http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » В поисках бессмертия


В поисках бессмертия

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://www.rpnation.com/gallery/wallpaper-2623260.13108/full?d=1469073095
Время: середина лета 10606 года
Место: Лайнидор, Плоскогорье Золотого Ветра
Участники: Морваракс (+NPC), Амарилла, Бран, Ричард Рэйн
Сюжет:
Могущественные артефакты или благословленные Богами места, что могут даровать отыскавшему их вечную молодость, могущество, непревзойденную силу, мудрость или даже бессмертие. Истории о таких чудесах интересуют многих и манят к себе отчаянных.
Но проходят годы, века и тысячелетия. Доклады сменяются мифами, легенды сказами, а после – сказками. Пути давно забыты, и истории уже не более чем выдумка для наивных дурачков.
В поисках несуществующего сталкиваются непримиримые враги, встречаются старые знакомые и открывается страшная правда о красивой истории. Маленький эпизод из чьей-то бесконечно долгой жизни и не-жизни, но переломный момент для молодого человека.

Отредактировано Морваракс (17-08-2019 19:36:58)

+3

2

Морваракс никогда не могла понять людей. Отмеренную им жизнь они тратили ее на все, кроме того, что действительно важно. Бегали, суетились и волновались. Каждый жил в своем собственном мирке, который, стоило его только оставить без присмотра, начинал разваливаться.
Дракон считала, что все это слишком глупо и перестала обращать внимание. Однако после возвращения на родной материк, внезапно почувствовала себя в шкуре человека. Отвратительное, надо сказать, ощущение.
По мнению обсидиановой за время ее отсутствия попросту не могло произойти ничего настолько катастрофического, что потребовало бы ее немедленного вмешательства. Уходя в новые земли, Мор позаботилась о том, что все стояло на своих местах. И все же по возвращению на ее чешуйчатые плечи свалился ворох работы.
В чем-то она была виновата сама. Как в той ситуации с красным драконом – Азарионом, будь он неладен. Но кое-что существовало само по себе, и казалось, что тут совершенно нечего поделать.
Возвращение обсидиановой хозяйки земель отмечали бурно и радостно – хоть и предлог, но все равно приятно. Лёжа подле здания таверны на манер огромного сторожевого пса, Морваракс вдыхала чужую радость, слушала долетающую музыку и, исключительно по привычке, смазано проходилась магией по мыслям и эмоциям.
Тогда-то и поняла, что не все в жизни так ладно. Встрепенулась, наткнувшись на обрывок мыслей, и уже целенаправленно полезла в чужую голову. В растерянности проверила воспоминания и осведомленность парочки самых ярких личностей, а после уже не выдержала и прямо спросила у трактирщика – так ли это?
– Теперь мне должны крупную сумму, - усмехнулся себе в усы мужчина. Пояснил для ожидающего дракона. – Поспорили, как скоро ты обо всем узнаешь.
«Почему сразу не сказал?»
– А смысл? Ты же не хуже меня знаешь, что такое жизнь и с чем ее едят.
К чужим страданиям и смерти обсидиановая и впрямь относилась с большой долей цинизма. В конце концов тысячи жизней находят свой конец каждый день, и столько же приходит в мир. Чем человек отличается от тех же собак и лошадей? Такое же живое создание, которое растет, развивается, дает потомство, а потом «перегорает».
Морваракс знала, что по человеческим меркам Йохан считается крепким мужчиной, хоть и не молодым. Но почему-то подсознательно отказывалась принимать надвигающуюся к нему старость и смерть. Дракон была привязана к человеку и не желала, чтоб тот ушел, сколь бы доводов разума самой себе не выдвигала.
Трактирщик не собирался помирать в ближайшие дни, да и больным не выглядел. Однако «маленький и незначительный» инцидент, произошедший в отсутствие обсидиановой, заставил ту всерьез задуматься над новой проблемой.
Отодвинув все прочее на задний план, Морваракс начала поднимать старые связи и искать бессмертие.

«Впереди Лайнидор»
Отгорел закат и на землю опустились сумерки. Морваракс видела впереди город. Тот город, который любила и считала одним из самых симпатичных. Тот город, которые еще не приметили путники внизу.
Йохан по его собственным словам давно отошел от былого промысла и в новое путешествие после открытия таверны никогда не рвался. Дракону пришлось долго упрашивать старого друга на эту поездку, но в итоге последнее слово все равно осталось за ним. Трактирщик знал, что они ищут, но полагал, что то – дела, касающиеся исключительно Морваракс. Потому-то и сказал своему внезапному попутчику, что ищет легендарный скрытый источник для одной величественной госпожи.
Когда именно к Йохану прибился этот паренек, дракон не знала. Изначально она летела довольно низко, а вечерами устраивалась на ночлег рядом с человеком, проводя долгие вечера в молчании или за непринужденной беседой. Однако с приближением к селам или большим городам, ящер неизменно взмывала так высоко в небо, что ее не приметил бы и самый любопытный взор. Чернокрылых драконов не жалуют и к их спутникам относятся без симпатии.
Йохан был взрослым мужчиной, способным о себе позаботится. Потому Мор оставила его разбираться с так милыми ему человеческими делами, а сама разведывала дорогу. Проблемы конечно делают жизнь интереснее, но некоторые занозы лучше сразу извлекать. К последним, если честно, Морваракс относила и мальчишку. Убедившись, что тот о ней не знает, махнула на все крылом и стала теперь и ночами держаться подальше от путников, поддерживая с Йоханом телепатическую связь.
С пареньком бывший наемник кажется нашел язык и вроде бы даже пару раз давал ему уроки владения мечом или рассказывал о землях, по которым они проезжали. Мужчина ко всем человеческим щенкам испытывал отцовскую симпатию – Мор об этом знала, потому хоть и не одобряла, но проблемы в попутчике не видела. Тем более скорее всего детеныш (или не детеныш?) оставит их компанию в Лайнидоре.

– Лайнидор уже близко, - улыбаясь, обратился Йохан к своему спутнику. – Заметил, как эти земли отличаются от тех же гресских? В пустыне, если дорога нас туда выведет, будет еще хуже. Летом в пески даже кочевники не хотят выходить, все ближе к городам и воде держатся. Днем от тамошнего солнца заживо сгореть можно, а ночью места от холода не находишь. Ну да не будем гадать, может и не понесет нас туда, верно?
Верному коню местность не нравилась. Хотя как раз его в пустыню бы никто и не взял бы. По тем местам только на верблюде или на ездовом ящере ехать. Но животинка все равно фыркнула, как бы «поддерживая разговор» с людьми.

примечание

картинку на внешность Йохана так и не нашла; потому представляйте себе черноусого, черноволосого, коротко стриженного мужчину, которому в лучшем случае лет 50, крепкий телом, духом и в неизменно хорошем настроении.

+3

3

Едва успев устроиться с Веем в новом доме, Лила вскоре начала считать весь Лайнидор своими владениями. Тем более что ей не раз и не два доводилось бывать в этих местах. Самый стабильный из известных вампирессе порталов Альмарена одним концом выходил в ледяные пустоши, а другим в знойные и она с недавних пор в обеих чувствовала себя вполне комфортно. На Севере не было солнца, что традиционно считалось основным плюсом того сурового края. Но к этому плюсу следовало добавить зимние холода, опасных хищников и соседей, да ещё и отсутствие пищи, ведь сохранить жизнь рабов там было очень непросто.
Юг же может и казался негостеприимным по человеческим меркам, но для вампира здешние перепады температур и нехватка воды были сущей мелочью, а солнечные дни можно было пережидать в укрытии, как делали все местные обитатели. Последнее было особенно важно, ведь для хищника, охотящегося на разумных существ, самое главное не слишком выделяться из их общей массы.
В общем, Юг Амарилле нравился. Единственным недостатком здешнего образа жизни было то, что она не могла постоянно находиться рядом со своим вивенди. Иногда у Эста случались дела, выпадавшие, как правило, на вечер, и тогда вампирессе приходилось оставаться одной. Впрочем, она быстро приноровилась и использовала эти редкие часы для прогулок. Зачастую, поселившись в каком-то уже обжитом месте, люди полагаются на мнение уже живущих здесь сородичей. Узнают у них о самом необходимом и более совершенно не интересуются тем, что расположено вокруг.
Лила столкнулась с этим ещё при въезде в Лайнидор, спросив у купцов, что находится между двумя заинтересовавшими её холмами. Дорога проходила мимо них и, чтобы узнать об этом, достаточно было сойти с неё всего на пару минут, но каждый к кому она обращалась с вопросом только отрицательно качал головой. После этого вампиресса спрашивала ещё о двух или трёх приметных местах, но каждый раз получала одинаковые ответы. Там не было ничего важного и ценного для торговцев и потому они понятия не имели, что это такое.
Подобное отношение к собственному дому по-настоящему возмущало вампирессу. Как вообще можно жить и не знать, что находится у тебя на заднем дворе? Поэтому, не получив от жителей города интересующей её информации, Лила принялась собирать её самостоятельно, облетая окрестности и заглядывая в каждый заинтересовавший её уголок.
Среди её находок было несколько заброшенных хижин и кладбищ, небольшие деревеньки, водопои и шалаши пастухов, дикие фруктовые деревья, родники и мелкие речушки, выдутые ветрами углубления в скалах, пересыхающие озерца, забытые идолы и каменные круги, соляная пещера с тёплым источником, норы, гнёзда и берлоги всевозможной местной живности и какие-то уж совсем непонятные вещи, вроде параллельных борозд, прочерченных на склоне горы, будто великан пытался распахать его своим гигантским плугом.
По сравнению с почти необитаемыми Тёмными Землями, всё это казалось Амарилле настоящим богатством, уж точно не меньшим, а то и большим, чем перетекало из рук в руки на лайнидорских рынках. И сегодня Лила заметила не виденную ранее причудливую тёмную скалу. На первый взгляд ничего необычного в этом не было, камень и камень, вот только отчего-то он казался не просто нагретым солнцем, а горячим изнутри. Вампиресса в облике ворона спустилась ниже и ветер донёс до неё знакомый драконий запах. Вернее, запах был просто драконий – тёплые кожа и чешуя, да глубокое влажное дыхание. Лила могла похвастать знакомством с несколькими драконами, но всё же её обоняние было не настолько острым, чтобы безошибочно отличать уже знакомых по запаху.
Драконов возле Лайнидора вампиресса видела лишь однажды, когда сама привела их в эти места. Тогда они посещали одно подземное поселение, которое, как потом выяснилось, располагалось не так уж далеко от людского города. Поселение после того опустело и по сей день оставалось бесхозным, Лила проверяла. Но это произошло более десяти лет назад, и она была бы не она, если бы не потыкала клювом найденного ящера.
Приземлившись на почтительном расстоянии от него, вампиресса приняла свой обычный облик и, позвякивая множеством украшений и шурша блестящей тканью юбок, направилась в сторону дракона. Правда, при ближайшем рассмотрении дракона она не обнаружила. Большое видится на расстоянии, а с земли все скалы выглядели приблизительно одинаковыми. Потоптавшись вокруг и, наверное, уже раз пять пройдя мимо, но, так и не заметив того, что сумела углядеть с воздуха, Лила влезла на ближайшую возвышенность, чтобы ещё раз осмотреться сверху. Будь неладны эти драконы с их врождённой магией, иллюзиями и умением отводить глаза! Ведь она же точно кого-то здесь почувствовала и такая махина не могла просто так взять и исчезнуть. Или могла?.. Нет, вспышку портала, пусть даже очень аккуратного, Лила тоже непременно ощутила бы. Тогда оставалось только одно – искать дальше.

+3

4

Оставив людей разбираться с их людскими делами, Морваракс забралась повыше в небо, чтобы незамеченной миновать город. Местность обсидиановая знала скудно, хоть местные края ей и нравились. Если память не изменяла, то там – подальше от улиц и городских стен, будет вполне безлюдное место. Идеальное для решения вопросов.
Либо у Лайнидора не было своего покровителя-дракона, либо до поры до времени Мор везло на него не натыкаться. Она не исключала, что ее родня вполне может принять облик какой-либо малой расы и вести дела, скрывая свою природу. Возможно драконы мирно уживались в данном городе, и пока Морваракс не сделает что-нибудь эдакое (о чем будет стыдно потом вспоминать), ее будут игнорировать.
Но нельзя исключать того, что за время ее последнего визита здесь объявится кто-то достаточно могущественный, чтоб спросить с чешуйчатый сестры причину визита. Во многом эту мысль подогревали весенние события, когда обсидиан вмешалась в дела красного дракона, вознамерившегося поиграть с особой королевских кровей. Вот уж с кем она точно пересекаться не желала.
Поскольку сама она не могла менять облик, оставалось выбрать уединенное место для возможной беседы. Драконы, особенно старые, неведомым образом всегда знали, если границы их земель пересечет другой ящер. Потому Морваракс только и могла, что приземлиться и выждать с час или два. Если никто по ее душу не явится – чудесно. Явится – будет вести переговоры.
Вынужденное напряженное ожидание не радовало. Дракон неспешно бродила по местности, огибая скалы и периодически пригибаясь к земле, если ей казалось, что там скрывается нечто, достойное внимания.
Крылатые, что уж тут скрывать, были массивными созданиями. Вполне ожидаемо, если эта громадина будет заметной издалека и будет издавать кучу шума. Верно, но лишь наполовину. Следы-то от дракона оставались в любом случае, а вот производимый шум и описанный менестрелями грохот поступи – не всегда. То ли тут играло роль мастерство охоты (не на всякую добычу можно напасть с неба), то ли желание самого дракона выглядеть внушительно и устрашающе. Мор в данный момент этого не желала, и потому скользила тенью по окрестностям, дожидаясь, когда кто-нибудь придет.
В какой-то момент Морваракс показалось, что за ней наблюдают. Замерев обсидиановая выждала несколько мгновений, прислушиваясь к ощущениям и ночным звукам. Крылья? Ничего странного, хищные ночные птицы обитали везде. Оборотень-соглядатай? Просто некто любопытный, решивший посмотреть на ящера?
Вспыхнувшее было раздражение усиленно подавилось. Если здесь был слуга, то это оскорбительно. Мор не гигант, но взрослый дракон и ожидала, что сородичи будут иметь этот немаловажный факт ввиду. Изрыгать пламя на город за оскорбление, обсидиан не будет, но припомнит. Иное дело, если рядом с ней в ночной темноте бродит кто-то, заинтересованный во встрече из чистого любопытства. Любознательность дракон поощряла, особенно будучи в хорошем настроении. А тут еще и наметившиеся перспективы.
Должников в Лайнидоре практически не осталось. Те, что еще держались, ящер предпочла сохранить на пресловутое будущее. Сбор информации по легенде был целиком возложен на Йохана и его внезапного попутчика. Но если тут есть кто-то настолько внимательный, что углядел черного дракона в черном небе, то можно завязать разговор и склонить к сотрудничеству. Такие обычно много чего знают, а еще лучше у них выходит вызнавать нужное.
Обсидиановая пошла навстречу, как ей казалось. Но по итогу разминулась со своим собеседником, вынуждая и его искать дракона среди скал. Сказать кому – не поверят. Потерять дракона, потерять драконом! Смех да и только. Но на таких забавных случайностях по факту и выстроен весь мир. Что уж удивительного, что в какой-то момент дракон и девушка столкнулись почти нос к носу?
«А говорят, что мир огромен…», мысленно фыркнула Мор.
Знакомых вампиров у дракона было не так много. Тех, с кем у ящера сложились дружеские отношения, скрепленные взаимными услугами, и того меньше. Но именно рыжая охотница, с которой Морваракс была рада встретиться в любой момент, стояла перед ней сейчас.
«Доброй ночи, Амарилла. Не ожидала, что мы здесь встретимся»

+2

5

- О-о-о! – протянула Лила, воздев руки к небу, будто собралась помолиться на дракона, но эмоции от неё исходили отнюдь не религиозные.
Скорее вампиресса испытывала чувство, схожее с тем, что испытывают люди, когда обнимают давнего друга, и щедро делилась им со всеми окружающими, кто был способен воспринять эмоции напрямую. Впрочем, едва ли посреди выжженных летним солнцем холмов нашлось бы много таких созданий.
- Морваракс! Вот уж действительно неожиданность. Нет, я слышала, что ты отправилась путешествовать на Юг, но не думала, что сюда. Ведь тут мы уже были, причём не так уж давно.
Разговаривать, задирая голову, было не очень удобно. Да и Морваракс, наверное, трудно было наблюдать за тем, кто бегает у неё между лапами. Так что вампиресса осмотрелась по сторонам и, поправ все божественные законы, по которым телу положено падать вниз с наклонной поверхности, легко взобралась на почти отвесный уступ и уселась на его вершине, таким образом получив возможность видеть дракона почти на одном уровне.
- А я вот надумала переехать в Лайнидор, - Лила выразительно развела руками, мол, чего только не бывает на белом свете. – Хотела присмотреть себе кусок земли на новых территориях Анклава, но братец отнёсся к этому совершенно без энтузиазма, а я не стала уговаривать. Стала присматривать что-нибудь в горах, к тебе поближе и кое-кого там встретила. Знаешь, есть такие существа… они в ветер превращаться умеют? Вивенди называются. Вот, как раз одного из них и встретила, да. Ой, Морваракс, он такой замечательный! – улыбаясь самой счастливой и глупой из своих улыбок, стрекотала рыжая. – Мы уже, наверное, больше года вместе. Только холод он не очень хорошо переносит, вот я и вспомнила про это место. Про подземный город, где никого нет. Там и ему, и мне было бы удобно. В итоге всё пошло немного не так, но без этого у меня не бывает, сама знаешь. В общем и целом теперь я живу здесь. И даже в Анклав вернуться не могу, потому что там был переворот, братцев моих перебили и теперь на троне сидит какой-то пройдоха, - подытожила вампиресса, расправила юбки, подобрала под себя ноги и приготовилась слушать драконью историю. – А ты-то тут какими судьбами?

+4

6

У очень многих драконов, особенно «диких», начисто отсутствует такое понятие как «дружба». Делать что-то для кого-то и без надежды, что тебе ответят тем же или большим – слишком шаткий союз, ради которого глупо рисковать связями, целями и накопленными сокровищами.
Морваракс, однако, пришла к выводу, что друзья – это не всегда плохо. Надо просто очень вдумчиво подойти к их отбору. Правда оба друга «завелись» по своей инициативе, без каких-либо отборов. Складывалось впечатление, что ни первый, ни вторая не ставили перед собой изначально цели притереться к дракону, и потому в данном сложном деле преуспели.
Обсидиан слушала свежие вампирские новости и находила крайне занимательным тот факт, что ее обилие информации не раздражает. Ответить, правда, в такой же манере не могла. Но постаралась.
«Далеко на юге был открыт новый материк. Мне хотелось убедиться в подлинности этой информации»
Разумеется, летела она туда не просто удостовериться в подлинности куска суши. Любопытство, желание отхватить себе кусочек, но самое главное – разведка. Может ли новая земля вообще послужить интересам ящера или ее можно смело оставлять для малых рас, которым и целого мира мало. Изначально было много сомнений, и среди прочих – а точно ли там материк, а не очень крупный остров? В итоге, вызнать все секреты неизведанной земли получилось примерно так же, как узнать все тайны Альмарена.
«Там интересно, однако изучение требует более вдумчивого подхода. Что означает длительное отсутствие на своей земле, с последующими возможными результатами»
Короче говоря, как всякий повелитель неба, Морваракс тряслась за свою территорию: как бы там не поселился другой дракон или того пуще – не отхватил ее прекрасную во всех отношениях гору. Весьма сомнительно, что эльфы помашут такому ручками и скажут «тут занято». К слову, отношения с последними играли свою роль. Границы Арисфкя следовало оберегать. Что сделать сложновато, отсутствуя на посту.
«Отсутствовала меньше года. Этого хватило, чтобы появились дела, требующие всего моего внимания», посетовала чуть качнув головой.
«Сюда меня привели поиски особого «артефакта», а точнее источника бессмертия. Информация собиралась в спешке. В результате чего вычленить правду или достойное доверия направление для поисков сложно. Есть подозрение, что в Лайнидоре или его окрестностях найдется легенда или сказка, «обрывок карты», что приведет к искомому»
Вообще Мор отобрала пять историй. Три указывали в отдельные отдаленные точки на севере, и северо-западе. Две расходились в деталях, но их объединяло то, что упоминались места, весьма схожие с окрестностями Лайнидора. Одна дорожка уводила далеко вглубь пустыни, где «освященные пламенем Имира пески укрыли проклятые воды», вторая – в места не столь суровые. Но в отличие от первой оная словно «обрывалась». То ли для эффектности, то ли дорожку к чудной водице хотели усиленно забыть или затоптать.
Вставал очевидный вопрос: зачем дракону бессмертие? Ее род и так живет бесконечно долго: им не грозит старость, им не ведома немощь и болезни. Им благоволит сама суть мира. Иное дело, что кто-то из молодых мог бы возжелать полной неуязвимости, но Морваракс была взрослым драконом и уж на такую приманку не клюнула бы, справедливо полагая, что придется слишком много заплатить.
«Люди смертны», и ее проблема, что привязалась к человеку. Была, правда, еще одна причина. Но поскольку эта работа была весьма далека даже от теоретического завершения, дракон промолчала.

+3

7

Упоминание о Южном материке вампирессу не слишком заинтересовало. Любопытный факт, да и только. Амарилла панически боялась утонуть и крепко недолюбливала водную нежит, поэтому если в какое-то место нельзя было дойти пешком, то места этого для неё не существовало. А вот источник живой воды, это совсем другое дело. Убрав непослушные рыжие кудряшки за ухо, Лила задумчиво постучала коготками по колену. Да, люди смертны. Она знала это по себе. Собственно, потому больше и не была человеком.
К слову, те же люди верят, что от дракона можно получить бессмертие.  Одни считают, что для этого нужно его сердце, другие, что придётся искупаться в драконьей крови. Насчёт чудесных свойств драконьей крови Амарилла не сомневалась. Ей бы это точно помогло. А вот на людях могло и не сработать. Что же до сердца… Что ж, может и это правда. По крайней мере, тот, кто занял уголок в сердце Морваракс вполне вероятно сможет обрести вечную жизнь.
Но история об источнике выглядела куда более невероятно. В пустыне просто очень ценят воду, вот и сочиняют про неё разные легенды. С другой стороны, вода воде разница. В Тёмных Землях можно отыскать куски небесного льда, которые по своим свойствам даже драконью и демоническую кровь превосходят, а если их растопить, то тоже получается вода, а не кровь. Теоретически, если большой кусок такого льда оказался под землёй и растаял, то вполне мог образоваться живительный источник. Или тут дело в чём-то другом. Как бы то ни было, упоминание такой диковины подстёгивало любопытство.
- На Юге очень много сказок, - протянула она, взглянув в сторону сияющего магическими и факельными огнями города. – Увы, мне известны далеко не все… Но я точно знаю, кто тебе нужен! Подожди пару минут, я быстро.
Вторично начхав на божественные законы, по котором падающее с большой высоты тело должно разбиваться, вампиресса спрыгнула со своего уступчика на песок и исчезла в портале, в то же самое мгновение появившись за одним из складов на городском рынке. Подняв верхнюю юбку, Лила накинула её на голову и закрыла лицо. Ушло несколько более пары минут, чтобы отыскать в лабиринте магазинчиков и лавчонок нужного человека, но если вампиру что-то нужно, это у него обязательно будет.
В одном из крайних рядов рынка под соломенным навесом дремал старец и несколько беспризорных мальчишек. Амарилла подошла к ним и, склонившись над бродягой, осторожно тонула его за плечо.
- Простите, ата, - старик повернулся и открыл затянутые сизой пеленой глаза. – К нам в дом приехала гостья издалека. После дальней дороги и множества впечатлений ночью не спится и мы хотели бы послушать ваши сказки.
- Девочка моя, - старик нравоучительно поднял вверх палец. – Я не рассказываю сказок. Все мои истории чистейшая правда. Но ты уверена, что прекрасным пери вроде вас нужен белобородый аксакал? Возьми кого-нибудь из моих учеников. Я дам ему свой плащ и твой строгий отец или братья не будут возражать, да и развлечь он вас сможет не только сказками.
- Нет, ата, - тихо рассмеявшись, Лила спряталась от заинтересованных взглядов за краешком юбки. – У меня есть муж. Не в обиду вашим ученикам, но для меня лучше него никого нет. А моя подруга весьма любознательна, действительно, предпочтёт сказкам реальные истории. Нам нужны именно вы. Но если вы устали и пара золотых вам ни к чему, то я не стану настаивать.
Упоминание о деньгах, тем более, о золоте, заставило аксакала задуматься и вскоре он ласково накрыл Лилину руку своей заскорузлой, морщинистой ладонью. Он погладил прохладные пальцы Амариллы и вдумчиво покивал.
- Я очень стар и сон нынче посещает меня всё реже. Наверное, оттого, что мои глаза и так постоянно видят лишь тьму. Но тебе, кажется, не спится по иной причине… - Повисла томительная пауза, но потом сказочник будто на что-то решился: - Хорошо, я постараюсь скрасить вечер тебе и твоей подруге.
- Замечательно, - обрадовалась вампиресса. – Идёмте, здесь недалеко. А утром я приведу вас обратно.
Она сделала небольшой крюк, завела слепца в первую тёмную подворотню, открыла портал и вот они оба уже стояли перед Морваракс. Сказочник невидяще покрутил головой, явно почувствовав, что они оказались вне города, но ничего не сказал. А Лила тем временем извлекла прямо из воздуха небольшой коврик, пару подушек, бурдючок с вином, стакан, вазочку с фруктами и несколько лепёшек. Разумеется, всё это было не создано на пустом месте, а просто перемещено из собственного дома. Просто вампиресса рассудила, что под винцо, да на сытый желудок сказки пойдут лучше, вот и постаралась. Усадила старца на расстеленный ковёр, налила ему вина и только после этого начала разговор.
- Это рассказчик Бейнар, он знает всё про Лайнидор и Золотую пустыню, а может и про весь Альмарен.
- Именно так, - заметно было, что лесть пришлась по душе бродяге. – Я много странствовал, начиная от зачарованных эльфийских лесов и до далёких берегов кипящего моря. Видел ифритов, драконов и демонов. И даже прекрасную и чистую Играсиль, но мои глаза не выдержали такого восхитительного зрелища и с тех пор более мне не служат. Впрочем, память моя по-прежнему крепка и я могу поведать вам обо всём, чего душе угодно.

+2

8

Дракон проводила исчезающую вампиршу слегка удивленным взглядом. Амарилла казалась настолько легкой на подъем и принятие решений, что практически являла собой полную противоположность драконьей расе. Нужно найти человека? Сейчас найдем. Нужно отправиться в дорогу? Вперед! Может оно и не совсем так, но весьма к тому близко.
Обсидиан выбрала место почище и устроилась поудобнее, предполагая, что придется долго ждать. Вытянула задние лапы, как кошка, скрестила передние, прижала крылья и отвернулась к небу. Лайнидор – город большой, найти нужного человека, даже если знаешь кого искать, не легко. Так полагала ящер, для которой все эти поиски почти всегда равнялись копанию в муравейнике.
В отличие от дракона, рыжая проблем не испытывала, в скором времени вернувшись с тем, кто был нужен. Морваракс склонила голову, разглядывая мужчину, пока Лила обеспечивала удобства для себя и сказителя, а сам незрячий пытался угадать, куда его занесло. Скорее всего охотница не сказала куда и к кому его поведет, но если старика это и волновало, то в сравнительно незначительной степени.
Обсидиана немного волновал возраст человека. Доживая до таких лет люди иной раз терялись в воспоминаниях, путая их с собственными желаниями и домыслами. Быстрый взгляд на Амариллу, мол, ты уверена, что его слову можно доверять? С другой стороны, надо же с чего-то начинать.
«Доброй ночи», приветствовала человека дракон. «Телепатия – единственная доступная мне форма речи. Прошу понять»
Видимо мужчина действительно повидал в жизни разное. Кроме естественного сопротивления ментальному воздействию, большего Морваракс не почувствовала. Некоторые колдуны отдают предпочтение телепатии, чтоб скрыть свою личность и в дальнейшем их не узнали по голову. У иных же просто нет выбора, может маг языка лишился или вовсе нем от рождения? Как дракон отметила, собеседник обычно чувствовал себя увереннее, когда принимал за правду последний вариант. Здесь же… Бейнар просто кивнул, не испытывая желания, даже мимолетного, влезть в дела собеседника.
Амарилла просила слепого поведать историю, бродяга был готов поделиться знаниями со слушателями, оставалось только направить в нужное русло.
«Интересует то, что так соблазнительно для любого человека. Бессмертие. Неограниченная сила. Вечная молодость. Боги не дали ничего из этого человеку. Но позволили искать. Говорят, что кто-то находит»
Иронично, но вампиризм идеально накладывался на все три «вечных соблазна». Желающих быть проклятым не-мертвым, однако, было не так много. Страдать от Жажды, избегать солнечного света, скрываться в обществе, учиться мастерски лукавить и хитрить – слишком высока цена, считали некоторые и продолжали искать более «правильные» пути. Но платить приходится за все. Просто иногда с тебя спрашивают не сразу.
Однако, герой рассказа был твердо уверен, что готов заплатить любую цену.
Будучи младшим сыном в семье, пареньку вечно доставалась работа, которая никак не могла отличить его среди братьев. Разве можно стать великим воином или мудрым сказителем, если только и делаешь, что по дому помогаешь, да за скотиной следишь?
Молодость горяча и порывиста. Истинные ценности становятся видны и понятны только с возрастом. Юноша мог понять свое место в этом мире, мог осознать, что приключения – это не только слава, но и горечь для семьи. Но эту возможность у него искусно выкрал хитрый демон.
Выглядел он человеком, но в черных глазах жили звезды, а тень-блудница возвращалась на должное место только с заходом солнца. Демон долго наблюдал за городом, семьями и их делами, а потом повадился забирать себе все, что приглянется. От красивой девушки, до последнего куска хлеба у бедняка. Не обошел стороной и юношу. Похлопал старую, но любимую верблюдицу по шее и поманил за собой.
Мальчик сначала словом призывал остановиться, а потом силой хотел вернуть любимицу. Но куда же ему с демоном тягаться? Бьет, что есть силы, а демон лишь смеется и отталкивает его как щенка. На помощь парнишка никого звать не стал, ибо сначала верил, что справиться, а потом стыдно стало. Наигрался демон, отшвырнул мальчишку и со смехом сказал, что тому и Боги не помогут.
Отец с братьями рассудили, что демон так играет и пусть его. Всем ведь известно, что пустыня позовет свое дитя обратно и тот уйдет, оставив сворованное людям. Такова суть пустынных демонов – они не могут ничем владеть, но страстно этого желают, вот и тешат себя весной да осенью, выходя к людям.
Но юноша был против. Это что же, каждый год теперь сына пустыни терпеть? Должна и на него управа сыскаться. Сказал так и стал собираться: если демон не желает слышать, то пусть услышит его мать – пустыня, и устыдит свое дитя.
Долго он блуждал по пескам. Духи и демоны упрашивали не гневить Мать, молили повернуть назад. Но человек не сдался, продолжал идти – прямо в золотое сердце. И дошел. Увязая в песке и страдая от жажды, внезапно юноша увидел двух прекрасных женщин – похожих, но таких разных. Одна протянула руку и помогла ему встать, вторая подала кувшин с чистейшей водой.
То были Мать демонов и прекрасная Играсиль. Наблюдали они давно за юношей и так впечатлялись его решимостью, что решили спасти от верной гибели. Спасти, но не наказать демона. Боги ничего не делают за человека. Мать молвила, что если он сможет победить ее сына в честном бою, тогда она призовет его к себе и не отпустит вновь к людям целую тысячу лет. Играсиль шепнула, что может помочь, ведь чтоб сравняться умением и силой с демоном, надо и самому таковым стать.
Юноша сказал, что готов на все, готов стать кем угодно, лишь бы доказать, что и человек может быть равен демону. Мать рассмеялась и исчезла с порывом ветра. Играсиль же уронила одну единственную слезу, что обожгла мальчишку и убрала с него оковы смертности.
Богиня шутит, подумал мальчик, ведь она дала ему возможность жить бесконечно долго, но не превратила в монстра. Судьба ее дара была в его руках.
Шли годы, юноша стал мужчиной, стал могучим воином и искусным магом. Вернулся в родной город и вызвал демона на бой. Тот смеялся, но быстро сник: ни уловки, ни чары, ни сладкие слова не помогали ему сразить воина-человека. Как только он признал поражение, то тут же услышал зов пустыни. Мать сдержала слово. Но долгожданная победа не принесла радости и облегчения воину.
Обернулся он и понял, что нет у него ничего, чем можно было бы дорожить. Отец давно умер, братья женились, но теперь даже внуков их на свете не сыскать. Что делать человеку, у которого ничего и никого нет? Забрать у других, решил было человек, и ужаснулся своим мыслям. Чем он тогда будет отличаться от демона, которого только что прогнал?
Страх и одиночество сковали его, воззвал он к Играсиль, моля забрать свой страшный дар. Просил не позволить ему стать тем, кого он ненавидел все эти годы. Но Богиня смотрела строго: божественный дар – не козья шкура, которую можно бросить в любой момент, и если взял, то несли до конца. Но жена Имира не могла просто бросить глупое дитя. Взяв за руку она увела его туда, где золото песков сталкивается с зеленью лесов, и наказала возвести великое святилище.
Когда же оное было готово, Богиня уронила еще одну слезу. Упав в фонтан, та наполнила его до краев. Подошла Играсиль к воину и волей своей обратила его в живую статую столь огромную, сколь велико было тщеславие мужчины. Она оставила свой дар для тех, кто ищет. Но только избранный сможет его коснуться и принять. Всех прочих воину надлежало изгонять из святилища: она подарила ему возможность спасти неразумных от собственных ошибок.
Тысяча лет минула с тех пор. Святилище погрузилось в землю. В фонтане сверкает первозданной чистотой слеза Богини. А воин все так же стоит на посту, наедине только лишь с собой.

+3

9

Почувствовав сомнения дракона, Амарилла пожала плечами, мол, с людьми вообще никогда ни в чём нельзя быть уверенной, но этот сказочник точно один из лучших в Лайнидоре. Она стянула на песок плоскую подушку и устроилась рядом с дервишем, положив подбородок на согнутые колени. Лила обожала истории о приключениях. Переживать их в собственной голове гораздо безопаснее чем в реальности, в которой вампиресса предпочитала предаваться занятием гораздо менее эпичным и более приятным.
Старик говорил, а перед мысленным взором рыжей вампирессы разворачивалось целое действо из прошлого. Упорство паренька, решившего навалять демону, вызывало уважение, но с целью он определённо прогадал. Превзойти одного конкретного противника может и непросто, но всё же вполне реально, а для бессмертного существа цели нужно ставить невыполнимые. Вот эльфы ищут совершенства, вампиры пытаются насытиться кровью и страстью, оборотни влюблены в луну, личи одержимы знанием и силой, драконы своими сокровищами, айрес стремлением в небо. И у всех остальных что-нибудь такое непременно есть, а бессмертный человек оказался слишком беден воображением, оттого и затосковал о смерти.
Надо было развить мысль с демоном и начать искать справедливость. Тогда бы он точно жил по сей день, потому что обозначенного этим словом явления в природе не существует, равно как вечной красоты или абсолютной истины. Жаль, что на своём слишком длинном земном пути он не встретил ни одного вампира. Уж эти-то практичные создания обязательно научили бы бедолагу уму-разуму. Вот Лила уже в процессе повествования начала припоминать, где песок сходится с лесом, но увы, ничего подходящего в голову не шло.
Если смотреть на карту, то жёлтое пятно пустыни с трёх сторон окружено зеленью и с четвёртой океаном, но вампиресса побывала практически везде и собственными глазами видела, что основная часть этой зелени луга и степи. К тому же, источник жизни наверняка окружён не просто рощицей финиковых пальм. В таком чудесном месте и деревья должны быть замечательные. Может быть, что-то вроде живых арисфейских дворцов и крепостей, за пару месяцев вырастающих из семечка, или просто какая-то роскошная священная роща. Ведь там хранится не какое-то хухры-мухры, а дар от самой богини жизни.
С другой стороны, за века лес мог и исчезнуть. Магическая роща, конечно, уцелела бы, но она может быть совсем небольшой. Тогда имеет смысл поискать возле Сарамвея и Эмилькона. Деревья там есть, это точно. Но и людей навалом, так что источник магической, да и не только, силы уже давно обнаружили бы. Если уж где и стоит попытать счастья, то только в местах относительно необитаемых.
Лила плеснула рассказчику ещё вина и, пользуясь возможностью общаться мысленно и не мешать его повествованию, обратилась к Морваракс:
- К юго-востоку от Лайнидора прямо в песках есть непересыхающее озеро. Я его ещё не видела, но говорят, места там необыкновенные. И очень опасные. Про лес ничего не знаю. Вроде бы, джунгли Долины Алькоата так и не смогли дотянуться к этому месту, сколько ни пытались. И там никто не живёт, потому что вода в озере очень солёная. Слёзы ведь солёные, правда?.. И у богини тоже.

Отредактировано Амарилла (21-07-2019 05:55:00)

+4

10

Не в укор рассказчику, но слушательницы больше вникали не в красоту повествования, и даже не в мораль, которая есть в абсолютно любой истории. Что вампир, что дракон со свойственной практичностью начали разбирать каждую деталь на составляющие, сопоставлять с миром настоящим и прикидывать, где может быть искомое место.
Однако, как это опять же бывает с рассказами давно минувших дней, четкого описания не давалось. Путешествуя по миру, дракон много чего повидала, но вот чтоб зеленые леса соприкасались с песками – такого она не помнила. Определенно местность поменялась за прошедшие тысячелетия. Может зелень поглотила те места, а может и напротив. Последнее более вероятно, поскольку пустыня, словно будучи живым и ненасытным существом, мало помалу расширялась, откусывая понемногу от своих зеленых соседей.
Сама Морваракс склонялась к мысли о плоскогорье Золотого Ветра, поскольку самую пышную и неприступную зелень привыкла видеть в Арисфее. Но во-первых: эльфы не дураки, обнаружив в близости от своих границ «реликвию» Играсиль, непременно бы о ней позаботились. Идти против своих союзников не разумно, против соседей – тем более, ей еще жить рядом с ними. Во-вторых: не было ни малейшего намека, что фонтан с проклятой водой действительно там. С равным успехом Богиня с несчастным глупцом могли возвести святилище в любой стороне.
Не исключено, что эти поиски окажутся более… кропотливыми. Но с чего-то начинать надо.
«Слёзы могут быть символом. Чистоты, святости или светлой стороны»
Как-то в историях со всевозможными Богами, демонами, айрэс и прочими «известными» источниками всяких чудес фигурировали либо слезы, либо кровь. Во всяком случае, Морваракс не слышала про святую желчь или проклятую слюну. Видимо у смертных было очень нежное чувство прекрасного.
Но так же может быть, что источник не зря «произошел от слезы». Тогда упомянутое Амариллой место еще больше напрашивается на посещение. Хотя, их ведь никто не гонит туда прямо сейчас. Возможно, у сказителя найдется еще история или не одна про подобные чудеса.
Поблагодарив за рассказ и напросившись на еще одну историю, Мор все же спросила у рыжей охотницы:
«Как далеко находится озеро?»
Крылья и отсутствие в этих землях ревнивого хозяина-дракона позволяли Морваракс разведать путь и подозрительное место. С другой стороны ей очень не хотелось все делать одной. Она же брала трактирщика в это путешествие с конкретной целью. Было бы обидно его как собаку подтащить уже к готовенькому, плюсом это перечеркнула бы планы ящера, а этого она не любила.

+2

11

- На резвом варрене дней пять пути. Может, семь. В здешних краях очень многое зависит от погоды. Пыльные бури запросто могут увеличить этот срок вдвое. А на крыльях, пожалуй, около суток выйдет, - прикинула Лила.
Сама она добиралась до Южного портала за три ночи, стало быть, до озера едва ли уйдёт больше, чем половина этого времени. А ведь ночи в пустыне гораздо короче северных. Другой вопрос, что без хорошего проводника эти сутки могут превратиться в месяц, а то и не один. Пески, как и морские волны, опасны тем, что уверенным тут можно быть только в одном – если постоянно двигаться в выбранном направлении, то рано или поздно упрёшься в их край. Берега есть у всего, даже у простирающихся до горизонта барханов. Но вот найти в их однообразной череде какую-то конкретную вещь бывает очень и очень непросто. В пустыне слишком мало ориентиров и, отклонившись от маршрута на пару градусов, в конце пути рискуешь оказаться совсем не в том месте, на которое рассчитывал.
А Бейнар тем временем продолжал своё повествование. На этот раз речь пошла о другом бессмертии, о похищенном. Чтобы получить его, нужно было испить из украденной у Имира чаши. Похитили её, разумеется, опять демоны. У человеков ведь всегда так, что бы где ни случилось, это демоны виноваты. И Рилдир, это всё он им приказывает. Где искать сию реликвию, к сожалению, никому сейчас было неведомо, но легенда гласила, что тем, кто сердцем чист, это обязательно удастся. И, естественно, далее следовал рассказ об одном таком соискателе. Он нашёл чашу и испил из неё, но сердце его оказалось недостаточно чистым и в итоге, обретя бессмертие, он обратился в чудовище.
- О, а эту сказку я знаю, - улыбнулась вампиресса. – Она про меня. Ну, про весь наш род, я хотела сказать. У вампиров есть похожая байка о том, как появляются "необращённые", такие вампиры, которым проклятие даровано самим божеством. Только эту чашу у нас называют купелью. И, к слову, первые демоны тоже вышли из неё. А потом ещё купались там повторно, чтобы обрести силу управлять магией крови и получить возможность плодиться… Как это говорят?.. Естественным путём. Без божественного вмешательства, вот.
Если сердце чистое, то проклятие становится даром и его можно использовать на благо, а если не очень, то получаются чудовища. Такие, как я,
- она улыбнулась ещё шире, демонстрируя небольшие, но острые клыки. – И вот что я тебе скажу, Морваракс, людей с достаточно чистым сердцем в природе не существует.
Другая легенда гласит, что можно продлить своё существование, забрав чужую душу. Некромаги иногда делают так. Приносят жертву и превращаются в нежить. Правда, срабатывает это далеко не всегда. А оборотни для тех же целей сживаются со звериной душой. Но если я правильно поняла, зачем тебе бессмертие, то такое для этих целей не подойдёт.
– Лила задумчиво потёрла подбородок и добавила уже вслух: - Дедушка, а расскажите про письмена Шаанати.
Старик взглянул на неё своими невидящими блёклыми глазами и задумчиво качнул головой.
- Это не бессмертие, не дар богов, это наука. На что она юным красавицам?
Зажав рот ладошками, Амарилла с трудом сдержала беззвучное хихиканье. Нет, то, что они красавицы, это бесспорно. Хотя насчёт юности сказочник явно погорячился. А хотя… тут многое зависит от того, с чем сравнивать.
- Для несведущих наука ничем не отличается от волшебства, - отсмеявшись, возразила она. – А для меня, уж тем более.
- Хм… в Лайнидоре и Сарамвее с давних пор существуют школы, где можно обучиться грамоте. Когда-то и я посещал одну из таких. Помимо всего прочего, там учат тому, что все ныне существующие языки произошли от общего корня. Его величают "языком творения" и принято считать, что сделанные на нём надписи и произнесённые слова имеют необычайную силу. Отсюда появилась теория, что если написать на человеке, что он бессмертен, он действительно таковым станет. Но пока все попытки составить подобную надпись не привели к желаемым результатам. – Бейнар выпрямился, сдвинул в сторону длинную бороду и продемонстрировал поблёкшую и расплывшуюся татуировку на впалой груди: - Многие из нас пытались проделать это. Иным удавалось продлить жизнь довольно существенно, но избавиться от болезней и старения полностью не удавалось ещё никому, так что тут мне нечего вам рассказать.

+3

12

Приоткрытая пасть как имитация улыбки, негромкое рокотание, схожее с мурлыканьем кошки. Морваракс была довольна уже полученной информацией и сочла важным это не скрывать.
Что может быть легче, чем найти озеро в пустыне? Жестоко, но поиски обещали быть трудными, сопряженными с множеством опасностей. Возможно, будь дракон одна, это облегчило бы дело. Но она упорно тащила на эту дорожку своего друга-человека. Хотя по большому счету наличие человека в отряде усложняла жизнь менее ожидаемого. Даже дракону в пустыне будет нелегко отыскать ориентиры. Уж сколько раз Морваракс рыскала среди барханов и каждый раз эта земля прятала что-то новое, опасное или просто странное.
Бескрайнее сухое море тайн и загадок.
«С чистым сердцем не существует не только людей», согласилась дракон на слова Амариллы.
Долголетие оборотней и купель проклятых ей были не нужны. Интересные, конечно, моменты, но совершенно не вписывающиеся в планы обсидиановой. К тому же эта история и вовсе не указывала на возможность отыскать реликвию. Крылатая запомнила сказание, как и примечания рыжеволосой, но сомневалась, что пойдет по этому следу.
«Интересный момент. Почему обретение бессмертия всегда сопряжено с риском стать монстром? Возможно, что и эта легенда, и предыдущая есть отражения одной сути. Сотворения вампиров и демонов»
Если это так, то поиски Морваракс обречены на провал. Ей хотелось внести скромные дополнения в летопись человека, сделать его более… соответствующим ее миру. Но в то же время Мор не собиралась в корне менять сущность трактирщика.
Сама вероятность провала была более чем высока. Это раздражало. Но пока она не упрется рогом в неприступную стену, обсидиан не остановится.
Самым интересным оказался «научный» момент – письмена, столь тесно связанные с магией, что могли переписывать реальность. Пусть и в очень малом объеме, практически неощутимо, но могли. Именно это и заставило Мор подобраться и улыбнуться. Легенды – это хорошо и забавно, но вот такая наука ей была ближе и понятнее. Здесь хотя бы не нужно было ломать голову над очередной заковыристой фразой и гадать – это указание пути, словоблудие автора или хитро вплетенная в повествование ловушка.
«Очень интересно», в бесцветной речи проскальзывали нотки радости и желания обладать сокрытыми знаниями. Наверняка она не единственный дракон, кто клюнул на столь соблазнительную наживку. Сокровища и сила – вот то, к чему стремились все чешуйчатые. Морваракс не тешила себя наивными надеждами, что именно она откроет заветное слово. Обучение или торг с уже познавшим будут долгими.
Этим она непременно займется. Это просто идеально вписывается в одну ее запланированную работу. Но сначала легенды… и бессмертие.
«Начну с озера. Не желаешь присоединиться к небольшой вылазке и поруганию красивой сказки суровыми реалиями бытия?»
Разумеется, сейчас на крыло она не поднимется. У нее был долгий и муторный дневной перелет. Небольшая охота и отдых придутся весьма кстати. Днем можно будет отоспаться, найдя себе укромное убежище среди скал, или попытаться найти проводника. А ночью уже выдвинуться на поиски. Но все это, разумеется, если Амарилла решит составить компанию. В противном дракон могла выйти уже утром – ей-то местный жар никакого неудобства не доставлял. Хотя вопрос проводника оставался открытым.

+2

13

- Подарочки от Рилдира всегда с подвохом, - Лила любовно погладила пальчиками рунные кандалы. – Отчего так у остальных, это я даже не знаю… Ну, может потому что за всё приходится платить. Или когда собираешься что-то серьёзно менять, всегда есть риск, что перемены пойдут совсем не в ту сторону. Кто ж их разберёт, богов этих. Тем более, не своих. – Она присмотрелась к части узора на груди старика и задумчиво потёрла переносицу: - Мне уже и раньше доводилось слышать про эти письмена. Думаю, это что-то из традиции местной рунной магии. Они дают не совсем тот эффект, которого хотели бы люди, но то, чего не знают люди, могут знать другие народы. Рунная магия более всего развита у гномов. Они, можно сказать, соседи вампирам в плане места проживания. Ближе там только орки. Сейчас мы почти не общаемся, молодняк только если соседей донимает иногда. Подгорный народец не шибко расположен к нежити и упёрт сверх меры. Должно быть, дело в том, что в былые века кровушки было пролито ой как много. И с той, и с другой стороны.
Но ещё в Тёмной Империи, вернее уже во время войны, ставшей причиной её падения, я знавала одного кузнеца из этого народа. Он был изгнан своими за изучение тёмной магии и служил костяному трону, а потом переметнулся на нашу сторону и, кажется, в итоге поселился где-то в Орде. Да, такие вот чудеса – гном среди орков. Так вот, он отменно зачаровывал оружие, но не только Тьмой. Там и огненное было, и с другими эффектами. То есть, помимо Тьмы он знал и руны.
Дядька был не шибко разговорчивый, но иногда он рассказывал что-нибудь о Хенеранге. И от него я знаю, что почти у каждого гномьего клана есть свои родовые магические секреты. Даже такие, которые влияют на течение времени. Но ведь уже давным-давно доказано, что это невозможно, так что речь могла идти о сохранении молодости или чём-то подобном. Может у них и рецепт бессмертия есть, мало ли. В общем, если тут не найдёшь, можешь поискать пути к коротышкам. Только поосторожнее там, а то они так и норовят воткнуть свой топор во всё, что шевелится.

Ни для кого не секрет, как Амарилла любопытна, так что возможность прогуляться её очень даже заинтересовала. С одной стороны, знать местность, где ты живёшь, не только интересно, но и важно, ведь мало ли, что может понадобиться. Но с другой, прогулка обещала быть довольно продолжительной и оставлять своего вивенди так надолго вампирессе не слишком-то хотелось. Можно было напроситься на прогулку вместе с ним, но тогда им, скорее всего, будет не до легенд и не до чего вообще кроме, разумеется, друг друга.
- Хочу… но давай, я сначала отведу дедушку обратно и поговорю с Веем, - так ни на что и не решившись, предложила она. – Мы посоветуемся и, если моё отсутствие не нарушит никаких планов, то я с удовольствием отправлюсь с тобой. – Она поднялась и оправила юбки: - Прости, что не могу дать ответ сразу, но я теперь дама семейная. – Лила развела руками. – Постараюсь как можно скорее прислать тебе вестника, чтобы не томить неведением.

Отредактировано Амарилла (30-07-2019 15:30:05)

+4

14

Дракон едва заметно кивнула, выражая согласие обождать пока Амарилла решает возникшие вопросы. Рыжеволосая не-мертвая женщина помогает старику подняться и уводит в открытый порт. Обсидиан хмурится и смотрит в ночное небо. Все сделано правильно, все сделано с минимумом ошибок. Она прилетела сюда да информацией, она ее получила. Но почему-то после ухода вампира и человека на душе остался осадок, будто дракон упустила из внимания очень важную деталь.
Потянувшись ментально к своему другу, Морваракс узнала, что тот вместе с молодым попутчиком остановились в меру гостеприимном (если не считать цен) заведении, где было полно усталых путников, отчаянных авантюристов и любопытных искателей. То, что с человеком все в порядке, немного успокоило дракона. О результатах своей беседы со старой подругой ничего не сказала, но намекнула, что дальше не худо было бы отстранить любопытного ребенка от поисков.
Морваракс была готова делиться только в том случае если ей это было выгодно. Что ей мог предложить молодой человек, который мало того, что толком не знал жизни, так еще и не представлял, что он от оной хочет? Ничего. Ничего ценного. Даже склони он колено и поклянись, что и он и все его потомки будут верой и правдой служить дракону, она бы отказалась. Чаши весов были не на его стороне.
«Если с поисками не сложится, хотела бы попросить об одной услуге. Или, если это ближе, нанять тебя для работы, в которой ты ориентируешься с достойным мастерством. Два года назад одна из химер… потеряла важную составляющую. Тело полностью цело и в данный момент заморожено для сохранности. Требуется «починка». Не сейчас, но в любой удобный момент»
Почему Морваракс вспомнила о сломанной игрушке именно сейчас? Может общение с той, кто их дарила тому поспособствовало. Может дракон решила отвлечься от неприятных мыслей, утверждающих, что в своих поисках успеха она не добьется.
«Хм… А единственный ли это выход?..»
Она желала оставить человека таким, каким он был сейчас. Замедлить или вовсе остановиться влияние времени на его тело и разум. Но, исходя из сказок и легенд, такого сладкого рецепта в мире не существовало. Мало-помалу бессмертие накладывало отпечаток и меняло получившего его, притом не в лучшую сторону. Может быть Мор заходит не с той стороны к данной проблеме?
Поспешность никогда и никому не давала благих результатов. Дракон именно спешит, поскольку не знает, сколько еще отпущено человеку. Эта раса такая… хрупкая. Одно неудачное падение с лошади может сделать из них беспомощных коллег. Мир же тем временем полон куда более страшными испытаниями. Йохан наверняка не рад, что чешуйчатая носится с ним как с немощным. Но его мнение дракон в этот раз в расчет не брала.
«Не остановлюсь. Но на всякий случай…»
На всякий случай можно задействовать запасной план. Работа над этими созданиями велась неспешно и обстоятельно. Переходить от теории к практике и опытам на людях было рано. Но если другого выхода не будет, то можно сосредоточить внимание на этом деле. Самое забавное, что даже здесь дракону было не обойтись без некроманта или его знаний, касающихся души и его удержания на земле.

+3

15

Вернув Бейнара к его ученикам-беспризорникам и одарив обещанной монеткой вампиресса вернулась домой и пересказала Вею события сегодняшнего вечера, а потом ещё долго уговаривала его отпустить её прогуляться с Морваракс прекрасно известным всем женщинам способом. Не то чтобы вивенди сильно возражал против прогулки своей рыжей безобразницы, просто ей очень уж понравилось уговаривать.
Помимо предположительного местонахождения источника вечной жизни этой ночью Амарилла сделала ещё одно открытие. Оказывается, она могла слышать мысленную речь Морваракс на довольно приличном расстоянии. Большинство вампиров, так или иначе, способны к телепатии и могут даже вложить собственные мысли в слабый разум, но, как правило, всё это происходит только если носитель этого разума находится в прямой видимости.
Редкий раз уже пойманной марионеткой можно управлять издалека, но это сложно и хлопотно, не говоря уж о том, чтобы вести беседы на таком расстоянии. У Амариллы подобное получалось только с Сифом. С тем вообще расстояние особой роли не играло, но между птенцом и обратившим его вампиром всегда присутствует особая связь, так что ничего удивительного в этом не было. Обмениваться мыслями с другими вампирами Лиле давалось гораздо сложнее и такое общение на расстоянии требовало немалой отдачи и опыта. С Морваракс же всё получалось так просто и естественно, будто вампиресса вообще не прилагала к тому усилий.
В конце концов, она решила, что так оно и есть, внезапно обострившиеся способности к мыслеречи просто часть драконьей магии и перестала об этом думать. Сообщив о том, что готова присоединиться к походу за бессмертием, вампиресса с радостью согласилась и исправить сломанную химеру. Вот только заняться этим получится не раньше осени, а то и весны. В два счёта тут не обернёшься, надо было выбрать подходящее время. И дело даже не в самом ритуале, на который вполне хватило бы нескольких ночных часов, но если у химеры чего-то не хватает, это нужно будет ещё найти или сделать, на что тоже потребуется время. И кто знает, в какой срок всё это в итоге выльется.
Обычно перед дальней дорогой путешественники собирают вещи и отдыхают, готовясь к тяготам пути. Вампиресса же наоборот провела следующий день очень бурно и насыщенно. Амарилла терпеть не могла спать. В силу своей природы на настоящий отдых она способна не была. Вампирье забытьё только называется похоже, но на самом деле ничего общего со сном живых существ не имеет. Это отвратительное состояние, похожее на маленькую смерть, или того хуже, на паралич, когда всё чувствуешь и понимаешь, но не в силах даже приподнять ресницы.
К счастью, Лила уже достаточно долго носила своё проклятье и научилась справляться с парализующим действием солнца, но всё равно терпеть не могла валяться в беспамятстве, потому всегда находила, чем заняться. Занималась она, разумеется, в основном Эстом. А помимо того собрала кое-какие полезные мелочи и подыскала закрытую одежду, от которой уже совершенно успела отвыкнуть.
После заката немного растрёпанная и исключительно довольная вампиресса вновь появилась перед драконом. Как обычно налегке, хотя по сравнению со вчерашней встречей, вещей у неё явно прибавилось.
- Проводника, увы, найти не удалось, - с сожалением поведала она. – Не сезон сейчас, говорят, для дальних путешествий. Зато в лавке возле школы следопытов продают неплохие карты. – Лила развернула  отпечатанный на плотной травяной бумаге рисунок, на котором довольно подробно были изображены окрестности Лайнидора, включая плоскогорье Золотого ветра и изрядный кусок пустыни, и ткнула пальцем в изображение чего-то, очень напоминающего факел. – Вот самая дальняя точка, куда я забиралась, - «огненные фонтаны». Очень странное, но по-своему интересное явление. Туда можем махнуть телепортом, а солёное озеро должно быть за ним. Где-то ещё столько же вглубь пустыни через вот этот оазис. – Пальчик прочертил упомянутую прямую и остановился у края карты: - Вот здесь, вроде. Не то чтоб очень точное местоположение, но это лучшее, что удалось раздобыть. А на месте уже придётся с высоты поискать.

+3

16

-Проклятье!- В сердцах крикнул Бран, пиная песок. -Проклятье!  Столько сил и времени и все псу под хвост! Проклятая пустыня! Проклятый песок! Проклятье тебе на голову, Азур!
Всегда старавшийся сохранить хладнокровие, Бран сейчас был подобен яростному зверю. Он был зол. Он был раздосадован и  понятно чем.  Несколько лет назад в своем случайном путешествии ему довелось найти один очень любопытный дневник.  Хозяин дома, где лежал этот дневник, похоже, совсем забыл о нем. А может все откладывал на потом. Как бы там не было, но записи в данном дневнике были непростые и весьма любопытные. О да пришлось постараться сначала вынеся их из того особняка, а потом потратить кучу времени, сил и иногда денег на расшифровку. А потом к этому списку добавилось еще и поиск дополнительных знаний.  А ведь помимо этого дневника у Брана была куча и иных дел. В общем, прошло немало времени, прежде чем магу крови удалось найти и собрать все необходимое. Действительно в нескольких древних источниках говорилось об одном могущественном маге крови,  чья сила была невероятна. Что этот маг был фаворитом темного бога. Что этот маг чуть ли не щелчком пальцев устранял своих врагов. И что он открыл секрет бессмертия. Не того зелья бессмертия. А настоящего, божественного.  Впрочем, это уже скорее напоминали древние сказки про божественных избранников. Однако дневник и иные источники упоминали, что ритуал бессмертия был записан магом на специальных скрижалях и укрыты в его тайной библиотеке, где помимо табличек были и другие секреты и артефакты. И конечно, Бран, загорелся мыслью найти эту тайную библиотеку. Одни только древние книги, фолианты и прочее стоит того чтобы отправится на другой конец континента.  Однако было несколько небольших проблем. Маг не был в пустыни и потому не знал, как та может быть опасна. Во время путешествия с наставником они были почти везде, но в пустыню не забирались. Поэтому у него не было опыта как здесь выживать.  Но не эта основная проблема. Поиск пути. По слухам, книгам и разговорам в пустыне очень просто заблудиться и погибнуть от нехватки воды.  Поэтому нужен был человек, что легко проведет, расскажет и покажет. Проводник.  И желательно надежный проводник.  Увы, работорговля пусть и неофициально, но все еще существовала. Конечно, для Брана не было сложностью расправиться с  работорговцами и предателем-проводником, но дальше что? Даже если оставить предателю жизни, то совсем не факт что он проведет туда куда нужно. Нет, тут нужен был "свой" надежный человек. Тот, кого маг крови знал.  И на ум пришел только один человек.
Найти  Ричарда Рейна было сложным делом.  А  уж уговорить помочь... В общем, тогда магу пришлось проявить все свое небогатое ораторское мастерство, прося бывшего спутника составить компанию по поиску древнего хранилища знаний.  Ну, и конечно, помимо ораторского искусства пришлось прибегнуть к банальным деньгам.  Кое-как уговорив товарища, Бран, последовал всем его советам. Купил лошадей, нужные вещи для выживания в пустыни, припасы. Подготовившись как следует, два путешественника отправились в пустыню... Чтобы заблудиться!  О, да это было незабываемое путешествие.  Лето в пустыни невероятная вещь. Стояла невероятная жара, от которой не было спасения. Однако холода ночью были еще хуже. К тому же ночью некоторые существа выходили на охоту.  Правда, на двоих путешественников они не нападали, маг крови,  потратив свою кровь, провел ритуал отпугивания. В общем, это было незабываемое приключение прошедшее впустую.  Нужно было смириться, они заблудились. Потерялись в пустыне. Им не найти тайное хранилище мага.  Сама судьба смеялась над их жалкими попытками.  Уже который день они идут по  записям в дневнике и все напрасно. Нет, конечно, есть шанс, что они просто проехали мимо. Что библиотеку такого мага давно нашли, разграбили и уничтожили. Все возможно. Возможно, что и не было никакой библиотеки.  Возможно, великий маг прошлого специально оставил такую запись, дабы его соперники просто плутали в пустыне в попытках найти знания.  Однажды наставник поделился с Браном информацией о некромантах, что стали личами. Лекция была длинной, но юный малефикар её хорошо запомнил. И лучше всего он запомнил предпоследние слова учителя:
-.... И запомни, лича просто так убить не выйдет.  Даже если ты уничтожишь его оболочку, он сможет восстать, пока цела его филактерия - вместилище души. Некоторые личи поступают с ней небрежно, постоянно носят с собой, справедливо считая, что лучше всех справятся с задачей охранника. Другие прячут под охраной армии. Третьи же просто прячут в трудном месте, при этом распуская слухи о местонахождении филактерии. Слухи понятное дело лживые. На месте группу искателей, скорее всего ничего не ждет. Или ждет какой-то монстр.
И вот сейчас стоя посреди гигантской пустыни, Бран задумался. А не мог ли древний быть таким же шутником? И весь этот дневник, и слухи, легенды и прочее могли быть гигантской ложью одного древнего мага крови. Нет. Нет, нет и еще раз нет. Это не могло быть ложью. Вымыслом. Просто мы плохо ищем! Нельзя поддаваться отчаянью! Пытался убедить себя Бран, но в тоже время, прекрасно понимая, что вскоре им придется уходить из пустыни.  Запасов оставалось не так много, и пополнить их было негде. Поэтому еще день-другой и придется прекращать поиски.  А заодно выбросить не нужный теперь дневник.

Отредактировано Бран (04-08-2019 21:47:40)

+4

17

Только Боги знают насколько я "люблю" пустыни. После событий в Ставке Хастин я обходил пески десятой дорогой и даже отказывался от весьма неплохих заказов. Честно говоря, я побаивался, что тот древний алый ящер, что отрубил мне руку, до сих пор держит на меня зло. Казалось бы, что для дракона какой-то там оборотень.  Но, я слышал, что они весьма злопамятны. А если память плоха, то можно и записать кто и что тебе должен.  Ну или кому что должен ты.
Я мог терпеть песочек только тогда, когда это был пляжик с которого легко было вернуться в город к еде, воде и прочим радостям жизни. Пустыня в этот разряд не попадала точно. А в качестве огромного лоточка мне бескрайние дюны и даром нужны не были.
Я и в этот раз отказал бы, но меня позвал Бран.
Пересекались с этим магом мы лишь раз. Провели пару дней в недурственной компании. И Бран неплохо тогда пригодился. Не хочется вспоминать в чем именно - это как раскрывать все свои карты, но помощь была нужна. 
Долгие уговоры, посулы и звон монет наконец убедили меня. Кто бы не купился на обещание скорого обогащения. К тому же за все платил Бран. За провизию, за лошадей, за все прочее. Да и мне стало весьма интересно. Что же скрывается этих песках, если Бран готов был едва ли не пешком в эту самую пустыню идти? Любопытство сыграло не последнюю роль в моем согласии. Кот вообще любопытен. Крайне.
Теперь я брел по бескрайнему океану сплошь состоящему из песчинок и проклинал и Брана, и свое любопытство, и Богов, и демонов, и все, что можно было проклясть, все, что полежало, так сказать, проклятию. Песок вновь был везде. Мне хотелось снять с себя кожу днем и я стучал зубами ночью, зарываясь поглубже. Но пески зранили тепло недолго. Как и мое тело.
Я хотел поохотиться, но Бран провел некий ритуал, что не подпускал к нам разное зверье. Это было хорошо с одной стороны, но это же не давало мне возможности побегать ночью. От этого я страшно бесился, вымещая злость на песке и иногда на Бране. Ведь я не сказал магу, что я оборотень. Ведь подобные секреты о себе не будешь вот так вот просто вываливать первому встречному. Я уже представляю себе это: "Драсте, я - оборотень.  Не истинный, конечно, но все же." и мне в ответ: О, как мило. Вам зарезать на ужин барашка или Вы предпочитаете съесть его сырым?
От этих мыслей меня отвлекла небольшая истерика Брана, что пытался выкопать в песках себе и мне могилу. Потому, что своими воплями маг подтвердил то, чего я боялся более всего - мы заблудились. Вот теперь можно было включать истеричку, показывать зверя и предаваться унынию. Что еще можно было делать посреди моря песка? Ведь караваны мимо по пять раз на день не ходили. Нет, возможно какой-нибудь идиот, вроде нас, и забрел построить пару замков. Но я бы не очень на подобное надеялся.
Ветер был сухим, воздух сухим и все, что я мог ощутить таким же пересохшим носом, это запах нашего и конского пота. Правда один раз самум принес какой-то странный аромат, но я списал это на свою бурную фантазию. Кто будет шляться по дюнам? Кроме нас, конечно.

+4

18

«Не приходилось там бывать»
Явление со столь прекрасным названием Морваракс бы наверняка запомнила. Раз не видела, значит и портал туда провести не могла. Но если там бывала Амарилла, то это сильно облегчало решение проблемы. Нет, рыжей не было нужды выплескивать весь свой резерв, чтоб открыть ход для дракона. Тут можно было сделать гораздо проще. Вампир открывает свой темный портал, Мор запоминает точку выхода и создает параллельный тунель.
В таком способе были свои спорные моменты. Но ящер достаточно доверяла Амарилле, чтоб положиться на ее точность. Хотя доверие и обсидиановый дракон вещи малосовместимые, тут имело место исключение.
«Подождем немного. Йохан едет с нами. Будет лучше, если он пойдет твоим порталом. Мой… не так безопасен. Но, беря во внимание полную неизведанность того, с чем мы столкнемся, будет разумнее не тратить силы»
«И рискнуть», но этого дракон уже не озвучила. Обсидиан никак не могла понять в чем же дело. Только ли в ее нежелании контактировать с другими существами? Или тут больше упор идет на побочный эффект особенности ее магического почерка. Как бы там не было, а существа с низкой ментальной устойчивостью нещадно страдали от ее «услуг».
Трактирщик не подвел и не задержался. В отличие от двух дам, ему-то приходилось в дорогу тщательно снаряжаться. Да и конь тоже нуждался в воде и уходе. Буквально перед самым выходом из города ему внезапно прилетела весточка. Дракон утверждала, что вещи можно оставить. Если поиски затянутся, она откроет портал поближе к городу для своего друга.
Только то, что легко для дракона, дикость для человека. Просто как это смотрелось бы для посторонних: собрался человек в пустыню (безумец!) и тут вовсе все бросает и уходит налегке (самоубийца!). Чтобы честные люди раньше времени его не записали в покойники, Йохану пришлось поторговаться. Его коня и вещи обещали не трогать ровно семь дней, а дальше уж не обессудьте.
В общем пока мужчина решал внезапные «легкости» дела, время шло. Но управился он быстрее ожидаемого.
- Уговорил парнишку за конем присмотреть. Доброй ночи, леди. Не сочтите за грубость, но совершенно не удивлен вас здесь видеть.
«Не будем терять времени. Амарилла, веди»

Спустя пару часов как странная троица прыгнула в пустыню, Йохан начал сожалеть, что послушал чешуйчатую и оставил коня. Пустыня из раскаленного полотна превращалась в обитель лунного серебра – холодного как снега, но куда коварней. Вдобавок, путь по барханам не доставлял проблем разве что дамам. Одна обладала нечеловеческой легкой походкой, будто и не шла, а скользила над землей, а вторая… вторая умела летать.
Как оказалось, леди Амарилла тоже имела крылышки. Время от времени взмывая в небо, дракон и вампир определяли в какую сторону им следует двигаться. Мужчина стоически терпел ночной переход, но никак не мог взять в толк, что же удумали коварные бестии. Ему не было страшно, да и смерть как недалекая перспектива казалась не столько страшной, сколько неуместной. Странно было чувствовать себя рядом с драконом и ночной охотницей стариком подле двух любопытных девчушек. Очень странно, он им обеим в правнуки годится в лучшем случае.
Преодолев очередное песчаное препятствие, мужчина увидел, что не только ему с леди захотелось познакомиться с пустыней поближе в самый злой сезон. Что более безумно? Двое путников посреди пустыни? Или одинокий и немолодой муж практически без припасов? Впрочем, через секунду его одинокая фигура более таковой не являлась. С темного неба, разгоняя по земле волны песка, приземлилась Морваракс.
Ее странные гости недобрых краев тоже заинтересовали. Особенно один, который показался смутно знакомым. Свежие воспоминания не требовалось откапывать со дна памяти. Чешуя на мгновение дрогнула, встопорщившись.
«С каждым разом пустыня все меньше соответствует своему названию», посетовала ящер, обращаясь к Амарилле. Второй раз они идут в места, враждебные к живым своим жаром и светом, и второй раз натыкаются на интересных вероятных попутчиков. Повезет ли в этот раз?
«Помню тебя, оборотень», обращалась к сотворенному перевертышу, но речь ее достигала и мага крови. Воинственные женщины подтвердили, что лунный зверь был одним из тех, кто помог им во время вторжения красного гиганта. Только Мор не вчера из яйца вылупилась: подкинуть героя озлобленным и сбитым с толку людям, но на деле заслать к ним соглядатая.
Обсидиан беспокоилась, не работает ли оборотень на красного дракона. И, в любом случае, что он тут забыл вместе с магом, чей магический след явственно пах кровью?

+4

19

Бран еще долго мог ругаться, проклинать богов, глупых магов крови древности, что не могли подготовить себе книгохранилище нормально, как все, а не придумывать различные шифры, запутанные карты и прочее. Хотя, по сути, и карты то не было. Было подобие географических координат, где должна была находиться библиотека. Должна, но её не было.   Хотелось рвать и метать в ярости.  Дневник, который завел  Брана сюда, тоже хотелось порвать на мелкие кусочки, при этом демонически хохоча... Но со стороны тогда бы точно могло показать, что маг крови просто сошел с ума. Нет! Нужно взять себя в руки. Да мы заблудились в этих песках. Но что?  Чисто теоретически если хорошо подумать... Мы всего лишь заблудились. Возможно библиотека, где то поблизости. Возможно, её за столько веков просто замело песком и... И просто нужно копать. Вопрос только где?  Просто физически невозможно перекопать все эти барханы с песком. Мы изжаримся. Точнее я изжарюсь. Ричард не настолько сумасшедший чтобы копаться в песках ради ненужных для него знаний. А что если... Маг бросил подозрительный взгляд на проводника. Что если мы не случайно заблудились, а намеренно? Что если... Да нет бред. Зачем Рейну такое делать? Я слишком недоверчив. 
Маг от досады еще раз пнул песок, а затем вернулся к спутнику.  Нужно было еще раз проверить дневник и составленную по записям карту. Может он все же ошибся. Может, что то неправильно посмотрели. Может быть, нужно было применить магию. Неизвестно.
-Если мы не сможем найти завтра хранилище, то покинем пустыню. -Сказал Бран отчаявшимся голосом своему спутнику.  Сдаваться не хотелось, но что поделать?  Если дневник еще раз подведет, то больше  не было смысла здесь оставаться. Да и припасов мало. 
Однако у судьбы были, похоже, иные планы. Стоило магу только погрузиться в чтение, но его прервали. Дракон, разгоняя песок и поднимая небольшие песчаные бури, приземлился недалеко от них.  Вообще  Брану до этого не доводилось сталкиваться с этими летающими созданиями. Да наставник рассказывал о них. Да и сам маг немало прочел книг, в том числе о драконах. Однако ему не приходилось сталкиваться с ними вживую. Малефикар был  в растерянности от появления летающего ящера.  Мало ли что у того на уме.  Может, захочет драки по выдуманному поводу, вроде "вы пересекли мои земли и будете убиты!" А может даже объяснять ничего не будет и просто дыхнет огненным дыханием.  Однако дракон не проявил враждебности. Наоборот, при помощи ментальной речи обратился к двумя заблудившимся странникам.
Оборотень? Интересно. Маг крови с любопытством посмотрел на своего спутника. Ричард никогда не говорил, что является оборотнем. Возможно, стеснялся своей сути?  Как бы там не было, сам Бран ничего против оборотней не имел.  Он вообще к другим расам нейтрально относился, если конечно, те сами не лезли к нему.   Однако сейчас это было неважно, нужно было решать,  что делать далее.
-Она тебя,  похоже, знает. Ты сам проведешь переговоры или это стоит сделать мне? -Маг обратился к  Ричарду. Драться с драконом не хотелось. Да и шансы были так себе.  Но на всякий случай рука Брана легла на ножны с кинжалом. Так, небрежно. Будто бы чистая случайность.  Конечно, на победу он и не рассчитывал, но создать, скажем, кровавый щит для защиты от огня он бы наверняка успел.

+3

20

Бран, похоже, решил оставить копание могил на потом. Это было даже неплохо. Рыться здесь было бы верхом глупости. Хотя, возможно, маг просто хотел докопаться до истины. Правда, на это ему понадобиламь бы вечность. Примерно пол вечности у меня было, но растрачивать ее на замки в гигантской песочнице я не собирался. От слова "совсем".
Я сел на бархан, запихнув ноги в горячий песок, и просто рассматривал бесконечные дюны. Ветер пересыпал песчинки, словно играя. Я взял их горячие и золотые в ладони, ощущая как они льются подобно воде. С тихим шуршанием словно шепот.
-...уйдем из пустыни... - донеслось до меня. Я ухмыльнулся и кивнул, не понимая как выбираться из этого пекла.
Вспомнился иной песок. Берег моря. Чайки, что кричали над пенными волнами, далекие паруса на горизонте. Я ждал корабль, что отвез бы меня в новую жизнь. Точнее, я так думал, что в новую. Три месяца качки и изнурительной работы обозлили меня настолько, что к концу путешествия я готов был убить старпома и капитаншу. Да. Именно капитаншу. Леди Линна была ледяным драконом.Но в постели эта дамочка была погорячее некоторых теплокровных.
Внезапно разума мягко коснулась мыслеречь. Я машинально схватился за ухо и недовольно зашипел - хваленая серьга с защитой от ментала разрядилась. Те два золотых, что я за нее отдал были потрачены не зря. Амулет здорово помог в Ставке Хастин. После еще раз в одной заварушке, о которой в приличном обществе не расскажешь. А в неприличном многие об этом знали.
Я задрал голову, рассматривая темную точку в небе, не зная радоваться либо плакать - к нам приближалась та самая дракон, что помогла в Ставке. Был ли я рад ее видеть? Честно говоря, я желал бы оказаться сейчас подальше и от пустыни, и от дракона. Поближе к кухне. А начальство пусть будет само по себе. А еще дракон рассказала о том кто я.
Не то чтобы я так уж берег это в секрете, но не все нормально реагировали на подобные известия. Не будешь же объяснять каждому, что оборотни не воют на полную луну, не воруют младенцев, не пытаются загрызть каждого встречного-поперечного, желая обратить. А как было бы смешно, если б стать эльфом, к примеру, тоде можно было бы после укуса.
В душе шевельнулось подозрение. А не ищет ли меня дракон для того, чтоб вернуть к своему алому другу. В Хастин черная была, вроде, на стороне людей. Но все меняется. Я мотнул головой, выгоняя предательские мысли, и поднялся к дракону, что как раз приземлился на песок. Лошади испуганно заржали, шарахаясь в сторону. Не будь они стреножены, искали бы мы их днем с огнем.
- Здравствуй, обсидиановые крылья, вот уж не ожидал встретить тебя в этом царстве дюн и барханов. Что же привело тебя сюда? Я сомневаюсь, что дракону не хватало песка где-нибудь в более приятном месте чтоб отполировать чешую. Разве что решила спрятать в полной безлюдности яйцо? Это мой спутник. Его зовут Бран. И, думаю, что он лучше расскажет тебе почему мы бродим по пустыне, натирая этим "сыпучим золотом" мозоли на задницах. - владел бы я ментальной связью, обратился бы к крылатой мысленно. Но, что дано истинному, не всегда дается тому, кого слепили "из того, что было".

+3

21

Дракон приоткрыла пасть и неодобрительно рыкнула.
Морваракс среди своей родни считалась не только карликом, но и уродливо-доброй, если не сказать порочаще-скромной особой. Этот обсидиановый ящер был спокойнее в конфликтах и терпимее к другим расам. Но все равно оставалась темным драконом. И не смотря на все ее слова в прошлом, ей весьма льстило почтительное обращение. Не получив его, обсидиан почувствовала весьма неприятный удар по своему тщеславию и гордости.
С чего бы кому-то ее не бояться? С чего бы пред ней не трепетать случайным путникам? Значит у них есть нечто, что позволяет везти себя столь свободно! Учитывая, что оборотень ее тоже признал, опасения, что он знает красного и работает на него, стали на порядок реальнее.
Наклюнувшуюся трагедию разрешило присутствие не причастных к той ситуации лиц. Карать, устрашать или допытывать «своими методами» Морваракс не то чтоб брезговала, но старалась избежать данных приемов перед старым другом. Йохан же, предчувствуя долгий разговор, отошел чуть в сторону и устроился поудобнее на песке. Достал трубку и начал возиться с ней, поглядывая на все происходящее как на очередную сцену в своей таверне. Мол, это жизнь, не воспринимайте ее всерьез.
Морваракс фыркнула.
«А ты дерзок, юноша. Впредь следи за языком. Во избежание»
То ли во избежание конфликтов с конкретно этим драконом. То ли ящер так предостерегала, что не все могущественные твари милые, приятные и прощающие. Словно поставила точку в своем обращении, Морваракс слегка придавила магией. Не сильно, скорее ради демонстрации своей драконьей ауры.
«Имя мне Морваракс, маг-Бран. Не повторяй за своим спутником. Бездумные провокации с целью скрыть свой страх – не лучшая тактика. Ответь на вопрос: что привело вас в пустыню?»
Видимо спутникам обсидиана надлежало представляться самим. Трактирщик помалкивал, давая возможность великим ищущим сначала разобраться с возникшим недопониманием. В отличие от дракона человек не боялся, что на пути их поиска кто-то попадется столь быстро. Правда, это было бы весьма забавно, но маловероятно. Скорее всего почтенные господа просто затерялись в пустыне, не вняв предупреждениям местных. Тогда им повезло, бросать в беде Йохан не любил. Как-нибудь да уговорит дам помочь путникам.

+3

22

Боялся ли Бран дракона? И, да и нет. Он скорее опасался возможной безрассудности  и непредсказуемости летающего ящера. Кто знает, на что тот способен? Вдруг ему что-то придется не по нраву.  Маг крови хоть и читал об этих летающих созданиях, но  плотно не изучал их поведение и повадки.  Посему любое не правильное или неточное слово, жест или поведение могло показаться дракону подозрительным, и тот мог напасть.   Не боялся же Бран, потому что сам пытался контролировать свои страхи. Он уже давно не юнец и хорошо понимал, что страх в возможном боевом столкновении - это худший союзник и советник. Под его влиянием легко забыть слова  или движения для заклинаний. Перепутать последовательность действий и прочее.  Нет, бояться было нельзя.
Меж тем Ричард закончил приветствие. На взгляд мага крови, оборотень вел себя уж слишком фамильярно. Может он и знаком с этим драконом, но стоило ли обращаться к ней так?  Вдруг разозлится или  что еще. Кто их драконов знает. Собственно по ментальной речи дракона это и было заметно.  Маг вышел вперед, когда к нему обратилась драконница, впрочем, свою позу он менять не стал. Рука его по-прежнему  небрежно, как бы случайно, лежала на рукояти кинжала  готовая в один момент схватиться за рукоять.  Хотя сам Бран, все больше сомневался, успеет ли он прокричать хотя бы защитное заклинание.
-Что же,  приветствую тебя, Морваракс. Мне приятно с тобой  познакомится, пускай и не в совсем подходящих местах.  Как сказал мой спутник я действительно маг.   Что мы делаем в пустыни? Ведем исследовательскую работу. Точнее её    веду тут я. Ищу  кое-что из далекого прошлого. Ищу по записям и неточным запискам одного мага древности.  Ведем давно... -Хотя по сути уже потеряли точный ход времени и заблудились. Потому не известно действительно давно или нет. - Пока  мой поиск, увы, не увенчался  успехом.  Мой же спутник  выполняет работу проводника, ибо знает эти пески.  Но, к сожалению то ли дневник оказался не точным, то  ли не полны записи, то ли  место что мы ищем, давно уничтожили. Хотя, скорее всего мы действительно заблудились в этих проклятых песках. Ну, или мы случайно прошли то место несколько раз, а его не нашли потому что песчаные бури и барханы давно его похоронили. Подумал Бран не произнося последние слова в слух.  Себе-то было тяжело признаться в том, что ты заблудился и просто бродишь по пустыне в поисках чего-то. А тут дракон и другие свидетели. Неприятная ситуация.

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » В поисках бессмертия