http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Вещая Тьма


Вещая Тьма

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://pp.userapi.com/c847218/v847218608/1366a/vYsmXp6Tldc.jpg

Участники: Милена и Аркон.

Место: Мирный и благонравный город Ариман, добрые жители которого ещё не подозревают, что чернокнижник Ордалион и его ручные демоны и вампиры скоро не оставят и следа от привычного им спокойствия. Небольшой мемориальный парк, облюбованный для посиделок шумными компаниями студентов и влюблёнными парочками.
Обычно место в центре города стоит дорого и застраивается очень плотно, но в давние времена это была окраина Аримана. И, когда город посетила чума, именно здесь находилось святилище, во дворе которого усопших провожали в последний путь. Пепел погребальных костров так плотно покрывал землю, что даже сейчас её не решаются тревожить и посаженные в тот страшный год деревья по сей день радуют глаз.

Время: 10605 год. Конец зимы, которая нынче выдалась исключительно тёплой и снежной. Большие, пушистые хлопья падали с неба, укрывали белым полотном улицы и крыши, а на утро таяли, собираясь в огромные лужи, которые приходилось обходить через несколько дворов или преодолевать вброд. Тяжёлый, влажный воздух неподвижен и город то и дело снимает невесомую вуаль печного дымка и умывается сизым молоком тумана.
Где-то поскрипывает подржавевший флюгер. Опрокинув пару стаканчиков подогретого со специями вина в ближайшей таверне, бряцает доспехами ночная стража. Цокот копыт и стук колёс по брусчатке, это возвращается с бала какая-нибудь припозднившаяся красавица. Пахнет влажным камнем и несостоявшимся морозцем.

Сюжет: Гулять перед сном, без сомнения, исключительно полезно, так пройдёмся же по ночному Ариману.

0

2

Я не вижу сны. Обычно.

Грудь. Боль. Чужая? Моя.
Что-то давит на грудную клетку. И это не неудобный стальной панцирь. Сапоги гулко стучат по брусчатке. Не только мои. Наши. Нас много. Недостаточно. Я реву и понимаю, что мне страшно. Я кричу и осознаю, что в последний раз. Их слишком много. Город пылает. Сталь на сталь. Мертвые против живых. Пламя облизывает здания вокруг. Шум, этот шум. Не хватает воздуха, не хватает скорости, не хватает времени. Я быстрее, недостаточно. Резкая боль в предплечии. Чувствую влагу, чувствую свою кровь. Голова откидывается в сторону, меня шатает. Как от лишка эля. Как в первый раз, когда отец дал выпить пинту. Это было летом. Теплым жарким летом, я помогал ему на лесопилке. Там было много деревьев – их сейчас нет, они сейчас – дома, стоящие вокруг, сжигаемые пламенем. Яркий блеск металла, падение. Я закрываю глаза, вокруг тьма. Я открываю глаза, но тьма по-прежнему вокруг меня. Все пропало, кроме боли. Мне отрывают ноги. Боль уходит… мама, прости меня.

Вампиру потребовалось несколько минут, чтобы осознать, что ему не нужно дышать. Он сидел нагишом на кровати, откинув шерстяное покрывало, дико озираясь по сторонам, губами ловя воздух, но безрезультатно. Спальня, погруженная в полумрак, освещалась лицами. Знакомыми. Не знакомыми. Они как портреты, висели в пространстве куда бы он не посмотрел. Один бледный, темноволосый, блюющий черной жижей с довольным лицом. Кажется, у него вышла задумка. Вторая, бледная, почти девочка. Глаза широко раскрыты. Испуганы, слепы. Дочь барона. Щелчок пальцев, один, второй. Вспоминай. Аделинда, да. Роза Аримана. Третья, тоже девочка. Невинная в одном, повинная в другом. Светлые волосы не соответствуют фону – тюремной кирпичной кладке. Ее вампир не знал. Еще один, горделивый профиль, смотрит хищной птицей с поднебесья. Светлый рыцарь тень которого падает на речной город. Между ними поводок и не ясно, кто кого контролирует больше. Эта тень мужчине знакома. Старик в теле ребенка.

Лиц было слишком много, они кружились вихрем в сознании. С трудом встав, с ужасом ощущая слабость, Аркон пошатываясь подошел к окну и распахнул его настежь. В лицо тут же ударил промозглый зимний ветер. Снежинки мерно превращались в капли, стекая по его подбородку, проводя реки по груди, спускаясь к члену, скатываясь по бедрам, находя свой конец на паркете.

С этим явлением мужчина сталкивался не часто. Ясновидение, спонтанное прорицание посещало его крайне редко. Чаще вампир сам вызывал к себе подобные видения, целенаправленно, проверить домыслы и реализацию планов, каждый раз резко реагируя. К подобному не привыкнуть, даже спустя тысячу лет. Но Аркон мог сказать наверняка – это произойдет. Скоро, очень скоро. Вопрос лишь в том, как к этому подготовится? Кого предупредить? Кого оградить? Кого послать наблюдать? Участвовать самому и на какой стороне? Вопросов много, а на обдумывание - всего несколько часов. Ведь скоро рассвет - время действий, но не для сородичей.

Прошло трое суток, прежде чем вампир мог задуматься над следующими шагами. Он защитил своих агентов, своих невидимых слуг и тех, кто ему был еще нужен в будущем. Единственным человеком, кого он не предупредил, был алхимик. Мужчина после той памятной ночи с заключением Милены не появлялся в ее жизни. Прошло уже почти пять лет – изрядный срок, чтобы связь оборвалась. В конце-концов, хоть Аркон и заложил основы, женщина ему не пригодилась. Могла, но не пригодилось. Не страшно, такое бывает. Было бы нестерпимо осознать, если она вдруг была бы нужна, но недоступна к использованию. И вот теперь в Аримане, готовом стать ареной для игрищ, осталась она… Стоит ли вообще тратить время и силы на ее вызволение? И будет ли она слушаться, если Аркон ей предъявит ультиматум? Пора было проверить.

Вампир нашел ее в парке. Был поздний вечер, люди возвращались по домам, не осознавая, что для большинства – это последние дни. Веселитесь, пейте, трахайтесь. Скоро выходить на поклон. В вашем мире останутся лишь смерть павших да слезы выживших. Аркон не чувствовал ни капли сожаления проходя мимо смертных. Такова их участь, пасть. Кому какое дело. Но тем не менее, вампир продолжал снисходительно кивать, когда на его фигуру, облаченную в дорогой черный плащ отороченной мехом, обращали внимание и приветствовали протекающие мимо гуляки.

Вступив под сень деревьев в парковой зоне, мужчина безошибочно последовал в ту область, где находила отдых Милена. Все тоже ясновидение, только в иной форме, менее… тревожной и энергозатратной. Приблизившись на расстояние в десять метров, вампир остановился, разглядывая женский облик. Свет полной луны причудливо играл с белоснежными волосами. Милена казалась печальной в подобном освещении и это ее украшало.
- Здравствуй вновь, мастерица.

Отредактировано Аркон (02-02-2019 03:52:28)

+1

3

Задумавшись о своём, Милена далеко не сразу поняла, кто перед ней. Слишком многие в Аримане могли называть её так и не все с благими намерениями, но угрозы в голосе она не почувствовала, потому лишь вежливо склонила голову в ответном приветствии, будто невзначай разглядывая мужчину. Впрочем, даже если бы он пришёл с камнем за пазухой, большой беды в том не было бы. Любой, кто видит одинокую женщину ночью на улице Аримана, прекрасно понимает, что либо она беспросветно глупа, либо может за себя постоять. Лена надеялась, что дурой она не выглядит, а стало быть, желающие поживиться чужим добром или охочие до иных беззаконий проходимцы предупреждены о последствиях и совесть вдовствующей ведуньи чиста.
- Здравствуйте, господин Аркон, - наконец признала она говорившего. – Надо же, какая встреча.
Голос Милены выражал лёгкое удивление, но не радости, не неприязни в нём не было. Она смотрела на него, как торговец смотрит на покупателя, который мог бы принести немалый доход, но после первой покупки так больше и не явился. Он ничего ей не задолжал. Напротив, это Милена была ему обязана. Но неоправданные надежды не улучшают взаимоотношений. В немалой степени потому, что такое внезапное исчезновение задело гордость ведуньи. Конечно, у Аркона могли быть десятки причин так поступить, но всё же в глубине души ей казалось, что он просто нашёл себе другого мастера. Такие в Аримане, разумеется, имелись и Лена это понимала, но, как и любой маг, она ревностно относилась к своим достижениям, ведь на них уходили десятилетия кропотливой работы.
Но что бы там между ними ни произошло прежде, это было в прошлом, а прошлое прошло. Так уж заведено между людьми, выбравшими для жизни соседние куски мироздания, что не все они нам нравятся, но, тем не менее, следует соблюсти хотя бы видимость хороших отношений, дабы не портить жизнь ни им, ни себе. Если уж на то пошло, то надменный брюнет в плаще был получше многих. Может, слишком изыскан на простоватый вкус Милены. Но зато глядя на него она вспоминала, что мужчины нужны не только затем, чтобы дров на зиму наколоть и выбить долги из несговорчивого покупателя. Общаться с ним было не в тягость и это, в действительности, уже весьма неплохо. А что доверия между ними нет, так Милена вообще по пальцам могла перечесть людей, которым доверяла. И хватило бы одной руки.
- Вам тоже нравятся здешние скульптуры? – спросила она, кивнув на мраморное изваяние Играсить.
Рождённую в кровавом прибое деву традиционно ваяли из розового или белого мрамора, в то время как для её женской ипостаси, обретённой после замужества, выбирали камни попроще. Поговаривали, что есть ещё некий тёмный культ, почитающий Играсиль-старуху. Мол, старость это не только приближение смерти, но так же опыт и мудрость. Но Милена думала, что доброй богине возрождения и плодородия чёрное рубище старости ни к чему и та старуха, это какое-то совсем другое божество.
- Я слышала, что автор этого творения пожелал остаться неизвестным, но его резцом водили сами боги, не иначе. Взглянете на неё, будто бы прямо в душу смотрит. Ума не приложу, почему он не подарил эту статую храму, отбоя бы не было от прихожан... - Милена тряхнула головой и смущённо улыбнулась. – Или вы просто решили прогуляться?

+1

4

Невероятной радости от встречи его полузнакомая мастерица не испытывала. Впрочем, Аркон и не предполагал подобного отношения. Он не меньше Милены помнил при каких обстоятельствах они расстались. Камера, седовласая, идущая к дознавателю в сопровождении конвоира.  Улыбка, полная благодарности. Сейчас же – вежливая, не прохладная, но и не теплая. А между ними – пять лет, не долгих, не томительных, но вносящих свой коленкор в отношения. И все же Аркону было приятно увидеть женщину вновь. Как старого знакомого, которого не видел «сто зим», узнавая, что он еще «жив и цел». Почему он не интересовался ею все это время? Он же мог и заказывать разные безделушки, чтобы поддерживать отношения, как это делают… люди. Какую бы приязнь не испытывал вампир к человеку, она оставалась человеком. Инструментом его воли. Не больше и не меньше. Фундаментальным принципам Аркон не изменял.

Переведя взгляд на Играсиль, мужчина мысленно усмехнулся. Ты можешь помнить сотни заклинаний, держать в уме алгоритмы ритуалов, разрабатывать и запоминать хитросплетение политической паутины, не забывать сюжетов спектаклей и нюансов биографий исторических личностей, но все запомнить не удается. И сталкиваясь, порой, с любимым произведением, коего не касался долгое время, ты находишь его как в первый раз. Девственным. Нетронутым. До поры. Так и сейчас, Аркон начисто забыл не о факте существования изваяния и не об истории его создания, а банально о том, что оно расположено именно в этом месте. Приблизившись ближе, чтобы получше рассмотреть, вампир поднял руку и дотронулся до щеки Играсиль, любовно проведя по ней пальцами.

- Да, люблю. Особенно, ее. – проступившая было улыбка мужчины слегка поблекла. Скульптура – дань памяти, той, что не стало давным-давно. Именно по этой причине, Аркон не мог себя заставить оставить изваяние подле себя – он неизбежно возвращался бы к прошлому, когда нужно было идти вперед. Милена пересказывала уже известную вампиру предысторию появления здесь Играсиль, но Аркон слушал в пол уха. Почему не в храм? Потому что это не Играсиль вовсе. Одно из первых его творений. И, по достоинству, одно из лучших. Памятник той, что забрала его любовь и унесла с собой в могилу. Признаться честно, Аркон этому был отчасти рад. Любящие делают массу необдуманных поступков – он сам таковым был. Любящие представляют опасность друг другу, они слабы своей связью. И сейчас, несмотря на пережитую боль, все, что он ощущал, глядя на возлюбленную – эхо былых чувств, расходящееся волнами по водной глади.

- Можно сказать и так. Но я очень рад, что встретил тебя. – мужчина и развернулся лицом к Милене и согнул руку в локте, приглашая женщину взяться за него.
- Не против моей компании? Сегодня прохладно. Да и на пути мне встретилось пару не совсем трезвых плебеев.
Он знал, что алхимик не из знатного рода, но играя роль нужно играть ее до конца. Раз уж она видит в нем франта-дворянина, что ж, пусть будет так. Так же он знал, что Милена в состоянии за себя постоять. Вернее, не знал – догадывался. Но разве женщина откажется от благородного спутника, тем более… когда в ее взгляде вновь проскальзывает эта оценка.

Отредактировано Аркон (08-02-2019 10:30:28)

+1

5

- Почту за честь, - Милена поднялась, положила ладонь ему на локоть и улыбнулась. – Надеюсь, супруга знает, сколь вы галантны, и не расстроиться, узнав о том, что вы встречались с другой женщиной. А уж узнает она наверняка. У нас чутьё на такие вещи.
Они не виделись несколько лет и, по мнению ведуньи, Аркон за это время должен был не только успеть жениться, но, возможно, и овдоветь. Зависит от того, насколько умна была супруга, и того, как сильно он сам хотел получить наследство. Впрочем, брак по расчёту вполне себе мог быть и счастливым. При условии, что расчёт был верным. Нередко после женитьбы выяснялось, что самое ценное приобретение новоявленного семьянина это, как раз-таки жена.
Любовь, дело наживное. И лучшая её основа, это взаимное уважение, а оно из ничего не появляется. К тому же, её слишком часто путают со страстью, а уж это-то вообще штука неблагонадёжная. В сознании людей почему-то основательно укрепилось мнение, что одно без другого не ходит, но это полнейшая чушь. Можно желать человека и при этом искренне его ненавидеть. Такие пары живут как на вулкане, то бьют друг друга до полусмерти, то залюбливают до такого же состояния. И живут, они, как правило, недолго. А бывает и наоборот, любовь без ярко выраженного желания, когда супруги нк спят вместе, общаясь, как хорошие друзья, и порой даже рассказывают друг другу о своих любовниках и любовницах.
У обычного люда, разумеется, всё проще, а вот у аристократии такое сплошь и рядом. А Аркон относился именно к этому сословию. Странно только, что Милена ничего не слышала о его женитьбе. Наверное, не нашёл себе подходящей невесты в Аримане и уезжал куда-то, потому его так долго не было видно. А теперь вернулся, стало быть. Значит, что-то изменилось. Может быть, и встреча их сегодняшняя вовсе не случайна. Видать, снова что-то понадобилось господину Аркону от ведуньи.
И, если он всё-таки женат, то узнать о встрече с Миленой супруге будет несложно. Обычно говорят, что сапожник без сапог, но целительница Милена, это совсем не такой случай. Все знания и умения, которыми владела, она применяла и для себя. Это касалось и духов. Только для себя Лена не готовила ничего сложного. Ей нравились чистые запахи и ведунья пахла мятой, слегка оттенённой ванилью и мускусом. Приятное, тёплое, свежее и чуть сладковатое сочетание. Но к тому времени, как Аркон доберётся до дома, первые две ноты выветрятся, а вот последняя останется и ещё долго будет обманывать оказывающихся достаточно близко людей, заставляя задумываться о том, где же его одежда впитала аромат соблазна.
Милена кивком указала направление, в котором следовало двигаться, чтобы добраться до её дома, и заинтересованно взглянула на мужчину.
- Надо же, столько времени прошло, а вы совсем не изменились. Да и у меня, в общем-то, всё по-прежнему. Ну, за исключением стражи у двери и решёток на окнах, но по ним я, откровенно говоря, ни капли не скучаю.

+1

6

- Вот как? – Аркон умело разыграл насмешливое удивление, повернув лицо к принявшей приглашение Милене. Ее касание, мягкое, было приятно. Оно отдавало теплом не только живого существа, но еще таким человеческим… вампир редко позволял кому касаться себя. И дело заключалось не только в банальной предосторожности (как известно, вампиры весьма и весьма хладнокровны, причем не характером), но и в неизвестно откуда взявшейся мании избранности. Впрочем, так ли неизвестно откуда? Но вампиру было приятно, находясь в обществе Милены, притворятся, что они почти равны друг другу. Притворяться и грезить, что они практически друзья. Этот контроль плеяды слуг приедается, что порой хочется поиграть во что-то иное.

- Нет, если я начну тебя расспрашивать, ты ответишь, что это женские секреты, а женские секреты – не для мужских ушей. Я это уже проходил, да. – все с той же усмешкой произнес вампир, отворачивая лицо, с полуулыбкой оглядывая близлежащие деревья. В столь близком общении приходилось постоянно напоминать себе о дыхании, о моргании, а так же о том, что нельзя широко раскрывать своего рта. Но эта опасность не останавливала, напротив, привлекала.
- Увы, я так и не женился. – произнеся небрежно, мужчина раскрыл ладонь, где, поверх перчатки, было нацеплено несколько перстней. И ни одного на безымянном. Судя по тону, Аркон вовсе не был напряжен этим обстоятельством. Впрочем, это совпадало с его образом франта.

Какое-то время они молчали. Медленно, не спеша, прогуливаясь под сенью деревьев, ступая по земляной дорожке, покрытой легким налетом снега. Каждый думал о своем. Вампир о том, что предстояло городу, а вот Милена – скосив взгляд, мужчина пытался угадать, чем занята ее голова. Проситься на поклон к мыслям – способ простой, но слишком, чтобы его применять. Интересно, а она сама была ли замужем? И есть ли мужчина сейчас, которого она считает своим? Ее оценочные взгляды ничего не значат – на Аркона многие засматривались, стоит им познакомится, как замужние, так и не замужние женщины.

Выйдя из парковой зоны, женщина кивнула головой в сторону своего дома. Аркон усмехнулся новым словам Милены.
- Мне многие так говорят. К сожалению, так будет не всегда. Но хочу отметить, что время и к тебе весьма благосклонно. Даже удивительно.
Но тон не свидетельствовал об удивлении. Маги и алхимики могли позволить себе оставаться долгое время не тронутыми временем, старательно отодвигая от себя неприятности, которые неизбежно следуют вкупе со старостью. Тем временем мимо проехалась карета с заспанным кучером. Из кареты, сквозь сдвинутые шторки, доносился торопливый шепот вкупе с хрипотцой, сопровождаемые сладостными вздохами. Занятный вечер.
- Охотно верю, что не скучаешь. Бертрам все так же пользуется твоими услугами? Давно его не видел. Пришлось на время покинуть баронство.

+1

7

- Что вы, какие у меня могут быть секреты от моего спасителя? – укоризненно взглянула на него Милена, слукавив в этом совсем немного.
Пожалуй, если Аркон задал вопрос, она ответила бы честно почти на любой. Неприкосновенных тайн у Милены было не так уж много. А вот вещей, о которых просто не говорят, гораздо больше. Но ведь так у каждого человека, разве нет?
- Пожалуй, для своих лет я выгляжу действительно недурно, - без ложной скромности согласилась она. – Но думаю, это всё магия. Мне ведь почти полвека, так что не представляю, чем ещё это можно объяснить. Конечно, я и без того отношусь к себе бережно. Тот парфюмер, что научил меня составлять духи, был откровенно некрасив. Лысоват, с глазами навыкате, крупными ушами и горбатым носом, да к тому же не утруждал себя физически, потому и тело имел довольно рыхлое. Но он относился к себе до того трепетно, что ни у кого не поворачивался язык назвать его уродцем. Говорили о необычной, специфической внешности, только и всего. И среди барышень он пользовался немалой популярностью. Что уж там, в свои неполные двадцать я и сама едва им не увлеклась, - посмеялась Милена. – Так вот, он говаривал, что наша внешность, это тоже наряд, который боги даруют раз и на всю жизнь, потому следует беречь его и носить с достоинством. Потому что тот, кто выражает недовольство божественным даром и относится к нему небрежно, может их и прогневить. Я запомнила это и с тех пор следую его совету, потому за последние три десятилетия изменилась не слишком сильно. Голова вот только побелела. Но эльфы говорят, это признак мудрости и богатого жизненного опыта. Да уж… чего-чего, а этого добра мне хватает.
Ведунья передёрнула плечами и обошла очередную покрывшуюся тонким ледком лужицу. На улице было ещё по-зимнему прохладно, а царившая кругом сырость заползала под плащи и платья, скользя стылыми пальцами по спине и бёдрам, пробирая чуть ли не до костей. Милена никогда не боялась морозов и очень редко болела. В настоящие холода, право слово, проще обморозиться, чем получить лихорадку. А вот в такую слякотную хмарь промочить ноги и слечь с простудою ничего не стоит. И Аркон вон, похоже, тоже замёрз. Но виду не подаёт. Не пристало, вишь ли, мужчине жаловаться на погоду. Милена даже задумалась, а очень ли он оскорбится, если невзначай предложить зайти в гости и выпить чего-нибудь горяченького. А то и горячительного.
Ну, в самом деле, не на свидание же она его зазывает. Или всё-таки на свидание?.. Лена вновь бросила на мужчину короткий испытующий взгляд. Нет. Конечно, нет. Ей, действительно, приятно было его видеть и вдвойне приятно услышать, что он всё это время отсутствовал по веской причине, потому и у неё больше не появлялся. Но было в этом человеке что-то такое, что заставляло сомневаться в собственных благих намерениях, выискивать в них сложную подоплёку и скрытые мотивы, подозревать демон знает что.
- А отчего не женились, господин Аркон? Неужели девушки подходящей не нашлось? Может, познакомить вас с хорошей свахой? Она быстренько супругу вам сыщет.
Пожалуй, если бы Милена взяла на себя труд задуматься, где и при каких обстоятельствах уже сталкивалась с подобным, то узнала бы о своём благодетеле много нового. Но она не обратила внимания, просто окунувшись во флёр вампирьего очарования. Внезапно ведунья остановилась и широко распахнутыми глазами уставилась на что-то дальше по тропинке. Казалось бы, там ничего не было, только тени, но одна из этих теней выглядела особенно густой и плотной, почти материальной, и похоже, не была привязана к какому-то предмету, а двигалась будто сама по себе. Ничего такого уж угрожающего в этом тёмном силуэте не наблюдалось, но выглядел он странно и противоестественно и оттого пугающе.
- Ох, боги всемогущие... - Милена сотворила отводящий недоброе знак и виденье исчезло, будто ничего и не было. – Чего только в потёмках не примерещится!

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Вещая Тьма