http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/19723.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Возвращение блудного... дроу.


Возвращение блудного... дроу.

Сообщений 51 страница 64 из 64

1

http://sa.uploads.ru/lGujb.jpg

Участники: Эреб, Рада
Место: Грес. Дом старушки Гвен, и др. локации опционально.
Время: Зима. +1 день от операции по поиску пропавшего дроу. - для Рады
для Эреба - сразу после событий заколдованного угла.
Сюжет: Какой бы магией ты не владел, какими силами не пользовался, кого бы ни призывал в соратники, есть такие вещи, что всегда остаются за гранью твоих сил. Не всё решаемо одним заклинанием, ритуалом, обрядом. Всегда есть то, что лежит все твоих сил и возможностей. Упираясь же в стену, которую не перепрыгнуть есть несколько путей - обойти, подкопаться под неё или же просто ждать, когда с той стороны стены соизволят явиться и заниматься тем, что по силам в данный момент.

Отредактировано Рада (22-08-2017 13:55:51)

0

51

Она посмотрела на него, то ли с горечью, то ли с обидой, как будто эти две секунды были невосполнимой потерей. Однако Эреб не издал не звука, по-прежнему разговаривая с Радой на языке тела. Его рука мягко скользнула по её бедру, остановившись лишь тогда, когда легла на талию, затем тоже проделала вторая рука. Найдя опору, дроу настойчиво притянул нимфу обратно к себе, на этот раз перевернув её на спину, чтобы видеть её лицо во всех подробностях и для этого он не нуждался в освещении. Прошло пару мгновений прежде чем его член снова оказался в ней, на этот раз в более классическом для этого месте. Не спеша наращивать темп, руки тёмного скользнули обратно к её ногам, ухватив её под колени, эльф заставил нимфу раздвинуть и приподнять ноги вверх, поддерживая их руками, пока тёмный занимался более рутинным процессом, раз за разом ускоряясь внутри неё.

Кто знает, может быть, для неё сейчас так и было, может быть эти две крошечные секунды, казались ей чуть ли не вечностью. Его руки увлекли её к себе и теперь, оказавшись к нему так близко, она всей кожей почувствовала жар, идущий от него, ведь только что этого не было, но… Это было и не столь важно, важнее было то, что он был с нею и теперь она могла видеть его лицо, глаза и, если постараться, вполне себе могла добраться до его губ, но пока это желание только зрело, формировалось, пугаясь тех волн приятного тепла и возбуждения, охватывавших её, горячивших кровь и дурманящих и без того туманный разум.  Он набирал темп и собственного участия ей уже казалось ничтожно малым, уперевшись руками за спиной, она поднялась на них, ножки выскользнули из его рук. Подавшись вперед она легко дотянулась до его шеи, одной рукой, обняв, она чуть потянула его к себе, чтобы добраться до его желанных губ и слиться с ним в поцелуе. Черт бы побрал весь этот алкоголь, куда уж ближе связь, чем та, что была меж ними сейчас и все равно ей было её мало. Будь её воля и силы, она бы растворилась в нём, вся, целиком и без остатка, отдавшись и слившись с ним в одно.

+1

52

Эреб подчинялся инстинктам, в то время как разум парил где-то далеко, он наклонился к ней, потому что так велело его тело. Он чувствовал каждую мышцу своего тела, что тянулись к ней навстречу. Пока наконец их губы не сомкнулись в одном долгом жадном поцелуе. Каждый хотел напиться, выпить друг друга досуха, полностью поглотив и растворив в себе. Однако бренные телесные оболочки, не позволяли этого сделать, заставляя обоих любовников довольствоваться тем, что есть. Они были друг у друга, далёкие от совершенства, но всё же нашедшие друг в друге, ту самую крупицу, которая раздела каждого из них, до того единственного целостного образа.

Они были друг у друга, это точно. Были друг у друга, хотя были столь разными, быть может потому и были. Ведь говорят же люди, что противоположности притягиваются, хотя нимфе сейчас было глубоко плевать что говорят люди, что скажут, если узнают, кому она решила отдать свою душонку, свои мысли, саму себя. В его губах и ласках сейчас был для неё весь мир, в нем, в его глазах, руках, тепле, в том трепете сердца и той самой истиной, животной страсти, что он в ней пробуждал. Она была счастлива, хотя и сама этого не понимала и только одно желание ютилось в голове, чтобы этот миг, этот самый, вот этот и никакой другой, никогда не кончался. Поддавшись этому невнятному, стихийному порыву, она чуть-чуть куснула его за нижнюю губу, почти что разрывая их поцелуй.

+1

53

Одарив её шею жарким дыханием, он снова вернулся к тому, на чём они остановились. Положив обе руки ей на колени, тёмный настойчиво развёл её ножки ещё шире, придвинувшись к ней максимально близко, он раз за разом повторял избитые движения, и хоть в этом процессе не было ничего нового, отчасти дроу был рад что сейчас с ней. То и дело усилием воли он заставлял думать себя о чём угодно, кроме её сладких губ и гибкого молодого тела, чтобы продлить удовольствие и усилить его для неё. И хоть тем для размышлений у него накопилось порядком, он думал о том, что его интересовало больше всего. Это интересовало многих, история это породила сотни сплетен и не меньшее количество скандалов, но ответ терялся и уходил куда-то вдаль, туда за ширму, где очевидцы были бессильны.

Слишком сильно отдался дроу занятию, немного не рассчитав того, что она не столь искушена в этой игре как он, или как какая-нибудь иная женщина. Придвинув её к себе, он и сам, наверное не знал, что снова делает ей больно. Пришлось уведомить,  хотя вот эта боль и в этих обстоятельсвах, скорее ей была приятна. Он явно тянул, оттягивал момент и он чувствовала это, ведь не обманешь тело в такой момент. Скользнув пальчиками по его шее, вплела их в его волосы, склонившись чуть к нему и прислонившись лбом к его щеке, она им наслаждалась. Наслаждалась чувством полноты, порядка и… черт подери, гармонии, столь хрупкой и от того дорогой. С губ её срывался далеко не первый стон за сегодня, но все они были честны пред ним, докладывая о её переживаниях.

+1

54

И вот, спустя несколько мгновений, всё и правда кончилось. Ровно также как и началось, за несколько секунд. Тела влюбленных изогнулись почти синхронно, разве что с небольшой поправкой, Эреб вышел из неё прежде, чем началось семяизвержение. Сделано это было осознанно или нет, сейчас сложно было сказать. Однако что-то остановило дроу, а в его разуме всплыли болезненные воспоминания, заставившие тёмного отклонится от нимфы и рухнуть на спину. Несколько секунд он лежал молча, иногда моргая, в то время как собственный разум старался вытеснить прошлое прочь. А спустя ещё несколько мгновений, всё же выиграв эту небольшую стычку, он подтянулся к Раде и обнял её, впервые за вечер облегчённо вздохнув и закрыв глаза.

Похоже или она несколько не вовремя влезла со своими выражениями переживаний или Эреб уже дошел до… кондиции. Он убежал, убежал как-то… не вовремя что ли… Потому что, буквально через несколько мгновений и она бы разделила с ним его финал, но… может оно и к лучшему. Так или иначе он просто рухнул рядом, она же, то ли по непонятной брезгливости, ей не в целом-то не свойственной, то ли по своей необъяснимой потребности быть всегда в чистоте и порядке, в ту же минуту озаботилась тем, что он ей оставил. Всё ещё поддатое алкоголем сознание отказывалось правильно пользоваться магией и вместо небольшой горсти воды ей прилетела ледышечка. Нет, это не была проблема, в целом как и вообще происходящее, разве что только показатель её состояния. Она очень скоро опустилась рядом с ним, теперь только ловя себя на том, что чувствует себя опустошенной и одновременно полной. Полной от все ещё не ушедших переживаний и, кажется, всё ещё даже чувствовала его толчки и все же… физически она была измотана. Закрыв глаза она через каких-то несколько мгновений почувствовала его прикосновение и податливо устроилась в его объятьях, сцепив пальцы их рук в замок. Ещё мгновение и она провалится в забытие.

+1

55

Эреб проснулся рано утром. Сон его был беспокойным. Будить Раду не стал. Словно призрак соскользнул с кровати. Мягким шагом будто кот направился к двери. Спустя пару секунд, закрыл дверь с обратной стороны, до того как она успела скрипнуть. Уже на коридоре надел штаны и накинул на торс рубаху, после чего также тихо спустился по лестнице на кухню. Недолго думая, нашёл чайник и налил в него воды. Поняв, что упустил что-то важное, начал искать дрова чтобы затопить печь, спустя пару минут наконец-то всё было готово и первые языки пламени, начали пожирать свой завтрак. Эльф какое-то время наблюдал за этим зрелищем, наслаждаясь исходящим от печи теплом. Снятое вчера кольцо так и осталось на тумбочке, отчего всё казалось забытым настоящим. Тело его словно пробудилось от долгого сна, учась ощущать заново. Ощущения. Эреб привык жить без них, защищённый магическим панцирем, он не нуждался в том, что было критичным для людей. Опасно. Однако это было просто кольцо. Кольцо, которое он носил почти не снимая. Да, пожалуй он привык к нему. Вот только вчера ночью оно было лишним и эльф учился заново ощущать мир вокруг себя. Спустя несколько минут на плиту перекочевал чайник, а ещё через несколько минут на столе появилась чашка малинового чая. И всё бы было идеально, не будь в доме домового. Постоянное ощущение что за тобой кто-то следит, выводило Эреба из себя. Не будь он дроу, возможно всё было бы гораздо проще и легче, но его происхождение заставляло тёмного нервничать. Не любил он когда на него пялятся, тем более когда это делали с помощью магии.

+1

56

Эта ночь была уже не той, что прежние. Этой ночью она спала в объятьях дорого ей мужчины и ей не надо было беспокоиться о том где он, вернется ли. А когда вернется (ведь мысли о том, что он может не вернуться она сознательно отметала), то в каком виде, может ли она ему как-то помочь и нет? Её не мучили извечные кошмары, приследующие её со дня, как она себя помнила и лишь изредка исчезающие. Это была как раз такая ночь. Ночь, когда она, развернувшись, не встречалась с тишиной и тьмой, а находила его грудь и руки. Те руки, что сводили её с ума и без слов дарили надежду, давали опору и надежду на что-то большее, лучшее и, быть может, светлое. Каково же было её разочарование, когда в очередной раз повернувшись, она не нашла рукой лишь пустоту рядом. Нехотя приоткрыв один глаз, она, к печали своей, убедилась, что тело её не обмануло и Эреба действительно рядом нет. "Ушел? Нет нет... Не может быть... Вот так вот молча, не сказав ни слова, не... может записку какую оставил?" Она подняла голову, окидывая сонным взглядом невысокий столик, рядом с кроватью, упустив из вида лежащее на нем его колечко, а может и приняв его за собственное кольцо морока, шкаф, у дальней стены, но... ничего, по спине невольно пробежался пугливый холодок и взгляд метнулся на спинку кровати, а затем в кресло. "Фуф... куртка тут... значит" она опустила голову на подушку, успокаивая напугавшееся сердце и невольно отмечая для себя, насколько её это беспокоит и каким лютым эгоизмом и инфантильностью это все дело пахнет.

- Назим. - Тихо позвала она и в кресле в углу быстро соткался из легких теней хозяюшник. - Докладывай.
- Щито докладывать, а? - Он изогнул дугой черную, чуть кустистую бровку. - В подвалэ тыхо, мыщ нэ праскочит, а этат... - Он кивнул на вещи и потом на дверь. - Этат как дома сэбя вэдёт, аж рэзать хочэца! Сафсэм дыкий!
- Сколько я проспала? - Едва заметно улыбнувшись описанию домовика, оборвала его душеизлияния нимфа. Назим задумался.
- Сэчас ужэ утро, да. Проспала вэсь дэнь и всю ночь.
- Утро? Рассвет?
- Чуть пожже. Вторая стража.
- Благодарю. Возвращайся на караул, Назимушка.
Она поднялась на локте, придерживая шкуру второй рукой, чтобы та не соскользнула. Назим исчез, едва заметно кивнув и она осталась в комнате одна. Голова гудела, отдаваясь в висок не приятной болью. "О боги... кажется не надо было столько пить с непривычки... Где тут... капли те..." Она выпутала из под одеяла ноги, опустила их на пол и, только поднявшись, поняла, что они чуть ли не подкашиваются. "Ого... чем это я таким вчера занималась? Не коня же на спине таскала, что..." Память услужливо подсунула пестрые мутноватые картины вчерашнего дня и нимфа села обратно. Теперь-то было понятно и то непонятное тянущее ощущение в самом низу живота и... не только живота, слабость в ногах и... "Мать честная... все... к черту алкоголь... Чегой-та к черту? Вот только скажи, что ты сейчас не довольна! Довольна конечно но... как же болит голова... Хотя.. это-то пройдет... kwangu..." Из аптекарской сумки метнулась небольшая колбочка и фляга с водой, намешав себе состав из нескольких капель из колбы с одним глотком воды, нимфа вернула все по местам и все же решила пойти поискать дроу. Нет, она не переживала, что он потеряется в доме, что начудит чего или что ещё... Ей просто хотелось его обнять, да и... наверное стоило заняться чем-нибудь, что ей полагалось по её рождению. И так опозорилась, проспав черти до когда и не предоставив по утру своему избраннику хотя бы подобие завтрака.
Завернувшись в домашний халат и не став заморачиваться с поисками домашнего платья, она тихо покинула комнату и, заглянув по дороге в свою, мало ли чем черт не шутит, спрустилась по лестнице вниз, невольно отмечая для себя, что тут справились и без неё. Эреб сидел за столом и, кажется, даже пил чай. Взъерошенная и растрепанная нимфа, едва-едва проснувшаяся, прикладывающая столько усилий, чтобы ноги не дрожали при ходьбе, мягко улыбнулась ему.
- Приятного чаепития... - Она нарочно умолчала слово, которое так и чесалось произнестись, запрятав его подальше и заменив на другое. - Тебе принести чего-нибудь или ты сам ничего не хочешь?
"Нет, ну если бы хотел, достал бы, верно? Верно. Раз с чаем разобрался, то и горшок бы нашел, куда уж проще. Это вам не по туескам шарить в поисках малиновых ягод и листа... Выдыхай, дурёха... он у тебя самостоятельный, за ним не надо с пеленками бегать..." Нимфа все таки вспомнила на кой она сюда так рвалась и... набралась наглости пойти это осуществить. Подойдя к нему, она обняла чуть склонилась к нему, запечатлев на его губах легкий поцелуй и ощущая легкий малиновый дух, веющий от него, выпрямилась и обняла его за голову, запустив пальчики в волосы и чмокнув вмакушку.
- Доброе утро, Эреб. - Тихо шепнула она, выпуская его из объятий и направившись к умывальнику, чтобы хоть как-то привести себя в порядок и сесть за стол. Только теперь она поймала себя на том, как свело желудок. "Ах-ха... нет, ну а чего ты хотела... ты же не ела уже почти двое суток... Это нормально... ты же не южный верблюд..."

Отредактировано Рада (06-09-2017 09:05:40)

+1

57

Вот поэтому он всегда просыпался раньше, просто для того чтобы принимать бой на своих условиях. Все эти лишние нежности и обнимашки в постели вызывали у него отторжение, и сейчас услышав как нимфа спускается по лестнице, он со вздохом осознал что это неизбежно. И всё же, это не мешало желать эльфу свести весь этот балаган к минимуму. На слова нимфы он не ответил, ибо даже говорить она начинала с середины. Однако так как вёл он себя и думал не совсем как человек, он не стал нагружать её заказами, чтоб ближайшие двадцать минут она бегала с комнаты в комнату. Двадцать минут могли разделять нимфы от её "доброго утра" и поэтому он промолчал, дав ей возможность обнять его и пожелать ему доброго утра. Его рука обхватила её тонкую талию, нежно прижав к себе. В то время как рассудок умолял нимфу на этом и остановится.
- И тебе доброго утра, умничка ты моя. Похмеляться будешь? - с улыбкой на лице спросил Эреб, - Или ты уже? Быстро же ты однако. Что ж, присаживайся, чувствуй себя как дома, пока это место ещё можно назвать домом, - произнёс тёмный, освободив её от своей руки. Он старался не думать о ненужных ему вещах, зная что мысли об этом не капли не помогут ему. Вместо всех этих водянистых размышлений, тёмный продолжил пить чай из кружки, медленно отхлёбывая глоток за глотком, - Какие планы на день? Я могу уйти, если у тебя есть важная работа или какое другое занятие. Знаю, что упал как снег на голову. Могу навестить тебя позже, к тому же надо подышать свежим зимним воздухом. В доме, как я бы не старался думать о другом, я всё время ощущаю твоего домашнего бдящего пёсика, вот бы его покрасить в зелёный и хвост пришить, и был бы совсем один в один как мой знакомый тифлинг.

+1

58

Увы, последовательность по утрам это не её конек. Вообще, последовательность редко присуща женщинам, она это знала, её это в себе раздражала, она с этим старалась бороться, но увы... утро есть утро, тем более, после такой-то ночи со всеми её плюсами и минусами. Выслушав его про похмеляться и его нахально-самоуверенное приглашение её к её же столу в её же доме, вызвали лишь мягкую улыбку. Она не собиралась его далее утомлять своими женскими сентиментальностями, прекрасно помня, как покойный отец морщил нос и отворачивался, когда матушка при детях пыталась одарить или излишне одаривала его лаской и вниманием. Тогда в детстве ей это казалось глупым, ведь зачем было прятаться от того, что приятно, позже, взрослея, она конечно поняла почему так поступают мужчины, но она и в мыслях не могла бы угадать настоящие причины его поведения.
- Довольно странно... Приглашаешь меня за стол в моем же доме? Да вы, сударь просто наглец. - Она мягко выскользнула из его рук, хотя он её и сам не держал. - Нет, пить я точно больше не буду... сегодня по крайней мере.
Уйдя ему за спину, она достала из шкафа кружку для себя и вскоре села напротив него с кружкой чаю. Да, есть хотелось, но она пока может и перетерпеть, тем более, дроу, сам того не подозревая натолкнул её на ту мысль, что она так и не озвучила ни в то утро, когда он пришел, ни вчера и у неё возникал серьезный вопрос, стоит ли поднимать эту тему сегодня, когда его воспоминания об Угле и следы на теле все ещё свежи. Неспешно поразмыслив над планами, она, держа в обеих руках глинянную кружку, опустилась на стул, сначала облокотившись на него коленом, а затем только сев так, что одна только ножка касалась пола, вторая же осталась поджатой ещё и сверху накрыта второй. Где-то около минуты  с закрытыми глазами молча сидела с закрытыми глазами, полной грудью и не спеша вдыхая аромат малины. "Она всегда пахнет летом... Или это лето пахнет малиной? Но не суть... Тебя ведь ждут, кулёма!" Открыв глаза она улыбнулась, невольно, слыша про цепного пёсика и представив себе на мгновение эту картину. 
- Мои дела все тут, Эреб. Целитель в праздничном загуле, а потому только и остается что заниматься алхимией и зельями самой. Может схожу к кому проведать, хотя большинство людей к этим дням стараются или уехать куда-то к родным или сами родных зазывают, а потому редко кто зовет целителей.- Пожала плечиками она, отпивая наконец чаю, перестав медитировать над ним, как змея под дудочкой заклинателя. -  Вечером, может быть, подойдет наставник, практику по магии никто не отменял, а он меня пока что только в путь валяет по сугробам. - Взгляд её был устремлен прямо на ушастого, она его не опасалась, это точно, но что-то беспокойное, тревожное в её взгляде было, равно как и что-то висящее невысказанное в воздухе. - Этот "цепной пёсик" оповестил меня о том, что ты пришёл, а то ты так бы и стоял под дверью. Этот же "цепной пёсик" доложил мне, что ты проснулся и именно этот "цепной пёсик" сейчас бдит за тем местом, куда я бы не пошла снова, будь моя воля. Будь, пожалуйста, чуть снисходительней, а то у вас с ним такая искренняя, чистая и пламенная взаимная любовь, что я прям даже немножко завидую. - Мягко улыбнулась она, но так и не решилась спросить то, что так и крутилось в голове не давая покоя. "Почему ты всплыло именно сейчас? Зачем? Он ведь сам знает что тебе и когда рассказать? Ты видела, как меняется его взгляд, когда он задумывается или говорил об этом? Ты уверена, что хочешь его снова этим уколоть? Может стоит переждать, пока он сам скажет?" Сделав ещё один глоток чаю, она снова подняла взгляд на дроу. - Я бы конечно не хотела, чтобы ты уходил, Эреб. Но, во первых, ты волен сам идти куда тебе вздумается, ты ведь тот ещё кот, гуляющий сам по себе. Мало того, ты ещё вчера порывался сходить к Мартину, а я сейчас буду заниматься скучными делами. Я не уверена, что тебе будет интересно смотреть как я порошочки в мисочках мешаю и как меня Вилл в сугробе валяет, снежком по затылку пришибленную. - Поставив кружку, что она так и не выпускала из рук, себе на колени она не надолго отвела взгляд, переведя его куда-то в окно. - Или у тебя есть какие-то предложения, о которых ты хитро молчишь и ты поэтому меня спрашиваешь о планах?

+1

59

- Я понял пустоту своей вчерашней идеи. Если он захочет меня найти - найдёт, а мне пока рано появляться на улицах. Раны на теле проходят, но я чувствую что что-то не так - это сложно объяснить. Поэтому просто не хочу показываться там, где меня сочтут уязвимым. Можешь налить ещё чаю? - мягко поинтересовался дроу, почесав голову и посмотрев в окно. На улице мёл снег и судя по всему было холодно. Не так уж и страшно, когда у тебя есть дом, где можно всё это переждать. Однако не у всех был дом... Эльф тяжело вздохнул, с сестрой было всё гораздо проще, она была человеком дела. Стоило задать ей цель, и она её достигала, без лишних расспросов: что, как и зачем. Однако готовить бойцов и портних - это не одно и то же. Рада же была столь увлечена собственными проблемами, что Эреб сомневался, а стоит ли вообще начинать этот разговор. Сомнения были хуже всего. Одно дело владеть домом, другое дело - стать этим домом для других. Эльф ещё раз вдохнул полной грудью, посмотрев на пустую чашку. Пустую, как и этот дом. Он не был одним из тех людей, которые видели стакан либо на половину полным, либо наполовину пустым. Каждый раз когда в голову ему приходили такие мысли, он думал "а стоит ли вообще что-то наливать в стакан?". От стакана ведь зависело ровно столько же как и от его будущего содержимого.
- Я бы хотел поговорить с тобой о девушках, - произнёс дроу, сделав паузу, чтобы почесать подбородок и собраться с мыслями, - Они конечно могут подождать, а другая часть и вообще не в курсе, что у меня для них запланирован переезд. Однако время как нельзя подходящее. Вопрос в том, готова ли ты найти для них время? Потому что, как я понял, ты вся в учёбе и делах. А они, они не такие как я и за ними нужен глаз да глаз...

+2

60

Она едва заметно улыбнулась, правда улыбка эта была и не улыбкой, а скорее проявлением тревоги, прикрываемой улыбкой. Она так и не спросила то, что её беспокоило, боясь, что тема ему будет не приятной но тут... тут он словно сам напрашивался, дергал за язык и бередил и без того тревожные мысли. Ещё тогда, когда она занималась им и его ранами, она несколько раз ловила себя на неприятном ощущении, что-то витало над ранами, что-то в них жило. Точно она сказать не могла, потому что ни один реагент на яд не дал результата, заговоров тоже не было, проклятий... Она не так много знала о них, чтобы точно быть уверенной что это какое-то проклятье. Просто что-то витало, что-то шло не так, не давая и её лекарствам действовать как надо. Она поднялась и направилась за чайником и всё, вернувшись к столу она начала не с той темы, на которой остановился дроу.

- Раны твои не обычны. Я хотела тебя спросить что там было, в угле, но не знала насколько ты об этом рад будешь говорить, но раз уж ты сам вернулся к этому вопросу, я тебе скажу одно - раны твои не обычны. Я не могу понять, что с ними не так, но все мои мазилки, все мои лекарства на тебя действуют очень слабо, необычно слабо, да и... - Она поставила перед ним кружку. - Что-то витает над ранами, над тобой, но я не знаю что. Не яд, не зараза какая иначе мне бы показали это реагенты на яды... - сев напротив него, она долго подбирала слова. - Я не знаю как это объяснить, Эреб. Не знаю. Я попробую поискать в книгах, но мне надо знать хотя бы примерно направление поисков, а тут уже зависит от тебя - расскажешь ты мне или нет, что именно произошло там, но опять же, я не настаиваю и не давлю. Пожелаешь - расскажешь сам. - Она смотрела на него прямо, взгляд её был ровен, решителен, в нем не было той нежности, мягкости. Она говорила именно как целитель, как врач, заинтересованный в исцелении больного. Высказалась. С плеч скатилась не гора, а маленький камушек, незнание же осталось висеть дамокловым мечом.

- А теперь к вопросу о девочках. Вчера, когда я тебе сказала, что к концу праздников cмогу забрать часть детей в этот дом, когда я ещё была уверена, что он безопасен и в той комнате нет ничего, кроме закрытых там поломанных магических игрушек, ты мне ответил, что они останутся там, потому что там их дом и им негоже забывать об этом. Сегодня ты говоришь абсолютно противоположное, при том, что ни ты ни я не знаем что или кто может прийти в подвал этого дома. Нет, конечно и я и Назим постараемся сделать все возможное, чтобы то или тот кто придет, если оно явится не с добрыми мыслями, оттуда далеко не ушло, но... Я перестаю тебя понимать, если честно.

Она отрицательно покачала головой, отведя от него наконец пристальный взгляд и направив его в столешницу. Она действительно не понимала его перепадов. С её точки зрения это казалось просто безумством, хотя и переубеждать его она не станет, вот только стоит ли рисковать детьми? "Ага... рисковать... сейчас риск - или заморозить их нафиг в тех трущабох или переселить сюда, куда, возможно, никто и не придет..."

- Занята... - Она как-то странно ухмыльнулась. Нет, она любила рыться в книгах, заниматься по алхимии, ходить по домам, помогая людям, но... она это делает потому что она одна, от неё не зависит никто, кроме кота, неужели такой великовозрастный эльф не знает что такое акценты и мотивация? Ведь когда-то же его мотивация и вытащила его из подземелья, когда-то ему стало важно, какое место он занимает в том мире? Не ей было его учить. Она отпила чаю и вернула ему, его же, когда-то не так давно сказанные слова, которые за этот недолгий срок она успела обдумать и переварить. - Я понимаю, что не смогу спасти всех, что на свете нет ни одного целителя, который бы лечил все известные болезни. И я понимаю, что учиться дальше можно и здесь, дома. А теперь вопрос: неужели ты и правда считаешь меня настолько безответственной, что в твоих глазах я способна буду оставленных под мою опеку детей, целиком и полностью променять на занятия? - Она чуть склонила голову на бок, ведь его сомнения были пусть не безосновательны, но достаточно обидны. - Если ты так сомневаешься во мне, если ты действительно считаешь меня именно такой, зачем было начинать этот разговор тогда, когда мы искали ребят?

Отредактировано Рада (09-09-2017 14:56:02)

0

61

- Спасибо... За чай, - только и сказал дроу, словно и не услышал её переживаний о его ранах во все. В одном она была права - он сам выбирал, что говорить, а что нет. Здесь она не могла помочь, и он знал это с самого начала. Также как и она знала, что он сам поделится с ней, если сочтёт это нужным. Так зачем было сотрясать воздух без веской на то необходимости? Всё дело явно было в груди, не раз он замечал, что мужчины с полной грудью, болтают без умолку ничем не хуже женщин. Отмазка была универсальной, вот только эльф не был ни зайчиком, ни мышью, ни ещё какой-нибудь коротко живущей тварью и от того, его это пустая болтовня раздражала. Продолжая пить чай, он слушал вторую часть её монолога, которая была чуть более осмысленной, лишь потому что девушка прислушивалась к словам Эреба, которые касались именно её, остального же она просто не слышала.
Посмотрев на столешницу, он в который раз взял всю вину на себя. Вот что бывает, когда идёшь против собственных принципов, - подумал про себя Эреб. Несколько маленьких правил, которым он старался следовать, чтобы не наживать себе лишних проблем. Более старых существ избегать, с равными держаться настороже, людишек и им подобных игнорировать. И ведь же работало! До поры, до времени. А потом он встретил Раду, и ему с детской наивностью захотелось поверить в то, что она будет лучше него. Не тут то было - и осознание этого факта, разъедало его не хуже демонической крови, что текла по его венам. Он был слишком стар для отношений, знал слишком много и не мог молчать, когда кто-то ошибался. С Радой он сдерживал себя, но и терпение тёмного начинало давать сбои. К слову говоря, как раз вот после таких разговоров. Взяв в одну руку чашку, а во вторую блюдце, он развёл руки по разные стороны. Показывая взглядом на вещи в руках поочередно, произнёс: - Чашка. Блюдце. Девушки. Дети. Есть что-то общее, но всё же если рассмотреть по лучше, можно увидеть что значение совершенно разное. Несколько лет назад, слово дитя, описало бы тебя довольно точно. Несколько дней назад, ты была девушкой. И вот теперь ты стала женщиной. Ты осталось собой, но первых два этапа уже в прошлом, - с этими словами, тёмный выпустил блюдце из правой руки и то при столкновении с полом разлетелось вдребезги, - Раньше эти куски были блюдцем, но как и ты блюдце изменилась. Так и девушки больше не дети. Дети останутся в квартале, как я и сказал вчера. Но часть девушек переедет к тебе... Очень жаль, что такие простые вещи приходится объяснять вот так, на пальцах, - холодным голосом произнёс дроу, словно и правда говорил с ребёнком, а не с взрослой женщиной.
- Ты мне скажи, правда ли ты такая? Живые существа не чашки, их сложнее собрать из кусков, что в принципе возможно в случае с разбитыми чашками, но категорически невозможно с людьми. Откуда мне знать, будут ли они в безопасности с тобой? Будут ли они вообще? - жёстко, без капли милосердия произнёс дроу, повышенным тоном, акцентировав всю мощь своего голоса на "Будут". Об стол с неприятным звуком стукнулась чашка, расплескав остатки содержимого, - Откуда мне знать, что если я буду стоять на пороге смерти, ты сделаешь всё возможное чтобы не допустить этого по своей воле, а не будешь с немым выражением лица ждать чьей-то команды? Ты главная героиня своей жизни, так почему вместо тебя твою жизнь должен проживать кто-то другой? - продолжал кричать дроу, уже давно встав из-за стола, но всё ещё упираясь в него обеими руками. Его сердце бешено колотилось, а он всё смотрел нимфе глаза в глаза, пытаясь увидеть хоть что-то, в чём он был не прав.

Отредактировано Эреб (07-10-2017 15:27:44)

+2

62

Она поняла его ещё когда он развел в стороны руки, держа в одной чашку, в другой блюдце. Последовавшее далее было похоже на выездной цирк на дому. После того как блюдце было разбито из под печки показался нос домовика и вполне себе чёткое “Дыкарь! Говорил же! Чорный нэ нужэн!” Поняв, что сейчас у неё в доме будет два бесящихся мужика, нимфа строго зыркнула на того, что под печью и приказала замолкнуть. Ещё немного и, зная характер домовика, он бы полез выдавать черному заслуженных люлей, в силу большей опытности дроу, огрёб бы по ушам, не простил бы и началась бы свалка. Чтоб разнять их пришлось бы звать третьих лиц, а она этого не хотела, да и звать ей было некого кроме Вилла, а он был сейчас далековато.

Выслушав сверх-эмоциональную тираду дроу, она только молча подняла на него взгляд полный спокойствия и даже какого-то сочувствия. “Это ж тебя… дергает бедного… Надо было тебе к исцеляющему и успокоительного накапать... Тебе четыре сотни лет… А ты до сих пор так и не понял, что люди говорят на одном и на разных языках одновременно... Надо тебе было бить невинную посудину? Мог ведь просто сказать, что для тебя слова “дети” и “девушки” сейчас имеют принципиальную разницу, а не являются равными по смыслу как поняла тебя я. Вот обязательно было самому дергаться, меня дёргать, Назима… Неужели тебе это нравится?” Речь его была холодной, ровно до того момента, как что-то ударило ему в голову и он собрался поорать. Видать, он хотел добиться какого-то эффекта, вот только сейчас, почему-то, её не покидало ощущение, что перед ней больной человек. Больной настолько, что не в состоянии вести себя спокойно, размеренно, учитывать, что все разные, что его могут не понять или понять не так как он хочет. Это невольно наводило на неприятные размышления о его душевном здоровье или просто о том, что он очень плохо разбирается в характерах людей, несмотря на свой возраст. “Что ты от меня сейчас хочешь услышать, Эреб? Что я в лепешку расшибусь из-за того, чего ещё нет? Из-за одной только идеи? Или что я вырву себе сердце и отдам его тебе, если ты соберешься, не приведи боги, помереть от приступа? Тебе правда это обязательно слышать? Ты настолько плохо обо мне думаешь и настолько плохо меня узнал за это время? Ох Радка… Вот только посмей ему сейчас это сказать... Он хочет быть правым...”

- Прокричался? Легче стало? - Спокойно и достаточно мягко спросила она, все ещё с невозмутимым видом сидя точно на том же месте и только опустив на колени руки с чашкой. - А теперь сядь, пожалуйста, если тебе важно мое мнение по этим вопросам. - Уже более мягким тоном продолжила она, хотя где-то там, внутри у неё, все клокотало, хотелось подорваться с места и послать его к чертям, выкинуть его за дверь и никогда больше не видеть, взяв свою жизнь в свои-то руки. Но увы… Он был ей не безразличен и, раз уж он сам, взрослый мужчина, не понял её мотивов, она ему их пояснит.

- Я не дам тебе клятв и обещаний, что все до единой порученные мне девушки будут живы, здоровы и пристроены в жизни, так как даже ты сам не в состоянии уследить за всеми событиями и каждым человеком. Примером тому может служить зимнее пепелище, если ты помнишь его, конечно. Тогда детей подвел случай, равно как и случай благоволил нам в их поисках и своевременном нахождении. Я не дам тебе этой клятвы, но я постараюсь сделать все зависящее от меня, чтобы с ними все было хорошо. - Она поставила чашку на стол, ненадолго отведя от него взгляд, так и не выпустив чашки из рук. - Моя жизнь для меня не имеет ценности, Эреб, если ты не заметил. Одной нимфой больше, одной меньше - для мира не потеря. Я не сражаюсь за свою жизнь, потому что жизнь без окружающих меня людей и нелюдей мне безразлична. Я живу, чтобы служить. Служить всем тем, кто обратится ко мне с просьбой об исцелении. Потому что именно так я чувствую себя живой. Живу этим, а не существую как после смерти отца и брата. - Пальцы руки дрогнули и она отпустила чашку, хватит и одной разбитой посудины в доме. Вторую Назим не простит. - Живу, чтобы служить тебе, потому что ты мне дорог. Дороги дети которых ты приютил, дал им надежду, дети, которые остались брошенными. Служить тем, кто меня окружает изо дня в день. - Она говорила, как её казалось, прописные истины. Что-что, а это-то то он мог разглядеть и сам. -  Поэтому я сижу с книгами, поэтому я торчу в лаборатории и дышу отравой, поэтому я учусь магии воды и травам и буду это делать дальше. Чтобы выжили они. Чтоб ты, когда ты придешь ко мне с разорванным животом и вываливающимися кишками, или я лично застану это событие, ты не сдох у меня под ножом, а выжил. Выжил, чтобы идти дальше и строить этот треклятый квартал, чтоб дальше дети оставшиеся там, на отшибе, брошенные и забытые, снова могли обрести дом. Мне это не по силам, я знаю это, тебе - да. - Внутреннее её ощущение было гадостным, мерзким, возмущенным и грозящим вот-вот сорваться в крик. Что останавливало её, она не была уверена, но возможно то, что поведение дроу на её взгляд, было болезненным. Словно бы это говорил не он. - Если ты считаешь это недостаточным участием, не верным взглядом на мир с моей стороны, то выйди отсюда, пожалуйста, и никогда больше не приближайся ни ко мне, ни к этому дому. - Предательски затянуло под ложечкой и в горле собирался ком. Она знала, что если он выйдет, то раз и навсегда. Это было бы безумно обидно и больно, но… - Ведь ты не веришь в меня, не веришь мне так же, как я верю тебе и в тебя, а раз так, не мучайся сомнениями - найди того, в кого будешь верить, в ком будешь уверен как в себе.

Она не видела себя, но голос, отвечавший ему, казался ей чужим. Она и сама не верила, что говорит именно то, что говорит. Но, когда между людьми нет доверия, о каком общем деле может идти речь? О каких отношениях? Наемник-заказчик? Она так не хотела. Семья есть семья и в семьях принято верить друг другу и друг в друга. Каких сил ей сейчас стоило не расплакаться и не сбежать, не сорваться в крик, подобно ему, не вытолкать его за дверь, известно одним богам. Ну и, наверное домовому, который всей шкурой ощущал как между этими двумя воздух сгустился подобно маслу, как по обоим собеседникам скачут искры и только ткни, тут все взлетит к чертям. Нимфа была спокойна, внешне спокойна. И только в неестественной бледности лица и похолодевшим рукам можно было угадать тень её настоящих, огромного букета её внутренних переживаний.

Отредактировано Рада (06-10-2017 16:14:45)

+2

63

Стук сердца. Несколько секунд это был единственный звук который он слышал. Словно звук раздающийся от удара в церковный колокол, разносящийся по всему городу. Как правило, в мирное время звон колокола был редкостью, а вот в военное - это значило быть беде. Беда пришла в этот дом,ещё вчера. Зрела и кормилась словами и поступками нимфы, и сейчас вылилась в давно накопивший разговор. Сколько себя помнил Эреб никогда не кричал, но сегодня его хладнокровие дало осечку. Именно поэтому он дал волю своим эмоциям. Вчерашние мысли о последнем шансе, тёмный и подумать не мог, что всё наступит так скоро. И поэтому он кричал, в первый и последний раз, надеясь что сможет до неё достучаться, хоть воздух в комнате и был пропитан собственным бессилием. Сколько бы шансов он не давал, каждый последний шанс станет лишь очередным.
Обессиленный он рухнул на стул, закрыв глаза. Стараясь дышать ровно, он отсчитывал вдохи и выдохи, постепенно выходя на их привычную длительность. Стук сердца постепенно утихал. Оно до последнего надеялось, что всё будет хорошо, оно до последнего верило что она и правда якорь для дроу. А разум, разум ни черта не делал. Нимфа и сама прекрасно справлялась, вгоняя один гвоздь за другим в свой осиновый гроб, в то время как вера Эреба в удачный исход рвалась как канат. Медленно, по ниточке, одна за другой, пока с сокрушительным звуком окончательно не треснула по швам. Всё было кончено.
Рада словно начинающий музыкант, вернулась к одному известному ей мотиву. И всё пошло по кругу, уже в который раз. К его крику она отнеслась спокойно, как и предполагалось. Как будто каждую их встречу, тёмный не жалея глотки орал на неё. Всё имело цену, особенно слова. Нимфе было пора осознать это. Однако сложно осознать ценность чего-то, пока не потеряешь это. Рада столько раз уже убеждала его сама в поиске другого целителя, что эльф сбился со счету. Было это три раза, пять или семь... Сейчас, не все ли равно? Каждый раз как беседа заходила в тупик, она разыгрывала эту карту как свой спасительный козырь. Вот только, даже не будучи магом разума, эльф не любил когда им пытаются манипулировать. Особенно близкие люди.
Открывать глаза не хотелось, хотя и с закрытыми глазами Эреб понимал, что вот она - его реальность. Его настоящее. Время, в котором он никогда не загадывал наперёд. Именно из-за таких вот причин, упавшая чашка, во время не закрытый рот, отравленный кинжал. На будущее влияло всё, от значимых личностей, до ничего не значащих(как порою кажется) мелочей. Сейчас, с закрытыми глазами, эльф отчётливо ощущал, что будущее изменилось. В этом и была вся прелесть паутины, стоило ткачу использовать не ту нить, вплести её в хоть одну цепь, и вслед за одной разорванной цепью, рвались и остальные. У каждого из них была своя паутина, и свою тёмный берёг словно зеницу ока. Никогда не загадывая наперёд, он продумывал каждый свой шаг и начинал действовать лишь тогда, когда был уверен в цепочке событий на все сто процентов. Была ли у Рады такая уверенность в каждом своём шаге? Или же она словно стрекоза из басни жила беззаботно, не подозревая, что у каждого события есть свои последствия? Эльф не знал, но в одном он был уверен, с этого дня его полотно будет совершенно другим, не таким как могло быть прежде.
По прежнему не хотелось открывать глаза, но будущее уже стояло у порога и нетерпеливо поглядывало на часы. Эреб не был предсказателем, но последующие несколько минут он видел ясно и отчётливо. Заставив себя раскрыть глаза, он спокойно посмотрел на неё. Кричать он мог лишь на близких ему людей, нимфа же усилием воли стала ему равнодушна. Ровным и спокойным голосом, он повёл разговор к последней точке, - Печально осознавать что к лучшему что есть во мне, ты не имеешь никакого отношения. Я хотел верить в это, убеждал себя раз за разом. А теперь понимаю, что ошибся, - его голос на мгновение дрогнул, но вдохнув свежего воздуха, он продолжил, - Служить? Вот чего ты хочешь. Ощущать себя нужной за определённую цену? - краешком губ он ухмыльнулся, понимая как фальшиво звучат её слова, - Отнимать жизнь или продлевать её. Это не имеет значения. Всё едино и сводится к одному - к найму. Можешь не брать денег и прикрываться благородными помыслами, но как и любая наёмница ты будешь менять хозяев, со временем став и сама легко заменяемой деталью. Ты этого хочешь? - с издёвкой спросил дроу, почесав нахмуренный лоб, - Мне не нужны наёмники. И то что я делаю для детей, я делаю из них солдат. Я устал бежать и уже давно хочу мира. Но вот парадокс, если ты хочешь мира, тебе постоянно нужно быть готовым к войне. Для меня Ткачи стали семьёй. Так что нам не нужны наёмники. Нам нужны солдаты, верящие в идею возможного мира и готовых сражаться за это до последнего издыхания. Так что заруби на носу, ведь наёмники бьются за деньги, а солдаты убьют за семью... Что бы между нами не происходило, для меня ты была частью этой семьи и если потребовалось бы, я бы отдал за тебя жизнь. Прости что ошибался на твой счёт и потребовал от тебя взаимности, больше я не буду строить ложных надежд, - с этими словами Эреб поднялся из-за стола, сделав путь по дуге, вернулся к столу с кухонным ножом и положил его перед нимфой, - Ты сказала... Сказала что для тебя собственная жизнь не имеет ценности. Я же говорю тебе, что окружавшие тебя люди и считавшие тебя частью своей семьи, больше в тебе не нуждаются. В конце концов, выживать - это всё что мы умеем, как-нибудь справимся без твоей помощи. В то время как, одной нимфой больше, одной меньше - мир ничего не потеряет. Что бы ты не решила - это будет цена твоих слов. Прощай.
С этими словами дроу оставил нимфу одну. По пути, с его губ сорвались две магические формулы, одна перенесла клинки в безопасное место, другая - кольцо, оставленное им на тумбочке в его руку. Кольцо за доли секунд тут же заняло привычное место на пальце Эреба, а тёмный в одних штанах и сапогах покинул дом нимфы. Не лучшая идея в лютующую на улице зиму, но с кольцом погода была ему безразлична. Мысленно тёмный приказал себе не оборачиваться назад и продолжал двигаться вперёд, пока не скрылся за одним из поворотов. Люди заставшие его полуголым на улице, смотрели на него как на безумца. Однако тёмному уже всё было безразлично, обещания нужно было держать, даже если они были даны мысленно и самому себе. Тем более самому себе. Можно было врать кому угодно, но с самим собой эльф всегда старался быть честен. Его сердце сейчас было как порванный канат, но разум убеждал, что дроу всё сделал правильно. С такими невесёлыми мыслями он и дошёл до одной из таверн, в которой не раз останавливался до этого. Знакомый хозяин смерил его любопытным взглядом, но спрашивать ничего не стал. Вместо этого на просьбу эльфа сдать ему комнату, протянул в руку тёмного ключи и ещё долго смотрел ему в спину. А после пожав плечами, непонятно хмыкнул и вернулся к своей работе.

+2

64

"Солдаты тоже служат. - Тихо сказала она, тихо, глядя ему в глаза, ставшие такими холодными… такими чужими… -  Но ни один наёмник, никогда тебе не скажет “это моя служба” или “это мой долг”. Он скажет - “это моя работа”. Думал ли ты об этом, Эреб, когда учишь своих солдат? Ведь я тоже служила..." Он ушел. Ушел быстро, не оборачиваясь, хотя… ничего иного она и не ждала и стоило за ним закрыться двери, она закрыла глаза и тяжело вздохнула.
- Прощай.

Из под печи показался Назим и попытался что-то заговорить, но, глянув на женщину прижухавшись, принялся убирать разбитую посуду молча и стараясь не отсвечивать. Сама она сидела молча, уставившись в стену и невольно отмечая, как мутится её взор. Она снова была одна, как и всегда, а ведь недавно, каких-то пол-месяца назад, она была уверена, что теперь все будет иначе… Что теперь у неё снова будет нормальная семья, а не разрозненные, часто даже не знакомые друг с другом, не безразличные ей люди. "Верить... хотел... Не хотел ты ничего... вера... вера это слепая убежденность в чем-то, в ком-то... в его благих намерениях в том числе... ты не хотел верить... не верил... и не поверишь... тебе нужны слова... а слова лгут... Эреб... Тебе ли не знать... Неужели именно это ты вынес с собой за четыре сотни лет? Неверие? Бедный... несчастный слепец... Как же мне … жаль тебя…” Она закусила губу и молча вытерла текущие по лицу слезы незаслуженной обиды от того, кого считала действительно достойным веры, служения ему и его пути. Увы, как же часто она ошибалась в других, как часто верила в лучшие их качества, а в итоге оказывалась в той же ситуации, когда перед ней на столе лежит нож. “Что ж…  ладно… Все пройдет… и это тоже… Делай что должно… и будь что будет… Служи...  ведь это единственное, что у тебя осталось...”

Её тяжело давалось унять дрожь в руках и вообще никак не получалось усмирить обиду, поселившуюся в сердце черной тенью, волком, воющим на взошедшую молодую луну, серым дождем, льющимся с небес долгими осенними днями напролет. Она залпом допила чай и опустила ноги на пол, вставая и направляясь на второй этаж, за чем-нибудь, что могло бы вернуть ей самообладание и спокойствие, убраться в комнате, покинутой дроу, собрать лоскуты и лекарства, что оставались там.

Найти и употребить необходимое удалось ей не сразу, один из флаконов едва не выскользнул из ей рук и не убился об пол. “Благо хоть на меня действует оно так как и надо… не нужно с бубном танцевать, чтобы вылечиться… вылечиться… вылечиться… что же было с тобой не так? Что же было не так... Почему не работало?..” Она невольно оперлась о стол, на котором все ещё стоял таз с ало-бурой от крови и грязи, водой, рядом лежали лоскуты ткани и временные повязки, что служили ей для обработки ран. Как же хотелось сейчас все это спалить. Спалить и забыть как страшный сон, бросить в печь и предоставить пламени волю уничтожить это все… Но… Даже над этими крохотными использованными лоскутами что-то витало. Это самое что-то, чего не было у неё, что позволяло ей лечиться и мешало это делать ему… “Это больше не твое дело… Больше не твое… Ты не нужна, помни это…” неприятно буркнул внутренний обиженный ребенок и тут же получил по заднице от другого голоса “Дело не в пироге, а в принципе. Принципиальный вопрос - что мешало? Принципиальный как для целителя, так и... так и для меня самой. Тут нет яда. Что ты собралась искать? Ты уже ничего не нашла, так чего ты хочешь добиться? Хочу знать правду. Правду? Далась она тебе? Ты ж никто... Принципиально… хочу знать. Сама не могу… значит нужен тот, кто может...” С этой мыслью она легко выудила из сумки небольшую пустую склянку, откупорила её, сунув в неё несколько лоскутов, несущих на себе следы крови и закрыв её, послала обратно, принявшись наконец за то дело, ради которого пришла. Занималась только им она не долго. Едва успела убрать постель и таз, как в кресле появился Назим, с возвещением о госте. Нимфа невольно бросила на домовика взгляд, домовик только тихо шепнул уклончиво ответил “друг” и исчез.

На пороге стоял Вилл, как всегда в бодром расположении духа и улыбкой, скрытой седыми усами. Улыбка только эта была не долгой, быстро сменившись вопросительным взглядом, скользнувшим у её лбу. Нимфа отвернулась, отрицательно покачав головой.
- Ты рано. Я ждала тебя значительно позже. - Отошла она от двери, пропуская старика внутрь.
- Так вышло. Что-то случилось?
- Нет. - Ответила она спокойно, хотя и глухой бы услышал, что это ложь. - Мне нужен маг. Маг крови. Есть такие на примете?
- Я так понимаю, спрашивать мотивы такого интереса, бессмысленно?
- Чисто исследовательские, Вилл. Есть несколько вопросов, которые я не могу понять и мне нужен совет опытного мага крови.
- Что ж, положим есть один, но далеко. Тебе срочно?
- Да. Не хочу тянуть это исследование долго. Вот-вот закончатся вольные деньки и снова будет не продохнуть от работы.
- Тогда, полагаю, если свяжусь с ним сегодня, а завтра ты можешь присоединиться к нашей встрече в Школе.
- Он же далеко, ты сказал.
- Ты меня разочаровываешь. - Тихо ответил он. - Есть магия, способная передавать голоса и образы, только вот не всем она доступна. Поэтому Школа. Поэтому завтра и в моем присутствии и при моем участии, ведь сама ты сделать это и не сможешь, да и говорить с тобой без меня не станут. - Он поднял небольшую коробку, перетянутую шпагатом. - Выпьешь со мной чаю?
- Тебе налью, сама не буду, не хочу.
- Прям дела? - Приподнял бровь старик, опустив коробочку на пол и скидывая с плеч тяжелый плащ. - Не спасение ли мира наметила?
- Почти. Назим, подай гостю чаю. - Тихо бросила она, разворачиваясь уже на лестницу. - Вилл, если хочешь, можешь с чаем подняться наверх, мне пока надо там с мелочами закончить.
- Не страшно. Я подожду здесь, пока ты соберешься к занятию во дворе.
Это заставило её остановиться на месте, почти на середине лестницы. Эта мысль как-то не пришла ей в голову, будучи вытеснена другой, важность которой была для неё значительно выше. И мысль эта водила хоровод с ещё двумя более мелкими вокруг двух других “кровь” и “смерть”, как-то неприятно соседствующим в её голове уже добрых несколько часов.
- Вилл, прости, я хотела попросить тебя перенести занятие. Мне очень нужно будет сейчас в школу, в лабораторию и библиотеку.
- Ты наивно полагаешь, что тебя сейчас, во время отсутствия преподавателей, пустят? - Спросил старик, приподняв брови, сидя уже за столом с чашкой чая.
- Тебя пустят. - Пожала она плечами и добавила. - Ты ведь не откажешь мне в помощи, верно?
Вилл только и сумел, что смерить её взглядом в котором читалось удивление от её наглости. Отпроситься у наставника, чтобы с этим же самым наставником идти в пустующую школу и… что-то там делать? Это было странно для неё. Хотя… она вообще становилась все страньше и страньше, как только её взгляд уперся в стены нищего квартала. Придушив в себе лишние вопросы и позволив времени дать ему на них ответы, старик кивнул.
- Я тебя просто обожаю, Вилл. Назим, его-то ты не будешь называть мэрзким и отказываться общаться? Составь компанию ему, пожалуйста.

Она удалилась наверх, в полной уверенности, что эти двое найдут общий язык. Сборы не заняли много времени, а в голове женщины уже во всю прыгали шарики, медленно но верно складываясь в общий рисунок, один за другим одевались петлички вопросов, поддеваемые основной единственной ниткой и выстраивались в ряды в строгом порядке.
Вечер определенно собирался пройти в непрерывном штурме книг в поисках ответов, а быть может и перерасти во что-то куда более глобальное чем простое исследование. И в который раз она натыкалась на то, что лучшее средство от расстройства, нервов, переживаний - это её служение. Служение собственному ремеслу, собственному призванию.

Отредактировано Рада (08-10-2017 18:42:25)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Возвращение блудного... дроу.