкой сейчас шее Луа’тлар долгий и нежный поцелуй и поднял голову.
- Доброе утро, - он положил голову на подушку, и его лицо оказалось напротив лица женщины. Тиль замолчал и просто смотрел на любовницу. Его взгляд был полон теплоты, но в нём проскальзывала лёгкая грусть. Мысли о разлуке ещё не покинули его. Наконец, маркиз вздохнул и задал тревожащий его вопрос:
- Луа, когда ты планируешь уезжать?  Мне нравится просыпаться с тобой.

+1

22

Луа’тлар лежала рядом со своим мужчиной, внимательно рассматривая его лицо.
Тиль расположился перед дроу, такой умиротворенный и сонный… беззащитный. И когда маркиз притянул наемницу к себе, обнимая ее, Соловей лишь подалась навстречу, обнимая его в ответ.
"Никто не навредит тебе… Никто не сделает тебе больно." - Паранойя, зародившаяся в Ниборне силами герцога, пульсировала в висках женщины. Она не могла позволить кому-либо причинить вред ван Нормайену. Это было бы непростительно. И, хотя герцог “обещал” не трогать дорогих ей людей в случае послушания, Луа не могла отвлечь себя от мысли, что бесчеловечный мужчина захочет позабавиться и посмотреть на страдания дроу… Просто потому, что он может. Хотя, учитывая иррациональность этого поступка, женщина сомневалась в таком исходе событий.
И все же она не могла позволить этому свершиться. Уж лучше выполнять приказы дроу в человечьей шкуре, чем потерять того, кто дарил ей покой и простое душевное тепло, приятно греющее сердце.
Когда Тиль обнял женщину, она положила одну руку под его шею, и теперь ее ладонь покоилась на затылке любовника, ласково поглаживая его голову. Дыхание дворянина легко щекотало ее кожу, и Луа мирно улыбалась уголками губ, закрыв глаза.
Она задумалась, насколько сильно она дорожила этими чувствами и самим маркизом… Насколько уязвимой она была.
Но оно того стоило... Ведь так?
Женщина улыбнулась чуть больше, когда Тиль заговорил, положив голову на подушку совсем рядом с ее лицом. Подавшись чуть вперед, Луа коснулась своим кончиком носа его.
Взглянув в глаза маркиза, эльфийка заметила некую грусть в его взгляде, и брови наемницы взволнованно вздрогнули, но уже скоро мужчина задал вопрос, который развеял ее тревогу… И, в то же время, его вопрос заставил ее задуматься:
- Не знаю… - Опустив взгляд и вздохнув, прошептала дроу. Она затихла, и через несколько секунд подняла взгляд вновь. Страх за сохранность Тиля и новость о его дне рождения добавляли веса к его вопросу. - Тиль... Эреб в беде. Он не просыпается.
Я перепробовала все, что могла дома. Я пересекла зимнюю пустыню, чтобы найти лекарство... И я не хочу оставлять его дольше, чем нужно, но...

Ей потребовались большие усилия, чтобы улыбнуться вновь, когда Луа подняла взгляд обратно к глазам любовника:
- Всем ведь нужен отдых... Я не могла пройти мимо твоего дома... - Лица наемницы коснулось смущение. - Я правда очень соскучилась и хотела побыть с тобой. Я могу остаться подольше, если ты хочешь... Еще пару дней. Что скажешь?
Соловей немного замялась, а после прижалась к Тилю, уткнувшись лицом в его грудь. Закрыв глаза и вдохнув столь родной запах, женщина тихо проговорила, будто извиняясь за свое незнание:
- Прости… Я не знала, что у тебя сегодня день рождения. У меня даже нет подарка. Но я бы хотела его сделать, правда. - Илитиири уже давно задумывалась о том, что она могла бы подарить маркизу.
Что-то небольшое, безделушку… Чтобы та, наподобие ее кулона, напоминала ван Нормайену о женщине, когда они были далеко друг от друга. Чтобы он знал, что она дорожит им. Что, несмотря на их долгие разлуки, она все равно будет стремиться к нему. Что она хочет быть рядом, даже когда ее нет поблизости.
"У меня нет никого дороже..." - И это было правдой.
Конечно, у Луа были брат и Ткачи… Но даже они были обусловлены лишь работой и кровными узами. И, если бы не родство с Эребом, мужчина бы просто убил Соловья при их первой встрече. Луа’тлар сомневалась, что Ворон оставил бы ее в живых даже после их беседы… Проще перестраховаться. Хотя, кто знает.
Тиль был единственным, кто показал женщине, каково это - любить и быть любимым. И она была безгранично благодарна ему, желая провести столько времени вместе, сколько это возможно. Соловей не видела свой покой и тихое теплое ощущение счастья ни с кем больше… она не видела себя ни с кем больше, и хотела навсегда остаться здесь, рядом со своим мужчиной.
"Почему я не могу просто остаться?" - С мольбой подумала разбойница, прижимаясь к ван Нормайену.
Никто не отменял ее обязательств и привычной жизни за пределами этой комнаты, дома, Аримана. И сейчас это расстраивало наемницу, хотя она не могла поспорить, как разница между ее привычным образом жизни и времяпровождением с маркизом делала эти отношения только более ценными для нее.

После завтрака эльфийка все же решила покинуть стены дома, но все же не настолько, чтобы люди Аримана видели ее. Она не хотела, чтобы ее видело слишком много людей, поэтому улица в пределах участка имения была для нее достойным выходом из ситуации. Скрытый кустистыми растениями по периметру ограды, участок был идеальным местом для разминки.
Наемнице было непривычно такое мирное утро. Соловей чувствовала себя немного потеряно, - ей не нужно было спешить, от нее не ждали выполнения каких-либо задач, никто не требовал от нее ежедневной муштры подопечных… Если бы она захотела просто лечь на землю и насладиться теплым солнечным светом, она могла бы пролежать хоть весь день. Но нет, это было не по девушке… Хотя она все же посидела на скамье какое-то время, нежась на солнце и положив голову не плечо маркизу. Тренироваться на полный желудок все же было вредно.
Через какое-то время она поднялась и выполнила свою утреннюю рутину, потягиваясь и разминаясь, приводя мышцы в тонус, а после этого хитро взглянула на мужчину, подняв бровь:
- Как насчет небольшого спарринга? - С улыбкой произнесла Луа, но, после небольшой паузы она все же добавила уже более хищным тоном. - Только не жди от меня поблажек. Тренировка не должна быть легче настоящего боя.

+1

23

Маркиз замер в ожидании ответа. Он догадывался, что этот ответ, скорее всего, оставит неприятный осадок в душе. Рассчитывать, что дроу останется больше чем на пару дней, было непозволительной роскошью.  Ван Нормайен был готов бороться с собственным эгоизмом и принять  любой ответ Луа. И всё же в глубине его глаз можно было заметить надежду. Мужчина терпеливо ждал, и когда эльфийка опустила взгляд, он убедился в свой правоте. В груди словно сжались невидимые когти, но Тиль старался не показать этого. Наоборот, он ободряюще улыбнулся и погладил женщину по плечу.
- Конечно, оставайся, сколько тебе будет угодно. Ты ведь знаешь, что даже за пару дней рядом с тобой я готов многое отдать... - Тиль совсем не лукавил. Он воспринял эти сроки как должное, и по нему совсем не было заметно, каким ничтожно маленьким сроком для него казались эти самые пара дней. Но настаивать он права не имел, да ещё и в такой ситуации. - Что случилось с Эребом? - он нахмурился. В голове сразу же мелькнула мысль, что братец Луа доигрался в свои ритуалы и прочую гадость. Эребу раз за разом удавалось успеть вытащить голову из петли, но в этот раз, видимо, верёвка оказалась хитрее. Озвучивать такое ван Номрайен, естественно, не собирался. Он видел, как судьба брата беспокоила эльфийку, а если что-то беспокоит её, то это автоматически становится и его проблемой. - Я могу чем-то помочь?
Тиль привстал на кровати, опираясь на локоть, и слегка навис над дроу. - Ты уверена, что хочешь задержаться?, - на душе скребли кошки от таких вопросов, но дворянин усердно боролся с эгоизмом и собственными желаниями. Ему бы не хотелось, чтобы Луа создавала себе лишние проблемы просто потому, что он хочет подольше быть рядом.
Маркиз вновь улёгся, и эльфийка положила голову ему на грудь. Ван Нормайен крепко прижал её к себе. В глубине души он уже ругал себя за высказанный вопрос. А вдруг дроу передумает?
Луа же сменила тему, и ван Нормайен второй раз за короткое время не сразу осознал суть сказанного.
- День рождения? Так, какое сегодня число... – Тиль попытался вспомнить сегодняшнюю дату. А ведь верно. У маркиза ван Нормайена сегодня был день рождения. Мужчина смущённо улыбнулся. Неожиданный приезд эльфийки  настолько взбаламутил мерное течение жизни в имении и так засел в голову самому Тилю, что тот совершенно забыл о собственном празднике. Но если так, то…
- Забудь об этом, Луа. Я и сам совершенно упустил из вида, - он ободряюще улыбнулся. - И тебе совершенно незачем извиняться. Твой приезд уже очень дорогого стоит. Даже если бы он был всего на один день… Имир, да я самый богатый человек на свете! Только за то, что ты делаешь меня таким счастливым, я готов тебя на руках носить. Ты – мой лучший подарок, - глаза Тиля озорно блеснули, и он поцеловал Луа’тлар.

Повара постарались, и праздничный завтрак вышел на славу. Пусть сам маркиз и забыл о своём дне рождения, но слуги помнили о нём и без дополнительных напоминаний. Завтракали внизу, и как успел заметить Тиль, его подчинённые стали постепенно привыкать к эльфийке. Во всяком случае любопытные взгляды больше не были столь откровенными, а шепотки и вовсе пропали. По крайней мере, сам мужчина их не слышал. Это не могло не радовать. И конечно же Луа. Её близость, возможность в любую секунду дотронуться до неё или просто заговорить заставляли маркиза думать, что происходящее с ним – нереально. Но тепло её тела под пальцами и звуки голоса всё же убеждали его, что это реальность.
Они сидели в саду, наслаждаясь летним солнцем. Дроу явно не привыкла так тихо и мирно проводить время, так что скоро не выдержала. Маркиз с лёгкой улыбкой наблюдал за её тренировкой, не отказывая себе в удовольствии насладиться разнообразными видами гибкого женского тела.
- Спарринг? А что, можно, - усмехнулся Тиль. Ему действительно было интересно, сумеет ли он что-либо противопоставить эльфийке-убийце. Единственное его преимущество – габариты, но как он уже не раз убеждался, слишком уповать на это не стоит. Хрупкая с виду и невысокая Луа отлично наловчилась справляться с крупными мужиками.
Маркиз немного размялся, и вскоре замер в боевой стойке напротив дроу. В руке удобно лежала рукоять деревянного тренировочного меча. Улыбка всё не сходила с его губ, хоть Луа перед ним и выглядела собранной. Она-то первая и пошла в атаку.
Вначале у Тиля был план. Он был довольно прост и заключался лишь в том, чтобы защищаться, а не атаковать, а если и атаковать, то не в полную силу уж точно. Не мог он серьёзно замахиваться пусть даже ненастоящим оружием на свою женщину.
Но почти сразу же эта стратегия провалилась. Удар, удар, затем ещё один… Луа вертелась вокруг него, невольно навевая ассоциации с водой, перетекающей из одного положения в другое так же быстро и плавно. Тиль тоже был вынужден так же крутиться, и Соловей быстро вогнала его в пот. Ван Нормайену удавалось отбиваться, но именно что отбиваться.
Вот он, удобный момент для контр атаки, Луа слегка подставилась, но человек не стал атаковать, а лишь отшагнул назад, разрывая дистанцию. Подумаешь, прозевал выгодный момент .с кем не бывает… Но по взгляду дроу он догадался, что его раскусили. Луа нахмурилась и вновь бросилась в бой с удвоенной рьяностью. Вот тут-то ему и не поздоровилось. Очень быстро его пальцы, предплечья и ноги оказались отбиты деревянным мечом, хоть от более «серьёзных» ран ему удалось защититься. Тиль шипел сквозь зубы и мысленно ругался, получив очередной болезненный тычок. Боевой азарт и здоровая злость уже вовсю кричали на два голоса в его голове, что пора перестать быть мальчиком для битья, а показать, на что он способен не только обороняясь. И он их послушался. Не сразу, постепенно, однако его движения набирали силу и жёсткость. Конечно же он не стремился причинить Луа боль. Но спарринг есть спарринг, и раз уж дроу сама захотела «без поблажек»… Она же не фарфоровая кукла, в конце концов. Тиль хищно усмехнулся и чуть ли не в первый раз за бой перешёл в наступление, отдаваясь поединку полностью.
Через какое-то время он начал чувствовать усталость, появилась отдышка. Похоже, они слишком увлеклись, решил Тиль. Надо было заканчивать. И вот, дождавшись удобного момента, он неожиданно отшагнул в сторону и увернулся от удара эльфийки вместо того, чтобы встретить его блоком меча, как всячески старался показать. Ему удалось слегка её дезориентировать, и пользуясь мгновением её раскрывшейся позиции, ван Нормайен резко сократил дистанцию и подхватил Луа на руки.
Выдохнув, дворянин негромко рассмеялся, заглядывая в любимые глаза.
- Всё, уф, хватит! Ну и заставила ты меня попотеть… – уважительно склонил голову он, всё ещё держа женщину на руках. - И откуда в тебе столько силы? – вопрос был чисто риторическим.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (06-05-2018 00:13:41)

+1

24

Солнечная погода радовала женщину, но вместе с этим влияла на дроу.
Конечно, за все свое время на поверхности, Луа’тлар давно привыкла к свету и яркости, вот только колдовать и изощряться боевыми трюками на глазах у светила она не решалась в полную силу. Любой переизбыток активности грозил женщине головной болью, резью в глазах и прочими подобными прелестями, на которые была обречена ее раса вдали от родных подземелий. А потому эльфийка, даже учитывая свое желание, в полную силу все же драться не могла, но сейчас ее мотивы были далеки от забавного спарринга беззаботным утром:
"Я не могу оставить тебя без защиты..."
Она помнила стычку со своими сородичами, помнила, как Тиль пострадал из-за этого. И пусть сейчас она опасалась не других дроу, она хотела научить маркиза более эффективным приемам, не похожим на те, что использовали люди… Показать ему, как стоит поступить в бою с необычным противником. Тренировать его без его же ведома, под предлогом невинной утренней разминки.
Она чувствовала себя неправильно, - Ван Нормайен был в праве знать о ее мотиве, но волновать его лишний раз, а уж тем более рассказывать о своей передряге в Ниборне Луа не хотела от слова “совсем”:
"Рилдир меня дернул пойти в этот чертов Ниборн!" - Проклинала тот день илитиири. Сейчас же ее утешением было то, что маркиз вполне разошелся и не стеснялся контратаковать эльфийку, - это не могло не радовать Луа’тлар.
За всеми этими тяжелыми мыслями, наемница сама не заметила, как угодила в ловушку, поставленную Тилем.
Тихо вскрикнув от неожиданности, девушка все же остановила свой рефлекс и отбросила тренировочный меч в сторону, положила руки на плечи мужчины, добавляя точку опоры. А когда Тиль остановился и спросил ее, Луа ласково улыбнулась и, подумав с секунду, обвила его торс ногами, не желая покидать объятий мужчины.
Смерив дыхание, дроу прижалась к мужчине всем телом, крепко обнимая его:
- Глупости… Не такая уж я и сильная. - Тихо ответила илитиири, наслаждаясь моментом.
Это было идеальное утро, - солнечное и теплое, вместе с Тилем, в спокойствии, уюте, уединении… Никакой работы, поручений, разведки… И только тревога не давала ей успокоиться:
"Будь я сильной, разве бы он узнал?" - Корила себя илитиири, зажмурившись, пока ван Нормайен не мог видеть ее лица.

Днем, пока Тиль был занят, Луа улучила момент и молча покинула дом.
Она не хотела, чтобы о ее плане кто-то узнал, а потому дроу просто испарилась, да еще и прихватила с собой дорогую вещицу.
"Что я делаю?" - Подумала наемница, пытаясь оправдать свои действия хорошим мотивом, желанием сделать приятно своему мужчине. Хотя она уже могла представить его реакцию, когда Тиль поймет, что дроу исчезла.
Ариман, будучи светлым городом, не приветствовал ее расы, и все же, капюшон и неброская одежда надежно скрывали ее в толпе от любопытных глаз. К тому же, ее уже видели и дали право пребывания в городе, да и она была безоружна и не вызывала у людей ассоциацию с образом наемницы. Простая женщина, что скиталась по рынку.
В ее кармане лежал перстень маркиза, и илитиири не потребовалось много времени, чтобы подобрать похожий перстень по размеру. Простое, лишенное камней, кольцо из темного золота и цепочка к нему, было идеальным для того, что она хотела сделать. Затем, она нашла ювелира и направилась к нему.
Гном не был очень то рад такому посетителю, однако звон монет звучал у всех клиентов одинаково. Луа попросила кусок пергамента и написала фразу на родном языке, попросив выгравировать ее на внутренней стороне:
- И что же это? Небось, какое-то заклинание? - Подняв густую бровь, скептично спросил мастер.
- Простая безделушка на память об Аримане. - Сухо ответила дроу, соврав от части. Но кто мог знать настоящий перевод этой фразы? Когда работа была сделана, бумага, которую Луа предоставила для гравировки, отправилась в печь.
https://orig00.deviantart.net/1e64/f/2018/125/f/f/ring_by_ayrinsiverna-dcaqpjc.png
Доплатив гному за срочность и конфиденциальность, илитиири дождалась выполнения ее заказа и вернулась в дом ван Нормайена, вернув позаимствованное кольцо на место.
На миг Луа почувствовала себя до ужаса некомфортно… И странно в то же время. Она столько раз пробиралась в чужие дома и крала вещи, и, один раз, даже дитя из-под носа беглой матери, но сейчас осознание того, как этот поступок мог расценить Тиль дало увесистую оплеуху морали дроу. Но, с другой стороны… Она ведь вернулась сама и даже положила на место “украденный” перстень. Сам же подарок лежал в бархатистом маленьком мешочке изумрудного цвета, - его Луа’тлар бережно положила на прикроватную тумбу со стороны, где обычно лежал мужчина.
Она не хотела преподнести свою безделушку как извинение за свое исчезновение…
"Когда сам увидишь..."
Честно, дроу сама не знала, что стоило говорить, если ван Нормайен заметил ее отсутствие. А он точно его заметил. Но наемница не знала, что ей стоит сказать, когда она увидит любовника вновь… Это была неловкая ситуация, и наемница уже пожалела о своей затеи, хотя и понимала, что ей двигали наилучшие пожелания.
На этом она просто сняла плащ и перчатки, что скрывали от толпы ее кожу и волосы, и теперь пыталась набраться смелости, чтобы выйти к Тилю, как ни в чем не бывало. Вот только ее привычная решительность в момент испарилась как по волшебству, не выпуская илитиири из спальни. С другой стороны быть пойманной здесь казалось наемнице также странным, будто Луа хотела сбежать, но вернулась в их гнездышко, передумав в последний момент… Но ведь это было не так. Верно?
Уж чего ей точно не хотелось, так это выглядеть воровкой в его глазах, или в глазах его подчиненных… Это было весьма иронично, и Луа усмехнулась, - ведь именно с ее воровства начались их отношения.

+1

25

- Глупости… Не такая уж я и сильная.
- Зато тебе хватило сил покорить меня, - негромко проговорил он, удерживая эльфийку на руках. Ведь весит всего ничего, но при случае легко заломать и мужика сможет. Луа напоминала очень тонкий, хрупкий на вид стилет, но менее смертоносным он от этого не становился. Шлем таким, конечно, не проломишь, зато очень удобно бить в едва заметные щели сочленений доспехов и кольца кольчуги. То, что нужно для убийств за деньги. Тиль не сомневался, что клиенты у неё всегда будут. Такая перспектива его совсем не радовала, но были и свои плюсы: по крайней мере, остриё кинжала направлено не на него. Мужчина вспомнил их первую встречу. Соловей могла оказаться последним, что он увидел бы в жизни. Тогда он уцелел только по её прихоти. А теперь она сидит у него на руках, уткнувшись лицом его шею, и ему совсем не хотелось её отпускать.
Правда, вечно так стоять они не могли. Несмотря на то, что у маркиза был день рождения, нанятые работники, ответственные за прииски, жаждали использовать каждую секунду пребывания ван Нормайена в Аримане, пока он вновь куда-нибудь не уехал. Ему предстояло разобраться с большой кипой документов, и даже нанести пару рабочих визитов в городе. Дворянин подозревал, что здесь замешана какая-то чёрная магия. Иначе как объяснить, что количество бумаг никак не уменьшалось, сколько бы он ни подписывал, или ни отвергал. Зачастую ему хотелось послать всех куда подальше, но умом он понимал, что не может позволить себе такого. Он итак вчера проигнорировал всех, посвятив день Луа’тлар.
В общем, начинались не самые весёлые часы. Тиль ещё какое-то время провёл с Луа, а затем извинился и занялся делами. Всё это затянулось чуть ли не на половину дня. В кабинете, принадлежавшем раньше Алонсо, ван Нормайен сначала обсуждал с советниками возможные контракты и соглашения, рассматривал доклады и отчёты, выслушивал долгие речи о прибыли и убытках. Затем настала пора эти соглашения заключать и обсуждать уже со второй стороной, и маркиз выехал за ворота имения. Но что бы он ни делал, с кем бы ни разговаривал, его мысли раз за разом возвращались к дроу, особенно, когда он отправился в город. Она – почётная гостья в его доме, и слуги должны полностью её слушаться. Но, тем не менее, как там Луа справляется одна? Как она себя ощущает в его доме? Ему совсем бы не хотелось, чтобы Соловей забилась в его комнате, позволяя себе активность только в его присутствии.
Наконец, с формальностями было покончено, и Тиль с нетерпением вернулся домой. На первом этаже дроу не было видно, и мужчина направился в свою спальню.
- Луа… - обратился он, открывая дверь и не сомневаясь, что его дроу ждёт его здесь. Но её не было в комнате. Ван Нормайен слегка нахмурился и обвёл помещение взглядом. И где она может быть? Ни в кабинете, ни в библиотеке её тоже не оказалось. В душе появилась легкая тревога. Она что, решила подшутить над ним и спрятаться? Не очень удачная шутка с учётом недавних событий. Маркиз осмотрел все комнаты имения, но так и не нашёл свою любовницу. Слуги тоже ничего не знали и не видели.
«- Ещё бы, простые люди точно не увидят наёмницу-дроу, пожелай та остаться незамеченной».
Всё говорило о том, что эльфийки нет дома. Но куда она могла отправиться? В имении ей ничего не угрожало, но за стенами… Бравая стража не упустит возможности прицепиться к ней, и всё может закончиться далеко не так радужно, как вчера. Бравый виконт Алистер Блан землю носом роет, и если ей не повезёт нарваться прямо на него…
«- Луа, ну почему тебе не сидится на месте?» - вопрос был чисто риторический. Его самого трудно было заметить за этим же занятием. Маркиз не стал поднимать прислугу на уши, решив уладить всё сам. Пока ван Нормайен проверял сад, в голове его крутились не самые радужные мысли. А если она сбежала? Но ведь ничего не предвещало… Или?.. Дворянин вспомнил ту странную тревогу, мелькавшую на лице Соловья. От этого на сердце стало ещё неспокойнее. «- Привыкай», - проговорил в сознании ехидный внутренний голос. «- Сам в неё влюбился, сам и разгребай. Не думал же ты, что такая, как Луа’тлар послушно сядет на стульчик и сложит ручки на коленях? Она наёмница и убийца, а не домохозяка».
В саду её тоже не оказалось. Что же, значит, Тиль отправляется на поиски в город. Надо было только захватить меч, оставшийся в комнате маркиза. Он быстро поднялся по лестнице на второй этаж. В мыслях он уже был в Аримане, гадая, с чего начать поиски. Тиль решительно распахнул дверь… и увидел Луа’тлар. Мужчина удивлённо остановился. В нём боролось два чувства – желание отчитать дроу, словно та была непослушной ученицей, и радость, смешанная с облегчением, что с ней всё в порядке. Ван Нормайен закрыл дверь в комнату, быстро подошёл к эльфийке и заключил её в объятия. Он понимал всю бесполезность нравоучений, но не мог не сказать ничего.
- Луа, - он вздохнул и слегка отстранился, держа дроу за плечи. Мужчина смотрел прямо в её красные глаза. – Я понимаю, что на цепь тебя не посадить, и что ты не привыкла сидеть на месте. Но пожалуйста, потерпи хотя бы немного, пока слегка не уляжется шум от убийства, - он вновь вздохнул и улыбнулся. – Ну, или хотя бы предупреждай меня, когда хочешь выйти в город. Я же… волнуюсь за тебя, - с языка чуть не сорвались другие слова. Маркиз понимал, как уныло выглядят эти нравоучения со стороны, и как бунтарское нутро дроу может сопротивляться он, поэтому и решил разбавить их. Тиль улыбнулся шире. – А ещё лучше, давай будем ходить вместе. Например, завтра. Как тебе идея выбраться за город, прокатиться на лошадях?
Тут его взгляд упал на прикроватную тумбу. Его внимание привлёк объект, которого там раньше не было. Бархатистый мешочек изумрудного цвета.
- Откуда это? – удивлённо спросил он. Это точно не его вещь. Тиль внимательно посмотрел на эльфийку. – Могу я?.. – он осторожно протянул руку к мешочку.

Отредактировано Тиль ван Нормайен (22-05-2018 01:34:15)

+2

26

Услышав такое милое признание маркиза, эльфийка затихла и обняла мужчину крепче. Слова Тиля показались ей очень странными, но в то же время они будто пронзили ее насквозь, и он могу почувствовать, как ее лицо, прижатое к его шее, полыхнуло жаром от прилива крови.
Наемница была похожа на смущенного ребенка и сейчас было не совсем ясно, как это маленькое смущенное создание в его руках могло быть хладнокровной убийцей, без зазрения совести способное мучать своих жертв.
Лу и сама не могла понять, как у него получалось преобразить ее по мановению ока в это беспомощный слабый комок ласки и нежности… Правда в этот момент ее вновь посетили свежие воспоминания об угрозах, и дроу вжалась в маркиза чуточку сильнее. Она то ли хотела спрятаться от всего сама, то  ли закрыть маркиза собой от невидимого лучника Сальгари, что уже стоял на крыше его дома.
Тем не менее, настало время освободить Тиля от своего тела и отпустить его по делам, поэтому дроу ослабила хватку и выпрямила ноги, чтобы он поставил ее на землю.

Когда женщина набралась духа и уже была готова покинуть комнату, расправившись с чувством вины, дверь резко распахнулась, и эльфийка вздрогнула от резкого появления маркиза. Тот почти моментально сократил дистанцию и обхватил ее, заставив илитиири замереть на месте. Его сердце стучало безумно быстро, и Соловей на миг опустила глаза. Значит, он заметил… Значит, он искал и не мог найти… Беспокоился, что она пропала? Боялся, что она сбежит?
Тиль отстранился от женщины, и Лу подняла голову, глядя открыто в его глаза - маркиз мог видеть, как взволнована сама эльфийка, как в ее взгляде играют непонимание и тихая радость:
- Все хорошо… - Тихо сказала дроу, успокаивающе поглаживая его плечи. - Не волнуйся, я просто пошла... по делам. - В общих чертах объяснила Соловей. - ...Я не думала, что ты вернешься так рано.
Она опустила голову обратно на грудь любовника и вздохнула, покачиваясь из стороны в сторону, будто убаюкивая ван Нормайена.
- Потом… эти ищейки в курсе, кто я, помнишь? - Улыбнувшись, сказала наемница. Затем она вздохнула, и в этом вздохе можно было уловить небольшую грусть… даже разочарование. То ли в людях, то ли в самой себе. - Не бойся, я больше не буду выходить одна... Я помню, как здесь относятся к таким, как я. А выехать за город вместе - хорошая идея, с удовольствием.
Тиль отстранился от нее и потянулся к подарку, из-за которого и возникла вся эта ситуация. Кивнув на вопрос маркиза, девушка отошла и присела на край кровати. Илитиири выжидающе смотрела на него, ожидая его реакции.
Выражение нетерпения на ее лице напоминало ребенка, который вручил родителю свою поделку и ждет мнения.
Когда ван Нормайен достал ее подарок, Луа’тлар пояснила:
- Я не хотела, чтобы ты заметил мое отсутствие... Прости, что заставила тебя волноваться. - Немного зажато и скованно сказала дроу. - У тебя же… день рождения…
Эльфийка подняла голову, взглянула на кольцо и прочитала гравировку:
- Usstan tlun zuch xuil dos. - Дроу хотела перевести надпись, но не смогла и просто прочитала ее… Ее щеки налились краской, хотя сама Лу была не уверена, насколько это было видно на ее темной коже - разве что смущенная улыбка выдавала ее с потрохами, и девушка перевела немного растерянный взгляд на Тиля. - ...Тебе нравится?
Она хотела перевести гравировку вновь и даже набрала воздуха в легкие, но что-то вновь остановило ее. Дроу села на кровать и опустила голову. Женщину злило собственные смущение и неуверенность.
Благо, она так и не рассказала о своих проблемах, когда Тиль отвлек ее от подбора слов, поэтому сделав достаточно заметный вдох, она нашла выход, как не выглядеть вдвойне глупо:
- Эреб не просыпается... Мы... - Она замялась и приподняла плечи, зная, как маркиз реагировал на подобные ее истории. - Мы встретились с серьезным противником, и у него был артефакт... Эреб пожертвовал собой, чтобы я смогла убить тварь, но... Артефакт заточил его в собственном разуме.
Уткнув локти в колени, женщина тяжело вздохнула и спрятала лицо за ладонями:
- Я так устала... Я все перепробовала, и у меня так и не получилось его разбудить... - Подняв голову, дроу взглянула Тилю в глаза, устало поглаживая свое плечо. - Я бы хотела остаться с тобой подольше... Но я правда не могу... Прости меня. - Виновато отведя взгляд, Луа вновь опустила голову и заметно сникла.

+1

27

Выражение лица Луа было взволнованным, и это странное волнение передалось и Тилю. Он кивнул, услышав согласие эльфийки на прогулку. Сейчас все его мысли занимал только странный мешочек. Мужчина осторожно взял его в руку, сразу почувствовав лёгкую тяжесть внутри. Ван Нормайен вновь поднял взгляд на эльфийку, которая буквально исходила нетерпением.
«- Неужели?..» - подумал маркиз. Теория, появившаяся в его голове, объясняла и отсутствие Лу, и этот мешочек. Человек непроизвольно улыбнулся и развязал тесёмки. Внутри обнаружилось кольцо из тёмного золота на цепочке. Украшение не обладало особыми изысками, только вот по внутренней стороне кольца шла гравировка. Тиль присмотрелся и понял, что это язык дроу. На этом его знания подошли к концу – он не то что не знал перевода, но даже не представлял, как это читается. Зато ван Нормайен не сомневался, кому предназначено украшение. И Луа’тлар подтвердила его догадку.
Целая гамма эмоций отразилась на лице аристократа. Удивление, смущение, радость… Тиль чувствовал себя полностью разоруженным. Дроу застала его врасплох.
- Луа… Конечно нравится! – маркиз завороженно глядел на подарок, пропуская цепочку сквозь пальцы. Украшение хоть и было простым, но не было лишено изысканности. Да и Тиль никогда не любил пускать пыль в глаза излишним шиком. Но дело было даже не в этом. Это был подарок от Соловья, от его дроу, что уже само по себе кажется немыслимым. Чтобы подземные эльфы оказывали кому-то такие знаки внимания? Да никогда! Смущение эльфийки, которое было видно невооружённым взглядом, выдавало, что дарить подарки она совсем не привыкла, и для неё это в новинку.  Поступок больше соответствовал светлым, и маркиза это не могло не радовать. Она постоянно открывала для себя новые спектры эмоций  и переживаний, недоступные подземным жителям. Если из Луа и не получится сделать светлую, то хотя бы «серую».
Но даже отходя в сторону от всех размышлений о цвете и поведении, кольцо было подарком от его любимой женщины, и одно это увеличивало его ценность в миллионы раз.
- Да ты меня разбаловать решила? – он рассмеялся и сел рядом с любовницей. – Сначала твой приезд, теперь кольцо… Определённо это мой лучший день рождения в жизни! – он посмотрел ей в глаза, и его голос стал серьёзным. – Твой подарок - самая дорогая вещь, которая у меня теперь есть.
Маркиз неспешно одел цепочку на шею. Был ещё один вопрос, который не давал ему покоя. Луа прочитала ему гравировку, но человек не мог повторить фразу даже в мыслях. Из всех слов он чётко уловил только «dos», и то только потому, что был знаком с выражением Xsa dos Lloth. Вряд ли здесь что-то подобное. Мужчину распирало от желания спросить перевод, но... Он внимательно посмотрел на Луа’тлар. Ему показалось, или она слегка увела взгляд? На ум ему пришли собственные чувства. С ними у него были довольно странные отношения – ван Нормайен не боялся и не стеснялся их проявлять, но сказать об этом напрямую… Нет, на такое он ещё не был готов. Что, если эльфийку мучает то же самое? Она итак была перед ним эмоционально обнажена, и только ей одно известно, чего стоят эти проявления эмоций для скрытной и замкнутой особы. Заставлять её облекать их в слова было бы ещё большим издевательством.
Фраза… Маркиз несомненно узнает её перевод с помощью книг и знающих людей, но потом.
- Спасибо, - негромко проговорил дворянин и притянул к себе любовницу. Мужчина мягко поцеловал её. Когда поцелуй закончился, он поднялся, на ходу стаскивая с себя верхнюю одежду. Теперь выбираться в город не было необходимости. Оставшись в рубашке и штанах, Тиль забрался на кровать и сел, опершись на её спинку своей спиной. Жестом руки он предложил Луа присоединиться к нему. Ничего такого, он просто хотел, чтобы она была рядом, и чтобы у него была возможность обнять её.
- Дай угадаю, это именно вы пришли к противнику, а не он к вам? - невесело усмехнулся Тиль. Когда дроу подсела к нему, он ободряюще обнял её за плечи. - Не слышал никогда о подобном. правда, как-то натыкался на истории про людей, которые засыпали и не могли проснуться. Иногда они спали так крепко, что их считали мертвыми и хоронили, и только в гробу они приходили в себя, но было уже поздно. Правда, всё это звучит больше, как страшилка на ночь. А Эреб... Я могу чем-то помочь? - вновь спросил он, заботясь гораздо больше не о брате Соловья, а о ней самой. - Может быть деньгами или попытаться достать что-нибудь? И не переживай по поводу отъезда. Я понимаю, что нужно не затягивать, - дворянин погладил её по плечу. Чтобы хоть как-то отвлечь эльфийку от грустных мыслей, он спросил:
- Луа, я тут подумал… А когда твой день рождения? – люди живут слишком мало, поэтому такие даты имеют для них значения. Но так ли это важно для тех, кто способен жить веками? – У дроу вообще принято отмечать хоть какие-нибудь даты?

+1

28

Женщина наблюдала за реакцией дворянина. Ее волнение сменилось облегчением, которое, в свою очередь, переменилось озарением и радостью.
Пальцы илитиири сжимали одеяло, пока Тиль не высказал своего мнения. Дроу не знала, как вести себя в подобных ситуациях - она была готова прыгать от восторга.
Фраза Тиля смутила Луа’тлар, и та залилась румянцем, почти не видный на темной коже:
- Глупости…Какое баловство? - Тихо отозвалась наемница, необычно кротко рассмеявшись. - Я просто хочу, чтобы у тебя было что-то такое же… что ты дал мне…
Ее ладонь коснулась груди. Там, где висела подвеска, что подарил ей маркиз. 
“Что-то, чтобы ты знал…”
Незнакомое чувство переполняло эльфийку, и Соловей лишь потянулась к мужчине, когда он приблизился к ней, отвечая ему взаимностью.
Когда ван Нормайен жестом подозвал девушку к себе. Она стянула с себя сапоги и легла рядом, прижавшись к мужчине. Его сердце мирно стучало, и Луа прикрыла глаза, сжав ткань его рубашки пальцами. Ей было спокойно рядом с ним… Илитиири было закрыла глаза, погружаясь в дрему, но голос Тиля вырвал ее из наступающего сна, и дроу подняла голову, глядя на маркиза:
- Я… Я давно об этом не думала… - На лице женщины можно было заметить озадаченность. Она опустила голову обратно на его плечо. - Хм…
Мы не отмечаем их, но знаем, кто и когда родился. Понимаешь ли… Плодовитость женщин усиливает их влияние в К’таэссире. Это…
- Эльфийка усмехнулась. - Это в чем-то похоже на здешних мужчин… Если здесь мужчины хвалятся тем, скольких женщин они повалили и скольких детей на свет произвело их семя, мои сестры гордятся тем, скольких детей им удалось выносить и родить… Это редкое и ценное явление.
Луа’тлар посчитала необходимым прояснить этот момент. После этого она приподнялась на локте и уткнулась щекой в свою ладонь:
- Я родилась... ранней весной. - Проговорила эльфийка. - ...Двести сорок... три года назад.
Наемница была слишком поглощена подсчетом и сказала это необдуманно, но потом осеклась и виновато опустила взгляд, грустно усмехнувшись:
- Многовато, да?
Это внезапно омрачило эльфийку.
Она села спиной к Тилю, обняв свои колени и уткнувшись в них носом. Сколько она уже провела на этой земле? Сколько еще будет бродить по ней? Рожденная человеческие поколения назад, она была обречена смотреть, как люди кругом умирают… Как Тиль умрет, медленно угаснув старостью.
- Я не хочу… - Обернувшись, наемница не решилась поднять головы и просто резко легла обратно, прижавшись к любовнику, что было силы. Издав жалобный звук, дроу вдруг… заплакала. Беспомощно и искренне, пытаясь спрятаться в объятьях маркиза так, словно она испытывала свой величайший ужас… в какой-то мере так и было. - Я не жалею о нашей встрече… Правда. И радуюсь каждой из них.
Но я не могу… Я просто не могу забыть о том, что ты человек… Это сидит где-то на подкорке сознания. Стараюсь не думать… Но это не изменит ход вещей...

Женщина стихла, стыдливо утирая слезы, а потом глухо произнесла:
- Ведь однажды... ты просто не придешь. Я это знаю… И я боюсь этого дня уже сейчас. Мне неважно, каким молодым или старым ты будешь…
Зажмурившись, она вдруг выпалила:
- Я… я хочу быть с тобой… до последнего.
Дроу подняла неуверенный, потерянный взгляд к мужчине, а затем виновато потупила его.
Соловей мягко отстранилась, чувствуя, как не оправдывает надежд любовника на беспечное времяпровождение. Сев в его ногах, Луа опустила голову и плечи - она выглядела сломленно:
- Прости меня… Я все порчу. - Тихо прошептала Луа’тлар, не смея поднять глаз. - Я даже не знаю, как описать то, что у меня на душе… - Мрачно усмехнулась девушка. - Только убивать спокойно и умею… А высказать тебе собственные чувства..?
...Нелепость какая. Посмотри на меня.

+1

29

Как говорится, хотел, как лучше, а получилось... Задавая свой вопрос, маркиз лишь хотел отвлечь дроу от мыслей о её брате, и совсем не ожидал, что всё обернётся именно так. Он расслабленно обнимал эльфийку, её голова лежала у него на плече, а голос отдавался вибрацией в груди. Разговор продолжился в том же спокойном русле, Тиль открыл для себя новые особенности общества дроу… А затем прозвучали цифры, от которых у мужчины непроизвольно округлились глаза.
"- Двести сорок три?!" - захотелось переспорить, убедиться, что не ослышался. Нет, ван Нормайен предполагал, что Луа немало лет, но чтобы столько. Человек был готов услышать любую цифру в пределах сотни, но двести сорок три?! Слова никак не вязались у него в голове. Маркиз посмотрел на эльфийку, прикладывая огромные усилия, чтобы не выдать своего глубочайшего изумления. Гладкая кожа, без единой морщинки, молодое лицо, упругое тело... Воистину боги одарили весь эльфийский род величайшим даром. Сколько она уже так выглядит, ни капельки не меняясь? Сто пятьдесят, двести лет? А сколько лет молодости отведено людям? Впору выть от такой несправедливости. Но дворянина сейчас занимал совсем не вопрос равенства рас. Двести сорок три. Интересно, кто тогда жил, когда родилась Соловей? Его прапрадед? Какие бы боги не распоряжались судьбами живых существ, они умели шутить прекрасные шутки. И Тиль действительно мог бы посмеяться, если бы это всё было не о нём и не о его женщине.
Озвученные цифры рухнули между любовниками, как камень на поверхность воды. Подобные мысли не раз и не два уже приходили им в головы, но человек и дроу поддерживали внешнюю гладь и спокойствие, предпочитая умалчивать и не затрагивать эту тему, однако сейчас слова были произнесены, и гладь разлетелась облаком брызг. Луа отстранилась, обняла собственные колени, а маркиз мысленно обругал себя за то, что его собственные эмоции так сильно отразились на его лице. Нужно было сказать что-то прямо сейчас, и дворянин уже прочистил горло, протянув руку к плечу эльфийки, как вдруг та сама повернулась к нему и буквально вжалась в Тиля. Её плечи затряслись от плача, и мужчина крепко-крепко сжал её в своих объятиях. Девушка сама нарушила молчание, и её сбивчивые слова эхом стучали в голове дворянина.
Он слушал, не перебивая, лишь слегка покачивал в своих объятиях дроу, словно хотел её убаюкать. Что такое человеческая молодость  на фоне практически вечной жизни? Двести сорок три года уже прошло до него, и сколько лет пройдёт после? Тиль появился в её жизни на короткое мгновение, словно вспышка, и так же быстро уйдёт в темноту, откуда и появился. Он прекрасно понимал это. Но Луа'тлар сейчас нужно было отнюдь не только понимание. Она выпрямилась и села рядом с ним. Сломленная, слабая... любимая.
Тиль глубоко вздохнул и сел напротив Луа. Мужчина протянул руку и мягко взял её за подбородок и поднял её голову. Тиль спокойно смотрел в заплаканные глаза дроу, а затем просто улыбнулся. Мягко, тепло, успокаивающе. Одним богам известно, чему ему стоило спокойствие.
- Не надо слёз, Луа... Я смотрю на тебя и вижу самую дорогую женщину в моей жизни. Вижу тебя здесь и сейчас. А что будет через год, два или пятьдесят, одному Имиру известно. Но если ты захочешь... до конца, так тому и быть, - не моргнув глазом соврал ван Нормайен. Если им и суждено расстаться, Луа должна запомнить его мужчиной, а не дряхлым стариком. Но, возможно, именно эту ложь и хотела сейчас услышать Соловей. Пусть даже она и сама понимала, что это неправда. - Но не спеши заглядывать вперёд. Если вечно ждать будущего, можно упустить настоящее. Да и раз уж на то пошло... если у нас и вправду будет не так много времени... вряд ли стоит тратить его на слёзы, - мужчина вновь улыбнулся и положил свободную руку на щёку дроу. Его большой палец аккуратно прошёлся по тёмной коже, стирая солёную полосу от слёз.
Тиль подался вперёд и обнял эльфийку. Его губы оказались совсем близко к заострённому ушку Луа'тлар, и ван Нормайен перешёл на успокаивающий шёпот.
- А на счёт чувств... Пусть тебе ещё тяжело выразить их славами, но... Боги, Луа, у меня же есть глаза, - он поцеловал девушку в ухо, едва касаясь губами кожи. - Поверь, слова порой не даются даже тем, кто  знаком с чувствами с детства, - маркиз невесело усмехнулся и набрал в грудь побольше воздуха. - Поэтому... просто знай, что... Я тоже, Луа. Роковое слово так и не прозвучало. И Тиль смотрел на стену позади Луа'тлар и не знал, радоваться ему или грустить, что он не увидел её лица после своих слов. На мгновение повисла тишина, и дворянин слышал биение собственного сердца и совсем рядом сердце Соловья. Наконец, он вновь зашептал: - А годы, жизнь... Я ведь тоже думал и думаю об этом. Часто крутится у меня в голове. Не даёт покоя. И я обязательно постараюсь что-нибудь придумать. Это всё, что я могу сказать тебе сейчас. Это очень непросто, - раздельно произнёс Тиль, осторожно подбирая слова к каждой фразе, словно вышагивая по тонкому льду. Он надеялся на понимание наёмницы, но это действительно пока что было всё, что он мог ей предложить.

+1

30

Дроу немного напряглась, когда мужчина сел и приблизился к ней, но, стоило ему коснуться лица отступницы, она расслабилась и стыдливо подняла взгляд. Тиль стер влагу с лица эльфийки, и она наклонила голову к его пальцам, прикрывая глаза. Она нашла в этом жесте именно ту заботу и нежность, которых стоило поискать. Во взгляде маркиза она нашла тепло и покой.
Вот только слова ван Нормайена заставили наемницу вновь открыть ее глаза, медленно. Разумом она понимала, что любовник просто хотел успокоить ее своими словами рвения и готовности, но ее сердце и правда подумало, что это правда...
Странное чувство.
Эльфийка замерла на месте, слушая Тиля.
Она хотела услышать еще больше его лжи... Она хотела насытиться ей для этого замечательного временного ощущения спокойствия и утешения... Но он заговорил о том, как будущее незначительно, и стоит жить настоящим.
Эти слова, хоть и лучились теплом, но они ранили женщину вновь. Это была причина появления ее слабости.
"Живи моментом", - и вот они уже были ближе, чем с кем-то когда-либо, разделяя физическую близость вместе с переживаниями и мыслями. Глаза дроу опустились... Ведь пока Луа могла себе следовать этой жизненной философии, Тиль - именно он, тот, кто научил ее этой позиции - был смертен, он был простым человеком, обделенным длительной молодостью и долголетием в принципе. И это ранило ее...
Но когда ван Нормайен обнял ее, эльфийка лишь втянула носом запах его кожи, положив руки на ребра мужчины. Когда же он сказал, что все видит и понимает, а затем, по сути, признался, что не только дроу ощущает себя подобным образом, она застыла на миг, глядя перед собой. Ее руки крепко оплели спину Тиля, а лицо уткнулось в изгиб между плечом и шеей.
Ей не нужно было то слово, которым люди описывали свою наивысшую форму привязанности и симпатии.
Луа сидела и сидела так, вжавшись в любовника. Она хотела просидеть так еще дольше, но понимала, что это просто невозможно. Вздохнув, она тихо проговорила:
- Может..? Может... Я могла бы найти выход... Но... Я не хочу... Я не буду заставлять тебя. - Тихо проговорила Соловей. Она часто думала о том, как стая и Эрард отнеслись бы к ее просьбе о помощи. Особенно, после того, как эту же мысль озучил брат. Это бы правда избавило их от этой дилеммы... А, учитывая, что дроу так и не взяла долга за возвращение сына Акиры, она думала, что стая согласилась бы выполнить ее просьбу.
Но это было опасно, и Луа правда была готова стиснуть зубы, если дворянин бы решил оставить себе свой недолгий век.
Подняв голову, женщина взглянула в глаза Тилю и коснулась ладонью его щеки, поглаживая его кожу большим пальцем:
- Я никогда не отниму у тебя свободы. Что бы ты не решил, я поддержу твой выбор. - Наемница посмотрела в глаза Тилю и прриблизилась к его лицу, мягко коснувшись его губ своими. - И один из них тебе предстоит сделать прямо сегодня...
Сощурившись на миг, она выдержала драматическую память, но вдруг улыбнулась и тихо спросила:
- ...Тебе нужно подумать, куда мы пойдем гулять. - Тихо рассмеялась отступница. - Давай проведем этот день... насыщенно.
Женщина перенесла свой вес на маркиза, обнимая и нежно целуя его губы и лицо.
Она не расчитывала ни на что, просто хотела полежать и понежиться с мужчиной еще немного... Хотя, если ван Нормайен решил бы растянуть их... отдых, она была бы непротив.
Дроу давала власть над их времяпровождением и собой, она доверяла и поручала себя Тилю.
Илитиири хотела забыть о проблемах хотя бы ненадолго... Она хотела отдохнуть... Она хотела покоя.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » За темной полосой - полоска света