http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Тили-тили-тесто, кому нужна невеста?


Тили-тили-тесто, кому нужна невеста?

Сообщений 1 страница 33 из 33

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Время: 10603 поздняя весна.
Место: Вольные Земли , местечко Крин.
Участники: Ричард Рэйн, Бальтазар, Бран.
Сюжет:

Если замуж давно пора, а женихов не лежит гора, то можно привлечь их добром, златом и серебром. Да, невеста не хороша, но прекрасна ее душа. И решилось трое ребят покуситься на этот клад. Что отыщут они под конец? Кто невесту ведёт под венец? Шкурка вычинки стоить будет?
Имир и время троих рассудят.

http://s3.uploads.ru/HS8Ev.jpg

+3

2

Весна, поговаривают знающие люди, время любви и расцвета всяких нежных чувств, которым, якобы, покорны и в которых точно проворны все возраста. Как по моему скромному либо не очень мнению, любовь может накрыть с головой в любой период года, в любое время суток и в каком угодно месте.
Но, весна все же, как принято считать, "в приоритете" у разных романтически настроеных парочек, на которые натыкаешься во всех укромных (и не очень) уголках.
Кота это развлекало, человека начинало бесить.
А еще весной активизируются бракоозабоченные родители. Замечали? Мамаши (это почти всегда мамаши) просто из кожи вон лезут, чтоб выдать свое чадо замуж либо женить. Как по мне, то это просто желание побыстрее сбыть с рук дитятко, что успело проесть плешь на родительской голове и в родительском кармане.
С такими мыслями женишься не скоро. Только я и не спешил. Я был вольным оборотнем, которого вполне устраивали необременительные отношения на пару ночей. И, желательно, чтоб потом по городам не бегали мои отпрыски. Но, здесь как Боги решат. И те, кто оказался мною соблазнен и обласкан.
Как говорил один мой знакомый полуэльф: "Детей не люблю, но сам процесс!..."
_____________
Шарахаясь от парочек, что толклись в городском саду Крина, я бесцельно шатался аллеями, высматривая что-нибудь интересное. И тут мои уши уловили интереснейший разговор, что вели две важные матроны, сидя на лавочке и лузгая семечки. В иной раз пересуды кумушек меня не прельстили бы, но в данном случае все было иначе. Я присел на шелковую траву у высокого дерева и насторожил уши, пытаясь не упустить ни единого слова.
- ....и он решил отдать ее побыстрее замуж.
- Замуж? Эту страшилу? Ты же видела эту Ханну? Глаза навыкате и нос, что твой флюгер. Зубы, правда, ровные. И волосы хороши. Это, видно, в покойницу мать. У той такие косы были, что весь город завидывал. И длинные. До пят почти. И дочка такие же себе отрастила. Юна жаловалась, что каждый день по часу тратит чтоб их заплести-расплести. Ты де знаешь Юну? Она у Ханны в служанках ходит.
- Знаю конечно. Да, дочь Князя не писаная красавица, но, поверь, без жениха не останется. Ее папаша такое приданое ей собрал. Яков видел, как Ирвин - тот полуэльф законознавец Князю опись составлял. Там и золотом пять сотен монет, и серебра тысяча, и посуды разной, и камни драгоценные, и какие-то свитки с заклинаниями, и еще там побрякушек разных. Лишь бы в жены кто взял.
- А если не клюнет никто на это богатство?
- Тогда Князь и Ханна сварят зелье и приворожат. Говорят, что он сам так покойницу Линду приворожил. Это ее со свету и сжило. Невозможно же держать при себе вечно и зельем поить.
- Линда его любила. Я сама слышала, как она об этом говорила.
- Любила?! Ты его видела?! Зелье! Говорю тебе! Точно зелье!. В этом Князь мастер. И Ханна такая же. Начиталась всяких книг умных. Ей одно их везут и везут. Иные платья да украшения покупают, а эта все свитки...
- Не дали Боги лица красивого, так мозгами наделили...

Больше я не слушал. Мысль о приданом некой Ханны крепко засела в моей голове. Ради хорошего тестя с хорошим доходом можно и в супружеское ярмо впрячься. А может и пронесет...

+1

3

[indent] Весна - это для алхимика прежде всего время, когда не следует щёлкать клювом, если хочешь обзавестись мимолётными и эфемерными поганками, которые являют миру свою гибельную красоту лишь на месяц-полтора.

Сад, посредством которого город переходит в первозданный лес - отличное место для того, чтобы отдать должное грибной щедрости природы. С одной стороны, не нужно ломиться через болота и коряги, которые непременно ожидают путешественника за городской чертой, и сколь бы ни был он чужд цивилизации в мятежной своей душе - обязательно вспомнит добрым словом мощёные городские дорожки. С другой стороны, если за ощипывание благородных садовых деревьев и, тем более, выпяченных буйством на клумбах гиацинтов и пионов можно схлопотать и взгляды в спину похлеще кнута, и оскорбления от утончённых горожан столь изысканные, что начинаешь ощущать отрастающее свиное рыло не только на лице, но и на кончике каждого пальца, - поганые грибы никому не нужны. Их сбор, скорее, даже молчаливо одобрен: дальновидный прохожий содрогается, представив, что вот эту гадость, которую седой маг бережно складывает в отсек деревянного хранилища, мог запросто сожрать его тупорылый ребёнок или безмозглая собака.

На древесные грибы, правда, сегодня больше везёт, чем на поганые. Тоже неплохо. Не страшно, что подол чёрного балахона с утра пропитался травяной влагой насквозь - сейчас, к полудню, уже начинает подсыхать. А коту, неизменно сопровождающему Бальтазара в неспешных медитативных вылазках, и вовсе сплошное удовольствие: для сбора древесных грибов хозяину не нужно наклоняться, и коту не приходится каждый раз перелезать с его плеча на спину и обратно.

Правда, теперь, когда трава почти совсем уже высохла, Патриций всё чаще спрыгивает сам и носится кругами за какой-то ранней молью и солнечными зайчиками. Он никогда не отходит далеко, и неудивительно, это противоречило бы его непостижимой репейной природе. От этого кота можно ускакать галопом через половину континента, и на следующее утро он свалится на голову с ближайшей крыши. Этого кота можно "забыть" на далёком острове и умчаться на всех парусах, и он будет радостно встречать на причале.

Но сейчас кот ведёт себя совсем нехарактерно. Белая пушистая бестия стрелой несётся прочь, в доли мгновения преодолевает препятствие в виде скамьи с балаболящими кумушками и тормозит возле отдыхающего под деревом молодого мужчины. С едким шипением непредсказуемая тварюга принимается наскакивать на ни в чём не повинного незнакомца, то колотя его обеими передними лапами, то делая сальто назад и стремительно змеясь прочь под высокую траву.

- Тришка, мать твоя... кошка драная! - орёт невольный хозяин бестии и поспешает прекратить безобразие. Торопливо извинившись на бегу перед пожилыми леди и вернув одной из них выбитый котом из рук веер, Бальтазар пресекает очередную атаку кота ботинком  и ловит агрессора двумя пальцами за шкирку.

- Простите, молодой человек. Не знаю, что за бес в него на этот раз вселился.
Стоит магу вернуть кота на привычную позицию на своём плече, как тот забывает всю свою борьбу и принимается блаженно слюнявить прядь хозяйских волос. Не стоило и думать о том, чтобы показаться на люди с приличной причёской. И как-то недостаточно простого извинения для того, чтобы сгладить неловкость. 

- Исключительно приятно сегодня на солнышке, не находите? Тоже ждёте кого-то?

+3

4

- Гляди какая красотка. Нет ну ты гляди гляди. Эх был бы я человеком... - Корвин наслаждался жаркой весной. Он и так был не замолкающим фамильяром, а теперь и вовсе терял над собой контроль. Чудо, что стража или ревнивые спутники женщин пока не обращали на них внимания. Но такая удача долго не продлиться.
- Бабник. - Незлобно произнес Бран.
- И горжусь. В нашей мрачной компании кто то должен не молчать, а жить полной жизнью. Ты под это не подходишь. Так пускай хотя бы я буду болтать.
- Болтай сколько влезет. Но ты мог хотя бы пару минут помолчать когда мы были в лавке? Знаешь, этот фолиант и так не из дешевых. А из-за тебя его цена выросла в два раза. Спасибо.
- Эй! Ты его рожу видел?! А зубы? Да от него несло как от выгребной ямы. Я не мог не сообщить этому торговцу о его недостатках! Я не ты и такое терпеть не намерен!
- Ну, спасибо, господин аристократ. Удружили как могли. Теперь благодаря тебе, я лично остался почти без денег. Что на это скажешь? Молчишь? Ну молчи-молчи. Только клянусь богами, в следующий раз за такую шутку ты точно попадешь в суп. И неважно фамильяр ты или нет. А теперь будь добр молчать и не мешать мне.
Бран расстелил на земле свой плащ и удобно устроился под деревом. Аккуратно, боясь, как бы фолиант не рассыпался от ветхости и старости, открыл и проверил несколько страниц. Подлинник, не жалкая копия коих маг успел повидать на своем веку. Правда, тут было несколько недостатков. Увы, маги древности составляя свои труды, использовали ветвистый и максимально запутанный язык. Делалось это, что бы светлые маги не разбирались и путались. Настоящий же темный маг легко мог прочесть все, что было написано, родись он в том же веке что и автор. Увы, Бран не мог расшифровать записи сидя под деревом вот так на коленке. Необходимые дневники для расшифровки лежали на съемной квартире. Поэтому фолианту предстояло подождать. Разочаровано захлопнув книгу, маг убрал её обратно в сумку. Уже собираясь уходить, он был потревожен пробежавшим рядом котом. Самому Брану кот вряд ли бы что то сделал. А вот Корвин был недоволен.
- Тревоога! - Громко прокаркал ворон и быстро слетел с куртки. Кот пробежал рядом, но для Корвина хватило и этого. Недовольно ругаясь, фамильяр быстро взлетел на самую макушку дерева, надеясь, что там его никто не достанет.
- Это всего лишь кот. Слетай оттуда.
- Нет! Меня не проведешь! Это зверюга! Страшный зверь! Ты только глянь на него! Съест меня и перышка не оставит! Прогони его!
- Ну уж нет. Удовольствие наблюдать, как ты трясешься от страха и не сквернословишь. Я думаю сейчас поймаю этого кота и отпущу тут, рядом с тобой.

+2

5

Нападение пушистого комка я не планировал и не ожидал. Поэтому наскок кота стал для меня полной неожиданностью. Чаще всего на меня плохо реагировали псы и боялись лошади. Я так и не научился ладить с первыми, но вполне мог "договориться" со вторыми.
Первой моей реакцией было нашипеть на кота и испугать его. Можно было показать свои когти и зубы, потрясти наглеца за шкирку и, к примеру, откусить ему ухо. Я не люблю калечить животных, но показать кто здесь главный можно было.
Но, пока я строил планы по захвату мира и кота, у последнего нарисовался хозяин. Взлянув на человека, что подошел ко мне и забрал разбушевавшегося питомца, я внимательно его рассмотрел. Высокий, но сутулится, с узким лицом и умными глазами, длинные и несколько нервные пальцы и от человека, а это точно был человек не смотря на острые уши, пахло травами и грибами. Причем такими грибами, что в суп не накрошишь. Ну или накрошишь если знаешь зачем.
Когда-то и я баловался подобными грибочками. Тогда, продирая глаза и мозги от дурмана, утром частенько слышал возглас очередного "друга": "О, грыбочкы!" и понимал, что еще один день тумана обеспечен полностью. Я убил почти полгода жизни на жизнь в дыму и химерах. Пока не умер молодой парнишка по имени Джэфф. Мы не замечали его тела более месяца. Пока он не начал пахнуть сильнее нежели трава, что могла убить сознание и часы.
Я поднялся, отряхивая штаны, мотнул головой, наблюдая как кот моментально поменял поведение и начал ластиться к хозяину и улыбнулся в ответ:
- И Вам доброго дня, почтенный. Да, день сегодня прекрасен и солнце так приятно греет. А ваш котик, видимо, почуял съестное в моей котомке. Вот и решил отвоевать себе кусочек. Нет, уважаемый, никого не жду, а размышляю над одной проблемой...
- ...а зачем давать за свою дочку еще и рецепты зелий? Кому это может пригодиться?! Это чепуха! - донесся до нас возглас и громкий смех одной из кумушек.
Я криво усмехнулся и пожал плечами. Мол, болтают чепуху. Женские пересуды. Что с них возьмешь?
- Чешут языками. Обсуждают дочь старосты Князя. Мол, он не знает как лучше ее замуж отдать. Девушка, говорят, не очень красива внешне, но зато весьма умна и добра. Жаль бедняжку... Нужно бы утешить.. - последнюю фразу я прошипел еле слышно.
Нас вновь прервал истошный вопль. Я повернул голову и увидел большого ворона, что сидел на верхушке дерева. Птица кричала, что ее собирается съесть некое чудище, а мужчина внизу уговаривал ее прекратить истерику. Мне захотелось помочь.
- Кота поймали и крепко держат! Можешь не боятся, а я, к примеру, воронов не ем! Достопочтимый человек рядом со мной тоже. Мы знаем какие это мудрые птицы! - я рассмеялся, подмигивая хозяевам кота и ворона.
- Ой! Для того, чтоб Ханну замуж взяли Князю мало будет и всей библиотеки Школы магии! Что уж говорить о тех свитках, что он в приданое дает... - кумушки прошествовали мимо нас, смерив презрительными взглядами и продолжили разговор, перейдя на тему выпекания какого-то кекса.
Я посмотрел им в след и задумчиво почесал затылок. К этой Ханне точно стоило наведаться. Зелья нужны и самому, а свитки можно удачно продать. Сам я к магии никаких способностей не имел. Скорее всего из-за того, что и мам был создан с ее помощью.

+2

6

- И то верно, я порой забываю, что эта мелочь ест больше, чем я сам. 
Убирая на дно своей потёртой сумки коробок с грибами, алхимик заодно пользуется подсказкой и вставляет в пасть кота один из завалявшихся кусков жёсткой сушёной конины - надолго хватит жевать, можно пока не обращать на него внимания.

- Утешить, говорите, барышню... Есть у меня соображения, как это сделать, - Бальтазар хитро щурится, сопоставляя полученную от женщин и нового знакомого информацию. Насколько должна быть уродлива девица, чтобы никто не соблазнился её высоким происхождением и богатствами? Обычно вокруг этих мелких князьков отираются бугорки ещё более мелкие, только и ждущие любой возможности отхватить кусок пирога. Должно быть что-то ещё, помимо страшной рожи, что мешало бы замужеству.

Мудрые птицы, говорит пышноволосый юноша. Мудрее просто некуда: ворон, оглашающий окрестности жалобами на Тришку, больше белого поганца в полтора раза. Пуганая ворона и кота боится...

Впрочем, когда здоровенная молодая девка пугается мышки или даже едва заметного паука - это никого не удивляет, ей порою и сочувствуют, так почему бы птичке тоже не иметь свои слабости.

Ассоциативная цепочка тянется далее, несмотря на творящийся кругом переполох: что позволено девке, то не позволено орку. В Леммине, куда Бальтазар наведывался с определёнными корыстными целями, ему случалось стать свидетелем забавной сцены: когда чей-то мордоворот-охранник орочьих кровей вскочил на стол при виде жирной крысы, завсегдатаи кабака не просто хохотали буквально до рвоты, но и пересказывали этот незатейливый анекдот всякому входящему на протяжении ещё нескольких дней.

- Не могу сказать, что никогда не пробовал, - совсем тихонько уточняет Бальтазар в ответ на утверждение, что он не ест воронье мясо. И дальше вторит юноше уже громче, обращаясь к владельцу птицы:
- Но действительно, не ем. Уважаемый, передайте своему пернатому другу мои извинения и уверения в безопасности.

Кажется, пронесло и Патриций не стал на этот раз катализатором цепи невероятных и непотребных событий, а то он может.

- Так вот, вернемся к вопросу о княжне, - со знанием дела вещает немолодой алхимик, прохаживаясь по траве между ближайшими деревьями, игнорируя дорожки.
- Если её беда в некой хвори, о которой в приличном обществе не говорят, но на лице она отражается - я сумел бы помочь своими снадобьями. А ещё - вы, господа, возможно, слышали - выпадает на долю некоторых несчастье вонять невыносимо, сколь бы они ни были чистоплотны. Если такое свалилось на девицу, и без того несимпатичную - это уже серьёзно и объясняет отсутствие женихов. И против этого тоже есть верное средство.

Из всех этих разговоров следует, что князь и сам отнюдь не чужд как волшебству, так и алхимии, но это ещё ни о чём не говорит. Наверняка обмен опытом с ним окажется плодотворным: у всяких самоучек и - тем более - учеников нелюдимых знахарок можно найти очень любопытные рецепты, тогда как элементарных вещей они могут и не знать.

- А если всё дело и правда только в дурном лице - всё равно что-нибудь придумаем. В общем, я с вами, если всерьёз намерены решать проблему благородного семейства.

+2

7

Увы, но Брану не дали насладиться испуганными метаниями своего фамильяра. Корвин слишком громко кричал и естественно привлекал слишком много внимания. Особенно от людей, прогуливавшихся по саду. Хорошо, что в наше время  никого не удивишь кричащими птицами. Но вот  маты и прочая не совсем приятная для этого места речь... В общем, все это привлекало ненужное внимание. Бран уже начал думать о том, что бы хоть как то заткнуть рот надоедливой птице, но ему на выручку пришли неожиданные люди. Видимо там был один из хозяев кота.
-Слышал? Кота поймали и хорошо держат. Крепко. Так что прекращай мой пернатый друг оглашать окрестности своими криками. К тому же ты так ругаешься, что тебе право слово в пору быть пиратской птицей! Может, подашься на море? Пираты оценят твою речь по достоинству. Будешь сидеть на правом плече капитана и возможно получать свою добычу. -Бран, конечно же, шутил. Пиратский капитан на второй день удавил бы ворона. Ну, или завязал бы ему клюв, чтобы не болтал лишний раз, когда не спрашивают. -Если не полетишь и будешь дальше оглашать округу своим криком, то можешь оставаться здесь. Тебе же хуже.
Конечно, ворон замолчал. И, конечно же, не сразу замолчал. Всем своим видом и поведением Корвин показывал, что оскорблен до самой глубины души.  И, похоже, сегодня ночью Брану, не вряд ли удастся уснуть, предварительно не заткнув ворону рот, ибо фамильяр был сильно обижен и собирался, как следует поныть о своей несчастной жизни.
-Сразу говорю, хочешь ныть, то ной в другом месте. С твоей помощью я почти без денег.  И сегодня не хочу терпеть твоих выходок, мой друг. -В голосе у Брана, прозвучали стальные нотки.  Спрыгнув с ветки, Корвин приземлился на плечо магу. Фамильяр замолчал и  от большой несправедливости и обиды на весь мир понурил голову.
Забрав плащ с земли, маг крови отряхнул его.  Стоило бы поговорить с хозяином кота. По крайней мере, можно поблагодарить за такой воспитательный метод.
-Благородные господа. - Со всей возможной  учтивостью произнес маг -Благодарю за решение моей столь неприятной проблемы и демонстрацию воспитательного эффекта. Заодно приношу извинения. Увы, мой спутник весьма несдержан на язык,  в чем вы сегодня убедились. Дурное воспитание, данное темными улицами различных городов, дает о себе знать. - Бран, посмотрел в спину ушедшим женщинам, которые, не смотря на произошедшее, продолжали обсуждать, что-то своё. Хотя, возможно, обсуждали мага и его неучтивого ворона-Увы, из-за моего шумного друга мне не довелось услышать, о чем говорили эти  две достопочтимые  дамы. Не могли бы вы поделиться со мной их разговором. Если конечно их женские сплетни не были секретной информацией, которая крайне важна кому-либо из вас? - Так же как можно учтиво произнес маг крови. Ворон с его плеча при подходе к коту все же решил покинуть хозяина и взлетел на ближайшее дерево.  Приземлившись на самую макушку, Корвин в этот раз решил сохранять тишину. Хотя возможно что-то про себя или вполголоса и говорил. Наверняка опять жалуясь на судьбу злодейку и бессердечного хозяина.

+1

8

И как теперь хранить в секрете то, что стало известно троим. А учитывая болтливость ворона, можно было сказать, что и четверым. Я недовольно зашипел было, но после в мою бедовую головушку пришла интересная мысль. Заручившись поддержкой этого товарища с грибами, можно попробовать вылечить высокоуродную даму и получить куш за это, а ведь тому, кто лекаря привел да нашел тоже полагается вознаграждение. А вдруг этот с котом и правда поможет? Одно дело пытаться сломить себя возле умницы, иное - очаровывать еще и красавицу.
Я вздохнул, взъерошив и без того растрепанную шевелюру, и уселся на траву, рассматривая своих новых знакомых.
- Ну, во-первых, здрасте вам мое с кисточкой. Утро сегодня просто бешенное какое-то и принесло мне знакомство сразу с вами двумя. Для такого маленького местечка сразу трое иноземцев - это много, но, видимо, Госпоже Судьбе было угодно свести нас всех вместеи дать нашим ушам услышать весьма интересные новости.
Начну, пожалуй, с самого начала.
Мое имя Рич. Можно просто Седой. Думаю, это можно не разъяснять.
А эти две почтенные дамы, что обплевывали шелухой от семечек садовые дорожки и заодно своих знакомых, разговорились об одном весьма интересном случае.
Как я понял из разговора и из остальных слухов, Крином правит староста по прозвищу Князь. Настоящее имя его Брэдли Янсен, но так старосту не называют уже много лет. У Князя есть единственная и горячо любимая дочь по имени Ханна. Девушка давно созрела да вызрела, а женихов толпы не роятся. То ли строгого отца боятся, то ли девица, и правда, так страшна, то ли слишком умна. Мне сдается, что здесь все три причины. Но, это лишь мое мнение.
Так вот. В приданое за умницу-не-красавицу дают неплохой куш. Злато-серебро-добро и еще поговаривают о разных свитках с заклинаниями либо с чем там они бывают. А еще говорят о том, что Князь зельевар. Только по слухам поднаторел он лишь в любовных зельях, но это лучше выяснять тому, кто в этом хоть что-то понимает.
К чему я веду, господа хорошие. Если Вы, господин с котом, и правда сможете поправить даме лицо, то нам с Вами по пути. Я не против разжиться парой-тройкой десятков звонких монет. Возможно, Ваш интерес вызовут обещанные зелья-свитки и те же золотые. А Вас, господин с орущей птахой, что могло бы прельстить? И чем могли бы быть полезны Вы?
Сколотим тогда компанию и пойдем брать на абордаж разумную леди да ее отца?

Я усмехнулся и взглянул на тех, кто был рядом. Кто знает, вполне возможно, что наше трио одержит более скорую победу нежели я один.
По крайней мере появился приличный повод заявиться в гости к старосте и своими глазами увидеть эту самую Ханну.
Так ли страшен демон как его рисуют?

+2

9

Почти ударил в грязь лицом, принявшись блистать опытом и знаниями без предупредительного ознакомления с предметом хвастовства.

- Рад познакомиться. Буду называть вас Рич. Седых нас тут двое, а это уже слишком много, чтобы... Чтобы это имело  значение. Моё имя - Бальтазар. Вы верно приметили во мне иноземца. Я совсем чужой в этом славном городе, я тут всего лишь на перепутье. И последняя часть моего пути отнюдь не обещает быть лёгкой.

Седых нас тут двое - о своём прозвище пока что умолчу.  Один из многих литературных псевдонимов вдохновлён симпатией к птицам, только вовсе не вороньего племени. Исполинский козодой в рядах мракобесов считается предвестником смерти и сверхъестественного, у Бальтазара не более чем входит в список немногих приятных ему живых созданий, а на сухом научном языке называется просто серым - griseus - без намёка на выдающиеся габариты, и так же можно называть сероглазого, седого и идеологически нейтрального.

- И так как дорога мне предстоит не из самых безоблачных - я неравнодушен к возможностям, которые перед нами открылись. Часть награды, даже скромной, придётся очень кстати.
Уточню тоже в свою очередь: я не гарантировал, что смогу исправить. Кожные дефекты, к примеру, поправимы, а вот против, скажем, пучеглазости алхимия бессильна.

"Поможет разве что некромагия", - мысленно смеётся маг над собственной шуткой, - "но вряд ли хоть кто-то из заинтересованных лиц согласится на такое разрешение проблемы".

- И да, не стоит благодарности, - с широкой улыбкой добавляет он, обращаясь сразу и к  ворону, и к его владельцу. - Я тоже рос отнюдь не во дворцах, и тоже по молодости часто сталкивался с неприятностями из-за своего лексикона.
Впрочем, пусть это никого не смущает, я не обижу Ханну или её отца неосторожным словом. Договорились, Рич, показывайте дорогу.

+2

10

Уши Брана, навострились при возможности заработать. О да сколь часто встречал он сюжет, о том, что достопочтимый отец пытался выдать свою дочь замуж. Она сама бы и рада, да, увы, боги наградили её страшным лицом. И не было в данной ситуации верного решения. Ждать только что найдется доброволец рискнувший пойти под венец или польстившийся на богатое наследство отца авантюрист. Оставалось только посочувствовать всем участникам этой трагедии. Ну, или применить магию.  Говорят маги жизни или маги иллюзий могли исправить некоторые недочеты. Первые немного подправить внешность, что бы несчастная не пугала своим видом честной народ. Вторые нечестным путем, путем иллюзий легко исправляли все недочеты до момента развеивания иллюзий.  Был еще третий вариант через подчинение за счет магии крови. Всего-то нужен несчастный человек, чья жизнь почти ничего не стоит, его кровь по той же ничтожной цене, небольшой ритуал и вот у вас есть жених, который и  души не чает в новом объекте своего обожания.  Пускай насильно, пускай и нечестно, но не всем же бракам стоит быть заключенными на небесах самими богами?
-Приятно познакомиться господа. Зовите меня Браном. А вот этого моего товарища, что не так давно оглашал округу  не очень красивыми словами, зовут Корвин. Вообще он очень говорлив  и его тяжело заткнуть, но, похоже, перспектива стать кошачьим обедом привела его в такое состояние задумчивости.  Что, честно говоря, весьма вовремя.  -Усмехнувшись, произнес маг крови, но быстро становясь серьезным. -Благодарю  за информацию. Если вы не против, то я смею тоже предложить свои услуги. Конечно, подправить лицо у меня может и не получиться, я  все же больше специализируюсь по ранениям и спасению жизни.  Однако есть у меня один вариант, весьма нечестный, но все же.  Вы уже решили, что будете делать, если ваши предложения не сработают? Есть ли  у вас другой план? А то признаюсь, честно, меня очень заинтересовала награда в виде золотых монет. Увы и ах, но я наемный маг. А это значит, что мне всегда пригодится дополнительная наличность. Поэтому я тоже заинтересован в этом маленьком предприятии. Насчет чем могу помочь, то, как уже говорил, у меня есть один небольшой запасной план. Если у вас господа не получится и нам придется идти на крайние меры, то жениха я смогу найти. И как понимаете,  самого жениха мы спрашивать не будем. -Ох, как и не хотелось Брану идти на этот шаг. Хотелось бы избежать ритуала подчинения, но... Но деньги были тоже нужны. Да и наставник такое тоже не раз применял. Неважно, что скажут другие. Если придется пройти через грязь, то ныряй. В конце концов, ты достигнешь своей цели и будешь с деньгами или тем, что нужно, а завистники так и будут стоять в стороне. Цель оправдывает средства, ученик.

+2

11

Разобравшись что кому когда и как, можно было строить планы. Предложение Брана показалось мне весьма соблазнительным. Найти простака, что добровольно-принудительно сунет голову в семейное ярмо... Это же было гениально.  Я едва не замурчал вслух, но вовремя вспомнил, что оборотней даже здесь, в Вольных Землях, не очень то любили. Не думаю, что моих новых знакомых очень обрадует мой второй звериный облик.
Кто-то привык считать всех котов без исключения милыми пушистиками, что играются клубочками пряжи и довольно мурчат когда им чешешь шейку. Мило, конечно, но глупо. Побробуй почеши за ушком льву. Думаю, этот "котик" довольно муркнет, обгладывая ваши косточки. Я в звериной ипостаси тоже белый и пушистый. Буквально. Но это вовсе не значит, что я буду доволен тому, что вы изволите чесать мою шейку. Правду сказать, я позволял это делать некоторым весьма приятным особам, но это уже иная история.
Так что Бран и Бальтазар вряд ли станут млеть от моей умильной морды и мягкой шерсти.
Да, чаще всего люди просто убегают прочь. Еще чаще пытаются ткнуть в меня серебрянными ножом либо вилкой. Я понимаю, что один удар этим столовым прибором и ты получаешь три дырки вместо одной, но серебра я не боюсь. Не боюсь и с огромным удовольствием беру его и трачу. Смешно сказать, но после одного светского раута на котором меня довел до клыков один великосветский дрыщ, в моей сумке весело звякал целый столовый набор на двенадцать персон. Признаюсь, ложками в меня не тыкали, но раз уж я прихватил ножи и вилки, то оставлять их было попросту странным.
Я весело оскалился и махнул рукой обоим мужчинам, приглашая их следовать за мной.
Городок Крин особо большими размерами не отличался. Пять улиц, три переулка да один тупик - вот и вся прогулка. Так что дом местного Князя мы отыскали быстро. Засел в родовом гнезде этот Брэдли крепко. Тут был в наличии весь кошмар домушника: забор метра в три высотой, ворота оббитые железом и медью, наемная охрана из шкафов, хорошие замки и все признаки небольшого феодального замка. Даже огородик гектара на три был обнесен крепким частоколом. Имелся садик с розами-мимозами и белыми павлинами, что орали дурными голосами и демонстрировали обычные куриные жопы под роскошными ажурными хвостами, диковинные пальмы в кадках, нелепые мраморные статуи голых ангелочков, фонтанчики и беседки. В общем, дом весьма соответствовал мещанскому представлению о богатстве в самом богатом его виде.
Оставалось надеяться, что Ханна не обладает таким же дурным вкусом в котором был представлен ее скромный сад, что по размерам явно не уступал городскому.
Я настойчиво затарабанил в ворота и с удовольствием настучал бы и тому мордовороту, что открыл нам. Просто презрение и высокомерие на его лице можно было удалить лишь хорошей оплеухой. На вопрос гнусавым голосом: "Чего изволите, господа? ( Шо хотело подзаборное быдло?)" я отвесил изящный поклон и попросил провести на к господину Князю дабы мы могли лично лицезреть могучего правителя этих земель. Конечно, можно было бы тарабанить в ворота, истошно вопя: " Папаша, открывайте! Женихи прибыли!", но дело требовало дипломатического подхода. А это значило, что нужно аккуратно какать в рот, чтоб оставалось послевкусие мяты и аромат флерд'оранжа.
Нас приняли и провели в дом (лязгнув подъемным мостом и отогнав крокодилов от края рва), пригласили обождать в огромной прихожей затянутой гобеленами и даже поднесли по большой кружке смородинового кваса. Я бы квасил чего-нибудь покрече, но сунутой кружке на донце не заглядывают. Здесь работало золотое правило: "Дают - бери, бьют - беги."
Князь оказался низеньким мужичком с огромным носом цвета спелой сливы и такой широкой залысиной, что она заканчивалась на затылке. Но при этом он был явно не дурак. Грамотная речь и манеры показывали, что перед нами не просто нувориш, что выскочил из грязи в Князи, а человек, что добился своего положения сам. Нас пригласили в небольшой кабинет отделанный светлым деревом, вручили чашки с крепким и ароматным напитком, что назывался кофе и естественно спросили о целях визита. Мне предстояло правильно вывернуть правду. А если быть точным до конца, попросту красиво соврать так, чтоб нас не вынесли из дома на концах алебард.
- Уважаемый и достопочтимый господин Князь. Мое имя Ричард Рэйн. Я рыцарь ордена Зари
(почти правда, я же не виноват, что главу ордена съела какая-то крокозябля в болотах Темных Земель до того, как он исполнил обещание посвятить меня в рыцари этого самого ордена)
и барон земель Дикого луга
(тоже правда. купил по оказии  и кусок леса, и луг и титул)
и я весьма наслышан о доброчестности
(еще бы, до сих пор в девках сидит - никто не соблазнился)
и недюжинном уме
(а что еще девице делать? тут сиди крестиком вышивай и книги умные и не очень читай)
вашей дочери. Злые языки, правда, утверждают, что она некрасива.
(что врать, говорят, что нею можно детей пугать, чтоб конфеты из буфета не воровали).
Лично я знаю, что выбирать себе спутницу жизни, смотря лишь на красивое лицо - глупо. Зачем нужна безмозглая кукла, что двух слов связать не сможет?
(лучше б сидела да кружева вязала)
Перед гостями глазами хлопать да денег на очередной наряд выпрашивать? Я хочу видеть рядом с собой умницу. А мои спутники, что любезно согласились сопровождать меня в путешествии, наслышаны о Ваших зельеварческих успехах и уме вашей дочки. Вот и захотелось им набраться опыта да пообщаться с Вашей разумницей. Говорят, она прочитала множество различных книг.  Что же до хвори госпожи Ханны, то если имеется такая, то господа могут попытаться излечить ее. Только если Вы позволите.
- я вновь раскланялся и улыбнулся, надеясь, что хозяин дома не выгонит нас взашей.
Но, похоже было, что Князь весьма доволен нашим визитом. Он приказал приготовить нам комнаты и любезно пригласил к ужину. Я, естественно, предложение принял, посматривая на Бальтазара и Брана.

+2

12

— Надеюсь, до принуждения всё же не дойдёт, — замечает Бальтазар в ответ на реплику Брана, прежде чем шагнуть в арку следом за Ричем.
— Но если и дойдёт — ничуть вас не осуждаю.

[indent] Тришку, который на протяжении половины пути так всё и мусолил полоску мяса, чем-то привлёк навес над крыльцом дома. Когда его хозяин проходил под завитушками двускатной крыши в сопровождении эскорта, более напоминающего конвой — кот подскочил, со скрежетом зацепился за кромку козырька и скрылся наверху.
Видимо, высмотрел где-нибудь там, на коньке, гнездо с яйцами. Хорошо хоть, что его решение остаться на свежем воздухе никого не смутило, а то стой потом дурнем и уговаривай его спуститься. Как вороний счетовод.

Рич берёт на себя объяснения с владельцем дома, и Бальтазару остаётся разве что кивать в нужный момент. Да, мол, об успехах наслышан: краткое неспешное движение подбородком вниз. Верно всё, сопровождаю этого молодого сударя: ещё краткий наклон головы. И вылечить попытаюсь: уже более явственный жест, подмазанный тенью улыбки, благодушным спокойствием под расслабленно прикрытыми веками.
Послеполуденные лучи падают наискось и делают кабинет старосты уютным. Усталость — на пенёк и то не приседал с самого рассвета — делает мягким кресло. Но фарфоровые рюшечки на ручке кофейной кружки не позволяют ей устроиться в пальцах с удобством.
Такое же непродуманное излишество, как и украшения сада, как и волнистые перила лестницы внутри дома; как и грозные с виду, но бестолковые внутри помещения алебарды — в руках стражи.
Впрочем, кофе неплох, благородная горечь, интенсивный аромат по всей комнате — словно его приготовили прямо тут, а не внесли на подносе.

— К слову, о книгах, — Бальтазар наконец встревает в разговор, никого не перебивая, пользуясь паузой, пока Князь подкладывает себе в напиток добавку сахара серебряными щипцами. — Мой товарищ рассказал о себе всё без утайки, негоже мне молчать. Я пишу на всевозможные научные темы, затрагивая и алхимию, и магию, но по большей части в смысле их соотношения с метафизикой и философией. Бальтазар Телазио, хотя чаще я издавал свои труды только под именем, без фамилии. Кто знает, возможно, в вашей и Ханны библиотеке найдётся что-то из моего. Не хвастовства ради это говорю, а для плодотворной беседы за ужином: если госпожу известить заранее — вдруг она изволит подготовить темы и вопросы к скромному книгописцу.

Закончив говорить, он глотает последние — смолянисто-вязкие — капли из вычурной кружечки. С благодарностью отпирается от добавки, предложенной полногрудой служанкой. Многовато напитков в доме специалиста по любовным-то зельям. А такой колоритный нос у княжеского высочества всяко не от кофейку и не от кваску. Уж кому б не знать…
Когда Бальтазар обитал буквально в пещере — случался и такой отрезок в траектории его скитаний — одна гостья защитила его отшельничий скит от налётчиков-полуорков. И рассказывает потом такая на голубом глазу: «ну, я сюда метнулась, где вы яды свои варите…»
«А с чего взяли-то, что именно яды?» — каверзно поинтересовался он тогда, подозревая в ней наёмную убийцу. Ответ был категоричен: «ну не приворотные же зелья, это и так ясно».
Любимый кубок, сделанный впоследствии из свода её черепа, украшен сапфирами именно потому, что у неё были голубые глаза.
Тогда насчёт ядов она была права, а вот сейчас не исключено, что рецепты приворотных зелий — всё, что удастся вынести из этого дома. Товар изрядно популярный, к слову, даже лечению ран не уступает. Но потому Бальтазар и небогат — потому что за безынтересное дело берётся в крайне редком случае, а дела романтические интереса для него не представляют.

Два выжидающих взгляда — майские травы Ричарда и подмороженная каряя вишня Князя — соприкасаются где-то на его переносице.
— Я тоже с удовольствием принимаю ваше приглашение, — кланяется он в свою очередь, приложив руку к груди. — Ричард, Бран, приятного отдыха. Я воспользуюсь гостеприимством добрейшего Князя прямо сейчас.
Отдохнуть не помешает. Заперев за служанкой дверь гостевой комнаты, маг приближается к окну, из которого очень кстати виден сад. Ведь сад зельевара может сказать о нём больше, чем его лицо. Больше, чем его родословная, чем даже кабацкие сплетни.

По пути в дом он успел рассмотреть лишь кусты роз и шиповника, на которых только-только начали зарождаться бутоны, метёлки мимоз, готовые уже отцвести, и чисто декоративные жасмин и пальмы, наверняка завезённые с востока в этом же сезоне. Но из окна, выходящего на другой участок, видны также жимолость и арония, и что-то ещё, необычное.
Приглядываясь, Бальтазар заодно отмеряет себе дозу противоядия, надеясь, что это ещё не паранойя. Чем бы ни опоили, времени прошло мало, и эффект будет нейтрализован, если вообще имел место. Поддавшись озорному порыву, запивает лекарство эйфорическим настоем, чтобы поймать на ресницы последние для этого сада лучи, и понюхать радугу, и ощутить щекотку миллионом её оттенков вместо семи.

Отредактировано Бальтазар (28-07-2019 23:27:00)

+2

13

-Я тоже на это надеюсь. - Тихо говорит, Бран на фразу Бальтазара.
И вот отважная троица во имя награды отправилась к поместью Князя.  По пути между ними было решено кто будет что говорить и кто будет основным переговорщиком. Так как у  Рича язык был без кости, то переговоры должен был вести именно он. Бальтазар выступал странствующим алхимиком, сопровождающим благородного господина Ричарда интересующегося необычной невестой в данных краях.  Бран же выступал в роли случайного спутника исследователя  искавшего новые знания об алхимии и зельеварении. Ну, или примерно как то так.  Маг крови от такого плана не возражал.  В случае если этот вариант провалиться, всегда можно вернуться к плану с принуждением. Надо будет только найти подходящего мужчину на роль жениха. Но об этом стоило подумать попозже.
-В особняке не звука. Иначе лично задушу. -Это было сказано как можно тихо, что бы его услышал вернувшийся ворон.-Я предупредил. -Бран был серьезен как никогда. Не хотелось лишаться денег второй раз за день из-за длинного языка одной вредной и самодовольной птицы.  И учитывая, что Корвин молчал, то они поняли друг друга. Оставалось только надеяться, что фамильяр не рискнет выкинуть очередную тупую шутку.
А пока троица подошла к особняку Князя. Слишком вычурное строение. Похоже, владелец вовсю стремился показать свою силу, власть и богатство. Охранники сплошь мордовороты, которые за монету и родную мать прирежут.  Ну что же видимо хозяин особняка им хорошо платил, раз они оставались на его службе. Или был слишком крут для того что бы его предали.  Сад за воротами тоже не производил впечатления. Да за ним ухаживали, но будучи наемником, Бран, видал сады и покрасивее и ухоженнее. Видимо владельцу действительно нужно было показать свою значимость. Здесь подав незаметный знак рукой, малефикар отпустил ворона. Пускай летает по саду, да и на официальном приеме ему явно нечего делать.  Хотя на сердце было тревожно, вдруг пернатый что-то учудит, когда за ним никто не будет присматривать? Не хотелось даже думать о таком.   Доверив вести все переговоры другому, маг крови им возможность осматриваться, примечая любые возможные детали: сколько охраны в особняке, как охранники вооружены, сколько слуг, как слуги одеты и прочее, включая внутреннее убранство. Все это позволяло сформировать картину о  местном хозяине. И пока судя по тому что Брану удалось увидеть, денег тут не жалели и тратили с размахом. Посему выходило, что владелец особняка был достаточно богат и умел делать деньги. Хотя, возможно просто богатое наследство.
На официальной встрече с Князем,  Бран, не сумел составить какие либо точные впечатления о хозяине особняка. Сначала увидев его, маг подумал, что это какая-то шутка. Он  ожидал увидеть сильного и величавого воина, что одним своим видом повергает врагов в страх, а остальных заставляет подчиняться себе. Но нет, низенький мужчина явно не походил на великого воина. Скорее всего, мужчина был умен и очень хитер. И явно добился всего сам.  Интересно только как он подчинил охранников? Явно не только при помощи звонкой монеты.  Тут было, что то еще.  Возможно харизма лидера?  Но это предстояло выяснить впоследствии. А пока радушный хозяин пригласил таких дорогих гостей на ужин и повелел выделить комнаты. Бран низко поклонился
-Почту за честь принять ваше приглашение, господин.
Их отвели в гостевые комнаты, где каждый мог отдохнуть перед ужином. Поблагодарив служанку, маг закрыл дверь. Аккуратно положив сумку и плащ на стул, маг сбросил сапоги и удобно устроился на кровати. Следовало обдумать, что делать дальше.  Впрочем, Рич или Бальтазар сами подскажут момент, когда ему стоит вмешаться.  Но все же хотелось надеяться, что помощь Брана не понадобиться.

0

14

http://sa.uploads.ru/pNBLP.png
Первый этап - проникновение в жилище предполагаемого "врага" (ну, либо союзника - время покажет) прошел на редкость удачно. И временные (а вот в этом я не сомневался) союзники повели себя разумно и правильно. Можно было надеяться на плодотворное сотрудничество.
Сидеть грибом в комнате мне не хотелось. Этаж был всего лишь вторым. Поэтому я позволил себе выйти в сад. Точнее выпрыгнуть, но не видели - не знают, а значит официальная версия все же сводилась к тому, что изволил выйти.
В саду было скучно. Ровные аллейки и розы можно было увидеть в любом ином подобном палисаднике. Я развлекал себя тем, что лепил листы липы на причинные места довольно жирненьким ангелочкам. А вот статуя девушки с веслом повергла меня в легкий шок. Таким формам позавидовали бы представительницы расы шефанго. Я бы за такие подержался будь они настоящими. Не удержавшись от соблазна, я залез на постамент и обхватил мраморные перси дамы, понимая, что поговорка о женской груди, что должна помещаться в ладонь мужчины здесь не работала. Либо ладони у меня были маловаты, либо скульптор, что вытесывал эту леди очень уж соскучился по нормальным сиськам. Жаль только, что не все анатомические подробности были переданы...
В такой вот пикантный для меня и статуи момент нас застал врасплох нежный девичий смех.
Я кубарем скатился с постамента, оборачиваясь в сторону звука и мысленно укоряя себя за то, что отпустил все свои чувства, расслабившись. А если б это был охранник, что решил бы наколоть наглую тушку гостя на копье?
Сзади меня стояла невысокая девушка лет двадцати по виду. Главным украшением ее были огромные в пол лица глазища черного цвета и целый водопад густых волос цвета спелой пшеницы.  Контраст был такой, что я раскрыл рот, рассматривая свою визави.
Да, красой девушка блеснуть не могла. Она была похожа на ночную моль, которой кто-то для смеха вставил две черные пуговицы вместо глаз. Светлые брови, светлые ресницы, россыпь веснушек на слишком крупном носу картошкой, тонкие губы. Но улыбка и смех были прекрасны. Тогда девушка словно светилась изнутри и хотелось обязательно улыбнуться в ответ.
- Я бы подарила Вам эту статую, но она хоть и является образчиком невероятно дурного вкуса моего крестного, но, все же, подарена им ко дню моего совершеннолетия. К тому же он часто наведывается в гости. Поговаривают, что натурщицей служила одна из любовниц крестного. Кажется, ее зовут Фрида либо Фрейя... Это если изъявите желание пообщаться с ней в живую. Ну так что? Адрес для Вас спросить?
Я улыбнулся в ответ, скрывая свое легкое смущение и досаду:
- Это был исключительно научный интерес. Я пытался подсчитать сколько ткани потратит портниха, пытаясь скрыть это богатство в корсете...
- А вы торгуете тканями? Если да, то пара таких дам и можно обогатиться. - девушка села на небольшую скамью под раскидистым каштаном.
Меня подмывало ответить, что чаще всего я торгую лицом и своей шкурой, но я качнул головой то ли отрицательно, то ли укоризненно (сам не понял своих чувств в тот момент) и хмыкнул:
- Повстречаю как-нибудь торговца передам ему Ваши слова и добавлю, чтоб занес процент от прибыли.
Раз уж мы оказались здесь вдвоем, то уместно будет познакомиться. Меня зовут Ричард, а Вы, я полагаю, Ханна?

Девушка кивнула в ответ, внимательно меня рассматривая.
Я знал о чем она думала. Она сейчас соображала сколько же мне лет. Строить догадки - это одно, а вот угадать. Чаще всего мне давали не больше двадцати.
А я больше и не брал.
- Вы не похожи на одного из друзей моего отца, Вы не торговец - я не вижу в Вас купца, не очередной клиент, не очередной наемник... Так что привело Вас, Ричард, в этот дом? - Ханна нахмурилась, скрестив руки на груди.
Я отметил хорошую фигурку и легкую пухловатость девушки.  Она была похожа на сочный пирожок с вишнями. Пирожок следовало бы допечь до румяной корочки, но эту бледность можно было исправить обычной краской для волос и бровей.
Мой возможный ответ прервало появление дородной няньки, что плыла словно каравелла среди зеленого моря, высматривая цепким взглядом свою подопечную. Словно квочка эта решительная дама заслонила от меня Ханну, уводя ее в дом. Я последовал за ними. Тем паче, что уже звали к ужину.
_____________
В двери Бальтазара и в двери Брана постучались и осторожно поинтересовались не желают ли господа пройти в библиотеку. Мужчинам были обещаны свитки и книги многих авторов, а Бальтазару предложено разыскать среди книг и свои труды.

Отредактировано Ричард Рэйн (29-07-2019 08:18:17)

+1

15

[indent] Дурная дрёма дрянного дома. Коварная горка подушек на постели всё-таки соблазнила некроманта, хотя Бальтазар в упор не помнит, как ложился. Интересное свойство зелья: стирать пределы яви и сновидений. Можно смотреть сквозь сомкнутые веки, а можно устремить во тьму открытые глаза.
Как бы недавно он ни дивился нелепице убранства, потолок спальни затмевает всё. Пребывает за гранью добра и зла: от розетки в центре ко всем четырём углам тянутся нити бериллов! Огранка каждого — как горошина. Прямо-таки оторви и выбрось, иначе и не скажешь.
В следующий миг Бальтазар уже стоит вверх ногами на потолке и обдирает позорное украшение, чтобы швырнуть в мусор. Однако подол его мантии не задирается, как было бы положено при хождении по потолку наяву, и он понимает наконец, что спит. Преступно не воспользоваться этим редким состоянием сознания.
В окне, приблизясь опять же по потолку, он видит то, что заставляет его грязно выругаться (сам Рилдир покраснел бы, узнав, что и с кем он делал своими рогами). Близ высокой ограды вьются блуждающие огоньки. И они — красные, и их не меньше трёх. Кошмарное зрелище тотчас выбрасывает из сновидения.

Теперь пробуждение точно уж не ложное. Разумеется, никаких бус на потолке нет, такое может явиться лишь одурманенному разуму. Вот только предмет, который неприятно упёрся в его выпирающие позвонки, оказывается… берилловой горошиной. Откуда, если бусы приснились?!
Но сейчас его сильнее беспокоит другое. Садясь на кровати, он аккуратно сдвигает с себя кота, прикорнувшего на коленях — видимо, проник через наполовину распахнутое окно — и торопится впиться взглядом в участок ограды, где металось гибельное алое сияние.

Огоньки и вправду пронизывают сумерки призрачными траекториями, но всего лишь жёлтые. Безвредные. Такие же, но фиолетового оттенка стали бы поводом бить тревогу. Такие же, но тревожно-красные, стали бы поводом паниковать и облачаться в саваны. Всем городом. Хорошо, что красных не видели так давно, что считают их легендой, так давно, что Бальтазар включил их — как и остальные виды — в свой трактат «Горизонты незримого», повествующий о скрытных и связанных со смертью созданиях. *

Деликатный стук в двери обрывает отвлечённые мысли. В слабо освещённом коридорчике, следуя за слугой к библиотеке, гость Князя разрешает наконец своим выдающимся умом тайну горошины на постели. Очевидно, единственная бусина породила нити в грёзах, а не бусы — единственную наяву.

Путь до библиотеки достаточно долог, чтобы Бальтазар успел окончательно оклематься от своего ядрёного варева и даже перестать шататься; к тому же, слуга любезно поднёс тазик с водой, чтобы ополоснуть лицо после сна.
Охотно соглашаясь ознакомиться с книгами, он и в самом деле находит на полках пару своих трудов. Те же «Горизонты», о которых вспоминал недавно. Небольшая брошюра о символике благородных металлов и связи их с небесными телами. И… вот уж чего увидеть он тут точно не ожидал — так это «Костный мозг богов», изданный под псевдонимом. Самый его детальный трактат по некромагии, который обычно никто не держит на виду даже в тех краях, где чёрное колдовство легально…
Бальтазар степенно опускается на диван у стены и кладёт книгу рядом, нижней обложкой вверх, название прочитать нельзя. Из-за полуприкрытых дверей красного дерева доносятся голоса собирающихся к ужину, но у него пропал всякий аппетит. Нужно, определённо нужно побеседовать с Ханной.
И, желательно, наедине.

офф

* Об огоньках подробно.  смех сфинкса .

Отредактировано Бальтазар (29-07-2019 13:47:58)

+1

16

Увы, но полежать на подушках долго не пришлось. Кто-то постучался... в окно. Пришлось подниматься с кровати. Все тело разом недовольно хрустнуло, будто возмущалось стуку и резкому вставанию. Но ничего не поделаешь. За окном Брана, ожидал недовольный черный ворон. Открыв и впустив птицу в комнату,  Бран вернулся на кровать
-Ну рассказывай. Что увидел нового? Что узнал и что услышал.
-Вот так сразу с новостей? А предложить попить, поесть? Эй, я шучу. Не надо становиться настолько серьезным. Сейчас все расскажу. Слухи я пересказывать не буду. Ты их и так слышал.  Действительно невестка давно задержалась в девках, посему местный Князь рвет и мечет. Дело то оставить тоже некому. Что у него за дело я не узнавал, но видимо важная шишка!  поэтому и хочет через брак дочери  получить зятя и наследника.  Бабе видимо боится оставить. Что видел? Да не то чтобы многое. Сад местный так себе. Красивее видали!  Но для провинции подойдет. Тут есть две служаночки такие, эхехе. Попки как орех и груди эм... да. Извини, отвлекся. Так о чем я? Да!  Охрану тоже видел. Ну, как и ты. Её скажем так много. Очень много. И все хорошо снаряжены. Выглядят, правда, так, будто вчера вечером на темной улице у граждан кошельки отбирали или в злачных местах драки затевали. Жуть, одним словом. Но ведут себя тут прилично, полностью подчиняются хозяину.  Но такие шутить не будут, мигом выкинут по одному приказу.  Что еще? Да больше ничего не видел.
-Даже дочь хозяина?
-Её тем более. Может она страшная как нежить и её держат только в закрытых комнатах?
-Навряд ли.  Ладно. Лети обратно в сад да посматривай по сторонам. Может, и увидишь её. Вечером перед ужином возвращайся. И на служаночек внимание не обращай.  Все понял? Лети. - поднявшись с кровати, маг вновь открыл окно и чуть ли не с силой выпихнул возмущающуюся  птицу обратно на воздух.
-Хам! -Прокричал Корвин, прежде чем Бран, закрыл окно.
Можно было возвращаться обратно на кровать, но тут в дверь постучали.  Быстро натянув сапоги, маг открыл дверь. Служанка.
-Господин, хозяин приглашает вас в библиотеку. Если вы не слишком устали в пути.
-Нет, не устал. Сейчас только сниму куртку. - Маг прикрыл дверь. Расшнуровал и, расстегнув ремни, Бран скинул куртку. Следом за ней он снял наручи.  Раз уж хозяин предлагал и обеспечивал безопасность, то  не было необходимости в защите. При себе малефикар оставил только ножны с кинжалом.  -Прошу, ведите.
Путь до библиотеки  был бы недолгим, но любопытный маг крови иногда останавливался, смотря по сторонам. Во всяком случае, он старался сделать вид, что ему все интересно и любопытно.  Наконец пройдя в библиотеку, он поблагодарил служанку, а сам решил выбрать себе книгу для чтения.  Здесь он и встретил спутника.
-Бальтазар.  Уже выбрал что-то для чтения? А то я сам пока не могу ничего выбрать.  Должен признать библиотека очень большая и богатая на книги. А что выбрать даже и не знаю.

0

17

Возвращаться в дом тем же путем, каким я его покинул, было крайне глупо. Во-первых, подле дома бродила стая охранников, что старательно делали вид, что вышли исключительно для того, чтоб подышать свежим воздухом.  Дышали активно - аж рубахи на груди трещали. А во-вторых окно моей комнаты открывалось наружу.  Открываться то открывалось, да только подоконник под ним отсутствовал. Не станешь и шеюьсебе свернуть рискуешь. А гея мне была еще нужна. Хотя бы для того, чтоб головой вертеть и все рассматривать. И чтоб на шею повесить, в случае чего, брачный хомут.
Поэтому в дом я вошел следом за нянькой, которая все оборачивалась на меня, пытаясь понять откуда я такой молодой и наглый взялся. Меня подмывало показать даме язык либо оскалиться, но возмущенные вопли я слышать не желал. Да и вдруг эту мадам падучая хватит с перепугу. Потом похороны оплачивай и объясняй почему нянька решила надеть белые тапки раньше времени.
Едва я юркнул в свою комнату, в двери осторожно постучали:
- Господин Рэйн, хозяин приглашает Вас к ужину и мне велено спросить не желаете ли Вы перед ним принять ванну, переодеться? Чтоб кухарки знали когда подавать и накрывать.
Я принюхался к себе и поморщился. Пахло так, словно мою рубазу носила рабочая лошадь, что перепахала гектар целины. Поэтому я приоткрыл двери, милостиво соглашаясь на банно-рыльные процедуры и вскоре плескался в большой лохани. Две смешливые служанки, что принесли мне вещи, бесстыдно подглядывали в замочную скважину пока я переодевался. Мне скрывать было особо нечего.  Если б там росло два либо торчало что-то размером с ноготок, я бы стыдливо отвернулся.  А так, в который раз возблагодарив себя самого за то, что вовремя сбежал из Гульрамского гарема, не став очередным евнухом, я надел чистые вещи и отправился в столовую. Своих товарищей я не видел, но подозревал, что им тоже предложат мытье-бритье.
Столовая встретила меня блеском свечей.  Если честно, то я опасался, что все это зажигательное веселье может подпортить вечер.  Ибо огонь и тяжелые гобелены на стенах - не лучшие соседи. Но, в чужой монастырь свою веру не приносят. За столом уже восседал сам Князь. По правую руку от него сидел молодой человек такой ангельской наружности, что я едва вилку от удивления мимо рта не пронес. Парень несколько смущенно молчал, перебирая длинными ухоженными пальцами полотняную салфетку и клевал что-то в тарелке. Как оказалось, это был "близкий друг" хозяина. Меня отпустило. Ведь с таким конкурентом мои шансы падали ниже ботинок лощеного господина.  А после я весьма заинтересовался вопросом того, почему народ не обсуждал яро пристрастия Князя к подобным друзьям и зачем вообще он женился. Хотя, подобные увлечения нередко приходили к мужикам после того, как они сполна вкусили супружеской жизни.  И тут я вновь задумался о том, чем Князь поил этого бедолагу, чтоб держать его рядом. Сказать честно, от парня несло "дружбой" на добрую сотню метров.
Ведь существует же настоящая мужская дружба?! Этот девиз стоило начинать писать на рубахах.
Короче сказать, я начинал верить в силу приворотных зелий и готов был кричать "Заверните мне десять, будьте любезны! ".
Пока я рассматривал прилизанное чудо и искал его крылья (сидел он и сиял аки херувим), в комнату вплыла та самая нянька, усаживаясь подле хозяина. Ее формы были втиснуты в маленькое черное платье и я на несколько минут потерял глаза в вырезе платья дамы. Не смотря на свои гола (вот кто бы говорил) выглядело все довольно аппетитно. На таких персях удобно спать. А дама прекрасно согреет вас долгими зимними ночами.  Как не крути - одни преимущества.
Я ждал Ханну и своих друзей.
Ханна появилась раньше.
Она появиласьв дверном проеме и я сразу полумал о бледной поганке. Ханна была таком же бледном платьице с кружевным воротничком, что добавляло ей еще больше подобия на этот гриб. Волосы были уложены в косу вокруг головы, делая девуку похожей на каравай с ушами. Каравай в который ткнули два черных жука. Ткнули и забыли поставить в печь. Зрелище было душераздирающим и мне захотелось схватить большую коробку с красками и нарисовать Ханне лицо, которое она, видимо, забывала надеть.

0

18

[indent] Не так уж библиотека и велика, Бальтазару приходилось видеть и поболее. Но у него, часто имеющего дело с литературой, критерии завышенные.

Чем-то даже напоминает то, как он, фантазёр,  воображал во всех деталях собственный дом, который в некий прекрасный момент будущего построит на туманном утёсе, в скалистых высях. И эта мечта почти не претерпевала изменений за несколько десятков лет. Не сам, конечно, и не руками продолжающих его самого мёртвых слуг, но в проектировке примет самое активное участие и считает себя достаточно образованным для этого.

С роскошью, конечно, и здесь тоже перебор, но никудышный в сравнении с остальным домом. Разве что золочёные треугольники на каждой из угловых колонн, но и они не кажутся бессмысленным украшательством.

- В одном вы правы, коллекция очень разносторонняя, - со знанием дела отзывается он на реплику Брана, сперва приветствуя его наклоном головы. - Не скажу, что выбрал, но нашёл вещи крайне любопытные.

Постучав по твёрдой обложке многими и многократно проклятого томика, Бальтазар поднимается и во второй раз обходит комнату вдоль всех полок. На одной из них книги стоят только по обоим концам, освобождая в середине место для антикварного предмета. Шарик с очертаниями континента, покоящийся на призматической деревянной подставке, неподделен и очень стар: берега не везде изображены корректно, а многие из ныне разведанных мест прячутся за чернением. Каждая чернёная область снабжена металлическим пояснением: здесь, мол, живут драконы, а здесь живут чудовища. В одну из таких областей и утыкается паучий палец алхимика, когда он останавливает касанием вращение сферы.

Достаточно так же, не поднимая веки выше половины, повернуть голову к спутнику и бросить на него взгляд не глазами, а точкой между бровей. Достаточно, чтобы понять, что в некоторых вещах опасаться его не стоит. Аура Брана кажется редкостно неоднородной, сплетённой из пурпурных и тёмных спиралей.

- Вот это, например, нашёл. Довольно редкая вещь, должно быть, - поясняет Бальтазар, протягивая Брану скромно-чёрный томик с золотыми буквами заголовка, посвящённый ритуальной некромагии.
- Я помогу вам подобрать книги согласно вашим интересам. Но лучше не сейчас: будет невежливо с нашей стороны пропустить ужин, ведь нас приглашали.

Оставляя посох прислонённым к дивану - всё равно вернётся сразу после трапезы - некромант направляется к двери, добавляя на ходу:

- Будьте внимательны, если нам подвернётся возможность поболтать с Ханной втроём без лишних ушей, нужно её не упустить.

Ароматы и отзвуки разговоров безошибочно наводят на столовую; почти в дверях приостановилась дама в кружевах. Представившись и убедившись, что это и есть дочь хозяина, Бальтазар провожает её к началу длинного стола, к месту напротив незнакомого молодого мужчины. Тот не реагирует на попытки познакомиться, будучи поглощён молчаливыми переглядками с Князем. Пожав плечами - не очень-то, мол, и хотелось - он занимает место поближе к середине, рядом с Ричардом.

+1

19

В этой библиотеке можно было оставаться надолго. Большой соблазн налить бокал хорошего вина, желательно "Драконьей крови" стоившей несколько сотен за бутылку, и погрузиться в чтение, расшифровку и исследования чего-то нового, но... Нельзя. Сейчас самый максимум это возможность быстро просмотреть и пролистать пару страниц, какой либо книги. Поэтому он и спросил совета у Бальтазара. Даже если ничего толкового не посоветует, то пусть.
    -О да. Слишком разносторонняя. Хотелось бы провести здесь больше времени, дабы выбрать более придирчиво книгу, дабы насладиться спокойным чтением, но, увы. Мы здесь не за этим. -Сам Бран хоть и доверился выбору своего спутника, решил, что и самому поискать стоит. Может удача улыбнется ему еще раз? Поэтому когда Бальтазар что-то выбирал, маг крови тоже искал. Поэтому он и не заметил странного поведения алхимика. Взгляд Брана упал на странную, старую потрепанную книжку, стоявшую незаметно на полке. Было даже, похоже, что это чей то дневник. Движимый любопытством, маг не удержался, оттого что бы взять её. Но открыть её не успел. Вернулся Бальтазар принесший труды о некромагии. Вот это было неожиданно. Сначала даже хотелось сказать что, дескать, он почтенный маг крови, а не некромант и алхимик перепутал, но... Но ведь Бран, не говорил ему, какому типу магии он обучен. Да и что он теряет, если немного прочтет о ритуалах некромагии? Общим счетом ничего? Ну, разве что немного времени потеряет и только. А может, получит некоторые представления о том, как улучшить заклинания или ритуалы магии крови? Такой вариант вполне себе возможен. В общем, не стоит отказываться от возможности
    -Благодарю вас, Бальтазар. Это действительно весьма любопытно. - Правда, оставался вопрос, зачем семье столь уважаемого человека такие книги по некромагии. Или хозяин сам маг? Это с одной стороны объяснило бы, почему его слушаются охранники и почему у него такое влияние. Еще одна загадка. А дело ведь становилось все любопытнее и любопытнее.
-Вы правы. Сейчас, увы, не время для чтения. -С сожалением магу крови пришлось отложить книгу по некромагии, а вот дневник он откладывать не стал, а наоборот открыл, только перед этим  дождавшись, когда спутник, выйдет из библиотеки.  Увы, как и несколько часов назад, мага крови вновь ждало разочарование. Текст был зашифрован.  Либо какой то древний язык.  Но, похоже, это было что то важное.  Вчитываясь в символы и пролистывая страницы, маг сумел зацепиться за некоторые слова.  Скрижали Азура, пустыня, тайная библиотека.  Дальнейшее чтение требовало расшифровки или вдумчивого перевода, на что сейчас уж точно не было времени.  Задумчиво покусав губу, Бран, решил, что оставлять такое сокровище тут явно не стоит. Возможно, хозяин особняка позже заметит утрату. Но явно не сейчас.  Жаль, но не было времени вернуться обратно в комнату да положить дневник в сумку.  Поэтому не найдя решения лучше маг положил  книгу по некромагии и дневник на диван с расчетом вернуться в библиотеку после ужина.  А пока нужно подумать о деле. Алхимик прав, им необходимо поговорить с девушкой без лишних ушей.  Но этим займутся после. Сейчас приятные запахи подстегнули аппетит проголодавшегося мага.  В столовой  Брану удалось сесть недалеко от своих путников. Заодно он увидел и саму Ханну. Честно сказать он не удивился, почему та еще не замужем. Да, слухи не врали, девица не была красавицей. Понятно, почему Князю так и не удалось найти для нее жениха.  Хотя странно и другое, отец мог раскошелиться на магов жизни, дабы те улучшили внешний вид его дочери.  Еще одна загадка, почему он так не сделал.

+2

20

Бывают в жизни огорченья - вместо хлеба жуешь печенье. Так и в этот раз произошло. Я ждал обычных людей с обычными занятиями по жизни, а попал в дом странный и несколько стремный. Нос защекотали знакомые и незнакомые запахи разных трав. Пахнуло откуда-то снизу. Я невольно чихнул несколько раз, извиняясь и был награжден томным взглядом со стороны "друга". Таким томным, что я в следующий раз и чихнул, и икнул одновременно. Ханна весело рассмеялась, хрюкая в салфетку. А ее грудастая донья тут же заквохтала над девушкой, ядовито шепча ей разные гадости-советы по ведению-поведению. Я слышал каждое слово и понимал, что в большей степени Ханна некрасива именно из-за своей няньки. Такого я не слышал давно.
А ведь говори собаке, что она - свинья и та через год хрюкать начнет.
- У Вас такая смелая прислуга, господин Князь. И за один стол с Вами влезла, и такое платье на себя надела. Едва ли не лучше чем у Вашей дочери. Такое впечатление, что эта дама вам жизнь когда-то спасла. - я улыбнулся няньке и повернулся к хозяину.
- Это нянька моей любимой дочки. С младенчества возле нее. Когда моя жена ушла в небесные чертоги, Донна взяла на себя все заботы о маленькой Ханне... А разве Ваша прислуга ведет себя иначе? - Князь внимательно посмотрел на меня, посмеиваясь. Но, нянька явно смутилась, прикрывая ладонью грудь.
У меня, конечно, прислуги отродясь не было, но я решил приукрасить действительность. Почему бы мне, как барону и рыцарю, что имел в собственности пару латаных штанов и огромное ЧСВ, не заиметь и десяток-иной фантомных слуг? Я принялся расписывать Князю правила поведения для наемных рабочих. Таких, как я видел в одном из домов, что мне посчастливилось посетить. Там прислуга ходила в безликих серых нарядах и почтительно молчала.
К концу моего рассказа Ханна хохотала так, что Донна выскочила из-за стола и помчалась куда-то вглубь дома. Я послал вслед няньке замечание, что негоже вставать прежде хозяина и к Ханне присоеденился Князь.
Он милостиво разрешил мне выкрасть свою дочь на вечернюю прогулку в сад. Я поманил за собой Брана и Бальтазара. Не одному же мне отдуваться за всех.
Сад встретил нас ночной прохладой и мордами двух мордоворотов, уж простите за тавтологию. Эти морды быстро смылись бы, покажи я им свою кошачью, но сейчас приходилось мириться с присутствием за спиной этих товарисчей, что дышали в затылок двумя очень не пахучими ртами.
Чего это им носы позалаживало? Аллергия на кошачью шерсть? Либо это азарт заставил двух сторожевых псов языки всунуть?
Навязчивой доньи Донны видно не было.
Видимо, дама пришивала к платьицу нагрудничек. Чтоб более не смущать себя и гостей. А может и просто точила на меня зубы.
Можно было подарить даме напильничек и швейный набор, но мы были еще не в таких близких отношениях. Только вот подходить к этой грымзе ближе чем на десять метров я бы теперь не рискнул. И брать что-либо из ее рук тоже.
Рядом заорал дурным голосом павлин, взлетая на низенький заборчик вокруг какого-то куста в кадушке. Я заметил, что павлины здесь были исключительно самцы. Это наводило на невеселые мысли о том, что парни, как бы не старались, а потомства своим хозяевам точно не принесут. Хотя, это мог быть изощренный план по геноциду именно этого вида фазаньих.
Ханна присела на плетеную скамью с множеством мягких подушек на сиденьи, и предложила мне присесть рядом. Из куста тут же высунулся нос охранника и я просто шкурой ощутил его оскал. Девушка нетерпеливо махнула рукой и я услышал топот четырех ног, что убирались подальше. Что ж. Эти слуги вели себя прилично.
- И что пообещал батюшка за мою руку в этот раз? Дом в Лимеллине? Поместье в Грессе? Взять Вас в свои компаньоны? - Ханна взглянула на меня своими жуками.
- Все это и горку золота в придачу. И так, по мелочи. Как я понял, это не первая попытка сбыть Вас с рук? Что такое? Женихи рожей не вышли либо надорвались, пытаясь вынести все обещанное добро? - я решил не врать.
- У эльфа уши были слишком длинными, у одного между ног коротко, тифлинг рогами мне чулки порвал, а один оборотень слишком испугался серебрянного пояса невинности. А так надоело из поганой метлой от ворот гонять. И не боятся же ни отца-зельевара, ни дочери-магички. Вот такие дела. - Ханна невесело усмехнулась.
В моей голове уже зрел план. Я бы сказал планище, что могло и деньжат насыпать, и всем помочь. Если выгорит - то счастья насыпем всем.
- А что если я помогу магичке свалить из обители белых павлинов и баб с веслами? Счастливой жизни супружеской не обещаю. Хотя, если очень нужно, то могу обеспечить трое детей и домик где-нибудь. Хорошего отца и супруга найдем. Бран обещал с этим посильную помощь.
Ханна недоверчиво кивнула.
Дело было за Браном и Бальтазаром. Они могли помочь мне в этой афере.

+2

21

[indent] Покуда звучит обсуждение этикета для слуг, Бальтазар воздаёт должное угощениям. Благо, куски выпечки достаточно миниатюрны, чтобы он мог попробовать даже несколько. Пирожок с капустой, всплакнём да закусим. Лепёшка с луком, земля будет пухом. Печенье с зефиром, покойся-ка с миром.

Удлинённый непосредственным смехом профиль Ханны вовсе не кажется тем кошмаром, о котором говорили. Не бывает молвы без преувеличений. Ну да, нос внушителен. Но не длиннее его собственного, а свою физиономию Бальтазар считает вполне гармоничной... точнее, ни разу на своей памяти не подумал, что с нею что-то не так. И себя считает вправе проецировать свои мерки: он эльф на четверть, если не на треть. Не бывает эльфов без эстетического чутья.
Впрочем, можно и предположить, что именно в девице вызывает у других отторжение: вероятно, ассоциации с черепом из-за черноты и формы глаз, при отсутствии в лице других контрастов. Жёсткий свет садовых фонариков подчёркивает это сходство.

Как внезапно кончился вроде бы длинный обеденный стол, даже выпить не налили, но того ведь и было надо.

Плетущийся в хвосте процессии (не считая слуг, это уже не хвост, это прищепки на нём) некромаг вяло размышляет над загадкой, к чему им за такими заборами ещё и бдительная охрана. Сторожить гостей, чтобы не сбежали? Сторожить хозяйку, чтобы гости её не съели? Или сторожить статуи да павлиньи перья, чтобы никто эту роскошь небывалую не украл?..

Стоит дубообразным стражам исчезнуть из виду - и от похоронного молчания не остаётся и эха, завязывается разговор. Проверить бы, как далеко они ушли, но ни одной косточки с привязанным духом с собой не брал, да и вообще ни одной косточки: выходил-то вовсе по грибы.

Дружелюбно посмеиваясь над откровениями Ханны, критикующей своих неудачных ухажёров, Бальтазар пристраивается напротив неё и Ричарда, на краю такой же лавки, отделённой неширокой дорожкой. Фонарь с толстой свечой светит ему в затылок, высвечивая волосы оранжевым ореолом и пряча в черноте нижнюю часть лица.

- Вы, Ханна, интересуетесь тёмными искусствами, - заявляет он без предисловий, утверждая, а не спрашивая.
- В таком случае я могу порекомендовать заведение, в котором учился сам, но сперва должен убедиться, что не ошибся. Ну а если вам более по душе альтернативное предложение Ричарда, то и жениха организовать тоже сумею. Очень послушного, но... - многозначительный взгляд исподлобья, - не очень живого. И с детьми, скорее всего, не заладится.

+2

22

За столом маг вел себя  тихо и культурно. В общем   действовал согласно плану. Особо не говорил, больше слушал да ел. Ужин был в целом превосходный. Видно на поваров Князь тоже потратился хорошо и позволил себе нанять только лучших. Любопытно.  Книги по некромагии, много денег, лучшая охрана. Хозяин данного особняка все интереснее и интереснее. А еще другой гость тоже любопытный. Его даже не представили... Интересно. Надо будет послушать, что еще Корвин насобирал за сегодня.
Когда ужин подошел к концу трое спутников и Ханна ускользнули в сад.  Ну как ускользнули? Охраны тут было достаточно.  Даже не смотря на то, что Ханна, приказала им уйти. Бран, мог бы поспорить, что за ними по-прежнему наблюдают как минимум трое телохранителей.  А может и большей. Хотя возможно опять разыгралась подозрительность, и никого тут и рядом нет.  Но все же паранойя настойчиво стучала в затылок, и потому маг крови не мог найти себе место. В отличие от спутников и дочери хозяина он не стал присаживаться, а остался стоять.  Собственно пока спутники предлагали девушке варианты, маг подумывал о том, что бы проверить при помощи магии крови ближайшие кусты. Вдруг еще кто-то тут скрывается или подслушивает.
-Буду по возможности краток, госпожа. -Обратился, Бран к Ханне, когда ему дали слово. -Я тоже могу порекомендовать вам прекрасное место на севере, где обучают различным, не совсем светлым искусствам. Я там не обучался, но мой наставник подробно рассказывал о том месте, где почти нет запретов. Однако есть и другой вариант. Я, видите ли, владею весьма своеобразным искусством магии, о которой за приличным столом и не скажешь. Увы, могут неправильно понять, даже счесть за угрозу. А уж  подозрение к моей персоне, после этого так и вовсе возрастет. Но как бы там не было, моё искусство позволяет приворожить человека. Практически любого. Таким образом, я могу вам найти мужа, который ради вас будет готов на все, даже пойти за край света. Буквально.  Он будет смотреть на вас влюбленными глазами, служить как верный пес и не будет иметь иных интересов кроме вас. Как видите, у вас есть выбор своей судьбы и вам решать чего вы желаете, госпожа. -Выбери обучение магии. Пожалуйста. Не выбирай принуждение. Мысленно попросил, Бран, зная, что его никто не услышит. Он по-прежнему не хотел применять магию крови и ритуал подчинения на каком-нибудь случайном мужчине.     Но если Ханна решиться на замужество, то маг крови исполнит её волю.

+2

23

В чувстве юмора у Ханны было хорошим. В этом я убедился уже неоднократно. Вот и сейчас девушка состроила задумчивое лицо, блеснув своими "пуговицами", а после вкрадчивым голоском ответила:
- Господа хорошие, почему вы думаете, что имея такую библиотеку, я и сама не научилась всему тому, что так понятно описано в древних манускриптах и остальных трудах известных и не очень авторов. Вот, к примеру, Ваши книги, господин Бальтазар. Отец находит подобное чтиво весьма занимательным, практикуя подобное в безлунные ночи в фамильном склепе. В перерывах между варением разных зелий... - увидев мою удивленную физиономию, Ханна звонко расхохоталась, толкая меня в плечо ладонью. - Расслабьтесь, господа. Никто не собирается массово убивать младенцев. Вы хоть представляете подобное действие в Крине? Здесь же все обо всех все знают. А что не знают придумают. Вам же тоже известие обо мне не письмом пришло? Наверняка в таверне кто болтал.
И еще. Я же видела ваш интерес к другу моего отца. Он, конечно, персонаж уникальный. Даже очень, но в нашем доме нашел приют и убежище от гонений и врагов. И многое, что здесь есть, сделано отнюдь не для нашей безопасности...
- девушка в один момент посерьезнела.
- В саду. Мы услышали об этом в городском саду. Естественно, сразу подумали, что это враки, все не могло быть так плохо... - я улыбнулся.
- Хватит врать! Комплименты Вам, конечно, удаются, но сейчас я слышу фальшь в словах. - Ханна покачала головой. - Что вы там говорили по поводу Магической Школы. Здесь неподалеку есть одна, в ней мама училась. Вот она все эти книги и читала. И практиковала даже что-то. Поэтому и погибла. Вот отец и запрещает мне учиться. Книги покупает только. Думает, что без учителя я ничего сложного сделать не смогу. Он отчасти прав. Только к разной темной магии я и приближаться не хочу. Боюсь, если честно. У меня способности к магии воды. Правда, я только чуть-чуть умею.
Я рассмеялся, спугнув павлина. Тот взлетел, хлопая крыльями и приземлился аккурат в густой куст пышно цветущей розы. Это смотрелось шикарно. Алые розы, что казались черными в свете луны и фонарей, теперь были украшены тонким кружевом павлиньих перьев. Я бросился вытаскивать тупую птицу, выдирая попутно несколько перьев из его боков и хвоста. Драный павлин хуже драной кошки, но до свадьбы отрастет. Впрочем, я запамятовал, что свадьбы у этих петухов быть, увы, не могло. Зато теперь у Ханны были великолепные перья для нового веера.
Школа Гресса. Это был хороший вариант для дамы. И от отца довольно далеко - часто в гости наведываться не станет, и там сильные стихийные маги, и Ткачи, что могли присмотреть за девушкой. Мне могли помочь Мартин и Алу. Это был идеальный план. Я оскалился и довольно потер ладони.
Мне это нравилось все больше и больше.

Отредактировано Ричард Рэйн (12-08-2019 07:45:10)

+2

24

Ханна говорит об анонимном друге Князя не так, как говорят о рядовом мошеннике. Даже вельможа, проворовавшийся и с позором изгнанный наконец с третьего срока своего заседания в городском совете, вряд ли удостоился бы таких речей, пускай и полуироничных.
Если это и впрямь какой-то именитый тёмный колдун, то в его нежелании представляться была разумная осторожность, а не одно пустое чванство.

[indent] Теперь Бальтазар даже жалеет о том, что наблюдение хозяйки — «видела ваш интерес к другу моего отца» — неверно, если, конечно, речь вообще о нём. То, что Ханна могла принять за интерес к расфуфыренному аристократу, было на самом деле интересом к кучке костей дрозда, сложенной перед анонимом на салфетке. Заскучав было от светских речей, некромант забавлялся тогда мысленной картиной танцующего на тарелке обсосанного скелетика. В его воображении являлись картинки от стука птичьих когтей по фарфору до писка щёголя, вскакивающего, как тот орк, о котором в Леммине травили анекдоты.
Оставалось только совместить пальцы в несложную фигуру под столом — энергетическим нитям всё равно, через воздух протягиваться или через древесину — но в этот самый момент спутники поманили колдуна к выходу, и зловещий план пришлось отмести, чтобы не заблудиться потом в коридоре.

— Ни в коем разе не намекаю на вашу необразованность, госпожа, — опустив глаза в ответ на риторический вопрос, Бальтазар не стирает тем не менее с бледных губ улыбку. — Теория и практика в магии имеют равное значение, о чём вы наверняка в курсе.

И если новолуниями вся практика её родителя и ограничивается, то практик он никудышный. Не давая выхода потусторонней силе, рискуешь как минимум тронуться умом. При условии, конечно, что сила эта через тебя действительно течёт, а не журчит прерывисто постыдной струйкой. У одного знакомого мастера проклятий невозможные совпадения начинали происходить на каждом шагу: то сам вместо крышки бутылке донышко случайно открутит, то рядом с ним выпавший из окна горшок семерых прибьёт. У другого, который всё похвалялся умением половину кладбища за раз из могил поднять, простая корчма за тот час, что он в ней продрых, превратилась в такое, что хвастун оттуда с трудом выбрался. А у Бальтазара и вовсе спонтанные видения в таких случаях: тот свет наслаивается на этот, как сон на явь под всякой дурью. Мёртвые вместо живых и наоборот: непонятно, кого оживлять, а кого наоборот. А может, бывают и такие маги, которые хоть за год без практики ничего необычного не замечают. Может, бывают и среди некромантов, как знать.

Если только по новолуниям Князь колдует — то это, вероятно, один сложный растянутый ритуал. Подсобить или подгадить?.. С одной стороны, гадить тому, кто по твоим книжкам учится — это как в собственный тапок. А с другой, это ж надо так паскудно обращаться с родной дочерью: сам колдует, а ей мешает. Да уж лучше бы, как нормальные отцы-одиночки, насиловал и полученных ублюдков массово топил бы в тазике. Это ж надо быть одновременно некромантом и обскурантом! Задница без отверстия и то была бы созданием менее нелепым.

[indent] И даже не так важно, что магия всего лишь стихийная. Это в некотором роде хорошо, потому что вызовись Ричард, например, провожать даму не в Грес, а в упомянутую Бальтазаром школу — и пришлось бы просить Брана скреплять между ними клятву на крови, чтобы не проводил туда кого-нибудь ещё. А с малознакомыми оно как-то не очень приятно.

— Одна небольшая просьба. Проводите меня к этому склепу. Когда будет удобно, хоть сейчас, хоть прямо перед вашим отбытием отсюда. И не волнуйтесь, мои следы  там обнаружатся только в следующее новолуние, мы все уже будем далеко.

Ища у неба подтверждения, некромант задирает лицо вверх, и крупная птица проносится над ним между ветвями. Голос серого козодоя ласкает ухо консонансом флейты и поскрипывания пустого дерева на ветру, а небо улыбается в ответ широкой, половинной луной: благоволит.

Отредактировано Бальтазар (12-08-2019 07:32:13)

+1

25

Бран покачал головой. Да девушка, безусловно, молодец. Пытается учиться самостоятельно. Изучает древние манускрипты и книги. Это достойно уважения. И по своему жалости.  Наставник Брана выразил бы еще и презрение. А все просто, Бран убедился в этом на собственном опыте - книгами без  хорошего и мудрого учителя, почти ничего не добьешься. Ты можешь прочесть десятки книг, но только наставник при помощи практических знаний сможет правильно тебя обучить. Но сове мнение, маг крови все же придержал. Ханна производила впечатление умной девушки.  Она наверняка и сама понимала, что вот так, на самообразовании без приличной практики и хорошего, опытного наставника ничего не добьется.  Как собственно её отец, например.  Сама информация о том, что Князь творит, какие-то интересные, и, без всякого сомнения, темные ритуалы в склепе, была крайне любопытной.  Только вот чего хозяин усадьбы хотел добиться, проводя такие ритуалы? Власти? Знаний? Просто пытался такой практикой стать еще сильнее как маг?  Не известно. Да и что это за ритуал такой на новолуние? Похоже, учитывая библиотеку и интересы хозяина,  ритуал был из некромагического арсенала. Увы, в некромагии Бран разбирался плохо. Тут надо будет обратиться к Бальтазару, который, похоже, будучи выпускником академии темных искусств Темных земель, обладал всеми знаниями касаемо тьмы.  Но это подождет.  Стало чуть  больше информации к размышлению о том странном друге, что был на ужине.  Любопытно была фраза гонения и врагов.  Особенно сейчас, когда темная магия  уже не так преследовалась как ранее.  Что же он такого совершил? И кто он такой, что за ним до сих пор охотятся неизвестные личности?  Где то его ожидает смерть за преступления? Неизвестный колдун и маг? Некромант?  Конечно, ауру его не проверял, но это ныне не показатель. Кольца, скрывающие ауру, есть у почти всех магов.  Любопытно.
-Итак прошу дать мне слово. Мой спутник, Бальтазар сказал уже вам, госпожа Ханна и я подтвержу его слова. Вам нужен учитель и наставник. Похвально, что вы нашли свою стезю не в темных искусствах как ваш отец, а попытались пойти по стихийной магии. Достойный выбор.   Но без учителя вы далеко не пробьетесь, и ваш талант со временем угаснет, если его не развить. Хорошо так же что ваш выбор пал на магическую академию Гресса. Действительно это очень достойная школа магии, откуда выходят уважаемые волшебники. -Если конечно, они сами не обратятся к Тьме и не свернут с пути. -Выбор этого заведения это правильный путь. К тому же учеников оттуда не выдают, если они  сами не захотят уйти.   Правда, как там обучают, я не знаю, но вам там будет спокойнее.   -По крайней мере, она решила не искать себе мужа магией крови. За что ей уже можно сказать спасибо. Осталось только самую мелочь. Придумать, как сбежать из этой укрепленной крепости.  А ну и совсем по мелочи, придумать, как сбежать от погони, которую точно снарядит местный хозяин в поисках своей дочери. Уже проще. И конечно, не забыть узнать, что же за ритуал тут устраивал Князь.
-Бальтазар, судя по просьбе, ты знаешь или догадываешься о том, что это был за ритуал. Может, расскажешь нам? Стоит ли нам его опасаться? - План побега из усадьбы следовало составлять в другом месте. Проверенном.

+1

26

Ханна взглянула на Бальтазара и Брана своими жуками-глазами так, словно видела их впервые, приоткрыла от неподдельного изумления рот и внезапно громко расхохоталась. Да так, что слезы по лицу потекли. Я недоуменно воззрился на нее, пытаясь понять причину столь бурного веселья. А девушка даже на землю от смеха сползла, махая руками на обоих магов:
- Ой, не могу! Ой, умора! Вы что и правда поверили, что мой отец проводит разные ритуалы в фамильном склепе?! Да. У нас есть такой, но... Если вам, конечно, интересно, то я отведу вас хоть сейчас. Ой, люди добрые! Мой папа действительно зелья варит. Три. Всего три. Но такие, что за ними могут даже из Лимеллина приехать и приезжают. Это зелье правды, зелье для роста волос и зелье, что помогает роженицам.-Ханна вытерла слезы и уселась на лавке поудобнее. - Конечно, все это богатство накоплено было не благодаря им трем. Раньше мой отец занимался поставкой иных зелий. И вот те были очень популярны среди знати многих городов. Занятие прибыльное, но опасное для здоровья и жизни. Когда я родилась, Князь это дело забросил. Это не всем по душе пришлось. Но высокие стены и охрана уберегли нашу семью от недовольных. И уберегают тех, кто решает пресечь потоки дряни... - намек был так непрозрачен, что я даже икнул от удивления.
Теперь многое становилось понятно. И охрана, и ворота, и богатство Князя. И прекрасно знал я о каком зелье речь шла. Сам когда-то баловался. Такие сны наяву видишь, что счастья полные штаны. Знаешь, что мозги насквозь прожигает, а похмелье хуже чем после недельной попойки, но все равно пьешь, куришь, жуешь... Это мне свезло - организм и дрянь эту вывел, и восстановиться смог. А ведь я видел и тех, кто оставался в плену навсегда. Пустой взгляд, текущая из уголка рта слюна и вечно трясущееся тело были расплатой за грезы. Умирали они так же - устремив пустой взгляд в только им ведомые дали.
Я вздрогнул, поежившись. Рядом вновь дурным голосом заорал павлин. Вот всегда задавался вопросом: как такая красивая птица может так противно верещать, словно ей дверью яйца прищемили?! Просто с тенора в фистуоу дисканта. Это ж уметь нужно! Можно, если раз в сто усилить, врагов звуком косить. Жуть, одн слово. Псы на луну и то приятней воют.
Мои мысли тут же перескочили с зелий на вопросы почему и зачем собаки на эту самую луну вообще воют, что видят там и прочее... Как говорится, мои мысли - мои скакуны. Вечно в поле сбежать норовят. Причем неважно в какое именно. Гречишное ли, пшеничное, ячменное ли... В общем, решили по злачным местам пройтись. Но поход отменила Ханна. Она поднялась со скамьи, расправляя платье, толкнула меня носком изящной туфельки и спросила, подмигнув:
- Ну так что? Склеп? Тогда прошу за мной. Я еще могу мамину лабораторию показать. Вот она разнообразные интересы имела. И книги ее многие в библиотеке остались. Я уверена, что будь мама жива до сих пор, она меня точно бы учить начала. И в Школу отпустила бы. Ну так что, господин Ричард, женитесь на мне и в дальние края отвезете? Я готова. А папаня как о Грессе услышит отпустит меня точно. Там он ни с кем дел не вел. Женитесь, а?
И я счастливо закивал головой, замечая вышедшего в сад Князя. Он, возможно, слышал не весь разговор, но последние слова дочки не расслышать не мог. Ее "женитесь?" и я, изображающий болванчика, более нежели красноречиво обрисовали картину.
Князь широко улыбнулся, я оскалился в ответ, слабо надеясь на тугоухость старосты, а он уже хлопал меня по спине, спрашивая на когда назначать свадьбу.
- На послезавтра?.. - пискнул я, пытаясь свести все в шутку.
Но, номер не прошел. Через несколько минут Князь уже тащил меня по покоям, громко рассказывая, что оплатит все расходы сам, что будут только самые близкие и что он рад, что все так сложилось. Я оглянулся, замечая, что Бран и Бальтазар остались в саду вместе с Ханной, и тихонько заскулил, понимая, что Кот попал по самые уши.

+1

27

- Да опасаться-то уж точно нечего, - цедит некромаг сквозь ядовитую усмешку. - То ли супругу давно почившую надумал поднять, то ли... То ли никаких других вариантов, потому что предположить, что он готовится к вечной жизни - это как свинью принять за нимфу. Это как в пьяном орке с топором великого зодчего видеть. Как верить, что вон тот кот, - Бальтазар прерывает своё ворчание для того, чтобы широко взмахнуть рукой в сторону Тришки, сияющего белизной в лунном луче и недвусмысленно скребущего лапой землю под деревом, - алмазы и платину в этом прекрасном саду закопал.

Какая-то жужжащая тварь с разлёту впивается прямо в жёсткие складки над переносицей, хлопок ладонью по лбу выходит чересчур громким, словно с досады. Тяжело удержаться, чтобы не сунуть раздавленное насекомое в рот, оставив лапки снаружи, как зачастую делал в школе, чтобы поглумиться над соучениками и чрезмерной их впечатлительностью. Ладно уж, обещал же без выходок и сквернословия.

Ханна, впрочем, ничего такого не обещала, вот и валится под лавку от своей шуточки-самосмейки. Нет, Бальтазар  первым похвалит плута, который сумеет его остроумно провести за нос, но это не тот случай. Ум и остроумие, очевидно, не всегда соседствуют.

[indent] Солидарность и соучастие к девушке, которой не дают толком учиться, тлеют. А новые известия пополняют крышку гроба гвоздями. Многое, конечно, хотелось бы рассказать.
Например, о том, что Бальтазар и сам такими зельями приторговывал, о каких она поведала. Но не на постоянной основе, потому что не идиот. Продавал в единичных случаях, индивидуальных, а чаще - бесплатно раздавал. И не кому попало, а тем, кого сам лично провожал за черту. Надо же, только сейчас понял, что уже потерял им счёт. Ну и ладно, не вороны же, чтобы считать.
И о том, что сам пьёт то же, чем другим облегчает дорожку. Делая, по сути, с собой то же самое - осознанно. Приручая свою тягу к смерти, которая составляет едва ли не половину всей его личности, как порою кажется.

Но ведь не поймут.

- Я одно время помогал всяким "безутешным" вдовцам, которые считали, будто в ходячем виде труп им больше понравится, чем в лежачем, - признаётся он совсем не в том, о чём думал, но всё ещё искренне. Сварливые нотки в голосе, обычно гипнотически умиротворённом, словно добавляют полуэльфу лет этак двадцать. Полукровки непредсказуемы и стареют неравномерно, один до девяноста как юноша, а потом моментально - сморчок. Другие - вроде Бальтазара, до пятидесяти в людском темпе, а потом очень долго как в пятьдесят.
- Знаете, почему перестал? Эти разумные существа принимались меня публично обвинять, что я сделал с покойником вовсе не то, что они заказывали. После всех возможных предупреждений.

Публично - ключевое слово в недовольной тираде, пятно на репутации порой смердело так, что и остаться в городе было нельзя.
В местном склепе, конечно, некромант не собирался поднимать трупы. Хотел только договориться с духами, чтобы припугнули горе-колдуна Князя в назначенный момент, и оставить им привязку к чему-нибудь материальному до этого срока. Похохатывал сам с собой, внутренне, придумывая речь для привидений. Про содомию и разврат. И совершенно не важно, занимается ли Князь содомией в действительности, или нет. Эффект в обоих случаях был бы.

Но всё это планировалось лишь с тем, чтобы проучить козла за отношение к Ханне, а сейчас желания такого  нет.

Есть только зудящая досада на пустые, бестолковые сутки. Впрочем, не такие уж и бестолковые, завязать переписку с попутчиками будет и приятно, и дальновидно, даже если Бальтазар уйдёт с пустыми руками, ничего ведь толкового так и не сделал, а хвастался-то как.

Но остаётся червячок любопытства, вьётся спиралькой в груди: очень уж напоминает вся эта ситуация историю двухлетней давности, где тоже были и склеп с мёртвой женой, и богач, и теневая экономика. Тогда у некромага завёлся единственный за всю жизнь ученик, и как водится, никчёмный. В лице этого самого богача, первый блин комом, первая жертва невидимым хозяевам кладбища, первая горсть земли мимо могилы.

- Да, я всё-таки хочу посмотреть на склеп, - тянет Бальтазар уже обычным своим исполненным нездешнего покоя тоном, прежде чем подняться с лавки. Заигрывания молодёжи друг с другом он направляет мимо ушей.
- И на книги тоже.
Возможно, обитающие в склепе души поведают какой-нибудь занимательный секрет.

+2

28

Бран усмехнулся на слова Бальтазара. Конечно, хозяин мог проводить ритуалы некромантии, но вряд ли знал секрет ритуала Вечной ночи, необходимого для перехода в состоянии нежизни. Или, проще говоря, превращения в лича.  Силенок маловато.  А вот слова Ханны немного были обидны. Ну да, подумали, что Князь, проводит какие- то ритуалы. Может действительно проводит. Откуда и почем знать? Бран, например, ничего не смыслящий в магии смерти, вряд ли разберется в некромагии и её ритуалах. Зато хорошо знает все о ритуалах крови и может хорошо запрятать некоторые свои ритуалы, так что только специалист найдет. У каждого свои сильные стороны, что поделать. Но да ладно, куда ценнее была информация о способе заработка Князя. Зелья, поставляемые знати. Это было интересно. Навряд ли это были обычные зелья. И уж точно не афродизиаки. Что- то иное варил хозяин особняка.  Может быть, особые яды или наркотические зелья? Кто знает. Но видимо пользовалось все это широким спросом. Правда, все равно оставалось сомнение, что Князь заработал только на этом. Хотя может быть, зелья действительно были очень редки, как и компоненты к ним?
Пока Бран был в раздумьях, события приняли весьма интересный поворот.  Ханна, скорее всего в шутку предложила Ричарду взять её в жены. Ну, а негласный предводитель отважной троицы, с радостью кивнул. И надо же было тому случиться, что именно в этот момент в сад пришел сам Князь. Увидев, услышав последние слова своей дочери и кивок Рейна, хозяин особняка обрадовался.  И даже попытка свести все к шутке оказалась провальной. Подобно голодному псу, Князь вцепился в Ричарда и радостно потащил его за собой в особняк, на ходу громко радуясь неожиданно свалившемуся жениху. 
-Ну, госпожа, Ханна. Похоже, одну из проблем мы решили.  Став женой нашего... предводителя, вы с легкостью сможете покинуть особняк и отправиться на выполнение своей мечты.  И отец не сможет вам возразить хоть что то. -Ханна будет замужней дамой, чьей судьбой будет распоряжаться муж. Прекрасный вариант для нас.  Без побега, без попыток Князя помешать нам, без возможной погони. Тихо и мирно договориться  и уехать, вчетвером остановившись ненадолго в Грессе, дабы оставить Ханну на обучение.  И каждый получит по толике золота и не только.
-Если вы не против, то я хотел бы пойти с вами в склеп. Возвращаться в библиотеку и комнату пока рано. Да и просто любопытно будет посмотреть что там, в склепе. -Ритуал темной магии или нет? Если Князь новичок то следов, наверное, оставит много.- Ну что? Идем?

+1

29

Комнат в доме Князя было много. Особенно мне запомнилась длинная анфилада каких-то кладовых в которых на полках лежали вещи, одежда, посуда и ещё что-то. Ко мне то и дело прикладывали наряды, совали в руки сапоги и надевали на голову шапки, шляпы и береты. Моего жалобного мяуканья никто не слушал. А моё плечо и спина начали ныть от постоянного хлопанья по ним. Рука у старосты была тяжёлая - я каждый раз спотыкался, ощущая как подгибаются колени.
Меня дернули за руку, воодружая на невысокий табурет, а вокруг запрыгал толстячок с козлиными копытцами вместо ног, втиснувший объемный животик в бархатный стеганый дублет. За ухом толстяка лихо торчало перо, а он мерял меня лентой с делениями, выкрикивая цифры. После очередной к полкам бросался кто-то из слуг, перебирая лежащее добро, а после приносил очередные штаны, рубаху либо камзол.
Наконец меня одели в белоснежные панталоны до колен, такого же цвета дублет и рубаху со странным кружевным воротником, что складками ниспадал на грудь и души нещадно, словно злясь на весь мир за свою несуразность. Натянув мне на ноги шерстяные кусючие гольфы, мои ступни вколотили в ботинки, что немного жали мне под подмышками, а на голову напялили берет с длиннющими перьями.
Когда я взглянул на эту "красоту" в зеркало, то испугался - второе привидение в доме - это вам не шутки. А сейчас моя бледная морда практически не отсвечивала на фоне белых одежд. Мне стало не по себе. В белых саванах обычно хоронят. Хотя, здесь ситуация особо не отличалась. Хоронили мою холостяцкую жизнь, что только расправила крылья. Я шумно всхлипнул и был неправильно понят всей этой оравой "доброжелатей". Они начали утирать глаза и носы, перешептываясь о неотразимости моего наряда.
Я замотал головой, сдирая с себя всю эту роскошь. На меня явно обиделись, фыркая от негодования и от моего неумения оценить модернизм. Благо, я обнаружил в кипе одежды вполне приличную зелёную куртку шитую серебром и такие же узкие штаны. Работа была явно эльфийской - тонкой и без излишней вычурности. Сапоги на тонкой подошве из мягкой кожи завершили мои изыскания. Я был доволен и ошарашен одновременно. Доволен, что хоть здесь все окончилось и ошарашен происходящим. Пока я хлопал очами, меня затолкали в ванную, усадили в лохань с горячей водой и принялись скрести так, словно пытались смыть загар с кожи. Заметив мои татуировки и клеймо на шее, банщик нахмурился. Пришлось объяснять, что это знак Семьи Ариан - древнего эльфийского рода. (угораздило же моего Создателя придумать для нас именно такие знаки). Банщик проникся ситуацией и уважением и теперь уже мыл и мял меня нежнее.
Что оставалось делать? Я, как в шутке, попав к насильникам, мог лишь расслабиться и попытаться получить удовольствие.
Брачную ночь же никто, к слову, не отменял.
_______
Ханна не совсем поняла слова Бальтазара, но его замечания о поднятых из небытия жёнах заставили девушку нахмуриться и закусить губу. Прямо высказывать своё недовольство и недоумение она не стала - каждый зарабатывает себе на жизнь чем умеет, но теперь поглядывала на полуэльфа с явной опаской.
Когда же и Бран захотел посмотреть на склеп, девушка кивнула, с явным недоумением написанным на лице, жестом подозвала к себе одного из охранников и пошла назад к дому, огибая его слева, углубляясь в заросли жасмина, куда вела посыпаная чёрным песком дорожка.
Довольно большой мраморный купол венчал квадратное основание усыпальницы. По бокам его поддерживали витые колонны. А посередине стоял ангел, держа в руках книгу. Именно книга была входом в склеп. Ханна толкнула тяжелую створку двери  и та открылась в середину, показывая ступени, что вели вниз. Сразу вспыхнуло пламя в факелах на стенах. Очевидно, активировалась руна либо заклятье, что было "настроено" на открытие двери. 
Ступеней было немного. Сама усыпальница была вся в белом и розовом мраморе. У стен довольно большого помещения стояло пять плит с именами усопших. Только вот тел здесь не было - лишь пепел в специальных урнах. Об этом девушка шепнула гостям, подходя к одной из плит. Как оказалось, к могильной плите своей матери.

+2

30

[indent] Ещё на подходе к склепу Бальтазар почувствовал, что духи тут не обитают, а кости не стучат и не скрипят под землёй, как обычно, взывая к нему.

Тем не менее, он благодарит девушку почтительным кивком - куда только делась вся вредность - и обходит усыпальницу по периметру, очертив сперва пальцами перед своим лицом несложное плетение, чтобы видеть в темноте. Чужие глаза в тёмном зрении всегда отсвечивают зеленоватым, и сложно поверить, что другие не видят такой же странности в тебе самом, поэтому лишний раз в сторону спутников смотреть не хочется.

Кости не стучали под землёй, но нет ли на стенах тайных знаков, шёпот которых слышен только пеплу? Далеко отсюда и давно, в том склепе, который он сегодня неоднократно вспоминал, подземный проход вёл в святая святых мастеровитого демонолога, что притворялся начинающим некромантом...

Зачем вообще сжигать мёртвых? Ни себе, ни людям. Ни некроманту, ни трупоедам, точнее.

Заманив тогда Бальтазара под склеп, чокнутый демонолог едва не скормил его своим адским приятелям, выручила чистая случайность, но в памяти гораздо ярче отложилась не эта опасность, а то, как они вместе употребляли в крохотных дозах его коронное зелье и рассуждали о том, чем оно отличается от простого опийного дыма и тому подобного.
Бальтазар тогда объяснял, что лучшие из дурманов - те, которые просто дают ощутить отсутствие боли, привычной, не осознаваемой, но особое алхимическое средство избавляет ещё и от экзистенциального страдания. Его, разумеется, никто не понял.

- Кажется, нам и в самом деле нечего делать здесь, - резюмирует алхимик наконец, вернувшись к спутникам. - Нужно возвращаться, если, конечно, у вас, Бран, не возникло новых вопросов.

Отредактировано Бальтазар (02-09-2019 07:01:21)

+2

31

Что же. Пока их уважаемого "предводителя" подвергают всем возможным пыткам носящим общее название-подготовка к бракосочетанию,  ибо   Князь,  скорее всего не собирался упускать такого перспективного и очень важного жениха как Ричард,  оставшаяся отважная группа из трех человек отправилась осматривать достопримечательности  дома в виде большого семейного склепа.  Ханна провела гостей за собой, хотя, наверное, сама не очень хотела идти сюда, но раз уж вызвались двое, то отказываться было нельзя.  По пути маг постоянно оглядывался и осматривался по сторонам. Мало ли. Князь утащил свою добычу, но соглядатые из стражников все еще могли скрываться, где то поблизости.  Впрочем, возможно сама дочь хозяина могла служить хорошим пропуском в данном случае.   
Что же сам склеп был богато отделан. Белый и розовый мрамор.  Было похоже что тот кто создал этот склеп не жалел денег  на последнее пристанище.   Тут Бран, пока Бальтазар осматривался и использовал свою магию, тоже решил проверить, но уже на магию крови. Мысленно прочитав заклятье, он немного выдвинул кинжал из ножен и провел по бритвенно-острому лезвию пальцем, так что бы порезаться. Пара капель крови упала на мрамор, дабы тут же исчезнуть.  Это было нужно для проверки окружения. Мало ли. Вдруг тут если не некромантией, то занимались магией крови.  Место ритуала можно отмыть, а вот след от ритуала уже убрать не так просто.  Но к счастью или, к сожалению, заклинание Брана не обнаружило хоть какие-то следы магии крови.  После чего маг повернулся к Бальтазару, который тоже закончил с проверкой. И, так же как и у мага крови, некромант не обнаружил следов ритуалов или заклинаний.  Что же. По крайней мере, они вдвоем выяснили нечто важное, что хозяин местного жилища не был связан с какой-либо темной магией.
-Да,  думаю, мы можем идти. Тут нет каких-либо следов темной магии.  Госпожа Ханна, благодарю вас за небольшую экскурсию.  Кстати этот склеп кто-то из ваших далеких предков построил?  Просто очень великолепно.  Сочетание светлого и розового мрамора...
В целом прогулка в склеп напомнила Брану как не странно детство.  Когда он вместе с такими же детьми не слушая увещания взрослых пробирались в старые покинутые по той или иной причине дома в поисках приключений или призраков коими пугали взрослые. Но ожидание страха и тайны подстегивало юных исследователей и приводила их в конечном итоге к разочарованию, когда оказывалось что никакой тайны или призрака нет.  Так и тут.  Прекрасная тайна о том что Князь возможно держит своих подчиненных в кулаке за счет того что владеет какой то магией рассыпалась в пух и прах. Что же не все в жизни идет, так как мы хотим.

+2

32

Ханна лишь улыбнулась, поглядывая на обоих своих спутников. Один из стражников все пытался прикинуться колонной, но его чернокожая лоснящаяся от хорошей жизни река выдавала телохранителя с потрохами. Если так уж хотелось ему остаться незамеченным - нужно просто было одеться в чёрное и стать ночью под дерево. И глаза закрыть, и рот. Тогда мимо пройдешь - не заметишь, а сам пугнет - услышит запашок страха. Сами подумайте - шагает на тебя из темноты нечто... Здесь хорошо в ближайшую лужу падать: и мокрые штаны оправдаешь и помоешься заодно.
На слова Брана Ханна грустно усмехнулась, проводя ладонью по мраморному надгробию:
- [u]Дед мой строил. Он полукровкой был. Наполовину - человек, наполовину - эльф. Поговаривали, что его отец был из великолепного Арисфея. Когда-то он попал в плен и жил в Гульраме.  Жил, правда, недолго - прадед предпочел бы забытье такому существованию, но его выкупили свои, и все это время рисовал прекрасные картины, помня родные места. Дед же воспользовался наследством. Начал строить дома похожие на те, что были в далёком краю эльфов... Конечно, из камня не выстроить ажура природы, но попытаться сотворить что-то подобное... Так он и поступает. До сих пор. Честно сказать, ума не приложу где сейчас можно было бы встретить моего деда. На вид ему и тридцати не дашь. Так сразу и не скажешь, что больше двухста. Только вот маме не досталось от его долголетия ни капли. Она замуж поздно вышла. Красивая была, говорили. Я не помню ее совсем. Только голос. Вот и пыталась все молодость сохранить. И книги разные читала, и зелья варила. А один раз решила какой-то ритуал провести... Что-то пошло не так...
Нашли ее утром. Мне всего два года было...[/b] - Ханна замолчала, тайком вытирая слёзы.
Где-то истошно заорал петух, оглашая наступление полуночи. Девушка вздрогнула и заторопилась в дом.
____
Но в поместье, не смотря на поздний час, спать никто и не собирался. Как только Ханна ступила в дом ее схватило несколько рук и потащило куда-то мыть, мять и одевать. Досталось внимания и Брану с Бальтазаром. Их тоже попытались отвести в баню. И, естественно, приодеть получше. Оба мага смогли бы найти в своих комнатах кипы одежды и обуви, а также по паре слуг, что готовы были служить и ублажать.
___
Мне удалось вырваться из цепких рук банщика и позорно сбежать в свою комнату, чтоб перевести дыхание. Теперь я со страхом ждал дня расплаты. Сбежать я, конечно, мог, но оставить на растерзание двоих людей, что согласились на авантюру, было не в моих правилах. Оставалось лишь покорно принять судьбу.
****
День бракосочетания выдался на редкость дождливым. С неба обрушился настоящий ливень. Неужто и боги оплакивали кончину моей холостяцкой жизни? Князь бегал по дому, заламывая руки себе и слугам, сетуя на небо, Имира и жизнь. Он хотел устроить пышное мероприятие в своём саду. Чтоб слышали и видели все. И самому, мол, богатством да радостью блеснуть, и чтоб завистников покорежило от зависти. Теперь же, если завистников и корежило, то где-то в ином месте и не напоказ. Пережить подобную несправедливость можно было, но давалось это Князю с трудом.
Я, соизмеряя аппетиты хозяина с размерами его дома, понимал, что он может засыпать глаза своим богатством половине городка, просто приняв их в коридоре. Места хватило бы.
Слава Имиру, Ханна и я выпросили "семейную" церемонию. Без сотен чужих млрд и литров фальшивых слез. Донна пожирала меня глазами полными ненависти, парясь в наглухо закрытом длинном платье. Я оскалился в ответ. Ханна же, услышав мои просьбы и замечания, настояла на приглашении некой дамы, что поколдовав над безликостью девушки полдня, явила мне и миру новую Ханну. Умелые руки привнесли краски на лицо невесты. И теперь, когда можно было различить на нем и брови, и ресницы, и губы, куда-то пропал нос и жуки-глаза стали просто глазами, а не парой пуговиц. Нет, красавицей Ханна не стала, но я бы назвал ее сейчас довольно привлекательной.
Можно было и смириться.
Нас обвенчал местный служитель Имира, надев на руки ритуальные браслеты. Князь тут же вывалил на стол гору подарков. Я краем уха слышал звон монет и краем глаза видел внушительную кучу. Теперь стоило поторопить Ханну с отъездом.
Счастливый новобрачный был бы счастлив побыстрее убраться из Крина. С глаз долой - из сердца вон.

+2

33

[indent] Вернувшись в библиотеку за своим посохом, Бальтазар вспомнил, что гостям предлагали унести с собой любые магические свитки. Немного поколебавшись, он выудил из беспорядочной кучи дважды - инверсию ауры и четырежды - забвение.

Инверсия тоже встречалась четырежды, но некромант на всякий случай оставил два свитка для Брана. Возможно, ему тоже захочется подурачиться с этим не особенно полезным, но хитровыдуманным заклинанием: чем глубже ты погружён в тёмные искусства - тем светлее воссияет твой дар для всякого, кто умеет видеть. Чем больше жертв и поклонов тёмным богам - тем роднее твоя душа покажется жрецу светлых. И даже если специфичный ясновидец (каких, впрочем, не так уж мало) наделён талантом чуять доброту или жестокость в простофилях, которые и от магии далеки, и от религии - воров и разбойников запишет в альтруисты.

И, соответственно, наоборот.

А что до забвения - его неплохо применять на себя, когда оконфузился. Но в комбинации с инверсией можно провернуть такие розыгрыши, что анекдоты о тебе разбредутся от Карида до Гульрама, преображаясь чем дальше, тем сильнее, в итоге не узнать будет и самому.

Остальной же ворох свитков не нужен даже в уборной: потешные  Бальтазар уже прибрал, а для серьезного колдовства у него есть некромагия.
Будто услышав эту мысль, трескается печать, та, что сдерживала забвение в пергаментном плену. Некромант удивлён, но успевает выставить ментальный блок; тогда из внутренностей свитка выпадает наружу статуэтка тонкой работы. На подставке из пористого камня замерла длинная многоножка, взметнувшись вертикально, переплетаясь в чудной узел сама с собой. Когда колдун поднёс безделицу поближе к глазам, вникая в невообразимо мелкие детали - каждая ножка насекомого расходится ещё на две - из того, что осталось от магического свитка, поползли во все стороны тёмно-красные нематоды.

Бальтазар с улыбкой, с умилением наблюдает ирреальную картину: медная сколопендра, словно пришедшая из шаманических видений под аяваской, на фоне нитяных червей, рассредотачивающихся по библиотеке, лезущих в переплёты, в щели. Это похоже на прекрасный сон. Это похоже на его титул "Владыка Нематод" - один из высших в ордене Пепельного Горизонта, где он состоял ещё совсем недавно. Всевозможные виды червей - одна из центральных тем в символике ордена.

Поразмыслив чуть-чуть на тему, будет ли это воровством и придя к выводу, что нет, некромант забирает столь приглянувшуюся ему фигурку, чтобы потом ставить её в изголовье кровати.


На свадьбе, под самый конец, объявляется курьер, чтобы торжественно прочесть вслух письмо.

- Уважаемые Ханна и Ричард, простите, так и не узнал ваших фамилий! Поздравляю с бракосочетанием и желаю того, что вам самим больше нравится, а также великих знаний и достижений. Будьте счастливы, как пленённый призрак, которого наконец отпустили. Пребывайте в согласии, как поднятый скелет никогда не поспорит с гнилым ходоком, потому что у обоих нет мозгов и языков. Чувствуйте себя вечно молодыми, как древний вампир, и полными сил, словно не знающий усталости лич. Пусть ваша семейная лодка плывёт бесконечно, подобно лодке перевозчика умерших, плывущей по мёртвым водам, под водами транса он примет тебя в холодные хумтулана объятия верных друзей как безмозглая армия он ожидает меня они безмолвные буквы с той ёттха стороны невыразимый хастаг зэ... хэ... Зхро. Простите, я не могу прочитать дальше, тут только согласные.

Подписи у письма не обнаружилось.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Тили-тили-тесто, кому нужна невеста?