http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Морская прогулка


Морская прогулка

Сообщений 1 страница 42 из 42

1

http://orig10.deviantart.net/82af/f/2014/335/e/a/seaside_village_by_soldatnordsken-d88bgal.jpg
Участники: Луа'тлар Ренор, Эдвард "Золотое Сердце"
Время событий: 3 года назад, осень.
Место: Аменд и морские просторы (Грозовое море и море Спящей рыбы)
Сюжет: Если вам нужно добраться домой как можно быстрее, иногда стоит поступить нелогично и сделать крюк. Вы скажете, что это глупо. Но подумайте о скорости, с которой идет человека или лошадь, и скорости корабля, разрезающего холодные спокойные волны, лишившиеся летних штормов. Да и если корабли грозят встречами с пиратами и просто грубыми людьми, - на корабле вы ограничены лишь присутствием определенной и стабильной компанией, в отличие от непредсказуемости и людского разнообразия долгой дороги.

+2

2

Женщина приближалась к гавани Аменда, кутаясь в толстую шаль, обернутую вокруг шеи до уровня глаз, купленную на базаре пару недель назад. Ее броня была скрыта не только плащом, но и скромной меховой жилеткой и упомянутой выше шалью, что плотно закрывала нижнюю часть лица и шею, заправленная в жилет. Порывистый ветер неприятно  жег высокие скулы эльфийки.
Однако наемница не боялась, что кто-то увидит ее лица, сделает очередную грубую ремарку о своем происхождении, - осень на морском берегу была намного грубее, чем в Гресе, куда теперь лежал ее путь.
Она заметила в порту лишь один корабль без гербов и флагов на мачтах, но люди на борту явно готовились к отбытию, погружая коробки с провизией на борт. Поправив торбу на своем плече, Луа направилась к кораблю.
Она продала за бесценок купленную чуть ранее лошадь и закупилась едой на будущее, хотя понимала, что припасов этих не хватит надолго, да и появиться домой нужно раньше. Она и так задержалась на востоке Альмарена, и брат, наверное, уже мог подумать о том, что неосторожность его более молодой и пылкой сестры погубила ее по дороге домой... Почти так оно и случилось. И без того "идеальное", физически изнуряющее и морально истощающее лето вскоре подошло к концу, но когда Соловей уже хотела была осесть рядом с братом и отдохнуть, заказ, что и привел ее в Аменд, совершенно сбил планы наемницы.
Ступив на борт, Луа'тлар встретила на себе колкие агрессивные и... голодные, хищные взгляды. Мужчины... Большинство женщин бы сторонились даже этой части городка. Хотя что уж там, - за годы проведенные на поверхности эльфийка видела много женщин, будь то блудницы или наивные романтики. Луа обвела их взглядом, игнорируя вопросы о том, что она забыла на их корабле. Она не видела здесь того, кто был ей нужен. Зато увидела свет в капитанской каюте и молча последовала туда, смерив команду холодным взглядом своих красных глаз.
Стук в дверь предвестил появление гостьи перед капитаном. Она бесшумно зашла внутрь, закрыв за собой дверь, после чего скинула с головы капюшон и стянула шаль чуть ниже, открывая лицо полностью перед своим собеседником.
Ее лицо казалось молодым, даже слишком, если бы не усталый холодный взгляд... Да и прическа была слишком агрессивной. Пусть Луа и отрастила волосы до такой степени, что могла убрать их в высокий пучок, длинными они были лишь полосой  по центру головы, в то время как по бокам короткие волоски распушились, освободившись из-под ткани капюшона.
Она не любила вилять и утаивать что-либо в подобных вопросах, а потому сказала о своих намерениях и условиях сразу по существу:
- Здравствуйте, капитан. Мне нужно попасть в Кельмир. - В ладони женщины появился кошель. - Это будет авансом, если возьмете меня на борт. Мешать не буду, могу помогать. Баба я не нежная, но и домогательства в свой адрес не потерплю, поэтому в данном случае не ручаюсь за сохранность ваших подчиненных.
Ее взгляд на секунду вернулся к кошелю, и Луа кивнула в сторону заветного мешочка:
- Остальное по прибытию... Вы сможете выполнить мою просьбу?
Бровь девушки приподнялась на миг, пока ее глаза смотрели на капитана прямо и довольно апатично, - наемница не боялась этого огромного, по сравнению с ней, мужчины, она была утомлена и просто хотела найти свой угол, чтобы забыться сном, завернутая в свои теплые вещи. Потому ее взгляд, осанка и поза были достаточно расслабленными, хотя человек мог заметить вторую руку, что придерживала рукоять кинжала, что лежал в ножнах на поясе. Какой бы усталой и апатичной не была Соловей, она не хотела быть беззащитной и показывала, что ее не стоит недооценивать в случае нападения.

Отредактировано Луа'тлар Ренор (06-08-2017 11:12:34)

+2

3

- Так парни. Собираем манатки и проваливаем к чертям собачьим с этого места. Иначе, я думаю, ещё чуть-чуть и нас выгонит городская стража.
Эдвард быстро взобрался на борт корабля по мостику и отдал комнату к подготовке к отбытию. Постояв на палубе с минуту, дабы убедиться, что матросы начали убирать припасы, он прошёл в свою каюту. Она была значительно больше и уютнее, по сравнению с ярусом, где спали матросы. Благо, сейчас там висят гамаки и спать гораздо комфортнее.
Через окна пробивался густой, наполненный влагой свет, который едва заметно освещал стол, на котором, в свою очередь лежала карта, компас и подзорная труба. Кровать, стоящая возле письменного стола была небрежно заправлена.
На стене возле кровати так же висела карта, только более мелкого масштаба, можно даже сказать глобус. В уголку этой карты было несколько пометок о том, где выгоднее всего брать вино и какао бобы.
Так как корабль почти постоянно качало, то некоторые предметы, например песочные часы, заменялись крайне часто, так как падали со стола и разбивались вдребезги. Так что абсолютный порядок навести в этой комнате было нельзя.
Кэп прошёл  к стулу и сел за стол. Зажёг свечу, которой оставалось жить ещё примерно с три десятка минут, а после её было необходимо заменить. Голдхарт взглянул на карту. Сейчас нужно было решить, в какой город им держать путь, и какие ориентиры были по пути в тот самый город.
Неожиданно в дверь постучали, и в каюту вошла девушка… Дроу?! Он знал, как выглядят дроу, потому легко отличил её от других рас… Да, тёмная кожа, светлые волосы… Всё как говорил отец. Он поправил волосы, чтобы острых кончиков ушей не было видно.
Просит взять её на борт и довезти в Кельмир…  Эдвард достал из ящечка стола небольшой дневник, который он использовал для записи самых выгодных маршрутов… И Кельмир был в одном из путей. Значит, пойдём в Кельмир. Тем более, она предлагала сумму за своё проживание.
- Что-ж…, - он встал из-за стола и сложил руки за спиной, - я выполню вашу просьбу. Пройдёмте на палубу, я оповещу команду о вашем проживании. Но одна просьба, - Эд взглянул на кинжал, - доставайте своё оружие только в крайнем случае. Мне не хочется, чтобы по прибытию в город от моей команды осталась  пара тройка человек.
Они вместе вышли на палубу, и Эдвард, взойдя на квартердек, начал свою речь.
- В этом пути с нами поплывёт девушка! Убедительная просьба к ней не приставать, ибо она прекрасно владеет кинжалами, и я могу это вам гарантировать! Даже если не сможет она вас отогнать, смогу я, и вы вряд-ли когда либо сможете взойти на какое-либо судно! Вам всё ясно?!
Команда загудела недовольными голосами, но своих претензий капитану не предъявляла.
- Ну и отлично. Всем выпивка за мой счёт гарантирована.
Вот тут команда своих эмоций сдержать не смогла. Все свистели и улюлюкали. Эдвард усмехнулся, и спустился вниз, к девушке.
- Как вас зовут?

+4

4

Луа стояла по стойке "смирно", выслушивая вполне очевидные нотации человека и, услышав удовлетворяющий ее ответ, протянула ему аванс за свою перевозку.
- Зависит от ваших людей. - Сухо ответила наемница, после чего она последовала за капитаном.
Девушка накинула капюшон обратно на свою голову прежде, чем выйти обратно на открытую палубу, продуваемую ветром и стояла чуть поодаль, выслушивая речь капитана. Реакция команды была вполне очевидна, но Соловей не придала этому большого значения.
Когда капитан вернулся к ней и задал свой вопрос, его встретил все тот же холодный апатичный взгляд, прямо в глаза. Этот взгляд был открытым, бесстрашным, но в то же время спокойным, отчего не создавалось впечатления, что это неконтролируемый хищник, добровольно направившийся в клетку, которой и был этот корабль. Женщина давала отчет своему решению... Разве что не знала, что этот корабль пиратский. Это ее не касалось, главное - добраться до места назначения.
Зрачок ее первого глаза лежал идеально по середине рваного шрама на лице, что рассекал бровь по центру:
- Мое имя не имеет значения. Люди называют меня Соловьем. - Она пожала плечами. - Вы тоже можете меня так называть.

По приказу капитана, к Луа подошел юнга. Тот провел ее к ярусу, увешанному гамаками. Мужики следовали за этой парочкой и, то и дело, высказывали свое мнение:
- Слышь, смотри какая.
- Баба на корабле... Кэп с дуба рухнул?
- Да ладно баба, она ж эта...
- Интересно, как она будет кричать ночью. - Расхохотались матросы.

Луа расположилась в одном из нижних гамаков у выхода, дроу сложила свою сумку между ног и укрылась плащом, словно одеялом. Под ним ее рука держала заряженный арбалет, и наемница постаралась подремать. Это оказалось сложнее, чем она думала. Если комментарии моряков просто будили ее, то приближение и попытки коснуться "спящей" эльфийки вызывали у нее приступы агрессии, которые наемнице было сложно сдерживать. Наступление ночи не привело ни к чему хорошему. Луа'тлар услышала шаги в свою сторону и открыла глаза, чтобы увидеть команду, окружившую ее со всех сторон.
- Эй, сладкая. Не хочешь развлечь нас?
- Не слышал своего капитана?
- Да ладно тебе, что ты такая недотрога. - С сальной улыбкой проговорил другой мужик, подходя ближе. - Захотела спать с нами, думаешь, мы не знаем, что ты хочешь?
Один из матросов сдернул с девушки плащ, отчего его встретил болт, впившийся тому в руку.
Заорав от боли, мужик упал на пол, а остальные оцепенели, готовые наброситься на эльфийку, что вскочила на пол. Ее вещи упали на пол, когда гамак резко опрокинулся на бок.
- Ҩᵴԅɕϧϰ. - Командным тоном прошипела дроу, притягивая к себе пролитую кровь. Злобные возгласы затихли, толпа в ужасе смотрела на женщину, что держала кровавый шар над своей ладонью, а тот все рос и рос, втягивая в себя пролитые крупицы, что плыли к жесту по воздуху. - Вы нарушаете субординацию.
Мужики в панике кинулись из яруса, оставив колдунью наедине с раненным матросом. Подойдя к пострадавшему, что просто старался отползти от дроу, испуганно тараторя извинения, Луа'тлар села на одно колено... И вытянула болт из его раны:
- В отличие от вас я храню обещания. - Ее жест стал более плавным, женщина направила зачарованную кровь обратно к ране и прошептала. - σϑϰϧἱι.
Рана затянулась по волшебству, впитав в себя утерянную кровь.
Взяв свои вещи, дроу спокойно прошла обратно к каюте. Люди расступались, испуганно глядя на нее. Теперь все поменялись ролями, - ранее уверенная в себе хищная толпа чувствовала себя, словно стадо овец, обнаружившее в своем загоне волка.
Луа вернулась в кабину. Она была уверена в том, что паника уже достигла ушей капитана.
- Ваши люди провоцируют кровопролитие в первую ночь. - Ее тон был достаточно жестким, окрашенным усталостью и злостью по сравнению с апатичной речью днем. - Я доплачу вам, если позволите спать здесь. Можно на полу, не побрезгую. Но так точно все будут целы.

Отредактировано Луа'тлар Ренор (06-08-2017 11:48:20)

+1

5

Кэп оставил девушку юнге, дабы тот показал, где она будет жить ближайшие недели две, а сам вернулся в  свой кабинет, дабы проложить путь к городу. Что оттуда можно забрать? Так-так-так… Пряности, меха…  Ткань… Ткань. Шёлк нынче весьма дорого стоит… Вот его-то мы и повезём. А продать куда? Хм… об этом надо будет подумать на свежую голову, не ночью…

****

Капитан стоял за штурвалом, по правую руку от него стоял навигатор. В отличие от Эдварда, навигатор уже не мог ориентироваться по карте, так как на улице была кромешная тьма, то Голдхарт отпустил его в трюм, но вскоре и самого Эдварда будет необходимо заменить, ибо… он измотался за весь сегодняшний день. Конечно, обойти почти весь город в поисках товара, но так ничего подходящего и не найти это нужно постараться.
В каюту капитана прибежал напуганный чем-то матрос, он зашёл внутрь, отдышался и произнёс, - Там ваша баба... Ведьма! Ведьма, ей богу! Взяла, и как высосала кровь у Конти! А до этого..., - матрос замялся, - ну, он приставал к ней, вот...
Эдвард приказал ему выйти. Если приставали, значит скоро придёт и сама "ведьма".
Вслед за матросом в каюту пришла та самая попутчица, которая несколько часов назад взошла на его корабль. Голос у неё бы жёсток как сталь меча, а взгляд уже мог пронзить как стилет.
- Вы… вы посмели взойти на мой корабль, а теперь желаете жить в МОЕЙ каюте? Уж простите, но я не позволю этого даже за плату. Вы при оружии, а теперь у вас ещё и репутация ведьмы… крови, я верно говорю? Нет, и даже не просите, - он выждал некую паузу, - тем более, вы сказали, что вы баба не нежная, сами себя защитить сможете. А они… Ну, естественный отбор, что уж поделать.
Он чувствовал себя весьма усталым и… плохо. Так обычно начинались приступы. Но судорог не было, потому, это не приступ. Скорее всего просто организм требует таким образом сна.
- Я прошу вас удалиться из каюты и беспокоить меня только по важным вопросам.
Он нервно поправил подзорную трубу и карту на столе, ожидая выхода эльфийки из кабинета, но та всё не выходила и похоже, даже не собиралась это делать.
- Чёрт побери, что я приказал вам сделать?! - он развернулся на пятках, в несколько прыжков оказался у девушки и прижал её к стене. Теперь у Эда было преимущество. Да, он забыл про её магические возможности, и был слаб в этой стороне, но зарезать его кинжалом уже не могла.

Отредактировано Эдвард (06-08-2017 17:11:09)

+1

6

Она кинула свои пожитки на пол, утомленно глядя на капитана корабля.
Стоя перед ним как на ладони, мужчина мог разглядеть легкую черную броню дроу во всей красе. И пусть сейчас она казалась слишком холодной для сезона, наличие жилета и шерстяной шали вполне оправдывали ее наряд. Было видно, что девушка находилась в подвешенном состоянии и вела почти что кочевнический образ жизни, не имея при себе ничего лишнего. Лишь ту пару-тройку вещей, да торбу, что сейчас лежали у ее ног.
- Да да... Ведьма... Убийца, садист, душегуб. - Кивая протянула Луа'тлар. Ее глаза хищно сощурились, прожигая мужчину взглядом. - Помнится мне, вашим приказом было не перерезать команду?
Я, конечно, постою за себя, но вот только с такой "дисциплиной"
- Последнее слово она произнесла с совершенно очевидным сарказмом в голосе, - либо я не смогу отдохнуть и нормально поспать, чтобы не оказаться за бортом... либо корабль будет принадлежать мне. - Губы наемницы растянулись в хищной улыбке. Это могло прозвучать как угроза, но Луа просто констатировала факт, - если матросы продолжили бы свои домогательства, она бы вырезала всех и каждого еще к рассвету.
- Так что решайте пропорциональность этого естественного отбора. Ведь я не только ранила, но и исцелила идиота, а за это мне даже он сам спасибо не сказал. - Лицо эльфийки легко оскалилось, после чего ее голос стал немного громче. - В отличие от ваших людей я соблюдаю субординацию. Или их тоже стоит муштровать по пятьдесят лет, чтобы добиться послушания?
Хмыкнув, дроу затихла. Он ведь человек, - он не поймет этой фразы. Наемница имела в виду Академию, в которой училась она сама. И иногда ей было жалко, что у людей не было подобной практики в обязательном порядке. Стоило отдать сородичам должное, а чувство дисциплины они вдалбливали в детей с малых лет.
Уже тише она продолжила:
- Это была самозащита. Вы говорите я могу постоять за себя? Я и стояла за себя. Не доверяете, - пожалуйста, возьмите оружие на ночь, спрячьте его. Я не буду спать среди... этих. - Брезгливо ответила эльфийка, стоя на своем.
Вот только через пару секунд, мужчина возвысился над Соловьем, словно гора. Прислонившись спиной к стене, девушка почувствовала себя весьма неуютно, упираясь в грудь мужчины руками. Вот, чего она боялась, оставшись с подчиненными капитана наедине. Пусть дроу и обладала магией, и была натренирована, но в такой близости, по сравнению с мощным мужчиной, ее, с виду хрупкое, маленькое тело Луа уступало.
Но вместо паники, на лице дроу появилась улыбка, - все такая же хищная, однако было в ней что-то откровенное, неуместное, пошлое...
- Какой напористый капитан... - Почти ласково прошептала наемница, и вдруг перед глазами ее собеседника вспыхнула небольшая ослепительная вспышка, а сама эльфийка тихо и рокочуще засмеялась, показывая отсутствие своего страха. Этот прием, а еще больше - реакция противников всегда забавляли ее.

0

7

Девушка  упёрлась руки в грудь Эдварда, а после, хищно и пошло улыбнувшись, тихо произнесла, -  Какой напористый капитан...
Что ты собираешься сделать, чертовка?
Ярчайшая вспышка света на секунду ослепила Эдварда и тот, с негромким криком боли отпрянул от девушки, закрывая глаза и лицо руками, в то время как девушка тихо засмеялась. Руку вытянуло болью, потом другую, ногу, всё тело… Приступ эпилепсии. Громко упав на пол, он открыл глаза. Девушка могла заметить в них море боли, страха и… отчаяния. Он ничего не мог с этим сделать. Лицо стянуло в гримасе боли, руки и ноги уже болели от напряжения мышц, а он... он просто лежал, и смотрел.
Дроу  замерла на месте, смотря на это дело. Несколько секунд настороженно глядела на него и позже, быстрым шагом подойдя со стороны головы капитана, присела на одну ногу, положив на неё голову Эдварда. Девушка подозрительно огляделась по сторонам и принялась снимать броню…
Нет, пожалуйста, не надо! Нет! Прошу!
Глаза кэпа  увлажнились… не от осознания того, что через пару минут девушка исполнит свою фразу по захвату корабля, нет. От того, что он не может ничего сделать, что он беспомощен настолько, что не  может ничем ответить девушке. Чёрт побери, он просто как ребёнок! Хотя даже ребёнок мог хотя бы дать в глаз и сбежать…
Не надо…
Его дыхание участилось даже по сравнению с тем, что было во время судорог. Постепенно боль начала утихать, тело слабело, но онемение проходило.

0

8

Испуг в глазах ослепленного мужчины забавил Луа... Какое-то время. Затем же что-то явно пошло не так.
Эта стянутая поза, выражение лица, а затем он упал. С грохотом рухнул на пол прямо перед ней, безвольно подергивая конечностями, будто по его телу пустили молнию. Ренор замерла, хмуро оглядывая мужчину... Она уже видела это. Давно. Она не помнила, у кого и при каких обстоятельствах были эти припадки, но она узнала эту характерную черту - эпилепсия.
- Lu'oh terini'nestg... - С холодной улыбкой проговорила девушка на родном языке. Это были скорее мысли вслух, чем послание для своего собеседника. - Nin, tlu suust.*
Этот шепот был еле слышен, шелестящий звук, похожий на змею или шорох осенней листвы на ветру. Лицо наемницы не выражало ни одной эмоцией, остекляневшие, "мертвые" глаза наблюдали за взглядом до того вспыльчивого и напористого мужчины. Сейчас он был беззащитен, - хуже ребенка, он не мог двигаться. Ее взгляд был полностью сфокусирован на лице мужчины, обычно с таким взглядом смотрели на своих жертв в предвкушении пыток, размышляя, что же стоит сделать первым...
Луа'тлар опустилась на пол, вытянув одну ногу вдоль руки капитана, а вторую - согнув в колене параллельно полу, после чего ее тонкие пальцы аккуратно взяли его голову и положили себе на бедро. Ужас на лице капитана граничил с отчаянием.
- Убивать тебя... первым... мне невыгодно. - Прошептала дроу в спокойной и медленной манере. - Да и какая честь в такой подлой смерти.
Наемница сняла свою кожаную броню, а затем льняную рубашку, оставшись лишь в такой же льняной белой майке. Кожа наемницы покрылась мурашками от внезапной прохлады. Она свернула рубашку, закручивая ткань в тугой жгут. Ее ладони сжали ткань в двух местах и со спокойной настойчивостью заставили капитана закусить кляп. Конечно, она могла сделать так и с плащом, но где только не лежал этот плащ. Конечно, и рубашка ее была не первой свежести, но оно все же было лучше. Дроу бы не хотела, чтобы капитан прикусил в судороге язык.
Ее торба была в досягаемости, а потому женщина дотянулась до сумки и достала бурдюк с водой, после чего сняла перчатки и смочила холодной влагой свои ладони. Мягкие пальцы коснулись лица мужчины, и Луа стала ожидать, пока приступ не сойдет на нет, внимательно разглядывая лицо страдающего капитана. Прохлада воды, а также последовавшие легкие прикосновения должны были смягчить приступ... По крайней мере это видела сама эльфийка. Пальцы легко, но настойчиво кружились по шее и плечам мужчины, разминая его мышцы, чтобы скорее успокоить перенапряженное тело.

Когда судороги сошли на "нет", дроу помогла мужчине встать и отвела его к кровати, укрыв того одеялом. Соловей отстегнула пояс, на котором крепились как ножны, так и арбалет и сложила их рядом с капитаном:
- Вот. Чтобы тебе не было так страшно. - Рассеченная шрамом бровь на миг поднялась. - Надеюсь, теперь я заслужила твое доверие, чтобы остаться здесь?
Луа не спешила спать. Она хотела, чтобы мужчина сначала заснул сам, - так ей было спокойнее. И вскоре тот растянулся по кровати в расслабленной позе. Наемница погасила свечи, но сама перенесла стул поближе к окну, достала из сумки кусок вяленого мяса и все тот же бурдюк с водой, решив поесть... ведь она не ела почти весь день, - на это не было времени, да и аппетита.
Только сейчас в темноте, тишине и относительном одиночестве она могла расслабиться. Апатия сошла с ее лица, сменившись грустным надломленным выражением лица. Дроу очень устала... не физически, - морально. В ее разуме творилась полная околесица, и последние полгода, а то и год дроу не знала, как избавиться от этого, если только не сойти с ума. Ее жизнь принимала очень скверный оборот. И, казалось, только что найденный покой, оказался простой иллюзией, за осколками которой в ее душе поселилась горечь, боль и злоба. Немного прерывисто вздохнув, Соловей запила мясо водой и стерла с губ остатки влаги запястьем. Она начинала замерзать. Встав, наемница убрала воду в торбу и посмотрела на капитана, лежащего в кровати. У нее не было выбора... Нет, конечно же, выбор был, только в планы илитиири не входило околеть на половицах и заболеть посреди промозглого осеннего моря.
Сняв с себя сапоги и брюки, эльфийка осталась в майке и подштанниках. Ее кожа ныла от многодневного ношения брони и требовала хоть немного свободы. Сложив раскиданные вещи в одну аккуратную горстку, Луа направилась к кровати. Ее шаги были бесшумными. Мужчина лежал на спине, раскинув руки по сторонам. Осторожно забравшись под одеяло, Соловей легла к нему спиной, положив шею на руку капитана, но она не могла даже закрыть глаза. Близость незнакомого человека не давала наемнице заснуть, а потому оставалось только ждать, когда усталость просто возьмет свое...

* Как интересно... Ну, тише.

+1

9

Она… она не собиралась его убивать… более того, она помогла ему. Конечно, Эдвард насторожился, когда та сунула ему кляп в рот, но позже он понял, что это было для того, чтобы он не прикусил язык, и смог с ней говорить.
Она достала бурдюк с водой, смочила пальцы и принялась массировать шеи и плечу, чтобы снять напряжение. Как ни странно, но это помогло, и вскоре напряжение спало, мышцы расслабились. Ощущения были такие, будто он бегал не меньше суток без отдыха. Да, он привык к этому, но не при незнакомой девушке, тем более дроу, которые славятся своей жестокостью.
Соловей довела его до кровати, помогла лечь и даже укрыла одеялом. Он был благодарен за проявленную заботу, и теперь он мог ей доверять. Конечно, вполне возможно, что это просто ход для того, чтобы он доверился, а позже, она просто…  Достаточно разглагольств на эту тему. Она не собирается тебя убивать, тем более сейчас, когда всё её снаряжение находится у твоих ног.
Через некоторое время, девушка села у окна и принялась поедать поздний ужин. Он не спал, но… как казалось Эдварду, сейчас не стоило давать о себе знать. Он следил за ней из под полузакрытых век, и сейчас он мог рассмотреть её как никогда лучше. Белые волосы, несомненно идущая ей худощавость…
Доев свой ужин, она сняла с себя сапоги, брюки и в подштанниках и майке залезла под одеяло, и легла на руку мужчины. Было видно, что это было сделано для того чтобы просто согреться… Он тоже мёрз. Повернувшись на бок, он обнял её.
- Я…, - капитан не знал, как правильно поблагодарить эльфийку, потому просто сказал, - Спасибо.
Тихо поблагодарил её пират. Он обнял её не из нежности, а для того, чтобы согреться… наверно.
- Теперь ты знаешь один из моих минусов.  Второй, после того, что я пират.
Эдвард усмехнулся, поправив одеяло на девушке. Теперь становилось гораздо, гораздо теплее.
- Как твоё настоящее имя?
Как обычно тихо произнёс Голдхарт. Клянусь, если сейчас сюда войдёт кок, то даже он пойдёт на дно.

+1

10

- Тепло... - Вздохнув, подумала дроу, устало прикрыв глаза.
Она уже была готова заснуть, как вдруг руки мужчины сомкнулись на ее маленьком, в сравнении с самим капитаном, теле. Это заставило дроу вздрогнуть и резко повернуть голову наверх, но слово благодарности позволило наемнице хоть немного успокоиться. Хотя теперь Луа не хотела так уж охотно лежать спиной к собеседнику.
Перевернувшись на спину, эльфийка взглянула на, как выяснилось, пирата. Ее взгляд вновь был апатичным и безжизненным, разве что усталость так и не сошла с ее лица:
- Ну, пират и пират. Я наемница, и что. - Равнодушно проговорила дроу.
Капитан, до того согнувший ноги, мог почувствовать, как его ног еле ощутимо вскользь коснулись ступни девушки, что теперь опустились на матрас, - она согнула ноги, и его бедра оказались под ее коленями. Соловей не особо доверяла этому мужчину, но близость его тела давала ей столь необходимое тепло и даже некий уют... А такие вещи были приятны абсолютно всем.
Лицо девушка, в силу своих миниатюрных пропорций, лежала чуть ниже, и ее лицо находилось на уровне груди капитана. Эта дистанция была вполне приемлима для илитиири. Она смотрела в глаза человека открытым взглядом, красные глаза все еще изучали его лицо, хотя в каюте и было темно, - это не было помехой для ее глаз.
- Не наивная дочь какого-то аристократа же. Для таких это был бы минус. - В голосе дроу была слышна усмешка, сарказм, и наемница пожала плечами. Хотя было в ее фразе что-то, что было очень похоже то ли на самокритику, то ли на самоиронию. Утверждать кого-то в том, в чем не уверен сам - всегда было неблагодарным делом. - Почему же это минус? Это же был твой выбор. Минус, когда ты вынужден действовать против воли... Или просто не можешь найти себе место.
А с приступами можно и побороться. Даже моих запасов сейчас должно хватить на какое-то время... Тебя то самого как зовут?

Вздохнув, девушка повернула голову ближе к мужчине, коснувшись кончиком носа его грудь.
Закрыв глаза, она какое-то время молчала, но все же прервала шепотом тишину:
- Мое имя Луа'тлар. - Ее рука коснулась груди пирата, призывая его сохранить молчание. - Завтра поговорим. Спи, тебе нужно отдохнуть.

Луа не могла заснуть крепко всю ночь, часто просыпаясь из-за непривычных звуков моря, изредка поднимая голову. А беспокойные сны усталого разума не раз заставили ее проснуться, вздрогнув от ужаса...
И тем не менее, когда Эдвард проснулся, девушка просто лежала рядом, глядя куда-то в пустоту, явно поглощенная своими мыслями. Ей не хотелось покидать теплой кровати, да и оставлять спящего мужчину мерзнуть с самого утра. После Сгирда Луа хорошо помнила, каково это, - просыпаться от холода.

0

11

- Моё имя Эдвард…  просто Эдвард.
Он обнял девушку покрепче, подтянув к себе. Рисковый шаг, учитывая её расу. Могла не так путь это действие, но благо всё обошлось. Она коснулась носом груди кэпа, и произнесла своё имя, а после, положив руку на его грудь, произнесла, - Завтра поговорим. Спи, тебе нужно отдохнуть.
Эдвард, глубоко вдохнув, закрыл глаза. Усталость забрала его с головой. Дав чуть больше пространства девушке, но не переставая её обнимать, пират заснул.
Свет ударил в глаз, потом в другой… Он открыл свои очи, но с такой тяжестью, будто на них висит по якорю. Девушка уже не спала. Она о чём-то задумалась и выглядела весьма грустно. Эдвард не мог смотреть на это спокойно. Пират отступил на второй план, проснулся, хм,  человек? Он обнял её покрепче, делая вид, будто до сих пор спит, провёл рукой по волосам…
- О чём ты задумалась, Луа’тлар? – тихо спросил Эд, взглянув на девушку, - Вчера ты говорила, что приступы можно облегчить. Расскажи об этом, а?
Интересно, а Луа’тлар похожа на его мать? Как она вообще выглядела? Отец рассказывал о Дроу, о том, как они живут, как ведут себя при виде людей… но, эта эльфийка вела себя по другому. Именно по этому прошлым вечером нервы Эдварда сдали и он прижал её к стене. Он побоялся за жизнь, хоть и прожил уже порядка восьмидесяти лет. Но для дроу это мало.
- Как ты выбралась на поверхность? Отец рассказывал мне о дроу и говорил, что они живут в Подземье... Или подземелье... хрен его знает, я уже и позабыл. Ты ведь дроу, я не ошибся? – сейчас он выглядел как мальчишка, который о чём-то спрашивает у своей матери. Как очень большой и взрослый мальчишка. Он взглянул на девушку. Теперь он мог рассмотреть её лицо, волосы, глаза… Глаза. Они привлекли его больше всего, ведь они были красными. Такие глаза он видел у крыс, которые таскали их с отцом хлеб. Правда, у них не было зрачков. А ещё волосы. Они были абсолютно белым, и выстрижены очень интересным способом – посередине были длинные, а по бокам выстрижены. Это выглядело красиво.

+1

12

Когда голос окликнул ее, девушка моментально перевела взгляд на мужчину, а ее лицо стало строже, в миг скрыв те немногие эмоции, что она себе позволяла наедине с собой.
- О всяком. Как приехать домой, как объяснить брату свое полугодовое отсутствие... Как не сойти с ума. - На ее губах появилась достаточно холодная усмешка. Мысли, обитавшие в голове наемницы, были явно не из легких, что-то почти видимо угнетало ее, это можно было заметить в том, как самокритично женщина говорила о себе. Ладонь мужчины могла ощутить, как мышцы на плече девушки напряглись, словно она боролась с каким-то чувством, или даже пыталась подавить физическую боль. - Обычные вещи.
Опустив взгляд, наемница сглотнула ком в горле. Она не знала точно, что задело ее больше, то - что человек увидел ее в своем уязвимом состоянии, или то, что хотел разговорить ее. Луа не хотела никому больше показывать свои эмоции, разве что Эребу, ведь ее небольшой опыт в открытых чувствах оказался весьма неприятен и болезнен.
Илитиири села, чтобы человек не мог видеть ее лица. Она распустила волосы и стала зачесывать распушившийся за ночь пучок ногтями, чтобы собрать волосы обратно. Пират мог хорошо разглядеть обилие светлых полос на ее спине, руках и плечах, - женщина перенесла много травм за свою жизнь. Тут - гладкие полосы от плетей, там - рваные следы лезвий, а вон и своеобразная "звезда" от стрелы и арбалетного болта.
- Я знаю травничество, и у меня есть несколько высушенных растений с собой... Обычно я делаю яды. Токсины, если быть точнее. - Голос наемницы дрогнул еще раз, в самом начале, но вскоре стал вновь апатичным, объясняя вещи будничным тоном. - Люди сильнее меня вблизи, поэтому я не привыкла драться честно... Ты вчера это уже заметил.
Один из ядов я практически не использую, и вот как раз те травы могут пригодиться... Они притупляют нервы. Если приступы и не сойдут на нет, то должны стать легче. Не знаю. Я могу попробовать. Но вне дома мне сложно будет прийти к нормальному средству.

Убрав волосы в хвост, девушка обернулась к Эдварду вновь. Ее лицо теперь смягчилось, в уголках губ можно было заметить даже легкую, едва заметную улыбку... Ох уж эти любознательные люди. Все им нужно знать. Но одна деталь зацепила внимание Луа'тлар и мотивировала ее на небольшой рассказ. Девушка опустилась вновь и легла на бок, лицом к мужчине, опираясь на локоть, чтобы чуть-чуть возвышаться над ним:
- Подземье... К'таэссир. Я... кхм... Я сбежала. Меня никогда не отправляли на поверхность, знали, что я сбегу. Инакомыслие карается смертью.. или чем похуже. И, встретив другого дроу, я чаще всего убиваю их. Отступники преследуются своими Домами. Их мучения восстанавливают честь семьи перед другими Домами и Паучьей королевой.
Я уже не помню, как я сбежала. Помню страх. Помню, как первый раз увидела солнце... Оно ослепило меня, лишило чувств. А потом...
- Илитиири опустила голову, тепло усмехнувшись. - Я помню стаю... Это было совсем близко от Аменда. В Лунной пади.
Луа легла обратно, положив голову на подушку. Она смотрела куда-то в потолок, вспоминая побег. Конечно же, она помнила все до мелочей. Просто Эдварду эти подробности не стоило знать. Уж лучше пусть думает, что ее улыбка появилась от ностальгии, нежели от воспоминаний изуродованной Ясраены:
- Мне повезло, - меня подобрали оборотни. Думали, я буду им странным зверьком на забаву, а потом поняли, что я разумна. Они никогда не видели дроу до того. Вырастили меня, научили здешнему языку, дали привыкнуть к свету. Видишь ли, мы живем во тьме, и многим нужны месяцы на то, чтобы просто привыкнуть к солнцу.
После небольшой паузы, илитиири перевернулась на живот, подперев щеку рукой, глядя капитану в глаза:
- И почему же отец рассказывал тебе о нас?

+1

13

Эдвард с большим интересом слушал рассказ эльфийки. Как никак, а ведь, вполне возможно, что его мать жива, и некоторые дополнительные знания ему помогут. Чёрт побери, это было как запретный плот – он хотел было рассказать о своём происхождении, но должен был воздержаться. Это было как… чёрт, привычка! Это можно назвать привычкой! Ты хочешь рассказать о всём, что у тебя есть, но не можешь, ибо привык, что это нельзя сделать! Да и кэп уже достаточно прожил лет, чтобы знать, насколько некоторы существа жестоки и как легко им предать. В некоторых жил расизм, но вряд ли Луа’тлар станет убивать полудроу, с которым она провела уже ночь и он её не тронул?
Сделать лекарства из травы, благодаря которой Соловей делает яд? А это точно хорошая идея? Может… Может не стоит? А если она не так пропорции смешает?
- Ты уверена, что это хорошая идея? А если ты перепутаешь пропорции, и я просто скопычусь от того, что пытался хоть чуточку упростить себе жизнь? Чуточку, а не просто окончить её!
Ему было одновременно страшно и весело,  он смеялся, но понимал, что это может воплотиться в реальность, и это Капитана не больно уж и радовало. В конце концов, умереть в кровати с пеной у рта не было его желанной смертью…
Он рассмотрел спину девушки. Да, она вся была в белых ручейках. Эльфийка явно не вела мирный способ жизни, она боролась за своё существование, что она и показа прошлым вечером, потому её лицо сразу приобрело строгие тона, как только мужчина окликнул её – она не хотела показывать себя хрупкой.  Она была так воспитана, она была так выращена.
- У тебя есть брат?
Насколько он знал, у дроу было матриархальное устройство, и мужчины редко были... "свободны".
Хоть Эдвард и был полудроу, но привыкать к солнцу ему не пришлось. Возможно из-за того, что он жил в свете солнца, или из-за того, что царствовала в нём всё же кровь человеческая. Кровь дроу дала ему только цвет глаз, заострённые кончики ушей, долголетие и боевой нрав.
- Привыкать к солнцу… Как скоро ты перестала обращать на него внимание? Или оно докучает тебе до сих пор?
Пират положил голову на подушку и с интересом в глазах смотрел на Эльфийку. Честно сказать – она его привлекала. Не только из-за интереса. Он всё же мужчина, и тем более пират. Эдвард сам повернулся на бок и смотрел в глаза девушки. Он знал, что это может подействовать.
- Он предостерегал меня от глупой смерти, если вдруг я напорюсь на дроу. Говорил, что вы все злые и жестоки до омерзения…
Эдвард, ты пытался.

Отредактировано Эдвард (07-08-2017 21:37:37)

+1

14

- На то я и училась, чтобы знать, какое растение смертельно, а какое нет. - Ответила дроу, спокойно разглядывая лицо своего собеседника. Пожав плечами, она на миг отвела взгляд куда-то в сторону, усмехнувшись, - В любом случае, я не использую смертельные яды. В этом нет ни чести... ни азарта. - Улыбка наемницы стала более хищной. - А вот токсины, влияющие на работу нервов - это другое дело. Особенно паралитические яды.
Их принцип похож на тот, что нужен тебе, разве что тебе нужен не столь сильный вариант... Мне надо подумать об этом... Если, конечно, ты все еще хочешь попробовать... А не попробуешь - не узнаешь.

Девушка лежала на месте, не двигаясь. Она рассматривала Эдварда, подпирая лицо костяшками руки. Его вопрос заставил Луа усмехнуться, - этот человек знал о ее сородичах явно больше, чем бы он хотел показать. Его вопросы выдавали его знания, отчего Соловей задумалась еще сильнее о причине их возникновения. Хотя, как рассудил ее разум, - наверное, кто-то из сородичей убил члена его семьи, что породило желание мести и изучения цели. Однако, Луа'тлар еще не видела ни одного человека, которому бы удалось это сделать. Хотя постойте, - герцог Ниборна заставил ее саму принять его сторону в одному ему ведомых интригах... И сама наемница еще не так давно плакала от отчаяния, запертая в темнице светлого города, униженная и опустошенная.
Эти, еще свежие, воспоминания заставили дроу напрячь мышцы, а взгляд стать острее. Они напомнили ей о важности не терять бдительность.
- Есть. Он стал причиной, почему я здесь... - Подложив руку под подушку, Луа вздохнула. - Я была вторым ребенком от того же мужчины, что зачал и его. Мой брат взбунтовался и сбежал, когда я была ребенком... и... почти все видели во мне такого же предателя. Потому что в нас течет одна кровь. Забудь они об этом, я была бы обычной женщиной своего народа... - Луа пожала плечами, посмотрев куда-то в сторону. - Жила бы в своем поместье, воевала за честь Дома и матери, а мужчины продавали бы мне свою свободу, лишь бы прожить со мной несколько лет в надежде на перспективу высшего общества.
Лицо девушки поникло, она оскалилась, прыснув в подушку:
- ...Отвратительно. - Илитиири замерла, после чего перевела взгляд обратно к глазам мужчины, и проговорила. - Я не люблю вспоминать свою жизнь... там.
Да и, если я и вернусь в К'таэссир, меня просто попытают несколько лет и убьют... если не убьют еще здесь.
Таков удел отступников.

Мужчина положил голову на подушку, и его лицо оказалось ближе к наемнице. От этого ей стало немного неловко, но она старалась сохранить спокойствие, хотя стоило признать, лицо у этого пирата было весьма притягательное. Эдвард был мужественным, и по-мужски красивым, но было в его лице и что-то странное, что не давало эльфийке покоя... Слишком правильное строение... Она не могла сказать точно, что ее так сбивало с толку.
- Если я колдую днем чуть больше необходимого, у меня очень сильно болит голова. - Вкратце описала илитиири воздействие солнца на свою расу, усмехнувшись чуть позже - И я провела на поверхности уже почти... сорок лет? Да. Я привыкала к солнцу несколько лет... И мне повезло, что меня подобрали Лунные.
Многие беглецы умирают в первые же годы на поверхности. Мы просто беспомощны днем... Нас убивают, порабощают, мучают за все беды, связанные с моей расой. Особенно, если это женщины. В нас видят лишь экзотику... красивую игрушку. Это... мерзко.

Вздохнув, девушка замолчала, пытаясь вспомнить хотя бы раз, когда бы ее приняли сразу... без осуждения и предрассудков.
Она перевернулась на спину, тем самым сохраняя дистанцию, - близость капитана была необъяснимо притягательна, но наемница не была к этому готова.
Но после заявления Эдварда, девушка тихо рассмеялась:
- О, поверь, мы такие. Особенно, я. Мне нет места ни на родине, ни на поверхности... - И все же после этого дроу затихла, глядя в глаза мужчине. Ее взгляд был все таким же хищным, однако из него пропал тот азарт, смак своим садизмом. Это был взгляд загнанного волка. В глазах наемницы можно было увидеть горечь и обиду, - В таких, как я, нет ничего, кроме злобы.

Отредактировано Луа'тлар Ренор (08-08-2017 00:29:13)

0

15

- Луа’тлар, прости, я не хотел сделать тебе больно…
Помедлив с несколько секунд, он подвинулся к эльфийке поближе и обнял её, в качестве извинения. Пират действительно не хотел расстроить её. Это была неловкая ситуация: он соврал, и соврал крайне глупо, о чём поплатился. Смешанные чувства были у него в душе, казалось бы, она незнакомка, да и он ей тоже не знаком… А они просто лежат и обнимаются.
Неожиданно в дверь каюты кто-то постучал и дверь отворилась. За ней стоял один из матросов из команды Капитана.
- Кэп, тут это… Ну…
- С-с-сука… - прошипел Эдвард и встал с кровати. Поверх подштанников он надел штаны, заправил их в сапоги, на тело - рубаху и толстое пальто.
Зацепил за пояс саблю и вышел, закрыв дверь.
- Что там? – спросил Эд у матроса, когда тот с пошлой и противной ухмылкой уставился на него.
- Ты трахнул её, кэп? – едва он успел окончить предложение, как получил весьма ощутимый удар ладонью по щеке. От руки Эда на щеке матроса остался след
- Ты как говоришь, щенок?! – за всю жизнь он перетерпел многое, но сейчас, это оскорбило не только его, но и другого человека, который помог ему при судорогах. Сука, да он готов был лицо ему разбить прямо сейчас, - кому я там понадобился?
- Боцман, товары проверить... - матрос держал руку на щеке. След пульсировал и горел, хотел его расчесать, но… матрос развернулся и прошёл к ведру с водой на палубе, дабы хоть немного смягчить боль.
Идя к боцману Эдвард услышал много грязных слов в сторону дроу, наподобие:
-  Вот сучка, нам она руки арбалетом простреливает, а кэпу дала!
- И не говори. Интересно, какова эта киса в постели…
- Прикусывает небось!

Трюм заполнился гоготом, но вскоре гогот прекратился, особенно после того, как Эдвард приказал всем драить палубу.
Через некоторое время кэп вернулся в каюту. Он задумался о том, как нелегко ей жить, и какая сила нужна девушке для того, чтобы она просто не сдалась, а тем более, была «бой бабой»? Казалось, что даже он бы уже не выдержал, а она знала на что идёт, знала что будет. И единственное спасение – здесь, в каюте.
Пират упал на кровать и смотрел в потолок.

+1

16

Оказавшись в таких тесных объятьях, совсем близко к мужчине, дроу напряглась. Все ее тело замерло, а мышцы стали намного тверже, это было ощутимо. Эдвард мог понять, как изначально женщина расценила его жест, ведь ее ладонь уткнулась в его грудь в желании оттолкнуть пирата в ту же секунду. Но, услышав извинение, наемница просто замерла на месте, хотя ее рука все так же протестующе лежала на груди капитана.
- Больно? - Переспросила Луа, взглянув на него. - От вопросов больно не будет.
Она холодно усмехнулась, опустив голову:
- Жить с этим больнее. Но я привыкла... вроде.
Женщина перевела взгляд на зашедшего в комнату матроса. Она даже не дернулась, словно тот вообще не явился в каюту, не прервал их беседу. Ей было все равно, однако выражение лица мужица немного кольнуло гордость наемницы. Она знала это выражение лица.
- Животное... - Пока Эдвард одевался, она завернулась в одеяло и свернулась калачиком, глядя в пустоту.
Она слышала вопрос юнги, но хлесткий звук оплеухи и ответный вопрос капитана заставил ее открыть глаза и нахмуриться. Дроу не очень верилось, что человек, да еще и пират, будет заступаться за свое хорошее имя, что уж говорить о чести женщины? Вопрос девичьей чести был одним из самых востребованных у смертных, Луа мало понимала эту концепцию... но, с другой стороны, обремененные короткой жизнью, большинство людей стремилось вести  моногамный образ жизни. Во всяком случае, женщины.
Пока капитана не было, она встала и застелила кровать, оделась, но не стала одевать броню, просто нацепив меховой жилет поверх своей рубашки. Кожа на ее броне задубела за ночь, и Луа не хотела обременять себя отвратительными ощущениями, пока та бы не нагрелась от ее тела, - брюки уже вполне выполняли эту роль.
Услышав вопрос юнги, дроу уже прекрасно поняла настроение на палубе и решила, что выходить из каюты, тем более одной было бы неразумно... Ничего, кроме слухов и похотливых обсуждений, в купе к страху и ненависти, она бы не услышала. Илитиири смочила ладони водой из бурдюка и умылась, попила немного воды и достала позднее яблоко из торбы, после чего села на стул у окна так же, как она сидела и ночью.
В этот момент вернулся Эдвард. Луа запоздало повернула голову и посмотрела как тот лег на кровать, после чего снова отвернулась к окну:
- Если тебе нужно держать репутацию, - говори им, что хочешь. Мне все равно, пока меня никто не трогает. - Спокойно проговорила дроу, все же усмехнувшись. - Но та оплеуха была мне приятна.
Луа вновь повернулась к капитану и на миг прищурилась, все же спросив, чисто из интереса:
- Почему ты не сделал вид, что и правда меня трахнул? Ты ж пират.

+2

17

- Ну конечно. «Почему ты не насилуешь девушек на улице? Ты ж пират»; «Почему ты просто так не убиваешь горожан? Ты ж пират»; «Почему ты не трахаешь мелких девчёнок? Ты ж пират»
Со злостью в голосе произнёс Эдвард, вставая с кровати. Его достали эти пиратские стереотипы. Он прошёл к столу, почти не обращая внимания на эльфийку. Взглянул на карту, взглянул в окно.
- Знаешь как я живу последние… 10 лет? – пират соврал про возраст, ведь это бы сразу выдало нечистую кровь, - Каждый встречный, мать его, поперечный плюёт чуть ли не в лицо. Знаешь почему? Зелёные глаза. Достались от отца. А они считают меня колдуном! Так какого хрена они меня обвиняют в том, что у них посевы не взошли?! Почему?!
Когда кэп выходил, он забыл надеть жилет. Взглянув на вешалку в углу каюты, тот снял с неё часть одежды, надел на себя и застегнул. Даже так было весьма прохладно. Он накинул пальто и посмотрел на девушку за столом. Он не знал, насколько ей холодно. Вдруг у чистокровных дроу есть лёгкий иммунитет к холоду… Нет, вряд ли. Развернулся к небольшому шкафу, и доставая оттуда почти такое же пальто, произнёс:
- Я не сказал, что трахнул тебя, потому что я не сделал этого, логично?
Да, раньше, когда он был юнгой, он бы сказал именно так. Ведь это подняло бы его репутацию чуть ли не до небес. Заняться сексом с такой особой… Ух, это прямо таки как вызов. Он взглянул на неё, смотрел несколько секунд, но тряхнув головой, продолжил доставать одежду.
- Надевай. Я не снял её с трупа, - он накинул пальто на девушку, - пошли, сходим поесть, а то у меня скоро кишки в узел свяжутся. Наш кок отлично варит кашу, а сейчас у нас есть некоторые фрукты в трюме…

+1

18

Луа'тлар молча сидела, глядя на капитана.
Ее лицо, храня в начале свое стандартное равнодушное выражение, вдруг дрогнуло. Брови дроу дрогнули у переносице, уголки губ опустились, а сам взгляд наполнился эмоциями. Во взгляде наемницы появилось... понимание, сопереживание, сочувствие.
Кому он говорил о предрассудках? Кому рассказывал о плевках людей? Она слишком хорошо знала эту сторону людской души, желая порой уподобиться своему наставнику-вампиру, чтобы видеть в людях лишь пищу, скот, неразумных животных.
Женщина сглотнула образовавшийся в горле ком. Сейчас ее страх и предрассудки о мужчине рухнули, - она видела в пирате что-то похожее на саму себя, родное, понимающее.
Дроу поднялась с места лишь тогда, когда на ее плечи упало теплая вещь. Ее жест был резким, порывистым, спонтанным. Луа просто обняла капитана. Уткнувшись лицом в его грудь, будто скрываясь от окружающего мира, она прижалась к нему, пока ее ладони лежали на спине Эдварда.
- Почему... Потому же, почему я виновна в смерти младенцев... Болезнях.. Бунтах... Потому что я виновна во всех бедах деревень, в которых имею наглость показать свое черное лицо... Смерть любимых, членов семьи... - Она горько усмехнулась, тихо выдохнув ему в грудь. - Даже скота.
Потому что никто не задумывается о том, что я просто хочу жить. Я же дроу.

Илитиири стояла неподвижно какое-то время, успокаивая то ли себя, то ли собеседника, но через некоторое время, возобладав над своими эмоциями, она отстранилась, держа голову опущенной.
- Прости. - Тихо проговорила Соловей. Ей было стыдно за свой порыв и за ранее неосторожно сказанные слова, что явно обидели мужчину. Хотя это оскорбление раскрыло его с новой стороны, которая нравилась эльфийке... Было в этом что-то объединяющее.
И тем не менее, ни к чему было показывать свои чувства:
- Повторяешь ошибки.
Так уже было, и теперь Луа боялась оступиться снова. Тогда сопереживания погубили ее, склонили к слабости, сделали уязвимой... И сейчас она осознала, насколько ее моральная усталость повторяет уже знакомый ей сценарий. Разве что у этого человека были похожие чувства отдаленности и изолированности, да и социальный круг был намного ближе... от того и жизненный опыт у них был не так далек друг от друга. Это утешало наемницу. Но Луа не желала вновь стать брошенной игрушкой. Ей было больно... все еще, где-то в глубине, эта боль резонировала из пустоты, в которую илитиири пыталась сослать все "ненужные" эмоции с такой силой.
Эльфийка кивнула на предложение капитана. Неохотно, скорее, чтобы сменить тему, просовывая руки в рукава пальто.
- Но только... Кхм... Я не стану терпеть провокаций в свой адрес. - Прочистив горло посреди фразы, эльфийка постаралась говорить будничным тоном.
Выйдя из каюты, дроу следовала за Эдвардом, не отставая от высокого мужчины ни на шаг. Ее лицо, теперь полностью спокойное, было, как и прежде, хищным и одновременно апатичным. Какой ее видели все пираты на кануне. Девушка не хотела отставать от человека, что мог бы обеспечить ей безопасность. В его компании Луа знала, что команда будет вести себя сдержаннее, правда и смотреть на людей Соловей не хотела, - она знала, что ее встретят лишь гневные, либо сальные взгляды, которые могли бы спровоцировать ее сами по себе.

+2

19

Девушка встала со стула, и быстрым движением рук... обняла его. Эдвард даже не успел было прикоснуться к эфесу сабли, как он оказался в её объятиях. Что-то внутри пирата "ёкнуло" и он обнял её в ответ. Если глянуть на всё это со стороны, то выглядело бы комично из-за их разницы в росте.
В чём-то они были похожи, в чём-то были похожи и их судьбы. Оба были некими изгоями общества, и обоих обвиняли во всех смертных грехах. Он сопереживал ей, ему хотелось оградить девушку от всех этих грехов. И пожалуй, это можно было сделать только здесь, на этом корабле.
- Я тебя… защищу. Если что, мы можем вернуться сюда и позавтракать уже здесь. Хотя, у меня есть одна идейка… - на лице мужчины появилась лёгкая ухмылка. Её можно было бы назвать противной, но, она была скорее злой. Он достал из ящика ключи от каюты и подождав, пока девушка наденет пальто, вышли из неё и капитан закрыл кабинет на ключ, иначе можно было бы недосчитаться некоторых вещей. Вместе они спустились на нижнюю палубу, туда, где принимают свой завтрак все матросы. Благо, им повезло: сейчас там почти никого не было, кроме кока и его помощника. Все были заняты работой сверху.
- Джеймс, две тарелки каши и немного фруктов туда.
Коком был весьма приятный на вид пожилой мужчина лет шестидесяти пяти. Он стоял и с улыбкой смотрел то на кэпа, то на Луа, - Будет сделано, капитан! – и повернулся к своему помощнику, - достань-ка фрукты, малыш! Приказ капитана!
Эдвард усмехнулся и сел рядом с эльфийкой за столом, который располагался посередине помещения.
Но к сожалению, не успели им подать тарелки с завтраком, как сверху послышался звон колокола и помещения наполнилось матросами. Взгляды матросов прилипали к женственным выпуклостям девушки, слышались пошлые и мерзкие перешёптывания на подобии:
- О, гляди, уже с кэпом всюду ходит. И не боится, похоже, сучка…
- Да-а, Генри, а кэп запирает на ночь дверь?
- Да хрен его знает… Ты только, это, тише, тише, а то услышит…
Один из матросов собирался было шлёпнуть девушку по заду, но так как он посмел это сделать при капитане, его остановило остриё кинжала у горла. Но перешёптывания это не остановило, и тогда Капитан довольно громко выпалил, - Знаешь что, дроу? Мне интересно увидеть твои умения в бою. Покажи-ка их на первом, от кого услышишь грязные слова в свою сторону.
Как он и ожидал, гул заткнулся. Был слышен звук разбивающихся о борт корабля волн, разговор кока со своим помощником, но разговор среди матросов не было - все увлечённо смотрели в тарелку и ели свою часть завтрака. Эдвард даже был слегка удивлён этому.
Он тихо шепнул на ухо девушки, - подействовало, - и принялся за завтрак.

Отредактировано Эдвард (09-08-2017 13:42:12)

+1

20

Дроу проследовала за капитаном, пытаясь игнорировать косящиеся в свою сторону взгляды. С шепотками в свой адрес было справляться куда сложнее, - матросы то и дело отпускали нелицеприятные комментарии.
Оказавшись на на палубе, Соловей было вздохнула спокойно, увидев пустое помещение, но вскоре колокол позвал моряков к еде, и она оказалась окружена все теми же надоедливыми мужиками вновь.
Луа'тлар опустила голову, глядя на угощение. Что уж говорить, - ее аппетит пропал почти мгновенно от нового потока грязи в свой адрес, но девушка старалась не отвлекаться и продолжала свою трапезу. Одно радовало, - Эдвард не соврал, и еда действительно была вкусной. Почти домашней, эльфийке нравилось есть пищу, что заставляла ощущать ее уют и заботу.
Когда к ней приблизился один из подчиненных капитана, наемница напряглась и уже была готова поймать наглеца за руку... в прямом смысле этого выражения, но ее опередил сам Эдвард, что было непривычно для эльфийки. Она украдкой взглянула на мужчину:
- Открыто защищаешь чужака в этом замкнутом пространстве? - Подумала Луа, вернувшись к еде. - Как бы тебе это не аукнулось, их все же больше. А если бунт?
Но масла в огонь подлила беседа сидящих неподалеку пиратов, - эльфийка оскалилась, держа голову опущенной, ее терпение было на пределе. Капитан мог видеть, как посветлели ее пальцы, сжимающие ложку. Но вдруг Луа подняла голову, услышав обращение к себе. Она поняла идею, о которой Эдвард упомянул еще в каюте, и хищно улыбнулась ему в ответ, осознав резко наступившую тишину. Что ж, теперь ее руки были развязаны.
Покончив с кашей, дроу поднялась из-за стола и тихо произнесла капитану.
- Я прогуляюсь снаружи. - Так девушка и поступила. Выйдя на верхнюю палубу, дроу сделала глубокий вдох.
Морской воздух, хоть и был холодным, освежал. Луа нравился запах бриза, нравился звук волн. Она решила погулять по кораблю в качестве утренней разминки. Наемница обошла корабль и подошла к борту, облокотившись на перила.
- Привет, красавица. - Вдруг услышала она поодаль, за спиной. Это был один из наиболее активных мужчин перед вчерашней стычкой.
- Иди, куда шел. Меня больше не держит запрет капитана. - Повернув голову в полоборота, отрезала наемница.
- И что ты мне сделаешь? А? Конти вон аж вылечила, мать Тереза, не иначе.  - Плюнув на пол, напористо твердил пират, подступая ближе. - Что с тебя взять? Все равно ты баба. Стремная, но баба.
Мужик приблизился ближе, но дроу уже развернулась. Пирата встретил пинок прямо в солнечное сплетение, сбивая его с дыхания. Женщина рванула с места, отдаляясь от своего преследователя. Единственным выходом, до которого Луа додумалась за пару секунд, было взобраться по канатам на мачту корабля.
- Никуда ты не уйдешь, тварь! - Кричал разозленный пират.
Дроу ловко забиралась по толстым веревкам. В плотной теплой одежде это оказалось сложнее, но природная ловкость помогала наемнице. Но канаты заканчивались и стоило что-то предпринять. Луа протиснулась между веревок, оказавшись по другую сторону и, схватившись за канаты крепче, она сделала самое логичное, что могла предпринять в данной ситуации. Она выхватила саблю с пояса моряка, и лезвие его же оружия моментально нашло мягкий живот мужика. Палубу озарил громкий крик, и напавший на нее мужчина сорвался вниз. Канаты пошатнулись, и дроу повисла в воздухе на одной руке и ноге, пытаясь удержаться на месте и не упасть сама. Но через пару секунд Соловей схватилась и второй рукой за веревку и пролезла назад, чтобы все же находиться с правильной стороны и не висеть под опорами.
Женщина спустилась на палубу и холодно посмотрела на хрипящего мужика. Она вытащила из него оружие, разглядывая пирата с отвращением на лице.
- Давай, залечи меня, тварь. - С усмешкой прохрипел упавший моряк.
Луа опустилась к нему. И она призвала кровь, как и на кануне. И тот уже улыбнулся, но услышал другое заклинание, распахнув глаза. В пальцах эльфийки находилось красное лезвие. Она склонилась к нему и разрезала его рубаху.
- Рана не убьет тебя... Падение - возможно. - Наемница хладнокровно сделала надрез по середине грудины. - Я постараюсь, чтобы ты не умер по-дольше.
Мужик орал от боли, пока дроу методично срезала кожу прямо с его тела. Но, как Луа'тлар и думала, болевой шок был слишком велик для неподготовленного мужика, и тот быстро перестал дышать, не то что издавать какие-либо звуки. Эльфийка встала, глядя на труп, застывший с ужасом на лице. Кровавое лезвие выпало из ее рук, но вместо звука, оно просто растеклось красной жидкостью.
- Rivvil srow...* - С оскалом и отвращением во взгляде прокомментировала Луа'тлар теперь уже мертвого человека.

* Человечье отродье

Отредактировано Луа'тлар Ренор (09-08-2017 18:44:33)

+1

21

Капитан доел свой завтра, и вышел через некоторое время вслед за девушкой. Заметив, что она вступила в какую-то передрягу, выходить полностью Эд не стал – встал на лестнице, которая поднимается на верхнюю палубу. Отсюда можно было хорошо рассмотреть всё действие.
Ничего необычного: матрос увидел дроу, и в нём заговорила животная натура. Потянуло на экзотику, так сказать. Вскоре (после пинка в солнечное сплетение) матрос  рассвирепел и бросился догонять эльфийку, пока та с грацией и ловкостью взбиралась по мачтовому канату. Это было прекрасным зрелищем, можно было увидеть контраст между неуклюжим пиратом и ловкой наёмницей, большим мужиком и маленькой девушкой.  В каком-то смысле ей повезло, что эта пороховая обезьяна не была парусником, ведь те лазили по канатам не хуже горилл.
Через некоторое время канат закончился, и эльфийка замешалась буквально на секунду, но ей это было позволительно. Она почти тут же юрко перебралась на другой канат и выхватила с пояса мужчины саблю.  Вскоре, в теле пирата появилось новое отверстие, и он, с криком боли отцепился от каната. Очень неразумный и глупый поступок, сразу видно – он абсолютно не был обучен.
К отверстию добавилось ещё и несколько переломов от падения, а если были сломаны рёбра – то и лёгкие были наверняка повреждены. Да скорее всего в его теле теперь везде были повреждения, и дольше двух дней он и не прожил бы. К Эдварду присоединились и другие пираты – все буквально смотрели с открытыми. Им было плевать, что умирает их товарищ – у них нет товарищей. Если у кого-то из них наживы больше, он бы вряд ли проснулся следующим утром. Пираты легко предавали друг друга, и после этого их не мучила никакая совесть, ведь какая у них совесть?...
Наёмница аккуратно спустилась вниз, на палубу и подошла к захлёбывающимся кровью мужчине. Он пробулькал ей что-то, но ни Эдвард, ни другие пираты не смогли расслышать этого. Да и вряд ли смогли разобрать что-либо, если даже и услышали бы.
Девушка собрала растекшуюся по палубе кровь в красный шар, и произнесла какое-то заклинание. Из шара в руке девушки образовался кинжал, того же цвета, что когда-то была кровь и разрезала ему рубаху, а после, разрезала и кожу на груди. Мужчина выл от боли , но не мог ничего сделать – здесь определённо был сломан позвоночник.
Жестокость и садизм. Вот что он увидел на второй стороне Луа’тлар. Он и представить себе не мог, что та, буквально несколько часов назад мирно сопела в его объятии. Не было испуга, было удивление её «разносторонности».
Животное умерло. Но умерло не от того, что захлебнулось собственной кровью, нет. Он просто напросто не выдержал боли, и сердце отказало работать дальше. Дроу встала и выпустила кинжал с рук, тот растёкся красной лужицей под её ногами. Пришло время выхода Эдварда. Было опасно подходить к ней сзади, но другого не оставалось. Медленными шагами он подошёл к ней, и шаги эти она не расслышала – как никак, а он был наполовину дроу.
- Я думаю, он заслужил этого, - произнёс Эдвард, остановившись сзади и чуть вбоку от девушки, - я уверен в этом.
Про себя он отметил ещё и методичность девушки. Это значило только одно – он был не первый, и он был не последний.
Капитан оглянулся на других пиратов и те поняли немой приказ капитана – подошло двое мужчин, взяли труп за ноги и руки, и море приняло его. Ещё двое остались отмывать палубу от уже запёкшейся крови.
Через некоторое время они опять были в каюте. Как ни странно, но у девушки было абсолютно спокойное лицо, как вчера, когда она зашла в его кабинет.
- Я согласен испытать лекарство. Какие условия? Что я должен буду тебе за него?
Как обычно, он принял положение лужа на кровати и смотрел в окно, на пасмурное осеннее небо. Эдвард усмехнулся, и произнёс, - Думаю, теперь у них отпадёт желание приставать к тебе. Теперь они знают, что кроме желание у них ещё может отпасть и другое…

+1

22

Луа'тлар покончила с человеком, и ее взгляд оценивал проделанную работу. Не самое лучшее тело, слишком неаккуратно, надрезы недостаточно ровные... Но что поделать, когда лезвие не было физическим в полной мере, а рука то и дело по инерции гуляла вправо-влево за кораблем?
В своем "ритуале" наемница полностью абстрагировалась от реальности, буквально питаясь болью ненавистного человека. Ее глаза остеклянели, в на губах играла еле заметная улыбка, что выглядела довольно жутко на равнодушном лице.
Голос Эдварда вырвал ее из этого транса, - дроу даже немного вздрогнула.
- Как ты прошел сюда так тихо? - Спросила она про себя, с прищуром глядя на капитана.

Оказавшись в каюте, девушка сняла с себя сапоги и пальто, села на кровать, сложив ноги на восточный манер и обернула плечи одеялом, глядя на собеседника. Он молчал какое-то время, и Соловей не ожидала ничего больше моральных нотаций или вопросов о собственной жестокости... Именно так проходило ее общение со всеми, кто видел ее "за работой".
- Давай... Я жду...
Но пират и на сей раз удивил ее. Он согласился опробовать лекарство, о котором она говорила утром. Даже сама Луа забыла о своих словах со всеми этими передрягами. Эдвард мог видеть, как девушка нахмурилась и повела голову чуть вбок. Она не верила, что ее садизм и извращенная манера поддерживать жизнь в умирающих, причиняя им больше боли, была закрытой темой.
- Никаких осуждений? Ценных указаний? Нравоучений? ...Что? - Этот пират радовал ее все больше и больше. В нем было понимание. Даже больше, чем хотелось бы самой Ренор. Это было почти неправдоподобно, а от того и паранойя вмешивалась в мысли наемницы.
Эдвард прокомментировал будущее поведение своей команды, и эльфийка тихо вздохнула:
- Я устала давать такие представления... Проще изуродовать свое лицо окончательно и не снимать маску... - Она говорила об артефакте в своей торбе. Ее маска могла дать девушке новое лицо в секунду, и дроу была счастлива, что подобная вещь была в ее распоряжении. Эта маска ни раз выручала ее, да и снимала кучу вопросов, что сопровождали расовую нетерпимость. Минусом этой маски были возможные увечья, если не снять ее вовремя, и время на перезарядку... Но порой Луа действительно думала пожертвовать своим лицом, чтобы скрыть свое происхождение, стереть свое прошлое, изменить себя и свой образ жизни... Но что она бы делала в таком случае? Луа не знала другой жизни.
Шмыгнув носом, Луа опустила взгляд и улыбнулась:
- А ты знаешь, что всему есть цена. - Улыбка дроу была довольно скромной, еле заметной, но в отличии от садистского оскала на палубе, сейчас это было радушное и доброе выражение, да и глаза ее не были мертвыми, играя хитрыми огоньками. - Ты станешь нашим партнером. На случай, если нам что-то понадобится... Да и лишний товар, коли такой найдется, мы сможем сбыть... Ну что, как тебе мое предложение?
Она протянула руку для рукопожатия и заключения сделки.

+1

23

Чёрт побери… Я очень хотел бы увидеть её при абордаже. Она прекрасно владеет кинжалом, ещё и ловкая... Надо будет предложить… позже.
Эдвард отметил про себя, что он до сих пор не заметил ни одного корабля на горизонте, что было странно, ведь они находились у территории города, и должны были плыть всякие торговые корабли с различными товарами на броту.  Правда, он вряд ли пошёл бы на абордаж. Его задача сейчас дойти до Кельмира целым и невредимым. Да и… Как никак, а девушка взошла на корабль, и соответственно, доверила ему свою жизнь, хотя и сама контролировала ситуацию.
Из раздумий его вывел голос девушки, которая тихо вздохнула и посетовала на тяжёлую жизнь с таким лицом. Так же она сказал про какую-то «маску», которая была похоже каким-то артефактом или типа того.
- У тебя прекрасное личико, зачем его изуродовать? В конце концов, согласись, они не хотят убить тебя из-за твоего лица. Они хотят убить тебя из-за цвета кожи и того, что ты дроу. И я не думаю, что ты перестанешь делать такие представления, скорее даже наоборот.
У неё было действительно милое лицо, можно даже сказать детское. Но… Эдвард был уверен, что ей точно не меньше ста лет, скорее всего даже больше двухсот. Может, стоит спросить? Рисковый шаг…
Девушка улыбнулась, услышав предложение Капитана, который спрашивал «цену» за лекарства. Кэп слегка улыбнулся ей в ответ и пожал руку. На самом деле, рукопожатие у неё было ощутимое. Эдвард чуть забылся, и оно прошло чуть дольше, чем проходит обычно.
- Извини за прямоту, но… сколько тебе лет? И что за «маска» такая?

+2

24

Брови наемницы дрогнули в хмуром выражении.
- Я тебя умоляю... - Прокомментировала Луа про себя его высказывание. Это был комплимент, и он даже почти запал ей в душу... если бы только слова о милом личике не были изуродованы обычной сальной интонацией, с которой дроу привыкла слышать эти слова. Но как раз разница в тоне заставила эльфийку нахмуриться, - слова, сказанные Эдвардом, звучали мягко... добро.
- В этом и суть. - Ответила Соловей, опустив взгляд и как-то тяжело вздохнув. Ей была малоприятна эта тема, но женщина никуда не могла от этого деться, в конце концов, освежевать себя и вырастить кожу другого цвета было просто невозможно. - Тебе проще... Тебя могут считать  колдуном лишь из-за цвета глаз. Если люди их не видят - ты уже и не колдун...
Я могла бы сказать то же самое и о своих глазах. И даже о волосах, - их не так сложно скрыть. Но моя кожа... Она везде. Это утомительно, я правда очень устала от этого. Иногда я просто хочу исчезнуть.
- Взгляд эльфийки поник на секунду, утратил живой блеск, пока она смотрела перед собой в пустоту, да и голос вдруг стал тише и апатичнее. - Нет, я не хочу умереть, не пойми меня неправильно. Но... иногда я хочу залечь на дно, изолировать себя от всех и просто жить в свое удовольствие. Но я не могу. - Луа скупо усмехнулась, возвращаясь в нормальное состояние.
Она опустилась на матрас и легла на спину, отпустив одеяло.
- Я не знаю, зачем я тебе это рассказываю. - Честно призналась Соловей.
Услышав его вопрос, дроу перевернулась на бок, однако старалась держать дистанцию, подложив согнутую руку под голову:
- Ммм... Двести сорок... три? - Прищурившись, будто вспоминая точный год, медленно проговорила Луа'тлар. - Да. Прости, я не очень слежу за своим возрастом.
А что такое?
- Девушка улыбнулась, взглянув на Эдварда. - Слишком молодо выгляжу?
Тихо засмеялась эльфийка. Было видно, что этот вопрос, в отличие от смертных женщин, скорее забавлял илитиири. Но вопрос о маске заставил ее лицо вновь стать более спокойным и даже немного строгим.
- Эта маска... хм... Она дает мне другую внешность. Лицо, кожу, волосы... Но она действует только на голову, и я не могу носить ее больше трех дней. Это полезная вещь для работы. И дает мне передышку от... вот таких ситуаций.
Вздохнув, девушка опустила взгляд, не желая смотреть в глаза капитану, когда наружу просились хоть какие-либо чувство, показывающие человечность эльфийки. Уголки ее губ нервно дрогнули, после чего она сказала:
- Я хорошо понимаю, что я родилась и сдохну дроу, и люди не изменят своего отношения ко мне по мановению волшебной палочки. Моя раса хорошо потрудилась, чтобы заработать эту репутацию. И никого не волнует, что я отступник своего народа. Но я... - Луа замялась на секунду, стараясь поддерживать будничный тон, скрывая свою обиду непонятно на кого. - Я не очень хочу говорить об этом. Мне достаточно жить с этим. А если еще и все время это обсуждать... Просто брось меня за борт и избавь от мучений.
Саркастично усмехнулась дроу, пытаясь не упасть в грязь лицом и показаться сентиментальной или просто излишне-эмоциональной.

+2

25

Капитан сопереживал девушке. Ему хотелось утешить её,  и почти единственным способом было… Он аккуратно положил руку ей на щеку и сказал, - ты можешь отдохнуть здесь, в этом месте, от всех этих расистских предрассудков и обвинений, - подержав руку секунд с тридцать, он убрал её и взглянул эльфийке в глаза. Он знал о проблемах с кожей, он догадывался об этом.
- Ты помнишь про моё разрешение? Я разрешаю резать тех, кто что-то сказал о тебе… оскорбительное. Неважно, хотели они трахнуть тебя или сказали про твою расу. Я думаю, сейчас ты будешь слышать меньше таких выкриков.
Эдвард улыбнулся и посмотрел в окно.  Где-то вдалеке виднелись тёмные тучи, а это значит только одно – вполне возможно, что они попадут в шторм. Хотя они могут пройти мимо, впереди ещё почти весь день. Именно на это капитан и надеялся.
- Ты выглядишь крайне молодо, и меня даже поражает твой возраст. Это, наверно, тяжело… - он выдержал некоторую паузу и продолжил, - видеть как меняется мир. Если тебе вдруг интересен мой возраст то он… Ох, чёртова память, отшибло уж совсем… тридцать… два года.
Он заметил, что девушка что-то от него прячет, какие-то… эмоции она старается оставить в себе, чтобы не показать их. Да, она просчиталась и здесь. Её выдавали влажные глаза. Эдвард ничего не сказал и не сделал. Он просто… молчал. По его мнению это лучшее, что он мог сделать… по крайней мере сейчас.
- Очень интересная вещь эта маска…
Он действительно оценил её. Она бы могла ему помочь в… краже людей, когда он был юнгой… Да, он ругал себя за жизни, но… Это был один из способов для выживания. Он искал деньги чтобы просто питаться, не говоря уж о деньгах. А продажа людей рабовладельцам приносила хоть какие-то деньги, можно сказать даже большие.
Да, Эдвард понимал, что она разгружается морально. И он старался ей в этом помочь. Главное было не переусердствовать в своих начинаниях…

+1

26

Луа лежала перед собеседником и чувствовала себя, словно обнаженный нерв. Уязвимая, слабая... Наемнице не нравилось это ощущение, особенно, когда ее могли видеть такой. Но этот человек уже показал свое понимание, и она надеялась на его солидарность и сейчас. Однако эльфийка не хотела, чтобы ее жалели, - Ренор была сломлена и без чужой жалости.
Дроу вздрогнула, почувствовав прикосновение к своей щеке, и ее глаза в миг посмотрели на Эдварда. Ладонь, лежащая на ее щеке, ввела илитиири в ступор, - Соловей не знала, как реагировать на этот жест. Он был искренним, теплым и покровительственным. А учитывая разницу в их габаритах, ладонь мужчины до кучи была еще и большой, от чего девушка лишь выдохнула, признавая, насколько успокаивающим и внушающим спокойствие и безопасность, был этот жест. Она была благодарна... Именно такого жеста ей не хватало.
Луа рассчитывала, что то, что пират все же окажется пиратом и решит отвлечь ее более... интимно. Иногда Ренор играла жертву, - мужчины любили утешать женщин, заглушая их грусть тесными объятьями, жадными поцелуями и прочими... похотливыми активностями. Но сейчас ей не было это нужно. И действие Эдварда действительно успокоило ее, будучи невинным, но буквально и фигурально весомым, а также полным добрыми намерениями.
- Спасибо. - Тихо прошептала эльфийка, глядя Эдварду в глаза.
Она не знала точно, за что она благодарила мужчину. За поддержку, за одобрение, за предоставление укромного места, за свою компанию... Или за все в принципе. Девушка подумала с секунду и все же подвинулась ближе, обнимая капитана, - все же в каюте было прохладно. Да и... Луа с трудом, но была готова признать, - ей самой хотелось обнять этого человека.
Она свернулась калачиком рядом с мужчиной и тихо проговорила:
- Ты не представляешь, как это тяжело... Я прожила на поверхности всего ничего, а уже видела, как поколения сменяют друг друга. Люди умирают так быстро. Слишком быстро. И от этого я даже рада, что большинство не дает мне наладить с ними хоть какие-то отношения... Так их смерть не причиняет мне боль. - Грустно хмыкнула эльфийка, глядя в потолок каюты.
Эдвард назвал свой возраст, но в его интонации было что-то не так, и эльфийка вспомнила о тихой походке пирата. Держа голову на его груди до того, она подняла ее на миг и положила ее на плечо мужчины, обняв его чуть крепче:
- А звучит так, будто ты придумываешь цифры на ходу... - Она высказала свое мнение едва заметно шутливым тоном. Ей было интересно увидеть реакцию человека, хотя, в случае конфронтации или непонимания, наемница всегда могла сослаться на то, что просто неудачно пошутила.
- Кто ты...?

+1

27

Девушка близко восприняла его жест. Эльфийка поблагодарила Эдварда и спустя секунду подвинулась к нему, обвив его тело руками. Он улыбнулся и обнял дроу в ответ, но через некоторое время он аккуратно снял с себя пальто и накинул его на себя и Луа, словно одеяло. Так было теплее. Он вновь обнял её, но в этот раз сделал это покрепче.
Она положила голову ему на плечу и с улыбкой произнесла, - А звучит так, будто ты придумываешь цифры на ходу...
Тревога, тревога!
Эдвард улыбнулся и прикоснулся рукой волос девушки. Он с теплотой в глазах взглянул на неё и ответил ей:
- Луа’тлар, я человек, да ещё и с этой чертовой болезнью. Знаешь, как я её получил? Упал с помоста, когда был на абордаже. Благо, матросы вытащили. Вот после этого меня и начало… корёжить.
Эда будто передёрнуло. Он начал чувствовать себя слегка некомфортно. К горлу подступал ком, а мышцы вновь начали сокращаться. Они делали это не с такой силой, как прошлой ночью, но было весьма ощутимо. Он старался совладать с этим, но… бесполезно. Особенно когда мышцы тебе не подчиняются.
Заметив это, эльфийка попыталась поддержать его голову, как делают маленьким детям. Это помогло, хотя, конечно, припадки не утихали. Вновь боль, вновь отчаяние и безумный страх… Страх возникал сам по себе, можно сказать, Эдвард не пугался этого. Страх сам по себе вырабатывался.
Вскоре боль начала спадать. Ему хотелось просто заснуть, заснуть в объятиях дроу, но… Отдышавшись, он взглянул в окно. Шторм – вот что он там увидел. Капитан встал с кровати, аккуратно выпустив эльфийку из рук и забрав своё пальто – сейчас оно пригодится. Он снял шпагу, арбалеты, и оставил их на столе. Взглянув на Луа’тлар, он вышел из каюты, и тут же получил всплеск воды в лицо. Это сбило полудроу с толку, и он чуть было не свалился за борт.  Темнота окончательно поглотила корабль. Держась за поручни он поднялся к штурвалу, и громко приказал матросам складывать паруса, иначе они уйдут на дно. Новая волна смыла с борта одного из матросов. Тот, ударившись о борт корабля и сломав позвонок, свалился в море. Ещё одна волна, ещё одна жертва. Капитана она тоже задела, благо тот успел зацепиться за штурвал…
[shadow=1px 1px 2px #FFF6AD]… Час спустя…[/shadow]
Наконец они вышли на гладь. Пират даже и не заметил того, что уже прошёл целый час.  На горизонте виднелся красный закат, одежда больно тянула вниз из-за веса, а сам Эдвард ужасно устал. Он буквально валился с ног. Хотя одной из причин может быть и ушибы ног, которые он получил во время шторма.
Нужно было посчитать, кто пропал в море, и какие убытки в целом. Он спустился вниз, оставив за штурвалом младшего помощника и навигатора, собрал всех матросов на палубе и недосчитался троих человек. Все оставшиеся пираты сняли треуголки и банданы в память утонувшим. В остальном, всё было в порядке. Даже паруса почти не намокли.
Кэп вернулся в каюту. Он был готов упасть на кровать.

+1

28

Луа'тлар лежала рядом с человеком, глядя ему в глаза. Его жесты были лишены пошлости и полнились теплом и спокойствием, оттого будучи более приятными. Дроу могла успокоиться, но именно это спокойствие не давало ей покоя, - рана от прошлых отношений и несбывшихся планов сильно подавляли эльфийку. Оттого она старалась абстрагироваться от своих ощущений, - Эдвард мог заметить, как ее взгляд, на секунду наполнившись страхом, вдруг опустел, будто бы девушка и не была здесь вовсе, оставив свое мелкое тельце бесхозным.
И хотя наемница не давала никаких клятв верности, в глубине души ей было обидно за то, что породив в ней что-то человечное, теплое, поселив в ней желания о "нормальной" в человеческом понимании жизни, заставив мечтать о будущем, человек лишь поиграл с ней и пропал после... Эта связь тяготила, обременяла, мучила илитиири. Ведь она только начала понимать те сложные эмоции, которых была лишена всю свою жизнь. И теперь испытывала острую боль и горькую обиду где-то в районе грудины, готовая отказаться от любой близости в ближайшее будущее.
Вот и сейчас в ее душе разразилась дилемма, - с одной стороны дроу хотела поддаться спокойствию и уюту, что дарил ей ее собеседник, но с другой это возвращало ее к не столь поблекшим воспоминаниям и наталкивало на подсознательное сравнение. В одном Эдвард выигрывал, - он был пиратом. Лишенным капризов, знавшим о жестокости и бедности, не боящимся сложностей человеком. Но Луа решила отдалиться от этих мыслей...
Ей нужно было забыть и пережить чувство потери и пустоты. Но как?
Как раз от этой мысли ее оторвал ответ Эдварда, а еще больше - страх и тревога в его глазах. Новый приступ.
- Тогда почему ты снова заволновался? - Эпилепсия была странной болезнью в понимании наемницы, но она знала, что для приступа было достаточно, как физически резкого происшествия, так и эмоциональной нагрузки. Она явно нащупала что-то, что пират скрывал под страхом... наверное, таким же большим, как страхом смерти у большинства смертных.
Ренор приподнялась на локте и, легким жестом надавив на его плечо, негласно сказала пирату лечь на спину. Ее опорная рука легла под голову капитану, поддерживая его голову, словно мать держащая ребенка на руках. Вырастив в стае несколько волчат, Луа воспринимала этот жест как наиболее поддерживающий, передающий заботу... Волчата любили, когда их странная нянька держала их подобным образом.
- Ну ну, тише. - Склонившись ближе, прошептала женщина, взяв свободной рукой ладонь пирата. Ее большой палец поглаживал кожу на ее тыльной стороне. Волны усиливались, и наемница понимала, что не сможет сделать лекарство сию минуту. - Давай, как станет потише, я попробую сделать настойку... Не хочу побить свой набор из-за качки, м? - Подняв брови, кратко протянула она в вопросительной манере.

Вскоре Эдвард оставил ее наедине, и девушка осталась сама с собой. Волны раскачивали корабль все сильнее и сильнее, и женщина, не привыкшая к такой тряске боялась встать с кровати. Она так и представляла, как, стоило ей встать, она бы пошатнулась, упала и напоролась на оставленную шпагу... или лежащее у кровати ее оружие. Шум бушующей воды и крики снаружи волновали ее еще больше. Она боялась, и чем больше проходило времени, чем чаще она слышала отдаленный крик: "Человек за бортом!" - тем чаще ее посещала тревога за Эдварда.
Луа понимала, что без его покровительства, ситуация на корабле накалится, и останется только вырезать всю команду, как она грозилась прошлым вечером... А еще она переживала, что капитана настигнет новый приступ. Эта мысль породила новое смятение.
- Это неправильно.
Девушке оставалось лишь лежать и просить Ваэрона о милости. Лорд в маске должен был  прислушаться к ней, ведь, за исключением активного поклонения, она следовала его учению инстинктивно все свое время на поверхности. И Лорд в маске прислушался к ней вновь.
Эдвард вернулся в каюту, заставив Ренор сесть, опираясь на руки. На ее лице была тревога, которая сменилась облегчением и даже еле заметной улыбкой:
- Bel'la dos whol dosst ouvalyrin... - Поблагодарила она своего божественного покровителя. Ваэрон вновь позволил ей прожить какое-то время относительно спокойно.
Эдвард вымок до нитки и Луа, оглядев его с секунду, прочистила гордо и решительно отвернулась.
- Переоденься, а то совсем замерзнешь. - Она замялась на секунду и продолжила немного скованно. - Я нагрела кровать... если тебе это поможет.

0

29

Девушка с улыбкой на лице принимала объятия, но вдруг она… перестаёт чувствовать реальнсть. Кэп увидел пустоту в глазах девушки. Похоже, это действие разбудило в эльфийке какие-то неприятные воспоминания и она погрузилась в них полностью, оставив в реальности лишь тело. Но вскоре, глаза вновь загорелись жизнью, а пирата охватил приступ, во время которого девушка с невероятной лаской успокаивала его.
*****
Холод пронизывал его насквозь, ноги ныли от ушибов и ссадин, а на щеке красовался синяк. Он сам выглядел уставшим и… потрепанным. Было одно счастье – во время шторма у него не случился приступ, и это хоть чуть-чуть, но радовало.  Луа’тлар предложила ему переодеться и… сказал про нагретую кровать. Да, пожалуй, он воспримет эту фразу как приглашение. Эльфийка отвернулась, а Эдвард прошёл к шкафу, достал из него некоторые одежды на замену. Штаны, рубаху, жилет… Полежать в тёплой кровати можно и без пальто, потому он просто снял его и повесил на вешалку. Открыл дверь шкафа и воспользовался ей как ширмой и надел всё необходимое.
Он тут же почувствовал себя в более-менее ощутимом тепле, особенно после мокрой одежды.
Капитан аккуратно забрался на кровать и залез под одеяло. Он взглянул в глаза девушки и спросил:
- Что это с тобой было? – спокойно поинтересовался пират. Он не ждал ответ, и потому, если бы эльфийка просто отмахнулась – он бы ничуть не обиделся.
- Я имею в виду, ты будто… ушла в себя на секунды.
Как же сейчас было уютно… Ему хотелось просто обнять девушку и лежать с ней не меньше суток… Правда веки его вновь обрели ощутимый вес, и они стали медленно опускаться, а вскоре и вовсе закрылись. Он устал за час настолько, будто переносил весь день бочки. Он даже забыл про рану на щеке…
Глаза открылись, но девушку в своих объятиях он не заметил. Зато увидел склянки с каким-то подозрительным содержимым на его рабочем столе, а возле них варящую что-то эльфийку. Она использовала призму, которая когда-то лежала в ящичке его шкафа. Глаза вновь закрылись, а он погрузился в дрём…

+1

30

Луа'тлар лежала, отвернувшись от мужчины и прислушивалась к звукам. Ей не нужно было следить за человеком глазами, чтобы знать, что он делал. Она не шевелилась, пока Эдвард не оказался рядом, а когда он приблизился к ней, - она подвинулась, предлагая ему нагретое своим телом место, отодвигаясь на холодный матрас. Дроу не хотела лежать спиной к пирату. И дело было не в недоверии, а в простом нежелании оказываться чересчур близко. Хотя она и была готова согреть мужчину, - ей не хотелось провоцировать его как мужчину.
Илитиири положила голову на плечо капитана и приобняла его одной рукой, поджав вторую к своей груди. Она размышляла о чем-то своем, - Луа не хотела ни о чем думать, ничего говорить сама. Наемница часто считала слова лишними, ведь в жестах, прикосновениях и интонациях часто можно было найти больше смысла, передать больше эмоций и поделиться своими мыслями намного красноречивее. Люди редко разделяли ее точку зрения, - в конце концов языком жестов пользовались лишь немые, в то время как для сородичей дроу такое общение было вполне нормальным и естественным.
Но вдруг голос мужчины вывел ее из этого состояния. Девушка взглянула на мужчину, и ее взгляд наполнился тревогой, - он заметил. Вздохнув, Луа опустила голову обратно на его плечо и вздохнула... Пальцы, лежащие на груди мужчины, слегка сжали ткань на его рубашке. Она не знала, как точно ответить на его вопрос... Но он был честен с ней, и дроу не видела причин, почему она должна была лгать в ответ:
- Я... - Неуверенно начала девушка, пытаясь подобрать слова. - Несколько лет назад я встретила человека. Я рассказала ему о том, что дроу лишены части чувств, что ощущают люди и... Я была с ним в отношениях какое-то время.
Я не знаю...
- Грустно усмехнулась дроу. - Может мое признание тогда пробудило в нем желание... потешить гордость? "Смотрите, какой я молодец, - заставил тварь почувствовать себя человеком!" - Наигранной интонацией произнесла наемница, а потом, сглотнув ком в горле, она уткнулась лицом в грудь пирату, будто прячась от лица, возникшего в ее воспоминании. - Но... Я правда почувствовала. И это были хорошие чувства... Мне правда нравилось, даже учитывая то, что я не могу осознать или описать их.
Но теперь... мне больно. И я не знаю, как залечить эту рану. Я не знаю, как вы люди переживаете подобное... И мне страшно испытать это даже по второму разу.

Девушка отстранилась и взглянула на капитана. Ее лицо было печальным, но наемница не хотела плакать, - влага не проступила на веки женщины, просто ее лицо казалось усталым и опустошенным.
- Не слушай мои глупости. Отдыхай. Я полежу с тобой, чтобы ты согрелся.

Эдвард вскоре заснул. Эльфийка продолжала лежать в его объятьях, прислушиваясь к дыханию мужчины, осматривая его лицо, пока тот не мог заметить этого наблюдения. Все же что-то в его чертах было... нечеловеческое.
Волны утихали, и Луа поняла, что настало время приняться за лекарство. Расположив на столе капитана свой походный набор, девушка выложила мешочки с сушенными травами и принялась измельчать их в порошок, смешивать и заливать водой в колбах. Большую часть времени она проводила за расчетами и мыслями о пропорциях... В конце концов, подобную настойку она делала впервые.
Заметив движение на кровати, Луа обернулась и спокойно посмотрела на капитана.
- Спи, спи... - Прошептала женщина.
Вскоре мензурка с готовой настойкой была готова, и дроу села рядом с мужчиной, аккуратно коснувшись его плеча, желая плавно, почти что ласково разбудить его, и при этом не напугать и не спровоцировать новый приступ.

0

31

Он надавил на больную точку, нашёл её и усердно давил, сам того не желая…
Эльфийка с горечью в глазах посмотрела на Эдварда. Её лицо было печально и казалось опустошённым. Она дорожила теми чувствами, эмоциями и памятью об этом человеке. Она была огорчена его предательством, он бросил Дроу как малыш, которому надоела игрушка…
Она сжала пальцы на его груди, похоже, от моральной боли. Воспоминания делали ей больно не только морально, но и физически.
- Перестань называть себя тварью. Тварь – это монстр, в плане, мутант. А ты… Ты эльф. Ну, разве что дроу…
Эд не знал, как помочь девушке. Он не мог ей сказать «Будь со мной». Просто не мог. Это был её выбор, захочет ли она того или нет. Для неё – Капитан обычный человек, разве что она просто лежит с ним рядом и обнимается. Но это в основном для того, чтобы согреться.
Голдхарт загрёб девушку в объятия, он хотел огородить её от этих болезненных воспоминаниях, которые докучали девушке.
- Быть может, он ещё объявится?
Капитан последовал совету Луа’тлар - он закрыл глаза, ожидая ответа, а после и провалился в сон.
Проснулся уже тогда, когда девушка аккуратно прикоснулась к его плечу. Спал он чутко – любой громкий шорох или прикосновение и Капитан тут как тут был готов к бою. Ну или к бегу… Иногда это приводило к панике и огромнейшему ритму сердца, а позже с некоторым шансом к приступу. Он привык. Капитан не боялся этого, хоть этот недуг и был ужасным, но он его уже не боялся.
Но сейчас он просто открыл глаза. Перед собой он увидел Луа’тлар и облегчённо вздохнул. В её руке была склянка с каким-то содержимым, которое он не определил. Похоже это и есть то самое лекарство, которое может спасти его от присутпов, а может усугубить их… Бешенное сердцебиение, оно будто желало вырваться из груди. Скорее от того, что если выпьет – его может парализовать. А может и нет…
- Луа’тлар, я тебе доверяю, но… Пожалуйста сделай это сама. – он кивнул на склянку. У всех были свои страхи, у кого-то неоправданные, а у кого-то очень даже. Да и в Эдварде проснулась парнойа. Как никак, а он капитан довольно крупного и дорого корабля...

+1

32

Луа думала над словами, которые мужчина сказал ей перед сном.
- Объявится? Объявится... - Эта мысль не на шутку засела в ее голове, пока девушка сидела за своими склянками. Она часто смотрела куда-то перед собой, в пустоту, пока ее руки разминали травы.
Что она сделает, если маркиз вдруг появится? Не допустит прошлой ошибки... Выгонит взашей. Утопит в Гресских катакомбах... Нужно придумать способ заставить его мучиться так же, а то и сильнее эльфийки. Но сможет ли она? Дроу сомневалась, что не дрогнет, как уже дрогнула в Гресе.
Она не была опытной в вопросе отношений, - она не знала, как излечить боль подобного характера, как смыть чувство предательства в подобном контексте.
- Я доверяла тебе... - Сглотнув ком в горле, Луа проморгалась, держа влагу на глазах под контролем.
Но потом трезвая мысль успокоила ее. Разница в социальных кругах была большим минусом, уже способным убить те отношения, - маркиз был маркизом. И хоть ему не нравился его титул, Луа сомневалась, что мужчина променял бы свою жизнь, ведь саму илитиири ни за что бы не приняли в высоких кругах... Что уж там говорить о таком светлом городе, как Ариман?
Затем наемница вспомнила о практической беспомощности мужчины, - их знакомство с братом тогда дало девушке понять всю тяжесть ответственности за свой выбор. А заключило этот мысленный поток напоминание о расе. Человек. Он умрет... Скорее рано, чем поздно. И проще пойти своей дорогой сейчас, чем быть верным псом, стерегущим труп любимого хозяина. Если ей было настолько тяжело сейчас, девушка боялась думать о своем состоянии, если бы ей пришлось наблюдать медленное, но неизбежное угасание дорогого ей человека.
Эти мысли помогли ей прийти в себя. Эмоции вернулись в рациональное русло, и дроу успокоила сама себя в течение нескольких минут, вернувшись в свое привычное апатичное состояние.

Разбудив Эдварда, Луа села рядом с ним, поджав одну ногу под себя. Тревога в глазах капитана немного удивила илитиири, и ее большой палец инстинктивно погладил плечо мужчины, прежде чем эльфийка убрала руку, - она будто успокаивала Эдварда этим жестом, говоря: "Не бойся, это я". Ее взгляд теперь был намного спокойнее. Девушка склонила голову на бок, услышав просьбу капитана. Ее брови нахмурились:
- Если бы доверял, - не попросил бы. - Тихо сказала дроу, спросив после небольшой паузы. - Ты что, боишься?
Закатив глаза и пожав плечами, дроу встала, сделала глоток горькой жидкости, на миг зажмурилась и поставила склянку на стол в небольшой держатель. Затем она села обратно и решила подождать.
Прошло несколько минут, и Луа покачнулась. Ее зрачки расширились, она поняла, что допустила ошибку в своих расчетах, а потом прилегла на кровать:
- Все хорошо. - Тихо, но как-то заторможенно сказала Луа, глядя куда-то в пустоту. Она понимала, что плохо чувствовала свое тело, - ноги и руки будто стали ватными, а реакция определенно замедлилась. - Ммм... Тебе было бы проще... Мое тело меньше...
Эльфийка медленно перевалилась с бока на спину, глядя на мужчину. Девушка анализировала свое состояние, ее пальцы медленно и еле заметно подрагивали. Она могла двигаться, но это было почти невозможно.
- Неловко... получилось. - Медленно прошептала Ренор. На самом деле сейчас ей было страшно. Да, она не боялась пирата... Но сейчас она была почти полностью парализована. И ее глаза, в добавок к расширенным зрачкам, сейчас с видимой тревогой не отводили взгляд от Эдварда. Луа понимала, что как бы капитан не был оскорблен пиратскими стереотипами ранее, - он прекрасно мог воспользоваться такой возможностью.

+1

33

- Луа’тлар, даже если мой собственный отец приготовит мне суп, я попрошу, чтобы перво-наперво попробовал он. Понимаешь, слишком… слишком рискованно. Я ещё не знаю тебя так хорошо.
Эдвард едва открыл глаза, как увидел сидящую рядом девушку. До этого она сказала ему про то, что если бы он доверял ей, то не просил бы выпить её первым. Но… Нет, пусть она сделает это первой.
Он с тревогой в глазах взглянул на девушку, пока та пила отвар. Выпив всё до единой капли, она мотнула головой, мол «видишь, и ничего не произошло». Но вскоре, она стала как-то странно себя вести, будто бы… заторможено.  Она произнесла, - Всё хорошо, - но это было определённо не так.
Благо, яды были не смертельные. И когда Капитан вспомнил эту информацию, она была словно бальзам на душу. Как никак, а он к ней уже чуть-чуть привязался… Да и слишком многое она сделала на этом корабле, чтобы уйти самоубийством
Возможно, у неё и действительно была цель парализовать Капитана, но… он надеялся, что это было не так. Так просто не могло было быть. Он уже слишком многое ей простил, и сделал для её же комфорта. Весьма вероятно, что это как раз таки было ей на руку. Нет, это было не так. По крайней мере так думал Кэп.
Она почти полностью онемела. Глаза её с тревогой смотрели на Эдварда, понимая его сущность, и вспоминая всю ублюдскую натуру пиратов… Но он назло покажет себя с другой стороны. Специально, чтобы эльфийка поняла, что есть и справедливые пираты.
Он поднялся с кровати и поднял Луа’тлар на руки, благо, сила позволяла, да и вес девушки не был столь большим, учитывая её миниатюрность. Эдвард отодвинул её от стены, дабы она не мёрзла от них же, ведь чаще всего, они были самой холодной частью каюты. Капитан положил к стене своё пальто, чтобы девушке было теплее, и положил девушку на кровать ближе к стене.
- Как долго действует яд?
Кэп посмотрел в её глаза, которые до сих пор не перестали смотреть на него с тревогой. Он ухмыльнулся и повернул голову к стене.
- Я поступлю так же, как и ты прошлой ночью.
Он встал и показательно вынул из пояса шпагу, положив её под пальто, лежащее у стены, так, чтобы оно никак не мешало сну девушки.
- Прости, но арбалеты я оставлю при себе. Нужно же, чтобы хоть что-то лежало рядом и его можно было вынуть в кратчайшие сроки.
Эдвард лёг в кровать и укрыл девушку одеялом. Он не собирался её раздевать, потому она сейчас лежала в пальто и своей броне.
- Спи.

+1

34

Девушка лежала, анализируя свое состояние. Реальность замедлила свое течение, фокус уходил из-под ее контроля, а руки и ноги, хоть и были ощутимыми, казались ватными и одновременно неподъемно-тяжелыми. Звуки отзывались эхом в ее сознании, казалось, планета стремилась остановиться на месте в глазах илитиири.
- Такая... Слабая...
Стоило Луа'тлар задуматься, как ее взгляд потерял пирата из поля зрения, заставив ее глаза нервно забегать в поисках мужчины, и тут дроу поняла, что она уже не лежит, а находится в его руках. Ладонь наемницы заторможено поднялась и бессильно уткнулась в грудь капитана, будто стараясь оттолкнуть его, но тщетно:
- Нет... Пусти... - Тихо проговорила дроу, неестественно, ослаблено закинув голову на его плечо, будто ее шея не могла выдержать вес головы. Девушка задышала чаще, но про себя отметила, что, несмотря на тревогу, которую она хотела испытывать и ощущала бы в нормальном состоянии, ее заволокло странное спокойствие. Лекарство бы подействовало, рассчитай она пропорции верно.
Уже оказавшись на кровати, укрытая теплой одеждой, Луа повернула головой из стороны в сторону, оглядывая свое положение, лишь затем она проморгалась и посмотрела на Эдварда, - его голос эхом разливался по ее сознанию.
- Пару часов? Не знаю... Варила... на тебя... Я меньше... - Медленно проговорила дроу, раздумывая, казалось, над каждым словом, будто она и забыла, как говорить. - Ты бы... ослабел? Я думаю... Без этого всего. Разница слишком... велика. - Ее взгляд был устремлен куда-то в пустоту, дроу устремлялась в просторы своего разума, ее мысли завладевали ей полностью, и одна из них вышла сама по себе без желания и ведома хозяйки. - ...Смертный человек.
Дроу продолжала чувствовать реальность, окруженная своими видениями, воспоминаниями и мыслями. Взглянув на Эдварда, когда тот говорил об оружии, Луа лишь заторможено кивнула, глядя на него пустым непонимающим взглядом, будто и вовсе не слышала его фразы, отозвавшись на автомате или из простого приличия скупым жестом.
Илитиири перестала двигаться, она лежала, погруженная неудачным экспериментом в свое подсознание. Со временем она закрыла глаза, но это не было сном, - не было и бодрствованием. Зависнув где-то по середине, словно душа умершего в чистилище, Луа часто вздрагивала и немного ворочалась во сне, ведомая кошмарами и смятением.
- Нет... Не трогай... Уйди... - Шептала еле слышно женщина, пока ее глаза дергались в хаотичном движении, изредка чуть приоткрываясь, не видя реальности, закатываясь назад. Ее шепот был редким, слабым отголоском всех тех криков, что она слышала в своей голове. Эмоции под действием "лекарства" обнажили эмоции наемницы. - Умрет... Будешь плакать... Больно...

Через какое-то время девушка дернулась, вырвавшись из кошмара. Ее глаза смотрели по сторонам. Мужчина был рядом. Медленно поморгав, илитиири поняла, что ее разум проясняется, а тело становится вновь отзывчивым, и все же ее трясло от собственного разума, что сейчас был похож на трясину, что стремилась утянуть эльфийку на дно.
- Эдвард... - Прошептала девушка, опустив голову. Она перевернулась на бок и прижалась к нему. - Обними меня...
Ее лицо казалось более усталым, чем до того, - будто сон выжал последние соки наемницы, ее взгляд взгляд был потерянным и пустым. От наемницы веяло странной скорбью и тоской. Разум не был на стороне хозяйки, стремясь свести ее с ума.
- ...Мне страшно. - Закончила женщина уже про себя, не решаясь признаться в этом человеку.

+1

35

Он лёг в кровать рядом с эльфийкой, но обнимать её не стал. Она могла не так это понять, а излишняя тревога ей была ни к чему.
Луа’тлар назвала Капитана Смертным человеком. Возможно, она даже сама незаметила, что сказал, но настроение Эдварду это весьма попортило. Как никак, а весьма обидно. Это… как расизм. Она будто хотела ему отомстить, за то, что все называли её дроу…
За что, Луа, за что…
- В таком случае, засыпай. Если захочешь поесть – разбуди. У меня есть в суме пара бананов…
Кэп перевернулся на бок по другую от Луа’тлар сторону, но заснуть никак не мог. Девушка же, похоже, медленно засыпала, но через некоторое время, её уставшее и… возбужденное из-за лекарства состояния дало о себе знать. Девушка, похоже, была в бреду, хотя жара у неё не было. Она будто с кем-то говорила, вполне возможно, что говорила сама со своим разумом…
Изредка девушка открывала глаза и смотрела по сторонам, но она будто смотрела… во сне, не в реальности, и вновь их закрывала…
Эльфийка всё шептала «уйди, не трогай…», но Эдвард не мог её поддержать. Одним из вариантов было будить её, но… нет, слишком много тревоги, она может и не вытерпеть этого.
Глаза Эда сомкнулись, но вскоре, он услышал голос девушки, - Эдвард… - произнесла она, - обними меня…
Теперь она была в порядке. Капитан повернулся на месте, и обнял девушку, притянув ту к себе.
- Луа’тлар, я… - похоже, он шёл на слишком серьёзный шаг, и говорить этого сейчас не стоит, - защищу тебя.
Он прижал девушку по-крепче к себе и попытался заснуть…
Кто-то попробовал войти в каюту, но у него ничего не получилось. Эдвард посмотрел в сторону двери. Из-за неё послышалась фраза:
- Закрывается, сука… Ладно, потяпали, пока не проснулся. В следующий раз её трахнем… обязательно…
Пират глубоко вдохнул, и посмотрел на девушку. Она мирно спала в объятиях его весьма больших рук. Ну, или по крайней мере делала вид…

+1

36

Оказавшись в объятьях мужчины, Луа положила голову ему на плечо и положила руку на его грудь, прижимаясь к теплому телу капитана.
Луа услышала его голос и в ответ только спокойно, с еле заметной усмешкой выдохнула:
- От чего..? От моего же разума? - Глубоко вздохнув, наемница закрыла глаза.
Она хотела провалиться в глубокий, почти что коматозный сон. Чтобы не видеть снов, не слышать мыслей, не просыпаться от каждого шороха. Она отчаянно хотела отдохнуть. Но действие препарата исказило подсознание илитиири, обнажило ее чувства и переживания, обернуло их против нее... Дроу ощущала, как неестественное спокойствие, навязанное настойкой начинало отступать, - тело становилось послушным, а мысли переставали кричать на саму женщину в ее же голове. Это радовало...
Луа приоткрыла глаза, услышав шепот снаружи, но не стала подавать вида, что она проснулась, почувствовав, как изменилось дыхание и сердцебиение Эдварда. Дверь была закрыта, и беспокоиться было не о чем.
Наемница немного пошевелилась и приняла более удобное положение, оставаясь в объятьях капитана. Ей было очень тепло лежать рядом с мужчиной, и эльфийка даже не хотела думать о том, как холодно ей станет утром, когда она встанет.
Поразмыслив немного, Ренор сместила голову ближе к руке мужчины и посмотрела на лицо Эдварда. Она рассматривала его в мельчайших подробностях, - она по прежнему не могла понять, что ее так сильно привлекало и озадачивало в его внешности, но когда мысль зашла о симпатии, девушка опустила голову, скрыв свое лицо от возможного обозрения вновь.
Она не хотела этого, не была готова... Что теперь с этим делать?
Мысли, кричащие в ее голове еще недавно, напоминали ей о смертности людей, и Соловей хорошо поняла боль в случае неудачи... Так какой должна была быть эта боль в случае смерти симпатичного тебе человека? Это было сложное и непривычное чувство для наемницы, - в конце концов до того все те, кого она держала близко к себе были расами, не способными умереть от банальной старости...
- Защитишь... Он тоже так говорил... - Вздохнув, подумала Луа, наконец проваливаясь в долгожданный сон.

Проснувшись с рассветом, Луа полежала какое-то время в кровати. Она сладко потянулась в кровати и села только через какое-то время. Взглянув на спящего Эдварда, девушка не захотела будить спящего мужчину, а затем перевела взгляд в окно и поняла, что волны все еще были спокойны после вчерашнего шторма... Это значило, что упускать возможность было нельзя. Пора приняться за работу.
Девушка вложила все свое внимание и накопленный предыдущим вечером опыт, чтобы сделать перерасчет трав и сделала новую колбу с лекарством, которое точно должно было действовать как планировала эльфийка. Она оставила настой на столе, чтобы тот остыл после нагревания, и, взяв из своей сумки одно из поздних "зимних" яблок, с аппетитом надкусила его, задумчиво разглядывая свое творение.
Услышав шорох за своей спиной, Луа'тар увидела, что капитан проснулся, и прошептала ему:
- Я думаю, в этот раз все вышло. Но у меня не хватит трав варить на нас обоих под наши разные пропорции... - Девушка кивнула на колбу, закрепленную держателем, и продолжила, надкусив яблоко вновь. - Только пусть остынет.

+1

37

Эдвард понял, что его слова были лишними. Девушка восприняла их… не так, как он хотел.  Ему показалось, что она даже скорее обиделась на них. Но всё же, ему хотелось показать эльфийке, что он действительно дорожит её знакомством. Хотя казалось бы – они знакомы меньше двух дней, а уже лежат  в кровати в обнимку. И лежат не лишь потому, что холодно, а потому что им захотелось так. Он обнимал Луа’тлар, а она обнимала его…
- Именно. От тебя самой…
Она привлекала его.  Пират не мог оторвать глаз от её личика, которое в каком-то плане украшали шрамы. Особенно вот этот, рассекающий правую бровь. Он придавал некого шарма. Эду нравилась внешность дроу, ведь она была ему почти родной. Кто знает, быть может, эта эльфийка – точная копия его матери. К сожалению, он не знает точного ответа на этот вопрос. Хотя, что-то в ней было…
Луа’тлар неожиданно выбралась из его объятий и потянулась к шпаге за пальтом. Он не мог этого заметить – его глаза были закрыты, а сам он углублён в изучении сна. Она аккуратно достала её и убрала за свой пояс. Эльфйика достала кинжал и примкнула его лезвие к горлу Эда. Тот открыл глаза и с немым вопросом  и тревогой глянул на Луа. Соловей прошептала, - Rivvil srow... – и лезвие скользнуло по горлу. Красная густая жидкость прыснула на покрывало, одеяло, подушку, пропиталось во внутрь и почти тут же исчезло, как и девушка буквально испарилась в воздухе, а он остался истекать в крови и беспомощности… Почувствовал, как сзади хрустит лезвие ножа и отслаивается кожа на спине… Звание капитана потеряно, как и его жизнь.
Глубокий вдох привёл его в чувства. За окном едва поднималось солнце, а в его объятиях лежала она – Луа’тлар. Она мило посапывала, в то время как Эдвард видел один из своих противнейших кошмаров. После него могла быть лишь смерть отца – настолько ощущения боли и обиды были настоящими…
Она так не сделает… Нет…
Пират пытался успокоиться. Ритм его сердца напоминал барабанную дробь, а разум потерялся в панике. Наконец, взяв себя в руки, он сделал выдох. Кэп пытался не заснуть – ему не хотелось возвращаться в тот кошмар. Но вскоре усталость взяла своё, и он вновь упал в пелену сна…
Его разбудил громкий звук каких-то манипуляций. Приоткрыв глаза он вновь увидел девушку, вновь стоящую на столе пробирку теперь уже с едва мутной жидкостью. Был виден исходящий пар, а значит, эльфийка скорее всего ждала пока жидкость остынет.
- Зачем ты так рано встала? Или опять дурные сны?
Он протёр глаза, но сон так и не проходил. Другого варианта не оставалось.
- Ложись досыпать, в любом случае, лекарство остывает… Пусть мы лучше проспим, нежели я испорчу себе жизнь одним неправильным глотком.

+1

38

Женщина обернулась, глядя на пирата.
Его вопрос заставил Луа отвернуться, усмехнуться и укусить яблоко вновь.
- Дурные сны..? Они для меня настолько привычны, что стали нормальными. - Женщина посмотрела куда-то вперед, задумавшись, пока жевала фрукт. А затем проговорила. - Хм... А я правда не помню, когда я видела спокойные... или даже приятные сны...
Конечно, может я просто их не запоминаю.
Эдвард предложил наемнице вернуться в кровать, - и Соловей задумалась. И правда, а что делать, кроме как отдаться спокойствию и поспать вдоволь, пока есть такая возможность? Девушка сняла с себя броню и прочую верхнюю одежду, оставшись в майке и подштанниках, и забралась под одеяло. Обратно, в теплые объятья мужчины.
Дроу посмотрела на Эдварда и спросила:
- Ты так и проводишь свое свободное время в плаванье? - Луа не очень представляла, что пираты делали в затишье, пока их корабль плыл из одного города в другой. Эльфийка прижалась к мужчине и задремала.

Наемница проснулась чуть позже, и настояла на том, чтобы Эдвард все же выпил лекарство.
- Давай, все будет в порядке. Я правда очень старалась рассчитать все правильно и не отвлекалась на свои мысли. - Когда же пират выпил приготовленное ей лекарство, она подождала какое-то время, и проверила его состояние...
Его зрачки реагировали на смену освещения немного замедленно, но в целом, пока Эдвард находился какое-то время в тени или у окна, его состояние было нормальным.
- Ну вот... А ты боялся. - С улыбкой и удовлетворением проговорила эльфийка. - Давай проверим его действие позже.

День прошел незаметно и не выделялся ничем особенным - команда косилась на дроу, Луа следовала за капитаном и старалась проводить в многолюдной компании как можно меньше времени.
Ближе к вечеру, Луа, вернувшись с Эдвардом в каюту, вздохнула и тихо проговорила:
- Сядь, пожалуйста, мне надо проверить твое состояние. - Она встала перед капитаном и вытянула руку перед собой. Она подняла указательный палец и стала водить рукой из стороны в сторону. - Следи за пальцем... Нормально себя чувствуешь?
Вчера я заметила странное спокойствие из-за лекарства, так что это нормально... Но мне интересно узнать, если тебя что-то беспокоит.

Затем Ренор отошла на шаг, и предупредила:
- Я сделаю сферу. Давай проверим приступ.
В следующий миг между дроу и человеком возникла небольшая вспышка света... Подобная той, которой Луа прервала нападение капитана в первую ночь своего присутствия на корабле. Когда вспышка иссякла, эльфийка замерла на месте, глядя на пирата. Она ждала его реакции, готовая помочь в случае судороги, но...
- Почему я так волнуюсь? - Женщина была в смятении. Она волновалась. И она не совсем понимала причину своего волнения. Для самой себя наемница уже решила, что в ней говорила ее гордость, - лекарство не должно было подвести ее высоких ожиданий. Луа'тлар, как и остальные ее сородичи, была перфекционистом, поэтому Соловей нашла это объяснение почти в ту же секунду, что и задалась своим вопросом. Но... что-то подсказывало ей, что дело было не только в этом.
- Нет... Я не могу... Я же не... Мммм... - Соловей отказывалась признавать, что ей было важно впечатление капитана, его мнение... Ей хотелось увидеть не просто хорошо выполненную работу, ей хотелось увидеть его одобрение, услышать похвалу, благодарность.
Она стояла перед Эдвардом, не двигаясь, замерев на месте, словно натянутая пружина, ожидая реакцию мужчины, - если бы он только знал о ее внутреннем напряжении, с какой силой она сдерживала дрожь нетерпения в своем теле.

+1

39

- А мне, вроде, снятся нормальные сны… Реденько, но чаще я просто вижу чёрное нихрена. - усмехнулся Эд, поразмыслив над словами Луа’тлар. Ну конечно, так часто видеть смерти людей, причём ужасные… ужаснейшие и жестокие смерти. Эд тоже не отличался добротой к своим целям и врагам, но он не был настолько жесток.
- Я по разному провожу время в плаванье… Иногда, да и чаще всего стою за штурвалом. Это почти единственное занятие на корабле… Конечно, помимо абордажей.
Эдвард улыбнулся, и положив руку за спину эльфийки заснул.

Он выпил несколько глотков лекарства, вспомнив последствия выпитого у Луа. В животе неприятно забурлило, но вскоре этот процесс остановился. Эд заметил, что и действительно - яд подействовал бы куда быстрее, а он уже ходил почти с десяток минут и чувствовал лишь некое… спокойствие. Какой компонент даёт такое свойство он не знал. Вернее даже сказать, что он вообще не  знал компонентов лекарства.

День и действительно прошёл весьма быстро. Все как обычно провожали девушку взглядом, косились на кэпа и шептались меж собой.
Они вместе вернулись в каюту. Капитан сел в своё кресло, а Луа’тлар встала рядом. Через некоторое время, она решила проверить состояние Эдварда.
- Да, правда есть какое-то спокойствие… Но оно это, не сильно заметно. Но есть. - произнёс пират, внимательно следя за пальцем девушки. Она водила им то вправо, то влево, вверх, вниз…
Вспышка. Она хотела проверить приступ. Случится он или нет. Да, дроу предупредила его о том, что прямо сейчас будет яркий свет. Он надеялся на то, что он будет не сильно яркий - повредить глаз ему в общем-то не хотелось.
После того, как яркий свет пропал из глаз, он открыл их. Девушка создала вспышку довольно неожиданно, потому закрыть глаза до того, как увидеть её у него бы не получилось, потому - приступ вполне можно ожидать. Но кэп надеялся на обратное…

Спустя минуты три, он громко сказал:
- Я не дрыгаюсь, а значит… приступа нет… его нет! - Эдвард буквально светился от радости. Он встал со стула и быстро приблизился к эльфийке. Его руки обняли девушку, а сам он приподнял её над землёй. Это действительно было самое радостное событие за последние… Да пожалуй несколько десятков лет.

Луа’тлар, и до того вытянутая по струнке, напряглась чуть больше, когда пират приблизился к ней столь быстро. Она нахмурилась, а оказавшись в руках мужчины, громко выдохнула, будто воздух вышел из легких, пока ее ребра сдерживали крупные руки от более сильной хватки.
- Нет-нет-нет. - Быстро проговорила женщина, чувствуя себя… странно, как минимум.
Ей не хотелось, чтобы Эдвард вот так держал ее, - она была беспомощна, и наемница ненавидела это чувство. Но с другой стороны ей льстило, что мужчина оценил ее труд… а еще нравилось чувствовать властное прикосновение, лишающее ее любой возможности извернуться.
Эльфийка была крайне запутана своими эмоциями, молча глядя пирату в глаза. Ее руки сами по себе легли на плечи пирата. Она не двигалась, не говорила. Просто смотрела Эду в глаза… и так продолжалось дольше, чем она хотела бы. Соловей ощутила это странное напряжение в воздухе… такое свойственное, животное притяжение, и наконец прервала тишину.
- Поставь меня на землю. - Довольно тихо проговорила эльфийка, все еще не двигаясь.
Ее мысли пребывали в смятении. Девушка ощущала, как жар легко опалил ее щеки и желала отвлечься, считая “темную” сторону своих желаний чем-то неуместным, непристойным… Она еще не отошла от прошлого разочарования, а ее желания уже стращали ее на новую попытку. Дроу задумалась, насколько сильно она не хотела и боялась быть одна… Но потом оборвала эти мысли, - на что она вообще надеялась, будучи отступником своего народа, предметом стереотипов и предрассудков, эльфом в мире смертных людей?

Когда Эдвард заснул, Луа долго лежала без сна, размышляя о чем-то своем. Мужчина перевернулся, и это заставило дроу взглянуть на него. Волосы упали на лицо пирата, и Луа решилась убрать их. Ее пальцы еле ощутимо коснулись лба капитана, и направили пряди к ушам, как вдруг женщина замерла.
- Что? - Подумала она, увидев заостренный кончик хряща. Наемница резко поднялась, разглядывая мужчину озадаченным взглядом… Он не мог быть эльфом. Слишком похож на человека. Следующая мысль сорвалась с ее губ, несмотря на желание сохранить тишину. - Полукровка?!

Эдвард видел сны, когда девушка в своё время смахнула с его лица волосы, и увидела принадлежность в эльфам. Кэп проснулся только от довольно громкого вопроса. Если бы не он… И если бы не это лекарство, то он скорее всего куда быстрее среагировал на эту ситуацию, чем сейчас.
Открыв глаза, он заметил сидящую на коленях девушку, с глазами, полными вопросов и… тревоги. Она смотрела на него, явно ожидая ответа на свой прямой вопрос. Изворачиваться смысла не было, но был смысл убрать руку из под тела и положить её поближе к шпаге. Кто знает, как она отреагирует на его ответ.
Он быстро сел на ноги и взял за рукоять шпагу, но держал её рядом с собой, явно не собираясь атаковать. Она лежала так, что Эд мог быстро среагировать и парировать почти любой удар, который могла нанести эльфийка.
- Тише, - шёпотом приказал Кэп, - никто не должен об этом знать.
Эд спрятал ухо за прядью волос, явно готовый к нежданным гостям, если те посмеют заявиться в его каюту.
- Верно, полукровка. И никто об этом не знает. Ясно выразился?
Его взгляд сейчас был серьёзен, как никогда за два дня не видела девушка. Он смотрел ей в глаза, его корни позволяли делать это с лёгкостью. В море радовало то, что ночью было весьма ярко даже для человеческого глаза, а для глаза дроу - и подавно.
Эд старался держать дистанцию даже на таком маленьком клочке, как кровать.

+1

40

Дроу смотрела в глаза мужчине.
Она сидела на коленях, опираясь на вытянутые вниз, к матрасу, руки. Мышцы наемницы напряглись от возможного конфликта... тон Эдварда явно дал понять свое отношение к эльфийскому происхождению. То, как быстро он спрятал за волосами заостренный кончик уха, хорошо подкрепляло его слова.
- Никто не знает? - Дрогнула рассеченная бровь в тон мыслям девушки. Вопрос капитана дал наемнице понять, что это была не простая констатация фактов, - это была прямая угроза. Но Луа не видела ранее такого отношения. Почему Эдвард скрывал свое родство? Оберегал эльфийского родителя? Его рождение было чем-то позорным? Женщина не знала, и ей было интересно.
Глаза дроу оторвались от глаз пирата на миг, когда она заметила, что его рука тянулась к оружию. Это движение привлекло ее внимание и разбавило атмосферу. По крайней мере для самой эльфийки.
- Боишься? - С еле заметной улыбкой шепотом спросила Луа, вернув свой взгляд к глазам мужчины.
Тот смотрел на ее предельной точностью, будто сам мог видеть в темноте, и глаза Соловья на миг прищурились:
- Неужели с дроу? - Женщина плавно приподнялась и приподняла ладони в примирительном жесте. И правда, его зрачки следили за ее глазами, не способные потерять их даже в незаметных, для людского зрения, мелких покачиваниях. - Интересно...
Женщина приподнялась на коленях.
Эта новость была настолько же шокирующей, насколько и приятной для девушки. Учитывая, что Соловей предложила Эдварду сотрудничество, это означало их частые встречи... Уже не говоря о том, что, если она еще когда зайдет на борт корабля, они проведут бок о бок не один день... и не одну ночь. Именно это отталкивало дроу от даже простого платонического сближения с человеком... ее сильно отталкивала людская смертность.
Ее руки потянулись к мужчине и стали точкой опоры по обеим сторонам мужчины.
Эдвард был полукровкой, и Луа ощутила, как вес падает с ее плеч. Он мог прожить долго, намного дольше людей... Их сотрудничество может продлиться годы... Так что она теперь теряла?
Луа приблизилась к его лицу, не отрывая взгляда от зеленых глаз пирата, и тот мог ощутить на своей коже плавное дыхание наемницы.
Эдвард был ей симпатичен, и теперь точка ее морального преткновения исчезла. Ничто больше не сдерживало эльфийку... И даже прошлая, ощутимая еще вчера боль, утонула где-то за волнительными ощущениями где-то между ребрами, за простым и естественным притяжением.
Луа'тлар оторвала одну руку от матраса и ее ладонь мягко коснулась мужской щеки, а уже через секунду девушка поцеловала пирата. Оторвавшись от его губ на мгновение, илитиири взглянула в глаза Эдварда вновь. Она молчала... Теперь слова были лишними.
Капитан мог услышать тихий рокочущий смешок, выдававший ее волнение, нетерпение и желание.
Дроу приблизилась к пирату, обняв его плечи и сев на его колени. Она прижалась к Эдварду, разглядывая его лицо. Теперь его гармоничное, нечеловечески красивое лицо приобрело для Луа совершенно новые черты... Лицо наемницы полыхало жаром.
Девушка было задумалась о поспешности своего решения, но с другой стороны, - почему нет? И, стоило ей задать себе этот вопрос, Луа'тлар поцеловала Эдварда вновь - уже намного смелее... страстно и жадно, не сдерживаясь в своих эмоциях.

+1

41

Следующих действий эльфийки капитан явно не ожидал: она подвинулась к нему и… поцеловала.
Чего-чего, а этого Эдвард никак не ожидал. Несколько часов назад она холодно реагировала на все его объятия, и принимала их только в качестве способа обогрева. А тут… Да ещё и с таким напором…
Его мужская сущность не дала отпор, а даже взяла на себя инициативу. Эдвард положил левую руку девушке на тонкую шею, а правую положил на её талию. Кэп помог Луа’тлар сесть на его колени, и вновь поцеловал её… Он испытывал к ней симпатию, тем более сейчас, когда девушка не сопротивлялась. Эд случайно столкнул шпагу с кровати и та звонко упала на пол, раздавшись громким звуком почти по всей палубе. Но пусть только кто-то посмеет сюда сунуть свой зараженный сифилисом нос…
Эд пододвинулся и прижал девушку к стене за талию. Его губы опускались всё ниже и ниже, уже касаясь плеч.
Руки принялись стягивать майку с девушки…

Луа чувствовала, как рациональная часть ее рассудка медленно улетучивается, - трепет внутри ее грудной клетки плавно переместился в низ живота, и, честно сказать, наемница даже не хотела мешать своим желаниям.
Оказавшись в объятьях Эдварда, дроу шумно выдохнула и взялась за его волосы, немного грубо хватаясь за его пряди, когда дыхание мужчины пощекотало ее шею. Пират был намного больше и сильнее хрупкой миниатюрной женщины, и, хотя она опасалась некоего… кхм, казуса, вызванного разницей в их пропорциях, жесткая, но при этом ласковая хватка грубых рук успокаивала женщину, заставляя ее быть податливой и отвечать на нежность новоявленного любовника своей.
Несмотря на всю видимую хрупкость, жесты и прикосновения илитиири были одновременно ласковыми и грубыми, поцелуи были жадными, дыхание обжигало кожу мужчины, а взгляд не оставлял его глаз. Дроу смотрела на Эдварда прямо, хищно, стараясь не нарушать тишину, хотя порой это было сложно. Она старалась не отрывать от него взгляда, когда была такая возможность, и беспрекословно отдала ему бразды правления в их утехах, наслаждаясь непривычной ей “слабостью”.
Будучи строгим и жестким наставником в повседневной жизни, Соловей иногда так хотела быть ведомой и хрупкой женщиной, а потому она отдалась на милость пирата в прямом и переносном смысле почти сразу же, притормозив его стремление лишь единожды… шутки ради. Ей нравилось играть с мужчинами подобным образом.

Луа’тлар проснулась на рассвете, чуть позже обычного.
Она лежала на боку, прижавшись спиной к груди мужчины. Его выпрямленная рука была опорой для ее шеи, а сама ладонь сонно придерживала пальцы наемницы.
Открыв глаза, женщина задумалась… Она ни о чем не жалела, наоборот, вся ее прошлая тревога затихла, а скопление мыслей, преследовавшие ее на протяжении последнего времени распылилось в пустоту. Эльфийка перевернулась лицом к Эдварду и прижалась к нему, положив голову на плечо мужчины. Соприкосновение кожи всегда было приятным ощущением. Обняв любовника, женщина решила полежать этим утром подольше, прежде, чем сделать новую склянку лекарства на приближающийся день.

Утро приблизилось крайне быстро и незаметно. Едва они заснули, как почти тут же открыли глаза… Вполне возможно, что сейчас уже был обед, но Эд руководствовался правилом, что когда он открыл глаза - тогда и утро.
Он повернул голову и посмотрел на эльфийку, лежащую в его объятиях. Он видел, что девушка уже не спала, но… он знал, что иногда приятно просто полежать и половить на своём лице лучи утреннего солнца.
Он коснулся губами лба девушки, как бы говоря ей “доброе утро”. Его большой палец поглаживал тыльную сторону ладони Эльфийки, а правая рука лежала на ее плече.
- Я  надеюсь, ты никому не скажешь о моих корнях? - тихо произнёс Эд, смотря в окно. В его голову пробрались мысли о матери. Стоит ли говорить о ней Луа? Она вполне может обозлиться на него, за то, что его отец посмел оскорбить дроу...
- Я родился бастардом… Собственно, это и объясняет, почему я сейчас сплю на корабле с пиратским флагом. Вряд-ли я бы стал каким-нибудь политиком, да и… море мне ближе, чем бумажки. - всё так же шёпотом говорил Капитан, но уже смотря больше в свои воспоминания, чем на девушку.
- Мой отец… он надругался над моей матерью… Отец купил её на рынке рабов, и она была дроу. Как он рассказывал, после моего рождения она сбежала из дома и он больше её никогда не видел…
Эд вернулся в реальность и подумал о Луа’тлар. Ему действительно стоит продолжить с ней общение. Лекарство ему нужно, и её условия обмена товара на лечение было вполне выгодным для обеих сторон. Да и сама она очень даже неплоха…

Отредактировано Эдвард (22-08-2017 22:11:13)

+1

42

Луа лежала, не двигаясь.
Она довольно глубоко ушла в свои мысли, обдумывая планы на будущее. Прежде всего, нужно было объясниться перед братом за свое долгое отсутствие… Оно не играло ей на руку. Девушка знала, что Эреб будет крайне доволен ее заявлению не соваться больше на восток континента, в светлые города.
- От них только беды…
Зато теперь она не боялась нарушить слова, данное герцогу Ниборна. Конечно, она может передумать… А может убить двух зайцев сразу, - не соваться туда, куда не следует и убрать человека, причинившего ей боль. Такая месть была бы по ней, - и не надо марать руки, главное, разыграть спектакль, чтобы люди Сальгари пришла в дом маркиза и сделали грязную работу… И тогда боль предательства сменится покоем. Луа’тлар все еще плохо понимала концепцию любви и отношений, но быть брошенной было неприятно и обидно, да к тому же и больно. Но наемница также понимала, что боль, даже от косвенно причиненной боли когда-то, а может быть все еще, дорогому человеку будет грызть ее изнутри на пару с совестью. Проще было забыть...
- И почему я никогда вас не слушала? - Спросила Соловей про себя своих братьев. Обоих. Ведь, что в К’таэссире младшая Ренор бунтовала против воли Дэрдена, что на Поверхности иногда ослушивалась советов Эреба.
Из мыслей ее вырвал легкое прикосновение губ ко лбу, и Луа подняла голову, взглянув на пирата. Он смотрел в окно, и он рассказал ей о своем происхождении.
Как и думала дроу, - в нем текла кровь ее сородичей.
Пожав плечами, женщина опустила голову обратно на плечо капитана:
- Если она попалась, - так себе была дроу… Конечно, ее могли поймать, пока она не привыкла к свету… Не найди меня стая, меня бы ждала подобная участь, я в этом уверена. - Спокойно, даже как-то холодно проговорила илитиири. - Так бывает… С неопытными разведчиками, нашкодившим молодняком или отступниками, такими как я. Но… Не думаю, что она была отступницей, - скорее что-то из первых двух вариантов, раз она сбежала так легко. Вернулась в К’таэссир, небось.
Вздохнув, эльфийка перевернулась на спину и потянулась, а затем отклонила голову назад, “свешивая” ее с руки Эдварда.
- Если бы я была на ее месте, я бы осталась. Мне все равно некуда было бы идти… - Но на ее губах появилась слабая улыбка. - Но у меня все же есть место.
Перевернувшись на живот, девушка сложила руки на груди мужчины, а затем уткнулась подбородком в тыльную сторону лежащей сверху ладони. Она посмотрела в глаза Эдварда, и, тихо усмехнувшись, приподняла голову, и плавно поднесла руку к его лицу. Пальцы илитиири коснулись щеки пирата, ласково проведя по коже и аккуратно убрав волосы за ухо:
- Никто не узнает. Но здесь нечего стесняться… тем более при мне. - Она сделала паузу и все же проговорила. - Мне приятно, что ты... не человек.
Дроу помедлила еще с секунду и приблизилась к любовнику, кратко и нежно поцеловав его. Совсем не так, как она делала это накануне. Это было простое, теплое и невинное прикосновение губ, продлившееся всего секунду. И, хотя сейчас Соловей казалась куда спокойнее своей ночной ипостаси, почти такая же равнодушная, как и обычно, что-то изменилось в ней, - от женщины исходило легкое душевное тепло. Не было в ней и былой пустоты, - только спокойствие и умиротворение.
Проявив секундную нежность, илитиири встала и оделась. Она потянулась снова, уже стоя, и прошла к столу, принявшись за изготовление настоя.
- Я не знаю, насколько хватит лекарства сейчас, но, по приезду в Кельмир мы можем зайти на рынок и купить нужных трав, я сделаю тебе небольшой запас… Но расходы на тебе. А потом тебе придется приехать в Грес. - Она взглянула на мужчину из-за склянок. - Я не планирую больше оставлять брата надолго.

Отредактировано Луа'тлар Ренор (23-08-2017 00:22:15)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Морская прогулка