http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » НИБОРН » Солнечные сады


Солнечные сады

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://se.uploads.ru/mw8I2.jpg

Ниборн - город суровый и поэтому городской сад - одно из любимейших мест горожан, ведь он так разительно отличается от окружающих город лесов. Особенно, когда туда заглядывает солнышко...

Отредактировано Демиан де Фарси (02-04-2017 23:01:21)

0

2

----->>> Улицы города

«Встретить айрэс в живую…» - как необычно, странно и почти мистично звучат подобные слова из уст вампиров и среди вампиров.  Для кого-то айрэс могут быть привычной обыденностью, ведь не так уж их и мало в мире, но гости они редкие, ибо не объединяются в большие общины, кланы.  Тем не менее, вопрос Виаго был верен и точен. Для меня айрэс были окутанные тайнами создания, со своей мистичностью и сверхъестественностью, как для человека вампир.
— Встречал… — дал лаконичный ответ  я,  уходя прочь от фонтана. Не то чтобы я не хотел рассказать Виагу обстоятельства тех встреч с айрэс, я считал, что место и время сейчас неподходящее для такой беседы. Тем не мене, я должен был как-то обнадёжить своего спутника.
 
Чего никогда не сделать при встрече с айрэс: не завести дружескую беседу и не пригласить его к себе в гости — я коварно улыбнулся той правде, которую изложил. Думаю, меня поймёт не только Виаго, но и любое другое  проклятое и тёмное создание.
 
В какой-то степени, я был рад, что мой спутник дал своё согласие на посещение самых тёмных районов города. Таким районом не были трущобы или бедные кварталы, поскольку Ниборн был слишком богат для таких кварталов и улиц, но даже в самом хорошем городе – есть  плохие места и, естественно, я о таких местах знал. Если хочешь найти преступника в Ниборне, то ищи их на окраинах города или ночью в порту, а также  - в садах.

— Прошу за мной. — торопливо ответил я, не ожидая от себя такого. Да, я действительно был голоден, но не голод был виной моей спешки, а только я сам, что позволил себе эту секунду слабости. Правда, такая слабость была незначительной и редкой. Ещё, я никогда не поступал так, как недавно поступил с очаровательной госпожой, господин Виаго – скоро Вы всё поймёте.
 
Я сокращал наш путь небольшими закоулками. Все дома и строения в Ниборне, имели уникальный свой дизайн,  который способен был заворожить любого, не видевшего ранее город, путешественника.  Но стоит привыкнуть и обжиться, как замечаешь один беспощадный и жестокий факт – все улицы, переулки, кварталы, дома… они очень похожи и выделяются незначительными деталями. Благо, вампиры видят детали намного лучше обычных людей.

Нашей конечной, на данный момент, остановкой -  были «Солнечные сады», что располагались между Храмовым районом на востоке и портом  на юге. Несмотря на своё название, Солнечные сады скорее навевали мне некую печаль и кроме того, они не были подобно парку с аллеями и лужайками. Там располагались также и жилые дома со своими улочками. Любой эльф, если бы у него был выбор, где жить в городе, непременно выбрал бы себе Солнечные сады, где прекрасно создавалась атмосфера эдакого лесного городка.  Но, самым удивительным элементом в этом районе города, была редкая для мира растительность, а именно  - лунные деревья. Уже из-за одного названия, сад можно было смело переименовывать, но почему-то этого не сделали.

Лунные деревья – это представители магической части природы, чья листва ценится среди алхимиков за свою устойчивость и стабильность при приготовлении элексиров.  Лепестки лунных деревьев днём обычные себе такие серебристые лепестки, но стоит наступить вечеру, как вся листва начинает сиять подобно луне светом – оттуда и название. Посему, в Солнечных садах редко где стоит  искусственное освящение. Тем не менее,  свет лунных деревьев не везде яркий: есть и больные деревья, чей свет более тусклый и угасающий. Больше всего в саду деревьев с золотистым оттенком листвы, оттуда и название. 

Итак, Солнечные сады славятся не только своим садом, но и ещё кое-чем  - преступностью.  Кто бы мог подумать – один из самых красивых мест в городе, является также и опасным.  Верно сказать, что в садах безопасно днём, но вот к ближе полуночи, пройти по местным тропам и дорогам в другую часть города без хорошего сопровождения – опасное дело. На это я и надеялся.
— Глядите. Осмотритесь. — негромко произнёс я. — Когда мне скучно, я весьма часто посещаю это место, чтобы уединиться с книгами в какой-нибудь беседке. 
С того самого момента, как мы оказались  в границах сада, мой шаг стал более мягкий и спокойный. Той голодной спешки от фонтана на главной улице, у меня больше не было.  Мне нравилось это тихое местечко. Дороги тут были более узкие и аккуратные и это неудивительно. Солнечный сады были одной из достопримечательностей города, за которым внимательно следили, правда, с преступностью боролись незначительно – не было времени или воров и убийц никак не убавлялось? Я и сам часто задавал себе этот вопрос, но ответ знал уже давно – человек.  Неважно насколько место чистое и светлое, человек всё испортит.
— Также, помимо Храмового района, отсюда хорошо смотреть на звёзды, если не покидать пределов города.

Раньше, я часто морщился от серебристого, яркого света, что излучали немногочисленные  лунные деревья. Теперь же – я привык.

— Но я позволил себе привести Вас сюда не для того, чтобы любоваться на звёзды, хоть и чуть позже, мы вполне могли бы это устроить попутно беседуя, — пояснил я, обернувшись к Виаго — Эта часть города удобна мне не только  приятной атмосферой, но и… наличием предпочитаемых мною жертв. — мои губы растянулись в злой улыбке, обнажая  тонкие, острые клыки.  Я, в какой-то мере, злорадствовал. Злорадствовал от того, что скоро утолю свою вечную жажду.
— Скажите, господин Виаго. Вы любите правила? Те самые, что мы или люди придумываем для себя , чтобы нам было интересно жить или в чём-то себя ограничивать?

Честно, тогда меня волновал собственный вопрос, хотя я уже знал на него ответ.
— У меня есть такие правила. Они придают моей жизни, мои делам больше смысла и интереса. Например – я охочусь исключительно на преступников, и кроме того, в угоду своей природе, я… — ох, как же мне хотел это сказать. Да, я был очень возбуждён и доволен собой.  — … я лишаю их жизни, дарую свободу, испивая всё - до последней капли.

Я, говорил… говорил и почти не слушал своих слов, потому, что мои уши слушали совсем другое – биение сердец. Почти инстинктивно, с того самого момента, как я вступил на ровную, каменную брусчатку дороги в саду, я уже искал себе жертву.  Я точно знал, что несчастливец где-то рядом и в скором времени, я найду его.
— Я чувствую некое упокоение в том, что выбранный мною человек  грешен подобно мне. 

Несмотря на внешнее и внутреннее возбуждение,  слова мои звучали спокойно – мне по-прежнему была чужда людская суета. Я снова обернулся на дорогу и теперь глядел только прямо. Сейчас я был чудовищем и охотником. Но разница между мной и простым охотником была в том, что даже трём зайцам от меня не убежать. Я поймал попутный ветер – ветер смерти, что уносил мои мысли вдаль, в самые глубокие и непостижимые места сознания.
— Снова длинная лунная ночь -
В небе точно разлиты чернила…
Только ты – звезд божественных дочь -
Шлешь мне луч свой во тьме сиротливой…

Я люблю поэзию, песни. И почему-то, каждый раз выходя на охоту, я что-то рассказывал, напевал, читал вслух.

—Lusil’ la’ defgtz’schrej — слетело с моих уст, и предо мной возник маленький, едва заметный, чёрный шар. То, что я читал – это была помесь разных языков на основе одного древнего и старого языка смерти!  Мне было удобно пользоваться именно этим языком, ибо при желании, можно было вызывать сильное заклинание, используя минимум слов.   Да, язык не отличался красотой и со стороны казался набором букв, которые в словах звучат весьма грубо с примесями некого гротеска.   
— Лети вперёд носитель смерти! — воскликнул я , и чёрный шар, повинуясь моей воле, полетел куда-то во тьму. Ночью его было невозможно заметить людскими глазами.

— Скажите Виаго, откуда вы, если это не секрет? — я неожиданно сменил собственную тему — Вы путешествуете? Если да, то должно быть много видели и много знаете.  Но почему именно Ниборн? Насколько мне известно, многие из «нас» избегают восточных земель из-за паладинов Таллинора и громких событий в Аримане.

Отредактировано Демиан де Фарси (02-04-2017 23:43:47)

+2

3

Улицы

— И испить их крови, — еле слышно сказал скорей для себя, нежели собеседника.
Их путь лежал через погружающийся в ночную тишину город. В отличие от спутника, передвижение высокого мужчины сопровождалось шуршанием плотной ткани плаща. На этот раз их ход был столь спешен, что это немного озадачило вампира. Неожиданно Витор поймал себя на мысли, что в новом знакомом было что-то беспокоящее его. Он пока не мог понять, в чем именно скрывалась причина: в движениях, речи или смысле, что прятался между его слов. Отметив эти размышления очередным «хм» в своей голове, Витор поравнялся со спутником. Перед ним открылась картина, которую он никак не мог ожидать. Где дряхлые строения, обветшалые домишки, черные углы, уличная грязь? Где обещанная мрачность и темная сторона города? Что это за светящиеся кусты да резные скамеечки? От этого места веяло эльфийской утонченностью. Мерзко! Вздох разочарования сорвался с бледных губ вампира. Определенно представления о мрачности у них сильно разнятся.

— Жертв? И кого здесь можно встретить? Парочки, что втайне прячутся в листве или стражников, лениво бредущих по мощеной дорожке? — в словах вампира была нескрываемая усмешка. Конечно, он знал, что вещи порой бывают в своей сути не такие как на поверхности, и сейчас не исключал такой возможности. Но сказанное Демианом далее, расставило все на свои места. Они жили в разных мирах. Нет, речь не про часть света или что-то подобное. Их образ жизни и путь, что привел к нему, отличался. Отношение к жажде, способы охоты, принципы, вкусы — все было противоположно. Конечно, все кровопийцы не могут походить друг на друга, но этот будто сошел со страниц романа.

— Хм, — на миг Витор лишился дара речи. То, что прозвучало, походило на фетиш. Или может за этим скрывалась тяжелая ноша от содеянного в прошлом? Он вспомнил рассказы дяди о вампирах, ставших таковыми не от физического обращения, а от духовного. Сам Витор таких «проклятых» не встречал, но очень хотел. Наверное, он обязательно об этом спросит, если представится случай. — Пожалуй, есть один: ешь или умри, — наконец-то ответил он. Пока собеседник занимался колдовством, Витор отступил вглубь сада и сел на скамью. Он снял капюшон, позволив свету коснуться его бледной кожи, и провел рукой по голове, поправляя не нуждающиеся в этом жесте короткие волосы. «Значит темная магия, да?» — подумал он, когда внимание «гражданина» снова обратилось в его сторону.

— Я из Темных земель, я часть того, что вы так ненавидите. — Уточнять смысла не было. Демиан без лишних слов должен был понять, что он говорил о вампирском клане. — Что до города — воля случая. Я не планировал быть здесь и надолго тоже не задержусь. Мой интерес к нему не выходит за рамки естественных потребностей. — Все было именно так, мужчина и правда, нечего больше не мог сказать по этому поводу. — Ну-у что вы, в самом деле, — протянул вампир, мягко рассмеявшись, — когда все это мешало нашему брату? Я ведь неспроста интересовался вашими связями. Они как раз отлично помогают разрешать такие затруднительные ситуации.

Отредактировано Витор (03-04-2017 17:12:58)

+2

4

— Ненавижу? —  я удивлённо скинул бровь, не оборачиваясь к сидящему на скамье спутнику. Я был поглощён охотой и сконцентрирован на тёмном шаре. — Нет, что Вы…— опомнился я, осознав весь смысл слов произнесённых Виаго. — Я не ненавижу, — пояснил я — Я избегаю.

Всё верно. Предпочтения мои и моего спутника – разнились, но это слишком жалкая проблема, чтобы она могла сорвать нашу беседу или сделать нас врагами. С самого начала, как только я и Виаго покинули первый закоулок, мне на ум стали приходить первые догадки, что мой спутник самый «настоящий вампир». В нём не было той человечности или подобно эльфам чувственности, сколько во мне. И Виаго мог насытить себя не убивая, отлично заметая за собой следы. Я восхищался его спокойствию и его взглядам на мир. Но мне был чужд мир холода и мрака. Нет, я любил мрак по-своему и даже принадлежал ему, но без мира любви, поэзии и людей, мне было бы слишком скучно.

— Да, вы правы – мне жизнь среди светлых жрецов никак не мешает.  Но вы ведь понимаете, что мы достаточно опытны и не молоды, чтобы уметь жить и приспосабливаться на животе хоть самого Имира. Но для него: мы паразиты, клещи и комары в одном лице.

Пока я говорил, мой шар настиг так необходимую мне жертву. Им оказался молодой мужчина с горбинкой на носу и пухлыми губами. Не очень привлекательная внешность, что поделать – не дано ему. Зато стилет в руках и жадные глаза, направленные на одинокую светловолосую женщину, что в спешке шла по аллее – она наверняка знала о риске хождения по Солнечным садам в это время – быстро рассказали мне о его намерениях. Кроме того, я узнал этого мужчины. В прошлом месяце, он убил маленькую девочку, предварительно удовлетворив все свои человеческие потребности. Я это видел и не вмешался только потому, что был уже сыт, а также спешил в свою резиденцию, потому, что первые солнечные лучи уже осветили горизонт и я не хотел рисковать.

— Там, — с улыбкой на губах, произнёс я. — Для меня всегда была загадкой, почему убийцы выбирают столь романтичные места, как это? — и опять я знал возможно верный ответ. — Возможно, дело не в романтике… — я медленно зашагал вперёд, совсем забыв, что до этого стоял подобно статуе – такой же спокойный, мраморно-бледный и неподвижный. — Они просто выбирают самые тёмные и безлюдные места.

Я растворился в воздухе. Сказать точнее, для человека всё так бы и выглядело. Просто чуточку магии и скорости и я уже стоял в метре от преступника, который настиг мой шар. Он просто стоял в полном удивлении, поскольку не мог понять, что за паралич нахлынул на него.

— Добрый вечер, mon ami! — радушно произнёс я легонько улыбнувшись. — Я пришёл сюда, чтобы подарить Вам свободу. — и в этот миг, моя улыбка стала шире и открытой. Теперь негодник заметил мою странность и понял, что за создание перед ним.

Не..не…к..кто…— через силу пытался произнести человек, но я не дал ему возможности продолжить. Подойдя вплотную, я потянул его руку на себя, вынуждая наклониться. Видите ли, он был выше меня и мне было неудобно, а теперь, я готов был подарить ему тёплый поцелуй.  Я наклонил его голову вправо и жадно прислонился губами к шее, прокусив кожу клыками. Уже первые капли крови принесли мне наслаждение, создавая во мне всё больше страсти и желания пить более сильными глотками. Я пил до тех пор, пока стук сердца человека не стал едва ли слышен, а затем отстранился.

Благодарю Вас, за столь любезную моей натуре услугу. — я отстранился прочь от него и дал мысленно дал своему шару, что уже распределил свою тёмную энергию по человеку, последнюю команду. Человек невероятно быстро истлел и превратился в пустоту через несколько мгновений. Я был доволен.

Вы говорили о связях. — обратился я к Виаго, вернувшись назад. Мой голос стал более свежим и звучным, чем прежде – я словно оживился, и моя бледная кожа стала принимать некий тёплый розовый оттенок.  — Вы правы. — обнадёжил я Виаго. — Мои связи могут помочь в решении подобных вопросов и не только. Всё зависит от того, какие выгоды и невыгоды мне они сулят.

Я был немолодой вампир, а не ребёнок, и посему был бдителен в любом вопросе, который касался моего положения и моих связей. Я работал, как на своё благо, так и на благо моего города, а посему, мне очень не хотелось бы превратить Ниборн в питомник для вампиров, и тем более, если вампиры настроены категорично-агрессивно к людям – убивая их, как я преступников. Другое дело были рабы и заключённые – ими можно даже торговать. Интересно.

Что ж, не стоит обсуждать такие вопросы в таком месте и было бы разумно продолжить наш путь далее. Я ведь не всё Вам показал. Как Вы думаете?

+2

5

Какое зрелище! Наблюдение за охотой другого вампира, послужило неплохим развлечением. Демонстрацию, не лукавя, можно назвать главным представлением ночи. Так чудно чувствовать, как неподалеку кто-то другой упивается кровью.
«За его уклончивыми ответами должно скрываться нечто большее, чем просто желание держаться подальше от себе подобных», — размышлял вампир. Позиция Демиана противоречила представлениям Витора о счастливом бытие вампира. Зачем еще путешествовать, накапливать знания, заключать сулящие выгоду соглашения, если не во благо семьи? Его родня была для мужчины всем, и он не понимал тех вампиров, что предпочитали уединение. Поэтому-то затевать спор на эту тему Витор не стал. Зачем, ведь его итог очевиден?

— Говоря о выгоде, могу упомянуть деловые соглашения с сильными кланами по ту сторону Скалистых гор. Там никто не откажется от новых поставщиков свежей человечинки. Замечу, что говорю не про хламье с улиц, а о качественном товаре. Но эти вещи никак не вяжутся с вашим желанием держаться подальше от таких как я, семейных ребят. Ведь все эти сделки впоследствии будет не просто разорвать. Да и ваш дорогой город наверняка пострадает от такой торговли. Не вижу смысла обсуждать это, по крайней мере, не в этом столетии. Лучше расскажите, откуда вы сами родом и откуда такая привязанность к этому городу?

Витор не хотел уходить. В садах было так спокойно. Казалось, ветви заботливо скрывали их от остального мира. Он сорвал веточку с лунного дерева и наблюдал, как свет листьев медленно угасал, растворяясь в ночной тишине. Возможно, мужчина мог просидеть здесь еще час-другой, если бы не тихий лязг брони, что услышал он. Если этот богатый район беспокоили негодяи, то власти, должно быть, выделили ему лишнюю пару-тройку стражников для ночного патруля. Мужчина поднялся с облюбованного места, показав тем самым свою готовность дальше следовать за вампиром.

Храмовый квартал

Отредактировано Витор (08-04-2017 21:00:54)

0

6

А? Какие резкие и сильны слова. Я был удивлён, хоть и не подал тому вида. Теперь мне было понятно, что Виаго человек дела и понимая мои силы, мигом провёл собственный анализ, который я услышал так скоро. Мне было очевидно понятно, что для вампиров его породы, люди были подобно скоту или разумной пищи, но я не забывал, что когда-то был человек. Таких очеловеченных вампиров как я немного, но именно с нами стремятся держать связь представители разных общин и кланов, дабы ближе взаимодействовать с людьми. По той же причине, мы не любим связываться с другими семьями вампиров. Ведь Виаго был прав: такая связь сулит проблемы.

—Вы ошибаетесь. Несомненно, я не стал бы использовать граждан этого города, как торговую единицу с тёмными землями, но…  — я ухмыльнулся, взирая на звёздное небо. Свет лунных деревьев, явно мешал моему воззрению. — Вы должны знать или я обязан Вам напомнить, что Ниборн является не просто жалким торговым городишкой, а центром восточной торговли.  Не одна галера гружёная речным жемчугом или фруктовым Ниборнским вином, покидают нашу гавань направляясь в Гульрам и Гвиону. Возвращаются они тоже не с пустыми руками. — говоря всё это, я явно хвалил свой город. В тоне моего голоса различалась некая гордость и уверенность.

Так к чему я? — мои глаза плавно опустились на Виаго. Звёзды меня больше не завораживали. — Я могу обеспечить работорговлю и вполне себе качественную, с качественным товаром. Вас и меня должно больше заботить то, как поставлять такой товар в столь далёкие края, о которых Вы мне говорите?

Я не стал решать данную задачу. В конце концов, меня не сильно заботила жизнь других вампиров. Когда сбываешь товар, нужно знать, что это окупиться и не будет пустой тратой времени. Я знал и могу осуществить любую торговлю в восточных землях и по южную сторону гор, но на этом пока что всё.

Я родом с западных земель. Путешествовал с вампиром, которому ныне должно быть два тысячелетия. Если, конечно, он не нашёл где-нибудь свой конец. Я давно не слышал от него новостей, не говоря уже о личной встрече. — я ухмыльнулся. В моих глазах была печаль, но я уже отвернулся от Виаго, когда мы продолжили движение, чтобы не быть настигнутыми стражей. Правда, я смог бы найти с ними общий язык даже не прибегая к магии. Меня хорошо знали в этом городе защитники правопорядка.

Говоря кратко, Мой спутник: являлся моим учителем, что подарил мне новую жизнь и показал вещи, которые будучи человеком, я не мог увидеть или понять. Мне он был известен под именем Пьер ван Пессон, но я знал, что это не его настоящее имя. Уж слишком он звучало… по-современному.

Пока я договаривал, вдали показались другие огни: яркие, искусственные. А также, мой вампирский слух услышал множественно биение людских сердце. Да, мы приближались к Храмовому кварталу. Может всё-таки мы посетим собор?

—В этом городе я оказался в первые около семи столетий назад. Тогда Ниборн был единственным городом, в котором мы задержались надолго. Он не был столь велик, как ныне, но от этого не терял своего очарования. После, мы бывали и в других городах, но в итоге, я всё равно вернулся в Ниборн. Этот город привлёк меня своей свободной структурой и вольностью. Предприниматели чувствуют себя здесь уютно. Это город свободного ремесла и торговли и здесь Вас не лишат всего имущества и влияния лишь по прихоти короля или герцога. Я всё понял сразу, как только принялся вить себе уютное гнёздышко. Конечно, причин моей любви к этому месту предостаточно, но чтобы я мог рассказать свою историю подробней, нужно место более подходящие. И кстати, сейчас мы выйдем в Храмовый квартал, где расположен тот самый Собор имени Имира. Люди тут самые, что есть, верующие.

----->>>> Храмовый квартал.

+1

7

Скалистые горы: Горная дорога

"Вот тебе и радушие в Ниборне, кхм."
Найриль недоуменно поглядела на дверь, что практически ударила ее по носу, захлопываясь, и перевела взгляд на достаточно детальную карту города, которую держала в руках. Этот дорогой кусок издевательства над останками лесного древа ей, конечно, помог найти дом госпожи де Драго, но вот найти ее саму он явно не мог. На пороге дриаду встретил какой-то неприветливый слуга, который без каких-либо пояснений или вежливостей бросил фразу о том, что хозяйка не встречается с кем попало, а так как Найриль не смогла назвать длинного списка своих титулов, он бесцеремонно закрыл перед ней дверь.
Скомкав карту и бросив ее в куст неподалеку, дриада поспешила удалиться со двора многоуважаемой госпожи Аро де Драго, где она явно не была желанным гостем. Девушка чувствовала себя жутко неловко, ведь она и так находилась в невероятно непривычной для себя обстановке, и общаться ей приходилось через дурацкое вечно вибрирующее кольцо, но, хоть она и была готова к трудностям, тогда она чувствовала навязчивое желание бросить все и свернуться калачиком где-нибудь под деревом, подальше от всех этих противных, наглых и жутких прямоходящих.

Найриль старалась держаться подальше от узких улочек и самых крупных скоплений народа, но подобное нежелание сливаться с толпой было единственным, что выдавало в ней пришельца из "другого мира", по крайней мере, для обычного взгляда. От магов прятаться она не умела, да и не очень-то и хотела. Она слышала слова о том, что скрытая аура для опытного мага более интересна, чем полное отсутствие магической защиты, поэтому не видела слишком большого смысла в попытках спрятаться от волшебного взора. Ей просто хотелось избежать лишнего внимания, вот и всего.
Медленно бредя по городу, дриада размышляла, а куда ей, собственно, нужно было направляться. Вероятность просто так взять и случайно наткнуться на Аро была мизерна, а никаких других знакомых здесь у девушки не было. Конечно, еще были недавно обретенные родственники, но вряд ли эльфы будут обитать в столь грязном и неопрятном городе.

Слоняясь по улицам и выбирая случайные повороты, дочь леса вышла в место, которое заметно отличалась от всех прочих. Вместо разномастных домов и мастерских ее окружили высокие деревья и каменные статуи, изображающие всевозможные сюжеты, смысл большинства из которых ускользал от Найриль, но от этого менее завораживающими они не становились. Не жалея времени на то, чтобы насладиться работой мастеров-камнерезов, она задумчиво брела по мощеной тропе, направляясь к логическому центру парка.
Не дойдя до главной группы статуй совсем немного, дриада сошла со своего пути и уселась под ветвями молодой ивы возле крошечного озерца, которое скорее стоило назвать лужей. Девушка прислонилась боком к теплой коре, прикрыла глаза и задумалась о чем-то своем.
Молодые деревья обычно были болтливы, но ива вела себя невероятно тихо. Найриль чувствовала, как древо прислушивается к ее мыслям, и ничуть этому не сопротивлялась, подбирая мысли так, чтобы иве, наоборот, было интересно за ними следить. Образы диких зверей сменялись пейзажами древних лесов Арисфея, за приходили мощные потоки широких рек. Все это было недоступно молодому древу, что росло в парке почти в самом центре Ниборна, но оно имело право знать, как выглядит мир там, далеко за городскими стенами.

Отредактировано Найриль (27-11-2017 00:37:48)

+1

8

---> Дом госпожи де Драго в Ниборне.

_

Тёплая ванна - пожалуй, одно из лучших изобретений человечества. Конечно, подобной "технологией" пользовались не только люди - многие животные, например, некоторые виды диких лошадей, обитающих на самом востоке Скалистых Гор, любили понежиться в тёплых источниках.
В отличии от драконов, у людей очень тонкая, нежная и чувствительная кожа. Аурелия могла взвизгнуть от удара об угол в человеческом теле, и проигнорировать упавший ей на голову валун в драконьем. Она могла порезать нежный палец листом бумаги, и без опаски ступать лапами по острым, словно кинжалы, камням. И было в этом контрасте нечто неповторимое. Только человеческая кожа могла так чутко ощущать тёплую ванну, мягкую мочалку, человеческие прикосновения...
Дракониха наконец ощутила покой. Она устала за эти безумные дни, но теперь - всё ушло.
Была только тёплая вода.
Жаль, что не морская.

Солнце уже давно скрылось за горизонтом, когда Аурелия решилась покинуть уютный и тёплый дом.
- Куда ж вы, синьора, на ночь-то глядя! - сокрушалась старая служанка, но даже и не пыталась остановить свою госпожу. Старушке оставалось только упрекать госпожу взглядом, напрасно надеясь на то, что синьора прислушается к её словам и побережёт себя. И всё же Аурелия не могла не уловить беспокойство, которое каждый раз охватывало эту старушку, стоит только драконихе ступить за порог на какое-либо сомнительное дело.
Вновь вернулось беспокойство, но на этот раз в более рациональном ключе. Никаких вестей от Лоренцо до сих пор ей не поступало, это просто сводило с ума. Может, он вернулся, а гонца послали в поместье за городом, решив, что дракониха отправилась туда?
Впрочем, как бы там ни было, оставалось лишь гадать и беспокоиться. Дракониха не отрывала взгляд от мощёной дорожки, по которой шла. Дорогу она помнила хорошо, дополнительные ориентиры были не нужны. Широким шагом двигаясь к Солнечным Садам, она тихо забормотала себе под нос пришедшую на ум песенку.
Травушка расскажет мне о том, что случится,
Пропоет мне песню ночную.
Ляжет мне рассветною росой на ресницы,
Расплетет мне косу тугую.

Эту песню, кажется, напевала женщина в далёком драконьем детстве. Одна из первых, встретивших Аурелию в деревне. Еще до того, как её взял на обучение тифлинг. Она знала множество баллад и народных сказок, переходящих из уст в уста. Бесконечное многообразие поговорок и заговоров. Казалось, один её голос мог исцелить, или наоборот - заворожить.
Солнце взойдет в огне,
Почему-то любые песни, в которых фигурировал огонь, дракониху успокаивали. Это была её стихия, её защита. За пламенем она прятала свою душу как за щитом, через который никто не пройдёт. Огонь мог греть, а бог сжигать.
В Садах никого не было. Еще бы, кто будет разгуливать тут ночью?
...Позовет в дорогу далече,
Но не подняться мне,
Не лететь к нему да навстречу...

Дракониха осеклась, и последний слог беззвучно слетел с её губ. Она увидела знакомую, сидящую у дерева фигуру.
- Мелисса?... - изумлению госпожи де Драго не было предела.

Отредактировано Аурелия (01-12-2017 15:50:28)

+1

9

Рассказывая деревцу о своих приключениях, Найриль практически успела провалиться в сон - столь хорошо и удобно ей было на мягкой листве под ветвями молодой ивы. Она успела показать ей все интересное, о чем только смогла вспомнить, и уже просто размышляла о чем-то вечном, совсем позабыв о том, где она была и зачем туда прибыла.
Мелодичный и отдаленно знакомый голос, напевающий бодрую мелодию показался дриаде приятным, и даже не вырвал ее из размышлений. Мало ли какой музыкант просто проходил мимо?
Но очень быстро песня оборвалась.
- Мелисса?.. - произнес этот голос уже совсем не музыкально. Найриль приоткрыла глаза, и ей потребовалось несколько секунд чтобы вспомнить, в какую даль она забралась на сей раз. Наконец, она догадалась повернуть голову на голос, и теперь уже ее глаза поползли на лоб.
Девушка, в общем-то, оказалась права в своих суждениях. Наткнуться на Аро де Драго совершенно бесцельно бродя по городу было жутко маловероятно, однако, как показывала практика, самому дракону найти дриаду в саду это ничуть не мешало. Найриль хотела бы что-то сказать в ответ, но сквозь сжатые губы стал пробиваться сдавленный смех, который очень быстро заставил ее закрыть лицо руками, чтобы хоть как-то успокоить себя.
Усердно стараясь не показаться невежливой, она подскочила на ноги и подошла ближе к своей старой знакомой. Они не очень хорошо знали друг друга, но их первая встреча произошла настолько давно, что их знакомство вполне можно было считать "старым". По крайней мере, с точки зрения молодой дриады.
- Приветствую, госпожа де Драго, - с широкой улыбкой поклонилась дочь леса, изображая самый изящный жест уважения, на который была способна. Ошибок в нем, впрочем, было предостаточно. - Позвольте, наконец, представиться. Найриль Арисфейская, урожденная Теалье из народа лесных эльфов.
Девушка отвела взгляд в сторону, и из ее уст послышался короткий горький смешок.
- Я уже и сама в это поверила...
Когда она только узнала о том, что даже старшие сестры считали ее перерождением какой-то совсем незнакомой ей эльфийки, она совершенно отказалась в это поверить. Она была в шоке от того, каким способом Тая решила ей это доказать, и на долгое время прервала любые контакты с ними, стараясь даже не возвращаться в родные леса. Впрочем, с того дня прошло уже много месяцев, и дриада встретила множество доказательств этой теории. Теперь она и сама была практически уверена в том, что это была правда, и она действительно была той же самой Найриль Теалье. С той лишь разницей, что она так ничего и не помнила из прошлой жизни.
- Но я рада вновь тебя видеть, Аро. На самом деле, я тебя здесь и искала, но твои слуги встретили меня не очень радушно, - она вновь повернулась к собеседнице, возвращая на лицо добрую улыбку. - Надеюсь, эта встреча тебе столь же приятна, как и мне.
В ее голове проскользнуло несколько образов с их первой встречи, на которой Найриль вела себя... не слишком подобающе. С тех пор она узнала очень многое, и ее поведение разительно отличалось в лучшую сторону, а что касается красноречия, то дриада и вовсе не могла поверить, что способна говорить столь... правильно. Она была готова обвинять свое зачарованное кольцо в том, что оно не только позволяло ей говорить на всеобщем, но еще и делало ее речь более красивой и изящной. Хотя, конечно, о таком эффекте ее никто не предупреждал.

+1

10

Дракониха ошарашенно смотрела на дриаду.
Много воды утекло с тех пор, как они в последний раз видели друг друга. Аурелия почему-то была уверена, что Мелисса... вернее, уже Найриль, более ей не встретится. Мир ведь огромен, сложно найти в нём ненамеренно одного единственного дракона. Разве что знать, где он живёт. Ну да.
-  Твои слуги встретили меня не очень радушно, - подтвердила она догадки Аурелии.
Не то, чтобы в доме у драконихи были плохие люди, нет - она не желала иметь дело с жестокими или сварливыми представителями этого рода, безжалостными и бездушными. Таких Аурелии, увы, и в прочем окружении хватает, дома же синьора де Драго желает видеть лишь тишь и благодать. Но порою даже самые хорошие люди могут показаться жестокими.
У них была на то причина.
События, происходившие совсем недавно в Ниборне, а затем повергшие в хаос Ариман, любого мирного жителя напугают. Не удивительно, что в отсутствии главы дома, кто-то из слуг решил, что гораздо безопаснее будет не иметь дела с незнакомцами. В этом мире любая милая маленькая девочка может оказаться вором, колдуньей, ведьмом, демоном, или драконом.
- Прошу меня простить за это, - Аурелия склонилась в полупоклоне, - город не так давно пережил череду трагических событий, и я не могу винить слуг за предосторожности. Не держи на них зла, это хорошие люди.
Конечно, она была рада этой встрече!
Вот только, пожалуй, это было несколько не вовремя - Аурелия не могла сказать, когда окажется свободна этой ночью. Она не могла предположить, что разузнает синьор де ла Моро и к чему это приведёт. Возможно, им придётся немедля выдвинуться в Ариман! Или еще куда-то.
Кто знает, какие еще сюрпризы и неожиданности ожидают дракониху в этом вихре событий. Привычная спокойная и размеренная жизнь в этом мире рушилась, как карточный домик. 
Не таскать же её за собой, верно?
- Конечно, я рада нашей встрече, - на мгновение госпожа де Драго позволила себе искреннюю улыбку. Затем нахмурилась, приобретая несколько деловитый вид, - но, возможно, тебе придётся проследовать в мой дом этой ночью самостоятельно. Сейчас я должна встретиться с... с моим добрым другом здесь, для обсуждения важных дел.
Выглядело это, пожалуй, не очень убедительно. Какие важные дела у синьоры могут быть посреди ночи, да еще и не в каком-нибудь кабинете, не на заседании каких-нибудь вельмож, а в безлюдном городском саду? Странное место для совещаний государственного характера. На ум приходит один вариант, но даже думать не хотелось о том, что дриада может решить, будто бы синьора де Драго посреди всего хаоса решила... пойти на поводу у человеческих эмоций, как в каких-нибудь бульварных романах.
Аурелия надеялась, что дриада не сочтёт это поводом для обид, но, возможно, ей действительно лучше будет уйти. Отдохнуть, поесть, подальше от всей этой суеты. Драконихе вовсе не хотелось вмешивать Найриль в политику, не хотелось вываливать на неё всю тяжесть, что лежала на сердце дракона. Незачем ей знать о герцоге, о демоне, о тварях, что встретились на площади Аримана.
- Возьми, - она сняла с шеи небольшой кулон в форме подковы, - позови бабушку Ванду, или покажи это любому из слуг. Тебя узнают и пропустят.

+2

11

Лицо дриады, а особенно ее брови, явно выражали всю череду эмоций, через которую она прошла, так и не сказав ни слова. Радость от встречи начала стремительно иссякать после первого же "но". Будь Аро по-настоящему рада видеть Найриль, никаких "но" бы в разговоре не было. На смену радости пришло недоумение. Почему же де Драго не хочет провести время с дриадой, расстались с которой они в неплохих отношениях?
"Возможно, за эти годы ее жизнь слишком изменилась. Или я сама успела слишком сильно измениться."
Увидев протянутый ей кулон, Найриль почувствовала, как ее руки сами сжались в кулаки. Ее не просто не хотели видеть, а ее просто нагло гнали отсюда! Аро даже не обратила внимания на то, что дриада представилась иным именем, что она ведет себя гораздо более правильно, что ее волосы имеют совершенно иной цвет, что она приехала из родных лесов в огромный человеческий город чтобы найти именно саму Аро де Драго!..
...а затем на ее лице проступило понимание и сожаление. Дочь леса осторожно приняла кулон в форме подковы, и, держа его не менее нежно, чем новорожденного лисенка, подняла влажные глаза на собеседницу. Нет, она не пыталась прогнать дриаду. Она пыталась ее защитить, точно так же, как и старшие сестры. Точно так же, как и при их первой встрече.
Найриль была тронута такой заботой, но она и сама изменилась за годы. Она более не была той глупой и беззащитной лесной девой, что впервые оказалась вне своей родной среды. Конечно, ее знания все еще были скудны и даже близко не стояли с познаниями тех, кто всю жизнь прожил в мире людей, но их вполне хватало, чтобы постоять за себя.
Последней эмоцией на лице девушки стала решительность. Крепко сжав кулон в кулаке, она задорно ухмыльнулась и резким жестом отбросила прядь волос, что закрывала глаз.
- За заботу тебе, конечно, спасибо, но я здесь все же по двум причинам. Первая стоит передо мной, а вот вторая, как я понимаю, сейчас идет сюда на встречу, - она бросила быстрый взгляд через плечо. - Я знаю, что творится в мире людей по ночам, и если ты настаиваешь на том, чтобы я ушла, я уйду, да вот только не далеко.
Последние слова были сказаны почти шепотом, явно давая понять, что никто иной не должен был этого слышать. Не дожидаясь ответа Аро, дриада обошла собеседницу, случайно задев ее плечом, и быстрым шагом двинулась по садовой тропе. Впрочем, далеко уходить она действительно не собиралась.
Как только статный дракон пропала из виду, Найриль юркнула в сторону, прячась за одной из статуй, видом которых она наслаждалась недавно.
"Давайте посмотрим, что у тебя там за друзья."
Выбрав дерево повыше, она ловко забралась почти на самую верхушку, и даже белки позавидовали бы ее скорости. Усевшись на ветку поудобнее и свесив ноги вниз - но все еще оставаясь полностью скрытой листвой - дриада выглянула из-за листвы и увидела знакомую фигуру. Терпением дочь леса, конечно, не отличалась, но она бы не прибыла в Ниборн, если бы не желала стать лучше во всем.

+2

12

----- >>>  Палаццо.

Старый подвал какого-то Ниборнского дома.

Просторная комната. Одинокий, дубовый стол с лежащими на нём ингредиентами, среди которых покоилась тот самый окровавленный свёрток из Аримана. Свёрток был раскрыт. На каменном полу, перед столом, был начерчен кровавый треугольник, чьи углы украшали по одному, также начерченному кровью, символу. В центре треугольника было расположено глиняное блюдце, в котором лежали «образцы», а вернее то, что осталось от демоницы Ширли.
Nade I’mara’e Tae’To a’I daraф’ma di abisф! — от произнесённых слов, воздух в помещение содрогнулся и где-то под каменным полом раздался сильный гул. Буквально над блюдцем с демоническими останками образовывалась, как-то связанная с демонической плотью, кровавая сфера, черпавшая свою силу от магии вампира.
Ardra I’mara’e Tae do daraф’ma di narasф! Dart’фra Seti, dart’фra RIL-DI-RA’e!!! — на последнем, протяжном слове задрожала земля, старая подвальная мебель стала буквально рассыпаться, а камни на стенах вокруг стали крошиться. На последнем слоге у меня закружилась голова и я упал, обрекая себя на короткое мгновение крепкого сна, после которого я получу самое для меня ценное в этой затеи, из-за которой мне пришлось переступить законы города – знания.

***

Солнечные сады.

Я шёл тихо, осторожно, не спеша, отбивая металлической тростью некий ритм на мощённой дорожке аллеи, в такт своему движению. Моя походка была скорее вынужденной, чем привычной мне, поскольку я даже прихрамывал. У меня не было возможности «подпитать себя» и это отобразилось не только на моих силах, но и в чертах лица. Я побледнел, под глазами образовались тёмные круги, а сами глаза выражали сильный голод, но я вполне себя контролировал. Уже не раз мне приходилось учиться контролировать себя при сильной жажде и будучи опытным вампиром, я научился.  Также и мои клыки стали длиннее, что полностью лишало меня возможности улыбаться даже слабой открытой улыбкой.
Сильная слабость давила на меня, но я был рад, что наступила полночь. Мне не потребуется много времени для беседы, и я ещё успею поохотиться. Тем не менее, мне не стоило говорить наперёд, поскольку Аурелия была не одна, а с нежданной гостьей, о присутствии которой я и не догадывался. Пускай в голодном состоянии мои чувства обостряются, мне было сложно «учуять лес среди леса», а дриады нередко пахнут тем, что люди так не берегут. Таким образом, я даже не предполагал, что где-то, среди деревьев, пряталась девочка, которой такие, как я, вероятно, не по нраву. Благо, даже ослабленным я умел притворяться и сейчас я притворялся обычным, больным человеком.
Синьора, Аурелия… — едва ли произнёс я слабым голосом. Девушку почуял я уже давно и мне не составило труда найти её. Более того, мучительно для меня было так то, что помимо важной беседы, как мне не стыдно, я желал и её крови. Говорят, что голодные вампиры могут очень чётко видеть текущую по венам кровь – это не совсем так, но не стоит сомневаться в том, что их жажда усиливается при виде живых существ. — Мне удалось добыть то, чего я жаждал так, и я хотел бы поделиться с Вами своей находкой. — мне было стыдно за то, что я так спешил в беседе, пренебрегая этикетом, который требует начинать беседу с чего-нибудь непринуждённого, обычного, как например вопрос: «Как ваши дела?». Но я был чертовски слаб… и голоден. Слово «голод», постоянно повторяясь в моей голове, уже начинало меня раздражать, но в какой-то мере это позволяло мне трезво мыслить.
Я пока не знаю, что мне с этим делать, но я уверен, что для герцога ценнее найденного мной не будет. — я специально упомянул герцога, чтобы показать милой Аурелии, что также верю в герцога и его возвращение. На самом деле меня, разумеется, терзали сомнения, но по данной девушкой мне информации, я знал, что Лоренцо был там не один, а с эльфами, а это значит, что он был защищён силами союзников. Сейчас я не знал, насколько был прав и насколько ошибался.
После своих слов, я решил сдержать молчание, чтобы моя собеседница всё могла обдумать и что-нибудь ответить мне. Я же, дабы мне было чуточку легче, аккуратно упёрся обеими руками на рукоять трости. Всем своим видом, мне приходилось показывать, что я в полном порядке, что было весьма сложно.

Отредактировано Демиан де Фарси (12-12-2017 00:38:28)

+3

13

Дриада, казалось, всё-таки затаила обиду на свою... были ли они подругами?
- Я знаю, что творится в мире людей по ночам, и если ты настаиваешь на том, чтобы я ушла, я уйду, да вот только не далеко.
Аурелии стало горько от подобных слов. Не хватало теперь, чтобы в завершении этого кошмара, они с дриадой рассорились!
- Прошу, не злись, - сдавленно бросила дракониха ей вслед, пересиливая подошедший к горлу ком.
Но она действительно не могла оставить дриаду рядом с собой на это время - Аурелия не желала лишних проблем для своих друзей, ни для кого из них. Поэтому безопаснее всего было развести всех по разным углам. - я потом всё объясню.
Синьора де Драго желала оказаться дома, с кружкой ароматного тёплого чая, потрескивающим камином за спиной, в уютном мягком кресле. И не спеша, не подрываясь от каждого шороха, не отвлекаясь на происходящее вокруг, рассказать давней знакомой всё, что та захочет. Аурелии необходимо было выговориться, ей нужна была добрая беседа, о чём угодно - но лишь бы эти страшные события подошли к концу.
Но синьора не могла так просто разрыдаться прямо здесь, топнуть ножкой, и чтобы весь окружающий её хаос был услужливо прибран кем-то другим. Аурелия - одна из тех, кто всё это должен разгрести, чтобы город жил и процветал. Она сама согласилась на эту роль, сама взяла на себя ответственность.
Силуэт дриады быстро затерялся среди деревьев, и дракониха осталась наедине со всей своей горечью, страхами и волнениями. В её голове всё крутилась навязчивая мысль - вернулся ли синьор Сальгари? Жив ли он вообще? На эти вопросы у Аурелии никак не могло быть ответа. Но они не покидали её разума, опустошая дракониху, как пиявки, высасывающие жизненную силу.

Синьор де ла Моро не заставил себя долго ждать.
Он нёс с собой тревогу. Его появление - это напоминание о том, что происходит. Спрятать голову в песок от дурных мыслей в его присутствии не получится.
Дракониха всё еще не привыкла к его новой... безразличной ауре. Холодок мрака был как-то привычней, раз за разом отрезвляя Аурелию, заставляя забыть о сантиментах. Было в этом что-то особенное. А теперь всё стало как-то... неестественно.
- Доброй ночи, синьор, - она обернулась, и едва лишь встретившись с Демианом взглядом, приоткрыла рот в удивлении. Впрочем, тут же взяла себя в руки.
Он был не здоров.
Аурелия прекрасно разбиралась в людях, и всегда знала, когда кто-то болен. Работало ли это на вампирах? Кто знает. Но синьор выглядел плохо, заметно плохо. Вряд ли его могла подкосить лихорадка или прочая глупость, нет конечно. У вампира может быть лишь одна причина упадка сил. По крайней мере, о прочих дракониха никогда не слышала.
- Похоже, находка обошлась вам дорого, - она поджала губы, едва ли не упрекая синьора де ла Моро в подобной поспешности. Но не упрекала. Не могла. Ведь поступила бы точно так же - на руках бы доползла, но выполнила долг перед своим герцогством. В последнюю бы очередь она волновалась о себе.
Синьора де Драго желала помочь, но не знала, как. Мысль оставить синьора Демиана в подобном состоянии, проигнорировать и заняться одним лишь делом казалась Аурелии совсем уж дикой. Она не могла себе позволить подобного, никогда!
Но могла ли дракониха сделать хоть что-то, кроме как выслушать его?
Синьора Аро была ему, по сути, чуть больше, чем незнакомкой. Она непростительно мало знала о нём как о личности, непростительно мало знала о нём, как о союзнике, да и в общем о вампирах ей было известно мало. Она разрывалась между драконьей прямолинейностью, желанием помочь не оглядываясь ни на какие условности, и чисто, пожалуй, человеческим пониманием слишком личных дел и приличий.
Но она была всё-таки драконом.
- Вы глупец, если считаете, что я позволю вам так измываться над собой, - тихо, но строго проронила она. Голос был как никогда спокоен, пожалуй, дракониха давно не была так уверена в правильности и необходимости своих действий. Сейчас она управляла ситуацией, поэтому была строга.
Сняв перчатку, Аурелия слегка вытянула руку в сторону синьора де ла Моро.
- Отказа не приму, - уверенно отчеканила дракониха, глядя в его рубиновые глаза.

+3

14

Ожидание затянулось надолго. Конечно, "долго" в данном контексте было понятием невероятно относительным, поскольку мужчина, что казался невероятно больным, появился в поле зрения дриады еще до того, как она успела надкусить третье яблоко, но вот ее терпение все же подходило к концу. Найриль уже подбрасывала плод яблони на ладони, намереваясь кинуть его под ноги дракону, но, заметив мужскую фигуру совсем рядом со своей подругой - по крайней мере, расставались с Аро они в дружеских отношениях - она прищурилась, разглядывая его повнимательнее, и все же откусила кусочек кисловатого яблока. Похвалить и поблагодарить услужливую белочку, что эти самые яблоки дриаде приносила, она тоже не забыла.
Услышать, о чем именно шел разговор, было сложно. Найриль явно переоценила собственный слух, который хоть и был весьма острым, но чудес от него ожидать было нельзя, и уселась слишком далеко. Разочарованно вздохнув, она отодвинула ветку, за которой пряталась, и принялась хотя бы разглядывать новоприбывшего. Конечно, выглядел он неважно. Судя по походке и заметной неторопливости даже в простой ходьбе, он был стар и болен. Подумав об этом, дочь леса усмехнулась про себя, радуясь, что ей подобная судьба в старости не грозит.
Одежда старика была чем-то похожа на наряд госпожи де Драго, но в то же время и заметно от нее отличалась. Будь дриада опытнее в общении со статными особами из мира людей, она могла бы получить еще толику информации из внешнего вида друга ее подруги, но подобного опыта в ее запасе не нашлось, поэтому она могла только догадываться о статусе и важности этой особы.
Впрочем, ее терпения надолго не хватило. Заметив странный жест со стороны Аро - Зачем она протянула ему руку, да еще и... таким странным образом? - Найриль ловко спустилась со своего насеста и побежала ближе к месту событий. Пригнувшись, она перемещалась от укрытия к укрытию, и ей казалось, что мужчине ее заметить было непросто. Дракон и вовсе стояла к ней спиной, хотя как раз от нее дриада и не пряталась.
Приземлившись на мягкую травку за одним из каменных изваяний совсем рядом с той парой, чей разговор она, признаться, собиралась нагло подслушивать, дочь леса уже было затаила дыхание и навострила уши, как она заметила еще одну юркую тень, что следовала за ней от самого первого укрытия. Белочка, запрыгнув дриаде на колени, доверчиво посмотрела той в глаза, словно желая еще чем-то услужить.
- Ладно-ладно, - прошептала та на родном языке, - Посмотри, чем они там занимаются, хорошо?
Зверек мгновенно сорвался обратно на траву и вскарабкался наверх по ближайшему дереву. Дриада же вновь попыталась сосредоточиться и прислушаться к разговору за ее спиной, и на сей раз ей уже никто не помешал.

+1

15

Ах дитя, как мало оно было сведуще в мире тьмы, в мире, в котором страдание является не какой-то лишней строкой в предложении, а чуть ли не образом жизни. Вампир. Лишённое солнечного света и людской любви существо, вынужденное питаться кровью живых по ночам и спать в холодном, сыром месте с наступлением рассвета. Одно наше существование во всю мощь поёт о страдании и как хорошо его ощущают самые молодые из нас. Каких-то восемь столетий с несколькими кронами назад, я едва был сильнее обычного человека и мог превратиться в пепел за считанные секунды, если не сумею, не успею найти укрытия до того, как первые солнечные лучи коснуться земли. Иногда мне приходилось ночевать в старых могилах, а в качестве пищи употреблять грязных крыс. Так что же такое страдание для меня сейчас? Смех? Фарс? Но, тем не менее, жест Аурелии оказал нужное на меня воздействие. Стоило мне подумать о текущей в её жилах тёплой крови, как я невольно сглотнул. Я был голоден и больше не мог этого скрывать. Если моё лицо являло камень, то глаза тысячу раз обежали по всему телу девушки, а потом застыли на её ладони. Сейчас крупицам моего здравого ума приходилось взвешивать насколько всё плохо может окончиться для синьоры.
Вы можете умереть… — никаких улыбок, никаких масок. Я сказал лишь то, что могло быть правдой. Сейчас моё лицо могло являть нечто ужасно холодное, спокойное, но в тоже время притягательное, то, что неотъемлемо служит оружием нам – смертельно опасное очарование.
Аурелия сделала свой выбор, и я не собирался этот выбор отвергать, уважая его. Сейчас, плавно надвигаясь в сторону девушки, позабыв о собственной боли и усталости, единственную благодарность, которую я мог ей оказать, это забрать не больше сил у неё, чем нужно, не причиняя боли.
Коснувшись ладони женщины, я в последний раз взглянул на неё прежде, чем ступил на путь неотвратимости. Её лицо. Такое молодое, прекрасное. Смерть непременно сделала бы её прекрасней и как только я об этом подумал, то устыдился своим мыслям. Теперь, наклонившись, я позволил себе поцеловать её ладонь, но этот поцелуй не раз нёс людям смерть. Я должен держать себя в руках.
Едва ли кто-нибудь сумел догадаться, что мой поцелуй не был обычным, если не обращать внимания на, что он затягивался. Моим козырем всегда была магия крови. Я мог потреблять кровь жертвы не так традиционно и естественно, как обычно поступают мне подобные. Кроме всего прочего, я мог манипулировать кровью других существ в местах «соприкосновения», чтобы они не ощутили боли или даже наоборот… им было приятно. Нелепо думать, что «укус» вампира приятен, ведь собачий укус приятным не назовёшь? Это магия, тёмное искусство, колдовство – оно сделало нас героями многих романов, но писатели нередко опускают этот важный нюанс.
С каждым глотком крови ко мне возвращались прежние силы, и я постепенно мог ощущать, как возвращаю контроль над своими чувствами… за исключением жажды. Мне было особенно трудно, как никогда, поскольку кровь дракона была особенно сладка и приятна, и я не мог остановиться ею опьянённый.
Ты… — я отпрянул от девушки неестественно быстро, даже не обеспокоившись о том, что позволил себе обратится к Аурелии на «Ты». — Не одна? — Частичное утоление голода позволило мне рассредоточить свои чувства. И кто знает, возможно, что я бы продолжал пить драконью кровь и дальше, если бы не услышал карабкающуюся по дереву белку, но совсем не белка стала причиной моего волнения, которое, очевидно, отразилось на моём лице. Я чувствовал, ощущал, что за мной наблюдают, навострив все возможные чувства. Знаете ли, не каждый способен подкрасться к вампиру настолько незаметно, чтобы он совсем ничего не заподозрил. Мертвеца обнаружить нелегко, но у живых существ есть дыхание и сердцебиение, что чаще всего нам их и выдаёт. Существуют и другие мелкие детали, приметы, но если я их и обнаружил, то ещё не осознавал.

+3

16

Дракониха, признаться, не знала, чего ожидать от синьора де ла Моро. Возможно, он откажется? Было ли это слишком... вульгарным предложением для вампира? Аурелии неизвестны подобные тонкости, и сейчас все её действия и слова были не более чем тыканье обезьяны по клавишам рояля - наобум.
- Вы можете умереть…
Аурелия сомневалась, что могла умереть от одного вампирского укуса. В конце концов, даже если девушке не хватит драконьей мощи оттолкнуть от себя кровопийцу, то вот для полноценного дракона это не будет проблемой. По крайней мере, не должно.
- Тогда это будет моей последней ошибкой, - пожала она плечами. Конечно, синьору Демиану лучше знать свои собственные силы, и возможно он действительно способен уложить на лопатки целого дракона, но отступать - не в её характере.
За свою долгую жизнь Аурелия была покусана многими тварями земными, водными, подземными и всякими. Её кусали другие драконы, её кусали лошади, прикусывали в игре кошки, ну и куда, конечно, без назойливых комаров и прочей мошкары, от которым потом зудела и ныла кожа. Но это создание действовало иначе, чем все вышеперечисленные. Дракониха даже не ощутила укуса - по крайней мере таким, каков он должен быть. Прикосновение вампирских губ принесло лишь легкое, даже по-своему приятное, тянущее чувство.
Что ж, всё даже более... аккуратно, нежели Аурелия себе представляла. А синьор де ла Моро хорошел на глазах. Слегка убралась бледность, его лицо обрело более "живые" черты, он больше не заваливался на свою трость. По крайней мере, не так сильно, как до драконьего "подарка".
Слегка закружилась голова, но Аурелия не спешила прерывать синьора. Она намного сильнее, чем может показаться на первый взгляд.
Впрочем, вампир сам отпрянул в сторону, так резко, что дракониха растерялась, рефлекторно подтянула освободившуюся руку к себе.
- Ты… не одна?
Аурелия не сразу поняла, что за вопрос был ей задан. Пожалуй, это испугало её гораздо больше, чем неестественно быстрые движения вампира.
- ...что? - пролепетала она в растерянности, удивившись ничуть не меньше самого синьора де ла Моро.
Впрочем, осознание всего пришло быстрее, чем она могла сформулировать свои мысли. Она инстинктивно начала прощупывать окружение, выискивая чужие сознания. Ранее дракониха была слишком занята своими мыслями, чтобы ощутить присутствие еще кого-то. Теперь же, целенаправленно ощупав округу, она наткнулась на знакомый ей разум.
Найриль?!
Вот теперь синьора действительно если не испугалась, то как минимум обеспокоилась. За дриаду, не за себя.
Аурелия - союзница герцога, соответственно, синьор Демиан работает с ней в одной упряжке и тащит одну телегу. Глупо было бы пытаться убить дракона посреди города, глупо было бы пытаться убить союзника.
Но не званный гость в виде дриады... Найриль была беззащитна. Она не была союзником, она не была нужна вампиру живой, в этом не было никакой выгоды. Достаточно ли Аурелия знает синьора де ла Моро, чтобы утверждать, что никому рядом с ним не грозит опасность?

Отредактировано Аурелия (16-12-2017 19:27:58)

+2

17

- Они делают ЧТО?!?! - в полный голос выкрикнула Найриль, широко раскрытыми глазами глядя на белку, что сигнализировала ей с ветки дерева. Лишь через секунду сообразив, что ей нужно было сидеть тихо и не выдавать своего местоположения, она уже шепотом добавила самой себе: - Ну... ой...
Реакция по ту сторону статуи не заставила себя ждать.
- Ты… не одна? - выдохнул мужской голос. На удивление, звучал он куда более бодро, чем должен был звучать столь больной и пожилой старичок. Лесная барышня, что все еще сидела на траве за статуей, глубоко выдохнула и вышла из своего каменного укрытия.
- Нет, не одна, - мило и невинно улыбнулась она, глядя в глаза старичку. - Но я здесь исключительно по своей воле, господин... кто-то.
Выглядел он совсем не так, каким казался издалека. Он мгновенно помолодел и стал стоять на своих ногах куда более уверенно. Найриль даже пришлось протереть глаза чтобы убедиться, что она не пропустила прибытия еще одного человека. Но нет, это определенно был все тот же больной и пожилой старичок. По крайней мере, его одежда была той же самой.
Скосив глаза на ладонь Аро, которая только что побывала в непосредственной близости от лица мужчины, дриада отметила, что рука ее подруги все еще была на месте, не носила на себе страшных укусов и вовсе не была изуродована гигантскими клыками монстра, кем должен был оказаться этот... господин.
"Нет, я, конечно, знала, что белки любят преувеличивать..."
Строго посмотрев на зверька, что все еще висел на ветке того же дерева, Найриль сделала себе мысленную пометку устроить этой ореховой барышне серьезный выговор. Но после. После того, как она выберется из этой ситуации. Направленные на девушку взгляды, как минимум, смущали, и чтобы не затягивать молчание, она решила прибегнуть к тому, что люди, как ей казалось, очень любят. К разговорам.
- Я тут немного... задремала за статуей, простите. Я вовсе не хотела подслушивать ваш разговор, да и вообще я здесь случайно. Правда-правда, - невинно улыбаясь и пожимая плечами объяснила свою совершенно правдивую версию событий Найриль. Нервно прикусив губу, она рукой указала на ладонь Аро: - Мне кажется, я вам немного помешала, так что... я, может, просто пойду по своим делам, и оставлю вас наедине?
Виновато посмотрев дракону в глаза, дриада уже хотела сделать первый шаг назад и поспешить ретироваться с места событий, но еще один взгляд на мужчину заставил ее замереть в изумлении. В его внешности было что-то отдаленно знакомое, словно они когда-то давным давно встречались. Его кожа была нездорово бледна - и девушка могла поклясться, что, когда она смотрела на него издалека, она была еще бледнее, - а глаза выглядели так же, как и у самой дриады, если она много дней оставалась без сна. Кто-то из ее давних знакомых имел те же самые характерные черты, но вот кто именно?..
Вдруг что-то щелкнуло в голове Найриль, и она вновь скосила глаза на ладонь дракона.
"А может, белка была права? Не удивлюсь, если Аро водит дела с кем-то из темных... но вампиры и демоны имеют эту дурацкую давящую ауру, а здесь ничего подобного. Странно это."
Так и замерев с одной ногой, отставленной назад, дриада пристально смотрела в глаза мужчине, пытаясь понять, кем или чем он был. Со стороны она смотрелась удивленно-ошарашенной, и, в общем-то, от ее истинных ощущений это не слишком отличалось.

Отредактировано Найриль (16-12-2017 23:33:37)

+2

18

Мне было гораздо легче и потому я смог заметить удивление Аурелии. Сначала я не замечал в этом ничего подозрительного, но долгие бессмертные годы скитаний среди людей хорошо научили меня чувствовать эмоции людей и тем более считывать их мимику. Не всегда мне подобное давалось легко и не всегда трудно. Ненужно быть вампиром, чтобы научиться «изучать» или «наблюдать», но вампиру обе стези даются легко, если его внимание не отвлечено. Вот и сейчас по воле случая или исключительно по своему желанию, я позволил себе взглянуть на Аурелию. Итак, помимо удивления, я разглядел… беспокойство. Как интересно.
Шелест листвы, пение цикады – всё, что угодно, но никак не дриада. Многие обеспокоенные вампиры, в особенности молодые, ожидают засады, где люди в доспехах и с заряженным серебряным болтом арбалетом вот-вот выскочат и закончат вечные скитания мертвеца. Моё же сознание вообразило себе ту ещё эпопею, где из-за кустов покажется зелёный дракон или группа светлых жрецов, что было весьма вероятно, кроме дракона. Стоит светлым жрецам этого города меня распознать, как у меня в тот же час не останется иного выбора: мне придётся их умертвить или покинуть город навсегда. Представшая предо мной дриада вызывала у меня смешанные чувства: она не была охотником на вампиров, светлым жрецом или ещё каким-либо моим естественным или, по воле судьбы, случайным врагом. Но был один неизменный факт – дриады создания леса и любят жизнь, а потому мёртвая компания им не по душе. Сейчас, пока она не замечает, всё в порядке, но стоит стереть все грани и жизнь поставит под вопрос мою человечность. Даже сейчас, стоя и глядя девушке в глаза, я задавался вопросом: человечность или выживание? По крайней мере, такой вопрос был неуместным, пока незнакомка не пытается сбежать. 
Я вслушивался в речь незнакомки. Не каждый день мне доводилось слышать нечто подобное. В её голосе звучала некая невинность и чистота, чему мне, созданию обречённому, удивляться не стоило.
Нет, не помешали… — поспешно бросил я, чтобы удержать девушку на месте. Я едва не шагнул вперёд.
На моём лице заиграла мягкая, слегка открытая улыбка и это было бы фатальной ошибкой, будь я очень голоден. Сейчас едва ли можно было заметить признаки моей натуры, но мгновением назад…
Что же она видела?
Вам хорошо спалось? — поинтересовался я. Мне необходимо было настроить девушку коль не к себе, то к общению, что поможет мне… нет, «Нам» найти разные пути для выхода из сложившейся ситуации, но кажется один выход я уже итак нашёл и он был в моей манере. Наблюдая за незнакомкой, я не мог не заметить то, как она посмотрела на Аурелию. Кажется, сейчас я чувствовал некое торжество, победу. Моя голова то и дело плавно поворачивалась то к одной синьоре, то к другой. Уже не в силах скрывать свою довольную улыбку, я прикрыл рот ладонью.
Быть может я Вам помешал? — с ноткой сарказма обратился я к дамам. В моей голове стало крутиться множество мыслей. Сначала я отбросил вероятную возможность знакомства синьоры Аро и незнакомки, но, всё хорошо обдумав, я посмел выдвинуть прямое предположение. Возможно я не прав, но лишь реакция двух дам поможет мне это понять, к тому же мне это было на руку, если я хотел, чтобы новоприбывшая леди была в зоне моей видимости.
И кстати о «руках». Я надеялся, что моя магия сумела скрыть рану на руке синьоры Аро.

Отредактировано Демиан де Фарси (23-12-2017 13:24:33)

+2

19

Дракониха непроизвольно прижала здоровую руку к месту укуса, одновременно и смахивая успевшие образоваться капли крови, и пережимая сосуды. Все её мысли сейчас были сосредоточены на дриаде, и Аурелия поняла не сразу, что испортила свою белую перчатку, пропитав свежей кровью. Её было немного, но достаточно, чтобы испортить вещь, по крайней мере до стирки.
- Мне кажется, я вам немного помешала, так что... я, может, просто пойду по своим делам, и оставлю вас наедине? - дриада, казалось, собралась ретироваться.
Синьора де Драго просила её по-хорошему проследовать в безопасность, но девушка поступила по-своему. Теперь её жизнь, возможно, зависит от правильности действий и слов. Случись что, и в лучшем случае дракониха успеет прижать вампира лапой к земле или отшвырнуть в сторону. Только вот... действительно ли успеет?
"Не беги," - предупредила дракониха, не давая никакой лишней информации. Её голос мог прозвучать в голове Найриль чересчур громко, строго и серьёзно, но Аурелии не было дела до манер, не было дела до нежного сердца дриады - не время нянькаться и успокаивать подругу. Главное - донести серьёзность ситуации.
Дракониха буквально ощущала, как всё выходит из-под её контроля. Аурелии было сложно представить, как дриада может отреагировать на подобное знакомство.
Она с самого начала показывала свою весьма эмоциональную натуру, но каких эмоций ожидать сейчас? Это будет страх? Еще бы, кто не станет бояться, догадавшись, что перед ним - древний вампир. Злоба? О, да, обязательно - дракониха не сомневалась, что Найриль будет очень, очень зла на неё за такую "подставу". Обида? Несомненно, дриада почувствует себя преданной. Её компанию предпочли вампиру, как тут светлому существу не обидеться, не взрываться от возмущения и несправедливости?! В конце концов, свет и тьма очень неохотно идут на диалог друг с другом, и Аурелии глупо было бы ждать чего-то иного.
Дракониха - большая и грозная дракониха ощущала себя маленькой девочкой перед мордой дикого льва, а позади - овечка. Пожалуй, столь уязвимо и неопределённо она еще не чувствовала себя никогда.
Спасал лишь артефакт, скрывающий тёмную ауру вампира. Но достаточно ли этого, чтобы обмануть дриаду?
- Здравствуй, еще раз,- спокойно сказала дракониха, не проявляя никаких эмоций.
А теперь нужно было объяснить всё синьору де ла Моро. Только вот, как это сделать, не выставляя виновной дриаду в её непослушании? Ведь Аурелия, всё же, ей не указ. Но и себя подставлять дракониха не желала.
- Прошу меня простить, синьор, -выдохнула она, на ходу пытаясь подобрать слова, - госпожа Найриль, моя давняя знакомая, прибыла в Ниборн совсем недавно. Мы случайно пересеклись этой ночью, и, вероятно, она побоялась идти по улицам одна.
Более... бредовой официальной истории Аурелия придумать не могла, но и не бредовой - тоже. Кажется, примерно в таком духе звучит большинство разнообразных формальных бумаг, когда им нужно описать что-то из ряда вон выходящее. Дракониха сейчас ощущала себя чиновником, которому по-серьёзному надо написать отчёт о какой-то несусветной чуши.
Аурелия действительно не знала, каков запас терпения у синьора де ла Моро, поэтому и не желала его испытывать. Лучше отозвать дриаду подальше до того, как та поймёт, что к чему.
- Синьора, прошу, оставьте нас и подождите у каменной арки, - госпожа де Драго вспомнила лишь один ориентир у входа в Солнечные Сады, который дриада могла бы найти и не заблудиться, - я подойду к вам через несколько минут.

Отредактировано Аурелия (23-12-2017 19:25:49)

+2

20

Слова, слова, слова. Бессмысленные, часто неверные, такие слабые слова, но почему-то люди их очень любили, и часто предпочитали слова действиям. Так и теперь, попав в странную, неловкую и глупую ситуацию, двое собеседников дриады стояли на месте, едва ли шевелясь, и говорили, говорили, говорили, пытаясь добиться своего, пытаясь не выставить себя в плохом свете, одновременно пытаясь повернуть ситуацию так, чтобы она была как можно лучше для них. Но в одном дриада совершенно не ошиблась, и ее попытка завязать разговор, по крайней мере, не сделала хуже.
Впрочем, Аро вела себя странно. Отбросив мысли о странностях молодого человека - И почему он мне казался таким старым? - дриада перевела взгляд на дракона, задумчиво нахмурившись.
"Такое спокойное лицо, совсем без эмоций, а голос какой-то... не такой."
А затем ее взгляд скользнул по рукам девушки, которые она как-то неуверенно держала вместе, словно закрывая то место, к которому прикоснулся мужчина, да еще и перчатка надета была только одна. Почему-то это очень напомнило дриаде о том, как она сама подобным образом прятала свои ссадины, полученные во время очередного побега от сестер, чтобы избежать лишнего наказания.
"Она что, волнуется?" - подумала Найриль неуверенно. Если это было действительно так, то это было совсем не похоже на ту Аро, которую она знала. Та всегда была собранной и уверенной в себе, а страх, казалось, и вовсе не был ей знаком. Конечно, если ситуация не становилась совершенно безнадежной.
Вдруг вспомнив, что ей тоже нужно было бы что-то сказать, дочь леса тихонько ойкнула, посмотрела на молодого человека, на дракона, и вновь на мужчину, раздумывая, кому из них ответить.
- Спалось неплохо, - сказала она, указав рукой в сторону последнего, - Аро права, мы действительно совершенно случайно встретились здесь, - качнулся ее палец в сторону дракона, - Вы нам вовсе не помешали, - вновь повернулась она к мужчине, - И я, наверное, действительно пойду... туда, к каменной арке, где и буду ждать, - закончила Найриль, в последний раз взмахнув ладонью в направлении своей подруги.
Гостья из леса была только рада поскорее оказаться подальше от этого места и от всего напряжения, что повисло в воздухе, но просто взять, сорваться с места и побежать... что-то ей упорно не давало этого сделать.

+2

21

<-----Берег Аримана.

Путешествие было долгим, однако. Драконша даже останавливалась ненадолго переночевать в каком-то лесу, но ненадолго: память о неизвестных тварях, которые вполне могли ее преследовать, подстегивали ее, заставляли снова расправлять уставшие крылья и лететь дальше.
В Ниборн она прилетела только днем. Правда, из-за бессонницы и немного голода она совершенно забыла, зачем она прилетела в такой большой город. Нет, правда, что ей, представляющейся странствующей знахаркой делать в городе? В деревнях она хотя бы помогала необразованным крестьянам да узнавала что-то новое, а тут... Признаться честно, когда она, уже будучи в человеческом облике, вошла в город, то даже немного растерялась. Конечно, когда она не всю жизнь сидела в горах безвылазно, иногда она выбиралась и в небольшие городишки дворфов, и даже в Айна Нумитора была несколько раз с матерью, но человеческий (по большей части, на улицах не только люди встречались) Ниборн отличался от них всех. В его архитектуре сочетались чисто человеческие прямые линии и витиеватые примеси других культур... по крайней мере, так могла бы сказать, если хоть что-то понимала в архитектуре и стиле. Но ни в архитектуре, ни в стиле она ничерта не смыслила, так что она просто ходила по узким улицам и наслаждалась.
Впрочем, первым же местом, куда она направилась после недолгой прогулки по улицам, была местная таверна, затерянная среди каменных домов. Маленькая и уютная, она сразу понравилась девушке, даже больше остального города, по-купечески шумного, быстрого, торопливого. Да и еда там была приличная: девушка решила взять себе баранью ногу с травами, потому что мясо с травами было ей знакомо, а баранину она никогда и не пробовала, хоть и не раз видела мохнатых барашков вживую и даже пробовала их шерсть на ощупь. Еда же оказалась настолько вкусной и сытной, что драконша решила посмаковать другую баранью ногу где-то на природе, после исследования города.
Надо отметить, что исследование долго не продлилось. Узкие улочки и грязные (иногда) люди быстро наскучили, и хотелось просто посидеть и отдохнуть, записать свои впечатления в записную книжку, да просто позволить натруженным ногам отдохнуть: от ходьбы по мощеным камнем мостовым они несколько утомились.
Поиски укромного места привели драконшу в этот парк, залитый солнечными лучами. "И правда солнечные сады," - подумала она, прочитав табличку на входе. Вроде бы вокруг никого не было видно, наверное, все нормальные люди работали, только такие бродяги, как она, могли себе позволить безделье в разгар дня. Ну так и почему бы не насладиться этим самым бездельем?
Тихо напевая какую-то песенку, приземлила она свое праздное тело на какую-то скамеечку, на которую особенно ярко светил фонарь. Кэхи зажмурилась и скинула с себя накидку, позволяя прохладному вечернему воздуху охлаждать кожу: она как приземлилась за границей города в небольшом лесочке да обратилась в человека, так и не снимала с себя этого покрывала. Даже жарковато в нем стало.
Драконша даже не успела толком разложить свои вещи и достать туесок с порезанной на кусочки ногой, как около ее ноги образовалась... собака. Сначала Кэхи даже испугалась - а вдруг та тварь села рядом и лапой ступила на подол? Да нет, вроде бы, это была просто собака. Большая такая псина. Лохматая, как мочало, золотисто-рыжая, как старое золото, с висячими ушами и вываленным языком. Кажется, даже породистая - по крайней мере, для дворняги шерсть у нее была слишком чистая.
- Ну... здравствуй? - Драконша нерешительно потрепала псину по голове, и та замахала хвостом от радости. Кажется, псина даже не намеревалась стянуть туесок, хотя баранина со специями пахла весьма соблазнительно. В награду за такое поведение драконша дала кусочек мяса, которое псина с пребольшой радостью сожрала одним глотком.
- И все-то твои хозяева работают, да? - Она погладила псину по кудлатой голове. - Все работают и работают, а тебя оставили одного, совсем одного...
Фонарь ярко освещал драконшу и ее еду (что было довольно удивительно для обычного свечного фонаря - наверное, линзы его были какими-то очень уж хорошими, что говорило о зажиточности города и достатке ученых умов), легкий ветерок доносил запашки рыбы с далекой пристани и плясал среди листьев и скульптур. На душе драконши было так же хорошо и спокойно, как и в этом парке; хотелось вот только поговорить, а поговорить и не с кем.
- Знаешь, а ведь я тоже одна, как и ты. - Драконша тихо рассмеялась и прикрыла глаза, зарывшись рукой в золотистую мягкую шерсть. - Все одна и одна. Матушка с отцом все работают над чем-то, братец и вовсе свалил куда-то и мне не сказал...
Выкатившуюся было слезу жалости Кэхи заела куском баранины, пачкая рот ароматным жиром.
- Они уже лет пятьдесят над чем-то работают вместе. Отец книжки таскает, а матушка как запрется в кабинете, так и неделю ее может не быть видно. Ну, иногда она выходит, конечно... Кулон вот мне сделала... - она качнула янтарную капельку, висящую у нее на шее. - Ну и в путь-дорогу проводила... А брата не провожала.
Псина смотрела на погрустневшее лицо Рашигиссы так внимательно, словно все-все понимала, и даже иногда тяфкала, словно поддакивая.
- А брат?.. А он! Он! Он вообще дурак! - Наверное, если бы рядом был кто-то, кроме птичек в кроне деревьев и собаки, то эти возгласы могли бы изрядно смутить этого кого-то. - Он просто взял - и улетел! И ради чего? Ради книжки! Рилдира, говорит, победю! Богом, говорит, стану! Тебе побрякушек привезу! Тьху!
В порыве эмоций драконша аж швырнула кусок баранины на землю, который и подобрала псина мгновенно.
- Не, ну ты представляешь? В семьдесят лет взял и улетел! Он же совсем ребенком был! А матушка даже и не заметила. Ей руническое письмо древних черных драконов было важнее. Эх...

Внезапный словесный поток прервался так же резко, как и начался. Рашигисса ойкнула и оглянулась, словно внезапно очнувшись: не слышал ли кто этих восклицаний? Но вроде бы никого поблизости не было.
И Рашигисса продолжила поглощать баранину уже молча, изредка подкармливая блудную рыжую псину.

Отредактировано Кохкэхикьюмст (09-01-2018 23:08:16)

+2

22

Возможно, что Аурелия была права, по крайней мере мне был понятен ход её мыслей. Она весьма переживала за свою знакомую и это было очень видно. Своим простым суждением она чуть ли не вынудила Найриль остаться в стороне, чего я не желал на момент нашей неловкой встречи. И чтобы обратить ситуацию в сою пользу, я решил перевести сие дело в обычное знакомство, а важную, заполученную мной необычным путём, информацию оставить на потом. Теперь я знал имя дриады, но это было каплей в море полного интересных рассказов и историй в ходе, быть может долгих, бесед – что собственно я и хотел заполучить на первый раз.
Уже в мыслях я простил все, что только можно моей спутнице. Я никогда не был обидчивым, особенно, если дело касалось обычных недоразумений и случайностей, подобных нынешней ситуации, но Аурелии этого знать было необязательно - мне нравилось её беспокойство и я, при этом, отнюдь не ощущал себя садистом. Мы, вампиры, нередко зависимы от «эмоций», которые получаем под общим впечатлением открывшегося нам, перерождённым, «другого» мира. Пускай с годами мы учимся сдерживать себя и свои порывы, поскольку большая сила несёт и соответствующую ответственность, но, тем не менее, порой мы забываем, что и чужие чувства доставляют нам своеобразное удовлетворение. Я неоднократно думал, что, становясь вампиром, человек начинает поглощать не только кровь, но и всё, что только можно: информацию, эмоции и многое другое. Мы перестаём жить в иллюзиях и словно зритель в театре, начинаем смотреть на многие вещи, как бы, со стороны. И ирония тут такова, что иногда даже на собственные поступки мы тоже смотрим со стороны. Вот и сейчас, наверное, я не до конца осознавал, что могу наслаждаться болью и любым другим тяжёлым чувством человека.
Нет, стойте, погодите… — в моём голосе звучала некая поспешность, но я понимал, что поступал так потому, что тревога одного человека может заинтересовать или остановить от каких-либо действий, хотя бы на секунду, другого человека. Это была обычная наблюдательность по отношению к людям, но на самом деле я совершенно не понимал, как на это отреагирует «молодая особа». По крайней мере, мне казалась, что дриада колебалась и этого вполне могло бы хватить.
Мы собирались обсудить с синьорой Аро важную новость …— я улыбнулся, а затем пристально посмотрел в глаза Аурелии. Я хотел, чтобы она поняла, что мне было бы угодно продолжить уже в компании новой души. — Позволите? — спросил я разрешение у Аурелии.
Раз уж Вы тут оказались, то я считаю несправедливым делом и дурным тоном оставить Вас в стороне. В конце концов, всё важное можно обсудить после. — я обернулся к девушке по имени Найриль и сделал несколько плавных шагов на встречу к ней. Близко подходить я не собирался, поскольку боялся, что моя сокрытая природа может проявится вблизи с столь светлым существом.
Прошу… — я поднял ладонь и указал на место позади себя, где я стоял мгновениями раньше. — Присоединяйтесь и поведайте нам что-нибудь: как Вам Ниборн? Откуда держите путь? Я не знал, что у синьоры Аро есть столь интересные друзья! — я изобразил восхищение и вновь обернулся к Аурелии. Возможно, что она видела в моих глазах сарказм, но мне действительно было интересно. Я не стал задерживаться на месте и вскоре отшагнул назад и даже ещё дальше, словно намекая девушке - Найриль - занять моё прежнее место.
Солнечные сады были весьма просторным местом. Деревья, как правило, насаждались не слишком близко друг к другу, кустарники фактически отсутствовали, что позволяло, при определённых обстоятельствах и особенно в осенне-зимние дни, видеть достаточно далеко вокруг себя. Люди редко выходили за обочину аллеи, особенно вечерами, так как фонари или факельные столбы располагались только вдоль дорог. Зная данные особенности этих мест, я мог довольно легко определять присутствие других людей поблизости и в этом мне помогало не только моё умение видеть в темноте…
То, как легкий ветерок доносил запах рыбы с далекой пристани одной незнакомке, мне доносил другой, почти неощутимый, но всё же существующий запах, принадлежавший той самой незнакомке. С этого момента едва ли не перестал верить в случайности. Впрочем, мой разум не отрицал, что даже сейчас по садовой аллее могут бродить незадачливые люди и быть может даже парами. Пока я не ощущал их присутствия достаточно близко, у меня не было необходимости изображать «их доброго соседа». И всё же, слабо оглядываясь, у меня возникло желание пройтись и проверить дорогу, но, уже завязав беседу, я не мог себе этого больше позволить.

+2

23

Казалось бы, всё уже практически пошло так, как нужно: Найриль поняла свою роль в этом театре теней, и уже была готова ей следовать. Аурелия была уж готова облегчённо вздохнуть, но, кажется, у вампира был на этот счёт совершенно иной план. Он не желал выпускать дриаду из своего поля зрения.
Что он делает? Разве у нас есть время на подобные вещи?!
На секунду в глазах госпожи де Драго пронеслось недоумение.
Она всё еще не знала, жив ли синьор Сальгари, и кто на самом деле стоит за этими нападениями, и чего ожидать в дальнейшем. Возможно, ответы на эти вопросы есть сейчас у синьора де ла Моро, но он как-то очень не спешил делиться сведениями.
Может быть, Аурелия просто не знала сути тех бессмертных, которые были уже... хм, мертвы? Может быть, ему на самом деле всё равно, что происходит вокруг? Есть эта вся суета, или нет её - какая разница? Жив ли герцог? Тёмный маг? Все они лишь на мгновение появляются в истории мира, так почему эти мгновения должны быть для него более важны чем... ну, к примеру, дриада?
Вампир может увлечься совершенно любым действием, и так же быстро потерять к нему интерес. Встречала дракониха и таких бессмертных на своём веку, но никак не ожидала, что подобное подвернётся в самый неуместный для этого момент.
Или, может быть, на самом деле именно потому, что синьор де ла Моро знает больше, чем сама Аурелия, он не спешит? Может быть, весь ужас действительно уже окончен, и теперь осталось просто вздохнуть и насладиться ночью? Но только вот драконихе это было неизвестно точно, и с его стороны было бы весьма неучтиво оставлять её в неведении.
Мотивы вампира оставались ей непонятны.
Встретившись с синьором де ла Моро взглядом, Аурелия поняла, что как либо препятствовать его умыслу было попросту бесполезно и глупо. Он уже всё решил, и ему угодно было сменить правила игры.
Это дракониху почему-то разозлило. Новый расклад ей совершенно не понравился, хотя бы потому, что её мнения не спросили. И не только мнения: синьор де ла Моро не удосужился даже подать ей какой-либо знак, означающий, что всё в порядке. Или, может, она его упустила, уделив всё внимание дриаде?
Впрочем, не стоит её винить за подобные мысли и чувства. В конце концов, в отсутствии герцога она имеет полное право чувствовать недоверие к тем, кого знает всего лишь несколько дней. Но это оставалось лишь её личными, скрытыми ото всех чувствами.
Аурелия лишь выразительно изогнула бровь, выражая одновременно вопрос и скупую иронию. Она настоятельно требовала объяснений.
- Я не знал, что у синьоры Аро есть столь интересные друзья! - то ли издевался он, то ли шутил - дракониха не могла разобрать, но уж точно была уверена, что серьёзностью в данной фразе и не пахло.
Может быть, Аурелия действительно была сейчас слишком напряжена и серьёзна? То ли довериться во всём вампиру, то ли настоятельно разузнать о делах герцога хоть что-нибудь, что может быть синьору де ла Моро известно. В конце концов, выбор пал на первый вариант, доверившись, в большей степени, самому герцогу - ведь это он впустил синьора Демиана в свой круг.
Он знал, что делал.
- Вы, синьор, являете собой живой пример, так что не вижу причин вам удивляться, - кокетливо улыбнулась дракониха, решив попробовать разрядить обстановку.

Оф

Нет, я не ожила, по-прежнему на сессии до 17-го, просто у кого-то день рождения.)

Отредактировано Аурелия (04-02-2018 00:36:58)

+2

24

Недоуменно поглядывая то на молодого человека, то на дракона, Найриль сделала шаг в указанном ей направлении, развернулась и задумалась, а что, собственно, ей следовало сделать в подобной ситуации? Практически никаких манер этикета она, в общем-то, не знала, а как-то отвечать на заданные вопросы было необходимо. До этого сама девушка пыталась завязать диалог, а как только он начался, она просто потупила взгляд и не нашла ничего, что могла бы сказать, и ведь даже кольцо в этом было не обвинить. Сама дриада попросту не была хороша в общении, особенно в... подобных ситуациях.
"Ниборн? Мне?" - подумала она.
"Ну, здесь... красиво. Хороший парк. Я в нём уснула. Вон там..."
Найриль уже хотела махнуть рукой, указывая, где именно она спала, но вовремя успела сообразить, что что-то было не так. Вот явно не то и всё тут. Вот словно хотелось что-то сделать, и вот прямо собиралась это сделать, а не сделала. Но что такого она могла хотеть и не сделать?..
- Вы, синьор, являете собой живой пример, так что не вижу причин вам удивляться, - сказала Аро с какой-то странноватой улыбкой. Глянув на её губы, дриада стыдливо закрыла глаза. Она забыла сказать вслух то, что подумала! Что, в общем-то, было и хорошо, потому что подумала она какую-то глупость, но ничего приятного в подобном ощущении не было.
- Ниборн - красивый город. По меркам людей, конечно. А путь держу...
Девушка мечтательно улыбнулась, вспоминая родные леса и поляны, юркие речушки, что бегут среди холмов, многочисленных животных, что эти земли населяют, и, разумеется, десятки тысяч древ, без которых лес нельзя было назвать лесом. Казалось, она была там совсем недавно, но, всегда торопясь по собственным делам, Найриль не находила времени пообщаться с Лесом, вновь почувствовать себя его частью и в очередной раз понять, что её всегда ждут дома, как бы далеко от него лесная дева не находилась.
- Путь я держу издалека. И, наверное, мне давно стоило туда вернуться. До возможной встречи.
Она сделала пару шагов назад, посмотрела на госпожу де Драго и хотела добавить что-то о том, что встретится с ней позже, но, не найдя никаких слов, понадеялась, что одного взгляда будет достаточно. Сорвавшись с места и практически взбежав на ближайшее дерево, дриада поскакала с ветви на ветвь, удирая как можно дальше от этого странного человека. Она, конечно, догадывалась, что было с ним не так, и пусть у неё не было особых предрассудков по поводу тёмных рас, его манера поведения и общения были... странными. Жутковатыми.
Хотя, с точки зрения дриады почти все люди были такими.
Куда она бежала? Для начала - в противоположную часть сада, а оттуда - туда, куда ей действительно давно пора было отправиться. Дом госпожи де Драго. В конце концов, выданный драконом кулон Найриль все еще крепко сжимала в своем кулаке.

+2

25

[indent] Аурелия не собиралась сдаваться. Она не могла понять моих мотивов и разве её можно было винить за это? Понять меня – это понять смерть, прожить много веков в мире тьмы, видеть моими глазами. Нередко вампир вампиру казался странным и в этом нету ничего необычного. Все мы прошли через многое и что самое ужасное, мы знали, что у нас нет будущего и что свет оставил нас уже давно и навсегда.
[indent]  «-Ты проклят, Демиан, ты проклят» - говорил я себе каждую ночь, как открывал глаза, чтобы увидеть над собой холодный и гладкий потолок мраморного саркофага. Я и забыл о тех временах, когда лежал в такой «постели». Ныне мне кровать обычный, пускай и искусной работы и из хорошего дерева, гроб. В конце концов, мне надоело это настолько, что я стал учиться спать и на обычной кровати. На самом деле, я всегда умел и любой мне подобный сможет, и проблема не в том, чтобы научиться – это опасно. Гроб, в каком-то смысле, оберегает, ведь он говорит: «Эй, там лежит мертвец. Хочешь посмотреть? Нет? Не хочешь? И не нужно!» Когда же мы лежим в кровати, то мы просто лежим, как живые люди, только… только мёртвые, незащищённые. Таких нас может убить даже ребёнок, пускай я и утрирую. Представьте себе, что Вас спящими застаёт человек. Нет, он может не догадаться, что Вы вампир, но он может позвать мортусов, а потом вас положат на носилки и вынесут из вашей спальни и дай бог, если накроют плотной, тёмной тканью, ибо если нет, то Вас ждёт неприятный сюрприз в лице солнца.
[indent] Хватит размышлять.
[indent] Чтобы там ни было, я перестарался и об этом мне говорила убегающая дриада. Говорила в переносном смысле, я просто понимал, почему она уходит. Обычный я, и, если бы тут не было Аурелии, возможно бы нагнал девушку… и быть может даже попытался бы убить, но нет. Я ничего не сделал. Стоял, чтобы смотреть, как дитя леса покидает меня. Теперь моё сердце терзало очень болезненное чувство и самое неприятное в этом чувстве было то, что я мыслил, как человек, а не как вампир. Я мыслил, как тот, кого бросили, тот, кто остался один.
[indent] Плавно и медленно я повернулся к Аурелии. Поступок дриады в пух и прах разбил мои отточенные временем и опытом манеры. Я больше не хотел улыбаться фальшивыми улыбками. Мною давно была позабыта настоящая радость и в сердце оставалась одна лишь пустота и безысходность. Мне было непонятно, что заставляет меня оставаться в этом городе, помогать ему развиваться и подобно всем делать вид, что я ничего не замечаю.
[indent] — Я знаю, что случилось в Аримане. Ещё я знаю, что герцог жив. — холодно произнёс я. — Тот, кого пытался схватить герцог и тот, чей разум ты пыталась захватить в бою, обладал очень ценным и опасным гримуаром. Настолько ценным, что если бы он был у меня и об этом узнали бы эльфы, то можно было бы смело ожидать под вратами нашего города всё Арисфейское войско.
[indent] На мгновение я замолчал, взглянул на ночное небо и сделал несколько вдохов, словно был живым и хотел ощутить свежесть воздуха. Мне было холодно, и если на секунду это меня встревожило, то скоро я вспомнил, что мне холодно всегда.
[indent] — Это всё, что я могу пока рассказать. — теперь я всё же улыбнулся, но именно в этот момент что-то меня встревожило. Я обратился к Аурелии на «Ты». — Что же, я ещё немного погуляю, а Вы, тем временем, можете встретить Вашу давнюю подругу. Думаю, я её напугал и общения немного ей  не помешает.
[indent] И почему я вечно стремлюсь к одиночеству. Неужели мне так приятно говорить и пировать с тенями? Я слишком задержался в «свете»? Мне нужно вновь уходить в тень и действовать оттуда. Я слишком себя избаловал – глупец!

Отредактировано Демиан де Фарси (28-02-2018 19:25:23)

+1

26

В какой-то момент драконихе хотелось просто выкрикнуть "стоп", потому что события развивались слишком быстро для её выдохшегося от всех этих переживаний сердечка. И вот только она приняла третьего персонажа в эту небольшую встречу, как всё опять переигралось, и Найриль сбежала. Не ушла, а именно сбежала.
Аурелия, конечно, догадывалась, в чём было дело. Дриады очень чувствительные создания, и не всякий артефакт скроет от них суть предмета. Её реакцию можно было понять и оправдать. По крайней мере, сбежала она не в никуда, госпожа де Драго была спокойна за свою гостью: её накормят вкусным ужином, ей предоставят отдельную комнату с большой и мягкой кроватью. Она больше не будет спать под деревом и хорошо отдохнёт.
Но от взора драконихи не ускользнула резкая смена настроения синьора де ла Моро. Его... задели действия дриады?
Что ж, у каждого своя Ахиллова пята.
Как только они остались наедине, вампир тут же поведал то, что и было целью встречи.
"Жив, и на том спасибо", - облегченно выдохнула дракониха.
Жив.
Если жив Лоренцо, то всё далеко не так плохо, как можно было предположить. Потеря синьора Сальгари была бы ощутимым ударом как по герцогству, так и по драконихе, которая достаточно сильно привязалась к этому человеку.
Жив.
Но теперь следовала сконцентрировать внимание на том, кто чуть более... мёртв.
Аурелия мало что знала о вампирах, это правда. Она не имела возможности (времени? желания?) читать о них в подробностях, как это описано во многих специализированных книгах. Но дракониха очень хорошо знала людей. Она сотни лет жила среди них, училась распознавать их мимику, предугадывать действия, видеть эмоции и использовать всё это так, как требует того ситуация и поставленные цели.
И сейчас, пожалуй, ни одна книга из какой-нибудь старой древней библиотеки, написанная тысячами учёных храбрецов, не заменила бы ей простых навыков общения и эмпатии.
- Ну что вы, синьор, - оживилась дракониха.
Госпожа де Драго всегда славилась своей дисциплинированностью и строгостью. Она совершенно не умела утешать словесно, но долгие годы работы с животными научили её еще одному качеству - отвлечению. Иногда, чтобы достигнуть желаемого эффекта, нужно отвлечь пугливую лошадь от того, что её пугает. Заставить смотреть в другую сторону. Заставить думать о чём-то ином. И тогда, будь то агрессия огромного жеребца, или страх маленькой гульрамской кобылки - всё это будет уже не важно.
Порой такая схема работала и на более разумных созданиях.
- Она большая девочка, не потеряется, - Аурелия мягко улыбнулась, а в глазах её блеснули искорки озорства, - к тому же, синьор, вы так слабы, ах, как слабы! Я просто не могу оставить вас в таком состоянии, верно? Вдруг вы случайно... споткнётесь, и упадёте в очередную неприятность? Ах, какая будет досада!
Не дожидаясь реакции, она в один широкий шаг подскочила к вампиру, бесцеремонно хватая того за руку и притягивая к своему боку, в добровольно-принудительном порядке вынуждая синьора де ла Моро принять выданную ему роль кавалера. И тут же дракониха потащила несчастного вперёд по мощёной дорожке, и продолжила монолог, не дав синьору сказать и слова.
- Так уж и быть, я согласна сопроводить вас, раз уж ситуация в палаццо благополучно разрешилась, -Синьора де Драго была, казалось, одновременно в двух совершенно противоположных точках - абсолютной шутливости и суровой серьёзности.  Её слова можно было принять также за издёвку, но по своей привычка Аурелия не скрывала своих эмоций, и, если можно так выразиться, в самом прямом смысле одаривала окружающих "лучами добра и умиротворения".
Слова "в Аримане" так и не слетели с её губ, заменившись на нейтральное "в палаццо", потому что это всё еще даже ей было вспоминать крайне беспокойно. Проще слегка обогнуть эту тему, дабы лишний раз не сгущать тучи. Хватит на сегодня "пасмурной погоды".

0

27

[indent] Решение Аурелии сопроводить меня, вызывало ощущение, что я всё это время давил на жалость, забывая, насколько сильные эмоции могут отражаться если на лице, то в моих глазах. Стыд и волнения нахлынули на меня подобно приливной волне в сильный шторм, отчего я застыл, как мраморная статуя на старом Ниборнском кладбище, только моя поза была совсем обычная.
[indent] Со стороны это, наверное, смотрится странно. Старый вампир, интригант, хитрец, убийца, прошедший через огонь и лёд жестокого мира, проявляет такую робость. Осмелюсь объяснить. Всё дело в том, что Демиан де Фарси – то есть я – всегда держал некий барьер, дистанцию от окружающего мира. Представьте себе фехтовальный круг, в пределах которого фехтовальщик может достать куда угодно и как угодно. Мой барьер подобен фехтовальному кругу, но отличается тем, что я могу достать кого и что угодно, и как угодно за пределами своего барьера. Это сложно объяснить, но я попытаюсь.
[indent] Вампир имеет право сказать, что он прожил две жизнь: жизнь смертного, после чего умер и возродился, и жизнь вампира. Большую часть времени вторая жизнь учит нас отвыкать от привычек первой жизни, иначе нам грозит гибель или горький опыт. Нередко случается, что вампир отвыкает от своего смертного прошлого, как раз-таки, через горький опыт и тогда, в его сознании всё выворачивается на изнанку. Если он любил общение и гулять в больших компаниях, то теперь он вынужден гулять один. Если его спутниками прошлой жизни было дневное солнце и дневной свет, то теперь ночь и луна. Именно так и образуется барьер. Представьте себе, что фехтовальщика и его круг вдруг выворачивают на изнанку. Неудачный пример, но, чтобы понять меня полностью, нужно стать мною – вампиром.
Теперь, имея краткое представление о том, что такое мой круг, Вы понимаете, что вторжение в его пределы всегда ведут лишь к нескольким исходам и один из таких исходов является смерть. О, мы нередко пропускаем людей в своё личное пространство именно для того, чтобы утолить жажду. Мне уже давно было неведомо, что личное моё личное пространство может быть нарушено как-то иначе, кроме как для утоления жажды и именно это вызвало в большей степени у меня удивление от чего я чувствовал себя в «руках Аурелии» скорее маленьким ребёнком, чем прожившим восемь столетий мужчиной. Я просто не знал, как должен себя вести.
Так уж и быть, я согласна сопроводить вас, раз уж ситуация в палаццо благополучно разрешилась.
Да. — робко и кратко бросил я, как-то съёжившись под боком синьоры. — Нам… в порт. — проговорил я из последних сил.
[indent] Со стороны всё выглядело так, словно синьора де Драго собиралась меня съесть, а я бедный и несчастный, напуганный и дрожащий вот-вот упаду в обморок, чему реализма прибавляла моя природная бледнота. Больше ничто в моём теле не было готово шевелиться куда-то уверенной походкой… или вообще шевелиться. Я был холодным мрамором, пока Аурелия не повела меня прямо. И в этот миг у меня возникло сильное желание броситься в бега по крышам города, вот только, к моему сожалению, драконы умеют летать и теперь я по-настоящему понимал, что являлся не единственным сверхъестественным существом и чудовищем в городе. Но разве можно было считать Аурелию чудовищем?

Отредактировано Демиан де Фарси (04-03-2018 15:34:16)

+1

28

Бронзовые драконы славились своим неумеренным любопытством к чужим жизням и повадкам, и Аурелия не была исключением. Она совершенно без ума от возможности пожить среди других рас, наблюдая за их поведением и культурой.
Поначалу люди казались ей совершенно несуразными созданиями: их лишённая чешуи и шерсти кожа совершенно не защищала ни от палящего солнца, ни от ледяного ветра; у них не было острых когтей, чтобы нападать или защищаться, а их аналог слишком тонкий и хрупкий, чтобы причинить противнику хоть какой бы то ни было вред; их тупые крупные зубы не были предназначены для кусания, а к старости и вовсе теряли свою основную функцию, ломаясь и выпадая, из-за чего зачастую драконихе приходилось наблюдать, как старики отказываются от излюбленной пищи из-за невозможности её элементарно прожевать, и начинают питаться жидкой или мягкой едой. Люди быстро учились ,пробовали жизнь на вкус, загорались, как спички, и столь же быстро угасали, превращаясь в иссохшую мумию себя прошлого.
Тем не менее, в глазах драконихи люди были совершенно очаровательными созданиями.
И чем дольше Аурелия наблюдала за ними, тем больше убеждалась, что эти особые существа не просто не были беззащитны, но еще и могли задать хорошую трёпку. И ни один человек не был похож на другого. Они разномастны не хуже самих драконов: были среди них те, кто придерживался философии абсолютной добродетели, и те, кто в своих деяниях и умыслах не уступали чистокровным демонам; были среди них и те, кто мог в жадности своей составить конкуренцию драконам, и те, кто клал свои богатства и порою даже жизнь на благо другим.
Синьор де ла Моро воспринимался Аурелией несколько иначе. Она знакома с ним не так давно (всего-то пара суток!), чтобы составить какое-либо цельное мнение, но это создание казалось ей еще более удивительным, нежели обычный человек. Ему удалось застыть в вечности таким, каким он был множество столетий назад. Ну, или практически: дракониха никак не могла разобрать, какие его повадки имели человеческие корни, а какие стали результатом... ночного образа жизни.
И это лишь подстёгивало драконье любопытство к этому весьма колоритному синьору.

Госпожа де Драго едва сдержала смех, наблюдая краем глаза за совершенно потерянным выражением лица господина де ла Моро. То, что делало вампира Демиана могущественным и внушающим если не страх и лепет, то уважение и невозможность не считаться с его силой, всё то, что делало синьора Франческо де ла Моро превосходным торговцем и политиком, мгновенно испарилось, оставив лишь юного несуразного мальчишку, которого, кажется, отдали дракону на закуску.
- Ну что вы, синьор, право слово, я вовсе не собираюсь откусывать вам руку, - подбодрила его Аурелия, несмотря на все старания всё же не сдержав широкой улыбки. Она хотела сохранять максимально серьёзное и спокойное выражение лица, но даже прикусывая нижнюю губу, не смогла задавить эмоции.
- Что ж, тогда в порт, - выбор синьора де ла Моро, конечно, ей был немного не понятен: они могли бы прогуляться по крупным улицам, наблюдая за изысками старой и новой ниборнской архитектуры в лучах лунного света, но вампир предпочёл порт. Что ж, у драконихи не было никаких причин ему возражать.
Синьора резко крутанулась на каблуках, сворачивая на другую тропинку, ведущую из сада в сторону порта. Затем она слегка замедлила шаг, позволяя господину Демиану-Франческо слегка прийти в себя, самому выбрать дорогу и, наконец, осознать, что это всё-таки прогулка, а не забег по городу с вампиром подмышкой, и его участие тут тоже желательно.

Отредактировано Аурелия (04-03-2018 21:35:23)

0

29

[indent] Это было не легко, но я возобладал над собой и всё же взял инициативу. Унимая волнение, мои шаги становились уверенней и стук сапожных каблуков о мостовую будто придавал мне столь необходимую уверенность, и я заметил это, обрадовавшись тому, что моя трость была при мне и потому, вскоре, моя трость тоже принялась постукивать по мостовой, управляемая свободной рукой.
[indent] Шаг за шагом я становился более раскрепощенным, что позволяло мне отныне вновь отвлекаться не только на собственные чувства и Аурелию, но и поддаваться лёгким, непринуждённым размышлениям. Теперь я мог анализировать. И всё же, мне всё ещё требовалось время для того, чтобы привыкнуть к таком близкому контакту с моей спутницей. И на самом деле, как мужчина, я не должен был этого смущаться, поскольку Аурелия была весьма симпатичная и милая особу, пускай и дракон в обличии человека, но всё же я вампир, который привык держать границы.
Нам туда. — спокойно произнёс я, указав тростью в один из слишком вычурных переулков.
[indent]Поразительно! Если кто-то назовёт Ниборн «городом переулков», то он не ошибётся, поскольку переулков у нас много и, что самое странное, у них есть свой собственный и уникальный дизайн, что создавало впечатление, словно ты идёшь просто по очень узкой улице в центре города, пускай это было не так.
В порту есть на то посмотреть. — тихо произнёс я, словно прочитав мысли Аурелии и почти перейдя на шепот.
[indent] В городе было немного ветрено, на что я обратил внимание только тогда, когда заметил, как едва колыхается подол моего камзола и это было странно, ведь я вполне могу ощущать ветер своей кожей. И тут я подумал о морском бризе, который Ниборну не ощутить никогда – в этом таилась некая зависть в отношение Гульрама или Гвионы, но так уж сложилось, что Ниборн «речной» город, пускай и процветающий в торговле.
[indent] Причиной моего неожиданного внимания к морю стал неаккуратный слух… о новых землях далеко за морем на юге и теперь меня наполнило странное чувство или даже желание посмотреть на корабли в порту. Во всяком случае, наши галеры не приспособлены плыть в открытый океан, потому для какой-либо экспедиции нам в любом случае понадобиться помощь Гульрама и теперь я совсем не сожалел о том, что там строится одна из факторий моей гильдии.
Знаете синьора Аурелия.
Я резко остановился, вглядываясь в уже не далёкие огни портовых зданий.
Я хотел бы пригласить Вас прогуляться со мной в Гульрам, в скором времени.
[indent] Не знаю, что заставило меня произнести такое, но видимо жест Аурелии в парке, где она осмелилась подхватить меня под руку, достиг нужного результата. По какой-то причине она стала мне весьма интересна.
Это будет не на долго – мне нужно встретить там одного старого знакомого, и я был бы Вам очень признателен, если Вы составите мне компанию.
[indent] Закончив, я вновь продолжил путь, не выпуская руки Аурелии, тем самым не оставляя ей никакой возможности остановиться, если только она сама этого не захочет.

Отредактировано Демиан де Фарси (05-04-2018 00:59:34)

0

30

Напряжение, исходящее от синьора де ла Моро, постепенно сходило на нет. Драконихе даже показалось, что вампир совершенно расслабился, вернувшись к своему привычному состоянию. Он вновь был уверен, и не думал о том, что какая-то дриада шарахнулась в сторону от его темнейшества даже несмотря на наличие защитного артефакта. Что ж, душевную травму одного существа Аурелии сгладить удалось - осталось только разыскать Найриль до того, как та сделает какую-нибудь глупость, и восстановить с ней доверительные отношения.
Невольно, Аурелия задумалась, насколько сильно ощущается ауре древнего вампира таким светлым созданием, как дриада. Будет ли дракониха "пахнуть" им, когда придёт домой? Будет ли Найриль смотреть на неё, как будто госпожа де Драго самолично съела на её глазах младенца?
Всё может быть. Уж очень дриада была впечатлительна.
С вампиром, благо, оказалось проще (еще бы, нянчить древнего вампира - вот была бы потеха!). Аурелия была довольна тем, какой эффект возымели её действия. И очень удивлена последующим предложением синьора де ла Моро.
- В Гульрам? - переспросила она, отвлекаясь от размышлений.
Последний раз дракониха была там очень давно, и, так сказать, не вынесла из поездки ничего полезного: кобыла, которую синьора Аро де Драго приобрела, оказалась совершенно бесполезна для ниборнских лошадей. Они не унаследовали её замечательной масти, как бы Аурелия не старалась. Всё же, сам Имир велел этим коням быть прекрасных тёмных окрасов. Ну и чёрт с ней, с мастью, драконихе было определённо жаль потраченного времени, которое никак не компенсировал даже замечательнейший характер и дружелюбие самой лошадки. Да, с ней было очень приятно работать, она прожила долгую лошадиную жизнь, радуя Аурелию каждым своим днём, но от самого Гульрама и того, как драконихе приходилось едва ли не клянчить эту лошадь, до сих пор было как-то обидно.
- Я планировала посвятить следующие дни заботам моего имения... - пролепетала Аурелия, сама не веря своим словам. Конечно, она говорила правду, она действительно планировала заняться своими повседневными проблемами. У неё же столько дел! Но какая-то неконтролируемая неуверенность в голосе заставила саму дракониху сомневаться в правильности подобного решения.
Конечно, ничего в её имении не развалится, если её не будет еще некоторое время. Аурелии не впервой отходить от дел на дни, недели, а иногда даже месяцы: персонал, который она так тщательно подбирала и обучала, мог самостоятельно принимать решения и выходить из проблемных ситуаций. Дракониха доверяла людям, которым платила.
Но всё же после случившегося ей не терпелось прямо таки утонуть в работе: чтобы забыть все переживания. Чтобы на них просто не оставалось времени. Сменить один невроз на другой.
Клин клином, как говорится, вышибают.
Но было ли это действительно хорошим решением? Может, в Гульраме найдётся что-то и для неё полезное? В конце концов, неспроста синьор де ла Моро пригласил её. Уж явно не просто так погулять по городу да пройтись по старым переулкам.
Или всё же "спроста"? Мог ли вампир не иметь никаких целей, приглашая её составить компанию в пути? Мог ли не думать о выгоде, которую получит от дракона-союзника под рукой? Было ли это спонтанным решением на эмоциях, или же в присутствии Аурелии была какая-то необходимость?
- Что ж, почему бы и не... - девушка опешила, слегка отстав от синьора. Ей пришлось сделать несколько быстрых шагов, чтобы нагнать его, - почему бы и нет.
Аурелия и сама не поняла, как согласилась.
И кто её за язык тянул?
Впрочем, пути назад уже не было. Не будет же синьора де Драго отказываться от своих слов? Подобная переменчивость свойственна, пожалуй, лишь молодым барышням да вирмлингам, но никак не взрослому дракону.

--->Южный Порт

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » НИБОРН » Солнечные сады