http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » В поисках бессмертия


В поисках бессмертия

Сообщений 1 страница 50 из 67

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

https://www.rpnation.com/gallery/wallpaper-2623260.13108/full?d=1469073095
Время: середина лета 10606 года
Место: Лайнидор, Плоскогорье Золотого Ветра
Участники: Морваракс (+NPC), Амарилла, Бран, Ричард Рэйн
Сюжет:
Могущественные артефакты или благословленные Богами места, что могут даровать отыскавшему их вечную молодость, могущество, непревзойденную силу, мудрость или даже бессмертие. Истории о таких чудесах интересуют многих и манят к себе отчаянных.
Но проходят годы, века и тысячелетия. Доклады сменяются мифами, легенды сказами, а после – сказками. Пути давно забыты, и истории уже не более чем выдумка для наивных дурачков.
В поисках несуществующего сталкиваются непримиримые враги, встречаются старые знакомые и открывается страшная правда о красивой истории. Маленький эпизод из чьей-то бесконечно долгой жизни и не-жизни, но переломный момент для молодого человека.

Отредактировано Морваракс (17-08-2019 19:36:58)

+3

2

Морваракс никогда не могла понять людей. Отмеренную им жизнь они тратили ее на все, кроме того, что действительно важно. Бегали, суетились и волновались. Каждый жил в своем собственном мирке, который, стоило его только оставить без присмотра, начинал разваливаться.
Дракон считала, что все это слишком глупо и перестала обращать внимание. Однако после возвращения на родной материк, внезапно почувствовала себя в шкуре человека. Отвратительное, надо сказать, ощущение.
По мнению обсидиановой за время ее отсутствия попросту не могло произойти ничего настолько катастрофического, что потребовало бы ее немедленного вмешательства. Уходя в новые земли, Мор позаботилась о том, что все стояло на своих местах. И все же по возвращению на ее чешуйчатые плечи свалился ворох работы.
В чем-то она была виновата сама. Как в той ситуации с красным драконом – Азарионом, будь он неладен. Но кое-что существовало само по себе, и казалось, что тут совершенно нечего поделать.
Возвращение обсидиановой хозяйки земель отмечали бурно и радостно – хоть и предлог, но все равно приятно. Лёжа подле здания таверны на манер огромного сторожевого пса, Морваракс вдыхала чужую радость, слушала долетающую музыку и, исключительно по привычке, смазано проходилась магией по мыслям и эмоциям.
Тогда-то и поняла, что не все в жизни так ладно. Встрепенулась, наткнувшись на обрывок мыслей, и уже целенаправленно полезла в чужую голову. В растерянности проверила воспоминания и осведомленность парочки самых ярких личностей, а после уже не выдержала и прямо спросила у трактирщика – так ли это?
– Теперь мне должны крупную сумму, - усмехнулся себе в усы мужчина. Пояснил для ожидающего дракона. – Поспорили, как скоро ты обо всем узнаешь.
«Почему сразу не сказал?»
– А смысл? Ты же не хуже меня знаешь, что такое жизнь и с чем ее едят.
К чужим страданиям и смерти обсидиановая и впрямь относилась с большой долей цинизма. В конце концов тысячи жизней находят свой конец каждый день, и столько же приходит в мир. Чем человек отличается от тех же собак и лошадей? Такое же живое создание, которое растет, развивается, дает потомство, а потом «перегорает».
Морваракс знала, что по человеческим меркам Йохан считается крепким мужчиной, хоть и не молодым. Но почему-то подсознательно отказывалась принимать надвигающуюся к нему старость и смерть. Дракон была привязана к человеку и не желала, чтоб тот ушел, сколь бы доводов разума самой себе не выдвигала.
Трактирщик не собирался помирать в ближайшие дни, да и больным не выглядел. Однако «маленький и незначительный» инцидент, произошедший в отсутствие обсидиановой, заставил ту всерьез задуматься над новой проблемой.
Отодвинув все прочее на задний план, Морваракс начала поднимать старые связи и искать бессмертие.

«Впереди Лайнидор»
Отгорел закат и на землю опустились сумерки. Морваракс видела впереди город. Тот город, который любила и считала одним из самых симпатичных. Тот город, которые еще не приметили путники внизу.
Йохан по его собственным словам давно отошел от былого промысла и в новое путешествие после открытия таверны никогда не рвался. Дракону пришлось долго упрашивать старого друга на эту поездку, но в итоге последнее слово все равно осталось за ним. Трактирщик знал, что они ищут, но полагал, что то – дела, касающиеся исключительно Морваракс. Потому-то и сказал своему внезапному попутчику, что ищет легендарный скрытый источник для одной величественной госпожи.
Когда именно к Йохану прибился этот паренек, дракон не знала. Изначально она летела довольно низко, а вечерами устраивалась на ночлег рядом с человеком, проводя долгие вечера в молчании или за непринужденной беседой. Однако с приближением к селам или большим городам, ящер неизменно взмывала так высоко в небо, что ее не приметил бы и самый любопытный взор. Чернокрылых драконов не жалуют и к их спутникам относятся без симпатии.
Йохан был взрослым мужчиной, способным о себе позаботится. Потому Мор оставила его разбираться с так милыми ему человеческими делами, а сама разведывала дорогу. Проблемы конечно делают жизнь интереснее, но некоторые занозы лучше сразу извлекать. К последним, если честно, Морваракс относила и мальчишку. Убедившись, что тот о ней не знает, махнула на все крылом и стала теперь и ночами держаться подальше от путников, поддерживая с Йоханом телепатическую связь.
С пареньком бывший наемник кажется нашел язык и вроде бы даже пару раз давал ему уроки владения мечом или рассказывал о землях, по которым они проезжали. Мужчина ко всем человеческим щенкам испытывал отцовскую симпатию – Мор об этом знала, потому хоть и не одобряла, но проблемы в попутчике не видела. Тем более скорее всего детеныш (или не детеныш?) оставит их компанию в Лайнидоре.

– Лайнидор уже близко, - улыбаясь, обратился Йохан к своему спутнику. – Заметил, как эти земли отличаются от тех же гресских? В пустыне, если дорога нас туда выведет, будет еще хуже. Летом в пески даже кочевники не хотят выходить, все ближе к городам и воде держатся. Днем от тамошнего солнца заживо сгореть можно, а ночью места от холода не находишь. Ну да не будем гадать, может и не понесет нас туда, верно?
Верному коню местность не нравилась. Хотя как раз его в пустыню бы никто и не взял бы. По тем местам только на верблюде или на ездовом ящере ехать. Но животинка все равно фыркнула, как бы «поддерживая разговор» с людьми.

примечание

картинку на внешность Йохана так и не нашла; потому представляйте себе черноусого, черноволосого, коротко стриженного мужчину, которому в лучшем случае лет 50, крепкий телом, духом и в неизменно хорошем настроении.

+3

3

Едва успев устроиться с Веем в новом доме, Лила вскоре начала считать весь Лайнидор своими владениями. Тем более что ей не раз и не два доводилось бывать в этих местах. Самый стабильный из известных вампирессе порталов Альмарена одним концом выходил в ледяные пустоши, а другим в знойные и она с недавних пор в обеих чувствовала себя вполне комфортно. На Севере не было солнца, что традиционно считалось основным плюсом того сурового края. Но к этому плюсу следовало добавить зимние холода, опасных хищников и соседей, да ещё и отсутствие пищи, ведь сохранить жизнь рабов там было очень непросто.
Юг же может и казался негостеприимным по человеческим меркам, но для вампира здешние перепады температур и нехватка воды были сущей мелочью, а солнечные дни можно было пережидать в укрытии, как делали все местные обитатели. Последнее было особенно важно, ведь для хищника, охотящегося на разумных существ, самое главное не слишком выделяться из их общей массы.
В общем, Юг Амарилле нравился. Единственным недостатком здешнего образа жизни было то, что она не могла постоянно находиться рядом со своим вивенди. Иногда у Эста случались дела, выпадавшие, как правило, на вечер, и тогда вампирессе приходилось оставаться одной. Впрочем, она быстро приноровилась и использовала эти редкие часы для прогулок. Зачастую, поселившись в каком-то уже обжитом месте, люди полагаются на мнение уже живущих здесь сородичей. Узнают у них о самом необходимом и более совершенно не интересуются тем, что расположено вокруг.
Лила столкнулась с этим ещё при въезде в Лайнидор, спросив у купцов, что находится между двумя заинтересовавшими её холмами. Дорога проходила мимо них и, чтобы узнать об этом, достаточно было сойти с неё всего на пару минут, но каждый к кому она обращалась с вопросом только отрицательно качал головой. После этого вампиресса спрашивала ещё о двух или трёх приметных местах, но каждый раз получала одинаковые ответы. Там не было ничего важного и ценного для торговцев и потому они понятия не имели, что это такое.
Подобное отношение к собственному дому по-настоящему возмущало вампирессу. Как вообще можно жить и не знать, что находится у тебя на заднем дворе? Поэтому, не получив от жителей города интересующей её информации, Лила принялась собирать её самостоятельно, облетая окрестности и заглядывая в каждый заинтересовавший её уголок.
Среди её находок было несколько заброшенных хижин и кладбищ, небольшие деревеньки, водопои и шалаши пастухов, дикие фруктовые деревья, родники и мелкие речушки, выдутые ветрами углубления в скалах, пересыхающие озерца, забытые идолы и каменные круги, соляная пещера с тёплым источником, норы, гнёзда и берлоги всевозможной местной живности и какие-то уж совсем непонятные вещи, вроде параллельных борозд, прочерченных на склоне горы, будто великан пытался распахать его своим гигантским плугом.
По сравнению с почти необитаемыми Тёмными Землями, всё это казалось Амарилле настоящим богатством, уж точно не меньшим, а то и большим, чем перетекало из рук в руки на лайнидорских рынках. И сегодня Лила заметила не виденную ранее причудливую тёмную скалу. На первый взгляд ничего необычного в этом не было, камень и камень, вот только отчего-то он казался не просто нагретым солнцем, а горячим изнутри. Вампиресса в облике ворона спустилась ниже и ветер донёс до неё знакомый драконий запах. Вернее, запах был просто драконий – тёплые кожа и чешуя, да глубокое влажное дыхание. Лила могла похвастать знакомством с несколькими драконами, но всё же её обоняние было не настолько острым, чтобы безошибочно отличать уже знакомых по запаху.
Драконов возле Лайнидора вампиресса видела лишь однажды, когда сама привела их в эти места. Тогда они посещали одно подземное поселение, которое, как потом выяснилось, располагалось не так уж далеко от людского города. Поселение после того опустело и по сей день оставалось бесхозным, Лила проверяла. Но это произошло более десяти лет назад, и она была бы не она, если бы не потыкала клювом найденного ящера.
Приземлившись на почтительном расстоянии от него, вампиресса приняла свой обычный облик и, позвякивая множеством украшений и шурша блестящей тканью юбок, направилась в сторону дракона. Правда, при ближайшем рассмотрении дракона она не обнаружила. Большое видится на расстоянии, а с земли все скалы выглядели приблизительно одинаковыми. Потоптавшись вокруг и, наверное, уже раз пять пройдя мимо, но, так и не заметив того, что сумела углядеть с воздуха, Лила влезла на ближайшую возвышенность, чтобы ещё раз осмотреться сверху. Будь неладны эти драконы с их врождённой магией, иллюзиями и умением отводить глаза! Ведь она же точно кого-то здесь почувствовала и такая махина не могла просто так взять и исчезнуть. Или могла?.. Нет, вспышку портала, пусть даже очень аккуратного, Лила тоже непременно ощутила бы. Тогда оставалось только одно – искать дальше.

+3

4

Оставив людей разбираться с их людскими делами, Морваракс забралась повыше в небо, чтобы незамеченной миновать город. Местность обсидиановая знала скудно, хоть местные края ей и нравились. Если память не изменяла, то там – подальше от улиц и городских стен, будет вполне безлюдное место. Идеальное для решения вопросов.
Либо у Лайнидора не было своего покровителя-дракона, либо до поры до времени Мор везло на него не натыкаться. Она не исключала, что ее родня вполне может принять облик какой-либо малой расы и вести дела, скрывая свою природу. Возможно драконы мирно уживались в данном городе, и пока Морваракс не сделает что-нибудь эдакое (о чем будет стыдно потом вспоминать), ее будут игнорировать.
Но нельзя исключать того, что за время ее последнего визита здесь объявится кто-то достаточно могущественный, чтоб спросить с чешуйчатый сестры причину визита. Во многом эту мысль подогревали весенние события, когда обсидиан вмешалась в дела красного дракона, вознамерившегося поиграть с особой королевских кровей. Вот уж с кем она точно пересекаться не желала.
Поскольку сама она не могла менять облик, оставалось выбрать уединенное место для возможной беседы. Драконы, особенно старые, неведомым образом всегда знали, если границы их земель пересечет другой ящер. Потому Морваракс только и могла, что приземлиться и выждать с час или два. Если никто по ее душу не явится – чудесно. Явится – будет вести переговоры.
Вынужденное напряженное ожидание не радовало. Дракон неспешно бродила по местности, огибая скалы и периодически пригибаясь к земле, если ей казалось, что там скрывается нечто, достойное внимания.
Крылатые, что уж тут скрывать, были массивными созданиями. Вполне ожидаемо, если эта громадина будет заметной издалека и будет издавать кучу шума. Верно, но лишь наполовину. Следы-то от дракона оставались в любом случае, а вот производимый шум и описанный менестрелями грохот поступи – не всегда. То ли тут играло роль мастерство охоты (не на всякую добычу можно напасть с неба), то ли желание самого дракона выглядеть внушительно и устрашающе. Мор в данный момент этого не желала, и потому скользила тенью по окрестностям, дожидаясь, когда кто-нибудь придет.
В какой-то момент Морваракс показалось, что за ней наблюдают. Замерев обсидиановая выждала несколько мгновений, прислушиваясь к ощущениям и ночным звукам. Крылья? Ничего странного, хищные ночные птицы обитали везде. Оборотень-соглядатай? Просто некто любопытный, решивший посмотреть на ящера?
Вспыхнувшее было раздражение усиленно подавилось. Если здесь был слуга, то это оскорбительно. Мор не гигант, но взрослый дракон и ожидала, что сородичи будут иметь этот немаловажный факт ввиду. Изрыгать пламя на город за оскорбление, обсидиан не будет, но припомнит. Иное дело, если рядом с ней в ночной темноте бродит кто-то, заинтересованный во встрече из чистого любопытства. Любознательность дракон поощряла, особенно будучи в хорошем настроении. А тут еще и наметившиеся перспективы.
Должников в Лайнидоре практически не осталось. Те, что еще держались, ящер предпочла сохранить на пресловутое будущее. Сбор информации по легенде был целиком возложен на Йохана и его внезапного попутчика. Но если тут есть кто-то настолько внимательный, что углядел черного дракона в черном небе, то можно завязать разговор и склонить к сотрудничеству. Такие обычно много чего знают, а еще лучше у них выходит вызнавать нужное.
Обсидиановая пошла навстречу, как ей казалось. Но по итогу разминулась со своим собеседником, вынуждая и его искать дракона среди скал. Сказать кому – не поверят. Потерять дракона, потерять драконом! Смех да и только. Но на таких забавных случайностях по факту и выстроен весь мир. Что уж удивительного, что в какой-то момент дракон и девушка столкнулись почти нос к носу?
«А говорят, что мир огромен…», мысленно фыркнула Мор.
Знакомых вампиров у дракона было не так много. Тех, с кем у ящера сложились дружеские отношения, скрепленные взаимными услугами, и того меньше. Но именно рыжая охотница, с которой Морваракс была рада встретиться в любой момент, стояла перед ней сейчас.
«Доброй ночи, Амарилла. Не ожидала, что мы здесь встретимся»

+2

5

- О-о-о! – протянула Лила, воздев руки к небу, будто собралась помолиться на дракона, но эмоции от неё исходили отнюдь не религиозные.
Скорее вампиресса испытывала чувство, схожее с тем, что испытывают люди, когда обнимают давнего друга, и щедро делилась им со всеми окружающими, кто был способен воспринять эмоции напрямую. Впрочем, едва ли посреди выжженных летним солнцем холмов нашлось бы много таких созданий.
- Морваракс! Вот уж действительно неожиданность. Нет, я слышала, что ты отправилась путешествовать на Юг, но не думала, что сюда. Ведь тут мы уже были, причём не так уж давно.
Разговаривать, задирая голову, было не очень удобно. Да и Морваракс, наверное, трудно было наблюдать за тем, кто бегает у неё между лапами. Так что вампиресса осмотрелась по сторонам и, поправ все божественные законы, по которым телу положено падать вниз с наклонной поверхности, легко взобралась на почти отвесный уступ и уселась на его вершине, таким образом получив возможность видеть дракона почти на одном уровне.
- А я вот надумала переехать в Лайнидор, - Лила выразительно развела руками, мол, чего только не бывает на белом свете. – Хотела присмотреть себе кусок земли на новых территориях Анклава, но братец отнёсся к этому совершенно без энтузиазма, а я не стала уговаривать. Стала присматривать что-нибудь в горах, к тебе поближе и кое-кого там встретила. Знаешь, есть такие существа… они в ветер превращаться умеют? Вивенди называются. Вот, как раз одного из них и встретила, да. Ой, Морваракс, он такой замечательный! – улыбаясь самой счастливой и глупой из своих улыбок, стрекотала рыжая. – Мы уже, наверное, больше года вместе. Только холод он не очень хорошо переносит, вот я и вспомнила про это место. Про подземный город, где никого нет. Там и ему, и мне было бы удобно. В итоге всё пошло немного не так, но без этого у меня не бывает, сама знаешь. В общем и целом теперь я живу здесь. И даже в Анклав вернуться не могу, потому что там был переворот, братцев моих перебили и теперь на троне сидит какой-то пройдоха, - подытожила вампиресса, расправила юбки, подобрала под себя ноги и приготовилась слушать драконью историю. – А ты-то тут какими судьбами?

+4

6

У очень многих драконов, особенно «диких», начисто отсутствует такое понятие как «дружба». Делать что-то для кого-то и без надежды, что тебе ответят тем же или большим – слишком шаткий союз, ради которого глупо рисковать связями, целями и накопленными сокровищами.
Морваракс, однако, пришла к выводу, что друзья – это не всегда плохо. Надо просто очень вдумчиво подойти к их отбору. Правда оба друга «завелись» по своей инициативе, без каких-либо отборов. Складывалось впечатление, что ни первый, ни вторая не ставили перед собой изначально цели притереться к дракону, и потому в данном сложном деле преуспели.
Обсидиан слушала свежие вампирские новости и находила крайне занимательным тот факт, что ее обилие информации не раздражает. Ответить, правда, в такой же манере не могла. Но постаралась.
«Далеко на юге был открыт новый материк. Мне хотелось убедиться в подлинности этой информации»
Разумеется, летела она туда не просто удостовериться в подлинности куска суши. Любопытство, желание отхватить себе кусочек, но самое главное – разведка. Может ли новая земля вообще послужить интересам ящера или ее можно смело оставлять для малых рас, которым и целого мира мало. Изначально было много сомнений, и среди прочих – а точно ли там материк, а не очень крупный остров? В итоге, вызнать все секреты неизведанной земли получилось примерно так же, как узнать все тайны Альмарена.
«Там интересно, однако изучение требует более вдумчивого подхода. Что означает длительное отсутствие на своей земле, с последующими возможными результатами»
Короче говоря, как всякий повелитель неба, Морваракс тряслась за свою территорию: как бы там не поселился другой дракон или того пуще – не отхватил ее прекрасную во всех отношениях гору. Весьма сомнительно, что эльфы помашут такому ручками и скажут «тут занято». К слову, отношения с последними играли свою роль. Границы Арисфкя следовало оберегать. Что сделать сложновато, отсутствуя на посту.
«Отсутствовала меньше года. Этого хватило, чтобы появились дела, требующие всего моего внимания», посетовала чуть качнув головой.
«Сюда меня привели поиски особого «артефакта», а точнее источника бессмертия. Информация собиралась в спешке. В результате чего вычленить правду или достойное доверия направление для поисков сложно. Есть подозрение, что в Лайнидоре или его окрестностях найдется легенда или сказка, «обрывок карты», что приведет к искомому»
Вообще Мор отобрала пять историй. Три указывали в отдельные отдаленные точки на севере, и северо-западе. Две расходились в деталях, но их объединяло то, что упоминались места, весьма схожие с окрестностями Лайнидора. Одна дорожка уводила далеко вглубь пустыни, где «освященные пламенем Имира пески укрыли проклятые воды», вторая – в места не столь суровые. Но в отличие от первой оная словно «обрывалась». То ли для эффектности, то ли дорожку к чудной водице хотели усиленно забыть или затоптать.
Вставал очевидный вопрос: зачем дракону бессмертие? Ее род и так живет бесконечно долго: им не грозит старость, им не ведома немощь и болезни. Им благоволит сама суть мира. Иное дело, что кто-то из молодых мог бы возжелать полной неуязвимости, но Морваракс была взрослым драконом и уж на такую приманку не клюнула бы, справедливо полагая, что придется слишком много заплатить.
«Люди смертны», и ее проблема, что привязалась к человеку. Была, правда, еще одна причина. Но поскольку эта работа была весьма далека даже от теоретического завершения, дракон промолчала.

+3

7

Упоминание о Южном материке вампирессу не слишком заинтересовало. Любопытный факт, да и только. Амарилла панически боялась утонуть и крепко недолюбливала водную нежит, поэтому если в какое-то место нельзя было дойти пешком, то места этого для неё не существовало. А вот источник живой воды, это совсем другое дело. Убрав непослушные рыжие кудряшки за ухо, Лила задумчиво постучала коготками по колену. Да, люди смертны. Она знала это по себе. Собственно, потому больше и не была человеком.
К слову, те же люди верят, что от дракона можно получить бессмертие.  Одни считают, что для этого нужно его сердце, другие, что придётся искупаться в драконьей крови. Насчёт чудесных свойств драконьей крови Амарилла не сомневалась. Ей бы это точно помогло. А вот на людях могло и не сработать. Что же до сердца… Что ж, может и это правда. По крайней мере, тот, кто занял уголок в сердце Морваракс вполне вероятно сможет обрести вечную жизнь.
Но история об источнике выглядела куда более невероятно. В пустыне просто очень ценят воду, вот и сочиняют про неё разные легенды. С другой стороны, вода воде разница. В Тёмных Землях можно отыскать куски небесного льда, которые по своим свойствам даже драконью и демоническую кровь превосходят, а если их растопить, то тоже получается вода, а не кровь. Теоретически, если большой кусок такого льда оказался под землёй и растаял, то вполне мог образоваться живительный источник. Или тут дело в чём-то другом. Как бы то ни было, упоминание такой диковины подстёгивало любопытство.
- На Юге очень много сказок, - протянула она, взглянув в сторону сияющего магическими и факельными огнями города. – Увы, мне известны далеко не все… Но я точно знаю, кто тебе нужен! Подожди пару минут, я быстро.
Вторично начхав на божественные законы, по котором падающее с большой высоты тело должно разбиваться, вампиресса спрыгнула со своего уступчика на песок и исчезла в портале, в то же самое мгновение появившись за одним из складов на городском рынке. Подняв верхнюю юбку, Лила накинула её на голову и закрыла лицо. Ушло несколько более пары минут, чтобы отыскать в лабиринте магазинчиков и лавчонок нужного человека, но если вампиру что-то нужно, это у него обязательно будет.
В одном из крайних рядов рынка под соломенным навесом дремал старец и несколько беспризорных мальчишек. Амарилла подошла к ним и, склонившись над бродягой, осторожно тонула его за плечо.
- Простите, ата, - старик повернулся и открыл затянутые сизой пеленой глаза. – К нам в дом приехала гостья издалека. После дальней дороги и множества впечатлений ночью не спится и мы хотели бы послушать ваши сказки.
- Девочка моя, - старик нравоучительно поднял вверх палец. – Я не рассказываю сказок. Все мои истории чистейшая правда. Но ты уверена, что прекрасным пери вроде вас нужен белобородый аксакал? Возьми кого-нибудь из моих учеников. Я дам ему свой плащ и твой строгий отец или братья не будут возражать, да и развлечь он вас сможет не только сказками.
- Нет, ата, - тихо рассмеявшись, Лила спряталась от заинтересованных взглядов за краешком юбки. – У меня есть муж. Не в обиду вашим ученикам, но для меня лучше него никого нет. А моя подруга весьма любознательна, действительно, предпочтёт сказкам реальные истории. Нам нужны именно вы. Но если вы устали и пара золотых вам ни к чему, то я не стану настаивать.
Упоминание о деньгах, тем более, о золоте, заставило аксакала задуматься и вскоре он ласково накрыл Лилину руку своей заскорузлой, морщинистой ладонью. Он погладил прохладные пальцы Амариллы и вдумчиво покивал.
- Я очень стар и сон нынче посещает меня всё реже. Наверное, оттого, что мои глаза и так постоянно видят лишь тьму. Но тебе, кажется, не спится по иной причине… - Повисла томительная пауза, но потом сказочник будто на что-то решился: - Хорошо, я постараюсь скрасить вечер тебе и твоей подруге.
- Замечательно, - обрадовалась вампиресса. – Идёмте, здесь недалеко. А утром я приведу вас обратно.
Она сделала небольшой крюк, завела слепца в первую тёмную подворотню, открыла портал и вот они оба уже стояли перед Морваракс. Сказочник невидяще покрутил головой, явно почувствовав, что они оказались вне города, но ничего не сказал. А Лила тем временем извлекла прямо из воздуха небольшой коврик, пару подушек, бурдючок с вином, стакан, вазочку с фруктами и несколько лепёшек. Разумеется, всё это было не создано на пустом месте, а просто перемещено из собственного дома. Просто вампиресса рассудила, что под винцо, да на сытый желудок сказки пойдут лучше, вот и постаралась. Усадила старца на расстеленный ковёр, налила ему вина и только после этого начала разговор.
- Это рассказчик Бейнар, он знает всё про Лайнидор и Золотую пустыню, а может и про весь Альмарен.
- Именно так, - заметно было, что лесть пришлась по душе бродяге. – Я много странствовал, начиная от зачарованных эльфийских лесов и до далёких берегов кипящего моря. Видел ифритов, драконов и демонов. И даже прекрасную и чистую Играсиль, но мои глаза не выдержали такого восхитительного зрелища и с тех пор более мне не служат. Впрочем, память моя по-прежнему крепка и я могу поведать вам обо всём, чего душе угодно.

+2

8

Дракон проводила исчезающую вампиршу слегка удивленным взглядом. Амарилла казалась настолько легкой на подъем и принятие решений, что практически являла собой полную противоположность драконьей расе. Нужно найти человека? Сейчас найдем. Нужно отправиться в дорогу? Вперед! Может оно и не совсем так, но весьма к тому близко.
Обсидиан выбрала место почище и устроилась поудобнее, предполагая, что придется долго ждать. Вытянула задние лапы, как кошка, скрестила передние, прижала крылья и отвернулась к небу. Лайнидор – город большой, найти нужного человека, даже если знаешь кого искать, не легко. Так полагала ящер, для которой все эти поиски почти всегда равнялись копанию в муравейнике.
В отличие от дракона, рыжая проблем не испытывала, в скором времени вернувшись с тем, кто был нужен. Морваракс склонила голову, разглядывая мужчину, пока Лила обеспечивала удобства для себя и сказителя, а сам незрячий пытался угадать, куда его занесло. Скорее всего охотница не сказала куда и к кому его поведет, но если старика это и волновало, то в сравнительно незначительной степени.
Обсидиана немного волновал возраст человека. Доживая до таких лет люди иной раз терялись в воспоминаниях, путая их с собственными желаниями и домыслами. Быстрый взгляд на Амариллу, мол, ты уверена, что его слову можно доверять? С другой стороны, надо же с чего-то начинать.
«Доброй ночи», приветствовала человека дракон. «Телепатия – единственная доступная мне форма речи. Прошу понять»
Видимо мужчина действительно повидал в жизни разное. Кроме естественного сопротивления ментальному воздействию, большего Морваракс не почувствовала. Некоторые колдуны отдают предпочтение телепатии, чтоб скрыть свою личность и в дальнейшем их не узнали по голову. У иных же просто нет выбора, может маг языка лишился или вовсе нем от рождения? Как дракон отметила, собеседник обычно чувствовал себя увереннее, когда принимал за правду последний вариант. Здесь же… Бейнар просто кивнул, не испытывая желания, даже мимолетного, влезть в дела собеседника.
Амарилла просила слепого поведать историю, бродяга был готов поделиться знаниями со слушателями, оставалось только направить в нужное русло.
«Интересует то, что так соблазнительно для любого человека. Бессмертие. Неограниченная сила. Вечная молодость. Боги не дали ничего из этого человеку. Но позволили искать. Говорят, что кто-то находит»
Иронично, но вампиризм идеально накладывался на все три «вечных соблазна». Желающих быть проклятым не-мертвым, однако, было не так много. Страдать от Жажды, избегать солнечного света, скрываться в обществе, учиться мастерски лукавить и хитрить – слишком высока цена, считали некоторые и продолжали искать более «правильные» пути. Но платить приходится за все. Просто иногда с тебя спрашивают не сразу.
Однако, герой рассказа был твердо уверен, что готов заплатить любую цену.
Будучи младшим сыном в семье, пареньку вечно доставалась работа, которая никак не могла отличить его среди братьев. Разве можно стать великим воином или мудрым сказителем, если только и делаешь, что по дому помогаешь, да за скотиной следишь?
Молодость горяча и порывиста. Истинные ценности становятся видны и понятны только с возрастом. Юноша мог понять свое место в этом мире, мог осознать, что приключения – это не только слава, но и горечь для семьи. Но эту возможность у него искусно выкрал хитрый демон.
Выглядел он человеком, но в черных глазах жили звезды, а тень-блудница возвращалась на должное место только с заходом солнца. Демон долго наблюдал за городом, семьями и их делами, а потом повадился забирать себе все, что приглянется. От красивой девушки, до последнего куска хлеба у бедняка. Не обошел стороной и юношу. Похлопал старую, но любимую верблюдицу по шее и поманил за собой.
Мальчик сначала словом призывал остановиться, а потом силой хотел вернуть любимицу. Но куда же ему с демоном тягаться? Бьет, что есть силы, а демон лишь смеется и отталкивает его как щенка. На помощь парнишка никого звать не стал, ибо сначала верил, что справиться, а потом стыдно стало. Наигрался демон, отшвырнул мальчишку и со смехом сказал, что тому и Боги не помогут.
Отец с братьями рассудили, что демон так играет и пусть его. Всем ведь известно, что пустыня позовет свое дитя обратно и тот уйдет, оставив сворованное людям. Такова суть пустынных демонов – они не могут ничем владеть, но страстно этого желают, вот и тешат себя весной да осенью, выходя к людям.
Но юноша был против. Это что же, каждый год теперь сына пустыни терпеть? Должна и на него управа сыскаться. Сказал так и стал собираться: если демон не желает слышать, то пусть услышит его мать – пустыня, и устыдит свое дитя.
Долго он блуждал по пескам. Духи и демоны упрашивали не гневить Мать, молили повернуть назад. Но человек не сдался, продолжал идти – прямо в золотое сердце. И дошел. Увязая в песке и страдая от жажды, внезапно юноша увидел двух прекрасных женщин – похожих, но таких разных. Одна протянула руку и помогла ему встать, вторая подала кувшин с чистейшей водой.
То были Мать демонов и прекрасная Играсиль. Наблюдали они давно за юношей и так впечатлялись его решимостью, что решили спасти от верной гибели. Спасти, но не наказать демона. Боги ничего не делают за человека. Мать молвила, что если он сможет победить ее сына в честном бою, тогда она призовет его к себе и не отпустит вновь к людям целую тысячу лет. Играсиль шепнула, что может помочь, ведь чтоб сравняться умением и силой с демоном, надо и самому таковым стать.
Юноша сказал, что готов на все, готов стать кем угодно, лишь бы доказать, что и человек может быть равен демону. Мать рассмеялась и исчезла с порывом ветра. Играсиль же уронила одну единственную слезу, что обожгла мальчишку и убрала с него оковы смертности.
Богиня шутит, подумал мальчик, ведь она дала ему возможность жить бесконечно долго, но не превратила в монстра. Судьба ее дара была в его руках.
Шли годы, юноша стал мужчиной, стал могучим воином и искусным магом. Вернулся в родной город и вызвал демона на бой. Тот смеялся, но быстро сник: ни уловки, ни чары, ни сладкие слова не помогали ему сразить воина-человека. Как только он признал поражение, то тут же услышал зов пустыни. Мать сдержала слово. Но долгожданная победа не принесла радости и облегчения воину.
Обернулся он и понял, что нет у него ничего, чем можно было бы дорожить. Отец давно умер, братья женились, но теперь даже внуков их на свете не сыскать. Что делать человеку, у которого ничего и никого нет? Забрать у других, решил было человек, и ужаснулся своим мыслям. Чем он тогда будет отличаться от демона, которого только что прогнал?
Страх и одиночество сковали его, воззвал он к Играсиль, моля забрать свой страшный дар. Просил не позволить ему стать тем, кого он ненавидел все эти годы. Но Богиня смотрела строго: божественный дар – не козья шкура, которую можно бросить в любой момент, и если взял, то несли до конца. Но жена Имира не могла просто бросить глупое дитя. Взяв за руку она увела его туда, где золото песков сталкивается с зеленью лесов, и наказала возвести великое святилище.
Когда же оное было готово, Богиня уронила еще одну слезу. Упав в фонтан, та наполнила его до краев. Подошла Играсиль к воину и волей своей обратила его в живую статую столь огромную, сколь велико было тщеславие мужчины. Она оставила свой дар для тех, кто ищет. Но только избранный сможет его коснуться и принять. Всех прочих воину надлежало изгонять из святилища: она подарила ему возможность спасти неразумных от собственных ошибок.
Тысяча лет минула с тех пор. Святилище погрузилось в землю. В фонтане сверкает первозданной чистотой слеза Богини. А воин все так же стоит на посту, наедине только лишь с собой.

+3

9

Почувствовав сомнения дракона, Амарилла пожала плечами, мол, с людьми вообще никогда ни в чём нельзя быть уверенной, но этот сказочник точно один из лучших в Лайнидоре. Она стянула на песок плоскую подушку и устроилась рядом с дервишем, положив подбородок на согнутые колени. Лила обожала истории о приключениях. Переживать их в собственной голове гораздо безопаснее чем в реальности, в которой вампиресса предпочитала предаваться занятием гораздо менее эпичным и более приятным.
Старик говорил, а перед мысленным взором рыжей вампирессы разворачивалось целое действо из прошлого. Упорство паренька, решившего навалять демону, вызывало уважение, но с целью он определённо прогадал. Превзойти одного конкретного противника может и непросто, но всё же вполне реально, а для бессмертного существа цели нужно ставить невыполнимые. Вот эльфы ищут совершенства, вампиры пытаются насытиться кровью и страстью, оборотни влюблены в луну, личи одержимы знанием и силой, драконы своими сокровищами, айрес стремлением в небо. И у всех остальных что-нибудь такое непременно есть, а бессмертный человек оказался слишком беден воображением, оттого и затосковал о смерти.
Надо было развить мысль с демоном и начать искать справедливость. Тогда бы он точно жил по сей день, потому что обозначенного этим словом явления в природе не существует, равно как вечной красоты или абсолютной истины. Жаль, что на своём слишком длинном земном пути он не встретил ни одного вампира. Уж эти-то практичные создания обязательно научили бы бедолагу уму-разуму. Вот Лила уже в процессе повествования начала припоминать, где песок сходится с лесом, но увы, ничего подходящего в голову не шло.
Если смотреть на карту, то жёлтое пятно пустыни с трёх сторон окружено зеленью и с четвёртой океаном, но вампиресса побывала практически везде и собственными глазами видела, что основная часть этой зелени луга и степи. К тому же, источник жизни наверняка окружён не просто рощицей финиковых пальм. В таком чудесном месте и деревья должны быть замечательные. Может быть, что-то вроде живых арисфейских дворцов и крепостей, за пару месяцев вырастающих из семечка, или просто какая-то роскошная священная роща. Ведь там хранится не какое-то хухры-мухры, а дар от самой богини жизни.
С другой стороны, за века лес мог и исчезнуть. Магическая роща, конечно, уцелела бы, но она может быть совсем небольшой. Тогда имеет смысл поискать возле Сарамвея и Эмилькона. Деревья там есть, это точно. Но и людей навалом, так что источник магической, да и не только, силы уже давно обнаружили бы. Если уж где и стоит попытать счастья, то только в местах относительно необитаемых.
Лила плеснула рассказчику ещё вина и, пользуясь возможностью общаться мысленно и не мешать его повествованию, обратилась к Морваракс:
- К юго-востоку от Лайнидора прямо в песках есть непересыхающее озеро. Я его ещё не видела, но говорят, места там необыкновенные. И очень опасные. Про лес ничего не знаю. Вроде бы, джунгли Долины Алькоата так и не смогли дотянуться к этому месту, сколько ни пытались. И там никто не живёт, потому что вода в озере очень солёная. Слёзы ведь солёные, правда?.. И у богини тоже.

Отредактировано Амарилла (21-07-2019 05:55:00)

+4

10

Не в укор рассказчику, но слушательницы больше вникали не в красоту повествования, и даже не в мораль, которая есть в абсолютно любой истории. Что вампир, что дракон со свойственной практичностью начали разбирать каждую деталь на составляющие, сопоставлять с миром настоящим и прикидывать, где может быть искомое место.
Однако, как это опять же бывает с рассказами давно минувших дней, четкого описания не давалось. Путешествуя по миру, дракон много чего повидала, но вот чтоб зеленые леса соприкасались с песками – такого она не помнила. Определенно местность поменялась за прошедшие тысячелетия. Может зелень поглотила те места, а может и напротив. Последнее более вероятно, поскольку пустыня, словно будучи живым и ненасытным существом, мало помалу расширялась, откусывая понемногу от своих зеленых соседей.
Сама Морваракс склонялась к мысли о плоскогорье Золотого Ветра, поскольку самую пышную и неприступную зелень привыкла видеть в Арисфее. Но во-первых: эльфы не дураки, обнаружив в близости от своих границ «реликвию» Играсиль, непременно бы о ней позаботились. Идти против своих союзников не разумно, против соседей – тем более, ей еще жить рядом с ними. Во-вторых: не было ни малейшего намека, что фонтан с проклятой водой действительно там. С равным успехом Богиня с несчастным глупцом могли возвести святилище в любой стороне.
Не исключено, что эти поиски окажутся более… кропотливыми. Но с чего-то начинать надо.
«Слёзы могут быть символом. Чистоты, святости или светлой стороны»
Как-то в историях со всевозможными Богами, демонами, айрэс и прочими «известными» источниками всяких чудес фигурировали либо слезы, либо кровь. Во всяком случае, Морваракс не слышала про святую желчь или проклятую слюну. Видимо у смертных было очень нежное чувство прекрасного.
Но так же может быть, что источник не зря «произошел от слезы». Тогда упомянутое Амариллой место еще больше напрашивается на посещение. Хотя, их ведь никто не гонит туда прямо сейчас. Возможно, у сказителя найдется еще история или не одна про подобные чудеса.
Поблагодарив за рассказ и напросившись на еще одну историю, Мор все же спросила у рыжей охотницы:
«Как далеко находится озеро?»
Крылья и отсутствие в этих землях ревнивого хозяина-дракона позволяли Морваракс разведать путь и подозрительное место. С другой стороны ей очень не хотелось все делать одной. Она же брала трактирщика в это путешествие с конкретной целью. Было бы обидно его как собаку подтащить уже к готовенькому, плюсом это перечеркнула бы планы ящера, а этого она не любила.

+2

11

- На резвом варрене дней пять пути. Может, семь. В здешних краях очень многое зависит от погоды. Пыльные бури запросто могут увеличить этот срок вдвое. А на крыльях, пожалуй, около суток выйдет, - прикинула Лила.
Сама она добиралась до Южного портала за три ночи, стало быть, до озера едва ли уйдёт больше, чем половина этого времени. А ведь ночи в пустыне гораздо короче северных. Другой вопрос, что без хорошего проводника эти сутки могут превратиться в месяц, а то и не один. Пески, как и морские волны, опасны тем, что уверенным тут можно быть только в одном – если постоянно двигаться в выбранном направлении, то рано или поздно упрёшься в их край. Берега есть у всего, даже у простирающихся до горизонта барханов. Но вот найти в их однообразной череде какую-то конкретную вещь бывает очень и очень непросто. В пустыне слишком мало ориентиров и, отклонившись от маршрута на пару градусов, в конце пути рискуешь оказаться совсем не в том месте, на которое рассчитывал.
А Бейнар тем временем продолжал своё повествование. На этот раз речь пошла о другом бессмертии, о похищенном. Чтобы получить его, нужно было испить из украденной у Имира чаши. Похитили её, разумеется, опять демоны. У человеков ведь всегда так, что бы где ни случилось, это демоны виноваты. И Рилдир, это всё он им приказывает. Где искать сию реликвию, к сожалению, никому сейчас было неведомо, но легенда гласила, что тем, кто сердцем чист, это обязательно удастся. И, естественно, далее следовал рассказ об одном таком соискателе. Он нашёл чашу и испил из неё, но сердце его оказалось недостаточно чистым и в итоге, обретя бессмертие, он обратился в чудовище.
- О, а эту сказку я знаю, - улыбнулась вампиресса. – Она про меня. Ну, про весь наш род, я хотела сказать. У вампиров есть похожая байка о том, как появляются "необращённые", такие вампиры, которым проклятие даровано самим божеством. Только эту чашу у нас называют купелью. И, к слову, первые демоны тоже вышли из неё. А потом ещё купались там повторно, чтобы обрести силу управлять магией крови и получить возможность плодиться… Как это говорят?.. Естественным путём. Без божественного вмешательства, вот.
Если сердце чистое, то проклятие становится даром и его можно использовать на благо, а если не очень, то получаются чудовища. Такие, как я,
- она улыбнулась ещё шире, демонстрируя небольшие, но острые клыки. – И вот что я тебе скажу, Морваракс, людей с достаточно чистым сердцем в природе не существует.
Другая легенда гласит, что можно продлить своё существование, забрав чужую душу. Некромаги иногда делают так. Приносят жертву и превращаются в нежить. Правда, срабатывает это далеко не всегда. А оборотни для тех же целей сживаются со звериной душой. Но если я правильно поняла, зачем тебе бессмертие, то такое для этих целей не подойдёт.
– Лила задумчиво потёрла подбородок и добавила уже вслух: - Дедушка, а расскажите про письмена Шаанати.
Старик взглянул на неё своими невидящими блёклыми глазами и задумчиво качнул головой.
- Это не бессмертие, не дар богов, это наука. На что она юным красавицам?
Зажав рот ладошками, Амарилла с трудом сдержала беззвучное хихиканье. Нет, то, что они красавицы, это бесспорно. Хотя насчёт юности сказочник явно погорячился. А хотя… тут многое зависит от того, с чем сравнивать.
- Для несведущих наука ничем не отличается от волшебства, - отсмеявшись, возразила она. – А для меня, уж тем более.
- Хм… в Лайнидоре и Сарамвее с давних пор существуют школы, где можно обучиться грамоте. Когда-то и я посещал одну из таких. Помимо всего прочего, там учат тому, что все ныне существующие языки произошли от общего корня. Его величают "языком творения" и принято считать, что сделанные на нём надписи и произнесённые слова имеют необычайную силу. Отсюда появилась теория, что если написать на человеке, что он бессмертен, он действительно таковым станет. Но пока все попытки составить подобную надпись не привели к желаемым результатам. – Бейнар выпрямился, сдвинул в сторону длинную бороду и продемонстрировал поблёкшую и расплывшуюся татуировку на впалой груди: - Многие из нас пытались проделать это. Иным удавалось продлить жизнь довольно существенно, но избавиться от болезней и старения полностью не удавалось ещё никому, так что тут мне нечего вам рассказать.

+3

12

Приоткрытая пасть как имитация улыбки, негромкое рокотание, схожее с мурлыканьем кошки. Морваракс была довольна уже полученной информацией и сочла важным это не скрывать.
Что может быть легче, чем найти озеро в пустыне? Жестоко, но поиски обещали быть трудными, сопряженными с множеством опасностей. Возможно, будь дракон одна, это облегчило бы дело. Но она упорно тащила на эту дорожку своего друга-человека. Хотя по большому счету наличие человека в отряде усложняла жизнь менее ожидаемого. Даже дракону в пустыне будет нелегко отыскать ориентиры. Уж сколько раз Морваракс рыскала среди барханов и каждый раз эта земля прятала что-то новое, опасное или просто странное.
Бескрайнее сухое море тайн и загадок.
«С чистым сердцем не существует не только людей», согласилась дракон на слова Амариллы.
Долголетие оборотней и купель проклятых ей были не нужны. Интересные, конечно, моменты, но совершенно не вписывающиеся в планы обсидиановой. К тому же эта история и вовсе не указывала на возможность отыскать реликвию. Крылатая запомнила сказание, как и примечания рыжеволосой, но сомневалась, что пойдет по этому следу.
«Интересный момент. Почему обретение бессмертия всегда сопряжено с риском стать монстром? Возможно, что и эта легенда, и предыдущая есть отражения одной сути. Сотворения вампиров и демонов»
Если это так, то поиски Морваракс обречены на провал. Ей хотелось внести скромные дополнения в летопись человека, сделать его более… соответствующим ее миру. Но в то же время Мор не собиралась в корне менять сущность трактирщика.
Сама вероятность провала была более чем высока. Это раздражало. Но пока она не упрется рогом в неприступную стену, обсидиан не остановится.
Самым интересным оказался «научный» момент – письмена, столь тесно связанные с магией, что могли переписывать реальность. Пусть и в очень малом объеме, практически неощутимо, но могли. Именно это и заставило Мор подобраться и улыбнуться. Легенды – это хорошо и забавно, но вот такая наука ей была ближе и понятнее. Здесь хотя бы не нужно было ломать голову над очередной заковыристой фразой и гадать – это указание пути, словоблудие автора или хитро вплетенная в повествование ловушка.
«Очень интересно», в бесцветной речи проскальзывали нотки радости и желания обладать сокрытыми знаниями. Наверняка она не единственный дракон, кто клюнул на столь соблазнительную наживку. Сокровища и сила – вот то, к чему стремились все чешуйчатые. Морваракс не тешила себя наивными надеждами, что именно она откроет заветное слово. Обучение или торг с уже познавшим будут долгими.
Этим она непременно займется. Это просто идеально вписывается в одну ее запланированную работу. Но сначала легенды… и бессмертие.
«Начну с озера. Не желаешь присоединиться к небольшой вылазке и поруганию красивой сказки суровыми реалиями бытия?»
Разумеется, сейчас на крыло она не поднимется. У нее был долгий и муторный дневной перелет. Небольшая охота и отдых придутся весьма кстати. Днем можно будет отоспаться, найдя себе укромное убежище среди скал, или попытаться найти проводника. А ночью уже выдвинуться на поиски. Но все это, разумеется, если Амарилла решит составить компанию. В противном дракон могла выйти уже утром – ей-то местный жар никакого неудобства не доставлял. Хотя вопрос проводника оставался открытым.

+2

13

- Подарочки от Рилдира всегда с подвохом, - Лила любовно погладила пальчиками рунные кандалы. – Отчего так у остальных, это я даже не знаю… Ну, может потому что за всё приходится платить. Или когда собираешься что-то серьёзно менять, всегда есть риск, что перемены пойдут совсем не в ту сторону. Кто ж их разберёт, богов этих. Тем более, не своих. – Она присмотрелась к части узора на груди старика и задумчиво потёрла переносицу: - Мне уже и раньше доводилось слышать про эти письмена. Думаю, это что-то из традиции местной рунной магии. Они дают не совсем тот эффект, которого хотели бы люди, но то, чего не знают люди, могут знать другие народы. Рунная магия более всего развита у гномов. Они, можно сказать, соседи вампирам в плане места проживания. Ближе там только орки. Сейчас мы почти не общаемся, молодняк только если соседей донимает иногда. Подгорный народец не шибко расположен к нежити и упёрт сверх меры. Должно быть, дело в том, что в былые века кровушки было пролито ой как много. И с той, и с другой стороны.
Но ещё в Тёмной Империи, вернее уже во время войны, ставшей причиной её падения, я знавала одного кузнеца из этого народа. Он был изгнан своими за изучение тёмной магии и служил костяному трону, а потом переметнулся на нашу сторону и, кажется, в итоге поселился где-то в Орде. Да, такие вот чудеса – гном среди орков. Так вот, он отменно зачаровывал оружие, но не только Тьмой. Там и огненное было, и с другими эффектами. То есть, помимо Тьмы он знал и руны.
Дядька был не шибко разговорчивый, но иногда он рассказывал что-нибудь о Хенеранге. И от него я знаю, что почти у каждого гномьего клана есть свои родовые магические секреты. Даже такие, которые влияют на течение времени. Но ведь уже давным-давно доказано, что это невозможно, так что речь могла идти о сохранении молодости или чём-то подобном. Может у них и рецепт бессмертия есть, мало ли. В общем, если тут не найдёшь, можешь поискать пути к коротышкам. Только поосторожнее там, а то они так и норовят воткнуть свой топор во всё, что шевелится.

Ни для кого не секрет, как Амарилла любопытна, так что возможность прогуляться её очень даже заинтересовала. С одной стороны, знать местность, где ты живёшь, не только интересно, но и важно, ведь мало ли, что может понадобиться. Но с другой, прогулка обещала быть довольно продолжительной и оставлять своего вивенди так надолго вампирессе не слишком-то хотелось. Можно было напроситься на прогулку вместе с ним, но тогда им, скорее всего, будет не до легенд и не до чего вообще кроме, разумеется, друг друга.
- Хочу… но давай, я сначала отведу дедушку обратно и поговорю с Веем, - так ни на что и не решившись, предложила она. – Мы посоветуемся и, если моё отсутствие не нарушит никаких планов, то я с удовольствием отправлюсь с тобой. – Она поднялась и оправила юбки: - Прости, что не могу дать ответ сразу, но я теперь дама семейная. – Лила развела руками. – Постараюсь как можно скорее прислать тебе вестника, чтобы не томить неведением.

Отредактировано Амарилла (30-07-2019 15:30:05)

+4

14

Дракон едва заметно кивнула, выражая согласие обождать пока Амарилла решает возникшие вопросы. Рыжеволосая не-мертвая женщина помогает старику подняться и уводит в открытый порт. Обсидиан хмурится и смотрит в ночное небо. Все сделано правильно, все сделано с минимумом ошибок. Она прилетела сюда да информацией, она ее получила. Но почему-то после ухода вампира и человека на душе остался осадок, будто дракон упустила из внимания очень важную деталь.
Потянувшись ментально к своему другу, Морваракс узнала, что тот вместе с молодым попутчиком остановились в меру гостеприимном (если не считать цен) заведении, где было полно усталых путников, отчаянных авантюристов и любопытных искателей. То, что с человеком все в порядке, немного успокоило дракона. О результатах своей беседы со старой подругой ничего не сказала, но намекнула, что дальше не худо было бы отстранить любопытного ребенка от поисков.
Морваракс была готова делиться только в том случае если ей это было выгодно. Что ей мог предложить молодой человек, который мало того, что толком не знал жизни, так еще и не представлял, что он от оной хочет? Ничего. Ничего ценного. Даже склони он колено и поклянись, что и он и все его потомки будут верой и правдой служить дракону, она бы отказалась. Чаши весов были не на его стороне.
«Если с поисками не сложится, хотела бы попросить об одной услуге. Или, если это ближе, нанять тебя для работы, в которой ты ориентируешься с достойным мастерством. Два года назад одна из химер… потеряла важную составляющую. Тело полностью цело и в данный момент заморожено для сохранности. Требуется «починка». Не сейчас, но в любой удобный момент»
Почему Морваракс вспомнила о сломанной игрушке именно сейчас? Может общение с той, кто их дарила тому поспособствовало. Может дракон решила отвлечься от неприятных мыслей, утверждающих, что в своих поисках успеха она не добьется.
«Хм… А единственный ли это выход?..»
Она желала оставить человека таким, каким он был сейчас. Замедлить или вовсе остановиться влияние времени на его тело и разум. Но, исходя из сказок и легенд, такого сладкого рецепта в мире не существовало. Мало-помалу бессмертие накладывало отпечаток и меняло получившего его, притом не в лучшую сторону. Может быть Мор заходит не с той стороны к данной проблеме?
Поспешность никогда и никому не давала благих результатов. Дракон именно спешит, поскольку не знает, сколько еще отпущено человеку. Эта раса такая… хрупкая. Одно неудачное падение с лошади может сделать из них беспомощных коллег. Мир же тем временем полон куда более страшными испытаниями. Йохан наверняка не рад, что чешуйчатая носится с ним как с немощным. Но его мнение дракон в этот раз в расчет не брала.
«Не остановлюсь. Но на всякий случай…»
На всякий случай можно задействовать запасной план. Работа над этими созданиями велась неспешно и обстоятельно. Переходить от теории к практике и опытам на людях было рано. Но если другого выхода не будет, то можно сосредоточить внимание на этом деле. Самое забавное, что даже здесь дракону было не обойтись без некроманта или его знаний, касающихся души и его удержания на земле.

+3

15

Вернув Бейнара к его ученикам-беспризорникам и одарив обещанной монеткой вампиресса вернулась домой и пересказала Вею события сегодняшнего вечера, а потом ещё долго уговаривала его отпустить её прогуляться с Морваракс прекрасно известным всем женщинам способом. Не то чтобы вивенди сильно возражал против прогулки своей рыжей безобразницы, просто ей очень уж понравилось уговаривать.
Помимо предположительного местонахождения источника вечной жизни этой ночью Амарилла сделала ещё одно открытие. Оказывается, она могла слышать мысленную речь Морваракс на довольно приличном расстоянии. Большинство вампиров, так или иначе, способны к телепатии и могут даже вложить собственные мысли в слабый разум, но, как правило, всё это происходит только если носитель этого разума находится в прямой видимости.
Редкий раз уже пойманной марионеткой можно управлять издалека, но это сложно и хлопотно, не говоря уж о том, чтобы вести беседы на таком расстоянии. У Амариллы подобное получалось только с Сифом. С тем вообще расстояние особой роли не играло, но между птенцом и обратившим его вампиром всегда присутствует особая связь, так что ничего удивительного в этом не было. Обмениваться мыслями с другими вампирами Лиле давалось гораздо сложнее и такое общение на расстоянии требовало немалой отдачи и опыта. С Морваракс же всё получалось так просто и естественно, будто вампиресса вообще не прилагала к тому усилий.
В конце концов, она решила, что так оно и есть, внезапно обострившиеся способности к мыслеречи просто часть драконьей магии и перестала об этом думать. Сообщив о том, что готова присоединиться к походу за бессмертием, вампиресса с радостью согласилась и исправить сломанную химеру. Вот только заняться этим получится не раньше осени, а то и весны. В два счёта тут не обернёшься, надо было выбрать подходящее время. И дело даже не в самом ритуале, на который вполне хватило бы нескольких ночных часов, но если у химеры чего-то не хватает, это нужно будет ещё найти или сделать, на что тоже потребуется время. И кто знает, в какой срок всё это в итоге выльется.
Обычно перед дальней дорогой путешественники собирают вещи и отдыхают, готовясь к тяготам пути. Вампиресса же наоборот провела следующий день очень бурно и насыщенно. Амарилла терпеть не могла спать. В силу своей природы на настоящий отдых она способна не была. Вампирье забытьё только называется похоже, но на самом деле ничего общего со сном живых существ не имеет. Это отвратительное состояние, похожее на маленькую смерть, или того хуже, на паралич, когда всё чувствуешь и понимаешь, но не в силах даже приподнять ресницы.
К счастью, Лила уже достаточно долго носила своё проклятье и научилась справляться с парализующим действием солнца, но всё равно терпеть не могла валяться в беспамятстве, потому всегда находила, чем заняться. Занималась она, разумеется, в основном Эстом. А помимо того собрала кое-какие полезные мелочи и подыскала закрытую одежду, от которой уже совершенно успела отвыкнуть.
После заката немного растрёпанная и исключительно довольная вампиресса вновь появилась перед драконом. Как обычно налегке, хотя по сравнению со вчерашней встречей, вещей у неё явно прибавилось.
- Проводника, увы, найти не удалось, - с сожалением поведала она. – Не сезон сейчас, говорят, для дальних путешествий. Зато в лавке возле школы следопытов продают неплохие карты. – Лила развернула  отпечатанный на плотной травяной бумаге рисунок, на котором довольно подробно были изображены окрестности Лайнидора, включая плоскогорье Золотого ветра и изрядный кусок пустыни, и ткнула пальцем в изображение чего-то, очень напоминающего факел. – Вот самая дальняя точка, куда я забиралась, - «огненные фонтаны». Очень странное, но по-своему интересное явление. Туда можем махнуть телепортом, а солёное озеро должно быть за ним. Где-то ещё столько же вглубь пустыни через вот этот оазис. – Пальчик прочертил упомянутую прямую и остановился у края карты: - Вот здесь, вроде. Не то чтоб очень точное местоположение, но это лучшее, что удалось раздобыть. А на месте уже придётся с высоты поискать.

+3

16

-Проклятье!- В сердцах крикнул Бран, пиная песок. -Проклятье!  Столько сил и времени и все псу под хвост! Проклятая пустыня! Проклятый песок! Проклятье тебе на голову, Азур!
Всегда старавшийся сохранить хладнокровие, Бран сейчас был подобен яростному зверю. Он был зол. Он был раздосадован и  понятно чем.  Несколько лет назад в своем случайном путешествии ему довелось найти один очень любопытный дневник.  Хозяин дома, где лежал этот дневник, похоже, совсем забыл о нем. А может все откладывал на потом. Как бы там не было, но записи в данном дневнике были непростые и весьма любопытные. О да пришлось постараться сначала вынеся их из того особняка, а потом потратить кучу времени, сил и иногда денег на расшифровку. А потом к этому списку добавилось еще и поиск дополнительных знаний.  А ведь помимо этого дневника у Брана была куча и иных дел. В общем, прошло немало времени, прежде чем магу крови удалось найти и собрать все необходимое. Действительно в нескольких древних источниках говорилось об одном могущественном маге крови,  чья сила была невероятна. Что этот маг был фаворитом темного бога. Что этот маг чуть ли не щелчком пальцев устранял своих врагов. И что он открыл секрет бессмертия. Не того зелья бессмертия. А настоящего, божественного.  Впрочем, это уже скорее напоминали древние сказки про божественных избранников. Однако дневник и иные источники упоминали, что ритуал бессмертия был записан магом на специальных скрижалях и укрыты в его тайной библиотеке, где помимо табличек были и другие секреты и артефакты. И конечно, Бран, загорелся мыслью найти эту тайную библиотеку. Одни только древние книги, фолианты и прочее стоит того чтобы отправится на другой конец континента.  Однако было несколько небольших проблем. Маг не был в пустыни и потому не знал, как та может быть опасна. Во время путешествия с наставником они были почти везде, но в пустыню не забирались. Поэтому у него не было опыта как здесь выживать.  Но не эта основная проблема. Поиск пути. По слухам, книгам и разговорам в пустыне очень просто заблудиться и погибнуть от нехватки воды.  Поэтому нужен был человек, что легко проведет, расскажет и покажет. Проводник.  И желательно надежный проводник.  Увы, работорговля пусть и неофициально, но все еще существовала. Конечно, для Брана не было сложностью расправиться с  работорговцами и предателем-проводником, но дальше что? Даже если оставить предателю жизни, то совсем не факт что он проведет туда куда нужно. Нет, тут нужен был "свой" надежный человек. Тот, кого маг крови знал.  И на ум пришел только один человек.
Найти  Ричарда Рейна было сложным делом.  А  уж уговорить помочь... В общем, тогда магу пришлось проявить все свое небогатое ораторское мастерство, прося бывшего спутника составить компанию по поиску древнего хранилища знаний.  Ну, и конечно, помимо ораторского искусства пришлось прибегнуть к банальным деньгам.  Кое-как уговорив товарища, Бран, последовал всем его советам. Купил лошадей, нужные вещи для выживания в пустыни, припасы. Подготовившись как следует, два путешественника отправились в пустыню... Чтобы заблудиться!  О, да это было незабываемое путешествие.  Лето в пустыни невероятная вещь. Стояла невероятная жара, от которой не было спасения. Однако холода ночью были еще хуже. К тому же ночью некоторые существа выходили на охоту.  Правда, на двоих путешественников они не нападали, маг крови,  потратив свою кровь, провел ритуал отпугивания. В общем, это было незабываемое приключение прошедшее впустую.  Нужно было смириться, они заблудились. Потерялись в пустыне. Им не найти тайное хранилище мага.  Сама судьба смеялась над их жалкими попытками.  Уже который день они идут по  записям в дневнике и все напрасно. Нет, конечно, есть шанс, что они просто проехали мимо. Что библиотеку такого мага давно нашли, разграбили и уничтожили. Все возможно. Возможно, что и не было никакой библиотеки.  Возможно, великий маг прошлого специально оставил такую запись, дабы его соперники просто плутали в пустыне в попытках найти знания.  Однажды наставник поделился с Браном информацией о некромантах, что стали личами. Лекция была длинной, но юный малефикар её хорошо запомнил. И лучше всего он запомнил предпоследние слова учителя:
-.... И запомни, лича просто так убить не выйдет.  Даже если ты уничтожишь его оболочку, он сможет восстать, пока цела его филактерия - вместилище души. Некоторые личи поступают с ней небрежно, постоянно носят с собой, справедливо считая, что лучше всех справятся с задачей охранника. Другие прячут под охраной армии. Третьи же просто прячут в трудном месте, при этом распуская слухи о местонахождении филактерии. Слухи понятное дело лживые. На месте группу искателей, скорее всего ничего не ждет. Или ждет какой-то монстр.
И вот сейчас стоя посреди гигантской пустыни, Бран задумался. А не мог ли древний быть таким же шутником? И весь этот дневник, и слухи, легенды и прочее могли быть гигантской ложью одного древнего мага крови. Нет. Нет, нет и еще раз нет. Это не могло быть ложью. Вымыслом. Просто мы плохо ищем! Нельзя поддаваться отчаянью! Пытался убедить себя Бран, но в тоже время, прекрасно понимая, что вскоре им придется уходить из пустыни.  Запасов оставалось не так много, и пополнить их было негде. Поэтому еще день-другой и придется прекращать поиски.  А заодно выбросить не нужный теперь дневник.

Отредактировано Бран (04-08-2019 21:47:40)

+4

17

Только Боги знают насколько я "люблю" пустыни. После событий в Ставке Хастин я обходил пески десятой дорогой и даже отказывался от весьма неплохих заказов. Честно говоря, я побаивался, что тот древний алый ящер, что отрубил мне руку, до сих пор держит на меня зло. Казалось бы, что для дракона какой-то там оборотень.  Но, я слышал, что они весьма злопамятны. А если память плоха, то можно и записать кто и что тебе должен.  Ну или кому что должен ты.
Я мог терпеть песочек только тогда, когда это был пляжик с которого легко было вернуться в город к еде, воде и прочим радостям жизни. Пустыня в этот разряд не попадала точно. А в качестве огромного лоточка мне бескрайние дюны и даром нужны не были.
Я и в этот раз отказал бы, но меня позвал Бран.
Пересекались с этим магом мы лишь раз. Провели пару дней в недурственной компании. И Бран неплохо тогда пригодился. Не хочется вспоминать в чем именно - это как раскрывать все свои карты, но помощь была нужна. 
Долгие уговоры, посулы и звон монет наконец убедили меня. Кто бы не купился на обещание скорого обогащения. К тому же за все платил Бран. За провизию, за лошадей, за все прочее. Да и мне стало весьма интересно. Что же скрывается этих песках, если Бран готов был едва ли не пешком в эту самую пустыню идти? Любопытство сыграло не последнюю роль в моем согласии. Кот вообще любопытен. Крайне.
Теперь я брел по бескрайнему океану сплошь состоящему из песчинок и проклинал и Брана, и свое любопытство, и Богов, и демонов, и все, что можно было проклясть, все, что полежало, так сказать, проклятию. Песок вновь был везде. Мне хотелось снять с себя кожу днем и я стучал зубами ночью, зарываясь поглубже. Но пески зранили тепло недолго. Как и мое тело.
Я хотел поохотиться, но Бран провел некий ритуал, что не подпускал к нам разное зверье. Это было хорошо с одной стороны, но это же не давало мне возможности побегать ночью. От этого я страшно бесился, вымещая злость на песке и иногда на Бране. Ведь я не сказал магу, что я оборотень. Ведь подобные секреты о себе не будешь вот так вот просто вываливать первому встречному. Я уже представляю себе это: "Драсте, я - оборотень.  Не истинный, конечно, но все же." и мне в ответ: О, как мило. Вам зарезать на ужин барашка или Вы предпочитаете съесть его сырым?
От этих мыслей меня отвлекла небольшая истерика Брана, что пытался выкопать в песках себе и мне могилу. Потому, что своими воплями маг подтвердил то, чего я боялся более всего - мы заблудились. Вот теперь можно было включать истеричку, показывать зверя и предаваться унынию. Что еще можно было делать посреди моря песка? Ведь караваны мимо по пять раз на день не ходили. Нет, возможно какой-нибудь идиот, вроде нас, и забрел построить пару замков. Но я бы не очень на подобное надеялся.
Ветер был сухим, воздух сухим и все, что я мог ощутить таким же пересохшим носом, это запах нашего и конского пота. Правда один раз самум принес какой-то странный аромат, но я списал это на свою бурную фантазию. Кто будет шляться по дюнам? Кроме нас, конечно.

+4

18

«Не приходилось там бывать»
Явление со столь прекрасным названием Морваракс бы наверняка запомнила. Раз не видела, значит и портал туда провести не могла. Но если там бывала Амарилла, то это сильно облегчало решение проблемы. Нет, рыжей не было нужды выплескивать весь свой резерв, чтоб открыть ход для дракона. Тут можно было сделать гораздо проще. Вампир открывает свой темный портал, Мор запоминает точку выхода и создает параллельный тунель.
В таком способе были свои спорные моменты. Но ящер достаточно доверяла Амарилле, чтоб положиться на ее точность. Хотя доверие и обсидиановый дракон вещи малосовместимые, тут имело место исключение.
«Подождем немного. Йохан едет с нами. Будет лучше, если он пойдет твоим порталом. Мой… не так безопасен. Но, беря во внимание полную неизведанность того, с чем мы столкнемся, будет разумнее не тратить силы»
«И рискнуть», но этого дракон уже не озвучила. Обсидиан никак не могла понять в чем же дело. Только ли в ее нежелании контактировать с другими существами? Или тут больше упор идет на побочный эффект особенности ее магического почерка. Как бы там не было, а существа с низкой ментальной устойчивостью нещадно страдали от ее «услуг».
Трактирщик не подвел и не задержался. В отличие от двух дам, ему-то приходилось в дорогу тщательно снаряжаться. Да и конь тоже нуждался в воде и уходе. Буквально перед самым выходом из города ему внезапно прилетела весточка. Дракон утверждала, что вещи можно оставить. Если поиски затянутся, она откроет портал поближе к городу для своего друга.
Только то, что легко для дракона, дикость для человека. Просто как это смотрелось бы для посторонних: собрался человек в пустыню (безумец!) и тут вовсе все бросает и уходит налегке (самоубийца!). Чтобы честные люди раньше времени его не записали в покойники, Йохану пришлось поторговаться. Его коня и вещи обещали не трогать ровно семь дней, а дальше уж не обессудьте.
В общем пока мужчина решал внезапные «легкости» дела, время шло. Но управился он быстрее ожидаемого.
- Уговорил парнишку за конем присмотреть. Доброй ночи, леди. Не сочтите за грубость, но совершенно не удивлен вас здесь видеть.
«Не будем терять времени. Амарилла, веди»

Спустя пару часов как странная троица прыгнула в пустыню, Йохан начал сожалеть, что послушал чешуйчатую и оставил коня. Пустыня из раскаленного полотна превращалась в обитель лунного серебра – холодного как снега, но куда коварней. Вдобавок, путь по барханам не доставлял проблем разве что дамам. Одна обладала нечеловеческой легкой походкой, будто и не шла, а скользила над землей, а вторая… вторая умела летать.
Как оказалось, леди Амарилла тоже имела крылышки. Время от времени взмывая в небо, дракон и вампир определяли в какую сторону им следует двигаться. Мужчина стоически терпел ночной переход, но никак не мог взять в толк, что же удумали коварные бестии. Ему не было страшно, да и смерть как недалекая перспектива казалась не столько страшной, сколько неуместной. Странно было чувствовать себя рядом с драконом и ночной охотницей стариком подле двух любопытных девчушек. Очень странно, он им обеим в правнуки годится в лучшем случае.
Преодолев очередное песчаное препятствие, мужчина увидел, что не только ему с леди захотелось познакомиться с пустыней поближе в самый злой сезон. Что более безумно? Двое путников посреди пустыни? Или одинокий и немолодой муж практически без припасов? Впрочем, через секунду его одинокая фигура более таковой не являлась. С темного неба, разгоняя по земле волны песка, приземлилась Морваракс.
Ее странные гости недобрых краев тоже заинтересовали. Особенно один, который показался смутно знакомым. Свежие воспоминания не требовалось откапывать со дна памяти. Чешуя на мгновение дрогнула, встопорщившись.
«С каждым разом пустыня все меньше соответствует своему названию», посетовала ящер, обращаясь к Амарилле. Второй раз они идут в места, враждебные к живым своим жаром и светом, и второй раз натыкаются на интересных вероятных попутчиков. Повезет ли в этот раз?
«Помню тебя, оборотень», обращалась к сотворенному перевертышу, но речь ее достигала и мага крови. Воинственные женщины подтвердили, что лунный зверь был одним из тех, кто помог им во время вторжения красного гиганта. Только Мор не вчера из яйца вылупилась: подкинуть героя озлобленным и сбитым с толку людям, но на деле заслать к ним соглядатая.
Обсидиан беспокоилась, не работает ли оборотень на красного дракона. И, в любом случае, что он тут забыл вместе с магом, чей магический след явственно пах кровью?

+4

19

Бран еще долго мог ругаться, проклинать богов, глупых магов крови древности, что не могли подготовить себе книгохранилище нормально, как все, а не придумывать различные шифры, запутанные карты и прочее. Хотя, по сути, и карты то не было. Было подобие географических координат, где должна была находиться библиотека. Должна, но её не было.   Хотелось рвать и метать в ярости.  Дневник, который завел  Брана сюда, тоже хотелось порвать на мелкие кусочки, при этом демонически хохоча... Но со стороны тогда бы точно могло показать, что маг крови просто сошел с ума. Нет! Нужно взять себя в руки. Да мы заблудились в этих песках. Но что?  Чисто теоретически если хорошо подумать... Мы всего лишь заблудились. Возможно библиотека, где то поблизости. Возможно, её за столько веков просто замело песком и... И просто нужно копать. Вопрос только где?  Просто физически невозможно перекопать все эти барханы с песком. Мы изжаримся. Точнее я изжарюсь. Ричард не настолько сумасшедший чтобы копаться в песках ради ненужных для него знаний. А что если... Маг бросил подозрительный взгляд на проводника. Что если мы не случайно заблудились, а намеренно? Что если... Да нет бред. Зачем Рейну такое делать? Я слишком недоверчив. 
Маг от досады еще раз пнул песок, а затем вернулся к спутнику.  Нужно было еще раз проверить дневник и составленную по записям карту. Может он все же ошибся. Может, что то неправильно посмотрели. Может быть, нужно было применить магию. Неизвестно.
-Если мы не сможем найти завтра хранилище, то покинем пустыню. -Сказал Бран отчаявшимся голосом своему спутнику.  Сдаваться не хотелось, но что поделать?  Если дневник еще раз подведет, то больше  не было смысла здесь оставаться. Да и припасов мало. 
Однако у судьбы были, похоже, иные планы. Стоило магу только погрузиться в чтение, но его прервали. Дракон, разгоняя песок и поднимая небольшие песчаные бури, приземлился недалеко от них.  Вообще  Брану до этого не доводилось сталкиваться с этими летающими созданиями. Да наставник рассказывал о них. Да и сам маг немало прочел книг, в том числе о драконах. Однако ему не приходилось сталкиваться с ними вживую. Малефикар был  в растерянности от появления летающего ящера.  Мало ли что у того на уме.  Может, захочет драки по выдуманному поводу, вроде "вы пересекли мои земли и будете убиты!" А может даже объяснять ничего не будет и просто дыхнет огненным дыханием.  Однако дракон не проявил враждебности. Наоборот, при помощи ментальной речи обратился к двумя заблудившимся странникам.
Оборотень? Интересно. Маг крови с любопытством посмотрел на своего спутника. Ричард никогда не говорил, что является оборотнем. Возможно, стеснялся своей сути?  Как бы там не было, сам Бран ничего против оборотней не имел.  Он вообще к другим расам нейтрально относился, если конечно, те сами не лезли к нему.   Однако сейчас это было неважно, нужно было решать,  что делать далее.
-Она тебя,  похоже, знает. Ты сам проведешь переговоры или это стоит сделать мне? -Маг обратился к  Ричарду. Драться с драконом не хотелось. Да и шансы были так себе.  Но на всякий случай рука Брана легла на ножны с кинжалом. Так, небрежно. Будто бы чистая случайность.  Конечно, на победу он и не рассчитывал, но создать, скажем, кровавый щит для защиты от огня он бы наверняка успел.

+3

20

Бран, похоже, решил оставить копание могил на потом. Это было даже неплохо. Рыться здесь было бы верхом глупости. Хотя, возможно, маг просто хотел докопаться до истины. Правда, на это ему понадобиламь бы вечность. Примерно пол вечности у меня было, но растрачивать ее на замки в гигантской песочнице я не собирался. От слова "совсем".
Я сел на бархан, запихнув ноги в горячий песок, и просто рассматривал бесконечные дюны. Ветер пересыпал песчинки, словно играя. Я взял их горячие и золотые в ладони, ощущая как они льются подобно воде. С тихим шуршанием словно шепот.
-...уйдем из пустыни... - донеслось до меня. Я ухмыльнулся и кивнул, не понимая как выбираться из этого пекла.
Вспомнился иной песок. Берег моря. Чайки, что кричали над пенными волнами, далекие паруса на горизонте. Я ждал корабль, что отвез бы меня в новую жизнь. Точнее, я так думал, что в новую. Три месяца качки и изнурительной работы обозлили меня настолько, что к концу путешествия я готов был убить старпома и капитаншу. Да. Именно капитаншу. Леди Линна была ледяным драконом.Но в постели эта дамочка была погорячее некоторых теплокровных.
Внезапно разума мягко коснулась мыслеречь. Я машинально схватился за ухо и недовольно зашипел - хваленая серьга с защитой от ментала разрядилась. Те два золотых, что я за нее отдал были потрачены не зря. Амулет здорово помог в Ставке Хастин. После еще раз в одной заварушке, о которой в приличном обществе не расскажешь. А в неприличном многие об этом знали.
Я задрал голову, рассматривая темную точку в небе, не зная радоваться либо плакать - к нам приближалась та самая дракон, что помогла в Ставке. Был ли я рад ее видеть? Честно говоря, я желал бы оказаться сейчас подальше и от пустыни, и от дракона. Поближе к кухне. А начальство пусть будет само по себе. А еще дракон рассказала о том кто я.
Не то чтобы я так уж берег это в секрете, но не все нормально реагировали на подобные известия. Не будешь же объяснять каждому, что оборотни не воют на полную луну, не воруют младенцев, не пытаются загрызть каждого встречного-поперечного, желая обратить. А как было бы смешно, если б стать эльфом, к примеру, тоде можно было бы после укуса.
В душе шевельнулось подозрение. А не ищет ли меня дракон для того, чтоб вернуть к своему алому другу. В Хастин черная была, вроде, на стороне людей. Но все меняется. Я мотнул головой, выгоняя предательские мысли, и поднялся к дракону, что как раз приземлился на песок. Лошади испуганно заржали, шарахаясь в сторону. Не будь они стреножены, искали бы мы их днем с огнем.
- Здравствуй, обсидиановые крылья, вот уж не ожидал встретить тебя в этом царстве дюн и барханов. Что же привело тебя сюда? Я сомневаюсь, что дракону не хватало песка где-нибудь в более приятном месте чтоб отполировать чешую. Разве что решила спрятать в полной безлюдности яйцо? Это мой спутник. Его зовут Бран. И, думаю, что он лучше расскажет тебе почему мы бродим по пустыне, натирая этим "сыпучим золотом" мозоли на задницах. - владел бы я ментальной связью, обратился бы к крылатой мысленно. Но, что дано истинному, не всегда дается тому, кого слепили "из того, что было".

+3

21

Дракон приоткрыла пасть и неодобрительно рыкнула.
Морваракс среди своей родни считалась не только карликом, но и уродливо-доброй, если не сказать порочаще-скромной особой. Этот обсидиановый ящер был спокойнее в конфликтах и терпимее к другим расам. Но все равно оставалась темным драконом. И не смотря на все ее слова в прошлом, ей весьма льстило почтительное обращение. Не получив его, обсидиан почувствовала весьма неприятный удар по своему тщеславию и гордости.
С чего бы кому-то ее не бояться? С чего бы пред ней не трепетать случайным путникам? Значит у них есть нечто, что позволяет везти себя столь свободно! Учитывая, что оборотень ее тоже признал, опасения, что он знает красного и работает на него, стали на порядок реальнее.
Наклюнувшуюся трагедию разрешило присутствие не причастных к той ситуации лиц. Карать, устрашать или допытывать «своими методами» Морваракс не то чтоб брезговала, но старалась избежать данных приемов перед старым другом. Йохан же, предчувствуя долгий разговор, отошел чуть в сторону и устроился поудобнее на песке. Достал трубку и начал возиться с ней, поглядывая на все происходящее как на очередную сцену в своей таверне. Мол, это жизнь, не воспринимайте ее всерьез.
Морваракс фыркнула.
«А ты дерзок, юноша. Впредь следи за языком. Во избежание»
То ли во избежание конфликтов с конкретно этим драконом. То ли ящер так предостерегала, что не все могущественные твари милые, приятные и прощающие. Словно поставила точку в своем обращении, Морваракс слегка придавила магией. Не сильно, скорее ради демонстрации своей драконьей ауры.
«Имя мне Морваракс, маг-Бран. Не повторяй за своим спутником. Бездумные провокации с целью скрыть свой страх – не лучшая тактика. Ответь на вопрос: что привело вас в пустыню?»
Видимо спутникам обсидиана надлежало представляться самим. Трактирщик помалкивал, давая возможность великим ищущим сначала разобраться с возникшим недопониманием. В отличие от дракона человек не боялся, что на пути их поиска кто-то попадется столь быстро. Правда, это было бы весьма забавно, но маловероятно. Скорее всего почтенные господа просто затерялись в пустыне, не вняв предупреждениям местных. Тогда им повезло, бросать в беде Йохан не любил. Как-нибудь да уговорит дам помочь путникам.

+3

22

Боялся ли Бран дракона? И, да и нет. Он скорее опасался возможной безрассудности  и непредсказуемости летающего ящера. Кто знает, на что тот способен? Вдруг ему что-то придется не по нраву.  Маг крови хоть и читал об этих летающих созданиях, но  плотно не изучал их поведение и повадки.  Посему любое не правильное или неточное слово, жест или поведение могло показаться дракону подозрительным, и тот мог напасть.   Не боялся же Бран, потому что сам пытался контролировать свои страхи. Он уже давно не юнец и хорошо понимал, что страх в возможном боевом столкновении - это худший союзник и советник. Под его влиянием легко забыть слова  или движения для заклинаний. Перепутать последовательность действий и прочее.  Нет, бояться было нельзя.
Меж тем Ричард закончил приветствие. На взгляд мага крови, оборотень вел себя уж слишком фамильярно. Может он и знаком с этим драконом, но стоило ли обращаться к ней так?  Вдруг разозлится или  что еще. Кто их драконов знает. Собственно по ментальной речи дракона это и было заметно.  Маг вышел вперед, когда к нему обратилась драконница, впрочем, свою позу он менять не стал. Рука его по-прежнему  небрежно, как бы случайно, лежала на рукояти кинжала  готовая в один момент схватиться за рукоять.  Хотя сам Бран, все больше сомневался, успеет ли он прокричать хотя бы защитное заклинание.
-Что же,  приветствую тебя, Морваракс. Мне приятно с тобой  познакомится, пускай и не в совсем подходящих местах.  Как сказал мой спутник я действительно маг.   Что мы делаем в пустыни? Ведем исследовательскую работу. Точнее её    веду тут я. Ищу  кое-что из далекого прошлого. Ищу по записям и неточным запискам одного мага древности.  Ведем давно... -Хотя по сути уже потеряли точный ход времени и заблудились. Потому не известно действительно давно или нет. - Пока  мой поиск, увы, не увенчался  успехом.  Мой же спутник  выполняет работу проводника, ибо знает эти пески.  Но, к сожалению то ли дневник оказался не точным, то  ли не полны записи, то ли  место что мы ищем, давно уничтожили. Хотя, скорее всего мы действительно заблудились в этих проклятых песках. Ну, или мы случайно прошли то место несколько раз, а его не нашли потому что песчаные бури и барханы давно его похоронили. Подумал Бран не произнося последние слова в слух.  Себе-то было тяжело признаться в том, что ты заблудился и просто бродишь по пустыне в поисках чего-то. А тут дракон и другие свидетели. Неприятная ситуация.

+3

23

"Помирать - так с музыкой. Лишаться шкуры - так от лап дракона."  - примерно эти слова следовало бы набить в качестве эпитафии на моёй надгробной плите, если таковая на ямке с моей бренной тушкой будет. Верно, следовало бы заранее купить нечто подобное из чёрного полированого мрамора и попросить выбить на ней этот девиз идиота большими буквами на пяти языках Альмарена. И поставить на перекрестке от которого расходятся дороги во все четыре стороны, чтоб каждый идущий и ищущий мог их прочесть. Выбить и имя моё, чтоб знали как идиота ещё и звали, чтоб детям неразумным обо мне рассказывать и учить их не быть мне подобными. А ещё мой портрет в полный рост. Чтоб волосы по ветру развивались и шкура на спине полосами свисала. Никакой эстетики живописной - лишь неприкрытая во всех смыслах правда в назидание. Ибо оборотень, что вот так вот дерзит дракону - есть существо дикое и тупое. Можно сразу в ряды умерших по собственному скудоумию записывать. Золотыми литерами да на первой странице.
Язык у меня был длинным всегда. Я бы даже сказал, слишком длинным. Я легко нарывался на неприятности там, где иные даже подумать не могли бы их искать, представить не могли бы, что вообще найти можно. Ариан говорил, что мне дано даже рой пчел просто разозлить одними своими словами - и палкой тыкать в гнездо не придеться.
Лет до пятнадцати я унять свой острый инструмент болтологии не мог. Совсем. И поэтому меня часто били. Очень часто. Верно, не будь я оборотнем, подох бы от побоев ещё в ранней юности.
Потом, попав в банду, я стал держать ядовитые замечания при себе. Здесь и выбора особого не было: если не хотел, чтоб язык прибили гвоздями к скамье - учился меньше ним телепать.
Но, иногда я об золотом правиле "Меньше болтаешь - дольше живёшь" забывал. Как сейчас. Но, знаете, песок, жара и маячивший на горизонте призрак смерти от жажды и голода среди пустыни могли привести и не к таким глупостям.
Мне, скорее всего, следовало боятся дракона. И я боялся. Глупо было не боятся того, кто может запросто перекусить тебя пополам. Думаю, какой-нибудь архи архимаг мог бы попытаться ушатать маааахонького такого дракона. Мог бы попытаться, но вот смог ли ушатать бы?
Сейчас, придавленый магией дракона, я понимал, что палку слегка перегнул. Было досадно и стыдно. И перед Брачном, и перед Морваракс, и перед незнакомцем, что путешествовал вместе с обсидиановой. Пока Бран объяснялся перед драконом, я недовольно фыркал, пытаясь выбраться. О силе ауры я слышал. А теперь испытал на себе. Подозревал так же, что это лишь частичная демонстрация. И боялся представить что было бы при полной.
- Прости, обсидиановые крылья. Кот нечасто говорит глупости. И ещё более нечасто говорит их драконам. Верно жара и песок повредили мне мозги. В следующий раз я хорошенько подумаю как и что я говорю. Имя моё Ричард. Не знаю, помнишь ли ты его. Называл ли я его тебе тоже не припомню. Знаю только, что не имел возможности поблагодарить тебя за спасение в Ставке Хастин. Если б не ты, то алый мог стереть с лица Альмарена и город, и заодно и наглого оборотня. - я улыбнулся и поклонился Морваракс.
Бран все объяснил ей. И у меня появилась надежда, что обсидиановая поможет нам выбраться из пустыни. Нужно было только попросить ее об этом и надеяться на доброту дракона. Хотя я и понимал, что ей может быть и глубоко наплевать на двух дураков, что решили искать нечто эфемерное в губительных песках. Тем более, что я прекрасно понимал, что мы заплутали, сойдя с караванного пути. А это значило, что вскоре нам с Браном грозила неминуемая гибель. Я, конечно, мог съесть лошадей и мага заодно, но ведь и Бран был не так прост. Но, об этом я предпочитал не думать. По крайней мере, пока не думать.

+3

24

Внезапная встреча складывалась не так плохо, как могла бы. Причем для всех.
После принесенных извинений, дракон сменила недовольство на милость – она вообще довольно быстро отходила. Возможно из-за молодости, возможно потому что не хотела демонстрировать себя с дурной стороны перед другом (хотя, сказать по правде, он-то как раз прекрасно знал нрав чешуйчатой), а может ее больше занимали слова мага.
Доверия, конечно, не возникло после этой небольшой сцены драконьего превосходства. Но и с подозрением Морваракс на оборотня уже не косилась. Его объяснение было ближе к правде, нежели ее предположения о союзе с красным. Одно воспоминание о том сородиче вызывало нечто темное и неприятное внутри.
Будь она больше – не стерпела бы унижения и бросила вызов наглецу. Будь она умнее – вовсе бы облетела Ставку стороной. Но, как говорят люди, соломку стелить поздно. Морваракс не собиралась никого спасать, не собиралась становиться символом победы и жизни для кого бы то ни было, и уж подавно не собиралась наживать себе «врага» в лице красного дракона, ровно как становиться его должником. Но, увы, сделанного не воротишь. Придется слушать благодарности, хоть они и обоснованы.
С силой выдернув себя из болота темных мыслей – кому понравится стать пешкой в чужой интриге? – обсидиановая сосредоточилась на словах мага. Если Йохан мог здраво предположить, что путники ищут нечто совершенно иное, то дракон заподозрила – цели поисков совпадают. Скорее тут играла роль драконья жадность и подозрение, что все живущие так же подвержены этому пороку. Если ищут, то точно то же, что и она. Если бродят вблизи – хотят увести из-под носа. Доказательств не было – маг разумно не говорил ничего конкретного – но это не мешало дракону напрячься.
Как поступить с «конкурентами»? Попросить показать записи? Тогда они точно станут соперниками – даже если там не источник, то дракон непременно вознамериться приобщиться к тайным сокровищам или знаниям. Устранить? Нет, она предпочитала избегать этого варианта, полагая, что таким образом борется со своей темной кровью. Позвать с собой? Делиться дракон тоже не любила…
Молчание было не долгим, но казалось, что длилось целую вечность.
- Ну-с, пока дракон ищет ответы на свои вопросы, позвольте представиться. Йохан, трактирщик, в прошлом и внезапно настоящем – авантюрист и наемник. Если спросите моего мнения, то мы могли бы пойти все вместе. Даже если не найдем желаемое, то хоть к городу проводим.
Морваракс покосилась неодобрительно. От доброты Йохана никогда не было проблем – оная как-то все время к месту оказывалась – но обсидиановая все равно считала ее неуместной.
Но раз уж пошло «голосование», то нужно выслушать и еще одного участника похода. Почему-то Мор не сомневалась, что Амарилла не откажется от попутчиков, хотя мало ли – может они ей внезапно не понравятся? Повернувшись к ней, крылатая ожидала ее ответа на поставленный молчаливый вопрос – попытаться извлечь выгоду от встречи или отказаться от временного союза?

+2

25

Путешествовать некромагическими порталами то еще удовольствие, но Амарилла постаралась сделать так, чтобы Йохан испытал как можно меньше неприятных ощущений. Обычный человеческий разум вымарывал из памяти основную часть перехода, заставляя лишь зябко передергивает плечами при попытке вернуть эти воспоминания. Трактирщик оказался покрепче многих, но и ему о той стороне на память не осталось почти ничего – разве что лишнее десяток седых волос. Зато место, где они выбрались обратно в объективную реальность, действительно стоило запомнить.
В опускающимся на песке мраке можно было рассмотреть несколько предупредительных столбов, но о чём они предупреждали стало понятно далеко не сразу. В какой-то момент песок по ту сторону каменных стражей забурлил, подобно кипящей в котелке воде, и в темное небо взметнулась струя странного голубоватого пламени. С полминуты она освещала пески загадочным призрачным светом, а потом исчезла, спустя четверть часа точно так же внезапно возникнув в другом месте.
Караванщики говорили, что это огонь не жжется, а предупредительные знаки стоят только потому, что в песке, из которого он вырывается, действительно можно утонуть, как в настоящей реке. Но Лила так и не рискнула проверить это на собственной шкуре.
А после того, как огненное действо осталось позади, перед путниками раскинулось самая обыкновенная пустыня. Песок, песок и ещё раз песок, изредка выглядывающие из него скалы, шуршащий туда-сюда перекати-поле. И снова тот же самый вездесущие песок, попадающий в рот, нос, обувь, одежду и волосы, царапающий кожу и невероятно до создающий.
Поэтому, да ещё из-за компактности размеров Амарилла большую часть пути провела в виде птицы. А как только начал пробуждаться день, вообще спряталась в мешок к Йохану. Ну, а что такого? Сколько места займёт маленькая птичка? Ну, не очень маленькая и не совсем птичка, но всё равно так она была гораздо меньше и легче, чем в человеческом облике.
Выбралась она оттуда только к вечеру. Солнце ещё и не думало садиться, но вампирессу от его света защищал магический амулет с чёрным камнем и множество ярких и невесомых, но в то же время довольно плотных одёжек. Настоящая южная барышня, только рыжая и белокожая совсем не для этих мест.
Несмотря на оберег, Лила бы и ещё просидела у Йохана в мешке, но больно уж интересный был повод его покинуть. Оказывается, дракон умудрилась отыскать в пустыне парочку путников. И ладно бы ещё в обычной пустыне, так это случилось именно в том её краю, куда люди обычно не забредали вообще.
Исчезнув в одном месте, Амарилла тут же появилась в тенёчке под драконьим крылом и выглянула оттуда, виновато улыбнувшись Морваракс. Ну, не нравилось ей солнце, совсем не нравилось. Даже в одежде, даже под защитой магии – вообще никак и ни в каком виде.
– Какие смелые путники... – медовым голоском заметила Лила, с совершенно невинным интересом оглядывая мужчин. – Мы их съедим?
Разумеется, она уже поняла, что есть никто никого не будет. Собственно, Морваракс вообще не была замечена в подобных гастрономических пристрастиях. Но разве же Амарилла могла смолчать

+4

26

Что же. Возможно, им удалось уговорить дракона.  Возможно, теперь их пути вполне себе разойдутся и Бран с  Ричардом продолжат свои изыскания. А возможно и нет. Дракон о чем- то задумался либо совещался со своими спутниками.  Вполне возможно, что летающий ящер не слишком поверил рассказу мага крови и теперь думает о том, как быть дальше. Быть может у дракона, как в легендах, поблизости расположена пещера наполненная сокровищами, и теперь летающий ящер раздумывает о том, не обманули ли их двое спутников. Во всяком случае, Бран чувствовал, что поступил разумно, не рассказав до конца о цели своих поисков. Кто этих драконов знает. Вечно себе на уме. Сейчас возможно додумает, что ей не все рассказали и потребует дневник, по которому спутники оказались прямо здесь.  А вот показать записи маг крови не мог.  Опять-таки потому что не знал, что взбредет в голову Морвараксу. Вдруг потребует отдать, угрожая ужасной смертью. Да и делиться такими знаниями опасно.  Потому что если библиотека Азура действительно существует и где то под этими песками, то будет огромной глупостью просто так отдать дневник.  Бесценные знания в виде скрижалей, книг и артефактов легко превратятся в звенящее золото.  Сам Бран не собирался продавать то, что найдет, а хотел все это исследовать и по возможности использовать.  В общем, возникла дилемма.
Держа дракона в поле зрения, маг отступил к Ричарду и как можно тише произнес
-Слушай... Ты ей доверяешь? -Намекая на дракона, который тоже похоже совещался со своими спутниками. -Ты вроде её знаешь по рассказу и видел, что она может. - Однако ответа маг не дождался, ибо их внимание привлек один из спутников. Видимо Бран все же ошибся, и дракон просто раздумывала над чем - то своим, а не совещалась с теми, с кем путешествовала.
Незнакомец представился Йоханом и предложил им держать путь вместе, в крайнем случае, обещая вывести к городу.  Возможность, честно говоря, была весьма соблазнительная. Припасов оставалось очень мало, а библиотеку можно было искать до конца веков и не факт что найти.  Да и тоже интересно посмотреть, что тут делает дракон. Возможность того что они ищут одно и то же, Бран отмел. Ему как то не верилось, что кто-то еще знал про библиотеку древнего мага крови.  Нет, шанс, конечно, есть, но... Но. 
-Возможно нам стоит согласиться на это предложение. Мы все же немного заплутали по этим барханам. -Громко как бы в раздумьях произнес Бран, как будто обращаясь к Ричарду. Но, не дожидаясь ответа от оборотня, переключил внимание на трактирщика. -Вы сами - то, как здесь оказались Йохан? Неужели мирная жизнь  в трактире надоела, да захотелось вспомнить былые деньки и вновь побродить вдалеке от дома?  Если так, то удивительна ваша компания.  Уж очень разношерстная.  Дракон и... -Маг замолчал, высматривая третью спутницу, которая спряталась в тени дракона. Призвать бы магию да узнать, кто это так прячется... Однако такие действия могли счесть за нападение и тогда драки не избежать.  А драться после урегулирования конфликта не хотелось. - И какая-то странная ваша вторая спутница, Йохан.

+3

27

Пустыня не прощает ошибок. Здесь не отыщешь клочка зелени для лошади, глотка воды для себя, укрытия от палящего солнца. Если ты попал в пески, сбился с пути, можешь смело записываться в мёртвые. Говорят, можно прожить месяц без пищи. Можно. Я проверял, попав в плен к пиратам. А вот без воды... Обычный человек протянет примерно неделю. Необычный оборотень, наверное, всего несколько дней.
Поэтому я несказанно обрадовался появлению Морваракс и Йохана. Это давало надежду на то, что из песочницы я и Бран выберемся живыми.
Не хотелось бы оставлять свои кости на верхушке какого-нибудь бархана.
Бран задавал мне вопросы, но, в то же время, словно и не ждал на них ответов. Я лишь хлопнул глазами, пытаясь понять первый и цокнул языком, не успевая ответить на второй. Хотя ответы у меня были. Не знаю устраивали ли они мага, но были. Я подошёл к Брану и негромко произнёс, радуясь, что он принял верное решение попросить помощи:
- Дракон спасла нас в Ставке Хастин, а могла ведь и помочь своему собрату всех перебив. Что ей какие-то мечи и стрелы, а уж тем более зубы? Так что верю. И помощь приму. Жить, знаешь ли, хочется гораздо сильнее нежели искать что-то мифическое среди пустыни и подохнуть без еды и воды. Йохан, рад знакомству. Тем более, что и сам перебиваюсь наемничеством. Так что, в какой-то мере, мы коллеги.
Я перевел дыхание, присматриваясь к человеку. Тот, кто завоевал доверие дракона вызывает уважение и интерес.
Только вот долго любоваться Йоханом мне не пришлось. Был бы я сейчас в ипостаси Кота - шерсть на загривке встала бы дыбом. Вместе с драконом и человеком была ещё одна спутница. Именно она заставила барса во мне присесть и зашипеть. Этой спутницей была вампир.
Этот запах мне не спутать ни с чем. Даже те из них, что обвешиваются сотнями амулетов, имеют за спиной тысячи лет пахнут по особенному. Оборотня не обманешь. А я, к тому же, как-то раз едва не умудрился стать закуской для родича красотки, что сейчас пряталась в тени дракон его крыла. Тогда меня спасло утро и чудо.
Но эта вампиресса есть нас не собиралась, хоть и выразила интерес к нашим тушкам в несколько игривом вопросе. Что ж. Если человек спокойно чувствовал себя в присутствии вампира, то, верно, следовало бы и мне с Браном расслабиться. Здесь был выбор между принять и идти вместе либо не принять и умереть в песках. Я, естественно, выбирал первое.

+3

28

- Я-то? Да как и Вы, пошел на поиски неведомо чего, - усмехнулся Йохан. – Разве ж можно отказать другу в просьбе?
Вообще, конечно, можно. Но тут все зависит от того, что за друг (и друг ли он тебе), и что за просьба. Видимо трактирщик решил, что заведение можно на время и оставить. Во всяком случае никаких угрызений по поводу своего решения он не испытывал.
Про спутниц промолчал, загадочно хмыкнув в усы. Словно каждый второй ходит по пустыне в столь необычной компании. В отличие от дракона и встреченных путников, трактирщик ни капельки не сомневался в хорошем итоге беседы. Кто бы мог подумать что связка из дракона, вампира, оборотня и мага крови (последние два пункта еще были неизвестны, но тем не менее) совершенно не испугает обычного человека.
Морваракс шумно вздохнула. Амарилла хоть и «показывала клыки», но исключительно в дружелюбной улыбке, т.е. ничего против пополнения их компании не имела. Йохан казалось уже записал этих двоих если не в попутчики, то хуже – в потенциальных посетителей своего заведения. Нет, у него совершенно точно была какая-то внутренняя магия. Невозможно так просто находить язык с первыми встречными.
«Будь по-вашему»

«Амарилла, вижу озеро. Западнее. Кажется, мы будем не единственными посетителями»
Когда попутчики больше не нуждались в тени огромных крыльев, Морваракс взлетала. Поднималась так высоко, как было возможно: осмотреть территорию, приметить опасность и не потерять своих спутников. Последнее было сделать гораздо проще, чем казалось, с драконьим-то зрением. Один раз дракон приземлилась севернее и пришлось нагонять Йохана с его новыми друзьями. А ей-то казалось, что она сделала маленький кружок и вернулась к тому месту, откуда взлетела.
Пустыня обманчива. Пустыня опасна. И те, кто избрал ее своим домом, тоже.
В тот далекий раз, когда Мор и Лила повстречали сапфирового дракона, обсидиана одолевали сомнения. И по поводу паломников, и по поводу их внезапной компании в лице-морде сородича, и по поводу культистов. Но все встало на свои место в последний момент, когда ловушка для незадачливых путников захлопнулась. Одна беда – не по размеру оказалась.
В этом же случае ящер загодя испытывала напряжение и недовольство. То ли теперь она искала что-то конкретное и это давило ей на чувство жадности, а там уже пробуждая все прочее. То ли ей интуитивно не понравилась потенциальная встреча. Правда, сказать прямо, ей и маг с оборотнем не сразу по душе пришлись. Чем больше заинтересованных, тем меньше твоя доля.
Наверное, с магом и его проводником можно было бы договориться, обменять их заслуженную награду на помощь или золото из собственной сокровищницы. Но согласятся ли? И если ко всем так подходить, то в пещерах очень быстро станет пусто. Тратить Морваракс не любила.
Но не о том речь. Заприметив нечто вроде озера (а может и оазис, который почему-то не нанесли на карту), дракон отметила, что вокруг него уж слишком много людей. Вторая встреча в пустыне. Определенно, она с каждым разом все больше теряла в звании.
«У меня дурные предчувствия», поделилась мыслю с вампиром дракон. Удивила. Дурные предчувствия у нее были всегда.

примечание

решила пропустить большую часть пути, но оставляю историю о том на ваше усмотрение

+3

29

- "Странная спутница" здесь живёт, так что гуляет по пустыне на правах хозяйки, - заметила Лила чуть холоднее, чем собиралась. – А вы, сударь, грубиян.
Выслушав незнакомцев, хитрец Йохан и Морваракс не спешили делиться с ними причинами своего путешествия. Ну, и вампиресса не стала. Много чести, распинаться перед тем, кто даже имени своего не назвал. Нет, разумеется, она слышала, что колдуна зовут Браном, и чувствовала, что он не из светлых. Да и не станет светлый маг якшаться с оборотнем. Почти наверняка.
Хотя зверолюди вообще стояли особняком среди всех рилдировых тварей. Многие вампиры были убеждены, что этих живучих созданий создали специально для них. Оно и понятно, это и самим вампирам удобно, и для окружающих безопасно, когда можно питаться от одного существа, успевающего восстановиться, а не убивать многих.
Было бы, если бы вампиры и оборотни смогли договориться. Рилдир, как обычно, ни одно своё дело и творение не оставил без двойного дна и подвоха. Имелись они и здесь. И заключались в том, что сами оборотни совершенно не стремились к самопожертвованию ради мира во всём мире и не хотели, чтобы их ели. В конце концов, вампиры оставили их в покое. Кровь можно было достать и в других местах. Но мнение о лунных, как о созданиях, бегающих от своего предназначения, так и закрепилось среди детей ночи.
Амарилла не очень-то праздновала заветы предков, но тут была вынуждена согласиться. Причиной тому стало решение оборотней не участвовать в недавней войне, отгремевшей в Тёмных землях. Вампирский Анклав поступил в ней не лучшим образом, предав своего владыку и выступив против Костяного трона на стороне Ледяной империи. Предательство постыдно, но победителей, как известно, не судят, и теперь его называли прозорливостью. А вот оборотни вовсе отказались от участия, решив отсидеться в своих норах. Их поступок прикрыть было нечем, так что обитатели Лунной Пади, а заодно и все, кто носил в себе их проклятую кровь, прослыли существами без чести, гордости и доблести.
За свою долгую жизнь вампиресса успела убедиться, что бывают и другие оборотни. Но те трое на общем фоне смотрелись скорее редким исключением, нежели правилом. Особенно учитывая, что все они были волками и, кажется, даже принадлежали к одной семье. В общем, и сам маг, и его проводник производили не самое приятное впечатление, потому Лила тоже не удосужилась представиться, только фыркнула и снова спряталась подальше от ненавистного солнца.
Так что как следует рассмотреть её мужчины смогли только когда Морваракс улетела. Вампиресса оказалась тонкой и маленькой, минимум на голову ниже любого из них. Лицо  Амарилла укрыла от песка и ветра полупрозрачной вуалью, так что помимо роста и пола можно было определить разве что цвет волос по выглядывающим из-под свободно повязанного платка рыжим кудрям.
"Озеро и люди?.. – задумалась она, услышав новости от дракона. – Озеро это понятно. Мы же его и искали. Но людей здесь быть не должно. Давай-ка я тоже слетаю и посмотрю. Я мельче и смогу подобраться поближе. Тем более скоро стемнеет. Трудно увидеть чёрную птицу в тёмном небе. Особенно если её там нет".
Сказано – сделано. Вампиресса в облике ворона тоже отправилась на разведку. Каково же было её удивление, когда она действительно нашла озеро и стоянку. Более того, среди обитателей пустынного лагеря Амарилле попались и знакомые лица.
"Это не люди, Морваракс, - мысленно рассмеялась она, любуясь отточенными движениями изящных, темноволосых существ, более похожих на эльфов. – Это пустынные вивенди. Клан Нот. Мы встречались с одной из их дочерей на подъезде к Лайнидору. Так вот, значит, где они обитают".
Приземлившись на краю лагеря, птица тут же оказалась под прицелом появившихся будто из ниоткуда лучников. Они-то наверняка знали, что перед ними опасная нежить, ведь не слышали ни дыхания, ни стука сердца, так что сначала предстояло убедить детей ветра, что Лила не желает им зла. Вновь обретя человеческий облик и голос, она примирительно подняла руки.
- Я безоружна, - заверила вампиресса, попытавшись дружелюбно улыбнуться трём парням и девушке, преградившим ей дорогу к стоянке. – Мне нужна Эстрея. С ней ушла моя служанка Шалиса и я хотела бы знать, где она и всё ли с ней в порядке.
- Ты сама оружие, - буркнул один из вивенди, недобро поглядывая на тёмную тварь. – Убирайся отсюда!
- Вот что за день такой сегодня? Мало того, что пустыня совершенно не оправдывает своего названия, так ещё и кого ни встретишь, все грубят. Ну, просто хам на хаме и хамом погоняет, - ни к кому особо не обращаясь, посетовала Амарилла.
Она не стала просить, спорить или что-то доказывать, просто на несколько мгновений перестала сдерживать ауру. Достаточно, чтобы малолетние засранцы успели в полной мере оценить, какая именно нежить заглянула к ним в гости, но не доводя до тяжёлых последствий. Присутствие таких, как она, скверно сказывается на здоровье магических существ. Творения Имира, особенно те, что помоложе, прямо-таки наизнанку выворачивало.
"Вивенди гостеприимный народ, - заверила она дракона, - просто молодёжь иногда об этом забывает. Не думаю, что это нужное нам озеро, но они почти наверняка знают, где нужное, и наверное, расскажут. По крайней мере, тебе. Идёмте сюда, в общем".

+4

30

-Странная спутница могла бы сначала представиться и не прятаться от солнца.  К тому же странной спутнице впору знать, что мы все-таки находимся в дикой местности, в пустыне, а не на каком то приеме. Так что все здесь равны. -Посчитал своим долгом ответить Бран. На солнце он заметил что, что то блеснуло у странной спутницы, но не стал особо вглядываться. Может то были просто части доспеха? Кто знает.
Возможно, он еще сильно пожалеет, что согласился отправиться вместе с неожиданными попутчиками.  Хотя возможно так же что новые знакомые спокойно выведут их из пустыни в ближайший город, где можно будет перевести дух и отдохнуть, вытряхнув песок.  Ну и так же возможно, что по пути им улыбнется удача и маг, наконец, найдет то, что искал с таким остервенением. Кто знает?  Правда, если он найдет все это вместе с драконом и странной попутчицей...  Делиться знаниями ушедшей эпохи категорически не хотелось. И если Ричард вряд ли будет заинтересован в находках, хотя и по договору получит еще часть артефактов в качестве дополнительного заработка, то вот с остальными спутниками маг не собирался делиться. Скорее всего, дракон будет требовать свою долю сокровищ... Но возможно, и тут удастся, что то придумать... Обмануть как то. Или схитрить. Но об этом стоит подумать чуть позже. Пока же  надо собираться. Дракон взлетел  и полетел по своим драконьим делам, странная спутница осталась стоять.  Ну,  одно было понятно точно, пора сворачивать лагерь и ехать далее.
-Господин Йохан вы со своей спутницей поедете на нашей третьей лошади. Если вы не против. Вы ей вроде бы доверяете.- А я нет. Мысленно произнес Бран.  Вообще маг крови все неплохо продумал, хоть и не до конца. Понимая, что пустыня опасное и неприятное место, он подготовился как можно лучше. Купил лошадей. Причем  третью лошадь, купил для того что бы та перевозила дополнительные припасы. Но, увы, они и так задержались тут слишком долго и вьючные сумки стали показывать дно. Поэтому сейчас третью лошадь можно было спокойно использовать для поездок. Все равно дополнительных припасов им неоткуда взять. Как же жаль все таки просто так уезжать. Без находок.  Может мы были очень близки к тому что бы  найти то что так долго и упорно искали.Однако Ричард тоже прав. У нас кончаются припасы. И может не хватить на обратный путь до города. Да и по пути можем опять таки заблудиться еще сильнее и еще больше плутать.  Я возможно смогу при помощи крови и магии выжить. Хотя, нет наверное. Все же не смогу без припасов и без знаний о пустыне.
Спустя какое то время когда они отъехали подальше от места встречи дракон вернулся. О чем он думал или мысленно разговаривал неизвестно, но  что то сообщил. Видимо все же переговаривался дракон со своей странной спутницей, которая незаметно исчезла.  Причем когда, маг не обратил внимание.  Может до того как дракон прилетел, может в момент прибытия. Да собственно это было не важно.
-И куда путь держим господин Йохан? И что собственно за просьба такая, что отказаться от таверны и идти на помощь другу? -Наверняка, что то важное. Возможно, даже не скажет. - Куда дальше ехать, уважаемая Морваракс?

+3

31

Был бы я настоящим, истинным оборотнем, что рос в стае себе подобных и с молоком матери впитывал бы все предрассудки и "любовь" Детей Луны к разным расам, то знал бы как вампиры относятся к тем, кто бегает на четырёх лапах. Знал бы и, вполне возможно, ненавидел бы. А так просто побаивался. Чувствовал себя неуютно. Аромат крови, что сопровождал вампира (да и Брана) всегда будоражил меня, беспокоил, мешал. И если Брана с его запашком терпеть можно было - тот практически пропадал иногда, то леди с рыжей шевелюрой и бесовщинкой в глазах рождала во мне противоречивость. Мне хотелось одновременно лечь перед ней на спину и вцепиться ей в горло.
Я очень надеялся, что рыжая не умеет читать мысли. Серьгу-менталку я очистил от налипшего песка и ножом процарапал руну на ней вновь - это должно было слегка ее подзарядить. По крайней мере, мыслей дракона я более не слышал. Но, скорее всего, это было от того, что Морваракс ко мне более не обращалась.
Лошадки наши, почуяв вампира, тоже заволновались. Я потрепал по шее свою, выискивая в сумке кусок соленого сухаря либо сахар. Нашлось первое. Разломив на три части, я сунул его каждой, успокаивая, и, улучив момент, шепнул Брану, что решил поиграть с вампирессой в красноречие:
- Леди - вампир. Я бы, на твоём месте, не злил ее. Хотя, смотря на Йохана, понимаю, что рыжая из "хороших". Надолго ли ее доброты хватит - не знаю. Сам побаиваюсь. Ты бы видел скорость истинных. Что молния. Глазом моргнуть не успел - они уже горло тебе прокусили. - я неопределённо хмыкнул, наблюдая за полетами драконы.
Всё-таки, в парящем древнем ящере есть нечто завораживающее, что заставляет тебя раскрывать рот от восхищения. Грациозность и мощь, красота и сила. Драконов нужно бояться, но не восхищаться ними невозможно.
Некоторую часть пути мы ехали молча. Внезапно пахнуло водой и зеленью. Я даже привстал в седле, жадно внюхиваясь в воздух и надеясь, что это не фантом, что выдаёт мой перегретый мозг. Но вскоре самум донес ещё один запах. Я такого ранее никогда не слышал. Поэтому и поднял удивленно брови, всматриваясь вперёд. Бран поинтересовался дальнейшей дорогой и я очень понадеялся, что мы поедем к воде. Пусть там и были незнакомые мне существа. Сорвалась большой птицей рыжая. Я лишь надеялся, что полетела она не обедать.

+3

32

- А куда милые дамы укажут, туда и едем, - с прежним добродушием поддержал разговор Йохан. Не ощущать напряжение между мужской и женской половинами группы он не мог. Всеми силами пытался сгладить углы, хотя надо признать, что пока в небе светит это солнце разговаривать тяжело. На голову припекает, а горячий воздух стремится похитить дыхание, раздирая горло.
Трактирщик был себе не враг, потому помалкивал до поры, не стремясь первым разводить собеседников или собеседницу на беседы о жизни. Другие тоже придерживались схожего мнения, а может опасались взболтнуть чего лишнего при посторонних. Но сейчас, когда начало темнеть, а нестерпимый жар стал сменяться пока еще приятной прохладой, можно разбавить скучную дорогу.
- Зачем авантюристов нанимают? Найти что-то, биться с кем-то, стать мечом и щитом, али рукой помощи в трудный момент. Поговорить о своих былых подвигах я бы не отказался, но о нынешнем деле – уж простите. Правило у меня по молодости было: секреты нанимателя не раскрывать. Знаете, так плотно в меня въелось, что проговориться не могу до самого конца, вот пока мне плату не выдадут и не скажут «все, дело сделано, иди на все четыре стороны» Чего там в прошлом только не было. К нам даже молодых красавиц подсылали. Красивы, как госпожа, - легкий кивок Амарилле. – И столь же опасны.
Впрочем, комплимент рыжая охотница могла и не слышать, поскольку ее уже с компанией не было. Когда она в перья оделась никто толком не заметил, разве что оборотень или дракон. Последняя, к слову, словно на замену соратнице, приземлилась не так далеко от лошадей. Сих животных Йохан иль кто из завсегдатаев не разводил, но небольшое добротное местечко сыскалось – не оставлять же добрую скотину и надежного товарища на привязи в горах? Те кони достаточно быстро привыкли к запаху дракона. А вот эти – чутка да поволновались.
Похлопав свою успокаивающе по шее, трактирщик кивнул спутникам:
- Добрые кони, добрые. Иные бы уже давно понесли. Породистые или из тех, что многое повидали?
Морваракс же поглядывала в сторону соленого озера (хотя специфического запаха не слышала) и вслушивалась в слова Амариллы. Не доверять причин не было, тем более Мор хоть и любила пески, но по сути ничего не знала. И все же… почему же так тяжело?
Услышав о вивенди, Морваракс мысленно поворчала. Об этой расе она практически ничего не знала. Дети ветра были неуловимы – им-то как раз не составляла труда уйти от дракона незамеченными. Ветер несет множество запахов, но своего не имеет.
И что делать со спутниками? Оставить стоять здесь? Но припасы скудны, на троих мужчин надолго не хватит. Не говоря уже о самом важном в пустыне – о запасах воды. Амарилла говорит, что это племя дружелюбно, так может помогут пустынным странникам? Если не по доброте душевной, то под впечатлением?
«Идём вперед. Есть шанс пополнить припасы. И получить информацию»
Свою ли или о том, за чем тут маг в компании оборотня шатается – дракон не уточнила. Да и важно ли? И та и другая стороны не будут сильно против если тропки внезапно разойдутся. Главное, чтоб никто силой мериться не вздумал.
Расправлять крылья и поражать молодняк чуждой расы своим величественными приземлением, Мор не стала. Дошла пешочком, иногда переходя на бег. Но гордыня и желание производить впечатление никуда не делись – уже к самой стоянке вивенди Морваракс подходила важно, и внешне и аурой подчеркивая свою силу и значимость.
И вот тут произошло то, чего обсидиановая никак не ожидала. Встретить дружеское лицо всегда приятно. Вражеское – по ситуации, в зависимости от интересов. Встретить того, кто давным-давно тебе оставил с носом… Чешуя демонстративно встопорщилась. Драконы не забывают. И сейчас она очень ярко вспоминала нанесенное ей оскорбление.
Вопреки общественному мнению, далеко не все расы боятся драконов. Тем более какой смысл бояться крылатого ящера едва ли крупнее лошади? Таких и использовать можно, и по нужному направлению развивать и учить – в общем, детки такие доверчивые, даже если мнят себя непогрешимо мудрыми.
Морваракс было двадцать лет, когда она пересеклась с ветром. Только-только покинула родные горы, но уже знала цену и важность связей и должников. Встреченный вивенди казался надежным, она даже почти его другом начала считать, но… Но после общего дела, друг преподнес очень важный урок молодому дракону, забрав в качестве платы ее часть оплаты. В некотором смысле он уберег чешуйчатую от незавидной участи сражаться с жадными наемниками – вчерашними соратниками. Но Морваракс изнутри жгла обида и ярость – кто-то посмел забрать то, что принадлежало ей!
И вот здесь, в пустыне – практически на другом краю мира – средь запаха детей пустынного ветра, она отчетливо слышала того самого вивенди.
Замеревшего и явно напрягшегося дракона игнорировать было сложно. Даже Йохан с легким беспокойством задрал голову, в надежде поймать взгляд обсидиановой и понять, чем это все грозит присутствующим.

+2

33

Лила совершенно не по-взрослому показала магу язык. Ну и что, что ей под тысячу лет?! Маленькая собачка, говорят, до старости щенок. А если её в принципе не предвидится, старости этой, так и вовсе на всю жизнь.
Обычно вампиресса всё же вела себя посдержаннее, но было в этом молодом человеке нечто такое… родственное. Как в младшем братце, которому если и даёшь подзатыльник, то исключительно любя.
К оборотню она присматривалась гораздо меньше. Всё-таки слуга это и есть слуга. Живя в Анклаве, Амарилла слишком привыкла к рабам и подхалим и изрядно удивилась, увидев, что Ричард если и не умнее господина, то определенно опытнее. Да ещё и этот невероятный звериный нюх.
В силу привычки собственного запаха она не ощущала, но, учитывая обстоятельства своего последнего ужина, могла бы предположить, что от неё тоже пахнет вивенди. И ещё густым и жарким развратом. Их с Веем затянувшийся медовый месяц просто не оставлял возможностей для других вариантов.
Лошади прядали ушами, фыркали, но терпели. И дух смерти, и кровь, и опасного зверя рядом. Не иначе, купили их уже где-то на подходах к золотым пескам. Здешние тонконогие скакуны не вышли ни ростом, ни статью, особенно по сравнению с северными тяжеловозами. Но привычку к войне и охоте впитывали чуть ли не с молоком матери. Впрочем, наверняка, и они вздохнули с облегчением, когда вампиресса улетела.
Побеседовать со стражей пустынного лагеря, Лила не стала больше ничего предпринимать, просто присела на торчащий из песка, крошащийся под солнцем и ветрами камень и выжидательно воззрилась на приходящих в себя малолетних наглецов. Легко быть спокойной и терпеливой, когда сила на твоей стороне, а уж когда за твоей спиной стоит дракон, так и подавно.
С нескрываемым удовольствием Амарилла наблюдала за меняющимися лицами вчерашних подростков, наверняка считавших старейшину рода самым великим и могучим существом во вселенной и вдруг встретивших такое. Решать подобные вопросы сами стражи уполномочены не были, потому быстренько позвали старших. Порядком удивлённая Эстрейя тоже вышла встречать неожиданных гостей. И вскоре у окраины лагеря собралась небольшая приветственная делегация.
Разумеется, прежде всего внимание привлекала Морваракс, а уже потом его обращали на её спутников, но Лилу это ничуть не удивляло. Не каждый день увидишь такую компанию у своего порога. Когда первое возгласы удивления, восхищения и тревоги стихли, вампиресса поднялась и, вежливо раскланявшись, начала знакомство сначала.
– Меня зовут Лила, а это вот мои друзья: Морваракс, Бран и Ричард, – она обвела всех широким жестом и снова шутливо поклонилась. – Я обещала показать им находящееся в этих краях солёное озеро, но, кажется, немного переоценила свои силы и мы заблудились.
Вначале ты говорила не это, – подал голос тот самый храбрый вивенди, что пытался прогнать Амариллу.
– Разве одно исключает другое? – примирительно возразила вампиресса. – Мы искали озеро, но раз уж встретили вас, заодно я решила узнать о судьбе своей служанки.
Дети ветра снова зашептались. Они говорили вслух, но настолько тихо, что даже Амарилла не могла расслышать подробностей. Наконец к путникам вышла одна из женщин. Внешне она практически ничем не отличалась от остальных, те же темные волосы, бледная кожа и глаза, меняющие цвет вместе с темнеющим небом, но было в ней нечто такое, отчего даже тысячелетней вампирессе захотелось сделать пару шагов назад. Вероятно, всё дело было в возрасте и ответственности лежавшей на хрупких плечах этой темноволосой красавицы, потому что перед ними стояла старейшина клана.
Я – Фирнис-Нот, – произнесла она своим неподражаемо глубоким голосом. – И боюсь, что ты ввела своих друзей в заблуждение. В этих краях нет солёного озера. Есть "Озеро слёз". Вода в нём горька, но в тоже время целебна. И оно прямо перед тобой. Мы иногда приходим сюда, чтобы отдохнуть, и отправляемся дальше со сменившимся ночным ветром. Но не представляю, зачем это место могло понадобиться кому-то ещё.
– Хм… а здесь есть какие-то следы присутствия разумных созданий? Может быть, древние руины или нечто подобное.
Нет, – бескомпромиссно отрезала Фернис. – Если только под водой. Но я не советовала бы вам туда заглядывать. Это дурное место. По ночам здесь происходят странные вещи и оставаться на берегу до полуночи не рискуем даже мы.
Амарилла озадаченно запустила пятерню в рыжие кудри. Она не чувствовала вкуса, но для живых попробовать воду не составило бы никакого труда. С другой стороны, если это всё же нужное озеро, то что за странности происходит здесь по ночам? Немного подумав, вампиресса рассудила, что с этим они успеют разобраться ночью, а пока нужно бы позаботиться о своих дышащих попутчиках.
– Скажите, а у вас не найдётся немного еды и воды? Хорошо бы обычной, а не горькой. Мы давно в пути и наши запасы практически иссякли.
Она знала, что вивенди не признают денег, но с радостью согласятся на что-нибудь обменяться. Так что у Брана и его оборотня есть хорошие шансы с ними договориться.
– И, если позволите, мы подождем здесь до полуночи.

Отредактировано Амарилла (12-09-2019 17:38:37)

+3

34

Пока ехали дальше, Бран многое узнал о еще одной спутнице Йохана.  Сначала ему быстро и не громко рассказал  Ричард об истинной сущности леди. А потом и сам маг увидел подтверждение слов оборотня.   Что же загадочной спутницей оказался вампир, что было весьма удивительно.  Конечно, как маг крови, Бран знал, читал и слышал о вампирах очень многое.  В древности многие, например, ставили знак равенства между магами крови и вампирами.  Дескать, и те и те охочи до чужой крови, а значит разницы между ними никакой.  Ну и били их одинаково. Точнее пытались. Впрочем, большой гурьбой с сотню крестьян, а иногда и заезжих магов организовать охоту было проще пареной репы.  Посему малефики и кровососы были своеобразными братьями по  несчастью.  Впрочем, каких то особых "братских" чувств к вампирше маг не испытывал.  Оборотень был прав, в бою ночные кровососы были невероятно опасны и легко могли впасть в состояние кровавой ярости. А учитывая их скорость регенерации то справиться с ними было чрезвычайно сложно.  Во всяком случае, так писалось и говорилось в слухах.  Сам Бран до сей поры сталкивался с вампирами, когда ходил вместе с учителем, но не имел большого опыта знакомства с существами ночи. Посему он решил довериться словам оборотня советовавшего не злить  их случайную спутницу на всякий случай. Ведь неизвестно кто из драки мага крови и вампира выйдет живым.
-Честно говоря, я не особо разбираюсь в лошадях, Йохан. Но зато знаю, где найти знающих людей, которые с радостью помогут с удачным выбором и не попытаются обмануть или как то облапошить.  Я просто попросил лучших лошадей,  с которыми можно не пропасть в этой пустыне. И мне предложили вот этих лошадок.   -Решил ответить Бран, когда речь зашла о лошадях. О, он слышал речь Йохана про то, что у него с молодости есть правила про секреты, и он их раскрывать не будет, всячески увиливая от темы.  На все это маг крови лишь усмехнулся. Ну, да. Было бы глупо, если Йохан раскроет тайну причины их нахождения здесь.   Но пусть его.   У каждого есть свои тайны. 
Дракон же, по всей видимости, о чем-то думающий или поддерживающий ментальную связь с леди вампирессой,  указал направление, куда двигаться дальше.   Не видя причин не доверять дракону, который мог их давно убить, если бы захотел,  троица спутников отправилась туда куда указали. По прибытию на место они нашли леди-вампира и местный народец. Девушка выступила в качестве парламентера, а заодно и представила их.
-Странный народец. -Прошептал Бран Ричарду. -Ты вроде больше знаешь о  пустыне, это не те знаменитые   пустынные вивенди, о которых ходят много легенд? 
Однако дождаться ответа опять не довелось,  представитель  народа, видимо старейшина вышла вперед. Она поведала о соляном озере,  что лежит перед ними и о его опасностях, чем весьма заинтересовала Брана.  Он даже задумался. Возможно это то, что мы ищем. Да в дневнике не было упоминаний об озере, даже соленном. Но дневник был написан много веков назад.  Кто знает, что произошло с этим местом. А может в дневнике не написано об озере специально? Дескать, не напишу об озере, а искатели и грабители моей сокровищницы пускай пройдут мимо и даже не догадаются о том, где я все спрятал? Вполне в духе мага крови.  К тому же опасности... Возможно, маг крови поставил какую-то защиту.  Или даже стражу.  В целом это в его духе.  Надо бы проверить. Но позже. Сначала припасы.
- Леди права, если у вас есть лишние припасы, то мы с радостью обменяемся. - Сказал Бран, слезая с лошади.  Навряд ли эти люди принимают золото, но быть может, что то ценное у спутников найдется для торговли.  Кто знает предпочтения пустынных людей?  В крайнем случае, маг был готов предложить свои магические услуги. Хотя  и их тоже могли не принять. Не все любили магию крови. Но одно было хорошо. Леди-вампир попросила о том, что бы они могли остановиться на берегу озера.  Значит возможно было проверить теорию о тайном хранилище древнего мага крови. Если повезет и оно окажется именно здесь.

+4

35

Я слушал разговор между Браном и Йоханом и лишь усмехался. Йохана я понимал как никто другой. Наемницкая доля - нелегкий хлеб.  Казалось бы, не лопатой махать, не кайлом себе на жизнь зарабатывать. Но ты продаешь свою жизнь. Без преувеличения. Ведь кто знает чем окончится очередной поход. Воин может умереть в бою, получив несколько золотых за свой меч и удачу. Я же продаю свои знания и ноги. И я тоже не могу сказать как закончу путь. Довести до конца я готов всегда. А вот готовы ли платить те, кто нанял. .. Иногда даже самые лучшие исчезают без следа.
А еще ты должен до последнего хранить цель путешествия в секрете. Не зависимо от того, кого ведешь. Караван ли, один ли - знаешь и молчишь. Такова примета: расскажи о цели - точно быть беде. Да незачем остальным знать. И для себя спокойнее, и возможные недруги следом не увяжутся, в пути не встретятся.  Разве что разбойники какие. И не по наводке, а по собственной, так сказать, инициативе.
На вопрос Брана я ответа не имел. О народе ветра - вивенди я, конечно же, слышал. Когда-то даже видел нескольких у пристани в Лимеллине. Но близкого знакомства, так сказать, не щаводил. И причин не было, и возможностей. Так что мог рассказать только слухи и домыслы, а, значит, не мог рассказать ничего. Враки о расах ни к чему доброму не приводят. Лишь искажают восприятие и лишают доверия. Знаю не по наслышке.  Сам не раз попадал в передрягу именно потому, что оборотень.
Так что вивенди удивили и меня. Госпожа Лила нас представила сама. Значит все же наши имена запомнила. Так что мне осталось лишь кивнуть головой, соглашаясь и приветствуя в ответ.  Красноречием я не страдал. Да и что говорить народу ветра не знал. Да и нужды в том уже не было.  Все сказали вампиресса и Бран. Так что я тихонько примостился на песке неподалеку от рыжей и во все глаза рассматривал старейшину. От одного вида ее мне захотелось смущенно поджать хвост, а голос это ощущение могущества лишь усилил. Прикажи она - подполз бы верно на брюхе, подставив уши.
Вот за это я древние расы и не люблю. Это уничижает чувство собственного достоинства. Ощущая себя мелким и несколько ничтожным, в душе поднимается не священный трепет, а досада.
Информация об Озере слез и его целебной воде меня заинтересовало. Я бы не отказался отхлебнуть немного целебной водички. Так. Превентивные меры, так сказать. Принцип "авось да небось" срабатывает.  Хотя разговоры о чем-то неясном не обрадовали. Но до полночи далеко еще. Время боятся и сваливать не наступило. А вот если вивенди помогут с припасами и покажут дорогу из пустыни, то втстреча с ними окажется крайне полезной.  Я навострил уши, вслушиваясь в разговоры. Кто знает, возможно, наличие среди детей ветра бывшей служанки госпожи вампира будет пооезным. Связи никто не отменял.  И они часто бывают весьма полезны.

+4

36

«Амарилла. Мое умение находить язык с представителями других народов оставляет желать лучшего», чем хороши и одновременно ужасны ментальные маги – им порой бывает жутко лень общаться словами, даже телепатическими. Куда проще просто «сбросить» нужную информацию в голову собеседнику.
Лично для дракона это было естественно и в некоторой мере даже приятно, все же она практически все свое детство именно так и общалась и познавала мир. Слова – они порой слишком тяжелы. Но то – драконы. Такой способ общения другими расами мягко говоря не приветствовался (хотя встречались исключения), главным образом по той причине, что дракон мог не контролировать силу своих «воспоминаний». От посыпавшегося на голову песка неприятно, но не смертельно, чего не скажешь о прилетевшем булыжнике, размером с сарай.
Однако, Амарилла, не смотря на свое легкомысленное в некотором плане поведение, была все же вампиром. И при том далеко не новенькой. Ей «послание» дракона навредить не могло. После сказанных слов, мелькнули обрывки воспоминаний о том, что один ветер оказался весьма ловким в обращении с драконьей долей.
«Конфликты нам ни к чему. Если он загладит былую вину помощью, забуду о произошедшем»
Сама обсидиан максимум что могла сделать – грубо ворваться в мысли своего давнего знакомца и столь же грубо встряхнуть, мол, где мои деньги, ворюга? Не самое умное решение. К тому же не факт, что этот вивенди вообще помнит о том, что было почти пять сотен лет назад. Все же он – дитя ветра, мало ли как они склонны хранить воспоминания.
Пригладив чешую и обходя присутствующих, дракон направилась к озеру. Некоторые ящеры отличаются тем, что способны распознать даже самые малые нотки вкуса. Только Морваракс относилась к тем, кто вообще не разделял пищу по таком принципу. Грубо говоря вкус для нее был едва заметной тенью, на которую не принято обращать внимание. Так что скорее всего вода для нее будет просто водой.
Тем более не с ее телом и врожденными способностями тестировать эффекты из данного источника. Тут нужны… смертные. Дракон повернулась в сторону спутников. Принуждать мага и оборотня она не будет (скорее всего исследователи сами сунуться), а вот трактирщик – иное дело. Собственно, он потому и был «нанят», как бы цинично это не звучало.
Мужчина как раз в свойственной ему манере узнавал про припасы. Тем же были озадачены внезапные попутчики.
«Три года назад поиски привели в пустыню. Нашла не то, что искала. Храм, спрятанный меж песков и времени, древний культ, оживший драколич. Смерть была ближе, чем клыки родича на шее»
Это не было спонтанное желание поделиться воспоминаниями. Тогда опасные странности начались тоже в определенное время. Казалось, что та битва была коротким мигом. И именно миг и фантастическая удача отделили обсидиана от участи стать подпиткой для монстра.
Драколичей не существует. Уже. Или пока. Может и тот рассыпался прахом из-за сорванного ритуала. А может он все еще где-то там. Но встречаться с этими чудовищами дважды Морваракс не хотела. Это накладывало беспокойство и вызывало желание лишний раз напомнить союзнице, что в песках скрывается порой слишком многое.
Иногда дракону казалось, что у Лилы и Йохана есть потрясающая способность убивать чужой страх собственной уверенностью. Впрочем, рыжая могла еще похвастаться и обширными знаниями в некомантии – то что нужно, что успокоить нервного от свежих воспоминаний дракона.
- Очередь из желающих? – трактирщик подошел к озеру и глянул в глубокие воды. – Когда-то пробовал пиво, выдаваемое хозяином за гномье. Вот там была горечь такая, что как мать родную зовут забудешь. Торгаша того, кстати, за такие шутки поколотили. Гномы.
«Маг. Человек. Оборотень. Интересно какой эффект будет для каждого»
Подбадривая собравшихся собственным примером, дракон наклонилась и сделала глоток. Как и ожидалось – ничего. Разве что даже не привередливая Морваракс отметила, что вода имеет «неприятный» привкус.

+2

37

Когда ты в любой момент можешь обернуться ветром и улететь, нет особой нужды скрываться. Но всё же Амарилле оставалось только поражаться тому, насколько тесен мир. И это на тот момент она ещё не всё знала. Надо же было такому случиться, что и у неё, и у Морваракс нашлись общие знакомые, внезапно оказавшиеся родственниками. Дети ветра тоже явно были удивлены появлением необычной компании, но, как ни странно, присутствие дракона их успокоило. Видимо, от этих созданий в принципе ожидали чего-то странного и необычного, а когда ожидания оправдываются, то всегда кажется, что всё идёт по плану и так оно и должно быть.
Амарилла поговорила с Эстреей и узнала, что Шалиски давно нет в клане Нот. Половину лунного месяца хвостатая путешествовала с ними и ждала появления вампирессы, а потом попросила проводить её к городу, что вивенди и сделали. Получалось, что разминулись они совсем немного, но что поделать. Видимо, для одного дня незапланированных встреч оказалось достаточно.
Вивенди отличные охотники, так что еда у них нашлась. Вяленое со специями мясо, какие-то сухофрукты, коренья и даже твёрдый сыр. А у Лилы нашлось несколько предположений, кого пришлось подоить, чтобы его сделать, но чтобы не портить аппетит попутчикам и не обежать гостеприимных хозяев, она предпочла оставить их при себе. Стайка молодёжи окружила Йохана и Брана, кажется, принимая их за обыкновенных людей в необыкновенной компании и выспрашивая, что интересного у них есть. Вампиресса посмотрела на весёлый обмен, на стоящих неподалёку лучников, всё ещё не спускающих с неё глаз, и решила не вмешиваться.
Вивенди – гостеприимный народ, но к нежити это никогда не относилось. Собственно, как и у всех остальных. Амарилла не стала настаивать на том, чтобы ради неё нарушали традиции. Вместо этого она попросила у Эстреи несколько полосок мяса, плошку с водой и пошла кормить оборотня. Вампиресса привыкла владеть живыми существами и, чтобы она увидела в каком-то из них личность, а не имущество, должно было произойти нечто из ряда вон. Но была у этой привычки и оборотная сторона, Лила никогда не забывала о том, что о вещах нужно заботиться, пусть даже твои они только на время.
- Держи, - она подставила еду под руку Ричарда, села рядом и кивнула на их остальных мужчин и посмеивающихся над чем-то вивенди, - можешь пойти к ним. Тебя здесь примут за человека.
Произнесено это было ровно, без каких-то особых интонаций, но как-то само собой напрашивалось приправленное горькой усмешкой продолжение фразы: "А меня – нет".
- Шалиску свою я не отыскала, - помолчав, продолжила она. – Зато дракон говорит, что нашла тут одного из своих должников. Поможешь потрясти?
Пугать одного из старейшин, а учитывая давность событий, показанных Морваракс, её жаднинький приятель наверняка уже входил в их число, Амарилла не собиралась. За такой срок меняются даже бессмертные. У них появляются возлюбленные, дети, внуки и из бравых искателей приключений они как-то незаметно превращаются в добрых и заботливых старших родственников, рассказывающих истории у очага. У этого тоже теперь появилось что терять, и вампиресса считала, ей достаточно будет с ним поговорить, а оборотень нужен был скорее как ещё одна пара глаз, чем как реальная зубодробительная сила.
Правда разговор получился всё равно очень странный. Полутысячелетний черноволосый ветер с лицом семнадцатилетнего юноши совершенно спокойно признал свой проступок. Сказал, что тогда был очень молод и попал под влияние людей. Теперь у него были совершенно другие ценности. Кто бы сомневался! И он очень сожалел о том, что не может вернуть то, что задолжал Морваракс. Зато с его слов выходило, что если переночевать на берегу озера, то можно получить нечто куда более ценное, нежели горсть монет. Мало кому это удавалось. Собственно, сам он слышал лишь о двух настолько удачливых искателях. Но всё это оттого, что остальные забыли о том, зачем отправлялись в путь.
"Выбирая награду за победу над своими страхами, важно помнить, что честь в верности, сила в вере, а красота в простоте", – сказал он. Амарилла ничего не поняла, но отпустила его без особых возражений. Если дракона не устроит компенсация или это всё просто окажется обыкновенной брехнёй, то им не составит особого труда отловить этого умника и доказать, что сила бывает не только в вере. Так что лучше бы тут отыскаться чему-то действительно ценному.
А потом с озера подул прохладный, влажный ветер и вивенди снова отправились в путь. Амарилла пересказала Морваракс странный разговор с давним драконьим знакомцем и окинула взглядом опустевшие берега небольшого полукруглого водоёма. Странное это было место. Но озеро среди барханов само по себе зрелище очень необычное, так что она не придала этому ощущению особого значения. Ничего тёмного она здесь не ощущала. И это-то, пожалуй, как раз было самым странным. Потому что Тьма, как ни крути, это такая же часть мира, как и Свет, и она есть везде.
Внезапно лунная дорожка на воде сделалась вдвое длиннее, а озеро превратилось в практически правильный круг. Даже не смотря на то, что у вампиров практически не бывает галлюцинаций, а ночью не возникает миражей, Амарилла потёрла глаза.
- Вы тоже это видите? – кивнула она в сторону бесхитростного видения и для верности протёрла глаза ещё раз. – Знаете, по-моему, нам нужно на другой берег… Бр-р-р! Терпеть не могу воду.

+3

38

Что же оборотень так и не ответил, но это, собственно говоря, было уже и не нужно. Бран сам узнал то, что угадал. Перед ним были легендарные вивенди - народ ветра как их еще называли. Что же. Эту встречу можно было записать в  личное  достижение. Можно сказать почти все на этом свете видел. Ну, кроме богов.  Хотя тогда несколько лет назад...   Но это было очень давно и не факт что там было именно божество.
Меж тем их с Йоханом окружила молодежь, высматривая что-то для обмена и предлагая товары в виде продовольствия.  Самое интересное, по мнению Брана, было то, что окружили именно их двоих, "обычных" людей.  Хотя видимо народ ветра не чувствовал так сильно магию крови.  Или спасало кольцо, надежно скрывающее ауру?  А то кто знает, какая у них была бы реакция?
Что можно было предложить кочевникам на обмен за еду? Бран, собственно говоря, не рассматривал тот факт, что у них банально могут подойти к концу припасы. Когда они с Ричардом отправились в пустыню, еды и воды было взято с запасом, но, по всей видимости, недостаточным для такого путешествия.  Да и само путешествие вышло не таким удачным, как рассчитывал малефик.  Так что теперь маг крови был в непростой ситуации. Нужно было что- то обменять на продовольствие и воду. Но чего-то как раз и не было.  Опять таки не рассчитывали, что придется торговать с кочевниками.  Да небольшой запас золота и серебра был. Лежали в двух кошелях в седельных сумках. Но вряд ли пустынники примут ненужный металл.   Было еще всякий нужный и не нужный скарб в виде одеял,  небольшой фляги качественного самогона, ножей да медицинские припасы которые всегда были при себе. В общем, худо-бедно при помощи Йохана договорились с вивенди. За припасы фляга самогона, ножи и кое-что из медицинских припарок и вещей ушло в качестве оплаты. Но сам маг посчитал, что легко отделался.
Закончив с торговлей и пополнив припасы на несколько дней, маг подошел к озеру, где как раз сделала глоток дракон
-Решили попробовать есть ли в озере целебная сила? -Спросил малефик у воздушного ящера. Однако, не дожидаясь ответа, сам опустился на колено и, набрав в ладошку немного воды из озера, тоже решил сделать глоток. Вода оказалась соленой, и каких-либо целебных свойств он не почувствовал. Может и была в озере какая-то магия исцеления, если выпить литр или окунуться с головой, но проверять не хотелось. Наоборот хотелось промочить горло нормальной водой.  -Какая то гадость.  Хотя возможно нужно выпить много и часто что бы хоть какие то целебные свойства проявились. -Отряхнув руки, маг отошел от озера впрочем, по-прежнему посматривая на него с интересом. Теория о том, что на глубине могла быть сокрыта легендарная библиотека мага крови, все еще имела право на жизнь. 
Когда вивенди вновь ушли в дорогу, маг решил, что настала их пора. Они остаются около озера на ночь. А значит стоит подготовиться к неожиданным сюрпризам. Если здесь действительно сохранилась хранилище мага крови, то можно ожидать всякого. Малефики прошлого любили хранить свои секреты различными ловушками и самой опасной стражей.  Однако ситуация могла оказаться совершенно противоположной если на самом деле здесь не было хранилища и они нашли что то иное.  Такое что способности мага крови могли оказаться недостаточными или вовсе неэффективными.  Но отступать было уже поздно,  да и на его стороне был дракон, так что не все так плохо. Поэтому Бран все же достал все, что нужно бурдюк с кровью, подготовил кинжал под левую руку, в сумку положил два оставшихся зелья для восстановления крови. На случай если бурдюка  окажется мало.
Пока маг крови готовился, происходили странные вещи.  Озеро как будто удлинилось. Стало больше, хотя малефик мог поклясться Рилдиром, что ранее водоем был меньше. 
-У меня странные ощущения, что я вижу иллюзию, которая приглашает меня пройтись по лунной дорожке на другой берег.  Чувства говорят, что нужно идти по дорожке, а разум утверждает что, сделав пару шагов, я просто пойду ко дну. -Произнес Бран, задумчиво осматривая озеро. -И честно говоря, я  не знаю, кому верить.

+3

39

Народ ветра был шумным. Молодежь, либо те, что были похожи на молодежь (я вот тоже выгляжу лет на семьдесят моложе, и то же самое я могу сказать и о госпоже вампирессе) окружили Брана и Йохана, счииая, очевидно, их более подходящими для разговоров. Кто знает. То ли вивенди больше любили людей и каким-то своим образом различали их (по ауре, к примеру - не всем же вынюхивать кто перед тобой), то ли просто не заметили меня. Можно было бы и обидеться на несправедливость, но я устал. Поэтому минуты тишины и покоя умел ценить. Пусть дети развлекаются с новыми "игрушками". Не думаю, что они каждый день встречают такую странную разношерстную компанию. Я могу точно сказать, что никогда ранее не слышал, чтоб собирались вместе дракон, вампир, человек и оборотень. А теперь еще и вивенди. Лесного эльфа нам не хватало и тифлинга. Вот тогда это был бы тот еще суп. И шефанго для особого вкуса...
Я улыбнулся своим мыслям, вычерчивая на песке эльфийские руны. Учить их начал недавно, заполучив в свои лапы один потрепанный фолиант с весьма занятными виршами непотребного содержания. Вирши были написаны разными языками. В том числе и на эльфийском. А этот язык я знал плохо. На уровне "Я пройти мимо, остроухая сволочь, не нужно тыкать мне стрелу в спину".Это было смешно до поры до времени. Мало ли. А вдруг вот просто завтра некий эльф возжелает нанять меня. А я ему три слова два из которых матерные. Я покачал головой, посматривая на остальных.
Морваракс хлебнула водицы из озера, поддавшись любопытству, отпила и Лила, зачерпнул Бран. Уши у них не отпали, нос не вырос. Цитировать Эраста Великомудрого, известного своими зубодробительными трактатами о строении мира со столь витиеватым стилем изложения, что даже остроухие из Арисфея его книги предпочитали сжигать, а не читать, никто не пытался. Это значило, что могу попробовать и я. Вдруг на оборотней эта водичка действует быстрее. Еще и с моим-то организмом. Подойдя к водоему, я взглянул на себя в зеркальную гладь спокойных и почти черных в сумерках вод. Мою голову вновь украшала непокорная шевелюра. Я вытряс песок из волос и окунулся в озеро. Вытащив голову, пригладил мокрые волосы и зачерпнул ладонью воду. Принюхался. Она пахла немного морем. Но запах был тонким и очень слабым. Пока я нюхал, вся влага просочилась сквозь пальцы, упав на песок тяжелыми каплями. Я зачерпнул еще раз и выпил. Водица была горькой.  Пить ее было почти невозможно. Но я пересилил себя, глотнув. Ничего не происходило.  Значит, эффект не мгновенный. Надеюсь, второй хвост к утру не отрастет.
Вновь усевшись на остывающий уже песок, я продолжил свой "урок", вспоминая правильность написания слова "водоем". Мои упражнения прервала вампир. Я поднял брови от удивления, но еду принял. Жуя мясо, я слушал Лилу, кивая. Предложение поприсутствовать при небольших разборках я принял без особого энтузиазма, но чувствуя себя обязанным.
- Меня не нужно принимать за человека. Тот, кто обманывается пусть и дальше живет иллюзиями. Я не разрушаю их и не поддерживаю. Так проще. Не нужно оправдывать ожидания. За еду спасибо. Пить хотелось. - горечь в словах вампирессы я уловил. Кто знает, возможно она жалела о том, что не человек. А, возможно, так же как и я устала доказывать, что большинство страшилок о нас - глупости.
Разговор с темноволосы ветром вела Лила. Я лишь переминался с ноги на ногу, гадая сколько на самом деле лет жтому "пареньку", что выглядел едва ли на пару лет старше меня.  Возраст выдавали лишь глаза. Как я понял, этот вивенди когда-то обманул дракона, заграбастав себе его часть добычи. Поступок годный мелали "за самую идиотскую смерть". Кто же в здравом уме станет отбирать у крылатого ящера золото?! Этому повезло, что он был ветром. Явно поаезло. Разговор закончился полюбовно. Я усмехнулся, возвращаясь к своему ничегонеделанью.
Вскоре, поймав попутный ветер, его дети покинули берег озера, оставив нас одних.
Луна нарисовала на поверхности озера дорожку. Я невольно залюбовался этим зрелищем, понимая внезапно, что водоем, и правда, меняет форму.  Дорожка манила пройтись по ней. Плыть на иной берег не хотелось. Я помнил слова о том, что лучше не нырять в эти воды. Но удастся ли пройти по дороге из лунного света, не утопившись?
Я лишь недоверчиво покачал головой, раздумывая о том, не могла ли вода из озерца вызвать эти галлюцинации. Только вот бывают ли они одинаковы у всех?

+3

40

- Не так ужасно, как то пиво, но даже утолять жажду сложно. Знаете, иногда мне кажется, что все целители чем-то обижены на клиентов и специально делают лекарственные отвары горькими, - Йохан пил последним. На немой вопрос, застывший в воздухе, отрицательно покачал головой. Он тоже не чувствовал особых целительных сил данной водицы. Хотя, пожалуй, не отказался бы, чтоб некоторые возрастные болячки оставили его в покое.
Дракон не возлагала на «целебное» озеро большие надежды. По крайней мере в вопросе исцеления. Но ожидала… чего-то более интересного, нежели три скривившихся от горечи лица.
Конечно, нужный эффект мог проявиться не в мгновенном исцелении от всего и вся, и даже не ощущении, что тебя покидают хвори. Может ли чудодейственный источник «сохранять» тело в пойманный момент, т.е. оставлять его таким, каким оно было в момент испития? Сказания говорили, что да – очень даже возможно. Более того такое бессмертие было бы очень даже в духе Богов, которые вообще не склонны разбрасываться подобными дарами.
Если бы дракон всерьез верила в эту теорию, то… то кто-то из пивших был бы обречен стать подопытным образцом. Не навсегда, конечно, и даже не на кошмарно долгий срок. Всего на раз. Только оный мог стать последним, если воды «сработали» не так, как ожидалось бы.
Благо для собравшихся – обсидиан упорно чувствовала смущение и смятение, будто она со своими запросами идет не в том направлении.
То, как меняется реальность, дракон видела ранее. Так же, как и тогда, испытала легкую дрожь по всему телу – касание магии. Магии столь сложной и одновременно столь простой, что ни один чародей мира не в силах ей помыкать. Говорят, что раньше магия была дикой, говорят, что колдуны и ведьмы первых тысячелетий могли то, что нынешние архимаги могут назвать только чудом.
Правда это или очередные домыслы о заре времен, Морваракс не знала. Но всей своей сущностью чувствовала как мир – понятный и казалось бы изученный – преподносит новый сюрприз. Опасный? Странный? Благой в своей чуждости?
Зеркальная гладь вод. Зеркало… да, иначе не скажешь. Идеальной формы, в идеальном покое. Загляни туда, не пресекая границу и не увидишь ничего, кроме отражения. Рискни разбить и тогда… Лунная дорожка как подарочная лента на дорогом творении непостижимого мастера. Приглашает пройтись по воде, манит ступить на тот берег.
Столь прямо и очевидно, что не грех заподозрить ловушку. Дети ветра ушли, слова должника эхом отдаются в мыслях.
- Не к месту разобью это лунное очарование, но вспоминается мне история, которую очень любят петь в храмах Имира. Мол, был у Бога сын и творил чудеса, доказывая люду свое божественное происхождение. Среди прочего ходил по воде и других мог провести. В песнях это действительно был божий дар. А вот на деле, как мне сказал старый маг, очень похоже, что умный молодец магом воды был. Хорошим, сильным… Но просто магом, не Имировым сыном. Собственно, к чему это я: от этой дорожки тоже странно как-то веет… Вроде и не обманывает никто, но будто не с той стороны смотрим.
«Не с той… Хм. Йохан. Оставайся на этом берегу»
Дракон сделала то, чего сама от себя не ожидала. Вивенди ясно дали понять, что ночью от обманчивых чудесатых вод нужно держаться подальше. Обсидиан же… Обсидиан прыгнула. Она даже не старалась попасть на лунную дорожку – нырнула в черную гладь.
Логично было бы ожидать всплеска, шума, тучи брызг – как бы аккуратно и мастерски дракон ни умела входить в воду, а совершенно чисто этого не сделаешь. В обычной ситуации… Ящер словно скользнула в портал – погрузилась туда – во тьму – не подняв даже намека на волны.

примечание

Даю и активно поощряю всякий произвол с этим озером. Думаем себе чудачества и неприятности.

+3

41

Ругая всеми возможными способами несправедливость судьбы и шутника Рилдира, Амарилла с самым несчастным видом топталась у кромки воды. Как, ну вот как она даже отправившись в пустыню умудрилась найти где поплавать? Не то чтобы Лила в принципе не переносила воды, поплескаться в бадье с мёдом и травами или в ручье, где дно видно, ей очень даже нравилось. Но лезть на глубину, в которой неизвестно что прячется и с которой неизвестно как выбраться, было по-настоящему жутко.
От этих невесёлых мыслей её отвлекло занятное желание каждого из спутников попробовать воду. А еще говорят, что вампиры всякую гадость в рот тянут. Хотя, это пожалуй тоже справедливо. Вот она, например, как-то дроука съела. Совсем недавно, года ещё не прошло. Но это было для дела, к тому же проклятый восьмилапый эльф оказался невероятно живучим, а значит и вкусным. Но люди её порой поражали.
– По-моему, это наружное средство, – улыбнулась, заметила вампиресса.
Но, тем не менее, тоже поддалась общему порыву, намочила и лизнула ладошку. Как и ожидалось, ничего особенного. Амарилла великолепно различала запахи, с лёгкостью определяя таким образом состав зелий, крепость спиртного и даже человеческие эмоции, но вкус у неё был сильно изменён. Всё, что не несло в себе активный жизненной силы, отдавало тленом, а то и вовсе было безвкусным. Это озеро для неё ничем не отличалось от любого другого. Зато Лила с явным интересом принюхалась к Брану. Почему-то его сейчас хотелось лизнуть гораздо больше, чем попахивающую серой и ещё чем-то непонятным воду. Но вампиресса всё-таки сдержала внезапный порыв и маг так и остался необлизаным.
– Да, кажется, я знаю эту историю про хождение по воде, – покивала она Йохану. – Наверное, от тебя об этом и слышала. Ходить по воде не так уж сложно, на самом-то деле. Всё стихийники так умеют. Кроме земных, кажется. И жрецы, и рунники, и даже я. А вот насчёт родства с божеством, кто знает? На Альмарене много богов, какой-нибудь из них мог и детишек наплодить… да и есть ли разница?
Амарилла безразлично махнула рукой и умолкла, поглядывая то на озёрную гладь, то на противоположный берег. Всё-таки нырять было очень страшно, а перелететь – почему бы и нет. Но тут дракон решила опробовать надёжность лунной дорожки и… исчезла.
– Мор! – придушенно пискнула Лила, прикрыв рот ладошкой.
Наверное, какая-нибудь другая барышня больше испугалась бы за себя, оставшуюся в компании троих мужчин. А вот Амарилла больше испугалась за дракона. Мало того, что Морваракс решилась нырнуть, так ещё и обратно всё никак не появлялась.
– Да что же это такое? – металась вдоль берега вампиресса. – Да как же это так?!
Драконы, конечно, очень живучие существа, но всё же им в отличие от вампиров необходимо дышать, что под водой сделать весьма затруднительно. Так что волнения Амариллы можно было понять. Она чувствовала, что Морваракс надо выручать, но тёмная поверхность озера выглядела очень уж пугающе. Страх не давал подойти, а сделать это было необходимо.
– Да чтоб тебя! – внезапно фыркнула Лила и разозлилась. – Вот все бы так делали. Я пойду доставать дракона, – оглянулась она намужчин и, действительно, пошла.
У берега оказалось совсем мелко. Подобрав юбки, вампиресса сделала несколько шагов и даже в сапожки не зачерпнула. А потом дно вдруг ушло из-под ног и вода без всплеска сомкнулась над головой. Амариллу обуял всепоглощающий, неподдельный ужас и, не в силах пошевелиться, она медленно пошла ко дну.
Когда-то очень давно, еще будучи человеком Лила любила море и прекрасно умела плавать, но с тех пор минуло более девяти веков. Нынешней Амарилле, не чувствуя под ногами твердой поверхности, справиться с тобой было очень непросто. Но всё же она взмахнула руками и поплыла наверх. Намокшее платье мешало и тянуло обратно, но, тем не менее, поверхность неумолимо приближалась. Вот над нею показалось взъерошенная рыжая макушка. Вампиресса бестолково повертелась вокруг своей оси и поплыла к ближайшему берегу.
Кое-как выбравшись на него, она долго стояла на коленях, не веря своему счастью. И только немного успокоившись сообразила, что это не тот берег. Песок под пальцами оказался не серо-коричневым, а золотистым, от воды больше не пахло непонятной пакостью, а вместо барханов вокруг раскинулась роща. И самое главное, на берегу были построены мостки. То есть, место это, по всей видимости, было обитаемым.
Лила поднялась на ноги и прошлась из стороны в сторону, непонимающе озираясь. Роща, а скорее даже сад, выглядела ухоженной и умиротворённой, но отчего-то вампирессе становилось здесь не по себе. Далеко не сразу она поняла, что причина кроется в едва заметном несоответствии идеального состояния маленького парка и отсутствия следов каких-либо разумных созданий. Это только кажется, что порядок может существовать сам по себе. На самом деле его постоянно необходимо поддерживать и, кто бы этим ни занимался, он всегда оставляет следы. Звуки, запахи, потерянные и позабытые вещи, уборочный инвентарь и просто отпечатки ног. Но здесь ничего этого не было. Лила отжала отяжелевшую юбку и пошла посмотреть, повсюду здесь наблюдается такая картина или она просто угодила в какой-то очень уж редко посещаемый уголок этого садика.

Отредактировано Амарилла (27-09-2019 16:32:16)

+4

42

Маг с изумлением наблюдал, как спутники рискнули с озером, и пропали без следа. Сначала могучая драконница нырнула и исчезла в глубинах озера, затем леди вампир последовала за ней. И вот  сейчас настало время для раздумий.  Вроде как Вивенди предупреждали, что озеро опасно.  И вполне возможно опасно оно вот за счет того, что заманивает и поглощает незадачливых путешественников, что решили окунуться в нем.  Если это правда, то теория о книгохранилище сыпалась как карточный домик. Тот древний маг крови, конечно, был мощным и невероятно сильным, но не до такой степени!  Хотя кто знает. Может он помимо магии крови знал, что то еще?  Если он и вправду достиг истинного бессмертия, то, что ему другая магия? Неизвестно сколько он прожил и что изучил за время своей жизни.   Хотя такое объяснение все же выглядело слишком уж притянутым за уши.  Но Брану все же очень хотелось верить, что он довольно близок к хранилищу древнего мага.  Однако даже если это не так то, тут возникало другое любопытство.  Ведь, похоже, дракон и вампир все же достигли своих целей.  Возможно, именно это озеро и было их изначальной целью. И даже если не само озеро то, то, что оно скрывало.  И это вызывало вопросы.  Что же такого могли искать летающий ящер и представитель нежити?  Уж не сокровища же. Нет, я, конечно, слышал сказки о легендарной драконьей жадности, но все же...  Что то иное. Что-то куда более ценное скрывает это озеро.  Как бы в результате за него не пришлось драться при разделе добычи.
-Йохан. Я так понимаю, вы все же останетесь здесь для охраны и просто так? И вроде бы дракон вас именно об этом попросил? Если нет, то прошу я. И раз вы, скорее всего, останетесь, то позвольте немного позаботиться о вашей безопасности. Вы может прекрасный фехтовальщик и у вас есть хорошее оружие, но кто знает, что может быть в этом озере. -Маг крови поднял бурдюк с кровью и хорошенько тряхнул его. По бульканью было, похоже, что крови осталось, где то пол-литра или чуть больше. Не сказать что бы очень много, но должно хватить.  Вытащив из подсумков небольшую глиняную тарелку, малефик откупорил бурдюк и налил в тарелку немного крови. На глаз где то на небольшую чашечку, может чуть больше.  Закрыв бурдюк, маг быстро прочел заклинание,  отчего кровь немного почернела. - Вот. Отпугнет зверей и всяких тварей.  Если же вам будет неудобно находиться  около тарелки, то просто  обмокните ладонь  и оставьте след на груди. Желательно в  районе сердца. Действие конечно сократиться и то, что в тарелке можно больше не использовать, но защита будет точно такая же. Ричард ты останешься или идешь?  Если что буду ждать тебя там. - Маг убрал бурдюк обратно и шагнул к озеру.  От дракона и вампира не было никаких вестей и следов. Возможно озеро просто поглотило их без следа.  А быть может они оказались зазеркалье.  Или быть может озеро не озеро, а портал? Просто большой портал.  Хм, возможно и такое.  Что же проверим.    Так же как и вампирша несколькими мгновениями ранее, Бран просто вошел в воду. Маг крови не очень дружил с водой, но кое-как умел плавать.  Поэтому набрав  полную грудь воздуха, малефик нырнул.   Далее все было как то странно. Вроде бы вот он только нырнул с головой достаточно глубоко и тут же начал выплывать, но выплыл при этом в совершенно другом месте. Хотя выплыть в тяжелой куртке да с оружием и прочим инвентарем было непросто,  но маг справился. Оказавшись на береге,  первым делом Бран отдышался и лишь, затем осмотрелся.  Перед ним была роща. Причем роща ухоженная. Да и вообще от этого место оставалось впечатление обитаемости, что довольно странно. Хотя если Азур владел и другой магией, то создать такое вполне в его силах. Если конечно, это создал он. Кстати неплохая теория.  Маг крови создал себе свой собственный красивый сад-рай, в который переместился, оставив себе крупную лазейку. В целом вполне сходится. Правда что за магия такая позволила создать все это... Я даже не представляю.  Но тут нет даже следов. А ведь дракон и леди вампир нырнули давненько и уж точно должны были оставить следы. Надо подождать Ричарда хотя бы немного.   На всякий случай Бран открыл и приготовил бурдюк для быстрого произнесения заклинаний. Кто знает чего стоит ожидать от этого места.

Отредактировано Бран (29-09-2019 20:53:19)

+2

43

Мало того, что каждый из путников решил испить водицы из озёра, так еще и решили искупаться в нем. Первой нырнула дракон. Только обсидиановый хвост по воде ударил. Я несколько минут потоптался взад-вперед по берегу, всматриваясь в лунную дорожку и тёмные воды, но Морваракс не видел. Кто знает сколько времени драконы могут не дышать под водой. Возможно, она там час плескаться будет...
Второй в воду решилась войти Амарилла. За госпожу вампирессу я вообще не беспокоился. Вот кому вообще дышать не нужно. С такими умениями можно, верно, по морскому дну ходить. Хотел бы и я так. Хотя... Живым быть лучше.
Когда-то я задумывался о том, что будет если вампир укусит оборотня. Станет ли проклятый луной зверь нежитью? Если оборотень искусает кровопийцу точно ничего произойти не сможет. Нельзя же заразить то, что уже не живое. Когда я был "в гостях" у одной кровосощущей сволочи, то "хозяин" ни единого раза меня не укусил. Зато кровушки попил знатно... Вспомнишь - вздрогнешь.
Вот и вампир канула в воды с концами. Мой путь по берегу стал слегка длиннее. Когда туда же засобирался Бран, я должен был бы занервничать, но, почему-то считал, что все идёт так как нужно. Неподалёку оставался Йохан, но я подозревал, что он единственный (кроме лошадей), кто на лунную дорожку не купился и воды пробовать не стал. То ли он был самым здравомыслящим среди нас, то ли...
Второго "то ли" я не придумал. Бран ушёл в плаванье и мне стало слегка тоскливо. Зверь во мне решил, что ему просто необходимо нырнуть в горькую воду. Ну знаете: лунная дорожка для лунного зверя... и прочая чушь в том же роде. Только в тот момент все это чушью мне не казалось.
Я стянул с себя вещи, запихивая все в свою сумку, и кувыркнулся на песке, перекидываясь. Барс довольно рявкнул, получая свободу после многодневной отсидки в вынужденном заточении. Рявкнул и протянулся, довольно разминая лапы. С громким урчанием кот начал кататься в песке, а после в пару прыжков одолел расстояние до воды и плюхнулся в озеро, поднимая тучу брызг. Пара мощных гребков четырьмя лапами и вот барс уже довольно щурит зелёные глаза, купаясь в лунном свете. Кот нырнул чтоб вынырнуть совсем в ином месте.
Почему я решил, что место было иным? Я не был идиотом. Это раз. Пахло здесь все иначе и странно. Это два. На берегу появились заросли. Это три. Хотя, третье нужно было бы поставить вместо второго... Но это полемика, а я сейчас отряхивался на незнакомом берегу, принюхиваясь и пытаясь понять есть ли здесь кто живой.
Естественно мне хотелось отыскать Брана, Морваракс и Амариллу, но пока что я не мог уловить ни единого знакомого запаха. Разве что манго пахли манго.
Кот, осторожно уступая, пошёл вперёд, всматриваясь в густую зелень. Но здесь не было птиц и зверей. Лишь озеро за спиной, лесок впереди и луны над головой. Громко чихнув, ирбис уселся на песок, облизывая нос, и принялся задумчиво мыть лапу.

+3

44

Йохан проводил взглядом последнего исследователя (и единственного при взаимодействии с которым вода повела себя как вода, т.е. пошла рябью и полетела брызгами). Пожал плечами и постарался поудобнее лечь на берегу. Хорошо, что возраст уже дает о себе знать. Бессонница и желание просто смотреть на огонь и воду, думать о былом, вспоминать ушедшее. Поглядывая на безукоризненную гладь воды, Йохан стал ждать.
Они вернутся – в этом он был уверен, как никто другой. Каждый раз когда его охватывала непоколебимая вера, граничащая с пустой уверенностью, всё происходило именно так, как он того ожидал.
А еще он четко осознавал, что дракон строит над его головой какие-то планы. Не похоже, чтоб он был тут сильно нужен. Забавно и немного обидно, когда над тобой так трясутся. Как над ребенком или стариком немощным. На словах-то все было затяено ради последнего в его жизни настоящего приключения, а на деле… Поживем – увидим, но человек решил, что ничему уже не удивится.

Поначалу Морваракс казалось, что это просто озеро. Разве что вода здесь была липкой, тягучей и плотной. Дракона сдавило со всех сторон, принуждая плотнее прижимать крылья к телу и сильнее смыкать ноздри. Крылатые ящеры могли долго, очень долго держаться под водой (да и не только в ней), но попадание чего-либо в нос всегда неприятно.
Обсидиан ожидала, что стоит нырнуть поглубже и там будет нечто. Старые колонны, полуразрушенные дома, вычурный храм, кости кого-то великого. Ожидала увидеть даже туннель, ведущий в скрытые пещеры и забытые залы. Но ничего этого не было. Не было вообще ничего.
Наверное, можно было бы испугаться, но отголосок реальности все еще был рядом. Дракон была в воде – прохладной горькой воде. Она не провалилась в иной мир или аномальную ловушку. Странность на тот момент была одна: дракон не видела. В том смысле, что даже очертания скал и земли отсутствовали. Развернувшись Морваракс решила оценить как далеко ее унесло от поверхности. Может как раз в том и была разгадка?..
Увиденное ее поразило. Вернее будет сказать не увиденное. Там, откуда она пришла, был все тот же мрак. Ни света луны, ни очертания берега. И звуки все исчезли вместе с миром. Была только темнота и объятия воды. Интереса ради Морваракс стала всплывать. И чем дольше стремилась вверх, тем сильнее убеждалась, что ее таки поймала местная ловушка.
Аномалия – то, что готово удивить, исказить или сломать даже самое древнее существо. Хоть Личиса и ему подобных драконов, хоть бредущего по миру со времен противостояния Братьев айрэс или демона. Аномалии – секреты мира или посмертный дар Амат? Можно спорить сколь угодно, но факт остается фактом. Они есть и они ловят тех, кто к ним слишком близко подойдет. Не спасет ни прочная чешуя, ни многовековой опыт. Однако, иногда спасаться и не нужно.
Без паники, даже с любопытством, обсидиан приоткрыла пасть и выпустила немного воздуха. Шустрые пузырьки устремятся к поверхности. И они устремились. Во все стороны разом.
«Странно. Но ожидаемо»
Сделав странное движение – словно свернувшись и кувыркнувшись в толще вод, дракон выпрямилась и поплыла следом за первым попавшимся пузыриком воды.
Внезапно ящеру стало неуютно. Страх Морваракс испытывала всего раз в жизни. И нет, это было не тогда, когда ее рвали на части братья и сестры или били по неокрепшей чешуе наемные маги. Молодой дракон испытала страх, когда подойдя к водоему столкнулась со старым и очень крупным линдвормом. Длинное тело, молниеносные движения, клыки… нет – страшнее всего были кольца мускулистого тела на шее и груди. С каждым выдохом сжимаются все сильнее, с каждым мгновением все дальше вниз. Тогда молодой дракончик испугалась.
С тех пор прошло не одно столетие. Казалось, что детский страх ушел навсегда. Но он оказался жив и будоражил ящера напряжением и нервозностью. Морваракс ожидала нападения и стремилась выбраться на сушу – туда, где у нее есть преимущество.
Рядом мелькнула тень – мелкая, но шустрая. С другой стороны проползло что-то длинное и крупное. Ясно одно – обсидиан здесь уже не одна.
По себе зная, что многие хищники реагируют на эмоции, дракон продолжала плыть вверх (теперь кажется это и впрямь был верх), не отвлекаясь на мельтешение неизвестных обитателей.
Рывок и на поверхности озера появляется рогатая голова.
«Интересный переход»
Это, что ожидаемо, была не пустыня. Песка здесь не было и в помине. Берег виднелся вдалеке. До него еще плыть и плыть. А вокруг… теплая приятная вода, над головой усыпанное мириадами звезд небо. Тихо, приятно, спокойно…
Решив, что очарование не разобьется от ее крыльев, дракон прыгнула и захлопала крыльями. Устремилась в чужие небеса. Иллюзии, аномалии… что бы это ни было, но полет здесь был таким же как в родном мире.

+3

45

Зелёная при свете дня листва под луной казалась серебристо-чёрной, а маленькие, тёплые очертания животных и птиц мелькали на её фоне розовыми и оранжевыми пятнами. Будучи ночным существом, Амарилла привыкла видеть мир таким, но её по-прежнему смущала некоторая однобокость и неполнота общей картины. Некромаг в ней прямо-таки задыхался. Ему не из чего было творить, будто зверушки только жили здесь, а умирать уходили куда-то в другое место. Наверное, именно так выглядел Альмарен в первые дни своего существования и вампиресса остро чувствовала свою неуместность в этой идиллии.
От мостков тянулась извилистая тропинка. Распугав всю мелкую живность, Лила прошла по ней с полсотни шагов и оказалась окружена живностью покрупнее. Что это за создания, вампиресса не знала, но они были двуноги, невелики и, определённо, разумны. Похожие на человеческие, но гораздо более изящные силуэты мелькали то там, то тут, появляясь на тёмных стволах деревьев и, казалось, исчезая прямо в них.
Кто ты?.. Что ты здесь ищеш-ш-ш?.. – недобро шелестели их кроны.
– Дракона, – остановившись, честно призналась Амарилла. – Я ищу дракона. Небольшого такого, изящного, обсидианового. Вам он случайно не встречался?
В этот момент на оставшемся позади озере послышался всплеск и звёзды закрыла тень крылатого ящера. Невидимые обитатели рощи притихли, а потом все куда-то подевались.
– Вот спасибо, – на всякий случай произнесла вампиресса, не будучи уверена, нашлась ли Морваракс сама или это постаралась здешняя магия.
Ей никто не ответил. Ну, и ладно. К вампирам редко относятся хорошо, просто потому что боятся. И, в общем-то правильно делают, дети ночи твари очень опасные, особенно для всяких миленьких, маленьких магических тварюшек. Лила могла навредить им одним своим присутствием, потому не обиделась на грубость. Главное, что дракона вернули и что с нею всё хорошо.
К слову, многие вампиры, особенно обращённые, вообще предпочитают не афишировать свою природу. Надо признать, это тоже имело смысл, особенно пока они молоды, но Лила уже давно придерживалась другой точки зрения. Так уж устроены разумные твари, что больше всего они боятся не злобных чудовищ и опасных хищников, а неизвестности. Расскажи им, кто ты есть, объясни свои намерения и потребности и всё, ты уже не страшный совсем.
Разумеется, найдутся и такие, которым хоть кол на голове теши. Мол, страшный или не страшный, а раз вампир, значит и существовать не должен. Таким индивидам Амарилла охотно демонстрировала именно такого вампира, злобного, жестокого и вечно голодного. Ну, а что? Самим же стереотипов хотелось. Они ведь, и правда, не на пустом месте появились. И никуда не делись. Так что, если кому очень хочется, то достать древний ужас из закромов никогда не поздно.
Но там, где позволяли возможности, Лила всё же предпочитала оставаться вежливой и соблюдать правила. Давным-давно боги что-то там не поделили и знатно покуролесили, чуть мир заново создавать не пришлось. Но нам-то всем в этом мире жить. Он один и другого не предвидится. Так не лучше ли постараться сделать так, чтобы всем было удобно? Ну, насколько это возможно, разумеется.
Вот жители этого странного места её опасались, но ничего плохого не сделали. И вампиресса им ничего делать не стала, просто развернулась и потопала обратно к озеру. Если ещё раз появится, надо будет у них расспросить, что это за лес такой, и где она вообще оказалась. А заодно и про выход разузнать.
Морваракс взлетала всё выше и Лила уже решила было догонять её в облике ворона. Но тут на берегу послышались чьи-то шаги. Такие же осторожные и хлюпающие, как её собственные. Похоже, доставать дракона решила не только Амарилла и кто-то ещё полез-таки за ними в озеро. Вампиресса подумала, что это Йохан. Ему оно, пожалуй, больше других нужно. И с одной стороны, приятно было осознать, что она не совсем одна в незнакомом месте, но с другой, скверно было то, что шаги удалялись в противоположном направлении.
Решив, что дракон теперь точно никуда не денется, ведь любознательная Морваракс так просто от озера не улетит, а вот растерять двуногих попутчиков это как раз вполне реально, Лила изменила приоритеты и что было мочи приспустила на звук прямо через рощу. Шаги внезапно затихли, видимо трактирщик остановился, чтобы осмотреться, и вампиресса едва не налетела на его спину.
Это оказался не Йохан, а Бран. От резкой лилиной остановки парня обдало ветром и рыжая нарисовалась совсем рядом с ним.
– Не волнуйтесь, господин маг, это всего лишь я, – она миролюбиво подняла руки и показала ладони, чтоб не получить в лоб заготовленным для потенциальных недругов заклинанием. – А вы смелый человек. Как по мне, лезть в воду уже само по себе было подвигом, а уж рискнуть остаться наедине с вампиром в ночном лесу и подавно. Особенно, когда от вас так вкусно пахнет. – Лила широко улыбнулась, показав свои ровные и белые, явно не человеческие зубки. – Позвольте, раз уж такое дело, действительно составить вам компанию. Не поручусь, что со мной безопаснее, но уж точно веселей. – Она хотела отпустить ещё какую-то шуточку, но внимание вампирессы отвлекли новые незнакомые шорохи и теперь их источником точно стал не человек. – Хм, похоже, здесь водится что-то покрупнее соловьев и белок. Значит с голоду мы точно не помрём. Ну, вы не помрёте, по крайней мере. А мне это и так не грозит. Идёмте что ли, посмотрим кто там шебуршится?

+4

46

Итак... Итак. Хм... Маг осматривался.  Все вокруг было реальным. Ну, либо это просто новый уровень иллюзии. Брану доводилось слышать об одном старом сумасшедшем маге, который свихнулся на своей паранойе и заперся в большой башне, где то в далеких землях. Там он постепенно сходил с ума и творил различные иллюзии, цепляясь за ускользающий разум. Вроде как дошло до того что его иллюзии стали невероятно  реалистичными.  Яблоки, росшие в подобие сада, на самом деле иллюзионного, но все же, были вкусны и не распадались при укусе. И вроде как даже оставляли приятную тяжесть и вообще утоляли голод.  Деревья можно было потрогать. А дриаду, которую маг создал себе, дабы преодолеть наступающее безумие, можно было не только потрогать, но и вполне себе заняться любовью.  Сам Бран, конечно, не видел этой башни, мага, дриаду и тем более не прикасался к иллюзии, но сам факт создания такой высококачественной иллюзии, если она действительно существовала, был поразительным. Вот и сейчас мага крови интересовал вполне себе понятный вопрос. А не было ли все окружающее такой же высококлассной иллюзией - ловушкой?  Но если это была иллюзия, то кто её создал и с какой целью?   Все это нужно было обдумать.  К тому же, это может быть и не иллюзия. Или точнее не совсем иллюзия. Реальность, смешанная с магией иллюзий.  И если это так, то это работа мастера. Впрочем, это не дает ответы на другие вопросы. Например, где я?!  Небо как будто чужое.  Хотя я в астрологии и в небесных телах не особо разбираюсь.  Хмм. Может телепортация? Определенный тип телепорта, чья активация происходит  при полной луне. А вода как проводник... Безумная теория. К тому же мало данных. Да и я, честно говоря, не слышал, что бы с помощью воды можно было так перемещаться. Либо какая-то сложная и древняя магия? И быть может вода всего лишь врата? Нырнул в определенное время, врата сработали, перенося тебя... Куда?  Знать бы, где я все-таки нахожусь. Кстати это с другой стороны может стать ответом почему я не нашел следов леди вампир и дракона и так же понятно, почему бесполезно ждать тут Ричарда.  Врата могут быть не стабильными и выпускать в разных местах этого мира. Хм кстати, а мир ли это? Кстати, что же я сразу об этом не подумал!  Маг аж хлопнул себя по лбу, как будто разгадав самую большую тайну мироздания. Я все думал, что же это за магия такая загадочная!  А ведь это может быть магия отражения! Или, проще говоря, магия зеркал. Чем озеро не зеркало? Большое пускай и не совсем гладкое, но все же!  Хотя и в этой теории тоже многовато дыр. Но буду держать её за рабочую.  Ну ладно. Где же Ричард? Или действительно  каждый попадает в это место по-разному? Маг решил более не ждать оборотня и осмотреть остров, где он оказался, самостоятельно. Но стоило ему сделать всего несколько шагов, как в спину  едва не прилетело... От их общей знакомой леди-вампир.
-Леди. -Кивнул Бран, приветствуя её вновь, и убирая бурдюк обратно.  С леди-вампир под боком не сказать что бы безопаснее, но все же конфликтовать им обоим пока не с руки. - Храбрость?   Тут её особо и не пришлось применять.  Учитывая, что вы с драконом так и не появились, то меня это заинтересовало. Поэтому и рискнул искупаться. А насчет вампира... -Маг позволил себе небольшую улыбку. - Я думаю, магу моей квалификации и специальности не стоит вас опасаться, хотя вы, безусловно, очень опасны.  А еще прекрасны. Поэтому  я с удовольствием приму вашу компанию.  А насчет безопасности, то нас двоих должно хватить, не считаете? - В этот момент какой - то шорох отвлек их обоих. - Давайте проверим.-Легко согласился малефик. -Только  сразу в бой кидаться не будем. Мало ли. Вдруг это Ричард за нами все же последовал.  Хотя небольшая предосторожность не помешает. - Маг положил руку на плечо  вампирессы. Да глупо, к тому же может и, не сильно нужно учитывая регенерацию вампиров. Но мало ли. Вдруг на этом острове водиться кто-то достаточно грозный для кого даже вампир на один зуб или клык. Поэтому лишняя предосторожность, а  так же кровавая броня не помешают. Бурдюк был еще открыт, поэтому  магу было достаточно произнести заклинание,  наблюдая как по его одежде вверх стали подниматься несколько струек крови.  Они быстро перетекли по его руке на Амариллу растекаясь и исчезая, ярко сверкнув напоследок. -Все. Теперь можем идти.

Отредактировано Бран (14-10-2019 22:34:04)

+3

47

Из кустов в сторону оборотня выпорхнула бабочка, которая неярко светилась в темноте словно светлячок. Бабочка села на ухо кота, заставляя зверя дернуть ним. Барс опустил лапу на песок, заинтересовавшись насекомым. Он даже забыл зачем вообще прибыл на берег, желая просто поиграть с крылатой гостьей.
Но вмешался человек.
Я одернул себя, запрещая вредному кота завладеть сознанием. Такое позволялось лишь тогда, когда я был полностью уверен в том,  что у меня вдоволь времени для расслабления и игр. Правда однажды я едва не остался зверем навсегда. Пришел в себя я с невероятным усилием. А после зарекся навсегда давать барсу волю на несколько дней подряд. Очевидно, это тоже был одна из ошибок моего Создателя. Верно Ариану стоило потренироваться на ком нибудь еще, прежде чем создавать полноценного оборотня. А, возможно, я и был одним из промежуточных деяний, а сотворить идеального он просто не успел. Ариан умер от неизвестной хвори, на мне до сих пор кажется, что его банально отравили. Либо он отравился сам, имея идиотскую привычку ставить ингридиенты для опытов на обеденном столе и наоборот. Гоняя нас за порядок в комнатах и в доме, полуэльф мог устраивать из лаборатории настоящий свинарник пока работал и после несколько часов убираться там, используя нас как бесплатную рабсилу.
Я поднялся на лапы, отряхиваясь и раздумывая не стать ли мне вновь человеком, но перспектива разгуливать по зарослями в чем мать родила не особо радовала. Поэтому я просто пошел вперед, с любопытством рассматривая все вокруг и вдыхая ароматы, что витали в здешнем воздухе.
Луна светила ярко, позволяя хорошо рассмотреть высокие деревья и густые кусты. В ветвях прятались птицы. Я, не особо прячась, шел напрямик, довольно громко шурша листвой кустарников. Почему сейчас я растерял всю обычную осторожность сказать было трудно. Но мне казалось, что все так и должно быть. Но внезапно я услышал голоса и решил рассмотреть поближе тех, кто вел беседу где-то за зарослями. Поэтому просто пошел вперед.
О магии странного озера и берега я не задумывался. В мире и так было множество чудес. Возможно, озеро было неким порталом, словно огромное зеркало. Возможно, все было лишь исключительно реальной иллюзией. А могло быть и так, что все происходящее было лишь игрой моих же мозгов, что умирали сейчас от недостатка воздуха, а сам я банально тонул в темных водах горького водоема.
Если хваленый посмертный мир таков, то и ладно. Интересно только всходит ли здесь солнце.

+3

48

Мало что способно довести дракона до примитивной головной боли. Боги явно перестарались, создавая повелителей неба: их вообще мало что могло пробрать в этом мире. Но видимо от родных берегов компания или только лишь конкретно Морваракс оказались далековато. Обсидиановая чувствовала, что на нее давят, а голова становится тяжелой.
В первые мгновения полета все было прекрасно. Как и в последующие минуты. Только до берега долететь дракон не могла. Сколько крыльями не маши, а ближе к суше не станешь. И это при том, что пейзаж вокруг менялся.
Неприметно так, плавно. Но то скорее из-за скорости полета самого ящера. Морваракс видела песчаные берега, видела густые зеленые леса, чем-то напоминающие далекий Южный Материк. Видела острые темные пики скал, горы изо льда и снега. Видела поселения и сменяющие их города. Видела замки столь огромные, что в них без проблем мог бы жить сам Личис, а то и с семьей, случись у него такая.
Попытка вернуться обратно, ожидаемо принесла не те плоды. Местность все продолжала менять, будто от дракона тут вообще ничего не зависело.
Спокойствие, легшее незаметно на крылья, давило вниз. Ничего ведь страшного не происходит, а там – на водной глади – можно отдохнуть. А то и нырнуть – оказаться где-нибудь еще. Казалось, что для этого мира дракон – диковинка. Очень красивая и очень занимательная игрушка. Чудной зверек, встреченный исследователем.
И что делают с необычными зверьками? Их ловят, берегут, нежат, и тщательнейшим образом изучают. Сначала повадки, предпочтения, а потом, когда подходит срок, внутреннее строение. Но дракон может не бояться. Она слишком ценная, чтоб ее разбирали.
Морваракс сама очень любила покопаться во внутренностях, правда чаще всего отдавала предпочтение внутреннему содержанию разума и памяти. Прекрасно представляла что испытывают ее «подопытные»: как-то хлебнула эмоционального собрания, распробовала и сочла, что больше такое «пить» не будет. Сейчас ей предлагали не попробовать что-то новенькое, ее ненавязчиво хотели поставить на роль зверька.
«Нет»
Закрыв глаза и остановив полет, дракон замерла на месте – где-то так высоко, что казалось точкой в небе. Сосредоточилась, взывая к драконьему наследию. И уже она ощупывала этот мир.
Кто бы мог подумать, что аномальному месту это не понравится?
Крылья стали слишком слабыми, а тело слишком тяжелым, чтоб удерживать его в воздухе. Голову сдавило.
Дракон не опускалась, сопротивляясь и огрызаясь на своего неведомого противника. Она чувствовала, что где-то там – на одном из лоскутов этой земли – остановились ее спутники. Но ощущала их присутствие размыто, будто они то исчезали, то появлялись.
Обсидиановая чувствовала раздражение, но не страх. Игнорируя неудобства и фокусы со временем, ящер понимала, что ей мало что угрожает. Да, возможно она может здесь застрять – на сколько? Но, как ни странно, это ее мало волновало. Даже не волновала судьба друга. А ведь ради него все это и затевалось.
Возможно, дракон был просто… нежелательным элементом. И его мягко пытаются свернуть и выбросить обратно. Возможно, напротив – глубины ее памяти (драконы помнят абсолютно все – от вылупления и до самой смерти) показались соблазнительно-прелестными. Ясно только одно – убивать и сильно вредить ей не намерены. А раз так, то она имеет полную свободу действий… В теории.
Этой… аномалии могло и надоесть упорство маленького дракона.

Для всех, кто был на земле, противостояние выглядело невзрачно. Застывшая в воздухе, на фоне звезд, фигура дракона. Обсидиановая словно увидела нечто, что захватило все ее внимание. Или она просто не знала в какую сторону лететь. А потом она исчезла. В единый миг оказавшись где-то еще.

+2

49

- Как здорово! – восхищённо выдохнула Лила, наблюдая за колдовством. – Вы жрец?.. Какого бога? Или маг крови? Да, скорее всего второе. Я тоже немного практикую. Но меня учил чёрный друид и у него это получалось не так эффектно. – Она всё-таки поймала Брана за руку и лизнула пальцы, но крови на них уже не осталось. – У друидов, знаете ли, всё не как у людей. С песнями, плясками, бубнами и погремушками, - рыжая улыбнулась и, как ни в чём не бывало, повела кудесника в заросли, откуда доносился шорох.
По ходу дела она вскинула голову к небу и увидела поднимающегося ввысь дракона. Уже было слишком далеко, чтобы определить наверняка, Морваракс ли это. Но вероятность, что здесь и сейчас появится ещё один дракон, показалась вампирессе настолько ничтожной, что она не рассматривала подобную возможность. Даже после того, как драконица не ответила на её мысленный зов. Ничего, сейчас они посмотрят, что там, в зарослях, а потом выйдут на берег и помашут ей. Ну, может призрачный огонёк в качестве маяка сгодится или, если он окажется слишком слаб, можно просто костёр развести.
Что-то снова зашуршало и прямо под ноги Амариллы и Брана вылетел перепуганный ушастый ёж. Такой маленький зверёк, а шуму создаёт, будто целое стадо оленей. Неужели вот этого "жуткого чудовища" они и опасались? Но нет, за ним, гораздо более аккуратно, хоть и тоже не бесшумно, показался большой белый кот с редкими тёмными пятнами. Вампиресса видела похожих кошек в Драконьих горах. Там их называли ибрисами или как-то так.
Как и все крупные кошки, эти были хитрыми и опасными хищниками. Лила знала про таких усатых-полосатых несколько интересных, хоть и довольно жутких историй, и совсем не хотела бы стать участницей одной из них. Правда, с этой кошкой явно что-то было не так. Обычно звери, даже непуганые и никогда не встречавшие охотников, стараются избегать непонятных двуногих созданий. А уж когда почувствуют, что перед ними нежить, то и вообще обходят десятой дорогой. А этот стоял, как будто всю жизнь бок о бок с человеами прожил. Но тут Амарилла принюхалась и до неё дошло.
- Ричард?..
"Так он кот! Ну конечно, а кто же ещё-то, с такой смазливой мордашкой?" – подумалось ей. Двуногая ипостась не так уж сильно связана со звериной, по крайней мере, внешне. Особенно у обращённых, ведь по неосторожности хапнуть проклятие может практически кто угодно. Но всё-таки это одно существо и со временем оба облика приобретают общие черты, а Ричард, по её ощущениям был совсем не так молод, как выглядел.
В жарких странах оборотни-кошки встречались довольно часто. В окрестностях Лайнидора обитал целый клан и Амарилла сталкивалась с ними ещё в очень давние времена, да и на севере таких тоже хватало. Но в Тёмных землях выживали только перевёртыши, способные охотиться стаей, и оттого ни кошек, ни медведей, никаких других одиночек там не водилось. Если только редкие исключения, совсем уж матёрые и озверевшие. Но это явно не тот случай, вот вампиресса по привычке и причислила нового знакомого к волчьей братии. Даже не то чтобы причислила, просто до сего момента не особо задумывалась о том, что не все оборотни перекидываются в волков, и слегка удивилась.
Собственно, вопрос был тоже адресован не столько Ричарду, сколько просто вырвался от неожиданности. Все же знают, что оборотни не драконы и в звериной форме не говорят, а то и вообще лишаются разума. Усатый не рычал на нежить, значит, себя осознавал или, как минимум, что-то помнил о ней и о Бране. Обычный зверь, наверное, сам по себе мог бы обладать таким смирным нравом, но точно не проклятый. При всём желании им никогда не стать ни животными, ни людьми и от обеих своих половин перевёртыши берут далеко не самые миролюбивые качества. Как и вампиры, они были созданы для войны, и как вампиры не смогли до конца об этом забыть.
Как бы то ни было, хорошо, что он не кинулся, иначе испытал бы немало скверных ощущений от столкновения с кровавым щитом. А то может и с чем посерьёзнее. Тут уж всё зависело бы от того, насколько он упорствовал бы в желании получить неприятности. В первое мгновение Амарилла усомнилась, можно ли в таком виде оставить его наедине с человеком, но потом рассудила, если уж Бран его нанял, то, наверное, знал, что делал.
- Я отлучусь на минуточку, - улыбнулась она. – Слетаю за нашим драконом, а заодно и осмотрюсь сверху. – Вампиресса вскинула голову и покрутилась по сторонам. – А где?..
Но Морваракс нигде не было видно. Да что же такое-то?! Какой исчезучий дракон! Необъятной громадиной Мор, конечно, не назовёшь, но всё же и в камышах не спрячешь, не говоря уж о небе без единого облачка. Ну, не к звёздам же она улетела, в самом-то деле. Хотя… Наверное, обсидиановая могла подняться так высоко, что даже вампирье острое зрение её не различало. Смысла в таком поступке Амарилла не видела никакого, но мало ли. А ещё это мог быть портал и тогда найти её вообще будет крайне затруднительно.
- Так… - не умеющая унывать и опускать руки вампиресса стянула с головы платок и растрепала пальцами рыжие кудри. – Если мы не можем найти дракона, надо подождать, может он сам нас найдёт. Сейчас, наверное, слегка за полночь. До рассвета ещё полно времени и не факт, что всё это не исчезнет с восходом солнца. Давайте-ка тогда внизу осмотримся, а?
Несмотря на то, что сама была магом, к чудесам Амарилла относилась именно как к чудесам, не пытаясь сходу разобрать их на составные части и разобраться в причинах. Всё-таки магия это не только наука, но и во многом искусство. А искусство следует воспринимать интуитивно. Если ныряние в странное пустынное озеро привело их в другое место, совершенно на пустыню не похожее, значит, кому-то это было нужно. И если тут погулять, то они обязательно разберутся кому и зачем. Колдовство несёт на себе отпечаток души чародея точно так же, как картина отпечаток руки мастера, с характерным стилем мазка и свойственным только ему выбором красок.
- У озера мне попались старые деревянные мостки. От них идёт тропинка в лес. Из меня, конечно, так себе следопыт, но если тропа не заросла, значит по ней ходят и довольно часто. Идёмте тоже и посмотрим, куда она ведёт, - предложила вампиресса Брану, а потом с сомнением взглянула на барса. – Кис-кис-кис… Ты с нами?

Отредактировано Амарилла (20-10-2019 09:59:38)

+4

50

Бран рассмеялся от такой реакции со стороны леди-вампира. 
-Нет-нет. Ничего необычного не было. -С улыбкой произнес Бран, когда леди-вампир "напала" на него с расспросами по поводу только что продемонстрированной магии. -Всего лишь самый обычный доспех крови. Простое заклинание.  Чуть ли не начальное. Но да. Вы верно угадали по поводу моей специализации.- Хотя мне очень сильно хотелось сохранить все в тайне...  Но тут не получится.  В этом иллюзорном или не очень мире  неизвестно что может произойти. Не говоря уже о чудовищах и прочих опасностях. Да все выглядит максимально мирно, но как долго все продлиться? Поэтому доспех крови может и спасти жизнь. Вдруг действительно встретится какая-то тварь, для которой я и вампир на один зуб. А так хоть какие то маленькие, но шансы. -Да, мне довелось об этом слышать. Про друидов использующих магию крови помимо природной магии. - Действительно приходилось. Для многих магия крови всего лишь дополнительный инструмент для достижения своих целей. Тем более если правильно действовать, то магия крови способна сильно усилить заклинания. Наставник к таким магам относился с презрением. Дескать, не сумев обойтись одной сферой магии, решаются выбрать еще одну. А такой выбор как магия крови, показывает то, как они слабы как маги, раз им приходиться выбирать еще темное искусство. Пускай искусство и дополняет их основную сферу магии.
За разговором и мыслями двое путешественников прошли еще немного, прежде чем встретить неожиданного гостя.  Величественный белый барс вышел перед ними и остановился.  Зачем? Почему? И какого демона тут делает белый представитель кошачьих, маг не знал.  В целом он даже начал предполагать, что они с Амариллой, наконец, встретили ту самую агрессию со стороны  этого зазеркалья.  Но что-то было не так. Что- то было неправильным, помимо того что вокруг были не снежные горы где собственно белые барсы и должны водиться. Бран обратился к своим ощущениям, и чуть было  воскликнул от неожиданности.  Метка крови, отпугивающая диких существ, была вплетена в ауру большой кошки. Причем метка была очень знакомой. Родной. Эге. Да это же моя метка.  Ричард?  Но первой опознала оборотня именно леди вампир. 
-Это он и есть. -Задумчиво произнес малефик, но все же не подходя к оборотню близко. Мало ли. Ходили слухи, что оборотни, превратившись в животных,  полностью уступали своей звериной половине. В результате чего могли напасть даже на родных или друзей.  Проверять какая половина сейчас была перед ними, жутко не хотелось.  Хотя Ричард на них и не бросался, значит, теоретически,   мог осознавать кто перед ними. По правде, сказать, маг крови плохо изучал информацию об оборотнях.   
-Боюсь, наш дракон временно затерялся,  где то в этом мире и на него мы не вправе рассчитывать.  -Маг тяжело вздохнул, все еще не отводя взгляда от оборотня. -По правде, сказать, я так же думаю, что мы не должны долго задерживаться в этом непонятном мире. Что это за мир? Из чего он сделан? Просто вырван кусок из нашего мира и воссоздан в карманном измерении? А быть может зазеркалье.   По мне нам нужно спешить и действовать максимально быстро до наступления рассвета.  Особенно учитывая, что путь в этот мир открылся только при свете луны. - Кто знает, вдруг при свете солнца мы не сможем попасть назад и останемся тут навсегда? - Ричард? Я надеюсь, ты нас понимаешь. И значит, можешь помочь нам. Побудешь следопытом? -Маг ожидал хоть какой то реакции оборотня. Например, простого кивка головы.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » В поисках бессмертия