http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Кольцевая дорога никуда не ведёт.


Кольцевая дорога никуда не ведёт.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Персонажи: Гваихир, Эвредика, Меварис.
Время: 10606 февраль. Вскоре после событий близь Хиана.
Место:
Деревушка в паре дней пути от границ Арисфея
Сюжет:
Иногда дороги сплетаются в причудливое кружево, которое навеки  оставляет уникальный неповторимый узор в душе и сознании того кто оказался в самом центре плетения, а иногда дорога замыкается в кольцо и ты ходишь по кругу, словно одержимы, раз за разом надеясь на новый результат. Не это ли истинное безумие?
И что лучше случайности может разорвать этот круг?

http://s5.uploads.ru/6pB2i.jpg

0

2

Путь от Хиана до Арисфея был не близким, особенно для девушки, что не знала местности, не умела читать карт или ориентироваться по мху на деревьях. Она даже не ведала, что солнце встает на востоке, а садится на западе. Поэтому, когда Эвредика покинула объятое пламенем поместье лича, первые дней пять она просто голодала и замерзала, плутая в лесу, уходя от одной опушки и к ней же возвращаясь.
Успевшая взять с собой из пожарища лишь теплый дорогой плащ (из шкуры белого тигра), она скиталась, оплакивая хозяина и собственную разрушенную жизнь, покуда, по счастливой случайности, не вышла на дорогу, где её наряд сыграл свою роль. Достаточно удачную.
-Ох! Благородная дама! Вас это-ть што ж? Как бишь: разбойники ограбили? Босая, по наледи! Прыгай, дама в повозку наскоро.
Благородная? Она? Впрочем, конечно, она была дорого одета. И не только одета. Под шкурой на теле всё ещё красовалось множество украшений. Продай хотя бы колье, со всеми инкрустированными в него камушками – и вот тебе уже не большой домик в центре какого-нибудь городишки. А златые браслеты? А диадема, что скрывалась за капюшоном? Да на это можно было бы прожить, не бедствуя, одну человеческую жизнь как минимум. И только сейчас девушка стала задумываться о не безнадежности своего положения.
Она могла продать всё это и добраться… куда-то, где есть рынок невольных. Она бы продала себя… подарила, или ещё что. Нашла бы нового хозяина и с ним обрела бы новый смысл.
Исполнившись болезненно решимости, девушка забралась в повозку. Босые ноги потрескались от холода, обрели нездоровый темный оттенок и откровенно кровили, но Эвредика, кажется, вовсе не чувствовала боли. Стянув из под рукава один из золотых браслетов, она молча протянула его мужчине.
-Оооо, милая! Так это ж много! – Отозвался веселый пожилой мужчина, даже морщинки которого рисовали на его лице улыбку. – Ты это, у меня остаться сможешь, девонька. Я из деревушки Благой, что от леса Арисфейского недалеча, туда и путь держу. У нас это, ты не думай, почтовой двор есть. Напишешь кому, штоба забрали. И ты уж это, не серчай на меня старого, я вашим этим заумностям не обучен, по-простому буду.
Взяв браслет, старик кивнул девчонке на тулуп, лежавший в повозке и та с удовольствием свернулась под ним, моментально уснув. Так Эвредика и проделала путь со стариком, останавливаясь в разных деревушках и городках. В одном из таких старик продал её браслет – хорошо продал, и даже ей купил сапоги, сказав, что нечего девке мерзнуть почем зря, а ему с семьёй и оставшихся денег позаглаза хватит.
Редко на таких людей везет. Честных, не жадных, искренних. Но видать: должно было оно сойтись так. То ли боги на её стороне были, то ли просто вселенная как-то так представляла себе равновесие. Если уж позади было рабство и впереди ждало оно же – так пусть хоть дорога окажется легкой.
Когда почти через месяц Эвредика оказалась в доме у старика, первое же, о чем она узнала от его семьи, это о страшном белом великане, что к ним уже как две недели пожаловал. Вроде как на сеновал его пустил кто. А он, вроде и тихий, да всё одно его люд деревенский побаивался.
-И имя у него это чудное, не нашинское! – распиналась красивая женщина, пышных форм, то и дело напоминавшая Эвредике свежую булочку, - Мревакс… Мивакс… Меварик…
-Меварис? – неожиданно для самой себя поинтересовалась эльфика.
-Да-да! Точно! Знаком Вам шальной-залетный наш, девица?
Ласковый тон, с которым неизменно говорила молодая хозяйка дома, по-совместительству дочь старика, что всё это время возился с рабыней, каждый раз озадачивал Эвредику. Она никак не понимала, куда вмещается в эту маленькую женщину столько радушия? А маленькой та была даже сравнительно с самой Эльфийкой, которая высоким ростом не отличалась.
-Знаком. А у кого он гостит? Я бы хотела увидеть его… - неловко улыбнувшись девушка переступила с ноги на ногу, которые к тому времени успела исцелить, и теперь её охватило одно, вполне определенное желание.
-А так это, у старосты нашего, в самом конце улицы. У него самый богатый двор, – не без мягкой зависти сказала девушка.
-Ах, об этом! – Рассмеялся старик, беря дочь под руку и уводя вглубь дома, махнув рукой гостье, чтобы та пока занялась поисками своего приятеля.
Покинув дом, девушка быстро нашла нужный двор, но вовсе не по якобы богатому убранству, а просто потому, что деревушка была всего с десяток дворов, и дом этот был единственный с пристроем, что – решила для себя Эвредика - и является у местных признаком богатства.
Хозяин её пустил удивительно легко. Должно быть, надеялся, что девица уведет отсюда незваного гостя. Войдя в пристрой, она, едва завидев знакомого, плотно закрыла ворота и опустилась на колени, попутно стянув капюшон, что мог помешать узнать её.
-Здравствуйте, Господин! Я так рада, что это оказались Вы… моего Хозяина убили и… прошу Вас, возьмите меня своей рабой!

+2

3

Меварис замер с иглой в зубах и в удивлении уставился на вошедшую эльфийку («Эвредику» - услужливо подсказала ему память).

Да, всё верно, Эвредика. Девчонка-рабыня, что не так уж и давно в бурю пустила его переночевать в хозяйский дом, после чего он был железно уверен, что никогда её больше не увидит. Теперь же она, разодетая как ярлова дочка, рухнула перед ним на колени, да ещё и с такой просьбой.

-Это что, какая-то дурная шутка? – после некоторого молчания наконец выдавил из себя керват.

Ситуация была до дурацкого абсурдной и сулила неприятности. Месяц и так выдался достаточно паршивым, а тут ещё и это. А ведь Меварис думал, что ничего его уже не удивит. Надо же, ошибся.

Сначала, по собственной дурости, не разобравшись толком в карте, он вместо предгорья свернул совсем в другую сторону и чуть не сунулся в Арисфейские леса, благо, что вовремя остановился, заметив расползающийся волшебный туман и тут же обругав себя последними словами за тупость в ориентировании на местности. Связываться с эльфами на их территории шефанго было ни к чему, а проклятый лес не сулил ничего хорошего. Что и подтвердилось почти незамедлительно – из леса вылезла неведомая тварь самого уродливого вида, уставилась на него дикими круглыми глазами, а потом вознамерилась сожрать шефанго живьём. Двигалась она невероятно быстро, регенерировала почти мгновенно и всё же успела вцепиться Меварису в бок ровно перед тем, как он отделил её отвратительную голову от тела.

Рана оказалась препаршивая. Рассудив, что погано было бы встретить раненым ещё одну подобную тварь или ещё хуже, эльфийский патруль, Меварис решил переждать некоторое время в каком-нибудь ближнем людском поселении. Выспаться, заживить рану, узнать верную дорогу.

Ему повезло на третий день – он вышел к деревеньке. Местные хоть и смотрели на него со страхом, но пожить пустили без вопросов – может быть, просто боялись разозлить. Впрочем, Меварис честно им платил. Да и кормили неплохо. Иногда, правда, местная ребятня прибегала тайком поглазеть на него, но более никто не осмеливался тревожить шефанго. Рана медленно заживала, Меварис много спал, хорошо ел, составил новый чертёж и наметил план дальнейшего путешествия – перерыв явно шёл ему на пользу. Близился коссар, начало новой навигации, потому в шефанго медленно разгоралась жажда деятельности, несмотря на то, что он теперь и так круглый год был в походе. Кровь-то не пропьёшь.

Только у него всё начало налаживаться и тут такое. Меварис живо представил, как они выглядят со стороны: он, в одних штанах, ошейнике и сапогах, в волосах сено – ну бродяга бродягой, тщетно пытается залатать прореху в рубахе. И перед ним чуть ли не эльфийская княжна, вся в золоте и на коленях, просит взять её в рабство. Сюжет для комической баллады. Обхохочешься.

«Не шутит» - мрачно резюмировал Меварис, от души добавив пару мысленных ругательств на зароллаше, - «Этого только не хватало, для полного-то счастья».

Эльфийку надо было спроваживать и чем скорее, тем лучше. Да, она помогла ему однажды, но таскаться с ней по горам, лесам и руинам – увольте.

-Если бы я нуждался в рабах, то привёл бы их с собой из Агарды, - отрезал Меварис и, спустившись с кипы сена, рывком поднял эльфийку с колен и развернул её к выходу, осторожно подталкивая в спину. – Мне обуза в дороге не нужна. Иди вон к старосте или ещё к кому, может быть им и пригодится уборщица-приживалка.

+3

4

Гэтот мост мой! И щеп пройты тут, таки надо подкинуть мэне монэту. — зазвучал грубый, но хитрый голос тролля.
В который раз Гваихир подмечал, что у некоторых представителей троллей есть эдакое расовое хобби - жить под мостом и взымать с мимо ходящих налоги, а иногда и есть их. Но этот был по особенному наглым. Он умудрился отыскать неплохой мост неподалёку от границ Арисфеея. Возможно ли, что тому причиной был туман, который вынудил патрули эльдаров отпустить от границы на приличное расстояние. И без тумана эльфы редко подходили к приграничным рунным камням, что сияют ночью светом итильдина, а теперь и вовсе не ходят.
Гваихир скинул капюшон с любопытством разглядывая тролля.
Таки ты ельф?! Тохда даве монеты с остроушлого. — поменял свои требования здоровяк с болотным цветом кожи. Время от времени он почёсывал себе зад и это вызывало отвращение, но Гваихир продолжал молча глядеть на того, кому он едва ли доставал до пояса и то потому, что тот слегка согнулся в коленях.
Две монеты и пройдут все?— эльф зевнул и потёр глаза. Он выглядел усталым, что неудивительно с учётом всех недавних приграничных приключений. Сначала были обычные кобольды, а через день ему повстречалось два огра каким-то образом подмявших под себя племя гноллов.
Хто все? — недоумённо спросил тролль, заглядывая за спину эльфа, но никого не видя. — Хде-то прячушутся ищо?! Показуй их! Гродг не любить прядки! Гродг не любить обмана! За кашдого по две золотых. — со злобным рыком Гродг долбанул грубо сделанной дубиной по каменной перилле моста, от чего та слегка посыпалась.
«Зачем ломать свой источник дохода?» — подумал эльф, глядя на результат троллячей агрессии. — «И дубинку себе повредил…»
По две за каждого – это слишком «толсто» для тебя. — с надменными нотками в голосе ответил Гваихир. Он вёл себя так, как будто вышел на обычную прогулку, то и дело поглядывая в разные стороны и любуясь просторными полями по одно плечо и лесами своей родины по другое.
Без денех Гронд съесть тебя и зыделать какашкой!
От произнесённых Грондом слов эльф поморщился, представив тролля за этим делом, а затем просто пожал плечами, мол «как хочешь».
Я согласился дать тебе две золотых за то, что я и мой отряд пройдут тут, а теперь ты останешься с носом. — с этими словами Гваихир отошёл к краю переправы, краем глаза поглядывая на Гронда. Тролль осклабился, явно думая, что эльф блефует и поблизости никого нет, а затем…

Тролль сбежал. — сухо произнёс Маэглин, едва сдерживая улыбку. — Мне преследовать его?
Ты видел его прыжок? Ныряющий русалкой тролль – это то ещё зрелище. — Устроенное Грондом представление знатно позабавило Гваихира и теперь у него есть очередная история для собратьев о своих похождениях и странных существах, что водятся в этом мире. — Оставь его. Теперь он поймёт, что выбрал не самое лучшее место, чтобы взымать плату с проходимцев.
Ещё бы. Когда сквозь камни пробиваются деревья и на тебя мчится два десятка всадников долин из Каэр Л‘ндаэль – даже тролль не выдержит. — Благодаря работе друида и стихийного мага каменный мост перестал существовать, а на его месте образовался другой, который любой человек назовёт «эльфийским», пускай это и будет следствием его некомпетентности и слишком доверчивым отношением к народным поверьям. — Но он найдёт себе новое место для своих злых промыслов. Ты уверен, что нам не стоит догнать его? 
Предлагаешь убить его? — вскинул бровь Гваихир, глядя на друга. — Весь мир итак считает нас дикарями и не доверяет нам. Сколько бы мы для людей не сделали, они тут и там травят свои глупые басни о том, как мы жестоко расправляемся с каждым вошедшим в лес.
Маэглин понимающе кивнул.
Возможно мы сами в этом виноваты. Живём, не раскрывая своих тайн и не помогаем им в их бедах.
Ты сам знаешь, что так необходимо. Мы – не люди, а люди – не эльфы. Их суета и поспешность в решениях слишком опасны и смертоносны. Они подвержены порокам, а я слишком много в своей жизни поведал полукровок без отцов и матерей, словно их бросили. — Гваихир нахмурился, а его глаза потускнели из-за потонувшего эльфийского сознания в череде неприятных воспоминаний. Но постепенно его взгляд вновь ожил и засиял. — Мы будем вырождаться, мой друг, а люди нет. Наш лес для них не более, чем дрова для костра и материал для домов и кораблей. Но чтобы они не говорили, как бы больно нам не было, мы остаёмся теми, кто мы есть – сильными.

***
День марша привёл отряд эльдалиэ к небольшой деревушке. Они затаились в лесу и за холмами и держались от людей достаточно далеко, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания. Эльфы Арисфея не любили щеголять перед смертными, если только те не были в беде, как союзный Айна Нумиторе Ариман. По правде говоря, они бы и вовсе обошли деревеньку стороной, но ввиду некоторых, по меркам эльфов, недавних событий, они сохраняли бдительность. Гваихир имел чёткие указания от своего лорда исследовать весь заграничный периметр на этом участке. И так как всякие тёмные силы и чудища не дремлют, а также не боятся забредать на огонёк или перекус детьми к людям, эльфам приходилось исполнять роль защитников Ариманских земель, доколе государство не приведёт себя в порядок. Во всяком случае, Гваихиру нравилась эта работа больше, чем сражение с демонами и толпами оживших мертвецов, как тогда – на главной площади города. Сто лет оттачивания ратных навыков на полях Таль Эт Найны помогли эльфам эффективно вступить с тёмным магом в конфронтацию, но даже при этом некоторых не уберегли.
Наблюдение за деревней со стороны предоставляло эльдалиэ мало информации, не смотря на всю их легендарную зоркость. Поэтому Гваихир в сопровождении двух собратьев решил лично навестить деревушку. Трое эльфов, скрывающие свои лица под капюшонами тёмно-зелёных накидок, будут вызывать не так много внимания, как целый вооружённый отряд лесных эльфов. Если всякие авантюристы или другие элдалиэ, что давно живут в мире людей встречаются не так уж и редко, то эльфы Арисфея являются причиной появления многих сказок. Уже за последний год они появлялись на Ариманских землях так много раз, сколько в других областях мира не объявлялись и за две сотни лет.
Трое зашедших в деревню эльфов сразу же разделились. Гваихир остановился у крыльца какого-то старого деревянного домишки, а двое других продолжили свой путь дальше. На незнакомцев поглядывали часто, но не останавливали и не расспрашивали. Правда, несколько матерей словили своих детишек, чтобы не бегали подле странных дядь. В свою очередь двое «странных дядей» успели заметить кого-то интересного прежде, чем «она» юркнула в единственный дом с пристроем на всю деревню. Эльфы переглянулись и зашагали следом.
Вы кто такие?! — нахмурив лоб твёрдо произнёс хозяин дома. Он выглядел напряжённо и его можно было понять, ведь перед ним стояло двое высоких незнакомцев в капюшонах. С него было, пожалуй, довольно страдающих гигантизмом существ.
Мы… — один из эльфов наклонился и прошептал хозяину что-то на ушко. Человек обомлел и отступил в сторону.
Ну… ух… чего сразу то не сказали. — по правде говоря, хозяин не знал, как себя вести что делать. Его сковывал страх перед тем, чего он не понимал или был с этим знаком только по слухам. Он указал им куда зашла разодетая, как дочка барина, особа и эльфы, откинув капюшоны неторопливо ринулись туда. Ворота были закрыты плотно, но бессмертные сумели отворить их и…
Храни нас Играсиль. — синхронно произнесли эльдалиэ, когда увидели, выпроваживающего эльфийку шефанго и вышли обратно, заперев за собой ворота так плотно, как будто и не должны были их открывать. Их бледные лица стали ещё бледнее, а руки тряслись.  Они даже подумали и вовсе подпереть дверь чем-нибудь... столами и стульями, а если бы было возможно, то и телегами.

+3

5

«Ахахахахаха!» - противным смехом прокатился в сознании женский голос, - «Бесполезная дур-р-ра! Даже хозяина найти себе не в состоянии!» - с болезненным восторгом вопила подселенка. 
Но Эвредика даже не отреагировала. Она знала, что Лилия чувствует себя живой только в такие моменты. Только когда поддевает и ранит её. Со дня своего заточения в её теле - Лил ненавидела эльфийку всем оставшимся естеством. Она не могла простить ей того безразличия, которое отразилось в глазах рабыни, когда Ротбарт тащил её за волосы по ступеням в подвал; того спокойствия, когда он резал её на алтаре, не могла простить отсутствия борьбы и того, что день за днем она всё больше растворялась в её голове; и для обеих девушек не было секретом то, что вот-вот она должна была замолчать окончательно, потерявшись в ней, растворившись.
Это не была смерть в привычном смысле. Её душу не ждало царство богов, не было шанса воскреснуть или переродиться. Она просто становилась вечной пленницей чужого сознания. Безмолвной и безучастной.
Потому Эвредика снисхождением относилась к моментам, когда та пыталась уколоть её. Какую-то странную, и всё же – жалость - она ощущала к Лилии.
А от Мевариса девушка и вовсе не ожидала иного. Ещё в первую встречу, она подумала, что тот…странный. Такой же одинокий и ненормальный, как она. Может поэтому в момент, когда только увидела его, её решение изменилось. Больше она не намеревалась идти куда-то в поисках рынка невольниц. Не намеревалась продаваться или дарить себя первому же встречному.
Едва ли понимала она, что выбор хозяина – тоже выбор. Тоже проявление воли её собственной, хоть и ломанное, неказистое. Что уже сейчас она делает ничто иное как распоряжается дарованной ей свободой, исходя из имеющегося жизненного опыта.
А скажи ей об этом кто, укажи, скорее всего, она бы ответила так, как и воспринимала это сама «я же не могу просто лечь и умереть». Поразительное упрямство.
Вывернувшись от толкающих её в спину рук, девушка светло улыбнулась, снимая диадему и протягивая шефанго.
-Я буду полезной! Вы сможете продать всё это и у Вас будут деньги на Ваше путешествие. Будут и деньги купить те технологии, которые могут заинтересовать Вас! Я могу готовить, не плохой целитель и люди не будут бояться меня! – Принялась уговаривать рабыня, но прервалась, взглянув на открывшуюся дверь, за которой стояли странные мужчины, что впрочем, тут же дверь захлопнули.
Она могла бы подумать, что это не к добру, могла заметить, что их одежды отличаются от одежд местных, могла… и подумала. Но всё же, сосредоточена была на другом.
-Я, так или иначе, пойду с Вами, Хозяин. – Настойчиво и неожиданно твёрдо подвела черту девушка, глядя серыми миндалевидными глазами с немым вызовом. Конечно, обычно рабов заводят не так. Так, скорее, заводят кошек или собак. Увяжутся за тобой и…
И теперь с этим уже предстояло мириться шефанго. Конечно, тот мог бы, например, убить её и тихо прикопать где-то на заднем дворе. Посадить над ней цветочек и честно сообщить хозяину, что просто удобрил земельку!
Чего нет? Не самое плохое удобрение. Во всяком случае сама эльфийка и другие рабыни Ротбарта им вовсе не брезговали. Надо же было убирать в подвале. А о таких вещах, как осквернение мертвых, страхах о жизни на костях – никто из них не знал. А когда не знаешь, то этого, вроде как, и не существует вовсе.

+1

6

-Штэзаль! - недовольно выругался Меварис, глядя на двух остроухих, скрывающихся за дверью. Количество эльфов вокруг него невероятно быстро увеличивалось. Что им, заняться больше нечем? Сидели бы на своих деревьях...

Он попытался припомнить что-нибудь о жителях Арисфея - выходило негусто. Эльфы, что до смерти его перепугались и сейчас видимо тряслись со страху за дверьми, судя по всему были совсем мальчишками (или девчонками, кто этих остроухих разберёт?). Иначе почему они так позеленели, будто полуголый раненый шефанго - самое страшное, что они видали за свою жизнь? Взрослые эльфы в представлении Мевариса незамедлительно устроили бы драку или подожгли сеновал, дабы прикончить "рилдирово чудовище" и спасти от него землячку. Вариант попытки переговоров Меварис не рассматривал - все эльфы, без сомнения, были ненормальными дикими расистами - эту простую истину подтвердит вам любой шефанго.

"Украли родительские доспехи и оружие и сбежали из Арисфея за приключениями" - решил керват. Многие его знакомые по юности поступали также, в желании показать старшим хитрость, ловкость и удаль, даже прекрасно зная о последующих суровых наказаниях. Почему бы и эльфийскому молодняку не устраивать подобного?

Детей шефанго не трогают, да и глупость - не причина для убийства. Потому рубить неразумных мальчишек, пусть и эльфов, с большим риском опять сорваться в боевой раж керват не хотел. Как и представлять, что они хотели делать на сеновале.

А сумасшедшая рабыня тем временем продолжала засыпать керват аргументами, которые… О Рилдир, начали казаться ему вполне разумными. Денег у Мевариса было не то чтобы много, он частенько был ранен, и с такой спутницей можно было бы спокойнее проходить в города. Да в конце концов, в тяжёлой ситуации девчонку можно было бы просто съесть!

«Совсем с ума сошёл» - отругал себя Меварис – «С ней придётся чаще останавливаться, она в любой момент может свалиться где-нибудь от болезни или усталости, девчонку могут взять в заложники, да и мало ли проблем она может принести. А тут ещё и лесные – сейчас сбегутся сюда со всех окрестных лесов, услышав про шефанго у границы»

Шефанго вздохнул. В конце концов, следовало поступить наиболее правильным из всех способов – предоставить эльфам решать эльфийские проблемы самим, для этого эти лесные ребятишки были вполне кстати. Он же – шефанго. Его это не должно касаться – если, конечно, эльфы окажутся достаточно разумными, чтобы внять голосу простой логики, стукнуть сумасшедшую по голове, чтобы лишний раз не брыкалась и утащить в Арисфей.

-Нет, - отрезал он, сурово глядя на эльфийку в надежде, что это будет выглядеть достаточно внушительно и она не заметила его малодушного замешательства – Мне с эльфами связываться без надобности.

«Оставили бы они все меня в покое» - угрюмо подумал Меварис, взяв на всякий случай меч и открывая дверь. Можно было бы принять женский облик, чтобы казаться мирнее, да только сильно много чести для каких-то эльфов. К тому же Меван была жадной и своевольной, так что вполне могла учудить любое непотребство – Меварис хорошо себя знал.

-Возвращайтесь к своим отцам, - заявил он с наибольшим спокойствием, на которое был сейчас способен. - В походы ходят только взрослые. И девчонку эту заберите, она из ваших. Люди её поработили ребёнком и она, видимо, свихнулась. Пусть ваши старшие её исцеляют или что там ещё... а я за это место заплатил и с остроухими из леса иметь никаких дел не желаю. Ищите другой ночлег.

Ему искренне казалось, что это решение устроит всех. Эльфийская дева спасена и освобождена, остроухие живы и при полном наборе конечностей, а он, наконец-то, получит желанное спокойствие и закончит зашивать проклятую рубаху. Право, что может пойти не так?

+1

7

Двое эльфов, что увидали шефанго, некоторое время перешёптывались и собирались с мыслями. Шефанго, как они собственно, были не теми, кого можно легко встретить на любом тракте, в любом городе людей и, более того, о них также ходила масса слухов. Воины смогли взять себя в руки, осознавая, что один раненный великан не повод для страха, какая бы безумная молва о них не ходила. Таким образом страх постепенно смещался эльфийской гордостью и только они принялись раздумывать над решением неожиданной проблемы, как вдруг…

En! — окликнул эльф собрата, когда белая морда великана показалась из-за двери. Они думали, что, подперев дверь столом и стулом, как-то задержат его, но этого оказалось недостаточно. Не исключено, что из-за спешки деревянные преграды были размещены погано. — Оно здесь!

Сам возвращайся в свою ледяную мусорную яму! — огрызнулся на заявление шефанго второй эльф. Эльфийская гордость была задета и, более того, она была уязвлена тем, что этот иноземец воспринял эльфов, как каких-то детей. Эльдары понимали, как выглядело их поведение при первой встрече со здоровяком со стороны, но именно это, по их мнению, дало шефанго основание воспринимать их как детей.  — А девушку оставь в покое! — и разумеется эльфы думали, что великан удерживал полукровку силой. Один из них даже не выдержал нервного напряжения и, целясь в голову, бросил в шефанго деревянную ложку. И это был странный поступок, с учётом того, что под плащами эльфы прятали короткие клинки и даже метательные ножи.

И… и… — отходя назад и нервничая, продолжал эльф. — Близко не подходи! Иначе я и мой соратник будем вынуж… — а соратника не оказалось рядом. Он испарился. Единственным свидетельством того, что он тут был являлся отпечаток сапога на подоконнике. Видимо эльф прибалдел с выпада своего друга, когда тот кинул в шефанго ложку.

***

В деревне было тихо. Все люди занимались своими делами и уже даже отчасти привыкли к неторопливо снующей по округе фигуре в плаще. А фигура в плаще разделяла всеобщее спокойствие. Более того, Гваихир не видел никаких признаков угрозы для жизней деревенских, правда это отнюдь не означало, что такой нет. Увидеть можно вооружённых воинов, убийство, явное насилие, но что если в деревне живёт и скрывает своё колдовство ведьма или какой-нибудь колдун? Он понимал, что обычными глазами всего не узреть, но и вводить в деревушку Кузнецов Играсиль ему не хотелось, поскольку они явно наведут тут шороха и ненужной тревоги. Такие действия вполне себе могут вызвать вопросы у местного феодала, и хоть эльдары скоро могут скрыться в Арисфейских лесах, их действия могут явно подпортить отношения с землевладельцами Аримана. Казалось бы, действия бессмертных законны, но дозволено им было не всё. Иначе говоря, внутренняя безопасность Аримана больше лежит на его феодалах, а на эльфах внешние и, судя по всему, явные враги. Проще говоря, что удастся поймать, то и призовут к ответственности.

Похождения Гваихира закончились близь какого-то старого колодца. Вода там была чистой, но по близости не стояло ни одного дома, что навело его на одну мысль, где колодец общедоступное имущество. А ведь нередко они могут располагаться на чьи-нибудь землях, а потому, когда кто-то чужой берёт оттуда воду, человек может изъять у него плату. Как ни крути, а все факты о людях в голове эльфа нередко носили меркантильный характер, будто он не мог не думать и о чём-нибудь хорошем. С другой стороны, это помогало ему сохранять бдительность – строгий и недоверчивый внутри, но добрый и вежливый снаружи.

Nikerym! — раздалось со стороны бегущего эльфа. От неожиданности Гваихир даже вздрогнул. Он не любил, когда из задумчивого состояния его выводят так резко, тем более таким взволнованным голосом. Видимо опять что-то стряслось. И он надеялся, что его элендрим нашли не того тролля, которого эльфы недавно согнали с его прежнего местожительства.

Ohtar, что случилось? — спокойным, но строгим голосом спросил Гваихир запыхавшегося эльфа. Как и обычно, в ожидающем положении, он скрестил руки на груди, дабы придать себе более уверенный вид. На самом же деле в его мыслях всё было по-другому:
«Ради Играсиль, просто скажи, что кто-то из вас подвернул ногу!» — но было очевидно, что это не так и отсутствие напарника у напуганного воина не на шутку взволновало Гваихира.

Ш…-ш-ш-ш… ш… — но вместо внятного ответа, воин шипел, словно его околдовали и это было крайне необычно. На свете не так уж и много вещей, способные напугать воина Арисфея, пускай даже и молодого. — Шефанго! — наконец-то выговорил он чуть ли не через крик. Сначала Гваихир хотел спросить его «что шефанго», а потом он всё понял. Само упоминание высокого жителя Агарды вызвало у эльфа не малое удивление, как и то, что он или они могли забрести так далеко от земель империи… к самым границам Арисфея. Это было необходимо проверить, поскольку в такое едва ли верилось.

Где? — кратко бросил Гваихир.
В том доме! — эльф обернулся в направлении, откуда недавно бежал.
Предупреди Маэглина. Я иду туда. — бросил сотник и поторопился к дому.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=sKscw_yEf94[/lazyvideo]

Отредактировано Гваихир (17-12-2018 02:42:09)

+2

8

В первый момент, когда Меварис начал убеждать эльфов в том, что её нужно забрать и спасти, да к тому же приплёл некое «безумие», которому она, бедняжка, подвержена, эльфийка хотела шутки ради подпалить тому шевелюру, но в этот самый момент один из эльфов решил ответить.
— Сам возвращайся в свою ледяную мусорную яму! – Крикнул он, хотя продолжал пятиться назад. Более комичной бравады и придумать было нельзя.
«О, ну что ты лопочешь? Звучит, право, как обида деревенского мальчишки. Один кричит, что его деревянный меч лучше, чем у второго… ну правда… ужас… ему сколько, шестнадцать?»
Скрестив руки на груди, Эвредика прислонилась к стене, чуть позади шефанго, наблюдая.
— А девушку оставь в покое! – выпалил «храбрец». Эвредика максимально страдальчески закатила глаза. Нет, в последние дни, с неё спасений хватит.
«Хотя… такой герой, скорее в обморок упадет, когда заметит, что его дружок сбежал» - подумала девушка, наблюдая, как весьма изящно тикает подальше, совершенно беззвучно, второй эльф.
«И вообще, откуда этот нелепый вывод, что меня тут удерживают? Не кричу, не реву, в истерике не бьюсь, сбежать попыток не делаю, да и они вошли, когда он меня выпихивал.»
И тут что-то глухо ударилось о лоб шефанго. Серые глаза озадаченно взглянули на упавшую ложку. Повисла неловкая пауза, за которую, лепетавший абы что эльфийский воин, осознавал отсутствие товарища, а Эвредика не могла понять, то ли ей плакать, то ли смеяться.
Нет, она всегда знала, что эльфы, из которых была её мамаша, те ещё слабаки и к тому же эгоцентрики. Простой вывод, который она сделала ещё ребенком, узнав от Майи и Марго историю своего рождения.
Те в красках описали, как изнасилованная эльфийка пыталась умертвить себя, даже после того, как узнала, что беременная. На взгляд рабыни, поступок был слабым, паршивым и гадким. Совсем не материнским. Этак из-за каждой дряни убиваться…
Полукровке нравилось жить, даже если её жизнь отличалась от жизни других. Ей нравилось, что её мамашка не сумела убить себя и её заодно. И порой откровенно нравилась мысль, что та умерла где-то в подвале её «папаши», которому та досталась после её рождения, ещё не однократно им поруганная.
Отца своего, впрочем, она не находила более симпатичным. Сама Эвредика не раз была игрушкой для утоления постельного голода, она знала, что после этого можно жить, но и знала, как это унизительно, а потому и кровного отца считала отбросом.
Ну, не повезло ей с генетическим набором, что сказать…
Теперь же она убеждалась, что трусость у лесных эльфов была чертой расовой.
Однако то, как они при этом ухитрялись бравировать гордостью…
И смех пересилил. Девушка откровенно расхохоталась, задыхаясь от смеха и хватаясь за живот. Скулы больно сводило, но остановиться, глядя на лицо Мевариса, что явно не ожидал такого поворота, и на лицо эльфа, что уже успел осознать грандиозность собственного провала.
В конечном итоге, на глаза у девушки даже слёзы навернулись. И успокоиться вышло, только когда она села на землю, облокотившись о стену.
Нет, она не раз представляла, как однажды встретит представителя лесных эльфов, однако ТАКОЕ – вообразить было сложно.
Едва переведя дыхание и утерев слёзы, девушка с очевидной иронией обратилась к Меварису:
-Кажется, Вас вызвали на дуэль. Чем ответите на выпад? Это серьёзное оскорбление! Хотите, попрошу хозяина дома одолжить вилку?
Встав, отряхнув подол от грязного снега и промерзшей земли, Эвредика низко поклонилась эльфу, ободряюще улыбнувшись.
-Прошу Вас, сделайте глубокий вдох, Вы слишком бледны. Всё хорошо. И прошу нижайше простить мне столь недалекую шутку. Господин Меварис совершенно не агрессивен, он просто путешествует. – Мягко, с грацией присущей кошке во время охоты, эльфийка обошла шефанго, подбирая ложку и подходя к остроухому.
Какое бы пренебрежение девушка не испытывала к собственным корням, она всё же, отсмеявшись, могла мыслить трезво. Эльф и впрямь мог быть совсем юным, а даже если нет, то конфликт был никому не нужен, как и обморок бедного остроухого. Она же сказала, что будет «полезной». Так начать можно было хотя бы с этого.
Протянув ложку, девушка мягко склонила голову, в извиняющемся поклоне.
-Простите, если наше появление… - Эльфийка запнулась. Слово «напугало», могло ранить гордость молодого эльфа, которому так хотелось проявить героизм, а потому она постаралась подобрать другое, - причинило неудобство. Мы не причиняли никакого вреда местным и не нарушали никаких законов, многоуважаемый воин. Я вот, право, зашла помочь давнему знакомому залатать рубашку. Только и всего.
Адресовав Меварису многозначительный взгляд через плечо, в котором так и читалось превосходство, приправленное лукавством.

+2

9

Выяснилось, что не так может пойти абсолютно всё. Чего он вообще ожидал – что у лесных неожиданно пробился разум? Шефанго мысленно простонал.

Ложка! Меварис фыркнул от смеха, почему-то даже не разозлившись. Подумать только – эльф швырнул в него ложку, в то время как его товарищ ласточкой вылетел из окна, оставив напарника на растерзание «демону с севера». Керват явно недооценил ужас, который наводили его соплеменники на другие расы.

Стало неловко. Этого поворота событий Меварис явно не мог себе представить. Только вот сбежавший эльф ему не понравился. Очень уж это походило на то, что через считанные минуты весь Арисфей будет гудеть в истеричном припадке «Шефанго! Шефанго!!!», причём история легко обрастёт дичайшими подробностями. Посему выходило, что в очень скором времени эльфов здесь будет предостаточно и уже далеко не детей. И кому какое дело будет, что тут не эльфийские земли? Скверно.

Меварис попытался прикинуть, сколько эльфов он сможет убить перед тем, как лесные отделят его голову от тела и сожгут для верности, с учётом, что среди них наверняка будут маги, а он сам - керват. Остроухие явно не захотят оставить его в покое, даже если он решит просто уйти. Надо ли уничтожить чертежи и артефакт, что он носил с собой? Шефанго начинал чувствовать, что его загоняют в угол. Голоса в его голове радостно шептали, рисуя в сознании яркие картины бойни, которую он мог устроить. Чёрная кровь закипела в жилах в ожидании старого врага – первого в Альмарене для шефанго. В висках колотило, ошейник едва заметно мерцал синим светом, нагреваясь. Меварис был мирным, правда, - суровая необходимость для керват. Но вместе с тем, он был шефанго. Глупо было и рассчитывать, что словами он чего-то добьётся.

За его спиной во всю заливалась смехом рабыня, что окончательно утвердило Мевариса в мысли, что она сумасшедшая – после чего она, довольно резво, начала убеждать эльфа в том, что Меварис безопасен. Её слова максимально расходились со словами самого шефанго, но кому какое дело? Его-то эльфы явно не слушали, словно он изъяснялся на  зароллаше, а никак не на общем наречии - противоречия избирательный эльфийский слух явно не отметит.

Поведение эльфийки слишком уж расходилось с прежним. Вместо покорной и мирной она неожиданно стала расчётливой и действовала совершенно без указки. Рабы так себя не вели – по крайней мере, в представлении Мевариса. Убедит эльфёнка – хорошо, не убедит… Придётся действовать иначе.

Керват принялся одеваться. Природный пессимизм твердил ему, что ничем хорошим происходящее закончится не может. Эльфа ему было в некой мере даже жаль – он явно не ожидал от товарища такого поступка. На что сбежавший, интересно, надеялся? Что этот Рыцарь Священной Ложки задержит Мевариса? Или что шефанго пощадит эльфа? Отступали бы уж вдвоём, право слово.

Или возможная помощь была настолько близка, что сбежавший надеялся успеть? Эта теория Меварису не понравилась.

-А теперь ты мне поведаешь, сколько эльфов в округе этой деревни, - медленно произнёс шефанго, закрепляя наручи, - И от того, как быстро ты всё расскажешь, зависит останусь ли я «неагрессивным» и дальше. Мирно поговорим и я пойду своей дорогой, а вы своей – оба. Или и правда хочешь дуэль? Подумай-ка головой сначала.

Сам того не замечая, Меварис перешёл на привычное язвительное ворчание, сердито затягивая ремни. Досада на прерванный отдых, глупых мальчишек и самодовольную рабыню перекрывала даже привычное желание убивать. Хотелось разве что взять надоедливых остроухих за шиворот и посадить в ближайший сугроб, чтоб унялись.

-Чему вас в Арисфее только учат… Врываются в чужое жилище без стука, хамят, ложками швыряются в раненого. У вас так принято что ли? Совсем уже одичали в своём лесу. Эльфы! Тоже мне, защитники Арисфея, воины. Да твои отец и дед со стыда бы сгорели. Посмотрел бы я на командира, что одобряет подобное поведение – как ты ему в глаза-то теперь взглянешь? Кто тебе вообще оружие дал? Я бы и метлу не доверил. Разве что – шефанго хмыкнул – ложку.

Хорошая деревенька всё же и еду подавали приличную. Жаль, что он явно не проведёт здесь ещё пару недель, как планировал.

Секретное фото спонсоров этой игры.

http://s8.uploads.ru/t/PpfqY.jpg

Отредактировано Меварис (21-12-2018 09:06:38)

+2

10

Побег товарища действительно удивил эльфа, но, вместо того, чтобы побежать за ним, он решил остаться, поскольку догадывался куда первым делом направится его соратник. И именно поэтому он не хотел выпускать из виду странную компанию в лице уязвляющей его гордость полукровки и великана, который вполне себе мог бы спять эльфа, тем более в этом помещении. С тех пор, как он заметил побег своего соратника, ему пришлось прикусить язык и вместо пустого страха и паники начать думать. Да, по меркам своей расы он не так давно стал зрелым, но, в отличии от многих, эльфы Арисфея могут похвастаться должным обучением своих сыновей.

Эльф внимательно следил за движениями шефанго, сохраняя дистанцию у прислушиваясь к словам полукровки. Для него это было нечто странное, поскольку было слишком очевидно, что девушка отнюдь не на стороне эльфа и из этого исходил главный корень его абсолютного недоверия и непонимания ситуации. С другой стороны, он знал одно наверняка – нужно тянуть время и это хорошая цена за то, что придётся побыть немного клоуном. Он принял ложку от девушки и сразу же отпрыгнул в угол, где потянулся к рукоятке клинка, но пока не решался обнажать его.

Нас много! — крикнул эльф. — Целая армия! — соврал он. — И д-д-деревня окружена!
Бессмертный очевидно мухлевал и не заметить этого не мог никто, но это было неважно. Важно было то, чтобы его слушали и даже догадываясь о том, что это ложь, тратили своё время на размышление.

Мой отец достойный эльдар - ты не знаешь, что у него на уме! — сорвался он. — Да и откуда мне знать, что твоё ранение образовалось не в следствии конфликта с кем-нибудь из моего народа или другого доброго люда. — молодому эльфу явно не хватало опыта, как и знаний о мире, однако, он сумел и сам задать кое-какие вопросы великану.

Вся эта какофония действительно выглядела забавно: зажатый в углу эльф, держащий на рукоятке меча трясущуюся руку и спокойно одевающийся шефанго, позади которого богато одетая девушка. Создавалось впечатление, что жених только что пожаловал просить руки и сердца у дочери отца-гиганта, который отказал ему в этом и теперь тот пытается где-нибудь спрятаться.
«Слиться со стеной иди растаять и водой просочиться в щели половицы дома…» — так подумал Гваихир, глядя на всё это дело через то самое открытое окно, в которое сиганул другой эльдар. Ещё на подходе дома он стянул с головы капюшон, чтобы тот не мешал ему видеть. В дом заходить сразу он не решился, пожелав сначала обогнуть его, в чём не прогадал, наткнувшись на следы убегающего соратника.
Lle tela? — спросил он, преимущественно обращаясь к подчинённому.
— Я такого не видел с тех самых пор, как… — лениво, но ловко эльф перебрался через оконный проём в комнату. —… как дриада, сатир и древень спорили со спригганом о том, кому теперь принадлежит золото почившего «зелёного карлика». — Гвахир поднял перевёрнутый табурет, поставил рядом и упал него. — Все они нашли холм, под которым хранилось золото, едва ли не вместе, но первым на него уселся спригган. И естественно… — глубоко и томно вздохнул Гваихир. —…они решили, что мне нужно рассудить их. — намёк был очевиден, как ясный день. К тому же, в Арисфее царило негативное настроение касательно полукровок, а он прекрасно видел, что разодетая, как барыня дама, явно не чиста на кровь. Правда гадать кем именно были её родители предводителю элендрим не хотелось.
Гавахир выглядел расслабленным, но при этом он не спускал с великана глаза. Пока шефанго не тянется к эльфийскому горлу или к своему клинку, сохранить кое-какой порядок и мир было вполне возможно, вот только его воины уже успели немного поиграть на нервах шефанго.

+2

11

†g¤Эльф показался девушке чудным. Он устраивал явный цирк и вел себя совершенно не так, как положено вести себя разумному существу в её представлении. Быть может, так сказывалось на ней влияние хозяина, который всегда, прежде прочего, пытался договориться с врагом и союзником. И дело было не в его гуманизме, но в том, что речь дана именно для того, чтобы договариваться. Это полезнее конфликтов.
Смутило её вместе с тем и то, что Мевариса поведение остроухого напрягало. Он начал одеваться, отчитывая того словно отец нерадивого сына. Казалось,рабыня потеряла ко всему интерес более не вмешиваясь в разговор и просто стоя о стены, когда вдруг до слуха донеслось:
-...ложками швыряются в раненого.
"В раненого! Раненого! Бесполезная дурында! Глупая!Не внимательная!" - тут же яростно завопила Лилия. И если в прошлый раз её выпад остался без внимания, то на сей раз эльфийку кольнуло чувство вины.
Она мгновенно повернула голову к Меварису, изящная осанка дрогнула, а в глазах отразилось сочувствие.
"Замолчи ты! Надоела..." - попыталась отделаться Эвредика от назойливого сознания женщины, но выходило не очень.
"Бестолковая эгоистка! Трусиха! Лицемерка!" - вовсю расходилась Лиля, пользуясь моментом, - "Ты думала только о себе! Страшно было одной? Настолько, что вместо того, чтобы помочь, была сосредоточена на том, как бы ему сильнее надоесть!?"
"Замолчи ты! Замолчи наконец!"
"Зна-а-а-а-аешь что я права! Ты бесполезная и трусливая! И из-за тебя только проблемы! На Хозяина навлекла беды, врага его вылечила, а теперь ещё и с остроухими проблем устроила возможному господину! Тупица!".
Лилия ликовала. Она редко могла заставить Эвредику поддаться провокации, редко добивалась реакции, но сейчас глаза Эльфийки уже начинали блестеть от слёз, вызывая в остатках чужого сознания настоящий экстаз.
Однако слезам, в которых, по плану Лили, Эвр падала ниц перед шефанго, рыдая и моля о прощении- пролиться было уже не суждено.
В окно прыгнул какой-то другой эльф, говоря что-то на непонятном языке, а затем вдруг начиная рассказывать не то басню, не то свою эротическую фантазию.
"Рассудить..." - зацепилась за слово девушка, делая глубокий вдох в поисках успокоения.
В последнее время на её жизнь выпадало многовато судей. Некий Сэр, что был командиром тех чужаков, что вторглись в особняк Ротбарта, а теперь и эльф. Это раздражало даже больше, чем продолжавшая вопить в голове девушка. И сил на ответ эльфу, кроме изящного вышколенного книксена, девушка попросту не нашла.

+2

12

Вошедший был – естественно - очередным эльфом, но разница была на лицо. Спокойный и явно способный думать головой. Меварис внимательно посмотрел на него, оценивая. Воин, старше предыдущих, разумнее - уже хорошо. Внушало уважение.

Только речи его керват пришлись не по вкусу.

-Рассудить? Эльф считает, что может судить шефанго, находясь на людской земле и вломившись в дом, за который я плачу? -  шефанго зло прищурился - В чужой дом, без приветствия и представления, вламываются либо чтобы покарать преступника, либо в походе - убить и ограбить. Ты пришел грабить меня, эльф? Или в глазах лесных родиться не эльфом – уже тяжкое преступление?

Меварис не строил иллюзий ни о себе, ни о своём народе. Шефанго были убийцами, все до единого, а промышляли преимущественно грабежом, а не торговлей (хотя и сами называли это «отбирать по праву сильнейшего»). Что и говорить, он сам не всегда следовал людским обычаям и правилам – в дороге случалось всякое. Но ведь местных законов он не нарушал, за ночлег честно платил, с людьми в деревне не ссорился и уж тем более никогда не имел дел с эльфами. Они и сами видимо не ожидали увидеть здесь шефанго, значит не пришли за ним намеренно.

Просто так влезли и устроили комедию - ну да, он же из Империи, какие уж тут могут быть разговоры об элементарной чести и уважении? Да, он здесь чужак, но ведь и вошедшие не местные жители.

Меварис начинал злиться. Эльфы лезли к нему в окно с таким видом, будто так и было надо. А если бы он вломился в их дома, оскорбляя их родину и хватаясь за оружие? Несомненно, никто из этих остроухих даже не пытался бы с ним договориться, а сразу начал убивать - за пять тысяч лет эльфы не изменились ни капли. Хватило же им тогда ума напасть на шефанго лишь потому, что те выбрали "неправильного бога".

Зачем он вообще пытался? Думал, что эльфы послушают шефанго? Да в их глазах он заочно убийца «доброго люда», хоть ты помри, утверждая, что шефанго не убивают зря. Детей следовало просто выбросить в снег или привязать к ближайшему дереву, чтобы унялись. Мужчину – убить в бою. Так поступил бы воин Агарды - жаль, что Меварис воином не был.

Шефанго бросил взгляд на девчонку – та, по совершенно неясной причине, выглядела готовой расплакаться. Испугалась, что он злится?

-Не рыдай, – угрюмо кинул ей Меварис. Он ей был должен, так или иначе – Никто тебя тут не тронет.

Со вздохом он поставил стол на прежнее место и поднял упавший свиток с чертежом. Варвары. Ещё и чернила разлили, пока стол двигали.

«Зачем они вообще его к двери приволокли? Она же внутрь открывается. А вот ложку надо было взять на память – отличный был бы сувенир»

-Если будем биться, то не в деревне – буднично сообщил керват эльфу, - мне местные люди ничего не сделали.

+2

13

На замечание шефанго эльф лишь улыбнулся. Будь на его месте другой эльф, он бы ответил примерно так: «Да, эльф считает, что может судить шефанго где-угодно, потому, что мы лучше вас!» Но Гваихир был другим. Как и другим эльда, ему было присуща высокомерие и гордыня, но выражалась она более мягко нежели у многих, не видавших мира, собратьев. Некоторые эльда видя муки людей или соотечественников не смягчают своего характера, считая, что раз они пали до состояния сутулого пса, то такими и являются, а другие эльфы преисполняются сострадания и понимания и Гваихир был из последних. Однако…

Ты прав, — с лёгкой улыбкой ответил Гваихир здоровяку. — Но ты и ошибаешься – я сужу не только тебя, но и эльфов, что тут были. Сужу так, как судил бы любого разумного человека, гнома или кого-нибудь другого на дружественной Арисфею земле. Ибо Ариман под нашей защитой и потому мы можем судить. —  с этими словами эльф слегка нахмурился, поднимаясь и делая несколько шагов в сторону шефанго, остановившись от него буквально на расстоянии вытянутой руки. Улыбка на время пропала с его лица, иначе, в купе с хмурым взглядом это могло бы сойти за насмешку. Гваихир был выше многих своих сородичей и пускай гость с Ледяной Империи стоял почти на голову выше, эльф уступал ему в росте меньше остальных.

Меня зовут Гваихир. —  твёрдо и чётко слетело с уст воина. — И я не подниму клинка на тебя, как и никто из моих воинов, если ты сам того не пожелаешь. —  эльф слегка шагнул в сторону, взглянув на напуганного эльда, одновременно стараясь не терять из виду шефанго. — А за его трусость прошу прощения – молод ещё. — взгляд эльфа смягчился, а на лице снова заиграла лёгкая добрая улыбка. Никерим снова взглянул на собеседника, а затем и на полукровку, которая мгновения назад выписала ему поклон, свойственный человеческому аристократическому этикету.

Но не стоит превращать этот дом в «логово неприятных встреч». Нам стоит на время покинуть его, поговорить о разном и, очень вероятно, разойтись своими дорогами. Быть может, я не стал бы вас задерживать, однако у меня поручение, которое я исполнить обязан, иначе… — умолк на мгновение эльф, одарив шефанго подозрительным взглядом. —  Кабы всё оказалось не так дружелюбно и правдиво, как я слышу. И хоть я не видел идущих на какое-либо коварство шефанго, убедится всё же стоит. Вам нечего бояться, ибо я обещал вам безопасность.

Тем временем, не дожидаясь приказов Гваихира, напуганный эльда, пятясь, молча покинул помещение через дверь. Он не боялся, что шефанго вероломно нападёт на предводителя, поскольку верил в мастерство эльдалиэ и, пройдя чуть дальше, в звуки шагов приближающихся эльфов. Последнее его острых слух уловил лишь на мгновение, поскольку дальнейшая тишина подсказала ему, что вёл передовой отряд Маэглин и больше ничего.

Отредактировано Гваихир (22-02-2019 16:20:15)

+2

14

Меварис решил, что полукровка боится наказания или нападения от эльфов, но девушку угнетало совсем иное.
«Что на меня нашло? Как я позволила себе столь вызывающее и непристойное поведение в отношении господина Мевариса? Конечно, теперь он будет злиться… и Его рана…» - Тихо всхлипнув, девушка заставила себя сделать глубокий вдох, а затем подошла к шефанго, робко протянув ладонь к его плечу, но тут же осеклась.
«Нельзя без позволения касаться Господина» - Четко прозвучало в голове давно и крепко вбитое в светлую голову правило.
Неровный вдох, и девушка тихо прошептала, стараясь быть услышанной только шефанго.
-Прошу простить мою дерзость, Господин… позвольте мне исцелить Вашу рану? – Девушка неловко завела руки за спину, нервно сцепляя пальцы, - Это… это не займет много времени.
Слова Эльфа же девушка слушала через слово. Он, вроде бы, не вызывал у неё отвращения, но сама Эвредика верить ему не спешила.
«Мало ли, какое там дает он слово? Что значат чужие обещание? Свято лишь слово хозяина». – Само собой рассудила полукровка, чуть выглядывая на мужчину из-за плеча Мевариса. Эльф был весьма красивым и высоким, впрочем, Эвредика и Мевариса находила красивым. У неё не было каких-то четких критериев в этом вопросе, и руководствовалась она исключительно тем, приятны или не приятны ей чьи-то черты.
Уместно заметить, что «не красивых черт» она за свои лета не встречала, ни у гостей Хозяина Ротбарта, ни у людей из Хиана, ни среди встреченных в этой деревеньке. Возможно, она и вовсе не могла счесть кого-то не красивым, а может просто и впрямь не встретила никого, чьи черты могла назвать отталкивающими.
Забавно было и то, что при таком восприятии девушку никогда ни к кому не влекло. Возможно вследствие того, что чужие прикосновения она считала мерзкими и допускала исключительно по приказу. А возбуждения и вовсе не испытывала. Сама она списывала это на некое отклонение в психике, не шибко помня первое изнасилование и реакцию на него. Наверное, память сама стирала самые травмирующие события.
-Вы с ним пойдете? – Робко поинтересовалась Эвр у Мевариса, с любопытством оглядывая амуницию болтливого командира отряда.

+2

15

Меварис внимательно следил за эльфом обманчиво пустыми глазами, пытаясь просчитать мысли остроухого и прикидывая варианты развития событий. Эльф по имени Гваихир желал общаться снаружи... По какой-то причине. Худшим из вариантов было появление толпы эльфов, которые бы окружили и запросто обстреляли его издали и таким нехитрым образом навсегда избавились от нежеланного гостя. Но даже такой исход был бы предпочтительнее, чем захвати его эльфы живым.

Это даже не было бы обманом – обыкновенная военная стратегия. Эльфы ведь наверняка тоже ждут от него худшего, это очевидно. Шефанго редко встретишь вне Империи, тем более в одиночку. Потому для лесных Меварис мог представляться кем угодно - чем он не разведчик, чьё появление предвещает армаду летающих кораблей, решивших повоевать с Ариманом? Или диверсант, что задумал подпалить проклятый лес - кто сказал, что многочисленные свитки — это чертежи кораблей, а не бомб? Или он преступник, которого изгнали из Империи за неслыханные прегрешения? Никто из местных не осудит эльфийского командира за ложь, если речь идёт о шефанго.

Никакой причины верить эльфам у Мевариса не было... Кроме одной.

Слово воина. Кто бы мог подумать, что он услышит его от эльфа.

-Чудно видеть эльфа, что сам приходит к шефанго, даёт обещания безопасности, да вдобавок извиняется за дурака-подчиненного, - каменное лицо керват слегка дрогнуло в усмешке, что только другой шефанго мог назвать дружелюбной. Остальным же клыки портили всё благоприятное впечатление, - Мир вне Агарды полон странных вещей.

- Моё имя Меварис Меван Реинод - подумав, шефанго даже слегка обозначил кивок, что было максимально возможной вежливостью в сложившейся ситуации - И, если ты даёшь слово, что девчонка не пострадает и сможет свободно уйти - я пойду говорить с тобой и не подниму меча первым.

Меварису не нравилось ощущать ответственность за дурную эльфийку, что примерзла к нему намертво, но уже ничего с этим поделать было нельзя. К неудаче, они уже оказались повязаны этой нелепой историей и пока (только на это время!) он не разберётся с эльфами - он приглядит, чтобы с бестолковой девчонкой ничего дурного не случилось. Он хорошо знал, каково это – быть в одиночестве на чужой земле, но он хотя бы мог сражаться за себя. Девчонка же не могла и этого.

-Пойду, - ответил эльфийке керват, закрепив меч за спиной - а целительство тут без надобности. Само заживёт. Ты идёшь со мной?

«Встретились однажды шефанго и лесной эльф… и разошлись мирно. Что за шутка, и глупец не поверит в её правдивость», - мрачно подумал Меварис, уложив чертежи в сумку и с раздражением вспоминая полоумный эльфийский молодняк, с которого станется со страху пустить в него или в дурочку стрелу, пусть и не по приказу командира. Чего хорошего ждать от армейской выучки не-шефанго?

Он был готов идти, говорить… И, при плохом исходе, убивать. Но, признаться, ему становилось любопытно, чем всё закончится.

+2

16

Рад знакомству, Меварис Меван Реинод, и даю тебе своё слово, что тебя и девушку не тронут. — спокойно произнёс эльф, прежде, чем развернуться и уйти.
Гваихир не стал дожидаться шефанго, предоставляя тому свободу выбора и тем самым показывая, что слов на ветер не бросает. Впрочем, пожелай шефанго вероломно убежать, у него это всё равно не выйдет. Эльф переживал за ту молодую эльфийку, но судя по её манере общения и тому, как сам белый великан реагировал на сию леди, беспокоится было не о чем.
Поначалу, выйдя во двор, Гваихир ничего не заметил. Всё было как всегда: старые домики, тихая округа… слишком тихая. Эльф быстро разгадал в чём дело, поскольку не обнаружил в округе ни одного человека, кроме тех редких лиц, что в беспокойстве поглядывали на свои окна. Причину такой тишины обнаружить было проще, чем казалось, достаточно только подняться на холм к старому колодцу, что Гваихир и сделал. С холма, собственно и было видно, как на южном отшибе деревне выстроились три пешие рати по двадцать голов молчаливых и спокойных эльфов. Пожалуй, их совсем не взволновала новость, что в деревне завёлся шефанго. Ещё бы, когда вечность отгоняешь всякую нечисть с северных границ леса, а недавно и вовсе с демоном схлестнулись. В итоге, среди всех этих каменнолицых стройных воинов выделялся лишь один Маэглин, который, в окружении своих егерей весело улыбался Гваихиру. Сотнику казалось, что Маэглин вот-вот станцует, что бы всё это представление прям пропахло одним большим сарказмом. Но больше всего Гваихира волновал вопрос иного рода – куда подевались почти два десятка всадников? 
А, ну и Рилдир с ними! — выругался эльф.
Но-но, не хорошо о нас так дурно отзываться. — на холм, в сопровождении двух крепких воинов поднялся Линдаир. Его белый скакун стоял двадцатью ярдами восточнее, неподалёку от открытого амбара, в тени которого нашли укрытие и другие всадники. — Глядишь, и я в тебя деревянную ложку запущу. — ухмыльнулся он.
Быстро тебе доложили. — удивился Гваихир. — Но ты так не шути более, иначе прослывут эльфы «деревянными солдатиками».
Я думаю, что уже прослыли. Многие воспринимают наше уважение к природе чересчур эмоционально, преувеличивая до таких извращений, что лучше уж бросаться ложками.
Пока эльфы разговаривали, один эльфийский отряд на марше вошёл в деревню, углубляясь дальше и, судя по всему, занимаясь патрулированием. И снова – зачем? Возможно, Маэглина слишком сильно потешили новости, и он решил проучить Гваихира за то, что тот посылает на разведку неопытных воинов.
«Пускай учатся лучше в мирное время». — подумал эльф, глядя как эльфы разбрелись по дворам, занимая новые посты, не столько защищая крестьян от кого-то из вне, сколько их же от самих себя. Люди всегда были склоны к предубеждениям.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Кольцевая дорога никуда не ведёт.