http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Зимний мороз, горячий нрав


Зимний мороз, горячий нрав

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

http://pre13.deviantart.net/adb0/th/pre/i/2016/215/7/3/winter_is_coming___cinematic_by_m_delcambre-d9rc0l3.jpg

Участники: Эреб, Луа'тлар Ренор, Тиль ван Нормайен.
Время событий: 4 года назад, ранняя зима. Спустя 8 месяцев после событий сюжета "Долг платежом красен"
Место: Грес и его окрестности
Сюжет: Осень в этом году выдалась особо дождливая, и обильные ливни вызвали оползни, открыв недалеко от Греса некую гробницу... Предположительно руины принадлежали влиятельному генази, жившему в этих краях в незапамятные времена. По городу прошел слух о нетронутости гробницы, и многие стали точить зубы на богатства, которые могли скрывать катакомбы...

Луа'тлар, будучи правой рукой своего брата, прослыла холодным, суровым, но справедливым лидером, лишенным любых слабостей. Нищий квартал менялся под влиянием двух илитиири, и Ткачи стали вызывать определенное уважение... в довольно сомнительных кругах общества, неслыханное павшему Королю крыс.
Со временем, загруженная собственной работой, Соловей уже и не вспоминала о том, что маркиз  на прощание клялся навестить ее... Более того, обещанные полгода прошли, а ван Нормайен так и не появился. Это вызвало горечь глубоко в душе дроу, но затем она нашла в этой ситуации и плюс - вдали от мужчины она держала свой статус несгибаемого лидера, которого боялись и уважали ее подопечные. Женщина не думала увидеть дворянина вновь... В конце концов, чего ожидать от человека?

Отредактировано Луа'тлар Ренор (16-03-2017 13:57:52)

+4

2

Тиль опоздал. Хотя, наверное, нельзя опоздать к сроку, который даже не был толком обозначен. По договорённости с Луа, он должен был приехать через полгода... Точнее, не раньше, чем через полгода. В эти шесть месяцев в Гресе происходило что-то, что требовало личного присутствия Луа'тлар, что-то наверняка опасное и, возможно, далеко не самое законное. Ван Нормайену там делать было нечего, и он не собирался соваться в город раньше положенного, но той границы, позже которой его уже никто бы не ждал, не было. Вообще, "полгода" - понятие растяжимое, знаете ли.
Изначально Тиль собирался приехать как можно раньше, чуть ли не день в день по истечению срока. Затем подумал и решил выждать пару-тройку недель на всякий случай. Кто знает, во что втянулась там его эльфийка, пока он улаживал дела с шахтами и рассекал по окрестностям Аримана и близлежащим городам. Всё началось с того, что дворянин не совсем верно рассчитал время, которое у него займёт дорога. В тот момент, когда он уже должен был выдвигаться в сторону Греса, он ещё только приближался к Ариману из очередной поездки. Вдобавок к этому передвижение затрудняли сильнейшие ливни, обрушившиеся на земли баронства. Затем произошло столкновение с неокрепшими молодыми оборотнями (об этом напоминал новый клык-артефакт, который Тиль носил на шее) и противная болезнь с жаром в придачу... В общем, вместо запланированных двух или трёх недель задержка вылилась в почти два месяца. И всё вышеперечисленное хоть и можно было как-то притянуть за уши в качестве отмазок, но всё равно главного факта уже нельзя было изменить: Тиль опоздал.
Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Маркиз въехал в ворота Греса ранней зимой. Начало сезона выдалось практически бесснежным, но зато морозным. Дворянин поежился в седле и поднял меховой воротник куртки. Отлично, он на месте, но что делать дальше? Мужчина огляделся. В момент расставания с дроу они договорились о встрече, но вот никакой конкретики озвучено не было. Куда идти, где ждать, куда обращаться... Конечно, он не ждал, что стоит ему ступить на улицы этого города, как Луа сразу же свалится ему на голову, словно из ниоткуда. Он всю дорогу думал, как будет искать её здесь. Но как такового конкретного плана действий так и не разработал. Грес далеко не самое маленькое поселение, и искать в нем кого-то конкретного, кто при этом обычно не любит афишировать своё присутствие и умеет скрываться - сложнее, чем искать иголку в стоге сена. Однако мужчина был полон оптимизма и энергии. Мысль, что совсем скоро он увидится с Луа, придавала ему сил.
Для начала он остановился на одном из постоялых дворов ближе к центру города, и уже оттуда начал поиски. Тиль быстро смекнул, что эльфийку вряд ли стоит искать в самых богатых кварталах или среди элиты, подземной жительницы там будут не рады. Остаток дня он неспешно передвигался по городу, заглядывая в приглянувшиеся ему местечки и заведения. Ван Нормайен не ждал случайной встречи, хоть вероятность этого и не была исключена. Скорее, он хотел, чтобы его самого заметили. Вдруг Луа'тлар сама на него выйдет. А всерьёз за дело он взялся уже на следующее утро.
Беспокойство пришло на четвёртые сутки. Луа он так и не нашёл. Тревога, постепенно разрастающаяся в сознании, призывала бить во все колокола, но мужчина упорно гнал её от себя. Тиль рассчитывал, что сможет выйти на наёмников, и её коллеги дадут наводку, или же просто отыщет в местных тавернах хоть кого-нибудь, кто знает, где искать дроу. Ведь внешность тёмной эльфийки должна привлекать внимание, и как следствие, всевозможные слухи и перешёптывания. Но тщетно. Маркиз посетил множество питейных в разных районах, истратил приличную сумму на выпивку и угощения не для себя, и иногда надежда разгоралась в нём. Даже когда очередной собеседник говорил, что "возможно кажется где-то когда-то видел дроу или друг его соседа упоминал похожую эльфийку, но это не точно", Тиль вскидывал голову, ловя каждое слово. Но все наводки, любые крупицы информации не давали ничего. Там, где по словам других, ван Нормайен должен был обнаружить эльфийку, он не находил ничего. И всё это время его не отпускали тревожные мысли.
За восемь месяцев могло произойти всё, что угодно. Род занятий у неё не самый безопасный. Возможные выводы напрашивались сами собой. А может, дело было в том, что маркиз опоздал, и Луа'тлар просто надоело его ждать. Она могла быть на пути куда угодно, могла вообще не добраться до Греса с момента их расставания, могла... Да много чего. Тиль задумчиво кусал губу. На выручку приходило его природное упрямство. Мужчина отказался прекращать свои поиски до того момента, пока не разузнает хоть что-то о судьбе Соловья.
Была ещё одна вещь, осложнявшая поиски. Грес буквально кипел и был похож на растревоженный муравейник. Обильные дожди обнажили в окрестностях города какие-то подземные руины, и уже нашлись смельчаки, сунувшие голову в тёмный провал, вот только обратно не выбрался никто. Горожане ожидали с каждым днём всё большего и большего наплыва искателей приключений и расхитителей гробниц, а лишние люди только мешали замыслам маркиза. Спасало лишь то, что гробницу обнаружили совсем недавно, и слухи ещё не успели разлететься далеко. Самого маркиза мало волновало, что скрывают глубины. В прочем, это натолкнуло его на новую мысль.
Тиль немного изменил тактику. Он перестал выспрашивать конкретно об эльфийке, просто давал понять собеседникам, что у него на примете есть очень крупное дельце, для которого не подойдут обычные наёмники. Ван Нормайен искал кого-то особенного, и стоило намекнуть, что дело, возможно, касается гробницы, как сразу же находились желающие помочь. Он откровенно лгал, никуда лезть он не собирался. Кроме того, дворянину не нравилось привлекать к себе излишнее внимание, но другого способа он придумать не мог. Один раз его даже попытались ограбить, правда, безуспешно. Однако на правой скуле красовалось напоминание в виде стёсанной кожи от удара.
Удача улыбнулась ему уже на следующий день, когда дворянин уже успел отшить порядка пяти или шести групп наёмников, предлагавших свои услуги. Один субъект сомнительного вида в обмен на выпивку поведал, что если Тилю нужны особые войны, то ему следует повстречаться с Ткачами. Кто это такие, маркиз не знал. Но собеседник рассказал, что в их рядах можно отыскать пару настоящих безбашенных и бесстрашных ребят, и даже дроу. Мало того, не просто дроу, а дроу-девку, которая у них вроде как за главную. Услышав это, ван Нормайен с трудом сдержал вздох облегчения. В груди затеплилась новая надежда.
Ещё немного терпения, и мужчина выяснил, что Ткачей следует искать в Нищем квартале. Слухи, похоже, были правдивы, судя по очередным рассказам. В верхних кругах этой... банды? группировки? ...замечали порой тёмную эльфийку. Ещё день понадобился, чтобы найти хоть кого-то, кто мог вывести на этих ребят. Дальше, в прочем, как и до этого, дело было за монетами и многозначительными намёками на крупное предприятие.
Этого мужчину звали Брент. Не сказать, чтобы он сразу же не понравился ван Нормайену, хотя видок у него был довольно... залихватский. Брент был одним из Ткачей и был готов выслушать предложение Тиля. Вот только Тиль не хотел разговаривать с ним. Он почти сразу же потребовал встречи с главным, сославшись на то, что планируется действительно нечто сулящее большие прибыли. Наёмник стал упираться, но и Тиль стоял на своём. Разговор был долгим и тяжёлым. Два упрямых барана столкнулись лбами, и победителем всё же вышел маркиз. Наверное, ключевую роль сыграло, что Ткачи были относительно молодыми, и им требовалось какое-нибудь громкое подтверждение их силы. Может, Брент представил, что его, кхм, коллеги не обрадуются, если из-за него Ткачи упустят такую возможность, которую ему нарисовал дворянин, и вся выгода достанется другим. А Тиль же старался не представлять, что будет с ним самим, если он идёт по ложному следу. Он рассчитывал встретить Луа'тлар до того, как его фарс раскроется. Она наверняка сможет ему помочь. Однако если дроу не будет там, где он надеется... Ван Нормайен совал голову в пасть льву, и риск поплатиться за это был очень велик. Но он готов был пойти на него, даже не задумываясь, а стоит ли игра свеч. Тиль обещал, что приедет и встретится с Соловьём, он своё обещание намеревался сдержать.
И теперь Брент провёл его узкими улочками Нищего квартала к логову Ткачей. Тиль тревожно огляделся. Как бы не оказаться в ловушке... Выдохнув облако пара, маркиз глянул на здание постоялого двора, перед которым они стояли. Здание выглядело обжитым, хоть и далеко не самым богатым. Брент толкнул дверь и хмуро покосился на ван Нормайена, показывая, что особого приглашения тот не дождётся. Маркиз хмыкнул и вошёл внутрь. Но толком осмотреться ему не удалось, так как его спутник сразу же повёл его вглубь дома на второй этаж. В конечном итоге Тиль оказался в небольшой комнатке, обставленной небогато, но довольно уютно. Пока он крутил головой по сторонам, Брент буркнул что-то из серии, что дворянин должен ждать здесь, и вышел в коридор, оставив мужчину одного.

+3

3

Женщина следовала своей ежедневной рутине, как и обычно во времена, лишенные личных заказов.
Раннее пробуждение, разминка, завтрак, бумажная работа, тренировка новобранцев... Соловей уделяла последнему больше всего времени, поэтому освобождены от занятий были только те, у кого было поручение в городе или же задание. Тренировочным залом им служил подвал таверны, откуда разбойники вынесли весь мусор. Тренироваться на свежем воздухе может и было бы проще, но показывать то, что не должны видеть чужие глаза, эльфийка не решилась бы, даже потеряв рассудок.

Последние несколько дней дроу все же покидала Нищий квартал и виделась с парой знакомых головорезов. Те поделились новостью о том, что какой-то мужчина искал ее, и именно ее... Они не особо стремились описать его, да женщина и не спрашивала, но ей
- Это что-то новенькое... - Подумала илитиири. Она отметала даже любые попытки ее разума думать о том, что это мог быть маркиз, приехавший с запозданием. Эти мысли мешали ее, путали ее сознание. Нет, ей было проще думать о том, что это мог быть Витор, хотя она понимала, что сам вампир не любил этот город... но это же не мешало ему подчинять себе других людей, чтобы найти свою подопечную. Проблема была в одной загвоздке... Вампир знал, где Луа осела, и скорее всего направил бы посланника прямиком к ней.
Эта новость немного напрягла дроу, заставила ее засесть дома, откладывая все дела на потом. Если это и правда был ван Нормайен, девушке нужно было скрыться, спрятаться. Наемница старалась держать свою спокойную апатичную маску при любых обстоятельствах, хотя пару раз ловила себя на том, что она оглядывается по сторонам... будто ждет, когда Тиль появится в поле ее зрения. И тогда она побежит... Луа еще не решила, куда, - подальше от дворянина или же прямиком ему в руки.
- Нет, я не должна.

Женщина находилась в смятении. Ей было непозволительно показывать свои слабости перед своими подопечными. Она, конечно, знала, что Ткачи относились к илитиири куда с большим уважением, чем к Королю крыс. И это было понятно - она считалась с ними, это были ее люди... Люди - ключевое слово. Но Соловей все же опасалась, что, узнай разбойники о ее мягкой стороне, и ее репутация рухнет.
Сейчас она следила за тем, как подростки бились на деревянных мечах и кинжалах, следя за каждым выпадом и шагом.
- Держи спину ровно. - Расхаживая вокруг трех пар, Луа высказывала свое мнение каждому из ребят. - Не трать столько сил на замах, противник видит, что ты хочешь сделать.
- Холодно... - Пожаловался кто-то.
- Расслабь тело и шевелись.
Она смотрела за каждым из новобранцев, в основном это были подростки-беспризорники, шесть мальчишек от двенадцати до пятнадцати лет. Первое время они ныли от усталости, но теперь воспринимали тренировки как что-то само собой разумеющееся. Да и попотеть пару часов в день было куда лучше, чем голодать в подворотнях на пороге зимы. Да, Луа испытала новую волну страха перед своей внешностью, но дети на то и были детьми, - их разум был куда более податливым.
- Луа, к тебе посетитель. - Спустившись, возвестил Брент.
- У нас тренировка.
- Знаю, но он сказал, что хочет говорить только с тобой.
Вздохнув, женщина приблизилась к лестнице и обернулась к ученикам:
- Возьмите по тарелке бульона и передохните. Продолжим позже.
Дроу поднялась, глядя на мужчину, поднимаясь с ним из подвала:
- Что ему нужно?
- Гробница...
- Как оригинально. - Усмехнулась женщина, перебив Брента. Уже на лестнице, ведущей на второй этаж она сказала. - Займись детьми.
- Но...
- Я учила тебя ложным выпадам. Покажи. Я не хочу, чтобы они сидели без дела.
Дроу поднялась и открыла дверь в свою комнату.
Сердце пропустило удар, а то и два, Луа замерла, глядя на своего гостя.
- Тиль?
Все-таки это был он. Он искал ее. С опозданием, но все же маркиз появился в Гресе и даже смог выйти на Брента и уговорить его показать их логово.
Красные глаза на секунду выдали смятение девушки, ее волнение и неверие в происходящее... Ван Нормайен был всего-лишь человеком, и тем не менее, выполнил обещание, даже несмотря на то, что Луа уже и не ждала его? Ведь он спокойно мог подумать, что раз полгода прошло, спешить в Грес уже не было смысла... Но он здесь.
Тем не менее, Соловей сохранила апатичное выражение лица и закрыла за собой дверь:
- ...И зачем тебе эта гробница? - Тихо спросила дроу, стоя на месте, рядом с дверью. Будто она боялась подойти к мужчине... Она очень хотела. Хотела подойти и обнять своего любовника, но действительно боялась. Она стояла, повернувшись к маркизу в три четверти, выставив плечо вперед. Ее напряженная поза говорила не подходить.
- Зачем ты пришел, когда я уже успокоилась? - Спросила про себя илитиири. Действительно, именно то, что Луа'тлар переболела вскрывало эту рану еще больше. Ведь разлука у Скалистых гор по какой-то причине далась ей особо тяжело, уже не говоря о мимолетных мыслях, снах и надежде на что-то иное, которая, впрочем, умерла вскоре после полугодовой отметки с их прошлой встречи. Наемница никогда не отличалась оптимизмом.

+2

4

Это было волнительно. Как только дверь за Брентом закрылась, Тиль остался наедине со своими мыслями. Он обвёл взглядом комнату, но его раздумья были далеки от убранства помещения. На душе у маркиза было очень неспокойно. В нём одновременно сплелось множество противоречивых эмоций. В комнате были стулья, даже небольшое кресло, но человек и не думал садиться, нервно расхаживая от одной стены к другой.
Совсем скоро он встретится с той, о ком часто думал и мечтал все предыдущие восемь месяцев, и в особенности в последние дни. Так часто, что это порой даже вызывало тревогу у ван Нормайена. За свою жизнь он привык к полной свободе и свято оберегал её. А годы, проведённые под замком, лишь усилили эту любовь. Дворянин не мог себе представить, что значит чувствовать столь сильную привязанность к чему-то или к кому-то. До повторной встречи с Луа. За короткое время дроу так запала ему в душу, что мысли о ней не раз преследовали Тиля. При этом они словно обладали каким-то особым успокаивающим эффектом, потому что эта тревога так ни разу и не сумела как следует поднять голову, похороненная под воспоминаниями об эльфийке. Тиль успокаивал себя ещё и тем, что ехал в Грес по собственной воле, потому, что она сам этого захотел. А, следовательно, никакого покушения на собственную свободу.
И вот теперь от Луа'тлар его отделяют лишь пара минут ожидания. Но всё мы знаем, насколько противным и неприятным это ожидание может быть, особенно сопровождаемое беспокойными мыслями. Ван Нормайен никогда не обладал огромным спокойствием, он почти сразу же начал изнывать от нетерпения. В основном, оно было вызвано волнением за Соловья. Всё ли с ней в порядке? Не пострадала ли она во время своих дел в этом городе? Да и вообще, как она отнесётся к нему самому? Сохранились ли её чувства к ван Нормайену? Он опоздал почти на два месяца... Злится ли она?
На все эти вопросы у мужчины ответа не было, их могла дать только сама Луа, но её ещё следовало дождаться.
"- Ну почему так долго? Побери вас всех Рилдир..." - времени прошло не так уж и много, но в сознании маркиза каждая секунда растягивалась чуть ли не на час. Человек снял тяжёлую зимнюю куртку и положил её на стол. Несмотря на все волнение, в груди разливалось приятно тепло от ожидаемой встречи с Соловьём... Стоп, стоп! Никто не давал ему гарантий, что сейчас в комнату войдёт именно она. Может, он ошибся и пришёл по ложному следу. А он тут уже нафантазировал себе невесть чего. От этой догадки Тиль даже остановил свое брожение по комнате и замер в её центре.
В этот момент дверь за его спиной открылась, и человек почти мгновенно обернулся.
Нет, это всё-таки была она.
- Луа'тлар, - сердце маркиза радостно подпрыгнуло в груди и забилось чаще. Луа, живая и невредимая... По крайней мере, с виду. Совсем невысокая, с неизменной короткой и неровной стрижкой... Все тревоги отошли на второй план. Губы дворянина дрогнули, складываясь в тёплую улыбку. Он сделал шаг к дроу. За волной облегчения и радости он не сразу заметил прохладное выражение её лица и настороженную позу, в которой она застыла возле двери. Женщина не спешила в объятия к Тилю. Человек не раз и не два представлял, какой будет их встреча, и в его голове она всегда была более радушной. Дворянин слегка нахмурился, а затем весь его вид стал слегка виноватым. Он рассеянно запустил пальцы в свои волосы.
Всё понятно, она злится на его опоздание. Другого объяснения и быть не может. Вообще, ван Нормайен предполагал, что может случиться что-то подобное. Он прочистил горло и негромко заговорил:
- Я... Прости, я задержался. Не хочу оправдываться, я действительно виноват, знаю... - он чуть склонил голову, признавая свою ошибку. Пока маркиз говорил, он подходил всё ближе и ближе к дроу. Хорошо, что она пришла одна, без своих подчинённых. При посторонних мужчина сдерживался бы, чтобы не пошатнуть авторитет наёмницы неаккуратным словом или поступком. Но без лишних глаз необходимость в этом отпадала. - Но я приехал к тебе, как и обещал. Я скучал, Луа, - ван Нормайен остановился совсем близко к любовнице, заглядывая в её красные глаза. В его взгляде, несмотря на неожиданно холодное начало встречи, помимо сожаления об опоздании читалось веселье и искренняя радость от возможности видеть эльфийку. И наконец, спустя почти восемь месяцев, его руки вновь оплели женщину, притягивая к себе в крепких объятиях. Теперь всё будет отлично, он нашёл её, и это главное. Ничего, Луа подуется и простит. К тому же, Тиль умел быть настойчивым при необходимости... Мужчина вдохнул запах волос, по которому успел соскучиться ничуть не меньше. Ван Нормайен все же слегка отстранился, чтобы иметь возможность не отрывать своего взгляда от её глаз. Мужчина приблизил своё лицо к лицу дроу, а его руки покинули её спину и уверенно легли на её талию.
- К Рилдиру гробницу, Луа'тлар, и всё, что в ней. Мне не нужно ни то, ни другое. Я тебя искал. Это оказалось не так-то просто, вот и пришлось импровизировать. Надеюсь, твой человек не будет держать на меня зла за обман. Но теперь-то это не важно, правда? Я всё же тебя нашёл... Ты же меня прикроешь, если что? - с озорной улыбкой спросил маркиз. На самом деле ему теперь было  все равно, каковы будут последствия его фарса. Своей цели он достиг, и от этого в душе царил приятный покой. Тиль склонился, и его лицо оказалось совсем близко к лицу Луа, что они почти соприкасались кончиками носов. Мужчина выждал секунду, словно специально давая её понять, что сейчас произойдёт, а затем мягко поцеловал Соловья, но с каждым мгновением поцелуй набирал всё большую силу. Руки дворянина всё так же покоились на талии женщины, и он прикрыл глаза, наслаждаясь поцелуем.

+2

5

Дроу стояла на месте, неподвижно. Она не знала, как реагировать на то, что происходит...
Одно дело было увидеть ван Нормайена, но его голос отзывался колкой болью в груди женщины. И каждая его фраза, - то, что он назвал ее имя, признался, что скучал, наврал о гробнице, лишь бы увидеть ее, - ранила Соловья подобно вбиваемому в ее сердце гвоздю.
- Не подходи... Не трогай... - Кричали в панике мысли, скрытые за холодной наружностью.
Луа попыталась отстраниться, только она прижала саму себя к стене... точнее, к двери, и ей некуда было отходить.
- Нет, не смей... - Ее кожа покрылась мурашками, когда маркиз обнял ее. Она хотела высвободиться в ту же секунду, но руки, которые изначально легли на его грудь, чтобы оттолкнуть Тиля, так и остались лежать, разве что ее пальцы сжались в кулаки.
Луа испытывала ступор, - ведь она понимала весь риск прощения Тиля. Илитиири не могла стать мягче сейчас, если ее подопечные заметят мягкость в своей предводительнице, не известно, чем это выльется... Нужно было задуматься об этом заранее, но тогда наемница еще не знала, чем закончится их конфронтация с Королем крыс... Она могла и погибнуть, тогда риск был оправдан... Наверное.
Но весной у Луа'тлар не было толпы, которая должна была следовать за ней не только из уважения, но и страха. Какой страх мог вызвать лидер со слабостями? Слабости выявляли рычаги манипуляции.
Разбойница стояла неподвижно, глядя на Тиля. Холод в ее взгляде раскалывался, - в нем появилось нечто новое... Ее надежда, услышав признание любовника, будто возродилась и сделала взгляд светлее, будто добавив пару новых отблесков в глазах эльфийки. Но с другой стороны в ее взгляде читалась и боль.
Дроу никогда и ни к кому не привязывалась. Она не чувствовала ни одного похожего до встречи с этим человеком. Его отношение к наемнице заставило ее испытывать новые и не совсем понятные эмоции, которые, стоило признаться, нравились Луа'тлар... И она хотела провести как можно больше времени с Тилем. Она не могла сопротивляться дворянину, даже несмотря на всю силу волю, которой девушка обладала.
Ее ступор продлился настолько долго, что наемница пропустила тот момент, когда поцелуя можно было избежать. Просто потому что, ощущение близости с ван Нормайеном успокаивало ее... Одновременно вызывая паническую атаку.
Открыв глаза, Луа оторвалась от губ ван Нормайена, хмуро глядя на него:
- Я не буду прикрывать. Ты хотел гробницу, тебе придется отвечать за слова. - Тихо проговорила женщина. В ее голосе неожиданно прозвучала горечь, присущая надоедливому кому в горле, когда ты пытаешься сдержать не самые радостные эмоции. - Я не могу подвести своих людей. Нам нужно поддерживать репутацию.
Эльфийка провела еще несколько секунд, словно решая, что ей стоило сделать, просто застыв без движения. Казалось, девушка даже не дышала.
И в конечном итоге она все же освободилась от объятий ван Нормайена. Да, Луа не хотела этого делать... Но с другой стороны эта внезапная близость, когда наемница уже пережила очередное разочарование и примирилась с реальностью, гордо проглотив горечь за свои проявленные чувства, ранила ее.
Она отошла от мужчины и повернулась к нему спиной, встав у окна. Мелкий снег казался синим на фоне потемневшей улицы, он таял лишь касаясь земли. Луа смотрела на пустую улицу, - мало кто в здравом уме хотел проводить свое время на улице в темное время суток в Нищем квартале.
- Так что или нанимай меня, или... уходи отсюда. - Последние слова дались ей не легко. Луа опустила голову и приглушила голос. - Я не могу... - Обернувшись, продолжила илитиири. Горечь и злость горели в ее глазах жарким пламенем. - Или ты правда думал, что придешь, и все будет как в сказке? - Она не повышала голоса, но старалась интонациями показать свои эмоции настолько, насколько это вообще было возможно, на пару со взглядом.
Но на этом вопросе она не остановилась, склонив голову на бок, с прищуром глядя маркизу в глаза:
- Будто у меня нет обязанностей? Будто я могу просто щелкнуть пальцем и забыть о своей репутации, которую я зарабатываю потом и кровью?
Я тебе не твой отец, чтобы прикрывать тебя при мельчайших оплошностях.

Она замерла, сжатая как пружина, готовая броситься на своего гостя в любую секунду.

+2

6

http://s8.uploads.ru/otzTQ.png

Прежде чем прикрыть глаза, Тиль успел поймать взгляд Луа. Прохладный, от чего-то встревоженный, и в то же время какой-то надломленный. Вспомнилась их первая ночь, ещё тогда, в поместье ван Нормайенов. Так она смотрела, когда Тиль безжалостно взламывал её холодную броню, она внешне старалась сохранить то же безэмоциональное выражение лица, но в глубине глаз уже мелькала интенция послать к демонам все попытки к сопротивлению. Почему этот взгляд снова?.. После того, что с ними случилось, маркиз был уверен, что женщина больше не будет закрываться перед ним. Она не делала этого даже спустя пять лет после первой встречи, так что изменилось за последние восемь месяцев?
Но дворянин решил не предаваться напрасным сомнениям, а полностью сосредоточиться на губах Соловья. Вот только и здесь его ждало что-то непонятное. Луа'тлар не спешила отвечать на поцелуй, действуя словно автоматически, а потом и вовсе отстранилась. Тиль непонимающе посмотрел на дроу, и после её слов он слегка нахмурился. Неужели она настолько сильно сердится на него? Этот вопрос заботил его сильнее, чем перспектива ответить за свой обман перед наёмниками. В груди что-то неприятно кольнуло. Интуиция подсказывала, что ничем хорошим это не закончится, и эта её холодность лишь первый звоночек. Человек вздохнул, собираясь в очередной раз извиниться. Конечно же, Луа одумается, иначе и быть не может...
Дальше - хуже, эльфийка выкрутилась из его рук, отошла и отвернулась, словно мужчина был прокаженным. Выражение лица Тиля стало не просто непонимающим, а по-настоящему сконфуженным и встревоженным. Складка пролегла меж бровей, а сердце стало биться чаще от предчувствия чего-то нехорошего. Мужчина сделал шаг к Луа, и тут его настигли слова женщины.
Сначала он не поверил своим ушам. Маркиз замер посреди комнаты, с неверием и непониманием смотря в спину своей любовницы. Или уже бывшей любовницы? Она обернулась, и Тиль увидел гнев в её глазах, а слова звучали зло, она как будто нарочно хотела задеть человека. Что же, ей это удалось. Каждая фраза была подобна удару кнутом. Болезненные уколы превратились в тягучую тупую боль где-то между рёбрами.
В душе ван Нормайена словно вспыхнул пожар. Наряду с удивлением и непониманием в нём разом всколыхнулась обида. Это можно было легко прочитать в слегка прищуренных глазах, не отрывающихся от Луа'тлар. Он был виноват, но не настолько, чтобы говорить с ним... так. И такие вещи. Упоминание отца было явно лишнее, она знала о непростых взаимоотношениях поколений в семье ван Нормайенов, но словно специально давила на больную мозоль. Она знала, что Тиль не равнодушен к ней, так откуда такая жесткость в речи? Сейчас Соловей не могла сослаться на своё непонимание человеческих чувств, она должна понимать, что её слова ранят маркиза. Что изменили эти восемь месяцев?
Разве он не приехал к ней, и только к ней? Не сдержал слово? Да, опоздал, но... Разве не сама она тогда заламывала руки, жалея, что не может остаться с маркизом подольше? Не сама звала сюда? Разве он, Рилдир побери, не перерыл половину города в тревоге за неё?! Не сунул голову в пасть льву только лишь ради того, чтобы иметь ШАНС, даже не возможность, а лишь ШАНС, встретиться с ней?!! Он не просил дифирамбов своей сообразительности или храбрости, он не просил признательности до гробовой доски, всё это делалось, лишь чтобы побыть с той женщиной, с которой он хотел быть! Хоть на одну чёртову неделю! Всё же это не пустой звук. Это же тоже чего-то стоит, нельзя же так просто отметать все эти факты. Маркиз пришёл к Луа'тлар с оголёнными нервами и раскрытой душой и получил удар по этим самым нервам. Определённо самая сильная пощёчина в его жизни.
Вопросы возникали в сознании быстрее, чем мужчина мог придумать хоть один подходящий ответ на предыдущие. Но Тиль не знал, с чего начать, он стоял и смотрел на ту, к которой так стремился, и которая чуть ли не откровенно гнала его прочь.
- Зачем ты так говоришь? - наконец, разлепил губы мужчина. - Что происходит, Луа? Я не понимаю тебя... Что-то случилось? - дворянин старался держать себя под контролем, хотя уязвлённая гордость требовала немедленной вендетты. Мужчина скрестил руки на груди. Он закрыл глаза, в надежде успокоить разгорающуюся обиду. Его губы скривились, словно он с трудом останавливал поток вопросов и гневных замечаний, готовых вот-вот сорваться с языка. Бесполезно. Разбитые надежды и мечты, все сладостные фантазии, всё оказалось... Лишь фантазиями и мечтами, и от этого было больно.
- Да, я виноват, - вновь начал он, открыв глаза. Бушующие внутри него эмоции всё же просачивалась наружу. - Но не настолько. Какая репутация? Какие обязанности? Какие твои люди, Луа'тлар? Я к тебе ехал. Не к ним. Да о чём ты говоришь вообще, я же не покушаюсь на твоё дело, не сую нос в ваши разборки... Да мне вообще плевать, как и что тут у вас устроено. Я с тобой побыть хочу. Мне не нужно, чтобы ты водила меня тут за ручку, знакомя с каждым своим человеком, я не прошу публичных проявлений... чувств, - слово далось непросто, - или чего-то подобного. Хотя бы наедине, наедине, в закрытой комнате, будь со мной той Луа, которая просила меня приехать к ней в Грес. Разве я так много прошу? - Тиль не выдержал и зашагал по комнате, от избытка эмоций запустив пятерню в свои волосы. Мужчина не кричал, он говорил всё в одном напряжённом тоне, а в его голосе порой проскакивала неприкрытая горечь. - Я ради тебя весь этот путь проделал, влез в эту демонами проклятую историю с гробницей, и всё для того, чтобы услышать о репутации? - последнее слово он выделил особенно. - Не пойми меня неправильно, я не хочу хоть как-то её пошатнуть. Может, для тебя будет новостью, но я беспокоюсь за тебя, и твоё благополучие для меня не пустой звук. Просто это совсем то, на что я рассчитывал, Луа. Я не думал о сказке. Я думал, ты будешь рада меня видеть. Хотя бы.
Все плотины, которые марки возводил на пути собственного раздражения и злости рухнули, он сам своими же словами распылил себя не на шутку. Имир и все его сподвижники, Соловей была его идеей фикс все последние дни, целью, к которой он стремился несмотря ни на что! И теперь она вот так запросто гонит его взашей, как прогнала бы любого другого? Нет, Тиль не считал себя каким-то особенным или избранным, но женщина сама не раз давала ясно понять, что не равнодушна к нему, а теперь такое?
Неет. Нееееет. Хрен там. Упрямство взыграло в дворянине, пересиливая даже все остальные чувства. Тиль ехал в этот чертов город не для того, чтобы услышать отказ. Он жаждал побыть с эльфийкой, и он побудет с ней, мать вашу. Не как любовник, не как близкий, но он всё равно будет рядом. Для этого надо залезть в богами забытую гробницу? Отлично! Он это сделает. Ещё и заплатить надо? Просто превосходно, вообще без проблем. Своего Тиль добьётся любой ценой.
Маркиз остановился возле стола, не отрывая хмурого взгляда дроу. По его упрямому наклону головы она должна была легко понять, что ван Нормайен сел на любимого конька.
- Знаешь, твоим людям очень повезло, что у них такой заботящийся о них командир, - колко заметил он, снимая с пояса кошель и чуть ли не бросая его на стол. Тяжелый крепкий мешочек громко звякнул от столкновения со столешницей. - Тебе не придется никого из них подводить, не переживай. И я отвечу за свои слова. Без помощи отца, как видишь, или чьей-нибудь другой, - Тиль взял паузу, переводя дух. Это был ещё один укол от дроу. Маркиз думал, что она уже давно убедилась, что он всегда берёт полную ответственность за свои слова. Видимо, нет. - Сколько? - холодно спросил мужчина. - Сколько я должен заплатить тебе, за сопровождение меня в гробницу? - на самом деле сейчас он покупал не это, а время, которое можно провести рядом с ней. И плевать ему на возможные ассоциации.
Тиль попытался развязать шнурок на кошеле, но пальцы никак не желали слушаться. Ван Нормайен издал что-то похожее на яростный рык, буквально разрывая шнурок и рывком раскрывая мешочек. От резкого движения несколько монет выкатилось на стол, маркиз проводил их взглядом, и словно только в это мгновение понял, что происходит. Осознал, насколько дерьмовой была ситуация.
- Рилдир, как же это неправильно... - мужчина схватился за голову и зажмурился. В его голосе сквозила настоящая горечь и сожаление. Он открыл глаза и в два шага он оказался возле эльфийки. Его руки крепко ухватили Луа за плечи и ощутимо встряхнули дроу. - Что случилось? Что не так? Скажи мне, я должен знать, в чём причина! - его встревоженные глаза были совсем близко к красным глазам наёмницы.

+2

7

- Зачем ты пришел...? Ты же человек... Вы же не держите слово... - Изнывали мысли, пока илитиири смотрела на собеседника, почти не моргая.
Если внешне апатия наемницы раскалывалась, но Соловей из последних сил старалась преобразовать боль в гнев, то но душе скребли кошки. Ей хотелось плакать... И это пугало. Дроу не привыкла к такому проявлению чувств, особенно тех, которые говорили о ее слабости. Она старалась обойтись без слез уже с детства, и на поверхности разве что только ее брат видел, как Луа плакала при их первой встрече за долгие годы, не готовая принять свою смерть... и Тиль. И все эти отношения зародились именно в тот миг, когда наемница показала, что почти ничто человеческое ей ни чуждо... Ни боль, ни тоска, ни грусть... И теперь эта вспышка эмоций могла означать только одно, - ей было больно даже видеть, что она делает с любовником по собственной воле.
- Зачем я тебе сдалась...?
Тиль удивлял женщину в очередной раз, только его вопросы, его аргументы ранили ее еще больнее... Ведь она знала, что дело было не в ее репутации. Показать даже намек на то, что маркиз был ей небезразличен означала возможную смерть ван Нормайена... или его пытки, чтобы сломить саму предводительницу Ткачей. Она не хотела рисковать. Если на свою боль она могла закрыть глаза, - она бы не простила бы себе, если бы кто-то покусился на дорогого ей человека.
От всей тирады, которую выпалил ван Нормайен ее сердце будто сжали невидимые когти. Они держали сердце мертвой хваткой, не давая ни пошевелиться, ни нормально вздохнуть. Луа замерла на месте.
Мужчина прошел к столу, и звон монет заглушил еле слышный шепот:
- Я рада... - Эльфийка не думала, мог ли услышать ее дворянин и не была уверена, что вообще подала голос, а не просто пошевелила губами. Маска безразличия раскалывалась на куски, - светлые брови приподнялись у переносицы, а на глазах показалась влага. Удар кошеля о столешницу лишь заставил ее вздрогнуть, после чего мускулы на ее теле стали мягче, она будто обмякла, увязшая в чувстве вины, словно в трясине. Ее голова опустилась, Луа не могла больше смотреть даже в сторону ван Нормайена.
Маркиз стал спрашивать о деньгах, и все бы ничего, но тон, которым он говорил с ней теперь заставил илитиири поднять плечи и еле заметно сжать шею. Она не могла пошевелиться, легкие отказывались набирать воздух, а сердце глухо и часто стучало, скованное тянущей тупой болью.
- Прошу... - Пролепетали губы женщины, лишенные голоса. - Перестань, пожалуйста. Мне больно....
Она зажмурилась, желая исчезнуть. Просто исчезнуть, испариться... Лишь бы избавить и себя, и дворянина от обоюдной вины друг перед другом и всей этой горечи, переполнившей комнату.
Луа'тлар вздрогнула, когда мужчина схватил ее. Она не видела, как он приблизился к ней, поэтому девушка подняла голову и плечи, распахнув глаза. Она казалась испуганной, на глазах эльфийки блестела влага, лицо было переполнено грустью и сожалением.
- Ничего... ничего не случилось. - Еле слышно прошептала Луа. - Я хочу... Я хочу быть с тобой. Но я не могу...
Пойми меня, прошу.

Илитиири моргнула, и слезы сорвались вниз, заставив ее тут же вытереть щеки тыльными сторонами ладоней, будто она и признать не хотела, что маркиз вновь их видел:
- Это моя вина... Я не подумала об этом тогда... Не нужно было просить тебя... - Нервно перехватив дыхание, Соловей прикоснулась кончиками пальцев к щеке маркиза. В голове копошился рой мыслей, женщина хотела рассказать так много, но просто не знала как выразить свои мысли. - Мне жаль... Я... Я просто не хочу подвергать тебя опасности.
Луа опустила голову и обняла мужчину, прижавшись лицом к его груди. Она вдохнула полной грудью... Она скучала по маркизу, и даже его запах был ей приятен.
Она просто замерла на месте, наслаждаясь моментом.
Но вдруг внизу раздались шумные возгласы и послышался голос Брента:
- Луа! Спустись, пожалуйста! - Она лишь прижалась к Тилю сильнее, не желая отпускать мужчину. - Луа! Арвид ранен!
Это заставило эльфийку оторваться. Луа вытерла лицо от остатков влаги и виновато опустила взгляд, опасаясь смотреть в глаза Тилю... Она была виновата, она причинила боль дорогому человеку и испытывала ее в ответ.
Она отошла к полке и взяла пару фляг, направляясь к выходу:
- Это сложно описать... Я постараюсь объяснить... Подожди.
Женщина закрыла за собой дверь и направилась вниз. Один из подростков был ранен. Брент стоял рядом, скрестив руки на груди:
- Я говорил, - это плохая идея.
- Плохая идея...

+2

8

Тиль не отводил взгляда от лица Луа'тлар. Мужчина был не на шутку встревожен, и даже обида скрылась где-то в подпольях сознания. На его лице отражалось искреннее непонимание. Он хотел знать, почему она так отнеслась к нему. Но, как и много раз до этого, собственные переживания отошли на второй план, уступив место волнению за Луа. Ведь он видел, какие метаморфозы происходят с ней самой. После его слов весь яростный запал в дроу пропал, в глазах больше не сверкала злость, а губы едва шевелились, не произнося почти ни звука. Она поникла всем телом, и сердце человека сжималось от боли и жалости при одном только её виде. Её глаза заблестели, отражая свет камина.
"- Только не это..." - маркиз понял, что сейчас произойдёт за пару секунд до того, как первые слезинки скатились из глаз эльфийки. Ему захотелось завыть от отчаяния. Тиль ненавидел женские слёзы. А всё потому, что против этого оружия у него не было никакой защиты. Каждый раз, стоило только столкнуться с этим явлением, его самого словно выворачивало изнутри. Он ощущал острую, нестерпимую потребность сделать что-то, но чувствовал себя беспомощнее ребёнка, не зная, с какой стороны подступиться к проблеме. В голове билась паническая мысль, что надо успокоить плачущую, но он никогда не был силён в подобных вещах. Так было обычно.
Но сейчас всё было гораздо хуже. Ван Нормайен был по-настоящему виноват в этих слезах. Чувство вины размазывало его изнутри. Маленькие капельки на лице Луа'тлар мгновенно затушили последние следы его горячности. Дворянина переполняло раскаяние. Отлично сработано, ничего не скажешь, - так ждать встречи со своей женщиной, чтобы довести её до слёз в первые же пятнадцать минут! Тиль тысячу раз проклял свою вспыльчивость. Да, дроу дала ему повод, но всё равно он перегнул палку. Он понял это сразу после того, как закончил свою тираду, и сейчас лицезрел подтверждение своих догадок. Мужчина хотел забрать назад все свои слова, брошенные в обиде, но не зря говорят, что слово - не воробей. Оставалось только злиться на самого себя и свой взрывной характер. Лучше бы она кричала на него, ругала последними словами или отвешивала пощёчины, чем вот так глотала слёзы, сбивчиво пытаясь оправдаться. И даже гордость, извечная гордость мужчины молчала, погребённая под грузом собственной вины.
Его хватка разжалась, он больше не сжимал плечи Луа'тлар. Хоть его руки и остались на там же, но теперь это были мягкие, поддерживающие прикосновения. Ему была приятна тихая речь эльфийки, не имеющая ничего общего с недавним злым тоном, приятны её признания, но цена за это в качестве её слёз была слишком велика. Броня Луа развалилась окончательно, женщина обняла маркиза, и тот с готовностью прижал её к себе. Его ладонь легла на затылок дроу, поддерживая и поглаживая по волосам. Тиль слегка покачивался, словно пытаясь успокоить любовницу как ребёнка.
Ну почему, почему нельзя было так с самого начала? Зачем надо было что-то выдумывать, причинять боль себе и ему, провоцировать ссору? Можно же было обойтись без этого. Слова эльфийки шли вразрез с действиями, она опять говорила, что они не могут быть вместе, хоть и прижималась к нему. Мужчина не придавал этим словам значения, наслаждаясь близостью Луа'тлар. Тиль сглотнул горький комок, застрявший в горле и тихо сказал:
- Я... Прости, мне не следовало так говорить. Я погорячился. Я не хотел тебя обидеть... Прости, - он коснулся губами волос дроу. - Даже если бы ты не просила, я бы всё равно приехал.
И только он подумал, что у них, наконец-то, появилась возможность всё как следует обсудить и выговориться, как снизу раздался какой-то шум, и голос Брента попросил Луа спуститься. Маркиз помрачнел, он не хотел выпускать любовницу из своих рук, да и женщина сама не хотела уходить, но выбора не оставалось. Ван Нормайен кивнул головой, соглашаясь ждать. Дверь за эльфийкой закрылась, и мужчина вновь остался один. Он надеялся, что Соловей вернётся как можно быстрее, однако ожидание затягивалось. Дворянин вновь начал нервничать, гадая, кто такой этот Арвид и что с ним случилось такого, что потребовало личного присутствия его женщины.
Его ожидание всё же было прервано, но совсем не тем, на кого он рассчитывал. В комнату вошёл какой-то подросток, чтобы передать ему слова Луа. Дроу говорила, что при желании маркиз может остаться на ночь у Ткачей, ему будет предоставлена комната и всё необходимое. А так же, что мужчина сам вправе выбрать цену за услуги наёмников. Ван Нормайен поморщился при упоминании денег. Он не горел желанием вспоминать о только что развернувшейся сцене. В остальном же человек принял приглашение - ему было, где ночевать, но он не желал уходить до тех пор, пока не поговорит как следует с эльфийкой.
Мужчину отвели в его комнату, даже предоставили горячую воду. Тиль думал, что за ним пришлют, или Соловей придёт сама. Ничего подобного. Пока он ждал, он успел помыться и легко перекусить, но от девушки всё так же не было ни слуху, ни духу. И всё то время человека раздирали всевозможные сомнения и переживания. Он не находил себе места, а за окном становилось всё темнее и темнее, насколько это вообще возможно зимней ночью. Наконец, он не выдержал и вышел в коридор. Стражу или наблюдателей к нему не приставили. Ощущение было такое, что логово Ткачей опутал сон. Тихо, мирно, и ван Нормайен дошёл до комнаты Луа, так никого и не встретив.
Из-под двери пробивался свет.
"- Не спит..." - маркиз потянулся к дверной ручке, но остановился. Вздохнув, он прочистил горло и всё же решил предупредить женщину. Негромко постучав, он сказал:
- Луа? Это я. Я вхожу, - выждав несколько секунд, он толкнул дверь. Эльфийка сидела на краю кровати. Тиль не знал, как она его примет теперь, после столь различных чувств, которые он вызвал в ней за сегодня. Но Ван Нормайен был настроен решительно, несмотря на слегка опущенную голову в знак признания вины. Закрыв дверь, он подошёл к Луа'тлар и сел рядом с ней. Мужчина заключил её руку в свои ладони, заглядывая в красные глаза.
- Давай поговорим.

+3

9

Женщина старалась абстрагироваться вне своей комнаты. Ее лицо было апатичным, больше напоминавшим лица дорогих кукол, выполненных мастерами своего дела, с которыми играли дети богатеев.
Брент, а вместе с ним вернувшийся домой Лорн, заметили эти перемены и смотрели на дроу с непониманием, пока она склонилась над раненным подростком, исцеляя его рану. Как Луа узнала, оппонент толкнул мальчика и тот налетел на оружейную стойку, пропоров клинком бок. Органы были целы, поэтому дело оставалось за мышцами, и, тем не менее, залить рану зельем эльфийка не решалась, - подросток мог погибнуть от болевого шока, поэтому Соловей делала это аккуратно и поэтапно, сращивая мышцы постепенно.
- Почему ты так трудишься над ним? - Спросил ее Лорн. - Ты убиваешь столько людей, а над сопляком сидишь орлицей...
- Чтобы не оставаться там наедине. - Нахмурившись, подумала илитиири, подняв голову и ответив. - Потому что это наш сопляк.
- Но... А как же... тогда? - Замешкался Брент, упомянув тот показательный номер, который Луа преподнесла ему при их первой встрече.
Женщина хищно усмехнулась:
- У меня была цель выйти на Короля. И я вышла. Сейчас моя цель - уничтожить сопротивление и поставить вас на ноги. Видишь разницу - устранение угрозы и сохранение ресурсов.
- Ресурсов?
Луа обернулась, глядя на них:
- Люди тоже ресурс... Даже я - ресурс своего брата. Не придавайте этому значение. - Дроу отвернулась снова. - Не мешайте мне, пожалуйста.
Прошло немало времени, прежде чем Соловей перебинтовала подростка и попросила одного из мужчин отнести его в спальню для беспризорников.
Она долго смывала кровь со своих ладоней. Поднявшись на второй этаж, она заметила свет из комнаты Тиля и на миг поколебалась, не решившись направиться к нему. Луа опасалась маркиза и близости с ним, - это сдавало ее с потрохами. Поэтому она просто вернулась в свою комнату.
Сняв с себя верхнюю одежду, Луа легла в кровать, глядя на пламя, мирно пляшущее в очаге.
- Он ведь упрямый... Он не уйдет... - Думала про себя девушка, закрыв глаза, чтобы они отдохнули.
- Луа? Это я. - И вот, стоило ей подумать о маркизе, она услышала его голос и резко села в кровати.
Мужчина зашел в комнату и сел рядом. Дроу опустила голову, чтобы не смотреть в глаза ван Нормайену, но ее пальцы оплели его ладонь. Она прильнула к плечу дворянина, не смея поднять голову, продолжая смотреть на огонь. Женщина вздохнула, обдумывая свои слова, прежде, чем говорить с Тилем, но мысли путались...
- Посмотри на меня... - Вдруг разорвала тишину илитиири своим тихим голосом. - Посмотри, какой я становлюсь, когда ты рядом... Вспомни, как я вела себя в караване.
Ты не поверишь, как сложно это было... Выискивать нужных людей, втираться им в доверие... Убивать направо и налево просто из возможности сопротивления... Власть здесь дается очень дорого. Но она мне не нужна. Брат поручил мне стать лидером этих людей. Это что-то вроде моего отряда. Но ты не представляешь, какой тварью был их прошлый предводитель... И если подростков перевоспитать легче, то взрослых мужчин изменить довольно сложно. Да, я дала им дом. Я показала, что есть не только страх... Они не знали, что такое поощрение. Они знали только расправы за малейшее непослушание.
Но как я могу предстать перед ними такой? Моя мягкость напомнит им, что я женщина, и им будет плевать на мои меры и прошлый страх. Уважение ко мне улетучится... И я лишусь головы в первую же ночь. И это уже не говоря о конкурентах...

Луа плавно отстранилась от ван Нормайена и посмотрела на него своими печальными глазами.
- А еще... если кто-то увидит меня такой и сможет связать это с тобой, скорее всего поймают именно тебя. И тогда тебя будут пытать на моих глазах... Или наоборот. И тогда мне придется смотреть, как ты умрешь. Или... убить тебя самой, чтобы развеять слухи о моей слабости... - Одинокая слезинка скатилась по щеке дроу. - Мне больно даже думать об этом. Я не могу этого позволить. Пойми меня, прошу...
Опустив голову, наемница затихла, все же продолжив через пару секунд:
- Прости, я не хотела тебя обидеть... Не хотела грубить... Я думала, ты уйдешь. - Луа усмехнулась. - Я все время забываю, какой ты упрямый.
Подняв голову, женщина спокойно смотрела в глаза дворянину, тихо проговорив:
- Как бы я этого ни хотела, риск слишком велик. Тебе опасно находиться рядом... - Один вопрос не раз вертелся на ее языке за вечер, и Соловей все же смогла себя сдержать, особенно после того, как она вспомнила, что Тиль приехал бы даже, если бы она не сказала ему.
Ее пальцы сжали ладонь мужчины чуть сильнее, Луа опустила голову обратно на плечо маркиза, все же спросив:
- Ну зачем я тебе сдалась? - Если бы она не спросила, этот вопрос бы так и продолжил выедать ее рассудок, но ответа ни от кого бы так и не последовало. Луа'тлар не понимала настойчивости Тиля, ведь он мог спокойно забыть ее на следующий день с обилием женского внимания, которое он получал чуть ли не ежедневно. Но нет, он признался в том, что пришел бы сюда все равно... Зачем?

+2

10

Пальцы Луа оплели ладонь Тиля, её плечо коснулось его плеча, и мужчина внутренне выдохнул. Девушка была настроена на мирный лад, и чувство вины в человеке поугасло. Он молчал, просто сжимая её руку и давая ей начать первой. Теперь им некуда было торопиться, страсти стихли, и настало время поговорить по душам. В отличие от Луа'тлар, которая избегала смотреть на него, Тиль не отводил взгляда от неё. Это не был требовательный взгляд, жаждущий немедленных объяснений, это была своего рода поддержка. Он подбадривал дроу, побуждал говорить начистоту, не избегать даже самых болезненных тем. Так оно и произошло.
Она говорила, и маркиз не перебивал её, хотя ему было, что сказать. Но главное для себя дворянин узнал между строк. Чувства эльфийки к нему сохранились, она всё так же дорожила им. В груди у него разлилось приятное тепло. Выходит, не зря он её искал... Соловей говорила ужасные вещи про пытки и убийства, а мужчина всё равно чувствовал лёгкость и подъём. Идя в эту комнату, он успел напридумывать себе много чего, а теперь словно камень с души свалился. Однако, какое бы облегчение Тиль не испытывал, нельзя было проигнорировать слова девушки. В них была своя правда, но ничего такого, что нельзя было преодолеть. По мнению самого ван Нормайена, конечно.
- Ну зачем я тебе сдалась? - наивный вопрос заставил уголки губ маркиза приподняться вверх. Хоть он и старался сохранить серьёзное выражение лица, но не смог бороться с волной нежности к Соловью. Она была ещё слишком неопытна в отношениях, несмотря на свой возраст, и Тиль находил подобные вопросы невероятно милыми. Мужчина обнял одной рукой женщину за плечи, покрепче прижимая к себе, а второй рукой поднёс её ладонь к своему лицу. Его губы запечатлели лёгкий поцелуй на пальцах дроу.
На самом деле он бы предпочёл ничего не объяснять. Им хорошо вдвоём, так зачем лезть в какие-то дебри причинно-следственных связей, если можно просто наслаждаться друг другом? Тема его чувств к Луа были не то, чтобы табу для самого дворянина... Он просто предпочитал не копаться в ней даже мысленно, подсознательно опасаясь того, что может там нарыть. И сейчас предстояло тщательно подбирать слова, чтобы не прибавить проблем ни себе, ни Луа'тлар.
Тогда, во время их первой встречи, Тилем управлял живой интерес к представительнице необычной расы. Любопытство, которое после небольшого раззадоривания со стороны эльфийки вылилось в желание телесной близости. Но уже к концу их аферы парень испытывал нечто большее, чем простое сексуальное влечение. А уж когда ему удалось вскрыть броню девушки, узнать, что ей тоже знакомы чувства... Чувства, всё дело в них. Ещё тогда ван Нормайен взвалил на себя своеобразную обязанность: заставить холодную дроу испытывать настоящие эмоции. А в итоге этот "долг" вылился в отношения, разобраться в которых не мог ни он, ни она.
- Я, конечно, обладаю кое-какой магией, однако я же не всесильный волшебник, Луа, - мягко начал он. - И я не могу по щелчку пальцев превратить тебя в ту, кем ты не являешься. Со мной ты остаёшься собой. Может, эта твоя сторона ещё мало известна даже для тебя, но ведь в ней нет ничего плохого. И мне она нравится, - он ободряюще улыбнулся. - Но, если не хочешь, не обязательно же показывать её всем. Я представляю, через что тебе пришлось пройти, чтобы занять такое положение всего лишь чуть больше чем за полгода. И я не хочу, чтобы ты всё  потеряла из-за меня, а уж тем более пострадала. Но я уверен, что можно что-то придумать. Как сейчас, например. Мы одни, никто не видит твоей слабости, хоть я её таковой и не считаю. Можно встречаться на нейтральной территории, если ты боишься, что тебя заметят. Я остановился на постоялом дворе, мы могли бы видеться там. Держать всё в секрете... - Тиль задумался. - У тебя твоя жизнь, у меня своя, я не вправе осуждать или одобрять твоё дело. Продолжай его, если считаешь достойным. Я никак не пытаюсь вмешаться в него. Просто считаю, что ты заслуживаешь отдыха, хоть изредка. Просто хочу побыть с тобой. Я... не задержусь в Гресе надолго. Неделя, может больше. Понимаю, ты занята, но и я не прошу быть рядом двадцать четыре часа в сутки. Уверен, у тебя есть тот, на кого можно оставить дела на несколько часов. Или встречаться по ночам... В любом случае, я знаю, что выход есть, - ван Нормайен отпустил руку эльфийки только для того, чтобы положить ладонь на её щёку в нежном жесте. - Не беспокойся насчёт меня. Я уже большой мальчик, и способен брать ответственность за свои решения. Как и постоять за себя. Помнишь, я уже говорил тебе как-то, - он улыбнулся, прокручивая приятные воспоминания в голове, - Я понимаю, с кем связался, и какие последствия могут быть. И это меня не останавливает, как видишь. А если со мной всё же что-то случится... Ты сильная, ты справишься. Но не забивай себе голову, я уверен, что ничего подобного не произойдёт. А опасность иногда даже придаёт определённой пикантности, - оптимистически заключил маркиз и усмехнулся. - Прости и ты меня за сегодняшние слова. Я был на взводе... Волновался за тебя. Долго не мог найти, от тебя ни слуху, ни духу, я начал подозревать худшее... Вот и накопились переживания, -  мужчина повернулся всем телом к Луа, продолжая обнимать её за плечи, в то время как другая рука переместилась со щеки на её талию. Он посмотрел в глаза женщине. - Зачем ты мне сдалась? Ты мне очень нравишься, Луа'тлар. Ты… не такая. Необычная. И я сейчас совсем не про расу. Знаешь, я попал в собственную ловушку. Тогда, в имении, я поставил себе цель – заставить тебя чувствовать. Хоть на короткое время показать безэмоциональной дроу, что это такое. Я отнёсся к этому как к вызову, отдался целиком поставленной задаче… и слишком увлёкся. Теперь уже поздно что-либо менять.  Считай меня упрямым болваном, но я буду приезжать к тебе до тех пор, пока ты сама будешь хотеть этого. Хотя, не уверен, что меня остановит, если ты вдруг передумаешь, - он хмыкнул и предостерегающе поднял руку, словно предвосхищая реплику Луа, а затем дотронулся пальцами до той части её груди, где должно было быть сердце. - До тех пор, пока ты будешь хотеть наших встреч здесь. И всё возможные отказы, принятые исключительно разумом, не будут иметь ровно никакого эффекта. Хватит думать, Луа. Пора чувствовать. Я затянул тебя в эту пучину человеческих переживаний, и если тонуть, то вместе. Мне хорошо с тобой, и я хочу быть с тобой, хотя бы изредка. Пока есть такая возможность. Хочу иметь возможность касаться тебя, обнять... или поцеловать, - в подтверждение своих слов Тиль подался вперёд и нежно поцеловал дроу.
Хватит разговоров. И так было сказано многое. И теперь-то никто не мог им помешать. Поцелуй всё длился, и ван Нормайен ещё больше подался вперёд. Мужчина мягко повалил Луа спиной на кровать, стараясь не разорвать контакта губ. Какое-то время пара лежала в таком положении  и самозабвенно целовалась, а затем рука маркиза, лежащая на талии девушки, аккуратно подцепила нижний край рубашки Соловья и пробралась под него, слегка задирая вверх. Пальцы поглаживали тёплую кожу на животе и эльфийки, медленно пробираясь вверх, и судя по всему, Тиль решительно был настроен на этом не останавливаться.

+2

11

Она слушала Тиля, не перебивая его.
Его речь не была лишена аргументов, но казалась эльфийке слишком наивной, оттого была милой... Луа, успокоившись, смотрела на маркиза, пока он говорил.
- Неделя..? - Тихо проговорила дроу, сжав его ладонь чуть крепче, но когда Тиль заговорил о секретных свидниях и пикантности в опасной ситуации, девушка не разделила его усмешки. Эта фраза выбила ее из спокойствия на секунду. - А что, если тебе просто нравится быть рядом из-за острых ощущений?
- Ты… не такая. Необычная. - Эти слова только подтвердили ее мысли, но она не подала вида о своих раздумьях.
Прикосновения маркиза были приятны женщине, как и обычно и сейчас, пока они разговаривали, его голос был своеобразной панацеей для разума илитиири. Она не двигалась, просто слушала мужчину. От его слов то самое непонятное трепетное чувство вернулось в ее грудь и стало только больше, когда Тиль коснулся ее груди.
- Но... - Трезвая мысль все же пробилась сквозь трепет. Эльфийка не упустила из виду историю о "вызове". Получается, Тиль начал все это, чтобы потешить свое самолюбие? Нет, Луа и сама планировала исчезнуть сразу же после их первой близости... И иногда она жалела, что проспала все утро под боком мужчины. Но с другой стороны, столь необычные чувства заставляли ее смотреть на мир по-другому, и дроу была благодарна ван Нормайену за новые ощущения. - Почему ты так настойчив? Почему тебе так важно находиться рядом? И именно со мной?
И что случится, если ты сам не захочешь видеть меня?
- Этот сценарий часто появлялся в ее голове. Скоро Тиль превратится в копию Алонсо, и дроу была не уверена, что сам маркиз захочет быть с ней, когда годы возьмут свое... да и целоваться со стариком казалось для женщины странным... и даже жутким. Хотя Луа не знала, как ее чувства повлияют на это. Может он и не будет казаться ей обычным пожилыми человеком... Но сможет ли ван Нормайен примириться с этим, глядя на свои перемены рядом с застывшей во времени эльфийкой?
Дворянин повалил ее на перину, и, несмотря на то, что тело дроу начало предвосхищать близость с любовником, ее глаза открылись. Поцелуи девушки становились мягче и медленнее, будто не желая обидеть мужчину, когда же его ладонь оказалась под рубашкой, пальцы Соловья довольно настойчиво, хоть и мягко, схватили его запястье:
- Нет... - Прошептала Луа, мягко отрываясь от губ ван Нормайена. Она посмотрела в его глаза и медленно отстранилась. - Не сейчас.
Приподнявшись о опираясь на локте, она поправила рубашку и замерла, глядя на маркиза. Ее взгляд, на какое-то время застывший на его глазах, опустился, женщина заморгала, стыдливо и даже как-то печально отводя его.
- Мне нужно следить за Арвидом... Несчастный напоролся на стойку во время тренировки. - Женщина встала с кровати, одела сапоги и накинула на себя шерстяную шаль, которую она купила осенью на ярмарке. Она медленно взяла флаконы и инструменты. - Я не могу исцелить его сразу, рана большая, зелье убьет его болью... А колдовать при них я не хочу. Должен же у меня остаться хоть один козырь.
Девушка посмотрела на Тиля уже перед самой дверью, взявшись за ручку:
- Прости. - Тихо проговорила дроу и вышла.
Конечно, это была лишь отговорка, - она была не готова после их ссоры. Да и здание старой таверны было куда менее изолировано, чем имение ван Нормайенов, поэтому даже если бы они старались быть тише, - характерно скрипни кровать, и подопечные Соловья бы все поняли.
Мысли все еще бурлили в ее голове. Слишком много несостыковок, слишком много непонятной мотивации, все эти вызовы и упрямость... Луа хотела побороть их, показать маркизу, как он не прав в своих поступках, отгородить его от опасности.
Хотя осмотреть раненного мальчика все же нужно было.
Брент с Лорном и парой других мужиков отдыхали в зале за едой, выпивкой и разговорами.
Подростки посмотрели на дроу, когда она зашла. Двое сидели за столом, играя в карты, третий сидел в своей кровати, явно разговаривая со своими друзьями ранее, двое по-младше уже спали.
- Как он? - Тихо спросила дроу.
- Кряхтел. - Ответил сидящий в кровати.
Женщина осмотрела рану и обработала ее жгучим зельем снова, выливая его по-немногу. От боли Арвид все же проснулся, но кричать не стал, он терпеливо ожидал, пока илитиири перевяжет его снова. Она дала ему выпить другую настойку, чтобы подросток спал крепче.
Покинув комнату, женщина опустилась в зал к взрослым подчиненным, смывая с себя кровь и остатки зелья, присоединившись к их беседе.

+2

12

Эреб сидел на небольшой пустой бочке в центре внутреннего дворика их нового дома, строительство которого они завершили два месяца назад. План потихоньку начал воплощаться в жизнь, об этом свидетельствовали ещё два новых дома неподалёку и обновлённая таверна его сестры. Постепенно квартал обновиться полностью. Сейчас же всё что они имели – это три новых отстроенных дома в центре Клоаки, построенные на месте старых сгнивших лачуг. Строительство не только вселило надежду в людские сердца, но и сплотило их. Показав тем самым, что тёмный эльф собирается сдержать данное им слово.
Осень выдалась дождливой, и если верить народным приметам, зима будет тёплой. Хорошая новость, учитывая пробирающие до костей морозы прошлого года. Да и сейчас, когда у них были три новых дома, зима уже не казалась чем-то страшным и ужасным. Однако тренировки, которые проводил Эреб продолжались независимо от погоды. По сути это был своего рода отборочный тест на способности его подопечных. И сейчас он ждал их, сидя на бочки и неспешно разрезая яблоко в правой руке. Смеркалось.
Постепенно во дворе собирались молодые парни… и девушки. Всем было от семнадцати до девятнадцати, все были сиротами, которым удавалось выживать в квартале на протяжении всех этих лет. У всех из здесь собравшихся был потенциал стать ещё лучше. Этим и занимался эльф. Делал их ещё лучше. К яблоку он так и не прикоснулся, разрезав его примерно на пятнадцать кусков, он положил его на бочку и воткнул в неё маленький перочинный нож.

- Задание как обычно просто до безобразия. Каждый кто нанесёт мне не менее трёх ударов, войдёт во Внешний Круг… Остальным же удачи в следующий раз… Начинайте, - произнёс эльф, становясь в защитную стойку. Надвигающаяся на улицы тьма была ему лишь на руку. Впрочем, не стоит ожидать честной борьбы от тёмного эльфа.
Их было пятнадцать. И никто из них не спешил его атаковать. Горький прошлый опыт показывал, что эльф вполне может вывихнуть руку того, кому хватило наглости переоценить свои способности. А никому из здесь собравшихся не хотелось услышать вопли боли, что неприятно резали слух,  заставляя усомниться в собственных силах.
Сегодняшние претенденты взяли его в круг. Надеясь, что хоть кому-то да повезёт. Всё же эльф был не настолько хорош, чтоб одновременно отражать удары со всех сторон. Двое парней начали нападение, переглянувшись между собой, они атаковали с разных сторон почти одновременно. Однако их выдали их глаза, и эльф без труда предугадал их действия. Обратив вес первого напавшего против второго, он столкнул их лбами. Это и дало начало остальным. Кто-то угрожающе выкрикивал оскорбления, кто-то пытался воспользоваться неразберихой и ударить исподтишка. Вот только по отдельности никто не был ровней тёмному и он методично выводил учеников одного за другим из строя. Всех, кто пока ещё не был готов войти во Внешний Круг. И всё же трём счастливчикам удалось прорваться сквозь оборону тёмного с помощью ловкости, силы и хитрости. От остальных их отличала наблюдательность и умение быстро принимать решение. Эреб оценил это, но и в долгу не остался. Каждый ученик должен был осознавать, что всякий риск связан с болью, так что в этот вечер не у него одного будет болеть челюсть. Когда тренировка была закончена, все пятнадцать тел лежали на земле и у немногих из них всё ещё были силы чтобы подняться на ноги.
- Вы действуете как то яблоко, что лежит на той бочке, - эльф пальцем руки ткнул в сторону бочки, - Оно разрезано на куски и у каждого куска определённо имеется свой план, как и у каждого из вас. В этом ваша ошибка, всех вас. Ведь даже яблоко будучи целым, может представлять опасность для самого сильного из вас, - с этими словами эльф довольно ловко засунул руку в карман куртки и достал оттуда ещё одно целое яблоко, которое за считанные доли секунды достигло челюсти Тая, парня что пробовал подняться с земли, однако неожиданный удар лишил его равновесия и тот снова упал.
- На сегодня тренировка закончена. Калеб, Тай и Лиса буду ждать вас на чердаке завтра в полдень, не опаздывайте, - на этот раз уже спокойно произнёс эльф, разминая пальцы рук.
На сегодня у него ещё были дела. Слухами земля полниться и судя по ним, кто-то искал его сестру для весьма сомнительного мероприятия. Несколько недель назад к недавно открывшейся гробнице отправился и его друг Эрик, если таковым его можно было назвать. Никто из авантюристов с той поры, обратно в город больше не вернулся. Эреб хотел заранее предупредить об этом сестру. И так как двери были для нормальных людей, эльф предпочитал попадать к сестре через окно. Уже приближаясь к таверне, он начал прощупывать количество людей с помощью магии. Все вроде были как свои, кроме одного чужого. Это он мог утверждать только благодаря одному касанию, и так как все были живы, врагом он точно не был. Вот только эльф все равно не любил чужаков, поэтому когда он увидел чужака лично да ещё и в комнате своей сестры, у него вырвался вполне очевидный вопрос, - А ты что за хрен с горы?

+2

13

Когда Тиль думал, что им никто не помешает, он не предполагал, что этим кем-то станет сама Луа'тлар. Пальцы дроу сомкнулись на запястье мужчины, и он нехотя вынырнул из мира собственных фантазий. Что уж говорить, пока дворянин искал эльфийку, он хотел не только объятий и держания за ручки. Пусть это и было далеко не основной причиной его приезда, но тем не менее. Мужчина уже чувствовал, как его тело реагирует на её близость, как пробуждаются вполне естественные желания, и он знал, что подобное должна была испытывать и Луа. Так в чём проблема? Маркиз открыл глаза, стоило ей отстраниться. В его взгляде читался немой вопрос.
Внутри появилась лёгкая досада, когда он услышал отказ. С таки он сталкивался редко, мало кто отвергал его, но дело было даже не в этом. Ван Нормайен слушал её оправдания, понимая, что это всего лишь отмазки. Соловей словно специально выдумывала что угодно, лишь бы не быть сейчас с ним. Женщину выдавал её взгляд, который она упорно прятала. Ну вот что она опять себе выдумала? Тиль не стал настаивать или как-то проявлять свое недовольство. Мужчина вздохнул и откинулся на перину, позволяя Луа встать. Неужели она всё ещё переживала последствия ссоры? Так помирились же, выяснили, что чувства друг к другу сохранились. Зачем упрямиться? Возможно, она боялась, что их могут услышать. Но вряд ли среди Ткачей было принято подслушивать под дверью у главного или без стука вваливаться в её комнату. Да и не впервой им скрываться...
- Ничего... Я понимаю, - покладисто произнёс Тиль. - Делай, что должна.
Мужчина поудобнее устроился на кровати, провожая эльфийку взглядом. Дверь за ней закрылась, и ван Нормайен подумал, что положение у него не такое уж и плохое. Она не стала прогонять его из комнаты, сам уходить он и не собирался, а значит рано или поздно Соловей вернётся к нему. И вот тогда он попытает счастья второй раз. Не сразу, но как-нибудь мягко подведёт её к этому, когда у неё уже не будет отговорок, когда всякие Арвиды будут уже перевязаны и уложены спать. Ведь Тиль не видел в её поведении твёрдой решительности, наоборот, это выглядело как отступление перед маркизом в страхе уступить его напору. Человек почти был уверен в своём успехе. Однако внутри шевельнулось недовольство. Эти Ткачи уже второй раз за вечер отнимали у него Луа... Маркиз быстро задавил в себе эти эгоистичные мысли. Теперь, после того, как наёмница стала во главе новоявленной силы Греса, глупо было ожидать, что при его виде дроу бросится ему на шею, забыв обо всех своих делах и обязанностях. Раньше это было простительно, пока Тиль не знал всех подробностей, теперь же ему придётся смириться с тем, что внимание девушки будет сосредоточено не только на нём.
От собственных мыслей Тиля отвлёк какой-то странный шум за окном. Поначалу он списал это на ночных бродяг, коих в Нищем квартале хватало. Работники ножа и топора, пьянчужки, которым некуда податься или просто случайные глупые или же смелые прохожие, забредшие на свой страх и риск в узкие улочки. Всё бы ничего, но вот только окно находилось не на первом этаже, а звук был такой, словно что-то происходило совсем близко к раме. Ван Нормайен тихо поднялся с кровати, настороженно прислушиваясь. Он покосился в сторону двери, как будто прикидывал, а не позвать ли кого. Однако это выглядело бы слишком глупо, особенно если тревога окажется ложной.
Мужчина медленно приблизился к окну как раз в тот момент, когда створки распахнулись, и в комнату ввалился незнакомец. Теперь понятно, что это был за звук - он карабкался снаружи. То, что маркиз был удивлён, значит ничего не сказать. А в следующую секунду его словно пронзило - незнакомец оказался дроу! Сомнений быть не могло, и мозг человека заработал в бешеном темпе. Логическая цепочка выстроилась практически за доли секунды. После того инцидента с охотником из-под земли и нападением на караван, Тиль почти не верил в добрых дроу. Луа была исключением, да и не зря же она отреклась от своего прошлого мира. Для мужчины всё было просто: любой тёмный эльф, оказавшийся в радиусе как минимум километра от Луа'тлар автоматически превращался в его глазах в угрозу для Соловья. Подземных охотников, желающих получить местечки потеплее и допуск к девице познатнее путём поимки изменницы, хватало изрядно. Знаем, встречали. Да и вряд ли стоит ожидать добрых намерений от того, кто влез в комнату Луа через окно, минуя людей внутри здания. Сомнений быть не могло, пришелец оказался очередным наёмным убийцей. То-то он сразу не понравился ван Нормайену...
Правда, убийца действовал не очень профессионально. И не очень-то вежливо. Зачем-то тратил время на пустые вопросы, видимо, был удивлён не меньше самого маркиза. Ожидал встретить здесь свою жертву, а встретил его. В прочем, это было на руку Тилю. Больше дворянин не колебался ни секунды. Жаль, что под рукой не оказалось оружия. Ну ничего, как-нибудь справимся. Коротко размахнувшись, он ударил противника левой в челюсть. Удар вышел славный, дроу отшатнулся на пару шагов, чтобы не упасть, а маркиз сразу же продолжил атаку. Мужчина обхватил левой рукой эльфа за шею и с удовольствием дважды вбил кулак правой руки в район его солнечного сплетения, сбивая ему дыхание напрочь. "Хрен с горы" как минимум уже был отомщён. После этого Тиль припечатал своим весом остроухого к стене, продолжив молчаливо осыпать того ударами.

+2

14

Незнакомец явно не был наёмником, в этом Эреб был также уверен, как и в том, что этот тип не был подручным Луа. Ведь люди Луа были его людьми, и большинство из них он как минимум, видел в лицо. Тем не менее мужчина находившийся в комнате, судя всего по его одежде и осанке был благородных кровей. Очередной клиент? Эльф отбросил эту догадку также быстро, как она и появилась в его голове. Знать редко посещала скромные обиталища тех, кто делал за них всю грязную работу. Что не менее важно они следили за своей репутацией и не могли позволить себе, чтобы их грязные дела были преданы огласке. Было ещё что-то другое, что эльф упускал из виду. Что-то не менее важное, то чего так не хватало в жизни дроу.
Эльф стремительно просчитывал варианты у себя в голове, отсеивая ненужные и подкрадываясь к тому, что был единственным правильным. Нужно было больше времени, и эльф позволил перехватить инициативу своему сопернику, только для того чтобы разгадать эту загадку. Ответ на неё стоил ему пропущенного удара в челюсть. Одновременно с этим пришла и разгадка, которую эльф осознал в полной мере, только после самого удара. Ведь мало какой дурак будет бросаться на вооруженного наёмника дроу с голыми руками, разве что влюблённый дурак. И судя по тому с какой яростью чужак наносил удары, он появился у Луа не на днях и не пару недель назад. Он яростно защищал ту, в которую был влюблён. Видимо Луа знатно вскружила ему голову, раз смертный так мало думал о собственной безопасности. Однако если вспомнить всех людей аристократов что Эреб встретил на своём веку, все они были самоуверенны и считали себя лучше других. Этот не был исключением.
Однако старший брат не хотел лишать сестру любовника – это естественно могло служить отличной проверкой и хорошей мотивацией переключится полностью на работу. Но всё же, не его это было дело, с кем спит его сестра. Дроу не изменяя своей хладнокровности и прагматичности думал лишь о деле и так как Луа была с ним в одной упряжке… Плевать ему было на чувства смертного, ему было важно знать что его сестра не настолько же слаба как этот влюблённый глупец. Любовь – это слабость, и Эреб хотел знать что Луа думает точно также. Если о дроу будут думать как о людях, если их привязанностями смогут воспользоваться. Кто-то вроде Короля Крыс или ещё хуже, всё построенное разлетится как карточный домик по ветру.
Впрочем, если бы не высококачественный доспех, на который тёмный отвалил не малую кучу денег, он давно бы стал отбивной. Доспех же защищал тело дроу и сводил все усилия чужака на нет. Единственное что болело – это челюсть, которая не первый раз за день принимала на себя чужой удар. Силы у так называемого аристократа было в избытке, а вот техника хромала. С какой стороны не посмотри, а эльф достаточно порадовал чужое эго, поэтому нужно было возвращать инициативу. Однако так, чтобы не убить и не изуродовать игрушку своей сестры.
Эреб выждал время, когда незнакомец вжал его в стену, после чего плюнул ему в лицо собственной слюной смешанной с кровью. С разбитой губой улыбка на лице дроу вышла довольно гаденькой. После такого хочешь не хочешь, а посмотришь на не менее самовлюблённую рожу соперника. Хвалённая эльфийская ловкость творила чудеса, так как за ударом лбом в нос аристократа, последовал удар левой в открытый кадык соперника. Этого оказалось достаточно, чтобы выскользнуть из его объятий. Нехватка кислорода заставила смертного разжать руки и эльф не долго думая, одним резким движением сломал мизинец на левой руке, после чего перекатом ушёл в сторону двери и на этот раз стал в защитную стойку, защищая голову руками. Дыхание было учащённым и тонкий эльфийский слух чувствовал как колотится в бешеном ритме собственное сердце, качая возбуждённую кровь в раззадорившееся тело бойца.

+2

15

Луа выжидала... Тиль, если правильно понимала наемница, тратил огромное количество времени на ее поиски, оттого должен был устать за часы бодрствования, а если их ссора отняла столько моральных сил у самой эльфийки, то что говорить о чувствительном человеке.
Когда женщина покинула комнату подростков, она услышала новый голос в зале, Марк вернулся с задания и во всю обсуждал его с Брентом и Лорном. Это был щуплый человек, который уже променял годы своей молодости и теперь на его висках серебрилась седина. Если Брент был грубой силой, а Лорн хорошо добывал и распространял информацию, то Марк служил засланным казачком Ткачей.
Луа нашла его в почти сразу после расправы над Королем крыс... И, как и следовало ожидать, прошлый авторитет не любил кого-то, кто мог потягаться с ним в умственных способностях. Что же говорить до физического состояния, Марку было далеко даже до жилистого, но худощавого Лорна. Поэтому перед тем, как задействовать этого мужчину, дроу хорошенько постаралась, чтобы вылечить его травмы и выкормить скелетоподобное тело до более или менее здоровых пропорций. Марк же отплатил наемнице верностью за "доброту", которой была прикрыта прагматичность, - если Соловей уходила на задание сама, именно этот потерявший прошлую жизнь отщепенец общества вставал на ее место... по крайней мере это касалось распределения заказов и финансов в ее отсутствие.
Луа'тлар присела к мужикам за беседами, и даже немного расслабилась в обществе своих подопечных, как вдруг внимание всей четверки привлек шум из комнаты самой эльфийки.
- Что за...? - Проговорила женщина, вставая из-за стола. Мужчины переглянулись и было хотели последовать за дроу, но она жестом показала им сесть на места, и быстро поднялась по лестнице.
Открыв дверь в свою комнату, она увидела спину своего брата и Тиля, стоявшего у окна. Зло прошипев и закатив глаза, женщина оскалилась и командным голосом рявкнула на обоих, сверля глазами то маркиза, то Эреба:
- Вы что тут устроили?! - Это должно было остудить пыл обоих, или хотя бы отвлечь их внимание на девушку.
Зайдя внутрь, она хлопнула дверью и встала перед эльфом, глядя на ван Нормайена.
- Xsa dos Lloth... - Луа все же успела мельком взглянуть на брата, чтобы заметить кровь на его лице, а теперь рассматривала дворянина во всей "красе".
Наверное, за секунду наемница поняла, что произошло. Эреб и сама Луа посещали друг друга именно таким способом, заходя через окно, минуя лишние взгляды и свидетелей, пусть даже и Ткачей, - так было спокойнее, Тиль же, видимо подумал, что Эреб пришел за ее головой, как и тот охотник почти год назад.
Раздраженно цыкнув, она закрыла глаза ладонью, коснувшись кончиками большого и указательного пальца за переносицу. Подавлять злость для илитиири иногда было сложнее, чем казалось. Вздохнув она открыла глаза и опустила руку, отчитывая ван Нормайена:
- Я, конечно, ценю твою защиту, но скажи, пожалуйста, как мой брат, о котором я говорила, может быть кем-то, кроме дроу?
Обернувшись к брату, она взглянула с той же злостью уже на него.
- Ну а ты. Знал же, наверное, что в комнате кто-то другой, ну позвал бы на... - Женщина осеклась, опустила голову и посмотрела на кольцо, одетое на указательный палец. - Кхм.. Ладно.
Шумно выдохнув, Луа коснулась лица брата и прошептала заклинание излечения. После этого она подошла уже к Тилю и осмотрела на его повреждения. Ее внимание сразу привлек неестественно выгнутый палец мужчины.
- Эреб, ну твою мать... - Устало проворчала наемница.
Луа сказала маркизу сесть в кресло. Ее взгляд бегал в поиске чего-то прямого и не очень большого. И в конечном итоге он наткнулся на металлические штативы для колб, которые женщина использовала для нагрева некоторых ингредиентов над свечой. Взяв этот штатив, дроу методично перевязала палец маркиза, почти полностью абстрагировавшись от происходящего вокруг, после чего достала нож.
- Он пришел из-за гробницы. - Будничным тоном пояснила женщина, вскрыв кожу у самого перелома и произнесла заклятье вновь, стоя сбоку от ван Нормайена. Когда колдовство начало заращивать поврежденные ткани, оставалось только ждать и держать жест. Луа взглянула на брата уже вполне спокойно. - Не хочешь пойти с нами? Уж если людям это не под силу, двое темных точно должны с этим справиться.
Наш уговор включал в себя поделиться найденными артефактами поровну.

Соловей усмехнулась, вспомнив гробницу под городом, которую они открыли почти сразу, несмотря на потраченные Королем годы и годы попыток... Никакого уговора не было, женщине нужен был повод, чтобы Ворон согласился с ней. А проверить правдивость ее слов при кольце дроу никак не мог. А еще это бы точно отвлекло бы всех - Тиля от стремления близости, Соловья от страха остаться с любовником наедине и быть пойманной, а Эреба от травмирования дворянина... или наоборот - ван Нормайена от травмирования ее брата.

+2

16

К сожалению, как следует развить своё начальное преимущество у человека не получилось. Тиль не мог похвастаться тем, что умел гнуть подковы  или забивать гвозди ладонью, но силы в его крепких жилистых руках хватало. Однако от чего-то его удары в солнечное сплетение, от которых дроу как минимум должен был потерять дыхание, а то и согнуться, не возымели никакого эффекта. Значит, будем бить по лицу. И только он хотел приступить к воплощению в жизнь этой замечательной идеи, как эльф подло плюнул ему в лицо. Маркиза захлестнула волна омерзения. Глаза заволокла пелена ярости, она полыхала внутри настоящим пожаром. Он оскалился и зарычал не хуже дикого зверя. После столь болезненного удара по гордости это переросло для Тиля в нечто большее. Теперь это была не просто защита Луа, хоть об этом он не забывал ни на секунду, а личная и очень острая неприязнь. Ван Нормайен не имел понятия, кто перед ним, но он знал, зачем остроухий явился, а большего и не нужно. А ещё мужчина знал, что заставит этого засранца подавиться собственной кровавой слюной.
Подумать - проще, чем сделать. Дроу воспользовался секундной заминкой человека и ударил того лбом в переносицу. Дворянин непроизвольно отшатнулся, а затем последовал удар в кадык, от которого он закашлялся. Всё это меркло по сравнению с острой вспышкой боли в левой руке. В палец словно вонзилась раскалённая игла. Вскрик зародился в груди и перепуганной пташкой устремился наружу, но мужчина крепко сжал зубы, не позволяя себе ни малейшего проявления боли перед своим врагом. В итоге он выдал нечто напоминающее очередной хриплый рык. С первого взгляда стало ясно, что мизинец был безжалостно сломан. Жар медленно распространялся от повреждённого пальца вверх по ладони, боль настойчиво стучалась в сознание, но этот факт мало волновал распалённого ван Нормайена. Гораздо больше ему досаждало, что эльф выкрутился из его рук. И, кроме того, он на смог избавиться от мысли, что подземный житель дрался с ним не в полную силу, словно специально жалел и насмехался. Тиль не знал, откуда взялась эта уверенность, но даже простые подозрения работали, как масло для огня.
- Xsa dos Lloth... - проговорил мужчина, посылая своему оппоненту взгляд полный ненависти. Ругательство подземного народа, подхваченное от Луа'тлар, пришлось как нельзя кстати. 
Тиль замер напротив эльфа, как будто пытаясь просверлить его взглядом. Вспомнилось его последнее столкновение с дроу. Тогда он тоже защищал Соловья, и практически проиграл. Если бы не сама наёмница... Однако тогда всё было иначе хотя бы потому, что Тиля лишили его козыря. Но сейчас никто его магию не блокировал. Больше маркиз не проиграет. Мужчина призвал свою силу, "дотронувшись" до своей стихии, благо вокруг её было предостаточно. Лёгкий снег за окном, вода в графине на столе, мельчайшие частички пара в воздухе... Внешне это никак не отразилось, казалось, словно Тиль придумывал какой-то план атаки или выжидал нападения самого остроухого. На деле же он щедро "зачерпнул" собственных сил, приготовившись нанести неожиданный удар, как вдруг...
- Вы что тут устроили?! - Луа ворвалась в комнату, яростно сверкая глазами не хуже самого маркиза.
"- "Вы?" Ты что, его знаешь?"- хотел спросить человек, но осёкся. "- Стооой, нет, ты же не хочешь сказать..." Кажется, до него стала доходить суть происходящего. Бешенство и ярость медленно угасали, он "разжал пальцы", позволяя магии внутри него успокоиться. Под взглядом Соловья дворянин было почувствовал себя немного пристыженным, однако бунтарский дух вновь шевельнулся в нём, и мужчина нахмурился, поглядывая на эльфа.
Брат, значит. Тот самый. На самом деле, для маркиза персона этого родственника Луа'тлар всегда представлялась расплывчатым, аморфным образом. Он знал, что такой существует и занимается примерно тем же, чем и сама эльфийка, только и всего. Тиль не думал, что им предстоит встретиться. Он даже имени его не слышал ни разу. Что же, будем знакомы. То, что человек не стал вновь бросаться на своего противника, не значило, что он его резко полюбил. Внутри всё ещё теплилась ненависть к остроухому, с той лишь разницей, что теперь дворянин пытался хоть как-то её сдерживать.
- Думаешь, я знал, как он выглядит? - буркнул ван Нормайен в ответ на замечание девушки, исподлобья наблюдая за недавним врагом. Извиняться, видимо, он не собирался. - У него на лице не написано, что он твой брат. Максимум, что он... козёл, - он запнулся, потому что хотел изначально вставить словцо покрепче, но всё же передумал. - Я думал, он как тот... Как я должен был отличить его? - Тиль имел в виду охотника, которому почти удалось поймать Соловья, а потом почти отправить самого маркиза на тот свет. "- Я же тебя защищал", - хотелось заявить маркизу. Нет, он не будет подставлять её подобными словами. Это можно обсудить и наедине. - Научи его хотя бы пользоваться дверьми, может, недопонимания реже возникать будут.
Мужчина говорил, пока Луа хлопотала над своим братом. Стоило эльфийке заняться самим ван Нормайеном, а точнее его переломом, то человеку сразу стало не до разговоров. Фыркнув себе под нос, он уселся в кресло, готовя новую порцию колких замечаний, но стоило Соловью прикоснуться к повреждённому пальцу, как все слова разом пропали. Адреналин в крови успокоился, боевой запал пропал, и теперь боль стала восприниматься острее. Перед глазами заплясали разноцветные круги. Как и в прошлый раз, он намертво сжал челюсти, сдерживая вскрик, на скулах вздулись желваки. Нетушки, перед "братцем" он точно не будет проявлять слабость.
От болевых ощущений его отвлёк голос эльфийки. Маркиз прислушался к нему, и помрачнел ещё больше. Опять эта чёртова гробница. А он-то надеялся, что после примирения всё же удастся как-то избежать этого. Надо сказать, любви к остроухому не прибавилось. Мало того, что этот хрен обломал все планы дворянина на сегодняшнюю ночь, так теперь точно придётся тащиться в пресловутые подземелья. Уж если с Луа не удалось сразу замять эту тему, то что уж говорить про её брата.
Тиль мысленно просил наёмницу остановиться, но её уже понесло. Его мнение, похоже, не бралось в расчёт от слова совсем.
Очень кстати в этот момент нож проделал рану совсем рядом с переломом, и дворянин едва слышно прошипел какой-то ругательство.
"- ЧТО?.. Этот попрётся с нами?! Какие хоть артефакты?.. " - дворянин очень хотел выпалить всё, что вертелось у него на языке. Наверное, только Луа'тлар могла понять, чего стоило ему сдержаться, с его-то нравом. Но это значило бы поставить под сомнение её авторитет перед братом, а такую свинью подкладывать ей Тиль не хотел. Ему пришлось проглотить своё недовольство. Пока она лечила его, Тиль незаметно для своего новоиспечённого неприятеля послал Луа весьма красноречивый взгляд. Отлично, он будет играть по её правилам, но пусть она знает, что ему совсем это не нравится.
- Спасибо, - пробормотал Тиль, стоило дроу закончить лечение. Он поднялся из кресла, сжимая и разжимая пальцы левой руки. Всё было в норме, словно и не было перелома. Дворянина вдруг посетила мысль, наверное, самая здравая за последнее время. А именно - ему лучше убраться из этой комнаты сейчас. Тиль не боялся конфронтации с братом Соловья или его возможных провокаций, он боялся, что не сдержится и не сможет проигнорировать их. Незачем устраивать новые сцены в убежище Ткачей, когда это может косвенно нанести удар по положению Луа'тлар. Не сейчас. - Я, пожалуй, пойду. Доброй ночи, - человек обращался исключительно к Луа, словно специально игнорируя её родственника.
Однако сделать это было не так-то просто, ведь чтобы выйти из комнаты, нужно было пройти мимо эльфа. О, как же хотелось с вызовом зацепить дроу плечом, это желание было чуть ли не сильнее всех на свете. Ван Нормайену стоило просто титанических усилий не сделать этого. Плечи мужчин разминулись буквально на пару сантиметров, как вдруг человек остановился. Покосившись на эльфа, он бросил:
- Тиль ван Нормайен. Будем знакомы.
Затем он вышел в коридор и закрыл за собой дверь.

+3

17

Ругательство на ломанном родном языке, прозвучавшее с уст чужака, было как минимум забавным. Тёмный не стал отвечать, размышляя что абы кого родному языку не учат, а Эреб был уверен что мужчина знает перевод на свой язык. Видимо их отношения с Луа и правда развиваются довольно бурно. Думать столь низко о сестре ему не хотелось. Луа не заставила себя ждать и вскоре появилась лично.
- Знакомился с твоим другом. Он даже умеет ругаться на нашем языке, интересно кто бы мог его этому научить? – дроу хотел было улыбнуться сестре, но вместо этого коротко откашлялся. Развернувшись так, чтобы она могла пройти в комнату. После этого он закрыл за ней дверь, чтобы быть подальше от любопытных глаз и ушей.
- Может и мог, но зачем? Внутри меня ждал такой горячий приём, что я с ходу потерял дар речи. Впрочем, у меня было достаточно времени, чтобы сделать свои выводы. Он так яростно тебя защищал, что это было как минимум мило, - на этот раз у Эреба уже получилось улыбнуться, и в эту улыбку он даже вложил немного заботы о своей младшей сестре, - В общем, хороший зять, если вдруг надумаешь. Мне то и одной семьи пока хватило, а тебе никто не запрещает, - сейчас когда в комнату вошла сестра, незнакомец уже мало его волновал и он переключился на мысли своей сестры, впрочем из-за собственного подарка – это дело было не из лёгких, но дроу мог и по старинке. Присутствие чужака его ни капли не смущало. Ему тоже будет интересно услышать, насколько всё серьёзно. О госте Эреб тоже не забывал и уже более наигранно, как разговаривают взрослые с детьми, произнёс: - Что? Пальчик бо-бо? Я не со зла, в своё оправдание могу сказать, видит Ллос, я пытался начать эту встречу с диалога. Вот только твой граф оказался не из тех манерных аристократов, что любят мило побеседовать.
- Я думал, он как тот... Как я должен был отличить его?
Эльф хмыкнул, почесав подбородок. После этого он внимательно посмотрел на аристократа, пытаясь угадать…  Дурачок он или прикидывается. Вроде ведь как аристократ, значит ума должна быть побольше чем у целой деревни крестьян. Хотя, был бы полным дураком, Луа с ним бы не связалась. Дурак под боком, себе дороже.
- Если кому-то из дроу придёт в голову соваться через единственный вход в комнату помимо двери. Да ещё ночью, когда в комнате кто-то есть, он и не дроу вовсе. Ведь весьма высок риск, быть встреченным арбалетным болтом. Тем более эта вероятность высока, когда незадачливый охотник идёт по следу беглого дроу. Так что если он планирует убийство и влезает через окно – он конченный идиот.… Хотя ты не виноват, что так подумал. Ты ведь человек. Бывает, - дроу хотел было похлопать парня по плечу, но расстояние между ними убило эту затею. К тому же его подлечивала Луа, сводя все старания старшего брата к нулю.
- Слухами земля полнится. Мне сказали, что кто-то ищет тебя именно по этому делу. Собственно говоря, я поэтому и пришёл. Чтобы предупредить тебя. Не стоит туда посылать своих людей и тем более идти самой. С недавних пор гробница стала не такой безопасной, какой казалась. Лучше не рисковать, - однако именно в этом месте Луа упомянула про артефакты. Вокруг них всегда вертелись большие деньги. Деньги, которые сейчас во время строительства им были так нужны, - Артефакты бы пригодились, но не уверен, что там осталось что-то действительно ценное. Впрочем, если ты настаиваешь, я мог бы составить тебе компанию.
- Тиль ван Нормайен. Будем знакомы.
- Мы все чёрные на одно лицо, но если вдруг запомнил моё… Эреб. Можешь остаться, уверен вам есть что обсудить. Если моя сестра так хочет идти в гробницу, лучше выдвинуться в путь завтра.   

+2

18

Женщина стояла над ван Нормайеном, колдуя заклинание.
- Он даже умеет ругаться на нашем языке... - Это заставило Луа хмыкнуть, однако вопрос, последовавший за этим заставил девушку напрячься. Тиль старался не выдавать ее, но его поступки были на лицо. Фраза же о зяте и семье окончательно разбила любые надежды Соловья о том, что старший брат хоть о чем-то, да не догадался. Но... Он провел на поверхности куда больше и поведение людей знал лучше, поэтому илитиири лишь красноречиво взглянула на него в немой просьбе замолчать или сменить тему...
Ей и так стоило больших сил не сдаться на милость спонтанному отчаянию. Вот так, одна минута в ее доме без присмотра, - и все ее старания показать маркиза другим в роли очередного заказчика провалились крахом.
Залечить переломы было куда сложнее, но знание простой анатомии помогало ей понять, как следует направить кровь, чтобы ускорить заживление столь неприятной травмы. В конечном итоге, кровь просто собралась кольцом вокруг сколотой кости и стала жестче, образуя шину вокруг кости, не давая той двигаться под мышцами, сами же кровяные тельца под действием долгого заклинания были зачарованы на усиленное заживление, тем самым работая в несколько раз быстрее положенного природой хода. Хорошо, что это был лишь палец, а не ребро... или голень.
Тиль пытался оправдаться, и эльфийка чувствовала его злость... и в какой-то степени даже понимала ее, но еще прежде, чем она смогла что-то ответить брат пояснил простую стратегию, которой пользовались как они сами, так и их сородичи. Тон брата будто был настроен распалить нрав маркиза еще сильнее, и женщина даже пожалела о том, чтобы не снять кольцо заранее, - так она хотя бы имела надежду на то, что брат услышит ее негласную просьбу остановиться... Находиться между двумя огнями, представляющими брата и любовника, чувствами и состоянием которых она дорожила одинаково. Луа'тлар не хотела вставать ни на чью сторону, никого не защищать и никого не подстрекать в ответ. Молчание - золото.
Хотя ремарка о том, что Тиль - человек обидно кольнула саму дроу... Они не раз обсуждали то, что он человек, а от того смертен... И пусть сейчас это касалось простой логики, но фраза напомнила Луа и о их наболевшей беседе с ван Нормайеном.
- Слухами земля полнится...
- Да, он и искал. Я сама не в восторге от такой огласки, но здесь моя вина, - я не сказала, где именно меня искать... - Тихо проговорила Соловей, взглянув на брата. - Я слышала, что из гробницы пока никто не вернулся, поэтому мы все еще можем сорвать куш... Да даже если и нет, лишнее золото не будет лишним для строительства. Может даже успеем утеплить последний дом перед морозами?
Она перевела взгляд на Тиля, который сжимал и разжимал раненную руку и осторожно положила ладонь на его предплечье.
- Это кость, а не мышцы... Постарайся двигать этим пальцем меньше, кровь не может восстановить перелом так быстро. - Дворянин мог не ощущать кровавую "шину" под своей кожей, однако при мельчайшем рассмотрении его палец и выглядел чуть припухшим в месте перелома, где магия сковала кровь вокруг трещины в кости.
Ван Нормайен был на взводе, и Луа ничего не могла поделать в данной ситуации. Она просто проводила его взглядом.
Когда они с братом остались наедине, женщина шумно выдохнула и опустилась в кресло, где ранее сидел маркиз:
- Прости меня... - Прошептала илитиири, опустив голову на кончики пальцев, уткнув руку в подлокотник. Подумав немного, она сняла кольцо, решив все же показать охотника, от которого спас ее маркиз.
Она открыла ему воспоминания и о их драке с сородичем, и о параличе, и о том, как Тиль нашел ее, и даже то, что именно дворянин, жертвуя собой, защищал Соловья, пока дроу не затих лицом в костре. Говорить ей не хотелось. Да и рассказ был бы слишком долгим.
Девушка глухо усмехнулась:
- Он услышал мое ругательство и спросил перевод... Не думала, что он когда-нибудь выругается на нашем языке сам. - Усталые красные глаза открылись и она искоса, не поднимая головы, посмотрела на брата. Ей нужен был его совет, особенно, учитывая, что Эреб не имел ничего против их отношений. - Каким бы сильным не было бы мое желание, он выдает то, что нас с ним связывает... И это опасно.
Я не хочу подставить наше дело своими отношениями... А еще я не хочу, чтобы из-за нас он пострадал, если кто-то узнает... и захочет шантажировать меня. Я пожертвую им, и он знает об этом. Но не слушает... Как мне быть?
Не скрою, мне приятно находиться рядом... Но я не могу позволить себе такой слабости. А он говорит о тайных встречах время от времени... Но разве у нас с тобой есть право на отдых? ...Вот так уйти на несколько дней? Я запуталась...
- Тон эльфийки, хоть и был спокойным, все же был окрашен грустью и даже легкой тревогой. Вечно апатичный взгляд наемницы выдавал замешательство. Женщине было необходимо мнение того, кто был не только опытнее, но и трезвее умом. Да и к тому же, брат точно не мог быть предателем, оттого его кандидатура на роль "личного советника" была железной.

+3

19

Эльф даже взгрустнул, когда аристократ представившейся Тилем, всё же покинул комнату Луа. Смертный вместе с собой уносил и хорошее настроение Эреба, новые знакомства - это ведь всегда весело. В особенности для тёмного. Ведь Эреб почти всегда показывал себя не с лучшей стороны перед незнакомцами, тем самым поднимая себе настроение и опуская им. После нескольких часов с ним в камере, один из заключённых отгрыз собственную руку, чтобы избавиться от кандалов и свалить оттуда от Эреба. По крайней мере, так утверждает Мартин, когда проводит очередную акцию запугивания очередных наивных дурачков. Имеет ли история отношение к действительности, неизвестно. Однако при Эребе правая рука дроу её почему-то не рассказывает. Эльф какое-то время провожал Тиля взглядом, наблюдая как удаляется его возможность подурачится. Ну и что, что он стар, по человеческим меркам супер стар. Внешне он ведь выглядит довольно молодо, к тому же не зря ведь он маг разума, актёрская игра всегда должна быть на уровне. Впрочем смертный ушёл и внутренний шут был спрятан обратно в коробку, так как предстояло снова быть серьёзным и стать опорой для всего в этом мире. В данном случае конкретно для своей сестры. Эльф вздохнул и прошёл к кровати, судя по скомканности белья тут прошла если и не оргия, то как минимум подготовка к оной. Особо не развивая эту мысль в своём красочном воображении, эльф плюхнулся задом на кровать.
- Не стоит, - произнёс дроу, наблюдая как сестра снимает подаренный им артефакт, - Его действия были весьма красноречивы. Я узнал всё что мне нужно знать. Твои воспоминания - твоё личное дело, - с этими словами дроу начал массировать виски, пытаясь выровнять дыхание к его обычному уровню. Луа же продолжала говорить, прося у него совета. Мужчина закончил свой мини массаж и посмотрел на сестру, начав его голосом полным понимания, опыт то ведь был.
- Оттолкни его или держи поблизости. Что бы ты не выбрала, за ним придут как и за нами, рано или поздно. Мы и те, кто рядом с нами, носят мишень у себя на спине. Возможно, если ты знаешь его недостаточно хорошо и порвёшь с ним, он и сам преподнесёт информацию о нас, нашим собратьям. В этом случае ты и сама знаешь  какая награда его ждёт. Если он может поступить так, лучше сделай это сейчас сама. Если же он готов быть с тобой и знает что его ждёт. Учи его! Учи чтоб он был готов, если и не победить, то хотя бы выжить... Я не спроста бегал по городам столько лет и не по доброте душевной готовлю этих людей сейчас. Бег не может продолжаться вечно и когда ветер подует не в ту сторону, новости вместе с ним, укажут нашим сородичам, где меня искать. Ты ещё можешь уйти вместе с ним, я всё пойму. Но даже при таком раскладе ты и сама знаешь что он не эльф, он будет стареть и я не знаю для кого из вас это будет невыносимее. 

+3

20

Кольцо нехотя вернулось на палец, когда дроу отверг идею, предложенную наемницей. Да, ей нравилась некая неуязвимость, но с другой стороны, сейчас она чувствовала себя очень изолировано. Но поступок Ворона внушил ей очередную волну спокойствия, - Эреб был для женщины самым родным существом на этом свете с тех пор, как беглецы темного народа отринули традиции и свой дом.
Они разделяли общих родителей, что было некоей редкостью, если женщина дроу решила вернуть себе старого любовника, уже променяв его на другого. Но эта мысль только подкрепляла мысли Соловья о том, что их неизвестный ей отец тайно служил Ваэрону и передал инакомыслие обоим своим детям. Может кровное родство, а может и Господин-в-Маске сблизил этих беглых илитиири настолько, что через столько времени они объединили свои силы для создания нового дома. И теперь у них был этот дом, их дом, взаимопонимание и поддержка. Соловей была безгранично благодарна неизвестной силе за это, хотя понимала, что, вероятно, и это не будет вечно...
И хоть сейчас ее мысли были заняты непонятливостью собственных чувств, а ван Нормайен раззадорил ее переживания, сейчас, наедне с Эребом она успокоилась.
Луа'тлар сидела, глядя на брата, пока тот отвечал ей на ее глупые вопросы, вызванные собственной неопытностью в отношениях. Пока Эреб делился своими мыслями она бесшумно поднялась и опустилась рядом с дроу, положив голову на его плечо. Это был теплый жест доверия. Несмотря на то, что люди знали ее холодной, апатичной и даже жестокой, сейчас наемница казалась хрупкой и прижалась к дроу в поиске поддержки и защиты.
Она смотрела на очаг, в котором мирно догорали поленья:
- Я пыталась прогнать, он не слушает. Я говорила ему про скоротечность времени, - он говорит, что, поскольку он человек, он не заглядывает в будущее... Хотя я видела сожаление на его лице, когда мы говорили об этом. Он не настолько глуп, просто очень упрям, и я не знаю, можно ли что-то с этим сделать.
Он не раз показал, что ему можно доверять, и я хочу этому верить. А еще...
- Женщина замялась, но решила умолчать о том, что чувствует. Странный трепет в ее груди, который пробудил маркиз, мог быть простой слабостью. В любом другом объяснении женщина не была уверена, да и признаваться себе в том, что было запрещено поколениями, она не хотела. Вздохнув, женщина продолжила. - ...Ладно, это не так важно.
Ткачи важнее, и я не могу оставить тебя сейчас, даже если бы хотела пойти с ним. Тебе нужна моя помощь, и пока я нужна здесь, я не уйду.

Отстранившись, женщина посмотрела на Эреба и мягко улыбнулась ему:
- Оставайся здесь, если хочешь. Я пойду успокою его. - Женщина встала, поправив шерстяную шаль на своих плечах и слабо усмехнувшись. - А то злиться перед опасным походом - неблагодарное дело, а отвечать делом за распространенные слухи надо.

Покинув свою комнату и закрыв за собой дверь, Соловей бесшумно прошла по коридору и тихо постучала в дверь гостевой комнаты, где Ткачи расположили своего гостя. Приоткрыв дверь, Луа увидела лежащего в кровати маркиза и молча зашла внутрь. Ее легкие шаги были почти неслышны даже на старых скрипучих половицах. Она приблизилась к кровати и села у изголовья, подогнув под себя одну ногу. Глаза Луа'тлар спокойно рассматривали лицо мужчины.
- ...Он будет стареть, и я не знаю для кого из вас это будет невыносимее. - Фраза брата напомнила ей их первую встречу, и эльфийка осознала, насколько же моложе тогда выглядел маркиз. Сердце отозвалось глухой болью, будто разрываясь надвое от напоминания смертности Тиля. Ее губы было жалобно дрогнули, поддаваясь этой мысли, но женщина лишь слабо улыбнулась уголками губ, после чего она ласково коснулась кончиками пальцев щеки ван Нормайена.
Вздохнув, Луа наконец тихо проговорила:
- Прости его, он любит пугать незнакомых таким поведением. Так меньше чужаков вокруг. - Эльфийка наклонила голову в бок и продолжила. - Я не хочу давить раз за разом, но... эти... круги общества... полнятся слухами быстрее, чем кружки пивом в тавернах. А там это может дойти и до того, кому знать это не стоит. Ты искал меня, именно меня, и это привлекло внимание людей... Ты молодец, что стал искать отряд для похода, но... Люди должны знать, что ты просто мой заказчик, не больше. Иначе это опасно... Если кто из дроу и заявится в город, я с этим разберусь, но я не хочу рисковать твоей безопасностью. Утром мы должны выдвинуться к гробнице... Я разбужу тебя раньше, если тебе будет что-то необходимо.
Соловей замолчала на какое-то время, а потом взглянула на Тиля вновь. Вроде и сказать уже было нечего, но эльфийка просто не хотела покидать любовника:
- Можно я останусь? - Сняв с себе сапоги и отбросив шаль на стул стоящий рядом, дроу забралась под одеяло и обняла маркиза, уткнувшись в грудь мужчины. Женщина ничего не говорила, но то, с какой нежностью и желанием просто быть в объятьях дворянина, выражало, как сильно она скучала по дорогому ей человеку, даже если вслух она не хотела этого признавать. Ее рука обвила торс, а слегка расставленные в стороны пальцы несильно сжимали ван Нормайена, будто она боялась, что он исчезнет. Она просто хотела уснуть в спокойствии и тепле, которые мог дать ей лишь этот человек.
Да, они не могли быть вместе долгое время. Да, женщина только что отвергла предложение брата уйти с любовником, чтобы выгадать пару лишних лет совместной жизни. Да, она могла просто прогнать Тиля, не обратив внимания на его боль, злость и горечь... Илитиири не хотела ни о чем этом думать, она хотела просто забыться сном в объятьях любимого человека. Отдохнуть физически и морально, перед тем, как встать еще до позднего зимнего рассвета и вернуться в свою апатичную холодную личину и повести маркиза вместе с братом на экспедицию, из которой еще не вернулся ни один смельчак.

+2

21

Когда Тиль вернулся в свою комнату, он ещё был на взводе. Однако теперь, когда он не видел ухмыляющейся рожи Эреба, становилось легче, и человек постепенно начал остывать. Перед тем, как пойти в комнату Луа, он оставил пламя в камине гореть, и сейчас это пришлось очень кстати - в помещении было тепло и уютно. Он подкинул дров, разделся, забрался под толстое одеяло и начал думать. Маркиз смотрел в потолок невидящим взглядом, прокручивая в голове события прошедшего дня.
Места, принявшие на себя удары Эреба, немного побаливали. Ван Нормайен был зол на эльфа, хоть и понимал, что вины человека гораздо больше в случившемся. Ну, как говорится, что было, то прошло, эта драка останется в прошлом, а вот мужчину гораздо больше занимало, что будет. Эреб наверняка согласится помочь сестре, а это значит, что теперь придётся не просто тащиться в чёртову гробницу, а делать это в компании остроухого. И всё бы ничего, уколы и словесные стычки (если тот продолжит вести себя так же, как и сегодня) Тиль бы стерпел, в крайнем случае, дал бы наглецу в морду, но вот как вести себя с Луа'тлар на глазах у её брата? Судя по его шуточкам, он почти сразу же догадался об их чувствах. Маркиз цыкнул в досаде. Сам же предлагал хранить их взаимоотношения в секрете, а по итогам прокололся с первого же раза. Хорошо, что перед Эребом, а не перед остальными Ткачами. Судя по тому, что он слышал о дроу от Соловья, он не станет использовать эту "слабость" (в их понимании) против наёмницы. Но ведь это не значит, что любовники могут не скрывать проявление своих эмоций, когда рядом будет её родственничек. Наверняка Луа будет немного сторониться Тиля, если вообще не нацепит свою холодную броню. Рилдир! Дворянин ехал к эльфийке в надежде провести время с ней, так теперь даже в богами забытом подземелье им не обойтись без посторонних глаз!
Маркиз полежал ещё какое-то время без сна, думая о предстоящем походе, как вдруг раздался тихий стук. Тиль приподнялся в кровати, хмуро глядя в сторону двери. На сегодня ему хватило неожиданных гостей. Но стоило ему увидеть, что это Луа, дворянин расслабленно опустился обратно на перину. Однако сердце в груди сжалось в болезненном ожидании. Её визит мог принести как и хорошие новости, так и плохие. Неизвестно, насколько сильно промыл ей мозги старший брат и промыл ли. Женщина села в изголовье, и ван Нормайен приподнялся на локтях. То, как она смотрела на него... Её взгляд, полный затаённой грусти, не на шутку встревожил маркиза. Сердце кольнула очередная игла плохого предчувствия, дворянин не удержался и тихо спросил, заглядывая в красные глаза:
- Всё в порядке?
Она заговорила, и Тиль понял, что на этот раз его интуиция, к счастью, его подвела. Он уже смирился с тем, что в гробницу всё равно придётся спуститься, и она его не волновала до поры до времени. Главное, что Луа не пытается оттолкнуть его от себя. Её пальцы коснулись щеки мужчины, и человек накрыл её ладонь своей.
- Можно я останусь?
- Ну конечно, - с улыбкой согласился он и подвинулся. Эльфийка юркнула под одеяло, и маркиз сразу же обнял её. Тиль уже пригрелся в кровати, и кожа дроу показалась ему прохладной. По телу дворянина забегали мурашки, и он сильнее прижал её к себе, делясь своим теплом и лаской. Мужчина поправил упавшую на лицо любовницы прядь волос.
- И ты прости меня за то, что так вышло. Стоило мне подумать, что он пришёл за тобой... Я понимаю, что не могу оградить тебя от всех напастей, но в таких ситуациях у меня словно инстинкт срабатывает, - дворянин вздохнул и  поцеловал Луа'тлар в макушку.Впредь постараюсь быть более рассудительным. Но он тоже хорош, - шутливо поворчал Тиль. - И если он продолжит в таком духе, я не уверен, что тебе не придётся разнимать нас ещё раз. И... я надеюсь, он не будет лезть... в наши отношения? - с запинкой спросил ван Нормайен. Он мог стерпеть язвительные комментарии и шутки, но такого он выносить не собирался. И если Эреб надумает играть в строгого старшего брата, Тиль сразу же постарается ему объяснить, что так делать нехорошо. - А гробница... Рилдир с ней. Гробница, так гробница, надо, так надо. Если это поможет тебе и успокоит город, я готов. Мне надо будет зайти на постоялый двор, забрать свои вещи. Но это завтра.
Человек умолк, и в комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь тихим дыханием пары и потрескиванием поленьев в камине. Странно, но сейчас, лёжа со своей женщиной под одним одеялом, маркиз не вспоминал о своём недавнем желании близости. Он чувствовал умиротворение. Всё-таки он своей цели добился. Он нашёл Луа после долгих поисков, а дальше будь что будет. Тиль не хотел загадывать дальше этой ночи. Мирное тепло Соловья под боком и её слова окончательно успокоили мужчину. Даже Эреб теперь не казался таким уж козлом. И пусть тело постепенно сдавалось под напором усталости и пережитых эмоций, ван Нормайен чувствовал, как накатывает сон, но на душе у него была невероятная лёгкость. Он нежно поглаживал наёмница вдоль позвоночника, мягко касаясь пальцами тёмной кожи.
- Я скучал, Луа, - прошептал маркиз, вдохнув аромат волос женщины. И судя по тому, как она прижималась к нему, то же самое чувствовала и дроу.

Наступило утро, и вместе с ним придвинулись приготовления к опасной экспедиции. Женщина разбудила Тиля. Тот встретил рассвет с лёгкой грустью. Кто знает, когда им с Луа'тлар удастся вот так просто насладиться близостью друг друга, и удастся ли вообще когда-нибудь. Из первопроходцев подземелья не вернулся ни один. Пользуясь возможностью напоследок побыть наедине, маркиз не сразу выпустил Соловья из рук, и они чуть задержались в постели, целуясь. Как и перед сном, на нечто большее он не претендовал.
Дроу готовилась к отправлению без лишней суеты. Как бы ни хотелось не возвращаться к теме оплаты, но подготовка требовала определённых средств, и дворянин взял на себя расходы. Тилю больше нечего было делать в логове Ткачей, и он отправился на постоялый двор за своими вещами. В заранее обговоренное время он вернулся к пристанищу наёмников, готовый к дороге. Ещё вчера гробница мало заботила человека, но теперь угроза стала реальной. От неё больше нельзя было отмахнуться, и Тиль был собран и серьёзен. Маркиз понимал, что опыта у тёмных эльфов в подобных вещах было гораздо больше, так что роль лидера в их маленьком отряде отводилась явно не ему.

+2

22

Эреб по братски обнял сестру, положив руку ей на плечо, когда она села подле него и положила на его плечу свою голову. Жест был довольно странный, не свойственный его народу и имеющий куда большее значение для людей, чем для дроу. Однако брат ответил на него, так как рядом никого не было. Мужчина молчал, слушая младшую сестру и её мысли на счёт действий аристократа. Поддержка - не была его сильной стороной, точнее он не был к ней предрасположен. Тёмный эльф часами мог наблюдать за чужими страданиями, причинять их и делать ещё невыносимее. И он никогда не был на другой стороне, не знал что сказать человеку, нуждавшемуся в помощи или совете... Тем более в делах сердечных. Аристократ судя по всему был настырным малым, из тех кто так просто не сдаётся и всегда привыкли слышать да. Впрочем таких среди людей было преобладающее большинство, разве что конкретно этого смертного отличало знатное происхождение.
- В каком-то смысле тебе повезло что он человек - этот недостаток можно исправить, благо в хорошее время живём, - эльф улыбнулся своей шутке. Он не шутил, но тем не менее мысли пришедшие ему в голову, показались тёмному забавными, - Человека всегда можно обратить в оборотня или вампира, конечно же если он совладает с новой сущностью. На крайний случай есть сделки с демонами, но этот вариант тоже довольно сомнителен... Чёрт возьми да ты и сама не лыком шита, магия крови тоже могла бы помочь в вашей проблеме... Если ты действительно..., - дроу осёкся, так и не произнеся это противное мерзкое слово в слух. Тут ему было не место, да и не его это было дело. Пусть собственные проблемы разгребают сами, оба уже не маленькие, разберутся как-нибудь. Дроу так и не продолжил, уставившись в окно из которого пришёл. В небе уже поднялся лунный диск, словно насмехаясь над тёмным, который собирался поговорить о любви. В этом деле он был не вправе не учить, не советовать. Самому бы разобраться в собственных мыслях. Дело было тёмным и не благодарным, поэтому Эреб раз за разом отлаживал его в тёмный ящик. Вот и сейчас глядя на луну, он задумался о чём-то своём.
- Что?... Не стоит, не привык спать в чужих убежищах. Встретимся завтра у северных ворот за два часа до полудня... И пусть завтра среди остальных следит за своими действиями, некоторые не так глупы как кажутся и видят когда кто-то неровно дышит к кому-то. У них на такие дела глаз намётан. Спокойной ночи Луа, - произнёс мужчина, прежде чем выйти на балкон и исчезнуть в ночи. Завтра утром ему предстояло найти Фальку и Мартина, предупредив их что некоторое время его не будет в городе. Что касается остального, эльф всегда носил всё своё с собой и поэтому в долгих сборах не было нужды. В указанное время, натянув на голову капюшон, он ждал их у северных ворот, опёршись на каменную стену.

+2

23

Покидая свою комнату, Луа остановилась на миг, взглянув на брата. Взгляд наемницы казался виноватым, она и правда чувствовала себя неловко за то, что заставила Эреба выслушивать ее запутанную болтовню:
- Спасибо, что выслушал... Мне нужно было высказаться. - Дроу понимала, что если кто и мог ей помочь морально, так это ее брат. Он был беспристрастен, да и кому еще можно было доверить тайну о столь щепетильных разговорах, как не ему.
Луа понимала, что мужчина вряд ли скажет что-то путевое... если вообще что-то скажет. Так и случилось. Но девушка добилась того, чего хотела. Она поделилась тем, что ее так сильно волновало, и теперь тревожащие ее мысли больше не копошились в голове, нарушая моральное равновесие. Соловей успокоилась, насколько это было возможно. Хотя теперь ее голову заняла фраза Эреба о том, как "исправить" смертность Тиля.
- А согласится ли он на такое..? Да нет, глупости... Перебесится через пару лет... А если нет? - Именно такая мысль возникла в голове женщины, пока эльфийка лежала с маркизом. Тепло и запах любовника окружали наемницу, давая ей столь необходимый покой. Но Соловей думала над словами брата, пока сон не завладел ее разумом.
Если бы ван Нормайен стал бессмертным, это решило бы так много... Но эльфийка знала, чем это могло обернуться в случае провала. Да и само бессмертие иногда беспокоило саму эльфийку... Особенно, ее разум. Она не всегда была рада этой расовой особенности.

- Эй, вставай... - Прошептала женщина, слегка мотая плечо маркиза туда-сюда, лежа рядом с ним и опираясь на локоть. Женщине не хотелось будить мужчину, да и вставать самой. Прохлада снаружи одеяла отпугивала ее от пробуждения, но делать было нечего.
Тиль не заставил наемницу ждать долго, однако его реакция оказалась не такой, как рассчитывала Соловей... Но и противиться Луа не стала, ответив своей лаской в ответ на нежность маркиза. Больно уж редко они виделись, чтобы пренебречь возможностью провести время друг с другом. Но и затягивать с нежностями дроу не стала:
- Ну все, все... Надо идти. - Мягко прошептала женщина, положив ладонь на щеку любовника.

Стоило им выйти из комнаты, как женщина переменилась и скрыла любые эмоции к любовнику. Благо, никто не видел, откуда они вышли. Рассказав достаточно формально их гостю о том, что и где он мог найти в незнакомом городе, включая рынок и лавки, которые могли заинтересовать ван Нормайена перед походом, и сказала, что ему точно стоит взять с собой, если он хочет удвоить свои шансы на выживание в гробнице, учитывая холод и влажность. Поделившись этой информацией, Луа сказала, что будет ждать на этом месте незадолго до назначенного братом времени встречи, и стала готовиться к походу сама.
Тиль вернулся к их дому без опозданий. Дроу вышла с торбой за плечами и накрытая утепленным плащом. Она не любила зиму, но здесь это хотя бы был сезон. Не то что север, где холод был постоянным... Выдвинувшись к воротам, Луа тихо проговорила:
- Все взял? - Ее тон хоть и был тихим и апатичным, ван Нормайен мог услышать в нем еле заметную заботу. Женщина смотрела впереди себя, шагая рядом, будто они и вовсе никем друг другу не приходились. Это было необходимо, и женщина надеялась, что маркиз будет держать установленную ей дистанцию. Ее лицо скрывал капюшон, и женщина в какой-то мере была рада ограниченному обзору, скрывающему маркиза от ее глаз.
Вскоре она заметила фигуру брата у ворот и направилась прямиком к нему, остановившись чуть ли не меньше, чем на секунду.
- Пойдем. - Тихо проговорила эльфийка, кивнув Эребу в сторону, куда они направлялись.

+2

24

Тилю не пришлось ждать долго. Двери старого постоялого двора открылись, и к нему вышла Луа, готовая к походу. Она тоже не выглядела слишком счастливой. В прочем, для неё это была всего лишь работа. Она привыкла рисковать своей шеей за кого-то, согласно контракту. Наверное, это был один из тех редких случаев, когда дроу шла на задание ради собственной выгоды, а не чьей-либо ещё. Соловей была собрана и спокойна, будто они не собирались сунуть голову в пасть... даже не льву. Кто знает, что скрывают глубины подземелья. Ван Нормайен тоже старался не проявлять своего беспокойства внешне, однако человек нервничал. В одиночку или с другим отрядом наёмников он бы даже не подошёл к гробнице. Но кто знает подземные ходы и лабиринты лучше, чем тёмные эльфы? У маркиза был очень достойный эскорт. Он был готов приложить максимум усилий, чтобы не быть им обузой. Если на то пошло, он вообще мог остаться в городе, как заказчик. Правда, на такой шаг Тиль никогда бы не пошёл, и не оставил Луа'тлар без своей помощи.
Дворянин кивнул на вопрос эльфийки. На виду у всех он больше не мог выражать своих чувств и от этого ощущал себя немного скованным. Приходилось каждый раз напоминать себе о необходимой дистанции, силой заставлять себя смотреть в другую сторону, а если и смотреть на Соловья, то как на обычную, ничего не значащую для него персону. Луа было не привыкать к подобному, она ловко облачалась в свою холодную броню отсутствия эмоций, а вот для него это было в новинку. Но мужчина старался, как мог и у него даже получалось. Всю дорогу до ворот Тиль молчал, следуя за женщиной.
Возле выхода из города их ждал Эреб. Маркиз заприметил фигуру в капюшоне и внутренне досчитал до десяти. Так, на всякий случай. Он не собирался вновь провоцировать конфликт. Всё зависело от слов и действий брата Луа'тлар.  Мизинец маркиза ныл, напоминая о вчерашней драке. Старания эльфийки не пропали даром, он мог свободно двигать пальцем, хоть кости ещё нужно было время, чтобы зарастить трещину. К чему это? Да к тому, что он запросто может сложить кулак и ударить им. Очень вероятно, что больно. Следовало сказать, Ван Нормайен надеялся, что этот навык ему не пригодится.
Тиль поприветствовал дроу молчаливым кивком. Больше в Гресе их ничего не задерживало. Троица покинула город. За пределами стен сразу стало холоднее, поднялся пронзительный ветер, который так и норовил забраться под плащ. Радует, что снега было совсем мало, тонкий слой едва покрывал землю. Они двинулись в сторону холмов. Гробница вскрылась после продолжительных дождей и сильных ветров, сорвавших верхние слои дёрна и обнажив проход в неведомые глубины. Холмы эти располагались примерно в пол дне пути. Только глухой в Гресе не слышал об этом. Люд, от мала до велика, гадал, какие богатства лежат под землёй, но смельчаков пойти и узнать было мало. А после того, как ни один из них не вернулся, таковых вообще не находилось.
Маркиз думал о том месте, куда они отправлялись, всю дорогу. Наконец, он не выдержал, и нарушил молчание.
- Что вообще известно об этом подвале? Местные говорят, что это гробница была построена для влиятельной персоны незапамятных времён. Говорят так же, что он был генази, - Тиль не думал, что у дроу были какие-то секретные сведения. Просто так всегда бывает, что молва сначала раскармливает новости слухами и выдумками, а уже потом разносит их. Наёмники могли понять, где привирают местные. - Может, проведёте краткий инструктаж? Я в таких делах новичок. Чего ждать, на что рассчитывать?

+1

25

Эльф оторвался от стены и начал двигаться справа от сестры, на приветствие Тиля, он ответил таким же хмурым кивком. Путешествие это отнюдь не казалось ему чем-то значительным и увеселительным. Вообще все мысли эльфа были сосредоточены на том факте, что он покидает город. И всё бы ничего, он делал это уже несколько сотен раз. Вот только за последние годы всё изменилось, изменился и сам Эреб. Он остался в Гресе пять лет назад и до сих пор ни разу не покидал город на долго. Он устал бежать и вместо бесконечных переходов от одного города к другому, он готовил людей и возводил укрепления, превращая Ткачей в силу, с которой стоило считаться. Мысль о том, что придётся оставить людей в которых он вложил столько сил съедала его изнутри. И всё бы ничего, вот только обещание наживы было уж слишком туманным. На пару с сестрой за этот же срок они могли раздобыть настоящие золотые, которых было бы более чем достаточно на их нужды. К тому же, его люди получили бы при этом бесценный опыт. Однако судьба решила иначе, послав на их головы этого аристократа. И ладно ему бы действительно было туда нужно во имя чёрт знает чего-то ценного, но нет это был просто предлог, чтобы подобраться к его сестре. В итоге они шли в место, которое никому из них троих было не нужно, но бросать эту затею было уже поздно, так как на кону стояла репутация Луа'тлар.
Не продуманность действий, отсутствие конкретной цели и дилетантская подготовка аристократа раздражало его, но он уже дал себя втащить в это дело. Во многом из-за сестры, которая кинувшись вслед за любовником, рисковала не вернуться из этой гробницы. И так как вероятность такого исхода была довольно высока, выбора у дроу практически не было. Хотя эльф не исключал возможности смерти аристократа. Луа конечно будет оплакивать эту потерю и грустить наедине с собой, перед людьми ничем себя не выдавая. Однако рано или поздно она смирится с этой потерей, а спустя пару месяцев окажется, что потеря эта вполне себе восполнима и жизнь снова будет течь привычным руслом. Такой исход для самого старшего брата был бы наиболее желателен и единственным его развлечением по пути было планирование идеальных условий, в которых аристократ упокоится с миром без помощи Эреба.
- Кто говорит? Если оттуда до сих пор никто не возвращался. Если бы не оползни и дожди, она бы до сих пор оставалась не тронутой. Это значит, есть вероятность, что её не разграбили пару сотен лет назад, такие же охочие до приключений другие авантюристы... Будешь и дальше опираться на непроверенную информацию и через пару лет моей сестре придётся навещать твою могилку, - эльф не откидывал вариант, что даже такой роскоши как могила Тиль может лишиться, покинув свой труп на милость бурной реке или лесному зверью. Дорого порою довольно жестока и никогда не знаешь, кого можно встретить на своём пути, - Впрочем эта и правда гробница, в одном из текстов говорилось что она исчезла с карт около двух столетий назад и до сих пор её местонахождение утерянным и оставалось. Маги и историки утверждали, что она была довольно многоуровневой, но насколько далеко она уходит под землю точно никто сказать не мог. В разные времена её населяли разные могущественные существа, считалось что гробница содержит в себе много тайн. Возможно тем, кто жил до нас, удалось раскрыть парочку, прежде чем земля поглотила гробницу и спрятала её от людских глаз. Однако тут ты прав, не обошлось и без генази, он практиковал магию земли и был отшельником, последним кто обитал в тех землях. Возможно он приложил руку к тому, чтобы некоторые тайны так и остались не раскрытыми... Что уставился? Я люблю читать и отношусь к работе более серьёзно, чем ты к ухаживанием за моей сестрой. Будь у тебя фантазия украли бы лучше вместе самую старую бутылку вина в винном погребе герцога. Знатоки говорят что она стоит не меньше трёхсот золотых. Скорее всего врут и стоить она на самом деле будет никак не меньше чем девятьсот золотых. Однако до сих пор никто не решился оставить в дураках личную гвардию герцога, разве что ты недостаточно бесстрашный для подобной глупости, - эльф улыбнулся впервые за время их похода. Интерес к гробнице у него пробудил его знакомый, к счастью он знал где искать нужную информацию и кого стоит спросить. Вот только опять же, из-за этого знакомого эльф предпочёл не соваться туда и оставить это проигрышное дело другим смельчакам, прекрасно понимая что его знакомый не будет ни с кем делиться.

+2

26

Женщине было, честно говоря, не по себе оттого, что она находилась между двух огней... Причем, зная характеры обоих мужчин, это можно было сказать чуть ли не буквально. Она понимала, что Эреб был более сдержан эмоционально, но то, какими комментариями он сопроводил простое желание маркиза разрядить обстановку и разрушить гнетущую тишину, заставило Луа взглянуть на брата холодным и, тем не менее, осуждающим взглядом:
- Ussta g'rftte whol dosst heru'nga, jhal xuat tlu kke, qualla. Uk zhah naut dal l'honglath ussen... Usstan xuat ssrig'luin jala mzild mal. - Осадила Соловей брата, поддерживая спокойный тон. Ей казалось очень неприличным и совершенно неприятным незнание Тиля их родного языка. Но другого способа поделиться своим мнением девушка не имела. - Bel'lain ussta detholir 'zil Usstan bel'lain dossta.*
Затем она мрачно усмехнулась, предвосхищая возможную колкость со стороны Ворона:
- Ditronw, - ka dos orn'la'naut tou orn'la elgg ukta mufiga.**
Вздохнув, женщина посмотрела на Тиля. Из-под капюшона он мог заметить, если не виноватый взгляд, то дрогнувшие вниз уголки губ. Однако, тон брата заставил наемницу вспомнить вновь о том, о чем она не хотела вспоминать от слова "совсем".

Остановившись ненадолго для маленькой передышки, женщина присела по-восточному на свой утепленный плащ и вынула из торбы флягу. Отпив немного воды, она задумалась над тяжелыми, тревожными воспоминаниями вновь.
Соловей вздохнула, решая - задать свой вопрос или нет... Но ее интерес превозмог желание сдержать мысли при себе:
- Тиль... - Тихо проговорила женщина. - К тебе... никто не приходил? Кого бы ты не ожидал?
Женщина нахмурилась, глядя на любовника, стараясь сохранять наиболее спокойное выражение лица.
Вспоминая прошлое, она вновь увидела то, как люди смотрели на странную пару в таверне перед их походом чуть меньше года назад. Сейчас она проклинала себя за то, что поддалась чувствам, не способная держать себя в руках, как сейчас, и переживала за сохранность ван Нормайена, учитывая его близость к тем местам, где их настигли сородичи наемницы.
- Неужели меня способен сдержать только брат? Неужели только репутация перед людьми может меня остановить? Как же глупо я себя вела... - И слепому было понятно в Цейхе, что любовники были дороги друг другу, кто только не мог воспользоваться этой промашкой... и это была ошибка, которую допустила именно Луа'тлар, позволив Тилю вести себя на путь слабости.
Поднявшись, Луа позвала мужчина за собой. Она притихла... Воспоминания давили на дроу куда больше, чем тишина.

Через какое-то время илитиири заметила каменную кладку, оголившуюся на сходе холма посреди обрушенных камней и подмерзшей грязи.
- Пришли. - Заключила Луа, встав на месте. - Осторожнее с ловушками... И смотрите под ноги, чтобы не оступиться о какой-нибудь труп... если эти трупы там вообще есть, конечно.

* Я благодарна за твою поддержку, но, пожалуйста, не переходи на грубость... Он не из робкого десятка. Уважай мой выбор как я уважаю твою.
** Верно, если бы ты не уважал, - ты бы убил его еще вчера.

Отредактировано Луа'тлар Ренор (21-04-2017 12:06:55)

+2

27

На его вопрос решил ответить Эреб. Тиль внимательно прислушался к дроу. Не только, чтобы не упустить ни капли важной информации, но и чтобы понять, как братец относится к нему. Наверняка вчера Луа как следует поговорила со своим родственником, когда дворянин оставил их одних. Интересно, прислушался ли Эреб к её словам?
И поначалу всё было довольно неплохо. Маркиз не придавал большого значения язвительному тону дроу. Однако первый колокольчик прозвучал в его сознании вместе с фразой эльфа о его могиле. Точнее, о Луа, которая будет его навещать подобным образом. На первый раз маркиз лишь устало прикрыл глаза, словно взрослый, вынужденный иметь дело с ребёнком. Не то чтобы его сильно задело сказанное, просто он не желал слышать из уст Эреба ничего об отношениях ван Нормайена и Луа'тлар. Даже такие маленькие колкости. Совсем. То, что происходит между Тилем и Соловьём его вообще не касается. Это было принципиальное и самое главное требование человека. Если оно будет исполняться, он согласен на мир.
Впрочем, из слов остроухого можно было почерпнуть не только причину для раздражения, но и кое-что полезное. Дроу удивил Тиля своими обширными знаниями о гробнице, и это с учётом того, что она вскрылась недавно, времени на поиски информации у него было не так уж и много. Мужчина удивлённо, и даже с намёком на уважение, взглянул на эльфа. Однако Эреб сразу же сделал всё возможное, чтобы вызвать к себе антипатию. Услышав слова об ухаживании, Тиль перевёл взгляд на Луа. Мол, "смотри, что творит, не я это начал".
Эльфика и сама уже поняла, что градус напряжения в воздухе повышается, и обратилась к брату. Правда, на родном языке. Это было не очень-то приятно для маркиза. Он хотел знать, что говорит наёмница, ведь речь шла непосредственно о нём самом. Но из всех слово он сумел разобрать только одно - "dos", и то только потому, что оно входит в состав известного ему ругательства. Однако Тиль не стал спрашивать, что она сказала.
"Xsa dos Lloth..." - ван Нормайен уловил виноватый взгляд женщины, но это лишь вызвало у него новую волну раздражения. Мало того, что этот хрен лезет не в своё дело, так за него ещё и сестра извиняется. Хорош, нечего сказать.
- Что уставился? Да вот, удивляюсь твоему трудолюбию. Сумел всё же за пару-тройку сотен лет осилить непростое искусство чтения. Молодец, - Тиль активно закивал, нацепив на лицо выражение фальшивого уважения. - Наверное, это всё из-за природного любопытства? Всё-то тебе интересно, вот и решил за книжки сесть. Похвально. Вот только не надо совать свой любопытный нос в наши отношения, хорошо? Как-нибудь сами разберёмся, не маленькие, - хмуро произнёс ван Нормайен, скрестив руки на груди. - А ещё лучше, найди себе кого-нибудь. Знаешь, собственные отношения - отличная альтернатива подсматриванию за чужими. И там уже делай, что хочешь. Хоть вино воруй, хоть личный ночной горшок герцога, - он хмыкнул и покачал головой. - Давай договоримся. Ты не будешь поднимать эту тему или как-то её касаться, и тогда мы тихо-мирно будем  следовать к общей цели без распрей и раздоров. По-моему, отличный план, - дворянин шёл на перемирие только из-за Луа. Он понимал, что ей больно смотреть на распри дорогих ей мужчин, и не хотел заставлять её делать выбор между ними. Но и бегать за Эребом в ожидании его согласия, он был не намерен. Откажется - и хрен бы с ним. Вот только к чему это приведёт...

Во время привала Тиль сидел рядом с Луа. Ему не составило труда услышать, как она тихо позвала его. По имени, что случалось не так уж часто.
- Ммм?- ван Нормайен вскинул голову, вопросительно глядя на любовницу. Дальше последовал её вопрос, заставивший дворянина призадуматься. Кто-то, кого он не ждал... Нет, не было таких. Какой-то странный вопрос. Соловей выглядела встревоженной, и на всякий случай маркиз честно попытался вспомнить не только непрошеных гостей, но и возможных недругов, не угрожал ли ему кто-нибудь. Но и тут пусто. - Хм, а что, кто-то должен был прийти? - в тон ей, тихо спросил Тиль. Он надеялся, что Эреб не слышит их разговор. - Нет, Луа, никого не было. А что? Что-то стряслось? - он поднялся и проследовал вслед за ней.

Холмы оказались не так уж и близко, как рассчитывали путники, но им хватило дня, чтобы достичь их. Зимнее солнце отказывалось  светить и стремительно укатывалось за горизонт. Чтобы разглядеть, на что указывала дроу, Тиль зажёг факел.
"- Они же видят в темноте", - вдруг осознал он. "- Свет им без надобности, это только мне с факелами возиться придётся", - мысль вызвала досаду. Тиль почувствовал, как постепенно начинает образовываться разрыв между ним и двумя профессиональными наёмниками. Подлый голосок в голове уже начал нашёптывать о беспомощности маркиза по сравнению с тёмными эльфами. Нет, быть обузой он очень не хотел. Он слегка нахмурил брови и поднял факел повыше.
Каменная кладка торчала из холма, как кость во время открытого перелома торчит из тела. Неестественно, и совершенно не к месту. Если бы не оползни, никто бы и не догадался, что тут под землёй может быть что-то скрыто. Тиль почувствовал невольный трепет и волнение, граничащее с лёгким испугом, стоило ему представить, что под ним могут пролегать километры извилистых коридоров, напичканных ловушками, тайнами и ценностями. В каменной кладке зияла дыра, в которую мог пролезть взрослый мужчина, изрядно изловчившись и согнувшись. Как раз. Он подошёл к провалу и посветил факелом внутрь.
Дыра находилась в метрах полутора над полом. Она вела в середину пустынного коридора с голыми стенами, уходящего под уклоном вниз. Тиль быстро смекнул, что им нужно именно это направление. Другое шло на подъём и наверняка вело к главному входу в гробницу, который был скрыт под толщей земли.
- Никого. И ничего. Ни следа первопроходцев, не то, что их трупов, - ван Нормайен высунул руку с факелом из провала и  посмотрел на дроу.

+1

28

Знаний никогда не бывает достаточно. Или же просто один конкретно взятый тёмный эльф был слишком жаден до оных. Да ещё сотня других уникумов, которые в разные годы пытались с помощью обширных знаний перекроить мир под себя. Но так как наш конкретный эльф был ещё слишком юн для проворачивания таких глобальных планов, а необходимые знания были рассеяны по свету, он находил другие тренировки для ума.
В общем-то склонность к наблюдательности была замечена в нём ещё с малых лет, впрочем для расы дроу – наблюдательность как и внимательность была одной из характерных черт подземного народа. Оттого и неудивительно, что оказавшись на поверхности, дроу часто наблюдал за богатой мимикой человеческих лиц. Вот и у аристократа, которому он улыбался своей ослепительной улыбкой, было сейчас то самое выражение лица. Один взгляд юнца был красноречивее всех его слов, что впрочем было уже не в первой, хотя в тот раз чесались ему руки. У ван Нормайена был взгляд кота наложившего в тапки и пытающегося спихнуть вину на старого домашнего пса. Взгляд младшего шестилетнего братца, который за одно обещание сладкой конфеты, был готов выложить все грехи старшего, да ещё и дополнить собственными косяками. И хоть смертный понял предназначенный ему намёк, этот взгляд прожжённой шестёрки отнюдь не красил его. Что тут сказать, с таким в камере эльф бы сидеть не стал. Да и на счастье Тиля в темницах не давали мыться с мылом, которое ронять ему было противопоказано.
Расстроила его и собственная сестра, которая читала людей не хуже самого Эреба, так одного взгляда от возлюбленного ей хватило, чтоб тут же начать заступаться за него. Что ещё раз выдало всю прочность их связи. Видимо вчерашнего разговора было не достаточно и репутацию Луа спасал лишь тот факт, что людей по настоянию тёмного они брать не стали.
- Ditronw, - ka dos orn'la'naut tou orn'la elgg ukta mufiga.
- Lu'nindol, ichl. Lu'Usstan mziln ssiggrin nindel uk orn'la ileh'ra c'thlan xuil nindol fuu'ux uktan lu'Usstan orn naut inbal ulu lor a dos xuil natha guilty lor,* - ответил брат, никак не отреагировав на ухмылку сестры. Он был слишком старым вороном, чтоб у него в запасе был лишь один запасной ход. И слишком мудрым, зная каким разочарованием для неё может обернуться связь с человеком, именно поэтому он всячески проверял серьёзность её намерений на прочность. Время ушедшего на небольшую перепалку было достаточно, чтобы дворянин мог придумать оригинальный ответ и тоже присоединится к их соревнованию по остроумию.
- Что уставился? Да вот, удивляюсь твоему трудолюбию. Сумел всё же за пару-тройку сотен лет осилить непростое искусство чтения. Молодец.
- За пару тройку сотен, может и ты бы научился чему-нибудь полезному… Может быть даже перешёл от чтения сказок со счастливым концом, к более серьёзной литературе…Вот только в твоём случае, боюсь мы так и не узнаем этого, - эльф пожал плечами с виноватым видом, будто он и правда был виноват в скоротечности жизни смертного.
- Наверное, это всё из-за природного любопытства? Всё-то тебе интересно, вот и решил за книжки сесть. Похвально. Вот только не надо совать свой любопытный нос в наши отношения, хорошо?
- У вас отношения? Серьёзные отношения? Луа вчера не говорила… Может быть не сочла нужным подчёркивать всю их серьёзность, - дроу изобразил удивление плавно перетекающее в недоумение и сочувствующе хмыкнул.
- Как-нибудь сами разберёмся, не маленькие.
- Вы уж разберитесь. Если и правда всё серьёзно, может и с остальной роднёй познакомишься, - серьёзно произнёс эльф, ободряюще похлопав Тиля по плечу, после чего ускорил шаг и оставил влюблённую парочку наедине. Свою миссию старшего брата он с достоинством выполнил и теперь влюблённым нужно было дать время, чтобы состыковать все несостыковки в их версиях, которые судя по всему были разными.
Единственная колкость метко брошенная Тилем по счастливому стечению обстоятельств прошла по эльфу лишь вскользь. У него они были, вот только нимфа была более благоразумна и знала что лишняя открытость может грозить опасностью им обоим. И всё же она была наивной, из-за чего не раз эту самую опасность она встречала с ним лицом к лицу, и за это он был благодарен ей. Слушая последние слова ван Нормайена спиной, эльф блаженно улыбался. Он и молчащего Тиля мог доставать часами, а когда аристократ открывал рот – это занятие и вовсе могло превратится в вечность. Впрочем в отличии от аристократа, Эреб не прятался за женскую юбку и не искал в чужих глазах спасения, и так как сестра для него что-то да значила в этом мире, он умолк из уважения к ней. Остальную часть дороги эльф держался впереди, указывая маршрут и выискивая внимательным взглядом возможную опасность, которой до конца маршрута так и не нашлось.
В конце пути незадачливый любовник его сестры снова отличился, поделившись с эльфами не такой уж и очевидной на первый взгляд информацией, что возле входа в гробницу, горы трупов не обнаружено. Или эльф и правда давно не покидал город, или монстры всегда собирали трупы у входа в своё жилище, только почему то эльф обходил их стороной и не знал об этой примете. Ох и не зря ж они взяли его с собой. Следующей фразой от любовничка, Эреб ждал что-то подобное "Смотрите! Мой факел освещает мне путь" Куда уж там двум тёмным эльфам до этого гения необузданной мысли и его изобретения дарившего им свет и тепло. Эльфу стоило больших трудов, чтобы сдержаться и не высказать свои мысли вслух. Единственное что он мог сделать, это отдать право стать первопроходцем этому самородку, моля Ллос о его скорой и безболезненной кончине, что он в принципе и сделал, при этом тяжко вздохнув, ой как не завидуя сестре в выборе спутника.
И это тоже. А ещё я подумал что он прекрасно справиться с этой задачей сам и мне не придётся смотреть на тебя с виноватым взглядом.*

Отредактировано Эреб (02-05-2017 22:59:36)

+2

29

- Saph uk zhaun vel'bol ud'phuul haska bauth. - Усмехнулась эльфийка. - Ussta mon'tu wun in'tuil d'dosst rrakke.
Usstan xuat kyon vel'bol dos draa talinth d'weth byr. Jhal Usstan xuat saph nindol tekh. Xor Usstan h'ros tesso dos ussta d'roll a ussta ehmtu yorn?

Женщина подняла бровь, холодно глядя на брата. Ее тон выражал раздражение:
- ...Tu'd'dos ph'saph dalharen bauth uss ssinssrinil ste'kol. - Тихо прыснула наемница, отводя взгляд.
Если бы Луа хотела заступиться за маркиза, она бы не заговорила на родном языке. Она бы сказала всё на наземном языке, чтобы Тиль мог понять ее. Нет, она решила честно поделиться своими мыслями только с Эребом.
Женщина надеялась на то, что ее влияние на любовника притупит его реакцию. Дроу знала, что ее взгляд или прикосновение может остановить порыв эмоций так же быстро, как и распалить их, когда пара оставалась наедине. Но все же ее угнетало то, что ван Нормайен не мог понять эльфов.
А брат все продолжал и продолжал язвить... Хоть и недолго. Оставив их вдвоем, Эреб подсунул окончательную свинью, и Луа раздраженно цыкнула, увидев, как брат саркастично похлопал Тиля по спине.
- Какая муха тебя укусила? - Спросила про себя илитиири, провожая эльфа взглядом.
Она подняла взгляд на маркиза, непонятливо глядя на него. Она наделась на то, что ван Нормайен поймет провокацию Ворона так же хорошо, как и сама наемница и просто хотела прекратить этот цирк. Луа устала от этих пустых разговоров и просто вздохнула, опустив голову. Ее злость шептала в затылок взорваться и оставить мужчин наедине, убежать, покинуть их обоих. Соловью было все равно на гробницу и поход, но она не могла просто забыть о своих обязанностях, планах и репутации.
Раздраженная поведением обоих мужчин и уставшая от их словесного поединка "кто кого сильнее уколит", Луа затихла окончательно. Она была скована, напряжена, и, к своему собственному разочарованию, не могла скрыть подавленность, которая завладела девушкой. Но с другой стороны Соловей прекрасно понимала, что если любовник и может перестать перепалки со своей стороны от этого вида, то ее брат, мало того, что не станет обращать на внимание непосредственно на наемницу, так еще и будет пользоваться таким ее состоянием в свою пользу, чтобы показать маркизу вред их отношений.

Женщина позволила маркизу осмотреть провал первым, но услышав заключение Тиля и увидев очередной колкий сарказм в глазах брата, лишь на миг закатила глаза и быстро нырнула внутрь, спрыгивая на пол гробницы. Она остановилась на секунду и постаралась увидеть в тьме хоть какие-то источники тепла поблизости... Без результатов. Пыль поднималась маленькими облачками при каждом шаге.
Луа молчала. Ей было невыносимо тяжело сдерживать злость и обиду на обоих мужчин, которые распушились словно птицы в желании превзойти друг друга. Но большей обидой для дроу было то, что она не хотела принимать ничью сторону, так как обе стороны были важны для нее лично.
Одно было ясно, брат и любовник не смогли бы сжиться друг с другом.
Соловей просто пошла вперед, осторожно всматриваясь в темноту и не спеша делая шаг за шагом, проверяя коридоры перед собой на наличие ловушек. Ей стало словно все равно, последуют ли мужчины за ней или нет. В какой-то момент она поймала себя на мысли, что увидев ловушку, она бы попытала "удачи", чтобы попасться в нее и закончить этот цирк... разве что дроу все еще дорожила своей жизнью и жизнями этих двух идиотов, который шли за ней.

* Будто он знает, о чем мы говорим. Я говорю об обилии грубости.
Мне все равно, как вы относитесь друг к другу. Но мне не нравится это представление. Или я не могу поделиться своим мнением по своему собственному желанию?
...Как два ребенка сцепившиеся из-за одной игрушки.

+1

30

Лу -11 постов, Тилю - 10 постов, Эребу - 7 постов оплачены

0

31

Флеурис мы Тиля ждём, пока не прикрывай

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Зимний мороз, горячий нрав