http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Неучтенный фактор


Неучтенный фактор

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

https://pp.vk.me/c637726/v637726585/1cf91/8kaDafejZvQ.jpg
Участники: Амарилла, Морваракс.
Время: 10 лет назад, весна.
Место: Крайний запад. Чуть севернее Рузьяна. Лес на правом берегу реки Видавии. Затем подножие Скалистых гор. Логово дракона близ истоков реки Райс.
Краткий сюжет: История о том, как умеют отдыхать драконы, начавшаяся с того, как некой ошалевшей вампирессе приспичило одного из них погладить.
(Продолжение событий, описанных в эпизоде "Иногда параллели пересекаются")

Отредактировано Амарилла (07-12-2017 16:04:35)

+2

2

Доводы разума, к коим старательно прислушивалась Морваракс, подсказывали, что «место преступления» следует покинуть как можно скорее. Кто знает этих бескрылых и что им в голову взбредет? Обычно они не жалуют сгоревших таверн, обескровленных трупов и разрушенных темниц. Сначала они, конечно же, постараются привести в порядок город, вернее то немногое, что от него осталось, и лишь потом бросятся в погоню. Будет это нескоро, но покинуть окрестности города все равно стоит.
Так говорил разум. Но, волей случая, именно в эту ночь дракон отвернулась от него. Не то чтоб она совсем потеряла чутье к опасности и стала беспечной. Просто решила не нагнетать обстановку. И потом, упомянутой опасности на хвосте Тень упорно не чувствовала.
Отчасти голову дурманила самоуверенность и вера в свою безнаказанность. Того города-то было – тьфу, за пару столетий сам бы развалился. Ни толковой охраны (с точки зрения дракона), ни опытных магов, ни какой-либо организованности. Это поселение было каким-то сонным и тихим. Такой не грех и чуть-чуть разворошить. А двуногие про погибших забудут быстрее, чем дракон отметит очередную круглую дату в своем возрасте.
Даже овцы – эти животные, коих разводят для еды и шкур (на вкус что первое, что второе вполне приемлемо, но насыщает плохо) знают, что где-то там живет хищник. При опасности ведут себя бестолково, но не более жителей, что сначала столкнулись с вампиршей, а потом с драконом. Ладно с последней вообще без сплоченности сражаться сложно. Да и не те края, чтобы быть готовыми к обсидиановым тварям. Вампир… существа хоть и не имеют шикарных крыльев, все же являются опасными противниками. Хотя бы по той причине, что являются изворотливыми, хитрыми и осторожными тварями. Своим моменты случаются и у них, но со счетов сбрасывать не стоит ни в коем случае.
И все же… крохотный шанс на спасение у тех людей все равно был. Будь они не такими вялыми и сонными. Глупые звери не заслуживают уважения и долгой памяти, зато они служат закуской.
Дракон улетала от города. Без спешки и суеты, будто все так и должно быть.
О том, что в небе она не одна, Морваракс почувствовала, но не сразу. Будь то обычная птица или еще какая-нибудь безобидная тварь, дракон не обратила бы внимания. Ощущение, что за ней следуют, не оставляло. Кто бы за ней ни летел, он не спешил показываться, ровно как и отставать. В связи с произошедшими событиями это должно было напрягать и разворошить драконью паранойю.
Но, опираясь все на те же события, дракон быстро подсчитала кто и зачем мог бы за ней выдвинуться. Возглавляла список, как ни странно, та самая женщина-вампир. Она ведь уже проявила интерес к дракону, и куда более занятный, чем у ее несостоявшихся жертв.
Морваракс могла своеобразной «шутки» ради парить в небесах вплоть до рассвета, вынуждая внезапную попутчицу потерять время и остаться ни с чем. А могла и не дурить сверх положенного, да пойти на встречу. Тем более, что с этой охотницей они уже своеобразно связаны общим местом «развлечений».
Дракон фыркнула себе под нос, что могло бы расцениваться как смешок, и начала снижаться. Место было достаточно удаленным, подходящим для встречи. Проходя меж деревьев, дракон все равно морщилась, досадуя, что те не растут на более почтительном расстоянии друг от друга. И не без некого злорадства подумала, что другим ее сородичам здесь было бы еще менее комфортно.
Почесала шею о ствол дерева, заставив то протестующе скрипнуть, но выдержать, и улеглась на землю. Даже если вампир (или кто там за ней следовал) не соблаговолит показаться и начать разговор, то место подходящее, чтоб остановиться, послушать запахи леса и просто растянуться на земле. В ее-то краях так баловать как-то несолидно, да и камни как-то мало походили на роль мягкой лежанки.

+1

3

Нагнать дракона, даже при том, что он летел неспешно, оказалось не так-то просто. Разница в размерах давала о себе знать. Амарилла не чувствовала усталости, но предел скорости был и у неё. Такая своеобразная погоня, о которой был в курсе только один из её участников, не дала вампирессе времени задуматься над тем, что же она творит. Впрочем, будь у Амариллы это время, едва ли что-то изменилось бы.
Такие решения непросто объяснить и обычно, не затрудняя себя логическими доводами, она списывала всё на интуицию. На самом деле тому способствовали множество мелких фактов и фктиков, перечислять которые утомится даже бессмертный. Вампиресса не сомневалась, что дракона привлекла её аура и, раз вампиресса до сих пор цела, значит, причиной тому было никак не желание нести свет, добро и прочую ахинею, а, возможно, обычное любопытство. Ящер был относительно невелик, значит, молод, а любопытство естественно для нежного возраста. И это не следовало оставлять без внимания. Впрочем, Лила не была знатоком драконов и вполне могла ошибаться. Но интуиция твердила иное.
Они приземлились на опушке леса и поначалу вампирессе пришла мысль попросту подкрасться и потрогать драконий бок. С такой чешуёй прикосновения не заметили бы, но вот скрыть само её присутствие не удалось бы без серьёзной магической подготовки, на которую у Амариллы сейчас были силы, но совершенно не было настроя. От внезапного эффектного появления она тоже воздержалась. Подобные фокусы хороши для смертных. Дракона ими не впечатлить. А даже если и удастся, вдруг тот ещё пламенем дыхнёт от неожиданности.
Таких сюрпризов ей и самой не хотелось бы, потому Лила опустилась на почтительном расстоянии от ящера и, вернув себе человеческий облик, подошла на расстояние десятка шагов к его морде. Вблизи дракон был ещё красивее. Великолепный, смертоносный и, как показалось Амарилле, выжидающий.
- Здравствуй. Моё имя Амарилла и, думаю, для тебя уже не секрет, что я вампир, - представилась она, чтобы хоть с чего-то начать. Вампиресса недурно читала драконьи руны и вполне понимала написанное, но не стала оскорблять древний язык своим корявым произношением и говорила на смеси наречий западного побережья Альмарена. – Прилетел, показался, заинтриговал и сразу улетел. Кто же так делает? Я ведь теперь даже не знаю, кого поблагодарить.

+2

4

С вампирами дракон уже пересекалась. Но те встречи носили поверхностный характер. Молодой дракон не испытывал желания тогда вступать в более плодотворный союз с вампирами, а молодые вампиры, в свою очередь, не особо представляли с какого края подходить к ящеру. Посмотрели, сделали какие-то свои выводы и разошлись.
Обсидиановая имела представление о способностях данных существ. И все же наблюдать чужую трансформацию было интересно. В какой-то миг Мор кольнуло сожаление, что она отреклась постигать искусство превращения. Наверное тоже выглядело бы впечатляюще. Особенно в магическом плане.
Черная птичка оборачивается с виду человеком. Той самой охотницей, с чьим взглядом и плодотворной работой по сокращению численности населения, ящер уже познакомилась. При желании в каждом живом (или условно живом) существе можно найти что-то привлекательное. Девушкам в этом плане было легче. Этой же особе пройти проверку на очарование и вовсе проблем не составило. Дракону понравились и черные перья, и алые волосы.
А вот то, как говорила женщина, немного сбивало с толка. Морваракс была не самым высокомерным драконом, и даже не особо любила, когда перед ней виляли хвостами. Но вампирша обращалась так, будто они давно знакомы, имели общие интересы, и немало занимательных вылазок за плечами. Улови дракон в голосе издевку или видя в выступлении показушную храбрость, то, как минимум, огрызнулась бы. Но упомянутых нюансов не было.
«Занятно»
Говорить дракон умела. Просто не любила. Собственный голос казался неуместным практически всегда. Другое дело – телепатия. Она идеальна, и может нести в себе столько нужных оттенков, сколько потребуется. Одной мысленной фразой можно было выразить очень многое. Словами так не выходило. Общаться через магию Морваракс было привычней. Правильней.
«Доброй ночи», желать вампиру здоровья было немного комично. Разве что чужого здоровья.
«Морваракс. Дракон», в последнем слове можно было уловить нотку веселья. Будто так не видно, кто под деревом разлегся. «Забавно. Меня еще никогда не стремились благодарить за сорванные планы. Тем более – за сорванную охоту. Или моя краткая прогулка принесла внезапную выгоду?»
А еще телепатия Мор была бесцветной. Молодые особи мало когда угадывали пол дракона. У опытных и долгоживущих с этим возникало куда меньше проблем. Но иногда промахивались и они. Либо же нарочно «подыгрывали» дракону. Та ничего против не имела, ей даже чуток льстило, когда ее принимали за самца.

+1

5

Непривычно было слышать в своём разуме кого-то кроме братьев, но, в общем-то, довольно ожидаемо.  Амарилла повела рукой, в попытке нащупать подол платья и поклониться, как того требовала вежливость, но подола не обнаружилось, как и платья, и вообще какой-либо одежды. Когда сработала дровская магия, вампиресса как раз легла отдыхать, делать это в уличной одежде у людей не принято, а Амарилла была слишком ленива, чтобы таскать за собой ночнички и панталоны. Благо и собеседник одеждой не озаботился, как-то не положена она драконам. А вампиресса никогда не была шибко стеснительной, так что, отметив этот факт, тут же и отмахнулась от него.
- Очень приятно, - мыслеречь была знакома и ей, но давалась далеко не так легко, как дракону, потому Лила продолжила говорить вслух, не пытаясь проникнуть в разум ящера, даже если тот сам приглашал зайти. – На счёт выгоды не знаю. Но пользу твоё появление, определённо принесло. Причём большую, чем можно подумать на первый взгляд.
Вампиресса ухватилась за толстую ветку ближайшего дерева и легко запрыгнула на неё, устроившись пусть не вровень с мордой дракона, но всё же немного повыше. Она и так была небольшого ростика и терпеть не могла вести разговоры, запрокидывая голову.
- Сегодняшний… вернее ещё вчерашний вечер, я планировала провести попивая хорошее вино и кровь тёмного эльфа, - невесело усмехнулась она. – Предполагалось, что у меня будет, что отмечать. И при этом никто не должен был погибнуть, а жители Фарнаара… ну, того городка, что мы разворотили, спокойно бы спали в своих постельках и даже не подозревали бы ни о чём. Вместо этого я едва окончательно и бесповоротно не покинула этот мир. Так что, как видишь, мои планы нарушили задолго до тебя.
Разум практически вернулся к Амарилле и она в полной мере осознала, что натворила. Нельзя сказать, что её мучила совесть или что-то подобное, но и рада своей выходке она явно не была. Этого можно было избежать, причём самым что ни на есть простым способом – найти других наёмников. А дроу всё-таки прикончить, чтоб глаза не мозолил. Что ж, теперь, когда всё уже случилось, это бессмысленно, но если ей попадётся ещё кто-нибудь из этого народа, то сначала свернёт ему шею, а уж потом будет думать, правильно ли поступила.
- Я была очень голодна и очень зла, потому всё несколько вышло из-под контроля. Твоё появление, намеренное или нет, помогло мне этот контроль вернуть. И мне хотелось бы отблагодарить за это, - продолжила Лила. – Что я могу для тебя сделать?

+2

6

На самом деле явление дракона городу несло в себе немало пользы. Для предприимчивых и сообразительных созданий. Крылатые ящеры могли причислиться к стихийному бедствию, ибо хаос и разрушения они сеяли легко и непринужденно. Особенно когда не тяготились угрызениями совести. На фоне властителей неба все прочее легко могло потеряться. Будь то убийство, грабеж или куда более «осторожные», но незаконные дела.
Потому Морваракс была отчасти готова, что ее собеседница просто поблагодарит за прикрытие развернувшейся охоты, что больше напоминало пиршество волка в овчарне. Но ответ Амариллы показал, насколько мало дракон знает о вампирах и как сильно недооценивает. Обсидиановая слушала и дивилась. Дивилась откровенности, которой могло не быть, ибо до сего момента эти два создания были незнакомы. Дивилась некоторой честности со стороны вампирши: могла ведь просто порадоваться удачному стечению обстоятельств и выкинуть «удобного» дракона из мыслей.
Больше всего обсидиановую поразило предложение отплатить за добро (весьма сомнительного качества, но ктож осудит?) Разум и логика требовали немедленно насторожиться: в словах Амариллы был смысл, но как-то очень уж внезапно появляется столь интересный «должник». Можно ли не доверять вампиру, предлагающему помощь? Нужно.
Жадность же требовала немедленно выискать выгоду от такого союза. Когда еще выдастся такой случай? Чаши весов могли так перевешивать друг друга довольно долго. Если бы не «благостное» настроение дракона. И третья «сторона», которая негромко, но соблазнительно нашептывала послать все в бездну. Легок пришло – легко ушло. Человеческая позиция, к которой Морваракс обычно была не склонна.
«Прямо сейчас мне ничего не нужно», призналась дракон.
«Спуститься в город было прихотью. Глупой и нелепой. Стремление к разрушению, без планов и расчетов. Не считаю за хорошие манеры что-либо требовать за свое безрассудное поведение»
Дракон была более разговорчивой, чем обычно. И, что странно, совершенно не тяготилась беседой. Решение отказаться от предложения Амариллы далось легче ожидаемого. Враз замолкли и осторожность и жадность. Разговор можно было бы считать завершенным. Однако Тень была не против еще поговорить. И впервые за столетия сама пошла на контакт, не дожидаясь пока собеседник подступится с очередным вопросом или покинет чешуйчатое общество.
«Ты упомянула темного эльфа. Почему не убила его, когда он был за решеткой?»
В городе могли быть и другие представители остроухой братии с темной кожей. Тот, о ком говорила вампира, и вовсе мог быть ею умертвлен задолго до того как ее планы были нарушены. Кровь могла быть упомянута и просто так, как сорт любимого вина. Но почему-то ящер была уверена, что не ошиблась. Чем-то темный эльф не угодил вампирше. При этом до сих пор оставался живым и относительно здоровым.

Отредактировано Морваракс (19-10-2017 17:39:17)

+1

7

- В этот раз не добралась, дверь камеры оказалась укреплена магией, - пожала плечами Лила. – Да не шибко-то и хотелось, когда так несёт, сложно сосредоточиться на чём-то одном. А в прошлый я почти его прикончила, но эльфы, оказывается, куда более живучи, чем кажутся, - вампиресса упёрлась пятками в ствол, положила подбородок на согнутое колено и неопределённо повела рукой. – Несколько лет назад мы с ним слегка повздорили и я лишилась пары пальцев, а этот недомерок едва не загнулся от старости моими стараниями. Теперь вот встретились снова, он меня не узнал, а мне захотелось хотя бы имя его спросить. Ну, и заодно выяснить, как он тогда выжил. Предложила ему общее дело, чтоб понаблюдать немного. Или он мне предложил, тут как посмотреть. Да не суть, в общем-то. О-о-о, какой же он зануда! Ворчит, и ворчит, и ворчит, и ворчит. Как сам себе ещё не надоел. Пусть живёт. Он сам для себя худшее наказание.
Наверное, любознательность в какой-то мере можно прировнять к глупости. Или скорее к стремлению от этой глупости избавится. Ведь что может быть лучше в этом отношении, чем опыт. Этого добра Амарилла обрела сегодня немало. И чёрные эльфы в её глазах сильно ушли в минус, а чёрные драконы в плюс.
Это было легко объяснимо. Когда при твоём появлении все начинают шипеть, плеваться и хвататься за колюще-режущее, возможности для выбора потенциальных союзников или даже просто круга общения резко сужаются. Чем изрядно этот самый выбор упрощают. Половина шушеры отсеивается на подходе, просто услышав слово "вампир", вторая немного погодя, после того, как увидит, что этот вампир вытворяет. Человеческие земли нравились Амарилле именно за экономию сил и времени в этом нелёгком деле. По северную сторону от скалистых гор так не получалось, контингент там другой.
- Ты любишь загадки? – любопытно встрепенулась она, взглянув на дракона. – Мы с дроу нашли одну. Правда нашли мы её, проверяя слухи о слухах, так что не поручусь, что она чего-то стоит. Но как упражнение для ума вполне сгодится. Хочешь посмотреть?
Ещё вчера вечером Амарилла собиралась рыться в человеческих архивах и библиотеках, а теперь беседовала с летающей энциклопедией. У драконов отменная память, это всякий знает, так что даже если он не прочёл ни единой книги, то хранится там очень многое. А ещё летают драконы куда чаще и выше, чем она сама и тот кусок карты, что был на фреске, вполне мог быть знаком Морвараксу. На счёт того, стоит ли показывать ему саму загадку, Лила ещё не определилась. Хотя... какая, в сущности, разница? Она же всё одно не представляет, что значит та рифмованная ахинея и с чего следует начинать поиски, так почему бы не начать их с расспросов дракона.

+2

8

Слушая сетования Амариллы на горькую судьбу, что свела ее с живучим эльфом, и то, как ей от него досталось, Морваракс задалась все тем же вопросом, что и раньше. Как этот экземпляр дожил до нынешних дней? В свою короткую встречу, в силу мимолетного любопытства, дракон лишь отметила, что на эльфе завязано несколько заклинаний. Оказывается она стала тем самым случаем, что в очередной раз оттащил смерть от остроухого.
В том, что темнокожий «зануда» не раз побывал на краю, Морваракс не сомневалась. Если уж вампир давал столь красочную характеристику данному существу, то эльф определенно был необычным. И испытывал на прочность нервы не одной лишь вампирши. Впрочем, вся раса этих существ была какой-то странной.
«Загадки? Скажем так, испытываю определённое влечение», «улыбнулась» дракон.
Старинные загадки, которые иной раз были так запутаны и противоречивы, что от них даже некоторые древние отмахивались, не вызывали у Морваракс немедленного желания в них разобраться. Многие из тех, кто ставил защиту на свои знания и артефакты, считали своим долгом не столько отогнать любопытные носы и обрубить загребущие ручонки, сколько испортить жизнь потомкам. Напевные мотивы заклинаний, расплывчатые описания, сравнения и метафоры: Морваракс столкнулась с этим богатством в юном возрасте и тогда по ошибке решила, что все расы на старость лет начинают тяготеть к лирике. Или просто впадают в старческое сумасшествие. На деле этим могли страдать и молодые «уники». Но, кто бы ни был автор задумки, а страсти их тайны не вызывали.
Но какой дракон откажется от вызова? Какой молодой дракон не сунет нос в неизведанную пещеру или разрушенный храм древности? Морваракс по возрастным рамкам давно перешла во взрослые ящеры. Но сунуть нос в неизвестность могла с непосредственностью и азартом вирмлинга. Ровно как и получить по оному. Так что некоторый интерес все же был. Вопросом стояла только награда. Исходя из знания, что она получит или может получить, дракон решала: впутываться ей в дело лично или посылать кого-нибудь из знакомых.
Эта ночь была полна сюрпризов. Если случай так настойчиво скребется у твоего логова, то будет просто невежливо не откликнуться на призыв.
«Ответы порождают вопросы. Загадки древность порождают головную боль. Но сейчас мне интересно»
Воспитывающая Тень древняя обсидиановая драконица с завидной регулярностью повторяла первую часть фразы. В годы ученичества молодого ящера оная дико раздражала, так как обсидиановая уже-не-вирмлинг считала, что ей разжевывают прописную истину. И вот – столетия спустя она сама ее выдает. «Матушка» наверняка посмеялась бы иронии.

+1

9

- Головная боль меня не мучает и я не знала, что она бывает у драконов, - хихикнула Лила. – Когда такая большая голова болит, это, конечно, беда.
Что-то произошло с вампирессой этой ночью. Нет, она никогда не праздновала ни чужое мнение, ни власть, ни авторитеты, но прежде Лила сама не осознавала, как далеко это зашло. А скажи сейчас Морваракс, что он есть земное воплощение одного из братьев-богов, да хоть и обоих сразу, она бы даже тон не сменила. Только посмотрела бы удивлённо, а потом спросила, каким местом они думали, когда вот это всё создавали, и вывалила бы список претензий.
Мир у них вышел на славу, тут не придраться, а вот почему разумные существа обычно ни в каком месте не разумны, это узнать было бы неплохо. Прежде всего её, само собой, интересовала собственная персона. С прожитыми годами, вроде, должно было прибавиться мудрости, а прибавилось разве что наглости да бесшабашного веселья. Амарилла всегда называла это уверенностью в себе, но сегодня прошлась по грани, едва не кончилась и всё равно даже не испугалась толком. Теперь вот с драконом болтала так, будто они друзья детства. Так ведь и допрыгаться недолго. Но, даже понимая всё это, менять она ничего не собиралась.
- Ты же не только думать громко умеешь, в мысли заглянуть тоже можешь? В буквальном смысле. А то далеко опять до подземелья тащиться, да и лень, - вампиресса воззрилась куда-то вверх, провела пятернёй по волосам и как можно ярче представила то, что видела на стене гробницы. – Ну… вот теперь смотри. Это значит, сама загадка, карты кусок и человечьи стихи. Да, да, это стихи такие, не удивляйся.

Пусть дни сочтены и отмерен конец,
На смертном одре ждёт холодный венец,
Но там, где сойдутся проклятий пути,
Решенье иное ты сможешь найти.
Песчаные ветры там застят глаза,
Движенье вперёд станет шагом назад,
Но если к началу свой взор обратить,
То путь до конца ты сумеешь пройти.

Про это место мне лет сто назад рассказывал один демон. Вроде как то ли жрец там какой-то прятался, то ли маг, который с этими жрецами знался, а поклонялись они, говорит, первородному Хаосу. Амат, то есть. И видишь ли, какое дело… по нашим легендам она мертва, но ведь жрецы просто так лбы об пол разбивать не станут, им непременно силу подавай. Выходит, что раз есть жрецы, стало быть, и силу эту им кто-то или что-то даёт, и жертвы их принимает.
Мелкая голая лохматая девица внимательно посмотрела на дракона, понимает ли тот, о чём она речь ведёт, и в серых глазах её отразился весь тысячелетний опыт, и мудрость, и скука, и сумасшедшинка, без которой за такой скукожишься от однообразия дней и мыслей. В истории этой не было ни подвоха, ни выгоды. Просто если Амат до сих пор существует, то это конец. Имир и Рилдир, победившие её когда-то, перегрызлись между собой, один и вовсе спит, причём не по собственной воле, и проснувшись будет далеко не в благодушном настроении. Им нечего противопоставить первородному Хаосу. Абсолютно нечего.
- Хочу найти этих жрецов, отловить одного и разузнать, кому они там поклоняются. Ну, или храм их найти, если сам орден сейчас не имеет живых последователей. Последователи, это дело наживное, у богов это быстро, - вздохнула она. – Но если орден Амат действительно имеет место быть, то мы в глубочайшей заднице.

+2

10

Обычно Морваракс слишком опиралась на свою драконью логику и осторожность. Оттого не всегда видела грань между шуткой и дельными предложениями. Особенно, если дело касалось других рас. Они умели и любили улыбаться куда чаще тех драконов, с которыми Мор сталкивалась, но понять их было очень сложно. Но, оказывается, она и это могла.
Легкомысленная, жестокая и свободная от собственного самоконтроля обсидиановая в данный момент смотрела на ситуацию под иным углом, нежели обычно. Все то, к чему взрослый ящер была склонна, но неизменно сажала на цепь сдержанности, все то, что она пыталась в себе изжить, все это сейчас разворачивало крылья. И на шутку ответило весьма благосклонно. Хриплый рык, в котором угрозы и раздраженности не было и намека.
Удачная ночь выдалась не только у остроухого узника городской тюрьмы, но и у его соперницы. Это же надо было пересечься с драконом именно в ту ночь, когда он ведет себя «не типично».
«Не составит затруднений», кивнула Морвракс словам Амариллы.
Она умела не только изображать «голос в голове» и просматривать чужие воспоминания. При желании могла и смять чужой разум как сухой лист. Впрочем, маги, достигшие таких высот, предпочитают не хвастаться, хоть и иной раз и очень хотят покрасоваться перед понимающей «публикой».
Собеседница довольно ярко представила кусок карты и стихи-загадку. Не пришлось отвлекаться на сторонние «детали», не пришлось концентрироваться, чтоб четко видеть картину воспоминания. Ей показали только то, что обещали, что посчитали нужным. Хоть вампирша и вела себя с непосредственностью молодой девчушки, которой новообретенное «бессмертие» дурит голову, на деле чувствовалось, что эта особа достаточно пожила, имеет хорошую сокровищницу знаний и опыта. Странно, но весьма приятно иметь с ней дело. На данном этапе, во всяком случае.
«Один знакомый утверждал, что Братья и их поверженный враг слишком тесно сплелись с миром. Они не могут без веры, как иные не могут без молитв. Чем больше верующих и просящих, тем сильнее тот, к кому они взывают. Не оспариваю, что у знакомого на все были «интересные» взгляды. Но иногда в словах были идеи, не лишенные смысла»
Не поморщиться стоило дракону определенных усилий. Упомянутый мыслитель, на чьи слова она сейчас ссылалась, и по сей день был жив да здоров. Одно время часто просиживал вечера в компании дракона и забавлял ее своими «гениальными» идеями. Но его метания от очевидно-бредовых теорий до тех, что имеют место быть, однажды утомили обсидиановую. И мыслитель с темным «благословением» дракона отправился искать доказательства своих измышлений в жизни. Крылатая справедливо опасалась, что когда-нибудь он вернется.
«Даже если это не Амат, не слишком полезно иметь дело с противником силы Братьев. Иную же заразу лучше вырывать с корнем или пресекать в зародыше. Летим на охоту»
Может там будет просто толпа фанатичных двуногих. Может там будет культ пришлой сущности. А может там не будет ничего интересного. Долго и упорно бодаться с полом люди (и не только они) могли с рвением, достойным лучшего применения. Но без поощрения им бы это надоело. А водить за нос толпу фанатиков надо уметь.

+1

11

- Ты знаешь, где это?! – радостно подскочила Амарилла.
Её макушка едва разминулась со следующей по счёту веткой, но вампиресса, как ни в чём не бывало, отклонилась в сторону, да так и осталась стоять под углом к земле, попирая злоумышленное дерево и все законы мироздания, по которым теряющие равновесие предметы обязаны падать в ту или иную сторону. Первая безудержная радость исчезла с её лица и вампиресса озабоченно нахмурилась. Мало того, что Амарилла умудрялась стоять в таком противоестественном положении, так она ещё и прошлась туда-сюда, заложив руки за спину.
- А далеко туда добираться?.. Видишь ли, - Амарилла махнула рукой в сторону светлеющего на востоке неба, – через пару часов рассвет, а мы с солнцем не очень-то ладим. Наверное, я кажусь ему скучной со своими неизменными вкусами и привычками. Хотя мне больше нравится называть это постоянством. А оно раздражает меня своей неуёмной энергией. Беда в том, что я могу лишь скрываться от него, в то время как ему вполне по силам угробить меня и даже не заметить этого. Потому путешествовать я могу только по ночам.
Она и сама почти позабыла об этой маленькой издержке вампирьего проклятия и сейчас очень расстроилась. Не то чтобы ей не терпелось разделаться с какими-нибудь фанатиками. Как ни парадоксально, единственным божеством, к которому вампиресса относилась с уважением, была именно Амат. Только она действительно создавала что-то, остальные лишь переиначивали готовое. Но это вовсе не значит, что Лила хотела с ней встречаться.
Что же до братьев, то Амарилла смотрела на них, как подросшие дети смотрят на престарелых родителей, не первый десяток лет враждующих с соседями из-за того, что кто-то когда-то поставил забор на две ладони дальше межи. Детям давным-давно наплевать на тот забор, пусть стоит, где стоит. Он никому не мешает, а вот соседская вражда уже всем поперёк горла.
Но, так или иначе, а за своими стариками нужно было приглядывать. Вот только днём она действительно почти беспомощна и уж точно не могла отправляться в путь. Да и вообще, Лила порядком уступала в скорости дракону... Конечно, дракон! Вампиресса соскочила на землю и подошла поближе, сравнивая его размеры со своими. Должно получиться.
- Морвракс, а ты можешь меня проглотить? – на остром личике появилось хитрющее выражение, это была, конечно, изрядная наглость, но и вполне приемлемый выход, если подумать. – Я так уже делала раньше, разве что… тот дракон был не живой. Но я маленькая и особых неудобств не доставлю. А у тебя внутри темно и солнце мне не навредит. Всем будет хорошо и удобно. Только пламенем не дыши, пожалуйста.

Отредактировано Амарилла (29-10-2017 08:54:30)

+2

12

Мало что могло действительно удивить дракона. Но новой знакомой это удалось. Морда ящера не отличалась эмоциональностью, но и без этого было ясно, что обсидиановая поражена внезапным предложением. Такого с ней определенно пока не случалось. В рот-то ей уже пытались залезать, но никак не с намерением путешествовать.
«Забавная идея», отметила для себя Мор.
Испытать что-то новое и узнать границы других живых существ – это полезно. А предложение вампирши было весьма шокирующим. Морваракс знала одного своего знакомого, который с радостным энтузиазмом откликнулся бы испробовать такой метод транспортировки вампиров. Но лично она выбивалась из ряда потенциальных перевозчиков по самой грубой причине: из-за особенностей своего характера и привычек.
Первое при большом желании еще можно было побороть. Обсидиановая в принципе не относилась с восторгом к желанию прокатиться на ней или в ней. Но ради эксперимента могла и согласиться. После долгих уговоров и аргументов. Не смотря на более чем «приподнятое» настроение этой ночью, кое в чем дракон осталась сама собой.
Вот вторую преграду сломить невозможно. Корнями привычки ушли далеко в прошлое. То самое, когда Мор была еще вирмлингом. Пищи было мало и доставалась она с трудом. Потому все, что попадало в пасть, немедленно проглатывалось. А там уже отправлялось во внутреннюю «печь», где благополучно исчезало без конца.
От идеи перевозить вампиршу в пасти, дракон тоже отказалась. Все же она «мелковата» для комфортабельного перелета: и вампиру не в радость, и самой не комфортно.
«Вынуждена отказать. Такой перелет возможен, но не с моим участием»
Был, конечно, еще вариант, но предлагать его дракон не спешила. Доверять новым знакомым ящер начинала не сразу, и уж тем более не хотела подвергать опасности свой «зверинец». Но с другой стороны: что еще оставалось? К сожалению, дракон обзавелась множеством полезных (и не очень) знакомств в любой точке мира, но не убежищами. Достаточно защищенное логово было только одно.
«Могу открыть портал в безопасное место. Однако…», обсидиановая сделала паузу, после чего доброжелательно фыркнула. «Оно немного своеобразное. И точно не соответствует представлениям о том, где, с кем и как живут драконы»

+1

13

- О!.. – выдохнула Амарилла, глядя на дракона полными восторга глазами. – Ты – такая прелесть! Не обижайся только, - спохватившись, зачастила она. - Ты, наверняка, большой и страшный, когда захочешь, но…
Она хотела сказать, что находит заботу о себе очень милой. И, может быть, рассказать, что вампиры всё же нежить и в особых удобствах не нуждаются, ни в воздухе, ни в тепле, ни в мягком ложе, а спящему вампиру и вовсе всё безразлично, лишь бы место было труднодоступное, а лучше и вовсе никому неизвестное. Может, показала бы свои фокусы с перевоплощением в ворона, который хоть и был велик по сравнению с обычными птицами, но всё же сильно уступал размерами человеку, или даже в туман, который и вовсе занимает столько места, сколько его найдётся. Но тут у неё в уме что-то щёлкнуло. " Вынуждена отказать… Вынуждена…" До вампирессы внезапно дошло, что она назвала женщину, пусть и женщину-дракона "большой и страшной".
- Но-о, - Лила попыталась быстренько что-нибудь сообразить, чтобы выкрутиться из этой нелепой ситуации, но была настолько потрясена, что ничего толкового в голову не шло.
Теперь она взглянула на Морваракс по иному и не могла понять, как раньше не замечала очевидного. Всё-таки у любых существ, имеющих два пола, даже у шефанго, у которых они заключены в одном теле, женщину можно отличить от мужчины. И у драконов тоже, просто в легендах они обычно воруют красавиц, сражаются с рыцарями, отнимают власть у правителей и так далее, и тому подобное. В общем, ведут себя, по-мужски. А ведь кто они там на самом деле, никто даже не задумывается. Вот до чего доводят предрассудки!
Амарилла вспомнила только пару легенд где упоминались именно драконицы. Вернее, это, кажется, даже была одна и та же легенда. У "злой драконицы" был то ли семь, то ли девять голов, а победил её рыцарь верхом на другой, серебряной, с которой познакомился, когда та была в человеческом обличии, со всеми вытекающими. Но они пожертвовали своим счастьем ради блага людей. Там была история любви и жертвенности, потому что, убив девятиглавую, рыцарь и сам не выжил. Вот, наверное, поэтому и "драконицы". Потому что это не легенда вовсе, а сказка для придворных барышень.
- Чума на мою голову! - наконец рассмеялась Амарилла, прекратив приступ заикания. – Мне казалось, что ты… э, как это у вас называется? Парень? Только теперь поняла, что нет. И это многое объясняет, надо заметить, - она перестала веселиться и пожала плечами. – Спасибо за приглашение. Я с удовольствием. Только у меня нет никаких представлений о том, как живут драконы. Мне доводилось знать не так уж много представителей вашего племени. Большинство просто пытались прикончить меня без разговоров. А из тех, что не пытались, один был советником правителя, другой кузнецом, третий разводил лошадей. И ещё один учил детишек. Правда, с тем я лично не встречалась, но много наслышана.

+2

14

«Прелесть?», эхом отозвались мысли.
Дракон наклонила голову чуть набок. Так ее еще не называли. Вернее было пару раз, но слово носило насмешливый и циничный характер. Смотря на веселящуюся вампиршу, обсидиановая сделала вывод, что взгляды этой особы все же сильно разнятся со взглядами подавляющего большинства. Она хотя бы опирается на опыт, а не на сторонние суждения.
Последние, в свою очередь, строились у общества не на пустом месте. Морваракс была мирной, или неконтактной – что будет вернее. Редко вмешивалась в глобальные дела маленьких, но многочисленных народов. Любопытство имело место быть. И когда оно охватывало, ящер появлялась совершенно не к месту, путая все карты или внося некоторое разнообразие в скучные будни. Не всегда такие порывы были милыми и безобидными. Самый яркий пример сейчас боролся с пожаром и прибирал трупы. Были случаи и мрачнее.
Запинку Мор трактовала в своем ключе. Щедрое предложение безопасного места от новой знакомой не могло не смутить. Опасность маловероятна. Во-первых: дракону определенно нет резона куда-то заманивать вампира. Во-вторых: Амарилла сама ранее предлагала куда более странные вещи. Признаться, Морваракс не рассматривала ситуацию для вампира в трансформации. Своими глазами видела как из птицы вампир принимает облик человека, видела это и в магическом плане, но… Совсем как человек перенесла свое отношение на другую расу. Для Тени принятие чужого облика было неприемлемо, и ей казалось, что все существа в новой шкуре будут чувствовать себя неуютно. Исключение составляли оборотни – у них естественного облика было два. Так что, на сколько могла Амарилла обернуться птичкой, и будет ли ей удобно долгое время находиться в пернатом облике, Мор не знала. Предполагала худшее.
Да и летать с «набитым» ртом некультурно. Впрочем, это в сравнении с прочим – такая мелочь.
Истинна причина мгновения смущения и запинки показалась дракону странной. Встречала драконов, которые с нелогичной яростью подчеркивали к какому полу они принадлежат, но их поведение было глупым. Почти как у только что вылупившихся вирмлингов. Обсидиановая забавлялась когда ее принимали за самца, и поправлять собеседников не видела смысла. Какая разница какого пола дракон, если это и впрямь дракон?
С натяжкой, Мор могла понять расы с предрассудками. У них женская половина могла выкинуть весьма странные фокусы и заставить побегать если не всех, то многих. Но ведь не все женщины поголовно такие! Что за странные привычки составлять о ком-то мнение, опираясь на других и пресловутое «большинство»?
«Мне безразлично, к самцу или к самке меня причисляют. Это не является весомым доводом. Никогда не являлось», тем не менее успокоила дракон собеседницу.
Перечисленные драконы вызвали, как ни странно, улыбку. Уж не Аурелию ли поминает Амарилла? Помнится «бронза» промышляла разведение лошадей и, в отличие от многих светлых, была вполне лояльно настроена по отношению к условно темному дракону. У них имелись существенные различия при взгляде на ряд «проблем», но это не мешало им сотрудничать. Мало кто из крылатой родни заслуживал столь теплого отношения со стороны Мор.
«В таком случае удивления часть логова у тебя не вызовет. Сразу обозначу границы: все, кто находится в помещении, - неприкосновенны. Не исключаю вероятность, что можешь встретить кого-то из знакомых или врагов. Пока у меня в гостях – они под защитой. Согласна на такие условия?»

+1

15

- Ну, если я тоже буду под твоей защитой, то почему бы и нет, - после недолгого раздумья согласилась вампиресса. – Обещаю, я никого не трону, если никто не тронет меня.
У Амариллы не было врагов, при виде которых хотелось наброситься и во что бы то ни стало разорвать их на куски. Она вообще не считала смерть заслуживающим внимания наказанием. А посмотреть на обиталище дракона уже стало интересно. С Морваракс было интересно. Сегодня Лила узнала, что и драконы, оказывается, тоже владеют телепортом.
В том, что они превосходные маги, она никогда не сомневалась, но магия ведь бывает разной. Теперь она могла бы засыпать дракона вопросами о том, как всё это работает у её народа, если бы внезапно не появилась более животрепещущая тема.
- Ваши мужчины не говорят вам комплиментов, не дарят подарков, не носят на руках?.. Хотя, последнее в принципе понятно, конструкция не позволяет. Но если вы не делаете разницы между мужчинами и женщинами, - Лила озадаченно почесала макушку, – как вы тогда выбираете пару? Ведь все ухаживания строятся именно на подчёркивании этой разницы.
У Амариллы в голове не укладывалось, как такое возможно. Даже вампиры, которые не заводят потомства обычным способом, всё равно частенько создают пары. Единственным объективным критерием у них является возраст и растущая вместе с ним сила, но привлекательность, хоть и не выполняет обычной своей функции, всё равно нужна, ведь она служит приманкой для жертв.
- Или ты имеешь в виду, что это безразлично именно тебе, а не всем драконам? – такое объяснение было уже гораздо проще и более-менее устроило вампирессу, но задумавшись об этом, она вдруг вспомнила об одной немаловажной вещи. – Слу-ушай, ведь я же голая! - спохватилась Лила, неловко прикрыв ладошкой рыжий пушок внизу живота. – Наверное, не стоит показываться твоим подопечным в таком виде…
Она огляделась вокруг, но везде был ночной лес. Шумели под лёгким ветерком деревья, где-то далеко пели сверчки, ухал филин, пахло влажной прохладой и какими-то ночными цветами. Но одежду раздобыть здесь было совершенно негде. В самом деле, не в лопухи же заворачиваться.
В который раз подумав, что пора бы уже научиться творить иллюзии, Лила прошептала заклинание и тонкая чёрная лента обернулась вокруг её шеи, крест-на-крест перехватила грудь и кольцами спустилась до середины бёдер. Увы, сделать иллюзорную одежду, да и вообще что бы то ни было, она не умела, а магия тьмы в этом плане позволяла не так уж много. Вампиресса могла хоть с ног до головы затянуться в чёрную плёнку, та всё равно почти ничего не скрывала.
- Так будет лучше, - улыбнулась она. – Больше я всё равно ничего сделать не сумею. Так что, наверное, можем идти.

Отредактировано Амарилла (03-11-2017 18:43:36)

+2

16

Дракон кивнула. Случаев, когда она сама лично кого-то приглашала к себе в гости, можно было пересчитать по пальцам одной лапы. Эти гости не носили особых титулов и привилегий у дракона не имели, но сам факт – приглашение от крылатой хозяйки – вносил некоторые поправки во мнение окружающих. Впрочем, те, кого можно было считать постоянными визитерами, и так знали как себя вести. На Амариллу никто не бросится – в этом дракон была уверена. Она, конечно, мирный ящер, но испытывать ее пламя на себе никому не хотелось.
Дальнейшие вопросы частично казались Мор странными. Не просто было уложить в голове такой интерес к своей расе и взаимоотношениях между сородичами. Хотя это как раз было понятно: драконы одиночки по своей природе – любили забираться в какую-нибудь глушь или не афишировать свое истинное обличие, и потому мало кто мог похвастаться тем, что знает эту расу от носа до кончика хвоста. Вопрос же взаимоотношения полов всегда был… животрепещущим.
К примеру, люди, как одна из мало живущих рас, с особым интересом относилась к продолжению рода и воспитанию потомства. Романтические же истории были как лакомство на любителя – кого-то воротит, кому-то слаще угощения нет. Амарилла тоже когда-то была человеком. Эта особа вроде не отличалась тягой к любовным историям, полетом в закат и интересом к страстным играм кого бы то ни было. Она скорее уточняла тот момент, который выбивался из общей картины. Мор решила считать так, во всяком случае.
«Старалась свести контакты с другими драконами к минимуму. Потому отвечать за весь наш род не буду», о причинах такого нежелания контактировать с «братьями и сестрами» по небу обсидиановая решила не распространяться. Никто не любит ворошить детскую скорлупу – она может дурно пахнуть воспоминаниями из детства.
«Если интересно, поделюсь своими взглядами на этот вопрос. Но да, правда в том, что пол и отношения в первую очередь не волнуют меня лично», ящер повела крыльями, что могло приравниваться к человеческому пожатию плечами. И тут же клыкасто улыбнулась.
Амариллу до сего момента мало заботила нагота. Дракону же и подавно не было дела до этого нюанса. Она вообще с самого вылупления не озаботилась броней и прикрывающими тело тряпочками. Делится этим «успокаивающим» комментарием не стала. Не та категория.
Могла сказать, что своим видом вампирша никого не удивит. Могла припомнить, что иные ее посетительницы и вовсе «забывают» о манерах и ходят неприкрытыми. Правда этих было меньшинство и они скорее так дразнили скованных правилами мужчин, но все же. Оценив старания и результат собеседницы, обсидиановая кивнула: да так сойдет. Когда они прибудут на место, дракон могла попросить девочек поделиться одеждой. Но для того оставался всего один проблемный момент, о котором дракон припомнила только сейчас.
Порталы были ей привычны и строила дракон их привычно и быстро, сильно сокращая время на дорогу и рискуя в любой момент оказаться почти в любой точке мира. Однако ее магия в результате изучения обзавелась специфическим привкусом. И если в ловушка-телепортах данное обстоятельство шло только на пользу (ясно дело не тем, кто попался), то в таких вот «коридорах» могло нести осложнения.
«Не часто открываю кому-либо «дверь» к себе. Потому прошу принять к сведению: мои телепорты могут вызвать… головную боль», а вот парочке наглецов в свое время ее телепорты отшибли память и одного свели с ума. Мучения последнего продлились недолго, но сам факт такого побочного действия собственной магии дракон не должна была оставлять без внимания. Сейчас ей было капельку стыдно, что выпустила «из когтей» столь важную информацию. Отметить же на кого и как сильно повлияют ее ловушки и добровольно открытые «коридоры», обсидиановая, к еще большему стыду, не могла. Слишком мало подопытных, слишком мало информации. Разве что сильных существ и опытных магов побочные действия касались по минимуму, но тут опять же домыслы.

+1

17

В который раз вампиресса убедилась, что двух одинаковых драконов не бывает. Может быть справочники и классификация, придуманная людьми и другими двуногими, работает с молодыми дракончиками, но взрослые в неё никак не укладываются. Что уж там влияет на их характер и привычки, одни боги ведают, но на мнение младших рас о себе они точно плевать хотели.
- Так меня же не мучают головные боли, - повторила Амарилла, припоминая свои первые опыты с телепортацией.
Портал Тьмы и Хаоса заклинание очень сложное и нестабильное. Со временем вампиресса научилась просто представлять печать открытия разлома в пространстве и конечную точку выхода, чтобы переместиться в желаемое место, так что для стороннего наблюдателя телепортация в её исполнении выглядела легко и естественно. Но тому предшествовали годы тренировок. Поначалу Амарилла полностью вычерчивала печать от руки и экспериментировала с неодушевлёнными предметами, чтобы узнать, как повлияет заклинание на предметы разной текстуры, консистенции, температуры и размера.
Бывали случаи, когда пытаясь передвинуть ведро с водой, она перемещала только ведро, а вода оставалась на месте. Но это полбеды. Гораздо хуже, когда переместилась только вода. Почему-то жидкость произвольно выбрала точку выхода и попортила трактат учителя о магическом гербализме. Восемьсот семьдесят восемь страниц финтифлюшистого эльфийского почерка, будь они неладны, которые пришлось переписать начисто и переплести в новую книгу. А переписывать, к слову, весьма и весьма непросто, если не понимаешь трети написанного.
Эксперименты с живыми существами тоже порой заканчивались весьма занятно. С магическим вестником всё прошло прекрасно, крысы тоже не пострадали, если не считать того случая, когда Амарилла из трёх сделала одну. Впрочем, зверьки чувствовали себя нормально и после этого прожили ещё больше десятка лет. Вернее будет сказать зверёк. О трёх головах, трёх хвостах, с восемью лапами и размером с хорошего кота. Собственно, именно кошачьи функции он и выполнял. Жрал зверёк тоже за троих и с удовольствием отлавливал для этой цели своих прежних сородичей.
Куда меньше повезло лошади, для которой пришлось чертить очень большую печать, и то ли Амарилла где-то ошиблась, то ли просто не соотнесла свои тогдашние возможности с размерами животного. Ну, в общем-то, половина переместилась удачно. Левая. А правую мелкой алой пылью и костяной крошкой разметало по всему подвалу. После случая с книгой вампиресса стала умнее и больше не проводила опытов в непосредственной близости от библиотеки. Но веселиться со шваброй всё равно пришлось несколько дней.
- Головные боли мне не страшны, - не слишком уверенно протянула вампиресса. – Главное, чтобы сама голова осталась на месте. И всё остальное тоже.

+2

18

Предупреждение дракона звучало странно. Это было видно по лицу и неуверенному голосу Амариллы. Из чего Морваракс заключила, что вампиры либо вообще не страдают такими недугами как головная боль, либо женщина пыталась понять к чему клонит крылатый ящер. Давать развернутый ответ обсидиановая не торопилась, или, что вернее, не собиралась. В данный момент. Может быть она откроет свои карты, когда обе окажутся в логове, а может и просто оставит эту тему без продолжения.
Свое дело она уже сделала. Предупредила о возможных сложностях, хотя и не уточняла, как именно они будут выражены и с чем связаны. Если все пройдет удачно, то можно будет, при желании обеих сторон, немного поделиться своими трудностями в плане телепортов. Сама дракон, правда, трудностями и проблемой это не считала. Если все пройдет удачно, но с каким-нибудь нюансом, то будут принесены извинения и должные объяснения. Ну а коли все обернется печально, то зря тратить время на оправдания дракон не станет.
Она не жестока, просто, как иногда с ней это бывало, не любила затрагивать темы, где явственно прослеживалось ее несовершенство.
«Мои порталы стабильны. Случаев «деления» живых объектов не наблюдалось пару сотен лет»
Ясное дело, что промахи и некачественное перемещение имели место быть в самом начале, когда дракон только осваивала эту магию. Но таковые случались у каждого. Чисто и аккуратно с первого раза мало у кого получалось. Иные же умудрялись портачить и будучи уже «опытными» магами. Чтобы не пополнять постыдный список своим именем, дракон долго настраивала свое умение, оттачивала как данную магию и ныне точно знала – объект будет благополучно перенесен из одного места в другое. Но с чем связаны «побочные» эффекты сказать не могла.
Предметы не страдали вовсе. Живые существа, не отличающиеся развитым интеллектом и способностью к речи, тоже проходили весьма успешно. Почему-то сложности случались у разумных. Дракон с прискорбием склонялась к мысли, что то личная особенность ее магии. Может быть нежелание контактировать с другими и желание отослать многих от себя подальше сыграли свою роль, а может все еще могло подвергнуться корректировке. Только нужно ли это обсидиановой?
От открытого портала немного, но ощутимо веяло жутью. Казалось, что пространство рвано вспорол смерч. Закручивающиеся всполохи серо-темного цвета составляли «арку», а в центре за вуалью размытой пелены был видно просторную драконью «комнату». Ровные стены с откопанными в каких-то гробницах гобеленами, пол, застеленный на вид мягкими коврами, где-то в уголке угадывались очертания неуместного в огромном и пустом помещении письменного стола.
Морваракс шагнула первой. Она могла создать и более ровный портал, без вот этой показной «угловатости». Ее «болевые» творения и вовсе являлись ловушками, которые почти и не увидишь, не почувствуешь, пока не влипнешь по самую макушку. Но она создала вот такой – с «аркой», пеленой и ощутимыми прикосновениями ветра. Ей они были приятны. Если же Амарилле не по нраву такие коридоры, то плюс заключался в том, что переход был не настолько долгим, чтоб неудобства стали излишне напрягающими.
«Добро пожаловать», добродушно приветствовала обсидиановая свою гостью. И не без интереса стала наблюдать реакцию вампира.

+1

19

- Благодарю, - немного наигранно шаркнула Лила ножкой, пройдя следом за драконом через портал.
Обычно по дому можно многое сказать о хозяине. Жилище Морваракс говорило прежде всего о том, что она ценит стабильность, покой и уединение. И вампиресса, оглядывая убранство пещеры сквозь лёгкую рябь перед глазами, заметила это. Вампиров хоть и причисляют к нежити, но абсолютной устойчивостью к ментальным воздействиям они похвастаться не могут. Слишком это эмоциональная и живая нежить.
Тьма в этом смысле защищала Амариллу куда надёжнее. Конечно, сломать можно что угодно, но забраться ей в голову без приглашения и выудить оттуда что-нибудь едва ли вышло бы, только разве разворотить всё подчистую. Необходимость хранить государственные секреты обязывала. Впрочем, действие телепорта оказалось не таким уж сильным. Лила ощутила его, но никак не отреагировала, только головой тряхнула.
- Это действие магии воздуха или чего-то другого? - прислушавшись к своим ощущениям, полюбопытствовала она у Морваракс, продолжая осматриваться.
Гости в драконьем логове, похоже, бывали нечасто и вампиресса прониклась оказанным ей доверием. К тому же, хозяйка явно предпочитала общество двуногих.
- Замечательное место, - наконец постановила она. – Главное, чтоб я тебе не помешала. В том смысле, что день это довольно долго, а братья говорят, я порой бываю слишком общительной. И они правы, в общем-то. Так что, если устанешь от разговоров, останови меня, - вампиресса широко улыбнулась. – Хотя днём я обычно спокойнее. Да и вообще, скоро должно отпустить.
С последним утверждением она, пожалуй, поторопилась. Амарилла не праздновала обжорство, предпочитая есть часто и понемногу. Так еды на дольше хватает, как бы пошло это не звучало. Исключения составляли разве что те случаи, когда само в руки шло. А после того количества крови, что она выпила вчера, Амарилла ещё несколько дней коленца выкидывать будет.
- Ты, действительно, необычный дракон. Большинство вообще не общаются с мягкотелыми. Наверное, считают, что закуска ничего толкового не скажет. И очень зря, как по мне. Будь я драконом… - Лила мечтательно закатила глаза, - то, наверное, завела бы себе целый народец. Чтоб поклонялись, врагов в жертву приносили, воспевали достоинства. Ещё бы, такую красоту не воспевать. Ты ведь знаешь, что очень красива по человеческим меркам? Хоть порой и внушаешь ужас. Потрясающее сочетание. А я ещё и скромная была бы. Небольшое такое, скромное божество. Эх…
Да уж, позавидовать у Морваракс было чему. При всём желании Амарилла могла управлять едва ли десятком человек, дракон же могла внушать трепет целому городу. Когда вампиресса сталкивалась с превосходящим противником, она компенсировала недостаток силы точностью воздействия, но когда речь идёт о численном превосходстве, это не очень-то помогает.
Немножко позавидовав, Лила вспомнила, какие сложные отношения у дракона с себеподобными, и решила, что хотя иметь такие возможности очень заманчиво, она предпочла бы остаться собой. Конечно, здорово было бы изводить злопыхателей просто чихая на них, но жизнь без мужчин была бы Амарилле не в радость. И это даже если не принимать в расчёт плотские утехи, а уж без них и вовсе будет тоскливо.
От мыслей о мужчинах в лице вампирессы появилась некая едва уловимая хитринка, голос сделался плавным, а поза расслабленной.
- Эх... после такого пира хорошо бы куда-нибудь в бордель, - сладко потянулась она и рассмеялась: - О, чувствую приближающуюся лень! Это значит, что на поверхности восходит солнце. Рановато для Рузьяна или мы сейчас далеко от него?

Отредактировано Амарилла (10-11-2017 16:22:39)

+2

20

Либо вампиры в принципе куда проще переносили переходы через «грубые» порталы, либо на стороне Амариллы играли опыт, удача и прочие полезные факторы. Гостья не пострадала ни телом, ни разумом. Морваракс была довольна и заинтригована. Что позволило вампиру без последствий пойти за драконом? То, что творец портала была настроена благожелательно или потрясающая сопротивляемость ментальному давлению?
«Следствие образа жизни»
Не признаваться же, что так за столетия и не поняла, что вызывает у двуногих трудности и проблемы. Ясное дело, что основой была глупость и недальновидность, но, надо полагать, эффекты портала все же зависели от мага их создающего. Для себя Мор решила как-нибудь на досуге провести пару тестов. Но это – потом, когда с нынешним делом будет закончено.
Пещера не была основным логовом дракона. Служило прежде всего для встреч с товарищами и союзниками, потому и обставлено было несколько скудно. Но то, что скромное убранство посчитали местом «замечательным» весьма льстило. Морваракс не любила в этом признаваться, но ей всегда нравилось вызывать сильные эмоции. И слышать в свой адрес приятное было как-то слаще. Кто бы мог подумать, что она так падка на лесть и комплименты?
«Малая часть логова. «Приемная», если угодно», интересно, что сказала бы Амарилла, окажись в верхних ледяных пещерах или глубоко под горой? На то, чтобы построить «таверну» у подножия дома, ушло не так много времени. Вот на приведение в должный вид верхних пещер и подземной части пришлось пожертвовать порядка сотни лет. Но того они стоили: там царила красота, там были удобства, там были спрятаны сокровища. Своим домом дракон гордилась. Немного жаль, что те «помещения» закрыты для посещений.
«Общение с тобой приятно. Если потребуется тишина – скажу. Но вероятность, что разговор будет тяготить меня, крайне мала»
Дракон больше склонялась к мысли, что с наступлением дня от беседы начнет уставать именно вампирша. Их род считали вечным и ночным, истории покрывались витиеватым узором лжи, домыслов и пугающих фактов. Что из услышанного правда, а что рожденный на страхе обман – не разобрать. Только и остается, что либо наблюдать и исключать неподтвержденное, либо спросить у самих вампиров. Но кто же откроет всю правду о себе? Некоторые секреты забавно хранить.
Дракон улеглась на привычное место, с наслаждением вытянула задние лапы и опустила крылья. Мысли Амариллы о драконах оказались заразительными. Мор тоже сделала предположение как бы выглядела гостья, вылупись она из яйца. Алый ей идет, так что либо красный, либо рубиновый. Первый более величественный, но второй изящнее. Учитывая ту сторону, что вампирша показала ящеру, последняя склонялась все же не к хроматическому виду, те были слишком… грубыми. Что до общения с бескрылыми…
«Трудно быть богом», насмешливо фыркнула обсидиановая. Лично Мор точно не взялась бы за такую работенку. Вести других ей не дано, а пустая лесть может и надоесть, надо же различать сладкое и приторное. Тем более если возлежать на золоте и жить на готовеньком, понукая своих слуг, то так и хватку потерять можно, облениться вконец и испортить свой прекрасный вид. Если же копнуть глубже и подойти со всей ответственностью, то у обсидиановой вспыхивал пунктик эгоизма. О себе заботиться она была готова, о других – нет.
«Весьма интересные представления о красоте…» попутно отметила крылатая. Да, были те, кто считал ее внешность привлекательной и чарующей. Их мнение Мор учитывала, но считала странным. Куда больше людей считали ее страшной. Обсидиановый «скелет» в их представление о прекрасном явно не вписывался. Сама дракон к внешним данным относилась снисходительно. Тело было здоровым и сильным, чешуя крепкой и чистой, крылья – целыми, а когти - острыми, разве что-то еще нужно?
Судя по всему, да. Физическая привлекательность играла некую важную роль для людей, общительных драконов и даже вампиров. Видимо стремящейся к уединению обсидиановой этого было не понять.
«Подножие Скалистых гор. Близ истоков реки Райс», с готовностью откликнулась дракон. Местоположение своего логова она никогда не афишировала. Но и не скрывала. Все равно кому надо – найдет, узнает или носом случайно ткнется.

+1

21

- О, ну это многое объясняет, - покивала вампиресса, соглашаясь с собственными мыслями.
Они преодолели полмира и ничего удивительного, что солнце встаёт на несколько часов раньше. Правда, говоря о том, какое чудесное у дракона логово, Амарилла имела в виду не столько обстановку, сколько его надёжность. Именно это вампиры считают самым главным фактором, выбирая место для дневного сна. Хотя и некоторые особенности ей тоже понравились. Например, простор и возможность открыть телепорт прямо в помещение. В Доме Анклава проделать такое было невозможно.
Сиф говорил, что если сможет один, то смогут и другие, потому окружил особняк защитным барьером, не позволяющим переместиться внутрь контура и порой даже сбивающим попытки телепортироваться, предпринимаемые где-нибудь поблизости. Морваракс, похоже, нежданных гостей не опасалась. Впрочем, это и не удивительно, её пещеры, наверняка, защищены не хуже, просто иначе.
Первым желанием Амариллы, было влезть на стол и сидеть вровень с головой дракона, но чтобы устроиться с комфортом, на столешнице было тесновато. Тогда она присмотрела выемку на стене и сама сделала себе нечто навроде гамака из той же чёрной субстанции, что теперь заменяла вампирессе одежду.
- Это исчезнет, как только больше не будет нужно, - объяснила Амарилла, забравшись в раскачивающуюся штуковину и улёгшись там ничуть не хуже дракона. – У меня неплохие магические навыки, но бытовых среди них почти нет. Никогда не было в этом нужды. Мне проще выкосить какой-нибудь заразой небольшое войско, чем создать себе одежду, - посмеялась она. – А богом быть… не знаю, не пробовала, но думаю, это не так сложно. В конце концов, люди обращаются к богам, только когда не могут справиться сами. А боги ещё и отвечают не каждый раз, всё ж таки не мальчики на побегушках. Не замечала, чтоб Имир шибко урабатывался. Да и я была бы не настоящей богиней, за целым миром бы следить не пришлось. А за своим куском всякий хозяин следить обязан, независимо от того, бог он или не бог. Можно сказать, я и сейчас занимаюсь приблизительно тем же самым, но богиней не зовусь… скромная. Ах-ха. И мелковата я для богини. Вот ты – другое дело.
Лила перевернулась, сноровисто упёрлась пяткой в стену и принялась раскачиваться из стороны в сторону. Под землёй было хорошо и спокойно, вампирессу частенько тянуло в такие места и её собственная лаборатория находилась в пещере. Всё-таки была какая-то неведомая связь с землёй у её народа, оттого всякие подвалы, погреба и подземелья казались такими уютными.
- Но, вижу, тебя эта идея не привлекает, - продолжила она. – С целым племенем возиться, конечно, хлопотно, да и не всегда окупается. Штучно собеседников выбирать удобнее. А где они, кстати? Почему нас никто не встречает? Или у тебя сейчас больше никто не гостит?
Почему-то вампирессе показалось, что Морваракс приводит к себе не просто случайных знакомых, которые по каким-то причинам приглянулись драконице, а только тех, кому действительно нужно убежище. Слишком уж это территориальные существа. Значит, её гости не могут покидать логово длительное время. А из этого Амарилла сделала вывод, что в отсутствие хозяйки им здесь довольно-таки скучно. Если бы вампиресса была заперта в четырёх стенах, пусть и по серьёзной необходимости, то она бы вприпрыжку бежала встречать драконицу и сию секунду принялась бы выпытывать свежие новости. А тут тишина, никого не видать, значит, либо они ещё не знают о появлении Морваракс с компанией, либо их здесь только двое и есть.

+2

22

В отличие от дракона Амарилла подходила к вопросу покровительства куда проще. Обсидиановая слушала, не перебивала и пришла к выводу, что такая позиция в данном вопросе имеет право на существование. Хотя бы потому что она была много ближе к реальной ситуации. Быстро взвесив свое и вампирское отношение к подданным, ящер сделала вывод, что поторопилась и приравняла «божественное» к обычному правлению. Для Мор это было очередным подтверждением, что ни правителем, ни тем паче Богом она быть не может. Вот скромной хозяйкой небольших владений – другое дело.
И как добросовестная хозяйка логова обязана была ответить на вопрос. Заодно проверить все ли в порядке, не натворили ли ее гости каких бесчинств и непотребства. Прислушавшись, благо драконий слух позволял и такое, хозяйка горы поняла, что утро было действительно ранним. Хотя бы для постоянных посетителей ее логова. Там наверху было до одури тихо, как бывает лишь в тот миг, когда ранние «пташки» еще не встали, а поздние уже легли. Но при желании можно было услышать дыхание спящих. Судя по всему, сейчас здесь находились те немногие, кто по каким-либо причинам собирался «обживаться» под драконьим крылом.
Сама мысль превратить «домик для гостей» в полноценную таверну пришлась обсидиановой по нраву. Немного портило настрой только одно – в человеческих питейных заведениях жутко пахло. Морваракс не была брезгливой, при нужде могла и в падаль ткнуться мордой. Но на своей территории, и тем более в своем «доме» слышать отвратную вонь не желала. Сейчас стараниями старика и «девочек» помещение за дверью было удовлетворительно чистым. Но запах немытых тел все равно немного нервировал. Надо будет озаботиться этим вопросом и приучить своих «зверушек» к чистоплотности.
«Сюда запрещено входить без дозволения. Либо приглашаю лично, либо есть веская причина, требующая немедленного вмешательства. В противном случае ничего хорошего вошедшего не ждет»
На последнем предложении в телепатической речи чувствовался привкус темного кровавого желания. Морваракс тщательно выкорчевывала из себя наследство «обсидиановой» крови. Но видимо от рождения все же стремилась к тьме и жестокости. Разум диктовал ограничения, приходилось подчиняться, чтобы в итоге не стать копией своих предков. И все же иногда чувствовалось, что обсидиановая все же не светлый ящер. Как сейчас можно было понять: отчасти Мор желала, чтоб кто-нибудь переступил через начерченные ею границы, рискнул… всего-то и нужен, что повод, дабы растерзать и тело и разум.
Дракон шумно выдохнула, затягивая на себе путы самоконтроля. За эту ночь она уже вдоволь «навеселилась», достаточно.
«За этой дверью – лестница. Она ведет в помещение, дом, построенный у подножия моей горы. Иногда у меня бывают гости. Старые знакомые. Те, с кем мне выгодно общаться. Или на кого приятно смотреть. С каждым месяцем их приходит все больше. Но сейчас почти все ушли. Остались те, кому некуда идти, и те, кто хочет обжить этот «милый домик».
Встретив взгляд Амариллы, обсидиановая «улыбнулась», помня о прикрытой казалось бы теме разговора.
«Это будет маленьким экспериментом. Моими личными «овечками» или лучше сказать «паствой»? Надоест – разгоню. Нет – оставлю. Проверю на деле, какой из меня выйдет бог»
Почему бы и нет? Совместить приятное, или скорее забавное, с полезным. Хотя задумка все равно больше походила на отдушину и развлечение.

+1

23

- Мы обычно берём на перевоспитание человеческих заключённых, - одобрительно покивала вампиресса. – Да ещё и платим за это. Иначе люди не захотят иметь с нами дело. Раньше ловили всех подряд и они это ещё не забыли. Но те простые и понятные времена прошли. Люди плодятся слишком быстро и, я думаю, будущее за ними. Нам нужно учиться с ними взаимодействовать, иначе скоро придётся забыть о гордости за своё происхождение, как это сделали айрес.
Амарилла не собиралась объявлять вампиров вымирающим видом. Уж кому-кому, а детям ночи это не грозило. Любой из них, будь у него достаточно амбиций и пара десятилетий подготовки, мог напомнить людям о кошмаре тёмных веков, да так, что ещё тысячу лет икаться будет. Вампирам попросту было выгодно людское заблуждение о собственном превосходстве. Но то, как бесславно сдали позиции их вечные пернатые враги, вызывало у Амариллы чувство брезгливой неприязни и стойкую уверенность в том, что род айрес выродился окончательно, так и не заслужив вновь божественной благодати и растеряв последние крохи чести и самоуважения.
Мысли о прежних временах навеяли на вампирессу воспоминания из собственного прошлого.
- Очень жаль, что я не знала тебя прежде, когда сама нуждалась в подобном убежище. Ты бы взяла под присмотр молодого вампира, учитывая не всегда подконтрольные хищнические повадки и нашу бесполезность в период становления? – полюбопытствовала она, задумчиво улыбаясь.
За Амариллой было кому присмотреть, но, пожалуй, тогда она бы не отказалась сбежать драконье крыло. Ей очень повезло с Сифом и вампиресса быстро привыкла к своему создателю. Лила почти всегда хорошо к нему относилась и почти всегда не понимала. Он был умён, силён, дисциплинирован, пытался сохранить в себе человечность, но за тысячу лет позабыл, что такое люди на самом деле. Сиф пытался соответствовать некому идеальному представлению о них и выходило, что вампир был человеком в большей мере, нежели любой из представителей этой расы. Амарилла же много общалась с людьми и не идеализировала их, потому порой впадала в ступор от его решений и поступков. Поэтому и оставила Сифа на несколько веков. Пожалуй, они были настоящими родственниками, а с роднёй, как известно, дальше будешь – крепче любишь.
- Мне бы здесь понравилось, - поразмыслив, подтвердила вампиресса. – Даже сейчас, когда я могу сама о себе позаботиться, мне кажется не такой уж плохой идеей иногда наведываться к тебе в гости. Позволишь? Я буду говорить тебе "О-о-о!", – Лила шутливо воздела руки к потолку, - и звать Смертью На Чёрных Крыльях.
Пожалуй, человеки сказали бы, что это слишком пафосно. Им вообще свойственно принижать всё, что превосходит их мизерные силы. Наверное, это придаёт уверенности. Но древним существам чужда ложная скромность. Им известна простая истина, раз сильный общается с тобой, значит, считает достойным. Потому Амарилле не приходило в голову приуменьшать возможности своих друзей или врагов, разве что в шутку, исключительно в хорошо знакомой компании или чтобы позлить последних.
- Обещаю не беспокоить тебя слишком часто и не вваливаться без причины. И, конечно, буду рада видеть тебя в гостях, - на лице Амариллы отразилось столько смешливого коварства, что хватило бы на сотню пакостных гоблинов, это случилось, потому что она представила лица придворных вампиров, когда на главную площадь Города Тёмного Ветра приземлиться дракон и советница выйдет его встречать. – Правда, наши жилища тебе могут показаться тесноватыми. Но ты ведь умеешь становиться поменьше? Или не умеешь?..

+2

24

В том, что люди плодятся и впрямь слишком часто и богато, дракон была полностью согласна. Понятно, что для данной расы, это вопрос выживания. Все же имея столь краткий срок жизни, и будучи идеальной мишенью даже для хищных зверей, есть смысл оставить по себе потомство. Но ведь всему должен быть разумный предел! Животные, несчастные случаи, темные твари и сами люди неплохо трудились для сокращения численности, но и этого было мало.
Дракон терпела положение дел, ведь люди не особо осаждали ее логово, да и вообще дорожку не перебегали. Но если вдруг ситуация начнет меняться и будущее действительно пойдет за людьми, то тут обсидиановая полагала не лишним вмешаться. Но пока столь кардинального вмешательства в чужие дела не требовалось. О том, что свой маленький вклад этой ночью она уже сделала, крылатая не думала. Эту каплю в море можно не считать.
«Смотря на сколько «прежде». Время меняет всех. Кого-то больше, кого-то меньше. Дикая тварь становится мирным исследователем. Путешественник – домоседом. А иные драконы у свой горы строят таверну для старых знакомцев. Сомневаюсь, что ты нашла бы здесь убежище. Ибо кое-кого носили ветра»
Было время, когда она мало чем отличалась от описанного Амариллой молодого вампира, так как была на тот момент молодым драконом. Диким созданием, которое прожило несчастный десяток лет, зная только одно – вокруг враги, никому и никогда нельзя доверять. И даже после, когда злоба на ранние года утихла, обсидиановая на любую попытку навредить, даже мнимую, реагировала неоднозначно агрессивно. Сейчас-то понимала, что была во власти самой непредсказуемой и противной ярости – той, что порождена страхом.
Было время, когда она просто исследовала мир. Без четкой цели, без желания нажить сокровища, просто летела вперед, пьянея от вкуса свободы и неба. Смотрела на то, что ее окружает, смотрела на других существ и на то, как они смотрят на нее. И нарисованный родителем мир стал осыпаться, обнажая такую отвратительную и такую прекрасную реальность.
«Но, сложись все иначе», внезапно добавила Мор. «Обустрой логово на тысячелетия раньше, то приветила бы и молодого вампира. Не думаю, что это знакомство прошло бы без пары неприятных нюансов, но кровь – это то, к чему хищники привыкают с ранних годов»
«Смерть На Черных Крыльях» Звучит, конечно, красиво. И, надо думать, выжившие того городка будут поминать ее примерно так. Но дракону больше нравилось свое второе имя, подаренное древней. Не менее величественное, не менее пафосное, красивое и благозвучное. Приятно, когда тебе дают имя за деяния. Почти титул, который мало кто сможет отобрать. Некоторые древние имели целые коллекции таких «наград» - сокровищница, греющая самолюбие и напоминающая о былых свершениях. Мор по меркам этих драконов была нищей скромницей. Мало того, что второе имя одно, так она его еще и называет крайне редко!
«Как говорит старый Йохан: «Всегда пожалуйста» Однако входить лучше через дверь. Как уже упоминала: не люблю, когда в эту комнату входят без спроса.»
Когда настанет ночь, Мор покажет свою «таверну» снаружи, чтобы Амарилла при надобности могла открыть портал едва ли не к порогу. Дозволение телепортироваться так близко к горе было дано ничтожно малому количеству знакомых – по когтям одной лапы пересчитать можно. Дракон редко к кому относилась с симпатией и даровала такие привилегии, но вампирша обладала некой привлекательностью в общении, что не отталкивала обсидиановую.
«Если это вопрос о превращении, то ответ – нет. Не умею и не стремлюсь уметь менять свой облик. Предпочитаю оставаться драконом»

+1

25

- Лет шестьсот, может быть семьсот назад, - подсчитав в уме возраст, в котором много путешествовала, отозвалась Амарилла. – Конечно, я бы не заявилась в твою спальню. И сейчас не стану, само собой, - улыбнулась она. – А кто такой Йохан?
Вампиресса спрашивала не о превращении именно в человека, а вообще о смене облика, возможности пройти в дверь обычного дома, как та, что находилась в дальней стене, например. Именно она и навела на такие мысли. Но вообще, в своём нынешнем обличии Морваракс нравилась ей гораздо больше. Да и в прежние времена она бы с радостью подружилась с драконом. Хотя едва ли какой-то дракон согласился бы кормить нахлебника. Пусть даже такая "пиявочка" почти ничего ему бы не стоила.
Даже сейчас Амарилла не очень-то представляла, какая от неё выгода для Морваракс. Чего хочет Смерть На Чёрных Крыльях? Просто избавиться от скуки, заняться чем-то, увидела необычное существо и теперь изучает? Амарилла занималась приблизительно тем же самым, потому перенесла такое отношение и на дракона.
Наблюдала она, конечно же, не просто так. Вот вампиресса собиралась найти сектантов и Морваракс знала, где их искать. Хорошо. А что предложить дракону взамен, Лила так и не придумала. Её ни о чём и не просили, но ей самой было это интересно.
Пока Амарилла заметила лишь, что Морваракс не бояться её, и не сказать, что сильно скрытничает. Они просто разговаривают, как разговаривали бы две незнакомки, встретившиеся где-нибудь на тракте. И вампиреса поймала себя на том, что уже много лет ни с кем так не говорила. Да и вообще, подобные беседы случались крайне редко.
Почти любой мужчина, глядя на неё, заикался бы, не в состоянии сосредоточиться на какой-то нейтральной теме. Да и женщины тоже едва ли изрекли бы нечто вразумительное, только от злости и стыда, а не из-за похоти. Вообще, отсутствие одежды редко способствует чему-то глубокомысленному, а Амарилла частенько оказывалась без неё. Но вот с драконом таких сложностей не возникало.
- Мне кажется, я совсем не изменилась за эти годы… чему-то научилась, что-то наоборот утратила. Но это всё наносное. Вернее, даже не так, - Амарилла перевернулась на живот. – Всё то, что было со мной прежде, со мной и осталось. Просто сверху наросло нового опыта. А так, если копнуть поглубже, прошедшее тоже ещё здесь. Прежние обиды, ошибки, раны и радости. Всё это варится в едином котле и порой получается довольно любопытное зелье. Кому-то яд, кому-то любовный напиток, кому-то лекарство, но большинству обычная вода, спокойная и безразличная. Наверное, со всеми так. И вот, мы всю жизнь собираем ингредиенты для этого зелья, постепенно превращая его в нечто удобоваримое. Прежде всего, для себя. Ну и, конечно, для тех, кто стал нам дорог.
Её бесшабашное веселье плавно сошло на нет и, так же легко, как началось, перетекло в задумчивую расслабленность. Наверху наступил день, а в такие моменты вампиры особенно беззащитны. Не потому даже, что силы их идут на убыль, а потому что им становится лень лгать и прикидываться теми, кого в них хотят видеть. В этом все вампиры, но днём изредка можно застать их без маски и зрелище это вполне себе простое и бесхитростное.
- Я в последние годы явно переборщила с самоуверенностью. Вроде бы и причины есть, но, видимо, их недостаточно. Так много шишек на меня не сыпалось уже очень давно, - она пристально и внимательно посмотрела на дракона. – А вот ты сама себя устраиваешь или ещё что-нибудь хотела бы добавить, изменить?..

+2

26

«Старый знакомый», улыбнулась дракон. В самом деле улыбнулась. Сложно уловить данный момент, вернее сложно отличить его от таких вещей как «усмешка», «презрительный оскал», «злая улыбка» и прочий набор, который можно увидеть, но проблемно распознать в исполнении драконьей пасти. Здесь либо развить интуицию до огромных высот, либо знать толк в драконьих выражениях симпатии и антипатии. Можно и просто «почувствовать» настроение ящера, после чего сделать выводы.
Упоминая «старого знакомого», Мор почти всегда испытывала странную и необъяснимую для себя самой волну чувств, однозначно добрых. Казалось бы, чем старик мог покорить дракона, да еще на протяжении столетий тяготеющего к одиночному образу жизни? Но вот как-то поразил. Причем сходу. Когда Мор его встретила, мужчина вел себя примерно как Амарилла – заговорил с ящером так, будто знал его всю свою жизнь. Не наигранное веселье и бесшабашная храбрость, не показное безразличие, мужчина (тогда еще не старик) был рад видеть дракона, как иной раз путники радуются компании в дороге.
Их тропки разошлись на десятки лет, а потом вновь пересеклись. На этот раз надолго. Мужчина постарел, обзавелся шрамами и толикой печали во взгляде, но это было чем-то наносным, по сути он не изменился. Остался все тем же Йоханом, с которым совершенно случайно встретился дракон. Именно он давал советы как должен выглядеть дом у горы. По идее изначально для него все и строилось, поскольку этой компании Мор была только рада. Устраивало ее и отношение к себе любимой – странная смесь почтения, уважения, дружеских шуток, понятных им одним, и совершенно нелепое дополнение в виде «отцовской» любви. Любому другому такое «покровительство» не сошло бы с рук, но… но Йохану можно.
Обсидиановая не всегда правильно понимала слова и тот смысл, что в них вкладывают люди, эльфы, гномы и прочие. Одно и то же слово, сказанное в нужный момент, иным тоном, в другом предложении могло значить очень многое. Было очень странное понятие и в драконьем языке – друг. То, что в него вкладывалось, казалось Морваракс чем-то наивным и неуместным в этом жестоком мире, звание, коим некого наградить. Старик был единственным человеком, кого обсидиановая с осторожностью, но назвала бы другом.
«Будет желание – познакомлю»
Весьма откровенный жест для дракона. Позволить новому знакомому, там паче – хищнику, приблизиться к единственному созданию другой расы, кем обсидиановая дорожила. Неслыханная глупость с ее стороны. Почти такая же как для вампира – не врать о себе, но изливать настоящее. В тонкостях правды и лжи Мор разбиралась отвратительно, не исключала, что ее могут водить за нос и вешать паутину на рога, но предпочла все же думать, что с ней откровенны. И платила за такое «сокровище» достойной по ее мнению монетой.
«Не знаю ни одного абсолютно совершенного существа. Ошибки свойственны всем. Драконам, вампирам, личам… Мы выживаем, извлекаем пользу, становимся сильнее и опаснее. Ты вышла победительницей, чем не повод для ликования?»
Мор не знала, стала ли она для кого-то отравой, водой или отрадой. Но точно знала, что даже самое осторожное существо, самый сильный маг или воин, рано или поздно найдет себе соперника не по клыкам. В какой-то момент жизни она тоже почти поверила в собственную неуязвимость. Сейчас она помнит и клыки красного дракона и обжигающее льдом дыхание «светлой» драконицы, помнит охоту, где не понять кто кого загоняет, помнит до нелепости странные совпадения, что могли унести ее жизнь.
И сетования Амариллы ей были близки. Вот ведь – уже взрослая, уже опытная, а в любой момент могут посыпаться неприятности. И выберешься ли ты из них, зависит от тебя и твоего везения – самой неподконтрольной силе в мире. Взрослый мудрый ящер? Копни поглубже, там сидит осторожный, но любопытный вирмлинг, что уже не раз получал от жизни.
«Венок из цветов», внезапно ответила дракон. «Мое несовершенство – причина многих проблем. Глупо, но себя устраиваю в том виде, что существую сейчас. Ведь сколько сверху не нанесет опыта, внутри все одно останусь драконом с именем Морваракс»
Вторит словам своей собеседницы. Соглашается. Соглашается приобретать новые знания, соглашается меняться, подстраиваться, но оставаться при всем при том собой.

+1

27

- Венок из цветов… - вслух повторила вампиресса.
Она не поняла сначала, к чему это было сказано, но потом подумала о нанизанных на нитку сушёных персиках. Торговец живым товаром принёс их ей, а ведь самому есть было нечего. Не венок, конечно, ну, так и она не драконица. Каждому своё, видимо.
Те персики ему в итоге окупились. И, хотя поступок был корыстный, её кормили, чтоб товарный вид не потеряла, Лила вспоминала его с теплотой. А вот имени торговца вспомнить не смогла. Кажется, она так его и не узнала тогда, а теперь было уже поздно. Он давным-давно мёртв и даже кости уже рассыпались прахом.
- Мне вовсе не кажется это глупым. Куда глупее, по-моему, были бы поиски идеала. Кому он нужен, тот идеал? Мне? Тебе? Ещё кому-то? Да и что это такое, вообще? Можно задаться целью стать идеальным поваром, вором, швеёй или убийцей. А что такое идеальный дракон, вампир или хотя бы человек? Никто не знает. Да и не бывает такого, - лениво рассуждала вампиресса. - Ошибки тоже понятие относительное. Сдохнуть это ошибка, вроде как. Такая, что всем ошибкам ошибка. Но вот парадокс, если б я однажды не умерла, мы бы с тобой сейчас не беседовали. С другой стороны, даже рубин размером с орех станет не в радость, если в глотке застрянет. Всё бывает хорошо, когда к месту и ко времени.
Память щедро подкидывала приятное и хорошее. Только вот все как один примеры выходили какими-то "неправильными". То до нелепости странна встреча со жрицей Играсиль, которая на полном серьёзе предложила покормить Амариллу. Вампиресса её не тронула, не захотела. А потом они несколько часов сидели в кабаке, пили каждая своё и рассуждали о богах, платьях и всём том, о чём только могут рассуждать подвыпившие женщины.
Или похищение единственного наследника некоего знатного рода, которому Амарилла случайно стала свидетельницей. Закусила похитителями и потом почти месяц таскалась с пятилетним мальчонкой, как кошка с салом. Он звал её "миледи" и пытался водить под руку. Именно так, как взрослый. Правда, с их разницей в годах и росте удобнее, право, было держать под колено.
Волей-неволей Амармлла разулыбалась. За долгую жизнь и нежизнь происходило много всякого. Пожалуй, скажи ей об этом кто-то заранее, не поверила бы, а так раз и оказалась в совершенно неожиданном месте и ситуации. Вот хоть бы и сегодня. Узнай она пару дней назад, что будет сидеть в драконьем логове, Лила сочла бы это в лучшем случае шуткой. Вот что значит совпадение места и времени.
К слову, о месте, времени и совпадениях. Она тут болтает без умолку, а ведь драконы не нежить, им спать надо. Конечно, несколько суток без сна, это, наверняка, не критично, и вреда здоровью  Морваракс не причинит, зато не выспавшаяся Морваракс будет не в лучшем расположении духа и может причинить вред здоровью окружающих. А всё потому, что одна небезызвестная вампиресса не умеет вовремя замолчать.
- Давай спать, - предложила она. – Не последний день живём, ещё наговоримся. Вечером покажешь свою таверну и… совладельца, Йохана этого. Если он не испугается, конечно, а то видала я, какой в ужас порой нежить вызывает. Вот, бывает, познакомишься с кем-нибудь и всё хорошо, вроде, а потом, как клыки увидят, так сразу в истерику, будто не с тобой только что пили и заигрывали, - Амарилла презрительно фыркнула и принялась укладываться поудобнее. – А потом поохотимся. На поклонников Амат, ну, а если таковых не отыщем, то на горных коз.

+2

28

«Если вампирам снятся сны, желаю, чтоб к тебе пришли только спокойные»
Дракон положила голову на скрещенные лапы и прикрыла глаза. Засыпать она не торопилась, хотя и понимала важность отдыха, особенно перед охотой. Ей было не до конца ясно, спят ли вампиры, вернее, нуждаются ли они в отдыхе как таковом. Но раз предложила, значит, некоторая необходимость все же была. Или Амарилла просто решила не терзать дракона разговорами.
Совладелец таверны как раз занимался утренними делами. В частности пытался проснуться. Мужчина был энергичным, но годы уже определенно начали брать свое: вставал не так рано, и на то, чтобы взяться за повседневные хлопоты, уходило время. За запоздалым завтраком его и застал «голос» дракона. Не то чтоб мужчина вообще не привык к внезапным обращениям крылатой хозяйки горы, но от неожиданности вздрогнул и вполголоса ругнулся, помянув Рилдира и все его творения в негативной форме, но с «эротическим» подтекстом.
«Доброе утро, Йохан»
- Доброе, - хмыкнул мужчина. Телепатией он не владел, и очень не любил, когда в его голове наводили порядок. Обсидиановая могла обращаться к нему хоть телепатией, хоть прямой речью, но отвечать приходилось словом, за тем исключением, когда Мор была действительно далеко. Ящеру-то данный момент неудобства не доставлял, а вот человеку приходилось говорить «в пустоту» Впрочем, заподозрить его в сумасшествии рискнули бы в этом месте разве что самоубийцы. Мужчине-то все равно, что там про него складывают, а вот Морваракс отчего-то ярилась.
«Гостья. Вампир. Обеспечь тишину днем и вежливость вечером»
- Не в восторге я от таких гостей, но будь по-твоему.
Либо у него были старые счеты с вампирами, либо просто нежить не любил, даже ту, что выглядела приличней иных живых. Волноваться, правда, не приходилось. Что бы ни испытывал старик к другим, он умел это скрывать. Куда более успешно, нежели дракон. Она пряталась за безразличием и самоконтролем. Он же умел себя заставить «примириться» с неприятными фактами, пускай и на время.
Предупредив совладельца, дракон еще несколько минут размышляла на тему предстоящей охоты. Сопоставить свои воспоминания о мире и нарисованные карты бывало сложно. Иногда это напоминало игру некоторых детенышей: один кого-то рисует, а второй угадывает. Сходства иногда были настолько минимальными, что ящер не понимала, как «щенки» умудряются раз за разом давать верные ответы. С нарисованными картами, особенно древними, сложно работать. В данный момент Мор примерно представляла, куда они направятся вечером.
Но от идеи свалиться прямо на головы культистам приходится отказаться. Такой выход внес бы очень большой элемент неожиданности, и дело тут не в габаритах одной из дам. Но вероятность минимальна, да и излишне самоуверенной быть не следовало. Скорее всего, они выйдут в окрестностях, и вот дальше придется порыскать. Это – если им повезет. Если нет, то придется потратить больше времени на поиски, и больше магии на порталы.

+1

29

- Сны мне не снятся, но порой тревожат предчувствия. Спокойный сон для нас, это как раз когда их нет, - улыбнулась Амарилла. – Спасибо. И тебе тоже хорошего отдыха.
Она прикрыла глаза и затихла. Стороннему наблюдателю, пожалуй, могло показаться, что вампиресса не спит, а мертва, но и то и другое было неверно. Амарилла так и не уснула. Ей тяжело давалось это в чьём-то присутствии, но основную роль тут всё же сыграли пошедшие пятьдесят часов, которые она провела в полуиссушённом забытьи. Воспоминания об этом кошмаре были ещё слишком свежи, чтоб снова погружаться в похожее состояние.
Она лежала неподвижно и думала о загадке из склепа, так и эдак вертела на языке стих. Единственной отсылкой к местности было упоминание "песчаных ветров". Лила бы сказала, что это какое-то засушливое и жаркое место. Песка хватало и в Тёмных землях, но поэтам почему-то всегда виделись там лишь снега и пепел. Берега множества морей тоже изобиловали песком, но ветра там, скорее, назвали бы бризом или штормом.
Значит, центр или юг Альмарена. Малоприятные места для вампира. На карте были горы, хоть и не сказать, чтоб высокие. Значит, всё же не совсем пустыня. Южная окраина Плоскогорья, скорее всего. Но если точно не знать, где расположены ориентиры, то поиски займут не один месяц. Она представления не имела, где искать ту S-образную расселину, на которую всё указывало.
При чём тут "пути проклятий" и что это вообще такое, она даже предположить не могла. Ну, если брать в общем и целом, то её можно считать проклятой. Но "проклятия" написано во множественном числе. К тому же, проклятием можно объявить почти всё, что угодно. Например, человек мог счесть таковым приближение конца своей жизни, на что намекали первые строки. Иное решение… Возвращение к началу… Это могло значить всё что угодно. Пожалуй, придётся разбираться со всем уже на месте. Ну, хоть с этим самым местом более-менее понятно. Спасибо Морваракс.
Солнце неспешно совершало свой ежедневный променад по небосклону, но что такое несколько часов для того, у кого за спиной столетия. К тому же, вампирессе было о чём поразмыслить и помимо недавно найденных загадок. Она, наконец-то, вспомнила, что давненько не сообщала братьям о своём местонахождении.
Из логова дракона этого делать не стоило из уважения к гостеприимству. Хватит и того, что Лила знает это место, ни к чему оповещать об этом других вампиров без разрешения хозяйки. А вот когда они найдут искомое, нужно будет отметиться обязательно. В последнее время вампиресса и так была слишком беспечна и пора было вспомнить об осторожности, хотя бы перед лицом возможной встречи с предвечной.
Одежду раздобыть тоже не помешало бы. Тут, у горы, жили люди, может быть, у них отыщется что-нибудь подходящее. Хотя бы длинная рубашка и пояс. Пустынники приблизительно так и ходят, только наматывают ещё один пояс на голову, закрывая лицо, а под рубаху носят широкие штаны с завязками на щиколотках.
Лила прикинула, чем сможет заплатить этим людям. Всё же таверна подразумевала оплату. У неё в номере были монеты, но теперь можно про них забыть. Значит, придётся взять из лаборатории. Оставалось надеяться, что Морваракс не будет против использования телепортации в малых масштабах.
Перемещать предметы ей удавалось довольно легко, но не так аккуратно, как хотелось бы. Портал Тьмы и Хаоса, будь он неладен, ничего не попишешь. Если в случае с деньгами Амарилла рисковала лишь тем, что у неё в руках вместо пяти монет окажется пятьдесят, то проделывать такое с платьем из шкафа она вовсе не стала бы. Ну, в самом деле, зачем ей половина платья, или половина шкафа, что не намного лучше. Потому одежду Лила хранила дома, в своих покоях, куда протянуть портал и вовсе было невозможно. Во избежание соблазна, так сказать.
Заход солнца отзывался растекающейся по телу приятной истомой. Как это всё же замечательно, пробуждаться не от голода, даже если пробуждения как такового и вовсе не было. Вампиресса была бодра и полна сил. Может быть даже слишком. Но она всё ещё продолжала лежать, не шевелясь, дабы не тревожить чуткую дрёму хозяйки.

+2

30

Вампирам сны не снились. Покой – отсутствие тревожных предчувствий и навязчивых картинок в голове. Кто бы мог предположить, что они так похожи? Морваракс не взялась бы сравнивать две столь различные расы как вампиры и драконы. Но с собой лично могла проводить сколько угодно параллелей. Ей тоже сны не снились, и тому ящер была бесконечно рада.
Исключениями были те редкие моменты, когда дракону требовалось с кем-то встретиться. Расстояние для нее не проблема, но далеко не все соседи радуются, когда к законопослушному господину является крылатый монстр. Опять же о приватной беседе при таком раскладе приходилось забыть. Да и приземляться в некоторой местности жутко хлопотно. А сон – порождение разума, чем не место для встречи?
Правда и такие «свидания» Мор не приветствовала. Пока она искала нужное создание, «союзник» успевал благополучно уснуть и до вмешательства дракона начинал видеть свои сновидения. Из того, что успела повидать Мор, крылатая сделала вывод, что над своими видениями люди (и прочие) не властны. Кошмары, потаенные страхи, совершенно невозможные глупости, грязь и мерзость – все это и многое другое вылезало и забирало власть над спящими. Если они даже такую малость контролировать не в силах, то разве можно ждать большего?
Ей же определенно повезло. В детстве она не видела снов, и с возрастом они к ней не явились. Привычка чутко спать, на низменном уровне ожидая в любой момент опасности или подлянки от жизни, чудовищный самоконтроль – этот расклад не позволял ее мыслям забиваться глупостями даже в момент отдыха. Кому-то это могло показаться жутким, но для дракона – данное обстоятельство было исключительно благом.
Магические нити мира напряглись и вновь разгладились, словно одна единственная капля упала в реку. Кто ее почувствует? Кто заметит? Находясь в полудреме, Мор обратила внимание, «принюхалась» и успокоилась. Кратковременный портал, через который при желании можно было протащить какую-нибудь мелочь. Стоило бы возмутиться, проснуться и обратить внимание на сию деятельность. Но обсидиановая была спокойна. Что бы там Амарилла к себе ни притянула – пусть это будет на ее совести, и на недальновидности дракона. В самом деле она же не запрещала мелкую утварь к себе переносить, лишь запретила заходить в пещеру не через дверь. За глупость тоже надо платить.
Стоило дневному светилу завершить свой обход и оставить Скалистые горы во власти сгущающегося сумрака, и глаза дракона открылись. Подняв голову, ящер посмотрела на гостью: та то ли уже не спала, то ли вовсе не засыпала. Спать при посторонних дракон не любила, но и этот момент они не обговорили, потому и внимания ему уделять не стоит. Уж точно не сейчас, когда они обе полны сил, а впереди их ждет охота.
«Встретимся снаружи»
Этот портал отличался от того, коим они сюда попали. Ни завихрений, ни четкого контура. Дракон встала и исчезла, сделав пару шагов. Под лапами были уже не ковры и не холодные камни пещеры, а приятная лесная подстилка. Пройти чуть дальше и будет берег реки. Обсидиановая отталкивается, взлетает и «падает» вниз – в воду. Дела делами, а в должный вид после сна себя должна привести любая женщина. Морваракс не сомневалась, что Амарилле тоже надо уладить дела подобного рода. Женщина не была стеснительной девочкой и уж с обитателями маленького «зверинца» найти язык сможет.

+1

31

Покивав хозяйке, Лила проследила за её исчезновением и села в гамаке. Под ней оказалось около десятка монет и половина мотка шёлковых нитей, ровно половина, будто его рассекли надвое чем-то очень острым. Всё-таки она немного перестаралась, но это, право слово, мелочи. Вытащив нитки, Лила спрыгнула на пол, а гамак, в котором она отдыхала прямо на глазах сжался до размеров её кулачка.
Амарилле не нужно было прихорашиваться. Как говаривала одна из её давних знакомых: "Красивой уснула, красивой проснулась". Так что подхватив мешочек, внутри которого оказались притянутые деньги, и поигрывая им, вампиресса вышла через ту самую дверь в стене. Тёмный коридор за нею уводил вверх. Звук брякающих в узелке монет эхом заметался между стенами. Лила прислушалась и определила приблизительную длину и ширину прохода, отсутствие ответвлений и ещё некоторые несущественные мелочи. Вампиров неспроста часто сравнивают с летучими мышами.
К собственному удивлению Амарилла обнаружила, что волнуется. Ей нравилась Морваракс, не хотелось бы омрачать их приятное общение тем, что Лила окажется слишком рыжей или слишком вампиром для этого Йохана. Драконица оказалась неожиданно спокойной, рассудительной и, можно даже сказать, скромной, насколько это вообще возможно для подобных существ, и к тому же ещё общительной, совсем небывалое сочетание. Амарилле хотелось сохранить это знакомство независимо от того, чем закончится сегодняшняя вылазка, а такие желания появлялись нечасто, пожалуй, даже не каждое столетие.
С такими вот смешанными чувствами вампиресса взбежала вверх по лестнице, вошла во вторую дверь и с интересом осмотрелась вокруг. Драконья таверна оказалась поразительно человеческой. Случайно завернувший сюда путник долго не заподозрил бы неладное. Присутствующие тоже разглядывали её, кто хмуро, кто лениво, кто настороженно. Впрочем, женщина в таком наряде волей-неволей привлекает внимание. Распущенные волосы Амариллы, пожалуй, прикрывали больше, чем те лоскутки, что были на неё налеплены. Какой-то жутковатого вида тип, то ли тифлинг, то ли полуорк широко улыбнулся ей и пробасил:
- О, главное блюдо!
- Очень приятно, а я Амарилла, - продемонстрировав скромные, но острые клыки, улыбнулась вампиресса, ненадолго задумалась и покачала головой. – С удовольствием бы вас попробовала, но меня просили никого не трогать. Может как-нибудь в другой раз, - обнадёжила она "главное блюдо" и как ни в чём не бывало, направилась к прилавку.
Вот когда действительно стало заметно отличие драконьего заведение от людского. У людей её давно бы попытались облапить, с намерением выставит прочь неприличного вида девицу или просто ради самого процесса, а тут ничего, приняли как должное.
Она спросила у трактирщика одежду и та даже нашлась, но, как и предполагалось, Лила выпадала почти из всего. В итоге, выбрав спускающуюся ниже колен рубаху и собачий ошейник в качестве пояса. Йохан оказался во многом подстать Морваракс. Спокойный, вдумчивый, обстоятельный. Если он и боялся вампиров, то вида не показывал. Хотя с другой стороны, дружить с драконом и испугаться вампира, это было бы странно, особенно в собственном-то доме. Так что, побеседовав с ним немного, заплатив за одежду и узнав, где выход на улицу, Амарилла пошла искать дракона.
На темнеющем небосклоне загорались звёзды, прохладный ветер, прилетевший с горных ледников, взъерошил медную копну волос, забрался под рубашку. Вокруг пахло нагретой за день мокрой землёй, молодой смолистой листвой и первыми цветами, только начавшими появляться в этих краях. Всё-таки славное здесь было место. Даже жаль, что так скоро придётся его покинуть.
- Морваракс, - вполголоса позвала Амарилла, не сомневаясь, что дракон поблизости и, если она закончила со своими делами, то услышит и вскоре будет здесь. – Всё готово, мы можем отправляться.

Продолжение следует...

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Неучтенный фактор