http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Куда рвется сердце...


Куда рвется сердце...

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Илюизмена, Аркан
Место: Школа магии Греса
Время действия: Месяц после событий фб "Благородство по зову сердца".
Сюжет: Невозможно изменить себя за несколько дней, на это необходимо время и стимул. Для наемницы и полукровки стимул появился внезапно и совсем недавно, и к этому надо было привыкнуть и привести мысли в порядок. Месяц не так уж долго для бессмертных, но и не так уж мало для осознания.
После месячного отсутствия в Гресе, Илюизмена возвращается к тому, кто её ждет и по кому она успела соскучится. В сердце теплится надежда что и он испытывает те же чувства, наверное из-за этого и подстегивает своего любимца, который и сам не прочь поскорее избавится от, резко обнаглевшей, хозяйки. Но даже тут возникают некоторые трудности, а решить из привычным путем ни как нельзя.

Отредактировано Илюизмена (12-11-2017 16:15:41)

+1

2

Дорога сама ложилась под копытами Снега, который рвался вперед, подгоняемый сумасшедшей эльфийкой. Наездница каждые пару минут понукала его, заставляя увеличить скорость, но он её понимал (да-да, Снег был очень сообразительным конем, кто бы что не говорил). Иля, а это была именно она, уже видела очертания города, башни школы, и на её губах заиграла улыбка. Еще немного и она сможет его увидеть. Смешно, еще пару месяцев назад она жила сама по себе, не думая о будущем, а сейчас... Сейчас она начинает другую жизнь, без убийств и воровства, по возможности. Конечно ему это не слишком понравится, но становится примерной хранительницей очага? Фи. Если она не сможет пристроится в Гресе, будет иногда уходить, но возвращаться, как сейчас. Но, может он что-то придумал?
Еще час бешеной скачки, и вороной жеребец, чуть не сбив с ног неуклюжего стража города, ворвался на главную улицу. Горожане в панике шарахались от него, ругали наездницу, которая лишь презрительно и высокомерно на них смотрела, полыхая алыми глазами, после чего люди отступали.
- Видимо, придется перейти на быстрый шаг, как думаешь? Лишние хлопоты нам не нужны, - с этими словами она заставила жеребца перейти на неспешный бег, чему Снег порадовался, он и так был весь в мыле.
И вот они! Ворота школы магии Греса! В прошлый раз она не особо на них смотрела, точнее даже не видела, она попала внутрь на руках директора школы и в бессознательном состоянии. С того момента многое изменилось, может и она сама.
- Стоять. Кто вы? - Иля недоуменно посмотрела на выскочивших из сторожки стражников и откинула с головы капюшон, позволив им увидеть себя,- Дроу?!
Девушка фыркнула и вздернула подбородок. Белоснежные волосы, заплетенные в множество косичек, рассыпались по плечам. Алые глаза горели на темном лице, да и открытые участки тела, что не прикрывались одеждой, давали четкую картину кто стоит перед охраной. Конечно дроу, темное создание, которое не смеет входить в данное заведение. Ну не знают они о том, что она полукровка, и не совсем уж темная, и уж точно не знают о том...
- И что с того?! Меня ждут, дайте дорогу! - зло проговорила девушка, даже не пытаясь спешится. Снег рыл копытами землю, и тоже смотрел на людей недружелюбно.
- Таким как ты тут не место, проваливай пока цела!
Иля вздохнула.
"Нехорошо убивать стражников. Они не виноваты. А я говорила ему, предупреди. Но нет! Либо забыл, либо не успел, или не захотел. Уу... "
- Проваливай, тварь!
Девушка резко вскинула голову, и проворно спешилась. Губы искривились в презрительной усмешке, глаза полыхали огнем, рука уже потянулась за оружием, но остановилась. нельзя убивать. Выпад, разворот, и хам отлетает к стене, получив сильный удар по грудине ногой эльфийки.
- Маргуловское отродье! Живо зовите сюда Аркана! Или я вас всех кастрирую к грыховой матери!
Напарник павшего схватился за меч и пошел в атаку, но наемница ловко уклонилась от первой и второй, третью свела на нет и сама атаковала. Иля не пользовалась оружием, не желая убивать, потому обезоружила стражника, и ударила его же мечом, точнее рукоятью, по спине, выводя из игры. Она то думала что их всего двое. Но тут появились другие, в том числе и маги, которые без разговоров накинули какое-то заклинание, что девушка не могла двигаться, только говорить и смотреть по сторонам.
- Валле! Тупицы, позовите Аркана, он меня ждет! - в который раз рыкнула эльфийка, надеясь что хоть один из них дружит с головой.
Оказалось что не один, а несколько. Сперва её обыскали, изъяли оружие, а потом, под конвоем, повели к директору. Поскольку она не сопротивлялась, магию ослабили, что позволило передвигаться самостоятельно.
Первое чему все удивились - девушка спокойно находилась в стенах школы и не чувствовала дискомфорта, в итоге мужчины вопросительно на неё смотрели, но Иля гордо молчала. Второе - она знала где кабинет директора.
Наконец они пришли, старший из них постучался в дверь, дождался разрешения и вошел внутрь. Получилось так, что Иля оказалась скрыта спинами мужчин.
- Господин директор, извините что отвлекаем, но тут... Короче...
- Аркан, прикажи им меня отпустить! - перебила наемница, все так же скрытая от взора эльфа.

Отредактировано Илюизмена (12-11-2017 16:51:06)

+1

3

Снова эти заседания старших учителей. От них у Аркана болела голова, хотелось побыть в тишине и покое, но долг обязывал с утра до вечера терпеть присутствие пяти человек, чей язык мог трепаться без остановки несколько часов напролёт. Директор уже забыл, когда последний раз наслаждался тишиной. Месяц почти прошёл, пора было составлять план на следующий  месяц. Иногда Азурель считал плохой идеей стать директором, слишком уж много дипломатии и работы с бумагами. Каждый день встречи, общение, фальшивая улыбка на лице. Порой хотелось бросить всё и уйти прочь, как это сделала предыдущая хозяйка школы Роза. Порой он начинал понимать её мотивы внезапного ухода.
- Нам необходимо пополнить запас магических артефактов, ученики уже работают по трое, потому что выдать каждому по артефакту на уроке невозможно! – говорил учитель артефакторики, высокий и статный мужчина солидных лет, у которого на висках пробилась благородная седина.
- Обратитесь к «Сентерису», заплатите им и получите новую партию необходимых артефактов, - спокойно ответил директор.
Учитель артефакторики молча кивнул и стал записывать пометки на листке пергамента.
- Господин-директор, на уроках пиромантии всё чаще начали происходить несчастные случаи. Число учеников, попадающих в больничное крыло от серьёзных ожогов, повысилось, - обозначил проблему мастер-пиромант, которого иногда заменял Аркан на уроках магии огня.
- Повысьте безопасность, обратитесь к нашим рунникам и начертателям, чтобы аудиторию для тренировок пиромантии лучше защищали чары, скажите им, что это прямой указ директора, - разведя руками, ответил Аркан, но ничего более хитроумного он сходу придумать не смог.
Мастер-пиромант тоже кивнул и что-то записал на своём листке.
Они были как малые дети, которые неспособны справиться без родителя даже в самых элементарных ситуациях. С одной стороны это было похвально – преподавательский состав числился сознательными магами, которые без дозволения дел не наделают. Но с другой стороны у них не было никакой инициативности, и директору было страшно подумать, что произойдёт в экстренной ситуации. Он должен как кукловод  распоряжаться своими марионетками, поскольку без него они мало на что способны. Это несколько расстраивало.
В дверь громко постучали. В кабинете директора воцарилась тишина. Аркан позволил гостям войти, все обратили внимание на прибывших стражников. За их спинами кто-то стоял, явно не в форме военного. Но директор в этот момент уже уловил что-то знакомое и близко, очень приятное и тёплое в своей груди. Руны на его теле подсказали энергетику и ауру существа, которого привели стражники. Он выпрямился, отложив гусиное перо в сторону на столе. Из-за спин бойцов послышался громкий голос. Очень знакомый и приятный, хотя сейчас он был раздражённый и грубый. Стража расступилась, чтобы показать директору гостя-дебошира.
- Она напала на нас прямо у ворот, требовала вашего внимания очень настойчиво, но никого не ранила, кажись, - дополнил свои слова стражник.
- Все свободны, - Аркан обвёл взглядом преподавателей вокруг своего рабочего стола.
- Но, господин-директор, ещё не все вопросы были рассм… - заговорила взрослая женщина с каштановым волосом и бледной кожей.
- Вон! – повышая в разы голос, грубо настаивал Аркан, отдав приказ своим подчинённым.
С большим и круглыми глазами, с раскрытыми от удивления ртами, преподаватели быстро упаковали свои вещи в сумки и поспешили удалиться, никто не осмелился и слова вслух произнести, хотя директор прекрасно понимал, что творилось у них сейчас в голове. Ничего, потерпят. Чувства Аркана взяли над ним верх, он быстро вышел из-за стола и направился к эльфийке и окружающим её стражам.
- Вы тоже – свободы, - он небрежно махнул им рукой, - И отдайте ей что отобрали.
Стражники переглянулись и, после недолгой заминки, вернули эльфийке её вещи и тоже покинули покои директора, закрыв за собой дверь. Аркан быстро сблизился с Илей, обхватил её крепко за талию и втянул её в долгий и страстный поцелуй, словно он не видел её целую вечность. Он не был чистокровным эльфом, не был бессмертным созданием, поэтому даже месяц жизни для него был ощутим, как для обычного смертного. Он прижал её к себе так, чтобы она ни в коем случае не смогла выскользнуть из его объятий. Другой рукой он забрался в её белоснежные волосы, сминая их пальцами. Сердце бешено заколотилось, внутри всё напряглось от возбуждения. Он был безумно рад снова увидеть её и не стеснялся выразить свои чувства. В конце концов, их никто не мог видеть, поэтому сдерживаться не хотел.
- Прости меня, я должен был сказать им заранее, - после долгого поцелуя в губы сказал Аркан, глядя девушке в её манящие алые глаза, - Прости их, они всего лишь исполняли свою службу. Я очень скучал по тебе.

+1

4

Как она и думала, появилась она очень внезапно, директор был занят делами и в его кабинете сидела целая куча преподавателей, видимо шел совет, а тут такое разнообразие. Девушка продолжала стоять и ждать когда же её отпустят, на словах о том, что она напала, но никого не покалечила, Иля громко фыркнула. Она что, самоубийца? Убивать его подчиненных. Но они-то этого не знали.
Расходится просто так, без объяснений, ни кто не спешил, однако суровый голос и статус сделали свое дело. Сперва удалились учителя, а за ними, вернув оружие, и стражники, которые смотрели на полукровку не самым дружелюбным взглядом.
- Будьте добры отвести моего коня на конюшню и распорядится чтобы его накормили и привели в порядок, - ехидно улыбаясь сказала она, до того как стражники ушли, собственно этим она заслужила еще один не хороший взгляд.
А потом ей стало сложно думать о ком-то, кроме Аркана, который в одно мгновенье заключил её в свои объятия и запечатал губы поцелуем. Иля с радостью ответила на поцелуй, обнимая мужчину за шею и прижимаясь к нему все сильнее, желая стать еще ближе. Дыхание участилось, и сердце колотилось как бешеное, будто не Снег, а она сама бежала по дороге сутки напролет. Она и не догадывалась что её так встретят, надеялась, но думала что он будет более сдержан, как и подобает человеку его статуса. Но нет, Аркан вел себя как влюбленный мальчишка, и это было очень приятно. Иля улыбнулась, когда полукровка отстранился от неё, чтобы поприветствовать.
- Знаю, поэтому я вела себя, почти как паинька. Даже меч не достала, - поцеловав мужчину в нос сказала она, - И я соскучилась, спешила как могла, бедный Снег даже подкову потерял, пришлось сделать остановку, в итоге потеряла целый день. Но я... Я вернулась, Аркан.И очень соскучилась.
Темная подалась вперед и нежно провела языком по губам директора, а затем поцеловала, легко и нежно. Хотелось оставаться так очень и очень долго, обнимать и целовать друг друга, но физические потребности дали о себе знать, желудок свернулся от голода и требовательно заурчал, намекая на то, что его двое суток ничем, кроме воды, не кормили.
- Маргул, надо было подкрепиться. Кстати, я же тебя отвлекла, проблем не будет? - оторвавшись от полукровки вопросила она.

+1

5

Он был рад слышать её голос, такой же приятный, словно поющий – её эльфийская кровь делала её прекрасной. Они увлеклись ещё одним поцелуем, прижавшись крепко друг к другу. Азурель почувствовал тепло внутри себя, он хотел проводить много времени вместе с Илей, дни и ночи. Последний месяц он никак не мог заставить себя перестать думать о ней. Разомкнув их нежные цепи, директор услышал, как урчит живот девушки и сразу всё понял. Как и в прошлый раз, она голодна. За этим дело не постоит.
- Не думай об этом, - ответил он ей, - Наш «совет» мы можем продолжить позже, они подождут денёк другой. А тебя я ждал целый месяц, - он отпустил её из объятий, проведя ласково пальцами вдоль тёмной кожи её руки.
Подойдя к своему столу, Аркан взял хрустальный графин с красным и ароматным вином и налил его в серебряный кубок, стоящий рядом. Журчащая жидкость наполнила ёмкость наполовину. Оставив бокал на столе, директор отошёл за широкую изгородь, которая отделяла рабочее помещение от его просторного балкона с широким навесом сверху, чтобы защищать от палящего солнца.
- Угощайся, сейчас я отправлю за едой, и мы тебя накормим, - спрятавшись за изгородью, сказал Аркан, - Присаживайся, где пожелаешь. Отдыхай и чувствуй себя как дома.
Он уже не стеснялся её. Не так давно он проводил с ней моменты в ласке и нежности, о которых вспоминает только с приятным чувством в груди и улыбкой. У балкона стояла железная клетка с совой тёмного оперения, которая начала ухать, стоило скинуть с клетки тёмное полотно. Быстро начиркав нужные слова на маленькой помятой бумажке и свернув её, он привязал её к тонкой лапе совы. Красивая пернатая птица сначала села на его поднятое предплечье, но не впиваясь бритвенно-острыми когтями в плоть руки директора. Сова была тяжёлой по ощущениям.
- Лети на кухню, пусть поторопятся и всё быстро принесут в мои покои - наказал он сове, и та утвердительно ухнула, словно поняла каждое слово хозяина,  - А затем можешь полетать и поохотиться.
Сова была хищницей, и время от времени её следовало выпускать на волю, чтобы она могла поймать себе какую-нибудь полевую мышь или крысу, выползшую на улицу. Птица вспорхнула и, замахав широкими крыльями, улетела в другой участок большого замка школы магии. Проследив недолго за её быстрым полётом, Аркан прикрыл клетку и вышел из-за деревянной узорчатой изгороди с непонятным рисунком. Вновь увидев эльфийку, он мягко улыбнулся ей, поспешив снова сблизиться и заключить её в свои нежные объятия.
- Пока мы ждём, ты можешь рассказать мне, что с тобой произошло за это время, - заговорил директор, не переводя взгляда с Илюизмены, - И я ещё раз прошу прощения у тебя за этот инцидент. Я позабочусь о том, чтобы твоё лицо запомнили и в следующий раз пропускали без вопросов, - он шумно выдохнул, чувство возбуждения перебивало дыхание, - Уже несколько дней подряд вот так: преподавательский совет на заседании. Мы решаем вопросы, которые касаются школы. И каждый раз мне озвучивают житейские проблемы, решение которых можно элементарным образом найти. Но пока я не скажу «вперёд», они и шагу не сделают с места. Бестолочи, - последнее он добавил уже шёпотом.
Азурель уже и забыл, что Иля наполовину тёмный эльф. Об этом говорила лишь её экзотично-тёмная кожа, которая, на самом деле, очень нравилась Аркану. Было в этом что-то необычное и запретное, к чему хотелось прикасаться снова и снова. Как представитель прекрасного пола она заводила его, нравилась ему, но даже если не обращать внимания на всю её обольстительность и внешнюю привлекательность, у Илюизмены был глубокий и приятный характер, который хотелось исследовать и понять лучше. Азурель порой спрашивал себя: она и правда была убийцей? Наёмником, который убивал ради денег? Если это и было так, то, скорее всего, это в прошлом. Аркан тоже многое сделал за свои прожитые года и не всё из этого можно назвать достойным и приличным делом – много там было «тёмных» моментов, о которых не хотелось вспоминать, и уж тем более говорить вслух. Его новая жизнь - жизнь директора - кардинально изменила его планы на жизнь и суть мировоззрения. Он бы очень хотел, чтобы эльфийка осталась с ним здесь, поскольку тяжёлая и рутинная жизнь часто утомляла его, и хотелось проводить больше времени с тем, кто был ему дорог и близок.
- А ты... - начал он неуверенно, - Надолго останешься здесь?
Аркан несколько смутился. Но проницательный взгляд девушки смог бы это увидеть даже сквозь гордо выпрямленную спину, поднятый подбородок и статный вид. В этом вопросе была некая надежда на определённый ответ.

+1

6

как же приятно было слышать о том, что тебя ждали, и что готовы отложить все дела, лишь бы побыть наедине и забыть обо все и обо всех. Идеальный мирок для двоих. Увы, это лишь мечты, они понимали что как ему надо заниматься делами, так и ей нельзя стоять на месте, надо двигаться. Но сейчас, тут... Да, сейчас они могут себе это позволить.
Аркан отстранился и направился к столу, налил красного вина и поспешил скрыться, как поняла наемница - решить вопрос с едой. Не пренебрегая его словами, девушка подошла к столу, скинула плащ и нагло присела на столешницу, аккуратно отодвинув бумаги, и закинула ногу на ногу. Бокал уже был в её руке, когда он вернулся, шутливо отсалютовав ему, девушка сделала первый глоток.
- Рассказать тебе где я была? О, это очень увлекательно, примерно так же, как и пробиваться к тебе с боем, - с улыбкой отозвалась девушка и сделала еще глоток, - Только не развешивай по всей школе плакаты с моим изображением, это будет очень странно, лучше дай какой-нибудь отличительный знак, мол... Податель сего, является очень близкой особой для директора школы, и если его не пропустят, Аркан будет сильно расстроен и вы потеряете работу!
Темная рассмеялась, и, обняв мужчину ногами, притянула к себе, пальчиками правой руки повторяя татуировки Аркана.
- На самом деле я работала, - грустно призналась она, - Нашёлся заказчик, мои умения ему понравились, вот он и снабдил меня заработком, - Иля догадывалась о чем подумал директор, посему и выдержала эффектную паузу, пусть пофантазирует, все равно сам не догадается, но слишком долго его мучить не хотелось и она улыбнулась, - Один торговец нанимал охрану на длительный срок, оплата хорошая, несколько городов, много ценного товара. Так что я пришлась кстати.  пару раз нападали бандиты, но, даже смешно, я и еще пятеро наемников, легко справились, среди ребят оказалось двое боевых магов, кстати выпускники твоей школы. Так что все хорошо.
После её рассказа пришло время полукровки, он поделился что все идиоты, без его разрешения не способны решить простые задачи, а его все достало. Дроу ободряюще улыбнулась и притянув его к себе, поцеловала.
- Бедный. Но ты же директор, не мудрено что они бегают к тебе. Вдруг сделают что-то не так, ты же сам им выговор устроишь. Вот они и перестраховываются. Было бы странно, если бы они все пускали на самотек или не советовались с тобой.
Странно было вот так сидеть и поддерживать мужчину в вопросах, в которых она не совсем понимает. Хотя тут как раз она понимала, в любой гильдии так же. Простые исполнители или мастера идут советоваться, чтобы избежать взбучки. Но тут! Преподаватели, умные личности, которые наставляют молодежь. Они должны быть более собранными и вникать в проблемы и только в экстренных случаях беспокоить начальство. Иля посмотрела на полукровку. Светлые волосы, татуировки, которые она продолжала очерчивать пальцами. Одежда как влитая, да и вообще весь облик дышал спокойствием и силой, если не считать слегка затуманенный взгляд, ощутимое возбуждение и некоторая неловкость, которая выскользнула после его вопроса.
- Я не знаю. В самой школе мне нечем заниматься, а сидеть тут как затворница... Да и жить за твой счет, не хорошо. Может смогу пристроится в Гресе, все зависит от ситуации, но я постараюсь приложить все силы, чтобы подольше оставаться рядом с тобой, - девушка печально улыбнулась и уткнулась в плечо эльфа.
Да, ей хотелось найти место в жизни, не менять себя полностью, но все же, стать лучше. Но что может делать наемница в мирной жизни? Ходить в охране? И это все?

+1

7

Когда он сблизился с ней, то попал в её капкан и прижался покрепче к её прекрасному телу, физическое возбуждение только возрастало, что в горле пересыхало. По большей части Аркан доверял эльфийке, она всё-таки спасла его жизнь от отравления тёмной магии. С одной стороны – это была плата за спасение её жизни, но казалось Азурелю, что в этом поступке были некие искренние мотивы, эмоции и чувства. Именно тогда они поняли, что испытывают друг к другу сильную симпатию и тягу. Поначалу Аркан смущался этой мысли, не принимал её близко к сердцу, но вскоре понял, что это бессмысленно. Кровь светлого эльфа внутри него тянулась к любви, которую он не мог испытывать уже долгие-долгие годы.
- С прежней наёмничьей жизнью ты можешь покончить, когда захочешь, - «нужно лишь желание», подумал он про себя, но вслух не озвучил, - Я всегда рад тебя видеть здесь и найду тебе хорошее местечко, позабочусь о тебе. Тебе не нужно будет заниматься убийством, охраной, или чем-то ещё, - он погладил ласково по её щеке пальцами, а затем вовлекся в новый тёплый поцелуй.
Ему нравилось поцелуи с ней, было в них что-то глубокое и приятное. Расцепив их крепкие узы поцелуя, Аркан чуть склонился над Илюизменой и посмотрел куда-то вниз. На его лице промелькнуло разочарование и горечь, хотя полуэльф постарался это скрыть. Он не хотел, чтобы она снова уходила, возвращаясь через месяц или ещё больший срок. Такие частые разлуки вряд ли могли бы пойти на пользу кому-то из них, а скука будет только мешать продуктивности его работы, заставляя не спать ночами и думать о ней. Любовь это приятно, но неразделённая любовь доставляет только проблемы.
Он обнял её, нежно и ласково, приложившись щекой к её макушке головы. Поцеловав в мягкие и приятно пахнущие волосы, Аркан мягко взял девушку за плечи, посмотрел ей в лицо и слегка улыбнулся, ободряюще.
- Я смогу устроить для нас двоих хорошую жизнь, - его пальцы немного сжимали её плечи, словно массировали, - Только ты и я. Никого больше. Ты сможешь проводить жизнь в приятной среде, делать, что захочешь и ходить куда захочешь. Не будешь ни в чём нуждаться.
В дверь три раза постучали. Аркан мигом взглянул в её сторону, а затем перевёл взгляд обратно на девушку.
- Принесли еду, - он отпустил её и быстро отправился к двери.
Открыв её, в проёме оказалась невысокая женщина больших лет с седыми длинными волосами, убранными в пучок на затылке. В её руках был достаточно широкий поднос, на котором расположились блюдца и тарелки с ещё горячей едой. Не впуская слугу, Аркан принял поднос и поблагодарил женщину за выполненную работу, тепло ей улыбнувшись. Ногой он закрыл перед ней дверь, а затем развернулся и отправился обратно к Илюизмене, удерживая в руках поднос.
- Можешь присесть на моё место за столом, - он кивнул в сторону своего высокого и удобного стула, который больше был похож на настоящий трон.
Аркан поставил серебряный поднос на рабочий стол и развернул его правильной стороной к Илюизмене. На подносе была миска с картофельным супом, рядом серебряная ложка с красивыми узорами, ножик и вилка. Рядом с ней было блюдце, на котором пускало горячий пар поджаренная куриная ножка в окружении приятно пахнущих трав, с которыми она запекалась. Аркан сомневался, что Илюизмена съест всё и сразу, но лучше уж много, чем мало. Принеся мало еды, это бы выглядело как грубый тон, а так выглядит как особая забота о состоянии девушки и щедрость.
- Приятного аппетита, Иля, - с наилучшими пожеланиями сказал он, пристроившись у краешка стола и наблюдая за эльфийкой.
Он хотел позаботиться о ней. Сделать так, чтобы она ни в чём не нуждалась. Но его желания здесь было мало – она тоже имеет право голоса и может заиметь иные планы на жизнь. Такие мысли расстраивали Аркана, он боялся услышать её отказ, боялся понять, что она захочет куда-то уйти навсегда, именно в тот момент, когда его чувства остры и горячи как никогда раньше. Это может сильно ранить и разочаровать во многих вещах.

+1

8

Сколько они знакомы? Пара недель и месяц её отсутствия? Можно ли за такой короткий срок влюбиться по настоящему? Светлые считают что да. Дроу не верят, у них любовь другая, повиновение женщинам и исполнение их капризов. Сумеречные, более лояльны. А морские, как её тетка, разделяют мнение светлых. Про людей и прочих и говорить не стоит. Что до Или... Она просто боится поверить. Поверить в искренность своих и чужих чувств, которые только начинают зарождаться. Конечно ей было плевать на общественное мнение, как и всем темным. А вот сам Аркан, в этом была загвоздка. Он был директором знаменитой школы, на нем висела большая ответственность... Рядом с ним должна быть леди, которая бы слушала его безоговорочно и во всем поддерживала, молчаливая и прекрасная дева из благородной семьи. Этот вопрос возникал в её голове не один раз, и мешал адекватно взглянуть на ситуацию в целом. Но сейчас... Сейчас он не сводил с неё влюбленных глаз, нежно целовал и она таяла в его руках.
После его слов последовал поцелуй, однако оставлять его слова без ответа было нельзя, надо было сразу все выяснить, но осторожно, не обидев его. Иля ответила на поцелуй, забывшись на пару минут, но вскоре отстранилась, продолжая обнимать и ткнула в Аркана пальчиком.
- Аркан, ты просишь слишком многого. Я не могу в одно мгновение стать прилежной девочкой и смирно сидеть в комнатке, вышивая крестиком. Ты смеешься?
Темная сурово на него посмотрела, но если присмотреться, можно было заметить в её глазах искорки смеха, но в странной смеси с печалью. Она не может себе позволить так расслабляться, и не готова резко менять свою жизнь.
- У тебя школа, ученики, педагоги. И чем я смогу заниматься в магической школе? Учить детишек с магией? Да они меня заколдуют и получишь ты, вместо хорошенькой эльфийки, краказябру с хвостиком. А сидеть у тебя на шеи и брать деньги... Извини, но не могу.
Лунная чуть улыбнулась, проведя рукой по его волосам, их идиллию нарушил стук в дверь. Как всегда еду доставили очень быстро, и директор, освободившись, направился открывать. Несколько минут и мужчина вернулся с подносом, как и тогда. Благородное предложение занять его рабочее место было принято на ура, и полукровка плавно переместилась в кресло и, когда эльф поставил на стол поднос, начала свою трапезу. Несколько минут в кабинете царила тишина, Иля не стеснялась, чего уж там, а она действительно проголодалась.
- Спасибо, ваша кухня как всегда работает отлично, - пригубив голод сказала она и откинувшись на спинку кресла, посмотрела на мужчину,- Итак, вернемся к нашему разговору. Согласна, темные делишки я могу бросить. Однако могу выполнять иные, менее оплачиваемые заказы, благо деньги у меня есть. Но не жди что я изменюсь за такой короткий срок. Я так долго занималась этим, отвыкнуть будет сложно, но я пытаюсь. Да, охрана торговцев и курьерство, пусть и очень ценных вещиц и бумаг, не самое лучшее. буду искать себя, и не возражаю против твоей помощи. Но не забывай, хоть я и воспитана иначе, остаюсь тем, кто я есть, - девушка мягко улыбнулась, - Аркан, пойми меня, пожалуйста.

+1

9

Он пронаблюдал за тем, как эльфийка  ест. Директор раздумывал над её словами, но она не понимала: он не хочет себе домашнюю невесту, но хочет избавить Илюизмену от тягостного груза, чтобы облегчить её жизнь и позволить просто заниматься тем, чем она хочет или хотела когда-то, без самоубийственных вылазок, без смертельной опасности, которая всегда преследовала её в наёмничьем ремесле. Думать о том, что она где-то за тридевять земель подвергается смертельной опасности, было мучительно. А если она умрёт – кто станет её хоронить? Кто-нибудь хоть весть пришлёт о её смерти, чтобы Аркан должным образом позаботился о захоронении? Нет, ведь она была всего лишь безымянным наёмником, чья судьба важна только для одного полуэльфа-директора. Если она умрёт где-то от рук бандитов, то её труп там же навсегда и останется иссыхать и разлагаться.
Во время её слов Аркан чувствовал себя всё более и более глупо. Он отвёл задумчивый взгляд в сторону, пока девушка объясняла ему свою позицию. Сказать, что он был не в восторге, это совсем ничего не сказать. Даже учитывая её отчасти тёмную природу, он надеялся на лучшее. Даже предложив ей всё, что мог, он надеялся, что это сможет разбудить в ней нечто особенное. Он полагал, что она захочет спокойной жизни, тихой и уютной, после всего пережитого за столько лет. Но, видимо, Азурель ошибся в своих догадках и сейчас чувствовал себя очень неловко и грустно.
Но никаких расстройств он внешне не выдал, лишь сделал важное лицо с холодным взглядом, встал на свои ноги и ровно выпрямился, как человек высокого положения и статуса. Он решил сохранить свою горечь в себе, не выпуская её наружу. А лучший способ это сделать – стать твёрже, чтобы ничто не могло входить внутрь тебя и выходить наружу тоже. Азурель посчитал, что на том разговор можно было бы закончить, ибо продолжать эту тему он не хотел – слишком неприятные ощущения внутри.
- Я понимаю твоё решение, - спокойно ответил он, убирая руки за поясницу, - Не мне решать, как тебе жить. Ты можешь отдыхать здесь, сколько захочешь. Чувствуй себя гостем, можешь пройти дальше в мои покои и выспаться в постели. А я продолжу выполнять свои основные обязанности директора. Когда захочешь отправиться дальше в путь, обязательно предупреди об уходе.
Он снова стал тем строгим и холодным директором. Он пожалел о том, что поддался своим чувствам и выдал эмоции, резко стал открытым, и теперь эта мысль не покинет его ближайшее время. Но винить её он не мог, поскольку виноват был сам – сам выстроил иллюзии лучшей жизни, которым вряд ли суждено стать явью. Лучшим решением было продолжить свою работу, чтобы отвлечься от тревожных мыслей и погрузиться в полезный труд. А работы у директора каждый день было предостаточно, взять хотя бы работу с бумагами. Но впредь Аркан будет осторожен и осмотрителен в том, что он делает и что говорит.
Аркан взял в руки стопку старых бумаг, которые лежали рядом со столом. Сдунув с них осевшую пыль, он стал быстро перебирать их. На них были изображены разные иллюстрации ручной работы и много-много символов, выстроенные в ряды и столбики. Необразованный человек увидел бы в них непонятные каракули, но Аркан знал, что это целый текст из символов рун, которые ему предстоит расшифровать. Недавно он брал целый словарь себе в помощь и оставил его где-то рядом…
«Конечно, вот он», - отметил про себя директор, согнувшись и подняв с пола учебник, который лежал совсем рядом.
- Не беспокойся, я постараюсь вести себя тише, чтобы не нарушать твой отдых. Думаю, долгая дорога действительно тебя утомила. Если у тебя возникнут ещё какие-то пожелания – говори, я постараюсь сделать для тебя всё необходимое, - он утвердительно кивнул и вернулся к учебнику и записям.
Аркан так и остался стоять у краешка стола с другой стороны, листая учебник и стараясь найти нужную страницу с необходимой расшифровкой символов, бегая полуприкрытыми глазами по содержимому. Листки бумаги они отложил на стол, время от времени на них поглядывая, чтобы свериться с иллюстрациями рун из учебника. Но мысли его пока что заполнялись не тем, чем требовалось. Почему он никогда не хотел кого-то любить? Потому что это мешает. Потому что от этого могут возникать проблемы, душевные терзания, которые будут туманить разум и мешать продуктивности работы. Может, Аркану тоже требовалось отдохнуть и забыть об этом как о плохом сне, но сначала он решил выполнить свои обязательства перед школой, а потом уже сон и всё остальное.

Отредактировано Аркан (14-11-2017 09:17:59)

+2

10

Девушка будто окаменела сидя на кресле и закинув ногу на ногу. Эдакая скульптура из темного камня с рубиновыми глазами. Вот чего она не ожидала, так это того, что он так быстро сдаст позиции, не попытается вникнуть в суть её слов, понять, что то, чего он хочет и желает, невозможно сотворить за один месяц. Он же даже не принял в расчет её шутку про учеников! А ведь в каждой шутке, есть доля правды. Как он себе представляет её, далекую от мира магии (не считая пары фокусов), в этом самом мире магии?
"А чего я ожидала? Он воспитан иначе, я же имею представление о воспитание темных и светлых, мне чуть проще. Не скажешь же ему, я не должна перед тобой отчитываться, потому что женщина, а у дроу - матриархат. Не поймет, что я пытаюсь изменить себя, не ломая нас обоих."
Аркан продолжал стоять, но уже с какими-то бумагами и книгой, видимо решил забить голову работой. Однако не стал прогонять её, чтобы освободила стол, а просто не поднимал на неё глаз.
"Весь такой суровый и серьезный, прямо ледяная скульптура... Видимо пожалел о том, что выказал мне свои чувства, теперь-то я знаю что он чувствует на самом деле. Что же, придется объяснить еще раз."
Темная, с кошачьей грацией, встала, скинула верхнюю куртку, оставшись в тонкой, белой, рубашке из шелка и подошла к Аркану со спины. Мгновенье и девушка обвила его руками, а потом и вовсе коснулась губами его шеи.
- Какой суровый и сосредоточенный мужчина, - нежно шепнула она, - Но ты зря обижаешься, милый. Ты понял все слишком неправильно. Я не говорила о том, что не хочу быть здесь, рядом с тобой. Лишь сказала что мне будет сложно, за столь короткий срок, забыть о том, кем я была много лет. Мне надо заново себя искать, именно для того, чтобы быть рядом и, в тоже время, не быть обузой.
Вздохнув, девушка обошла полукровку, нагло отобрала у него бумаги с книгой, и заставила посмотреть прямо в глаза.
- Если бы я не хотела, меня бы тут не было, и ты это понимаешь! Но ты забываешь о самом себе. Ты директор школы магии. Я рада что ты не отворачиваешься от меня, и что скучаешь. Но по всем правилам у тебя должна быть другая спутница! Какая нибудь ученая аристократка, с романтическими мечтами в голове и в платьях с рюшами. Я полная противоположность, - девушка чуть усмехнулась, - Платья не люблю, рюши тем более. Не аристократка, убийца и воровка. Мне плевать как будут смотреть на меня, привыкла уже, но ты...
Иля покачала головой, давая Аркану возможность додумать то, что она не смогла сказать. Она может не выдержать, если услышать оскорбления в его сторону и кинется защищать его, может с оружием, а может просто словами. Но в любом случае... В его мире, мужчина должен защищаться сам.

+1

11

Ощутив, что женские руки его обнимают, тело Аркана заметно напряглось. Он отвлёкся от чтения, тяжко опустив голову. Аркан понимал, что Илюизмена хочет его утешить, так как её сердце не настолько грубо, даже несмотря на кровь дроу в её жилах. В глазах полуэльфа она была другой – хорошей, где-то в глубине. На той глубине, на которую хотел спуститься Азурель, дабы поглотиться этой бездной. Но суждено ли ему? Когда эльфийка коснулась его шеи губами, по его телу пробежала лёгкая, почти незаметная, дрожь, а кожа покрылась мурашками. Он почувствовал её горячее дыхание, от чего внутри всё сжалось.
Он выслушал её, недолго помолчал, обдумывая услышанные слова. Она всё ещё стояла рядом, не уходила, объяснялась перед ним; говорила, что он неверно понял. Для него это что-то да значило. Директор положил учебник на край стола, медленно развернулся на месте, встав лицом к лицу с девушкой. Он взял её аккуратно за руки, взгляд сначала забегал из стороны в сторону – Аркан пытался подобрать подходящие слова.
- Месяц назад ты спасла меня от мучительной смерти. Магия Тьмы – словно яд, и мучительно умирать от её отравления можно долго, будучи при этом беспомощным и немощным, - ответил он более-менее спокойно, - Я никогда не забуду этого.
«Только не говори мне, что ты сделала это лишь для уплаты долга за твоё спасение», - подумал он про себя, но вслух не сказал, - «Мне приятнее верить, что этот поступок двигали чувства».
Близость с ней вновь заставила Аркана растаять. Действуя аккуратно и нежно, он обнял её, просунув свои руки под её руками, прижимая девушку любовно к своей груди. Он забрался носом в её мягкие белоснежные волосы, вдыхая их аромат, и на секунду потерял себя в этом блаженстве. Придя в себя, не отпуская Илюизмену, он заговорил:
- Прости меня, - сказал он после тяжкого вздоха, а затем продолжил, - Это я здесь устанавливаю «правила», а не кто-то другой. И если я хочу, чтобы моей женщиной была бывшая убийца с прекрасными алыми глазами и тёмной экзотичной кожей, то остальным придётся смириться с моим решением, - он говорил уже более бодро, - Я ведь понимаю, что ты не такая. Вернее, хочу в это верить. Я понимаю, что ты не хочешь сидеть на месте. Я лишь не хочу снова лишаться тебя на какое-то время, - освободив руку, Аркан провёл ладонью по её тёмной щеке, - Оставайся в Гресе. Я помогу тебе найти работу, чтобы далеко уходить больше не было нужды. Всегда будешь у меня под боком, всегда сможешь за два шага прийти ко мне, - выждав пару секунд, он усмехнулся своим мыслям, - И почему же ты не любишь платья? Мне было бы интересно взглянуть на тебя в платье. Или без него, - сказав последнее, он широко и смущённо улыбнулся, сам не веря, что отпускает пошлые шутки,  - Разве кровь дроу в тебе не имеет тяги к роскоши?
Часть его прекрасно понимала, что открытые отношения с Илюизменой смогут привлечь плохое внимание, дурную славу, осуждение со стороны. Но другая часть хотела наплевать на все эти условия и просто быть с ней, не обращая внимания на формальности и чужие взгляды. Разве можно сердцу приказать?
Аркан нормально относился к её смешанности крови. В конце концов, он сам был полукровкой и понимал, что значит быть «своим среди чужих» и «чужим среди своих». Его не волновало, какого цвета кожа Илюизмены, главное – какая она была внутри. Может, Аркан не до конца узнал её, не раскрыл всех сторон её соблазнительного образа, но даже то, что он знал, привлекало его. Иногда он опасался: а не ошибся ли он? Может, он неправильно понял её. И поэтому теперь живёт с иллюзией, что она хороший эльф. Думать о том, насколько плохие поступки она совершала, совсем не хотелось. Аркан смог отпустить своё прошлое, и единственный момент из прошедшей жизни, который его интересовал, это ситуация с семьёй, которая так и не смогла наладиться. Но всё остальное – отпущено, словно грехи. Он надеялся, что Илюизмена тоже хочет уйти от своего прошлого и обрести новую жизнь, более чистую и приятную.
- Но, мне кажется, тебе бы и правда не помешает отдохнуть в моих покоях. Не волнуйся, я не убегу отсюда и тебя не прогоню, - он подался чуть вперёд и достиг её эльфийского ушка, начав говорить игривым шёпотом, хотя почувствовал себя немного неловко от собственной наглости, - А чуть позже, когда ты расслабишься, я к тебе присоединюсь.
Аркан выпустил Илюизмену из объятий, положив свою руку на раскрытую книгу-словарь, водя по страницам пальцами. На его лице была слабая и немного смущённая улыбка, прямо как месяц назад, когда они оказались вместе в их кабинете. Илюизмена не была скромной или стеснительной девушкой. Её решительность, настойчивость и немного дерзость, привлекали Аркана. Было в них что-то вызывающее. Сам он был хоть и решительным полукровкой, однако что касается чувств и отношений – не всегда мог сделать шаг вперёд, поскольку очень сомневался в себе. Но сегодня чувства и эмоции слишком сильно повлияли на него, заставив действовать более раскрепощённо.

+1

12

[AVA]http://s019.radikal.ru/i614/1711/ab/8c2d8929b6cd.jpg[/AVA]
Несколько нужных и правильных слов, более нежные, но настойчивые действия, и директор, немного, отходит, возвращается в прежнее настроение, что не может не радовать. Конечно не все будет так легко, но надо стремиться. Ей - изменится, ему - научится принимать её такой, какая она есть. Наверное сложнее всего, это выглядеть достойно в глазах окружения, на которое ей плевать. Ладно, вспомнит уроки матери, побудет надменной темной, или наоборот?
"Тетка учила улыбаться, всегда и везде. Мол это путь к доверию. Придется проверить."
- Спасла, и ни разу не пожалела об этом, - мягко улыбнулась девушка,- Уже тогда мне было приятно твое общество и ты сам. Ты не смотрел на меня как на угрозу, это привлекло меня.
Темная с удовольствием отдалась его нежности и слушала его слова, в каждом слове он говорил о том, что хочет быть с ней, что плевать на остальных, хочет чтобы она была счастлива. Иногда приятно делать кого-то счастливым, как сейчас. Девушка прижималась к сильному телу, зная что может, очень хотелось надеяться, заявить права на Аркана, раз он сам не прочь подобных действий. Пусть все будет не так быстро, лучше узнавать друг друга постепенно, медленно, растягивая удовольствие. Раз за разом открывать маленькие тайны, пока тайн не останется совсем.
Уловив игривые нотки в его голосе, девушка усмехнулась.
- Скорее мои вкусы на платья, довольно специфические. Но для праздника могу одеть, ненадолго, - лукаво улыбнувшись проговорила она, - И снимаю я их, ничуть не хуже, чем выгляжу в них.
За обменом любезностями, Аркан не преминул намекнуть на отдых, с чем эльфийка не могла не согласится. Ей и правда требовался отдых. Поцеловав мужчину, в ответ на его слова о том, что он к ней присоединиться позже, девушка направилась в его покои. По пути она стянула рубашку, теперь из одежды на ней остались лишь брюки и сапоги, но и эти вещи покинули её тело, еще до того, как она скрылась из виду Аркана.
Оказавшись за пределами его видимости, девушка устроилась в постели, свернувшись под пледом и позволила себе закрыть глаза, чувствуя себя в полной безопасности. Она не думала о том, что Снег устроил на конюшне, и через некоторое время, Аркану, придется выслушать гневную триаду конюха и стражи. Не думала о том, что ей придется объяснится с гильдией, и лучше присутствовать лично. Не думала о том, что педагоги, уже, шепчутся меж собой, осуждая выбор директора. А вскоре и ученики узнают пикантную подробность.
"Маргул с ними! Я имею полное право на то, чтобы попробовать, снова, быть счастливой! И Аркан имеет право хотеть этого. "
Иля тихонько фыркнула, и отвернулась к стене, желая погрузится в сон. Уснула она быстро, благо в  этот раз снов не было совсем, но она все равно разметалась по постели, плед слегка прикрывал низ живота, а волосы лежали вокруг головы, как белый ореол.

+1

13

Аркан должен был признать, что Илюизмена стала его слабостью. На мгновение расстроившись, девушке оказалось достаточно лишь пары уверенный и ласковых жестов, чтобы успокоить опечаленного директора и вернуть его в любовное русло мечтательного мальчишки. Аркан не мог понять для себя, плохо это или хорошо. Он совсем не любил, когда им могут манипулировать, а у Илюизмены именно такая возможность и была в руках. Хотя ей он мог доверить это, поскольку понимал, что она вряд ли пойдёт на такой поступок – использовать чувства Аркана в каких-то гнусных целях. После долгого ухода она вернулась, а это уже говорило о многом. Она могла уйти, забыться, затеряться, и директор никогда бы её вовсе не увидел в своей жизни, а спустя какое-то время и вовсе бы забыл. Она продолжала бы быть свободной птицей, летать куда захочет и когда захочет. Но она вернулась к нему в объятия, сказав, что скучала.
Директор не был параноиком, но было в нём чувство осторожности. У его личности, у него нового статуса, были свои конкуренты и свои враги, которые желали ему зла. Он мог бы себя спросить: «а вдруг они её подослали, чтобы всё знать обо мне?» Но не спрашивал, что-то внутри Азуреля отторгало эту мысль.
Он не знал, на какое время это может затянуться, прежде чем она примет своё решение и найдёт себе здесь место. Дни будут сменяться месяцами, а месяцы годами. А годы - десятилетиями? Аркан не слыл терпеливым. Ожидание для него было сродни муке. Он не получал удовольствия от затяжного процесса, от ожидания и бдения. Конечный приз - вот что было удовольствием, а не сама игра. Процесс - это лишь скучный и долгий момент, от которого нередко хочется отмахнуться, как от надоевшего комара, навязчиво сосущего кровь.
Но мог ли Азурель требовать что-то от Илюизмены? Нет, не мог. Он не вправе распоряжаться её жизнью, не вправе подгонять её к поспешному выбору. Грес был достаточно опасным городом, особенно в нищем квартале, и затесаться в ряды тамошних разбойников Аркан бы Илюизмене просто не позволил. Вернее, словесно запретить он ей не мог, но пришлось бы что-то серьёзное предпринять, чтобы оградить её от этого тёмного и мрачного места; придумать хороший план, чтобы не навредить отношениям с ней, и в то же время спасти её  и, в итоге, остаться в выигрыше.
Директор отпустил девушку в свои покои, сопроводив её ласковым взглядом, а сам вернулся к своей работе. Он был очень рад, что Илюизмена вернулась, но была у него и совсем не тайная любовница – работа. Не всегда удаётся ей отказывать. Аркан сел в своё директорское место, придвинул ближе словарь древних рун, пару листов пергамента с записями и стал усердно трудиться, расшифровывая символ за символом, объединяя их в один общий и понятный смысл, который записывал на чистом листе бумаги. Не сказать, что после долгого и муторного перевода Аркан узнал для себя что-то новое из записей, но этот перевод обязательно должен будет достигнуть общности магов – вдруг кому-то он пригодится, не выбрасывать же полезную вещь просто так.
Пальцы подустали от работы с пером, Аркан поспешил размять их несколькими быстрыми хватательными движениями. Сдвинув в сторону свою работу, сложенную друг на друга, он встал из-за высокого директорского стула и решил проведать Илюизмену. Аккуратно и тихо приоткрыв высокие, но отнюдь не широкие, двери, что даже скрипа не было слышно, он тихой поступью эльфа прошёл к постели, где отдыхала Илюизмена. Она лежала лицом к стене, спиной к Аркану. Директор не произносил ни слова, точно не желая препятствовать отдыху полукровки. Он только наблюдал за ней, как она тихо дышит во время сна, как её грудная клетка вздымается при дыхании, а волосы разбросаны по небольшим подушкам. Двери в спальню потихоньку сами собой затворились, никто бы не смог их увидеть из кабинета.
Азурель не настолько устал, как Илюизмена. Долгий сон ему нужен был вряд ли. Его острый взгляд бегал по обнажённому телу девушки, интимные места которой прикрывало только тоненькое одеяльце. Не сумев удержаться, он нежно провёл тёплой ладонью по её плечу, ощутив приятную мягкость и бархатность тёмной кожи полуэльфийки. Этот жест ему доставил ощущение удовольствия, которого он немного смутился.
Время было далеко за полдень, близился глубокий вечер, солнце всё подходило ближе к горизонту, небо темнело. Вскоре должны будут проглянуть первые звёзды, ещё до наступления ночи. В покоях директора было несколько темно, поэтому Аркан быстренько зажёг магией свечи в канделябрах, чтобы их тусклое дрожащее сияние хоть немного давало свет в спальне.
Он снял обувь со своих ног, оголив уставшие пальцы, а затем сам лёг на постель, решив не раздеваться и остаться в своих лёгких одеяниях. Спать поодаль от Илюизмены он, конечно же, не стал, примостившись прямо к ней со спины и приобняв руками. Подарив ласковый поцелуй в плечо, Аркан тихо стал дожидаться, когда девушка придёт в себя и проснётся. Сам директор глаза не смыкал, поскольку не испытывал нужду во сне. Свои руки он оставил на её животе.

Отредактировано Аркан (19-11-2017 17:49:39)

0

14

[AVA]http://s019.radikal.ru/i614/1711/ab/8c2d8929b6cd.jpg[/AVA]
За последний месяц она привыкла быстр засыпать и спать без снов. Если раньше ей снились кошмары или просто неприятные моменты из её жизни, то сейчас... Сейчас она могла спать спокойно, она верила в то, что сумеет жить по новому, сумеет пойти наперекор традициям. Да и кому есть дело до проклятой полукровки? Правильно, никому, пожалуй... Кроме мужчины, в чьей постели она сейчас спала.
Девушка улыбалась во сне, ей нравились ночные мысли, они помогали успокоится и начать думать о будущем. Сквозь сон она уловила прикосновения к себе и улыбнулась, медленно просыпаясь. Она почувствовала движение, мужские руки обняли её, прижав к своему телу. Привычки наемников, быстро переходить из состояния сна, к бодрому состоянию. Позволив Аркану удобно устроится, девушка ловко повернулась и оказалась лицом к лицу с директором. Легкий поцелуй и девушка уткнулась лицом в грудь мужчине.
- Почему ты одет? - мурлыча, как довольная кошка, проговорила она и недовольно ткнула пальчиком в его грудь, - Неужели тебе приятнее лежать со мной в одежде? Или ты не устал? А может ты прилег на минуточку?
Иля чуть усмехнулась, прекрасно понимая что мужчина немного смущен, как и всегда. Ей это нравилось, смущать его, видеть его глаза и слушать как бьется сердце, особенно сейчас, когда они были так рядом. Ранее, она бы повела бы себя иначе, может быть впилась в губы поцелуем и затребовала бы продолжения, и не важно хочет её партнер или нет. Сейчас же она не хотела принуждать, не хотела чтобы их, робко расцветающие, отношения были зациклены на постели. Она желала чтобы их отношения были настоящими, не только телесная близость, но и эмоциональная, духовная... Хотя некоторые и говорят что у темных, нет души. Забавно. Неужели душа - зависит от создателя? Темные же так же, как и светлые, живут, смеются, учатся, любят (пусть и по своему), заводят детей. Все так же, но иначе.
- Интересно, ты позовешь меня на свидание? - представив себя в роли светленькой эльфийки, с покрасневшими кончиками ушей, которая теребит платье, смущаясь от комплиментов.
Да уж, свидание дроу. Мама как-то рассказывала об этом, правда в её исполнении это звучало не так мило как у светлых, посему то Иля и не ожидала чего-то подобного, но ведь она может побыть капризной девочкой? Здесь, вдали от посторонних глаз, наедине с Арканом, перед которым можно побыть тем, кем хочешь.
- Но только без культистов, покажешь мне школу, город, - подняв на мужчину глаза с улыбкой проговорила девушка и приподнявшись поцеловала его в нос, а затем и вовсе улеглась на него, правда пришлось перевернуть того на спину, но все же, так было удобнее, - Чем ты занимался пока меня не было? Было что-то интересное?

Отредактировано Илюизмена (23-11-2017 15:13:30)

+1

15

Какое-то недолгое время Аркан тихо дышал в затылок девушке, наслаждаясь ароматом её дивных эльфийских волос, очень мягких и приятных на ощупь. Ему нравилось эльфийское начало в Илюизмене, оно делало её прекрасной внешне, манящей и соблазнительной. Аркан тоже был эльфом наполовину, но посчитал бы странным, если бы сел и начал оценивать свой уровень природной красоты. Его рунические татуировки кого-то привлекают, ибо добавляют изюминку во внешность, а кого-то очень пугают своей загадочностью. Целая сеть рун из маленьких узоров, которые имеют разные волшебные свойства и смысл. Смысл, который знает лишь сам Аркан.
Первое малейшее движение Илюизмены дало директору понять, что она проснулась. Резким движением она перевернулась и оказалась с Азурелем лицом к лицу. Он улыбнулся ей и принял быстрый поцелуй, а затем прижал её к себе покрепче, чтобы она почувствовала всю теплоту его объятий. На вопрос ответил он ей не сразу, поразмыслив несколько секунд.
- Я подумал, что не обязательно раздеваться. Или ты очень хочешь, чтобы я разделся? - сказал он с лёгким игривым смешком.
В такой приятной близости с Илюизменой он чувствовал себя прекрасно и возбуждённо. Сердце забилось ускоренно, кровь ударила в голову и резко стали набегать разные мысли. За такие мгновения Аркан мог бы отдать многое или сделать многое. Никогда он не чувствовал себя влюблённым в кого-то живого, тем более кто находится настолько рядом. По меркам эльфов он был ещё юн, да и какие ещё его годы? Два с половиной века только прожил - это, считай, жизни даже не видел. Века, может, он прожил и два, да умён оказался не по годам, а сердце требовало теплоты и нежности. И получить это он надеялся от Илюизмены, хотя, само собой, высказываться об этом он не станет, даже если очень захочет. Он боялся отпугнуть девушку своими желаниями и фантазиями.
Девушка вывела его из мягких размышлений другим вопросом, на который он также дал ответ не сразу.
- Свидание?.. - удивлённо переспросил он, хотя, конечно же, прекрасно понимал, о чём речь, - Конечно. Я свожу тебя куда захочешь. В любое место, только скажи.
Он поддался на её манипуляции и оказался снизу, глядя в её алые глаза. Руки полуэльфа ласково провели по стройной талии девушки, поднимаясь всё выше. Он еще раз отметил про себя, насколько Илюизмена красива. Любоваться её экзотичной красотой можно было бы очень долго. Сказать ей об этом вслух маг постеснялся.
- В школе всегда скучно, - на выдохе ответил директор, - Жизнь и работа директора не такая интересная, как хотелось бы. Конечно, у меня есть доступ к разным источникам информации о магии, которые меня интересуют. Есть и разные связи и знакомства. Но порой я скучаю по той беззаботной жизни путешественника, который мог свободно ходить, куда только душу потянет. Но времена меняются. И я изменился. На меня легло больше ответственности, но и больше возможностей. Не знаю, этого ли я всегда хотел.
Закончил он фразу более тихим голосом. Его ладони так и продолжали скользить по талии девушки то вверх, то вниз. Азурелю нравилось прикасаться к ней, поскольку кожа её была мягкой и гладкой. Она была сильной девушкой, наёмничья жизнь превратила её тело в хорошую спортивную форму. И даже это Аркану нравилось. Может, то было от банальной влюблённости, но он видел в Илюизмене одни только плюсы. Это было и хорошо и плохо одновременно. С одной стороны - приятно думать хорошо о человеке, который тебе дорог. А с другой - это может ослепить, что неприятностей подползающих даже не заметишь.
Аркан почувствовал, что сильно желает её тела. О её мыслях он мог только догадываться, но запросто мог придумать что-то неверное. Он не знал, как правильно подходить к этому, как показать эту мысль наиболее понятно и мягко, чтобы это не выглядело чем-то грубым и плохим. И тем более, чтобы не навредило их отношениям.
Руки директора покрепче прижали тело девушки к своему, чтобы еще сильнее сблизиться и вовлечь её в долгий поцелуй в губы. Возбуждение всё продолжало расти в нём, сопровождаясь волнением и напряжением, Илюизмена наверняка смогла бы почувствовать это. Аркан обхватил её руками так, чтобы не смогла никуда сбежать или вырваться. Единственным верным вариантом для неё оставалось поддаться на решительные действия директора, ибо сегодняшнюю ночь он желал провести с Илюизменой не во сне.

0

16

[AVA]http://s019.radikal.ru/i614/1711/ab/8c2d8929b6cd.jpg[/AVA]
- Ты не правильно подумал, - нравоучительным тоном заявила эльфийка, на его вопрос, решив что он и так все поймет.
Девушка смотрела на мужчину и думала о том, что её тянет к светлым. Не может быть тени без света, но и свет тянется к тьме. Причудливая насмешка жизни и Богов, создать своих детей похожими, но сделать их такими разными. И каждый раз что-то шло не так, эльфы не могли примириться с разницей между ними. Светлые воротили носы от темных. Темные ненавидели лесных и даже сумеречных, самых ближайших сородичей. Морские плевали на всех и наравне общались как с теми, так и с другими. Люди считали дроу маргулами во плати, а светлых - зазнайками и высокомерными. Остальным было все равно, но естественно темные расы держались темных и так далее. Обычное разделение, из-за которого всегда приходилось быть наготове. Но не так давно она уже провернула небольшую аферу с одним из лесных. Да и в её биографии имелись знакомые среди "положительных" героев. Она размякла, за последние пару лет, до старости ей еще далеко, значит причина в другом. Частое общение?
- Свидание? Конечно. Я свожу тебя куда захочешь. В любое место, только скажи.
Удивление в голосе Аркана заставило её улыбнуться, неужели он думал что она не попросит чего-то подобного? Или закроет его в этом кабинете? Идея, конечно, хорошая... Но сюда же будут ломится все, кому будет необходим директор, а это не способствует романтическому настрою.
- Я не частый гость в этих краях, а раз я планирую тут задержаться... Надо узнать город и школу, раз ты желаешь чтобы я почаще тут ночевала. А твои сотрудники могут испугаться, если не будут меня знать. А каждый раз пробиваться, не хочу. Тебе же потом отдуваться и выплачивать деньги за моральный и физический ущерб, ну или вдовье пособие. Не думаю что тебе такой расклад понравится, - патетически проговорила наемница, но выдержать серьезную мину не смогла и рассмеялась.
Конечно она не стала бы убивать стражников, но и директору не стоит забывать что она не станет, как вор, лазать к нему в окошко. Ей хотелось чтобы он всегда встречал её так. Нежно обнимал и целовал так, что в животе начинали порхать бабочки, прямо как в рассказах светлых эльфиечек. Чтобы она могла прийти когда захочет и отвлечь его от всех, наплевав на его и свое положение, и побыть просто счастливой. Вы скажите что темная не должна себя так вести? Идите к маргулу! Не нравится, она просто порежет вас на маленькие кусочки, но все равно будет счастлива.
Пока она думала о своем, Аркан поделился своими мыслями о том, что порой задумывается о правильности выбранного пути. Теперь он должен находится в школе, решать проблемы, наставлять учеников и еще много чего. Сейчас он не может сорваться в путь, туда, куда рвется сердце. За новыми впечатлениями, знакомствами, знаниями, за самим собой. Её дилемма иная, её просят остаться. С одной стороны она этого хочет, но с другой, боится что увязнет в тихой и спокойной жизни, под защитой Аркана.
- Знаешь, в этом есть один плюс. Не будь ты директором, мы бы не познакомились. Нет, вероятность была бы, но все могло бы быть иначе. И вообще, хватит о грустном, - с этими словами девушка поцеловала мужчину.
Ей нравилось чувствовать его руки на своем теле, они были теплыми, даже горячими. Она чувствовала что и ему приятна их близость, то как он обхватил её, не позволяя сбежать, но она и не старалась. Тело темной с радостью отвечало его действиям, полукровка чувствовала что тает от взгляда золотистых глаз, а татуировки манят к ним прикоснутся и провести рукой, повторяя узор.
- Давно хотела спросить, что они означают? - чуть приглушённо спросила эльфа, проведя пальчиком по одной из них.

+1

17

Её приятный смех был музыкой для ушей полукровки. Аркану нравилось наблюдать улыбку на лице Илюизмены. Может, вне этой комнаты он будет серьёзным магом, строгим директором, трцдолюбивым учёным мужем, но рядом с ней ему хотелось быть более ласковым и заботливым. Выставлять свои шипы напоказ и блистать нарочным холодом рядом с Илюизменой было невозможно. Одного её лукавого взгляда хватало, чтобы растопить сердце волшебника. Иногда одиночество давило на него, но каждый раз Аркан приказывал себе держаться ровно. Но сейчас ему хорошо. Одиночество сковывает, нагоняет грусть и апатию, а любовь только освобождает. Жидкий огонь желания, наполняющий сосуд под названием "душа", от переизбытка пытается вырваться наружу.
- Не слышал, чтобы вдовам что-то платили из казны, - с усмешкой ответил Аркан.
Герцог не слыл слишком щедрым мужчиной. Да и сговорчивым его тоже не назовёшь. Аркан потратил много времени, чтобы выслужиться перед Герцогом и выровнять отношения с ним. Предыдущие директора не занимались политикой с ним, видимо, полагая, что Грес и Герцог должны жить отдельной от них жизнью и справляться сами, а маги смогут сами себя обеспечить. Да только в лодке они все одной сидят. Что Грес, что школа магии - всё это одно целое, которое не должно быть разрозненно. Любые проблемы Греса легко могут стать и проблемами школы магии, хотят того те и другие или нет. Именно поэтому Аркан пошел на такой шаг, добиваясь расположения Герцога. А он уж сам настроит народ на хороший лад общения с магами. В каком-то смысле Аркан постарался схитрить, чтобы через Герцога заполучить расположение и положительный настрой горожан. Хорошие слухи и общественное мнение - это то, что нужно было директору.
- Повстречать тебя это один из приятнейших моментов моей директорской жизни, - признался Аркан, проведя ладонями по гладкой коже Илюизмены, - Я рад, что это случилось. Не могу себе представить кого-то другого на твоём месте. Да и делать этого не хочу. Реальность лучше всяких мечтаний.
Аркан не сиял яркими эмоциями, хотя голос его был ласковым и тёплым. За два века жизни он научился держать себя в руках, хотя сейчас не просто это казалось сложным, но и надобность в этом становилась всё более и более тусклой. Он помнил своего отца, то был мудрый эльф и всегда держался словно непреступная крепость, которую невозможно взять ни штурмом, ни лазейкой. Отец был рассудительным и спокойным, но всегда прислушивался к своему сердцу и внутренним ощущениям. Еще не созрев психологически, Азурель утверждал, что доверять можно только голосу разума, но то были далёкие времена. Времена ранней юности и напыщенности. Сейчас, когда рядом с ним - вернее на нём - лежала прекрасная девушка, в которую Аркан был совсем не тайно влюблен, он хотел верить именно чувствам своего сердца.
Одним ловким и быстрым движением Аркан добился положения сверху, прижав Илюизмену к постели своими руками. Он бросился к её шее, безжалостно атакуя поцелуями мягкую серую кожу, которая его манит. Он сам получал удовольствие, когда доставлял небольшие ласки девушке. Раз ему это нравилось самому, раз он старался доставить удовольствие в первую очередь ей самой, значит, он полагал, его чувства не иллюзорны. И отступать от них он не хотел.
Он хотел было сказать Илюизмене шёпотом как хочет её, но подумал, что это будет как-то слишком вульгарно. Да и ощущения при этом он будет испытывать не самые лучшие. От лишних слов только больше неловкости, лучше всё делать руками, а не болтать. Слова не нужны, Аркан посчитал, что Илюизмена поймёт всё и так. Одна его рука тау и продолжала держать девушку прижатой к постели, а другая скользнула вниз, проведя пальцами по её округлому бедру снизу вверх. Она была нагой и это нравилось директору. Еще несколько сладких мгновений и он сам решит снять с себя свои шелка, чтобы девушка смогла почувствовать тот жар от огня, что горел внутри него. И в этот раз его сильная пиромантия была не при чём. Но сначала он хотел насладить её шеей, словно вампир кусает свою жертву и желает высосать кровь из её плоти всю, до последней капли.

0

18

[AVA]http://s019.radikal.ru/i614/1711/ab/8c2d8929b6cd.jpg[/AVA]
Мужчина проигнорировал вопрос о значение его татуировок, впрочем его действия отбросили любые вопросы в самый дальний уголок её сознания. Стремительное движение и уже она придавлена к постели его телом, а его губы обжигают её шею, одна рука все еще покоилась на её талии, правда эльфа была уверенна что это спокойствие ненадолго, вторая рука уже вовсю блуждала по её обнаженному телу. Невольно с её губ сорвался счастливый полу вздох.
Что такое постель для дроу? Поле боя. Мать всегда считала её взрослой и, за пару месяц до исчезновения, рассказывала о многом из быта Темных леди. Она хотела чтобы Иля знала больше о расе к которой так или иначе принадлежит. И разговор об интимной связи не был секретом. Очередное поле боя, некое унижение мужчин и превосходство женщин, которые и так не дают мужчинам отдыхать и забывать о своем положении. Конечно с отцом у них было иначе, но мать признавалась что долго училась новому восприятию. Что до Илюизмены... Невинной и сдержанной она себя не считала. Ну ни кто же не станет ждать, что за сто с лишнем лет она будет хранить девственность! Но сейчас... Сейчас она как наяву увидела свою тетю, которая ей всегда говорила: "Мужчин для разрядки у тебя может быть хоть сотня, но того, кто подарит тебе Звезды, придется поискать и заслужить". Она не искала. Была пара влюбленностей, которые оканчивались печально, но это было не то.
Чуть больше месяца назад она свалилась к вратам школы, с этого и можно начать отсчет. Аркан был мил, рассудителен, умен и, что греха таить, силен. Опасное сочетание силы и понимания на что ты способен. Да и внешне он был привлекателен, а уж его характер, то суровый директор, то влюбленный мальчишка.
Иля чуть улыбнулась, чувствуя поцелуи Аркана и не желая его останавливать. Сам того не зная он послал к маргулу привычные "законы" матриархата и взял инициативу в свои светлые лапки. Девушка чуть выгнулась и вместе с мужчиной оказалась в полусидячем положении. Рывок и пуговицы с его рубашки разлетаются в разные стороны, а материя, на вид такая крепкая, рвется под руками наемницы, обнажая грудь полукровки и девушка с улыбкой целует его ключицу, проводя языком по линиям татуировок, как по дорожкам.
- Директор, заведи привычку ложится ко мне в постель без одежды, а то ты рубашек не напасешься, - с лукавой улыбкой прошептала Иля и прижавшись к нему, сама впилась в губы эльфа поцелуем.

+1

19

Он не был уверен в своих действиях. Да и как он мог? У него не было способностей читать мысли Илюизмены, и Аркан только что пожалел об этом. Но директор посчитал, что момент подходящий. Светлые эльфы так не делают, у них всегда первую роль играли чувства и любовь, нежели плотские удовлетворения. Но Азурель был эльфом только внешне, а в голове он был человеком, всего лишь очень умным и занудным, а порой даже и наивным.
От столь пылкого хода Аркан слегка сконфузился, но затем взял себя в руки и кратко улыбнулся девушке. Его верх был разорван - Илюизмена сильнее, чем кажется. Но полукровка и не думал обратить на это внимание, таких рубашек у него будет хоть сотня, но такая женщина - только одна. Аркан позволил ей действовать, целовать его и трогать в любых местах, какие бы она не захотела.
- Я и не планировал к этому вести, - признался директор, прижимая девушку к себе крепче, - Но как тут устоять?
Аркан редко видел в чужих людях женщину или мужчину. Гном для него был гномом, человек - человеком, а демон - демоном. И не важно, что было  между ног у этих созданий. Но рядом с Илюизменой он ощущал, что хочет быть мужчиной. Её мужчиной. Рядом с ней он отбрасывал привычные понятия и обретал новое понимание вещей.
Их долгий и крепкий поцелуй затягивался, пока сердце полуэльфа колотилось как перед смертью. Он не мог сохранять спокойствие и хладнокровность в этой ситуации, хотя настоящие эмоции так и не открылись. Аркан разорвал их связь, но только на время. Он стал опускаться ниже, целуя шею, ключицы, грудь, живот девушки. Её гладкая кожа была приятнее тёплого одеяла в холодную ночь. Его дыхание значительно участилось, изо рта он выдыхал горячий воздух, согревая им тёмную кожу Илюизмены. Руки эльфа были тверды, не дрожали, он был весьма одарённом и опытных алхимиком, поэтому работать с тонкостями привык. Аккуратные эльфийские пальцы директора скользили по изгибам прекрасного тела девушки, лаская её.
Затем он вернулся назад, хотя мог бы продолжать целовать её хоть всю ночь, пока губы не иссохнут.
- Я не знаю обычаев дроу, - сказал он ей тихо, - Но как у них принято ухаживать за женщиной в постели?
Аркан испытывал лёгкий жар, Илюизмена наверняка смогла бы заметить это. Он шумно выдыхал горячий воздух ей в шею, щёки и губы. Директор пристроился к ней ещё ближе. Обнажённые рунические узоры на его теле лишь слегка пульсировали, словно отражали напряжённое состояние мага. Он не знал, когда ласки должны заканчиваться, но очень хотел, чтобы Илюизмена насладилась этим моментом. Полуэльф сглотнул, его рука скользнула вниз и ловкие пальцы оказались у неё между ног, но резких действий Аркан, всё же, не делал. За каждым движением Илюизмена могла пронаблюдать и увидеть, и своевременно среагировать на это. Маг желал сделать всем этим приятно не только себе, но и ей.
Аркан и правда боялся сделать что-то не так. Но паники в его голове, отнюдь, не было. Он мог признаться себе честно, что опыта контакта с женщиной в плане секса у него нет. Он - маг, и его любовью всегда была магия и знания, которые она в себе таит. Но в этот раз Аркан решил изменить своей прежней возлюбленной и обрёл другую женщину - куда более материальную и весомую, нежели прежде. Поэтому сейчас он доверял не опыту, не разуму, а скорее интуиции и внутренним инстинктам, старался понять, чего хочет Илюизмена, а чего - нет. Возможно, к этому процессу ему следовало бы подходить куда более проще, вроде «сунул и вынул», но Азурель был такой персоной, которая никогда не умела упрощать вещи.
Его пальцы, оказавшиеся между ног у дамы, стали медленно и слегка застенчиво массировать её плоть, пока губы полуэльфа поцелуями касались шеи Илюизмены. Другая рука так и продолжала держать её за талию, обхватив её так, словно та могла удержать Аркана от падения в пропасть и спасти жизнь.

+1

20

[AVA]http://s019.radikal.ru/i614/1711/ab/8c2d8929b6cd.jpg[/AVA]
Конечно не совсем удобно находится в полусидячем положении, да еще когда не ты, а он сверху, но Иля не обращала внимание на это упущение, к тому же оно скоро стало преимуществом. Губы и руки мужчины блуждали на теле наемницы, которое с радостью отзывалось на ласки и выгибалось под сильными руками, заставляя темную медленно плавиться от удовольствия, как свеча под пламенем огня. Риторические вопросы полукровки пролетели мимо, на один она улыбнулась, а вот на второй не спешила ответить, он спрашивал об обычаях дроу, и тут все было просто, мужчина подчинялся. Делал что скажут, ни какой инициативы. Это она уже пробовала, первые разы все хорошо, а потом приедается и вызывает легкое отвращение. У светлых все проще и приятнее. Аркан, даже не подозревая об этом, уже попрал все правила, Иля же только улыбнулась ему, поймав очередной поцелуй.
- Забудь, - на выдохе прошептала девушка и чуть изогнулась, когда его пальцы достигли цели и стали выводить замысловатые узоры.
Не желая менять позу, наемница чуть её скорректировала, уперлась одной рукой на постель, дабы у неё был упор, второй обняла мужчину, который покрывал её шею поцелуями, к тому же и ему стало проще, не надо было удерживать её тело на весу. Прикрыв глаза и откинув голову, девушка тихонько мурлыкнула от удовольствия, однако ей хотелось большего, больше ласк, больше поцелуев, всего его. Однако она не стала спешить и позволила Аркану решать как долго будет длится их прелюдия, она лишь подвинула ножку, почувствовав его тепло и готовность в паху, хотя он и был одет.
Иля чувствовала теплое дыхание на своей коже, слышала как бьется сердце у эльфа в груди, ощущала сильные, но нежные руки на своем теле, а сквозь ресницы видела и самого мужчину, и замысловатый рисунок на его коже, казалось что он слегка пульсирует. Улыбнувшись, она, вновь, провела кончиками пальцев по его татуировкам, как завороженная, следила за тем, как реагирует Аркан, а потом не выдержала и уже сама начала целовать его шею и ключицу, плавно изменив позу в более сидячую.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Куда рвется сердце...