http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПАУТИНА МИРОВ » Отдай яйца, ты ж мужик!


Отдай яйца, ты ж мужик!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/2507/613528.jpg

Про Альмарен, который не совсем Альмарен. Про архивыдумку, которая оказалась не совсем выдумкой. Про Белого Зайца, который оказался не совсем зайцем. И про Рыжего, который в любой ситуации остаётся рыжим!

+3

2

Надвигался грозовой фронт. Волосы Рыжего электризовались, а тяга к знаниям таяла прямо на глазах. Серьёзно? Запирать уже взрослых учеников в грозу в аудитории, когда прямо сейчас можно опробовать все свежеизученные приёмчики по укрощению молний?! И ради чего, спрашивается? Ради этой дурацкой монстрологии?

На самом деле название предмета звучало как-то иначе, но как – сие благополучно затерялось в анналах ученических конспектов, и даже потрёпанные больше, чем сами ученики после этих занятий, учебники (а потому что а чем ещё защищаться от озверевших тварей?) уже не могли дать ответ. И да, на самом деле это был один из немногих любимых уроков Рыжехвоста, как минимум – за возможность как следует выспаться на мягкой травке в тенёчке под деревом под мелодичные вопли очередного счастливчика, решившего по глупости погладить какую-нибудь неведому зверушку… Так вот, Рик глупым не был (а благодаря Рапире он и так был научен всем необходимым навыкам выживания), а потому полагал время занятий по монстрологии зачастую самым лучшим, случавшимся с ним за день, но только не в тот день, когда из-за погодных условий их запирали в кабинетах наедине с ужасно скучными книжками и не менее нудными теоретическими лекциями. Ужаснее сокамерника просто не придумаешь!

«Но, как говорится, спасение утопающих – дело рук самих утопающих», - философствовал Рыжий, задумчиво поглядывая в окно и размышляя, затопит ли намечающийся на горизонте ливень его почти прирученный выводок грязнокрысов в подвале, на который у чародея имелись большие планы. И отнюдь не зоологической направленности.

В общем, чтобы не дать себе, однокашникам и предположительно крыскам (если удастся вылететь из класса со свистом, как это обычно бывало) утонуть в тоске и унынии, Рик развлекал себя на уроке как мог. Рассылал особо вредным собратьям по несчастью бумажных журавликов, обсыпав их какой-то светящейся пыльцой с местного чёрного рынка и добавив собственную изюминку – так, что нескладные птички, подлетая к жертве, делали маленький «бабах!», и чьи-то волосы начинали пахнуть жареной карамелью и носками. Рисовал на парте неприличные картинки и руной моментальной телепортации, что удерживала объект на нужном месте буквально на несколько секунд, отправлял их на профессорскую спину, стоило тому отвернуться к доске. Подкрашивал волосы сидящей спереди блондинки изумительной «Краской для волос насыщенного цвета подгнившего мандарина от братьев Гремлинс и Ко (теперь с ароматизатором!)», приделывал к Рапире гриву из всех спёртых ею по классу перьев, а к собственному стулу – колёсики.

На кой гхыр стулу колёсики – он ещё не придумал, но это обещало стать отличным времяубивательным изобретением, если бы не едкий голос прямо над ухом:

- Рыжий, у тебя что, воображаловка закончилась?

Что можно было перевести приблизительно как «Ты начинаешь повторяться в своих идеях, а это не есть признак мастерства». Прыщавый Герберт, нависший над его левым плечом с ехидной ухмылочкой, был самым верным и самым лучшим врагом Рика в этом опостылевшем ему заведении. Друзей не водилось, а вот врагов – хоть отбавляй, тем более по преданности своему делу и Рыжехвостому Герберт мог дать сто очков форы любому товарищу. Ну и, разумеется, из всех людей (кроме него самого, конечно) никто не мог мотивировать на подвиги рыжего чародея лучше, чем заклятая заноза в заднице.

- Мечтай, опарыш, - беззлобно огрызнулся Рик и, отодвинув в сторону аппетитно уплетающую его внезапно даже начатый конспект Рапиру, фамильярно закинул ноги на парту, цепким взглядом выискивая «то самое», что бы позволило ему феерично поставить неприятеля на место, а дню – перестать уже быть таким до тошноты тоскливым.

То самое на сей раз было обнаружено в дальнем углу аудитории на большом стенде со стеклянными колбочками, баночками и аквариумами, в которых плавали живые и мёртвые магические организмы и их отдельные части. Рыжий как раз выбирал между плотоядно выглядящими хианскими пиявками и мозгами вымершего миссаэстского опоссума, когда его ушей достиг скрипучий – словно каменным мелом по доске – профессорский голос:

- Мсье Сенмурв. Судя по вашей абсолютной уверенности, вы-таки знаете ответ на мой вопрос. Так поделитесь же вашими бесценными знаниями с классом!

Рик аж поперхнулся от неожиданности, резко выпрямившись, и, разумеется, уже успел напрочь забыть о колёсиках, так что от неосторожного движения мигом укатился в дальний конец аудитории – подпирать спиной стеллаж со склянками, одна из которых приземлилась ему аккурат в руки.

- Возможно, вы были так ослеплены собственной виртуозностью и, позволю заметить, бесстыдством, - продолжал ехидничать мелкий, но отнюдь не простой старикашка, - что могли не заметить, но сегодня мы проходили малоизученные виды с недостаточной для статистической и таксономической выборки популяцией. Какой пример вы можете привести нам, мсье Сенмурв?

Рик был не дурак. Ленивый, но не дурак. Он понял, что речь идёт о настолько редких тварюшках, что их, вероятней всего, даже никто никогда не встречал. А если и встречал, то понятия не имел, как они называются. Или придумывал им своё название. И каждый называл по-своему. И можно приплести сюда всё, что угодно! Главное, чтобы это выглядело правдоподобно.

- Да, разумеется, я поделюсь своими глубокими познаниями предмета и просвещу своим светом всех этих невежд, сидящих здесь, профессор, эм, - да как, Рапиру за хвост, его там зовут? Ладно, неважно. – А вот вы слыхали про… про…

Взгляд опустился вниз, на этикетку на банке с подозрительно скользким и зубастым содержимым, и идея пришла сама собой.

- Про торако… трако… трабко… трубко… трубкозубого!

- Так, - профессор заинтересовано поднял бровь, со змеиной неспешностью приближаясь к допрашиваемому, и глухо прокашлялся. – И разумеется, наш блистательный мсье Сенмурв совершенно точно не забыл, что в названии любого вида должны присутствовать минимум два слова.

- Ну что вы, сударь, - делано небрежно отмахнулся Рыжехвостый, который никак не мог разобрать второе слово на этикетке и судорожно перерывал недра своей фантазии на предмет чего-нибудь подходящего. – Вовсе и не забыл. Я хотел подольше подержать интригу! Итак. Я хочу вам представить трубкозубого…

Взгляд переметнулся с профессора за его плечо, где Герберт словно флагом размахивал листком пергамента с огромными выведенными на нём буквами. Недолго думая (думать вообще не его конёк), Рик ухватился за соломинку:

- Трубкозубого архидр… - и тут запоздалая мысль всё же догнала его бескостный язык, и Рыжий в который раз припомнил Прыщавому Герберту всю его родню вплоть до седьмого колена и мысленно пару раз приложил его Рапирой. «Архидракона? Серьёзно?! А ничего пооригинальнее придумать не мог, огрызок ты мандрагоры недопришибленной? И у кого тут ещё воображаловка закончилась, ты, комок вонючего меха из троллевой подмышки?!»

- Архи-кого, простите? – профессор выразительно наклонился вперёд и приложил ладонь к уху, хотя Рик был уверен, что тот слышал даже его молчаливые трёхэтажные конструкции в сторону Герберта.

- Трубкозубого архидронта, - уверенно закончил Рыж, нацепив на себя самое независимое выражение лица.

Класс, который с предвкушением ожидал развязки этой сцены, так и покатился со своих мест и без всяких колёсиков. Профессор всё это время молча буравил парня взглядом, возможно предаваясь философским размышлениям на тему «издевается или правда дурак?», а возможно и прикидывая, какой метод средневековых пыток оказался бы в этой ситуации более действенным, но Рик, будучи мастером спорта по «в любой непонятной ситуации делай морду кирпичом, и они ничего не докажут!», спустя несколько минут игры в гляделки вынудил своего оппонента первым поднять белый флаг.

- Хорошо, - ровно ответил пожилой мужчина с таким же нечитаемым выражением лица, и развернулся к ученику спиной, направляясь обратно к своей доске. – Как мы с вами обсуждали в начале урока, малоизученные существа с недостаточной выборкой представляются теми необычайно редкими явлениями, что встретить их кому-либо – уже само по себе чудо, и с большой долей вероятности чудо это – безымянное. Далеко не все читают умные книги, а кто-то даже находит им куда более… примитивное применение, - профессор бросил брезгливый взгляд на Рапиру, как раз потрошащую очередной учебник, и та стыдливо уползла под стол – потрошить его подальше от этих давящих на совесть глаз. – Оттого неудивительно, что всяк крестьянин именует подобных существ по-своему, а едва научась читать и писать – тут же бросается строчить эти умные книги сам.

- Так значит, не такие уж они и умные! – дерзко выкрикнул Рыжехвост со своего «почётного» места в самой заднице класса, за что был удостоен ещё одного внимательного профессорского взгляда и благоразумно заткнулся, смиренно ожидая, что же тот в итоге придумает ему в качестве выволочки.

- Но мы все с вами ни в коем разе не сомневаемся, что многоуважаемый мсье Сенмурв и будущее светило кафедры магической зоологии изучил достаточно этих книг, знает, как отличить труд дилетанта от поистине бесценного сокровища, и сейчас нам расскажет, - делая ударения на слова всё более выразительными, а взгляд – всё более тяжёлым, распалялся профессор, - что это за существо и где оно обитает. И – ах, да! – само собой разумеется, господин Рикард не запамятовал нашего самого первого занятия о законах и закономерностях магической природы и распишет нам таксон в полном соответствии с ними.

Вот оно! Свершилось. Вот то минное поле, по которому ему предстоит пройтись грациозным танцором и не подорваться ни на одной огненной руне: не ляпнуть ничего вопреки этим самым законам, которых он за весь семестр ни разу даже в глаза не видел. Ну что ж.

Рик театрально хрустнул пальцами и важно кивнул, благодаря за предоставленное слово.

- Итак, трубкозубый архидронт, как мы можем увидеть уже из названия, это такой дронт. Только очень большой. Очень-очень большой. Ну прям вообще огромный! Чу-у-уть поменьше дракона, - Рыжий свёл указательный и большой пальцы на пару сантиметров и удостоился спокойного кивка учителя. – Обитает глубоко в пещерах в гремучих чащах гресских лесов, - кивок, - питается, эм, преимущественно геранью зубастой обыкновенной, - ещё кивок и как хорошо, что вчера была ботаника! – Размножается путём откладывания яиц. Гнездится раз в 27 лет почти у самой поверхности земли из-за более подходящего температурно-влажностного режима и благотворного влияния на растущий эмбрион солнечных лучей, а потому их популяция в настоящее время находится под угрозой исчезновения, поскольку яйца архидронтов, зачастую принимаемые за драконьи – из-за размера – моментально расхватывают все жадные до денег путешественники и жадные до пожрать яйцееды. Путешественники толкают яйца на чёрных рынках под видом драконьих втридорога, а когда из этих яиц вылупляется что-то несуразно-лысое и с гигантским клювом, попросту выбрасывают птенцов или скармливают собакам. Архидронты никогда не живут парами, - всё больше и больше распалялся Рыжий, - самка в одиночку растит потомство, пока ему не приходит время опериться и найти свою пещеру. Тогда мамаша без всякого намёка на материнский инстинкт просто выкидывает их из гнезда и сваливает обратно в свои муравейники. Когда по прошествии двух десятков лет гормоны вновь взывают к её куриному мозгу, и она идёт искать самца…

- Достаточно, мсье Сенмурв. Вы обрисовали нам дикие повадки этого вида довольно-таки красочно. Но позвольте разузнать чуть поподробнее о его внешнем, скажем так, обличье. Чем он отличается от обычных дронтов помимо размера и почему его всё-таки прозвали трубкозубым?

- Да потому что он постоянно ходит с курительной трубкой в зубах, оттого и вымирает! – потерявший всякую бдительность ляпнул Рыжехвост, не подумав.

Нет, думать – определённо не его конёк.

Класс в который раз за урок покатился с хохоту, а профессор очень тихо – так, чтобы слышал только Рик – и очень выразительно попросил парня убраться за дверь. И не появляться больше без малейшего проблеска знаний на его самодовольном лице.

Решив больше не дёргать по всей видимости самого опасного монстра в курсе монстрологии за нервы, Рыжий молча собрал сумку, ухватил под набитое канцелярией брюхо Рапиру и вышел из кабинета.

В спину ему нёсся неистовый смех, а пуще всех покатывался Герберт. Даже когда весь класс замолк под тяжёлым взглядом профессора, злейший враг Рыжехвоста всё ещё праздновал свою победу. Сегодня от Рика не дождались ни эпичнейше-оригинальной шалости, ни поставленного на место зануды-препода, да ещё и выгнали взашей как какую-то дворнягу.

Нет, так не пойдёт!

Он с этим не согласен. Да, бой проигран, но война – ещё нет. И он покажет этой своре шакалов, как насмехаться над ним, самим Рыжехвостом! Грозой всея школы и любимчиком госпожи удачи! Он приведёт им этого рилдирова архидронта с курительной трубкой в зубах! Да!

Прокричав в пустующий коридор что-то до крайности воинственное и нечленораздельное, долговязый парень резко сорвался с места и уже через четверть часа покидал границы школы, наспех заправляя торчащую рубаху в штаны.

Надвигался грозовой фронт, и в небесах что-то в предвкушении клокотало, прямо как в рапирьем желудке при виде гульрамских башмаков 9876 года пошива. Волосы Рыжего электризовались, как и вся его решимость. Казалось, ещё чуть-чуть, и от парня во все стороны начнут расходиться яркие змейки-молнии, прожигая любое препятствие на его пути.

Цель была ясна, осталось придумать план: найти что-то огромное и желательно пернатое. Но если нет, то он уже подналовчился в лепке перьев на «да постой ты хоть секунду смирно!» поверхности. Останется только раздобыть где-то трубку и утереть всем этим наглым хорькам нос. А он утрёт, ведь если Рыжехвост что-то вбил себе в дурную рыжую головушку, то пиши пропало…

+2

3

[indent] Кружка со стуком опустилась на стол.
[indent] — И он мне такой говорит! Кхм-кхм. «Каждая тварь – есть сосуд невинный. Греховным, злым и алчным его делают миазмы Рилдира, что заполонили сей мир» И бла-бла, лекция храмовника на час с небольшим…
[indent] — Всего на час? Как-то они без огонька работают в последнее время.
[indent] — После того как они наткнулись на раздраженного красного дракончика и попытались ему внушить свои идеалы, с огнем у них теперь напряженные отношения, хе-хе. Ах да. Вот он предо мной распинается и под конец такой: «Любовь и забота сделает из этой твари покладистую и смиренную воительницу Имира»
[indent] Сиськи Играсиль! Я ржала над этим мальчишкой как твоя лошадь!
[indent] — Серьезно?
[indent] — Разве что копытом не била. Да и то по причине отсутствия оных.
[indent] Собеседник хмыкнул и отпил из своей кружки. Симпатичный вроде бы парень, отличный слушатель и собеседник. Ну в том плане, что четенько знает когда заткнуться и дать слово блондиночке, а когда о своих приключениях поведать. Жаль, что в городе появляется редко. Говорят, что вместе с тем цирком приезжает… Интересно, совпадение или и впрямь артист?
[indent] — Отсмеявшись, давай мальцу втолковывать, мол, если зверь всю свою жизнь провел на аренах, то в смирную кобылку его и сам Имир не превратит. Тем более это же Здоровяк. У него в послужном списке есть каннибализм и людоедство. Или эльфоедство? Полукровки у нас как считаются?
[indent] В общем, у него агрессия зашкаливает что к зверям, что к людям. По-хорошему бы его в сон погрузить. Да вроде как на него приказ аж от самой верхушки пришел. Без понятия двинулся ли умом герцог или все это игры интриганов, но бумаги верные у нас на руках, так что пока держим Здоровяка.
[indent] — Тебя обвинили в богохульстве?
[indent] — Меня много в чем обвиняли. Парниша по итогу понял, что слова тут бессильны и вроде как ушел.
[indent] — До ближайшего поворота.
[indent] — Хе, смекаешь! У меня зад напрягся, чувствовала, что пойдет он к Здоровяку. Ну и как бы чем бы молодые да верующие не тешились, а кровь у всех красная. В общем, стала караулить. Ну и что ты думаешь, на какую ночь явился герой-освободитель несчастных зверушек?
[indent] — Я бы на его месте в первую же и полез бы. Пока не перегорел. Ну или пока старшим не донесли.
[indent] — Ты ему родственником не приходишься?
[indent] — У меня просто страсть к сомнительным авантюрам.
[indent] — Хм, у меня так-то тоже… В общем, да. Старшие в Храмах – ребятки опытные, и такую глупость пресекли бы сразу. Тьфу. Надо было им гонца послать или самой бы допрыгать.
[indent] — Белая, перерыв окончен. Руки в ноги и работать.
[indent] Рядом со столом, за которым сидела беседующая парочка, внезапно вырос высокий мужчина с редкими усиками. Девушка смерила его взглядом и пожала плечами:
[indent] — Да будет тебе. Все зверушки покормлены. Твои помощники чисткой «стойл» занимаются – это не мое дело. Сынок (опять же твой) за порядком следит. А пробежку устроить местные на дают. Не понравились им носящиеся по округе «тигры». Кстати, об этом ты обещал договориться. Долго кисы сидеть взаперти не смогут.
[indent] — Заказ пришел. А это как раз таки твоя работа. Так что хватит чаи гонять.
[indent] — А это и не чай…
[indent] Мужик хмыкнул и пару раз похлопал девушку по плечу, мол, верю, но хватит сидеть на заднице ровно. В принципе Зая артачилась и фыркала чисто для вида. Ей самой долго на одном месте сидеть не нравилось. Дуреть начинала и устраивать всякое. Видимо потому ее приставили к активным зверушкам. Ей весело, им полезно – все счастливы. Ну кроме того старичка, чьих овец они в поле не так давно распугали.
[indent] — В следующий раз расскажу, чем дело кончилось, пташка.
[indent] — Ага, я пока опрошу вторую сторону.
[indent] — Отлично, поведаешь мне как он все это видел?
[indent] — Непременно!
[indent] Парень отсалютовал своей кружкой и остался сидеть в таверне. А Заяц поплелась в сторону «конюшни» Обычные лошадки здесь тоже встречались, но редко. Не выдерживали конкуренцию или просто начинали чахнуть на фоне пестрого зверино-птице-рептильего разнообразия.
[indent] Изначально хозяин хотел обосноваться на территории Школы или у нее под боком. Мол, так спокойней и горожанам, и герцогу, да и сама Школа может брать образцы для практических занятий или алхимии. Но молодые даровитые умы очень скоро донесли мысль, почему это была плохая идея.
[indent] Не у всех голова стояла на нужном месте. Кем-то руководило любопытство, а кем-то жалость и доброта. Причем последних опасались больше всего. Ну ведь у зверушки такой грустный взгляд, даже слеза катится, ничего же плохо не будет, если чуть-чуть ослабить ремешки намордника? А вон тот вот птенчик выглядит таким худым и чахлым, ну ведь точно недоедает!
[indent] Обошлось без пострадавших… Ну… сильно пострадавших не было. Целители и храмовники вполне успешно подсобили по выведению лишних токсинов из зверей, и в пришивании пальцев ученикам. Однако выводы сделаны и чудная «конюшня» была отправлена за ворота города. Выделен солидный участок, огорожено красивым забором с крупицами магии, в общем – не домишко на отшибе.
[indent] Шлепать правда от таверны до самого здания прилично, но девушка решила показать свое рвение и понеслась по улицам Греса в сторону ворот. Уворачивалась от прохожих, телег и маленьких детей. Пару раз забиралась на крыши для сокращения дороги. Кто-то ругался вслед, кто-то приветственно махал старой знакомой. Молодой стражник, впечатленный способностями девушки, засвистел и призвал остановиться.
[indent] «Позже сведем знакомство», мысленно пообещала Белая, оставляя парня с впечатлениями и пустыми руками.
[indent] Добравшись до места, Зая поправила отсутствующую прическу, перекинув длинные пряди за спину, и уверенно вошла в главное здание.
[indent] — Ты даже быстрее, чем я ожидал.
[indent] — Сомневаешься во мне? Зря-зря. Ты что ли заказчиком выступаешь?
[indent] В кресле (лишь слегка пожеванном гончими щенками) сидел старый знакомый. Воин Имира, светлый воин, а вообще на деле очень хороший человек. Или не человек. Но однозначно хороший.
[indent] — Не совсем. Мне завтра в сторону Кельмира выдвигаться. Зашел узнать как тут моя Тереза поживает.
[indent] — Скучала очень. Но послушная скромница – прям всем на зависть.
[indent] — Приятно слышать. Тебе заказ от Школы и Храма.
[indent] — Сразу два?
[indent] — Один, но оплачиваемый с обеих сторон.
[indent] — И что же мне предлагают сделать? Наловить линдвормов или попытаться у эльфов выторговать единорога?
[indent] — Собрать яйца дронтов. Трубкозубов. Для сохранения вымирающего вида.
[indent] — А дракона им в люльке не принести? Самки у этих созданий дурные. Пока дитятко в скорлупе она растопчет любого, кто сунется слишком близко. А вне скорлупы молодняк сложно настроить на общение с человеком. В душе не люблю как это связано, но…
[indent] — Зай, мне можешь это не говорить. Мы с Терезой как раз от одной самки тогда на орехи и получили. Но твой босс уже дал согласие.
[indent] — Босс дал согласие, вот пусть босс и идет…
[indent] Мужчина протянул девушке бумагу. Читать Белая не любила, да и научилась-то с горем пополам не так давно (как необходимое условие принятия на работу все же) Но нужную строчку нашла безошибочно и сразу. За каждое яйцо сулили такую сумму, будто кто залез в драконью сокровищницу и спешно разбазаривал взятое.
[indent] — Ла-а-адно. Это… меняет дело. Сколько там мне причитается…
[indent] — Удачи. Заранее. Кстати, знаешь почему они трубкозубами зовутся?
[indent] — Разумеется! Потому что курят трубку!
[indent] А в мыслях уже галопом проносилось то, что непременно следовало взять с собой, за какими зельями и артефактами забежать в лавку, и выпытать у босса детали, которые ему известны, а вычитывать в официальной бумажке – шибко долго.
[indent] «Ну в принципе… если взять Тсуню… да, давно она без дела стоит…»

+2

4

Итак, перво-наперво для поимки трубкозубого требовалось что? Правильно, трубка! И даром, что его поимка предстояла такая же выдуманная, как и он сам. Рыжехвост всегда подходил к подбору реквизита с необычайной скрупулёзностью… и бережливостью. Поскольку неожиданно для него самого деньги на карманные расходы, присылаемые родителями, оказались в прямой зависимости от его успеваемости. И нет, улучшить успеваемость и пропускать хотя бы в половину меньше уроков – способ для слабаков, он же нашёл выход поинтереснее.

Гресский рынок представлял собой одновременно величайший рог изобилия и величайшую же в мире помойку. Жареные тараканьи лапки здесь соседствовали с ключицами кентавров, ноздри василисков – с сушёными петухами, а «Единственный в своём роде Камень наслаждения, являющий вашему похотливому взору иллюзорный облик любой девы, какую вы только возжелаете» (тм) – с жабьей похлёбкой, посыпанной бренным пеплом поглощённых ею мух. И никогда нельзя было сказать заранее и наверняка, где окажется истинный подлинник, а где искусная подделка и что в итоге тебе влетит в медяк, а что продадут за бесценок: редчайший талмуд или вон ту вшивую бродягу под прилавком.

Рынок жил своей жизнью и по своим собственным законам, словно маленькое государство внутри большого города. Рынок плевал на твоё социальное и материальное положение, связи и навыки. Рынок одаривал и лишал всего исключительно по собственной прихоти. И богач, попав сюда, мог выйти нищим, а нищий богачом. Бродяга – чопорным аристократом, воин – магом, маг – ремесленником. Кто-то, попав в него, мог и вовсе пропасть бесследно…

А кто-то был Рыжим, который терпеть не мог лирические отступления и прямо сейчас с азартом бывалого игрока в карточные игры выторговывал себе потёртый мундштук, по пылким уверениям владельца – аж позапрошлого века, принадлежащий коренным народам Мавритании.

Что за Мавритания и существует ли вообще такая в природе (что-то уж больно неправдоподобное название), Рик не имел ни малейшего представления, что, однако, ни капли не мешало ему настаивать на том, что их поставки через гульрамскую пустыню в прошлом месяце объявили контрабандой, и если он донесёт властям о подпольной торговле мундштуками, изготовленными несчастными гномскими детьми во мрачных затхлых пещерах Скалистых гор, то этот мундштук достанется ему бесплатно, ибо его четвероюродный дядюшка по линии троюродной свахи мужа сестры служит при герцогском дворе, а это вам не хухры-мухры, это ого-го-го!

В конце концов, продавец то ли выдохся с ним спорить, то ли ему просто надоело слушать потоки нескончаемого бреда, перебивающего его собственную маркетинговую компанию, но мундштук вместе с чашей для табака в итоге был продан за четверть цены и три ранее выторгованных Рыжим в соседней лавке сизых самоцвета, при бросании заволакивающих всё густым изумрудным туманом.

За сим трубка была благополучно заброшена в недра сумки, а сам Рыжехвост призадумался над тем, что могло ему ещё пригодиться в этом Имиром нагхыр посланном месте. Под архидронта теоретически он мог замаскировать любое достаточно крупное существо, воспользовавшись подручными материалами и парой-тройкой десятков простеньких рун, но какие именно материалы понадобятся – зависело уже от того, кого конкретно ему свезёт отловить. Да и большинство из них наверняка можно раздобыть в самой Школе, если знать места. А Рыжий знал! Ну, как и они его, а лучше б, - думали они, - не знали.

Оставался лишь один ма-а-аленький нюанс: существо требовалось поймать. И Рик направился в охотные ряды.

Помимо собственно дичи бывалые лесоведы торговали здесь всем, что было уже без надобности им самим или их жёнам, ибо переть против сурового женского «или я, или эта твоя треклятая охота!» ещё никому не удавалось. Перед глазами чародея проносились всевозможные силки и сети, петли и капканы, приманки и удавки… Удавки? Ну и само собой всякое оружие, но его Рик, способный пробить себе ладонь насквозь кухонным ножом, случайно упав на него, принципиально не рассматривал.

Вот только что выбрать охотнику, который даже не знает, на что охотится? Останавливаясь то у одного прилавка, то у другого, Рыжий неизбежно приходил к заключению, что то, что подойдёт для одной твари – будет совершенно непригодно для другой, а на всё разом денег у него уж точно не хватит. И становился тем ожесточённее, чем чаще его в его тяжёлых раздумьях толкали и пихали локтями.

Конечно, на рынке, а особенно там, где торговали свежим мясом и дичью, в базарный день всегда было полно народу. Конечно, логистика была здесь настолько ни к орку, что сам рынок больше походил на лабиринты какого-нибудь ослоголового колдуна, возомнившего себя мастером путаниц и загадок, и охотный ряд был чуть ли не единственным «коридором» между северо-западным крылом с магическим артефактами и зельями и южным – с питейными и увеселительными заведениями. Но…

- Да что тут за ажиотаж такой?! – не выдержал наконец Рыжехвост, получив в толчее по лицу увесистой дамской сумочкой, что само по себе при его почти двухметровом росте было неслыханно!

Впрочем, ответа долго ждать не пришлось. Над толпой прокатился усиленный руной глашатая голос одного из зазывал, регулярно устраивающих тут показательные выступления на самодельных сценах из бочек и перевёрнутых ящиков. Натыкаясь на подобных мамочкиных предпринимателей каждый рилдиров раз, когда оказывался на рынке, Рыжий был бы и рад пройти мимо, но ему не дали, зажав в такие тиски, что кузнецы бы обзавидовались.

Делать нечего, пришлось смиренно слушать. Однако на сей раз тощий нескладный человечек размахивал над толпой чем-то действительно интересным. Вернее, на вид продвигаемый товар не представлял собой ничего ценного и выглядел как обыкновенная…

- Верёвка?! – вслух возмутился парень, и на него тут же со всех сторон зашикали, несмотря на то, что гул на рынке стоял такой, что можно было преспокойно бахнуть огненным шаром в бочку рома, и люди в пяти метрах от неё этого бы не заметили.

- Змеевёрт! – гордо провозгласил обладатель, и Рик про себя отметил, что с фантазией на названия у них как всегда туго. – Приспособление, которое должен иметь в своём инвентаре любой уважающий себя охотник! Этот удивительный аксессуар позволит вам почувствовать себя самым неотразимым, умелым и ловким звероловом, ведь с ним вы сумеете поймать абсолютно любую дичь! И неважно, какого она будет размера и формы, сколько у неё конечностей или клыков! В длину змеевёрт равняется всего лишь полутора метрам, а толщиной и того с палец, он не займёт в вашей сумке много места, но заменит собой все остальные инструменты и ловушки! (За исключением охотничьего ножа, конечно же, но их вы можете приобрести у нас по отдельной цене со скидкой 5% без налогов в случае покупки одного из указанных выше товаров.)

- Сплошное надувательство, - фыркнул чародей в заднем ряду, поскольку эти тексты зазывалы тащили друг у друга с такой небывалой точностью, что иногда доходило до откровенно смехотворных и нелепых лозунгов, и Рик знал все их наизусть, но тут… что-то шевельнулось у самой груди – а, нет, это Рапира пробудилась от послеобеденного сна – и Рыжий нет-нет, да начинал прислушиваться и приглядываться к тому, что ему и толпе зевак пытались впарить наверняка за бешенные бабки.

Потому что если бы (ну только в теории!) подобное изобретение было правдой, то для его цели просто лучше не придумаешь!

А зазывала тем временем наконец-то перешёл от пустословья к действию и с энтузиазмом показывал, как верёвка сама собой вяжется в узлы любой сложности, складывается в хитроумные ловушки, словно хищная змея ловит в полёте подброшенные яблоки и бесшумно прокрадывается сквозь толпу, чтобы стащить у хихикающей грудастой брюнетки жемчужное ожерелье. По уверениям самой мадам, которую артист тут же позвал на сцену, она «совершенно ничего не почувствовала!»

«Подстава», - мрачно думал Рыжий, и тем мрачнее становился, чем сильнее было осознание, что как же ему нужна такая верёвка!

«Нужна была БЫ, существуй она в реальности», - тут же поправился он и нервно покосился по сторонам, будто какой-то телепат мог уже запустить ему в мозг свои противные щупальца и сейчас активно настраивать на покупку абсолютно, ВОТ НИ КАПЕЛЬКИ, не нужной ему вещи.

- А сейчас, - выдержав драматичную паузу, громче прежнего провозгласил щуплый человечек на ящиках из-под баклажанов, - я продемонстрирую вам действие змеевёрта в полевых условиях!

Все, включая Рыжего, немедленно навострили уши.

- В качестве добровольца мне понадобится тварь, воистину опасная, смертоносная, неуловимая, неудержимая и могучая! Но сойдёт, конечно, и какая-нибудь болонка, если у вас таковая имеется, - милостиво добавил он, и кто-то из первых рядов протянул ему ручную жабу.

Пока великий и ужасный «змеевёрт» оборачивал несчастную флегматичную амфибию десятками петель, Рик, которого опять как следует пихнули в бок, с локтя и под колено, пытаясь протолкаться поближе к сцене, задумчиво оглядывался по сторонам, размышляя, кто же окажется следующим подставным лицом, а вернее мордой. Вон тот блохастый тощий щенок лютоволка в клетке, который еле на лапах держится? Могуч зверь, ничего не скажешь!

И буквально через пару минут он смог бы узнать, насколько близок был к ответу, если бы не…

- Кр-р-р-рвяк! – сказал кое-кто, кто считал себя куда более достойным только что озвученного титула. Вернее, даже не так. Достейнешей из достойнейших! Ведь несомненно нет в мире никого неуловимей и опасней, неудержимей и могучей, кроме…

- Рапира… - простонал Рыжий.

Из какой-то последней не покончившей с собой надежды он похлопал себя по груди, будто надеясь, что вон то зелёное брюхастое чудовище с абсолютно наглой и самоуверенной мордой – это чей-то чужой файр, а его – всё ещё мирно покоится под рубахой, но с каждой долей секунды становилось всё более очевидным, что в толкучке ящерка просто незаметно выскользнула наружу, а теперь готова была блистать во всём своём великолепии прямо на сцене!

- Пропустите!!! – заорал Рик, с отчаянной решимостью вклинившись в толпу, чтобы вернуть подопечную, пока она не учинила чего-нибудь такого, за что он потом ещё лет двадцать расплачиваться будет, а то и пожизненно.

Ведь хитрожопая мелкопакостничающая Рапира – это одно, а Рапира с комплексом дракона, возомнившая себя грозой всего живого (и неживого, но съедобного) – совсе-е-ем другое.

- Кр-р-р-рвяк! – уверенно и снисходительно повторила ящерка в ответ на недоумённый вопрос оратора: «Чья это лягушка крылатая?»

- Моя! – вновь крикнул Рыжехвост и тут же споткнулся о кого-то, кого перед собой даже не заметил.

Тем временем на импровизированном подиуме уже вовсю разворачивалась самая увлекательная часть представления: зазывала, не услышавший воплей рыжего колдуна, попытался выдворить непрошенного добровольца со сцены, но Рапира вполне логично и закономерно рассудила, что это такая игра, чтобы продемонстрировать всем, насколько она на самом деле неуловима и неукротима, и скакала по всем походящим и неподходящим поверхностям, включая самого «ловца», горным сайгаком, а толпа требовала скорей применить на ней волшебную верёвку, чтобы оценить всю мощь «змеевёрта» в схватке с этой дикой тварью.

- Уйди с дороги, полурослик, - грубо буркнул Рик, пытаясь оттеснить беловолосую незнакомку, которая ему чуть ли не в пупок дышала, и тут от случайного толчка в спину внезапно рухнул на неё сам.

0

5

[indent] Детство – прекрасная пора. То вам скажет любой, у кого эта пора была действительно прекрасной или хотя бы в меру беззаботной. Но даже если повезло быть из числа таких счастливцев, всегда будет тот самый момент, который плотно заседает в памяти на всю жизнь и норовит прыгнуть воспоминаниями в самый неподходящий момент, заставляя нервно вздыхать, а то и ругаться недопустимыми для нежных женских ушек словами.
[indent] Почти любой городской прекрасно знает ужасы торговой площади, да особенно в день праздников и ярмарок. Если ты из нищего квартала или вообще сам по себе с друзьями прибежал, то все не так страшно. Дурное перекрывается хорошим. Хотя владельцы срезанных кошельков и уведенных ловкими ручками товаров наверняка хорошим это не считают.
[indent] А вот коли тебя притащила заботливая тетушка или матушка, то все воспоминания сводятся к… Да, к задницам всех форм и размеров на уровне твоего лица. И так от скуки изнываешь, таскаясь по узким рядам, а тут еще и видок на редкость непривлекательный. Бывает, конечно, что в толпе попадется ладненькая попка какой-нибудь молоденькой дамочки (особенно воительницы и колдуньи были загляденье). Но будем откровенны: когда эта краса на уровне твоего носа, то ты в том возрасте, когда интереснее жгучую траву палкой избивать или лягушек по кочкам ловить, чем любоваться на чью-то филейную часть тела.
[indent] Собственно… Зая городской не была. И детскую травму с грешными видениями жопок не заработала. Зато, судя по всему, отдувалась вот прям сейчас. Ибо ростом бойкая покорительница крыш и наездница на тиграх была весьма скромного – метр с шляпкой. Мускулистая, крепенькая, шустрая… Почти как гном! И как тот самый гном была вынуждена крыть более высоких матом, высотой со шпили Школы. Так как никто даже не чесался с аккуратностью относиться к нижнему своему.
[indent] — Да сдвинь ты себя в сторону, не видишь, что ли, что люди ходят?
[indent] — Обойдут, – с готовностью огрызнулась солидная тетка, которую Зая тщетно пыталась обойти. Кажется, из вредности даже крупнее стала.
[indent] — Я тебя «обойду» – не встанешь! – с не меньшей сноровкой взъярилась белобрысая. Для пущего эффекта добавила парочку сочных эпитетов, и таки без мыла и почти без пота протиснулась между женщиной и ее собеседницей. После чего выдохнула с нескрываемым облегчением, оказавшись за дверями одной алхимической лавки.
[indent] Прохладней не стало. Но зато здесь было не так шумно, не так людно, и приятно пахло каким-то мятным варевом (не исключено, что банально чаем) Над дверью звякнул колокольчик. Толку-то правда, Белая была не единственным покупателем.
[indent] Сэра – дочка алхимика, сама неплохой зельевар, но пока все же больше помощница по магазину – повернулась к двери, кивнула приветственно старой знакомой, и продолжила расписывать свойства настойки от головных болей какой-то старушке.
[indent] Заяц порылась в кармане и достала в меру чистый платок. Понюхав оный, девушка сочла, что хуже от засохших песьих слюней ей точно не будет и обтерла шею. Ведь платок условно чистый… ну хотя бы сухой… Хуже ведь быть не должно? Хуже не стало, разве что Заяц приобрела едва уловимую нотку собачьего аромата… если не принюхиваться.
[indent] В общем-то в помощи Зая не нуждалась. Прошлась мимо полок с ингредиентами самого неаппетитного вида (искусственный муляж, а то ворья-то развелось!), обошла аквариум, в котором булькало несколько странного вида рыбок (да кто таких мелких вообще заводит – есть же нечего!) и задумчиво пробежалась взглядом по полкам шкафчика с готовыми отварами.
[indent] — Зайчик, за чем пожаловала?
[indent] Сэра проводила старушку до двери и выпустила в большой и жестокий мир. Бабуля, надо отдать ей должное, имела хоть и весьма безобидную внешность, но тут же вооружилась клюкой и начала пробивать себе дорогу к дому, сопровождая каждую победу обидным словом.
[indent] — Стандартный мой набор.
[indent] — Иголка, нитки и обезболивающее? – хихикнула конопатая, поправляя свои рыже-розовые кудряшки.
[indent] — Парочку бутыльков с лечащим зельем средней силы. Два для восстановления силенок. Один для магии – на всякий случай. И дай «невидимость» Которая на три минуты. Штучек пять.
[indent] — Герцога или барона какого обнести собралась с таким сбором?
[indent] — Дракона. На меньшее я не подписываюсь. Да, с очередной злобной зверушкой надо повстречаться. Лучше себя поберечь, чем потом приплачивать целителям за то, чтоб внутренности в живот вернули, хе-хе.
[indent] — И вот не стыдно вам, м? Забираете деток у маменьки. Ууу, бесстыжие!
[indent] — Вообще нет. Мы можно сказать, спасаем ребятишек и даем им новую жизнь! Так что там, все в наличии?
[indent] — Поверишь, если скажу, что последнее забираешь?
[indent] — Не поверю. Вы же не в деревне стоите, где кое-как концы с концами сводить ухитряетесь. Давай я тебе вместо бонусных серебряных сейчас, чего с задания принесу? Хочешь цветочек аленький?
[indent] — Бутылку вина и ночь под луной не забудь.
[indent] Расплатившись с Сэрой и сгрузив бутылочки в сумку, Белая вздохнула. Чтоб отсрочить нырок в гущу городской суеты, девушка взглянула на список. Схематично там было изображено что и в каком количестве нужно прихватить. Оставались только кошко-крысы на вертеле – любимое лакомство Тсуни.
[indent] Вообще и кошки и крысы яростно отнекивались от внезапного «родича». Да тот и внешне имел крайне мало объединяющих его с первыми и вторыми черт. Так что кто и зачем так обозвал тварюшку – загадка. Но имечко прилипло намертво, вот теперь всеядных выродков и кликали.
[indent] Оказалось, что страшненькое существо было весьма недурным блюдом. Особенно в бедной части города – прям изысканное кушанье. Того же мнения придерживалась и Тсуня, готовая за пару тушек продать душу, хвост и чьи-нибудь потроха. Напарник должен быть всегда в тонусе и хорошем настроении, так что без угощения никак не обойтись.
[indent] Девушка еще раз вздохнула и решительно выскочила на улицу.
[indent] Вроде и пройти-то нужно было всего ничего. Чуть по прямой, свернуть направо, через два поворота – налево… Если чудо-повар не траванулся собственной стряпней или его не сместили на новую точку. Хотя быть может мужик был здоров, и стоял, где стоялось, но во всем была виновата нерасторопность Белой. Девушка хорошо ориентировалась в лесах и полях, в принципе не могла заплутать в пещерах и древних храмах. Но город… пока на крыши не заберется – в трех домах запутается.
[indent] «Так… я же здесь уже была», сделала через двадцать минут открытие Заяц. Ну точно же! Вот этого мужика, что дрых в закутке из тени от дома и бочки с дождевой водой да в обнимку с рыжим довольным псом, Белая точно видела… Кажется даже не единожды. Ну и в какой момент она опять свернула не туда?
[indent] «Пойду прямо. Так точно выйду… куда-нибудь» Сказано-сделано. Если метод странный, но работает, то он уже не столь глуп, коим кажется на первый взгляд. Белобрысая действительно вышла… куда-то.
[indent] Остановиться и еще раз подумать Зая не успела. Толпа напирала со всех сторон. Пришлось активно работать локтями и пару раз пнуть кого-то под коленку. По итогу агрессивную девку выпихнули аккурат к импровизированному подиуму. На котором проходило какое-то заумное представление для идиотов. Девушка с тоской оглянулась через плечо и поняла, что обратно пробиваться придется с еще большим усердием.
[indent] Лучше будет постоять здесь, дождаться удобного момента и попросту выпрыгнуть из этого балагана. Торговцу чудесами (или что там у него?) явно пойдет на пользу. Но главное сама девушка уберется подальше от толпы. Хотя еще ведь закуску на вертеле найти надо. Вот ведь рилдирова отрыжка!
[indent] За представлением Белая, как можно догадаться, не следила. Ну право, что она там не видела? Сегодня – чудо-веревка, завтра – сапоги-скороходы, послезавтра – ожерелье из крысиных хвостов, отпугивающее по идее живых носительниц оных. Пфе!
[indent] «Считаю до трех. Вытаскиваю щенка. И драпаю»
[indent] Ага, так бы она и бросила животинку на поругание нерадивых оболтусов. Какая-то ненормальная привычка спасать несчастных зверушек в ней жила с самого детства и не изжила себя до сих. Естественно, Зая имела ряд проблем на данной почве. Но это уже иная песенка.
[indent] В тот день, и конкретно в тот момент, когда Белая начала отсчет, репертуар резко сменился на подворотно-матерный. Некая личность высоченного роста не смогла удержаться на своих ходулях и всей своей тушкой завалилась на маленькую девушку!
[indent] Юркой змейкой Зая извернулась и перекинула сумку, попутно поджимая ноги и ими же по сути защищая свое добро от знакомства с землей и весом двух тел (или одного, учитывая положение) Девушка приложилась спиной, к животу была прижата сумка с зельями, ноги согнуты как у баздраконенной кошки… И как та кошка Зая сделала резкий «пинок», отбрасывая того, кто на нее посмел завалиться.
[indent] Получить ногами в грудь в принципе никому не будет приятно. Но прибавьте к этому раздражение и нечеловеческую силу белобрысой… В общем, рыжее чучело полетело обратно в толпу. Вернее, не совсем в толпу, а больше в сторону посредственного актера на бочках.
[indent] Люд завороженно притих, ожидая продолжения. Тут прям почти на любой вкус и цвет: хотите на один глядите, а не хотите – вот еще бесплатное зрелище подоспело.

Отредактировано Белый Заяц (Вчера 09:00:20)

+2

6

Не успел Рыжий как следует оценить обстановку, как обстановка сама радостно кинулась ему навстречу, больно пнула пятками по рёбрам, сделала кульбит и ринулась в неизвестном направлении. Пролетая кверх тормашками над толпой, Рик размышлял о бренности всего сущего и запоздало сообразил, что удар по рёбрам и запуск в полёт он получил как раз-таки от того полурослика с чистейшими как его конспекты волосами.

Но затем белое пятно пропало из виду, зато вместе с болезненным ударом по копчику там нарисовалась ненаглядная.

- О, Рапира, – глухо булькнул парень, осоловело наблюдая, как довольная ящерка глядит на него с лица зазывалы, только что использовав на нём свой коронный приём, и месит когтистыми лапками его жиденькие волосы.

Остальная часть торговца тоже выглядела не лучшим образом: разошедшаяся по шву туника свисала с правого плеча, на левом её не наблюдалась в принципе, штаны подгорели, причём в довольно интересных местах, в ботинке зияла сочная дыра – размером с половину ботинка, и по его виду в целом можно было сказать, что мужик пережил стычку как минимум с саблезубым тигром, вот только великодушная Рапира не оставляла после себя следов и царапин на теле. Но пожрать одежду и волосы повыдергать – это нет, это святое.

Гаркнув в ответ хозяину что-то эпично-неподражаемое, файр шустро переместился на голову своей жертвы и принял величественную позу специально для только что прибывшего на место событий художника-скорописца «Ежедневных дел гресского народа».

Воспользовавшись секундной передышкой, зазывала аккуратно потянулся за своей волшебной верёвкой, которую в пылу своего дебюта Рапира просто выбила у него из рук, а Рик, как и вся толпа, ждал, затаив дыхание, что же произойдёт дальше.

И ящерка просто не могла их подвести!

Выгнувшись дугой, она принялась делать характерные отхаркивающие движения, и Рыжий осознал, что дальше ждать будет опасно для окружающих, оставшихся в живых волос артиста и его собственного кошелька. Чтобы окончательно и наверняка поразить всех, Рапира могла отрыгнуть что угодно: от задорного огонька до сожранной под шумок на монстрологии банки с карликовыми тьёрнирскими осьминогами, которые в теории могли быть ещё живы, а вот сдерживающая их банка – не факт.

С решительным намерением в глазах и предчувствующей беду заднице Рыжехвост двинулся к щуплому и весьма покоцанному человечку, а тот в свою очередь уже попытался соорудить что-то вроде лассо и метнуть его в зверюгу на своей макушке, но та даже не почесалась: вернее, почесалась и проглотила верёвку как ни в чём не бывало, после чего продолжила свой ритуал по извлечению содержимого собственного желудка на всеобщий суд и восхищение.

- Нет!!! – Рик в последний момент перехватил ненаглядную «нежным» объятием за шею, второй рукой зажал ей пасть и спрыгнул со сцены.

Недовольно забулькав, ящерка хотела было вернуться обратно и на бис как следует продефилировать по лицу незадачливого торгаша, но тут приметила в толпе ту самую особу, что заставила её хозяина взлететь почти до небес, и придумала кое-что получше (для любимого хозяина, разумеется!).

Само собой, сияние собственной славы не ослепило её саму, и всё это время (даже во сне!) она не забывала о своей главной обязанности: быть фамильяром и всячески оберегать Рыжего. Вот и теперь, по-своему трактовав увиденную историю с бледноволосой, она решила уберечь Рика от разбитого сердца.

Нет, обычно в его амурные похождения Рапира старалась не вмешиваться: себе дороже, но, как верно говорят, получивший добро идёт нести его в массы и ближним своим сам. Рыжий, крепко сжимающий её и её пасть как раз оказался к ней самым ближним, ближайшим просто, и она, получив свои пять минут славы, просто не могла не проявить к его ситуации всего своего рапирьего участия!

Проще говоря, ящерка, извернувшись и цапнув хозяина за палец, быстро очутилась на земле и бодренько потрусила к предположительно новому объекту рыжехвостового воздыхания, как закономерно рассудила сама Рапира. А уж она-то уже многое смыслила в человеческих заигрываниях!

Народ сам расступался перед ней, в должной мере оценив мощь и ущерб этого крохотного зверя, а Рик, пробурчав под нос что-то нецензурное, кинулся следом и опоздал буквально на несколько секунд: Рапира, взобравшись на плечо ближайшего зеваки и поднапрягшись в последний раз, изрыгнула пред очи незнакомки (вернее, целясь прямо в эти самые очи и вообще лицо) ту самую чудо-верёвку, живых миниатюрных осьминогов в полупереваренной миниатюрной банке, кусок учебника монстрологии и довершила картину несколькими разноцветными перьями – тоже не лучшего вида, но зато от всего сердца! И желудка.

Рыжий, частично готовый к такому, успел перехватить только верёвку.

Поспешно прикрыв ладонью глаза, чтобы не видеть учинённого ненаглядной бедствия или (что вероятнее) не получить от боевой девахи с вертухи по лицу за своего карманного монстрика (за саму Рапиру он так не боялся – это её нужно было бояться), парень протянул вторую руку с болтающейся в ней обслюнявленной верёвкой в сторону всё ещё не пришедшего в себя торговца:

- Могу вернуть товар. Надо?

- Нет, что вы, не стоит, вы так любезны… - ошалело начал расшаркиваться тот, поспешно пятясь, пока не нырнул куда-то за сцену, и больше его не видели.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПАУТИНА МИРОВ » Отдай яйца, ты ж мужик!