http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Визит из прошлого


Визит из прошлого

Сообщений 1 страница 50 из 54

1

Мелодия на скрипке, которая понадобится нам чуть позже

Свернутый текст

1. Название игры: визит из прошлого.
2. Кто: Ксана, Мерифил, Гринч, Аркан и Оддерли, НПС Розы, а под конец и она сама.
3. Когда: реальное время.
оос: если есть вопросы/претензии к предыстории - сразу пишите ЛС мне. Я руководствовалась играми и личной консультацией с вами же, но могу что-то напутать. Это для меня нормально.

очередь: Аркан, Оддерли, Мерифил, Ксана, ГМ, Гринч (лично тебе до вступления Гринча в игру предлагаю поиграть сестрой).
оос 2: давайте писать посты хотя бы раз в два-три дня. Можете чаще - отлично! Но если что-то с работой, учебой, то есть если происходит что-то не то - огромная просьба предупредить меня, чтобы не тормозить других игроков. Очень надеюсь на понимание.

Иан и Ианна:

http://sa.uploads.ru/t/IOC84.jpg
http://sd.uploads.ru/t/lghmZ.jpg

Ночь. Тихо барабанит по крышам академии дождь. За считанные минуты перерастает в ливень — жутковатый, мощный, похожий на серую непроницаемую стену. Словно сама Сила сейчас кричала, и взывала к тем, кто некогда был ее покорным слугой и союзником. Сейчас же, они — брат и сестра, заканчивали свою работу в академии. Труды многих дней, тайных транспортировок ресурсов, манипуляций директрисой. Старая драконица может смотреть в разум людей и видеть правду, но только тогда, когда ей это нужно. Двум своим дворецким — Иану, и Ианне она доверяла как себе, и, возможно, это и стало ее ошибкой... Впрочем, учитывая обстоятельства прибытия некоторых из гостей, можно понять, что здесь ведется игра, чьи элементы и не ухватить с первого взгляда.

Защитница Реки и Леса — верная лучница и следопыт, Мерифил, спустя много лет после предыдущей встречи с колдуньей, принятой за богиню, получает анонимное письмо с просьбой помочь от дворецкого Иана, выполнившего роль посланника. В письме описывались произошедшие события с удивительной точностью, явно несвойственной обладателю простой памяти. В конце письма, вместо подписи, умелой, твердой рукой была нарисована роза и просьба пройти вместе с посланником на помощь отправителю. Вспомнив произошедшее в разграбленной эльфийской гробнице, Мерифил соглашается пройти с Ианом и прибывает в академию первой.
Эльфийку приглашают на верхние, необитаемые этажи общежития, где она проводит следующий день, слушая от дворецкого... Странные вещи. «Чтобы демон не захватил твой разум, пой про себя песню», - говорил пожилой носатый мужчина во фраке, предостерегая. Тут волей-неволей начинаешь задумываться о том, чем же именно ты должна помочь могущественной колдунье.
И вот, в ночь, когда полная Луна нависла над академией чародейств, Иан приглашает Мерифил пройти за собой.

Гринча — антимага и опытного проектировщика, никто на процессию не приглашал. Но он пришел сам. Семья Гринча — давние друзья академии, а потому, его близкие не могли не заметить, как его сестра куда-то часто пропадает. Со временем девушка стала пропадать ночами. Родители Гринча, видя в сыне единственную надежду, попросили его помочь. Он и сам, впрочем, отчасти был заинтересован расследованием странной ситуации. Так, с помощью некоторых ухищрений, Гринчу удалось выяснить, что его сестра ходит куда-то с дворецким академии — старым Ианом. Гринчу удается проследить обоих до подвала, откуда регулярно доносится странный шум — шум от неких механизмов. Однако стоило изобретателю начать спуск вниз, как его сестра, видимо, почуяв «мертвое» поле брата, решила подняться. Чтобы не рисковать и не поднимать скандал, Гринч стремительно возвращается домой.
На следующую ночь, когда полная Луна восстала над Гресом, дочь семьи Самберсент говорит, что вновь уходит на ночь. Гринч же, зная, куда уходит его сестра, скрытно отправляется за ней.
Недолгий путь приводит его все туда же — сперва во внутренний двор академии, а затем, в подвал. Однако сегодня Гринч, наблюдая издалека, заметил не только Иана, Ианну и свою сестру, но и странных гостей — учителя алхимии, его студентку, какую-то рыжую особу и чистокровную эльфийку, также идущих в подвал. Какое-то время выждав, Гринч принимает решение вмешаться в их «ритуалы», однако то, что он видит в подвале, заставляет удивиться даже его.

Госпожа Ксана Кроу — рыжеволосая студентка огненного курса магии, - последняя, кто видел директрису. Именно директриса телепортировала девушку из Империи в холл академии, где ее встретил дворецкий Иан. Само собой, он был уведомлен о прибытии гостьи. Не давая Ксане отдышаться, дворецкий приглашает ее за собой, говоря лишь, что «промедление смерти подобно». О чем он — загадка. Однако Ксана Кроу, будучи вспыльчивой и любопытной, быстро отдается любопытству и проходит в подвал за Ианом, где ее уже ждала Ианна, незнакомая эльфийка и кое-что чуть более интересное.

Аркан, и его ученица Оддерли Райнстоун, не имеют особой предыстории. Зато, у них есть двойные мотивы для пребывания здесь. Иан и Ианна пригласили учителя алхимии как опытного, любопытного, а также умеющего хранить секреты мага. Все, что сказали Аркану — это то, что в полнолуние, в подвале академии, он сумеет поучаствовать в ритуале, который изменит все его видение магии. Маг, конечно, отнесся к этому скептически, но все же решил придти. Ему польстило то, что его пригласили исполнять ритуал, а любопытство перебивал бунтарский скепсис.
Так, Аркан, в указанное время, пребывает в подвал академии вместе с ученицей. Пентаграмма на полу, расставленные свечи — в общем-то, все сделано для того, чтобы призвать и удержать демона. Однако стоит ему поинтересоваться происходящим, как Ианна решает рассказать ему больше о его роли в предстоящем театре:

- В качестве точки обратного вызова мы выбрали Канию — Седьмой Круг Преисподней, Ледяную Пустошь, - пояснила темноволосая женщина, указывая ладонью на странную машину. - Само собой, все правила безопасности соблюдены.
Машина представляла из себя портал. Это поняли все присутствующие. Металлическая квадратная рамка была покрыта рунами и разноцветными проводками, подключенными к панели с разными кнопками и большими рычагами в другом конце комнаты.
А когда Иан привел и остальных гостей, Ианна отошла в сторону, доставая и запертого на замок сундука металлические обручи с зеленым нефритом, раздавая каждому участнику эксперимента по одной штуке.
- Для защиты от демонической магии, - добавила Ианна и сама надела такой же. - Для тех, кто прибыл только что — мы собираемся провести эксперимент. Средство — механическо-рунный портал второго класса, построенного на гномьей руде и пепельном рисунке, с помощью которого мы призовем в пентаграмму демона, - после чего женщина указала на стеклянную пустую колбу возле панели. - С помощью магического сифона мы истощим демона и будем вытягивать из него магию до тех пор, пока он не даст нам ответы. Главный вопрос и цель эксперимента — средства борьбы с нечистью. Мы должны знать ее слабые места.

Подойдя к пульту, дворецкий кивнул «сестре». Та кивнула ему, вновь взглянув на гостей.
- Госпожа Кроу, Оддерли, наставник Аркан, мисс Сваллоу — ваша цель — чувствовать ауру демона, и, в случае ЧП, мгновенно вогнать его обратно в открытый портал насильственным путем. Также вы сможете спросить то, на что захотите знать ответы. Скорее всего, демон будет беззащитен. А вы, Мерифил, должны обеспечить секретность эксперимента любыми доступными путями... Все все поняли, и, надеюсь, все готовы?

Отредактировано Роза (06-09-2016 20:23:53)

+4

2

Погода вне стен академии была столь же безумная, сколько сам ритуал, пройти который предстояло Азурелю. Он с большим недоверием отнёсся к заверению о том, что это изменит его представление магии. Он и так ею занимался достаточно долго, но чтобы один случай всё изменит на корню? Сомнительно, думал он, очень сомнительно. Но с другой стороны он видел в этом вызов себе, вызов своим знаниям. Буквально в его голове дерзкий голос завопил «Давай же, покажи мне то, что меня потрясёт!».
Хотя внешне это никак не показывалось. Его образ солидного и уравновешенного учителя в академии не позволил бы прыгать от счастья, подобно ребёнку, которому подарили вожделенную безделушку. Да и возразить «Да как вы смеете подвергать сомнению мои знания о магии?» тоже не хотелось – он же не глупый старый маг, чувство важности которого намного выше, чем самая высокая башня дворца академии.
В любом случае он довольствовался своим нахождением здесь и сейчас, где его окружают опытные маги и не только, и ученица, которой предстоит однажды стать такой же, если она проявит себя достойно. Они уже вместе полтора года, и их отношения становились более дружественными, даже при всём вредном характере Аркана. Её любопытство он оценил как хороший признак, ведь сам он в детстве был таким же. Таким же наивным ребёнком, стремящимся к познанию всего мира. Жаль, что позже всё пошло не совсем так радужно, как хотелось бы, но он искренне надеялся, что у его ученицы всё будет гораздо лучше. Впервые в жизни он чувствовал за кого-то ответственность.
Маг оглядел устройство, предназначенное для создания портала. Внимательно осмотрел руны, древние руны, пентаграмму. Они использовались для призыва демона, он понял это сразу, лишь краем глаза увидев. Не то, чтобы никогда не хотел этого сделать сам, но просто не было средств и времени. По крайней мере, он себя этим успокаивал.
На этот случай Аркан не пренебрёг своими навыками алхимика и создал горючее для демонической плоти зелья (для обычных существ оно безвредно, даже если принимать внутрь, но стоит демону коснуться этой жидкости, как кожа его будет пылать болью изнутри. У них хрупкий флакон, он предназначен для броска в цель, что-то вроде гномовых бомб с рунами), целебные припарки для растирания на поражённых участках, а так же два эликсира: один - чтобы выдерживать низкие температура, второе - чтобы выдерживать высокие температуры. А так же горстку небольших флаконов с различными противоядиями. Он точно не знал, с чем столкнётся, поэтому подготовился ко всему.
Наконец-то подали голос, «инструктор» стал объяснять предстоящие действия и события. Аркан не дрогнул, услышав, что всё-таки придётся звать демона, руны на портале уже сказали об этом. Он с кивком благодарности принял в руки защитный волшебный обруч, начав его пристально разглядывать. Опять руны – этот факт он принял с улыбкой, ведь руны были одним из любимых его занятий в жизни.
- Мы будем звать какого-то определённого демона? – спросил маг, не подавляя в своём голосе нотки чрезмерного любопытства, - Ведь если нам нужен один, то мы должны знать его имя. И он обязан прибыть на зов, - почти точно процитировал старый учебник, - А ни то придёт случайный демон, которому мы по силе не чета.
Маг надел на голову обруч, а затем скрыл его под широким капюшоном. Сейчас он готов был обмундироваться во что угодно, лишь бы быть в безопасности от демона. Его терзал благоговейный страх, хотелось действительно увидеть нечто невообразимое, что ему и обещали. Однако в то же время кошки скребли на душе. Это, так или иначе, было опасно, смертельно опасно. С демонами не шутят, уж Аркан в этом точно разбирается. А ещё Оддерли рядом. А на них вот-вот будет глядеть своими горящими голодными глазами существо с потустороннего мира.
- Так мы его призовём только чтобы расспросить? – на самом деле маг ожидал немного больше, - Я бы не прочь прыгнуть в открывшийся за ним портал. Правда, последний раз, когда я что-то подобное делал, мне приходилось торчать в их мире почти целый день, поскольку врата не хотели очень долго закрываться, и я сторожил выход, чтобы никто не забрался в наш мир, - добавил Аркан, беспечно пожав плечами.
Это было ужасное время, которое маг не слишком-то любил вспоминать. Но в то же время и весёлое. Он тогда попал в мир, где его сжимало магическим давлением, словно тисками. Он никак это не мог объяснить, там всё было настолько иное, что не поддавалось пониманию даже для такого смертного как Аркан.
«Хм, быть может, демон скажет мне секрет бессмертия, который я так долго пытаюсь разгадать?», подумал про себя маг, погладив подбородок и закусив губу. Над этой загадкой он бьётся действительно давно.
Из этих размышлений его выгнал зашевелившийся дворецкий, который поспешил к механической системе управления порталом. Аркан выслушал все указания и кратко кивнул. Затем наклонился к своей молодой ученице и тихо заговорил ей:
- Оддерли, я не спрашивал тебя, видела ли ты хоть раз демона, но постарайся держать себя в руках. Концентрируйся, чтобы он не схватил тебя в свои сети. Он может обладать способностью проникать в сознание, и кто его знает, помогут ли нам действительно эти обручи. Старайся не поддаваться, - последнее он добавил с лёгкой улыбкой, пытаясь подбодрить ученицу, и легонько похлопал её по плечу, - Если что, я буду рядом.
Аркан вновь выпрямился во весь рост и вцепился взглядом в идеально точно начерченную пентаграмму, на которой вот-вот должна будет появиться фигура существа из иного мира.

Отредактировано Аркан (06-09-2016 19:44:03)

+4

3

Офтоп.

В согласовании с Розой, выкладываю пост в не очереди, и по ее же словам, остальным участникам так же не обязательно ее соблюдать в первом куге.

Конечно же, когда госпожа Роза заявила, что с отъезда Ксаны в академии многое изменилось, рыжая заинтересовалась вдвойне. Но вот фраза, что Лозарит нужно спешить, по сути настойчивой завершающая разговор, оцененной по достоинству не была, так как никаких конкретных указаний-поручений-напутствий рыжая не получала.

Проморгавшись же после насильственной телепортации, Кроу и вовсе почувствовала себя дурой. После единственного письма она проколесила пол континента, чтобы просто получить педложение стать преподавателем в своей прежней школе. И ничего более? Ни нормального разговора по душам (тем более, что у огневолосой было что спросить после разговора с Анной), ни каких-то указаний, что ей теперь делать. Так еще и результатом поездки стала телепортация обратно в родной город, в стены аккадемии, что по сути возвращало девушку к том,от чего она пришла, только с потерей нескольких дней в дороге в не самых приятных условиях. Да еще и добрая госпожа банально забыла телепортировать вместе с хозяйкой саквояж Заны с ее дорожной одеждой и прочим мелким скарбом, так и оставшийся в таверне под столом.

Учитывая, что для самой Лозарит телепортироваться в академию — дело пары секунд, то это с ее стороны была эдакая насмешка, или просто эдакое испытание бывшей студентки на расторопность и стрессоустойчивость? Ну что же, поздравляю Ксана, испытание пройдено. Все произошедшее заставило огненную магичку почувствовать себя дурой.

Так или иначе, сдерживая негодования, девушка огляделась  и  найдя единственную ведущую из помещения дверь, уверенно ее открыла, выходя наружу. Там она наткнулась на пожилого мужчину, который видимо уже дожидался здесь появления гостьи, что уже немного сбавило готовый разгореться огонек негодования, намекая на то, что все же дракониха знала, что делала, а не просто решила потешить себя, поверяя расторопность рыжей ученицы.  Мужчина, судя по всему слуга Розы попросил следовать за ней и без дальнейших пояснений, на оличном примере выдвинулся куда то в подвал, как выяснилось позднее.  Эта манера, что наставницы, что ее прислуги была довольно раздражающей, особенно для той, которая умела раздражаться по любым мелочам. И хоть за последние годы Зана научилась хотя бы внешне держать себя в узде, это не мешало  полыхать ей внутренне. Во истину, стихия и характер неотделимо взаимосвязаны.

В самом подвале их ждали еще трое, среди которых  были еще две дамы, такой же расы, как и сама Кроу. Одна на вид ровесница самой Кроу, другая же была на вид  лет пятидесяти, но не зная ее способностей, о истинном возрасте ни той, ни другой говорить было нельзя. Третьим был мужчина, в накидке с капюшоном, и судя по его утонченным чертам лица, было в нем что-то от эльфийских кровей. Решив что все же сейчас то ей объяснять, зачем она оказалась в сей замечательной компании, рыжая, сложив руки на груди, стала дожидаться, когда кто-то из присутствующих возьмет слово.

Долго ждать не пришлось и тут же та из дам, что была старше, взяла слово, доводя наконец, зачем же их собрали, немало удивив тем самым огненную. Особенно тем фактом, что сама дракониха при этом не присутствует. Хотя о чем это она? Загнать пять человек в комнату, чтобы те взялись за испытания новой механо-магической машины, призывающей демонов,  и посмотреть что выйдей - это же так в духе Розы. Уж себя то рыжая считала нездорово любопытной личностью, но до госпожи Лозарит ей в этом далеко. Потому ни в какие расспросы огнегривая ударяться не стала, просто надев обруч и ожидая, к чему это все приведет.

Отредактировано Ксана Кроу (07-09-2016 14:19:33)

+3

4

За последние несколько лет куда только не заносило Оддерли Райнстоун. Из неопытной недовыпускницы гресской Академии она превратилась в видавшую виды женщину, страсть к приключениям которой все же нисколечко не поутихла. За это время Одд успела обзавестись новыми знакомствами и новыми целями в жизни. Ее теперешний наставник сумел привить свою любовь к магическим знаниям и подопечной, и теперь в каждом своем приключении рыжеволосая волшебница искала не только новые впечатления, но и новый магический опыт, будь то банальная практика, зачарованные вещи или сакральные гримуары.

Теперь Оддерли вновь оказалась в Гресе. Уютные мощеные дорожки, по которым тарабанил дождь, крыши высоких каменных построек и покачивающиеся деревянные вывески... Все здесь было благоустроено, и казалось, что горожане вовсе не знали, что такое проблемы, проживая свои скучные жизни за массивными воротами Греса. За несколько лет, проведенных вдали от дома, Одд уже и позабыла о том, что любой крупный город – это каменные джунгли со своими правилами и существование в нем – игра на выживание. Магам из поколения, с которым обучалась и сама волшебница, это было хорошо известно. Школа была в немилости властей в последнее время, заслужив весьма мутную репутацию и недоверие со стороны части горожан, поэтому знать цель своего визита наверняка бывшая ученица не могла – все держалось в секрете. Все что у нее было – аккуратно сложенный листок бумаги с запиской от наставника…

Внутри Школа совсем не изменилась. Вычурные интерьеры каждого из залов были ровно такими же, как и с десяток лет назад. С трудом одолев собственное любопытство, жаждящее осмотреть всю школу, Райнстоун двинулась прямиком к подвалу, о котором, кстати, и не знала до сего момента. У двери ее встретил Иан, по-джентльменски отворив дверь. В помещении уже находилось несколько фигур. Взглядом Одд поздоровалась с наставником, а затем и со всеми присутствовавшими. Она начала осматриваться, пытаясь прочесть руны, выгравированные на причудливом механизме, но тщетно, лишь одно было известно точно - подобные символы и пентаграммы нужны для мощнейшей магии призыва.

- Оддерли, я не спрашивал тебя, видела ли ты хоть раз демона, но постарайся держать себя в руках. Концентрируйся, чтобы он не схватил тебя в свои сети. Он может обладать способностью проникать в сознание, и кто его знает, помогут ли нам действительно эти обручи. Старайся не поддаваться, - похлопав Одд по плечу вымолвил Аркан, на что та ему улыбнулась, - Если что, я буду рядом.

- Я не подведу. И не через такое мы проходили... - в задумчивости ответила волшебница, изучая рунные надписи на выданном обруче.

+3

5

Письмо, которому несколько сотен лун – это большая редкость, даже для эльфов. По крайней мере, именно так решила Мерифил, встретив на лесной дороге одинокого посланника. Не сразу удалось ей поверить, что чернила – свежие, а призыв о помощи не простой отголосок давешних приключений.
Цветок вместо подписи говорил сама за себя; однако даже если эльфийке удалось бы забыть о том невероятном сражении с чудовищным Бебилитом, на пару с могущественной то ли волшебницей, то ли бессмертной богиней, мысль о том, сколько неуклюже потеряла она след черного колдуна, рыскавшего среди останков Мертвых Королей, еще долго преследовала сребролунницу в холодных, липких кошмарах. Напрасно искала она упоминания об украденном фолианте в клановых архивах; да и дорожки прохаживала зря, пытаясь выяснить что-то о неспокойных мертвых… Со временем все улеглось, покрытое пылью иных сражений и иных потерь.
А теперь, в эту дождливую пору, ей вновь предстояло поднять в памяти те давние времена, и явиться к той, которой Мерифил клятвенно обещала свои лук и стрелы – вместе со своей жизнью, разумеется.
Посланник привел рейнджера в странное укрепление, чьи черные башни подпирали собой небеса. Много камня, и живого, и мертвого, было вложено в эти старинные стены, и Мерифил буквально кожей чувствовала присутствие магии. Красивый герб над входом почему-то напомнил ей об Ариманской библиотеке; но даже та терялась перед величием академии.
Несмотря на то, что Роза сама призвала Мерифил, первый день сребролунница провела в компании старика. И не то, чтобы эльфийка непочтительно относилась к седине, но уж больно странным показался ей дворецкий. Его бормотания напоминали говор свихнувшегося монаха – или же человека, который предпочитал не договаривать. Все эти скользкие намеки о демонах и загубленных душах ледяной дрожью прокатывались по позвоночнику; что бы тут не творилось, Мерифил чуяла приближение беды – совсем как  тогда, у входа в старый склеп, из которого тянуло сыростью, дохлятиной… и затаившимся злом.
Наконец, когда луна разродилась серебром, Иан, старый дворецкий, отворил для эльфийки двери в просторный зал без окон, скудно освещенный дрожащими свечами, с рисунками на полу, наполненный таким скоплением механизмов, что окажись Мерифил вдруг гномом, она была бы вне себя от счастья. Однако так как сребролунница являлась истинной дочерью леса, все это очень насторожило ее; ровно до такой степени, что Мерифил едва ли не с враждебностью посмотрела на собравшихся: черноволосая женщина, объяснявшая что-то эльфийскому полукровке; да две рыжие, одна ярче другой.
Пока она осматривалась, в руках у Мерифил очутился звонкий обруч с зеленым минералом.
- Для защиты от демонической магии, - пояснила черноволосая, опуская обруч на голову.
Мерифил не спешила следовать ее примеру. Не убедили ее и дальнейшие слова об эксперименте, порталах и демонах. Для того ли вызывала ее Роза, чтобы запятнать участием в богомерзкой магии (хотя эльфийка и не была уверена, что столкнулась с магией крови, странные, непонятные словечки, вроде “магического сифона”, беспокоили ее не меньше рун и защитных оберегов).
- Так мы его призовём только чтобы расспросить? Я бы не прочь прыгнуть в открывшийся за ним портал.
Как типично для бастарда, - фыркнула про себя Мерифил, нахмурившись. – От эльфов у этих полукровок только и осталось, что длинные уши!”.
Она внимательно выслушала то, что собирались сказать остальные. Одна из рыжеволосых девушек, очевидно, прислужница худощавого полуэльфа, покорно приняла происходящее.
Вторая, кажется, Кроу, как и Мерифил, дышала негодованием; хотя ее мотивы были неясны. В любом случае, никто из них не решился высказаться против, то ли в виду собственной беспечности, то ли из-за глубокого доверия к Розе и ее помощникам, так что сребролунница первой озвучила свои сомнения:
- Что заставляет вас верить, что вы сможете удержать демона под контролем? – Спросила она, обращаясь к брюнетке.
Зеленые глаза на этот раз сверкали холодной трезвостью: никаких иллюзий по поводу собравшихся и их способностей сдерживать коварство и жестокую силу существа из преисподней, эльфийка не питала. Лозарит – вполне вероятно, но только не полукровка и две человеческие женщины… Впрочем, эльфийка еще помнила, как она ошиблась, приняв Розу за простую магичку.
- И почему уверены, что сможете обмануть самое коварное существо при помощи собственной хитрости? – Продолжила Мерифил, поворачивая обруч в руках. – Клянусь, в память о добрых делах того, кто позвал меня сюда, я не оставлю это собрание, и не обличу вас всех, как чернокнижников… Но знайте, при первой же возможности я поражу зло стрелой или мечом – как и должно благородному, светлому существу!
И она смела подняла голову вверх, готовая к негодованию.

+4

6

- Мы будем звать какого-то определённого демона? Ведь если нам нужен один, то мы должны знать его имя. И он обязан прибыть на зов. А ни то придёт случайный демон, которому мы по силе не чета.
Ианна — импульсивная и достаточно горделивая для своей профессии, презрительно фыркнула, а ее брат — терпеливый и чуть более понимающий, лишь глубоко вздохнул на повадки сестры и обратился к задавшему вполне резонный вопрос магу:
- Наставник Аркан, - спокойно начал он, без вызова, но твердо глядя полуэльфу в глаза. - Мы не будем мериться силой. Если бы мы собирались кого-то, извините за выражение, убивать, - он поправил белую бабочку и рывком поплотнее натянул на плечи пиджак. - То мы бы позвали ведьмаков или охотников на ведьм, а не специалистов. Мы соблюли все меры безопасности, в построении которых принимала участие лично директриса. Кроме того, используя сифон, мы можем выпить из демона столько Силы, сколько понадобится на то, чтобы разговорить его и держаться вне его угрозы. Помните о том, что мы начали эксперимент для изучения средств борьбы с демонами как с биологическим видом, а не для их убийства здесь и сейчас.

- Так мы его призовём только чтобы расспросить? Я бы не прочь прыгнуть в открывшийся за ним портал. Правда, последний раз, когда я что-то подобное делал, мне приходилось торчать в их мире почти целый день, поскольку врата не хотели очень долго закрываться, и я сторожил выход, чтобы никто не забрался в наш мир.
Ианна закатила глаза, а Иан лишь терпеливо вздохнул, покачав головой.
- «Звать наставника Аркана могло быть ошибкой. Он не знает, когда нужно остановиться и может натворить делов.»
- Прыгните, если пожелаете, мастер, - неизменно спокойно ответил дворецкий. - Но, прошу, не здесь и не сегодня. Ни у меня, ни у кого-то еще из присутствующих, - он окинул взглядом остальных специалистов. - Нет желания отвечать перед директрисой Розой из-за... Возможных инцидентов.
- Собственно, поэтому мы привлекли лично ее к этому делу и поставили безопасность участников превыше цели, - добавила его сестра.

- Что заставляет вас верить, что вы сможете удержать демона под контролем? И почему уверены, что сможете обмануть самое коварное существо при помощи собственной хитрости? Клянусь, в память о добрых делах того, кто позвал меня сюда, я не оставлю это собрание, и не обличу вас всех, как чернокнижников… Но знайте, при первой же возможности я поражу зло стрелой или мечом – как и должно благородному, светлому существу!
Вопросы эльфийки были достаточно предсказуемы. Наполовину потому что любой бы на ее месте опасался насчет происходящего, а наполовину от того, что Иан и Ианна были предупреждены Розой о... Повадках гостьи из лесов. Для дворецкого то, о чем он предупрежден — не страшно. А потому, и на угрозу (еще одно предупреждение?) от Мерифил он среагировал лишь спокойным, понимающим кивком, не смея ту перебивать. А в ответ на высокомерный жест в виде приподнятой головы, Иан ответил выпяченной колесом грудью.

В общем-то перепалка жестами выглядела со стороны достаточно смешно.
- Мы не собираемся его контролировать, - отметил мужчина. - Мы собираемся получить от него ответы и изгнать обратно. Мы не занимаемся черной магией — мы не заставляем демона служить или убивать других.
- Мы используем магию призыва, рун и обыкновенную науку, - подхватила Ианна.
- И, да. Предупрежу Вас, мэм. Демон будет находиться на непроницаемым кинетическим барьером, мимо которого не пройдет материя ни с нашей стороны, ни с его. От ментальных, психокинетических, телекинетических, телепатических воздействий защитят зачарованные обручи.
Сестра покивала в знак согласия.
- Если вопросов больше нет, мы можем начинать. Будьте любезны одеть ваши обручи на головы и отойти за красную черту. Так вы сможете избежать опасного потустороннего излучения и тепла, выделяемого при активации машины и открытия пространственного канала.

Сами ученые, они же дворецкие академии (кто-то удивлен тому, что роль дворецких исполняют ученые высшего класса?) подошли к двум разным пультам, что были расположены у противоположных стен широкого, но низкого зала подвала. Кстати, о зале.

Подвал, хоть и назывался «подвалом», но представлял из себя весьма обширное помещение, с потолками, высотой метров пять, шестью каменными колоннами среднего обхвата, что расположились вокруг устройства призыва, деревянным полом, каменными, но чистыми, и обвешанными свечами в дорогих подсвечниках, стенами. Также обширный зал освещали и многочисленные деревянные люстры-канделябры, свисающие с потолка на толстых канатах.
Кроме того, зал разделен на две условные половины красной сплошной линией, проходящей по потолку, полу, стенам, образуя замкнутое кольцо. На одной половине зала находились пульты управления устройством, само устройство, обведенное во многочисленные рунические рисунки и пентаграммы, а на другой — дверь наружу, во двор академии и сами гости.
Портальное устройство представляло из себя высокую стеклянную трубу, с первого взгляда герметичную. Сверху трубы расположились некие металлические приборы, снизу — пентаграмма, в которую и призывается демон. Вокруг трубы, к колоннам, присоединены разнообразные шнуры, шины, толстые кабели питания, тем не менее, никак не мешающие обзору.
Чем дальше шел процесс, тем больше запах камня и деревянного пола сменялся запахом металла.

Через несколько минут, которые дворецкие провели в молчаливой работе над замысловатыми пультами, шнуры питания начали вибрировать. Ток пошел. Заработали магические генераторы. Стали ярче рунические защитные рисунки, пентаграммы. Над верхней частью стеклянной трубы, в которой должно было появиться призывное существо, стал образовываться едва-заметный слой инея... Однако уже через несколько мгновений оттуда шел снег, собирающийся сугробами на красной пентаграмме.

- Что-то не так, - не отрываясь от работы с панелью, взволнованно молвила Ианна, перескакивая взглядом то на колбу, то на брата. - По каналу проходит что-то большое.
- Большее, чем мы рассчитывали?
Воцарилась пауза. Сестра замолчала на длительное время, после чего резко побледнела, отступила от панели и взглянула испуганным, ошарашенным взглядом на Иана.
- Это... Это не демон!

- Значит, закрой портал, - напряженно ответил дворецкий сестре, на что та помотала головой и задумчиво скрестила руки у груди.
- Оно уже здесь. Если мы отключим канал, мы выпустим это «что-то» в свободное плавание по Мирам, - Ианна побледнела пуще прежнего и испуганно помотала головой. - Не делай этого. Сперва мы призовем это сюда, а лишь затем, вновь открыв канал, отправим назад. Иначе оно выйдет за пределы своего дома. Мы уже вытянули жителя Седьмого Круга Преисподней из его среды обитания и отступать поздно. Отступить прямо сейчас, значит устроить Канию везде. Мы не можем этого делать, нет, мы не в праве распоряжаться такими разрушениями.
- То есть, желая создать репелент от демонов, мы призвали некое... Оружие? - Иан хмыкнул. Его никогда не привлекала идея власти и разрушений. Только служение и наука. - Если эксперимент не удастся, мы модифицируем машину. А пока можно продолжать.

Каким-то образом снег стал пропадать из колбы и падать с потолка на головы присутствующим. С виду — обычный снег, если не считать того, что он неприятно колет при прикосновении к коже. Вместе со снегом по подвалу пролетел холодный, появившийся буквально из ниоткуда сквозняк, улетевший на улицу и тут же захлопнувший за собой дверь. Приборы, дверной замок стали покрываться коркой льда. Под ногами специалистов стремительно образовывались белоснежные, вязкие лужицы из снега, а с потолка, не смотря на выделяемое машиной тепло, стали стекать затвердевающие сосульки.
- Выключ... Выключай же ее! - Громко и отчетливо, борясь с дрожью, прошипела брать Ианна, на что тот лишь помотал головой, продолжая работать с машиной.
- Специалисты! - После долгой паузы выкрикнул он. - Быстрее, растопите лед на шнурах питания и сифоне! Если машина заглохнет, наш гость вырвется на свободу и ничего хорошего не произойдет.
- У нас существо четвертого уровня опасности! - Взмолилась в ответ женщина. - Это существо высшего класса! Бебилит имеет первый уровень опасности, черт подери! Мерилит, Лор — и те имеют уровень три-плюс! Оно обрушит здесь все, если ты не прекратишь гнаться за своими амбициями и жаждой знаний!
- А если мы отключим машину сейчас, оно обрушит вообще все, что ты знаешь! - Переходя на крик, ответил Иан.

Ианна нервно взглянула то на открытый в гигантской стеклянной трубе портал, то на брата, то на специалистов.
- Аркан был прав, мы не знаем что это! - Крикнула она брату, после чего обратилась к магам:
- Остановите его! Остановите Иана! Он не ведает, что творит!
- Это ты не ведаешь, какой угрозе хочешь подвергнуть все те миры, через которые прошел канал! - Закономерно возмутился мужчина, стараясь стабилизировать портал и усилить защиту.
- Поздно, оно здесь! Отходи!

В колбе прогремел громкий хлопок, а в глаза гостей ударил яркая, под цвет выпадаемого снега, вспышка белесого света света.
Когда специалисты открыли глаза, магическая буря, разыгравшаяся в подвале на момент открытия канала, стихла, потушив все источники света, - лишь желтые и красные руны светились на полу, в полной, кромешной мгле лишенного окон, закрытого подвала.
Запах металла сменился запахом чего-то неприятного. Отойдя от шока, можно было бы вспомнить, что примерно так пахнут протухшие яйца, которыми кидают в незадачливых шутов. Проще говоря, помещение наполнилось запахом серы, смешивающимся с запахом гари и крови.
- Все... Все в порядке? - Поднимаясь с пола и стараясь отдышаться, спросил Иан. - Я, кажется... Ослеп...
- Не один ты, дурень, - выругалась сестра. - Это просто света нет.
- Кто-нибудь, добудьте свет и найдите дверь! Нужно позвать на помощь.
Любые попытки воспользоваться магией огня заканчивались выпуском простого пучка огня с руки. Словно холод вокруг мгновенно гасил любое пламя. Впрочем, если не считать неожиданности произошедшего, ничего страшного пока не происходило.

В глубине зала появился слабый голубой огонек. Эхом раздался дрожащий голос Ианны:
- Директриса! Мадам Роза! Мэм! Эксперимент вышел из под контроля, эксперимент...
Камень не отвечал, что женщина поспешила констатировать:
- Молчит.
- Как, «молчит»?
- Вот так. Не ловит ее ментальную волну, - удивленно ответила Ианна.
- Она в зоне отрицательной магии?
- Нет... Тогда были бы помехи... Она просто...
- «Не здесь»?
- Не здесь.

В кои-то веки Иан почувствовал себя слепой овечкой. Действительно, неприятное чувство — в одном зале с ними находится нечто, способное, по словам Ианны, разрушать миры как щелкать орешки, они — без магии огня и света, выход замерз, а Роза — извечный способ решения всех проблем, сейчас молчала, пребывая где-то далеко. Настолько далеко, что кристалл связи, с радиусом действия в полтора Альмарена, говорил, что цель где-то вне зоны доступа.

- Что будем делать? Мы даже не знаем... Что мы призвали и призвалось ли это что-то вообще. И если призвалось — где оно?

офф

Ждем поста Гринча, а дальше идем по указанной в заголовке очереди.

Отредактировано Роза (08-09-2016 18:37:28)

+3

7

Стефания Самберсент. Маленькая девочка. Сестренка. Вечно младшая и чрезвычайно обожаемая как родителями, так и старшими, хоть и такими непохожими друг на друга братьями, замершими в самых дальних углах магического ринга. Но именно это ее больше всего и доводило. Она упорно пыталась доказать старшим, что она - не просто самая младшая и самая красивая (что, конечно же, было недалеко от истины, но все же), но и... Способна сама на что-то большее. Именно поэтому она ввязалась в происходящее и старалась ускорить создание ритуальной вязи всеми силами. И, постепенно, пока плетение и узор разрастались до чего-то безумного, она все больше чувствовала себя частью чего-то достойного упоминания в сравнении с делами братьев.
И вот, когда ее мечта была близка к завершению, на горизонте замаячила огромная фигура Гринча. Этот мог одним своим присутствием обратить все их труды в прах, стирая зыбкую ткань заклинания призыва из этого мира. И потому Стеф упорно старалась не допускать братца в происходящее. И даже не посвящать его, хотя, как она отлично понимала, тот появился здесь по зову матери, обеспокоенной увлечениями дочери. Но она не могла допустить, что те разрушат ее честолюбивые планы, которым осталось всего несколько мгновений до претворения в жизнь.
Вот они, волшебные ниточки энергии потянулись по шарнирам магической машины, заставляя ту заработать. Весь процесс был сложен и запутан, Стеф уже с трудом могла вспомнить, как это все работает, и какие связи во всем этом преобразователе между его компонентами. Но от этого ее интерес лишь распалялся. Она жадно впитывала всю информацию, даже перепалки участников принимая за важную часть действа. Сама она в них не участвовала и не собиралась, но вот ее внимательные глаза и уши подмечали все очень даже хорошо. И когда все пошло наперекосяк, и зал погрузился во тьму, она лишь зашипела от злого разочарования. Она вдруг поняла, что все ее честолюбивые планы рухнули.
И только после этого до нее дошло, что все-таки произошло и чем это грозит.
-Ой, мамочка... - только и смогла выдавить она. Как ни странно, за весь срок преподавания в академии она так и не приобрела боевого и любого другого полезного в такой ситуации опыта.
"Хоть бы упертость брата в этот раз сработала как надо, - вдруг взмолилась она, понимая, что вот его присутствие здесь могло бы оказаться очень даже своевременным. - Гринни... Ты мне сейчас ой как нужен!"
Она боялась применять магию. Боялась, что ее силы окажутся бесполезными или еще хуже - вредными! Но деятельная натура не могла долго подчиняться дрожи.
-Давайте я попробую, - негромко сказала она, чтобы не было для всех неожиданностью. Она сосредоточилась на своем даре, обращаясь к одной из первородных стихий, и между ее ладонями затеплился робкий сгусток чистого света. У нее не было уверенности, что ей удастся преуспеть там, где более сведущие потерпели фиаско, но ее основная сфера магии все же - магия света, а она хоть и близка огню, но все же не одно и то же с ним.

Офф

За Гринча пока не пишу, ибо жду отмашки от нашего любимого ГМа. А то придет он, и чО?:)))

[AVA]http://placepic.ru/uploads/posts/2012-04/1335390071_placepic.ru_19.jpg[/AVA][NIC]Стефания Самберсент[/NIC][STA]Сестренка[/STA][SGN]

Стеша

Специализация: магия света и светлая магия. Хилер и саппорт, крч. Первая - почти мастерский уровень, вторая - чуть ниже среднего.
Инвентарь: ничего особого. Просто роба, посох и книжка с заклинаниями.

[/SGN]

Отредактировано Алиса Коварейн (08-09-2016 21:34:16)

+4

8

Уверенность в безопасности дворецкого уже предвещало беду. Аркан долго не понимал, на что рассчитывал старик. Даже если он не хотел убить демона, то с чего он взял, что демон не захочет сразу же убить их? Глупость. Едва когтистая рука выйдет в этот мир, она сразу же схватит горло призывающего. Какой демон мог явиться через дыру меж мирами? Демоны бывают разных мастей, сила некоторых непостижима многим умам. Именно такой демон и может явиться, если звать наобум. Перед тем, как призвать существо в наш мир, его следует изучить. Есть масса способов наблюдать сквозь миры, пребывая в них лишь астральными образами. Заклинания, руны, волшебная алхимия, отделяющая странствующего духа меж миров от тела. Но маг так и не понял, какую игру двое учёных, собрав всех здесь. Одно было ясно: эта игра очень опасна. Но, кажется, брату с сестрой это было невдомёк.
Так или иначе, Азурель, скрестив руки на груди и пребывая в недоумении от самоуверенности горе-учёного, стал ожидать. Они завозились. Стоило заметить, что его чувство опасения разделяла и лесной эльф, прибывшая ко всем остальным. Хотя её тон магу показался несколько грубым, особенно учесть, что она здесь всего лишь гость, но что поделать, воспитанием и вежливостью не все эльфы смогут блеснуть. Но она говорила дело, а дворецкий, в свою очередь, снова непосредственно отмахнулся от чужих опасений.
«Ну и дурак ты, седой», подумал про себя Аркан, мысленно покачав головой.
Они начали, портальная машина пришла в действие. Каждая её деталь начала двигаться, хаотично дёргаться в собственном безумном танце. Аркан уже было подумал, что она вот-вот разлетится на куски, что металл не выдержит поступающих магических потоков. А вместе с ней взрыв поглотит и всех вокруг. Маг уже проклял себя за то, что он пришёл сюда и притащил свою ученицу. Подверг себя и её серьёзной опасности. Если с ней что-то случится из-за того, что этот дворецкий что-то перепутал, что-то сделал не так, то его голова слетит с плеч быстрее, чем это успеет сделать какое-либо чудовище, выбравшееся в их мир.
Спустя короткое время их работы над дребезжавшим устройством, маг заметил, что старик с сестрой начали нервничать.
«Что-то пошло не так? Неужели?», хмыкнул Аркан, но даже и не подумал податься вперёд для помощи, оставаясь бесстрастным зрителем со стороны. Он только отошёл на шаг назад и рукой подтолкнул свою ученицу туда же, пытаясь подыскать безопасную точку.
Между рабочими вспыхнула паника, но сам Аркан не поддался ей. Он хотел только засмеяться. Засмеяться из-за глупости этих людей, их уверенности, что они могут вот так просто взять и вторгнуться в чужой мир, воззвав к его обитателю и думая при том, что это может быть безопасно. Что всё может обойтись. Это очень наивная попытка.
Портальное устройство буквально разрывалось от вливающейся в неё магии, руны на теле Аркана откликнулись на это сильным голубым сиянием. А кожа откликнулась на это жгучей болью. Магу пришлось крепко сжать кулаки, стараясь сдержать этот болезненный приступ. Магия становилась всё сильнее и сильнее, она выплёскивались наружу, Аркан чувствовал это всем телом.
В подвале повеяло сильным холодом, который заметно нарастал. Колбы на аппаратуре стали с лёгкостью лопаться, эта штука должна была вот-вот взорваться.
Изо рта мага повалили клубы пара, по спине пробегал леденящий холод, пробиравший до костей. На капюшон падал откуда-то взявшийся снег, и сам мир стал меняться вокруг. Леденели стены, пол, потолок, угловатыми ледяными щупальцами чудовище выбиралось из портала в наш мир. Но Аркан и не дрогнул, однако просьбу о помощи решил выполнить.
Делая быстрые пассажи руками, меняя положение пальцев, маг создавал сгустки горячего пара, сильным потоком направленные на толстые провода всей запутанной системы машины. Лёд оказался не таким простым, что привычно видеть в середине холодной зимы. Его колдовская прочность не хотела просто так поддаваться, поэтому те, кто способен был повышать температуры, боролись с ним упорно и долго, но не отступали.
«Аркан был прав», повторил маг в голове её голосом, «Аркан был прав», его улыбка на лице стала ещё шире. Он мог поклясться, что слышал эту фразу за свою жизнь чаще, чем «здравствуйте».
Холод становился сильнее, на ресницах и бровях появлялся иней, а воздух, вдыхаемый магом, стал больно колоть лёгкие. Аркан старался создавать вокруг себя огненные вихри, пытаясь не задеть никого, но пытаясь согреть себя самого. Он то и дело оборачивался на свою ученицу, которая, к его радости, уже могла себя защитить и согреть собственным огнём.
Но затем исчезло всё. Произошёл громкий – и последний – хлопок и вспышка ослепила мага, повалив с ног, словно тряпичную куклу. Всё в мире замерло, оставалось лишь чувство нестерпимого холода. Его пальцы задрожали, темень вокруг не давала увидеть ничего, кроме тусклых рун впереди, на портале, которые выдыхались на глазах. Однако его самого видеть могли все – руны на его теле, торчащие на шее, подбородке и пальцах, блекло светились тем же голубым цветом.
Став на свои ослабевшие ноги, Азурель громко кашлянул. Вокруг слышалось ещё движение и чьи-то стоны, а затем пошли и слова, собирающиеся в речи, голос которых был полон отчаяния и страха. Аркан попробовал зажечь огонёк, осветить пространство вокруг, но ничего не выходило. Пламя вспыхивало в его ладони и тут же затухало, как бы маг не пытался напрячь свои магические силы.
Однако свет всё-таки смог появиться, его дала молодая девушка со светлыми волосами.  Яркий свет ударил с силой по глазам мага, уже успевшим привыкнуть к темноте. Аркан ей молча кивнул в благодарность, сразу же начав обыскивать свой пояс с флаконами. Найдя нужный – непроницаемо чёрный, с синей обвязкой посередине – он откупорил его.
- Здесь неимоверно холодно, - говорил маг вслух, обращаясь ко всем, - Если мы не хотим замёрзнуть до смерти быстро, предлагаю выпить это, - первым делом он сделал глоток сам, а затем дал в руки Оддерли, попросив передать его каждому по очереди.
Питьё на вкус было очень горьким и неприятным, а затем перерастало во что-то кислое, обжигая пищевод, словно очень крепкий алкоголь. Конечно же, потому что основой этого зелья и был спирт. А запах был и того хуже – даже хуже, чем тот смрад, что царил в помещении, напоминавший запах протухших яиц.
- Не воротите носы, если хотите здесь хотя бы несколько часов прожить, пока мы точно не придумаем, что делать. Пейте по глотку, по одному, здесь на всех хватит. Ваше тело будет греться изнутри, и это не иллюзорное тепло, а настоящее. Возможно, кого-то даже бросит в пот, но ничего страшного.

Отредактировано Аркан (10-09-2016 15:28:48)

+3

9

«Рилдир вас всех побери… Надеюсь хоть с механизмом своим они спорить не будут», – подумалось Оддерли, глаза которой метались от одной фигуры к другой. Все зачем-то спорили, когда уже было поздно что-либо менять.

– Если вопросов больше нет, мы можем начинать. Будьте любезны одеть ваши обручи на головы и отойти за красную черту. Так вы сможете избежать опасного потустороннего излучения и тепла, выделяемого при активации машины и открытия пространственного канала.

«Ну неужели…», – она поправила металлический обруч, обрамлявший копну огненных волос и отошла за черту, сделав еще пару шажков так, чтобы оказаться слегка позади наставника. Так было надежнее и безопаснее. Иан и Ианна остались неподалеку от грандиозного механизма, встав за какие-то мудреные панели с кучей рычажков и сверкающих рун. На какое-то время в «подвале» воцарилась тишина, лишь изредка прерываемая механическими звуками или шелестом чьей-то одежды. Все молча наблюдали, а затем разом вздрогнули, заслышав невиданный доселе звук вибрирующих кабелей, которые начали подавать питание. Подобно крови, бегущей по венам живых организмов, ток не спеша вдохнул жизнь в этого металлического зверя, испещренного символами и пентаграммами. Ритуальные узоры тут же ответили на зов своих создателей, вспыхнув разноцветными огнями.

Восхищенная улыбка быстро сползла с лица Одд, когда Ианна нервно заметалась, – Что-то не так, – раздался ее голос среди всей этой механической симфонии звуков. На какое-то время диалог ученых прекратился, а напряжение в стане наблюдателей лишь росло. «Да что же там у них происходит?!», – голубые глаза носились от ученых к покрывшейся толстой коркой льда колбе. Из ниоткуда, словно по желанию какого-то безумца, на головы собравшихся посыпал снег, он искрился и медленно оседал на пол, на одежду, на кожу, слегка обжигая. Температура начала стремительно снижаться и через пару мгновений подмерзшие кабели и иней казались лишь цветочками по сравнению со снежной бурей, окутавшей весь зал своим губительным и колким морозным дыханием…

Оддерли, будучи северянкой до мозга костей, еще никогда в своей жизни не ощущала такого пронизывающего и демонического холода. Маги, среагировав на команду Иана, а кто-то из инстинкта самосохранения, начали плести заклинания. Рыжеволосая волшебница сложила руки у груди и меж ее ладоней затеплился огонек, ярким красным светом разгонявший холод вокруг. Однако все дальнейшие попытки воззвать к своей магической силе оказались тщетными, а еще через пару мгновений откуда-то со стороны разверзшегося портала оглушительным взрывом раздался хлопок. Наступила гробовая тишина, и всякая магия прекратилась. «Подвал» окутала кромешная тьма… Безрезультатные старания хоть как-то разогнать тьму светом огня прекратились лишь благодаря чьей-то белокурой голове, вдруг появившейся в ярких магических лучах.

– Если мы не хотим замёрзнуть до смерти быстро, предлагаю выпить это, – Аркан глотнул дурнопахнущей жидкости и пустил склянку по кругу. Сморщив нос и задержав дыхание, Одд последовала примеру наставника, передав микстуру следующему…

– Что… Что случилось?.. – дрожащим голосом вопрошала Райнстоун, – Демон… Он здесь?

+3

10

Мерифил осталась недовольна новостью о том, что непроницаемый барьер не позволит ей уничтожить зло, едва оно появится в зале, но больше спорить не стала. Про себя эльфийка решила, что участием в “эксперименте” сполна отплатит Розе за ее помощь в гробнице.
Она натянула обруч на голову и сделала шаг назад, оказываясь за чертой полыхающих рун. Руки непроизвольно потянулись к мечу – стрелять в такой толпе рейнджер не решилась бы, опасаясь попасть в кого-то из других участников.
По мере того, как нарастала активность дворецкого и его помощницы, сребролунница испытывала все большее волнение. Никогда не считала она себя приверженцем науки, – кланом правили суеверия и магические обряды, - а потому все здесь было для Мерифил в новинку: сосуды из дутого стекла, в которых пузырилась жидкость; безумно вращающиеся шестеренки, толкавшие тяжелые поручни странной машины… Даже запахи были чужими, маслянистые и кислые.
К сожалению, беспокойной становилась не только Мерифил. Очень быстро рейнджер поняла, что крики, которыми обменивались Иан и Ианна, вовсе не были воплями восторга. В их голосах чудился уж если и не страх, то определенная тревога. Машина шумела все громче, сотрясая каменный пол, и эльфийка, более не таясь, держала меч наготове. В свечном полумраке лунная сталь искрилась голубоватым светом, словно чувствуя неестественную магию вокруг.
Внезапный холод заставил Мерифил повести плечами. Она укуталась в длинный плащ, но и это не помогло – как живой, холод заползал за воротник и в рукава, вытягивая последнее тепло из дрожавшего тела. Железный обруч жег кожу головы ледяным морозом. Инстинктивно эльфийка попыталась сорвать его, но тут же вскрикнула – метал примерз ко лбу, причиняя боль. Ее крик рассеялся в воздухе облачком пара.
Холод нарастал. Ресницы отяжелили от инея. Любое движение сопровождалось хрустом, из-под складок одежды сыпался снег.
- Специалисты! Быстрее, растопите лед…
Рейнджер обернулась, убеждаясь, что маги приступили к колдовству. В конце концов, в ее обязанности входило лишь сохранение тайны, чтобы это ни значило.
Клянусь, умей я колдовать, я бы бросила все силы, чтобы уничтожить проклятую машину!”.
Ее мысль прервал громкий хлопок. Залившая глаза вспышка была белее шкуры Лунного Оленя. В ушах звенело, и не сразу Мерифил поняла, что машина заглохла. Она не знала, стоило ли этому радоваться или печалиться, но надеялась, что те, кто затеял игры с потусторонним миром, знали, что делать дальше.
Тьма разъедала остатки света, и очень скоро белизна сменилась непроглядной чернотой
- Кто-нибудь, добудьте свет и найдите дверь! Нужно позвать на помощь.
Вот как... Выходит, “эксперимент” не удался”.
Она осторожно пошевелила кончиком меча – лезвие звенело под тяжестью наросшего льда. Голубоватый свет зачарованной стали лишь едва разгонял собравшуюся тьму.
Внезапно, словно надежда для заблудившегося, впереди вспыхнул небольшой огонек. Чистое пламя осветило сначала руки, а потом и лицо совсем юного создания – кого-то, кого Мерифил не помнила тут раньше.
Когда эта дева успела оказаться в этом зале?”, - настороженно подумала дочь леса. Мысль о том, что демон мог принимать любое, даже самое невинное обличье, пугала эльфийку.
В это время кто-то сунул ей в ладонь небольшой стеклянный пузырек, и эльф-полукровка, которого Ианна назвала Арканом, пояснил, для чего нужен был горький отвар.
- Ваше тело будет греться изнутри, и это не иллюзорное тепло, а настоящее. Возможно, кого-то даже бросит в пот, но ничего страшного.
Сребролунница откупорила сосуд и поморщилась: вонь была похлеще той, которую ей довелось унюхать в пещере виверны. Стараясь не обращать внимания на тошнотворный вкус, рейнджер запрокинула голову назад и разом выплеснула черную жидкость в рот. Совсем как предсказывал Аркан, ее тело тут же покрылось испариной. Смущенная, Мерифил отерла мокрое лицо концом плаща – потеть для эльфов было… неизящно.
- Призыв состоялся? – Громко повторила она вопрос рыжеволосой девушки. В отличие от Райнстоун, голос Мерефил не дрожал, разве что от гнева. Шутка ли – играть с демонами! На что только они рассчитывали.
– И где сама леди Роза? Лично ей я обязана участием в этой вашей “науке”.
Резким движением эльфийка шаркнула мечом о каменную плиту – лед раскололся и брызгами голубых игл разлетелся по полу. Лунная сталь заиграла сильнее.
- Если демон и вправду проник в наш мир, доверять теперь можно лишь только самому себе.
Да и то вряд ли, учитывая, как это коварное создание может изменять сознание других”.
Внимательным взором оглядела она собравшихся.
- Думаю, теперь следует представиться друг другу как подобает, чтобы мы знали, кто именно прикрывает наши спины.
Коротким поклоном Мерифил обозначила себя:
- Мерифил из клана Серебряной Луны. Я рейнджер, и потому хорошо обучена военному искусству. Моя стрела способна пробить каменный желудь на дереве рух, которое растет на самой вершине Туманной горы. Я также разбираюсь в целебных травах… но, боюсь, этот талант мне здесь не пригодится, - добавила эльфйка, покосившись на сломанный механизм. – Сюда меня привел долг; однако после всего увиденного я лишь сильнее укрепилась в намерении уничтожить всякого демона, который рискнет пересечь барьер между мирами. Полагаясь на благоразумие собравшихся, я обязуюсь защищать ваши жизни, – и души, - пока последний вдох не унесет меня в сады милостивой Играсиль.

Отредактировано Мерифил (12-09-2016 00:52:26)

+2

11

Что  же... По началу все шло как обычно и протекают эксперименты. Дали вводную, зачем все здесь собрались и уточнили простейшие меры предосторожности. На что рыжая, не став испытывать судьбу просто последовала указаниям, тем более, что от нее не многое то и требовалось. Да и вообще. Такая толпа народа в эксперименте, по скромному мнению огневолосой ведьмы, была излишней.

Но вот наконец процесс пошел. Механизм набрал нужные обороты и через него пошел ток энергии, свидетельствующий о его работе. Поскольку схемы механизм Ксана не видела, а гениальным инженером не была, то и таращиться, пытаясь понять устройство механизма призыва не стала, лишь надеясь, что создатель этой штуки в расчетах не ошибся.

И конечно же, стоило только подумать об этом, как все пошло дракону под хвост. Температура в комнате резко упала, поверхности стали покрываться инеем, и ко всем прочему повалил снег. Это могло свидетельствовать, либо о том, что из окружающей среды активно черпают энергию, либо сама сущность по стихии была связана с холодом и льдом. Хотя Ксана могла быть и не права, так как, как уже было сказано ранее, в данном устройстве ничего не смыслила, а на кого пал выбор машины для призыва не знала.

Так или иначе, чтобы не замерзнуть, (и пусть даже она до сих пор была в теплой одеже, телепортированная прямо с северных границ, одежда эта не спасала) девушка пропустила через свое тело поток энергии, согревая тем самым себя. Но тут, заметив угрозу,  дворецкий нашел таланту Кроу более практичное нужное применение, нежели самообогрев, прося помощи в растапливании льда на энергонесущих шнурах и сифоне.  И Ксана вместе с полуэльфом принялась за дело. В отличие от остроухого она создавала огненных змеек, которые принимались «бегать» взад-вперед по шнурам и обвивать сифон, тем самым согревая их, но на нужном расстоянии, не касаясь, чтобы не навредить самому механизму.

Вот только продлилось это недолго, так как устройство все же, судя по ощущениям рыжей, взорвалось. По крайней мере так ей показалось из-за  вспышки и хлопка, после чего магию просто рассеялась. Но благо не вся, так как внутренние потоки Зана все еще контролировала, тем самым согревая себя. Язычки же пламени на пальцах вспыхивали и тут же гасли как догорающие в костре угли. И даже осветительные шары не хотели создаваться.

Но тут помощь пришла с неожиданной стороны от девчушке, судя по всему имеющей познания в магии Света. Уже хоть что-то. Оценив ситуацию, (благо пять лет в отряде наемников научили магичку держаться в центре отряда, прикрываясь спинами товарищей) пламенная неспешно затесалась между эльфом и своей сверстницей (судя по всему ученицей полукровки), ощутив себя немного увереннее, тем самым прикрыв фронт и тыл. Сбоку еще была лучниц, но она не вызывала особого доверия, хоть и живым щитом послужить могла. Если только их не накроет одним заклинанием по площади за раз.

И следом за светом послышался голос пожилой дамы, просящей о помощи, но либо средство связи сломалось, либо госпожа Лозарит не спешила им ответить.
- «Хм. Очень в ее духе. Загнать  толпу людей в подвал, где прововеряется экспериментальный образец механического портала и посмотреть, что будет потом».
Допускать, что все было подстроено Криста все же не стала, дабы не разочароваться в Розе, но то что она могла предполагать неудачный исход, Кроу ничуть не сомневалась. Уж больно это было в духе любопытной драконицы. Рыжая и сама бы что-то подобное с удовольствием понаблюдала с безопасного расстояния. Но вот оказаться в центре событий она никак не планировала.

И пока бывшая ученица драконицы предавалась размышлениям, полуэльф уже организовал распитие некоего варева, отвратительного уже по запаху, так что на вкус пробовать и вовсе не хотелось.

- Я из рук ничего не беру.  Вот если скажете, что у нас по плану на случай непредвиденных обстоятельств - будет здорово.

Для  пущей убедительности Кроу даже руки в карман убрала, и пока остальные принимали зелье попыталась рассмотреть механизм вновь, но было довольно темно, а отходить от группы ведьма не решалась.

Но тут начался аттракцион невиданной глупости: Эльфийка сначала заявила, что никомушеньки не доверяет а «доверять теперь можно лишь только самому себе», после чего предложила знакомиться, да еще и во всеуслышание имя свое назвала.

- Дура, - беззлобно но сокрушенно прокомментировала рыжая, - Ты бы еще имя свое истинное назвала если знаешь. Не исключено, (и скорее всего) что демон уже здесь, а ты при нем предлагаешь во всеуслышание назвать свои имена? Теперь ты первый кандидат на становление одержимой марионеткой. Сожалею.

Все же решив немного обрисовать ситуацию, Кроу  продолжила:

- Я подруга госпожи Розы и ее бывшая ученица. И больше вам знать обо мне ничего не нужно. Если надо как-то ко мне обращаться, называйте меня просто Ведьмой.  И единственное что сейчас важно, это узнать — есть ли план на подобное развитие событий, а если нет, попытаться определить, с чем мы имеем дела и от этого уже строить дальнейшие планы.

Признаться, по большей части все это было бравадой, так как без магии Кроу чувствовала себя практически беспомощной, но никак внешне этго проявить себе не позволяла и пересиливая страх, старалась настроить всех на решение проблемы.

+3

12

- Если демон и вправду проник в наш мир, доверять теперь можно лишь только самому себе.
- «Они действительно не знают, кого вызвали?»
- Думаю, теперь следует представиться друг другу как подобает, чтобы мы знали, кто именно прикрывает наши спины.
- «Полностью согласна.»
Пара янтарных глаз, что удивительно, не приспособленных к темноте, скакала по играющим в этом театре актерам. Особенно ее интересовали представители остроухого рода. О, да, незваная (незваная ли?) гостья этого Плана видела сущность каждого из присутствующих, стоило Ей сфокусировать взгляд на их душах. Их фальшивые имена не значили для Нее ничего — лишь кличка, какую дают кукле или питомцу. Она видела их Истинные Имена — тот набор звуков и букв, озвучив который, можно получить полную власть над тем, кто к ним привязан. Однако Она знала законы Девяти Кругов и знала, что даже Ей самой нельзя вмешиваться в процесс жизни смертных... Если только они сами не вызвали Ее. Как произошло и сейчас.

Впрочем, то, что какие-то букашки, душе каждой из которых суждено стать частью фундамента Ее цитадели, удивляло Ее. Ведь они еще не знали, что вызвали Архидьявола из Ее собственного дома.
Глубоко вздохнув, Она прижала угольно-черную, кажется, отражающую весь входящий свет, скрипку, к груди и положила на ярко-белые струны такой же белый смычок. Инструмент, на котором Она так любила играть, имел символическую раскраску, означающую не только пепел и кости, но и игру самой Жизни и Смерти.
А когда все смолкли, Она заиграла. С первых аккордов музыка окрасила воздух в тревожный, но чарующий оттенок. Короткие, но плавные и легкие движения по струнам в буквальном смысле завораживали — все, кто слышал эту прекрасную музыку, застывал на месте, отдавая свой рассудок во власть Той, кто творит дьявольское искусство. С каждым мгновением быстрая, но в то же время размеренная музыка становилась все наглее, вторгаясь в разум тех, кто слышал ее, сея в душах специалистов необъяснимую тревогу. Даже сейчас, почти лишившись своей воли, они чувствовали, что эти скрипичные аккорды сеют необъяснимое беспокойство... При этом, осознанное беспокойство посеяно самой красивой музыкой, что слышал каждый из них.

Стихла музыка также внезапно, как и началась. Слушатели резко выдохнули, осознав, что их сознание снова принадлежит им.
- Я не мешаю вашим препирательствам?
Ее голос звучал для всех по-разному. Но он был приятен. Для каждого из них, Ее голос раздавался из уст тех, кто был им дороже всего. Слышали ли они голос родителей? Своих детей и любовников, друзей? Каждый решает сам. Но слова текли как ручей, успокаивая после тревожной, страшной музыки.
- Спасибо, - продолжила Она, когда все замолчали. - Здесь немного... Темновато, не находите?
Сжав пальцами одной руки скрипку и смычок, Она щелкнула свободной рукой. Во мгновение ока потухшие, замерзшие свечи на подсвечниках и канделябрах зажглись ярким, но неестественным синим огнем. Теперь стало видно и Ее саму.

Вопреки ожиданиям, гостья выглядела вполне человечно, хоть и обворожительно-красиво. Длинноватый нос, худощавые бледные щеки и острый подбородок сочетались с огненно-рыжими, черными у корней и кончиков, длинными волосами ниже плеч. Золотые глаза спокойно, без вызова или насмешки, оглядывали присутствующих, задерживаясь то на одном призывателе, то на другом. На тонких губах играла дружелюбная улыбка.
Синее платье с закатанными рукавами, до бедер, скрывало тонкую фигуру. На ногах — черные ботфорты, а на руках — длинные черные перчатки. Само собой, Она выглядела неестественно и вызывающе, однако, если задуматься, ни один из ее элементов одежды не был необычным. Необычным их делает Та, кто их носит. От незнакомки, как и от ее музыки, веяло тревогой и беспокойством. Кажется, в чарующей улыбке скрывалось воплощение коварства, а за добрыми, золотыми очами — смерть и разрушения.
- Следует заметить, что созданная призывателем пентаграмма... Должна удерживать демона, - спокойно заметила Она и в знак подтверждения своих слов как ни в чем не бывало прошлась носком сапог по кроваво-красному рисунку под ногами. Тот послушно растерся. После чего взгляд золотых глаз устремился на Аркана.
- Символ «эйн» используется для удержания демона. А символ «айнэ» - дьявола, - Она глубоко вздохнула. - Либо ты ошибся с местом открытия портала, либо ты совсем не смыслишь в рунической магии.
Говорила Она все также спокойно, без намека на злость, присущую всем «инферналам». Впрочем, Ей, на самом деле, было очень стыдно за яростных существ Преисподней, которые, завидев смертного, начинают поступаться в гневе и махать своим оружием. Поэтому дьяволы и не любят демонов. Демоны сеют хаос и удовлетворяют только себя, в то время как у дьяволов есть строгая иерархия, а души людей для них — не игрушка, а важная валюта.
- Возможно, мне следует объясниться. Этот портал был открыт на Седьмом Круге Преисподней — в Кании. В дворце Архидьявола... В моих владениях. Мне стоит представиться. Меня зовут Геката, - Она вежливо поклонилась и улыбнулась. - Представитесь в ответ?
Понимая, как смертные эмоциональны, Она лишь вздохнула, позволяя всем высказаться. Ох уж эти предрассудки! И почему все опасаются дьяволов, если по Закону они не могут ничего сделать, пока их призыватель не распишется кровью в контракте? Впрочем, смертные всегда путают демонов и дьяволов. Ибо о дьяволах никто не рассказывает, а демоны, напротив, крушат все, что видят.
- Я надеюсь, тот, кто это придумал, действительно нуждается в моих услугах, - Она стрельнула недобрым, но снисходительным взглядом в сторону двух ошеломленных, побледневших горе-алхимиков, после чего вновь взглянула на остальных присутствующих.
- Нам не обязательно враждовать... Но я хотела бы услышать ваше объяснение.

офф

Не смотря на предоставленное полуэльфом зелье, присутствующие чувствовали усиливающийся холод. Однако холод этот скапливался внутри них - не снаружи. Те, кто более-менее сведущи в магии, могут догадаться, что такое происходит только в присутствии высших инферналов, и холод этот, хоть крайне неприятен, но никуда от него не деться.
В то же время, маги, обладающие более-менее Светлой аурой, чувствовали на порядок больший дискомфорт от действий гостьи, чем остальные. Магия огня же, по крайней мере внешние ее проявления, все еще не действует. Однако другие стихии, не противоположные холоду, работают также. Кроме того, следует помнить, что с вызванным существом следует что-то делать, пока оно окончательно не "закрепилось" в этом мире.

[audio]http://prostopleer.com/tracks/102449921Qe6[/audio]

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/jsGZt.png[/AVA][STA]МЫ ТОЛЬКО НАЧАЛИ.[/STA][NIC]Геката[/NIC]
[SGN]http://sd.uploads.ru/t/ru97p.gif[/SGN]

+3

13

Этот день не особо отличался от всех предыдущих. Он даже, можно сказать, немного пугал своей обыденной серостью. Не люблю такие дни. Они вызывают неприятное предчувствие скорых неприятностей. И, раз уж мне пришлось прогуляться по делам семейным до академии Греса, чувство это завопило во весь голос.
Как же мне не по нраву эти стены, кто бы ведал!..
-Господин Сваллоу, - привратник в робе младшего ученика встретил меня с легким поклоном. Хорошо, когда тебя знают в лицо. - Чем вызван ваш столь поздний визит?
-Мне нужно встретиться с миссис Самберсент, - киваю в ответ на его резонный вопрос. - Это дело не терпит отлагательств, посему очень прошу сказать, где она находится.
-Не могу знать, - потупился маг, опуская взгляд к каменной плитке, которой выложен пол. Остается лишь хмыкнуть столь неумелой игре. - Она - преподаватель и аспирант, а я - всего лишь студент.
Как я и думал. Тайные тайности и глупые глупости. Сестренка, ну зачем ты пытаешься влезть во все отвратительные предприятия, которые только можешь найти? Мама не всегда сможет так легко предугадывать возможные последствия и посылать меня или старшОго. Хорошо, что имя старших членов семьи Самберсент еще что-то значит, и я знаю, куда идти - коллеги твои же и помогли. Но убедиться стоило, все же. Если бы мальчик сразу сказал, куда и как пройти, я бы развернулся и пошел домой. А теперь мои подозрения подтвердились.
И это мне очень не нравится.
-Хорошо, извольте тогда пропустить меня, - кивнув ему, я спокойно взял масляную лампу со стены и разжег его специальным приспособлением. Дюже удобная штука, которую любой желающий всегда может прикупить в "Диковинах Гринча".
-Зачем вам лампа, господин? Там же везде магические светильники, - маг даже посмел улыбнуться, но тут я подошел к нему еще ближе, и за общим фоном магических помех он почувствовал, как резко оскудели его магические запасы.
-Негатор. Безопасность, как вы понимаете, в моем деле - не последняя статья расходов, - я достал "антимагический" амулет из-под ворота рубашки и показал ему. - Поэтому магические светильники не очень светят в моем присутствии.
Полезное дело - убеждать всех в том, что моя аура - вовсе не моя, а следствие специальных приспособлений. Пусть маги думают, что живой носитель ауры их бессилия им еще не встречался. Полезная полуправда.
Маг не стал противиться. Все же быть официальным поставщиком академии иногда бывает очень даже неплохо. Как сейчас. Он лишь кивнул и отступил в сторону, впуская меня в их магическую обитель. Хмыкнув, я начинаю свой неспешный путь по запутанным коридорам и переходам. Иногда от этих маленьких и узких подвальных помещений у меня развивается клаустрофобия. Маловаты они мне.
Впрочем, скоро мне стало не до этого. Я почувствовал, как неприятный холодок проскользил по спине, елейно касаясь кожи. Тут не должно быть такого, уж мне-то ли не знать - я все эти переходы еще со Стешой и Гизмо облазил и обсмотрел. Даже после перестройки морозильне здесь взяться неоткуда. Значит, что-то пошло не по плану. И чем дальше я продвигался в сторону, где должен был проходить пока неизвестного мне свойства эксперимент, в котором участвовала Стеша, тем холоднее становилось. И становилось понятно, что данная погодная аномалия - дело рук экспериментаторов.
Посильнее сжав трость, я поспешил дальше, чтобы в конце концов уткнуться в покрытую коркой льда дверь. И лед явно был магического свойства, ведь при моем приближении он покрылся сетью трещин, потеряв магическую подпитку. Несколько раз сильно дернув дверь, я сбил ледышки, мешавшие ее открытию. Вырвав ее из плена и распахнув, я смог насладиться шикарной картиной группы мрачных магов и женской фигуры в арке портала, выхваченные светом огня за закаленным стеклом светильника. Лед и холод без магической подпитки, сожранной моей аурой, медленно исчезали под воздействием уличного воздуха, нагнетаемого вентиляцией.
-Господа, дамы, приветствую всех! Прошу прощения за то, что нарушаю ход вашего архиважного эксперимента, - с легкой усмешкой протискиваюсь в помещение сквозь маленькую для моих габаритов дверь, постукивая тростью. - Но я вынужден его прервать, так как обязан поговорить со миссис Самберсент о недопустимости ее поведения.
-Гринч?.. - вырвался слабенький голосок моей подмерзшей сестренки. Вот это плохо. Заболеет еще! Натворили делов, а мне расхлебывай. И кого же они призвали?
Придется повременить с разборками с сестренкой и сначала разобраться, что здесь твориться.
-Миледи, с прискорбием вынужден признать, что мы друг другу не представлены, - кивнув гостье со скрипкой и коснувшись полы несуществующей шляпы, проговорил я. – Я – Гринч Сваллоу, поставщик машин и механизмов для этой академии. А вы кто будете? И, видимо, данное собрание совершило такую оплошность, призвав вас из вашего мира?
Все же два мага-преподавателя, случайно оказавшиеся моими родителями, отлично вдолбили в мою голову всю теоретическую основу магической науки, пусть и не могу их применять на практике. Но что здесь происходило и зачем это все нужно – я понять смог.

+4

14

Их перепалки к добру не приведут. Их ссоры только усиливали тревожность сего момента. Одна представилась, другая нагрубила ей за это. В чём смысл этих грубостей? Сейчас не время самоутверждаться и вываливать свой гонор на остальных.
«Директор, почему вы собрали сюда именно этих людей? Чтобы они в итоге перегрызли друг другу глотки? Вы очень жестокая женщина, директор», обращался маг мысленно к своему непосредственному начальнику в академии Греса.
Аркан, к своему удивлению, переставал ощущать тепло, данное своим же зельем. Что это могло быть? Холод будто пробивает сквозь природную завесу эликсира и углубляется внутрь, в самый центр души. Это казалось невероятным. Хотя была одна идея у него на уме: холод магический, а зелье имеет природную основу, которая против самой магии мало пригодна. Что же, наверное, это полукровка должен был предусмотреть, но не предусмотрел. Мысленно он отругал себя за это.
Тем временем, стоило представиться бывшей ученице директрисы, как до ушей мага донёсся звук, который не хотел прекращаться. Тут же Аркан заметил, что ему не мерещится – остальные тоже отреагировали. Эта музыка, игра на скрипке, была и прекрасна и ужасна. Она резала слух и в то же время ласкала его. Столь много противоречий в одном явлении музыкального эффекта. Ему казалось, что она звучит в его голове, но её слышали все, а значит, это было не совсем так. Неужели все начали сходить с ума? Маг слегка напрягся, но не двигался, он не мог понять, что за чувство сеет в нём эта музыка. Но волнение точно взыграло не на шутку.
А затем она стихла, уползла прочь так же необъяснимо и быстро, как появилась. И раздался голос. Голос, который был знаком магу с самого детства. Он мог поклясться, что от этого его сердце в два раза участило биение. Глаза сами собой расширились от удивления.
«Мама?» - растеряно подумал полукровка и решил, что сходит с ума.
Оно не могло быть так, она умерла не меньше чем полтора века назад! Аркан оглянулся по сторонам, другие тоже реагировали на идущий из ниоткуда голос, но реагировал каждый по-своему. Маг мог лишь застыть на месте, перебирая тонны воспоминаний, который нахлынули на него вместе с этим проклятым голосом, который будто бы резанул острым кинжалом по сердцу.
Голос оповестил их вновь, и вспыхнул яркий свет, озаривший всё пространство помещения – на стенах зажегся огонь, свечки горели неестественно ярким светом. И, наконец, в свете появилась фигура – из самой арки механизма, предназначенного для вызова демона. Магу стало сразу всё понятно, и он сглотнул застывший ком страха в горле. Фигура явилась в облике человека, в прекрасном облике. Но столь напряжённая и опасная ситуация не давала в полной мере восторгаться её видом и присутствием. Она скорее внушала первородный губительный страх, нежели восхищение, даже при своём обворожительном виде.
Аркан вскинул брови от удивления, выпучил глаза. Он видел её так, как простые люди видят яркое солнце в небе. Она излучала такую силу, что магу показалось, будто эта энергия, льющаяся от неё потоками, ломала его нутро получше любых придуманных пыточных дел мастерами тисков. Она двинулась с места, её присутствие на таком близком расстоянии заставляло руны на теле мага буквально пылать, магически обжигая кожу. Ему потребовалось достаточно много усилий, чтобы сдержать порыв боли в узде.
- К счастью, это не моя работа, - отозвался маг в ответ на её замечание о рунах дворецкого, сжимая крепче кулаки, пропавшие в широких тоннелях рукавов, - В моих планах нет пункта: созывать каких-либо существ из иного мира, бездумно и наобум выбирая его представителя.
Затем он грозно глянул на «учёных», по долгой работе которых сейчас беспечно шагала фигура.
«Я же сказал! Необходимо знать имя демона, которого зовёте в мир! Вызывая кого попало – вот, что может произойти!», мысленно ругал маг дворецкого и его сестру, испепеляя их своим презрительным взглядом.
Затем она потребовала имён. Хоть из её уст это звучало как просьба или предложение, Аркан усомнился, что существо со столь сильной и могущественной аурой может о чём-то «просить». Первым отозвался полукровка.
- Добрый вечер, - ему даже стало смешно внутри, что такую вежливую фразу он говорит Этому существу, но ради этикета поздороваться стоило, - Имя моё Аркан, - кратко представился, и тут же маг усомнился, что она не залезет в его голову и не выведает его подлинного имени, данного от рождения родителями.
Больше всего он сейчас надеялся, что никто не ляпнет глупость. Дерзить Такому существу – всё равно, что совать голову в пасть разъярённого дракона. Но, в общем-то, у здешнего народа дурости и на это бы хватило – тут сомневаться не в чем.
«Необязательно враждовать», повторил маг в голове её слова, «Рилдил меня забери, это я слышу от существа, господствующего в мире постоянного Хаоса! Да я скорее жопу первому встречному демону в его подлинном обличье поцелую, чем в это поверю».
Сзади раздался громкий шум. Что-то громко треснуло, разбилось, и эхо звука, подобно разлетевшемуся на куски стеклу, разнеслось по большому помещению, где в данный момент была группа экспериментаторов. А затем скрип, громкий скрип отворившихся дверей, петли которых уже успел хорошенько застыть от лютого мороза и покрыться корками льда, которые в тот момент трескались и лопались. В проёме появилась новая фигура: мужчина в солидном возрасте, чьи усы подчёркивали аристократичность, голубизну крови. По крайней мере, так показалось Аркану.
Больше всего мага, однако, в этом порадовало то, что открылись двери. Именно то, что они открылись. Это означало, что они не запечатаны здесь, и могут выбраться. Но вряд ли кто-то даст архидьяволу выбраться отсюда вместе с ними. И вряд ли архидьявол даст убраться им самим. Впрочем, эту игру можно было продолжать, пока не стало очень жарко. Но в данный момент Аркану очень хотелось, чтобы стало жарко, ведь от холода, царствующем в этом «подвале», дрожало тело, несмотря на эликсир.

+4

15

Эльфийка, сверкая своей железкой, зачем-то представилась, перечислив все наивные клятвы, которые никому были не нужны за пределами Арисфея… «Ага, защитишь ты нас, как же. Неужели все эльфы полагают, что мир на столько прост?.. Ну да ладно, живой щит – всегда хорошее подспорье», - теперь оставалось надеяться лишь на то, что имя, произнесенное пришелицей из заповедных лесов – не то, с помощью которого призванный демон заполучит в свои лапы нового слугу.

После короткой паузы вновь образовавшуюся тишину нарушил еще один женский голос: на этот раз вещала, как она сама себя назвала, Ведьма, - «Кажется, это та, что тоже рыжая…» – подумалось Оддерли. Голос ее был тверд и полон решимости, но было ясно, что за всей храбростью его скрывается страх перед неизвестным, ибо только глупцы его не испытывают.

Кажется, все замолкли. «Всегда мечтала о свидании в слепую… Правда не с демоном. И в местечке поуютней». Откуда-то из тьмы, сначала очень тихая, а через пару мгновений пронизывающая, отчетливая и громкая, похожая на стон и в тоже время на детский голосок, полилась мелодия скрипки, и было в ней что-то неестественно прекрасное, но в то же время зловещее. Металлические краешки зачарованного обруча накалились, протестуя столь сильному вмешательству, но, кажется, тщетно. Волшебница стояла, словно вкопанная, не в силах шелохнуться. Песнь скрипки сковала каждую конечность ее тела и проникла в самую глубь ее души. «Убирайся… Убирайся!.. Прочь… Из моей… Головы!», – вопила Одд, сомкнув глаза, хотя никто не мог услышать этого крика… Но вдруг мелодия прекратилась, вернувшись обратно в сердце тьмы, не отпускавшей зал из своих объятий с самого момента фиаско призывателей.

– Я не мешаю вашим препирательствам? – откуда-то со стороны разрушенного портала прозвучал глубокий мужской бас, но был он совсем неестественным и даже странным. В его звучании Одд узнала самый дорогой ее сердцу отцовский голос, который она помнила совсем смутно, но все же помнила, – Спасибо, – продолжил Некто, отблагодарив недоумевающих за тишину, – Здесь немного… Темновато, не находите? – раздался звонкий щелчок, по велению которого обмерзшие свечи вновь ожили, вспыхнув голубым демоническим пламенем. И каково же было удивление, когда глазам предстал совсем отличный от того, что обрисовал разум, образ. «Эм-м… Мы точно демона призвали?..», – в рыжую голову закрались сомнения.

Весьма изящно разодетая дама, обхватив свою черную скрипку тонкими пальцами, принялась объяснять собравшимся их же ошибки, и ситуация теперь казалась сплошным абсурдом. Внепространственный призыв, результатом которого должно было стать заточение демона вылился в заточение самих призывателей в одной клетке с, возможно, одним из самых могущественных существ Альмарена.

– Нам не обязательно враждовать… Но я хотела бы услышать ваше объяснение, – высказала вполне резонную… просьбу Геката. Теперь все надежды были на наставника, ну или на Иана с его сестрой, хотя едва те смогли бы заговорить, как казалось Оддерли. Впрочем, всеобщий шок, кажется, уже прошел, во многом благодаря весьма человечному облику гостьи прямиком с седьмого круга Преисподней.

– Как видите, Геката, мы, люди… Да и не только люди, – существа, чей разум полон амбиций, в нашем случае – научных. Вас когда-либо прежде призывали с помощью не только голой магии, а пользуясь вот такой вот чудаковатой махиной? – Одд вытянула руку, онемевшую от холода, указывая на руины портала, среди которых мерцали десятки символов и потускневших пентаграмм.

Вопрос, однако, остался висеть в воздухе, потому как ответ, на который так надеялась Райнстоун, был отсрочен внезапным треском со стороны двери. Еще пара мгновений и она отворилась, а в проеме показалась разодетая в темный камзол фигура, мерцавшая в желтом свете лампы, – Господа, дамы, приветствую всех! – звучный голос пришельца заполнил все помещение. Он искал какую-то миссис Самберсент, но затем вдруг обратился к дьяволу, зачем-то представившись. «Ну вот… Сам себе выкопал могилу», – с досадой подумала Одд. Лед, тем временем, продолжал таять и покрываться трещинами в присутствии этого человека. Рыжей доводилось слышать о негаторах, но в жизни она с таким еще не сталкивалась, да и если этот аристократического вида мужчина в действительности может нивелировать магическое воздействие Гекаты, тем лучше.

Отредактировано Оддерли Райнстоун (15-09-2016 23:31:53)

+3

16

К разочарованию Мерифил, собравшиеся в зале люди проявили именно то, чем они "прославились" среди остальных – свою заносчивость и невежество. Выслушав ворчливые смешки, эльфийка возвела глаза к потолку – неужели иноземцы действительно полагали, что она откроет им свое настоящее имя, а не то, под которым привыкла появляться среди не заслуживающих большого доверия чужаков?.. В отличие от смертных, рейнджер не обманывалась: сильный демон без труда узнает их имена, да и не только. Но что было взять с народца, чьи потомки рождались, старели и умирали быстрее, чем увядала трава по осени?
Как раз в этот миг сознание сребролунницы коснулась музыка. Торжественная, но душевная, - и вместе с тем, до дрожи волнительная. Тонкая скрипка дернула за самые нежные струны, пробуждая глубокую тоску, вознеслась на вершину отчаянья и рухнула в темную бездну того самого – безнадеги.
- Я не мешаю вашим препирательствам?
Мерифил вздрогнула: Уладриэль! Это были ее интонации: властные, но преисполненные смиренного достоинства.
- Здесь немного... Темновато, не находите?
Отчего демон, (а эльфийка не сомневалась, что это был именно он), избрал ее мать для своих жестоких игр? Ведь она…
Безумно скучала все эти годы”.
Пользуясь тем, что их по-прежнему окружала тьма, рейнджер смахнула слезу. Сразу за этим подвал залил яркий свет.
- Меня зовут Геката. Представитесь в ответ?
Кем бы не являлась прибывшая к ним из портала женщина, она, безусловно, была ослепительно красива; даже Мерифил заметила это. По-эльфийски утонченные черты лица, бледная кожа, тонкий стан… Было бы странно, если бы у собравшихся мужчин не перехватило вдруг дыхание.
Тем более, что к ним присоединился еще один, представившийся Гринчем Сваллоу. Что странно, с появлением седовласого господина, в комнате стало чуточку теплее – впрочем, не настолько, чтобы сребролунница смогла вновь ощущать кончики своих пальцев. На какое-то время мужчина полностью поглотил внимание рейнджера. Он хорошо держал себя, и похоже, не слишком-то робел перед лицом зла. Такое поведение, оправданное не одними пустыми словами, но и деловитостью мастера механизмов (а для дочери  леса это казалось едва ли не сложнейшей из всех наук), вызывало определенное уважение.
Впрочем, дальше все пошло, как прежде: излишняя болтливость, показная небрежность, неуместная гордость перед собственной глупость… Высказавшись ранее, Мерифил теперь молчала, слушая, как остальные участники эксперимента раздирают Гекату вопросами. Что она могла спросить у демона? Кем являлась женщина с золотыми глазами? Но разве та ответит правдиво... Зачем она пришла сюда? Но об этом не мог догадываться, разве что, безумец…
“Мое оружие перед ней бессильно, а поспешность и неуважение приведут лишь к тому, что разозлят демона”, - рассудила про себя эльфийка, пряча меч обратно в ножны. Она не собиралась заводить дружбу с созданием из иного мира, и предложение о сотрудничестве восприняла, как злую шутку. Однако бросаться в бой с первых слов? Нет, Мерифил была уже достаточно мудра, чтобы не совершать таких оплошностей.
Сейчас она с надеждой смотрела на мистера Сваллоу – уж если он изобрел машину, которая вытаскивала чертовщину, как из мешка, то, может, ему удастся вернуть Гекату назад таким же способом?
Не тебя мы приглашали, - подумала вдруг сребролунница ясно и отчетливо, провожая даму со скрипкой осторожным взглядом. – Ты явилась сюда обманом”.

+2

17

Она лишь глубоко вздохнула, снисходительно помотала головой и немного устало, утомленно, словно слушая одни и те же глупости по бесконечному количеству раз, помассировала переносицу пальцами. Да, смертных стоит понять. Ассоциации со словом «Архидьявол» наверняка возникали не самые приятные. Сама Геката, впрочем, не воспринимала свое присутствие здесь как что-то, за что можно устроить бессмысленную резню мировых масштабов. После тысячного выкашенного Плана это стало чересчур наскучивать. Смотреть, как смертные убивают сами себя ради мимолетных ценностей, вроде денег или семьи — гораздо приятнее, нежели вмешиваться в их быт лично.

- К счастью, это не моя работа, - наконец-то отозвался один из призывателей, на что Она лишь довольно улыбнулась и покивала головой, словно радуясь первым словам собственного ребенка. - В моих планах нет пункта: созывать каких-либо существ из иного мира, бездумно и наобум выбирая его представителя. Добрый вечер. Имя моё Аркан.
Геката удивленно хмыкнула. Юноша скрывал свое имя. Интересно, он не знает, что Архидьявол видит его душу, или просто не хочет представляться при остальных?
- Я сыграю в твою игру... «Аркан», - на последнем слове Она сделала особый, слегка ехидный, но все же беззлобный акцент. - Рада встрече. Послушаем же, что скажут остальные.
В том, что и у всех остальных есть слова, Она не сомневалась. Смертные — как шакалы. И когда вожак шакалов сумел выдавить из себя скулеж перед ликом львицы, заскулят и другие.
Перебивать их львица пока не собиралась.

- Как видите, Геката, мы, люди… Да и не только люди, – существа, чей разум полон амбиций, в нашем случае – научных. Вас когда-либо прежде призывали с помощью не только голой магии, а пользуясь вот такой вот чудаковатой махиной?
- Представиться было бы вежливостью, маленькая смертная леди, - слегка недовольно хмыкнула женщина и изогнула тонкую бровь в удивленном выражении. - Нет. Но я выскажусь насчет этого... Только когда антракт закончится и в театр подойдут оставшиеся актеры.
Геката загадочно улыбнулась уголками губ и обратила взгляд янтарных глаз в пустоту, на замерзшую дверь. Спустя считанные мгновения дверь стала оттаивать от Канийского льда и в зал вошел еще один смертный. На его внешность, лицо и характер Она не обратила внимания. Куда интереснее ей была его душа.
- «Какой... Ценный экземпляр.»
- Миледи, с прискорбием вынужден признать, что мы друг другу не представлены. Я – Гринч Сваллоу, поставщик машин и механизмов для этой академии. А вы кто будете? И, видимо, данное собрание совершило такую оплошность, призвав вас из вашего мира?
Глядя на новое действующее лицо спектакля, Геката не смогла сдержать улыбки, а когда усач коснулся невидимой шляпы, то и вовсе беззаботного дружелюбного смеха.
- Геката, - театрально поклонившись, словно трагик, закончивший выступление, пропела женщина, подыгрывая господину Гринчу. - Архидьявол Седьмого Круга Ада, Госпожа Игры и Притворства. Не единственный дьявол в этом помещении... Не так ли, господин Сваллоу? - Она вновь засмеялась. - Не подумываете о смене места жительства? Для такого как Вы у меня найдется вакансия и вне Канийских шахт. Не желаете поработать звероводом? Производителем шахтного оборудования? Надзирателем? Нет? - Геката драматично вздохнула и с предельной грустью потерлась щекой о скрипку. - В любом случае, скоро, через столетие-другое мы увидимся в моих владениях. Но я вижу там большое будущее для Вас, Сваллоу-Самберсент. В Вас есть поистине дьявольские задатки. Бойтесь их, но никуда Вам от них не деться, как и мне — от своих. Кстати, говоря о машине...

Спокойно обернувшись, Она окинула флегматичным взглядом портальную механическую арку.
- Какая сложная! Воистину, ее создал мастер! - Восхитилась Геката, плавно проходясь ладонями по металлическому полукуполу. - Интересно, как эта штука снимается...
С хрустом и скрежетом, несколько деталей, включая шнуры питания, порвались и улетели в другой конец зала под легкими, кажется, поглаживающими касаниями свободной руки женщины.
- Вот. Теперь я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО рада вас всех видеть, - вновь повернувшись к зрителям, молвила Она, сверкнув коварным, хищным взором ярко-янтарных глаз. - Первый акт комедии закончился. Предлагаю перейти к драме.
Шагнув на пол, Геката села на высокий портальный постамент и положила рядом с собой скрипку. После чего легко, изящно закинула ногу на ногу и отвернула край черных тонких ботфорт. Ниже бедер, под сапогами, у женщины были надеты сетчатые чулки. Однако их Она использовала не как украшение, а как средство для переноса предметов. На сей раз желанной вещью оказалась угольно-черная, под цвет скрипки, бумажка, свиток, перевязанный белой блестящей лентой.

- Я не являлась сюда обманом, смертная малышка, - обратилась Она к Мерифил и кровожадно улыбнулась. Больше не было в ее улыбке беззаботной радости. Только холод и предвкушение кровавого пира. - Тот, кто настраивал этот портал, знал, когда и кого призывает, - Она перевела взгляд на молчаливых горе-алхимиков, которые, почувствовав Ее тяжелый взгляд, сглотнули и попятились. - Нет... Я вижу, что это были не вы... Не один из присутствующих... Своему появлению здесь я обязана кому-то другому... Кого я пока не вижу, - на мгновение Геката стала серьезной, задумчивой, после чего снова улыбнулась и перевела взгляд на эльфийку. - Твоя богиня действительно любит твой род. Лично Ллос просила меня покарать тебя за то, что ты убила ее дитя. Но и Ллос, и Играсиль подчиняются законам Преисподней. Как подчиняюсь им я. Как подчиняетесь вы все. Поэтому ваши суждения о моей кровожадности преувеличены. Я — не демон. Не злая тварь, главная задача которой — удовлетворение собственной похоти. Я — Архидьявол. Я предпочитаю поддерживать порядок и положительные отношения со всеми вами, как с будущими подчиненными. Я — хорошая и добрая начальница, которая не будет бить вас хлыстом, если вы будете показывать низкие результаты труда... Гораздо выгоднее для меня подписать с кем-то из вас контракт. Кстати, о контрактах...
Уперевшись локтем в колено, а острым подбородком — о кулачок, Геката, свободной рукой, раскрыла весьма длинный свиток и продемонстрировала написанные белой краской на черной бумаге правила. После чего взглянула на Аркана.

- Я вижу пятна на твоей одежде. Я вижу твои черты. Я вижу на тебе отпечаток Древних. Вижу, чего ты хочешь... - Она улыбнулась. - Я предлагаю тебе взаимовыгодное соглашение, смертный маг. Подпиши со мной Договор, и я дарую тебе бессмертие, которого ты так хочешь.
В правой руке, доселе спокойно подпирающей голову, появился камень. За считанные секунды бесформенный камень стал принимать форму настоящего человеческого сердца и окрашиваться в блестящий желтый цвет.
- Философский камень. Апогей алхимической и рунной магии. Он здесь. Пока что в моих руках, - Она приподняла условия контракта чуть выше, акцентируя внимание полуэльфа на определенный строках. - Продажа души подразумевает труд на меня в загробной жизни... Но для тебя не будет загробной жизни. Даже я буду не в праве называть тебя «смертным». Ты не будешь сражен ни мечом, ни стрелой, ни временем. Ты получишь бессмертие, свойственное лишь богам. Ты превзойдешь Ллос, Играсиль и Рилдира, ибо они — лишь долгоживущие глупцы. Ты же... Ты будешь жить вечно. Ты сможешь не только идти в ногу со временем, но научишься идти вперед. Научишься манипулировать временем. Оно потеряет для тебя смысл, потеряет цену. То, чему обучают не только в стенах этой академии, но и на этом Плане, станет для тебя лепетом — ради жажды магии, знаний и новаторства ты выйдешь за пределы Материального Плана. С помощью своей мудрости и бессмертия ты отправишься странствовать по Мирам как бессмертный представитель самого себя. Круги Ада станут для тебя площадкой для игры и утоления жажды нового, Миры — террариумом, полным мелких насекомых. Смертные потянутся за твоим сознанием, пойдут как за богом, но ты... Бросишь их, ибо они приходят и умирают, как намокает и сохнет песок. Для них время — это все. Они — рабы времени. Они — смертные. Но ты... Ты будешь знать все. Ты станешь всемогущим соединением всего, что когда либо знала сама Сила.

Закончив речь, Геката глубоко выдохнула и, ласково улыбнувшись, указала рукой с философским камнем на конец свитка, где оставалось немного места как раз для подписи.
- Я, Геката, клянусь своим именем Архидьявола, что сказанное мной — чистая правда. Законы Девяти Кругов запрещают мне лгать и манипулировать свойствами контракта при его составлении. Так что... Все, что тебе нужно — это надкусить палец и приложить его к свободному месту. Срок контракта — вечность, а условия — все, перечисленное мною в обмен на твою душу.

офф

Ксана может писать вне очереди.

Аркан
контракт подписать действительно можно. От действий твоего персонажа квест пойдет в ту, или иную сторону.

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/jsGZt.png[/AVA][STA]МЫ ТОЛЬКО НАЧАЛИ.[/STA][NIC]Геката[/NIC]
[SGN]http://sd.uploads.ru/t/ru97p.gif[/SGN]

Отредактировано Роза (16-09-2016 19:42:27)

+3

18

-Миледи, я чрезвычайно доволен знакомством с вами, но вынужден признать, что ваши слова не находят отклика в моем уме, - повесив лампу, я подкрутил ус и осмотрел собравшихся, вокруг которых гостья уже заплела кружева сетей из слов. Я подошел к сестренке и коснулся ее плеча, выжигая всю магическую гнусь из ее тела. А Геката уже сломала портал, окончательно оставаясь в нашем мире. - И, мягко говоря, разочарован вашим наплевательским отношением к чужому труду, миледи. Аккуратнее надо с техникой.
Но она уже занялась другим участником. Неким Арканом, кому она наобещала с три короба. Хех... После того, как она представилась мне, верить ей будет большой глупостью. Но, думаю, все здесь люди взрослые и должны сами понимать, во что ввязались. Хотя о чем я вообще думаю? Призывать демона из других измерений - всегда было и есть признаком глубочайшей глупости.
-Гринч... - тихо зашептала Стеша, привлекая мое внимание. - Надо что-то делать... С ней и с нами.
-Разберемся, Стефания. А пока тебе лучше покинуть это помещение. Не прекословь, - я слышу, как отзвуки моего голоса заполняют помещение. Иногда его низкий рокот идет на пользу, например, чтобы перекрыть грохот строительной площадки. Но с другой стороны - шептать я так и не научился. Так что придется выходить на авансцену, чтобы прикрыть скорый отход моей сестры.
И я снова всматриваюсь в златоглазую даму, решившую, что именно она здесь - главная скрипка. Хотя скрипка у нее чрезвычайно прелестная, спорить не буду, хоть и совсем не разбираюсь в музыкальных инструментах. Но главный вопрос в том, что же она держит в руках. Если это действительно то, о чем она говорит... То это явно может быть интересным. А вот если это - очередная ложь, которую она пытается влить всем участникам в уши, то я не удивлюсь ни на йоту. А узнать это очень просто. Три шага, и край ауры накрывает гостью. Я чувствую, как ее сила растворяется в тишине рационализма. Стукнув тростью по каменным плитам, я привлек внимание к своей скромной персоне.
-Господа и дамы, вынужден признать всю ошибочность и глупость этого мероприятия. Не могу понять, как вы согласились на это, впрочем, этот же вопрос меня и попросили задать присутствующей здесь Стефании, - строго глянув на притихшую сестренку, я задумчиво обвожу взглядом присутствующих и останавливаюсь на Гекате, рука которой оказалась пуста, что меня нисколько не смутило. - Миледи, если за всеми вашими предложениями лишь... пустое место, то я с превеликой печалью буду утверждать, что любые договоренности с вами не несут в себе ни зерна пользы.
Я целенаправлено шел на то, чтобы акцентировать ее внимание на своей фигуре. Она могла солгать во многом, даже в том, кто она есть. Но в любом случае, она достаточно сильна, чтобы являться опасной. И у меня есть наибольший шанс из всех присутствующих при прямом и косвенном конфликтах с этой дамой, хотя, не скрою, она достаточно симпатична и очень даже привлекательна. Вот только мои мысли заняты другой женщиной, чью отступление я и прикрываю. Стеша лишь ненадолго замешкалась перед тем, как ретироваться из зала. Пока Геката в поле моей деятельности, она должна успеть добраться до тех, кто должен узнать о случившемся. И сестренка это понимает не хуже меня самого. Надо выиграть ей побольше времени.

+2

19

Внезапно полившаяся откуда то из центра комнаты  музыка резанула по ушам, заставив девушку скривиться. Она ненавидела этот инструмент, и потому звуки данного инструмента были для рыжей сродни скрежету по стеклу. Правда потом развитие звучания даже стало относительно сносным, но когда все же музыка закончилась, Кроу вздохнула с облегчением.  А вот прозвучавший вслед голос показался отдаленно знакомым, хоть рыжая и  не могла понять, кого именно. Толи госпожу Розу, толи матери Заны, но точнее определить она не смогла, а может огненной это и вовсе показалось. Хотя что-то знакомое определенно было. А вот увиденное Кроу не понравилось вовсе. Она терпеть не могла других рыжих, а эта еще была и крашеной, судя по темнеющим корням, так что двух их, вместе с той, что жалась к эльфу уже было много, а третья и вовсе была перебором.

Но это была только неосознанная реакция, какой обычно дают оценку при первой встрече, полагаясь чисто на внутренние ощущения. Мыслями то она понимала, что перед ней не просто женщина, а именно то, что они призвали при  помощи машины, и то что она не выглядела как агрессивный и опасный демон, готовый их убить в любой миг, говорило лишь о том, что призвали они вовсе не то, что они планировали призвать.

А значит они вообще не имели понятия, что призвали, но вскоре сама гостья сначала дала намек, сказав, что в рунном рисунке были перепутаны символы «эйн» и «айнэ», а после и вовсе представившись и предложив сделать то же самое и другим присутствующим.

Скривившись, Кроу решила промолчать и вообще пока не вступать в разговор с сущностью с другого плана. Как то она сталкивалась со старой ведьмой, которая в рассказывала о том, что дьяволы в отличие от демонов берут хитростью и заинтересованы только в душах, но насколько ей можно было доверять... Все же ведьма была вовсе не молода и с головой у нее могли быть проблемы... Но если это действительно не просто, а архи-дьявол, то, скорее всего, ей и так известно имя всех присутствующих, а может даже и истинные... Но если это все же демон пошел на какие-то уловки, или это и вовсе что-то другое... Лучше не рисковать.
Появление еще одного гостя на сей раз появившегося не столь пафосно, заставило Кроу удивленно уставиться на  неизвестного, который столь спокойно шагнул внутрь. Был это неприглядного вида мужчина перевалившего за средние лета, но еще не старый и единственным элементом который мог запомниться — это усы. Да, шпион из магички был бы никакой, но она пи не претендовала. Вот аура этого человека уже совсем другое. И конечно же ведьме она не понравилась, как кошки не любят воду. И новый гость сего подвала конечно же завел с появившейся ранее дамой разговор,к которому так же подключился эльф и даже рыжая номер два  (надеюсь, никто не сомневался, что под первым номером может идти только Ксана) решила вставить свои пять медяков, чем заслужила неодобрение рыжей номер три (крашеной).

Вообще, огненная не очень хорошо понимала, что все же сейчас происходит, но само представление гостьи вновь прибывшему Свалоу говорило о том, что доверять иноплановой сущности не стоит. Особенно учитывая как активно она стала засыпать присутствующих предложениями. Первым приглашение получил Гринч и то, что его тоже назвали дьяволом не прибавило человеку с такой неприятной сущностью, как антимагия приятности в глазах Кроу. Что же значит? Академия уже дано имеете дело с инферналом, спокойненько живущим среди прочих смертных и не очень? Да уж... Количество вопросов к Лозарит росло  в геометрической прогрессии.

Далее последовал черед эльфа, назвавшегося Арканом. И что же госпожа  архидьявол предложила нашему ушастому другу? Да всего лишь бессмертие, причем полное, как от времени, так и от каких либо возможных травм. Да еще так расписала, что даже долг отдавать не придется.  И станет он «всемогущим соединением всего», увещевала  Геката, как заядлая торговка, рекламирующая свой первоклассный товар. При этом увещевала, что все честно и врать она ну никак не может. Ну прям не архидьявол, а мать-благодетельница, пришедшая одарить всех на праздники по заслугам. Жаль только что тело остроухого без души все равно сгниет изнутри, так как без души ничто не может стать вечным.

Кстати о заслугах на саму Кроу пока не обратили внимания и предложений не делали, что говорило либо о том, что первые два господина либо более ценные кадры для инфернальной гостьи, либо же начали с них как с наиболее впечатлительных, с которыми будет легче разобраться. Конечно же второе предположение льстил больше, но сама огненная ведьма была больше склонна к реальной оценке вещей. Кому нужен всего лишь еще один огненный маг, пусть даже чуть сильнее обычных. Она даже сейчас бесполезна, просто пассивно наблюдая за всем происходящим из-за спины эльфа и только иронизирует, чтобы хоть как-то взбодриться. Ксана была не самой умной, но и далеко не глупой женщиной, и эта неопределенность тяготила ее. Знай она сейчас правила игры, уже давно бы попыталась что-то придумать, но ее познания о демонах и дьяволах заключались в полученных в академии «никогда даже не думайте вызывать это, потому что это плохо» и пары рассказов мразматичной старой ведьмы, которая к тому же и выражалась витиевато, так что не поймешь, что из сказанного правда, а что словесный оборот.

+3

20

Геката и прибывший господин Гринч так мило общались, что можно было подумать, будто это встреча на светском балу. Если бы только бал проходил в зале вызова существ из потустороннего мира и был заполнен волшебным холодом, пробирающим до костей и мозга. Эта игра действовала на нервы мага. Такая напряжённая, давящая ситуация, а они разводили здесь светские беседы! Аркан стиснул зубы, подавляя желание презрительно фыркнуть.
Затем она разломила последние «выжившие» скрепленные детали машины, призвавшей её сюда, отшвырнув в другую сторону. Зовущаяся Гекатой после этого выглядела ещё более непринуждённой, будто скинула с себя остатки пут, которые не давали ей полной свободы действий.
Для неё это было театром? В каком цвете она видела этот мир? Сложно понять архидьявола. Аркан не знал ни одного из них, но сейчас чувствовал, что у тех проблемы с головой. Если, конечно, к ним вообще можно отнести такое понятие. Она видела всё как игру. Для неё это было так легко. Собравшиеся перед ней не могли уловить того же, не могли думать, что это всё театральная постановка. Если бы это было действительно так, если бы всё было так легко…
Аркан махнул рукой своей ученице, как просьбу замолчать. Он не хотел, чтобы Оддерли говорила с этим существом. Не хотел бы, чтобы смотрела на неё. Не хотел бы, чтобы она вообще находилась здесь, рядом с Гекатой, пусть даже и за своим наставником, который сейчас стеной старался оградить её от беды, предвещавшую присутствие архидьявола в этом мире.
Её слова были лживы. Они лились с её губ, словно сладкий мёд, но любой, кто хоть немного смыслит в демонах, дьяволах, архидьяволах и прочих сложных созданиях, понял бы, что на самом деле это смертоносный яд. Как бы она не старалась убедить стоящих перед ней фигур в том, что она не желает зла, что не желает вражды, прибыла только с миром, ровняя себя со светлым божеством, спустившимся с Небес на землю, дабы творить порядок, правосудие и искоренять зло, все видели в этом ложь. Маг усмехнулся про себя, нахмурив брови. Ей стоит понять, что перед ней предстали не кучка слабовольных глупцов, которые будут верить каждому её слову, не будут биться в страхе перед ней, не задрожат, как только она бросит первую угрозу. Если это создание Хаоса имело раньше дела только с невеждами, которых легко было надуть своей ложью, то сейчас она явно не в своей стихии.
Затем она вновь стала обращаться к магу. И снова он напрягся так, будто в него пустили незримую стрелу, пробившую его душу насквозь. Она читала в его голове страсти, желания и прихоти Аркана. Она знала их так же ясно, как знает сам Аркан. Случилось то, чего и ждал маг – архидьявол предложила сделку по контракту. Слова об обещанном бессмертии заставили нервно дрогнуть его правый глаз.
Затем она достала нечто, напоминающее камушек, показав его полукровке. Вмиг камень изменил форму. Аркан читал об этом. Он даже чувствовал магию, исходящую из этого могущественного предмета. Маг сразу догадался, что в руках у Гекаты, его глаза широко раскрылись от изумления.
«Укуси меня грифон, это же…»
- Философский камень. Апогей алхимической и рунной магии, - Она будто бы продолжила за него мысль, пока Аркан продолжал в ступоре стоять и выжигать жадным взглядом необычную игрушку, дарующую бессмертие, из которого настоящий опытный алхимик мог изготовить эликсир вечной жизни.
Видеть это чудо в живую оказалось сложно. Она говорила, давала предложения полукровке, ласкала его слух своими речами, а он лишь смотрел на камень, впиваясь в него горящим желанием взглядом. Во рту пересохло. Казалось, для Аркана не существует уже ничего. Лишь Философский Камень и он, готовый отдать за первого что угодно.
Громкий голос прибывшего мужчины с усами вывел мага из состояния транса. Его быстрое сближение давало Аркану понять, кто этот гость. Руны на теле перестали гудеть жгучей болью, как только мужчина с тростью подошёл очень близко. На секунду Аркан стал благодарен ему за анти-магические возможности, хотя и не любил в глубине души владеющих анти-магией. Вообще, сложно подумать, какой маг может хорошо их жаловать.
Мужчина говорил, а Аркан был на волнах своих мыслей. Он всё думал о предложении Гекаты.
«Верить дьяволу нельзя», - твёрдо говорило его нутро, так же велел и разум, - «В её руках философский камень! Аркан, ты станешь бессмертным. Ты слышишь, что Она говорит? Возвысишься над всеми, магия станет твоим слугой. Как ты и мечтал, как ты и желал. Достаточно оставить подпись кровью, и в твоих руках будет могущество, о котором ты и не мыслил. Не стоит ли оно того, чтобы отдать за это душу?», - вещала его алчность внутри.
Он ещё раз вскинул варианты и пришёл к выводу. Отдавать душу дьяволу означает погубить себя. Без души он не сможет быть тем, кем является. Без души он умрёт. Значит, она даст ему бессмертие путём умерщвления? Что-то подобное делают некроманты, убивая своих жертв и делая неживыми слугами. Они превращают их в безвольную нежить, не способную сопротивляться давлению своего господина. На такое Аркан пойти не готов, даже несмотря на обещания дьявола.
- Нет, - грубым тоном бросил он, - Я не стану марионеткой. Я предпочту достичь силы и бессмертия своими руками, своими умом, нежели отдавать свою жизнь в руки дьявола, в обмен на лёгкую добычу. В словах твоих смрадный яд, - закончил маг, крепче сжимая кулаки, будто готовясь к драке, которую, ему казалось, не избежать.
Как только все откажутся от даров – не будут же они настолько глупы? – что останется делать Гекате? Уйти восвояси, наплевав на отказы, наплевав на ложный случайный вызов? Вряд ли. Бедным вызывателям придётся заплатить за свою дерзость. Архидьявол не станет прощать это, Аркан был уверен. Её гордость, самоуверенность, величавость не позволят закрыть глаза на это.

+3

21

– Представиться было бы вежливостью, маленькая смертная леди, – с укором вымолвила дьяволица. «Ты дура, Оддерли», – мысленно отругала себя рыжая особа. Еще никогда прежде она не сталкивалась с существами, подобными… Архидьяволу. С одной стороны, любопытство просто раздирало волшебницу изнутри миллиардами вопросов, но с другой, рассудок велел умерить пыл и соблюдать осторожность: кто знает, чем обернется слово, случайно брошенное в адрес гостьи.

«Почему нам никогда не рассказывали об Архидьяволах в Академии?.. Неужели они считают, что безопасность заключается в незнании?.. Или с таким могущественным порождением Рилдира еще никто не сталкивался? Черт, хватит мучить себя вопросами!..» – она едва заметно мотнула головой, прогнав все мысли прочь. Тем временем Геката уже преуспела в плетении своей паутины. Эта дама не лезла в карман за словом и знала о каждой слабости и о каждом малейшем желании присутствующих. Но, кажется, собравшиеся здесь были не так просты, как хотелось бы пришелице из Преисподней.

Новоприбывший Гринч Сваллоу, казалось, был чем-то озабочен и почему-то ежесекундно поглядывал на свою белокурую сестрицу. В своем стремлении прикрыть ее отход он был слишком очевиден, но Геката, видимо, предусмотрела и это, раз не превратила ее в пепел. Теперь оставалось лишь наблюдать за противостоянием Госпожи Игры и Притворства и простого механика с непростой аурой. Последний весьма резонно обвинял собеседницу во лжи, что вряд ли бы ей понравилось…

Когда свой взор Геката обратила к Аркану, Одд невольно поежилась и отошла в сторону. Тонкие пальцы белоснежной руки заключили в свои нежные объятья философский камень, пульсирующий магической энергией. Из уст дьяволицы ручьем лились сладкие речи, извращавшие рассудок. Но воля наставника не дрогнула: Я не стану марионеткой. Я предпочту достичь силы и бессмертия своими руками, своими умом, нежели отдавать свою жизнь в руки дьявола, в обмен на лёгкую добычу. В словах твоих смрадный яд, – наконец вымолвил он, бросив грозный взгляд в сторону искусительницы. Оддерли облегченно вздохнула, но мимолетное спокойствие вновь сменилось тревогой. Воздух был пропитан чем-то нехорошим и напряжение теперь росло с каждой секундой. Едва ли Геката смирится с отказом. Кто-то должен был пожертвовать собой, чтобы спасти остальных, но все смертные боятся расстаться с жизнью… Почему-то Одд захотелось посмотреть на эльфийку, еще пару минут назад обещавшую защиту.

Отредактировано Оддерли Райнстоун (18-09-2016 22:54:51)

+3

22

Мерифил скипает очередь по объективным причинам.
Ксана напишет после меня. Пишу я очевидно.

0

23

- Господа и дамы, вынужден признать всю ошибочность и глупость этого мероприятия. Не могу понять, как вы согласились на это, впрочем, этот же вопрос меня и попросили задать присутствующей здесь Стефании. Миледи, если за всеми вашими предложениями лишь... пустое место, то я с превеликой печалью буду утверждать, что любые договоренности с вами не несут в себе ни зерна пользы.
- Нет. Я не стану марионеткой. Я предпочту достичь силы и бессмертия своими руками, своими умом, нежели отдавать свою жизнь в руки дьявола, в обмен на лёгкую добычу. В словах твоих смрадный яд.
Вскинув обе брови в удивленном выражении, Геката отвела взгляд янтарных глаз куда-то в сторону от приблизившегося к ней Гринча, цокнула языком и задумчиво почесала затылок.
- Даже так, - пробормотала она со вздохом и неспешно встала с каменного постамента, отряхнув полы платья. - Ну, я даже не знаю...
Кажется, что в голосе ее сквозило искреннее удивление и даже смущение. Однако узнать, что именно чувствует архидьявол — как минимум... Затруднительно. Особенно, если этот архидьявол — владыка театральной игры и притворства.

- Раз вы не знаете о понятии вежливости... Тогда я... Начну собирать души сама!
Тонкая, с виду хрупкая рука жестко коснулась груди здоровяка. Мгновение, и бледные пальцы сжались на его одежде. Мгновение, и Гринч поднят в воздух. Мгновение, и, преодолевая все законы логики и физики, инженер, спонсор и просто друг волшебной академии, летит, подобно соломенной кукле, в сторону, подальше от призванной дьяволицы. Да в сторону не в случайную, а как раз в группу собравшихся. Аркан и Оддерли стояли достаточно поодаль от траектории полета Гринча, чтобы среагировать — как ни крути, маги имели акробатические и физические данные получше многих воинов. А вот Дочь Реки и огненная ведьма приняли на себя всю массу отброшенного громилы. В телах обеих, кажется, что-то хрустнуло. Обе упали на пол, придавленные инженером. Однако Мерифил повезло меньше — она стояла как раз возле груды деревянных коробок. Падая, отважная защитница неудачно ударилась головой. Свет в глазах ее стал меркнуть, а в голове неприятно гудело и свистело. Тающий орнамент льда на каменном потолке подвала кружился с бешеной скоростью. Девушка осталась в сознании, но подняться пока не может. А если сможет, то ничем, кроме нового падения это не кончится.
Ксана же, хоть и получила незначительный вывих руки, все еще жива и относительно здорова.

Вместе с отлетевшим в сторону Гринчем, Геката почувствовала, как в ее бессмертную форму возвращается магия. На тонких алых губах вновь заиграла зловещая улыбка, а в прищуре янтарных глаз виднелась злоба и неприкрытая насмешка.
- Ты нравишься мне больше всех, - мурлыкнула она и послала инженеру воздушный поцелуй. - По крайней мере ты не такой... Хам.

Внезапно на голову всех присутствующих обрушилась необъяснимая, нематериальная тяжесть. Веки буквально налились металлом, конечности стали мякнуть. Дыхание становилось все медленнее, все тяжелее. Притяжение пола под ногами становилось сильным, навязчивым, буквально манящим. Чарующие клубы волшебного ментального сна окутали присутствующих, заставляя их волей-неволей закрывать веки и сомневаться в правильности происходящего. Каждый стал погружаться в мир, находящийся между сонными грезами и реальностью.
Гринчу же было не легче. Резкий и долгий полет в другой конец подвала не особо навредил крепкому мужчине. Напротив, из-за рефлекторно выбросившегося в кровь адреналина чувства его обострились, а внимание улучшилось, а сон, как и любые другие заклинания, не действовали на Гринча. Напасть пришла с другой стороны.
Антимагия также имела откат. И чем дольше антимаг находится в присутствии могущественного мага, и чем могущественнее нейтрализуемый объект, тем быстрее и сильнее становится откат. А в присутствии столь сильного, как Геката, существа, ждать отката не пришлось... Аура-негатор, впрочем, осталась на месте, а дьяволица все еще старается держаться от Гринча подальше, не подозревая, как работает врожденный талант инженера.

- Обнимите Вечность... И спите. Это неизбежно. Как за закатом наступает ночь, так и вам пора отдохнуть.

офф

Вполне обычное, хоть и мощное заклинание в исполнении архидьявола - сон, узнают наверняка все. Потому, и способы защиты вспомнить несложно. Тормошить друг друга, воспроизводить в голове самые плохие свои воспоминания. Делать все, чтобы не уснуть - именно так можно защититься от ментальной магии Гекаты. Гринч же лишь начал чувствовать откат. До того, как он потеряет сознание, еще целых несколько минут... Что не так уж и мало в сложившейся ситуации.

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/jsGZt.png[/AVA][STA]МЫ ТОЛЬКО НАЧАЛИ.[/STA][NIC]Геката[/NIC]
[SGN]http://sd.uploads.ru/t/ru97p.gif[/SGN]

Отредактировано Роза (24-09-2016 11:32:19)

+3

24

Благо народ здесь подобрался здравомыслящий. Пусть леди Геката, архидьявол Седдьмого круга — Скании и разливалась соловьем, но ни механик, ни остроухий маг не польстились на предложенное, хотя в случае с Арканом все звучало довольно интересно. Бессмертие, да которое еще и позволит не платить долг, да еще и возвысит нашего остроухого мага над прочими смертными... Все бы это было хорошо, если бы не было ни на грамм правдоподобным. Насколько изучила этот вопрос рыжая, тело без души, даже бессмертное,  не сможет существовать и энергия астрального мира будет его постоянно подтачивать Даже если это не убьет полуэльфа, то загонит в бесконечны цикл болезненных страданий, вызывающих у прочих смерть и последующей регенерации. Это ли бессмертие? А если  рыжая и ошиблась, то все равно тут скорее всего был какой-то подвох.

Так или иначе, отказ Гекату сильно разочаровал, так как тело грузного антимага, как легкая перьевая подушка, взвилось в воздух. Аркан отреагировал на это мгновенно, а вот Ксана, стоящая прямо за спиной остроухого, не имея полного обзора, начала движение уже вслед за эльфийским магом и ей не хватило буквально какой-то доли секунды, чтобы полностью уйти с траектории движения падающего Свалоу. Его туфля больно ударила по лицу, разбив губу и опрокинув на пол саму магичку.

Уже лежа на полу, она подняла взор и  заметила как самодовольно, зловеще заулыбалась гостья с иного плана, видимо, довольная тем, что избавилась от инженера с его неприятным талантом. В этот момент рыжая, пусть даже не переносящая этот талант на подсознании из-за своей магической сущности, сожалела, что Гринч не оказался достаточно силен и проворен, чтобы еще подосаждать госпоже Гекате. Пусть даже ведьме пришлось бы потерпеть присутствие этой неприятной ауры. Вот никогда бы не подумала...

Но тут стало не до этого, так как навалилось тяжелое сонливое состояние. И Ксана бы ему поддалась, если бы не боль в губе, все еще не утихшая после встречи с ботинком инженера. Мысли шевелились все медленнее, а веки становились все тяжелее, но в то же время пришло осознание того, что этот сон не естественен, а порождение чар демоничской гостью. Цепляясь за последнюю возможность, девушка прикусила разбитую губу. Было больно, что аж на глаза слезы навернулись, но в то же время с этим пришло отрезвление. Рыжая будто вынырнула из-под толщи воды. Яркая вспышка сознания на какое-то мгновение вновь озарила засыпающий разум, после чего вновь навалилась тяжесть, но новая волна боли вместе с заново прикушенной губой породило новую искру озарения, рожденного болью. Нельзя было терять сознание. Ведь именно этого добивалась владыка обмана! Чтобы усилить эффект,  огненная вцепилась ногтями в ладони, царапая их, дабы достичь этой искрящейся, отрезвляющей боли, не дающей угаснуть сознанию.

ОФТ

Из-за того что возникли некоторые разночтения с  госпожой Гекатой, внесены некоторые изменения в результат падения Свалоу

Отредактировано Ксана Кроу (22-09-2016 22:50:48)

+3

25

В очередной раз маг пожалел про себя, что горе-учёные, от которых пока не было ни слова, словно те застыли в леденящем страхе перед неведомым, сделали то, что сделали. И в очередной раз разозлился на себя, что пришёл сюда и привёл свою ученицу. Всегда людям приходится учиться на своих ошибках, и на этой, очередной, Аркан обязательно что-то для себя да выяснит. Например, что если какой-нибудь недоученный захочет звать демона, сразу же гнать его пинками под зад подальше от этого дела, места, города и мира!
К счастью полукровки эльфа, сударь Сваллоу тоже отказался от лживых обещаний дьявола. Хоть и не любил он анти-магов, но его выдержкой и умом смог восхититься.
Но вот и настал момент, которого ждал Аркан. Момент расплаты за их отказы, за дерзость, за то, что нагло вызвали в мир и стали лить своё неуважение. К чему же иному всё это могло привести? Геката, несмотря на внешний хрупкий вид, схватила сударя Гринча за шиворот, подняв над собой, словно тот не весил и грамма. Аркан широко раскрыл глаза, смотря на происходящее. Стоило ему моргнуть, как тело анти-мага, словно тряпичная кукла, полетело на товарищей по несчастью.
Аркан схватил под руку ученицу - Оддерли - и молниеносным рывком, подгоняемый страхом за жизнь своего протеже, бросился в сторону вместе с ней. Благо, что они и без того стояли на достаточном расстоянии от остальных, чтобы избежать прямого столкновения с возможностью спастись. Другим повезло меньше. Тело сударя Сваллоу разбило парочку стоящих дам, повалив на пол. В этой гурьбе из тел Аркан перестал различать, кто есть кто.
«Ах ты, сука!», вырвалось из глубины его души, встревожившись и за своих товарищей.
Он отвёл свой кулак назад, чтобы в один момент выкинуть его вперёд, а вместе с ним и выбросить палящее пламя на дьявола. Даже появилось пламя, которое пятью змеями обвило его руку. Но сумел он сделать только один шаг вперёд, как в голову ударило, словно кузнечным молотом о наковальню, что-то тяжёлое и давящее. Помимо того, что жгли руны кожу, лоб мага стал пылать из-за раскалённого - от попыток сдержать магию - обруча, сделанный бестолковыми учёными. Аркан поспешил снять с себя эту бесполезную безделушку и откинуть в сторону, подальше от себя.
Ноги резко подкосились и задрожали, маг непроизвольно приоткрыл рот. Его веки тяжелели, и Аркан свалился на одно колено. На него наваливался сон, словно после долгой посиделки в таверне за десятком кружек крепкого гномьего эля. Но как можно было спать, покуда его кожа буквально горит из-за безумия кричащих от разрывающей магии рун? Всё равно что уснуть сладким сном, когда под ногти заталкивают иглы во время пытки!
Ужасное давящее волшебное чувство отступало, но затем грозным потоком наступало вновь, с ещё большей силой, заставляя мага, старавшегося поставить себя на ноги, падать на колени снова и снова. Аркана это сердило и злило одновременно, он всё старался собраться с мыслями, но стоило ему поглядеть на Гекату, как его взор закрывала пелена, а тонкая фигура женщины расплывалась в глазах.
Но, несмотря на это, ему удавалось делать короткие шаги. Чтобы подобраться к Гекате, ему бы понадобилась вечность, если продолжать ступать в том же темпе. Но сдаваться он не хотел, не хотело его нутро и сознание. Это был вызов его воле и силе, которому маг был не вправе отказать. Челюсти Аркана сомкнулись, зубы стиснулись до боли, будто вот-вот треснут и раскрошатся. Ногти его впивались в ладони сжатых кулаков до самой боли, но что это была за боль, по сравнению со жгущим мучительным ощущением позора смерти из-за глупости парочки учёных. Если он выживет сегодня – он их убьёт! Если он умрёт сегодня – он их убьёт! Но сначала – архидьявол.
Но что сейчас может ему помочь? Может, та "противодемоническая" бомба алхимического изготовления? Аркан на секунду усомнился, что она поможет, поскольку архидьявол и демон – разные создания. Но имеют ли они одну и ту же природную основу? Оба порождения Хаоса, а варево мага помогало как раз от таких. Но был ли другой сейчас способ помогать себе и другим? Сдаться под давлением дьявола и отдаться в руки этого создания? Да ни в жизнь!
С этими мыслями Аркан сорвал хрупкий шарообразный пузырёк со своего пояса, прицелился получше, насколько позволяло состояние, и бросил, бросил со всей имеющейся силой, меча прямо в лицо гадкой твари. Пузырёк был настолько хрупким, что от лёгкого столкновения с её кожей (или рукой, если реакция дьявола позволит поймать пузырёк на лету) лопнет, разбившись на сотню мельчайших осколков, а содержимое выльется на её кожный покров. Настолько хрупок, словно сырое яйцо курицы.

Отредактировано Аркан (24-09-2016 12:14:25)

+3

26

Тонкие пальцы Гекаты смертельной хваткой впились в одежды тучного Сваллоу, и в мгновение ока эта миниатюрная женщина разрушила весь свой прелестный образ, метнув мужчину в толпу. Одд, шокированная проявлением демонической натуры, стояла столбом до последней секунды, пока твердая рука наставника не ухватилась за ее локоть и не потащила ее в сторону, подальше от несущейся в них туши.

– Мне кажется, что швыряться людьми – не есть вежливость, – ухмыльнулась Оддерли, указав взглядом на пострадавших от действий дьяволицы. Оправились не все. Если виновник множественных трав отделался лишь испугом, и то, кстати говоря, не факт, то дамы, сбитые с толку и с ног, получили увечья. Эльфийка и вовсе рассталась с сознанием. Одд даже было интересно, выпустила ли горе-защитница из рук свою железку.

Затем, по мановению архидьявольских десниц, воздух пропитался чем-то нехорошим, вдыхать его стало трудно, а каждый выдох забирал вместе с собой и часть энергии. Незримая сила обрушенного на всех заклятия искажала сознание, растворяла рассудок в дурмане нечестивой магии. Веки налились свинцом, ноги более не слушались. Волшебница обратила свой взор на наставника. На его лице проступил оттенок боли, рунический узор воссиял, и свет его лился даже сквозь одежды мага, источая неестественное тепло. Мысли начинали путаться, а еще через несколько мгновений помещение пошло кругом. Все пустилось в странный пляс, а внутри разыгралась настоящая буря. Тревога, усталость и злость перемешались; перед глазами что-то маячило, то ли это был Аркан, то ли сама Геката... Было не разобрать.

Организм всеми силами боролся с противоестественным желанием уснуть, но воля пришелицы из Преисподней была сильнее. Единственное, что поддерживало голову в рабочем состоянии - это раскаленная железка, обрамлявшая копну осенних волос. Краешки жгли словно угли, нефрит растрескался и готов был лопнуть, разлетевшись на тысячи осколков... Но Оддерли вдруг что-то вспомнила, мысль эта вспышкой появилась в бессвязном потоке прочих дум, на какой-то миг избавив девушку от влияния ментальной магии. Она механическими движениями закопошилась в своей сумке, нащупала нужный карман, и вынула небольшую дощечку с тускло светящимся символом.

Приложив максимум оставшихся сил, волшебница метнула деревяшку в центр помещения. После недолгого молчания весь подвал разразился звонкими взрывами, хлопки которых разбудят даже мертвого. Из руны вырывались разноцветные узоры, сотканные из магии огня, выпархивали, словно живые, птицы и выпрыгивали кролики. Тратить одну из самых дорогих рун совсем не хотелось, но раздобыть новую арисфейскую древесину для праздничной руны проще, чем новую жизнь...

+3

27

Что ж, чего и требовалось ожидать. Демон, дьявол - особой разницы нет. Когда заканчиваются аргументы - они все сразу переходят к физическим воздействиям. Ску-ко-та. Но, конечно же, и я сам склонен совершать глупые ошибки... И за них приходится платить. Неотвратимо и бесшумно приближался мой личный враг номер один - помутнение. Чем больше магии вокруг, тем быстрее оно приходит. Я уже успел подзабыть это чувство беспомощной слабости, когда картинка перед глазами плывет, а в ушах стучат тысячи кузнечных молотков, и по телу разливается предательская слабость, хотя сознание продолжает работать, как часы. И моя аура скепсиса работает вместе с ним. Дернув головой, я благополучно пропустил, как демон сделала то, что и должна была сделать - начала бить.
И, будь я немного в лучшей форме, я бы обязательно сказал, что использовать людей вместо метательных снарядов - признак дурного вкуса, но из легких вырвался лишь слабый всхлип, когда тело (о весе которого сейчас приходилось особенно сильно сожалеть) не очень-то благополучно приземлилось на коллегию магов, погребая их под моим немалым (как-никак, девять пудов почти!) весом.
-Простите-извините, - прохрипел я, как полуслепой старик шаря руками в поисках опоры. Попытка почти удалась, и я даже смог принять вертикальное положение, привалившись к стене и быстро-быстро моргая. Изображение почти стало нормальным, когда по комнате прокатилась волна магии. Я чувствовал лишь ее отголоски, как рябь поверх рационального сознания. Но вот глаза, хоть и не во всей красе, но могли наблюдать картину, как один за другим участники эксперимента вне зоны досягаемости поля магического стазиса падали в беспробудный магический сон. Но вот я им ничем особо помочь не мог - каждое движение причиняло дикую боль, а в боку прям разрывались огненные шары, посылая искры прямо в мозг. Видимо, там неприятно так похрустывает треснутое об твердый угол каменной кладки ребро.
Ох ты ж неприятность-то какая...
Смахнув с лица пот, поворачиваю и смотрю в глаза гостье. Она бросила меня аккурат к двери, сестра уже убежала, а из этого подвала, думаю, других выходов не должно быть. Даже магических. Он же специально проектировался, чтобы ученики тут практиковались разным магическим фокусам, и должен быть двусторонне экранирован. Значит, просто нельзя дать нашей дорогой гостье выйти - а там уже подмога подоспеет. Вот только если бы не было так нехорошо...
Откат-с, сэр, заказывали?

+3

28

Мрачная аура архидьявола оплетала весь длинный зал. Неприятное давящее чувство охватывало всех, кроме Гринча, и тех, кто стоит ближе всего к нему. Вокруг антимага существовал странный, необъяснимый даже для Гекаты, купол, в который не могла проникнуть ее могущественная магия. Именно потому рослый усач единственный, кто оставался в целом, не расколотом заклинанием, сознании, хоть и слегка пошатывался, стоя на ногах.
- «Что это с ним?» - Выгнув бровь, подумала огненноволосая странница по Мирам и окинула здоровяка оценивающим, не скрывающим удивления, взглядом.

Мне кажется, что швыряться людьми – не есть вежливость, - неожиданно молвила Оддерли, на что, не теряя маски удивления, женщина лишь перевела взгляд на источник звука. И как раз вовремя. В тот же миг янтарные глаза уловили маленький тонкий блик стекла, быстро перемещающегося по воздуху. Думать о цели такого отчаянного броска она не хотела. Не сейчас. Протянув вперед руку с вытянутой ладонью, Геката создала телекинетическую невидимую подушку за считанные сантиметры от своей кожи, врезавшись в которую склянка лопнула, облив деревянный пол странным, дурно-пахнущим содержимым. Стоит отдать создателю этой «бомбы» должное – Геката редко признавала какие-либо запахи неприятными.
- Не нужно так делать, - мурлыкнула женщина Аркану и игриво погрозила ему пальцем. Как вдруг…

Помещение разразили множественные яркие вспышки. Из брошенного в середину зала нечто, - что именно это было Геката попросту не успела рассмотреть, - стали, искрясь и сияя, вылетать различные нематериальные силуэты, словно из ожившего огня. От резкого звука колдунья подпрыгнула на месте и рефлекторно зажала уши ладонями – уж слишком это было громко и внезапно! А спустя несколько секунд такой непривычной, для существа Порядка, шума, женщина и вовсе громко закричала вполне себе жалобным, человечным голосом.
Лишь через какое-то небольшое время она додумалась вновь вытянуть руку вперед, в сторону странной руны, и попросту швырнуть ее об стену с такой необычайной силой и скоростью, что та разлетелась на тлеющие щепки, на которые, для полноты картины, дьяволица презрительно фыркнула.
- Вот же… Маленькая мерзавка! – Некогда приятное чертами лицо исказилось гримасой искренней злобы, а разъяренный взгляд метнулся в сторону Оддерли. Раздражение и жажда крови обуяли Гекату настолько, что та и не заметила, как к ней с другого бока стал подходить грузный мужчина во фраке. На несколько секунд она о нем и забыла – но и этого было достаточно для того, чтобы, оттолкнувшись обеими ногами от пола, дворецкий, навалился на дьяволицу всей тушей и благополучно сбил ее с ног, прижав к заледенелому полу.

***

Сняв с головы защитный обруч, Аркан обрек себя на мгновенное поражение дьявольской аурой и магическим сном. Стоило склянке с кислотой направиться в полет, как бездыханное тело алхимика пустым мешком осело. Для самого Аркана это не было болезненно и мучительно. В определенный момент он моргнул, а когда вновь раскрыл глаза, обнаружил себя уже не там, где раньше.

Вокруг мага царил холод, словно в старом винном погребе. Он не ощущал запахов, прикосновений к чему-либо. Неприятным было обнаружить то, что он вообще не дышал. Не чувствовался привычный вес конечностей и всего тела. Но мысли, напротив, летали легко и непринужденно, словно… Думал о происходящем не один Аркан, а сразу несколько – и все в одном ключе, в одной-единственной, необычайно-легкой голове.
В его подсознании не было ничего. Полная темнота. И стоял маг на густой, непроглядной темноте. Твердой, или нет, знать он не мог, так как попросту не чувствовал ног, которые его держат.
Вслед за ним появилась и огненноволосая дьяволица – виновница произошедшего с ним несчастья. Несмотря на то, что одежда на ней была та же, что и раньше, выглядела она во многом иначе… Стоит только приглядеться и сфокусировать свое внимание на сути происходящего, а не на визуальной составляющей.

- Не пугайся, - в голосе ее, гуляющим эхом по этому странному месту, не было никаких эмоций. Абсолютно. Ни насмешки, ни злобы и даже спокойствия. Как и бледное лицо Гекаты не отражало ничего. Янтарные глаза смотрели строго-вперед, но не на Аркана, а сквозь него, будто бы пытаясь разглядеть что находится у него внутри или позади него. – Ты в безопасности. В собственной голове.
Женщина отвернулась от мага и уставилась куда-то в пустоту, словно пытаясь что-то там разглядеть; но ничего, кроме темноты, там не было.
- Заклинание сна было силой, достаточной, чтобы пробить защитный артефакт. Сняв артефакт, ты позволил моей магии… Перегрузить свою голову. Твой рассудок попросту схлопнулся, практически самоуничтожился, введя тебя в глубокую кому, дабы защититься от более глубоких поражающих эффектов. Отключенный разум – разум вне опасности. Так действует ментальная магия реликтовых созданий.
Геката повернулась к магу и взглянула ему в глаза. Во мгновение к ней вернулись прежние высокомерные эмоции. Она усмехнулась.
- Я могу попробовать разбудить тебя. Но ты должен извиниться за то, что нагрубил мне и пренебрег моим предложением. А заодно подумай над извинениями для того, кто делал эти обручи. И для смертной малышки Оддерли – она во всю старается не пасть в грязь лицом перед тобой.

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/jsGZt.png[/AVA][STA]МЫ ТОЛЬКО НАЧАЛИ.[/STA][NIC]Геката[/NIC]
[SGN]http://sd.uploads.ru/t/ru97p.gif[/SGN]

Отредактировано Роза (27-09-2016 11:39:39)

+2

29

Тяжко вздыхая от навалившейся усталости, Аркан только и смог заметить, как его пузырёк столкнулся в воздухе ни с чем, будто бы с какой-то незримой стеной, и разбился, как и подозревалось, на сотни мельчайших осколков. Липкая жидкость хлынула на пол, но ничего более не произошло. Это могло быть полезным только от созданий Тьмы, а в остальном это была бесполезная и гадко пахнущая жижа.
Раздавались взрывы. Полыхал в помещении волшебный огонь. Маг ослаб настолько, что для него вскоре этот грохот превратился в один сплошной гул, стоявший в ушах, стоявший в голове. Он ударил ослабшим кулаком по полу, выругался на гномьем языке – ругательства были единственным ассортиментом знаний их языка у Аркана – и пал лицом в пол, покрытый известью, пылью и мелкими камушками. Заклятие подействовало сразу, как только Аркан перестал сопротивляться из-за давления. Шумы прекратились, стало совсем тихо в голове, не было слышно даже собственных мыслей. А были ли они? Аркана окутала тьма, и он потерялся в бескрайнем океане небытия.

~*~

Он распахнул очи, но не увидел ничего. Всюду стояла кромешная и непроглядная тьма. Не было видно ни стен, ни потолка, ни пола. Даже запахи куда-то улетучились. Маг не мог понять, в каком положении он находится. Лежит? Стоит? Ноги не ощущались, не чувствовалось опоры под ними. Но и спина не могла терпеть что-нибудь твёрдое, на чём можно было лежать. Потихоньку в сознание Аркана возвращались воспоминания, и мысли последних прожитых минут. Он хотел было пошевелиться, но не смог, - ног и рук словно бы не было. Словно сознание вовсе не в теле. Но в то же время ощущалась такая приятная лёгкость, никакого напряжения.
Он не ощущал рта, не чувствовал языка, а потому и не мог говорить вслух. Лишь только мысли могли ползать повсюду. Это, кстати, давалось лучше всего. Можно было удивиться, что, припомнив последнее произошедшее, Аркан остался спокоен и непринуждён. Словно принял для себя, что то было лишь страшным сном, о котором можно забыть.
Среди бесконечной тьмы появилась фигура, прорезающая мрак. Аркан видел её невероятно ясно и отчётливо, несмотря на то, что нигде вокруг не было ни единого источника света. Маг сразу понял, кто это. Конечно, Геката выглядела сейчас почти так же. Но было в ней что-то иное. И в глазах её не сияло прежнего высокомерия, не было той гнусной ухмылки, - совсем ничего.
Голос её раздавался эхом по этому странному и загадочному месту, несколько раз повторяя одну и ту же фразу. Каждая фраза отдавалась в открытом сознании мага, словно удар молоточком по медному колоколу.
«Хотя бы не мёртв», подумал про себя маг, но не заметил, как эта фраза прозвучала вслух. В голове все мысли казались сказанными вслух, громко и отчётливо.
- Ты пришла ко мне в голову, чтобы требовать от меня извинений? Та бездарная дрянь, называемая «защитным обручем», чуть мне кожу не прожгла насквозь, - он общался с ней мыслею, так как рта не мог открыть, ибо не чувствовал его, словно тот отсутствовал вовсе, - А ты чего думала? Что на чай тебя приглашать будем после твоих предложений? Тоже мне, искуситель. Даже бабы в борделе уговаривают лучше. Иди из моей головы вон! Перед дьяволом я ещё не извинялся!
Если бы Аркан мог, он бы хмыкнул, а может, и плюнул бы.
- А в Оддерли я верю. Она сможет за себя постоять и себе помочь.
На том он и закончил говорить, не желая больше произносить или слышать ни единого слова. Он верил, что ему помогут. Директриса была умелым магом, она сможет помочь своему верному подчинённому, как только узнает, что в её академии случилась беда.

Отредактировано Аркан (29-09-2016 10:17:34)

+2

30

Оддерли с ужасом смотрела на наставника – его тело обмякло, лишилось костей, и сгрудилось под собственным весом. Без сил рухнув на колени, маг лишился сознания, но жизнь в его теле еще ощущалась, он был здесь и в то же время в каком-то другом месте.

– Что ты наделала, мерзкая тварь?! – глаза вспыхнули гневом, наполнившие их слезы размыли черты окружающего пространства, – Evoco ignis sagitta volat! – выкрикнула заклинание волшебница, вложив в него всю свою ярость. Сплетенная из магического огня стрела со скоростью молнии вылетела из рук, столкнулась с техномагическим порталом и грохочущим взрывом обрушила конструкцию на Гекату вместе с дворецким. Гигантская колба со звоном разбилась о голову дьяволицы, разлетевшись на мириады осколков, Иану досталось не меньше. Языки пламени объяли пострадавших, пентаграммы заискрились и зашипели, протестуя свирепому натиску пламени, – Убирайся в ад!

Одд не сразу поняла, что натворила. Движимая лишь первородными инстинктами и ненавистью, она, возможно, обрекла на гибель всех собравшихся. Больше всего сейчас она волновалась за многострадального дворецкого. Но заклинание, как и слово, – не воробей. Все, что она сейчас могла - наблюдать за разбушевавшимся пожаром, пламя которого окрашивалось во все цвета радуги, контактируя с руническими узорами.

– Ведьма!.. Очнись ты уже! Сделай хоть что-нибудь!– отчаянно завопила Райнстоун, вцепившись мертвой хваткой в покалеченную руку Ксаны Кроу.

+2

31

- А в Оддерли я верю. Она сможет за себя постоять и себе помочь.
Образ дьяволицы уголками губ улыбнулся. Маг прав. Видимо, он не такой странный смертный, каким хочет казаться.
- Нет причин враждовать, - вернув лицу нейтральное спокойствие, заметила Геката. - Мне казалось, алхимики и маги твоего мира, Азурель, должны быть беспринципнее других. Разве не ваше сознание должно быть гибким, как глина, но устойчивым, как цемент? Ты говоришь, как слепой священник, увидевший перед собой мелкосортного  бесенка. Я — Архидьявол, маленький маг. Госпожа Игры и Притворства. Ты ведь не думал, что дерзость со стороны тех, кто видит меня впервые, могла бы действительно разозлить меня?
Женщина усмехнулась. В ярко-янтарных, выделяющихся на фоне всего остального, глазах, играла ненавязчивая радость и искренняя заинтересованность. А выждав несколько мгновений, она склонила голову на бок и устремила взгляд прямо собеседнику в глаза, словно изучая редкое, любопытное животное.
- Я — Архидьявол, милый маг. Не дьявол, не демон. Я повелеваю Седьмым Кругом Преисподней — местом, где даже законы Рилдира не имеют силы. Ты правда думаешь, что мне нужно... Искушать тебя? Обманывать? - В холодном, бархатном голосе заиграли нотки легкой обиды. - Седьмой Круг — Круг для всех. Рано или поздно ты попадешь туда. Для меня же важнее не твоя душа, а мое собственное лицо в глазах будущих подчиненных. Я не Архидемон, не пожираю провинившихся и не бью плетью ради удовольствия. Это... Совсем не способствует поддержанию рабочей атмосферы. Позволь мне показать тебе.
Геката вновь отвернулась  от мага. Руки ее взмыли к невидимому, покрытому пеленой мрака (был ли он здесь вообще?) потолку. В подсознание алхимика стал проникать сильный колкий холод. Темнота стала сменяться ярким бело-голубым светом. А спустя несколько секунд, на которую сознание озарила внезапная вспышка, неизведанное пространство безграничной темноты сменилось видом ледяных пустошей, отдаленно напоминающих Ледяную Империю, но гораздо более светлых и спокойны. Не били в лицо острые, как маленькие рыболовные крючки, снежинки, не было свойственного  холодным местам сквозняка и удушающего холодного ветра. Место, в котором оказался Аркан, было поистине спокойным и умиротворяющим. Вместо неба была ночная темнота с безграничным количеством маленьких точек-звезд и их царицей — целой галактикой, состоящей из тысячи тысяч завихренных  в виде спирали ярких планет. Где-то вдалеке, едва различимая глазом, стояла спящая деревенька из  нескольких десятков простых деревянных изб, между которыми  снуют маленькие точки-люди.
- Мое царство лишено того, чего не лишен твой мир, - дав магу опомниться, молвила Геката и мечтательно подняла голову вверх, глядя на черное необычное небо. - Здесь нет войн. Ящер уживается с гоблином, гоблин с эльфом, эльф с орком, орк с дьяволом, дьявол с ангелом, ангел с драконом, - она глубоко вдохнула свежий холодный воздух и перевела взгляд на мага. - Есть ли кто-то, кого из числа давно умерших ты хотел бы увидеть?

- Что ты наделала, мерзкая тварь?!
Удивительно-легким движением Геката скинула дворецкого, да так, что он улетел в другой конец помещения, как раз в ту сторону, где стоял аномальный источник всех мирских проблем — проклятый заботливый семьянин-антимаг. Возможно, если бы Оддерли воспользовалась подаренной Ианом форой и атаковала сразу, вместо того, чтобы кричать, что-то бы у нее получилось. Но сейчас, огненная стрела, врезавшаяся в портальную арку, лишь заставила дьяволицу усмехнуться. Окруживший ее телекинетический покров защитил от упавших обломков, словно те рухнули не на хрупкую,  с виду, женщину, а скатились по круглой спине могущественного существа.
- Ведьма!.. Очнись ты уже! Сделай хоть что-нибудь!
Геката окинула обеих удивленным взглядом.  Обычно те, кто смеют дерзить ей, хранят под рукой хотя бы... Святую воду, заклинания Светлого Бога, или чем там еще убивают «злых демонов»? Эти же были совсем смешны. Но малышке Ксане стоило отдать должное — она молчала, но пока и не лезла в бессмысленную драку, которую начали те, у кого от слова «Архидявол» в голове шарики за ролики заезжают.
- Атя-тя, - взглянув на рыжую колдунью и игриво погрозив ей пальчиком, мурлыкнула Геката и улыбнулась. - Законы Преисподней запрещают мне нападать на тех, кто не демонстрирует агрессии первым. Так что просто расслабься и усни, а завтра ты ничего вспомнишь. Ты здесь по ошибке. Чужой ошибке. Тебе нет смысла умирать  из-за того... Что кто-то решил направить тебя на умышленный убой.
После чего уже более суровый и злой взгляд янтарных глаз скакнул на Оддерли.
- А вот тебя... Надо проучить.
Оковы сна окончательно спали со смертной ученицы алхимика. Однако тут же она почувствовала, как воздух в помещении стал куда-то исчезать, а ноги — отрываться от пола. Подняв девушку за горло в воздух с помощью телекинеза, Геката довольно хохотнула и резко мотнула вытянутой вперед рукой, отчего Оддерли спиной влетела в ближайшую кучу ящиков.
- Тебе не следовало  хамить тем, кого  ты видишь впервые, - раздался полный ехидства голос в голове ученицы Аркана. - Это чревато... Смертью.

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/jsGZt.png[/AVA][STA]МЫ ТОЛЬКО НАЧАЛИ.[/STA][NIC]Геката[/NIC]
[SGN]http://sd.uploads.ru/t/ru97p.gif[/SGN]

+2

32

Мерифил возвращается в квест. Пост за ней.
Таким образом, очередь выглядит следующим образом:
Мерифил - Ксана - Гринч - Аркан - Оддерли - Геката (ГМ по ситуации)

0

33

- Раз вы не знаете о понятии вежливости... Тогда я... Начну собирать души сама!
От этих слов Мерифил похолодела. Ей вдруг показалось, что она – лишь малая песчинка перед бушующей стихией. И словно в подтверждение ее мыслей, на эльфийку вдруг налетел темный вихрь – по крайней мере, именно так сребролунница восприняла обрушившегося на нее Гринча. Что-то хрустнуло в плече, в глазах потемнело, в ушах поднялся неприятный писк… Еще мгновение, и дочь леса ушла в небытие.
Пока остальные мерились силами с дьяволицей, рейнджер блуждала в потемках удушливого кошмара. Ей чудился звон разбитого стекла, крики, всполохи радужных искр; однако Мерифил не готова была признать, происходило ли это наяву или только лишь в ее сознании.
Когда она открыла глаза, окружающее предстало медленным танцем, увязшем в собственном ритме. Еще не до конца придя в себя, эльфийка, кажется, оставалась незамеченной Гекатой – неизвестно, надолго ли?
Осторожно нашарила она выпавший меч; рукоять обожгла ладонь холодом. Левая рука болталась безвольной плетью, но, по крайней мере, она еще могла управлять правой.
- Законы Преисподней запрещают мне нападать на тех, кто не демонстрирует агрессии первым…
Слова Гекаты все еще тонули в гудящем звоне в голове Мерифил. Она провела дрожащими пальцами по лицу, вытирая с висков кровь.
- А вот тебя... Надо проучить.
Сребролунница и опомниться не успела, как рядом с ней рухнуло тело одной из рыжеволосых девушек. Сожаления она не испытывала, уж слишком высокомерным показалось ей поведение юной волшебницы; однако клятва защищать собравшихся любой ценой все еще скрепляла Мерифил.
Понимая, что в честном бою она не выстоит против демонической силы, эльфийка не нашла ничего лучше, как спрятать оружие в ножны. Опыт подсказывал: архидьяволице нужен был всего один. И без того она проявила чудеса терпимости, не уничтожив всех негодных ей горе-призывателей единым взмахом руки. Вот только кто был тем самым избранным, и чего именно желала эта недобрая сущность?
Мои мысли беспокойны, как река в ветреную погоду, - осознала вдруг Мерифил. – Вовсе не это должно заботить меня сейчас. А то, где скрывается Роза, и почему она не спешит прийти к нам помощь?”.
Почему-то рейнджеру казалось, что именно ответ на этот вопрос мог пролить свет на то, каким образом им удастся загнать Гекату обратно в ее мир.

+1

34

Постепенно боль уже переставала приносить желаемый результат. Ксана больше держалась на силе воли и неделании проигрывать. Эльф схватился за обруч и практически сразу обмяк, предварительно успев что-то метнуть в инфернальную гостью. Еще бы. Снять защитный артефакт против ментального воздействия, когда тебя атаковали ментальной магией — значит встретить эту атаку в лоб. Причину такого хода она так и не поняла, но кто их ушастых поймет? Авот господин Антимаг, не смотря на то, что совершил полет через всю комнату, чуть не задавив двоих рыжих, уже был на ногах. Хотя казалось, что его грузное тело после такого полета должно было переломать все кости под собственным же весом, так что никакая антимагия уже не пригодилась. Но нет — вот он, вполне в сознании и даже не видно, чтобы у толстяка были переломы, даже в сон его не клонит благодарная своему особому дару.

Ксана уже начала отмечать, что мир в очередной раз уходит из-под пног, превращаясь в черный омут, и сил сопротивляться уже почти не было, когда в этот  миг  комната взорвалась феерией огня и шума.  Похоже Гекату этот даже напугало на какой-то миг, или та дурачилась, но это заставило Кроу изогнуть губы в ироничной улыбке. Заодно этот шум и гам не дал отключится и самой Ксане, которая даже попыталась встать.

Тем временем дьяволица легким движением разметала хлопушку и так же легко собиралась разобраться с хозяйкой руны, но ей помешал позабытый всеми дворецкий. Смело, но глупо. Ученица розы все пыталась проанализировать ситуацию, при этом борясь со сном, который искажал восприятие, замедляя его и придавая ощущение нереальности происходящего.

Кажется она вновь чуть не отключилась, потому что очнулась только от резкой боли, пронзившей схваченную Оддерли раненую руку. 

Ведьма!.. Очнись ты уже! Сделай хоть что-нибудь! – требовали от нее, на что Ксана лишь кисло улыбнулась сквозь сжатые от боли зубы.

- Бесполезно... Грубой силой мы ее только разозлим...  - говорила Кроу с паузами, тяжело дыша из-за навалившейся слабости и боли, - Но не достигнем результата. Ее энергия превышает всю нашу... Суммарную... Тут нужно знать правильный ритуал... Или какую-то хитрость...

Прервала их Геката. Она ощущалась как эдакий монолит чистой энергии хаоса, готовый  просто пройтись по всем присутствующим как мельничный жернов, превращая в пыль. Но вот ее слова...  Да, Кроу знала, что ее как котенка пихнули вот так вот наобум. Умышленно. Но на убой ли? Вряд ли бы роза послала ученицу,  зная, что та просто умрет. Это не интересно. Значит хоть что-то сделать каждый присутствующий мог. А еще раз Лозарит знала об опасности, да плюс слова дьяволицы о механизме... Уж не наставницы ли это рук дело? Или же все — лож этой крашеной? Та мастер обмана, но какая-то доля правды в этих словах была, огненная ведьма это чувствовала.

Все эти мысли быстро пролетали в сознании, в то время как тело действовало само. Она уже хотела было что-то язвительное ответить «крашеной», чисто чтобы хоть что-то сказать, когда ноги рыжей ученицы эльфа оторвались от пола. Понимая, что нужно хоть как-то помешать инфернальной сущности, огненная с отчаянной злостью создала по огненному хлысту в руке, но прежде чем ведьма успела ими взмахнуть, тело рыжей-два врезалось в кучу ящиков, отчего скорее всего испустила дух. А на пламенную навалилась слабость и уже некому было ее растормошить. Пламенные змеи погасли, глаза закрылись и девушка тихо осела на пол, уткнувшись в него лицом.

+2

35

Сквозь шум в голове в уши с трудом проникли обсуждения всех остальных участников этого фарса. Тут не разговаривать, а бежать надо. И побыстрее, покамест моя туша еще тут, и я могу блокировать ее воздействия. Да было слишком поздно - Геката уже окончательно погрузила всех присутствующих в сон. Можно, конечно, попробовать их растормошить, да вот незадача - скоро я и сам прилягу рядом от усталости.
Мотнув головой, я попытался проморгаться, чтобы уже адекватнее оценить, что же происходит вокруг. Лишь немногие еще сохраняли подобие работоспособности, что позволяло надеяться на хороший исход происходящей идиотии. Да и сама Геката снова начала проявлять свои прекрасные дипломатические способности. Что ж... ее физическую силу я уже мог оценить, но все же моей ауры достаточно, чтобы даже ее низвести до обычного демона или дьявола, кем она там себя считает? А даже они не выживают, если им оторвать голову. И тем более не могут уклониться от арбалетного болта, пущенного с пяти-шести шагов. Но тут треснувшие ребра снова напомнили о себе, заставляя опереться о стену и прошипеть ругательства себе под нос.
-Боги, дьяволы... а ведут себя все одинаково - как быдло из подворотни, - у меня оставались еще самострелы, но стрелять я сейчас вряд ли смогу. Но помочь тем, кто сможет - очень даже. Эльфийка же где-то здесь, и мы можем воспользоваться ее навыками. И теперь пора акцентировать ее внимание на том, что действительно важно. - Серебряная леди, всенепременно мы с вами должны объединить усилия и помочь сей прекрасной особе прервать пребывание в нашем скучном мире. Как вы на это смотрите?
Я сделал осторожный шаг, стараясь не потревожить и так потрескивающие от малейшего движения части скелета. Пусть они приносили чудовищные боли, но я должен оказаться там, где моя сила сможет принести пользу. Она уже затрагивала эльфийку, что позволило ей не свалиться в беспробудный сон, как остальным, но все же этого было мало. Ее половинный родственник о чем-то общался с Гекатой, но и это не имело значения. Надо идти вперед.
Как жаль, что трость где-то далеко... сейчас она бы особенно пригодилась.

+3

36

Маг поражался настойчивости Архидьявола. К чему всё это вело? Откуда у неё было столько терпения? Почему не убивает сразу, а ведёт эту игру до конца, заставляя самыми различными способами поддаваться своих жертв? Крушить их волю? Ломать их разум? Если это было в её планах, то в этом странном и пустом месте они застрянут вместе надолго, поскольку Аркан был достаточно крепким орешком.
- Геката, ты слышишь, что ты говоришь? Ты предлагаешь окончить вражду, но в то же время ты называешь себя лживым созданием. Только слова другие подбираешь для этого, - не такие сильные и резкие, но смысл их остаётся тем же. Дело не в принципе. Ты – порождение Тьмы. Зла. Хаоса. Называй как угодно, но опять смысл будет тот же. Игра слов со мной не пройдёт, она не обманет меня. Я имел дела с такими, как ты, и все они заканчивались очень плохо, в особенности для меня. А сейчас передо мной стоишь ты, и говоришь точно теми же словами, льёшь те же самые речи. В пятый раз я на те же грабли не встаю, цветочек. Если ты хочешь играть – старайся лучше. Я в тебя верю.
С чётко различимым ехидством, маг рассматривал её силуэт, стоящий посреди пустой бездны его сознания. В грязь перед ней ударить лицом он не хотел и не собирался. Давать слабину тоже. Если она всё ещё воспринимала это как игру, то любая осечка могла быть точкой опоры для дальнейшего проигрыша полукровки. И говорил он с ней, точно не с Архидьяволом вовсе. А будто со своей старой подружкой.
- Я не боюсь ни хлыстов, ни бичей, что могут рассекать спину до костей. Есть вещи намного страшнее, чем физическая боль или даже смерть. И я уверен, что ты располагаешь такими вещами. Можешь воплотить их в жизнь. Доставлять страдания, даже не прикасаясь ко мне непосредственно. Возможно, твои способы мне неведомы. Но они есть. Я в этом не смею сомневаться.
Он бы хотел нервно и самодовольно рассмеяться, если бы мог. Но здесь его эмоции не могли проявляться физически. Геката не могла видеть его ехидной улыбки. Не могла точно видеть его взгляда, потому что его здесь как бы и не было. И не должно быть. Она зря приволокла мага в его же подсознание. Аркан верил, что ничего ей не суждено добиться.
Не зная, как ещё достучаться до Архидьявола, маг временно впал в разочарование. Геката, меж тем, решила устроить некую демонстрацию своего мира, в котором она – Властитель. Сначала, вместо сплошной чёрной пелены, вокруг Азуреля образовался яркий свет, из-за которого не было видно абсолютно ничего. Затем свет стал затухать. Стали вырисовываться образы, картины, пейзажи вокруг. Аркан очутился среди ледяных пустошей, стоящих под чёрным покрывалом неба, усыпанным мириадами мелких светящихся звёзд. Но посреди этого пейзажа были поистине завораживающие картины галактики, со стоящими в её завитых рукавах планетами. Сколь бы не мог восхищаться этой невероятной красотой маг, но он не дал себя провести. Не дал понять Гекате, что он стал обманут прекрасным завораживающим видом. Он верит разуму, а не глазам.
- И каков же смысл жить в мире, где нет вселенского хаоса, убийств, войн? Где царит мир и покой? Я ещё не настолько стар, чтобы отправляться в тихое и уютное  место, где тишину ничто не будет тревожить. Где я смогу отдохнуть. Мои земные дела ещё не окончены. Из мёртвых я не хочу видеть никого. Пусть мёртвые останутся теми, кем они являются, - мёртвыми. Не тревожь их покой.
При этих словах он подумал о своей матери. В действительности, он не хотел видеть её сейчас. Возможно, и никогда. Только пару раз оказаться возле её надгробного камня, чтобы отдать дань за всё хорошее, что она делала для своего сына, говорила своему сыну, за её заботу. Но в живую увидеть снова её настоящий образ Аркан никогда бы не пожелал.

+3

37

Грохот от разлетевшихся в щепки досок до сих пор эхом раздавался в ушах Оддерли. Спина, казалось, превратилась в груду разломанных деревяшек, подобно той, что осталась после столкновения волшебницы с ящиками. Повезло еще, что по большей части все они оказались пустыми, в прочих же хранились подушки и постельное белье для учеников. Падение оказалось не таким жестким, как ожидалось, однако вести себя более живо, чем того бы хотелось дьяволице, Одд не решалась. Она на карачках подползла к дальнему углу помещения, скрывшись за кучей обломков и скарба.

«Что же делать?..» - мысли никак не хотели собираться во что-то единое и толковое, путаясь со страхом и болью, пульсирующей по всей спине, - «Едва ли эту тварь возьмут простецкие светлые заклинания… Ай… Как же больно…», - схватившись за поясницу, она полусидя оперлась о стену, придвинув к груди колени. Отсюда невозможно было кого-либо разглядеть, но и быть увиденной риска тоже не было. Глаза вновь стали закрываться, не смотря на боль… Вот только теперь спать хотелось не от нечестивой воли Гекаты, а потому что сил больше не было. Слезы вновь наполнили их и частыми крупными каплями стали скатываться по красным щекам девушки. Еще никогда прежде она не чувствовала себя столь бесполезной и бессильной.

+3

38

- Я не боюсь ни хлыстов, ни бичей, что могут рассекать спину до костей. Есть вещи намного страшнее, чем физическая боль или даже смерть. И я уверен, что ты располагаешь такими вещами. Можешь воплотить их в жизнь. Доставлять страдания, даже не прикасаясь ко мне непосредственно. Возможно, твои способы мне неведомы. Но они есть. Я в этом не смею сомневаться.
Геката перевела спокойный взгляд с мага на небеса. Да, эта галактика была красивой. Множество молочно-голубых звезд медленно кружились вокруг бледного ядра. Десятки, соти Планов! Наверное, предложи ей время на их изучение, она бы продала душу, а то и не только свою.
Ах, да, это же несовместимые понятия.
- Возможно, ты и прав, - со вздохом признала она, поджав губы. - Знаешь... Быть мной немного сложно. Невозможно объяснить это тому, кого не ненавидят за цвет глаз и не пытаются облить заклинаниями при первой встрече. Не могу сказать, что не упиваюсь могуществом — это будет неправдой. Но я его и не выбирала.
А на следующие его слова, дьяволица и вовсе позволила мертвенно-бледному лицу окраситься в непонимающие, удивленные тона:
- И каков же смысл жить в мире, где нет вселенского хаоса, убийств, войн? Где царит мир и покой? Я ещё не настолько стар, чтобы отправляться в тихое и уютное место, где тишину ничто не будет тревожить. Где я смогу отдохнуть. Мои земные дела ещё не окончены.
- Тихое и... Уютное место? - Так, конечно, ее мануфактуру еще никто не называл, отчего она даже от неожиданности невольно втянула голову в шею, не скрывая слегка накрывшего ее ошеломления. После чего Геката, как подобает Архидьяволу, вновь приняла достойный вид, скрестив руки у груди. Почти обиженно.
Почти.
- У меня, вообще-то, есть здесь правила, - ответила она. - Чтобы выжить, тебе нужно работать. Награда за работу — особый порошок, который не дает тебе замерзнуть. В этом и есть суть Седьмого Круга. В безысходности. Ты работаешь для того, чтобы продлить свое существование и работать дальше, - довольная собственным объяснением, Геката надменно усмехнулась. - Истинный ужас вечного рабства. А плетями никто никого не бьет. Это неэтично и неуважительно к подчиненным. Все гораздо проще. Как только качество труда уменьшается, уменьшается и количество получаемого порошка, отчего твоя послежизнь менее комфортна. Очень просто. Ну... Как ты можешь догадаться, работают здесь для добычи, обработки и раздачи этого порошка. Вот такой вот круговорот. И... Кто тебе сказал, что здесь нет войн? Война здесь идет гораздо дольше, чем ты думаешь.
Внезапно Геката замолчала и устремила взгляд вперед, перед собой, будто бы смотря на кого-то. Но, как ни странно, никого, кроме завывающего ветра и вьюги, не было.
- Да, новые лица. Скоро тебя разбудят, - все также не обращая внимания на мага, молвила женщина. - Ту крошечную толику моей силы, что сумела протиснуться через этот ужасный портал, убьют, - дьяволица улыбнулась и, наконец, взглянула магу в глаза. - Но, поверь мне. Наше представление еще не закончилось. А антракт не затянется.

Ксана и сама не заметила, как уснула. Стоило ей на мгновение прикрыть глаза, как, раскрыв их, она уже обнаружила себя в другом месте. Она разделила судьбу мага Аркана — разум колдуньи также схлопнулся, дабы защититься от дальнейших повреждений. Тело ее наполнилось необычайной легкостью. Поток мыслей в голове ускорился в несколько раз, в то время как конечности, напротив, при каждом движении встречали сопротивление, будто бы толщи соленой воды. Даже на то, чтобы осмотреться, у Ксаны ушло много сил. А посмотреть было на что.
Колдунья обнаружила себя не в пространстве абсолютной тьмы, а в деревянной постройке. С деревянными стенами, полом. Потолок был покрыт тьмой — очевидно, он находится намного выше, чем может показаться на первый взгляд. Равно как дальняя стена длинного зала находилась где-то далеко, во тьме.
За спиной Ксаны была деревянная, запертая дверь, над которой висели две соломенные маски. Сама девушка стояла на сцене, на которую вели две простые лесенки, а защищали ее перила. Перед сценой был зал. Пустой зал. Лишь деревянные лавочки стояли выжидая зрителей.
Лишь осмотревшись, Ксана поняла, что именно смущает ее в этом и без того пугающем месте. Пространство вокруг не имело красок. Где-то на стенах висели горящие факелы, но даже свет от них был бледным, тусклым. Сцена, элементы декора, растущие в горшках кусты — все было бесцветным. Даже собственные руки и ноги — и те лишены цветов.

Вновь повернув голову в ту сторону, где только что никого не было, Ксана обнаружила... Розу. Директрису магической школы в ее обличье светловолосой прекрасной девы — именно такой рыжая запомнила свою бывшую наставницу. На лице женщины не было абсолютно никаких эмоций. Смотрела она, словно мертвая оболочка, прямо рыжей колдунье в глаза.
Напротив Розы, на другом конце сцены, появилась уже знакомая всем Геката. В отличии от старой директрисы, дьяволица не выглядела куклой. Кажется, она, как и сама Ксана — нечто живое, а от того - чужое в этом мертвом, пустом пространстве. В этом... Пространстве? Чем дольше колдунья находилась здесь, тем больше чувствовала, что ей здесь не место, словно... Она попала куда-то, где ей попросту не положено быть. В некое место, что лежит за гранью ее воображения и понимания.

- Что ты здесь делаешь? - Внезапно спросила Роза, развеяв тишину. Да, голос принадлежал ей. Но не эмоции. Нахмурив брови и наклонив голову, словно изучая Ксану, директриса не переставала смотреть бывшей ученице в глаза умиротворенным, но почему-то жалобным, немигающим взглядом.
- Ты... Пришла... Ты пришла играть роль? Или ты зритель? - Директриса, не сводя взгляда с девушки, обвела ладонью пустой зал. Пустой ли? Или же Ксана просто не может взглянуть в суть вещей?
- Тебе нельзя здесь находиться, - губы Розы дергались, как и ее глаза, будто та собирается вот-вот заплакать. Но голос ее был тверд и неприветлив. Неестественно неприветлив, хоть и без агрессивных ноток. - Я допустила ошибку. Мой эксперимент провалился. И теперь... Посмотри. Зал возмущен. Они хотят представления.
- Они хотят представления, - негромко повторила Геката, сложив руки у груди и покивав в знак согласия. - Играй же. Или будь готова познать гнев возмущенного зрителя.

Сама Геката не предпринимала никаких действий. Лишь проводила взглядом Оддерли, да спокойно, высокомерно взглянула на оставшихся на ногах Гринча и эльфийку.
- Рыжая была права, - хмыкнула женщина. - Убей мое тело и моя кровь вернет меня к жизни. Сожги мою кровь, и я вернусь к жизни в другой оболочке. Это бесполезно. Вы пытаетесь кидаться иголкой в стену, надеясь, что она разрушится,
- она вздохнула и взглянула на Гринча. - Мне казалось, Вы, как инженер, должны иметь более... Нестандартный подход. Но если вы все согласитесь прекратить и послушать, я могу рассказать, как меня можно изгнать из этого мерзкого мирка.

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/jsGZt.png[/AVA][STA]МЫ ТОЛЬКО НАЧАЛИ.[/STA][NIC]Геката[/NIC]
[SGN]http://sd.uploads.ru/t/ru97p.gif[/SGN]

Отредактировано Роза (15-10-2016 20:07:26)

+4

39

- Серебряная леди, всенепременно мы с вами должны объединить усилия и помочь сей прекрасной особе прервать пребывание в нашем скучном мире. Как вы на это смотрите?
Мерифил кивнула в ответ на предложение инженера. Она не скрывала радости от того, что помимо эльфийки в сознании оставался кто-то еще – остальные либо погрузились в опасный сон, либо были слишком изранены, чтобы продолжать борьбу. Странное дело, но даже за всей той черной магией, принесенной Гекатой, Мерифил ощущала светлую ауру, исходившую от Гринча – человека, по ее разумению, далекого от волшебства. Это вселяло некоторую уверенность и позволяло не угодить в лапы гостьи из потустороннего мира.
Между тем, сребролунница не сводила внимательного взгляда с дьяволицы – мало ли, на что еще она способна.
- Нет более сладких слов для длинных ушей моих, - подтвердила свое согласие рейнджер, снимая лук с плеча.
Затем, заметив, с каким трудом даются Гринчу простые движения, Мерифил обеспокоенно нахмурилась: похоже, и в этот раз она осталась “одна в поле воин”. Ее по-прежнему волновал способ, как загнать Гекату обратно в ее мир. Но раз уж инженер придумал машину, вызывающую демонов, у него, наверняка, имелись кое-какие соображения по их изгнанию… по крайней мере, на это хотелось надеяться.
- Я буду рада предложить вам любую помощь, - тихо прошептала сребролунница, - но едва ли справлюсь со столь сильным существом обычными стрелами.
Плечо по-прежнему болело, и оставалось надеяться, что доведись ей стрелять, рука не подведет.
- Быть может, если я разобью лед…
Окончить эльфийка не успела. С почти что благородной степенностью Геката, мысленно ли или же вслух (разобрать, что истинно, а что нет для Мерифил, у которой по-прежнему в глазах плыло, оказалось трудновато), заговорила:
- Убей мое тело и моя кровь вернет меня к жизни. Сожги мою кровь, и я вернусь к жизни в другой оболочке. Это бесполезно. Вы пытаетесь кидаться иголкой в стену, надеясь, что она разрушится.
- Lle naa haran e' nausalle, morier [Ты царствуешь лишь в своем воображении, демон], - не удержалась Мерифил. – Зачем тебе рассказывать нам о путях собственного изгнания, если не ради очередного обмана?.. О, святейшая Играсиль, отчего допускаешь ты, чтобы зло ходило по земле, дарованной детям твоим?

+1

40

Ничего не понимающая Ксана оглядывалась вокруг, но даже это было тяжело. Голова будто была сделана из чугуна, а в лицо бил мощнейший воздушный потк, превращающий все движения как будто если бы рыжую поместили в кисель. Одновременно тело было легким, неощутимым, но в то же время двигалось очень туго, как заржавевший механизм. Будто самоисключающй оба варианта бред, но так уж оно было. Мысли же метались как загнанные зайцы — быстро но бестолково. И было от чего. Самом место тоже было чрезвычайно странным: высокие, аж до того, что непроглядные, потолки, сцена, на которой Кроу и стояла, какие-то маски и пустой зрительный зал. Притом весь мир будто в одночасье лишился цветов, включая ее саму. Каким-то не настоящим...

Какая то жуть охватила рыжую. Она не могла понять где же она, как и вспомнить, как сюда попала. Последние воспоминания были о злополучной комнате для призыва. Ее туда прислала Роза, после чего...

- Ааа! - подскочила девушка, обернувшись в очередной раз и уткнувшись взглядом в вышеупомянутую госпожу Лозарит, которой там не было пару мгновений назад. Предстала она в привычном своем образе белокурой мудрой наставницы и директрисы, столь узнаваемой, знакомой и родной, что сердце даже кажется пропустило уже второй удар. Первй — от неожиданности, второй — от радости. Вот только лицо Розы было каким-то неестественно мертвенным. Не бледным, все же тут не было цветов, но неестественно лишенным эмоций. Но это было не последнее действующее лицо. Появление Гекаты стало уже не такой неожиданностью, а потому отреагировала Ксана более спокойно, хоть и более негативно, скривив лицо в недовольной гримасе. Даже здесь эта дьяволица умудрилась за ней увязаться... А «здесь» это вообще где? Хороший вопрос...

Лицо инфернальной гостьи, ее взгляд, выглядели куда более естественно, нежели наставница, будто одна была самой собой, а вторая просто куклой, декорацией...

- Что ты здесь делаешь? - хором молвила Кроу и Роза, но если одна адресовывала это Гекате, то вторая явно самой Ксане. Сбитая с толку таким вопросом, не ожидавшая вообще что-то услышать от наставницы, девушка удивленно сморгнула, потом сделала пару шагов навстречу. Тем временем Лозарит продолжала, все больше и больше запутывая огненную магичку в ее бестолково мечущихся мыслях. Играть или как зритель? Почему нельзя находиться, и  где же эти самые зрители, которые возмущены? Мысли никак не могли увязать это в одно целое, разве что  хотелось утешить наставницу...

- В этом нет вашей вины. Каждый осознанно шел на этот эксперимент, так что вам не в чем себя упрекнуть...

Но слова Гекаты лишь больше сбили Кроу с толку.

- Гнев? - в глазах рыжей взыграло пламя, - Да где же твои чертовы зрители? Я може и готова сыграть свою роль, но без сценария я при всем желании ее сыграть не смогу. Да и нет здесь никого. Я желаю быть оценена чем-то большим, нежели тишиной пустоты. Или вы вдвоем мои зрительницы? Тогда прочь со сцены!

Сама не зная, откуда это взялось в ней и какую околесицу сейчас сама несет, поддавшись лишь единому гневному порыву выпалила все это Ксана. Вспомнив о масках, девушка преодолевая сопротивление этого мира, сорвала одну со стены и тут же одела.

- Ну! Где мой суфлер? Или это экспромт?
- Какой экспромт? Что я несу? Ведь я была в комнате, Оддерли. отлетела как тряпица, после чего я... Что?..

+3

41

-Полностью согласен с вами, серебряная леди, - я выслушал внимательно обеих своих невольных собеседниц, постепенно справляясь с последствиями магического перенасыщения. Сейчас Геката вне действия ауры, и мне становится легче. Достаточно для того, чтобы прогнать хмарь из головы и сконцентрироваться на происходящем. - Наша гостья сама совсем недавно призналась, что является Госпожой игры и притворства. И мы уже ловили ее на лжи. Что не может не заставлять сомневаться во всех ее словах. Поэтому с сожалением вынужден признать, что любые попытки договоренностей с этой сущностью принесут лишь вред, ведь она не намерена их соблюдать.
Я почти справился с последствиями удара, ребра, конечно же, меня беспокоили, но не настолько, чтобы мешать мне выполнять мои обязанности. А они сейчас состоят в том, чтобы устранить всю магическую опасность от этой дамы. Что бы там она не вещала про свою неуязвимость, если ее останки сжечь в лишенном магии пространстве, она уже не восстановится. Это я отлично понимаю, ведь магических и не очень существ и предметов на своем веку я перевидал очень много.
-В пределах воздействия негатора магии она может быть уничтожена так же, как и любое другое существо, - я знаю, что гостья внимательно слушает, что я говорю. Ибо не услышать меня в этом помещении проблематично, к величайшему сожалению. - Так что наша задача сводится к тому, чтобы удержать ее внутри поля антимагии и устранить данную особу. А потом уже можно будет разобраться с директором школы, разрешающей заниматься черными ритуалами на светлых землях. Явно об этом правители не знают. Что вводит все происходящее в коллизию с законом и влечет за собой огромное количество неувязок и проблем.
Я знаю, что столько говорить - вредно. Но я преследовал две цели - выгадать время и дать себе возможность занять более удобное для дальнейшего рывка место. Я специально продолжал изображать обессиленного и почти разбитого противника, чтобы все думали именно так. Ведь Геката явно легко может рыться в их головах, выуживая любые сведения о происходящем напрямую из органов чувств. Но есть несколько нюансов, которые многие не учитывают. И именно на них строится мой расчет.

Отредактировано Гринч (20-10-2016 21:34:01)

+2

42

Место казалось всё ещё удивительным, хотя Аркан уже находился в нём достаточно, чтобы прекратить восхищаться. Он любил холод. Любил мороз ощущать своей кожей, и этот приятный дивный запах зимы, что порой даже доводит до колик в лёгких. Сейчас он бы снова хотел вдохнуть этот запах, но не мог, - его не было там физически, и прелести того места полностью ощутить не мог, лишь зрительно.
Когда Геката услышала слова мага, то явно изменилась в лице. Словно бы сжалась, когда её мир назвали такими словами, которые она явно не ожидала услышать. Ошеломлённый архидьявол – это, безусловно, очень милое и весёлое зрелище. Аркану даже понравилось, но она поспешила принять обратный невозмутимый вид. Но Азурель успел запечатлеть этот момент в своей памяти.
- Значит, смысл жизни в этом приятном на вид месте – это работать, чтобы продлить свою жизнь хотя бы на день? О, нет, это не по мне, сожалею. У меня ещё много дел, которые следует выполнить. Вряд ли я могу бросить всё и отправиться сюда, чтобы быть рабом и делать что-то, чтобы моя жизнь могла продлиться ещё хоть немного. Сначала мирские заботы, Геката. А потом, когда придёт моё время, тогда я захочу покоя. Не рабства, не служения, а просто покоя и тишины.
Она часто смотрела в небо, и он глядел на него следом. Завораживающая картина, от которой сложно было отвести взгляд. Если бы маг мог, то он бы всегда сидел под таким ночным небом, каждый вечер, каждую ночь, поглощаясь своими мечтами и мыслями, размышлениями о будущем, прошлом и настоящем. А что делать магу, если не думать? Такова его стезя – очень много размышлять, узнавать, понимать, и как мысль лучше не идёт, если не под подобным звёздным небом, да трубкой во рту, оставшись один на один с самим собой.
Если Азурель мог, он бы улыбнулся Гекате. Она призналась, что её работа достаточно тяжела. Аркан не сомневался, что управлять и повелевать мирами – это действительно сложно, особенно держать эти самые миры в крепкой хватке. Даже у Архидьявола занятая жизнь.
«Интересно», подумал полукровка, «Каково это, быть на её месте? Быть Архидьяволом. У меня никогда в жизни не было того же желания, что и у неё – совершать подобные сделки». Ему вдруг стало очень любопытно, как она вообще живёт. Что делает каждый день? Куда ходит? Не сидит же на месте, в ожидании появления очередной жертвы под носом. Даже у Гекаты, должно быть, есть своеобразная «жизнь» за плечами.
- Знаешь, мне кажется, что и тебе не помешало бы отдохнуть. Ты выбрала хорошее место для беседы. Присядь, расслабься, и давай взглянем на небо. Расскажи мне, что за галактику я вижу над собой? Сколько здесь звёзд? Пока меня не разбудят, и мы с тобой не расстанемся, давай хотя бы на секунду действительно забудем обо всех своих делах и просто отдохнём, - он говорил с ней, словно с равным себе.
Безусловно, Аркан знал, что она могла его и сейчас обмануть. Но всё же понадеялся, что архидьявол хотя бы на секунду может побыть обыкновенным, как простые смертные, насладиться тишиной и приятным видом, ведь даже она должна была иметь чувство «прекрасного». Как это мог сделать сейчас Аркан. Просто очистить ум от всех забот, и глянуть на звёзды, коротая время тем, что считаешь их, или думаешь, что та или иная из себя может представлять.
- Не стоит звать уже мёртвых, не стоит искать слабостей во мне. Зачем? Просто отдохни, как отдыхают все, забудь обо всём, забудь о своих страстях к притворству. Разве ты не достаточно поработала, чтобы заслужить отдых?

+3

43

- Зачем тебе рассказывать нам о путях собственного изгнания, если не ради очередного обмана?.. О, святейшая Играсиль, отчего допускаешь ты, чтобы зло ходило по земле, дарованной детям твоим?
Дьяволица засмеялась. Да настолько громко и искреннее, что из глаз ее невольно потекли слезы, пробежавшие по бледным худым щекам и мгновенно испарившиеся. Дабы справиться с напавшими на нее порывами страстного веселья, Гекате пришлось вытирать уголки глаз ладонями и глубоко дышать, абстрагируясь от только что услышанного.
- Затем, что это ТЫ призвала меня сюда... А не я открыла портал в твой мир, мое маленькое, наивное воплощение глупости! - На несколько мгновений ее одолела одышка.
- И почему вы, смертные, имеете такое высокое о себе мнение? Вы правда считаете, что воплощению Арихдьявола нечем заняться, кроме как расхаживать по руинам еще одного сгнившего в пороках мирка и пытаться соблазнять его никчемные души? - Женщина фыркнула и вновь скрестила руки у груди. - Как же наивно, дочь моя. Стоит отдать тебе должное — тебе удалось восхитить и удивить меня. Я сообщу об этом Ллос или Играсиль. Посмотрим, кто из них двоих будет хохотать громче с твоей наивности... А ведь знаешь что? Ты имеешь огромный потенциал Тьмы. Никогда не думала о создании своего культа?

Геката вновь захохотала. Предпринимать ничего не стала. Ей ничего не стоит просто раствориться в воздухе, слиться с тенью, сбежать от проклятого своим даром инженера и обрушить на этот мир всю силу Седьмого Круга с «безопасного» расстояния, но... Зачем? Для нее нет никакой пользы в бойне, которую она может учинить. Все эти души будут считаться мучениками и пойдут совсем не в ее «карман». Гораздо больше ее интересовала собственная смерть — покинуть этот План для нее — первоочередная задача... Вот только как объяснить инженеру, что перед ним стоит существо, не поддающееся его логике и привычному пониманию?

- Так что наша задача сводится к тому, чтобы удержать ее внутри поля антимагии и устранить данную особу. А потом уже можно будет разобраться с директором школы, разрешающей заниматься черными ритуалами на светлых землях. Явно об этом правители не знают. Что вводит все происходящее в коллизию с законом и влечет за собой огромное количество неувязок и проблем.
- Ты действительно так думаешь? - Геката игриво изогнула бровь и усмехнулась, после чего вновь загоготала своим гулким низким голосом. - Знаешь, ты настолько уверен в себе, что твоя уверенность передалась и мне! Воистину, ты самый достойный убийства этого моего воплощения из присутствующих, дитя мое! А вдруг это сработает? И расскажи мне про директора этого места, пожалуйста. Скрась то время, которое я убиваю себя.
Топнув ногой, она разбила лед на множество больших осколков, один из которых притянула в свою ладонь телекинезом самый крупный, острый кусок и направилась с ним вперед; ровно до того места, как на ее тело вновь накатила волна усталости и подавления магии. Между прочим, воистину неприятный эффект для существа, практически полностью состоящего из магии!

- Не забудь сжечь мои кости, предварительно полив их освященным маслом, - взглянув в глаза Гринча, серьезно молвила она, приставив к горлу осколок льда. После чего вновь рассмеявшись. - Как же приятно знать, что в вашем мире, перерезав себе горло, кому-то можно что-то доказать! Боюсь представить, что бы было, если бы я перерезала вас. Но да не будем об этом, - она вновь стала относительно серьезной. - Когда мы встретимся на Седьмом Кругу, дитя мое, я озолочу тебя — обещаю. А если твой способ окажется недейственным, я буду смеяться, и смех мой разнесется по всему твоему миру, заставляя сходить лавины со снежных пиков, а реки выходить из их берегов! Но да мы не узнаем... Пока не проверим не так ли?
Не дожидаясь ответа, Геката чиркнула себя осколком по вытянутому горлу. От тупости ножа, первое движение лишь намотало и поцарапало верхние слои кожи; но даже в поле антимагии физическая сила была с ней, а потому, каждое последующее движение все глубже и глубже впивалось в ее плоть, разрывая сосуды и связки, орошая тающий лед алой, кажется, вполне человеческой кровью. В глазах женщины темнело, но старанию ее можно было позавидовать!
Последним движением, когда дышать уже стало невозможно, а дьявольская живучесть исчерпывала даже себя саму, Геката нанесла себе последний порез и выронила нож из рук. На лице ее застыло холодное, ошеломленное выражение. Ноги подкосились и дьяволица пала на колени; по инерции держащаяся на «честном слове» голова попросту упала с останков шеи и покатилась по скользкому полу, что символично — как раз к ногам Гринча.

В комнате стало теплеть. С присутствующих спала та Темная, могущественная аура, что доселе кружила им голову, а Аркан, вместе с Ксаной, жадно глотнули воздуха, просыпаясь.

Геката лишь глубоко вздохнула. Да, такой сотрудник был бы ей полезен, учитывая участившиеся визиты диких демонов Бездны и их ; оно и не удивительно — большинство магов имеет искаженное сознание, как и подобает дьяволам. Собственно, маги, чаще всего, и пополняют число первых подручных Архидьяволов. В Преисподних равны все, кроме тех, кого лично Архидьявол назначает в опекунство. Касательно Седьмого Круга и его владычицы, Гекаты, ее близкими «друзьями» становятся именно маги.

- Знаешь, мне кажется, что и тебе не помешало бы отдохнуть. Ты выбрала хорошее место для беседы. Присядь, расслабься, и давай взглянем на небо. Расскажи мне, что за галактику я вижу над собой? Сколько здесь звёзд? Пока меня не разбудят, и мы с тобой не расстанемся, давай хотя бы на секунду действительно забудем обо всех своих делах и просто отдохнём.
Не найдя ничего лучше, дьяволица послушала Аркана, нашла ближайшую большую льдину, дабы использовать ее в качестве сидения. Еще никто, будучи таким близким к смерти и испытав ее Гнев, не общались с ней так спокойно и вольно. Он что-то задумал, какую-то хитрость? Нет. Она видела его насквозь, все его помыслы, его душу и воспоминания. Почему же он так хладнокровен, так... Спокоен? Неужели маги его мира настолько сильны и дисциплинированы, что даже близость древнейшего инфернального существа не заставляет их дрожать и трепетать?
- Ты... Ты прав, знаешь, - вновь вздохнула она, устроилась поудобнее в лежачем положении и как-то глубоко вздохнула, устремив тоскливый, усталый взгляд ярко-янтарных глаз в космос. - Эта галактика называется Паланарным Святилищем. Ты знаешь кто такая Амат? Она создала это место. Иногда мне кажется, что эта галактика, все эти Планы — это не предел... Что где-то далеко есть еще много галактик. Странно, правда? И даже смешно... Наивно... Галактика одна. Нет такого места, в котором было бы много галактик. В центре Паларного Святилища находится Круговерть. От нее исходят пути на другие Планы — на Девять Кругов, в Бездну, в Механический, Астральный, Теневой Планы... Когда-то мы, Архидьяволы, пока нас не нарекли мирским злом, могли перемещаться между ними свободно, как ты открываешь дверь в своей башне... А затем Амат сделала нас надзирателями. И мы не можем ослушаться приказа Матери, пока она не вернется. Мой Круг — Седьмой Круг, называется Кругом Крови Матери, потому что следы битвы Амат и ее врагов дошли даже досюда, покрыв ее кровью все это место... Когда-то оно было цветущим, не завывали здесь ветра и не уничтожала любую жизнь смертоносная вьюга. Преисподние — не эфирное место, как думают смертные. Это... Лишь другое место, понимаешь? Такое же, как и твой мир, но то, в которое попасть можно лишь по моей воле, или по причине собственной смерти. Такое же материальное, но находящееся далеко, очень далеко от твоего мира. Иногда меня утомляет и расстраивает то, что Седьмой Круг считают местом, где неверных грешников будут жарить в чертовом котле, нелепость! Ведь я помню это место таким, каким оно было до смерти Амат...

На мгновение Геката вдохнула ртом воздух, чтобы продолжить, но тут же внезапно прервалась. Резко приняла вертикальное положение и взглянула вперед, в сторону сияющих желтых огней далекой заснеженной деревеньки.
- Знаешь, я догадалась что нашли в тебе все древние существа, что твои поклонницы, - Она перевела на мага взгляд и усмехнулась. - Не смотри на меня так, мы находимся в твоей голове, помнишь? Так вот, в тебе нет обаяния, но ты можешь выслушивать и понимать. Это завлекает женщин гораздо больше, чем красивое тело и слова. А потому... Я расскажу тебе то, что тебе нужно знать. Слушай меня внимательно, ибо ты просыпаешься. Я не успею повторить свою мысль два раза, но, поверь, то, что я говорю — чистая правда, который ты должен довериться во имя того Бога, которому ты поклоняешься.

- Гнев? Да где же твои чертовы зрители? Я може и готова сыграть свою роль, но без сценария я при всем желании ее сыграть не смогу. Да и нет здесь никого. Я желаю быть оценена чем-то большим, нежели тишиной пустоты. Или вы вдвоем мои зрительницы? Тогда прочь со сцены!

Геката рассмеялась. Нет, загоготала, да так, что смех ее разнесся гулким эхом по всему «театру». Как же глупа рыжая девчонка! Она даже не пытается понять, зреть в суть! Да, именно она нужна в «пару» Аркану. Достойное партнерство импульсивности, несдержанности и понимания, интеллекта и мудрости. Только так они смогут сделать то, что нужно, правильно воспользоваться тем, что поведает им дьяволица.

Ну! - Продолжала «играть» девушка. - Где мой суфлер? Или это экспромт?
Дьяволица же заливалась смехом. Да так, что невольно развернулась на сто восемьдесят градусов и согнулась пополам, схватившись за живот.
- Это маразм, девочка моя! - Сквозь одышку выпалила Геката, на некоторое время все еще парализованная смехом. - Ох, во имя Матери... Ты еще не поняла, какой урок я хочу показать тебе?
Геката указала жестом ладони на другой конец сцены — там, где стояла светловолосая женщина.
Рядом с ней, стоило Ксане отвернуться и моргнуть, появилась еще одна. Худощавая, бледнокожая с довольной веселой улыбкой на лице, с черными, похожими на кремовую помадку, волосами, облаченная в темно-синий пиджак с длинными рукавами, острыми плечами, в длинную юбку, чулки и черные туфли.
А рядом с ней еще одна. В отличии от предыдущей в этом «ряду», худощавой, странной и в чем-то страшноватой бледнолицей особы, новой гостьей стала весьма приятная на вид, молодая девушка с аристократичным, молочно-желтым цветом кожи, длинными пепельно-серыми волосами с золотой прядью, небрежно спадающей на лицо. Кажется, все в этом лице было правильно и идеально — не очень длинный нос без горбинки, тонкие, нахмуренные в выражении сосредоточенности, брови, пухлые алые губы, ровные глаза со все теми же неестественными фиалковыми радужками и загадочным, задорным блеском в зрачках.
Странным задором, игривостью и тонкой пеленой сарказма выражались лишь последние два воплощения директрисы. Самая первая же стояла все такой же безжизненной марионеткой.

- Теперь ты понимаешь к чему я клоню? Нет? - Геката закатила глаза и утомленно выдохнула. - Знаешь, попавший в ту же беду, что и ты, парень — Аркан, оказался гораздо сообразительнее. Прямо как Мерифил и Гринч. Никогда бы не подумала, что самки в этом мире настолько наивнее и глупее самцов. Впрочем, ты здесь для того, чтобы извлечь из сегодняшнего дня важный урон, а не для того, чтобы находиться в растерянности и бояться смерти. Поверь мне, нет, обещаю — я не собираюсь убивать тебя. Какое нелепое предположение! Ставила бы я цель убить кого-то из вас — и все бы вы уже стали мучениками, вступившими в неравный бой с Архидьяволом. Но, я не об этом. Запомни. Не все то, что кажется чем-то — тем и является. Я говорю тебе это как Госпожа Притворства и Игры. Каждый день ты общаешься не с людьми. Ты общаешься с масками, которые они надевают, чтобы общаться с тобой. Также как и ты надеваешь эту маску для общения с другими. И это действует на всех. Всегда. Взгляни же.

Она вновь указала на трех стоящий в другом конце сцены женщин. Те, испытывая каждая свою эмоцию — апатию, ехидство и мудрое спокойствие, на мгновение замерли, после чего осыпались, словно скорлупа очищенного яйца. А на месте них, появившись из загустевшей тьмы и теней, три дьяволицы, испытывающие те же эмоции, что и три директрисы; стоя в тех же позах и одеваясь в ту же одежду.
- Тебе сказали, что я — зло, и ты поверила. Но ты не напала. Твоему терпению может позавидовать любой из живых «снаружи». Поэтому ты понравилась мне больше многих. Кроме того, ты была права. Чтобы изгнать меня, нужен особый ритуал. Вряд ли ваш антимаг и остальные послушают меня — они сожгут мои кости и будут думать, что именно так изгоняется Архидьявол. Но тебе, равно как и еще одному магу из собравшихся, я поведаю настоящую тайну, воспользоваться которой — твоя священная обязанность. Во имя небезразличной тебе директрисы и всех твоих друзей. Ты должна исполнить то, что я тебе сейчас скажу. А до тех пор, пока ты будешь размышлять над сказанным мной, я посижу здесь, если ты не против...

Вновь заледеневшая от воздействия ауры Седьмого Круга, дверь, дернулась. После чего легко, словно дощечка, слетела с петель вместе с куском льда.
Отряхнув фиолетово-белую робу от осколков льда, директриса громко прокашлялась, привлекая общее внимание. Взгляд фиалковых глаз скакнул сперва на Оддерли — она сидела, спрятавшись за колонной, затем на стоящих неподалеку Мерифил и Гринча, и лишь затем, нахмурив седые брови, взглянула на Аркана и Ксану. Из-за подавляющей ауры антимага Роза не могла почувствовать жизнь в них.
- Добрейшей... Ночи, - слегка ошеломленным, задумчивым голосом, вымолвила она, после чего взглянула на Гринча. Как ни странно, но даже не смотря на его "особенность", женщина любила его всем сердцем — он был талантлив, умен и харизматичен. Почему-то ей показалось, что именно он будет оплотом здравого смысла в творящемся безумии.

- Гринч, друг мой... - Она прищурилась, слегка наморщилась, глядя на обезглавленное тело. - Не... Подскажите, что здесь происходит, почему в подвале моей школы зашкаливающий инфернальный фон и где два дворецких, что должны охранять это место?

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/pvHIK.png[/AVA]

Отредактировано Роза (23-10-2016 15:05:21)

+2

44

Слова механика, увы, для Мерифил звучали чужим наречием. Лесная дева не привыкла к сложностям рукотворных механизмов; да и с магией знакома была весьма поверхностно. Потому, когда Гринч заговорил о “негаторе” и “антимагическом поле”, рейнджер несколько растерялась. Она скорее была готова услышать воодушевляющую на бой речь, а не, безусловно, интеллектуальные, но все-таки излишне сухие инструкции. По крайней мере, сребролунница почерпнула для себя главное: как и она сама, Гринч был обеспокоен, если не сказать, раздосадован тем, что творилось в школе госпожи Розы.
Не успела эльфийка опомниться, как Геката заговорила уже с ней лично – и, странное дело, это приятно пощекотало самолюбие Мерифил.
- Затем, что это ТЫ призвала меня сюда... – Зашлась хохотом дьяволица. - Вы, правда, считаете, что воплощению Арихдьявола нечем заняться, кроме как расхаживать по руинам еще одного сгнившего в пороках мирка и пытаться соблазнять его никчемные души?
Потусторонний холод, по-прежнему окружавший их, буквально приморозил пальцы Мерифил к древку лука, однако она не спешила спускать тетиву.
- Стоит отдать тебе должное — тебе удалось восхитить и удивить меня. Я сообщу об этом Ллос или Играсиль. Посмотрим, кто из них двоих будет хохотать громче с твоей наивности...
- Amarth faeg [Нечестивое отродье], - процедила рейнджер в ответ на насмешки темной госпожи.
С дрожью и суеверным страхом отогнала она мысли о культе – неужели Гекате было известно о ее сражении с Кровавым Повелителем? Впрочем, учитывая невероятную силу Архидьяволицы, это было вполне возможно…
Задать терзавшие ее вопросы Мерифил не успела. Геката, воплощение тьмы, закончила свою жизнь в их физическом мире столь же мерзостным и греховным образом, каким она в нем “родилась”, а именно, отсекла себе голову и добровольно лишила себя жизни. На такой богохульный поступок способны были лишь самые отчаянные, темные души – впрочем, сребролунница сомневалась, что у дьяволицы вообще была душа.
Борясь с отвращением, дочь солдата сделала шаг прочь, когда голова демоницы прокатилась мимо нее. Внезапные волны тепла, разошедшиеся по комнате, лишь усугубили тошнотворные призывы.
- Неужели она действительно… ушла? – Шепнула Мерифил в сторону Гринча.
Казалось невероятным, что Геката, эта грозная и своенравная противница, вдруг вот так вот закончила свою игру. По крайней мере, никакого чувства победы Мерифил не ощущала.
Осторожно огляделась она вокруг, разглядывая приходящих в себя людей, решая, кому может понадобиться ее помощь.

+1

45

Похоже Гекате было довольно весело, раз она столь заливисто хохотала. Впрочем ее речь не внесла никакой конкретики, зато самой дьяволице говорить было явно сложно из-за накатывающих волн смеха. Ксана же такого веселья не разделяла.

- Маразм — это когда кого-то пытаются заставить играть по их правилам, при этом этих правил не разъяснив.  И речь не шла ни о каком уроке. Я конечно прилежная ученица, пусть и не самая умная, но впредь, во имя Матери... твоей, - сначала полностью объясняй то, что ты от других хочешь, а потом уже проси свои ребусы разгадывать.

На самом деле Кроу все еще была напугана и взволнована, не понимая, что происходит, но одна мысль все не давала покоя. Именно поэтому внешне она стала столь колючей и острой на язык, ведь лучшее оружие — это нападение.

- Так что попредержи свои идеи насчет «самок», все же думаю с этим полуостроухим ты была поконкретнее. Или что я должна была понять из увиденного? То, что драконы умеют менять свой облик,или то что для кажной эмоции у них есть какой-то конкретный? - голос из насмешливо раздражительного стал более серьезным, - Или вероятнее что все мы в жизни носим маски, а сама жизнь подобна театру? Что ж, тут ты не оригинальна и я это уже знаю, вот только какую маску носишь ты?

Какое-то время девушка смотрела то на трех драконих, то на Гекату, попутно обдумывая одну мысль. То что она последнее помнит — так это как она боролась с сонным заклинанием. А потом все же видимо уснула. А значит все это созданный дьяволицей сон. Для проверки девушка попробовала пошевелить ркой, но не как прежде, как это делают обычно люди, а одной лишь мыслью и это оказалось гораздо проще. Рука двигалась свободно без какого либо сопротивления, как это было прежде. Тогда она пошла дальше и маска стала прирастать к лицу рыжей, меняя ее черты. Менялось в соответствии с маской и тело

- Так что я не уверена, что ты открыла мне что-то новое насчет лиц и масок, а смерти я не боюсь, потому как уже сказала — желала бы ты нашей смерти давно бы уже убила. И потому не напала. Не желая злит кого-то столь сильного, тем более если ты говоришь правду, то тебе с нашей смерти толку нет. И злом я тебя так же не считаю. Впрочем как и добром. Просто у тебя свои цели и не уверена, что твоя просьба окажется выполнена, потому как  не факт, что твои цели не нанесут вред моим, но я выслушаю, так что говори...

***

Очнулась рыжая так же как и уснула, неожиданно, практически без какого-либо перехода. Просто проснулась и все. Даже птянуться желание возникло, но тут пришло ощущение холода, которы проник в тело через холодный пол. Покачиваясь, девушка встала, попутно гоня волну тепла по телу, греясь тем самым и попутно подальше отодвигаясь от Гринча, так как подобного рода соседство магичку никак не привлекала. Чего уж тут говорить, Кроу вообще по сути желала чтобы все антимаги, если не умерли в одночасье, то просто исчезли и это не было виной личности антимага, но сама его способность рождала неприязнь на подсознательном уровне.

И только сейчас, услышав знакомый голос, Ксана поняла, что в числе присутствующих теперь была ко всему прочему и директрис, к которой рыжая разве что обниматься не побежала на радостях, но сдержанно стала смещаться в ее сторону, но тут наткнулась на обезглавленное тело...

+2

46

Что ж... неожиданный финал, но совершенно в духе демонов, к которым эта особа упорно не желала себя причислять. Как бы ни было смешно, но ее действия не вызывали у меня ни страха, ни интереса. Единственное, что было понятно - у нас есть время передохнуть, что само по себе является отличным шансом на подготовку. Согнувшись, от чего больные ребра снова наполнили о себе, я с легкой брезгливостью поднял отрезанную голову и принялся ее внимательно изучать перед ответом на вопрос эльфийки.
-Сомневаюсь, что все так просто, миледи, - покрути голову в ручищах, я кинул ее к основной части тела. Именно тогда я заметил директрису, появившуюся в зале и подкрутил ус, размышляя, что делать дальше. - В одном наша гостья была права - сжечь останки не мешает. И как можно быстрее. А потом уже можно поговорить о том, что такие эксперименты с призывом высших демонических сущностей в пределах светлой школы чреваты. Надеюсь, вы это поняли, ваша светлость?
Я посмотрел прямо в глаза директрисе этого учебного заведения, не собираясь озвучивать обвинения. Лишь достал один из болтов с пояса, взял с полки, чудом пережившей все происходящее, бутылку с легко воспламеняющимся реагентом и залил этим делом тело нашей незванной гости. Вытяжка в этой лаборатории справлялась и не с таким ужасом, так что я не сомневался, когда откручивал наконечник болта и выливал его содержимое на готовую загореться тушку демоницы. Раствор вспыхнул, как только соприкоснулся с воздухом, и зажег погребальный костер над гостьей.
-Думаю, все присутствующие понимают, что медлить было нельзя? - чувствуя, как вонь сжигаемой плоти пробирается в нос, спросил я у всех. - Этот ошибочно принятый к исполнению эксперимент зашел слишком далеко. Так что прошу меня простить за доставленные неудобства, но это дело не требовало отлагательств.
Я медленно собрал болт и лишь после этого обратился к Лозарит.
-И я был бы чрезвычайно рад услышать ваше объяснение всему произошедшему, госпожа директор, - я поднял с пола трость и оперся на нее, чтобы поменьше тревожить раны на всем теле. - Не думаю, что наши правители будут рады узнать о столь вопиющих пробелам в ваших навыках управления, допустивших столь грубое нарушение всех возможных и невозможных правил и законов.
Я не стал уточнять, что произойдет, если ее объяснение мне не понравится. Никаких угроз. Просто официальное уведомление двора о том, что здесь произошло, подкрепленное свидетельствами очевидцев. Это достаточный повод, чтобы снять директора с ее поста.

+1

47

- И я был бы чрезвычайно рад услышать ваше объяснение всему произошедшему, госпожа директор. Не думаю, что наши правители будут рады узнать о столь вопиющих пробелам в ваших навыках управления, допустивших столь грубое нарушение всех возможных и невозможных правил и законов.
- Гринч, мой мальчик, - Роза нахмурилась и взглянула немолодому, по меркам людей, мужчине, прямо в глаза. - Ты в порядке? Давай-ка отложим разбирательства на потом.
Он может доложить что и кому угодно. Директриса покинет свой пост, если это будет необходимо. Но, все же, она надеется, что двору о произошедшем расскажет живой и здоровый Гринч, а не покачивающийся от ран. Этого человека она помнит еще с его ранних лет. Для колдуньи его благополучие важнее, чем разговоры о собственном посте. Казалось бы — странно. Но она — дракон. Этакая всемогущая добрая волшебница, у которой все не как у людей.
- Нет, Гринч. Это я была бы чрезвычайно рада услышать что здесь произошло, - не менее серьезно добавила женщина, твердо сделав акцент на «я», но пока не обвиняя пару наглых дворецкий, на чьей практике подобное — уже не первый случай. А заодно, дожидаясь ответа, директриса спокойно подошла к Ксане, благополучно, хоть и бестактно, взяла ее подмышки и подняла на ноги, затем, проделав то же самое с Арканом и Оддерли.
- Я пришла, потому что эксперимент должен начаться только сейчас, - пояснила она Гринчу, переведя взгляд темно-фиалковых глаз на горящие останки инфернальной сущности. - И этот эксперимент был связан с извлечением материи из астрального Плана, - в общем-то единственный инженер в этом помещении понял бы, что итогом эксперимента должен был стать объемный источник магической энергии, а не вызов демона. - Так что, если позволите... Я спрошу еще раз.
Колдунья оглядела всех присутствующих беззлобно, но достаточно строго.
- Кто. Это. Придумал?

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/pvHIK.png[/AVA]

Отредактировано Роза (17-11-2016 11:46:50)

+1

48

Мерифил внимательно провожала взглядом каждого, к кому подошла ее давняя знакомая, Роза. Поручиться эльфийка могла лишь за себя, за директрису, да за толкового инженера, который продолжал высказывать дельные мысли. Не попали ли под влияние демоницы остальные, например, рыжеволосая магичка, проведшая некоторое время в дурмане, она сказать не могла. Хитрость демонов, а уж тем более тех, кто стоял на вершине их извращенной власти, была хорошо известна среди светлых созданий Альмарена.
Зал заполонил отвратительный смрад, напомнивший рейнджеру о страшных, кровавых побоищах древности, когда павших солдат не успевали хоронить должным образом, и отправляли к предкам через сожжение.
- Думаю, все присутствующие понимают, что медлить было нельзя?
Молча Мерифил кивнула.
Впрочем, внимание господина Гринча уже полностью сосредоточилось на появившейся Розе – как и ее собственное. Неудивительно, но с их прошлой встречи Мерифил все равно испытывала внутреннюю дрожь, вспоминая о той невероятной силе, которой обладала эта хрупкая на вид женщина – пусть эльфийка и повидала немало удивительных вещей на своем веку с тех самых пор.
Убедившись, что с Арканом и Оддерли все в порядке, директриса высказала свое явное недовольство. Из ее слов Мерифил поняла, что все они стали жертвами какой-то ужасной ошибки – умышленной или нет, - так как вызывать архидьявола в этот мир, похоже, не входило в изначальные планы Розы.
Так как остальные продолжали молчать, Мерифил благоразумно ответила на вопрос волшебницы.
- Вот моя история, госпожа, и судите сами, виновны ли мы, тут собравшиеся. Недалече как три луны назад я получила послание, в котором говорилось, что вы искали встречи. Прибыв сюда в сопровождении вашего прислужника, я узнала о готовящемся… как они это назвали, “эксперименте”. Мои меч и лук были связаны клятвой с этими людьми, ибо никто еще не знал, какой опасности мы себя подвергли. Как скоро из прохода явилось это отродье, величавшее себя предводительницей миров, - да простит Имир сию дерзость! – мне не осталось ничего иного, как вступить в схватку. К сожалению, - нахмурилась эльфийка, силой заставив себя не опускать от стыда глаз, - я потерпела поражение. И мне до сих пор не ясно, как (и зачем) это мерзкое порождение тьмы уничтожило себя саму – если только в этом не кроется какая-то ловушка!

+1

49

- Кто. Это. Придумал? - подытожила свою возмущенно-требовательную речь дракониха,  на что Кроу пожала плечами и уже хотела было высказать свои мысли, когда сознание пронзило, будто молнией, искрой головной боли, растекшейся от середины по всей голове. Поморщившись, Криста подождала, когда всполох боли утихнет, поле чего вновь пожала плечами, повторяя жест.
- Ну  если так подумать, то как только вы телепортировали меня в помещение академии, госпожа Роза, меня тут же встретил дворецкий, заявив что все уже почти в сборе и надо поспешить.  Так что я считала, что вы в курсе всего. Но если нет, то... Кому еще подчинялся дворецкий? Почему он не сказал, что все должно начаться с появлением госпожи Розы?

Новая, не столь сильная, но ноюшая, нудная волна головной боли охватила сознание.
- Да что же со мной такое? Никогда раньше такого не было... - потирая виски возмутилась про себя огненная магичка. У нее действительно редко бывали головные боли, а тут...
Но самое главное — это неприятное чувство, как будто у тебя в мозгу пузырь, который засел там в наглую и давит на мозг. Причем не в прямом, физическом смысле, а в плане инородности этого нечто. Как маг Ксана четко чувствовала инородной ауры в своем теле и это могла быть только она, ведь сама «рыжая номер три (крашеная)» предупреждала о последствиях потери своей смертной оболочки. Вот только о головных болях она не предупреждала. Ну почему все должно быть именно так? Нет тут в комнате кандидатов на головные боли поголовастее скромной огненной ведьмы. А, Геката? Почему всегда я? 

Все же дождавшись, когда боль утихнет, осенив всех кривой извиняющейся улыбкой, Кроу продолжила свой ход мыслей.
- Так вот, все случилось когда была включена машина, разве нет? Значит в ней то все и дело. Разве не Гринч занимался ей? А еще Геката назвала его дьяволом. Не спроста ли это? Я считаю... Аргхх.... Именно тот кто смог внести изменения в машину... У кого был доступ... Но и он ошибся, если вы говорите, что собирались извлекать энергию из астрального плана, но здесь уже была начертана пентаграмма, вот только с дефектом. Она была предназначена для демона, а была призвана архидьявол.

При упоминании последнего очередная сильная волна головной боли прокатилась по голове, вынудив медленно опуститься на колени, дабы не упасть.

- Ну и последне. У нас маленькие проблемы. Господин Гринч вынудил нашу инфернальную гостью убить свое физическое тело, вот только ее дух нельзя изгнать без должного ритуала... Поэтому эта милая дама, засела в моей голове, выдав целый ряд инструкций, куда за тридевять земель ехать и какой ритуал проводит. Поначалу я не особо горела желанием ей потворствовать, но эта головная боль мне уже не нравится. Так что если никто не против, я бы поехала по своим делам, отправлять тетю гекату домой, а то тут ей у нас не комфортно...
  - и оглядев окружающих, добавила, - И не спешите оттяпывать мне голову. Она просто переселится в вас и будет сверлить ваш мозг, пока вы ее не вернете домой.

+1

50

Я устало привалился к стене, ощупывая поврежденные ребра. Что-то в ее словах и действиях меня смущало. И вообще во всем происходящем слишком много было шито белыми нитками.  Демоницу призвали совсем недавно, и вот она уже пленила директора школы, которую по логике, ни разу в глаза не видела. Сколь бы сильна не была эта женщина, но даже ее воля не безгранична. Так что доверия все эти убеждения не вызывали. А тут еще рыжая решила высказаться.
-К сожалению, я не могу вам рассказать, что происходит в вашем учебном заведении, госпожа Роза. И тем более, куда убегают ваши люди, - это все слишком утомляет. Особенно, в моем текущем положении. - Вот только я не берусь утверждать, что произошедшее никак с вами не связано. Прямо или косвенно. Откуда бы иначе гостья узнала о том, где вы, как вас пленить и тем более, как привнести в ткань мирового полотна именно этой залы. Так что вопрос остается открытым - что делают ваши подчиненные?
Выудив из кармана хронометр, я прикинул, сколько потрачено впустую времени на выяснение обстоятельств произошедшего. Лучше его отдать более сведущим людям. Все-таки я лишь инженер, но никак не следователь.
-Но этот вопрос лучше передать в подходящее ведомство, которое лучше разберется в том, кто виноват в вызове сильнейших потусторонних сущностей, - под конец я крякнул от боли и мотнул головой, отгоняя кровавых мух. - К сожалению, ваша компетенция, как директора, вызывает сомнения даже у меня, хотя наше сотрудничество является долгим и взаимноплодотворным. С еще большим сожалением вынужден признать, что в происходящее замешена моя сестра, что вызывает во мне определенную импульсивность и субъективность. Так что считаю правильным закончить этот разговор и вызвать комиссию для разбора. Пока что, внутри школы. Хотя кому из высших магов мы можем доверять, если даже двое дворецких предали вас?
На этом я хотел откланяться, ибо в отличии от всех присутствующих я не могу залечиться с помощью магии, и этот процесс будет длительным и болезненным.
-Стоит пепел от Гекаты собрать и предоставить следователям. А насчет слов госпожи... неназванной. Вы, миледи Роза, должны отлично понимать, что я никак не мог участвовать в происходящем, как строитель каких-то порталов и тем более в роли... хех... "дьяволов". По известным причинам это все - закрытая тема для вашего покорного слуги.
Я подошел к рыжей и коснулся ее головы, ломая все скрепы, удерживающие Гекату в голове этой девушки. Пока сложно сказать, что именно происходит, но произошедшее становится все сложнее. Но глупость данной самовлюбленной демоницы меня начинает удивлять. Силы-то у нее много, а вот с фантазией пока что не очень. Я снял с шеи висевший там уже несколько лет медальон и надел на рыжую, чтобы уж точно решить этот вопрос на достаточно долгий промежуток времени.
-Думаю, на время мы можем завершить разговор о взаимосвязи Гекаты и вашей головной боли. Рекомендую в подробностях рассказать, что же вам поведала наша незваная гостья. Быть может, великая демоница все же отличилась чем-то, кроме силы, - я задумчиво подкрутил ус и обвел всех тяжелым взглядом. - А так же смею надеяться, что вы заберете свои нелестные слова обо мне назад. Иначе буду вынужден оскорбиться.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Визит из прошлого