http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Летняя практика. Пометки на полях.


Летняя практика. Пометки на полях.

Сообщений 1 страница 45 из 45

1

https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/5d673b0c-dc50-4c3d-8395-4e9cb72bd1d5/d8td568-33627001-a791-4bee-8f32-4579fac2e2bc.jpg/v1/fill/w_1024,h_683,q_75,strp/buch_im_gras_5_by_stille_wasser_d8td568-fullview.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7ImhlaWdodCI6Ijw9NjgzIiwicGF0aCI6IlwvZlwvNWQ2NzNiMGMtZGM1MC00YzNkLTgzOTUtNGU5Y2I3MmJkMWQ1XC9kOHRkNTY4LTMzNjI3MDAxLWE3OTEtNGJlZS04ZjMyLTQ1NzlmYWMyZTJiYy5qcGciLCJ3aWR0aCI6Ijw9MTAyNCJ9XV0sImF1ZCI6WyJ1cm46c2VydmljZTppbWFnZS5vcGVyYXRpb25zIl19.WC_7z86w659Nban5KRdnI87s661gcyLDrm130aJaimM
Время: первый месяц лета, 10602 год
Место: населенный пункт в трех днях пути от Греса, окрестные леса
Участники: Рик Сенмурв, Морваракс

Маги – большая редкость в мире. Их уважают, бояться, презирают. С их силой считаются; их стараются привлечь на свою сторону; они могут переломить ход практически любой битвы или войны.
Но то – удел опытных колдунов и ведьм. Когда ты молод, приходится вкушать все прелести годов обучения, которые зачастую не такие увлекательные, какими кажутся вначале. Книжные знания, лекции, иногда чуть-чуть практики и тренировки самоконтроля. Для некоторых долгожданная летняя практика, где молодой талант лишен большей части контроля и ограничения со стороны старших, - долгожданное событие. Такой шанс испытать себя и доказать всему миру (ну или сверстникам) на что ты способен!
Другие, смотря на энтузиастов, невесело усмехаются. Учителя стараются, очень стараются. Они делают все возможное, чтоб таланты не навредили себе и другим. Кому как не им знать, что горячая кровь, жажда приключений и опасный талант к магии – страшное сочетание. Старшие маги каждый год проделывают огромную работу, подготавливая место для практики студентов.
Возможно в будущем у них будут и сражения, и приключения, и встреча с опасными тварями. Но сейчас сиди в деревушке и изучай пакостливых духов или очередной выводок линдвормов. Разочарование и скука для тех, кто жаждет настоящих свершений.
Так было бы и в этот год, кабы в небе не показался дракон.

+1

2

Класс Рика подняли на полевые учения ни свет, ни заря. Старшеклассник, который был назначен их "надсмотрщиком" (как называли его младшие за глаза), только что с криком: "Чего разоспались, до каникул ещё месяц пахать и пахать!" поднял их из постелей и для пущего эффекту хлопнул дверью на выходе. Дверь ветхого деревенского домика, где их поселили на время практики, к такому явно была не готова и с жалобным скрипом повисла на одной петле.

- А есть среди нас маг металла? - подал голос кто-то, только что продравший глаза.

- Ты с драконами не путай, таких не существует, - сварливо ответили ему из другого угла комнаты.

- Рыжий, привари её огоньком!

- Сдурел, он же эту дверь с концами сожжёт!

- Оставьте всё как есть и айда на улицу. Огнеупорные робы надеть не забудьте! - прекратил их споры староста и первым, при полном параде, вышел вон.

Так начинался самый обычный день самых обычных юных волшебников на летней практике. Рик нехотя, вместе со всеми, нацепил на себя необычайно плотную робу, сделанную из чьей-то шкуры и предназначенную для защиты от тварей, плюющихся ядом, огнём, раскалённым металлом и даже собственными зубами, и поспешно выскочил на свежий воздух.

Не то чтобы ему здесь не нравилось, скорее наоборот - очень даже, особенно в сравнении с пыльными классами Школы, где они часами переписывали конспекты из дряхлых книг и со слов не менее дряхлых преподавателей, а затем столько же времени пытались это всё зазубрить. Нет, тут было значительно лучше: свежий ветер, бесконечное небо и дикие леса, уйма магических тварей - Рик как раз отогнал от себя парочку настырных пикси, которые уже несколько секунд нетерпеливо дёргали его за ухо - коими славилась эта забытая богами и простыми смертными деревушка на краю герцогства... Но душа жаждала чего-то большего. Гораздо, гораздо большего.

"С огромными когтями и зубами, большими изогнутыми рогами, мощными крыльями и длинным чешуйчатым хвостом", - думал Рик.

- А ты знал, что линдвормы от голода могут начать пожирать свой собственный хвост? - вырвал его из сладких грёз голос маленькой коренастой девочки-отличницы, деловито поправлявшей очки.

Их класс разбили по парам для изучения повадок линдвормов в дикой природе, и Рыжему в пару досталась эта зубрилка-зануда, которая каждые пять минут с пугающим постоянством сыпала совершенно бесполезными фактами из серии "А вы знаете, что". Если бы не это, да ещё постоянный контроль учителей, чтобы, не приведи Имир, никто не поцарапал пальчик или не ушёл далеко от лагеря, тут ещё можно было бы наслаждаться жизнью, а так...

- Глупые безногие ящерицы, - бескомпромиссно заключил Рик. - Моя Рапира в сто раз умнее их! А она ведь даже не настоящий дракон, вот те-то...

- Опять ты заладил про своих драконов? - недовольно нахмурилась девчонка, сведя брови к самой переносице, от чего стала похожа на маленького сердитого гнома. - Сколько можно?! В этих краях мы их не встретим, и не надейся! Только самый неразумный из них или по большой нужде сунется суда. Так что нечего и мечтать. Спустись с небес на землю и займись реальными вещами! Нам за сегодня нужно полностью описать рацион линдвормов. Поэтому будь добр, иди вперёд, - с этими словами она больно ткнула его в спину свёрнутым конспектом лекций и, громко топая, первой исчезла в густых зарослях.

Рик задумчиво посмотрел ей вслед, пожал плечами и в очередной раз окинул широким взглядом небо, словно выискивая там что-то... или кого-то.

- Но ведь откуда-то же берутся все эти легенды... - буркнул он себе под нос и, сунув руки в карманы, неспешно направился следом.

+1

3

«Это невозможно»
- На твоем месте, моя любезная союзница, не торопился бы с выводами.
Черный дракон в своем человеческом облике прошелся по залу с таким видом, словно читал сказку с очень важной моралью непутевому ребенку. Иногда Морваракс так себя и чувствовала – старый ящер специально загоняет ее в угол, поскольку не имел иных возможностей показать свое превосходство. Обсидиан прекрасно это понимала, и это не могло ее не раздражать.
С другой стороны, чтоб старый дракон да не нашел выход из неугодного для себя положения? Такого быть не может, уж точно не с этим скользким гадом. Черный играет в одному ему понятные игры, меняет маски и поведение так ловко и красиво, что не успеваешь следить. Может сотни лет заточения и сказались на его способностях, но настоящее мастерство (или талант?) так просто не покидает своего владельца.
«Совершенства добиться сложно. Даже драконам»
- Я бы сказал, что совершенство недостижимо по своему определению, мы можем только приблизиться к нему. Но! Мы оба прекрасно знаем, что стать архимагом способен и человек. Можешь мне не верить, но я как-то с таким сражался. Сколь смешна была его борода, столь мощны были его заклинания.
«Ты сказал, что он обрел совершенное знание в четырех стихиях»
- Но я не утверждал, что именно так все и есть. Всего лишь делюсь тем, что сумел отыскать.
«Человек может стать архимагом в одной стихии. Редкие исключения – в двух. Предел»
- Возможно он работал с кем-то, кто был столь же одарен как и он, но в других направлениях? Хм? Что на это скажешь?
«Маловероятно»
- Или в книге собраны все доступные знания по взаимодействию со стихийной магией, известные на тот момент.
«Таких книг множество. Чем эта будет отличаться от новых кроме того факта, что скорее всего рассыпится в прах при касании?»
- Возможно и ничем. Дорогая моя, я не исключаю, что это просто учебник, общая работа нескольких магов. Правда один из них постарался, чтоб только его имя вошло в историю как автора, но не суть. Данная книга упоминается в легендах, и ее многие хотели бы иметь у себя в коллекции. Не верю, что имея ее на лапах, ты не сможешь оную кому-нибудь выгодно сбыть.
И это правда. Действительно стоящие артефакты и фолианты Морваракс бережно хранила, постепенно переделывая некоторые пещеры в своей горе. То же, что она считала недостаточно интересным, сбывала заинтересованным покупателям. Чудак получит в свои руки очередную побрякушку для коллекции, дракон получает золото. Все довольны.
«Почему ты сам не взялся ее искать?»
- Все еще подозреваешь в предательстве? Не виню. Но в данном случае мне это слишком не выгодно. Во-первых: мне уже как-то не солидно самому по всему миру летать за сомнительными реликвиями прошлого. Во-вторых: меня и мое, хм, «сопровождение» в тех краях не шибко жалуют. Тебе ли не знать как хлопотно отстаивать свое доброе имя перед фанатичными трусами?
Видя нехороший прищур своей собеседницы, мужчина поднял руки, словно бы отгораживаясь от молчаливых обвинений во лжи.
- Я давно не делал подарка прекрасной даме. Ты, надо признать, не самая дурная союзница. Время от времени мне как старшему надобно напоминать о своем благосклонном отношении к молодому товарищу. Считай эту наводку моим даром.
«Самоуверенный старик», мысленно фыркнула обсидиановая.
«Следи за языком. Мы не родственники, мы – союзники. Где мне искать книгу?»
«О да, будь мы родичами, я бы приложил все усилия, чтоб сожрать тебя еще в яйце. Кхм, это комплимент если что. А что насчет поисков…», мужчина обернулся драконом, что намекало на близость окончания беседы. Вслед за словами Морваракс получила обрывок воспоминаний. Леса, луга, карты, свет свечей – все это собиралось в одну картину. Оная не указывала точного места, но давала представление о том, откуда начать поиски.
«Ты с ума сошел? Это Грес! Практически под самыми стенами!»
«Не драматизируй. Хотя признаю, слышать твои эмоции это так… забавно. Не нужно казаться трусливее, чем ты есть. Ты часто посещаешь земли герцогства. Мне так ка-а-ажется», черный показательно зевнул. «Мне кажется, что если ты не будешь сжигать деревень и есть местных овец, то у города к тебе не будет претензий. О, Рилдир, да у них даже нет крыльев. Пока они донесут о твоем появлении, пока что-то сообразят, пока обратно прибегут – это практически седьмица, если не больше»
Посчитав свои наставления исчерпывающими, черный раскрыл крылья и ушел в небо, не сильно заботясь, что ответит ему союзница. Морваракс хмуро проводила своего вздорного информатора и задумалась. Благо, много времени на сборы ей и не нужно. Открытый портал позволит ей выйти близко к нужному месту, что опять же позволит выиграть время. Все же такое расстояние от столицы дракон считала слишком… опасным.
Решившись, обсидиан прыгнула.

Высоко в небе над деревушкой открылся портал. Легкое колебание воздуха – на такой высоте это мало кто почувствует – и буквально из ниоткуда появляется дракон. Переход закрывается и ящер придирчиво оглядывает окрестности. Не позднее утро, а жизнь уже кипит. Недовольно фыркнув, Морваракс отметила, что здесь пахнет магами. Молодыми и неопытными в своем ремесле, но магами.
Может ли это быть вылазка на какой-нибудь деревенский праздник, или юные таланты решили отправиться по какому-нибудь заданию?.. Не важно, их дела Морваракс не касаются. И будет хорошо, если они не коснутся ее проблем.
Взмахнув крыльями, обсидиан постаралась взлететь повыше. Никто ведь не будет пялиться в небо, верно?

+1

4

- Рикард! Да что с тобой сегодня? Ты совершенно не собран!

Рыжий поморщился от звучания своего полного имени, резанувшего по ушам даже сильнее противного голоса его напарницы. Все нормальные люди уже давно окликали его по кличке, и только преподаватели, да эта зубрилка с упрямством бариаура, лезущего на новые ворота, называли его Рикардом.

Впрочем, в чём-то она была права. Никогда не упускавший возможности её подколоть, сегодня Рик витал в облаках гораздо больше обычного, совершенно забыв про реальный мир.

- Я тебе говорю, - произнесла девочка нудным голосом а-ля "в пятидесятый и последний раз", - записывай: "В промежуток с шести до восьми утра линдвормы употребляют в пищу фрукты и корнеплоды, которые выкапывают в болотистой почве близ фруктовых деревьев".

Рыжехвостый энергично зачиркал пером по пергаменту, изображая бурную деятельность, но вместо положенных записей на листе своевольно и неумолимо вырисовалась драконья голова. С длинными прямыми рогами. И узкими сверкающими глазами под чёрной чешуёй.

С пару секунд Рик недоумённо взирал на плоды своих трудов, а затем поспешно скомкал испорченный лист и сунул его к себе в карман. Услышавшая возню напарница неодобрительно покосилась на него и, заметив девственно чистый пергамент, возвела очи к небу, забрала письменные принадлежности и начальственным тоном отправила Рыжа изучать фекалии.

- Что? - захлопал глазами Рик, решив, что ослышался. - Копаться, прости, в г...

- Именно так! - перебила его девчонка, не дав закончить, и снова угрожающе свела брови к переносице.

- Какого лешего?! Они ж не... эти... как их... они ж не едят это самое!

- Нет, но непереваренные частички корма в навозе могут нам подсказать, чем они питались в течение дня. Вдруг мы что-то упустили?

Попытавшись привести ещё парочку контраргументов и осознав, что спорить бесполезно, Рыжехвост подобрал в кустах, где они затаились, длинную палку и медленно двинулся к свеженаваленной куче, тихо бормоча себе под нос:

- Подсказать они могут... Иди и сама со своими фекалиями разговаривай!

***

Рапира, вовсю наслаждавшаяся свежим воздухом и дикой природой, по которой тоже успела соскучиться за несколько месяцев, проведённых с Риком в школе, сидела на дереве в стороне от учеников и пыталась подпевать стае кахк. Те с благосклонной снисходительностью слушали её и продолжали щебетать что-то на своём языке. Файр же ничуть не стеснялся своего каркающего голоса, и, издав в очередной раз особенно длинную трель, горделиво вскинул голову.

В тот же миг Рыжего настиг её пронзительный визг. С перепугу и от всей души наступив в навозную кучу, тот даже не заметил сего казуса и испуганно замотал головой, пытаясь углядеть источник опасности, так напугавший любимую ящерицу. Но кругом всё было тихо и спокойно, даже певчие кахки не спешили уносить свои перья куда подальше.

Рик вопросительно уставился на файра, но тот, продолжая верещать где-то над его головой, вдруг вцепился всеми когтями и зубами в его рыжий хвост и с силой дёрнул вниз так, что тот вынужден был задрать голову.

- Троллье пойло, кракеновы подтяжки, копыто гиппогрифа мне в печень, ДРАКОН!!!

Крик Рыжехвоста разом перекрыл и писк взбудораженной Рапиры, и пение кахк, и даже пожилой и глухой (по уверениям его напарницы) линдворм, стоявший в добром драконьем хвосте от Рика, с вящим изумлением в глазах поднял морду и уставился на парня.

Но тот словно ничего и не замечал. Одним махом скинув с себя тяжеленную робу и выкинув свою палку-копалку, Рик перемахнул через поваленный ствол и был таков, скрывшись в чаще. Только кусты ещё какое-то время ошарашенно шуршали, да напарница, в четырнадцатый раз поправляя очки, ещё долго глядела ему вслед.

Рыжего не интересовало уже ничего, кроме его непосредственной цели. Он видел, в какую сторону полетел дракон, и теперь, не разбирая дороги, собирая по пути своей бедовой головой листья и палочки, а торчащими коленями и локтями - всевозможные синяки, нёсся следом по лесу, то и дело поглядывая вверх. Но дракон уже скрылся из глаз.

+1

5

Морваракс не любила, когда информация дается в усеченном варианте. Но, по иронии судьбы, чаще всего к ней в лапы попадала именно такая. Оно и понятно: все, до чего путь был расписан от и до, уже давно покоится в чьих-то сокровищницах или тайных комнатах. А обсидиан, не смотря на свою темную природу, ненавидела брать чужое.
Вот и оставалось довольствоваться «лети туда, незнамо куда, принеси то, не знаю что». Стоит ли говорить, что в большинстве случаев такие поиски завершались в лучшем случае ничем? В худшем еще и давящем чувством, что древние тебя обдурили. Хорошо замаскировали ход, поставили стража, накидали кучу загадок, а в конце вместо приза глумливые или ободряющие слова, мол, «ты выжил, храбрец, и теперь у тебя лучшая награда из возможных - опыт»
Дракон приземлилась, как ей показалось, достаточно далеко от деревушки, чтоб случайный взгляд не пал на огромную тень меж деревьев. Вот вторая проблема недостатка информации – с чего начинать? Драконом-то с их особым восприятием магии намного проще – иной раз они просто шли на «запах» удачи. А если бы на месте чешуйчатой был человек? Впрочем, у этих всегда были свои фокусы и способности. Их Боги одарили гораздо больше, чем им самим кажется.
Морваракс замерла, сложив крылья и подняв морду к небу. Она слушала. Слушала, что подскажет ей мир. К сожалению, ничего конкретного уловить не удалось. Было слишком много «помех». Надо же было такому совпасть, что и дракон со своими поисками, и ученики из Школы оказались здесь в одно и то же время.
Дракон мысленно посетовала на неудачу и побрела вперед. Никто не будет спорить, что данные ящеры как минимум массивны (даже самые малые кланы) и вполне логично предположить, что шуму и следов от драконов столько – что и выслеживать не нужно, и так все видно. Но эти создания были частью мира, частью магии. Некоторые рамки законов были слишком тесными. Морваракс шла тихо, скользила тенью средь деревьев, а следы… следы были далеко не такими четкими как хотелось бы многим.
«Может он ошибся? Или направил по ложному следу?»
Или вовсе – по пустому пути. У черного с Морваракс были договоренности. Крепкие, как воля Богов. Но это не мешало черному периодически пытаться их сбросить или проверить на прочность. Может он так издевается, посылая союзницу едва ли не в столицу светлого герцогства? Убить скорее всего не убьют, но нервишки у обсидиана потреплют.
Темнокрылая снова замерла, пытаясь опять нащупать подсказку. Но все, что услышала – шаги. К драконам нелегко подкрасться, особенно когда те напряжены и ждут как раз подобного хода от кого бы то ни было. Мор терпела. Может кто-то заплутал? Тогда ему стоит остановиться и прислушаться – лично дракон слышала голоса жителей (а вот малые расы могли и не отличаться такой остротой слуха) Или кто-то что-то тут ищет? Печально…
Дракон не теряла надежды, но неведомый преследователь вынырнул из ближайших зарослей, чудом не воткнувшись лбом в лапу ящера. Драконы умеют быть незаметными, особенно в такой-то местности с густой растительностью. Мысленно вздохнув, Морваракс открыла глаза и повернулась к внезапному компаньону.

+1

6

Продираясь всё глубже в чащу, Рыжий постепенно замедлял ход и вскоре совсем перешёл на быстрый шаг, растерянно озираясь по сторонам. Он точно видел, что дракон полетел в эту сторону! И Рапира целенаправленно указывала своей мордочкой полный вперёд, а уж у неё-то чуйка на старших сородичей должна работать безотказно! По крайней мере, Рик в это верил. Даром, что ни одного живого дракона они ни разу не встречали, и убедиться в талантах своей подопечной у него не было возможности.

Конечно, была, была-а-а вероятность того, что дракон просто пролетел мимо по своим делам, но что, если?..

- Ты же видела, какой он огромный? Даже с такой-то высоты! - втолковывал Рыжехвост своей зелёной попутчице, гордо восседавшей на его плече, чем тоже несколько замедлявшей их шествие. Поди три, а то и все пять килограмм в ней всё же были. - А представь, что будет, если эта громадина приземлится где-нибудь в лесу? Ты когда-нибудь видела кратер от упавшего метеорита? Вот! А нас как-то водили на такой. Правда, старый-старый, но, говорят, когда тот камень обрушился с небес, все деревья полегли в радиусе сотен миль! Да даже если он приземлился аккуратно... поди спрячь... такую тушу...

Всё-таки быстрый шаг и пространные разглагольствования на тему драконьих габаритов оказались тяжело совместимы, и Рик, поняв, что начинает задыхаться, благоразумно заткнулся.

Ещё несколько минут они пробирались по лесу в почти полной тишине. Ну как "почти". Если в воображении Рыжего приземляющийся дракон был сравним с метеоритом, то его самого можно было сравнить с конницей, застрявшей в буреломе. Разносящийся во все стороны шум ломающихся ветвей, кустов, спугнутого зверья, громких шагов и не менее громкого сопения грозился посоперничать с некромантами в искусстве поднятия мёртвых.

Устав высматривать объект своих поисков среди деревьев, Рик уже пёр напролом, ничуть не заботясь о собственной скрытности. Он и так знал что это бесполезно. В первую очередь из-за его, Рика, патологической неуклюжести. Ну и из-за сверхчутья, сверхслуха и сверхзрения драконов, конечно же.

Так бы он и шёл и скорее всего прошёл бы мимо, если бы не резкий вскрик файра (причём в самое ухо, от чего Рыжий чуть не приобрёл сверхглухоту), неудачно подвернувшийся под ногу корень и... два огромных глаза, возникнувших из ниоткуда и в упор взирающих на юного мага.

Рыжехвост угрожающе покачнулся на одной ноге, словно ещё раздумывая, упасть ему или всё же не стоит; неловко взмахнул руками... И законы притяжения (во всех смыслах) решили эту участь за него. С распростёртыми объятиями парень рухнул прямо на драконью морду.

Секундная заминка, и Рыж одним резвым скачком отпрянул от дракона, правда равновесие он так и не нашёл, а потому шмякнулся прямиком на мягкое место, едва успев подставить руки. Ещё несколько секунд он взирал на свою ожившую мечту с широко раскрытым ртом и вылезшими на лоб глазами, после чего дрожащим голосом заключил:

- Д-дракон... Настоящий!

Ещё мгновение ему понадобилось, чтобы прийти в себя, и вот он уже подскочил на ноги, отряхиваясь и одновременно пытаясь поклониться так, что чуть ли не касался своим рыжим хвостом земли.

- Вы меня простите сердечно, я не хотел! - тут же затараторил Рыж. - Это всё чёртовы корни, я споткнулся и вот... Ах да, позвольте представиться, меня зовут Рыжехвост! А вас? Вы... Вы обсидиановый дракон? Что, правда что ли?! Вот это у меня сегодня вдвойне счастливый день! А это Рапира, она уменьшенная копия... - Рик с сомнением покосился на файра, восседавшего рядом на земле, который не прекращал возмущённо чирикать на своего хозяина за то, что тот так бесцеремонно его уронил во время падения, и вовремя сообразил, что такое сравнение Мудрейшему может прийтись не по душе, а потому быстро поправился: - Она просто огненная ящерица, отдалённо похожая на вас.

Издав полный негодования писк, "ящерица" больно цапнула Рыжего за икру и взлетела на дерево, всем своим видом показывая своё намерение больше с этим наглецом не иметь ничего общего.

- Она, эм, обидчивая, но быстро отходит, - извиняющимся тоном пояснил Рик и снова уставился на дракона, наконец-то соизволив замолчать.

+1

7

«Человек», в кои-то веки дракон вложила в одну мысль то, что испытывала к данной расе вся ее порода. Брезгливость и презрение. Причем вызвано это было не столько отношением к расе в целом, и даже не относилось конкретно к одному молодому представителю. Такую реакцию заслужил бы каждый, кто посмел прикоснуться к Мор без ее дозволения.
Шумно фыркнув, ящер выпрямилась, уберегая свою морду от повторного падения на нее. На сей раз не пострадала даже лапа – человеческий детеныш ловил баланс и не поймал, шлепнувшись в противоположную от дракона сторону.
От человека пахло магией, но не страхом. Обсидиан внутренне напряглась. В тех, кто не боялся драконов, и даже испытывал к ним восхищение, едва ли не сравнимое с фанатизмом богослужителей, Морваракс видела нечто странное… Они заставляли чувствовать дракона неуютно. Нет, лесть и восхищение – весьма приятны любому крылатому. Но когда оные переходят границы… Впрочем, некоторые драконы от своих слуг этого и добивались. Но не Мор – для нее это странность, без объяснения.
Вместе с пареньком было еще одно живое создание. Вообще обсидиан по своим причинам изучала так называемую «родню» (дай людям волю, они и птиц запишут в родственники к драконам, опираясь на когти и способность летать), но большинство видов было отсеяно из-за слабой связи с магией. Что, в свою очередь, делало процесс вселения в них малость неприятным.
К данной категории счастливцев относились и не-драконы. Значительно позже Морваракс изменит о них свое мнение, когда будет открыт Южный Материк и в тамошних землях она встретит фэй'ри и прочих псевдо-драконов, так тесно переплетенных с магией мира, что их можно было назвать духами во плоти. Но до того были целые года. Конкретно же в тот летний день, маленькое создание не вызвало интереса. Только желание припугнуть.
Видимо крошечное создание испытывало к не-родне схожие чувства, поскольку упорно не желало молчать. Мор была уверена, что одного угрожающего рыка будет достаточно, чтоб зверек вспомнил свое место. Но это же почти гарантированно привлечет внимание прочих жителей и любопытных студентов. Обсидиан молчала, а наглый зверь самоутверждался за счет чужого терпения.
«Зачем ты здесь?», бесцветный, или вернее имитирующий голос самого человека раздался у того в голове.
Куда яснее напрашивался вопрос «зачем ты за мной пошел», но дракон все еще лелеяла надежду, что вдохновленный почитатель здесь не по ее чешую и душу. Хотя шанс на то был меньше той пищащей ящерки. Морваракс, ровно как и все прочие крылатые ее вида, давно смирились с тем, что их путают с черными. Одно время еще различали по форме рогов, но со временем и это различие стало сходить на нет. В том, правда, и особого толка не было – что первые, что вторе – оба вида относились к на редкость пакостным тварям.
Тем не менее паренек верно распознал принадлежность дракона к обсидианами и… И по прежнему не испытывал страха.
Крылатая ненавязчиво «прощупала» местность. Мало ли. Серьезных воинов она здесь не отметила, но студенты, жаждущие подвигов и свершений, могли попытаться, ммм, поймать ее? Однако же и тут было пусто – рыжий был совершенно один. Что, конечно же, заданный вопрос делало только острее.

+1

8

Рыжехвост во все глаза смотрел на дракона, словно стремясь запомнить и унести с собой в воспоминаниях каждую его чешуйку, каждый шрам, величественную позу и этот прищуренный взгляд янтарных глаз. По нему было весьма затруднительно сказать, о чём думает гигантский ящер, но Рыжий смутно подозревал, что примерно так он сам смотрит на случайно залетевшую в аудиторию муху.

Последовавший затем вопрос был тому косвенным подтверждением. Правда Рик едва мог сдержать ликование от того, что дракон с ним заговорил, но вместе с тем, услышав в голове собственный голос, озвучивающий чужие мысли, Рыж невольно вздрогнул, хоть и был в курсе этой драконьей способности. Ему вообще было много чего известно об этих без всякого приукрашивания величайших созданиях Имира и Играсиль. Подними его среди ночи, он назубок перечислит все известные людям разновидности драконов и разложит всё по полочкам тем, кто путает рубиновых и красных или хрустальных и серебряных. Он знал примерные размеры и норов каждого вида. Помнил об общих для всех повадках и строении. Он даже мог прикинуть, что взрослый обсидиановый дракон должен весить тонн пятнадцать, не меньше (правда этот почему-то казался миниатюрнее), но... одно дело знать, и совсем другое - встретиться с этим всем лицом к лицу.

Замешкавшись на несколько мгновений, Рыжехвост впервые задумался над заданным ему вопросом. До сих пор юного чародея вели лишь чувства, и только теперь он озадачился тем, чтобы облечь их в слова. И в результате выдал то, что первым пришло в голову:

- Потому что я... просто люблю драконов? - почти вопросительный тон и растерянно-счастливая улыбка. Рик неловко почесал затылок и оглянулся на Рапиру, которая наконец-то умолкла и сосредоточенно чистила чешую, время от времени кидая любопытствующие взгляды на "большого брата".

Впрочем, замешательство Рика длилось сущие доли секунды, и вскоре он снова затараторил, как заведённый:

- А откуда у вас все эти шрамы на шее? Вы участвовали во многих битвах? А здесь вы кого-то ищете? Я могу помочь, я знаю всех местных и неместных тоже! - похвастался Рик, имя в виду сельчан и приезжих на практику магов. - Или вы просто решили прогуляться? А с вами можно? А вы девочка или мальчик? Нам в Школе рассказывали, как определять хвост по полу... ой, то есть пол дракона по хвосту! - от волнения Рик начал уже заговариваться, но это ничуть не сбавляло его прыти, вдобавок он уже не мог усидеть на месте и принялся вертеться, наклоняясь в стороны и вставая на цыпочки, чтобы заглянуть дракону за спину. - Вдруг они соврали или сказали неправду? Всё-таки драконов далеко не каждый в своей жизни встречает! До сих пор поверить не могу, как мне повезло...

Даже Рапира не вынесла такого бесперебойного потока информации и прямо с ветки с шумом плюхнулась Рыжему на голову, принявшись сердито покусывать того за уши. Юноша неловко замахал руками, пытаясь её спихнуть, и на какое-то время действительно заткнулся.

+1

9

Ответ поверг дракона в состояние глубокой задумчивости. Она в принципе не могла понять как живое существо может испытывать такие сильные чувства к другому существу. Тем более драконы… не всегда отличались покровительственным отношением к своим почитателям. Некоторые и вовсе не видели ничего дурного в том, чтобы закусить тем, кто сам с радостью к тебе в пасть прыгнет.
Но главной причиной было другое. После столь странного ответа и посыпавшихся вопросов стало очевидно, что сам маг не уйдет. Даже если Морваракс на него порычит и прогонит, то тот, скорее всего, будет ползти следом, скрываясь с переменным успехом в кустах.
Скорее всего и попытка потратить немного времени и поотвечать на вопросы, дабы утолить любопытство молодого создания, обернется в итоге все тем же провалом. Любознательные всегда будут задавать вопросы, всегда будут искать ответы. Драконьего терпения не хватит, чтоб поведать о себе и своей родне все.
Тем более, что Морваракс не отличалась разговорчивостью и на все вопросы давала короткие ответы, не способные удовлетворить даже самого скромного вопрошающего.
«Может из этого и выйдет что-то путное?»
Пришедшая в голову идея пришлась не по вкусу, но с другой стороны была оптимальным решением, успокаивающим и обсидиановую, и человеческого мага.
«Вопрос – ответ. По очереди. Не более одного за раз»
Развернувшись, дракон неспешно двинулась дальше. Придирчиво «прощупывала» местность и все старалась найти подсказки. Чем дольше шла, тем больше склонялась к мысли, что черный что-то напутал, либо соврал, либо его источники не так хороши как он считает. Местность была обжитой: сюда регулярно захаживали местные. Если бы здесь что-то было, его бы давно нашли.
Даже если предположить, что здесь может находиться аномалия, то сельские жители далеко не так тупы как принято о них думать. Магии и волшебства они опасаются, и находя очередное проявление «божественности» (иной раз поминая демонов и Рилдира) спешат либо забыть к нему дорогу, либо докладывают магам.
К слову о магах: уж не за тем ли сюда стольких прислали? Молодые и неопытные – это верно. Но вдруг аномалия не так опасна и молодняк погнали на испытание возможностей. В конце концов хищники тоже притаскивают детенышам живую дичь для обучения, так чем люди отличны от них?
«Маги. Молодые. Вас много. Что вы здесь делаете?»

+1

10

Закончив возьню с файром, Рик крепко перехватил того руками и от всей души прижал к своей груди, "чтоб не рыпался", а затем с тем же благоговейным восторгом в глазах уставился на настоящего дракона, на сей раз терпеливо ожидая его ответов.

Пока дракон, по всей видимости и прикидкам Рыжего, раздумывал, достоин ли жалкий смертный его ответов, или, может, просто его сожрать, Рик, весьма обделённый при рождении чувством самосохранения, но тем не менее дурачком прикидывавшийся чаще, чем им являвшийся, уже пытался угадать мысли и цели огромного ящера. Отлично зная по книжкам, сказкам, байкам сельчан и лекциям учителей самую основную и всеобъемлющую потребность драконов - неуёмную тягу ко всяким ценностям, Рыжехвост решил, что иногда копать глубже особо-то и смысла нет, и все ответы можно найти на поверхности. Таким образом, эта гипотеза была взята в работу. Конечно, у драконов, как и у всяких живых существ, могли быть и иные потребности... Но поисками места жительства так близко к поселениям настырных смертных ни один из них, по крайней мере будучи в здравом рассудке, заниматься бы не стал. Всем известно, что драконам чем дальше от всего живого, в том числе и своих сородичей - тем лучше. Отсюда следовало, что и представителей своего вида с целью продолжения рода он здесь не искал. Ну а удовлетворить драконий голод... За спиной Рыжего была целая деревня упитанных девок и мужиков, а его самого можно было разве что на суп пустить. В качестве куриной косточки. И то умудрится в зубах застрять.

Увлёкшись составлением драконьего меню и задумчиво почёсывая оттаивавшую понемногу Рапиру под подбородком, парень едва не подпрыгнул, снова услышав в голове свой-чужой голос.

«Вопрос – ответ. По очереди. Не более одного за раз»

Один вопрос. Одна из сложнейших задач в его жизни: выбрать из сотен роившихся в его голове вопросов, один-единственный, а не задавать все разом. Задача оказалось почти непосильной - у Рика едва не разболелась голова, но тут у него родилась замечательная идея: чем быстрее он будет их задавать, едва получив ответ и не давая себе и дракону передышки, тем больше сможет узнать! А посему, не успев ничего толком обдумать, Рыжехвост одним махом выдал первое пришедшее в голову:

- А сколько в вас тонн?

Вопрос получился корявым, и он тут же поспешил исправиться:

- То есть сколько вы весите? Ой, это уже второй вопрос... Ну вам нужно ответить только на первый! То есть второй, как доработанную версию первого. То есть...

Тараторя на ходу - так спешил угнаться за двинувшимся дальше в чащу драконом, рядом с которым на каждый его шаг Рику приходилось делать двадцать - тот вдруг споткнулся, больно прикусил язык и схватился обеими руками за рот, выронив успокоившуюся и разомлевшую было Рапиру.

Визг поднялся такой, что где-то на другом конце леса встрепенулись и поднялись в воздух с пару десятков маюр.

Поспешно прикрывая рот теперь уже себе и ящерице, Рик бросил извиняющийся взгляд на дракона, засунул крикунью себе за шиворот, попутно заматывая ей пасть краем рубахи, и теперь уже осторожнее продолжил путь.

Покамест язык во рту распухал и кровоточил, Рыжехвост продолжил рассуждать сам с собою: "Дракон не из светлых металликов, так что явиться сюда с благими намерениями или какой-нибудь волонтёрско-миссионерской целью, чтобы помочь юным дарованиям познать их великий магический род, например, он не мог". Рик ещё раз окинул уважительным взглядом блестящую антрацитово-чёрную чешую и снова ушёл в раздумья.

"Да стопудово что-то ищет!" - наконец, пришёл к единогласному заключению будущий маг и начал думать уже в сторону объекта драконьих поисков, как снова был потревожен его размеренной, спокойной и такой непривычной в собственной голове Рику речью.

«Маги. Молодые. Вас много. Что вы здесь делаете?»

- Да ерундой всякой маемся, - отмахнулся Рыжий. - Тварей зубастых, пернатых и вонючих исследуем. У нас эт самое... практика! - важно произнёс он последнее слово, и тут в его рыжей башке созрела новая беспрецедентная идея.

- У нас тут кстати, среди учеников, слух один ходит, будто в здешних местах есть подземный ход. Да такой глубокий и длинный, что кончается по ту сторону Скалистых гор! Но это, я думаю, сказки уже. А вот что он ведёт в подземную сеть пещер, и в одной из пещер хранится какая-то оставленная древними ерундовина, которую так никто и не смог достать, потому что не смог найти из них выхода - мол, даже никакие ухищрения, ни магические, ни физические не помогают - фиговина-то зачарованная! - то может быть и правдой. Хотя, конечно, это всё байки. Но не зря ж это место считается самым большим сборищем волшебных зверюг на всё герцогство! Что-то их сюда притягивает, я вам так скажу.

Рыжий закинул удочку наугад. Даже если дракон явился не за его "фиговиной", вдруг заинтересуется? Даром, что эта сказочка была одной из тех, что юные дарования травят вечерами у костров, заодно пугая друг друга "таящимся во мраке пещер ужасом, летящим на крыльях ночи" или "стотысячелетним гомункулом, созданным древними с единственной целью - убивать всех встречных и разбирать их на запчасти для своего разлагающегося тела" (тут уж у кого на сколько фантазии хватало), и верил Рик в неё ещё меньше, чем в то, что этим ясным летним днём ни с того, ни с сего повстречает самого настоящего дракона, но, как говорится, чем судьба не шутит...

+1

11

«Информация отсутствует»
Первый вопрос оказался легким. За тем исключением, что ответ на него был совершенно пустым. Зато и совершенно правдивым.
Морваракс не интересовалась сколько быков ее может перевесить. Впрочем, это вообще мало интересовало драконов. Хотя некоторые находили забавным то как меняется в них практически все при принятии облика малой расы. Мироощущение, необходимость в тряпочках, потеря в объеме и весе. Забавно, но не настолько, чтоб углубляться в магическую составляющую мира.
А вот ученых всех прочих рас данный вопрос крайне занимал. До обсидиана доходили слухи, что как-то группа энтузиастов взвешивала и измеряла откуда-то взятого вирмлинга. Делали это скрупулёзно едва ли не каждый день. До того момента пока под весом молодого родича не сломались все их хитрые приборы. Однако, это могла быть и шутка. Но как бы там ни было, а свой вес практически никто из ящеров не знал, да и узнавать было незачем.
Ответ же молодого мага обрубил все подозрения дракона. Причем он сказал так отнюдь не для того, чтоб передразнить дракона – такую наглость Мор бы услышала. Фырканье паренька было настоящим: копаться в устройстве местной живности ему было скучно.
В том обсидиановая его не винила. К подобного рода изучениям нужна тяга, предрасположенность, интерес, да в конце концов – ощутимая выгода. Если же вспомнить то, что в округе водится, то это либо кэтрагоны (хотя их могли отогнать на время практики, чтоб не отвлекали молодых своими проказами), либо что-то столь же вредоносно-безобидное.
Внезапная информация от мага, о котором дракон не спрашивала, заставило ее остановиться. В чем-то с пареньком ящер была согласна. Байка, местная байка об «очень страшном и опасном месте» Практически каждый населенный пункт имеет такую в запасе. Люди, да и не только они, обожают страшные сказки. Ну и внимание, конечно же, история!
Вот стоит просто деревенька – и кому она сдалась кроме самих фермеров? А если в этой деревушке некогда чума погуляла магическая, которая только блудниц и лиходеев косила – вот это уже иной разговор. Вдруг частицы той хвори все еще остались? Самое то съездить с невестой или женихом и посмотреть – помрет к утру иль нет?
Будь тут что-то действительно опасное, то маги бы изолировали такое местечко. Но… но а вдруг? Других-то подсказок Морваракс так и не обнаружила. Тем более, искомая книжка принадлежала архимагу, а эти на старость лет могут так похоронить свои сокровища, что потомкам тысячелетия спустя аукается.
«Сможешь показать дорогу? Показывай»
Заодно пусть попутчик порадует себя еще каким-нибудь вопросом. Возможно на следующий Морваракс сможет дать более интересный ответ.

+1

12

Короткие ответы дракона несколько выбивали Рыжего из колеи, а возившаяся под одеждой Рапира и того пуще сбивала с толку. Увлёкшись расписыванием всех прелестей то ли существующей, то ли нет пещерки, он уже напрочь забыл свой первоначальный план завалить дракона вопросами насмерть, чтобы узнать всё-всё, и теперь некоторое время шагал молча, прикидывая, во-первых, что ему узнать важнее всего, а во-вторых, где, собственно, искать не к ночи помянутую пещеру.

Над первым он размышлял для его скорости мысли достаточно долго. Пока, наконец, не решил, что больше всего ему необходимо выяснить, каково это - быть драконом. Смотреть на мир глазами дракона. А может быть и стать драконом?.. Но это вопросы на потом, а для начала... "Каково это, видеть мир с такой высоты? Нет, не пойдёт, это я и сам могу разузнать, нужно только пробраться на школьную башню. Что вы чувствуете, когда ненароком наступаете на представителей других разумных рас? Тоже не то. Во!"

- Знаете, вот говорят, что некоторые особо крупные существа, отличающиеся наличием у них возможного интеллекта, смотрят на людей как на милых маленьких щеночков. А вы как воспринимаете людей, эльфов, гномов, демонов, тифлингов, айрэс и прочую мелочь размером с вашу пятку?

Вторая проблема решалась в голове Рика значительно проще. По эту сторону деревни вся местность была сплошь заболочена, и даже шагая по лесу, он чувствовал, как ноги невольно на ноготь-другой продавливают рыхлый торф вперемешку с чернозёмом. Следовательно, ни о каких пещерах речи здесь не шло. Они могли быть только в твёрдой скалистой породе, а она находилась аккурат за поселением и местом летней практики будущих магов.

Рыжехвост резко остановился и украдкой бросил хитрый взгляд на своего внушительного попутчика.

- Дорогу-то покажу, вот только пещера в другой стороне, - Рик ненавязчиво махнул большим пальцем за плечо. - Придётся идти через деревню, а там меня наверняка уже ищут... Или в обход, но учитывая радиус действия поисковых заклинаний, у нас на это уйдёт дня два, не меньше.

А ну что тот предпримет? Может, даже покажет одну из своих магических штук? Или взлетит повыше, и Рику представится самый невероятный в его жизни шанс прокатиться на драконе?

Чутьё и жалкие остатки здравого смысла подсказывали молодому чародею, что в лучшем случае его поднимут за шиворот и швырнут над деревней, а в худшем... нет, не сожрут - для него это был далеко не самый худший вариант при встрече с драконом - а просто отправят куда подальше, так и не удостоив ответами на миллион роившихся в голове вопросов, но Рыжий быстро подавил в себе этот едва слышимый голос разума и выжидательно уставился на дракона.

Даже Рапира под его рубахой прекратила вертеться и с интересом прислушалась к происходящему, то ли уловив волнение своего хозяина, то ли просто мстительно дожидаясь для него справедливого возмездия за крайне возмутительное с ней обращение.

+1

13

Юноша задал вопрос, который интересует наверняка всех, кто столкнулся с огромным магическим зверем. Вопрос, который разъяснил. Вопрос, которым в принципе нельзя было понять не так. Во всяком случае представителю малой расы. Потому как Морваракс опять оценила все со своей высоты. Сколь иронично бы это не звучало.
Она не совсем поняла при чем тут щенки. И стала опираться на то, что ей известно о данном «феномене». Есть собаки двух категорий. Полудикие или просто беспородные псы и те, кого выводят для конкретной цели. Первые не представляли интереса в отличие от вторых. Тех уже можно было продавать. Причем как Морваракс слышала, чем породистее и правильней щенок, тем больше за него отдавали денег. В общем-то в этом был смысл: это же как с тренировкой воинов или обучением магов, при желании можно и бродягу с бутылкой выдрессировать, но куда лучше иметь дело с признанными мастерами.
Только при чем тут тогда люди? И зачем было выделять «милых» щеночков?
Обсидиан опять стала подыскивать подходящее объяснение. Ну да, был еще такой момент, который она понять не могла как ни пыталась. Пес для охоты, для уничтожения каких-то тварей, для выслеживания и поиска – это хорошо, это имеет смысл. Но в последнее время стали набирать оборот искусственные магически-выведенные породы. Из гордого и сильного зверя делали… что-то среднее между пушистой кошкой и очень большой крысой. И при этом существо оставалось собакой. И вот за такое создание тоже платили деньги, иной раз даже больше, чем за охотника.
Затратно и нелогично. Но ведь делают и покупают! Причем кажется эти существа способны к размножению… Иного объяснения кроме странностей людей и их тяги к диковинкам, дракон не нашла.
Из всего этого следует, что юноша хочет узнать… не разводит ли она их? Логично такое предположить, учитывая цвет ее чешуи и темную славу обсидианового рода.
«Союзники – надежные или временные. Враги. Знакомые. Информаторы. Работники. Каждый занимает ту категорию, которую ему угодно. Раса, возраст и способности вносят свою лепту, но не являются решающим фактором»
Обсидиан посмотрела на юношу сверху вниз, устанавливая зрительный контакт.
«Принуждение в большинстве случаев неэффективно. Не заставляю служить себе. Не развожу как животных. Не употребляю в пищу. Сейчас. Это ты хотел узнать?»
Конечно, сейчас она не будет охотится и есть разумных созданий. Добыча мала и практически не насыщает. Смысл тратить столько сил на охоту, которая по сути бесполезна? Есть куда более интересные варианты.
Само собой, если кто-то упорно будет нарываться на роль ужина, то Морваракс ему не откажет. Как не станет отворачивать морду в критической ситуации. В общем, пока дракон здоров и полон сил, ее можно не опасаться. Ну или не бояться стать пунктиком в ее меню. В этом плане обсидиан была весьма добрым ящером.
«Ожидаемо»
Интересно, это действительно так совпало или хитрое рыжее создание просто получило предлог осуществить свою мечту полетать на драконе? Дракон смотрела в эти честные-честные глаза и негромко фыркнула. Вообще это не первый раз, когда она сталкивается с теми, кто никогда не видел представителей ее вида. И практически каждый раз собеседник лелеет надежду покататься.
Морваракс не осуждала, что их тянет в небо – это действительно прекрасно, оказаться там и слиться на мгновение с лучшей стихией на свете. Но равнять себя с тягловым животным не собиралась. Под седло бы ее загнали только силой. А без него забраться к ней на спину… тяжело. И еще тяжелее удержаться в небе. Проблем достаточно, даже если не учитывать, что Мор – обладательница прекрасной острой чешуи – все равно что по сложенным друг на друга заточенным кинжалам карабкаться.
Впрочем, людей и иных созданий она периодически с собой таскала. С собой, но не на себе. Конечно можно еще создать портал (утащить с собой молодого человека не составило бы труда), но он… имел побочные эффекты. Так что желание мага оказаться в небе в компании дракона имела все шансы на воплощение в реальность.
«Надеюсь, ты хорошо переносишь перепады высот»
Взяв в лапу собеседника, Морваракс прыгнула. По-хорошему она обычно подыскивала правильное место, откуда взлетать проще. Но раз уж тут такое дело… Вниз полетели обломанные ветки деревьев, а от взмаха крыльев в воздух поднялся весь сор с земли и туча пыли. Впрочем, юноша мог этого уже не видеть. Пара мгновений мельтешащих листьев и вот оно – небо. А внизу казалось вся прошлая жизнь.
«Куда?»

Отредактировано Морваракс (10-10-2019 20:54:49)

+1

14

- Прагматично, - прокомментировал Рик ответ дракона, невольно подхватив совершенно несвойственный ему стиль выражаться максимально кратко.

"Выходит, никаких тёплых чувств они к нам не испытывают?" - вслух вполголоса размышлял парень, глядя на высунувшуюся через ворот рубахи любопытную мордочку файра. Тот что-то понимающе прострекотал в ответ. Рыжий припомнил, как собеседник словно бы завис на его словах о том, что он "любит" драконов. Хотя этот вообще любил подолгу раздумывать перед тем, как ответить. Сам ответ занимал у него значительно меньше времени.

"Так что же творится у них в голове?"

Рыж принялся перебирать всё, что ему известно о драконах, вспомнил, что те образуют пары очень редко и исключительно ненадолго. Не пышут особыми материнскими инстинктами. Живут в подавляющем большинстве в одиночку. А есть ли у них в таком случае вообще какие-либо чувства?

"Но если нет, это всё равно, что спрашивать слепого про радугу", - ещё сильнее озадачился молодой волшебник. Он поднял голову и снова встретился с направленным прямо на него прищуренным янтарным взглядом, который, несмотря на всю рикову любовь к этим существам, по-прежнему бросал его в дрожь.

Задать очередной вопрос он не успел, потому как внезапно был стиснут огромными пальцами, на удивление осторожно - ни одна косточка не пострадала, но в то же время ужасающе крепко - словно быть заключённым в камне.

А в следующий миг земля ушла у него из-под ног, и Рик забыл, как дышать. Грохот, скрежет, треск, оглушительный визг ошеломлённой Рапиры, набившиеся в нос клубы пыли... А затем всё успокоилось.

Рыжехвост нерешительно приоткрыл один глаз. Потом другой. И вдруг закричал, глядя на стремительно удаляющиеся крохотные сосенки внизу, огромные клубящиеся вокруг облака и небо в три четверти обозримой области, не в силах сдержать распирающей его изнутри радости:

- Э-ге-гей! Так вот что такое - быть драконом!!!

Рапира, ужом проскользнув между драконьих пальцев, уселась на самом длинном когте и громко засвистела, гордо расправив крылья. Впрочем, последнее было явно лишним, поскольку встречным потоком воздуха крохотную ящерку сдуло Рику прямо в лицо, на миг заткнув обоих.

«Куда?»

Дракон всё ещё разговаривал с ним в его голове, а вот Рыж не был уверен, что на такой высоте и с изо всех сил задувающим в уши ветром его будет хорошо слышно, поэтому, запихнув ящерицу обратно запазуху, одновременно и закричал, и замахал высвобожденными руками в нужную сторону:

- К тем плоским камням! Где-то в полумиле от последнего домика!

Он вспомнил, как на практике в том году где-то там потерялась Рапира, проскользнув в неприметную расщелину. Так почему бы не начать поиски именно оттуда? Конечно, оставался открытым вопрос, как туда протиснется дракон, раз так в миллион больше его крошки-файра, но Рик собирался решать проблемы по мере их поступления.

А пока он был полностью готов вовсю наслаждаться полётом. Не самый плохой вариант из всех им предположенных. Даже один из лучших, можно сказать.

+1

15

«Поразительно выносливый представитель своего вида»
Полетать-то хотят многие. Кто-то уговаривает драконов – это ведь потом своим внукам, да и вообще всем на зависть можно говорить, что оседлал дракона. Кто-то пытается вывести новые породы ездовых ящеров – вроде тех, что активно используются в пустыне и у подземных народов. Кто-то просто осваивает вершины мастерства магии воздуха и левитирует. В общем, пути для достижения заветной цели имеются.
Не учитывают мечтатели того, что в небе может быть очень не комфортно. Кто-то переносит лучше, кому-то плохеет, парочка даже попыталась скоропостижно перешагнуть за грань. Морваракс, привыкшая взлеты и приземления обставлять едва ли не как маленькие представления, уразумела, что резкие взлеты на людях сказываются не лучшим образом. Потому старалась попутчиков не сильно травмировать. Но получалось от раза к разу.
Рыжий же казалось не страдал не только из-за взлета в небо. Отбросил такие мелочи как холод (впрочем, в лапе ему должно было быть не комфортно, но тепло), ветер… Да у него вообще страх отсох как у некоторых ящеров ненужные части тела. Только дикий восторг.
Обсидиан не ставила себе целью пугать или предоставлять негативный опыт пассажиру. Но встретить такого человека… необычно. В нем было столько энергии, что она хлестала через край. Подпитывала и нескончаемый восторг, и выносливость. Хотя многие утверждают, что такого просто быть не может. Есть одаренные колдуны, есть выносливые воины, есть жизнерадостные дурачки (почему позитивное мышление для таких экспертов приравнивалось всегда к недалекому уму, дракон не знала), но невозможно сочетать в себе слишком многое и поставить источником себя же.
И нет – парнишка не был псиоником. Уж такую-то редкость Морваракс учуяла бы в любом случае. Люди удивительны. Просты и удивительны в своих неожиданных талантах.
«Можешь не кричать. Тебя слышно»
Взлетела обсидиан достаточно высоко и старалась двигаться в меру быстро. Не стоило забывать, что внизу находятся другие маги, а парнишка может заболеть.
Дотянувшись до находящихся внизу, дракон «провела лапой». Не лезла в разум к кому-то, не вслушивалась в слухи и разговоры. Просто уловила общее настроение. Общество устроено так, что быстро подхватывает новость и загорается ею.
Паренька искали, но пока без энтузиазма. Из того, что Мор было известно об отношениях среди учащихся, молодого мага записали в прогульщики. Поисковые заклинания запускали, но скорее с целью выловить ученика и вновь погнать на практику. Кто-то чистосердечно донес в какую сторону тот двинулся, потому и посредственные на данный момент усилия уходили в лес, ныне уже покинутый драконом и молодым магом.
«Тебя ищут. Поиски уходят в сторону леса. Кого вы здесь изучаете?», не столько из интереса, сколько для поддержания беседы поинтересовалась обсидиановая. Может в конце она поведает что-нибудь об изучаемом духе или звере. Пусть не столько, сколько знают те, кто посвящает им всю свою жизнь, но больше, нежели молодой ученик. Будет ему маленькая награда. Тем более раз он так впечатлен драконом, то это-то запомнит и без всякого листа с чернилами.
Приземлялась к указанному месту Морваракс аккуратно. Магию она чувствовала, но смаханную – скорее отголосок. Как пепел на месте сгоревшего листа бумаги. Само место словно говорило: да, здесь скучно и пусто, можете уходить, я не в обиде.
Конечно, это могут быть следы заклинаний, в которых практиковались ученики Школы. Но тогда здесь было бы больше подобных ароматов, и мир был бы куда более насыщен красками. Здесь же… было до того непримечательно, что почти не к чему придраться.

+1

16

Люди действительно по сути своей удивительные создания, а кое в чём - удивительнее всех прочих магических существ. И в самые критические моменты их жизни, когда чувства, эмоции, чрезмерный страх или абсолютный восторг, дикий ужас или безумная радость, а может быть всё вместе - просто распирают их изнутри, не в силах уместиться в их немощных смертных телах, они перестают воспринимать условности окружающего мира. Так, боец с отрубленной рукой, позабыв о боли, бросается на другого бойца, воодушевлённый приказом командира и верой в победу, мать спасает ребёнка из огня, чудом не задохнувшись от дыма, ну а Рик... для Рика это просто было событием всей его жизни. Главным, вожделенным целый десяток, а то и больше лет, и возможно единственным.

Поэтому с ангиной и лихорадкой он познакомится позже, а пока, сбив с носа уже наросшую на нём сосульку, Рыжехвост с искренне детским восторгом пятилетнего ребёнка, каким он был, когда впервые вообразил себя летящим на драконе, созерцал под собой миниатюрные дома разом ставшей далёкой деревеньки и всего земного мира, вскоре скрывшиеся за непроглядным слоем облаков.

Вдоволь насмотревшись на белую пелену вокруг, Рик попробовал перевернуться - совершенно безуспешно - в когтях дракона, чтобы снова взглянуть на его морду, и остановился на заинтересованном разглядывании пальцев и куда более мелких и аккуратных (в сравнении со всем остальным телом) чешуек на них. Даже попробовал постучать по ним собственным пальцем, но те уже совершенно закоченели и никакой информации не принесли. Тогда Рик не придумал ничего лучше, чем лизнуть чешую.

Язык ожидаемо примёрз.

"Не, ну не зря говорят, что шкура у них железная", - веско заключил бы Рик, если бы в этот момент мог говорить.

Хотя в данном случае "железный" было бы скорее эпитетом, характеризующим небывалую крепость драконьего покрытия, поскольку реальному железу до этого необыкновенного магической природы материала было ох как далеко.

Когда дракон задал свой вопрос, Рыжий что-то сдавленно промычал и, ещё на раз попытавшись отодрать язык, решил, что будет благоразумнее и вернее для его сохранности молча дожидаться приземления. Которое состоялось довольно скоро.

Как только дракон уселся рядом с камнями и ослабил свою хватку, а язык удалось освободить, Рик перекатился на большой валун, уже ощутимо дрожа - первый восторг-то сошёл, и довольно распластался по камню, едва не придавив собой сидящую у него за пазухой Рапиру, которая поспешно выползла из рубахи и улеглась рядом. Солнце успело подняться над верхушками деревьев и подогрело эту гряду до самого комфортного для теплокровных состояния. Будь Рыж котом, так бы и остался тут валяться до самого вечера.

Тем временем, понемногу приходя в себя после небывалой эйфории и полёта "с ветерком", парень перевалился на спину, снова глядя на дракона снизу вверх, убрал с лица насквозь промокшие от облачного конденсата волосы и хрипло засмеялся:

- Вот уж не думал, что в нескольких драконьих хвостах от земли у нас начинается Ледяная Империя...

Впрочем, молодой организм имел тенденцию к быстрому самовосстановлению, характеризующемуся побочными эффектами в виде легкомыслия и абсолютного равнодушия к своему состоянию, так что Рыжехвост тут же занял сидячее положение и с прежним искрящимся любопытством уставился на Мудрейшего.

- Так вы мысли умеете читать? Или как это всё узнали про поиски? А изучаем линдвормов... Глупые бесполезные создания. Так и знал, что эта зануда донесёт на меня учителям! - в сердцах фыркнул юный маг, припомнив свою напарницу, и сразу же довольно ухмыльнулся. - А вовремя мы оттуда убрались, скажи?

Однако торжество его длилось недолго, и, не в пример драконьему спокойствию, сменявшее одно за другим выражения со скоростью мысли лицо Рыжего в следующую секунду испуганно вытянулось:

- Вампирьи уши, я же свой вопрос профукал! Ну да ладно, задам его следующим...

Унывать ему было некогда, поэтому повернувшись к оттаивавшей рядом ящерке, уже счастливо разнежившейся на солнышке кверху пузом, Рик ткнул её пальцем вбок и громко свистнул, закусив нижнюю губу. Слова в этом деле им были не нужны. Такой свист для файра всегда означал, что либо его ищут и зовут, либо его самого отправляют что-то искать. Что именно - не суть, главное найти что-нибудь интересненькое. Обычно Рику этого было достаточно.

Но, в отличие от хозяина, огненная ящерица вовсе не испытала шквала эмоций от недавнего полёта, да и непосредственная компания дракона отчего-то не придавала ей энтузиазма скакать и прыгать, как Рыжему, поэтому она всё ещё продолжала валяться на камнях, прикидываясь глухой, слепой и вообще трупом.

- А ну кому говорят, вставай, ленивое животное! - буркнул Рик и ногой спихнул файра с его места.

За валуном тут же раздался тихий шелест плюхнувшегося в траву маленького тельца, а в следующий миг оттуда с до крайности возмущённым визгом поднялась маленькая зелёная фурия, стрелой подлетела к ученику, больно цапнула того за нос, опустилась обратно на камень и, громко топая, неспешно удалилась вдоль по гряде, во все стороны вертя острой мордочкой, чтобы учуять необычные потоки воздуха и магии.

Рик недоумённо потёр нос, посмотрел на дракона взглядом "а что я такого сделал?", передёрнул плечами и пошёл вслед за Рапирой, всё ещё немного подрагивая от холода и попеременно стряхивая воду с промокших ног.

+1

17

Бывали, конечно, в жизни дракона случаи, когда ее пытались съесть. Иногда – более крупные существа, иногда – сородичи. Был даже случай с культом, члены которого верили, что съев дракона они сами станут драконами. Но еще ни разу Морваракс не грыз человек.
С интересом наблюдая за проблемой молодого мага и его постепенное возвращение к обычному состоянию, дракон отметила, что теперь-то юноша несколько раз подумает перед тем как просить о полете. Или лучше подготовится. Очарование неба – это прекрасно, но последствия…
Последствия, впрочем, если и охладили пыл юного исследователя, то лишь на время. И это время истекало довольно быстро. В такие моменты можно было даже поверить, что некоторые народы и впрямь имели предка-дракона.
«Ментальная магия – врожденный дар всех драконов. Чтение мыслей и эмоций не представляет для нас трудностей»
Трудности могли возникнуть с неожиданной стороны. Некоторые ящеры вели уединенный образ жизни не потому что им было противно в городах или они были приверженцами старых традиций. Как они выражались, «люди слишком громко думают». Излишняя чувствительность, или слишком мощная магия. То же и с эмоциями – иногда они таким комом ложились на ящера, что отделить чужое от своего было сложно.
Собственно драконы не делали тайны из данного факта. Отчего могла (и возможно пошла) появиться волна слухов и убеждения – для дракона ты равен открытой книге, эти монстры читают тебя, знают все твои секреты и могут помыкать тобой.
«Не прибегаю к этому без особой необходимости», на всякий случай успокоила собеседника Морваракс.
Действительно, здесь особо и напрягаться было не нужно. Все эмоции у мага были написаны на лице. Полагая, что этого мало, рыжий активно делился внутренними переживаниями то с драконом, то со своим питомцем. Возможно, что не окажись тут чешуйчатых слушателей, то юноша стал бы общаться с камнями. И не факт что камни не начали бы отвечать.
«Не двигайся»
Наклонившись, обсидиан дыхнула на паренька. Не огнем, просто горячим сухим воздухом. На миг выбивая дыхание из легких человека и избавляя его от мелких проблем с сырой одеждой. Заодно еще и от вопроса, чем пахнет драконья пасть. Оказывается – ничем. Ни тухлятины, ни крови, ни железа… Возможно кто-то и не разборчив в еде и прочих подобных моментах, но обсидиан предпочитала не навешивать на себя отличия в виде отвратного аромата.
«Линдвормы. Особи здешних краев не отличаются в данный сезон агрессией. Детеныши питаются всем, что могут найти. В том числе и растительной пищей. К осени начнут переходить исключительно на мясо, в том числе и себе подобных. Но это крайности», как бы между прочим обронила дракон.
Она считала, что практика должна быть узконаправленной. Зачем хвататься за все, если можно совершенствоваться в выбранных направлениях магии? Только она упускала из виду то, что это ее родне просто выбрать для себя магию и уйти с головой в ее освоение. Людям, тифлингам, оборотням… да практически всем малым расам свойственно сомневаться, бросаться от одного к другому и иной раз идти против своих склонностей или желаний.
Изучение же опасной живности и вовсе было в порядке вещей. Тем более, что вот эти двулапые змеи жили, казалось, вообще везде. В любом водоеме рано или поздно заводился линдворм. И хорошо, когда у него есть конкуренты или в нагрузку падают тяжелые условия в виде быстрой еды или агрессивных гостей. А то ведь могут вымахать до действительно опасных размеров.
Молодым магам требовалась эта практика. А дракону требовались подсказки.
Оказавшись на месте, ящер уже отчетливее слышала, что тут где-то что-то запрятано. Только отдавало этаким объявлением: здесь закрыто, возвращайтесь с ключами. Т.е. хоть всю местность разнеси на пылинки, а до сокровенного не доберешься. Или можешь снести искомое вместе со всем остальным.
Некоторые маги ставили до ужаса хитрые или подлые ловушки. К примеру, могли «зарядить» и сделать отмычкой любое создание, которое оказалось слишком близко к нужному месту в нужное время. Животинка или человек живет, занимается своими делами и даже не подозревает о своей причастности к чужим тайнам. Особенно везло, если участи удостоился какой-нибудь муравей или странник. Первого попробуй откопай, а второго – отыщи. Тем более, что они никак не «светились», пока не оказывались рядом с нужным местом. Но и тогда нужно было приложить усилия для открытия потайного лаза. Никому ведь не нужно, что случайные гости разграбили сокровищницу, верно?
Обсидиан с рыжим магом могли топтаться в этом месте сколько им угодно. Или перебирать всех живых, после того как поняли бы с чем имеют дело. Но по иронии у мага был ключ. И та, кого наградили такой честью, была крайне возмущено, что ей не дали погреться на солнце.

+3

18

После первой части ответа про чтение мыслей Рыжехвост ожидаемо напрягся. По всему выходило, будто дракон ещё с самого их знакомства должен быть в курсе, что юный маг понятия не имеет, куда им идти, и тычется в скалы, как слепой щенок, наугад. Но несмотря на это всё, дракон всё ещё был здесь. Рядом с живым, целым и почти невредимым Риком. О причинах оставалась гадать.

«Не прибегаю к этому без особой необходимости».

Рыжий скосил на величественное создание глаза и задумчиво почесал подбородок.

- Неисповедимы пути драконьи! - наконец, заключил во всеуслышание он и собирался было продолжить путь, когда его буквально пригвоздило к камням жарким дыханием.

На несколько секунд отключились все важные для постижения этого мира органы чувств, а когда парень вновь вспомнил, как дышать, то судорожно закашлялся. Даже Рапира обеспокоенно повернулась к хозяину, но убедившись, что тот жив-здоров, демонстративно отвернулась и потопала дальше.

- Фух, почувствовал себя хлебушком, - ошалело пробормотал Рик, обмахиваясь ладонью. - Они наверное тоже через такое проходят, когда их в печку ставят. Благодарю покорно! - громче прибавил маг, забыв, что дракону достаточно и шёпота.

Зато его немало порадовало такое проявление драконьей заботы. "Или он всё-таки хочет меня сожрать, но не любит есть мясо сырым? Да не, глупость какая-то", - отмахнулся парень и снова был огорошен. На сей раз менее категоричным способом - просто поставлением полной и готовой информации по линдвормам ему в голову.

- Урхины-хургины, - не сдержал тот изумлённого возгласа, - так вы ещё и ходячая энциклопедия? Вот бы мне вас на экзамены с собой взять, - тут же размечтался будущий чародей, - ну или вы бы за стеночкой постояли, я бы вам мысленно вопрос - вы мне ответ! Ну здорово бы было! И ни один препод за шпоры не подкопается...

Рыжий бы ещё долго вещал о всех возможных преимуществах использования на уроках личного дракона-справочника с возможностью телепатического общения, но тут его нога неожиданно провалилась в неявную щель между камнями, заодно распугав стайку приникших к ней недавно помянутых урхинов, отдалённо напоминающих ёжиков.

В округе и правда было чересчур много всякой магической нечисти, которая подпитывалась от какого-то мощного волшебного источника, вот только большая её часть предпочла благоразумно убраться с драконьего пути, и лишь самые недалёкие создания вроде этих недо-ёжиков и остались, да на соседней ели напевала свою унылую мелодию парочка безучастных ко всему вирей.

Силясь высвободить свою конечность, Рик настороженно повертел головой и попытался отыскать Рапиру, пыхтение которой уже довольно давно не доносилось до его ушей. И тут прямо из-под земли раздался её восторженный стрекот. Судя по месту, из которого шёл звук, она угодила в какую-то подземную пещеру, а судя по многоголосому эху, вторившему ей, пещера была по меньшей мере огромной.

Кое-как извернувшись и приникнув к трещине в камнях лицом, Рыжехвост что было мочи крикнул туда:

- Линдвормово отродье, ты что там забыло, а ну вылезай немедленно!

Разглядеть в кромешной тьме ничего не удалось, так что парень снова выпрямился, потянул ногу уже обеими руками, что было сил, упал на задницу, подёргал ногу ещё пару раз для порядка и со вздохом уставился на дракона, выразительно указав пальцем на застрявшую конечность:

- Простите, не могли бы вы быть так любезны и приподнять этот камушек? Ваш чудный коготь как раз пролезет в ту дыру...

+1

19

«Случай правит миром»
Морваракс предпочитала думать, что миром вообще никто не правит. Если чего-то добился – то только сам. Если в чем-то виноват – то пересмотри каждый шаг и каждое решение, пойми в чем ошибка. Все является следствием чего-либо. Случайностей не бывает.
И тем не менее именно они чаще всего сыпались на драконью голову, словно желая ее переубедить. Как и положено взрослому дракону, Мор пользовалась результатами, но торопиться с выводами не хотела.
Пример столь своеобразного сосуществования был близко. В данный момент застрял и пытался докричаться до своего не-дракона. А ведь этой встречи могло не быть. Паренек мог не заметить дракона, не пойти за ним, заплутать. Морваракс могла его прогнать, могла не прислушаться к словам. Да даже место это она могла банально обойти стороной – ведь до этого мига оно было совершенно ничем не примечательно.
В отличие от юноши и местных животных, Морваракс отлично видела, что вот этой трещины не было. Она появилась только в тот момент, когда в нее протиснулась файр. Очевидно, что ящерка была единственной, кто видела скрытый проход и открывала его. Возможно, уже не первый раз демонстрируя скважину своему хозяину, но… но пролезть туда могла только она. А потом они уходили и разлом вновь становился для всех пустым и обычным куском скалы или земли – в зависимости от предпочтений.
Обсидиан не приветствовала использования себя любимой для каких-либо неопределенных целей. Тем более, что в Гресе она отчетливо слышала присутствие драконов. Возможно, что кто-то работал в Школе, под прикрытием или вовсе не занимал преподавательскую должность. Возможно, чешуйчатые проворачивали там свои дела, умудряясь сосуществовать с выгодой. Только вот явление в небе темной «сестры» определенно не порадует и вызовет кучу вопросов. В общем, использовать драконьи знания для сдачи маленького (с ее точки зрения) теста Рику было не суждено. Но с другой он уже заслужил небольшую награду. Пускай и чисто случайно.
Подцепив когтями камень, дракон его слегка расшатала. Но не сдвинула с места. Так просто чья-то шкатулка не открывалась. Все равно что пытаться кусок горы отломать. В то же время на камне обнаружился почти стертый временем узор. Схематичное изображение открытого глаза в центре солнца с восьмью лучами.
Постучав по нему когтем, дракон глянула на рыжего:
«Направь сюда любое заклинание стихийной школы. Воздух. Земля. Огонь. Вода»
Металл она исключала, поскольку упомянутый в ее поисках маг освоил четыре стихии, отчего-то обделив вниманием пятую. Или же просто считая ее «младшей», рожденной от другой. Возможно стоит применить магию одного из выбранных направлений и тогда… Скорее всего паренек провалится в расщелину. Весьма прискорбно будет потерять столь удобного помощника.
«Нет. Стой»
Поудобнее перехватив когтями края расщелины, словно собираясь нырнуть, Морваракс направила на изображению свою магию. Воздух, портал. Заклинание не успело коснуться изображения, поплыло, рассыпалось и впиталось в рисунок. Тот на миг вспыхнул желтоватым цветом, и дракон провалилась сквозь землю.
Расставляя лапы (на случай если придется за что-то цепляться) и работая крыльями – благо размеры пещеры это позволяли – Морваракс порадовалась предусмотрительности. Человеку бы пришлось долго лететь вниз. Судя по обломкам, ранее здесь была площадка и лесница, но время их не пощадило, подкинув еще одну ловушку искателю древней книги.
«Действуй», дала Мор добро, отбрасывая даже мысли о том, что начинающий маг мог не быть стихийником или не знать нужного заклинания.
Для активации прохода подходило любое – даже самое простое. На огонь печать была готова вспыхнуть красным. Обсидиан подставила лапу, чтобы маг не испытал прелестей свободного падения. Сомнительная радость, надо сказать, от таких переживаний мозг иногда отказывается нормально работать. Рик же дракону теперь нужен был живым, здоровым и смышленым.

+1

20

Рыжий подобной высотой мысли, свойственной драконам, отнюдь не обладал, и, как и подчинявшаяся ему стихия, был скорее деятелем, нежели созидателем или философом. И немножко разрушителем. Оттого возникшей прямо под его ногой трещине с прилагающейся к ней бездонной пещерой совершенно не удивился. Вот сядь ему на нос бабочка - изумлению бы юного мага не было бы предела, а так...

С нескрываемым любопытством наблюдая за манипуляциями гигантского ящера, Рик наобум ляпнул следующий вопрос:

- А вам нравится быть драконом? - и, немного подумав, пояснил: - Ну, то есть, вот люди часто мечтают стать кем-то другим, чем-то большим, чем они есть, научиться летать, стать архимагами и королями, превратиться в фею или росомаху в конце концов... Некоторые оборотни и вампиры, я слышал, отдали бы всё, чтобы стать людьми. У других рас свои заморочки. А вам, драконам, такое скорее всего ведь незнакомо? Ну вы же и так можете стать кем захотите, освоить магию на высшем уровне, бороздить небо, пришибить неугодного одним ударом хвоста... Круто, наверное, вот так жить, осознавая, насколько ты крутой и совершенный, да?

В вопросах юного мага не было ни капли зависти, лишь искренний интерес. Он уже почти представлял себя в драконьей чешуе. Вероятней всего, она будет медной. Рыжехвост читал, что медные драконы очень любят шутки. Это ему подходит!

Из сладких грёз Рика вырвал беззвучный голос его спутника. Потянувшись к проявившимся под драконьей лапой символам, паренёк уже собирался было продемонстрировать Мудрейшему всю свою огненную мощь, как тот же голос его внезапно остановил. Рыж поспешно отпрянул.

Он пока ещё не совсем понимал, что здесь происходит, но ему это определённо нравилось. Вообще-то у него, как у заядлого искателя приключений на свою задницу и всеобщей головной боли школьных преподавателей, ни дня не обходилось без чего-нибудь этакого, но в такие истории влипать ему ещё не доводилось! Да и никак та "сказочка у костра" оказалась правдой? Расскажи ему кто-нибудь вчера, что сегодня он встретит настоящего дракона и отправится с ним на поиски невыдуманного клада, он бы рассмеялся тому фантазёру в лицо! А вот поди ж ты, как всё оказалось.

Пока дракон творил свою магию, глаза Рыжего пылали почти так же, как рисунок на камне. Ещё бы чуть-чуть, и он бы лопнул от переполняющих его восторга, восхищения и бесконечных вопросов. Но тут объект его щенячьих восторгов внезапно словно сквозь землю провалился. Или не "словно"? Оставшись разом без обоих спутников, парень изумлённо прильнул к камню щекой, как будто тот мог поддаться, но тут до него снова донеслась спокойная драконья команда.

Рыжехвост решительно кивнул самому себе, как следует размял пальцы и упёрся обеими руками в камень с узором, почти повторяя недавнюю позу обсидианового. Сейчас показушничать было не перед кем, и начинающий чародей ограничился простым заклинанием нагрева, постепенно концентрируя движущиеся частицы в области ладоней и заставляя температуру в этой области неуклонно расти. Одновременно с этим начал разгораться и глаз на нарисованном солнце, а затем и оно само. Когда полыхнули красным самые кончики его лучей, Рыжий успел только охнуть и провалился вниз.

Посадка была "почти" мягкой. Как только глаза смогли сфокусироваться на одном объекте, а дыхание - уже в очередной раз за этот день! - было восстановлено, Рик почувствовал, как кто-то настойчиво тянет его за ухо. Послушно поднимаясь и потирая ушибленный зад, парень признал в пытающемся оттяпать его ухо существе родного файра, что-то заботливо стрекочущего над его головой, а в месте своего приземления - уже хорошо знакомую по недавнему полёту драконью лапу. Очень медленно Рыж осмотрелся по сторонам. И обомлел, так и застыв с открытым ртом.

Пещера и правда была огромной, даже не умещающийся целиком в его область зрения дракон мог почувствовать себя здесь головастиком в трёхлитровой банке... то есть довольно свободно. Но не это поразило чародея больше всего. А внутреннее убранство подземной расщелины. Все стены и потолок были увенчаны светящимися камнями-кристаллами очевидно магической природы. Вокруг них вились какие-то люминесцентные насекомые. Ближе к низу можно было разглядеть остатки древних строений, колонны, расписанные волшебными символами, руины построек непонятного предназначения, куски узорчатого фундамента. Где-то в глубине раздавался плеск воды. А щель, найденная Рапирой, превратилась на потолке в длинный изогнутый полумесяц, через который лился слабый дневной свет.

- Да-а-а... - пробормотал Рыжий, - тот, кто здесь жил, определённо знал толк в обставлении гостиной.

+1

21

Дракон лениво взмахивала крыльями, зависнув в воздухе. Держалась вертикально, слегка поджав задние лапы – сейчас-то, когда стали ясны размеры подземного хранилища, можно уже не бояться переломать крылья или рухнуть вниз.
Оглядываясь на внутреннее убранство тайной пещеры, обсидиан задрала голову, чтобы убедиться в том, что подозревала. Только на первый взгляд казалось, что выход очень близко, а от солнца гостей отделает сравнительно небольшая толщина скал и земли. На деле здесь хорошо поработали магией, очень хорошо. Оставалось надеяться, что маг-создатель продумал не только хитрый вход, но и выход. Быть похороненной заживо дракону не грозило, но приятного все равно мало.
Впрочем, проблемы решаются либо когда они остро встают, либо когда до них доходит очередь.
«Довольна своей жизнью», коротко ответила Морваракс на вопрос юноши.
Странно было бы найти ящера, который желал бы изменить себя, свою природу. Кто-то завидовал размерам, кто-то могуществу и силе, но никто не желал родиться кем-то иным. Люди и малые расы диктовали свои условия во многих вопросах, и это тоже раздражало некоторых драконов. Но скатываться до желания променять крылья на приземленную жизнь несовершенного создания?..
«Весьма… своеобразно»
Дракон со своим временным союзником неспешно летела вдоль кристаллов и спрятанного наследия былых дней. Света хватало, чтобы разглядеть большую часть спрятанного поселения. Хотя поселения ли? Больше походило на то, что сюда свезли все, что понравилось, а в некоторых случаях – создали точную, но уменьшенную копию. Хаотичность колон, храмов, зданий и кристаллов создавали на диво упорядоченную картину. Прелести добавляли тени, скрывающие достаточно, чтоб воображение расширяло границы неведомого поселения-коллекции.
«Стиль. Вот эта часть определенно из Гульрама. Тот квартал, что за ней – угадываются влияние Миссаэста. Статуи оценивать не берусь»
Грубо говоря Морваракс крайне посредственно разбиралась в искусстве. Если ей в лапы попадала красивая игрушка, то она, конечно, вскрывала ее прошлое – настолько достоверное, насколько вообще то могло быть. Но кое-что, что дракон считала очевидным, не могло укрыться при всем желании создателя. Но скорее всего маг и не ставил себе цели что-то скрывать – не здесь по крайней мере. Это было собрание. Собрание того, что ему нравилось.
«Не сходится», маг был человеком. И если верить черному сородичу, то прожил не многим больше отмеренного этой расе. Чтобы обустроить такое собрание времени должно было уйти очень много. Человек должен был гореть своим увлечением, причем едва ли не с детства. И тогда ему не хватило бы ресурсов на все это многообразие.
Не стоит забывать, что он, по все тем же словам черного, отдавал предпочтение исключительно магии. Любил стихии и стремился их познать. Похвально, но опять же – все упирается во время. Нельзя схватиться за два или три дела и добиться мастерских высот во всех трех.
«Посмотрим вблизи»
Обсидиан начала снижаться, избрав местом для посадки площадку перед неким храмом. Вход был выстроен для людей – даже малый дракон туда бы не протиснулся, разве что совсем уж детеныш. Но статуи и барельефы, украшающие стены могли впечатлить размерами и деталями. Фигура женщины с головой и крыльями дракона, вооруженная когтистыми лапами. Она правит, она держит, она сражается.
Фыркнув, сдувая совсем легкий налет пыли со статуи, дракон глянула на рыжего паренька:
«Что скажешь? Знакомая фигура. Только если ее не вычеркнули из истории за нечестивость»

+1

22

- Так я и думал, - кивнул Рик, услышав ответ дракона.

Усевшись поудобнее на гигантской ладони и скрестив ноги перед собой, Рыжий подставил лицо встречным потокам воздуха и вовсю наслаждался своим времяпрепровождением. Пускай на один крошечный шажок, но теперь он стал ближе к тем, на кого всегда мечтал походить.

Все эти блестящие и светящиеся штуковины отлично скрашивали вид, но чародей не находил в них чего-то особенного и интересного, поскольку совершенно ничего не смыслил в географии и истории. Вот то, что он восседает на лапе настоящего, живого ДРАКОНА и парит вместе с ним по какой-то подземной пещере - это да, это нечто. А всё остальное в сравнении с этим...

Даже голос самого дракона-справочника или теперь уже дракона-путеводителя доносился до него словно бы в отдалении. Если так вообще можно сказать про голос в собственной голове. По крайней мере, всяческие названия ему мало что говорили. Ну было что-то такое на уроках и всё.

Куда больше Рыжехвоста заинтересовало кое-что другое. Огромные хоромы, сверкающие безделушки, которые даже Рапиру не оставили равнодушной, да и большой дракон в этом что-то, да смыслит, а значит - ему интересно... А что, если?

- А что, если здесь какое-то время жил другой дракон и стаскивал сюда всякий ценный на его взгляд хлам? - крикнул юноша, оборачиваясь и не сразу сообразив в потёмках, что голова у его спутника вообще-то впереди. - Ну то есть не хлам, я хотел сказать, а бесценные сокровища... да? - быстро поправился он. А когда они с обсидиановым приземлились на площадку перед храмом, Рик почесал макушку и убеждённо выдал: - Дракон с маленькой армией личных гномов.

После чего спрыгнул на гладкий камень и огляделся, в то же время не рискуя отходить далеко от своего внушительного спутника. Рапира, судя по приближающемуся тарахтению, уже тоже торопилась к ним со всех крыльев.

Когда дракон поднял в воздух тучу пыли, Рыжий громко чихнул и прикрыл лицо рукавом рубахи.

- Мда, если тут кто и жил, то только много лет тому назад... Хотя что для вас, драконов, одна-другая тыща лет? Пустяки наверняка, - продолжал он рассуждать сам с собой, но неожиданно был прерван мысленным вопросом. - Чего? - встрепенулся паренёк и тоже уставился на статую. - А, это? Понятия не имею. Какая-то знаменитая историческая личность? У меня плохо с историей. У меня же пока нет... личного дракона-справочника!

Однако, присмотревшись, Рик загорелся куда большим интересом и даже обошёл каменное изваяние кругом.

- Так а она что, знала секрет, как превратиться в дракона? - и глаза его вспыхнули, ловя отблески магических камней. Конечно, такому необычному внешнему облику полуженщины-полуящера могли иметься и иные объяснения, но каждый ведь видит то, что хочет видеть.

+1

23

От выдвинутого предположения Морваракс едва не передернуло. Логово другого дракона – это практически всегда шанс найти что-то интересное или ценное. Если хозяин жив, то плюсом идут гарантии жестокого сражения и долгих разбирательств. Никто не бывает рад мелким воришкам, наглым грабителям и незваным гостям.
Вот если дракон уже мертв… Признаться, обсидиан очень любила сородичей именно в таком состоянии. Но мертвый владелец мог подкинуть все те же неприятности с ловушками. Потому соваться в чье-то логово стоило исключительно подготовившись.
«С другой стороны это многое бы объяснило»
Действительно, зачем магу напрягаться и выдумывать хитроумные ловушки, когда можно преподнести в дар свою книгу какому-нибудь ящеру? Пошутил так пошутил, любой потомок оценит. В то же время маг и дракон могли работать вместе. Колдун помогает в обустройстве пещеры (к слову, ее размеры намекали на габариты потенциальных неприятностей), а взамен его дорогой труд получает такую защиту, которая мало кому снилась.
Морваракс не озвучила свои мысли и предпочла о них временно забыть. Уж больно перспективы были сумрачными в таком случае. Но и более вероятными.
«Не удивительно. Ее редко упоминают. В основном – служители Имира. Это – Амат. Одно из ее изображений. Многие уверены, что именно она создала расу драконов, а не светлый из Братьев. По образу и подобию своему»
Дракон придирчиво оглядела статую. Про родительницу Братьев мало что было известно, кроме того, что она была воплощение проблем. Хтоническое существо, мать чудовищ, изменчивая и непостоянная, но неоспоримо могущественная. Морваракс встречала разные ее изображения, но женщина и дракон, иногда, как здесь, в странном сочетании – чаще всего.
Прикоснувшись мордой к лицу Богини, обсидиан попыталась понять, что ее смущает. В камне не было магии. Это не был страж или путеводный маяк. Просто часть старого храма, где когда-то давным-давно культисты взывали к своему мертвому божеству. Но что-то странное все равно было…
С магическими аномалиями дракон тоже имела дела. Угадать или почувствовать их невозможно. Они появляются и действуют так, как им заблагорассудится. Одно всегда ясно – от них веет мощью, старой и притягательной. Этакие кусочки старого мира, которые манят, играют с тобой, но не дают познать.
К счастью, или к худу, но здесь Морваракс не ощущала того привкуса старины и величия. Здесь были свои загадки, но они были вполне объяснимы с магической точки зрения. Нужно только понять, что именно здесь не так.
«Что думаешь?»
В образовании паренька были белые пятна. Но у него были интуиция и «ключ». Правда не факт, что последняя будет работать как-то еще кроме открытия этой пещеры. Но вдруг? Молодой маг в глазах Мор должен был «отработать» возложенные на него надежды.

+1

24

Рыжий продолжал расхаживать вокруг статуи, которая чем-то необъяснимо привлекала и его тоже. Сунул свой любопытный длинный нос в каждую выемку, для верности даже поковырял изваяние ногтем - из-под него тут же посыпалась каменная крошка, статуя определённо была очень древней и уже с видимым трудом выдерживала противостояние времени. Но ни на первый, ни на второй, ни даже на третий и четвёртый взгляд кроме самого её облика в ней ничего особенного не было.

Услышав пояснения дракона, Рик нахмурился. Не потому что был противником "неправоверцев" и всяких сомнительных поклонений сомнительным же божествам, а потому что изо всех сил напрягал неприспособленные для таких целей мозги, стараясь вспомнить всё, что знал об этой неоднозначной богине. Вообще-то, изучая в библиотеке сведения о драконах, он периодически натыкался на её упоминания, но большого значения им не придавал, считая это всё такими же сказочками, как их детские страшилки перед сном.

Однако на вопрос своего спутника юный маг важно выпрямился - к его мыслям неравнодушны, его мнение важно даже для этого мудрейшего и древнейшего существа! - повернулся к дракону лицом и, опёршись локтем на статую, театрально взмахнул рукой.

- Я, конечно, не теолог... - начал парень наигранно равнодушным голосом, каким обычно давал ответ на экзамене, - но слыхал, что по преданиям она была матерью всех монстров. Драконов, разумеется, следует считать монстрами только в ужасающе хорошем смысле, - быстро добавил Рыжехвост, отнюдь не подмазываясь, а потому что на самом деле так считал, - но, как бы то ни было, если ориентироваться на первоисточники и принять во внимание общеизвестные факты... Короче! - внезапно воскликнул Рик, которому надоело лить воду и строить из себя мудреца и привычно затараторил: - Она ведь была в разы могущественнее своих детей? Они смогли победить её только вдвоём, насколько я помню. Это вполне подходит таким существам, как вы! Вы круче всех детей Имира и Рилдира вместе взятых. Да и за этой хвалёной "кровью Амат" сколько все гонялись, а там ведь магия в чистом виде! Прям как в вас. Я к чему веду...

Юный маг уже вовсю расхаживал перед драконом и статуей, как на лекции, активно жестикулируя и указывая то на каменное изваяние, то на обсидианового гиганта, когда, сделав очередной разворот, споткнулся об важно вышагивающую следом за ним Рапиру, с громким вскриком рухнул на прославленную "мать монстров", поминая уже её мать, а поднявшись, обнаружил в своей руке отломанный вооружённый острым когтем палец.

- Упс...

И в этот момент в самой статуе что-то натужно заскрежетало, словно какой-то древний и совершенно несмазанный механизм. Рик на всякий случай проворно отпрыгнул назад, упёршись спиной в драконью лапу, и ошарашенно уставился на начавшую уезжать прямо в пол Амат. Одновременно с ней посыпалась и тоже принялась отъезжать одна из стен храма, открывая потайной ход. Рыжий, недолго думая, схватил Рапиру за хвост и дождавшись, когда она попытается плюнуть в него огнём, направил её морду точно в туннель. Огненный шар осветил просторный ход, гладкие выложенные старинной плиткой стены и исчез где-то вдалеке.

- Э-э-э... - глубокомысленно заключил чародей и почесал затылок. - Нам туда, да?

+1

25

Обсидиан, слегка наклонив голову слушала точку зрения молодого мага. В голову она не лезла, считая, что это – не так интересно, да и вообще лишает жизнь с другими существами красок. Потому сейчас ей было сложно сказать, правда ли рыжий верил в то, что говорил, или же мастерски льстил крылатому ящеру.
Но как бы там не было, а лесть подобного рода Морваракс очень нравилась. Амат она уважала, но опасалась. Не относилась к тем безумцам, что стремятся ее пробудить или воскресить. Но была в числе тех немногих, кто ставил под сомнение выдвигаемый факт, что драконов создал именно Имир, а за развращение разума хроматиков и части самоцветов стоит Рилдир.
С другой стороны, говорят, что такие существа как Амат не умирают окончательно. Как знать, может сотворение драконов – ее коварный ход, и пройдет не одна сотня тысячелетий, когда предсмертный план даст свои плоды.
Амат видимо тоже понравились слова паренька. И за оскверненную статую себя не поразила того неведомыми карами и подлыми проклятиями, благословив на дальнейшее продвижение. Хотя вряд ли она была к этому причастна. Скорее всего сработал один из скрытых механизмов.
Обсидиан задрала голову к двум огромным статуям, оставшимися целостными, словно спрашивая разрешения. На деле она хотела удостовериться, что при первом шаге их с человеком не поразит хитроумная ловушка. Говорят, что старые храмы мертвой Богини были этим знамениты.
На мгновение ей показалось, что в камнях блеснули самоцветы. Или злой огонь готового к активации заклинания. Решив прослыть трусихой, нежели трупом, дракон прыгнула, по пути подцепив паренька за шкирку. Нырнув в проход, ящер ощутила, как за спиной что-то полыхнуло и «дверь» тут же захлопнулась.
«Будь осторожнее. Не похоже, чтоб нас хотел убить создатель этой пещеры», опустив на землю Рика, обронила ящер.
Сказанное на первый взгляд совершенно не сочеталось друг с другом. Но дело было скорее в том, что дракон забывала: не каждый способен уловить ее мысль и недосказанность. Суть же была проста и банальна: их не собираются убивать, иначе проблемы бы возникли еще при входе, но стоит быть осторожнее, некоторые трофеи сами по себе опасны. Как любил говорить один оборотень, заезжающий в ее таверну: если ты кого-то поборол за приз, не факт, что приз не одолеет тебя. Правда в его случае «призом» выступала одна дама, к которой он и некоторые другие долго и упорно подбивали клинья. Сама красавица была не слабой барышней и могла свернуть челюсть излишне ретивому кавалеру. Дракона тот случай позабавил.
Громко фыркнув, обсидиан набрала в грудь воздуха и выдохнула. По коридору яркой дорожкой рассыпались медленно затухающие огоньки. Освещали они больше пол, потому потолок и стены были в пугающем сумраке.
Бредя по пустому коридору и иногда обновляя «освещение», Морваракс рассказывала о том, что произошло за их спинами. В общем, все то немногое, что знала о храмах хтонической матери Альмарена.
«Большие статуи. Обычно одна, но иногда пара – стояли так, чтобы полностью покрывать магией всю площадку перед храмом. Кто бы ни явился на порог: человек или дракон в истинном облике – любой подвергался испытанию»
Скорее всего ударной мощи не хватило бы, чтоб убить взрослого обсидианового ящера. Врожденная способность отражать магию была настоящим благословением для крылатых владык неба. Но все же этот храм был не последним – ясно по размеру и качеству статуй и барельефов – а значит без увечий Мор бы с линии огня не ушла.
«К малым статуям, коготь которой ты сломал, чаще всего подносили дары. Если подношение устраивало богиню, то ему дозволялось войти в храм. Если нет – его убивали. Так же кровавый ответ надлежало держать тому, кто пытался осквернить статуи»
Морваракс красноречиво помолчала, мол, соверши ты этот акт вандализма во второе или первое тысячелетие, то тебя бы расплавили на месте.
«За все на деле отвечали жрецы. Но, учитывая, что храм давно забыт, покинут и захоронен в Гресе – где никогда Амат ничего не строили и не подносили, здесь имеет место защитная магия. Стражи против осквернения. Нам повезло»

+1

26

Резвости и прыти такого огромного создания Рыжему оставалось лишь позавидовать. Пока он неуверенно переминался с ноги на ногу, не решаясь сделать шаг в потайной туннель, вернее даже туннелище, дракон в одну секунду схватил его в пасть - Рик уже было решил, что его-таки собрались съесть за недавнее богохульство - однако парень даже испугаться не успел, как оказался внутри храма, проскочив под перекрёстным огнём и мимо захлопнувшейся двери целым и невредимым.

Неловко покачнувшись на ногах, как только те коснулись твёрдой поверхности, Рыжехвост с выпученными глазами и вставшими дыбом волосами обернулся к дракону и восхищённо ляпнул:

- Это было крышесносно, чтоб меня летучий крысопаук сожрал!

То, что им отрезали все пути к бегству, его сейчас мало беспокоило, в конце концов с ним же Мудрейший, он что-нибудь да сообразит! (На подкорке сознания Рик правда надеялся, что его спутник не решит в виду безвыходности их положения прилечь на тысячелетие-другое, пока конструкция не осыпется сама собой.) А вот на последовавшую фразу ящера ученик чуть не прыснул, но тут же напустил на себя серьёзный вид и важно кивнул:

- Вообще ни разу не похоже. Обдало огненным смерчем - мелочи, чуть не придавило десятитонной каменной стеной - ерунда! Для вас, драконов, это наверное вообще всё равно, что принять летний душ... А драконы, кстати, принимают душ? - тут же заинтересовался Рыжий, вспомнив о своём праве на один вопрос.

Как только могучий спутник двинулся вперёд медленно-величавой поступью громадных лап в скудном освещении магических огней, Рику пришлось поспешать за ним вприпрыжку. Тем не менее, спотыкаясь и поочерёдно балансируя то на одной, то на другой ноге (потому что кто б под них ещё смотрел), он старался как можно внимательнее слушать речь в своей голове. Да он собственные мысли так внимательно не слушал! Хотя, пожалуй, иногда стоило бы...

- Вы, наверное, встреча... ой! ...ете подобные храмы не в первый раз, - задумчиво произнёс Рыжехвост, в очередной раз хватаясь за драконью лапу, чтоб не прокопать носом землю. И тут же кинул лукавый взгляд на внушительную морду обсидиана. - Промышляете на досуге после обеда расхищением древних гробниц, я полагаю?

В конце концов, известная байка, что драконы - жадные охотники до сокровищ - по его мнению была не такой уж и байкой, как и их недавнее обсуждение родительских прав Амат. Да что там говорить, когда даже "выдуманная" страшилка у костра обернулась эпическим путешествием вглубь земли!

Кинув быстрый взгляд на упомянутый божественный палец, который он всё ещё сжимал в руке, Рик быстро сунул его в карман, пока их не поймали с поличным какие-нибудь запечатанные некромантией полуживые-полумёртвые фанатики, и на всякий случай быстро зыркнул по сторонам.

- Но те жрецы, они ведь уже... точно мёртвые, да? Ну я так, из любопытства и для общего развития, - нарочито равнодушно произнёс парень, как вдруг схватился за голову и чуть не взвыл: - Рапира, мать твою амфибию, ты какого хтоня творишь?!

Пока Рыжий с драконом разговаривали о высоких материях, мелкая ящерица углядела в каменной стене драгоценный камушек и теперь, вцепившись в него всеми лапками и пастью, с воинственным рыком пыталась выковырять его с законного места. Рик в два прыжка подскочил к подопечной, дёрнул её за хвост, но побоявшись его оторвать совсем (вдруг потом не отрастёт, как у настоящей ящерицы?), подхватил чешуйчатую негодяйку обеими руками под брюшко, упёрся ногой в стену и, вторив ей сосредоточенным кряхтением, принялся отдирать Рапиру от вожделенного камушка. Мало того, что он сам палец какой-то до матери важной статуе отломал, так ещё и ненаглядная питомица сейчас сорвёт им куш божественного гнева!

Спустя пару минут жаркой схватки камушек оказался в цепких лапках Рапиры, Рапира - в руках рыжего хозяина, а последний - с глухим ударом отлетел прямиком к дракону и беспомощно уставился сперва на обсидиана, а затем вглубь туннеля, ожидая всех кар небесных на их ищущие приключений головы и задницы. Но время шло, а ничего не происходило. Тогда Рик поднялся на ноги, потёр в очередной раз отбитую пятую точку и как следует встряхнул файра за шкирку, но тот, любовно обнимаясь с драгоценностью, даже не обратил на вопиющее поведение своего хозяина особого внимания.

Зато обратил кто-то другой, поскольку в этот миг по туннелю, многократно отражённый эхом, разнёсся гулкий грохот неясной природы.

- Линдвормий навоз! - выругавшись, дал оценку происходящему Рыжий и совершил стратегическое отступление за драконью лапу, беспокойно вглядываясь оттуда в кромешную темноту.

+1

27

Дракон в который раз задумалась о причинах, по которым мальчишка все еще был жив. Исходя из тех наблюдений, что выпали на ее долю, молодой маг казалось вообще не заботился о собственном здоровье, весьма быстро отходя от потрясений, которые в иной ситуации могли унести его жизнь.
Обсидиан задумалась как-нибудь провести эксперименты, связанные с живучестью людей и ходом их мысли в критической ситуации. Может быть паренек все еще был жив как раз благодаря тому, что очень быстро отходил от свалившихся на голову испытаний. Но это все будет когда-нибудь потом. Сейчас есть куда направить свои силы.
«Драконы плавают, и большинство не испытывают неприязни или страха к большой глубине»
Что такое душ ящер опять же плохо понимала. Конечно, постоять под струями или потоком воды интересно, и по ощущениям не дурно. Но разве не лучше нырнуть куда поглубже, смыть пыль, освежиться или согреться, а заодно и поймать себе на завтрак что-нибудь водоплавающее. Видимо людям удобнее опрокинуть на себя ведро другое, чем каждый раз барахтаться в речке. Что не мудрено – линдвормы обожают пловцов.
Можно считать, что на вопрос она ответила. Рик ведь не спрашивал о том как разные драконы поддерживают свою чешую в чистоте и порядке. Что до воды – Мор не встречала ни одного сородича, который был бы против понырять в озере или достаточно глубокой речке. Правда, она обычно с такими вопросами к ним и не лезла.
«Да», коротко ответила на следующий вопрос ящер. «Изучаю, сохраняю, собираю. В таком храме – впервые, в похожих бывала, но больше слышала»
Морваракс никак не могла понять, почему многие резко негативно реагировали на то, что драконы совершенно не против прибрать к лапам какой-нибудь замок или святилище. У очень многих крылатых была тяга к прекрасному. Вероятно, что местность и внутреннее убранство облюбованных помещений стало бы на порядок опаснее, но разве это так плохо? Под драконьей защитой эти места будут все же целее, чем брошенные на поругание беспутного времени.
Причем почему-то самим людям, гномам и прочим созданиям эти упреки совершенно не мешали запустить жадные ручонки в исторические развалины. И надо сказать, мусора и разрушений было гораздо больше, чем от заинтересованного дракона.
Обсидиан, правда, не коллекционировала всякие строения и статуи, отдавая предпочтение простому и всегда ценимому золоту или артефактам. Но опять же – разве это так плохо? Не все ли равно кто унесет сокровища? Для нерадивых потомков, допустивших разрушение и внезапно воспылавших любовью, можно изготовить подделку. Мастеров хороших много, так что проблемы нет.
Взять хотя бы этот храм. Давно всеми брошенный и забытый. Если кто-то не озаботился перенести его сюда (кстати как?), то его разрушило бы время или, что вероятнее, излишне фанатичные культисты. Причем не важно – темные, почитатели Амат или светлые искоренители зла и ереси. Кто угодно не оставил бы камня на камне от святилища мертвой Богини. А так оно в целости и сохранности, и даже ловушки работают. Хотя последнее несколько напрягало.
Да, обсидиан собирается разграбить это место, прибрав к лапам одну книжку. Но само-то строение она не трогает, верно? Красота прошлого все еще радует глаз.
Если, конечно, молодой маг и его питомец не принесут в своих благих порывах больше вреда, чем пользы. Смотря на борьбу за какой-то самоцвет (хорошая работа, но не идеальная), обсидиан удержалась от того, чтоб не покачать осуждающе головой. Что, как говорится, и требовалось доказать. Люди иной раз не умеют держать руки при себе.
«Вероятно, но не факт», «успокоила» парнишку дракон.
Информации о том, что служители Амат практиковали некромантию и отдавали свое посмертие на защиту святого места, не было. Но не было и доказательств обратного. Так что обсидиан не удивилась бы, явись по душу нарушителей несколько верховных жрецов или орда какой-нибудь не-мертвой мелочи.
И в этот момент паренек вместе с файром и камнем покатились по полу. Некоторое время все было тихо, если не считать пыхтения молодого спутника. А потом грянул грохот, который мог быть ответом на выдранный из стены камешек. В отличие от мага, дракон внешне осталась спокойной. Но придирчиво прощупала окружающее пространство магией. Ловушку в таком состоянии она бы почуяла… Если бы стены старого храма не сбивали ощущения.
«Нам в любом случае прямо», «подбодрила» человека ящер и выдохнула в темный коридор струю пламени, осыпавшуюся медленно угасающими искрами.

+1

28

Рик, у которого до их с файром потасовки крутилась в голове уже тьма вопросов от "может ли дракон спать под водой" до "сколько в вашей сокровищнице сокровищ", ввиду последних событий решил остановиться на самом насущном:

- А чего боятся драконы?

Рапира вот, к примеру, была существом довольно трусливым. Разумеется, в те моменты, когда не являлась существом противным и упёртым. Впрочем, как и сам Рыжий. Он отнюдь не слыл большой храбростью в узких кругах, просто иногда обилие каких-то других чувств и неподдающихся никакой логике мыслительных процессов просто не оставляли места для страха.

По дракону же вообще невозможно было сказать, чего тот боится. Пока что все его действия можно было списать на предусмотрительность и тонкий расчёт (правда, по какому такому расчёту дракон раз за разом оставлял Рика в живых вопреки судьбе и неосознанным попыткам последнего самоубиться, он не мог представить и решил не пытаться - с арифметикой у него всегда было туго... как и со многим другим). Но не могут же эти величественные ящеры не бояться совершенно ничего? Иначе бы по законам мироздания они не выжили... Хотя, с другой стороны, им и бояться особо-то нечего. Попробуй-ка хотя бы оцарапать такую защищённую по всем статам громадину! С этим бы справились, по мнению Рика, разве что боги. Но те пока не спешили ссыпать свой гнев на троицу, весело и бодро ввалившуюся в храм богини Амат как к себе домой.

Хотя, судя по неоднозначному ответу молчаливого спутника, этим вполне могли заняться их жаркие поклонники, которых не упокоили до конца. Вот этих чудиков Рыжехвост действительно боялся. Причём, в каком угодно виде. Как считал Рик, чтобы быть фанатиком, нужно, чтобы у тебя изначально с головой было не всё в порядке. А в мёртвом виде от них наверняка ещё и воняет.

Рапира, у которой юный чародей всё это время пытался выцарапать из лапок камушек, так просто сдаваться не собиралась, посему Рик, пробормотав что-то нецензурное и нечленораздельное, быстро выскочил из-за драконьей лапы, воровато огляделся, подскочил в три прыжка к стене и вставил в образовавшуюся дыру заместо драгоценности палец богини. По размеру почти подошло, только тот остался торчать слегка.

- Ну, если тут был какой-то механизм, а не чары, то пустое место нужно просто... сделать не пустым, - уверенно пояснил свои действия Рыжий, похлопав ладонью по стене. - Заодно и палец вернули. Храм-то весь богине принадлежит, так что найдёт его, поди!

Повторившийся в глубине туннеля гул несколько убавил непоколебимость Рика, но раз уж он хочет уподобиться дракону, то нельзя показывать своей слабости! Потому юноша решительно выпрямился, выпятил грудь вперёд, расправил плечи и, почти не вздрагивая, двинулся дальше по коридору, стараясь держаться поближе к выпущенным драконом искоркам.

- О, смотри...те, там впереди свет горит! - внезапно замахал Рыж руками, в одной из которых всё ещё болталась обнимающая "свою прелесть" Рапира, и заметно ускорил шаг. Задуматься, откуда под землёй, на глубине нескольких миль, в потайном ходе потайного храма не менее потайной пещеры горит свет, в его голову отчего-то пока не пришло. Сработал первобытный инстинкт - где светло, там безопасно.

Однако торопливость Рику никогда не шла на пользу, и, споткнувшись в сто первый раз, он всё же растянулся на полу во всю длину своего долговязого роста, выронив ящерицу, которая кубарем покатилась вперёд.

+1

29

«Сомневаюсь, что это поможет», отметила дракон, смотря как палец занимает не свое место.
Маленькое создание, похожее на дракона, оказывается имело со своими величественными «родичами» не только внешнее сходство. Камешек ящерка отдавать не собиралась, и оставалось только гадать – имеет ли это смысл для обсидиана с человеком, или это просто приходить и желание сцапать красивенькое.
Поразмышляв, ящер остановилась на мнении, что да – это решение их живого ключа и на то есть очень важная причина. Поскольку в любом случае шум впереди не думал прекращаться с возвращением пальца Богини.
«Он так себе шею свернет»
Останавливать Рика, когда тот рванул к свету, обсидиановая не стала. Ускорила шаг на всякий случай и только. На всякий случай дракон еще раз убедилась, что перед ее носом должна маячить очень большая выгода, чтоб она решилась заводить детенышей.
Просто их выпустить в мир глупо. Какой смысл было их делать и сходиться с другим драконом ради этого? Вот выгода… Причем продажа яиц и молодых особей пока не перевешивали всех трудностей по созданию экзотического товара. Если же оставлять себе, то мороки еще больше – некоторые столь же непоседливы, как и этот маг.
Выйдя к свету, величаво переступив через растянувшегося Рика, дракон замерла, не веря своим глазам и ощущениям.
То была арка, под которой с легкостью бы прошел древний красный дракон. Мор и человек были крохами в сравнении с этим проходом. Но это ни что ни в какое сравнение с открывшейся картиной, где дракон и маг были всего лишь песчинками на краю бездны.
Провал, во тьме которого угадывались скалы и мерцающие огни. Провал, на краю которого они сейчас стояли. Множество входов и выходов – такие же арки по всему краю пропасти. А может они же есть там – внизу… Среди отблесков пламени, среди летящих и с шумом разбивающихся о камни капель, среди переплетений зелени, растущей ото всюду, обвивающей каждый столб, каждый выступ, распускающей цветы солнцу и роняя плоды во тьму. Туда – вниз – падали тонны воды, неизвестные реки – огромные и бесконечные – словно пытались напоить, будто стремились наполнить эту пустоту. А над головой – высоко-высоко, пронзительно голубое небо. И падающие на темные крылья теплый свет.
«Это не Грес»
Дракон поняла, что не может определить в какой момент грохот обрел форму и стал узнаваем – звуки двигающихся плит, рычания хищников, шаги големов и голос водопада – все это она могла различить, все это она знала. Так почему же сразу не сказала о том, что их ждет впереди.
Чувства дракона твердили, что вокруг нет никаких ловушек. Так же, как в туннеле она чувствовала стены и их возраст, сейчас она ощущала открывшийся мир. Ветер, доносивший запах воды и цветов, блики в каплях, раскинувшаяся радуга, выступы под лапами – все это было реально.
Реально, но невозможно.
Ни один маг не смог бы сотворить такое. Сомнительно даже, что в начале времен кто-то был бы способен создать такие шедевры.
Морваракс прикрыла глаза и вдохнула.
Дракон пыталась отыскать объяснение произошедшему. Отыскать выход на всякий случай, поскольку сомневалась, что сможет теперь уйти порталом. Место потрясало в своей простоте и величии. Тронуло дракона.
Не удивительно, что вопросы остались без ответа.

+1

30

Открыв в изумлении рот, когда через него перешагнул дракон, Рик поспешно поднялся на коленки и, спотыкаясь, побежал следом, пока не замер рядом со своим величавым спутником, так и забыв подобрать челюсть.

- Укуси меня дракон... - благоговейно прошептал Рыжий, протерев глаза, и ещё раз, и ещё. - Ой, то есть это я не в буквальном смысле! - поспешно добавил он, оглядываясь на обсидиана. - А у драконов бывают крылатые выражения? Или вам своих крыльев хватает?

Даже глубокое потрясение не могло унять в нём желания глупо шутить и каламбурить. Скорее даже наоборот - ведь болтовнёй он сбрасывал лишнее напряжение.

Рапира тем временем, прокатившись клубком через всю оставшуюся часть туннеля, с громким писком рухнула вниз, но не успел Рик за неё перепугаться, как ящерица тут же взмыла на крыльях в воздух прямо перед его лицом, всё ещё сжимая в лапках вожделенный камушек. А взлетев, с удивлением глянула по сторонам, и вдруг весело застрекотала. В следующий миг её уже невозможно было поймать взглядом - она стрелой металась среди зелёных лоз, пролетала за водопадами, отталкивалась от камней и снова куда-то упархивала.

- Наверное, я сплю, - предположил Рик самое очевидное, всё ещё не в силах поверить своим глазам. - Нет, не сплю, мой мозг на ТАКОЕ просто не способен, - через секунду решил он и вдруг подскочил, принявшись дёргать дракона за отставленный в сторону палец на передней лапе, как будучи маленьким мальчиком - отца за полу плаща. - Я умер, да, умер?! Надо было сразу догадаться! Ещё когда сработали те ловушки! Или нас всё-таки нашли и сожрали зомби-фанатики? Нет! Я умер ещё раньше! Ну ведь не мог я просто так, среди бела дня, повстречать дракона, отправится с ним в приключение и... и... Подождите. Это что тогда получается? Я умер, потому что меня укусил линдворм? Не, такое бы я запомнил... Я умер от избытка учёбы! - вдруг радостно воскликнул паренёк и тут же серьёзно добавил: - Всегда говорил, что учиться вредно. Хотя нет... Последнее, что я помню перед тем, как увидел дракона... это то, что я наступил в линдвормий навоз! Ой-ёй... так глупо, наверное, ещё никто не умирал, да? Да мне за это премия положена!

Рыжий на секунду замолчал, переводя дыхание, и вопросительно покосился на притихшего дракона. Хотя тот и до этого не отличался особой болтливостью.

- Или всё-таки не умер? - робко поинтересовался Рик, пытаясь заглянуть в большие янтарные глаза. Но это не удалось ему даже на носочках и в прыжке. Хотя было бы неплохо, если бы его смерть пришла за ним не в драном плаще и с костлявыми руками, а в обсидиановой чешуе и с огромными острыми когтями... Но что-то подсказывало юному магу, что его время пока ещё не пришло. Чародей поискал взглядом Рапиру, воодушевлённое чириканье которой эхом разносилось по бездонному ущелью и которое был не в силах заглушить даже грохот падающей воды. - Это место ей знакомо, - задумчиво пробормотал Рыжехвост, улавливая отголоски эмоций файра. - Напоминает... дом? Но ведь она родилась на островах Пальмового архипелага, а оттуда её привезли совсем малышкой. Я думал, она кроме Школы ничего и не помнит.

Засунув руки в карманы, Рик качнулся с пятки на носок, подошёл к самому краю пропасти и, наклонившись вперёд, попробовал разглядеть дно. Свесившиеся вниз длинные волосы немедленно задуло в лицо, Рыж закашлялся и поспешно выпрямился, пятясь назад.

- Ущипните меня. Не, - парень снова окинул взглядом обсидиана, прикинув, что в его случае это действие вряд ли реально выполнить, и помотал головой. - Укусите! Хотя не, тоже не стоит. А если я шагну в туда, что произойдёт? - с живым любопытством поинтересовался Рыжий, указывая пальцем прямо в бездну.

Отредактировано Рик Сенмурв (06-11-2019 07:38:43)

+2

31

«Нам хватает ваших»
Дракон выдохнула и открыла глаза. Картина не поменялась, только стала казаться еще более реальной.
Морваракс проследила взглядом за снующей туда-сюда «родственницей»: та снова близко к ним, но явно наслаждаясь ситуацией. Может быть Рик и прав, и их неведомым порталом покидало по Альмарену и в итоге бросило на архипелаг. Обсидиан не помнила, чтоб путешественники упоминали что-то о великом провале или столь экзотических руинах. Но чем жизнь не шутит?
Так же дракон знала, что Альмарен – крайне гостеприимный мир. Не единственный. То и дело в него попадали те, для кого он не был родным. Для кого Имир и Рилдир значат даже меньше, чем для драконов. А могли ли они случайно покинуть родные земли и оказаться слишком далеко от дома?
Признаться, такая практика была бы весьма интересной. Но при условии, что после ее прохождения позволят вернуться в родные края.
«Ну конечно…»
Обернувшись, Морваракс увидела в глубине тоннеля, которым они пришли, завал. Капитальный и неприступный, словно проход был обрушен сотни и тысячи лет назад. Это место жило по каким-то своим законам – дракон чувствовала, что они тут есть. Только знать и понимать устройство карманного плана (или цепочки порталов, если верна первая версия) – вещи разные.
Можно потратить пару веков и во всем разобраться. А можно не упрямиться и идти по той прямой, которую для них выстраивают.
«Подозреваю, что ты умрешь», ответила обсидиановая, как только поток слов у молодого мага иссяк. Подошла к краю, заглянула и утвердительно кивнула.
«До дна не долетишь. Тебя прибьет к выпирающим скалам и переломает кости»
Самое интересное, что и сама дракон не спешила прыгать. Провал казался спокойным и мирным, не внушающим ужаса. Даже тьма там внизу казалась притягательной и милой, теплой и уютной. Только порывы ветра, подобно дыханию исполинской твари, могли переломать кости и взрослому дракону, не говоря уже о человеке. Даже странно, что она не видит белеющих остовов неудачных прыгунов.
Единственное существо, которое не унывало и было полностью довольна случившимся, была файр. Может для нее данный провал и бесконечное количество арочных проходов не представляли угрозы. Но обсидиан не спешила расслабляться, выполняя норму по осторожности и за себя и за человека с его питомцем.
Подставила лапу человеку:
«Садись. Летим. Так будет быстрее»
Если рыжий думал, что сейчас они воспарят над бездной и направятся к теряющейся вдалеке противоположной стороне провала, то его ждало очередное разочарование, коими дракон его щедро сегодня «кормила». Морваракс планировала над краем, выискивая не заваленную арку или что-нибудь, что могло бы ее заинтересовать – в общем, маяк для следующего шага.

+1

32

Проследив за драконьим взглядом (пусть ему снизу и была видна только его поворачивающаяся в разные стороны нижняя челюсть), Рик тоже обернулся, увидел завал и почесал подбородок.

- Мне однажды такой сон приснился. Я там по лабиринту бродил с какими-то подозрительными личностями... В общем, когда я очухался в начале, там была табличка с подсказкой, типа входа нет, а выход везде... Мы эту табличку, конечно, потом разбили, а то чего они. Но я не про то! Может и здесь также, ну, со входами и выходами, - пояснил паренёк, заложив руки за спину и прогуливаясь по самому краю провала, очевидно совершенно не страшась при всей своей неуклюжести рухнуть вниз. То ли так сильно рассчитывал на дракона - что тот его поймает и подхватит в случае чего, то ли в принципе.... не умел считать.

Даже ответ Мудрейшего его не слишком смутил. Рыжий только ещё раз глянул одним глазком в бездну и беззаботно пожал плечами.

- Жаль. Думал, может там портал какой. А вы слышали сказку про девочку, которая упала в кроличью нору и падала, падала, падала? Пока не проснулась. Блин, обидно будет, если это всё-таки просто сон! А если я тогда поскользнулся на куче навоза, приложился головой об камень и сейчас лежу в коме? Вот же кошмар! Да я же...

Внезапно Рик заткнулся и недоумённо захлопал глазами, увидев протянутую к нему огромную лапу, а также услышав в голове инструкцию к дальнейшим действиям.

- Э-э-э, - согласился с разумностью данного предложения Рыжехвост, уже с большей осторожностью влезая на широкую обсидиановую ладонь. - А у вас тут плаща мехового не завалялось? А то вдруг опять простыну, чихать начну, сопли опять же, знаете ли...

Впрочем, последняя реплика, как и почти абсолютная часть предыдущих, в ответе не нуждалась, и вскоре Рик, напрочь позабыв обо всех неудобствах, рассекал межпространственные потоки воздуха, цепляясь руками за драконьи когти и свешиваясь через них, чтобы увидать, что там внизу. И не забывал при этом издавать серию непереводимых и нечленораздельных восторженных звуков, которым с радостью вторил маленький файр.

- О, гляди, гляди! - внезапно перешёл на человеческий язык юный чародей, успев к этому времени уже почти охрипнуть. Он подскакивал на драконьей ладони и указывал пальцем на один из выступов в скальной породе, где пышно раскинулась зелень, и среди огромных - с человека ростом - древесных листков... - Там что-то блестит!

А стоило неохватной тени парящего дракона упасть на указанный уступ, как листья неестественно шевельнулись, и что-то в них промелькнуло по направлению к виднеющейся в скале расщелине.

- Полетели туда? Ну полете-е-ели! - почти по-малышовски законючил Рик и тут же закашлялся, прижав кулак к груди.

+2

33

«Не понадобится»
Морваракс не собиралась взлетать высоко. Во-первых: так будет только сложнее осматривать состояние арок и притаившихся там очередных сюрпризов. А во-вторых: сомневалась, что ей позволят забраться достаточно высоко, чтобы посмотреть как далеко расстилается новый мир.
Дракону все еще казалось, что она не в том месте. Не было четкого ощущения, не было осознания, что они порталами добрались до одного из островов архипелага или провалились в неизвестность. Но, наверное стоило признать, вляпываться в магические ловушки и аномалии дракон просто «обожала» – ей на них так везло, будто с рождения предназначалось вляпаться во все сложности, коих так много на Альмарене.
Какому-нибудь вирмлингу или тому же магу, восторженно что-то орущему с ее лапы, такая судьба казалась очень привлекательной и интересной. Но взрослому дракону прежде всего хочется чувствовать полный свой контроль над ситуацией. Дракону нужна сила, власть и уверенность. В общем все то, чего Морваракс сейчас по большей части остро не хватало.
Пару раз ящер пыталась взлететь повыше, но каждый раз ее словно что-то придавливало обратно. Мягко, но опасно. Потому как каждый раз обсидиан оказывалась ближе к краю, а нырять туда ей совершенно не хотелось. Но все таки за те краткие мгновения ей удалось разглядеть обилие воды и зелени. Не так много, и при том ничего не объясняет и не подтверждает.
«Лети», флегматично буркнула Мор, слегка подбрасывая мага в своей лапе.
Ей хватало того, что вечное предчувствие беды настойчиво отговаривало совать морду и прочие части тела в бездну провала. Даже то, что заинтересовавший парнишку выступ был достаточно близко к краю, не убеждало в правильности предстоящего поступка.
Да, Морваракс начала снижаться, вглядываясь в зелень и стараясь по возможности не уронить свою ношу. Да, она могла проигнорировать просьбу, как и присутствие в тех зарослях чего-то… Но все равно ведь полезла. Пришлось приземлиться и съезжать хвостом вперед. Цепляясь за камни и чувствуя неприятное давление ветра, рождаемого провалом, дракон постепенно снижалась. Оглядывалась, перебирала лапами и так все ближе и ближе к уступу.
Рик, само собой, наслаждаться видами не мог. Сидел в лапе, едва носом не уткнувшись в крупную грудную пластину дракона и мог только ждать, когда обсидиан доберется до цели.
Последние пару метров ящер преодолела попросту спрыгнув в зелень. Последняя приняла гостей крайне охотно. Дракон с человеком провалились в зеленый омут, где невозможно было схватиться, замедлить погружение. Мгновение и лапы коснулись поверхности камня.
«Ищи»
Как говорится инициатива с инициатором всегда в тесных отношениях. Тем более раз парнишка уговорил Мор сюда спуститься, пусть теперь отдувается за свое решение. Учитывая потрясающее везение рыжего и его зеленой подруги, им вполне могло улыбнуться отыскать нечто… Не слишком опасное. Или напротив – удача им изменит и дракону придется ради человека и ключа спешно демонстрировать силу.
Сама ящер с большим подозрением поплевала на листья огнем. Те скручивались, выжидали и выпрямлялись вновь целыми и зелененькими. Кажется, даже пахнуть начинали приятнее. Парочка все же загорелась, но вяло, а очередной порыв ветра затушил все искры.

+2

34

Рик вертелся и извивался как мог, но когтистая лапа стала для него прочной клетью в момент снижения, поэтому парню оставалось только гадать по ухающему в пятки сердцу, ухабистым прыжкам на заднице и встающим дыбом волосам, что они в данный момент делают. Рапира, словно дразнясь, тарахтела где-то неподалёку, но приближаться к маневрирующему дракону благоразумно опасалась, вместо этого аккуратно снижаясь вслед за старшим "сородичем", чтобы её не сбило восходящими потоками.

Когда же он наконец получил свободу действий, Рыжехвост первым делом вывалился из лапы как куль с зерном, быстро подскочил на ноги, отряхнулся и с истовым любопытством завертел головой по сторонам. Рапира осторожно примостилась чародею на голову, но тут же шмякнулась с неё на один особо крупный лист, когда Рик задрал оную и с живейшим интересом принялся наблюдать за действиями ящера.

Короткие указы-приказания дракона, как будто послушной собачке, его ничуть не смущали, а вот действия громадного спутника мага порядком развеселили: в его представлении так обычно малыши познают мир вокруг них. Хотя в данном месте и в данной ситуации они именно что были малышами в незнакомом мире, требовавшем активного познания.

- А какого размера вы были, когда были ещё маленьким дракончиком? Интересно, я бы смог удержать вас на руках... Я ведь даже никогда не видел драконьих яиц! Одни говорят, что они размером с человека, другие - что размером с бочку. А бочку удержать на руках, я думаю, я бы смог. Не смотрите, что я такой задохлик, тягать тяжести мне вполне по силам! Сколько ж раз мне приходилось составлять в классе столы и снимать с люстр стулья после очередного не очень удачного заклинания...

Так, болтая уже с самим собой, парень постепенно удалялся в "джунгли", покусываемый за пятки своей ящерицей, пока не скрылся в той же расщелине, куда убежала "блестяшка". Но в последний момент всё же высунул из неё свою рыжую макушку и с праздным любопытством уточнил:

- А что именно мы ищем? - в эту секунду из пещеры что-то заурчало, как в желудке голодного линдворма, и Рик, заглянув внутрь, поспешно уточнил: - А, всё, кажись, нашёл...

Рыжехвост сделал несколько несмелых шагов во тьму, на пару минут там воцарилась звенящая тишина, а затем раздался звонкий чих Рапиры, и осветившееся благодаря этому небольшое пространство проявило перед юным чародеем то, из-за чего он в следующий миг стремглав кинулся наружу.

За ним по пятам катилось то, что имело верхнюю половину тела человека - мальчика, вместо ног у которого было одно замысловатое и вертящееся само по себе колесо, на голове - шлем необычной конструкции и плохо скрывающий наготу драный плащ на шее. Существо, судя по всему, представляло собой уникальный гибрид механизма, органики и магии и враждебно настроено не было, скорее даже пыталось с Риком поговорить, но завидев впереди огромного ящера, остановилось как вкопанное.

А за ними из расщелины показались наружу совсем уж удивительные создания, напоминающие одновременно телом пиявок, мордой - членистоногих, и почему-то с перьями на спине и длинной шерстью на боках, они были совершенно без ног и передвигались полуползком-полупрыжками, но шибко уж резво. Рыж, оглянувшись проверить, не потерялась ли там его ящерица (которая просто зацепилась пастью за его рубаху и меланхолично развевалась по ветру) и не отстала ли погоня, увидев явное численное превосходство неведомых противников, изо всех сил замахал руками, привлекая внимание дракона, и отчаянно заорал:

- Валим, валим отсюда, я передумал!!!

+1

35

Понадкусав листья и распробовав, дракон заключила, что они не вкусны, не питательны и по своему составу напоминают ткань. Т.е. при очень большом желании подкрепиться ими можно, но съесть придется очень много. Возможно, что предназначение этой зелени заключалось в чем-то другом.
Морваракс сомневалась, что она сюда вернется, а потому и брать с собой образец не имело смысла. Если он полезен, то запасов не пополнить, если бесполезен, то тем более не стоит тратить на него время и силы.
Пока дракон вынужденно пополнила ряды травоядных, Рик вовсю сыпал вопросами. В какой-то момент обсидиану стало интересно: учитывая количество вопросов, запомнит ли ответы молодой маг? Или для него важен сам факт того, что с ним общаются. Правда общением это можно было назвать с большой натяжкой, но всяко не молчание.
«Зависит от многих факторов», яйца драконов для Морваракс – это не потенциальные милые вирмлинги. Это потенциальные враги. И хороший товар, пользующийся спросом. Живыми кладки ценились выше, в конце концов мертвецы не так полезны. И потому о заботе о яйцах обсидиан знала не просто интуитивно – то была целенаправленно собранная информация. Но, наверное, Рику будет не интересно слушать о перепадах температуры и толщине скорлупы.
«Самое важное влияние на размер яйца оказывает вид родителей. Крупные, средние, малые. В редких случаях случаются аномалии в виде размера: крупнее положенного у малых, что может сказаться на здоровье матери и других яйцах, мельче у крупных, что, в свою очередь, ведет к другим физическим и магическим недостаткам. Но не всегда»
Обсидиан смерила рыжего взглядом, пытаясь сопоставить свой рост при вылуплении с его габаритами. Вообще людей она встретила впервые уже будучи основательно подросшей, но если так прикинуть…
«Примерно с варга или крупного волка. Да, поднять бы мог, но не удержать»
Хотя возможно и с первым пунктом возникли бы сложности. Вот братьев и сестер Морваракс Рик бы точно не поднял – они были и чутка крупнее, и гораздо здоровее.
Пока рыжий со своей зеленой подругой увлеченно изучал блеск неведомого, дракон подошла к обрыву. Тот был коварен на этом уступе – его надежно укрывала густая зелень. Сделаешь поспешный шаг и в лучшем случае ловишь равновесие. В худшем познаешь прелести полета без крыльев.
Ветер в который раз утих, будто некий исполин задержал дыхание. Чуть пригнувшись и на всякий случай вцепившись в камень, ящер высунула морду и заглянула за край. Всё та же картина, разве что цветных огоньков внизу стало больше.
«Странное место»
Странное и совершенно неподходящее для книги. Пусть это будет даже трижды величайший артефакт, раскрывающий тайны прошлого, будущего и божественного, это – не его место. Морваракс это чувствовала, на сколько ей позволяли ее чувства.
Вылетевший Рик заставил дракона резко отпрыгнуть от края, развернуться и не долго думая выпустить атакующую плотную струю огня. Может быть существа и не желали зла, но… Обсидиану было проще убить неизвестное, и только потом вызнавать что это и какие у него были помыслы. Исключения встречались – да куда же без них? – но сейчас был явно не их случай.
Рыжий мальчонка каким-то чудом не угодил под атаку. Вероятно предчувствуя беду своей пятой точкой (как знала дракон именно эта часть тела отвечала за самосохранение у малых рас), маг вовремя рухнул носом в землю. Рев пламени заглушили истошные визги скрючивающихся и умирающих созданий. Даже странный голем отшатнулся.
Ему огонь доставлял неудобства, но не ломал: заставил нырнуть во тьму, спасая уязвимые элементы своей конструкции. А в воздухе разливался тошнотворный запах…
«Это точно не Альмарен», гномы успешно осваивали сложные механизмы, но чтоб до такого уровня… Стоит признать, эти коротышки сделали бы работу более аккуратно и красиво. Не говоря уже о том, что их гомункул наверняка бы отстреливался от нападающих.
Подойдя к Рику и сцапав того в лапу, Мор не терпящим возражения тоном объявила:
«Уходим»
Но как только маг оказался под защитой чешуйчатой лапы, удача то ли в очередной раз отвернулась от исследователей, то ли улыбнулась. Однако не все ее улыбки приятны...

+1

36

Разумеется, пропахивать носом землю Рику за его недолгую в отличие от драконьей - "А сколько, кстати, этому гиганту лет и есть ли у него годичные или вековые кольца на чешуе?" - жизнь по поводу и без случалось бесчисленное количество раз. Недавняя прогулка по совершенно прямому и пологому туннелю величиной с мифического ящера наглядно показала, как здорово Рыжий умеет спотыкаться на ровном месте, путаться в ногах и просто каким-то чудом удерживаться на них (но далеко не всегда).

Однако на сей раз дело было не в его патологической дискоординации и бойкоте собственному телу. Просто Рапира, то ли впечатлившись жестом могучего сородича и решив уподобиться своему "фавориту", то ли испробовав на собственной заднице (когда шмякнулась на них) мягкость дивных листочков, быстро перегруппировалась в воздухе, уцепилась задними лапками за ремень Рыжехвоста, а передними потянулась к так и манящей её зелени.

Погоня, враги, смертельная угроза? Подождут. Так, по всей видимости, рассуждал истинный файр своего хозяина. Однако его лапки на то и были лапками, что широкий лист из них выскользнул при первой же возможности, поэтому пока парень огромными прыжками бежал навстречу своему драконьему счастью и избавлению, ящерица предприняла ещё одну попытку и, собравшись в тугую пружину, резко выстрелила всем телом вперёд (то есть относительно траектории движения Рыжего - назад), не забывая при этом цепляться за его штаны.

На сей раз манёвр увенчался успехом, и лист прочно застрял в зубастой пасти.

...не забывая при этом удерживаться черенком за прочную скалистую породу. Категорическое и фундаментальное расхождение в стремлениях двух живых существ окончилось тем, что Рик, как уже известно, впечатался лицом в землю. В неравной схватке победила сила притяжения и она же позволила Рапире остаться с носом и вожделенным гербарием в пасти, который был чуть ли не в пятеро больше неё.

Пока юный маг пытался прийти в себя и дать трезвую оценку происходящему, над его головой раздался оглушительный гул, а макушку опалило отнюдь не привычным магическим огоньком, которым Рыжий (зачастую при непосредственном участии своей ненаглядной Рапиры) частенько по ошибке поджигал собственную шевелюру.

- Очешуеть, я видел настоящее драконье пламя, кому рассказать - не поверят!!! - выпалил Рик, вскинув голову, едва струя просвистела над его спиной, и как-то разом позабыв все беды и условности навроде того, что некоторые сомнения у его слушателей начнутся ещё в тот момент, когда он скажет, что увидел в небе дракона, и уж точно вряд ли кто дотерпит с серьёзной миной до слов "и тут мы упали глубоко под землю, нашли заброшенный храм Амат, отломали ей палец и открыли потайную дверь, шли по бесконечному коридору, очутились на краю бездны, прилетели на уступ с невянущими листьями, когда из ущелья вдруг выкатился гибрид чайника на колёсиках и моего соседа по комнате, а за ним пять, нет, десять, нет, сорок! кракозябр, и ту-у-ут... представляете?! я увидел, как палит дракон!"

От очередного захлёбывания собственными восторгами его отвлекла загоревшаяся таки прядь, которую Рыжий, поспешно вскакивая на ноги, почти машинально затушил в кулаке и повертелся на месте, пытаясь отыскать взглядом Рапиру. Рапира, что характерно, вертелась вместе с Рыжим, крепко цепляясь за рубаху на его спине, а огромный лист в её зубах развевался за парнем важно и пафосно, как за суровым бродячим магом - плащ.

Но насладиться своим видом в полной мере Рику не дало, во-первых, отсутствие глаз на затылке, а во-вторых, огромная чешуйчатая лапа. Которая только что схватила его и согласно самому свежему предложению Рыжехвоста уже утаскивала тщедушное тело юноши с неудачно выбранного уступа куда подальше. Файр довольно тарахтел где-то под самым ухом, так что парень перестал за него беспокоиться, вместо этого извернувшись в драконьей лапе так, чтобы увидеть провожающий их тоскливый взгляд непонятного человекоподобного существа, застывшего на самом краю пропасти.

И тут приключилась ещё одна внезапность: лист, ухваченный огненной ящеркой, вдруг начал жить собственной жизнью, распадаясь на прочные мясистые волокна, которые, стремительно удлиняясь, принялись оплетать всё, до чего могли дотянуться: от крошечного файра вместе с его хозяином до внушительных драконьих когтей, одновременно с тем вытягиваясь в сторону родного для них уступа, словно не желая покидать его и заодно отпускать своих заложников. Им оказавшееся внезапно разумным растение пока особого вреда не причиняло, кроме небольшого дискомфорта ввиду вынужденной неподвижности, но кто знает, как долго продлится это "пока".

Примерно такого плана мысли начали посещать голову Рыжего, но вместо предупредительного вопля паники могучему спутнику у него вышло лишь невразумительное похрипывание - стебли успели в буквальном смысле схватить его за горло, да и от всех предшествовавших перелётов и воплей чародей уже порядком охрип, так что теперь просто с молчаливой (ну, почти) надеждой взирал на голову обсидиана. Это, мать его, дракон, ему уже наверняка тыща лет, да как пить дать он сейчас что-нибудь придумает и спасёт их!

+1

37

«Что еще?»
Дракон раздраженно дернула лапу, едва не лишив своего рыжего напарника сознаний (или жизни). Повернувшись, ящер с отвращением взглянула на распадающиеся на волокна листья. Зеленая файр сорвала только один, но как оный пытался удержаться в родном ему месте, так и его родное место пыталось вернуть его назад.
В другое время обсидиан заинтересовалась бы таким феноменом. Листья, скручивающиеся в ленты и цепляющиеся друг за друга, этакое стремление к целостности и единству. Но в тот момент была больше раздражена. Дракон ненавидела чего-то не понимать.
Упрямая зелень мало того, что сама хотела остаться на уступе, так еще упорно удерживала внезапных гостей. Тут можно было бы задуматься, что у существующих здесь созданий попросту не было иного выбора, ведь вежливо они никак не могли попросить гостей задержаться. Морваракс же полагала, что грустный взгляд не всегда является оправданием, а уж попытки навалиться толпой и связать и подавно относятся к угрозе.
Дергать лапу было бесполезно. Нет, у ящера-то как раз были все шансы вырываться целой и здоровой. А вот парнишка мог не пережить такого рывка.
«Раздражает»
Пришлось становиться на задние лапы, а передней обрывать назойливые листья. Одновременно с тем дракон следила, чтоб позади нее было несколько метров до обрыва. Меньше всего ей хотелось погибать в таком странном месте по глупейшей причине. К сожалению дело могло затянуться: слыша безмолвный призыв о помощи другие лисья тоже стали обращаться в лианы и тянуться к гостям.
Рику пришлось мириться с неприятной длинной царапиной на шее – следом, где дракон подцепила лозу листа и тем освободила своего попутчика. С рыком дракон прыгнула к краю: ей удушение от местной растительности не грозило.
«Видимо придется лететь»
Расправив крылья, обсидиан устремилась вверх, попутно стряхивая с себя оставшиеся листья. К сожалению для Рапиры вместе с листьями, ставшими вновь нормальными, в бездну полетел и ее камешек. Подхваченные возобновившимся ветром, этот дар был смешан с мерцающими огнями внизу и падающими неизвестными реками.
Мор стремилась вверх, хотя уже чувствовала, что ее неумолимо тянет вниз, словно затягивает. Она не оборачивалась и потому не видела, как меняется бездна. Зато это прекрасно видел Рик. Если и до этого провал внушал трепет и очаровывал красотой руин и природы, то в тот момент он словно стал живым. Тьма и свет, идущие из глубин стремительно приближались. Цвета странным образом становились насыщеннее, а магия – сильнее. Место стало реальнее реальности, наполняя все – от камней, до странных созданий и гостей – невиданной мощью.
Единственное, что ощутимо гасило восторг от ощущений – то самое приближение невиданного. Уже у самого хвоста дракона эта Сила раздробилась на четыре потока, заключая ящера, человека и файра в кокон из четырех стихий. И эта сфера по ощущениям Морваракс ухнула вниз.
Полет-падение проходил мягко, что хоть немного, но успокоило обсидиана. Сложив крылья и слегка поджав лапы с хвостом, будто она была в яйце, дракон раскрыла лапы, позволяя человеку насладиться местом из заключения. Ветер игриво и ненавязчиво сплетался со своими братьями-стихиями, играя неприметную, но важную роль. Огонь ярко пылал, всякий раз огибая и отстраняясь от пронзительно голубых вод. Камни, поросшие растениями, будто старший из братьев – держал огонь и пламя порознь, но в то же время не делал их чужими.
«Чувствуется влияние древних времен. Красиво. Опасно. Надежно. Не советую прикасаться к этим «стенам». Во избежание»

+1

38

Напомнило

Рик мгновенно прекратил брыкаться и пытаться самостоятельно выбраться из пут, как только почувствовал, что по шее заструилась липкая горячая жидкость. Быстро прижав ладонь к коже, он отстранённо отметил, что это всего лишь царапина. "Повзрослею, возмужаю - останется боевой шрам. На шее. Прямо как у обсидиана".

На сей раз в мыслях не было привычного восторга. Зажимая рану одной рукой, а другой - прижимая к себе рвущуюся вниз за своим сокровищем Рапиру, Рыжий словно видел всё со стороны и с трудом уже улавливал происходящее. Лицо побелело, но вовсе не от потери крови. Сказывался довольно затяжной, если считать от начала их приключения, и чрезмерный для юного волшебника шок.

Когда они взмыли вверх, голова пошла кругом, а дыхание спёрло. Хотелось крикнуть несущей его громадине, чтобы та сказала хоть что-нибудь, чтобы было можно уцепиться за чужой голос в своих мыслях и не расставаться с сознанием, но получалось лишь изумлённо взирать вниз, на приближающуюся, вместо того, чтобы по всем законам природы удаляться, бездну. Она внушала подсознательный страх и вместе с тем невероятно очаровывала, манила к себе. Совсем как... драконы.

Какая-то неведомая сила, проникая словно бы отовсюду, не давала чародею отключиться, но поскольку только что увиденное при всём желании нельзя было воспринимать на трезвую голову, Рик прижался лбом к прохладной чешуе и с тихим облегчением выдохнул.

Рапира, воспользовавшись краткой заминкой, всё-таки вырвалась на волю, но устремилась не вниз, а вверх, на удивление легко поравнявшись с головой обсидиана и летя вровень с ним. В глазах крохотной ящерки, даже близко не бывшей могучим драконом, пылала какая-то несвойственная такому маленькому существу абсолютная уверенность. Будто это она помогала им лететь.

Парень же, едва почувствовав движение громадного туловища и удерживающих его лап, всё же рискнул ещё раз оглядеться по сторонам, да так и замер с широко открытыми глазами. Представшая перед ним картина теперь и вовсе не поддавалась не то, что объяснению, а даже всему наличествовавшему у него воображению.

Воспользовавшись тем, что хватка ящера стала слабее, Рик упёрся ладонями в его указательный палец и высунулся из огромного "кулака" по пояс, чтобы получше разглядеть танец стихий, а затем, не удержавшись, потянулся рукой к ближайшей из них.

Уже нежданный голос в голове заставил чародея вздрогнуть и вовремя отдёрнуть руку, а затем оглянуться на величественного спутника. Рыжехвост молчал, не задавая тысячи роившихся в голове вопросов, а потом снова посмотрел на потоки воды и огня, струящиеся так близко друг к другу и в то же время не смеющие соприкоснуться, как два совершенно разных и слишком похожих мира.

- Хотелось бы забрать частичку этого мира с собой, - хриплым голосом пробормотал Рик. - Пусть даже просто воспоминание.

Уже одно это - слишком много для их мира. И такого сокровища не найти в закромах даже самого богатого дракона. Хотя решать было не ему.

Вдохнув полной грудью и ощущая, как развеваются пламенем подхваченные стремительным ветром волосы, Рыжехвост откинулся назад и довольно улыбнулся, отдаваясь на волю судьбы.

+1

39

«Никто не запрещает тебе запоминать увиденное»
Пока, по крайней мере. Естественно, если эти знания поставят под угрозу саму Морваракс или же будут угрожать жизни рыжего мага, то придется «изъять» опасные воспоминания и обрубить прекрасное приключение в странный сон. Весьма неприятная процедура как для мага, так и для объекта: первому просто сложно распутывать клубок чужих впечатлений (это только на словах все просто), а второй все равно будет чувствовать потерю.
Обсидиан не горела желанием наносить такой удар по магу. Не смотря на то, что он был изрядно суетлив и разговорчив, у него были задатки и таланты. Портить что-то полезное дракон не любила.
«Или тебе нужны дополнительные впечатления?»
В вопросе не чувствовалось злобы, ровно как и прочих эмоций. Но оный все равно мог заставить кого угодно неуютно поежиться. Люди склонны были хорошо помнить только плохое или унизительное. И ладно бы, если это было сопряжено с важным жизненным уроком, так ведь нет – они просто забивали и без того ограниченную память противным им самим барахлом. Все прекрасное и волшебное неведомым образом их покидало, становясь не то сном, не то чем-то таким незначительным, что и поминать не стоит.
Странные создания. Но Мор могла помочь запомнить маленькое путешествие с бесконечными и нелогичными переходами. Достаточно всего лишь подбросить то самое «дурное», что так обожают малые расы.
Но раскрасить темными красками жизнь одного мага обсидиан не успела. Кокон стихий, в котором они находились, распался.
Не развалился как домик из песка, не разбился как хрупкая фигурка. Распался, разложился своими составляющими – каждый элемент занял свое место. Быстро и мягко, будто так и должно быть. Дракон ощущала это как распустивший лепестки цветок, в центре которого они висели. Для человека… мир стал шире, будто само место раскинуло границы для своих гостей.
Когти с легким клацаньем ознаменовали, что дракон со своей ношей снова стоит на твердой земле. Или камнях, или гранитном полу… в общем – они уже не зависают в неизвестности во власти чужой магии.
Морваракс немного постояла, легко балансируя на задних лапах, осмотрелась и, поняв, где они оказались, опустила свою ношу вниз.
Меньше всего это место напоминало дно пролома, бездны, тьмы и прочих ужасных мест, грозящих увечьями или смертью. Сравнительно небольшая площадка – при желании тут с комфортом разлеглись бы три древних дракона – со всех сторон окруженная скалами. Все теми же скалами – меж камней уже не с грохотом, но с приятным журчанием бежали воды, на выступах росли причудливые деревья. Здесь было светло, но не благодаря огню и ветру, свободно летающими здесь (что интересно совершенно не вредя дракону и человеку). Казалось, что свет идет ото всюду.
Зеленая травка, красивые цветы с приятным ароматом, камни, раскрашенные узорами и рунами. А в центре площадки – небольшой пьедестал. На нем, среди кристаллов и вырезанных фигурок лежал увесистый том. То, за чем дракон сюда пришла.
«Ни малейшего намека на угрозу»
На них давили с самого начала. Темная необъятная пещера с тысячами скульптур, домов и храмов. Статуи павшей Богини с прощальным жестким напоминанием. Обрыв, самим своим дыханием способный переломать все кости дракону. Листья-ловушки и стрекочущие создания, странные големы и захватывающее дух падение… Падение во власть того, что способно было их убить. Но не убило. И кажется даже… приветствовало?
«Ничего не трогай. Нужно подумать»
Обсидиан подошла вплотную к миниатюрной сокровищнице. Наклонив голову, шумно вдохнула запах книги. И, прикрыв глаза, попыталась опять погрузиться в мир. Получить от себя и окружения ответы если не на все, то на самые важные вопросы.

+1

40

Вопрос дракона заставил Рика в очередной раз попытаться сконцентрироваться на том, что так упорно ускользало от его внимания. Он даже самому себе не мог толком объяснить, в чём тут дело и почему он так боится забыть... снова.

- Я не знаю, - всё так же тихо сообщил чародей, рассеянно глядя куда-то вверх, где по идее должны были располагаться глаза дракона. - Будто со мной уже было что-то такое. Не прям такое же, просто... что-то, поразившее меня до глубины души, как сейчас. Но я никак не могу вспомнить, что. Вам, дракону, с самой отменной среди живых существ памятью, наверное смешно, что я даже несчастные семнадцать лет собственной жизни не в состоянии запомнить, но тут...

Рыжехвост крепко зажмурился, пытаясь нащупать в своём разуме что-нибудь наподобие глухой стены, что возникает от сильных психологических потрясений или которая появляется при ментальном блоке чужих воспоминаний (им показывали в школе, как это работает, на защите от тёмных искусств: ставя и убирая блоки на всякие незначительные кусочки памяти, вроде того, что ученики ели на завтрак), но там всё было чисто и гладко. Даже слишком гладко...

- Наверное, мне просто приснился дурной сон, - наконец, легкомысленно пожал Рыжий плечами. - Люди ведь склонны быстро забывать всё плохое. Иначе бы, как говорят, не было войн, а в моём случае - бесконечных наступаний на любимые грабли!

Мало-помалу он приходил в себя и возвращал себе привычную безалаберную весёлость, а Рапира снова радостно стрекотала где-то над ухом. И даже в очередной раз (который за сегодня?) полностью сменившаяся обстановка его уже почти не испугала, ведь точка опоры по-прежнему была самой надёжной из вообразимых - суровая драконья лапа.

А вот приступ жгучего любопытства вызвала как и прежде...

- Сколько же потребовалось магии, чтоб это всё сотворить и удержать?! - восхищённо присвистнул Рик, едва почувствовал под ногами земную твердь и, упершись руками в бока, с интересом осмотрелся. - Ни одному человеку такое не под силу... Да даже, верно, целому дракону! Да, пожалуй, тут нужно стадо драконов, - важно кивнул парень самому себе, прохаживаясь по зелёной травке. - Ну или один цельномагический бог.

Рапира с некоторой осторожностью потыкала эту же травку лапой, убедилась, что от неё подвоха, как от предшествовавшего "листочка", ждать не стоит, и уже жадно раскрыла пасть, чтобы сожрать пучок зелени, но Рыжий вовремя подхватил ящерку под брюшко и убрал запазуху, пока она ещё чего-нибудь не учудила.

- А скалы, интересно, настоящие, или это всё иллюзия? - бодрой трусцой паренёк побежал к ближайшей стене и, наклонившись, с учёным видом принялся ковырять разукрашенный рунами камень собственным ногтем.

Ящерица, тем временем выпавшая из-под рубахи на землю, ничуть этим не расстроилась и резво поскакала в обратную сторону, проскользнув под лапами дракона вперёд его к пьедесталу с сокровищами.

Когда в голове Рыжего прозвучало последнее наставление Мудрейшего, он поспешно отдёрнул палец от стены и похлопал себя по груди, проверяя сохранность и целостность Рапиры, вернее - всего окружающего пространства от неё. Рапиры на месте не оказалось. Быстро поискав беглянку взглядом, Рик обнаружил ту радостно восседающей на широкой платформе по центру и уже широко разинувшей рот, чтобы сцапать ближайшую к ней золотую фигурку.

- Рапира, фу!!! - испуганно крикнул парень, пока её зубки ещё не коснулись вещицы. Ящерка замерла и скосила недовольный взгляд не хозяина. - Даже не думай, - сквозь зубы процедил Рыжехвост, медленно по окружности приближаясь к подопечной, чтобы резким движением не спугнуть её или не вынудить быстрее хватать сокровище и бежать. Даром, что бежать здесь было особо некуда.

Рапира, понимая, что магу просто нечего ей противопоставить, выразительно разомкнула пасть ещё сильнее и принялась медленно её закрывать, пока ещё избегая нарушать приказ хозяина. Рыжий выразительно округлил глаза, стараясь всем своим видом передать ящерице, что с ней будет за непослушание. Рапира прикинулась не очень умной и, всё ещё держа зубы у золотой статуэтки, протянула лапку к соседнему камушку, словно намереваясь и его стянуть с постамента.

Рик ме-е-едленно покачал головой, почти вплотную подойдя к файру и уже готовясь аккуратно схватить его, чтобы уберечь сокровища от покушения маленького дракончика, но тут Рапира, бывшая отнюдь не такой глупой, какой иногда пыталась казаться, одним махом скинула соседнюю фигурку хвостом, вынуждая хозяина в панике кинуться за ней, потому что уж больно хрупкой та выглядела, сама таки ухватила золотую статуэтку в пасть и быстро смылась не куда-нибудь, а прямо на голову старшему сородичу.

Парень, растянувшийся во всю длину перед пьедесталом, с пойманной в паре сантиметров от земли драгоценной вещицей, жалобно взглянул на обсидиана и припомнил одну старую фразу: "Всё, что нас не убило сразу, обязательно добьёт потом". Оставалось только гадать, будет ли это уставший терпеть все их выходки шестидесятифутовый дракон или место, живущее собственной жизнью по своим же законам.

+1

41

«Могла и не просить»
То, что ее просьбы и приказы игнорируются, немало раздражало дракона. Взрослые ящеры довольно быстро привыкали, что им подчиняются и не перечат. И в общем-то совершенно не гнушались наказывать тех, кто идет против их воли.
Рик, с одной стороны, находился в самом невыгодном положении. Вольно или невольно, но он со своей зеленой ящеркой шли против воли дракона. У них с Мор не было соглашения, они не были союзниками, более того – магу практически нечего было предложить обсидиану, чтоб стать кем-то большим, нежели просто попутчик. Грубо говоря – дракон могла его убить или покалечить и это совершенно не сказалось бы на ее делах, и скорее всего не имело бы катастрофических последствий.
В то же время Морваракс помнила, благодаря кому они попали в это странное место. Хотя темная кровь и взывала к тому, что на том полезность рыжего и файра закончилась, Мор все же терпела. Сопротивлялась желаниям. Напоминала себе, что она не убивает без веских причин. Напоминала, что у мага есть потенциала, и из него впоследствии можно будет вытянуть что-то хорошее и полезное…
Правда все эти напоминания и противоречивые желания совершенно не помогали понять, где же они в итоге оказались. Понимание было важным, хотя бы потому что была весьма велика вероятность, что этот мир начнет разрушаться стоит Морваракс забрать книгу.
На иллюзии это не походило. Попросту не могло быть. Драконы невосприимчивы к данным чарам от слова совсем. Задурить им мозги и подсунуть ложную картинку нереально. Но и реальностью это быть не могло, поскольку шло вразрез со всеми устоявшимися магическими законами Альмарена.
Ощущения твердили, что все окружающее настоящее и безопасное. Но то же самое дракон чувствовала и при полете в бездну, и при атаке неведомых существ.
Бряцанье, ругань и ощущение чего-то лишнего на голове. Дракон встряхнулась, заставляя файра резво покинуть недовольное убежище.
«По крайней мере прикосновение к безделушкам не приводит в движение цепь охранных заклинаний»
Морваракс открыла глаза и стала придирчивее разглядывать сваленное добро. Самым ценным была книга. В плотной, обтянутой кожей, обложке с выгравированным знаком – тем же самым, что они встретили на входе. От увесистого тома не пахло пылью, не пахло древностью – словно ее завершили пару часов назад и положили сюда для красоты.
Прочее – кристаллы, золото и статуэтки тоже не несли на себе отпечатка времени, но с удовольствием были бы помещены в сокровищницу. Один из кристаллов привлек внимание. Внешне он ничем не отличался от прочих: так посмотришь и ни за что не скажешь, что перед тобой великий артефакт. Но то был именно он. Проклятая игрушка, к уничтожению подобных ей все драконы без исключения прикладывали силы. Ведь после активации артефакт заставлял терять голову в желании обладать им.
Тут, конечно, был огромный риск. Ведь драконы не считаются с приемами и методами, чтобы получить желаемое, но… Но это была идеальная наживка для ящера. И потому такие кристаллы в Альмарене уничтожались драконами. Самое логичное, что могла сделать Мор, – уничтожить кристалл. Или прибрать к себе. Эта побрякушка могла бы ей славно послужить.
«Будь готов. Неизвестно, что произойдет после»
После чего – пояснять не требовалось. Дракон выпрямилась и одним движением лапы схватила горсть наваленных сокровищ, в центре которого была книга.
От странного места ящер ждала уже чего угодно, вплоть до сражения со стихийными демонами, если бы здесь они внезапно оказались. Обсидиан подозревала худшее – она всегда была склонна чувствовать опасность. Причем, к сожалению, даже там, где ее не было, но могла бы быть.
Окружающий мир словно заволокло туманом. Медленно, но верно от взгляда дракона и человека терялись очертания скал и растений, даже трава под ногами тонула в белом магическом «молоке». Звуки становились тише, пока вовсе не пропали. Несколько минут и Рик вместе с чешуйчатыми попутчицами оказался наедине с белым маревом.
«Интересный механизм. Расслабься. Мы возвращаемся»
Естественно дракон почувствовала это первой. Ее чувства более не натыкались на глухую стену сотворенной реальности. Она чувствовала мир – родной Альмарен – который возвращался к ним. К которому возвращались они. Сначала вернулось ощущение магии и мира, а потом… вернулись звуки, вернулись краски…
Дракон, файр и человек стояли на том же самом месте, где – когда? как давно? – обнаружили трещину-вход в чужую сокровищницу. Только теперь здесь все было чисто – ни тайн, ни загадок, ни спрятанных проходов. О произошедшем напоминала, как ни смешно, память и горсть сокровищ в драконьей лапе.

+1

42

Янтарный взгляд вечно прищуренных глаз обсидиана оказался куда как выразительнее собственного рикова, ранее обращённого к Рапире, особенно с тем учётом, что дракон даже не менял выражения морды, так что Рик только напряжённо сглотнул и молчаливо дожидался своей участи.

...пока рядом с ним в траву не шмякнулась возлюбленная ящерица. На удивление живая. Покамест ненаглядная тварюшка остервенело мотала головой со всё ещё зажатой в пасти статуэткой, Рыжий успел усесться поудобнее и повертеть фигурку в своих руках. Какой-то вырезанный будто бы из цельного куска горного хрусталя человечек размером с его ладонь и с разведёнными в стороны... крыльями? Самыми настоящими перепончатыми крыльями заместо рук и подписью на нижней стороне подставки "Виверн". А в зубах у Рапиры...

- Мать твою, Амат! - охнул парень, ставя свою фигурку на место и хватая почти точную копию статуи перед входом в храм, которую он оставил без пальца.

Но файр так просто сдаваться не собирался и, покрепче вцепившись в добычу всеми лапками и зубастой пастью, дёрнул её на себя. Рик, недолго думая, просунул между статуэткой и файровым брюшком собственную ногу и принялся с видимым усилием отдирать ящерицу от не принадлежащего ей сокровища.

Уйдя в схватку с головой, Рыжий едва не пропустил предупреждение спутника и лишь в последний момент успел заметить загребущую драконью лапу, по-хозяйски прошедшуюся по постаменту. Он тут, значит, свою мелочь воспитывает, что брать чужое нехорошо, а "большой брат" туда же... Но не успел чародей толком посетовать на тяготы образования мелких неуёмных созданий, как картинка окружающего мира, видимо, устав сменяться чаще, чем погода в начале вечны, окончательно померкла, и Рик, кое-как встав на одну ногу (вторая всё ещё удерживала Рапиру от греха стяжательства и коленкой упиралась в подбородок парня), на всякий случай прижался спиной к чёрной чешуе обсидиана.

Слова дракона его несколько успокоили, а рьяно покусывающая его ботинок Рапира и вовсе отвлекала от очередной отключки. Рыжехвост ещё пару раз безуспешно дёрнул статуэтку на себя, мягко шлёпнул ящерицу по заду, потянул её за хвост и попытался отцепить лапки от добычи по одной, но стоило взяться за следующую, как предыдущая незамедлительно вцеплялась обратно. В отместку он получил пару ощутимых укусов, хвостом по пальцам, ссадину на ладони и лёгкий ожог щеки.

Когда мир снова материализовался вокруг них, битва шла уже полным ходом, и на прежний камушек, с которого всё и началось, они не вышли гордо, как полагается героям, с суровыми лицами, горами сокровищ за спиной и парой свежих боевых шрамов... Ну, может вышел один дракон. А неугомонная же парочка выкатилась меж его лап прямо на лужайку и принялась с таким остервенением отбирать друг у друга сокровище, что во все стороны летели только зелень да клочки рыжих волос.

Как только поединок завершился в пользу файра, Рик, рассевшись на земле, недоумённо покрутил головой и с открытым ртом огляделся. Кажется, то, что они вернулись туда, откуда пришли, поразило его за сегодняшний день больше всего. Но поражаться долго у него не было времени. Найдя взглядом Рапиру, уже под шумок пятящуюся задом в кусты и оставляющую на земле длинный след зажатой в пасти Амат... "Нет, серьёзно, что она собралась делать с этой статуэткой?! Закопать здесь, а потом по тихой забрать и продать на чёрном рынке? Сожрать? Залепить ею мне по голове? Или это всё инстинкты тащить блестяшку не глядя?" Рыжий решительно поднялся на ноги, отряхнул свои лохмотья, в которые превратились ещё с утра отвратительно чистые рубаха и штаны, и выразительно ткнул указательным пальцем в лапу дракона, ломящуюся от сокровищ. Поскольку прежнего склада драгоценностей поблизости больше не наблюдалось, пришлось условно считать "местом" бóльшую часть их скопления.

- Положи на место.

Ящерка решительно помотала головой.

- Положи, кому сказал, а то хуже будет! - вспыхнул Рик, которому уже самому стало стыдно перед гигантским ящером за то, что его не слушается даже такая мелюзга.

Рапира сделала ещё один шаг в сторону спасительных кустов, воровато поглядывая то на хозяина, то на обсидиана.

- Ну всё. Сама напросилась, - с искренней болью на лице кивнул парень и глубоко вдохнул: - Если сейчас же не вернёшь Амат, больше на моей подушке спать не будешь! Руну защитную от тебя поставлю.

Глаза ящерицы мигом округлились до неестественных размеров, а статуэтка спустя секунду была шустро водворена в драконью лапу. Увидев на мордочке сразу после этого подбежавшей к нему подопечной искреннее раскаяние, Рыжий ободряюще улыбнулся и ласково похлопал её по голове, а затем ещё раз осмотрелся по сторонам, обращаясь теперь уже к дракону:

- Ну допустим. У меня только один вопрос. Какого вонючего линдворма это сейчас было?! - Рик сокрушённо махнул рукой, подразумевая под "этим" вообще всё, что случилось с ними в последние рилдир знает сколько часов. Ладно, он туп, как бревно, но у Мудрейшего-то должны быть ответы на все вопросы! Не даром же он Мудрейший...

+1

43

«Тебе хочется знать или хочется поговорить?», уточнила Морваракс.
Фигурка вернулась к остальным сокровищам. Все смести к себе обсидиан не могла – какая-то мелочь все равно осталась там. Там – в месте, которого уже нет. Не слишком большая потеря. Дракона больше заботила книга.
Стоять с пригоршней сокровищ в лапе неудобно. Вдобавок включалась известная драконья жадность. Все, что принадлежало ящеру, ныне уже не могло быть потеряно или брошено. Легкое движение и вся куча сокровищ, кроме разве что книги, нарочно брошенной на землю, летит в открытый портал. Теплый поток воздуха, легкий толчок – вот так просто и легко. О груде утащенного добра напоминала пара монет, упавших на землю вместе с книгой.
Морваракс еще сомневалась, стоит ли книгу подвергать воздействию магии. Тем более такой. Может из-за портала этот чудной труд и вовсе исчезнет из мира, или окажется помещен в другое хранилище. Лучше не рисковать и перевезти в сокровищницу лично.
Дракон ставила под сомнение интерес человека. Будет ли он удовлетворен коротким ответом – «древняя магия» - или придется делиться всеми теми домыслами, что обрушились на обсидиана по возвращению на родную землю?
«Заслужил», решила Морваракс, попутно игнорируя поползновения файра к раскиданным монетам. Золото – студенту школы этого хватит на многое: от банальных удобств и «игрищ» вроде комфорта, алкоголя и внимания сверстниц, и до куда более приличных приобретений.
Монетки, ровно как и статуэтку вместе с объяснениями молодой маг заслужил. Первое дракон готова отдать прямо сейчас. Второе – сделает огромное одолжение и вручит, когда посчитает нужным. Люди не умеют тратить. Потому крылатое изображение Амат останется у обсидиана. Для сохранности. Что до слов… он ведь заслужил. А верить или нет – его право.
«Древняя магия. Осколок былого величия и совершенства. Слишком мощного и непредсказуемого для нынешних времен. Сотворен кем-то – великим магом, пришлым Богом или группой иных существ. Коллекция материальных иллюзий – воспоминания, копии всего что нравилось, существовало или могло бы существовать. Книга оказалась спрятана позже всех, у нее другой почерк, другой запах. Но она стала якорем для этого лабиринта»
Обсидиан опустила лапу и несильно притопнула по тому месту, где когда-то был разлом.
«Теперь здесь нет ничего. Можешь позвать хоть всех магов земли: вы не найдете ни намека на пещеру, огромные залы и затерянные храмы. Только то, что должно быть – земля, камень, мелкая живность. Как только книга рассталась с пьедесталом, тот мир исчез. Возможно, спрятан меж страниц. Возможно, ушел навсегда»
Это было именно то, до чего умом дошла Морваракс. Скорее всего существа из первых лет существования Альмарена рассмеялись бы. Поведали суть, расставили все по своим местам. То, что просто для них, - непостижимо даже для драконов. Впрочем, может быть это всего лишь еще одна загадка и через пару столетий Мор сама будет веселиться над своими словами. Но пока только так.
Обсидиан сказала больше, чем за все время их совместного путешествия.
«Мы могли умереть. Сочетание четырех стихий – камень с листом, ветер, подхвативший их, пламя мерцающих огней и вода падающих рек, что приняла все – подношение. Дар для открытия ларца. Сокровищницы и якоря того мира. Счастливое стечение обстоятельств. Но мы выжили»
Дракон подняла книгу. Хотелось бы, чтоб там было действительно нечто… В противном случае некий маг сыграл очень дурную шутку, не оставив своим потомкам ничего, но унеся из мира чудесный осколок. Чтож, обсидиану будет над чем работать. И ее коллекция стала полнее. Как хорошо все сложилось, разве нет?
Солнце шло к закату. Через полчаса начнет стремительно темнеть. В сумраках темного дракона не разглядят любопытные взоры – она легко преодолеет большую часть пути. Заодно сбросит с себя оцепенение того лабиринта… Но прежде:
«Мы еще встретимся. До того момента - прощай»
Мощный взмах крыльев и дракон устремляется в небо. В землях Греса ее более ничто не держало. И она действительно собиралась отдать рыжему его долю. Как она узнает, что время пришло? Не стоит недооценивать связи и информаторов. В конце концов, им платят весьма солидно, а иной раз и спасают от больших бед.

+1

44

На вопрос дракона Рик состроил оскорблённую до глубины души гримасу, но тут же смущённо почесал затылок. Справедливо - иногда он болтал просто чтобы болтать. Но сейчас ему и вправду было интересно. Даже больше, чем просто интересно. Что это за книга, с которой обсидиан носится как с писаной торбой? Куда они попали и что стало с тем местом? Почему их не убило и даже почти не покалечило? Каким образом можно воспроизвести нечто подобное? На кой ляд дракон всё же взял их с файром с собой?..

На часть вопросов громадный ящер дал ответ. Рыжий не ошибся, Мудрейший действительно смог понять в этом всём куда больше его самого. Настолько, что часть объяснений даже сам Рик не смог уяснить, как не вслушивался с такой редкостной для него прилежностью и даже проговаривал на всякий случай слова дракона про себя.

Пока Рапира с кошачьей прытью и кошачьим же бесовством гоняла по камню одну из золотых монет, чародей, сложив руки на груди, задумчиво барабанил пальцами по предплечью и тщательно что-то обдумывал.

Боги, драконы, "подарки" из других миров - пусть их, это всё ему пока неподвластно. Но Рыжехвостого зацепило выражение "великий маг". Быть может, даже простой человек навроде него или кто-то из других "низших" относительно драконов рас. Если это оказалось по силам ему, то...

Материальные иллюзии - что это? Можно ли их воссоздать, не владея ментальной магией? И если нет, то как? Придётся перелопатить всю библиотеку, чтобы разобраться, что это вообще такое и с чем едят. Он слыхал на уроках, как кому-то с помощью магии удалось воплотить тульпу, сделать её реальной и для других. Может быть, здесь схожий механизм?

"Якорь для лабиринта... Всё дело в самом якоре? Или в ключе? Или... - Рик проводил взглядом лихо перекувыркнувшуюся через голову и замертво упавшую на бок ящерку, только кончик хвоста заметно подёргивался, выдавая в ней охотничью страсть, - в мастерстве мага?"

Если начать с чего-нибудь более простого, навроде обычного галечного камушка, помещённого в иллюзорно-материальный аквариум... получится ли у него такое повторить?

Последняя часть объяснений и вовсе отозвалась в чародее жгучим клубком непонимания, истошно зовущим его распутать. Что-то, что упорно ускользало из его внимания, как с тем несуществующим воспоминанием, что-то, чего в словах дракона категорически недоставало. И в то же время сказано было достаточно. Как задачка, где приведены все необходимые исходные данные. Осталось решить её и найти ответ.

Рик нахмурился, до боли сжимая пальцами плечи и опустив подбородок на грудь так, что растрепавшиеся рыжие волосы на несколько секунд занавесили для него весь мир, а когда поднял голову, дракон уже готовился к отлёту. Услыхав в голове прощание, Рыжий растерянно открыл рот и дёрнулся было гиганту наперерез, но его тут же сбило потоком встречного воздуха, поднятого громадными крыльями.

Легковесную Рапиру тоже припечатало к нему, и Рик инстинктивно прижал файра к груди, а второй рукой потянулся к стремительно удаляющемуся силуэту в небесах.

- Подожди!!! - что было мочи завопил парень, спешно подскакивая на ноги, спотыкаясь и падая, но всё равно рванув следом, будто мог угнаться за драконом. - Я ведь... я ведь... так и не выяснил... мальчик ты или девочка.

Последние слова уже были произнесены себе под нос, а запыхавшийся ученик, упёршись ладонями в колени, с досадой разглядывал землю под ногами. Ни возраста, ни имени нечаянного спутника он так и не успел спросить. Думал, что времени ещё предостаточно. А теперь ему и не поверит никто. Да к Рилдиру, что не поверит, как он самому себе-то в глаза смотреть будет, просыпаясь и вспоминая всё пережитое?! Видимо, так и будет называть его про себя - "дракон".

"А что, подходит, - вдруг решил Рик, выпрямляясь. - Самый драконистый дракон из всех, что я встречал!"

Даром, что этот встречный был для него же и первым. По крайней мере, так считал сам юный маг.

"Хорошо, хоть все воспоминания, кажись, при мне, - уже не так расстроенно отметил чародей и похлопал себя по груди. Из-за пазухи немедленно выскользнула Рапира и привычно уселась на плече. - Жаль только, что ничего материального взять с собой не удалось - на память. Хоть бы отпечаток тех рун додумался сделать, дурень!"

В сердцах Рик пнул попавший под ногу камень и тут же с глухим ойканьем схватился за ушибленную конечность. От резкого движения царапина на шее снова заныла, и Рыжий с явственным удивлением дотронулся до неё пальцами.

"Неглубокая, но длинная. Если не подпускать к себе целителей, шрам точно останется!" - с плохо скрываемой радостью подумал чародей и перевёл взгляд на спрыгнувшую перед ним ящерицу, которая с явным беспокойством осматривала хозяйскую ногу на предмет видимых повреждений (а то как же так, её человеку кто-то сделал больно, и это была не она?!). В зубах файра что-то тускло блеснуло, отразившись от поисковых огней, которые вовсю шныряли по лесу с целью обнаружения "беглецов".

Рыжехвост выжидательно подставил ящерке руку. Та ответила ему недовольным взглядом, но всё же, помедлив несколько секунд, нехотя выплюнула Рику на ладонь пару золотых. Парень так и осел на землю от изумления, перекатывая в пальцах две обслюнявленных, идеально отчеканенных и очевидно нездешних, монеты.

В этот момент над самым его ухом сработал сигнальный свет одного из огоньков, взметнувшись высоко в воздух, и Рыжий поспешно отдал монеты Рапире обратно на сохранение. Скорее всего его вытрясут по возвращении до нижнего белья на предмет скрытых ран и возможных улик. Мало ли, куда он мог запропаститься на целый день - вдруг передавал конфиденциальную информацию тёмным магам или втихую занимался браконьерством? А Рапире в пасть никто лезть не станет, себе дороже.

Отмахнувшись от зелёного пламени, Рик протянул файру руку, помогая забраться обратно на плечо, затем засунул ладони в карманы и, небрежно насвистывая, двинулся в сторону большого скопления огней, где по его предположениям должна была находиться поисковая группа.

О том, что он им скажет, Рыжий не думал - сочинит на ходу, как и всегда. Куда больше его заботило, как дракон своими огромными лапищами сможет листать ту крошечную по его драконьим меркам книжку...

+1

45

«Интересно. И весьма обидно»
Морваракс держала в лапах кристалл и всем своим нутром чувствовала, что если в течение этого сезона он не попадет в нужные руки, то просто выскользнет из сокровищницы. Что это было – защитный механизм от жадных драконов или коварная проделка противника оных?
Естественно, что отдавать мощный артефакт обсидиан не собиралась. Такие игрушки, которые могут быть использованы против нее самой, дракон предпочитала держать под надежным замком. В крайнем случае – уничтожить. Вот только этот артефакт, который до поры вел себя как приличная собственность, вдруг обзавелся кучей пробудившихся условий в содержании. Ящер все еще могла попытаться его уничтожить, но гарантии успеха не было.
Вручить Йохану или сделать кулончик для одной из девочек? Самый желанный способ обойти внезапные ловушки. Пусть трактирщик хранит, пусть девушка какая носит красивое украшение и не ведает, что за артефакт у нее на шее. Все в трактире были верны драконы. Если понадобится – они сделают все возможное.
Только проклятый кристалл упорно намекал, что ему принципиально убраться подальше от гор и от его обитателей. Были, конечно, варианты и за пределами территории обсидиана…
— Мор, тут свежие вести.
«Надеюсь, более приятные нежели те, что получила по возвращению»
Возвращение с чужой земли сопровождалось таким количеством событий и потрясений, что Морваракс серьезно задумалась, а не рухнул бы Альмарен в ее отсутствие, задержись она на чужих берегах чуть дольше. Опустив кристалл на отведенный ему пьедестал, дракон ступила в открывшийся портал. Трактирщика она слышала всегда, когда была в логове. Даже если он стоял за стойкой, а она находилась в верхних пещерах.
— Как сказать, – мужчина вышел из кухни и высунулся в открытое окно, чтобы видеть собеседницу.
«Собаке не рубят хвост по кусочкам из жалости. Рассказывай»

— Так-с, посмотрим. Три ящика магических осколков, два с белыми камнями, два с черными, – интендант от Школы сверился со списком и бегло осмотрел привезенный материал.
— У меня все четко. Да вы же меня знаете. И батьку моего знаете. В этот раз он не приехал, так как ногу подвернул. Да вы представляете не в ратном деле! В общем, поспорил он с нашим знакомым, ну тем самым который с нами по камням работает, гномом то есть. Глупейшая идея кого не спроси! В общем, поспорили кто кого перепьет…
Мужчина невпопад кивал. Да эта семья не была местной в полно смысле слова, но бывали здесь по торговым делам так часто, что их в лицо знал каждый преподаватель Школы. Да поговаривали, что во всем Гресе у них сыщется знакомый или покупатель. Тем удивительнее было, что где-то когда-то в семейных корнях затесались то ли тифлинги, то ли демоны, то ли еще кто. Но так смотришь – человек-человеком. Ничегошеньки от темных нет. Что отец, что его полноватая и говорливая дочурка – обычные люди, ну у кого предки не без изъяна?
Законопослушные мирные торговцы, может где и подворовывают, но исключительно в рамках магии и закона. Лично для Шелли что был этот мудреный артефакт в городе, что его не было – на ее жизни и деятельности практически никак не сказалось. Ну пришлось побывать на парочке встреч, отвечать на вопросы и заполнить стопку бумаги (причем как оказалось ее под шумок припряг какой-то жутко безответственный тип – за что Шелли стребовала плату и устроила маленький скандал).
Подумаешь, что у нее под подолом хвост есть – и не маленький! Подумаешь, что под платьем сложенные крылья, да рожки на голове подпиливать приходится. Ха! Да какая приличная девка не знает всей этой мороки с внешностью и тряпками? Хороший тифлинг – это просто человек с парой отличительных черт. А кто думает иначе, тот скидку не получит.
Девушка тараторила без умолку, не забывая поглядывать по сторонам. Ей прилично заплатили за то, чтоб она тут посыльным поработала. Какому-то рыжику «тетка» подарок послала. Ну это дело тоже обычное – не все деньжата и возможности имеют в большой город кататься дабы родню проведать. Благо, что не с десяток банок с вареньем послали. А что, бывают и такие!
Выцепив среди молодых магов рыжего и приметив у того отличительную черту в виде зеленого мини-дракона (интересно, а за сколько такую зверушку продать можно?), Шелли не бросилась сразу к нему, но запомнила куда тот направился. Сначала – дело, а паренька и потом найти можно будет. Это же город, как тут вообще можно что-то потерять?
— Рыжуль, тебя не Риком случаем зовут?
Догнала тифлинг отчисленного у какого-то заведения. Ну как «у», скорее уже в нем. Часа через два после окончания беседы с интендантом.
— В общем, с тебя серебряная монета за доставку. Чего смотришь? А, не дуйся, шучу я так. За все уже твои родичи заплатили. Держи гостинец. Увесистый. Никак на книжку скинулись, м? А мне вот книжек не покупали. Знаешь что говорили? Эта егоза ими только зад и подотрет. А я может мечтала ученой быть, вот! Хорошо, что отец взялся уму-разуму учить, а то работала бы в поле. Тьфу, разве же это интересно?..
Шелли самозабвенно углубилась в беседу с самой собой, не сильно заботясь, интересно ли ее слушать пареньку и ящерице. Но не спешила уходить, - интересно же поглядеть, что пришлось от самого Цейха везти.
Как бы там не сложилось – дождался ли Рик, когда из свидетелей останется одна Рапира, или вскрыл сразу при получении – но в деревянной коробке увидел ту самую фигурку с крыльями и кристалл, размером с ладонь взрослого человека. Так же обнаружилась короткая записка, в которой некая гнома объяснила, что сама Госпожа прибыть не может, но посылает «обещанную» долю и маленький подарок на память. Последний рекомендовала не терять и не продавать. Причем по причине «ценность кристалла вы не знаете, а потому можете продешевить и очень огорчиться».
Артефакту решение дракона понравилось. От этого человека он не сбежит. Разве только тот сам его потеряет. Но это уже совсем другая история.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Летняя практика. Пометки на полях.