http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Цена дружбы


Цена дружбы

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://wallpapers-fenix.eu/full/141211/184752641.jpg
Действующие лица - Арадия, Лоренцо Сальгари.
Место действия - Ариман, во время событий Terra e Figlia Orfana
Сюжет: Необдуманно вырвавшееся слово так же трудно удержать, как брошенный камень...

+1

2

Ариман утопал во мраке осеннего вечера, переливаясь лишь теплыми желтыми огнями в окнах домов. С каждым днем темнело все раньше, с каждой ночью становилось холоднее; люди, кутаясь в плащи и теплые кафтаны, единым потоком спешили домой, предпочитая проводить промозглые осенние вечера у домашнего очага. Те же, кому не с кем было коротать время, устремлялись прямиком в таверны, питейные заведения и бордели; Ариман, как и многие развитые города, изобиловал такими злачными местами. Из одних доносились резкий и кислый запах алкоголя вперемешку с будоражащим аппетит запахом еды, пьяные выкрики, нелепые тосты и ругань, когда кто-то мухлевал в карточной игре; из других была слышна приглушенная музыка, пахло благовониями (иногда восточными, гульрамскими) и вином, а в окнах, нередко занавешенных неплотной тканью (чаще - красной), виднелись силуэты - женские и мужские, такие прекрасные, свободные от предрассудков, сплетающиеся в идеально выверенном танце страсти.
Но как бы весело ни было внутри этих оплотов хорошего настроения, сегодня Ариман плакал. Редкие, но тяжелые капли дождя, похожие на небесные слезы, устремлялись вниз, падали на макушку любому путнику, оказавшемуся в такой час вне помещения, заставляли человека вздрагивать, натягивать на себя капюшон плаща и спешить где-нибудь укрыться. Город скорбел.
Барон Генрих де Шоте скончался.
Замок (его замок) погрузился в уныние и будто разом утратил все свои немногочисленные краски. Посерел, побледнел, приглушив свои огни, и затих, содрогаясь только от тихих рыданий в своих глубинах. Когда о смерти правителя объявили народу, скорбь перебросилась на весь город, заволокла его, покрыла серой вуалью - и Ариман замолчал. 
Арадия моргнула, мазнув взглядом по плетущимся ей навстречу двум уже пьяным друзьям-приятелям, шедшим исключительно в обнимку и напевавшим какую-то веселую песню. Натянув капюшон поглубже и скрывая лицо в тени, тифлинг наклонила голову, перешагивая через лужу и осторожно, почти по стеночке обходя мужиков, от которых разило спиртным за метр. Остановившись на перекрестке, Дия огляделась, помотав головой, когда тяжелая капля дождя упала ей на нос. Сколько она себя помнила, Ариман ей не то чтобы симпатизировал… Скорее, был просто одним из хороших вариантов, чтобы остановиться в перерыве между странствиями. Девчонка посмотрела на маленькое одноэтажное здание, в окнах которого не было ни одного огонька, и  невольно подумала, что оно было очень похоже на дом Пьеро Сарандона. Известный алхимик и исследователь, полукровка, родившийся от эльфа и человеческой женщины, Сарандон был менталистом, и именно он в свое время помог юной Арадии обуздать ту силу, которая скрывалась в ней, текла в крови, была ее частью. Жив ли он до сих пор? Тифлинг до сих пор помнила его слова: “Магия дана нам с тобой для того, чтобы мы направляли ее в правильное русло”.
Только где оно, правильное русло?
«Боюсь, oide*, у нас были слишком разные представления… о жизни»
Тряхнув головой, Арадия словно отмахнулась от ностальгических мыслей. Ей бы очень хотелось побыть наедине с городом, но сегодня на это не было времени. Свернув направо, она оказалась на широкой, хорошо освещенной улице, где количество еле державшихся от алкоголя на ногах людей сводилось к минимуму. Пройдя чуть дальше, полукровка подняла голову, взглядом натыкаясь на синюю деревянную вывеску с изображением лошади с рогом во лбу, вставшей на задние ноги. “Гарцующий единорог”. Она на месте. Оглянувшись еще раз, чтобы быть уверенной в том, что за ней никто не следовал по пятам, Дия толкнула дверь, юркнув внутрь.
В таверне было тепло, пахло вином и жареным мясом и слышалась музыка откуда-то из угла; отворачиваясь от сидевших в зале гостей, которые, впрочем, не обратили на нее особого внимания, тифлинг проследовала прямиком к стойке, за которой трактирщик с самым серьезным видом натирал до блеска стеклянные винные бокалы. Заметив приближающуюся к нему фигурку в плаще, мужчина оставил свое занятие и, подслеповато щурясь, вгляделся в лицо Арадии, когда та подняла голову. Столкнувшись взглядом с мертвыми белыми глазами, он напрягся (Дия ощутила это почти что кожей); когда девчонка склонилась к нему, опираясь локтями о стойку, и знаком поманила к себе, трактирщик сжал бокал в своей руке так сильно, что на миг полукровка испугалась, что стекло не выдержит. Все его мысли настолько явно отражались на покрытом редкими морщинами лице, что Арадии даже не пришлось бы лезть в его голову, если бы она захотела узнать его намерения. Давя улыбку, тифлинг протянула мужчине свернутую в несколько раз бумажку.
Пока тот разворачивал записку и вчитывался в нее, девушка огляделась. Таверна для почетных, богатых людей и выглядела по-богатому; все ее убранство говорило о том, что тут не будут рады тем, у кого в кармане лишь пара медяков, а в голове лишь мысли о том, как бы поскорее напиться, засыпая за собственным столиком. Дия хмыкнула. «Неудивительно»
Неудивительно, что встреча здесь. Где же еще? Качнув увенчанной рогами головой, тифлинг отстранилась от стойки, когда к ней вышел служка, которого позвал трактирщик.
- Он проводит, - кивнул на щуплого юношу мужчина и снова занялся стаканами. Пожав плечами, Арадия послушно двинулась за пареньком по лестнице, уводящей на второй этаж.
Доведя гостью до нужной комнаты, служка, неловко откланявшись и стараясь не сильно коситься на рога, попятился назад, а потом скрылся на лестничном пролете. Проводив его внимательным взглядом, тифлинг взглянула на крепкую деревянную дверь и опустила руку на ее прохладную ручку. Где-то в душе начинало зарождаться беспокойство, но отступать было некуда. И нельзя. Открыв дверь, Дия вошла внутрь, в комнату, погруженную во мрак.
С непривычки сначала она ничего не увидела, но ее зрение быстро адаптировалось - один из плюсов иметь кровь старшей расы в своих жилах. В случае Арадии старших рас было аж две. Тихо прикрыв за собой дверь, полукровка погрузила комнату в тишину, отрезав ее от внешних звуков - отголосков музыки, разговоров и редкого звона бокалов. Бегло оглядевшись, Дия сбросила с головы капюшон, но фигуры того, кого ждала увидеть, среди силуэтов мебели различить не смогла.
Однако Лоренцо здесь был. Менталистка его чувствовала.
- Ты давно не играл в прятки? - негромко спросила тифлинг, проходя пару шагов вперед и продолжая осматривать комнату.

*учитель

+2

3

Лишь несколько минут назад они расстались с Аделиндой и вот герцог стоял у окна, наблюдая как холодные капли разбиваются о такие же холодные плиты, из которых состояла площадь у замка, на которую выходило окно в комнате Лоренцо. Оказалось что дурные сны, снившиеся ему несколько дней назад, оказались не менее дурными предзнаменованиями. Это настораживало и пугало. Он и представить себе не мог, как произошедшее отразится на Аделинде. Казалось, всё только начало становится хорошо, как вдруг эти известия. Смерть барона де Шоте была трагедией для всего Аримана и Лоренцо был солидарен с ними в этой скорби. Всё должно было пойти не так, но обстоятельства не спрашивали герцога Ниборна, как и когда им случится. Мужчина сжав кулак у подбородка, сосредоточенно думал о чём-то своём, как обычно мечась меж двух огней.
Его беспокоила Аделинда, он работал с ней несколько дней и сейчас все его труды могли пойти насмарку. Смерть отца могла подкосить её и всё о чём они с ней говорили, пойдёт насмарку. Де ла Серра был не уверен, хватит ли у него терпения на что-то подобное, на второй заход. С другой же стороны она просто могла закрыться в себе и Лоренцо был не уверен какой из двух вариантов окажется более оптимальным для него. Ещё и эта свадьба, вот уж о чём Лоренцо действительно старался не думать. Было в этом что-то неправильное, учитывая время необходимое на траур по отцу. Они с Аделиндой ещё не говорили на этот счёт и мужчина надеялся, что девушка тоже не захочет спешить.
Герцог на собственном опыте знал что такое экстренная передача власти от одного правящего члена семьи к другому. А также о заботах, в которые резко окажется втянута Аделинда. Их отношения станут второстепенны и на первое место выйдет забота о собственном государстве. Впрочем, если они поженятся… Что тогда? Любопытный вопрос. О котором мужчина думал последние несколько часов. Думал, потому что считал что Аделинда разбита горем. Думал, потому что оставил её одну. Хотел чтобы она выплакалась и успокоилась, привела свои мысли в порядок. На сколько это окажется возможным.
Быть может такое решение было жестоким. Быть может стоило поступить иначе. Быть может… За столько лет своей жизни, для Лоренцо это был первый раз, когда ему приходилось присутствовать и видеть смерть кого-то родного, для его близкого человека. Он не знал как реагировать. Не знал как притворятся и что стоит сказать, чтобы это опустошающее чувство в душе, было не таким болезненным. Помимо прочего мужчина вернулся в привычное своё русло и уже не помнил, когда он нормально спал последний раз. Поездка, разговоры по душам, а теперь смерть барона де Шоте – всё это выматывало. Он чертовски устал и самое забавное, что он не знал, когда всё это закончится. Даже близко себе не представлял. Так хотелось… Оказаться в тёплой кровати. Лишённым забот и проблем. Проснуться завтра выспавшимся и знать что грядущий день будет замечательным, а не сосредоточием проблем государства и разговорами, что вряд ли будут ему по душе. Даже змеям нужен был отдых. Эти несколько дней истощили его и морально и физически, даже на его гнусные по меркам многих шутки не оставалось сил. И всё что мог Лоренцо – это стоять и наблюдать как дождь стучит об плитки. Сегодня небо над Ариманом плакало об уходе отца для целого народа…
- Какие ещё из моих снов сбудутся? – задал герцог вопрос пустоте и тишина была ему ответом. Смерти что ему снились, неужели было нельзя иначе? Выдохнув полной грудью, мужчина на несколько мгновений задержал дыхание и лишь когда в груди начало болеть, жадно начал вдыхать воздух. Он был жив, в отличии от барона де Шоте. Теперь он был в ответе не только за себя, но за его дочь, которую барон вверил в его руки на последних минутах своей жизни. Он знал, что сейчас Аделинда не справится одна. Он знал что не сможет разорваться между Ниборном и Ариманом и не сможет заставить Аделинду выбирать между родным домом и домом, которым был ему самому Ниборн. Он не сможет проводить две разные политики и от того вопрос объединения – это скорее вопрос времени, нежели что-то несбыточное…
Собственная прагматичность взяла в Лоренцо верх и сейчас не в состоянии быть человеком, он полностью стал правителем, отгородившись от тех эмоций и чувств, что пытались застигнуть его врасплох. Он старался думать разумом, а не сердцем. Искал пути и возможности, искал средства, которые помогут ему минимизировать ущерб. Пускай не для себя, но для Аделинды. Сейчас ей нужна была поддержка и он знал только одного человека, которому сможет доверить её. Они уже один раз поговорили по душам, так почему бы не позволить второй раз. Быть может это поможет Аделинде и выиграет время для него самого, позволит ему отдохнуть и перевести дух, чтобы он снова стал лжецом, способным врать в глаза и убеждать её в собственной правоте. Сколько дней пройдёт прежде чем он сможет быть искренним с ней. Сколько дней должно пройти, прежде чем он поймёт, что может доверять ей?
Вопросы остались без ответа, а комната вскоре оказалась пустой. Один из слуг, прибывших с ним из Ниборна, отправился исполнять поручение, в то время, как герцог надевал сапоги и поправлял капюшон плаща на голове. Его ждала небольшая прогулка и ещё один разговор, о исходе которого он пока не брался судить. Ему не хотелось смеяться или злиться, казалось на это не осталось сил. В какой-то мере он действительно был уязвим, поэтому для пущей безопасности взял с собой несколько человек из личной охраны. Те тенью следовали за герцогом, готовые среагировать в любой момент на любую опасность. Через несколько минут, герцог уже сидел в одном из номеров лучшей таверны в городе. Та славилась тем, что принимала лишь достойных из достойных. Во многом из-за заоблачных  цен, которые могли себе позволить далеко немногие. Лоренцо был одним из таких людей. Он ценил это место скорее за анонимность, чем за качество предоставляемых услуг. Расположившись в левом от двери угле комнате, мужчина уселся в кресло, ожидая когда же сюда придёт Арадия. Он предупредил о ней и от того, оставалось лишь ждать, когда его поручение таки будет исполнено.
- С годами начинаешь ценить тишину, - произнёс Лоренцо в ответ на замечание знакомого голоса, - Входи и присаживайся, - сказал герцог, жестом указав на кресло рядом со своим. Два кресла разделял небольшой столик, на котором располагался поднос с бутылкой лучшего вина во всём Аримане  "со слов трактирщика" и два пока пустых бокала, - В комнате есть свечи, если ты конечно сумеешь их зажечь, не спалив при этом всю комнату, - устало произнёс Лоренцо, наблюдая за ней полубоком, - Как прошла поездка? …Нас с Аделиндой никто не искал? – тихо произнёс Лоренцо, ожидая пока Арадия займёт место напротив.

+2

4

Он был тут. Конечно, иначе и быть не могло – чутье ментального мага никогда не врет, если только его цель не хочет от него скрыться. Правда, обернувшись на звуки голоса, Арадия не могла отделаться от мысли, что угол – последнее место, где она ожидала увидеть Сальгари. Его темный силуэт сливался с обивкой кресла, в котором сидел герцог, но полукровка могла его видеть. Развернувшись к мужчине всем телом, она, не удержавшись, с уловимыми нотками насмешки переспросила:
- С годами? Хорошо ты сохранился для таких годов.
Обойдя маленький столик на своем пути, Дия неслышно проследовала ко второму креслу, на которое ей указал Лоренцо, по пути абсолютно невесомым движением скидывая с хрупких плеч намокший и оттого отяжелевший плащ. Подхватив вещь магией, девчонка, на пару мгновений замедлившись, перетащила ту к крючкам на стене, водрузив плащ на один из них, а уже потом подошла к креслу и Сальгари совсем близко. На слова мужчины о наличии в комнате свечей, которые можно было бы зажечь, Арадия повернула головой, цепляясь взглядом сначала за один подсвечник, а затем за другой; комментарии о возможном пожаре в комнате сегодня ее даже повеселили. Да, стихией огня было управлять почти так же сложно, как и собственным гневом; пламя, которое разжигает пиромант, будто чувствует его состояние, из послушной искры превращаясь во всепожирающее чудовище… Смотреть, как огонь съедает заживо тех, кто еще недавно угрожал тебе скорой кончиной, и как хрустит он деревянными костьми домов, всегда было так… захватывающе.
Но не сегодня, нет. И не завтра. «Когда же, когда?» Пламя так давно не срывалось с рук Арадии, бросаясь на жертву словно волк на добычу; вот и сегодня ему была отведена совсем скромная роль: по приказу полукровки огоньки один за другим вспыхивали на свечах, цепляясь за фитили, и, сонно мигая, разгорались, заставляя мрак отступать. Рогатая же, едва загорелась последняя свеча, снова повернулась к Лоренцо, пристально вглядываясь в его лицо. Огни свечей бросали на него тени – и оттого герцог казался Арадии еще более уставшим. Беспокойство, зародившееся в ее душе после того, как девчонка услышала голос Сальгари, бесцветный и утомленный, ворочалось тем сильнее, чем дольше она смотрела на мужчину. Дия так ясно помнила его лицо всего две недели назад, помнила улыбку, с которой он так спокойно ломал ей пальцы (тифлинг невольно сжала левую руку в кулак), помнила голос – уверенный, твердый, властный.
Перед ней сидел не тот герцог, с уст которого сорвались две недели назад так прекрасно завуалированные угрозы, а его тень.
- Поездка? Лучше, чем я ожидала, - не спуская с Лоренцо взгляд, девчонка мягко опустилась в кресло. – Не знаю. Кажется, нет, - она неопределенно пожала плечами. С теми, кто стал ее внезапными спутниками в этой спонтанной поездке, Дия не общалась, да и с ней заговорить никто не спешил. А уж куда делись Сальгари и де Шоте, толком не знал никто, и здесь тифлинг исключением не была. И как бы интересно ей ни было, спрашивать она не спешила, понимая, что либо ответ будет туманным, либо его не будет вообще. – Итак, ты позвал меня сюда, чтобы… - Арадия вопросительно склонила голову, оставляя право ответа за Лоренцо.
…чтобы обсудить смерть барона де Шоте? Тогда де ла Серра выбрал отвратительного собеседника – рогатой полукровке, занесенной в Ариман волей невероятного случая, было все равно. Правители умирают. А на их место приходят новые. Отвратительный в своем великолепии закон жизни. Устраиваясь в кресле поудобнее, Дия невольно вспомнила об Аделинде, запертой вместе со своим новоприобретенным горем в сером замке, и ее сердце на мгновение сжалось. Если на достопочтенного Генриха де Шоте девчонке было плевать с высокой колокольни, то вот за его дочь она беспокоилась. Справится ли Аделинда со своим горем одна? Такая хрупкая, беззащитная, такая уязвимая для собственной тьмы, живущей внутри нее…

+2

5

Лоренцо не ответил на её подкол, лишь недовольно нахмурил брови. Сегодня он не собирался возвращаться к теме, что начал две недели назад. Был ли вообще смысл учить её чему-то? Для Лоренцо - это было сомнительным мероприятием. Не было никаких гарантий, что она не пропустит его слова, словно воду через сито. Несомненно она прожила куда больше него, старая по человеческим меркам и достаточно опытная… Но это не помогло ей не попасться в руки работорговцев. Все её знания улетучились, а сама она дала заковать себя в кандалы. Стоило ли продолжать?
Хороший вор - это тот вор, который не попадается. Лоренцо уяснил это ещё в десять, а сколько было Арадии, когда она попалась? Мужчина подозревал, что её возраст уже перевалил за первую сотню и от того, не смотря на все свои язвительные комментарии, относился к ней скорее как к взрослой, а не как к ребёнку.
Мужчина продолжал следить за ней, наблюдая за ней краем глаза. Смотря как вслед за снятым плащом в комнату прокрался свет, от пламени заигравшего на фитилях свеч. Постепенно комната озарялась светом всё больше и больше, являя усталое лицо герцога Ниборна.
Это был их первый разговор после отъезда из Ниборна. К несчастью, время для него было неудачное, учитывая скоропостижную кончину отца Аделинды. И тем не менее Арадия была здесь. Две недели - это  более чем достаточный срок для побега, но она сдержала слово и сейчас была здесь. Решила остаться придворным магом, хотя могла с лёгкостью соврать и исчезнуть так, что её не нашли бы даже его люди. У них была другая задача и тифлинг могла сбежать. А учитывая то, о чём они узнали лишь сейчас, Лоренцо конечно отправил бы людей на её поиски, но время была не на его стороне. Данная ей фора могла перерасти в огромное преимущество и пришлось бы изрядно повозится, прежде чем кто-то из его ищеек унюхал бы её след. Сейчас она сама лишила себя свободы. Задумывалась ли она об этом?
- Хорошо, - тихо произнёс герцог, поглаживая свои усы. Де ла Серра задумчиво рассматривал Дию в свете огней. Из его ответа было неясно, что именно было "хорошо" то, что для Арадии поездка прошла лучше ожидаемого или тот факт, что их с Аделиндой исчезновением никто не интересовался. Быть может в равной мере и то, и то. Или же в одинаковой степени Лоренцо не волновало ни то, ни другое.
Лоренцо коротко усмехнулся в ответ на её слова, но отвечать не спешил. Зачем он её позвал? У него была причина, но единственная ли она? Герцог не знал этого ответа, не знал чего хочет его измученная душа и не знал, есть ли это у Арадии. Кем она вообще была? Игрушкой. Вздорной, с острым язычком и некоторыми чертами характера, которые были присущи и ему самому. Или же чем-то большим?
Усилием воли, он сам себя выгнал из этого состояния. Подняв голову и посмотрев на Дию ясно и отчётливо. Лоренцо размеренно и спокойно дышал, последние несколько дней он не использовал свой дар, но от этого чувствовал себя не менее усталым. Однако при желании он также легко мог причинить ей боль. Единственное что его останавливало - это собственная усталость. Да и пока Арадия вела себя довольно осторожно, не было смысла снова ломать ей пальцы. Быть может его урок пошёл ей на пользу? Или она просто не вошла ещё во вкус? Что ж, собственный усталый вид был ему лишь на руку. Движимый любопытством мужчина ждал как она поведёт себя, видя его состояние, которое он не сказать, чтобы пытался скрыть.
- Почему ты здесь? - наконец-то спросил Лоренцо, жестом руки указав на эту комнату и отрицательно покачав пальцем, - Не в таверне, а вообще в Аримане? Думала ли ты об этом в пути, куда он тебя ведёт? - герцог почесал свой подбородок и плавно выдохнул, сделав очередной глубокий вдох, - Быть может прежде чем я допущу ошибку пройдёт год, а быть может и целое десятилетие. По твоим меркам - это не так много времени, но позволь узнать твой рекорд. Как долго ты была с кем-то рядом? Хватит ли у тебя сил быть столько с Аделиндой… Надеюсь ты понимаешь, что такими обещаниями как ты дала мне, не разбрасываются… Даже такие тёмные твари как ты. Если убрать всю эту мишуру, у нас остаётся лишь наше слово. Неважно каких убеждений ты придерживаешься, но если ты не можешь сдержать своё слово - грош тебе цена, - по мере речи, мужчина активно жестикулировал левой рукой, с любопытством наблюдая за Арадией, - Ну же, удиви меня умудрёное годами опыта дитя старшей крови? Что случится, если наша игра затянется?

+2

6

Арадия уперлась локтем в мягкий подлокотник кресла и согнутыми пальцами подперла подбородок. Единственное слово, сорвавшееся с губ Лоренцо, прозвучало как-то неестественно тихо и странно, особенно для первого разговора спустя две недели. Тифлинг вглядывалась в это бесконечно усталое лицо и пыталась решить для себя, что она чувствует сейчас, сидя перед человеком, причинившим ей боль, но позволившим (ах, какой широкий жест) жить под крышей своей каменной обители. В пальцах левой руки вспыхнула, но тут же погасла фантомная боль – кости были целы. И все-таки… Дия на мгновение прищурила глаза, ища в душе отклик на все происходящее, но с тенью разочарования поняла, что не чувствует ничего, кроме недоверия. Недоверия к Лоренцо, к его планам, к его словам; их отношения, начавшиеся так бурно, отчего-то очень быстро опустились до уровня «хозяин-игрушка». От этого было даже слегка обидно.
Когда он, израненный после своего «триумфального» возвращения из Аримана, лежал на постели, Арадия с тревогой вглядывалась в его лицо и вслушивалась в каждый его тихий вдох. Тогда она за него боялась. Сейчас, глядя на усталое выражение лица герцога, полукровка беспокоилась, но в разы меньше – де ла Серра ведь дал понять, что он не слабак, что он сильный, намного сильнее какой-то там рогатой девки. Что ж, хозяин – барин, как говорится.
Лоренцо начал диалог с вопроса. Вслед за движением его руки Дия окинула комнату скучающим взглядом, но больше никак не пошевелилась. Почему она в Аримане? Потому что Аделинда была родом из Аримана? Потому что это была конечная цель их путешествия? Ладно, это не смешно и слишком очевидно. Глядя на леса, виднеющиеся за окнами экипажа, Арадия думала. Долго. Много. О том, что свобода была совсем рядом – только протяни руку, только шагни под сень деревьев. А дальше только бежать, не оглядываясь, заметая следы, бежать, бежать, бежать… Рилдир, каким простым ей представлялся собственный побег! Арадии стоило только оборвать мешавшийся подол платья повыше, чтобы тот не цеплялся за кусты ежевики, только накинуть плащ, скрывая лицо, и юркнуть под покрывало теней; уходить, не зажигая огня и не останавливаясь, пока не кончатся силы, петляя тропками. Спать на раскидистых крепких ветвях деревьев. А выйдя к ближайшей дороге, дождаться любого путника и спросить, в какой стороне Ариман, после ответа вместо благодарности швыряя его об дерево. Несколько раз. Для надежности. И уходить в противоположную сторону, куда глаза глядят, лишь бы не в Ариман. И не в Ниборн.
Как легко! Сколько раз она выживала в лесу, сколько раз убегала от преследования? Так легко. И так недостижимо.
Ариман был ловушкой, только материальной, и створки этой ловушки захлопывались очень легко.  Тифлинг четко осознавала это, отворачиваясь от проносящейся за окном полосы леса, но не могла поступить иначе, кроме как добровольно оказаться за запертой дверцей. Разве она не обещала Аделинде, что поможет ей? И разве она не бросила Лоренцо в лицо роковые слова о том, что убережет де Шоте от него? Обещала. Бросила. И хоть ничего святого у Арадии не было, слово свое она держала.
- Я здесь, потому что дала слово. Ты знаешь об этом, - Дия чуть качнула рогатой головой, разглядывая рукав серой, в свете огня делавшуюся словно грязной рубахи. Сальгари в ней выглядел отчего-то очень гармонично, словно полукровка не видела его все это время только в роскошных костюмах, достойных герцога. Возможно, тому были виной образы, которые Аделинда в порыве эмоций обрушила на Арадию. Среди этих образов был и… Волкодав. – Да, думала, - девчонка усмехнулась краями губ, не поднимая от рукава мужчины взгляд и не торопясь снова взглянуть ему в глаза. – Сам-то как думаешь, куда может вести такая скользкая дорожка? Только к смерти, - она выпрямилась в кресле и рукой откинула кудрявые пряди волос назад. – Но ты не волнуйся, я ее снова избегу. Это к слову, если тебе вдруг не все равно, - вот теперь уже они снова пересеклись взглядами, и Дия едва смогла сдержать улыбку. Однажды от той самой старухи с косой, которую люди так боятся, она все-таки не сбежит. Это было вопросом времени. Месяц. Год. Десятилетие. Один день? Неважно. Но сегодня мысли о возможной смерти Арадию как-то особенно веселили, противопоставляя этот  странный настрой тому, что сейчас творилось в замке, где лежал уже хладный труп Генриха де Шоте. – Как долго была… - повторила уже другой вопрос Лоренцо девчонка, опуская глаза и пытаясь вспомнить. Прошло немного времени, прежде чем она  вновь начала говорить: - Три месяца. Чуть меньше года. Три года. Семнадцать лет.
Закари Лерк. Балор (они, взрывные полукровки, не смогли безостановочно существовать рядом друг с другом дольше), хотя история их отношений длилась уже почти восемьдесят лет. Мириам. Ассасины из Греса, ставшие ей почти что семьей.
Долго ли? Для Арадии – нет. И даже для Балора – нет. А для людей… Долго, наверное.
- Мне нечем тебя удивлять, Лоренцо, - тифлинг снова подняла голову, обращаясь к герцогу по имени. Меньше всего ей хотелось вновь играть в его игры. – У меня нет в запасе никаких фокусов, которые помогут мне оставаться рядом с Аделиндой дольше, кроме собственного долголетия. Мое время тоже не бесконечно, но в запасе у меня лет эдак триста. Хватит, чтобы дождаться твоих пока что воображаемых ошибок? – задав этот вопрос, она пожала плечами, давая понять, что он был риторическим. – Так что не торопись. Я подожду. А Аделинда тебе еще и спасибо скажет, если неверный шаг ты совершишь как можно позже, - Дия откинулась на мягкую спинку кресла со вздохом. - К слову, почему ты здесь, а не с ней?

+2

7

Совместный пост
Лоренцо разочарованно выдохнул, повернув голову к окну. Пытаясь разглядеть что-то, но слыша только начавшийся снова дождь. Тот снова барабанил по окну, словно пытался предупредить о чём-то. Отогнать беду. Герцог же вспоминал их прошлую встречу, кажется он дал ей выбор. Теперь же он сомневался, а может ли она дать что-то ему взамен. Сказать что-то путное и дальновидное. Теперешние её ответы скорее доказывали ему обратное.
- К смерти… - с иронией в голосе произнёс вслед за ней Сальгари, - Две недели ты думала только о смерти? Признаться, я был о тебе лучшего мнения. Или ты ждёшь от меня похвалы за мудрый ответ? Думаю после нескольких часов бесед, даже ребёнок начал бы понимать, что рано или поздно она придёт за каждым из нас...У всех у нас разное начало, но концовка практически всегда одинакова, - Лоренцо откинулся на спинку стула и простучал пальцами по подлокотнику какую-то короткую мелодия, слушая замечание Дии, что не собиралась умирать так скоро. Мужчина вообще редко встречался с теми, кто искал смерти скорейшим путём. Гораздо больше людей цеплялись за жизнь, даже если она была жалкой и бессмысленной.
- Можно подумать, я держу тебя ради фокусов, - фыркнув себе под нос, произнёс Лоренцо. Как и тогда, у себя в комнате, он испытал раздражение, толику обиду и щепотку злости на эту рогатую. Иногда, в мыслях, он страстно хотел её, в других же случаях, он хотел лишь терзать её, заставлять испытывать боль снова и снова. Как сейчас например, - Может и хватит, а может и окажется недостаточно. За то время в тишине, что я тебе дал… Я ожидал от тебя большего. А твои ответы, -мужчина хмыкнул, смотря ей в глаза, - Такие же дешёвые, как и это напускное самодовольство. Будь у тебя стоящий план или какая-то достойная цель и это бы чувствовалось в каждом твоём слове, в твоём тоне, читалось бы во взгляде в конце-то концов. Но нет! Я разочарован тобой Арадия, - с горечью в голосе, произнёс Лоренцо, - Мне начинает казаться, что ты умеешь только жаловаться и огрызаться. Неужели и правда, подобная  мне, будет довольствоваться ролью слуги? - мужчина потянулся к бутылке, открыл уже приоткрытую пробку и налил вина в оба бокала, - Давно ли ты смотрелась в зеркало? Мне кажется твой взгляд начинает тускнеть, также как и ты сама. Ты словно кукла, послушно открывающая рот, но твои слова не находят во мне отклика. Быть может за эти две недели ты привыкла к молчанию? Но тогда, почему твои ответы так нелепы? Неужели из вас двоих, слепая окажется более дальновидна чем ты? - Лоренцо разочарованно покачал головой из стороны в сторону, - А почему я должен быть с ней, а не здесь? За две недели мы провели более чем достаточно времени вместе. И признаться, её ответами я доволен более чем твоими. Но если ты думаешь, что став для меня такой же серой как и твоя кожа, ты станешь мне не интересна и я отстану от тебя. Ты ошибаешься. На твоём месте я бы наоборот боялся такой концовки ибо пока ты интересна мне, у тебя есть шанс на жизнь. В противном случае твой запас в триста лет обесценится и будет равняться одному дню, когда я решу что ты такая же пустышка, как и те что остались тогда в камере.
- Оу, так я тебя разочаровываю. Грустно, - отозвалась Арадия, медленно накручивая на палец темный локон волос, но в ее голосе не было ни следа печали или раскаяния. Полукровкой такой поворот событий воспринимался как что-то очевидное или само собой разумеющееся. Будто она ждала этих слов так долго, что ожидание это заставило эмоции выцвести. Она его разочаровывает. Грустно. И неудивительно. - Мои способности тебе не нужны, мои слова - как-как ты там сказал? - не находят в тебе отклика… - тифлинг задумчиво склонила голову набок, глядя куда-то поверх головы Лоренцо. - Грустно, - медленно повторила она. - В таком случае, к чему продолжать этот разговор? Завтра ты проснешься с осознанием, что я тебе либо не интересна, либо не нужна - и что дальше? Я умру? Попаду в новое рабство? Стану твоей новой игрушкой, у которой быстро срастаются кости? - Дия медленно опустила взгляд на лицо де ла Серра и дернула плечом, давая понять, что не ждет ответа на эти вопросы. - Почему ты вообще ждешь от меня грандиозных планов и трогающих душу речей? Я привыкла обходиться без них. Не помню, чтобы хоть раз говорила тебе, что вся моя жизнь до тебя была построена только на достижении каких-то высоких целей - так почему они должны появиться сейчас? Потому что ты так хочешь это услышать? - Арадия замолчала, клыком закусывая губу, и прищурила глаза. Играть с клубком змей было совершенно не в ее интересах. Ей уже надоело притворяться и строить из себя ту, кем она не является. Видение жизни у рогатой было намного проще, чем у аристократов, это правда; оттого и ответы ее, очевидно, мало удовлетворяли Лоренцо. - Если мы и похожи, то только не в этом, - Дия не сводила с мужчины бесцветного взгляда, постукивая коготками по подлокотнику кресла. - А если ты понял это только сейчас… Что ж, давай будем думать, что мне жаль тебя разочаровывать.
Арадия ходила по тонкому льду, играя не только на усталых нервах герцога, но и на его терпении. Знакомое поведение, что было не ново для Лоренцо. Впрочем, потворствовать ей он точно не собирался. Стоило её проучить, но не здесь и не сейчас. Её слова были столь же забавными, сколь и пустыми. Мужчина поднял руку и сжав кулак, опёр на него подбородок, - Твой ум ходит руку об руку с твоей глупостью. Ты не дальновидна, не умеешь смотреть на перспективу. Что уж говорить, ты даже сейчас не понимаешь о чём я говорю. Видишь и слышишь, лишь то что хочешь. Пускай так, сейчас на тебя нету времени, - произнёс Лоренцо разгоряченно, поддавшись вперёд, он потянулся  к бокалу вина и ухватив его двумя пальцами, немного пригубил, после этого вернув взгляд на Арадию, - Быть может Аделинда сделает тебя лучше. Можно было бы отослать тебя, но раз ты так хорошо вошла в роль и не хочешь уходить, - Лоренцо коротко усмехнулся при этом комментарии, - Сейчас Аделинде нужен не муж, а подруга. В её жизни настал сложный период, но… - мужчина сделал паузу, - Как далеко ты готова зайти, ради дружбы с ней?

+2

8

Совместный пост
За окном все так же шел дождь и, судя по звукам, прекращаться он не собирался - напротив, его шум усиливался тем больше, чем дольше тифлинг в него вслушивалась. Когда Сальгари снова начал говорить, она закрыла глаза, хотя очень хотелось их закатить. Интересно, если бы Арадия начала считать, сколько раз герцог назовет ее глупой, ей бы дали потом сундук золота? Или даже два? "Я бы не отказалась…"
Она его не только разочаровывала. Она его еще и бесила, судя по резким, горячим ноткам в голосе Лоренцо. Опасная игра, опасная, думала полукровка, из-под ресниц наблюдая за тем, как резко мужчина подается вперед, за бокалом вина, но не предпринимала ничего, чтобы повернуть ситуацию в другую сторону. На словах о том, что Линда, возможно, сумеет изменить ее, сделать "лучше" (что это вообще значило?), Арадия неопределенно хмыкнула. "Как знать..."
И только теперь они с Сальгари, очевидно, подошли к настоящей цели этой встречи, к реальной теме разговора, и то, что ей оказалась Аделинда, опять-таки было неудивительно. Глядя на Лоренцо, смакующего вино из своего бокала, девчонка подперла подбородок рукой, не собираясь даже притрагиваться к бокалу, который предназначался ей. Ей не хотелось ни пить, ни есть - только поскорее закончить этот разговор, который, как и предыдущий, не доставлял ей никакого удовольствия. На словах де ла Серра о подруге Дия прищурила глаза, но промолчала, да и на вопрос ответила далеко не сразу.
Чего стоила дружба тифлинга? Верности, готовности быть рядом, подставить плечо, поддержать, защитить? Безусловно. Но Лоренцо явно интересовало не это. Герцог и наследная баронесса провели вместе две недели, узнавая друг друга лучше, проводя мосты - а иначе зачем, оставляя подданных, скрываться от чужих глаз, оставаться наедине? Для де Шоте это было способом начать жить нормально, в любви, в заботе, чувствуя себя нужной; Арадия не сомневалась - раскрываясь Лоренцо, Аделинда подпускала его к себе все ближе, но только потому, что была уверена в его самых светлых намерениях. Зачем Сальгари нужна была дочь барона Аримана? Да тут и рассуждать было не о чем.
- Подруга, а не муж. Хорошо. Да, может, ты и прав: Аделинде нужен еще кто-то, кому она сможет довериться и кого подпустит почти так же близко, как и тебя. А раз одного нашего разговора с ней хватило, чтобы она так резко поменяла мнение о темных существах после того, что произошло на площади ее родного города, я… - разглядывая блики от огоньков на стенке бокала, Дия не без разочарования вздохнула. -...идеально подхожу на эту роль. Утешила однажды - утешу и сейчас. А у меня за спиной будешь стоять ты, - давя в себе новый вздох, полукровка снова подняла на герцога глаза, выискивая в его лице ту бесконечную усталость, которую она увидела, зайдя в эту комнату. - Ты же устал, верно? Готова поспорить, что с Аделиндой сложно наладить связь, а теперь, со смертью ее отца, все ниточки между вами смогут оборваться. Значит, чтобы дать себе отдых и лишний раз не давить на наследницу целого баронства, проще послать вместо себя кого-то другого. Работать с Аделиндой по очереди. Потрясающе, - Арадия покачала головой, чувствуя привкус горечи на языке. Чудесный план. Просто искусно выверенный. Разве от Лоренцо можно было ожидать другого? - Что ты спрашивал? Далеко ли готова зайти? Судя по всему, у меня нет выбора.
- Ты не притронулась к напитку, - спокойно произнёс Лоренцо, не спеша переходить к тому, в чём собственно говоря и заключалась цель его визита. Как выяснилось, на большее Арадия пока была не способна. Что ж, спешка тут была ни к чему, а де ла Серра обладал достаточной степенью терпения, чтобы достигаться таких долгосрочных целей, как он себе поставил. - Я бы на твоём месте выпил… Снимает напряжение, к тому же за эту бутылку мне пришлось выдать солидную сумму… Будет обидно, если за то что заплачено, останется самому трактирщику… Мне кажется он и так неплохо живёт, - мужчина отпил несколько глотков и обновил содержимое своего бокала. Кажется вино и правда работало, так как лицо герцога расслабилось, а сам он начал чувствовать себя чуть более свободно, чем в начале встречи. Опустив свой бокал на столик, мужчина обеими руками помассировал себе шею, разминая её. - Ты такого низкого мнения обо мне? - с любопытством спросил мужчина, снова смотря на неё и улыбаясь, на этот раз более хищно. - В отличии от тебя, я могу быть искренним. В отличии от тебя, я могу поступать правильно. В отличии от тебя, я забочусь о целом народе, а не о себе одном. Когда-то у меня был выбор и я мог отказаться от Ниборна, уйти с кучей денег. Жить как король, быть никому ничего не должным и делать что хочется, но я выбрал Ниборн. Вопреки мнениям и угрозам тех, кто был против такого моего решения… И вот, я всё ещё герцог Ниборна… У тебя есть выбор… - Лоренцо усмехнулся и погладил свои усы. - Выбор вообще такая штука, он всегда есть. Я ведь не заставляю тебя дружить с ней, в конечном итоге она бы легко и просто вывела тебя на чистую воду, если бы твоё желание помочь было неискренним. Оно ведь искреннее, не так ли? - мужчина усмехнулся, глядя в эти глаза, затянутые белой плёнкой, как у Аделинды, довольно похоже. - Всё взаимосвязано. Ты веришь в судьбу? - произнёс он, снова потянувшись к бокалу и сделав три глотка, вернул бокал обратно. Вкус и правда был приятным, бодрящим и одновременно с тем, согревающим тело изнутри. - Аделинда и я, ты и я, ты и Аделинда. Ты в такой же степени часть чего-то большего, как и мы с ней. Я думаю покупка тебя не была случайной. Твоя жизнь что-то значит. Пока мне непонятно зачем ты здесь, но благодаря тому, что ты запала ей в душу. Она нуждается в тебе. Думаю ты, как и я в тебе, увидела в ней что-то знакомое, - Лоренцо умышленно разбивал последние предложение на части, делая паузы и не сводя с Арадии взгляда. - Мне не нужен шпион или доносчик, всё что она посчитает нужным, она расскажет мне и сама, но у меня есть и другие дела, помимо Аделинды. Так что можешь считать себя нянькой, если захочешь… - Лоренцо не договорил, вместо этого залпом осушив свою последнюю треть бокала и вернув его на стол, посмотрел в окно за которым всё также размеренно стучал дождь. - Верность, как и свобода - вещи абсолютные, - произнёс Лоренцо, услышанные им когда-то чужие слова. - Твоя верность Аделинде будет абсолютной? - с любопытством спросил он глядя на неё, а учитывая их неспешную беседу, задал ещё один провокационный вопрос. - Пока ты не ответила, мне любопытно кое-что ещё, ты моя поданная и так ей представилась Аделинде. Так будет, пока я не решу иначе, поэтому мне любопытно насколько ты верна интересам Ниборна и мне, как первой персоне нашего маленького государства? Что случится, вдруг такое и правда возможно, если наши с Аделиндой интересы разойдутся и тебе придётся выбирать? - мужчина хитро улыбнулся правым уголком губ, будто заранее знал ответ и всё же все равно хотел услышать его вслух.

+2

9

Совместный пост
Тифлинг посмотрела на предложенное ей вино и лишь покачала головой, молча, не перебивая продолжавшего говорить Лоренцо, от него отказываясь. Хотела бы расслабиться - выпила бы всю бутылку залпом, а иначе зачем переводить на себя такой изысканный и дорогой напиток? Герцог же, тем временем, вернулся к тому, что он так любил - унижать полукровку тем, что-де он-то, он правильный, великолепный, самый лучший, а она… Арадия вздохнула, но продолжила молчать, положив ногу на ногу и мерно, но едва заметно покачивая головой из стороны в сторону. Да, что же поделать, если Сальгари был таким идеальным, а она, напротив, самым низким существом на всем белом свете? Эгоистичная, злобная тварь, живущая для себя и ради себя, не умеющая поступать правильно… Ужасно.
Вопросы, которые де ла Серра ей задал, Арадия ожидала когда-то услышать, но это отнюдь не делало их легче. Девчонка задумчиво смотрела на Лоренцо, осознавая, что лед под ней становился с каждой минутой все тоньше, словно таял под ярким весенним солнцем.
- Я твоя подданная, ты прав. Ей я, правда, стала насильно, но не суть, - она приподняла темную бровь, лениво подмечая этот факт. - И я все еще верна тебе, несмотря на… - полукровка запнулась, словно пытаясь подобрать нужное слово, но отмахнулась от этой затеи. - Несмотря на то, что происходит. И сражаться я пошла на твоей стороне, хотя могла бы - ты же думал об этом, не так ли? - присоединиться к тому магу и демону на площади, - Дия замолчала, скользя взглядом по фигуре мужчины сверху вниз и не спеша отвечать. Да, де ла Серра прав, верность и свобода - абсолютные вещи. И тифлинг, вопреки, вероятно, всем представлениям Лоренцо о ней, их ценила. Иногда даже больше, чем жизнь. - Но выбирать между верностью другу и верностью государству и его правителю… Что ж, я однажды уже выбрала путь и теперь хочу пойти по нему до конца. Даже если Аделинда станет мне подругой, моим герцогом все равно останешься ты. Я встану на твою сторону, - Арадии с каждой секундой начинало казаться, что все, что она говорит, похоже на какое-то странное признание в любви. Не хватало только букета цветов и заботливо приготовленных поваром и поданных на красивой тарелочке сердец тех, кто вставал у Сальгари на пути. Романтика…
- Под-дан-ная, - растягивая слово и наблюдая за Дией произнёс он, из рта герцога вырвался смешок, после чего он потирая правую щёку, снова посмотрел на неё. В этот раз не на лицо, а скорее на всю Арадию целиком, - Пусть так, - произнёс он, добавив к своим словам короткий кивок и вскоре поднялся с места во весь рост. Нависнув над ней словно лев над ягнёнком, готовый к прыжку, - Наверное я должен быть благодарен тебе за те правильные решения, что ты приняла ради своей шкуры. Было бы печально, если бы ты встала на сторону тех, чьё количество было куда меньше тех, кто выступал против них. Было бы печально, если бы бы пришлось убить столь ценное приобретение. Стоит отдать тебе должное, в этот раз ты аккуратнее со словами, - с этими словами, мужчина протянул правую руку к её левой, решив помочь ей встать. Тифлинг же, не сводя с него взгляда, осторожно подала ему руку, поднимаясь с кресла. Лоренцо на мгновение замедлился, так как был уверен в том, что та решит проявить характер и встанет сама, но, видимо страх и правда мотивировал и творил чудеса. Скорее из праздного любопытства, помогая ей подняться, мужчина слегка надавил большим пальцем на те, что не так уж и давно были сломаны.
- Может мы и правда похожи, - произнёс Лоренцо в пол-голоса, поднимая ещё одну из тем, что они тогда затронули, - Мне бы хотелось верить в твои слова, но слова такая штука… - де ла Серра замер, не отпуская её руки и смотря ей в глаза, - Их очень легко говорить, но держать слово куда сложнее. Я знаю это на собственном опыте и поэтому не привык ими разбрасываться. Эта привычка принесла мне не так уж и много друзей, и куда больше врагов. Когда я только пришёл к власти, я не знал кому можно верить, а кому нет. Ушло время, но каждый прошёл испытание, явив своё истинное лицо. Так я разобрался с врагами, и смог усидеть на троне, - Лоренцо отпустил её руку, продолжив, - Именно поэтому я тебе не верю. Если мы и правда похожи, наши расы. Врать вам также легко как и нам, а может ещё и легче. Ценность момента для вас теряется, но жизненный опыт несомненно имеется. В конце концов, как глупый человечишка проверит правду ли говорит выходец из твоих родичей? В отличии от вас, далеко не все люди наделены магией, - Лоренцо снова замолк, пройдя к вешалке и сняв свой плащ, попутно снял плащ Арадии, подойдя к ней и протянув его ей, начал надевать свой, продолжив свою речь, - Наверняка ты ненавидишь меня, я почти уверен в этом. Также как и в том, что этот разговор утомляет тебя. Будь я на твоём месте… - Лоренцо на несколько мгновений задумался, - Решил бы, что меня сюда позвали ради интимной близости… Но… - Лоренцо снова сделал паузу, улыбнувшись и приближаясь к ней всё ближе - Лицо как бы намекает...И вот ты садишься, думая что тебе придётся слушать… мои, как ты уверена, скучные, полные самолюбования и принижения тебя речи… Да, наверное так бы я и подумал… Ведь ты так хорошо меня знаешь, - прошептал Лоренцо последнюю фразу, положив руки ей на талию и прижав к себе, прикрыл глаза, - И вот скучный и утомительный разговор с герцогом закончен. Порция унижения получена, мысленно произнесены десятки проклятий на его голову. Скоро я окажусь в своей комнате, его слова сотрутся из моей памяти, а завтра начнётся новый день, - продолжал Лоренцо шёпотом, размеренно дыша и слушая её дыхание, - Правда ли всё случится так, Арадия? - также шёпотом спросил он, продолжая держать глаза прикрытыми. Отчего-то такая близость питала его и восстанавливала силы, рядом с ней он чувствовал себя хищником, быть может потому что каждая жертва видит в охотнике на себя чудовище?

+2

10

Совместный пост
И она стояла, прижатая к мужчине, с зажатым в руках плащом, который так и не накинула на хрупкие плечи; стояла, прислонившись лбом к его плечу, и молчала.
Арадии отчаянно надоело спорить с Сальгари, даже если порой в перепалки с ним девчонка вступала с неожиданным рвением - увы, но лишь дело привычки, дело упрямства. Все то, что он сказал, то отойдя далеко, то вдруг оказавшись слишком близко, было и верно, и нет. Идя сюда, в эту отливающую роскошью таверну, Дия не подразумевала под предложением о встрече никакой близости… хотя могла бы. Но время, когда они с герцогом были странными, но такими беспечными любовниками, полукровке давно начало казаться далеким прошлым.
Прошлым, которое Арадия была бы не прочь вернуть.
Тифлинг ощущала прикосновение рук Лоренцо к своей талии, вдыхала его запах, вслушивалась в его голос над своим ухом, не в силах сосредоточиться на том, о чем Сальгари говорил. И молчала. Молчала так отчаянно, так громко, так выразительно, не поднимая головы и сжимая в руках ткань собственного плаща. Чувствовала, как от горячего шепота, опаляющего ее уха, где-то внутри тоже становится горячо.
Чтобы поднять голову и посмотреть в лицо Лоренцо, Арадии потребовались силы. Вслушиваясь в то, как мерно он дышит, девчонка подняла одну руку, пальцами скользя по его плечу, скрытому под грубой тканью одежды.
- Ты самый отвратительный из всех людей, которых я встречала. Но «ненавижу»? Такое громкое слово, - она едва улыбнулась, но этот призрак улыбки тут же растаял  в тенях. – А ты очень любишь бросаться громкими словами, м?.. – и, переместив свободную от плаща руку мужчине на шею, полукровка подалась вперед, целуя герцога. Порывисто. Долго. Горячо. Дерзко прикусывая клыком губу. К чему было скрывать, что Дия соскучилась по Лоренцо? Он и сам это знал.
Не он начал эту игру, но какой же нужно было быть сволочью, чтобы оттолкнуть её и не подыграть ей сейчас. Ведь она так тянется к нему, так жаждет этой ласки. И в этот момент она сама срывает с себя маску. Все её напускные речи, бурчание себе под нос - всё это ничего не стоит. Всего лишь одна ошибка с её стороны и вот её слова уже не нужны. Чтобы она не сказала, с каким бы безразличным видом Дия не молчала. Теперь он знает, что она скучала. Знает, какими долгими и томительными были две эти недели для неё.
Он поддался ей навстречу без лишних слов, впившись в её губы не менее горячо и страстно. Словно опытный кузнец закачивающий воздух в меха, своим поцелуем он раздувал этот огонь страсти между ними. Заставлял хотеть её большего, пытался увлечь вслед за собой, чтобы сгореть вместе с ней, и плевать, что завтра они проснутся выгоревшими и опустошёнными.
Так бы и было. Но зачем? В его руках она была игрушкой, а таких кукол не покупают на улице в любой час дня и ночи. Они редки, точно также как и драгоценные камни и от того, стоят они столько же. Уступи он ей сейчас и для них всё будет кончено. Близость станет неким утешением после тяжелого дня, но не более того. Нет, этого Сальгари определённо не хотел. Для него Арадия и её чувства были чем-то тонким и привлекательным, словно букет вина, что он пил всего несколько минут назад. И он хотел испить её гамму чувств и эмоций до дна. Именно поэтому он мягко улыбнувшись, положил руки ей на плечи, слегка надавливая и утягивая её вниз, скорее намекая, а не требуя чего-то конкретного.
- И как тебе верить после этого, плутовка? - шёпотом спросил мужчина, подначивая её на большее. - Рождение. Свадьба. Война. Похороны. Все важные события сопровождаются словом, словно громом среди ясного дня, но… Спутницей всего действительно важного всегда будет тишина, - также шёпотом продолжал он. Дия определённо будет не в восторге, но на сколько именно она будет не в восторге, определялось здесь и сейчас. - Так мы вернёмся к моему вопросу или же ты покажешь насколько можешь быть смелой?
- Верить? Как хочешь.
«А если не хочешь – можешь не верить» Правда… Сальгари вроде и так который раз изо всех сил пытался показать (и даже говорил прямо), что он Арадии не верит? Это уже перестало быть чем-то удивительным, только раздражающим, словно ноющая боль в зубе, напоминавшая о себе всякий раз, если неловко или специально надавить на этот самый зуб.
Впрочем, так ли уж хотелось полукровке задумываться о вере? Растворяясь в чужих поцелуях, в этой отчаянно желанной ласке, она понимала, что готова была ластиться к Лоренцо, словно кошка, готова была тянуться за этими руками, лишь бы они снова коснулись ее. Они не виделись две недели, а вместе не были еще дольше – так стоило ли удивляться тому, что сегодняшние поцелуи Арадии казались жарче, чем летнее солнце? Она хотела большего. Нет, черт возьми, онахотела большего, так отчаянно цепляясь пальцами за мужские плечи, будто те были ее единственным спасением.
Только почему слова вдруг ледяными шипами впились в раскаленное сердце? Дия замерла, дергая хрупкими плечами, словно лежавшие на них руки герцога мешали ей свободно двигаться, и вслушалась в его голос, вкрадчивый и такой знакомый, но не услышала в нем ничего из того, что ожидала. Ни той привычной искры страсти, ни желания. Лоренцо Сальгари продолжал говорить с ней так же, как и тогда, когда они с ним очутились в этой комнате. Фарс, игра, очередное испытание на прочность? «Почему ты так поступаешь?»
С пару мгновений тифлинг слепо смотрела перед собой, а затем дрогнула, мягко высвобождаясь из рук герцога. Ее губы все еще хранили жар его поцелуев, но в душе разверзлась пропасть разочарования.
- Да… - глухо пробормотала Арадия, поднимая с пола свой упавший плащ и набрасывая его на плечи. – Твой вопрос… Сегодня, конечно же, будет особенный день – на твою голову посыплется на целый десяток проклятий меньше, - давя вздох, полукровка подняла на мужчину глаза. – Теперь, полагаю, я могу быть свободна?

+2

11

Жизнь вокруг его больше не волновала. Он не питал иллюзий, не строил планов и не испытывал привязанностей. В какой-то миг всё случившееся тут стало лишь тенью былых воспоминаний. Всё меняется, все меняются и уходят кто куда. Жизнь подобна реке, но река это у каждого своя, и ты не можешь нарисовать её карту, пока не пройдёшь её до конца. Сам, в одиночестве. Эта река - это путь в одну сторону. У Арадии она тоже была своя, но сейчас именно в этот момент, их пути пересекались на тот недолгий миг между концом и вечностью. Он испытывал те же чувства что и она, но как и обычно, на его лице играла маска спокойствия и безразличия. Всё это было хитрой игрой, но в какой-то момент ты уже понимаешь, что ты давно переиграл своего собеседника. Каждый его шаг становится очевиден, каждое действие напрасным. Ты знаешь как всё будет и это наверное тот редкий миг, когда все знания обесцениваются и становятся напрасными. Жизнь теряет свой цвет, становясь прямой и прозрачной, будто вода на водопаде. Она льётся так снова и снова, и сколько бы ты не наблюдал за этим, больше тут не будет ничего нового. Всё встало на свои места и в тот самый момент мир рухнул, вместе с каким-то куском твоего сердца.
- Ты можешь идти, играть в подругу или действительно быть ей, mio caro - с лёгкой улыбкой произносит Лоренцо. Где-то там внизу её действительно ждало ещё одно испытание, но стоило ей ответить ему, как в нём тут же отпала необходимость. Всё встало на свои места, Арадия превратилась в воду на водопаде, прямую и прозрачную. Теперь всё пойдёт так, как и было задумано изначально. Он открыл ей дверь, выпустив её из комнаты. Ещё какое-то время слышал звук её удаляющихся шагов, пока наконец-то не закрыл за ней дверь. Прошёл в комнату и плюхнулся в кресло, наконец-то оставшись наедине с собой. Герцог был спокоен, в какой-то мере даже умиротворён, его глаза оказались прикрыты, а сам он улыбался, просто так, потому что мог. Где-то там за стенами комнаты кипела жизнь, но начало и концовка у каждого из живущих там были до банальности одинаковы и предсказуемы, ведь все рождаются только для того чтобы умереть.

0

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Цена дружбы