http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Горная дорога


Горная дорога

Сообщений 451 страница 460 из 460

1

http://www.allfons.ru/pic/201201/640x480/allfons.ru-4877.jpg

0

451

- Вот срака! – пробасил старик Гимрин, когда тварь запрыгнула на его стены. Надо же было ему забыть, что оно имеет крылья и может летать. Гномы крепко сжал смой молот. Он не сомневался в силе оружия и знал, что его Арнсингир может оторвать лапу здоровенному дракону, а это существо и подавно спустить с горы. Но всё же, осознавая силу, он хотел бы избежать любого кровопролития, но, юноша справа от него был чересчур идейным, энергичным.
«Ох уж эти люди!» - подумал гном, ожидая худшего, но худшего не произошло. Его и вона от гидры заслонила девчонка.
«Какого демонического хрена?!» - она рисковала, ведь существо могло убить её одним ударом, но несмотря на угрозу, она продолжала двигаться дальше и попыталась вступить в контакт с мантикорой. Сначала Гимрин сомневался, но то ли Валайя или сам Грунгни тут побывал, у девчонки получилось заручиться внимание монстра и тогда появилась надежда.
- Много я эля выпил, раз маленькие девочки дрессируют монстров. – пробормотал себе в бороду гном, покачивая головой. Его молот всё ещё поигрывал в руке, а пристальный хмурый взгляд по-прежнему гулял по твари. Несмотря на всю свою готовность к бою, Гимрин отметил, что вселись в него хоть сам Гримнир, он не успеет помочь девочке, если она совершит хоть одну ошибку. И то ли Гимрин такой невезучий, то ли жизнь дерьмо, но девочка осеклась или ошиблась. Мантикора сорвалась. Гном почувствовал страх, но не страх перед смертью или волнение от боя. Ему стало жаль, что он позволил себе пропустить мелкую и не утянул её назад. Хрен с ней – с этой мантикорой. Одной меньше или больше. Какая разница? Но девочку то жалко. Гномы отличались крепким и сильным характером, и старине Гимрину было бы впору с самого начала не ползти в пещеру, а примять тварь, как следует. Ну точно Рилдир его за жопу укусил. Теперь об убитой мантикорой можно забыть – много невинных смертей гном повидал на своём веку –, и раздробить рычало жопохвостому ублюдку.
Гимрин ринулся вперёд яростно взревев. Девушка ещё была жива, но до её кончины оставалось всего-то ничего. Гном не успеет, но успеет кое-кто другое. Вернее сказать, успел. Как размытая тень, клянусь Грунгни, как молния незнакомец пронёсся мимо гнома и покончил с тварью так быстро, словно ему в жопу засыпали колонию трёхсантиметровых термитов.
- Гримнир меня побери! – удивлённо бросил гном. Он удивлялся даже не способностям мальца, а его доспехам. Теперь он видел и жадно ухмылялся. Такие сюрпризы встретишь не часто. Право сказать, Гимрин даже не удивился бы в данный момент, если бы у девушки где-то там была бы припрятана кольчуга из митрилла.
Сразивший мантикору герой рухнул, словно до этого в нём побывал могучий бог войны и после покинул его тело. Гимрин подскочил к парню и подхватил его под руку.
- Славно, славно! Нечто подобное я видел некогда в самых нижних кузнях Хенеранга. – на своём веку гном повидал немало доспехов и ещё больше сделал. Такому его было не удивить. И всё же рунные кузнецы избегали делать то, что может истощить, в лучшем случае, организм.
- Хорошо, что всё закончилось без лишней крови, - гном помог юноше подняться. Возможно юноша и не был юношей, но для Гимрина, в его возрасте, даже некоторые эльфы были юношами. Что поделать – старая привычка. – Видок то у тебя такой, словно денёк, заключённый, просидел в заднице у грязного огра. Как бы это странно не звучало, но я знаю одного гнома, который «там» побывал. Только не спрашивайте – как. Мы после того дня месяц из трактира не вылезали и пили, как черти, чтобы забыть.

+3

452

Напряженный звон в голове дриады не позволил ей до конца понять, что произошло. Ее рассеянные глаза смотрели на останки мантикоры, что лежали у ее ног, на рыцаря, что, обессилев, сидел неподалеку, на гнома, что держал того под руку. Она понимала, что сделала что-то не так, что слишком сильно ошиблась с заклинанием, но это было неудивительно. Не имея ни подготовки, ни опыта, она попыталась использовать нечто, о чем лишь слышала краем уха, и ей еще повезло, что отделалась простой головной болью.
Девушка осторожно прикоснулась к своему лицу, чувствуя на нем нечто влажное. На пальце отпечаталась яркая красная кровь, которая никак самой девушке принадлежать не могла. Стирая с себя капли крови монстра и пытаясь привести свою голову в порядок, Найриль сделала шаг к туше мантикоры и осмотрела длинную рану по всей длине ее тела. После такого выжить было просто невозможно, и самое обидное было в том, что дочь леса и вовсе не помнила, что сотворил ее спутник. В последнее мгновение она чувствует горячее дыхание твари на своем лице, а затем... мантикора мертва. Словно фрагмент вырезали из памяти, не оставив на его месте ничего.
- Хорошо, что всё закончилось без лишней крови, - сквозь звон послышалось из-за спины дриады. Она повернулась, удивленно посмотрела на гнома и скрестила руки, сделав недовольное лицо.
"Как же, без лишней крови. А мантикора, значит, крови не имела, и жить ей совсем не хотелось".
Признаться, Найриль испытывала смешанные чувства по поводу убийства существа. С одной стороны, конечно же, она угрожала самой дриаде, и наверняка бы попыталась ей навредить, однако, она просто не могла спокойно отнестись к смерти дикого зверя, пусть он и не был подвластен контролю хранительницы лесов.
Дождавшись, пока гном закончит свою тираду про огров и задницы, она уже подобрала подходящие слова и была готова выпалить все, что думала о произошедшем, но ее прервал мощный рев, раздавшийся откуда-то из-за гор. Следом послышались громкие хлопки крыльев, и в поле зрения всей троицы показалось еще одно существо, имеющее невероятное сходство с недавно погибшей мантикорой. Разницей было лишь то, что новая тварь по размерам превосходила своего сородича почти в два раза.
"Это... если он убил самку, то это должен быть ее самец".
Несколько секунд, казалось, растянулись на минуту, пока новый враг кружил высоко в небе, выбирая себе цель. Найриль, не горя желанием знакомиться еще с одним существом лицом к лицу - причем, вполне буквально - отпрыгнула как можно дальше от мертвой туши, понимая, что именно она находится в наибольшей опасности, если самец решит мстить за смерть своей самки. Существо же, потеряв дриаду из виду - она скрылась от него под крупным камнем необычной формы - выбрало следующую ближайшую к туше цель - ослабленного рыцаря. Мантикора вновь взревела, сложила крылья и, выбросив вперед острые когти, вошла в практически свободное падение, целясь в закованного в доспехи воина.
Сидя в своем укрытии, Найриль судорожно искала что-то, что могло бы помочь защититься от этой атаки. Она не знала, сможет ли ее спутник спастись сам, или сможет ли ему помочь гном. Ее руки упирались в землю, пытаясь почувствовать в ней живые растения, или хотя бы их корневую систему. Идеи у дриады были, но гарантии, что они сработают, дать она никак не могла.

+2

453

На реплику гнома Багровый палач лишь усмехнулся, Причем слова про кузни повеселили его куда больше, чем про огра и его задницу. Ни один кузнец, даже самый умелый или бесстрашный не додумался бы сотворить то, чем являлись части Багрового снаряжения. Впрочем, об истинной сути Багрового бастиона и комплектующих здесь знал лишь один дух, который бережно хранил эту тайну уже больше сотни лет. Ведь всегда найдутся недоумки, решившие, что могут приручить зло. В конечном же итоге это самое "зло" творит ужасные вещи с такими безумцами, заодно умудряясь и принести кучу бед окружающим.
- Кек, уверен, такое ни в одной гномьей кузне ты не увидишь - обратился к гному дух, хотя эти слова все равно мог услышать только Аргус. Конечно, дух мог общаться и с другими существами посредством телепатии, но такое Аргусу приходилось видеть всего один раз - когда палладин разговаривал с мечником еще до заключения сделки. В других же ситуациях отступник всячески пытался скрыть свое присутствие, что ему успешно удавалось проворачивать все это время.
- Еще бы ты поохотнее рассказал о том, что же это за доспех такой... - мысленно буркнул в ответ Аргус, которого постоянные недомолвки и тайны уже начинали потихоньку доставать. Кивнув в благодарность гному, который помог мечнику не свалить окончательно, Аргус смог выпрямиться, и даже перестал опираться на клинок. Организм медленно, но верно отходил от того стресса, который ему пришлось перенести.
- Я это скрываю ради твоей же безопасности - вновь начал отмазываться дух своей фирменной фразой. Она всегда так говорил, когда Аргус начинал расспрашивать что-то, кроме того, что сообщил палладин при их первой встрече. Что же такое скрывает отступник, и как это может навредить самому мечнику? Вопросы без ответов, как и обычно.
- Глянь какая недовольная мордашка, как будто ты человека убил, а не тварь, которая пыталась ее убить - тем временем начал паясничать дух, заметив выражение лица девушки. Это было последним, чему его не хватало для определения расовой принадлежности девушки, но с этим он решил повременить, ибо сейчас у них возникла другая проблема. Громкий рев сотряс своды пещеры, давая понять путешественникам, что в ней есть еще кто-то очень злой. Похоже, мантикора тут присутствовала не в единственном числе, и путникам не повезло напороться на ее логово. Тут же в подтверждение догадкам мечника, в воздух взмыл еще один зверь, только покрупнее предыдущего. И ему явно не понравилось, что мечник сотворил с сожителем... или сожительницей. Ведь если судить по размерам, это был самец, самку которого мечник несколько секунд назад разрезал пополам.
- О., а вот и глава семейства. И, кажется, он тебя выцеливает, будь готов - выдал свою точку зрения дух, когда монстр ринулся вниз, прямо на Аргуса.
- Бесит. - не обращая внимания на слова своего напарника, пробубнил мечник. И в этот момент дух понял, что запахло жареным. У багрового бастиона было еще одно побочное явление, хотя и проявлявшееся очень редко. Иногда, после активации "Воплощения дракона", носитель становился крайне злым и раздражительным. И пусть это быстро проходило, в такие моменты Аргус мог сотворить что-нибудь ненормальное, поддавшись чужеродной злобе, охватывавшей его. И лишь палладин знал, что является источником ярости носителя, и как опасны могут быть эти приступы. Вот и сейчас, сначала недовольство той, кого он спас, а затем появление еще одного противника, заставили мечника не на шутку разозлиться. В другой ситуации Аргус бы и глазом не повел, но сейчас у него был очередной приступ злобы и этого ему с лихвой хватило.
- Как же все это бесит! - чуть ли не прорычал мечник, мысленно активируя магию доспеха. И вновь из Багрового бастиона потянулись языки злобной ауры, но теперь она была немного гуще и насыщеннее, чем до этого. "Да как она смеет еще корчить недовольные лица после того, как я пожертвовал ради ее спасения несколькими часами свое жизни! Еще и ты вылезла, тварь! Уничтожу!" - примерно такие мысли сейчас крутились в голове Аргуса, щедро подпитываемые аурой доспеха. А тем временем мантикора уже почти достигла своей цели, войдя в свободное падение, и выставив вперед свои когти, намереваясь разодрать мечника на куски.
- Сдохни! - взревел мечник, стремительным прыжком устремившись к зверю, вложив в него всю доступную силу. Его скорость была настолько велика, что монстр, никак не ожидавший такой прыти от, казалось бы, истощенного человека, не успел среагировать. Впрочем, это бы его не спасло - пробить доспех он бы не смог. Меж тем, сблизившись с мантикорой на расстояние удара, Аргус со всей силы впечатал кулак, облаченный в латную перчатку в грудь монстра, совершенно позабыв про клинок, так и оставшийся на земле. Послышался до боли знакомый хруст, сигнализирующий о том, что с грудной клеткой зверя явно что-то невпорядке. Впрочем, это было неудивительно, если учесть, с какой силой был нанесен удар.
- Ты что творишь! Остановись дибил! - закричал на мечника дух, пытаясь привести его в чувства. А то кто знает, вдруг и за остальных присутствующих примется. А это могло обернуться немалыми проблемами.
- Что? - не поняв, что происходит, спросил мечник, оглянувшись по сторонам. Вроде он только что стоял на каменном полу пещеры, а теперь висит в воздухе на высоте двух-трех метров. Аргус был настолько удивлен сменой обстановки, что даже забыл сгруппироваться перед приземлением, и оттого смачно грохнулся на спину. Благо, высота была небольшой, но ощущения все равно малоприятные. Тут же неподалеку рухнула мантикора, ревущая от боли и обильно плюющаяся кровью  - скорее всего, осколки ребер повредили ей легкие. Так она долго не протянет, хотя еще и может представлять некоторую опасность.
- Неужели опять... - догадался Аргус, лежа на полу пещеры и приходя в себя. Сейчас он чувствовал себя обессиленным еще больше, чем до этого. Память о таких моментах практически не сохранялась, да и длились они от силы минуту-три, и Аргус был искренне рад, но этого вполне хватало, чтобы натворить дел.

Отредактировано Аргус (10-10-2017 15:40:44)

+1

454

Незнакомый воин был для Гимрина загадкой, но его спутница была ещё большей загадкой. Много в мире храбрых и отчаянных воинов, что готовы броситься в бой с самой невероятной и опасной бестией, но чтобы к таким вот так просто выходила говорить молодая девка, да без оружия – такого гном ещё не видывал. Ему хотелось осудить её, но что-то в нём говорило, что всё не так просто. Гимрин был не обычным кузнецом, а руническим кузнецом, хранителем земли. Магия в нём говорила не только за его силу, но и за девушку, которую ощущала. Гном уже инстинктивно сконцентрировался на своей магии и пристально смотрел на девушку, почти не обращая внимания на только что поднявшегося с ног её спутника.
- О, невероятно… - промычал себе под нос кузнец. Он никогда не видел дриад, но уже понимал, что девушка не являлась человеком. Ему уже хотелось задать ей много вопросов, но неожиданные обстоятельства в лице новой мантикоры не дали гному сделать задуманного.
- Срать-пересрать! – выругался он, крепко сжав молот. На этот раз он не совершит первой ошибки, когда позволил девчонке бубнить с монстром – он разобьёт твари бошку! Он сердился, чёрт его дери!
Гимрин был уже готов издать боевой крик такой силы, что сам Грунгни услышал бы гнома, но хрена там кривого! Незнакомец взмыл в небо, как сраный кузнечик и ударил монстра кулаком с силой демона – это гнома напрягало. 
Инстинктивно, Гимрин отскочил с места, где когда-то помогал незнакомому воину встать. Сделал это он не потому, что боялся попасть под удар взбесившегося и уже падающего на него воина. Гномы почувствовал неприятную силу, которая исходила из незнакомца и это стало поводом не опускать молот.
«Мне не нравится природа его агрессии!» - сначала гном думал, что убивший первую мантикору воин просто защищал спутницу, но теперь ему так не казалось. Нельзя было в горах затевать таких сильных и грозных драк, да ещё в это время года. Сначала одна мантикора, а теперь вторая. Куда дальше бросит его безумие?
Когда мужчина пришёл в себя, Гимрин всё так же держался от него на расстояние. Его взгляд был хмурым и осуждающим.
- Кто бы ты ни был путник – ты сумасшедший! Мы рядом с «Карак-а-Узкул», дурная ты голова. Тут бестий и врагов «Дави» больше, чем у тебя волос на теле. – Гимрин гневался, но старался держать себя в покое. Он ведь знал, что можно было бы укрыться в том туннеле и не тревожить бестию, но хрен там – нужно обязательно покрасоваться своими бубенцами перед бабой! Наверное, гном не знал было ли на самом деле так или воин просто любил убивать. Во всяком случае появление двух мантикор успело его отрезвить. Так что он уже выдыхал, но как оказалось рано…
- Что за шум? – в ярдах двух ста на северо-западе раздался стук барабанов. Ему ненужно было вспоминать, что это было, он лишь криво ухмыльнулся и отпустил сарказм:
- А давайте, чёрт побери, никуда не пойдём и соберём тут всю горную нечисть? – закончив свою речь, гном понял, что пора быть действительно серьёзным. В двух метрах от его головы просвистела стрела. На одной из западных скал показалось три мелких зелёнокожих ублюдка с луками.
- Долбанные гроби! Так хочется снять штаны и показать им голый зад! – у гнома были собственные счёты с гоблинами, пускай он их не считал угрозой больше, чем подскользнуться на коровьем дерьме. Может один или два не были проблемой, но учитывая близость «Карак-а-Укзул», то лучше делать ноги и надеяться, что хоругви с ближайшего «Унда Дави» заметят угрозу и выйдут помочь. Хотя, на такой успех кузнец и не надеялся.
- Я готов к бою, но если их подвалит десятка два, то это будет самая нелепая смерть за жизни глупых Умги! – нахрена соваться в горы, не зная горного этикета? Гном никогда не понимал людей, но что тут было поделать – они всегда делают всё по-своему, только не как надо. Главное, что он был не единственный воин в этом походе, пускай его товарищ и выглядел не очень. Гимрин скучал по Готреку. Рыжий хрен со своим топором мог сильно пригодиться. Быть может он наконец сумел бы погибнуть в бою и тем самым смыть свой позор. Правда, гроби были для него мелковаты. Да чёртас два! Гроби мелковаты для любого гнома!
Гимрин переступал с ноги на ногу, в неистовом ожидании скорой битвы. Его тело было напряжено, руки потели, а сердце бешено билось. Он желал всем сердцам напомнить мелким ублюдкам, что такое гномья отвага. Правда, кузнец не будет против, если его спутники решат отступить. Гимрин не был мстителем или убийцей троллей, чтобы так просто отдавать свою жизнь. Если он умрёт, то его брат пойдёт по тропу убийцы и род Рарин Дорна прервётся.
-

+1

455

Не спрячься дриада под камнем, она наверняка была бы вся покрыта кровью и внутрннностями уже второй погибшей зря мантикоры. Девушка, сидя в своём укрытии, раскрыв рот смотрела на то, как бездыханная туша оседает на холодную землю.
"Но ведь... От неё можно было уйти столькими другими способами. Перекатиться в сторону, оттолкнуть от себя, закрыться магией... Зачем убивать-то?!"
Найриль и сама была готова призвать корни старых деревьев, которые она чувствовала глубоко в земле, на защиту рыцаря, но после ещё одного бесцельного убийства ей хотелось и вовсе атаковать его самого. Конечно, вряд ли ей бы удалось пробить эти определённо не обычные доспехи, но попытаться обездвижить и оставить на растерзание каких-нибудь гоблинов...
Тук-тук. Тук-тук. Странные глухие удары раздались откуда-то с гор. Найриль, замерев, подняла глаза туда, откуда доносился звук, но никого не увидела. Впрочем, удары определённо приближались, и ничего хорошего они не сулили. Кто бы это не был, он бы стал уже третим существом, что определённо не желал дриаде добра, и все это только за один день!
Выбравшись из своего укрытия, Найриль с сожалением посмотрела на самца и самку, которые ещё совсем недавно жили свои простые, но достойные жизни.
-Да станете вы едины с Лесом, - на древнем языке произнесла девушка. - Или... куда там ваш род уходит после смерти.
Она посмотрела на гнома и тяжко выдохнула, заметив, что тот был готов к битве. Найриль хотелось лишь покоя и тишины, но этот... бородач её желаний, казалось, не разделял.
- Я ухожу, - сказала она уже на общем языке, чуть ли не презрительно глядя на лежащего на земле рыцаря. Простить одно убийство она ещё могла, ведь он помог ей спастись от того теневого существа, но второе было уже слишком. - И вы уходи.
В доказательство своих слов, дриада повернулась к мужчинам спиной и двинулась на юг, в сторону родного леса, но спокойно уйти ей не дали.
Барабаны, чей стук приблизился уже опасно близко, внезапно замолкли, а через секунду воздух заполнился пронзительным свистом многочисленных коротких стрел. Дриада вскрикнула и припала к земле, что, вероятно, спасло ей жизнь - одна из стрел пролетела прямо там, где только что была её голова. Быстро окинув взглядом грубую и кривую деревянную стрелу, Найриль скривилась в лице. Именно подобное оружие использовали герои одной из историй Тэи, мелкие и злобные горные создания, которых звали гоблинами. Как раз о них девушка подумала недавно, и теперь она была уверена, что сама накликала эту беду.
Стрелы валились с неба относительно постоянным потоком, и дочери леса не оставалось ничего, кроме как отползти в укрытие небольшого камня и надеяться на лучшее. Заметив небольшой просвет, она резко подскочила на ноги и побежала со всей скоростью, что была ей доступна. А это, стоит заметить, было весьма немало.
Уже казалось, что дриада ушла достаточно далеко, чтобы быть в безопасности, но вдруг её плечо пронзила резкая боль. Громко вскрикнув, Найриль схватилась за пораженное место и грохнулась наземь, пробежав по инерции ещё несколько шагов. На её счастье, деревья были уже совсем близко, и хотя бы частичную защиту от  стрел они предоставляли. Впрочем, не желая рисковать, подстреленная дриада медленно поползла дальше, пусть надолго её сил и не хватило.
Спустившись в небольшой овраг, она ощупала рану, из которой все ещё торчала кривая стрела, морщась от боли при каждом движении. Исцелить рану и снять боль дриада могла без особых проблем, но её руки тряслись, а жуткая пульсирующая боль отвлекала, не позволяя сосредоточиться на магии.Была и ещё одна деталь, что не давала Найриль покоя. Как только с неба полетели стрелы, она почувствовала странный едкий запах, который все ещё преследовал её, пусть и не являясь таким выраженным теперь. Источником этого запаха могла быть только эта самая стрела, и что-то девушке подсказывало, что мелкие и злобные горные существа вполне могли найти способ создавать не простые, а отравленные стрелы для своих врагов.

0

456

Они обсиживали одну, одинокую пещеру, успев разжечь костёр и уже приготовить недавно пойманного горного козла. Несколько из них делили награбленное, другой пытался стянуть добротные сапоги с мертвеца, зная, что они всё равно ему не налезут маленькую зелёную ногу, но что поделать, коль гоблины любят хорошие вещи и кожаные сапоги не исключение.
Вся группа чувствовало себя хорошо после вылазки. Награбленного добра было много и почти никто из гоблинов не погиб – шаман племени будет доволен, как и самое племя. В общем, была такая себе гоблинская идиллия, затем раздался грозный рёв, а ещё через несколько мгновений в пещеру вбежало три гоблина и, бормоча что-то на своём, сообщили «друзьям», что вне пещеры твориться трындец!
- «Мужики, там пьянорослик, человеко-самка и какой-то цельнометаллический парень бьют Горного злого летуна!» - вот как-то так изъяснялись разведчики и уже через несколько секунд три десятка удивлённых, любопытных и алчащих ещё приключений на свой зад гоблинов, рванули всей массой из пещеры, чтобы добить мантикору и собрать трофеи с трупов тройняшек. Но не тут то, рвать мать утопца, было. Пьянорослик, человеко-самка и Мистер – железо положили даже не одну, а целых две мантикоры. Гоблины, конечно же, не видели, что сделал это всего один парень, но им было плевать. Одеты они были худо-бедно, но вооружены неплохо, и даже если их оружие не пробьёт доспехи, то это не большая проблема, если повалить латника всей толпой и сбросить со скалы или попытаться забить тупыми, тяжёлыми предметами, чтобы напрочь деформировать консервную банку. В общем, вся эта весёлая, зелёная братия двигалась к группе достаточно шустро, но в разнобой и не плотной массой. У них было парочка луков и два старых арбалета, но даже те, горе – стрелки, не хотели стрелять долго, дабы не оставлять всю добычу на разграбление собратьям.
- Вали их, парни! – заорал низким, но как будто надрывным, голосом лидер шайки.

[NIC]Злой Гробби[/NIC]
[STA]Ваааагх![/STA]
[SGN]Ты чтоль король? А я тебя не выбирал![/SGN]
[AVA]http://i12.pixs.ru/storage/5/1/4/Goblinpng_7669205_28384514.png[/AVA]

Отредактировано Гваихир (21-11-2017 00:33:48)

0

457

Выглядывая из-за дерева, дриада надеялась увидеть там своих прошлых спутников. Будь то гном или рыцарь, она хотела верить, что с ними все будет в порядке, и они доберутся до безопасности, но из ее укрытия никого видно не было. Звуки, доносящиеся от входа в пещеру, не внушали оптимизма, но возвращаться туда, чтобы почти наверняка расстаться с жизнью, Найриль не хотелось. Скатившись обратно в овраг, она вздохнула и мысленно попросила Лес помочь ее знакомым выбраться из этой заварушки.
Зажмурив глаза, она быстрым движением выдернула стрелу из плеча и сдавленно вскрикнула от боли. Смахнув выступившие слезы, она с отвращением отбросила в сторону отравленную палку и понюхала пальцы, на которых остались капли яда. В том, что стрела была отравлена, дочь леса уже не сомневалась, но она была практически уверена, что ей бояться было нечего. Ей еще не встречался такой яд, который был бы для нее опасен, да и разве найдется целитель, знакомый со строением организма дриады, чтобы сказать наверняка?
Девушка вновь с надеждой выглянула из-за дерева, надеясь увидеть бегущих по полю мужчин, но там было столь же пусто, как и минуту назад. Грустно опустив глаза, она недолго постояла на месте, собираясь с мыслями и решая, что делать дальше. Соваться в горы ей явно не хотелось, но вот желание превзойти своих сестер и избавиться от их постоянного контроля никуда не исчезло.
Вспомнив об одном месте далеко на востоке, о котором она слышала много рассказов и историй, Найриль довольно ухмыльнулась. Год назад она бы даже не подумала соваться в крупный город, но ее путешествие открыло ей глаза на то, что далеко не все "разумные" были таковы, какими их выставляла Тэя в своих повествованиях. Айна Нумитора - не просто крупный город, а столица! - оказалась куда приятнее дриаде, чем она могла представить, и кто знает, может, Ниборн покажется ей столь же привлекательным.
"Хотя, конечно, вряд ли, но попробовать стоит."
Да и к тому же, в том регионе обитала как минимум одна хорошо знакомая ей особа, так почему бы не нанести визит?
Оттолкнувшись рукой от теплой коры дерева, Найриль подхватила подол платья и побежала по лесной подстилке, делая мысленные заметки о том, что ей нужно было сделать до прибытия. Путешествие до Ниборна было длительным, поэтому времени на размышления у девушки было предостаточно.

Ниборн: Солнечные сады

Отредактировано Найриль (27-11-2017 00:37:17)

0

458

>>> "Стирая грани" (Делвин Блейз & Ритца + нпс)
Пресвятые Боги, как же раскалывалась голова. Ритца издала тихий стон, похожий больше на скрип несмазанной телеги, и приоткрыла глаза. Несколько мгновений девчонка слепо пялилась перед собой, не разбирая ни единого элемента окружающей ее действительности. А потом снова обессиленно опустила веки, что-то прошептав разбитыми губами.
Ничего нового. Снова жалкая, заставляя метаться между желаниямипришибить, дабы остановить мучения, и протянуть руку помощи, даром, что в девчонке текла демоническая кровь.
Ритца тщетно пыталась вспомнить, что за события случились накануне, однако память упрямо куталась в черную паранджу, с примерной стыдливостью пряча глаза от своей горе-хозяйки. В таком состоянии время тянется неоднозначно: не скажешь наверняка, сколько валяешься таким бесполезным кулем из мяса и костей - не то пару часов, не то несколько дней. Полукровка не ощущала ни голода, ни жажды, и лишь тупая боль во всем теле, приправленная слабостью и холодом, изнуряла ее.
Она могла бы стать прекрасным перекусом для любого хищника, даже не успевшего преуспеть в искусстве по имени охота. Но, вероятно, Боги одарили ее своей милостью... А может виной тому счастливое совпадение, что тело девчонки покрывал волшебный плащ, делающий своего носителя невидимым в тени, коей одаривало корявое, давно умершее дерево, продолжающее тянуть ветви, похожие на крючковатые старческие пальцы, куда-то вверх.
В очередной раз приоткрыв глаза и сопроводив это глухим стоном тифлинг едва заметно шевельнулась, однако и это движение обессилило, отозвавшись нытьем во всех мышцах. Полукровка проявила неожиданную настойчивость, сумев приподнять голову, и подслеповато сощурилась, в этот раз пытаясь увидеть, куда занес случай ее беспомощное тело, пребывающее в отключке.
"Пить", - подумала девчонка. Даже не столько подумала, сколько зафиксировала очень важную цель в своих мыслях этим словом, не засоряя рассудок другими мыслями, что не сбиться, не запутаться и не свалиться без сил вновь. Воды поблизости не было, вокруг простирался лишь камень, много-много камня, кое-где поросшего лишайником. Белые глаза с усталостью скользили по безжизненным обломкам скал, заведомо зная, что ничего особенного не сыщется. Впрочем, сбоку от лежавшей Ритцы промелькнула бойкая ящерка, и ее кровь могла хоть сколько-то утолить жажду, однако скорость передвижения зверушки, в чьих хрупких тонких венках текла желанная жидкость, вызвала лишь тяжелый вздох, но не попытку испытать удачу.
Чтобы отвлечься от соблазнительных фантазий по поводу участи так и не пойманной ящерки, тифлинг опустила глаза, надеясь, что экипировка или какие-нибудь раны сумеют напомнить ей о случившемся. Некогда хорошего покроя штаны с кофтой пестрели дырами, а тело покрывали ссадины и многочисленные ушибы, словно ее тащили по камням кулем. Быть может, так и было? Но плащ... да и прочие ее вещи, лежащие в суме, что обнаружилась рядом, вызывали недоумение и сомнение на тему реальности предположения.
"Пить", - вспомнила Ритца, словно не пыталась только что отвлечься от этого навязчивого желания. Без особой надежды она запустила пальцы в котомку, нащупав там маску, обернутую тканью, и... кожаную флягу. Сердце жизнерадостно ухнуло вниз, спешно вернувшись на место, когда полукровка извлекла на белый свет драгоценную находку.
Воды там, к сожалению, было лишь два глотка, да и те отдавали откровенной кислятиной. Но в тот момент для полукровки этот напиток был сравним с самым старым и дорогим сортом вина.
Этого оказалось мало. Скорее пуще прежнего раздразнило жажду. Девчонка собрала до последней все капельки драгоценной влаги, не поленившись запустить змеиный язычок в горлышко фляги, после чего растянулась на спине, уставившись на сумрачное небо. Скомканный плащ валялся рядом.
Надо... Надо что-то делать. Отдохнуть, набраться хоть немного сил, и двинуться дальше. Ритца уже не думала о будущих планах: добраться до Сифа, найти у него покровительство и помощь в обмен хоть на службу... Да и следующий по пятам демон канул в небытие. Пока цели, даже одна единственная цель, не представляет собой что-то уникальное: всего-то поднят вопрос выживание. Наверное, в миллионный раз за ее жалкую жизнь.
Пора бы и привыкнуть.

0

459

- …Шовку, вина та пишногруді бабищи! Цеж мечта! Як ти цього не розумієш?!
Вот уже миновал месяц, как двое путников начали свой поход в Ниборн – город искусства и звонких монет, но волновало идущих туда людей только последнее и они понятия не имели, как их желание поможет им обогатиться.
- Как по мне, это всё бредни умалишённого, але и меня укусила змея, коль я согласился пойти с тобой. – один из двойки имел явные разногласия со своим напарником, но не только разногласия проводили чёткую черту отличности друг от друга двух людей, но и их внешний вид. Первый мужчина был невысокого роста с полностью гладковыбритой головой и чёрными усами в виде подковы. Он был одет, как крестьянин: свободная рубаха до колен, укороченные штаны, да характерный меховой жилет, и лишь добротный тесак, свободно весящий на поясе говорил о том, что даже если человек и был честным и работящим, то явно сошёл с этой дорожки и решил попытать себя в другой стези. В жадном, алчном, но верном соратнике Осипе так и виделся очевидный разбойник, да он и не скрывал, чего не скажешь о его товарище.
- Ми так довго до цього йшли, а ти ноешь тільки зараз!
- Я твержу тебе об этом с самого начала пути.
- Так чому пішов зі мною?
- Пропадёшь без меня, дуралей. Съедят тебя дикие орки или убьют и ограбят гоблины.
- Та щас, розігнався! Я сам їх з'їм і пограбую!
Второй мужчина, которого знали под именем Эрих фон Гольдштейн, легко мог сойти за человека из дворянской семьи, что явно шла по военной карьерной лестнице. Впрочем, на дворянство намекала и его фамилия, которая, между прочим, была ненастоящей, но кто об этом может знать? Эрих был статным, высоким и не обделённый харизмой мужчиной. Его волосы огненно-рыжие, почти красные. Большая часть головы выбрита, а волосы сверху всегда зачёсаны на правую сторону.  Густые брови нависают над глазами, создавая ощущение вечного недовольства и задумчивости. Усы и бородка были такие же яркие, как и остальные волосы. Основным и специфичным отличием во внешности Эриха был шрам, который начинал свой, слегка наклоненный в сторону затылка, путь на левой щеке, идя от уха вверх и загибаясь влево, образуя эдакую форму серпа. По этому шраму Эриха знавали многие враги и друзья, что мешало ему скрываться среди людей, но он и не собирался скрываться. Одевался Эрих просто, но не бедно: обычная, свободно распахнутая белая рубашка с длинными рукавами, поверх богатый тёмно-синий кафтан с подолом ниже колен и подвёрнутыми рукавами, да походные сапоги, запачканные дорожной грязью и пылью. На правом боку, на ремне висели сабельные ножны из которых красовалась золотистая рукоять килича – собственно сабли Эриха. На безымянном и среднем пальце левой руки имеются массивные кольца с изумрудными вставками. В общем мужика разбойником не назовёшь и это ему было на руку.
- Ты лучше подумай о том, где нам остановиться на ночлег – темнеет. – Эрих удручающе посмотрел сначала на Осипа, затем куда-то на небо. Сегодня у него было скверное настроение, как и на протяжении всего пути. «Благородный» разбойник давно привык сидеть в своём лесу, подле приграничного городка у реки Синюхи, а тут на тебе – рискованное путешествие через скалистые горы и то благо, что гномы клана «Нетрезвобородые», как их назвал Осип, приютили блудную компанию. Правда, стоило Осипу по пьяне заикнуться про разбои, как он и Эрих приложили все усилия, чтобы ускользнуть от разъярённых гномов с завышенным чувством справедливости. Карликов хоть и было не слишком много, но сражаться с теми, кто с детства работает по металлу и способен гнуть руками стальные прутья не лучшая перспектива. Слова, когда гномы обижены, тоже не работаю и хрен ты им докажешь, что ты белая овечка и грабишь аккуратно, без лишней крови невиновных.
- Так думаю я, думаю! – раздражённо ответил Осип и быстро принялся выковыривать лишние козюльки из своего горбатого носа тут же впадая в задумчивость. Эрих сразу понял, что в который раз о ночлеге придётся думать ему.
Вот так странная компания из двух странных людей шла по каменистой дороге до тех пор, пока она не стала заворачивать влево, за небольшую навесную скалу.
- Чу! – резко бросил Осип, подняв правую руку вверх и слегка пригнувшись. – Слышишь?
- Я думал, что это ветерок шалит, – Эрих инстинктивно пригнулся, вторя Осипу и говоря шепотом. - Но коль и ты обеспокоился…
- Як п'ять Рузьянских крон в говно - це гобліни! – сердитым голосом высказал своё предположение Осип.
- Тише ты! – Эрих и Оспи медленно направились в сторону предполагаемого источника шума, стараясь соблюдать полную тишину. Они сошли с дороги и украдкой прокрались к большому камню на окраине дороги у поворота, где притаившись стали наблюдать.
- Осип! – напряжённо произнёс Эрих.
- А? – испуганно ответил Осип, не сводя глаз с «гоблина».
- А у гоблинов бабы бывают?
- Якщо бувають, то це вона!
Эрих и Осип переглянусь и обнажили оружие.
- Що будемо робити?
- Иди к ней.
- Я?!
-Ты. У тебя плевки ого-го!
- А що якщо вона кусається? – шепотом спросил Осип друга.
- Плюнь ей в глаза! – с сарказмом в голосе произнёс Эрих. Он знал, что у гоблинов не бывает женщин, но если и бывают, то явно не такие... рогатые и хвостатые.
   Эрих подтолкнул друга и тот осторожно направился к незнакомке. Идти тихо по такой дороге было сложно, но Осип старался из-за всех сил и это вызывало у Эриха улыбку.
    «Щас я тобі покажу баба-гоблін!» думал Осип, а сам дрожал от страха, ибо не доводилось ему видеть таких гоблинов или что это было, едрить - передрить? Впрочем, далеко он не ушёл, поскольку умудрился споткнуться и ещё бросить парочку других плохих словечков, когда ушиб колено.
- Плюй Осип, плюй! – кричал Эрих другу и махал рукой едва сдерживая свой смех. Испуганный Осип принялся неистово харкать в сторону незнакомки, но вскоре инстинкт самосохранения взял над ним верх и он побежал обратно по направлению к другу, умудрившись как-то обронить флягу с водой. Сколько раз Эрих показывал ему, как флягу лучше всего крепить к ремню, но Осип предпочитал обходится тонким и ненадёжным лоскутом кожи, который он даже нормально завязать не может.

Примерный внешний вид Эриха.

http://i12.pixs.ru/storage/7/1/0/Erihpng_8464349_28843710.png

[NIC]Эрих[/NIC]
[AVA]http://i12.pixs.ru/storage/5/8/6/FonKainpng_8254318_28841586.png[/AVA]
[STA]Голову с плеч[/STA]
[SGN]Жизнь без старых товарищей и горилки стоит столько же, сколько баба без жопы.
[/SGN]

+1

460

[indent] Ритце не спалось: тело отказывалось растечься в беспамятстве, однако до сих пор не промелькнуло весомого повода силком заставить себя встать на ноги или хотя бы ползком отодвинуться подальше от дороги, которая наверняка лишь временно пустует. Уж вряд ли тифлинг подсознательно рассчитывала, что ей попадется из ниоткуда помощь. Хотя, конечно, события в жизни нередко складывались в пользу девчонки, уповать на удачу каждое мгновение было слишком рискованно, и тот же Флёр вряд ли телепортируется перед ней, подхватывая на руки, как пушинку, и укоризненно вздыхая, что зеленая недотепа вновь умудрилась чуть не умереть.
[indent] Ритца такая, что поделать. Демон однажды назвал ее мелким злокозненным тараканом, и эта характеристика вполне подходила полукровке. Действительно жалкая малявка, которую ничего не стоит придавить пальцем, оставляя лишь мокрое место, и которая из раза в раз умудряется выбраться пусть побитой, но живой. Впрочем, дети тьмы тем и отличались: недаром опытные охотники на нечисть предпочитали обезглавить свой трофей, предавая следом его тело огню - мол, так надежнее всего.
[indent] И отчего-то пред глазами снова заплясало пламя, в котором разлеталась пеплом ее прежняя, настолько удалая, насколько трусливая и кровавая жизнь Зверицы. Стоило ли так рисковать тогда, бесстрашно укрывшись в пылающем доме, чтобы умирать сейчас так жалко, словно выманенный на поверхность дождевой червь в момент ливня?
[indent] Тифлинг тяжело и медленно вздохнула, вновь открывая глаза. Ей становилось лучше - тело все так же не отзывалось прежней грацией и легкостью на движения, однако боль стала слабее в разы. Возможно, стоило еще полежать, чтобы прийти в себя окончательно, после чего собрать пожитки и отправиться... куда-нибудь...
[indent] Однако обстоятельства, рассудив, что и без того дали фору девчонки, сложились совершенно иначе. Заостренное ушко полукровки прянуло, уловив мужские голоса. Один из них говорил на странном, даже смешном говоре. Какие-то отдельные слова звучали вроде бы знакомо, но... Ритце было не до подслушивания: ведь наверняка те, кому она попадется на глаза, увидят в ней прекрасную добычу, голову которой тем же камнем ничего не стоит размозжить.
[indent] Бежать было поздно, да и не хватит ее на тот подвиг. И все-таки подобравшаяся к ней на мягких лапах потенциальная угроза жизни заставила собраться, вызвав лютое желание бороться. Воистину, какой бы сломленной и слабой ни казалась девчонка, она представала истинной валькирией, если ее загоняли в угол.
[indent] Хищный зверь грозен, но зверь раненый и загнанный в угол - воистину машина смерти, которая задорого продаст свою шкуру, - это всем давно известная истина. Тифлинг лежала, не сдержавшись от оскала, и прислушивалась к каждому шороху, каждому ощущению, знаменующему о том, что к ней приближаются. Ей некстати представилось, что подкрадываться может лучник, а то и маг, и оттого сердце защемило от страха: на расстоянии она представала беззащитной мишенью, идеально напрашивающейся для удара. А вот если незнакомец намеревается пнуть ее в бок или пырнуть ножом, то поплатится за свою оплошность. Всего-то делов оплести ногу хвостом, сбивая на землю, а там уж когтями вспороть глотку.
"Чтобы напиться крови...", - рот наполнился слюной от этих мыслей. А ведь до поисков озера Ритца трепетала от мысли, что ее темное прошлое, сам Зверь, восторжествует, поглотив душу девчонки безвозвратно. От запаха крови тогда мутило, а сама мысль об убийстве претила, хотя некогда тифлинг веселилась и потешалась, считая, что загнать ребенка, словно кролика, прекрасное развлечение, а освежевать какую-нибудь девку, с которой не по вкусу даже на одну ночь разделить ложе, так, чтобы та оставалась в живых долгое время еще - истинное искусство.
[indent] О, законы этого мира тошнотворно просты и даже примитивны: убей, если не хочешь быть убитым. И полукровка выжидала, прикинувшись не то мертвой, не то слишком слабой, чтобы среагировать на присутствие незнакомца зовом о помощи.
[indent] Мужчина - Ритца не видела его, но прекрасно слышала его тяжелые шаги, прикрыв глаза, - то ли споткнулся, то ли намеревался уже напасть на нее, и потому тифлинг грузно, но все так же быстро для человеческой реакции заставила свое тело метнуться в сторону, попытавшись было дотянуться до ублюдка хвостом. Тот, по всей видимости с перепугу, не придумал ничего лучше, кроме как плюнуть в нее, да дать деру обратно к товарищу, оставив озадаченную девчонку на месте. Преследовать полукровка не могла, да и не было смысла. Брезгливо смахнув с ткани на плече кончиком хвоста чужую слюну и утерев стрелку о камень, Ритца поневоле перевела взгляд на свалившуюся с чужого пояса флягу, наверняка наполненную водой, в худшем случае - выпивкой.
[indent] Теперь хвост благополучно сыграл новую службу, подтянув трофей к девчонке. Вытащив пробку и жадно прильнув к горлу, сама тифлинг не сводила белоснежных глаз с тех людей, ожидая подвоха. Оставалось верить, что в нее полетит в худшем случае камень, но не стрела, метательный нож или какой-нибудь файербол.

Отредактировано Ритца (31-12-2017 16:41:05)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Горная дорога