http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Замок огненного демона » Спальня хозяина дома


Спальня хозяина дома

Сообщений 201 страница 250 из 276

201

Арман нехотя отпустил эльфа и сел на постели, тряхнув алыми волосами, откидывая из с лица, и проводя ладонями по лицу. Слушая, с каким отчаянием анализирует эльф свои видения и знаки, которые являлись ему, Арман лишь вздохнул.
- Я и без намеков богов был доволен, Эле, - склонив голову, демон посмотрел на эльфа, - и их одобрения, тем более через тебя и посреди ночи мне не нужны. Я думаю, тебе просто хотели сказать, что тебе действительно не место в затее с Темными землями. И если проблемы друзей и пророчества тебя не смогут остановить в стремлении идти туда, то смогу я.
Арман встал с постели и откинул полог балдахина. Он вспомнил, что корзинка со снедью и напитками после ужина на Острове осталась в комнате. Взяв чистый бокал, демон смешал в равной пропорции «Эльфийские слезы» и красное вино, сделал пробный глоток, чуть вздрагивая – действительно отрезвляло. Демон вернулся к постели со стороны эльфа, нырнул под балдахин и протянул ему бокал, смягчая голос:
- Листочек, выпей это, тебе станет легче, не нужно делать поспешных выводов и действий.
Осторожно вложив бокал в руку эльфа, вторую его ладошку демон сжал в своей руке.
- И доволен, Эле, должен быть ты, потому что ты единственный, кто в безопасности и кто хотя бы толково подошел к изучению всего процесса, а именно с литературы и карт. Если ты захочешь помочь друзьям в передаче своих знаний, я помогу тебе.
Прищурившись, демон мягко подцепил подбородок эльфа и заглянул в грустные серебристые глаза Листочка:
- Неужели ты захочешь оставить меня одного?

0

202

Для демона, пребывавшего все последнее время в ласковом настроении, подобный тон был почти жестким, и волей-неволей Эле прислушивался к нему со всей серьезностью. Несколько минут эльф молчал, оставляя реплики без ответа, и только следил, как разбуженный посередине ночи Арман сползает с постели. Впрочем, монолог номер один изрядно зацепил целителя. Что значит "тем более, от тебя", и какая разница, посередине ночи происходят важнейшие в жизни вещи, или посередине дня? И уж особенно в этом нет разницы на Темных Землях. Впрочем, эльф сдержался. Цепляться к мелочам на фоне таких событий он тоже не хотел.
Бокал со смесью вина и арисфейского зелья целитель принял, недрогнувшей рукой, слава богам, что профессиональные навыки не отказывали ему в любой ситуации. Выпив, Эле почувствовал, как жар раскатывается по телу, и даже кашлянул снова. В такой пропорции зелье ошеломляло покруче коньяка. В голове тоненько зазвенело, однако мысли прояснились. Эльф перестал паниковать и смог ответить демону более или менее связно, в свою очередь сжав руку, что коснулась его подбородка:
- Арман, ты не слышал точной формулировки пророчества, а там не было ни единого намека на то, надо мне идти в поход, или не надо. Мне пообещали, что мое тепло не выдержит зимы, и когда наступит ночь, я умру, если не буду держаться поближе к огню. Последнее я трактовал в твою пользу, хоть ты этого и не оценил, - намек слишком прозрачен. А вот касательно всего остального -  о походе боги не сказали ни слова. Возможно, эта ночь может наступить прямо здесь, посередине особняка.
Губы эльфа дернулись в невеселой усмешке.
- Я в безопасности потому, что ты оградил меня от опасностей. Но, Арман, давай договоримся один раз и навсегда. Я - не невольник, чье предназначение - украшать собою дом, таять в постели властелина и цвести под солнцем, будто розовый куст. Я - эльф, рожденный свободным, мужчина, и статус целителя не освобождает меня от ответственности. Не надо охранять меня, как будто я девка, калека или душевнобольной. Информацию я могу передать и сам, принцу прямо в уши, а занятие это доверено мне в утешение - чтобы я не чувствовал себя совсем уж бесполезным. От реального присутствия целителя в отряде было бы гораздо больше толку, для ориентации там есть проводники и грамотные эльфы, которые, поверь, не идиоты и тоже готовились уйти.
Он тяжело вздохнул. Надо было, наконец, произнести вслух ответ на последний заданный вопрос.
- Арман, я не хочу... не хотел бы покидать тебя, - чуть запнувшись, признался Эле. - Но и прохлаждаться в безопасности, отыгрываясь только картами, когда мои друзья будут терпеть бедствие, когда их могут ранить, отравить, когда им нужны спутники, а не просто голос в голове - этого я тоже не хочу. Пойми же меня! - взмолился он. - Ты силен, а они так уязвимы...

0

203

- Я ли должен оценить это? Или кто-то, кому предназначалось пророчество? В любом случае, трактовать его тебе. Здесь, посредине особняка, ты в безопасности, и именно потому, что близок к огню.
Демон выпрямился, и во взгляде заплясали уже не столь теплые огоньки чистого пламени.
- Ты вынуждаешь меня напомнить, что ты здесь по моей воле, а значит ты – пленник. И пока ты пленник, распоряжаюсь тобой и твоей деятельностью я. Что сделать, чтобы прекратить это – ты в курсе, но видимо, путь наименьшего сопротивления для тебя слишком легок. В Арисфее достаточно сильных целителей, равных тебе, поэтому твои друзья могли взять другого на твое место.
Фыркнув, демон качнул головой, не понимая, как можно соизмерять темную божественную силу и силу существ, наделенных лишь древней магией. Для богов уничтожение целых городов – процесс напряжения одной лишь воли, о каком отряде тут можно вообще говорить? И это совершенно бестолковое рвение поближе к опасности, лишь бы все происходило на глазах эльфа?
Признание Эле на общем раскаленном фоне выглядело лишь тем ответом, которого просто-напросто ждали. По всей видимости, даже зелье забвения не поможет эльфу успокоиться.
- Я понимаю тебя. Но ты останешься здесь. Если безрассудство твоих друзей не дает тебе покоя и тащит за собой, я вынужден удерживать тебя силой. Твоя помощь для них неоценима, какая бы она ни была. Ты считаешь, я не понимаю, каково это, когда твои друзья в опасности, а ты не можешь быть там, когда считаешь, что без тебя и без твоей помощи все может полететь крахом, когда именно сейчас им больше всего нужна защита и помощь, вся твоя сила, а ты не там?  - Арман фыркнул, - уж поверь, я терял друзей больше, чем ты. У каждого своя судьба. Может, хватит уже сворачивать с дороги, которую тебе освещают даже боги?
Развернувшись, демон отошел от постели, отпустив вниз балдахин, взял из шкафа брюки с рубашкой и вполне непривычным способом вышел через дверь, оставляя эльфа одного. Впрочем, демон ушел недалеко – его спальней на эту ночь стала гостиная комната. Разозленное состояние могло вылиться в ссору и необдуманные действия, а именно в такие моменты демон был куда более безрассуден на слова и поступки, нежели чем во время возбуждения.
Рухнув на холодную и неуютную постель, демон вздохнул, закрывая глаза и пытаясь успокоиться, костеря остроухую непоседливую братию на чем свет стоит. В Айна Нумиторе тем временем почти все горящие свечи необъяснимым образом словно растаяли до едва не кипящего воскового огарка, что было вызвано сильным повышением температуры язычка пламени.

0

204

Эле выслушал речи демона, закипая от негодования. Арман снова щелкнул его по носу тем, что целитель, на минуточку, в плену, и, видимо, упорно ждал подтверждения этого статуса. Как объяснишь ему, что сам подход демона - свободу и равенство в обмен на душу - подозревает мучительно болезненную потерю времени, столь драгоценного для уходящих в Темные Земли?
Положим, принц сейчас должен был находиться у Сумеречных, но довольно скоро он покинет безопасные пределы...
Эльф перевел дыхание. Но это не очень помогло. Демон тем временем продолжал говорить, и целитель помертвел при упоминании другого целителя. Ну да.. собственно, сам Эле просил запастись кем-нибудь подобным в дорогу... но как же это уязвляет. Это он, Эле, с бездонным Сапфиром на груди, должен сопровождать отряд, а не "другой целитель", пусть даже в сто раз более умелый, чем человеческий воспитанник возрастом всего в полтора века.
Кусая губу чуть ли не до крови, Эле молчал. Надежда воскресла в нем, когда Арман заговорил о том, каково потерять друзей; и снова умерла, когда наконец до эльфа дошло: даже понимание не заставит демона изменить свое решение хотя бы на чуть-чуть.
Но ты ничего не знаешь о моей дороге. Боги знают, но боги выражаются туманно.
Словно онемев, эльф по-прежнему не издал ни звука. И только, когда Арман, опустив полог, оделся и вышел, до целителя дошло, что все его резкие слова Арман произносил нагишом. Вот чудесная сила убеждения. Эле даже покраснеть забыл.
С горя эльф не видел ничего вокруг и не мог догадаться, куда отправился демон и надолго ли. Обычно тот исчезал в далекие края, а на сей раз вышел через дверь. Странно. Но не все ли равно?
Эле хотелось побыть одному, с воспоминаниями об Элиасе, - теперь целитель был уже твердо убежден, его друга нет в живых. Светлая, хранимая в глубине души память о единственном эльфе, который заставил Эле свернуть с проторенной колеи, была омрачена тенью ужаса, поразившего Таурсула в ядовитом тумане. Целитель понимал, почему ничего не сказал принц - то ли не знал, то ли берег Эле; на фоне происходящего такая трагическая мысль была невыносима.
Комната вокруг, даже без окна, на которое можно поставить свечу в память о покойном, показалась душной.
Вот не буду сегодня спать на территории противника, - упрямо подумал эльф, прихватил из корзинки бутылку вина, чтобы не коротать тяжелую ночь совсем уж в одиночестве...
Да, с бутылкой - это у нас теперь значит "не один", прям как у солдата в трактире?
Отмахнувшись от внутреннего голоса, эльф свободной рукой взял с подсвечника длинную горящую свечу, толкнул плечом дверь в комнату - она подалась, и направился в гостевую.
Его шаги были совсем не слышны в коридоре. Гостевая, к счастью, оказалась незаперта. Целитель широко распахнул дверь, чтобы не задеть ею свечу, появился на пороге в пятне света и обреченно замер на месте.
Ну кто предполагал, что демон тоже придет ночевать именно сюда? Эле посмотрел на него даже с каким-то испугом, не понимая, что это за злая фортуна, и злая она, или просто странная.

0

205

Демон, развалившись на постели, честно пытался заснуть, но сон не шел. Раздражение и негодование, которые кипятком кипели внутри, когда Арман выходил их своей спальни, уступая территории во избежание невинных жертв (не таких уж и невинных), не хотели растворяться в тишине. Их нужно было выплеснуть на что-то, но демону было откровенно лень, либо терпеть их кипение и медленное остывание.
Ну как так можно? Ни одно объяснение, ни один пример, ни неудачи на практике не могут остановить это упрямое существо от этого идиотского похода! Давайте, Перворожденные, топайте к Спящему, бегите со всех ног! Стоит ему проснуться и увидеть рядом добычу в виде светлых душ, каким же богатым меню вы станете! Плевать, что сюда больше не ходят даже охотники за нечистью, плевать, что даже таким, как я, приходится ставить защиту на дом от греха подальше. Вот еще  целителя с Сапфиром в компанию и вообще непобедимы! Только через мой труп, что значит, никогда.
От внутреннего возмущения демона отвлек свет свечи и гость на пороге гостевой комнаты. Только сейчас демон заметил, что не зажигал свечей, в темноте ему было так же удобно, как и ночью. Удивленно выгнув бровь, созерцая эльфа с не менее остолбенелым видом, демон прищурился.
- И вот за этим я ушел из собственной спальни, да? О, да ты не один, - многозначительно протянул демон, заметив бутылку у Эле.

0

206

Эле, окинув демона взглядом, оценил блеск в глазах Армана, говоривший о том, что демон был настроен нешуточно. Колкость, просившаяся на уста, благоразумно замерла.
- Я не ожидал, что ты направишься спать в ту же комнату, - сказал эльф холодно, но так как практика в холодности у него была невелика, прозвучало это еще и нервно, будто у ежа,который готов свернуться в колючий шарик. - Мне, признаться, нужно было что-нибудь с окном... Понимаю, что на фоне наших..эээ... разногласий вопрос чужих друзей смотрится для тебя банально, но все-таки один из них недавно умер в ядовитом тумане, - ирония тоже выглядела неудачной, очень уж дрогнул голос в конце этой речи.
Боже мой, ну что ты за пафосное барахло, Эле?
- Я хотел просто посидеть в комнате, где есть окно. - посмотрев на Армана еще раз, целитель мрачно нахохлился, как взъерошенная зимняя птица. Наверное, не стоило утомлять рассерженного демона деталями, поэтому Эле проглотил подробности, неловко махнул бутылкой и предложил: - Я сейчас уйду, прости, что побеспокоил.

0

207

Демон вздохнул, запустив пальцы в волосы и прикрывая глаза. Сегодня вообще хоть что-нибудь даст поспать? Фыркнув на нервные нотки в голосе эльфа и неудачные попытки иронизировать из-за этих нервов, Арман покачал головой.
Ага, как же, это у тебя друзья на руках не умирали, когда лишь один ты не можешь умереть, и беспомощно смотришь, как их души забирают. Ну-ну…
- Вот окно, - Арман указал на занавешенное портьерой высокое окно с нехитрым витражом рукой, будто без этого его не было видно, - раз уж тебя так тянет в общество злого бесчувственного эгоистичного демона, можешь остаться и делать все, что хочется.
Демон сейчас выглядел не столько рассерженным и взрывоопасным, сколько уставшим. Практика показала, что при появлении эльфа уже не столько хотелось воспламенить что-нибудь большое и трудновоспламеняющееся, а скорее махнуть на все рукой и уснуть. Тем более, эльф был достаточно упрям, а демон достаточно сонный и уверенный в себе и своих действиях, чтобы продолжать спорить. Раздражение стихало, как лесной пожар под ливнем, медленно, но действенно.
Чувствую, в своем доме я точно не посплю сегодня…
Нехотя встав с постели, демон натянул свои штаны и со второго раза застегнул ремень я тяжелой пряжкой, сонно зевая, собираясь куда-нибудь, где не нервно и можно поспать.
  - Хотя, я предприму еще одну попытку не мешать тебе.

0

208

Эле внезапно хотелось крепко удариться лбом об стену, материализуя физически ощущение, вспыхивающее каждый раз при попытке спорить с демоном. Арман был очевидно бесчувственным, если говорить с ним о походе. А точнее - всякий раз, если завести с ним разговор о вещах, крайне важных для эльфа, но опаснее булавочного укола. Нет, ну ладно, на сей раз это были экстремально опасные вещи. Но можно же понять, что целитель не простит себе, если сдастся прежде, чем будут исчерпаны все шансы?
Впрочем, о походе речь этой ночью и не зашла бы больше. Для этого будет роза, последний шанс.
А вот Элиас... это было столь же важно, и хоть бы кто (в лице демона) посочувствовал. Арману, по всей видимости, наплевать? Или он по другой причине игнорирует реакцию Эле на такое событие?
Эле молча утвердил свечу на подоконнике, так, чтобы она не подожгла шторы, и теперь она ровно, мягко горела, проливая свет в глухую, темную-претемную ночь за окном.
Прости, Элиас, что меня не было с тобой.
Эле почувствовал, как к горлу подступил комок. Подобного не бывало так давно, что эльф даже испугался. Ну, еще не хватало разреветься. Тем временем, рядом раздался шорох одежды и тихое звяканье ремня. Целитель повернулся посмотреть, что происходит, обнаружил Армана - сонного, и усталого. Ссориться с ним таким было немыслимо. Эле хотел было извиниться за прерванный сон, и пообещать, что посидит тихо, - а вместо этого вдруг крепко обнял, глотая слезы.

0

209

Демон скорее слышал, а не видел, собираясь, как эльф прошествовал молча к окну и зажег свечу в память о своем умершем друге. Когда-то Арман зажигал леса в память об ушедших друзьях, не в силах справиться с кипящей лавой отчаяния и боли из-за потерянных близких…
Арман даже не успел одеть рубашку, как эльф неожиданно крепко стиснул его в объятиях, полных желания не быть одному сейчас в эту скорбную для него ночь. Охнув, не ожидая такого жеста, но, чего греха таить, его оценив, демон вздохнул и сначала обнял мягко за талию, словно раздумывая, злиться или не нужно. А затем и вовсе прижал к себе, гладя по серебристым волосам, снова успокаивая:
- Ну, Листочек, не нужно, ты же сильный, - мягко прошептал на ушко серебристому эльфу демон, прикрыв глаза и обнимая. Демон чувствовал на обнаженной груди влажные слезы Эле, понимал, как тяжело и больно ему сейчас, но одиночеством это не вылечишь. Вздохнув, демон поднял личико эльфа, смотря в грустные заплаканные глаза цвета расплавленного серебра. Пламенная злость и раздражение ушло окончательно, и этому, скорее всего, поспособствовали объятия эльфа и его реакция на внезапную встречу. Ну и, конечно, расстройство. Которое нужно было прекращать, иначе эльфик с заплаканными глазками наутро был бы грустным и напугал бы тифлингов.
- Ну, всю ночь будем плакать?  - демон мягко улыбнулся, не удержался и сладко зевнул, не выпуская эльфа из объятий.

0

210

Развитая интуиция подсказала Эле, что все-таки демону не все равно. Может, помогло невольное сочувствие, прозвучавшее даже не в голосе Армана, а в том, как он обнял эльфа в ответ. Реветь подобным образом на груди у пленителя было, может, и неверно идеологически, но зато целителю сразу немного полегчало, горе разжало острые когти и перестало быть столь невыносимым...
- Не будем, - слегка сердито сказал Эле, не по-эльфийски шмыгая носом и вытирая слезы плечом - ни платка, ни длинных рукавов у него не было.  Он невольно пронаблюдал, как зевает Арман. Оказывается, у него на верхней челюсти были клыки, острые, словно у зверя, чуть длиннее нормальных человеческих; поэтому зевал демон, как кошка. Сладко и чуть потягиваясь. Целитель хоть и был расстроен, но не удержался от легкой улыбки.
Арман менялся странным образом, было так легко забыть, что у его сердца каменное дно... впрочем, прямо сейчас эльф был готов с ним помириться, хоть его и пугал факт: когда роза расцветет, разговор про поход придется повторить, и, возможно, с третьей попытки Эле обретет желаемое, но расположение демона потеряет навсегда.
А мы его с недавних пор ценим, правда?
Эльф вздохнул, окончательно утирая глаза. Если бы не было необходимости рискнуть жизнью, как знать, стал бы Эле столь упорно сопротивляться стремлению демона оставить его, эльфа, при себе?.. как минимум, смириться с подобным было бы легче.
Но ведь он сразу сказал - свободы не просить, поэтому, какая разница...
Сомнения отразились мгновенной вспышкой в глазах у целителя, однако по итогам рассуждений он не стал отстраняться и вообще паниковать, а только тихо сказал:
- Пойдем ночевать обратно?

0

211

Демон умилился, смотря на заплаканную мордашку своего эльфа, шмыгающего носом совсем как ребенок. И пускай он что хочет говорит про то, что сильный и независимый, сейчас для него просто необходима помощь и поддержка, даже со стороны того, по чьей вине эльф в такой ситуации вообще. Демон вполне осознавал, как тяжело потерять кого-то близкого и как сложно быть отстраненным от интересных, хоть и опасных событий, в которых участвуют твои друзья. Но никакие уговоры не заставят Армана поменять решение. Слишком нравилась демону ему новая игрушка, чтобы так глупо с ней расстаться и отпустить в столь опасное путешествие. Хотя почему-то именно в роли игрушки эльфик вовсе не воспринимался… Домочадцы и сам демон воспринимали его скорее как члена семьи, но уж никак не как пленника. Даже демон мог козырнуть официальным статусом Эле лишь в исключительных случаях.
Невесомый, ласковый поцелуй со вкусом земляники и капелькой соли серебряных слез, безмолвный знак примирения. Волна тепла от тела демона, достаточно ощутимая, чтобы подтвердить свою поддержку и близость. Ласковое дыхание в губы, выражающее полное отсутствие агрессии и опасности со стороны жаркого пламени.
Оставив свечу гореть возле окна в память о друге эльфа, Арман за руку вывел Эле из неуютной гостиной комнаты и, не выпуская хрупкую ладошку, отвел обратно в спальню, куда более родную и привычную, со сбитой простыней и покрывалом. Стянув с себя одежду, Арман скользнул в успевшую остыть постель и, опираясь на локоть и тряхнув  слегка растрепанными волосами, посмотрел на эльфа.
- Иди ко мне.

0

212

Эле уже неплохо распознавал эмоции Армана по его лицу. Ожидаемая, но все-таки страшная жесткость ушла, скрылась до поры до времени, оставив на поверхности те странные теплые чувства, что испытывал демон к целителю. Странно, но Эле отчасти привык разговаривать с Арманом на том языке, которым его пленитель выражал свое мнение. К примеру, последний поцелуй был примирительным. В нем не было ничего от жаркой страсти или даже той особой, почти кошачьей, вальяжной нежности, какая порой охватывала Армана. Демон снова казался неопасным, и, признаться, эльф был ему за это благодарен - хорошее настроение возвращало и Эле к более-менее приличному самочувствию.
Вместе с Арманом они вышли из необжитой, хоть и более-менее уютной, гостевой. Свеча оставалась на окне, сигнализируя небесам, что здесь живет душа, которая помнит о своем друге и его несладком пути за пределы земной жизни.
В спальне было тепло, одеяло осталось помятым, сразу было видно, что тут спали. У стены стояла корзинка с котенком, который так устал за день, что даже не проснулся от возни. Еще дальше стояла корзинка для пикника. Винную бутылку Эле забыл в гостевой, да и бог с ней... Кстати, эльфийское зелье здорово бодрило разум, сна не было ни в одном глазу, но, наверное, если целителю удастся расслабиться, он и заснуть сумеет...
- Кажется, я понимаю, откуда происходят слухи об эльфийских пьянках ночами и днями напролет, - заметил Эле, - вот выпьешь этой настойки...
В это время он старательно смотрел в сторону. Пока они ссорились, Эле ничего не разглядел из красот демонического тела, а сейчас к нему вернулась скромность. Однако скромность не увязывалась с пожеланиями демона на сегодняшнюю ночь - Арман позвал его в постель, таким тоном, которым зовут возлюбленную. Ну, так показалось эльфу.
Он ничего такого не имеет в виду. Он спать хочет, - сказал эльф, залезая в постель, как был - в мягких штанах и тунике, ведь он собственно в них и спал сегодня.
Оказавшись в постели, целитель еще и одеялом укрылся, расположившись близко к демону, но не совсем рядом.
- Спокойной ночи, - вздохнул эльф.

0

213

Арман улыбнулся на замечание эльфа и тряхнул алыми волосами.
- А представь, каково неэльфу, который перебрал этой настойки, особенно каково наутро, - усмехнувшись, демон сладко и вальяжно потянулся, нагоняя на себя сонливую негу и снова зевая, - хотя лучшее ее применение- именно чтобы расслабиться и получить удовольствие от приятной компании. Ведь не просто так они названы «Эльфийские слезы», просто для кого-то это  - способ расслабиться и выпустить эмоции наружу, а для кого-то  - забористая крепость настойки, доводящая до слез.
Покачав головой неодобрительно на полное боевое облачение эльфа, а именно одежду для сна, демон посмотрел, как тот устроился совсем рядом, но и не прикасаясь, соблюдая никому не нужную дистанцию.
Ну вот и зачем дразнить демона сначала объятиями и вполне ответными поцелуями, а потом вот таким расстоянием между ним? Демон не неуравновешенный, но будет стремиться все уравновесить…
Обняв Эле ненавязчиво за талию, демон придвинул эльфа к себе поближе, поворачивая спиной,  укутывая в свои теплые объятия, стараясь, чтобы они не были слишком интимными, хотя чего тут стараться, если демон  обнаженный и по природе горячий. Вот не будет еще эльф спать всю ночь и смущаться, и виноват будет именно Арман. Выдохнув расслабленно и медленно, демон уткнулся носом в ванильные серебряные волосы Эле, сонно промурлыкав пожелание сладких снов в ответ и постепенно проваливаясь в сон, еще более крепкий, чем предыдущий, обещающий стать долгим.

0

214

Демон оказался в целом прав. Как только Арман потянулся обнять его на ночь, целитель внутренне поежился от странного чувства, которое вызывала перспектива долгосрочной близости. Демону ведь только разреши - он потом вообще от себя не отпустит. Однако брыкаться и вылезать было не с руки, поэтому Эле волей-неволей устроился в объятиях Армана, смущаясь его слишком близкого присутствия. Демон был горячий, эльф сквозь тонкую одежду чувствовал чуть ли не все его мускулы, и это уже вовсе не походило на дружбу - любого рода. Эле невольно вспомнил разве что горский обычай греть замерзающих. Обычно их можно было спасти, если уложить в одну постель вместе со здоровым человеком без одежды. Вроде большой грелки.
Да, но тут явно не тот случай, это не целительство, не передача силы, не стоит обманывать себя.
С другой стороны, Арман и не посягал на его честь, он что-то сонно пробормотал ему в волосы и уснул, дышал в затылок, пока Эле не спал, ощущая исходящее от демона ровное, сухое тепло. Проволновавшись довольно долго, целитель все-таки расслабился в этом тепле и исходящем от Армана надежном покое. Пока крепко спящий демон и во сне не выпускал Эле, словно любимую игрушку, другие переживания просто не могли подобраться близко.
Так что эльф все же погрузился в дрему, во сне пытаясь перевернуться, путаясь в алых волосах и мешая с ними серебряные пряди собственных волос, и проснулся в итоге очень-очень поздно и плохо соображая. Вдобавок, в комнате было еще и темно - свечи успели догореть за ночь. День ощущался только инстинктом.
Проснувшись, Эле понял, что он лежит на спине. А демон, видимо, тоже как-то шевелился, и теперь мирно спал, почти погребая эльфа под собою - наполовину накрыв его своей тяжестью и удерживая в таком положении правой рукой. Носом Арман упирался целителю в скулу, как будто заснувший кот. Покраснев, Эле пошевелился, тронул демона за локоть, пытаясь разбудить, осторожно постарался вылезти из смущающего положения.

0

215

Сон был долгий и сладкий. За столько сотен лет обитая в телесной оболочке, демон полюбил эту удивительную возможность дать телу и духу отдыхать и наслаждаться покоем. Тем более, что полночи прошли в выяснении отношений, сон оказался настолько глубок, что демон даже не запомнил то, что увидел в своем сне.
А пробудиться заставило настойчивое, хоть и осторожное прикосновение эльфа, который явно проснулся раньше Армана. Нехотя приоткрыв алые сонные глаза, Арман сфокусировал внимание и с интересом обнаружил себя так близко к Листочку, его заспанное личико совсем близко. Довольно выдохну, не пряча приветливой улыбки и совершенно по-кошачьи мурлыкнув прямо в щеку Эле, демон, вместо того, чтобы отпустить эльфа, который оказался так тесно и близко, обнял его покрепче, сладко фыркая в подставленную скулу, прикрывая мечтательно глаза.
- Ты только посмотри, Листочек, какое доброе утро, - довольно улыбнулся демон, сладко потягиваясь, нежась в теплых простынях и рядом с сонным эльфиком, который мог в любую минуту выскочить из объятий, как всегда, испугавшись близости. Поэтому демон, чтобы продлить сладостный момент, повернул личико эльфа к себе и мягко, приветственно поцеловал в губы, прикрывая сонные глаза, и чуточку улыбаясь, слегка ослабляя объятия.
- Ты все еще пахнешь ванилью, - улыбнулся демон, снова сладко и медленно потягиваясь и уже полностью освобождая эльфа от плена своих объятий, мечтая о дне, когда Листочек будет противиться этому освобождению. – Кажется, я обещал тебе утреннюю прогулку, м? - Прислушавшись к ощущениям, демон с интересом обнаружил, что время приближается к полудню, фыркая с улыбкой - ну, утренняя уже не получится, но дневная ведь тоже подойдет?

0

216

Чем дальше, тем больше Арман напоминал Эле большого кота. Он приходил, куда хотел, и немедленно и с комфортом разваливался на подходящей горизонтальной поверхности. Любил места, где помягче и... потеплее. Даже фырчал демон совершенно по-кошачьи. Вчерашняя ночь казалась эльфу полным кошмаром, и оглушенный воспоминанием и недавним пробуждением Эле даже не стал так уж возражать против поведения демона.
Дыхание Армана пощекотало его щеку, а объятия сжались, но Эле показалось, что дальше этого не зайдет, поэтому он терпеливо позволил себя поцеловать, а затем уже отстранился. Он с ужасом пронаблюдал начало привыкания к манерам демона. По крайней мере, часть этих достаточно раскованных, распущенных даже, манер уже не вызывала такого уж бурного протеста. А иногда - и в этом Эле мог признаться себе только шепотом - это выглядело и ощущалось приятным.
Дожили...
Эльф, лениво потягиваясь, выбрался из постели прежде демона и принялся переодеваться и умываться за ширмой, слушая его речи вполуха.
- Да, - кивнул он, - По-моему, уже за полдень... Я бы с удовольствием прогулялся, не то заржавею. Демон, ты где? - вдруг позвал Эле ласково, разыскивая, безусловно, котенка.
Котенок обнаружился под кроватью, куда он заиграл янтарную бусину, которую Арман снял с волос. Маленький Демон не собирался оставлять это занятие, так что небрежно одетый эльф, чертыхнувшись, отвлекся от приведения себя в порядок и наполовину нырнул под кровать, вытаскивая котенка.

0

217

Эле на удивление не вырывался и не атаковал, постепенно привыкая к поведению демона, который с каждым шагом незаметно, понемногу позволял себе чуточку больше. Все-таки, ответные поцелуи – это уже большой успех,  которая придавала еще больше сил и уверенности в полной и безоговорочной победе.
Проследив, как Эле ушел приводить себя в порядок, демон еще минутку повалялся в постели, а затем уже нехотя встал, потягиваясь. Натянув свою брюки и справедливо решив, что этого пока достаточно, Арман тряхнул алыми волосами, слегка растрепанными после сна, и вспомнил про обещание для эльфа.
- Тогда позавтракаем и пойдем в конюшню, не забудь только взять для Ангела побольше угощения.
Ревниво проследив за обращением с рыжим котенком, который баловался с бусиной, Арман встал и полез в глубины своего шкафа. Выудив спустя несколько минут нежно-зеленое тонкое полотенце с вышивкой ручной работы, простенькой, но изящной, с изображением плюща, демон перекинул его через плечо и повернулся к стеллажу с книгами. Отыскав нужную книгу, Арман вытащил ее, перевернул и поставил в ряд снова, после чего сработал характерный щелчок открывания тайника. Несколько книг, которые оказались искусной обманкой, открылись дверцой небольшой, но глубокой полки. Арман достал оттуда увесистую шкатулку и закрыл тайник.
- Иди сюда, - поднял глаза демон, с интересом разглядывая почти полностью забравшегося под кровать эльфа. Сверкнув глазами, безмолвно оценивая удавшийся вид, благо, эльф этого не видел, уж больно пошло выглядело, демон сел на постель, держа в руках шкатулку.
- Листочек, ты, кажется, просил личные вещи?  - Арман протянул полотенце эльфу, - я не помню, откуда оно у меня, но вроде эльфийская работа. А вот тут, - демон открыл слегка пыльную шкатулку, на дне которой лежали изящный гребень из красного дерева, украшенный потемневшим рубином, три тонкие шпильки с рубинами и такая же заколка для волос, с рубином поменьше и вырезанная куда более изящно и искусно, но камень так же был темным.- Это когда-то были артефакты, но одноразовые. Со временем  магия развеялась, видишь, камень темный? Так что теперь это – обычные украшения. Это твое.

0

218

Эле нашарил котенка под кроватью вместе с бусиной. Кстати, тут было на удивление не пыльно, видимо, тифлинги убирались на совесть. Пытаясь выковырять Демона-младшего, целитель вспомнил заодно о розе. Земля в тепличке вряд ли пересохла, но были и другие ритуалы, которые надо исполнить, чтобы выполнить план эльфа...
Тем временем пощелкивания и странные манипуляции демона ясно говорили, что Эле пропускает нечто интересное. Однако, когда Эле удалось наконец изловить котенка, все уже кончилось. В руках у Армана откуда ни возьмись появилась тяжелая шкатулка, которой эльф раньше не видел. Хоть и обшаривал со скуки комнату достаточно старательно.
Эле погладил Демона, поздоровался с ним и отправил зверюшку погулять в коридор. Бусину, рассеянно покрутив в пальцах, уложил обратно в тумбочку, а сам сел на кровать рядом с Арманом. Кстати, на плече Армана красовалось полотенце нетипичных для него цветов.
Полотенце это было презентовано Эле, и целитель принял его, погладив ткань и с интересом разглядывая вышивку. Он не умел отличать работу эльфов от всех остальных, но выглядел этот простенький бытовой предмет, безусловно, элегантно. Все еще растрепанный целитель повесил полотенце через свое плечо, глядя на содержимое шкатулки; рубины на темном дереве смотрелись застывшей каплей крови.
Эле был безразличен к украшениям, но некоторые из них было приятно просто подержать в руках, посмотреть издали. Эльф осторожно взял заколку. Темный рубин мрачно поглотил сияние свечей в комнате. Украшения в шкатулке были хоть и простыми, но казались Вещами, не дурацкими безделушками. Вдруг целитель почувствовал их очарование.
- А что это были за артефакты? - спросил он, почему-то опасаясь коснуться рубина, словно закрытого глаза. - Интересно, как они смотрелись, когда были полны магии...

0

219

С улыбкой смотря за эльфом, как тот осторожно изучает содержимое шкатулки, при этом серебро глаз Листочка сверкает заинтересованными искорками, Арман задумчиво закусил губу, пытаясь вспомнить, откуда у него шкатулка и озвучивая свои мысли:
- Вот бы еще вспомнить…  Это точно было охранное заклинание, защищающее от магии. Вспомнил, оно не только от магии защищало, еще и от физических воздействий. Любой, кто попытается воздействовать на носителя украшений, падал обездвиженным, магия украшений парализовывала недоброжелателя, и вернуть тому возможность двигаться, можно было лишь, сломав артефакт. – Демон улыбнулся, чуть погружаясь в воспоминания, - это был любимый трюк создателя этих украшений. Неприятная особа, скажу тебе. За одну услугу она расплатилась со мной вот этой шкатулкой. Как ты понимаешь, мне такая защита даром не нужна. Поэтому он и пролежал до полного рассеивания чар. Он безопасен, не бойся. Что-нибудь еще нужно? – заинтересованно выгнул бровь Арман, смотря на эльфа, готовый исполнить любое его желание.
  - Я так же помню про твою аптечку, но это попозже, так что подумай, что еще тебе может понадобиться, - и Арман с улыбкой встал, взял свой простой гребень для волос и привычно сел перед Эле спиной к нему, безмолвно прося привести в порядок алые волосы, спутанные после сна. Это уже начинало становиться утренним ритуалом, и демону подобное безумно нравилось. После этого уже можно было и умыться, и спуститься на завтрак, Саэль наверняка уже приготовил что-нибудь вкусное, что обязательно понравилось бы эльфу.
Забавно, но если в первые дни они смотрели и думали о нем, как о пленнике, то сейчас даже для Лориена он стал членом семьи, кем-то равным хозяину, но более земным для них. Это хорошо, это еще одна ниточка, которая сможет удержать его тут.

0

220

Эле положил в шкатулку браслет, полученный от Алима. Золотое плетение засверкало на черном бархате внутренней обивки. Это было красиво, хотя радовало скорее глаз, чем тщеславие. Другие эльфы, как видел Эле в Айна Нумиторе, носили тщательно подобранные заколки в волосах, элегантно расшитые перчатки, некоторые - многослойные одежды в несколько слоев, гармонирующие по цвету; даже форма Стражей была весьма своеобразна и превращала лучников в изящную игрушку, не теряя при этом функциональности.
Это, помнится, так удивляло эльфа, что он не понимал, нравится ему или нет. То есть, ну Стражи-то точно нравились, а вот все остальные...
Целитель покосился на демона. Забавно. Он может попросить у Армана хоть целый гардероб любых вещей. Но не знает, зачем это нужно.
- Я напишу список за завтраком, - улыбнулся Эле задумчиво, погрузившись в эти мысли и даже не поняв, чему улыбается.
Арман, похоже, уже полюбил причесывание чужими руками и сел перед Эле, встряхнув алой гривой; эльф точно так же молчаливо согласился с его капризом, взявшись распутывать алые пряди и частично заплетать их. Подходящей заколки, кроме рубиновой, в окрестностях не нашлось, но эльф вспомнил об этом слишком поздно, когда уже держал в руках четыре косички, призванные упорядочить волосы и удержать их в прибранном виде. Он стащил с собственной косы шнурок - обычный черный, кожаный, с металлическими наконечниками,  - перехватил им прическу и завязал узел. Отстранился.
- Перед завтраком я забегу к розе, - предупредил он сразу, застыв в задумчивости над заколкой. Вообще-то Эле никогда не носил волосы распущенными, но заколка бы не удержала их в хвосте. Надо было демону ее одолжить, но теперь уж поздно.
Со вздохом эльф принялся прилаживать заколку. Было очень непривычно. Но хотя бы у него теперь был свой гребень, а полотенце целитель гордо повесил на крючок умывальника, после чего счел наконец возможным покинуть помещение в сторону сада и кухни.

Кухня

0

221

>>> Кухня

0

222

На катке Эле успел поглядеть, как Арман объясняет Лори секреты светлячков. Оказывается, шкатулка была обита изнутри черной, непроницаемой для света тканью неспроста.
- День рождения? - вопрос мгновенно переключил внимание целителя, и тот даже позабыл вывернуться из объятий Армана, благо что они были не слишком навязчивыми. - О, а тебе известно хотя бы примерно, что он любит? За пределами кухни, конечно. Обычно мальчикам в таком возрасте дарят либо одежду, если это простолюдин, либо оружие, если аристократ, - целитель усмехнулся. - Но мне кажется, это не для Саэля. Ему бы подошла книга, краски, что угодно другое для проведения досуга. В город он не рвется, но все-таки уединенная жизнь дает довольно мало развлечений. Для такого юного тифлинга. 
Тут эльф спохватился.
- Спасибо тебе, кстати, что покатался со мной. - он запечатлел на щеке демона поцелуй. Надо сказать, если не увлекаться этой процедурой, она уже не казалась чем-то неприятным. Впрочем, поцелуй был довольно прохладный, дружеский такой. После чего целитель все-таки покинул объятия Армана, решительно направившись к шкафу и скрыв за его створкой всегдашнее замешательство.
Достав из шкафа  свою ночную одежду, целитель заодно достал оттуда... котенка, который до того сладко спал в капюшоне одного из плащей.
- Ну что за негодник, - Эле уложил котенка в корзинку, где он сладко зевнул, почти не просыпаясь.
Целитель собирался помыться, и зашел за занавеску, предварительно покосившись на Армана и силясь определить, не станет ли тот подсматривать.

0

223

Нехотя отпустив эльфа из объятий, Арман задумчиво прищурился, раздеваясь неторопливо.
- Он любит… эльфов. Если ты подаришь ему что-то эльфийское, то его восторгу не будет предела. Что-то такое, что подарить может лишь Перворожденный. Себя? – Арман рассмеялся, с улыбкой подмигнув эльфику, - но ты уже мой, украдем ему эльфийку? Только выбирай ты сам, думаю, ему понравится кто-то, похожий на тебя.
Довольно улыбнувшись на подчеркнуто невинный поцелуй от Эле, простив ему эту оплошность, зная, что перед сном получит более сладки поцелуй, демон кивнул.
- Это было для тебя и ради тебя, мой драгоценный, - невозмутимо сверкнув глазами на то, как недовольно Эле покосился на возможного наблюдателя за плещущимся в ванне эльфом, демон подал плечами и испарился. Раз уж эльфы в доме повелись такие стеснительные...
Отсутствовавший минут пятнадцать, Арман вернулся мокрый и довольный, явно из бани. От демона приятно пахло горячей хвоей, с волос капала вода, и на бедрах, кроме полотенца, не было ничего. Покопавшись в своем шкафу и выудив белые тонкие штаны из мягкого материала, как раз в каких полагалось спать, но кое положение Арман игнорировал, демон натянул штаны на себя и накинул полотенце на шею.
- Листочек, ты еще не утонул? – и занавеска приоткрылась, являя ванне довольное лицо демона, распарившегося в бане и явно довольного жизнью.
Надо с собой Листочка таскать. Когда привыкнет не стесняться наготы и домогательств.

0

224

- Я сейчас не в том положении, чтобы дарить что-нибудь эльфийское, - заметил эльф, - поскольку я сам не очень-то разбираюсь в Перворожденных. И уж тем более никакой кражи живых эльфов больше не произойдет. Только через мой труп, - фыркнул целитель. - Могу подарить что-нибудь ледяное или водное, но первое будет слишком холодным, пожалуй, а второе... спрашивается, зачем?
Мда, проблема была серьезная. И целитель был погружен в ее обдумывание. Ему дали маловато времени для решения этого вопроса, как полагал эльф. Тем временем Арман исчез, безмерно этим эльфа удивив. Обычно тот не упускал случая поддеть Эле его стеснительностью. Вода в ванне оказалась горячей, так что Эле с удовольствием - после катка-то - погрузился в нее и вымыл волосы.
Обтираться полотенцем "на выходе" эльф не стал, а просто задействовал Сапфир, позволив воде сбежать с его тела обратно в ванну. Однако, эта несложная магия вызвала у него легкий укол головной боли. Все-таки количество силы, которое мог перекачать один-единственный эльф, было ограничено. Целитель вышел из ванной, чтобы облачиться в штаны... поднял их с табуретки... и вдруг занавеска раздвинулась, и почти перед Эле, лицезря его обнаженный бок и все прочее, появился ухмыляющийся Арман.
Арман был явно доволен, от него приятно пахло, и - о чудо! - он даже одел на ночь штаны... но у эльфа не было времени заметить все эти благие перемены. Он был так рассержен внезапным явлением, что его собственные штаны, до сих пор аккуратно сложенные, полетели в сторону Армана, а сам эльф, возмущенно фырча, мгновенно нырнул в тунику.

0

225

Рассмеявшись, поймав одежду эльфа, точнее, стащив его штаны со своей головы, отчего те стали мокрыми, демон успел-таки полюбоваться обнаженным эльфиком, пусть и совсем капельку. Ради такого Арман позволял Эле такую реакцию на бесцеремонность демона, к которой следовало привыкать, а не сопротивляться.
- Ах, какой  застенчивый, - мурлыкнул демон, отдернув занавеску полностью и возвращая эльфу его мокрые домашние штаны. Тем же способом, каким они попали к демону.
- Иди сюда, - демон подошел к креслу и взял в руки коричневую замшевую сумку с красивым теснением по коже в виде переплетающихся ветвей. Кожа была добротная, цельная, швы сумки – идеально незаметными и прочными, сама же сумка закрывалась сверху на хитрый замок, открывающийся лишь при нажатии и исключающий внезапное незапланированное открытие, носить же сумку полагалось через плечо, но при желании ремешок отстегивался.
- Посмотри, подойдет тебе для аптечки? Она не простая, а зачарованная, - раскрыв сумку, деон протянул ее эльфу. Свиду, точнее, снаружи, она казалось, вмещала в себя три книги максимум, но внутри словно зрение само расширяло границы пространства в несколько раз, открывая взору множество карманов и отсеков для хранения снадобий, и уже казалось.  – И еще в дополнение: она лишает вещи веса. То есть мы можем положить туда камень, весить она будет столько же. Я подумал, что это будет отличным хранилищем твоих лекарских вещиц. Да и бывший хозяин, точнее, хозяйка этой сумки мне изрядно задолжал уже лет так сто… - задумчиво протянул демон, но затем улыбнулся, - ничего аморального, она была должна за одну услугу, что скажешь?

0

226

Игра в штаны окончилась со счетом один - один, потому как Арман, конечно, не стал по первости защищаться от ловкого броска, но при ответном броске предмет одежды угодил частично в ванну, так что одна штанина безнадежно вымокла. Морщась, целитель выгнал из штанов воду и натянул их. Мягкая ткань от магической сушки стала пожестче.
Когда Арман позвал его, целитель отправился за ним, на ходу переплетая волосы в косу, так они меньше мешали во время сна. Предмет, который демон держал в руках, эльф назвал бы сумкой. Вещью достаточно нейтральной, но сразу показавшейся женской.
Выслушав демона и рассмотрев сумку со всех сторон, целитель улыбнулся:
- Ну я так и думал, что ты ограбил какую-то даму, - сказал он. - Все эти фокусы с пространством, весом, и так далее, это привилегия женщины-целительницы. Обычно они носили такие штуки, чтобы не портить внешний вид с помощью вульгарного ящика... Да и как ни крути, для дамы такой инструментарий тяжеловат.
Устремив пытливый взгляд в недра сумки, целитель посчитал количество имеющегося там пространства и кивнул:
- Но мне подойдет. Спасибо, - Эле благодарно приобнял Армана за плечи. - Осталось только набить ее необходимым. Не так ли?
Он вдруг почувствовал, как устал. А ведь еще волк. А Арман, между прочим, был теплый и надежный. Эле не решался его поцеловать, но почему-то не мог и разомкнуть объятий, благо что оба они были почти одеты...

0

227

Арман усмехнулся на замечания эльфа, покачав головой.
- Вовсе не ограбил, просто напомнил, что за ней долг и сказал, что мне нужно, а у этой особы вещей предостаточно. Причем она не целитель, а… коллекционер понравившихся ей вещиц, - демон сверкнул глазами, - в свое время я для нее кое-что доставал, и вот появилась прекрасная возможность вернуть долг. Правда, пришлось повозиться, потому что плутовка отрицала факт знакомства… Впрочем, она нашла для тебя вот это. – Фыркнув, демон тряхнул волосами, распуская свои косы и оставляя волосы волнами после косичек свободно струиться по плечам. – Если бы я знал, что тебе по нраву таскать тяжелые кованые ящики, непременно принес бы тебе парочку.
Впрочем, эльф подарок принял, хоть и без должного энтузиазма. Может быть, просто устал за ночь? Или посчитал, что демон пытается уравнять его положение с девушкой, преподнося соответствующее облачение? Демон остановился на первом предположении, потому как объятия эльфа и его утомленный взгляд были достаточно красноречивыми.
Огненноволосый демон прижал к себе эльфа поближе, одной рукой обнимая за талию. Контакт теперь, когда одежды было совсем мало, нравился больше. Одну руку Арман с улыбкой запустил в слабую косу эльфа, расплетая ее ненавязчиво, неторопливо перебирая прядки серебристых волос, мягких наощупь.
- Пора отдыхать, мой жемчужный, - улыбнулся демон и легко подхватил Эле на руки, относя в постель. Отрывать от себя не хотелось, а Листочку явно было лень стоять на ногах, на демоне висеть куда удобнее. И не то, чтобы Арману не нравилось… просто в постели нежиться гораздо удобнее.

0

228

Эльф улыбнулся:
- Я привык к багажу другого рода. Ну, знаешь - к вещам действительно привыкаешь, а у меня всю жизнь был именно что ящик, хотя некоторые целители и использовали зачарованные сумки. Но это были женщины, и их было немного, поскольку такие артефакты - сравнительная редкость. Мне надо попробовать и переучиться, чтобы ловко управляться с подобной вещью.
Целитель к тому же на аптечном ящике мог посидеть, использовать его как стол... однако думал он скорее о походе. Да-да, том самом, и об этих мыслях Арману знать было не нужно. И в этом походе легкая сумка будет куда надежнее и удобнее.
Обнимая демона, целитель с удивлением обнаружил, что на фоне дневной усталости этот процесс смотрится куда как лучше. Что-то такое странное незримо возникало у него в душе - особенная связь. Одновременно пугавшая своей внезапной прочностью и приносившая комфорт определенности, загадочное тепло, усиливавшееся, когда эльф улавливал или подозревал в демоне ответные чувства. Это могло называться и обычной симпатией, но что-то Эле сомневался...
Впрочем, когда ладонь демона принялась наводить бардак на голове, целитель слабо трепыхнулся, пытаясь отнять у него свои волосы:
- Эй, они ведь ночью будут мешать.... путаться во всем, - но коса была безнадежно испорчена, а момент упущен. Эльфа оторвали от земли, а он всегда ощущал себя в таком положении более, чем неуверенно. - Негодник, - недовольно сказал он, опустившись спиной на мягкое одеяло.
Однако реальной сердитости в этом не было. С чувством, похожим на мистический страх, Эле уловил в собственном голосе ожидание.
Что это было, сударь? Только не надо песен... тайное влечение? И куда же это мы катимся? - не унимался внутренний голос, так что ни с того ни с сего эльф вспыхнул и поспешно укрылся под одеялом.

0

229

- Не беспокойся, они не будут мне мешать и путаться, - промурлыкал демон, опустив эльфа на мягкое одеяло и устроившись на боку подле Листочка, не теряя контакт двух тел, чувствуя тепло тела эльфа под тонкой туникой, в которую он был облачен. Взгляд с восхищением и глубоко скрытым желанием без любого намека на похоть прошелся по раскинувшимся серебряным волосам на постели, по соблазнительным изгибам тела эльфа, только подчеркнутым легкой одеждой.
А ведь под туникой совсем ничего нет… Сладостные мысли и фантазии вскружили голову так, что на миг в глазах стало сладостно мутно, но Арман смог взять себя в руки.
- Да, я такой, ты разве не знал? – усмехнулся демон, забираясь к эльфу под одеялом с видом довольного кота, который поймал мышку и теперь играет со своей добычей в прятки, где победитель уже определен, но игра еще приносит удовольствие и азарт.
Какая прелесть, я сейчас с ума сойду, он смущается! Посмотрел бы сладенький сам на себя несколько дней назад… Признай уже наконец, что ты балдеешь от ласк и тепла, Листочек, хватит ломаться…
Оставив все самое интересное, то есть себя и эльфа под одеялом, нащупав Листочка и притянув его к себе поближе, демон наощупь нашел прохладные губы Эле, ласково целуя их краешек, подразнивая и успокаивая одновременно.  Объятия демона были надежными, но не крепкими. Затаив дыхание, поцелуй демона, вопреки всем ожиданиям эльфа, оказался на нежной шее, оставляя теплый след горячих губ на гладкой коже.

0

230

Глубоко спрятанный страх просто вопил Эле, что он зашел слишком далеко. Конечно, Арман последовал за ним и под одеялом, хотя мог бы по своей недавней привычке пощадить эльфа и дать ему укрыться в этом весьма ненадежном убежище. Теперь у демона, скорее, было преимущество, ибо одеяло сильно стесняло движения. Арман прижал целителя к себе так, что в голове мягко закружилось; реакция была пугающей оттого, что целитель был совершенно не готов к ней. Словно бы тело его предавало. А ведь сегодняшний день можно было назвать таким мирным. Эльф вроде поверил даже в возможность удержания Армана на расстоянии "близкого друга".
Теперь у Эле покраснели и кончики ушей, качество, которое он никак не мог изжить. Волосы, его и демона, путались от близкого соприкосновения. Эльф вздрогнул от прикосновения губ к своей коже; его ладони было потянулись, чтобы, уперевшись в плечи Армана, высвободить Эле из объятий, но ничего из этой идеи не получилось, потому что против воли целителя касание получилось слабым. Потеря контроля так напугала его, что целитель ощутил дрожь во всем теле, да еще вздохнул - наполовину ошарашенно, не понимая, что происходит.
Больше всего это напоминало ему опьянение, однако было тут и словно видение, когда хочешь пошевелиться, но не можешь, а почему, неясно, и как поступить дальше - тоже непонятно. Собрав предпоследние силы, Эле решил сказать демону нечто такое, отчего ситуация вернется в более нормальное русло, но реплика не удалась - не нашлось слов. Вместо слов целитель постарался укрыться от Армана у него же на плече, нервно прижавшись к нему покрепче.

0

231

Эльфик, как и ожидал демон, испугался и напрягся от непривычной для него ласки, а ведь этот поцелуй был куда более интимным, чем обычный в губы. Тем более, к таким обычным Эле уже потихонечку привыкал.  Арман почувствовал и слабую попытку воспротивиться ласкам. Но столь слабую, что это было больше похоже на объятия.
Улыбнувшись, Арман мягко провел рукой по спинке Эле, стараясь унять его предательскую дрожь, которая выдавала волнение и напряжение. Еще один поцелуй был запечатлен ближе к ушку эльфа, такой же теплый и ласковый.
- Не бойся, жемчужный мой… Я не сделаю тебе ничего плохого… - ладонь демона нашла руку эльфа, скользнув по его плечу, и демон переплел свои пальцы с пальчиками Листочка, успокаивая и едва дыша, зная, что в любой момент Эле может вырваться. Хотя, тот факт, что он пытается спрятаться от демона, прижавшись теснее к демону… Арман невольно горячо выдохнул – все-таки, туника эльфа была очень тонкой, и ощущение так близко столь желанного эльфика могло сорвать все цепи, на которые приковал демон свое безудержное желание.
Медленно и мягко стянув с них обоих одеяло, убежище эльфа, которое не спасало от вездесущего демона, Арман с улыбкой полюбовался серебристым эльфиком в  приглушенном свете свечей. Дабы не дать ему ускользнуть, Арман осторожно подцепил подбородок эльфа, приподнял его личико и коснулся нежных губ, целуя чувственно, неторопливо, наслаждаясь приятной близостью и захлестывающим чувством, определение которому дать было сложно. И разобраться, сдерживает ли это ощущение порывы страстности или наоборот, выталкивает их наружу и подхлестывает, было пока трудно.

0

232

Эле хоть и был несколько напуган от шквала непривычных и странных ощущений - где это видано, чтобы подобную степень откровенности проявлял к нему мужчина?, однако чуткости не утратил. Улыбка Армана, туман в его глазах и особая деликатность, с которой демон сдерживал себя, таила столько эмоций, внутреннего жара и чего-то, явно походившего под определение "любви", что все это просто лишило целителя силы воли. Чем демон, ловивший момент с опытом первоклассного охотника, воспользовался, нарушая его личное пространство - удерживая его руку, выдыхая в шею, медленно, мягко и гипнотически приятно.
Нет, у эльфа возникало желание запаниковать и вывернуться, однако он не мог. Подобное оскорбило бы нечто священное, незнакомое, что завязывалось между ними против всех принципов и правил. Это чувство его увлекло, так что в следующий раз целитель испугался только тогда, когда одеяло было убрано в сторону, и тела коснулся легкий холодок. Эле впервые заметил, как его охватил жар, слабость, и с непривычки это почти причиняло боль. Однако связь между ними была сильна, не смотря ни на что.
Погруженный в почти мистическое переживание эльф ответил демону напряженным, все еще испуганным взглядом, однако поцелую не воспротивился. Наоборот - руки Эле словно сами собой придержали демона за плечи, делая объятия ближе, а поцелуй - глубже, потому что, поступи эльф иначе, он рисковал бы сойти с ума от внезапно всплывших и никак не выраженных чувств.

0

233

Ответная чувственность и глубина поцелуя вскружили голову еще сильнее, демон едва ли не дышал этим поцелуем, поражаясь самому себе. Он, конечно, натура чувственная и страстная, и влюблен бывал ранее не раз, но подобное трепетное, а главное, терпеливое отношение за собой замечал впервые и сам был немало удивлен. А может быть, удивление было связано с тем, что эльф действительно не разочаровал, и оказался именно таким, каким видел его демон внутри. Казалось бы, раз все было предугадано, нечему и удивляться. Но ведь уверенность – еще не гарантия успеха, да и времени на соблазнение могло уйти гораздо больше. А сейчас, вполне вероятно, Листочек сдастся полностью…
Нет, еще рано, нужно подождать еще совсем капельку… Он почти готов быть моим, и можно уж не опасаться того, что отношения будут разрушены полностью, не бояться сделать неверный шаг, но для близости самой откровенной еще нужно совсем немножко потерпеть… Я сойду с ума от этого терпения… О, Эле, как же долго ты будешь отдуваться за все эти дни терпения…
Нехотя демон отпустил губы эльфа, но лишь затем, чтобы снова целовать их, уже коротко, ласково, мягко, буквально зацеловывая и не сдерживая улыбки. Эти поцелуи  не были наполнены той интимностью, с которой обычно целовал Арман свое серебристое сокровище, но в них было достаточно трепетности и мягкости. Пускай Эле привыкнет к возбуждению, которое было для него впервые испытано и пугающе непривычно. Пускай осознает до самого конца, что демон действительно ждет его всего, вместе с душой, поэтому может остановиться и на таком волнительном месте.

0

234

Эльф все ожидал, что у Армана лопнет терпение, и произойдет нечто, переходящее любые пределы, однако этого не происходило. Страсть демона, то и дело прорывающаяся в поцелуе, заставлявшая слегка вздрагивать его плечи - Эле чувствовал сдержанное напряжение кончиками пальцев - нахлынула и словно бы откатилась, улеглась, предлагая целителю взять паузу. От поцелуя губы странно щекотало. Целитель не припоминал, чтобы нечто подобное было испытано с теми девушками, с которыми они проводили ночи когда-то в студенческие времена. Поскольку тогда, признаться, это был эксперимент, физический опыт, лишенный всей той чувственности, что когда нагло и нахально, а когда медленно и мягко приносил в него демон.
Отсюда у него было два выхода. Или позволить себе отойти и как следует подумать над своим поведением, или продемонстрировать демону согласие с его позицией, вопреки сложившимся установкам. Целитель немного отстранился, облизнув губы, и глядя на Армана затуманенным взглядом. Эмоциональное притяжение было таким сильным, что эльф ощущал себя в ловушке, и его руки не отпускали до конца плечи демона, слегка придерживая его рядом с собой.
- Говорят, что эльфы любят один раз,  и сохраняют верность, - сказал целитель, голос его прозвучал глухо, но с невольным ожиданием. - Тебя это не пугает?
Если он сейчас сдастся, осознает ли демон последствия? Это ведь затронет не только Эле. Демону тоже вряд ли удастся оставить свою жизнь размеренной и неизменной. Если вот сейчас Эле сломается, позволит себе утратить неприкосновенность, всерьез и без шуток довериться другому, это налагает на них обоих определенную ответственность.

0

235

Демон любовался своим серебристым сокровищем со слегка растрепанными волосами, что придавало вид еще более соблазнительный, замутненными переизбытком эмоций глазами цвета лунного серебра и блестящими после поцелуя земляничными губами, прикасаться к которым мог лишь сам демон. Разве мог Арман подумать, что сможет найти себе такого эльфа? Ведь всегда огненноволосый был уверен, что если какой-нибудь эльф и позволит себя поцеловать, то разницы от поцелуя с каменным изваянием будет никакой…
Мягко, с улыбкой фыркнув на слова Эле, демон прищурился, убрав ласково прядку серебристых волос с личика Эле:
- Ничуть. А тебя это не пугает? С учетом того, что твоим Единственным собирается стать демон?  – ласковым котом Арман потерся носом о шею эльфа, сладостно выдыхая, невольно улыбаясь и прикрыв блаженствующе глаза, вновь сокращая между ними дистанцию и возвращая уютную близость. – Если бы я забрал тебя к себе лишь ради временного удовольствия, я бы уже давно его заполучил, а ты был бы на свободе с разбитой душой. Я знаю, что такое привязанность эльфа, я видел это не один раз. Ты не задумывался, что это может быть одной из  причин, почему я хочу именно тебя?
Арман поднял голову и заглянул в глаза своему серебристому Листочку, чуть улыбаясь. Пошло звучала фраза или нет, какая разница? Арман имел в виду именно оба смысла, и хотел объяснить, что эльф своими вопросами дает сам себе ответ, почему именно он сейчас в постели у демона в ласковых объятиях огненноволосого обольстителя.

0

236

Повадки у Армана менялись довольно часто. Казалось, он только что пылал страстью - а вот теперь уткнулся в его шею, смешно и щекотно, словно большая-большая кошка.
Ну да, большая-пребольшая и наглая-пренаглая, - с невольной улыбкой подумал эльф про себя. А выслушав демона, сказал:
- Я задумывался об этом. - целитель перебрал возможные вопросы и понял, что демон уже дал на них ответы заранее. - И меня это пугает. - добавил он честно. Ну не скрывать же факта полной неосведомленности о свойствах и манерах демонов, а также некоторого ужаса при мысли о... хм... возможном разврате, к которому проведет согласие Эле разделить вечность с одним из них?
Однако демон ластился к нему, превращая свое присутствие из волнующего в доверительное, и, хотя грань между этими состояниями была тонка, целитель понимал, что вспыхнувшие один раз эмоции уже не угаснут сами по себе, и, вроде горной реки, рано или поздно унесут его. И скорее рано, чем поздно.
Эльф хотел приобнять Армана за плечи, но тот лежал неудобно, и получилось чуть повыше талии. Прикрыв глаза, целитель признал, что выбор, все-таки пугает его, но река уже принесла к самому порогу, и дальше... дальше как на крыше. Либо прыгать, либо мяться на краю. Второе, состояние неопределенности, было куда более мучительным. Положив руку на сердце, эльф сильно устал выдерживать осаду, тем более, что у его страхов глаза были слишком велики, действительность раз за разом оказывалась мягче и терпимее. А если эльф предпочтет третий путь и решительно разорвет связь между ними... о, тогда, здесь или дома, его душа все равно окажется если не разбитой, то надломленной, и кто во всем мире сможет это понять?
- Пугает, - повторил целитель, - но знаешь... Я готов. Я с тобой. Ты, как знаток эльфов, не в курсе, что говорят в этом случае?

0

237

Довольно улыбнувшись неловким объятиям в силу неудобности положения, но все же объятиям дорогим и очень нужным, Арман коснулся губами виска своего эльфа.
- Да, я понимаю твой страх. Это слишком неожиданно и необычно для тебя. А я просто привык принимать спонтанные решения, чтобы слишком глубоко задумываться о причинах и следствиях. Не подумай неправильно, ты не первый попавшийся. Но я не сидел и не просчитывал, какого бы мне эльфа лучше украсть из-под носа Айна-Нумиторы, чтобы он согласился сам подарить мне себя, - мягко рассмеявшись, демон подмигнул своему Листочку, чувствуя, что его опять пробивает на откровения, в очередной раз с этим серебристым прелестником. Точнее уже со своим собственным остроухим серебристым прелестником. И именно поэтому ему позволительно знать хотя бы немного, что творится в голове у демона.
Услышав слова Эле, демон довольно зажмурился, промурлыкав и сжав ладошку эльфа:
- Неужели я услышал это и мне не показалось? Ты уже неделю как со мной, Листочек, - демон приоткрыл глаза, в которых горел огонь, сверкая искрами ликования. Сомневался ли демон, что услышит эти слова? В глубине души – да. Но Уверенность и найденный подход сделали свое дело, заодно раскрыв для самого демона сущность его избранника, после чего Арман лишь сильнее был уверен в собственном выборе. Улыбнувшись вопросу Листочка, демон взял прядку серебристых волос, намотал на палец и отпустил образовавшийся ненадолго локон, любуясь отблесками света в серебре мягких волос:
- Честно? Понятия не имею. Ты первый эльф, с которым я в такой ситуации, - мягко рассмеявшись, Арман прищурился, - так что можешь говорить все, что угодно.

0

238

Для эльфа его собственный предыдущий ход был катастрофическим, так что волей-неволей после своего признания он ожидал чего угодно, какого-нибудь демонического смеха или приступа мотивированной похоти, но, конечно, ни того, ни другого не последовало.
- Значит, в какой-то степени я - первый попавшийся, - заметил он. - Первый эльф, попавшийся на удочку твоего обаяния. - он вздохнул. - Можем мы с тобой все-таки навестить Айна Нумитору? Думаю, эльфам не следует больше заботиться о моем спасении, а я заодно забрал бы свои инструменты.
Он неловко пошевелился.
- Если не доверяешь мне сейчас, можно потом, - сказал целитель. - А без парадных слов - давай обойдемся. Очень трудно называть неназываемое. 
Тут наконец он покраснел, сам не понимая, чему он своими речами дает прямую дорогу, однако укрыться было негде, и эльф вздохнул, наполовину спрятав лицо в подушку. Капитуляция? Однозначно. Да еще и сон как рукой сняло, особенно от лукавого прищура демона, игравшего с ним, как кошка с мышкой, уже измотавшая жертву и теперь придерживающая ее в когтях, покусывая, перед тем, как съесть.
Вот и как ему дальше себя вести? Эльф смешался от разнообразных эмоций, что крепко держали его душу, словно чужая ладонь, проникшая прямо к сердцу; прикрыв глаза, целитель потянулся поцеловать демона, чтобы этим поцелуем завершить слова... все ведь и так было очевидно.

0

239

- В самом хорошем смысле этих слов, мой сладкий, - улыбнулся демон, - первый и последний. Я тебя от себя не отпущу хотя бы потому, что соблазнить еще одного эльфа у меня сил не хватит!
Арман рассмеялся, ласково любуясь своим эльфиком. Стал бы демон вообще искать другого эльфа, если у него уже есть один? Не стал бы. Потому что именно серебристый Листочек был мыслями и дыханием демона,  жемчужное наваждение буквально заполонило мысли своей снежной завесой, и Арман сделал свой выбор.
Задумавшись о предложении эльфа, демон сощурил глаза, словно и вправду не доверял эльфу, хотя это было не так. Мысль о возможном побеге и хитром актерском трюке с капитуляцией промелькнула в глазах демона, который не привык доверять кому-то в принципе, но эльф был исключением из всех возможных принципов и привычек.
Хочешь, демон, эльфа? Доверяй все, или ничего. Но и не забывай, что ты захотел не кого-то там смазливого и серебристого, ты посягнул на красавца-эльфа. А остроухие на ветер слов не бросают.
- Хорошо, навестим в любое время, но только не сейчас, - и демон обнял своего эльфа покрепче, показывая, что уютную компанию Листочка не променял бы сейчас ни на что.
Горячо выдохнув в нежные губы Эле, демон поцеловал свое жемчужное сокровище, сладко, неторопливо, словно растягивая удовольствие, чуть приподнявшись и опираясь на локоть, чтобы было удобнее. Не позволяя жаркому желанию прорваться наружу, Арман не делал поцелуй глубоким и слишком уж страстным. Хотя хотелось безумно…

0

240

Эле, в свою очередь, и не думал о побеге, поскольку было бы экстремально глупо, по его мнению, испытать такие сильные чувства и сбежать от них. Он скорее планировал навестить дворец и избавить эльфов от заморочек с его поиском. Он знал, что все случившееся с ним будет очень долго ему сниться, если целитель решительно сменит место жительства, и куда тогда деваться от одиночества? Ведь демон, как ни крути, был уникален.
Кроме того, он чувствовал Эле, как никто другой, вероятно, из-за своего богатого опыта. Целитель ощущал его сдерживаемую страсть, однако сам демон внешне ее не выдавал, только смотрел пылким взглядом. А ведь эльф невольно ждал, что едва он совершит свое признание, Арман  тут же воспользуется ситуацией, и даже отчасти хотел этого.
Однако сейчас, ответив демону на поцелуй, Эле понял, что ночь выдалась уже слишком насыщенной, учитывая волнения дня. И что максимальная близость на этом фоне по-прежнему вызывает в глубине души жуть, хотя неизбежность этого процесса и странное, наполовину мистическое ощущение, порожденное ожиданием, уже не казались столь пугающими. Он ведь продемонстрировал демону, что собирается ему доверять, не так ли? Внутренний голос твердил, что собираться мало - неплохо было бы приступать к действию.
Однако, стоило целителю слегка расслабиться, накатила неуверенность и сонливость - свидетели потери сил. Эле вздохнул. Воистину Арман был прав, не форсируя события.
- Мне кажется, с меня сегодня хватит, - признался он. - Давай решим завтра, что подарить Саэлю?
Он сладко зевнул и забрался в подушки, ощущая, что Арман где-то рядом, и проваливаясь в сон мгновенно, как в черный омут... на дне которого... Эльф видел подростка. Человеческого мальчишку, с черными вьющимися локонами и темными глазами; его красивое точеное лицо было совсем юным, кожа - смуглой, как у людей, что родились на юге. Мальчишка, разодетый в дешевые яркие тряпки, танцевал на высоком помосте; вокруг столпился люд, кто-то кидал монетки, а кто-то - о, прославленная человеческая похоть, - едва не исходил слюной от вожделения. Вокруг простирался базар. Светило яркое солнце. Наблюдая словно со стороны, целитель вдруг углядел за кругом толпы всадника в богатых одеждах, что восседал на белоснежном могучем коне; вздрогнув, эльф подумал было, что это Кириям, но нет, просто человек был похож.
Произошло некоторое движение, по толпе прошмыгнул слуга с кошельком, музыка оборвалась резким диссонансом, и мальчишку сняли с помоста, закутывая в плащ, как вещь, которую более не полагалось видеть остальным смертным. Во сне эльфа все померкло, смешалось, но через некоторое время он продолжил видеть - и увидел небольшой, знакомый внутренний дворик, танцовщика на бортике фонтана, но теперь черноволосый невольник был уже не мальчишкой, а юношей, скромно одетым, с большой книгой в руках. Напротив него сидел убеленный сединами старичок, с лицом невыразительным и сморщенным, словно у печеного яблока. В руках старичок держал бамбуковую палочку и иногда тыкал ею в страницу, видимо, обращая внимание юноши на ошибку.
Кто-то, будто бы стоявший рядом с эльфом, позвал по имени:
- Кириям!
Вот теперь целитель во сне вздрогнул, а юноша поднял голову, и эльф его узнал. Это и вправду был восточный купец, но тогда еще явно не купец... и не взрослый... Эле был заинтригован, ему стало интересно, однако сон не дал сконцентрироваться на себе, а развеялся, превратившись снова в бездонный омут, откуда медленно-медленно эльф выплыл на поверхность.
Когда целитель открыл глаза, демон еще спал. Крепко обнимая эльфа и прикрывая его своим телом, так, что о попытках незаметно выбраться нечего было и мечтать.
Вот лежит демон, которому я вчера отдал душу в лучших эльфийских традициях, и теперь мне в самом деле некуда деться, потому что я не захочу остаться без него. Как странно.
Целитель чувствовал себя несколько нервно, он еще не твердо осознал случившееся, но Арман стал будто бы ближе, и эльф счел возможным разбудить его легким потягиванием за длинную алую прядь.

0

241

Арман обнял свое сонное остроухое чудо поуютнее и провалился в глубокий сладкий сон.
Сон был странным и приятным одновременно. Демон словно вернулся на тысячи лет назад, когда в мире существовали лишь стихии и только начинала зарождаться природа. От самой кромки искристо-синих морей начинались свеже-зеленые молодые леса, которые упирались в неприступные горы с заснеженными вершинами, упиравшимися прямо в пушистые облака. Демон был лесным пожаром, свободным, независимым. Он весело перепрыгивал с дерева на дерево, оставляя за собой шлейф рыже-алых языков пламени, и было так легко и здорово, хотелось мчатся по кронам деревьев вперед быстрее, и ощущение свободы и веселья опьяняло словно молодое игристое вино.
Но внезапно среди листвы словно из лоскутов тумана обозначилось лицо, и демон замер, зачарованно и удивленно смотря на светлый лик, обрамленный серебристыми волосами, игривыми ручейками спадающие по плечам. Глаза лунного цвета смотрели укоризненно и мягко, и пламя стало медленно затихать, не шевелясь под этим взглядом, присмирившим необузданную еще стихию.
И вот демон – уже небольшой костер, ласково согревающий звездной ночью молодого, одетого в дорожные одежды серебристоволосого путника с заостренными ушами и удивительными глазами, греющего руки у костра. Они не произносят ни слова, но демон рассказывает путнику об удивительных горах с самоцветными жилами, о бурлящих золотистой лавой вулканах, о созвездиях и бескрайних пустынях с белым, как снег, песком, а путник слегка улыбается и слушает тихий треск хвороста в костре…
Арман нехотя приоткрыл глаза, чувствуя, как Эле мягко тянет за прядку волос, деликатно пробуждая демона. Сладко выдохнув, Арман снова закрыл сонно-алые глаза и улыбнулся, не отпуская Эле из объятий.
- Доброе утро, Листочек. Сладко  спал?

0

242

- Скорее, странно, - сказал эльф, глядя на эту искреннюю утреннюю улыбку. - Мне снилось, будто бы Кириям в возрасте подростка был уличным танцором. Он танцевал на базаре, на него были напялены эти яркие тряпки, которые отчего-то восточные люди считают красивыми... и его купил какой-то человек, тоже с Востока. А потом я увидел Кирияма юношей. Он был одет гораздо скромнее, жил в своем нынешнем доме, с тем же мужчиной, но еще и учился каким-то наукам.
Целитель побарахтался в постели, выбираясь на свободу, потянулся и перевернулся на живот.
- Интересно, к чему это? Ты не знаешь, как Кириям провел юность?
Эле подозревал, что внезапный сон был не обычным, и грешил на Сапфир. Говорят, стихия воды связана не только с целительством, но и с предсказанием... может, все эти видения - эманация магии стихии?
- А еще я подумал, правда, уже не во сне... может, подарить Саэлю карликовую яблоню? - эльф хмыкнул. - Я видел такие эльфийские игрушки у богатых людей. Эти яблони маленькие, что-то вроде комнатных растений, но как настоящие, и даже плодоносят яблоками величиной с фалангу мизинца. Разве не чудо? Можно класть такие яблоки на пирожные, - внезапно Эле понял, что глупо улыбается, и никак не может прекратить это занятие. Как ребенок, право слово.
Целитель захотел обрести серьезность, а вместо этого поймал себя на том, что щекочет демона его же волосами, длинной алой прядкой.

0

243

Выгнув заинтересованно бровь, демон приоткрыл глаза и с улыбкой, сонно щурясь и подперев голову рукой, посмотрел на Эле.
- Конечно, знаю. Твой сон, по большей части, уже показал тебе, как. Но если ты хочешь знать причины… Кириям родился в богатой семье, знатной и влиятельной. Настолько, что были завистники. А на Востоке на расправу быстры, в том числе и с врагами. Семью Кирияма вырезали наемные убийцы, молодого наследника продали в рабство. Он с детства тяготел к искусствам и танцам, нежели чем к военному делу и торговле, и оказался достаточно сообразителен в такой страшной ситуации. Кириям действительно танцевал на торгах, чтобы набить  себе цену и попасть в семью побогаче. Так и вышло: мальчика  с гордым взглядом  заметил на торгах старый друг отца Кирияма, купил его и воспитал  как своего сына, безнаследного сына, само собой. Зарабатывал Кириям себе сам в дальнейшем, и его богатство, которым он владеет сейчас – полностью его заслуга. Знаешь, тебе снятся интересные сны, - улыбнулся демон, сладко зевнув, - если тебя будут интересовать подробности, спросишь как-нибудь Кирияма сам, он любит внимание к себе, и особенно рассказывать о своей жизни.
Задумчиво подняв глаза к потолку комнаты, демон рассуждал, как быстро его дом превратится в эльфийский сад, которому даже не помешают мрачная энергия Темных земель и сам демон. Но улыбка Эле, мечтательная и предвкушающая, не позволила возразить. Для Эле яблоня станет не меньшей драгоценностью, чем для Саэля, да и Листочку все ж будет комфортнее в таких цветущих условиях. Единственное, демон пообещал себе не идти уж слишком сильно на поводу мечтательных серебристых глаз и действительно не позволить сотворить из дома резиденцию эльфийского леса.
- Ммм, ну хорошо, бурю восторга ты берешь на себя, - усмехнулся Арман,  - Саэль будет вне себя от счастья. Где достают сию жемчужину эльфийской селекции?
Довольно мурлыкнув на приятную щекотку своими же волосами, Арман зажмурился, показывая, что эта ласка ему нравится и прекращения таковой не хотелось бы совершенно.

0

244

- А мне казалось, он обидится, если я спрошу его о временах, когда он был невольником, - задумчиво промолвил эльф. Задумчиво и прохладно, он явно не собирался разводить Кирияма на откровенности, хоть и добавил после этого, - Я его плохо знаю и подозревал в том же, в чем и остальных людей востока. Говорят, их любое сравнение с невольниками весьма задевает. И кстати.
Он отпустил прядь волос Армана, глядя на него все так же, задумчиво:
- Я неплохо расслышал окончание вашего разговора. Каково бы ни было ваше пари с моим участием, искренне надеюсь, что Кириям его проиграл.
Вежливо улыбнувшись своим мыслям, целитель перекатился на спину, а затем поднялся на ноги, потягиваясь, чтобы расправить затекшие за ночь мышцы.
- Жемчужины же эльфийской селекции можно купить в паре магазинчиков в Гресе и Рузьяне, это довольно близко к Арисфею, так что с этими государствами ведется оживленная торговля... и, да, я же обещал список! Я могу назвать тебе чудные лавки. В которых продается самое необходимое из лекарств. Пока вернется моя прежняя аптечка, пройдет время, поэтому было бы хорошо запастись хоть чем-нибудь.
Настроение у эльфа тут же стало деловым. Его психике требовался отдых. К тому же, с утра он всегда с трудом себе представлял, что и под каким соусом подавал вечером, хотя мысль о подарке демону в виде эльфийской души была по прежнему свежа, как белая лилия... целитель даже головой покачал, вспомнив об этом нешуточном поступке, намертво связавшем нить его жизни с Арманом.
А еще был волк. Которого попросту невозможно замариновать спящим в сарае на все время выздоровления. Хвала всем богам, что в их разговорах речь ни разу не зашла о чем-либо, близком к теме, и умолчание не составляло труда.
Целитель взял с тумбочки книгу (ту самую, развратную, так и недочитанную), и, не дрогнув лицом, использовал ее твердую обложку в качестве подставки под лист бумаги. Найдя на той же тумбочке грифель, Эле быстренько набросал список из десятка позиций. Там были лекарства на первое время, все то, что могло понадобиться в любую секунду. Докончив список, Эле замер в задумчивости над бумагой. Ему хотелось попросить что-нибудь для себя, однако привычка к скромности его остановила. Он решительно не мог сообразить, нужно ли ему это загадочное "что-нибудь".
Но зато, посмотрев на Армана еще пару раз, он написал в конце списка "алый кожаный шнурок для волос" и все с тем же невозмутимым лицом положил список на тумбочку.
- Готово.

0

245

- Тебе бы он рассказал. Равно как и рассказывал мне. Ты зря думаешь, что Кириям считает тебя невольником как его мальчики из гарема. Он далеко не глуп, и понимает, что удержать эльфа силой, как и взять его, просто невозможно. Надолго и с отношениями  - исключительно без грубости и физической силы. Равным себе он не может и не будет считать тебя в силу восточного воспитания, ты ведь не купец и не придворный, но и наложником считать тоже не станет. Да, ты удивительно красив и привлекателен, и он как ценитель такой красоты будет смотреть на тебя с восхищением. А про пари ты глубоко заблуждаешься, мой очаровательный шпион, - рассмеялся демон, - Кириям лишь считает, что я не вытерплю и сорвусь, не дождавшись твоего согласия разделить со мной ложе.
Лениво и с улыбкой понаблюдав за своим эльфом, вставшим с постели и потягивающимся, демон сладко вздохнул – уже совсем скоро Кириям действительно проиграет, хотя ни о каком пари и речи не было.
Подтянувшись к тумбочке, не вставая с постели, и заглянув в записку с должным любопытством, демон пробежался по ровным строчкам, написанным рукой эльфа. Что ж, ничего особенно редкого в списке не было, все это можно было найти в лавках травников и магов-целителей. А  вот что означал последний пункт..
- А зачем тебе шнурок, сладенький мой? – удивленно поднял голову демон, смотря на эльфа. – Ты со мной за подарком кстати хочешь?
Заодно и посмотрим, как ты будешь держаться на людях и не завопишь ли на всю улицу «Помогите, украли!»… Хотя я знаю, что ты так не сделаешь.
- И кстати, нам нужно новую повязку на лицо для Лори найти, я давно пообещал. А раз уж и ему подарок будет, Дани без внимания оставить было бы невежливо, что скажешь? – еще раз потянувшись, жмурясь от удовольствия, демон покинул постель и лениво прошел за ширму к умывальнику. Умывшись прохладной водой, демон, проснувшийся окончательно, подошел к эльфу и обнял его со спины, мурлыкая и целуя за ушком, улыбаясь довольно – необъяснимый приступ нежности, что ж поделать.

0

246

Эле, который с утра был в своем нормальном для этого времени суток, то бишь - чуточку саркастичном настроении, все уверения в наличии мозга у купца Кирияма проигнорировал. Нет, в этом человеке были свои плюсы. Но целителю как-то не хотелось знать, откуда у купца такие сведения об эльфах. Будто он совращал их пачками, честное слово. В рамках бесед о совращении Эле хватало Армана, так что...
- Шнурок нужен не мне, - ответил Эле на заданный вопрос. - Он нужен тебе. Иначе мне будет нечем тебя причесывать, а ведь ты, мне кажется, по неясным причинам пристрастился к этой процедуре...
Целитель принялся собирать свои волосы в хвост. За ночь они вовсе не запутались, но все же, по мнению эльфа, заметно растрепались. Следующий вопрос застал его врасплох. Эльф даже на секунду замер. И вот не боится же демон, что я приведу его в место, защищенное от демонов. Ведь я даже знаю одно. Зайти в гости было бы проще простого.
Ах, искушение! Но разве не думал целитель о том, что бросить демона теперь нереально? Да, поступок с похищением целитель по-прежнему считал довольно плохой идеей, однако ее полностью компенсировало теперь личное отношение эльфа к демону. Эле не хотелось ночами грызть подушку, страдая от того, что рядом нет субъекта, к которому протянулась уже нить от сердца. И, кстати, поход. Если целитель сбежит, никакого похода не светит, придется день и ночь прятаться от существа, к которому вовсе не равнодушен.
Стоически вздохнув, эльф сказал:
- Да, хочу за подарком... Я бы купил миллион подарков, лишь бы прогуляться там, где несколько поживее Темных Земель. - как ни крути, Эле не был домоседом, и ему больше нравилось куда-нибудь идти, чем безвылазно сидеть дома.
Тут Эле снова вспомнил о волке, поднимая с тумбочки свой шнурок и закручивая им волосы.
- И кстати, перед гуляниями я должен навестить ро... - подошедший со спины Арман обнял его, нежно целуя, волосы рассыпались, упали тяжелыми прядями на плечи, а эльф немедля прервал фразу, застигнутый врасплох. - Ну что ты, в самом деле, - вяло попытался сопротивляться целитель, предательски алея. - Это должна была быть прическа...

0

247

Тряхнув волосами, демон довольно улыбнулся.
- Да, мне просто нравится, когда ты прикасаешься ко мне, - сверкнув хитро глазами, Арман неосознанно запустил руку в волосы, пропуская алые прядки сквозь пальцы,  - даже если просто расчесываешь. Будет и шнурок, не вопрос.
От демона не ускользнул тяжелый вздох эльфа и его скрытая тоска по путешествиям и прогулкам. Теперь, когда демон был уверен, что Эле его не оставит и не убежит в  свой пресловутый поход или под укрытие к остроухим собратьям, это совершенно не было проблемой. Вот только почему Листочку трудно просто попросить о том, чтобы гулять по разным местам? Хоть каждый день, разве это сложно для демона?
Помнится, Эле хотел побывать в местах у шефанго… Хммм, надо придумать, куда бы с ним прогуляться. Такие дальние променады существенно укрепляют нашу с ним связь. Интересно, Листочек ее действительно чувствует или просто смирился со своей участью?
С довольной улыбкой Арман удержал Эле в своих объятиях, прижав его к своей обнаженной груди и отфыркиваясь от прядок серебристых волос. Серебристого скромника нужно было приучать к физическому контакту, что для демона было куда важнее слов. Язык тела – самый чудесный, научиться ему несложно, и общаться на нем безумно приятно.
- Ты мне нравишься и без прически, - коснулся губами демон чувствительного ушка своего эльфика, румянец которого не ускользнул от глаз демона, безумно порадовав, - тем более, я хочу, чтобы ты привык, что я постоянно буду находиться в твоем личном пространстве. Да и не виноват я, что меня к тебе притягивает, как магнитом.
Да, к моим спонтанным откровенностям тебе тоже стоить привыкать, сладенький. Я сам долго привыкал.

0

248

Эле ощутил приятную слабость в мыслях, грозящую перейти в приятное расслабление тела, но он не хотел этого, - он хотел быть собранным. Ему предстояло тихонько разбудить волка, накормить и напоить его, и вообще переделать много дел. Расслабляться было очень-очень некстати. Поэтому целитель, хоть и не дернулся от нарушения неприкосновенности эльфийского уха, деликатно зашебуршился в объятиях Армана, стараясь освободиться.
- Но я себе больше нравлюсь с прической, - возразил он. - И сейчас я должен уделить внимание бедному цветочку..
При этом на самом деле я говорю о волке. Ха-ха.
- А так, конечно, не виноват. - покладисто согласился эльф, освобождаясь, отходя подальше и быстро-быстро ныряя за ширму со своей домашне-рабочей одеждой в руках. Одевался он по-военному мгновенно, пока Арман не успел его поймать. Внезапно это даже развеселило. Детская игра какая-то получалась.
Опасаясь быстрой реакции Армана, целитель юркнул мимо него в дверь.
- Встретимся за завтраком! - и эльф исчез.

------ Сад и окрестности особняка.

0

249

Попрощавшись с тифлингами и с удовольствием попробовав торт Саэля, демон хотел было сгрести эльфа в охапку и стребовать с него компенсацию за все уворачивания от объятий в спальне, как тот ускользнул к своей розе. Покачав с улыбкой головой, Арман направился в спальню.
Оставив свечи гореть, освещая уютные покои, демон стянул с себя свитер и штаны, взял полотенце и через мгновение уже оказался в бане. Раскалить камни не составило труда, скоро в парилке клубился густой пар и витал аромат хвои: демон любил капать эфирные масла прямо на камни. Побалдев в жаре раскаленного воздуха и томной влаге, огненноволосый демон освежился в бассейне, промыл волосы лимонным соком и, довольный и расслабленный, с одним полотенцем на бедрах появился в своей комнате, куда только что вошел эльф.
- Ну, как успехи с розой?  - улыбнулся демон, откидывая сырые алые пряди с лица. Наконец-то они с эльфом были в комнате одни, и уж теперь-то Эле некуда было сбегать!
Отыскав свой гребень, демон прошелся им по волосам, выпрямляя прядки и заодно осторожно испаряя из них влагу, совсем слегка. Вспомнив, что у эльфа это получается гораздо лучше, демон протянул ему гребень и прищурился:
- Ты уже знаешь, что нужно делать. Какие впечатления от сегодняшнего дня, Листочек? Кстати, тебе ванну нагреть?

0

250

- Неплохо, хотя цветка нужно будет подождать. - рассеянно откликнулся эльф. Он уже забыл сегодняшние побеги и увороты, поэтому не сильно напрягся, когда они с демоном остались наедине. Арман уже скинул сегодняшний наряд, который так нравился Эле, и остался блистать золотистой кожей и полотенцем, а пахло от него приятно, хвойным экстрактом. Сам эльф пока что оставался в тунике, рубашке и штанах, а плащ нес с собой в руке.
- Ты мне прям как слуге говоришь, - поддразнил эльф, впрочем, взявшись за гребень и обходя Армана со спины, чтобы расчесать его роскошные, слегка спутанные после бани волосы. - Это эксплуатация невинных эльфов! - продолжил он со смешком.
Алые пряди шуршали, распутываясь, они были слегка влажными и блестели.
- Самым главным впечатлением были эльфийские сановники, а самым ярким, конечно, тот странный человек - из лавки... вот бы выяснить, кто он и что делать со шкатулкой! Поясни мне хоть ты, что теперь делают эти камни?
На ночь глядя целитель не стал собирать волосы Армана, а просто мерно приводил их в порядок.
- Ванну  - да, спасибо, - вежливо отозвался он, вспомнив про массажную свечу, - и кстати, у меня для тебя кое-что есть.
Он сбегал к своей сумке и, порывшись в ней и отметив некоторый сумбур (придется приводить аптечку в порядок!), вытащил приятно пахнувший ванильной свежестью сосуд со свечным фитилем на конце.
- Гляди, это масло для массажа, - пояснил целитель. Ну мало ли демон испугался. - оно нагревается от фитиля, как воск. Собираюсь опробовать на тебе,  - он коварно улыбнулся.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Замок огненного демона » Спальня хозяина дома