http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Вы спрашиваете, почему я сбежал?..


Вы спрашиваете, почему я сбежал?..

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Алетра, Ореб Ренор
Время: 86 лет назад
Место: К'таэссир
События: Базар  К'таэссира, а конкретнее та его часть где продают разнообразные живые игрушки, свёл одним тёмным днём юную магичку и воина, исчерпавшего всё терпение своей Матроны. У первой были деньги, у второго - цепь на шее. Волей женщины знакомство продолжилось, и вряд ли оно будет для мужчины приятным.

Отредактировано Алетра (06-02-2016 18:55:22)

0

2

Вот и всё! – пронеслось в мыслях Ореба. В голове крутились дни, уже успевшие стать воспоминаниями. Жалел ли он о своей выходке? Безусловно – нет! Это было самое яркое пламя, которое видел Ореб. Устроенный им поджёг Первого Дома, был тем ещё весельем. К сожалению устроенное им мероприятие не привело к смене режима или активному восстанию других мужчин. Его никто не поддержал, кажись такая ситуация вполне всех устраивала. Трусы готовые и дальше валяться у женских ног, падая на колени и прося пощады, когда их жрицы в очередной раз достают плеть.
Однако провёрнутая им выходка не могла остаться безнаказанной. Учитывая его навыки и верность Дому, его собственная мать мирилась с ним. Периодически наказывая и посылая на задания, из которых не возвращаются. Однако если не удалось перевоспитать в пятнадцать лет, что можно сделать взрослому мужчине в триста двадцать шесть? Тот ещё вопрос. Но простить поджёг правящего дома? Нет, тут даже она не смогла бы его спасти, даже если хотела бы этого. Матрона хотела этого меньше всего на свете. Одна Ллос видела, сколько попыток ушло у неё на умерщвление собственного сына. В конце концов, она сдалась. Решив, что Ореба бережёт Ллос и он ей зачем-то нужен. А кто она такая чтобы перечить воле богини? И верховная мать семейства смирилась. Сейчас же ей угрожал гнев жриц, занимавших высшее положение, чем она сама. Ореб был грузом, от которого стоило избавиться. И она нашла выход из положения, она отречётся от Ореба и лишит его всех привилегий. Тёмный эльф будет изгнан из собственного дома и отныне он будет сам по себе. Станет чьим-нибудь слугой или рабом, подвергаясь ежедневным унижениям и грязной работе. Он должен будет сломаться, все ломаются и он не исключение.
Вот и всё. Ну и что? – думал про себя Ореб, продолжая идти за своим неудавшимся владельцем. Он и сам размышлял, почему его до сих пор не убили. Верил ли он в Ллос? Сам Ореб думал, что нет. Однако кто-то же его уберегал от смерти? Этот вопрос оставался для эльфа загадкой. Темноухий предпочитал думать, что Ллос получает определённое наслаждение от его мучений, именно поэтому она уберегает его от смерти. В любом случае, меня ведь не убили. А значит, есть ещё надежда на будущее. Главное держаться и верить.
Неудавшийся хозяин продал его работорговцу, получил плату и окинул Ореба презрительным взглядом напоследок, прежде чем исчезнуть и смешаться с толпой. Работорговец, приковал цепь от ошейника новой покупки к стене. Подошёл поближе, чтоб проверить слухи действительно ли он такой непокорный, как о нём говорят. Ореб в ответ на его действия, выжидал удобного момента, а потом смачно плюнул ему в лицо и зашёлся диким хохотом. Работорговец бил его кнутом, до тех пор пока злость не покинула его тело. Так шли день за днём, а это ничтожество никто не хотел покупать, потому что он отпугивал всех покупателей. Торговец рабами уже отчаялся было его продать хоть кому-нибудь, но тут появилась она.

+1

3

Последние дни Алетры выдались куда более приятными: женщина не только закончила работу над одним из интересных заклинаний, пограничным между Тьмой и кровью, но и вполне успешно провела испытания. Сейчас в голове дроу вертелся один вопрос: раскрыть или нет своё открытие? Зная в Магике несколько наставников, кому её наработки покажутся удачными, илитиири рассчитывала на неплохую награду - новый кусочек знаний, брошенный из чужих закромов. С другой стороны, магичка ещё с академической скамьи усвоила - козыри в рукавах не бывают лишними. Кто знает, не спасёт ли неожиданный ход ей когда-нибудь жизнь? Не предоставится ли более выгодной ситуации? Пока женщина склонялась к первому варианту - собирать сильные карты нужно будет позже, а пока не помешает накопить немного знаний.
Впрочем, времени на размышления было ещё много - она не планировала посещать Магик ещё несколько дней. Пока желания магички были банальнее и проще - немного себя порадовать. Только и всего. Ради удовлетворения этой несомненно важной потребности илитиири и пошла на базар - купить что-то, сама не знала что, благо деньги в данный момент были.
Лавки с украшениями не вызвали интереса, как и продавцы магических вещей. Ничего стоящего на улице не продают, а мелкие побрякушки не то, на что хотелось тратиться. Забавные вещички с поверхности - явно светлоэльфийские наручи; из чернёного серебра выполненная диадема; жезл, имеющий в себе десятки простых заклинаний и читающий их в произвольном порядке... Да, эти вещи заставили задержаться и даже сумели вызвать на лице дроу усмешку, но всего их очарования не хватило, чтобы потратить даже небольшую сумму. Детские шалости. Как раз к этому моменту дроу уже поняла, чего она хочет на самом деле.
Ряды с невольниками были самыми шумными, но, что предсказуемо, шумели покупатели, а не рабы. Идеально вышколенные, ну, или избитые по полусмерти существа держали рот на замке. Какая-то человеческая девчонка, едва ли встретившая даже пятнадцатый годичный цикл, тихо всхлипывала, пока мужчина-дроу, явно из бедноты, ощупывал её тело. Ушибы и травмы искал, да. Конечно. Алетра слышала, что некоторые эльфы опускаются до любви с людьми, но сама даже представить себе подобного не могла. По ощущениям дроу лечь с человеком было чем-то на уровне секса с гоблином или минотавром. Воспитание магички не делало никакой разницы между разнообразными подвидами низших рас. Женщина быстро прошла мимо лавок где продавали людей и орков, проскочила торговца, сбывающего с рук детей - дорогого товара, родившегося уже в рабстве и с детства приученного не только подчиняться, но и молчать не смотря на боль и страх. В соседней лавке другие детёныши, видимо, притащенные из последних походов, временами срывались на крики и плачь. Судя по азартно взлетающему кнуту до момента продажи доживут далеко не все.
И вот начались самые интересные, малочисленные и дорогие ряды - те, где дроу продавали дроу. Дети простолюдинов, чьи родители не прибились ни к какому Дому, мальчишки, выброшенные бедными Домами у которых не доставало денег на Академию, преступники. Тут Алетра замерла, сама не зная чего хочет. Сероватая кожа  и желтоватый оттенок волос - явные признаки бедной крови не вызывали у неё интереса.  А пара аристократов, оказавшихся тут по какой-то глупости, стоили столько, сколько даже дочь Третьего Дома не готова была отдать за мимолётную игрушку. Дети требовали времени.
Наконец, она, похоже, заметила то, что показалось приемлемым. Мужчина лежал в пыли и был недавно бит, но вымыть и дать недорогое зелье не было проблемой. Волосы спутаны и грязны, но даже сейчас заметно, что примесей белоснежный цвет не имеет. Янтарные глаза - не самый частый, а потому ещё более интересный цвет. Черты лица типичны для дроу - резкое и чёткое совершенство. Почему бы нет?
Подойдя и рассмотрев мужчину буквально с расстояния шага женщина не слишком сильно пнула того носком сапога - если илитиири не сможет даже перевернуться, то его покупка явно себя не стоит.
- Сколько за этого?

Отредактировано Алетра (06-02-2016 22:58:11)

+2

4

Вот и сегодня, эльф в очередной раз провернул свой трюк с плевком в самодовольное лицо очередного илитиири. Как и несколько дней назад, как и вчера, Ореб снова получил свою порцию боли. Дроу сделал выводы, что его рыночный хозяин потерял весь энтузиазм в этом нелёгком деле. Если в первый день, он бил его наслаждаясь собственной властью и силой, то сейчас это было больше похоже на одно из тех обязательных занятий, просто для отвода глаза и поддержания собственной репутации. Сколько раз его уже били кнутом? Ореб сбился со счёта, а ощущение боли казалось таким привычным, что чем чаще его били, тем бесчувственнее становилось его тело.
Очередная знатная дама решила посетить уголок работорговца в середине дня или ближе к его окончанию. Эльф не знал ответа и на этот вопрос. Откровенно говоря, ему было плевать. Каждый его день напоминал предыдущий. После очередной своей выходки, эльф лёг на пол в надежде вздремнуть и хоть немного восстановить свои силы. Рабов кормили отвратительно, так что единственным источником сил – был хороший здоровый сон, но и он был редкостью. Прошло около часа, прежде чем его бесцеремонно прервали, то ли проверяя жив ли он, то ли пиная для личной забавы. Эльф не спешил вставать, краем глаза рассматривая очередного гостя.
- Сколько за этого?
- За этого? – не веря своим ушам, спросил торговец, - Может, выберете что-то более подходящее? Конечно, это обойдётся вам немного дороже, но товар будет стоить своих денег, это я вам обещаю. А этот, этот та ещё заноза в заднице, более отвратительно раба, чем он я и представить себе не могу. Однако если вы не передумаете, готов отдать его вам за половину его первоначальной стоимости, - торговец бессовестно врал, так или иначе, а возможность упустить возможную прибыль для него была подобна смерти. Даже при такой заявленной цене, он был в абсолютном плюсе.
Торговцу оставалось молить Ллос, чтобы этот паршивец в очередной раз не сорвал сделку. Однако по брошенному на Ореба взгляду было ясно, что как раз это он и собирается сделать. Дроу потерявший всякий статус и уважение уже поднимался с земли, чтоб провернуть свою излюбленную шутку.
- Думаю на что-нибудь более подходящее, у неё попросту не хватит денег. Да, и если милостивая госпожа решит прислушаться к совету раба, на твоём бы месте я бы себя покупать не стал, так как торгаш также прав, как и Ллос в своей благосклонности, - завладев её внимание, эльф дождался пока та подойдёт ещё ближе.
- Осто…, - хотел предупредить торговец свою покупательницу, но не успел. 
Плевок уже сорвался с уст раба и полетел в сторону новой покупательницы. Однако произошедшее далее, удивило не только торговца, но и самого Ореба. Девушка уклонилась от плевка, уйдя в сторону, отчего плевок улетел куда-то вдаль. Уклонением она решила не ограничиваться, сократив дистанцию, дала рабу звонкую пощёчину. Эльф к такому повороту событий был готов, однако считал, что он наступит не так скоро. Видимо всё же лежание на полу и цепь на шее заставляло его терять свои навыки. В этот раз он сплюнул на пол, уловив во рту заметный привкус крови.
- Реакция у тебя хорошая,  жаль не могу сказать того же про твоё лицо, - с самодовольной улыбкой ответил дроу, не собираясь сдаваться так просто.

+1

5

Девушка в очередной раз убедилась, что тренировки с кинжалами не проходят напрасно. Реакция и скорость, нарабатываемые там, уже не раз выручали: помогали уворачиваться от заклинаний, щупалец и хвостов в бою, от результатов собственных неудачных экспериментов в магии, от реагентов или опасного пара в лаборатории... Увернуться от плевка раба, пожалуй, было самым неожиданным применением её способностей. Даже отчасти унизительным, будто заставили заниматься чем-то, что по статусу подходит слуге,  а никак не старшей дочери Дома.
Унижения от самого факта, как ни странно, не было. Брезгливость и разочарование, скорее. Подобный жест подошёл бы низшей расе - орку или человеку, а от соотечественника...
- Не способен был сохранить свободу побереги хоть достоинство, раб. Должна же была у тебя хоть капля остаться? Планируй убийство, пытайся сбежать, ищи яды - делай что-то достойное дроу, а не гоблина, ничтожная ты скотина, - скучающим тоном, явно содержавшим отголоски разочарования и презрения, но никак не злости, похоже, ожидаемой торговцем и товаром, бросила магичка. И только после этого задумалась о покупке, едва заметно перекатываясь с пятки на носок - слишком хорошее настроение, чтобы просто стоять.
С одной стороны, это оказалось сложнее, чем она полагала. Да, конечно, женщина прекрасно знала, что если раб валяется в пыли избитый значит было за что. Но вот верилось, как минимум, в тот момент, когда она подходила и пинала его, что непослушание должно было остаться в прошлом. Это всё же мужчина-дроу! Алетра много разнообразных качеств встречала в соотечественниках - полный спектр от полного безволия до амбиций, достойных иной жрицы, но ни разу ей не приходилось видеть кого-то, кто имел бы... ммм... как там?.. Принципы? стоящие долгого и упорного сопротивления. Даже пытки ради информации применялись в основном к женщинам - закалённая воля послушниц Ллос могла долго сопротивляться палачу, мужчины же обычно искали путей легче. Уже то, что раба били не один день, а он упорно продолжает дерзить было... азартно. Слегка потирая руку, которой не так давно отвесила пощёчину, Алетра улыбнулась своим мыслям. Ей, конечно, не хотелось возиться с детьми - брата, только недавно сбытого с рук хватило с головой, но взрослый мужчина это ведь куда интереснее.
- Что же, думаю, это может быть забавным, - резюмировала магичка вслух уже доставая деньги. К обозначенной сумме было прибавлено несколько монет:
- Мне нужен кто-то, кто отведёт его до моего дома, - холодно "попросила" женщина, после чего обернулась к рабу и с ласковой, подозрительно милой улыбкой, у её братца вызывавшей иррациональную жуть, сообщила мужчине на цепи:
- Попробуешь сделать так ещё раз и я просто отрежу тебе язык. Возможно, если настроение будет плохим, правую руку. Проверим твою понятливость и обучаемость, хороший мой.

+1

6

Эльф был расстроен. Выходка, предназначение которой было спасать его от общества дураков и самовлюблённых жриц, впервые не удалась. Нужно было как-то разнообразить свой репертуар, однако мысль что покупка всё же состоится, уже начинала закрадываться в его голову. Ореб не хотел покидать торговца. Из всех зол, пожалуй, он был самым безопасным. Кто знает, может когда-нибудь им бы окончательно овладело отчаяние, и он бы взял Ореба себе в помощники. Мысль была безумной, но она его забавляла.
Сейчас же девушка доставала монеты из кошелька и рассчитывалась за свою своевольную покупку. Она была услышана, но её слово прошли мимо сердца и разума дроу. По его скромному мнению у дроу не было ничего достойного восхищения. Они погрязли в жестоких законах поддерживаемых высшими жрицами и плясали под их безумную дудку. Многие уже пытались переубедить Ореба в глупости его суждений, говоря ему о хаосе, который наступит, если перемены всё же придут. Однако эльф ни отказался от своих слов. Он верил в них, будучи ребёнком и верил сейчас будучи взрослым мужчиной. Даже когда его лишили статуса и привилегий, заковали в цепи и оставили здесь, он верил в свою точку зрения и был готов за неё сражаться. Что тут сказать, он был одинок в своей вере. Другие мужчины, услышав его речи, старались держаться от него подальше, а то и вовсе прятались за женской юбкой, рассказывая всё своим госпожам. В ответ от Ореба они получали жалость и презрение. Тёмный эльф прекрасно понимал, что в его жизни настали не лучшие времена. Судьба уготовила ему тяжкое испытание, но он не собирался отступать без боя.
- Попробуешь сделать так ещё раз и я просто отрежу тебе язык. Возможно, если настроение будет плохим, правую руку. Проверим твою понятливость и обучаемость, хороший мой.
Эльф лишь улыбнулся в ответ, на брошенную в его сторону угрозу. Нет, он ни собирался наступать на одни и те же грабли дважды. У него будет время, чтобы придумать что-то более мерзкое и оригинальное. За пять лет ни у кого не хватило нервов, чтобы вбить в его голову мысль, что дроу ведут вполне правильный образ жизни, и его роль в этой игре подчинятся. Они были разозлены или разочарованы, выбрасывая его обратно на рынок рабов. Его мать хорошенько постаралась, распространяя слухи. Все прекрасно знали, что такова воля Ллос и удел этого ничтожества страдать. Он был ни достоин смерти, и любой кто решит иначе, повторит судьбу Ореба. Торговец в этот момент поменял его цепь на короткий поводок, и нашёл слугу, который доставит товар до дома прекрасной госпожи. Сам же он был доволен собой, за то что ему наконец удалось продать этого жалкого слизня. Единственное, что его беспокоило – это как бы этот раб в скором времени не вернулся к нему обратно.

0

7

Как ни печально, но магичку, проводящую большую часть своего времени в лаборатории или заклинательных покоях Дома и Магика, слухи обошли стороной. Она интересовалась всем, что имело отношение к её коллегам и наставникам, собирала сплетни о некоторых жрицах, искала информацию об интригах сестёр и даже некоторых магах и драконах поверхности, слава  которых доходилидо дроу. Но вот провинившийся мужчина, предположительно отмеченный Ллос, в кругозор женщины никак не попадал. Она, наверное, готова была бы  его убить - сумма, выложенная за раба в итоге, не превышала допустимых пределов одноразовой игрушки... Но всё же подобного исхода не хотелось. Из принципа не хотелось. Она управляется с чарами, которые, выйдя они из-под контроля, способны души половины Дома к Ллос послать! Не справиться с норовом раба?
Какое-то время подобные мысли занимали Алетру, но быстро вылетели из головы. Путь обратно вновь проходил мимо лавок с диковинными товарами подлунного мира и в этот раз Алетра не смогла удержаться от небольшой покупки: простого вида брошки - то ли листик, то ли букашка, Рилдир и тот не разберётся во всех странных пакостях поверхности. Главным, в общем-то, был не внешний вид, а очень уж удобное заклинание, позволяющие чистить одежду, волосы, да и вообще любые поверхности, площадью не более пары метров за одно использование. Один цикл позволял активировать побрякушку три десятка раз, чего, по мнению дроу, было более чем достаточно. Алетра не планировала отказываться от водных процедур, но её очень интересовала возможность быстро прибираться после себя в лаборатории, при этом не подпуская к ценным реагентам рабов и слуг. В прошлый раз, когда один из этих криворуких кретинов разлил кровь айрес, женщина, конечно,  наказала раба, но компонента для опыта это не вернуло. Надежнее самой.

Третий Дом располагался от базара на приличном расстоянии, так что путь занял чуть больше получаса. Магичка, ехавшая на ящере, конечно, могла попасть домой быстрее, но приходилось подстраиваться под пеший шаг полудохлого раба. Когда изящная, сделанная частично из металла, частично из магии ограда Дома оказалась в шаге от отправившегося с ней слуги, ремень перенял один из домашних рабов. Пока женщина отводила ящера к другим животным, купленную игрушку привели в её покои.
Комната эльфийки с первого же взгляда выдавала её род занятий. Всё, начиная со стола, на который будто напал книжный монстр и заканчивая свечами, лежавшими на полке и подоконнике говорило, что владелец всерьёз увлечён магией. Свитки лежали даже на постели, кстати говоря, небольшой по размеру - двое если и уместятся, то только заключив друг друга в тесные объятия. Помимо этого в комнате был закрытый шкаф, видимо, с одеждой, ещё два переполненных с книгами. Стол имел несколько небольших полок. В правой части помещения было две закрытых двери, в левой - ещё одна. Каменный пол на три четверти прикрывал ковёр, напоминающий узором паутину. Женщина, пришедшая через несколько минут, достала из шкафа с одеждой чёрную шёлковую ленту длинной почти два метра. Из рук в руки передав её слуге, озвучила приказ:
  - Свяжи ему руки за спиной, а после позови ко мне Тесли. Если сумеет выпутаться, я буду считать это попыткой меня убить в которой ты - соучастник.
Равнодушно высказанная угроза подействовала неплохо - полукровка орка и человека заметно старался, использовав для своей затеи почти весь запас ленты. Правда, насколько завязанные узлы и переплетения были результативны, узнать получится только на практике.
Пока женщина устроилась на кровати, уже с большим вниманием оглядывая покупку.
   - Ничего интересного сказать не хочешь?

Отредактировано Алетра (07-02-2016 19:25:35)

+1

8

Новых фокусов по дороге эльф не выкидывал, сказывалась то ли усталость, то ли отсутствие свежих идей. Это заставляло двигаться его вслед за своим провожатым без попыток вырваться и попробовать завоевать себе свободу в максимально краткие сроки. Если бы он попытался и ему бы удался этот фокус, в истории его жизни – это воспоминание вошло бы как его самый быстрый побег. Однако его новая госпожа вряд ли бы это оценила, и эльф в очередной раз был бы грубо избит, если бы та не придумала чего похуже. По личному опыту Ореб уже знал, что побои ни так страшны в сравнении с другими ужасными развлечениями, которые могут придумать господа. Поэтому вместо мыслей о побеге им завладело созерцание тёмных улиц и улочек, рассматривание торговцев и их покупателей, а также изучение маршрута по которому его вёл слуга.
Как бы он ни хотел воспринимать свой голод всерьёз, но последний всё больше и больше давал о себе знать. И если раньше с ним ещё можно было мириться, сейчас его организм стал куда более вялым и слабым. Он едва успевал двигаться за ящером, на котором восседала его новая мучительница. Всё бы ничего, но чувство голода было одним из тех рычагов, на который обычно с силой надавливали, чтобы заставить раба выполнять простейшие команды. Эльф бы мог бесконечно долго играть в эту игру, но в этом случае его организм играл против него самого. Приходилось на какое-то время становиться белым и пушистым, чтобы не умереть с голода. Такие уступки оставляли свои следы на гордости эльфа, когда эльф в очередной раз решал сделать поблажку собственному организму, чтобы не умереть раньше положенного срока. В каком-то смысле он даже был рад, когда их путь подошёл к концу. Третий дом, без сомнений – это был именно он, однако кто его новая владелица и чем занимается, Ореб был без понятия.
Раба привели в её покои. По первому взгляду на убранство комнаты тёмный эльф сделал предположение, что в этот раз он будет пленником магессы. Это существенно усложняло дело. Люди, обладавшие этим даром, обычно имели более богатую фантазию, чем их собратья. Через несколько минут в покои вернулась и его госпожа. Достав длинную ленту из шкафа, она отдала приказ слуге связать Ореба. Полукровка услышав угрозу в свой адрес с чрезмерным старанием начал осуществлять своё поручение. К счастью для Ореба ни орк ни человек не обладали особо большим умом, а в полукровке он и вовсе не видел опасности. Последний не был для него помехой, а его смерть вполне вероятно его как минимум порадует. Напрягая мышцы и сухожилия рук во время связывание, а также изображая невообразимую боль, эльф отвоёвал необходимое ему пространство. А что он будет делать дальше? Это уже дело техники. Просто сбежать было слишком скучно и не интересно. Эльф испытывал свою определённую порцию удовольствия, когда его возвращали обратно на рынок. Это было его целью и на этот раз. Однако возможность освободиться тоже была ему только на руку.
- Ничего интересного сказать не хочешь?
- Я у тебя надолго? И если думаешь что да, как мне тебя называть? – в речи эльфа не было ни капли уважения, он просто уточнил равнодушным тоном нужный ему ход событий. Довольно часто его господа были капризными глупыми детьми чьей силы воли было недостаточно, чтобы сломать свою новую игрушку. Однако Ореб всегда был готов к приятным неожиданностям, достойный соперник всегда воодушевлял его на новые подвиги. И даже если в этот раз волей обстоятельств новая госпожа окажется, не так проста, то и эльф проявит всю свою силу воли, чтоб его гордость осталась на прежнем уровне.

+1

9

Ей точно это было нужно?
Взгляд женщины в какой-то момент расфокусировался, стоило ей немного отвлечься от реальности, всерьёз задумавшись, что и зачем она сейчас делает. Откровенно говоря, ломать чью-то волю её раньше не приходилось: старшая дочь Третьего Дома привыкла получать подчинение окружающих как нечто само собой разумеющиеся. Естественно, не всех. Но те, кто априори играл в других категориях - Мать, жрицы, наставники были существами другого толка. Дроу могла искренне желать им смерти, но ей и в голову никогда не приходили мечтания поставить свою родительницу на колени. Теперяшняя ситуация - раб, отказывающийся признавать своё место, был чем-то совсем новым. Интересным с одной стороны. Любопытным, азартным. Почти делом чести. С другой стороны, стоит ли это своих усилий? Чисто теоретически, это прекрасный повод и волю свою проверить и отчасти развлечься. Практически, магесса способна найти куда более полезное применение свободному времени.
А мужчина как раз задал связанный с этим вопрос. Тон голоса - равнодушный, лишённый привычных ноток подобострастия и опасения, окончательно склонил чашу весов.
- Узнаешь. Со временем.
Называть ли имя? Немного, немного попозже.
- Я думаю, если ты очень постараешься, то обязательно вспомнишь, как тебе полагается ко мне обращаться.
Живая иллюстрация возникла из-за спины дроу и чуть вышла вперёд, коротко кланяясь. После мгновенного промедления:
- Госпожа?..
Перед новой покупкой сейчас стоял худощавый, примерно на пол головы выше среднестатистического илитиири, юноша, явно имеющий среди ближайших предков как минимум несколько дроу. Волосы мальчишки были светлыми, цвета пепла остающегося от сожжённого пергамента, кожа - почти чёрной, как и глаза, уже не способные из-за разбавленной крови видеть в полной темноте. Кринити был просто рабом, но, по мнению женщины, на порядок сообразительнее прочих. Ему она чаще всего доверяла вытирать пыль с книг, зажигать свечи к её занятиям и вообще делать все те вещи, которые легко испортить недостаточно ловкими руками.
  - Отведи его в ванную и включи воду,  это нужно вымыть - дроу, в общем-то, могла просто очистить раба только что купленной брошкой... Но пара забавных планов возникли в голове раньше. Главное, чтобы дроу Тесли шею в ванной не свернул - получится немного обидно.

Мальчишка, взяв раба за локоть, повёл в одну из двух дверей. Ванная напоминала небольшую купальню - два десятка шагов в обе стороны, овальное углубление в правой части помещения поднималось над полом всего лишь на несколько десятков сантиметров, в основном уходя в пол. Глубина была чуть больше чем по колено, длина почти три метра, а ширина немногим меньше двух. В левой части помещения было несколько невысоких деревянных лежаков и полки с различными средствами ухода. Вода в водопроводе подогревалась магией.

Алетра в соседней комнате потратила ещё несколько минут на переодевание. Более практичные вещи сменились откровенными, дорогими и по-своему удобными – подходящими для дома. Так же женщина надела на пояс перевязь с парой крис-ножей, а на шею и руки несколько украшений с магической начинкой. Она не считала, что для неё может представлять угрозу избитый раб, но в Доме имелись и другие противники. Развлечения развлечениями, но не стоит и об этом забывать.

Отредактировано Алетра (09-02-2016 12:55:26)

0

10

- Узнаешь. Со временем.
Вот чего-чего, а времени у эльфа не было. Дроу был очень занятым и дело своё он считал очень важным. В своём роде он был единственным, кто мог заниматься этим делом. Многие пробовали встать на его место, но вскоре они понимали, что дело того не стоит. Эльф же продолжал двигаться к цели, хоть на выбранном пути и приходилось часто падать и терпеть боль. Ни смотря на козни, которые ему устраивали, чтобы он сбавил своё желание. Многие задавались вопросом, почему он это делает. Почему раз за разом поднимается и снова возвращается в строй. Хоть ответ и был прост, они не могли его осознать. Для его противников была верна лишь их точка зрения. Именно поэтому Ореб считал своим долгом бесить и раздражать своих господ, заставляя их злиться и краснеть от гнева. Вот как-то так пока и получалось. Эльфа, словно трудного ребёнка из приюта, то брали, то возвращали обратно, не в силах с ним справиться.
Стараться эльф не собирался. По крайней мере, сейчас для этого не было никакого стимула. Были рычаги, но ещё день-два он протянет, пока голод не возьмёт своё. Уважать это избалованное создание его тоже никто не сможет заставить. А если и попробуют, то эльф будет сопротивляться, что есть сил. Пока единственное что он видел – это щелчки пальцами, и по мановению руки появлялись слуги, которые делали большую часть работы. Убрать слуг и что останется? Магия? Её сила огромна, но небезгранична. Когда женщина исчерпает весь свой запас, она будет готова к тому на что обрекала других.
В этот момент его мысли прервал ещё один появившийся раб, который взяв его за локоть, повёл мыться в ванную. Ещё один сломленный мальчишка, каких он видел превеликое множество. Парнишка был ни в лучшем положении, чем сам дроу, разве что находился на хорошем счету у его новой владелицы. Нужно было это исправить. Зачем? Просто потому, что Оребу начинало становиться скучно. Когда водные процедуры были закончены, он застал парня врасплох и с силой ударил лбом ему в нос. После чего с невозмутимым выражением лица вышел первым. Всё было слишком просто. Все двигались циклично. Повторяя раз за разом одно и то же. Это утомляло Ореба. Паренёк расслабился, и сегодня его жизнь могла закончиться, но и это было слишком просто. К тому же он этого не стоил. Эльф преподал ему урок, в его обычной жёсткой манере, однако тот вряд ли будет верно истолкован пострадавшим.

0

11

Дроу рассчитывала подойти в ванную к середине водных процедур. В голове уже крутились приятные мысли о том, какой воспитательный эффект окажет на раба несколько минут под водой. А потом, после пары глотков воздуха, ещё несколько минут. И ещё. Алетра охотно верила, что кто-то может не слишком бояться боли, но в то, что илитиири может не опасаться смерти... Нет. Никогда. Если и было что-то, объединявшее их всех, то это страх конца. Во многочисленные членистые лапки Паучей Королевы не спешили даже её собственные жрицы, не уверенные до конца ожидает ли их там хоть что-то хорошее. Ощущение, что твоё тело сжигает последний кислород, а с ним и остаток жизни, могло бы неплохо вправить мозги.
То, что они столкнулись прямо в дверях стало, мягко скажем, неожиданным. Магесса предполагала, что мужчина попытается развязаться - она даже допускала, что у него это, возможно, получится, но руки всё ещё опутаны лентой. Как-то заглянула в голову мысль, что это может быть опаснее, чем казалось сначала.
Впрочем, это всё не отразилось на лице. Матриархальное общество не только давало права, но и требования к женщинам выдвигало немалые. Дроу ещё в глубоком, как кажется сейчас, детстве научилась не показывать растерянности и страха, а учёба в академии только отточила самоконтроль. Как ни странно, но за проявление неподобающих эмоций и Мать, и наставники наказывали куда строже, чем за многие другие проступки.
Отшатываться она не стала. Вздрагивать или ругаться тем более. Губы немного дрогнули, складываясь в улыбку:
- *Jiv’undus.
Заклинание не пришлось повторять дважды: магия была покорна воле Алетры в той же мере, что и всегда. Самое распространённое пыточное заклинание любимое многими за простоту и эффективность, позволяло регулировать силу воздействия, а эффект удерживать и продлевать столь долго, сколько нужно палачу. Хотя магия и воздействовала на ауру, вызывая боль далёкую от физической, но при желании маг способен был концентрировать ощущение где-то в конкретной области. Илитиири начала с дьявольски сильной боли - ей необходимо было наверняка не дать на себя напасть, но через несколько секунд немного уменьшила воздействие. Пара мгновений привыкнуть к более мягким ощущениям и страдания снова начали медленно нарастать. Выкрутить импровизированный рычаг почти до упора, который по прикидкам Алетры мог выдержать раб, и опустить до воздействия едва ощутимого на прошлом фоне - такие вот манипуляции повторились пять или шесть раз, пока илитиири не почувствовала себя отомщённой за секунды растерянности. В конце концов женщина вошла в ванную и, стоя метра в трёх от своей игрушки, с долей сожаления посмотрела на кринити. Что ни говори, но он был очень старательным и удобным. Алетра отпустила собственное заклинание, позволяя ему развеяться в пространстве.
- Он хоть жив?
*С тёмноэльфийского "боль".

Отредактировано Алетра (09-02-2016 22:48:03)

+1

12

Эльф собирался вернуться в комнату, с взглядом победителя и язвительной ухмылкой. Он ясно хотел дать понять, что легко с ним не будет. Это было его единственное развлечение, в котором он никому не собирался уступать. И для того, чтобы достигнуть поставленной цели он мог пойти на многое. Однако когда он лоб в лоб столкнулся с девчонкой, на его лице появилось удивление. На лице девушки секундная заминка. Она явно была растерянна, но при этом не потеряла самоконтроля в этот неожиданный для обоих момент. Именно в этот момент он пятой точкой почувствовал, что быть беде. Интуиция эльфа не подвела. С уст девчонки сорвалось заклинание. Эльф успел почувствовать, что с ним что-то не так. В голове пронеслась мысль "Обиделась что ли?". Озвучить мысль он не успел, так как его тело, захватила волна боли. Тело ли? Объяснить вразумительно, что же с ним произошло он бы не смог. Боль была странной, он не чувствовал её в теле. Скорее где-то глубоко внутри. Будто внутри него образовался тёмный портал затягивающий всё внутрь себя. Это было странное чувство. Боль была дикой. Первым желанием эльфа было выстоять. Телу Ореба такое глупое желание показалось смешным, поэтому оно решило взять судьбу эльфа под свой контроль. Ноги подкосились, дроу сделал шаг назад, прежде чем упал на холодный пол. Тело свернулось в калачик, будто это могло защитить. А изо рта вырвался дикий вой. Это продолжалось не долго. Голод, усталость и остальные мелочи вылились в вполне естественную потерю сознания.

+1

13

Мужчина затягивал с ответом. С искреннем недоумением - ему, правда, мало? - дроу перевела взгляд с лежащего мальчишки, похоже живого, на раба, оказывается, умудрившегося потерять сознание. Переборщила. Будем надеяться, что только немного и что мужчина не загнётся прямо на полу от болевого шока. В конце концов, это было бы просто не честно. Вещь не имела права умирать. Смерть оставалась неотъемлемым правом - единственным и последним, что не смогли забрать жрицы у своих мужчин, но только для свободных. Забвение раба было наказанием, а никак не спасением. Как минимум, такой расклад казался Алетре правильным.
В любом случае, сейчас магесса стояла между двумя бессознательными невольниками и вяло - куда теперь-то спешить, размышляла кого приводить в чувства первым и приводить ли вообще. Всё шло не по плану настолько стабильно, что соблазн кинуть обоих в темницу и вернуться к разборкам с утра казался всё более и более привлекательным. Но нет. Будем закреплять воспитательный эффект, что ли.
Первым женщина решила потормошить Тесли. Подходить ко взрослому дроу она и вовсе не планировала, помня, что мужчина может быть опасным. Если на то пошло, Алетра даже не знала действительно ли он без сознания или это просто такая ловушка.
Мальчишка пришёл в себя, стоило выжать ему на лицо немного воды из мочалки. Растерянность, заметная в первую секунду, сменилась гримасой злости, а, спустя ещё мгновение, когда в голове невольника уложилось, кто привёл его в чувства, на лице отразился страх. Пепельноволосый извернулся, оказываясь на коленях и лбом касаясь пола. Извиняться не стал, прекрасно помня, что его хозяйка не слишком любит лишние слова, а оправданиями дело можно только ухудшить.
- Приведи его в сознание, - кивнула женщина на второе бессознательное тело. Чуть позже, оценив вторую игрушку, она решил, что делать и с кринити: наказать за глупость и неосторожность, если тот не впечатлит способностями или просто забыть. При всех своих положительных качествах юноша совсем ничего не мог противопоставить хорошему воину. Даже связанному. Если тот, конечно, хороший, а не очередное ничтожество, не сумевшее даже окончить Академию и проданное своими же родственниками за крайнюю бесполезность.
Тесли даже не стал подниматься. Подполз ко второму рабу на коленях. Легко тронул за плечо и, не дождавшись результата, начал тормошить активнее. По лицу, склонившемуся ровно над бессознательным дроу, без усилий читалось желание  действовать грубее, но опасение заставляло быть осторожным и бережным, насколько это вообще выходило по отношению к тому, кто вырубил тебя несколько минут назад. На то, что кровь всё ещё слабо течет из носа, впитываясь в рубашку, мальчик почти не обращал внимания. Возможно, скоро ему позволят уйти.
- Что там с ним? - заинтересовалась Алетра, по прежнему не подходящая ближе трёх шагов.

+1

14

К такому он был ни готов. Неудивительно, что внезапно начавшаяся боль, вызванная ничем иным как магией, сломала его уставшее тело. Это был удар, который стал последним гвоздём в гроб, который упорно ни хотел заколачиваться. Эльф оказался на грани между мирами. Загнанный на натянутый канат между реальностью и миром грёз он вынужден был балансировать, чтобы не упасть в бездну. Однако и разум тёмного эльфа дал трещину, не в силах больше терпеть. В этот краткий миг он был беззащитен словно ребёнок. Ноги эльфа в очередной раз подкосились, и он камнем рухнул во тьму. Был ли смысл кричать?
Эльф очнулся у себя в доме. Дроу готовились к какому-то празднику. В доме наблюдалось оживление. Один куда-то спешащий эльф сменял другого. Кажется, никто не замечал Ореба. Эльф прислушался к собственным ощущениям, боль исчезла. Потребовалось время, чтобы осознать что происходит. Остальные не собирались делать паузу или давать ему фору, поэтому всё продолжалось своим чередом.
- Ореб поторопись, - прозвучал знакомый детский голос.
- Уже бегу, - послышался ещё более знакомый голос.
Ореб отвернулся навстречу голосам и увидел самого себя, спешащего к своему брату. Сколько мне тогда было? Десять? Столько времени прошло, а я до сих пор помню этот день, неудивительно. Происходящие события сориентировали мужчину, где он был и зачем здесь оказался. Всё что ему оставалось это молча наблюдать, ибо здесь он был бесплотным духом, не в силах что-либо изменить. Совсем скоро двери главного зала отворятся, и в них войдёт Матрона их дома, по совместительству его мать. Все мужчины упадут на колени, проявляя дань своего уважения и почтения к ней. Ореб знал, как развернутся события и поэтому подошёл, поближе к себе в молодости. Всё шло по сценарию. Дверь отварилась. Мужчины пали на колени. Юный Ореб склонился вместе со своим старшим братом. Мать с торжествующим взглядом направилась по красной дорожке к своему месту.
Именно в этот момент было положено начало его длинного пути.  Молодым дроу овладели сомнения. В его голове появились вопросы. Вопросы, на которые он хотел знать ответ. Возможно, стоило найти момент получше, чем праздник собственной матери. Однако в те времена, он был маленьким ребёнком и жил настоящим. Именно поэтому он и поднялся с пола. Выпрямившись на весь зал. Его тощую фигурку можно было бы легко ни заметить, но среди всех прочих стоял он здесь один. Чем и привлёк к себе внимание всех пар глаз, что находились в зале. В том числе и внимание матери. Они смотрели друг другу в глаза, пока все остальные замерли в ожидании развязки.
- Почему мы должны пресмыкаться? – спросил детский наивный голос.
Казалось, все мужчины дроу должны были впитать эту простую прописную истину ещё при рождении. Однако природа ни с кем не советуется, что ей делать в момент творения новой жизни, поэтому иногда рождается что-то новое, странное и пугающее. Ореб был одним из таких исключений. Он мыслил по-другому, потому что такова была его природа. Мальчик смотрел на мать и ждал ответа. Матрона же намеревалась провести этот день совсем не так, а объяснять такие простые вещи, тем более собственному сыну, на глазах у других знатных жриц и их приближённых – было как минимум унизительно. Взмах и на щеке ребёнка начал красоваться её отпечаток. К щеке прильнула кровь. Ореб сделал шаг назад, но выстоял. Он хотел заплакать, но плакать было нечем. Взгляд он не опустил. Наверное, кровное родство и спасло его от гибели в тот момент, потому что единственное, что выдавило из себя мать, было:
- Увести в темницу.
Вот там, в темноте самых дальних уголков подземелья, он впервые и познакомился с болью. Там его пытались вылечить. Однако эта боль была не единственной, что терзало сердце эльфа. За него никто не заступился. Будто никому и в голову не приходил этот вопрос раньше. Все были согласны с текущим положением дел. Вот что было самым обидным. И эта детская обида перерастала в ненависть чистую и нерушимую. Ненависть к трусам и матриархату. Вот единственное настоящее чувство никогда не покидавшее его и росшее с год за годом в его груди.

Эльф и сам был бы рад вырваться из кошмарных воспоминаний детства. Каждый удар он ощущал так, как будто его наносили прямо сейчас. Однако вырваться он был не в силах. Эльф ничего не чувствовал, полностью растворившись в собственных воспоминаниях терзавших его душу. Ему мог бы помочь целитель или лекарь, может на худой конец какой-нибудь травник. Однако никак ни мальчишка и его хозяйка. Единственное что различало этих двоих, это то, что мальчишка испытывал страх. В противном случае лучшее, что могло прийти ему в голову, как и его госпоже, а в этом они были похожи – это попинать его сильнее. Авось придёт в себя.

0

15

Тесли попытался потрясти мужчину сильнее, но результат остался прежнем. Раб лежал без сознания и мальчишка мог лишь беспомощно посмотреть на свою занятую размышлениями хозяйку. Так как раз вспоминала те сладкие ощущения, что перекатывались в порочной душе при использовании заклятия. Кринити, сидящий сейчас перед ней на коленях, был доволен своим положением не только потому, что его не загружали физически тяжёлой и опасной  работой, а так же следили, чтобы никто другой не причинял мальчику вреда - дроу, будучи собственницей, терпеть не могла делиться вещами. Ещё одним плюсом положения полукровки было то, что ему и влетало куда меньше, чем прочим рабам. Конечно, подобное нельзя было списать на "доброту" Алетры, по факту полного отсутствия последней, скорее дело было в зашкаливающем безразличии. Судьба и личность слуг  одной конкретной илитиири была безразлична настолько, что даже факт издевательств и боли не доставлял наслаждения. Что вовсе не значило, что она в принципе не могла удовольствия этого рода получать. Просто не с ничтожествами вроде орков или людей. Они не были для неё... Живыми. Пожалуй так. Наказать раба и починить, допустим, переплёт книги для Алетры было вещами одного уровня.
С которого поднимались другие дроу. Да, вот тут она действительно умела, любила и практиковала издевательства удовольствия ради. Родному брату, пятнадцать лет воспитываемому магессой, за эти годы перепало плетей больше, чем всем рабам дома вместе взятым. Она не видела в их наказаниях - простой обязанности, такого же удовольствия как в криках Альтона или лежащего сейчас без сознания мужчины. Хоть по статусу он и опустился до Тесли, но по происхождению оставался аристократом дроу. Она не хотела, чтобы илитиири умер. Не так рано.
Алетра ушла в другую комнату и полезла копаться в полке стола. Она и так планировала дать ему дешёвый эликсир, хотя бы для того, чтобы расчистить на спине место для новых ударов.
Баночка слабого лечения прилетела в руки мальчишке - подходить сама она всё ещё не хотела. По её прикидкам мужчине должно стать лучше, да и раны на спине немного уменьшатся. А там посмотрим.
Кринити, даже не пытаясь скрыть удивление, вылил дроу в рот снадобье.

+1

16

Если бы Ореб сейчас стал бы призраком, он бы увидел, как нещадно издеваются над его телом. Тёмный эльф не был лекарем или целителем, он также не был и жрецом светлых богов способных исцелять молитвой. Из него сделали воина и убийцу. Обучив как надо убивать быстро либо медленно, доставляя врагу достаточно мучений, чтобы смерть стала для него наградой. Он умел пытать и двигаться бесшумно, остальное пришло со временем. У него было достаточно времени, чтобы узнать окружающий мир. Любопытство крайне полезная штука, но если перестараться оно может свести тебя в могилу. Эльфу были любопытны многие вещи, но из соображений собственной безопасности он держал язык за зубами. Тем не менее, была в эльфе и толика наблюдательности. Так например, тёмный воин прекрасно знал, что прежде чем вливать какие либо микстуры в организм, его для начала нужно привести в чувства. Для этого лекари его дома обычно носили с собой маленькую склянку с вонючим содержимым, которая достаточно быстро приводила в чувство, в случае необходимости. И только убедившись, что раненый пришёл в сознание и начал соображать, они начинали лечить. Лечить, а не калечить.
Молодой юноша не обладал особой сообразительностью и опытом, поэтому даже такое простое действие могло оказаться фатальным в его руках. Хотя откуда этому дураку было знать о таких простых вещах, если все его мысли были направлены на безвольное подчинение. Спасла эльфа счастливая случайность, несколько капель попали ему в рот, прежде чем он неосознанно перевернулся на живот. Видимо от пут затекли руки, что было полнейшей правдой.
- Госпожа, похоже он не очнётся сегодня, простите меня пожалуйста, - произнёс юноша, он и правда старался, но здесь он был бессилен.
- Бросьте его в темницу. Когда он придёт в себя, немедленно доложи мне, всё ясно?
- Да госпожа, - коротко ответил Тесли.
Юноша привёл с собой ещё несколько рабов, которые и дотащили бездыханное тело эльфа до его темницы. Ореб не знал, сколько проспал на холодном полу. Странная боль ушла к утру, оставив после себя неприятный осадок. Некоторые его раны исчезли, более крупные начали медленно затягиваться. Эльф предположил несколько вариантов, почему ему стало лучше. Однако сделать ставку на хотя бы один из них он не решился. Последнее что он помнил из вчерашнего дня – это боль и последовавшие за ней дурные воспоминания. Что происходило дальше, он не помнил. Оглядев темницу и не обнаружив ничего особенного, он попробавал подняться на ноги. Ему удалось, но по телу эльфа прошла волна слабости. Голод притупился на время, но сейчас снова давал о себе знать. Ореб прислушался, но по ходу он был здесь один. Его вполне устраивал такой расклад. Одиночество в темнице, не грозило ничем опасным. Лишь бы кормили во время. Такая обстановка была гораздо лучше, чем общество очередной пустышки, которой власть досталась по праву рождения.
Он размял тело, походил по камере. Ничего не происходило. Присев к стене, он скоро уснул, проваливаясь снова в сон. На этот раз сновидение было приятным. Проснулся он спустя пару часов. Чувствовал себя гораздо лучше. Проверив пространство вокруг двери, еды он не обнаружил. Качество обслуживания желало оставлять лучшего. Однако вскоре дверь отворилась и за ним пришёл всё тот же незаменимый слуга.
- Госпожа желает тебя видеть, - произнёс парень, держась на стороже.
- Тогда пошли к ней, а то я уже начал было скучать, - ответил дроу, выдавив из себя улыбку. Уже по пути к ней, Ореб добавил: - Ей на тебя плевать, единственный кто может тебе помочь – это ты сам. И лучше будет, если ты всё время будешь собран. Иначе в следующий раз тебе сломают шею, а не нос.

+1

17

Как и следовало  ожидать мальчишка только зло скривился в ответ на дельный в общем-то совет. Зная, что он никогда не будет воином, вряд ли подержит хоть раз в жизни в руках оружие, парень даже мысленно  не соперничал с теми, кого специально натаскивали убивать. Никакая собранность не поможет ему против умения сражаться. Ноющая боль, со вчера уменьшившаяся, но не прошедшая, напоминала про унижение. Всё от разворота плеч до выражения глаз говорило о неготовности раба слушать какие-то советы.
Но сегодня он определённо хватал мужчину под руки более мягко. Зачем напрасно провоцировать?
В комнате Алетры со вчерашнего дня изменилось не многое - несколько книг переместились с пола на шкаф, свитки исчезли где-то в полках. В общем, тут явно была проведена хорошая уборка. Куда-то даже исчез бардак сотворённый на столе из гримуаров, возрастом в несколько раз старше своей нынешней владелицы, из листов пергамента, испещрённых мелким, но очень разборчивым почерком, а так же некоторых магических книг написанных уже при жизни дроу, но бывших от того не менее ценными. Теперь стол был почти чист: несколько талисманов, пара лежащих книг и поднос - тонко нарезанное мясо с бокалом вина. На стуле, как раз вертя в руках бокал изумительного напитка, и сидела Алетра. То, что в её комнате может быть так много места было своеобразным открытием, дроу за несколько недель уже даже привыкла к тому, что книги и бумаги складывать категорически некуда. Оказывается есть, если делать это аккуратно. Нужно будет обязательно запомнить.
Наконец, к ней привели раба, похоже ничуть не изменившегося со вчера в своей упёртой глупости. Женщина молча рассматривал мужчину, едва заметно улыбаясь чему-то своему. Ей было любопытно что же интересного он может сказать на этот раз.

Отредактировано Алетра (11-02-2016 17:20:42)

+1

18

Несколько секунд они шли молча. Что не устраивало тёмного эльфа. Ему было скучно, а мальчишка был его единственным собеседником. Его собеседник не далеко отошёл от овощей, которые продавали на рынке. Он был тихий, слабый и готовый к смерти. В его глазах не было ни одной искры, которая могла бы быть интересна тёмному эльфу. Ореб не видел в нём сообщника или надежды на спасение. Однако это не остановило в нём желание поделиться житейской мудростью с незнакомцем.
- Ты жалок, только до тех пор, пока сам в это веришь. Как-то в те времена, когда я и сам ходил с гордой осанкой и отличными клинками в ножнах, знавал я одного раба. Он был человеком, личным поваром какой-то знатной особы там на поверхности. Он не отличался ни силой ни умом, а пара знакомств с одной из жриц и вовсе отбили у него желание перечить своей госпоже. Он стал на удивление кротким и послушным. Что-что, а готовить он умел отменно. Именно поэтому он и оказался на кухне. Через его руки проходили сотни блюд. Он работал разделочным ножом и ложкой, больше чем некоторые из дроу практикуются во владении клинками или магией. При всех своих талантах, он хорошо знал своё место. Ему и в мысли не приходило, что против хозяев можно применить свой нож. Однажды у него на глазах прирезали молодого мальчишку, просто потому что тот был недостаточно проворен. Его прирезал мой старый приятель, для него это было очередной забавой. Наш повар и глазом не моргнул. Однако в его глазах появилась новая искра. Тогда я не придал этому особого внимания. Он был жалок и не приставлял опасности. И всё же он удивил меня, когда его разделочный нож познакомился с лицом моего приятеля. Тот умер от потери крови, а спустя несколько минут ещё двое дроу пали. Я был четвёртым, с кем он встретился. Я убил его, потому что это был мой долг перед своей семьёй. Ты спросишь, в чём мораль у этой истории? Он ведь все равно умер. А я тебе скажу, он хотя бы попытался. А сейчас я сам в оковах и знаешь что? Ради этой попытки стоит жить.
Эльф улыбнулся демонической улыбкой. На минуту он зажмурился. Безусловно, представляя что-то жуткое. Отчего парень убрал от него свои руки и сделал шаг в сторону. Они почти дошли, поэтому он поспешил открыть дверь и впустить туда пленника.
- Чем госпожа удивит нас сегодня? Нелепым молчанием или очередным ужасным фокусом? – спросил эльф, окрасив все слова в один ряд, граничащий опять же с овощами.

0

19

- О, так ты уже вспомнил, как следует ко мне обращаться? Умница, - крайне дружелюбно, едва ли не лучась хорошим настроением поприветстовала Алетра свою вчерашнюю покупку. Она пока решила не заострять внимание на неуважительном тоне - успеется, в голове вяло трепыхнулось любопытство. Раб, чаще всего бегающий по её делам, явно чем-то был взволнован - глаза вовсе не поднимающиеся с носков сапогов и руки спрятанные за спиной говорили об этом достаточно ясно.  Чем только? Дроу не был уверена наверняка оскорблён мальчишка святотатством, смущён какой-то глупостью, просто по-детски задет. В любом случае, узнавать это она будет позднее - не при втором мужчине. Не хватало ещё только того порадовать явной успешностью затеи.
Илитиири встала, забрав с собой вино и переместилась на постель. На стул кивнула приведённому рабу. Впрочем, спустя секунду вскинула руку, отдавая уже Тесли приказ развязать мужчине руки. Магия, общее истощение воина, да и просто ставка на его желание жить заставляли чувствовать себя в безопасности.
- И как же твоё имя? - а ещё интересно было посмотреть на явно голодного дроу, сидящего рядом с едой. Алетру не удивило бы, попробуй тот без разрешения что-то ухватить, но в этом случае она всегда может использовать уже применяемое заклинание. Голод и боль - два главных рычага, которыми удерживались в подчинении существа подземья. Работало одинаково хорошо как  холёными аристократами, так и с самым последним гоблином. Первых, правда, зачастую ещё и телом поощряли, если, конечно, можно назвать так развлечение жрицы, совмещающее с полезным приятное. Но в Третьем Доме такой рычаг использовали редко.

+1

20

Несколько лет назад, когда эльф впервые оказался в самом низу общества, его внутреннее я просто кипело от злости. Его первый господин мог просто напросто его убить. Как говориться первый блин комом, поэтому с первой своей выходкой эльф переборщил. Однако вместо кары того лишь избили до полусмерти и продали обратно торговцу. С каждым месяцем заточения эльф вынужден был приспосабливаться к стремительно меняющимся условиям. Его хозяева менялись словно перчатки, а вместе с ними росло умение добиваться своего. Чтобы выжить Оребу пришлось найти некий компромисс со своей гордыней и ощущением собственного превосходства. Так например за пару месяцев он понял, что с чувством голода стоит считаться. Именно поэтому его нельзя игнорировать и стоит идти на небольшие жертвы. С того дня прошло много месяцев, но в его стратегии ничего не поменялось.
Женщина уже показала собственное превосходство, показав, кто здесь хозяйка положения. Пускай так и думает, эльф ничего против этого не имел. Каждый ведь имел право на ошибку, когда она поймет, в чём дело будет уже поздно. Сегодня он был готов побыть белым и пушистым, только для того, чтобы заполучить еду. Для неё это может показаться забавным и каждый из них в каком-то смысле выиграет. Для эльфа это тоже было забавным, когда он был аристократом. Сейчас это выглядело не так смешно как раньше. Необходимо было идти на хитрости и уловки, просто чтобы были силы на следующий день.
Эльф внимательно посмотрел на неё, услышав вопрос. Пленник старался запомнить её черты лица, её вкусы в одежде и её жесты. Всё это было необходимо также, как и убийце хороший кинжал, когда тот шёл в бой. Совсем рядом стояла еда, но прорываться к ней было верхом глупости. Оставалось выжидать и надеяться, что ему сегодня крупно повезёт.
- Ореб или любое другое имя удобное вам госпожа, - ещё одно унижение, резавшее ему слух, но и тут как показал опыт, он не в силах был ничего изменить, оставалось смириться.


День сменял затянувшуюся ночь, так проходили недели. Эльф хорошо усвоил простейшие азы, но поручать ему более сложную работу было рискованно. Постоянно когда Алетра поручала ему что-нибудь требующее особого внимания и концентрации, он обязательно всё портил. И хоть она была с ним сурова, и обязательно наказывала его после каждой такой выходки, изменить его отношение к работе она была не в силах. Эльф же в свою очередь умело играл на её предсказуемых желаниях, искусно лавируя между масками послушания и глупости. Постепенно новая игрушка теряла для неё интерес. В меру послушная, но недостаточно исполнительная. Держать его было себе дороже, а поэтому новая владелица в один прекрасный день решила сбыть его с рук, вручив как подарок одной из своих приятельниц.

Отредактировано Ореб Ренор (28-02-2016 17:17:10)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Вы спрашиваете, почему я сбежал?..