http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Листьев гомон пестрый был прерван разговором


Листьев гомон пестрый был прерван разговором

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s8.uploads.ru/5b2Qa.jpg
Место: Грес
Время: 10606 год (осень, сентябрь)
Люди: Кристофер Холл, Рада
События:
Мир тесен. Вы когда-нибудь задумывались о том, насколько он тесен? Я отвечу вам - чрезвычайно тесен, до клаустрофобии! Быть может так устроено любое общество, занятое общим делом, так или иначе все оказываются косвенно знакомыми друг с другом. Тут даже не будет пяти рукопожатий, чаще всего одно - лицом к лицу.
[lazyvideo]https://youtu.be/4JZbEyb-Wfg[/lazyvideo]

Отредактировано Рада (19-11-2018 18:00:43)

+2

2

Между остреньких желтеющих листиков ивы по гибкой ветке, едва касающейся поверхности пруда, струилась ледяная змейка, аккуратно огибая черешки листов и слегка опираясь на них. От этого некоторые из них отрывались от веточки и отправлялись в недолгий и полный немого очарования полёт. Он  должен был оборваться на глади воды и запустить по ней несколько расходящихся во все стороны кругов. Голубые кристаллики глаз змейки неотрывно смотрели на них точно бы она была зачарована этими расходящимися, гаснущими и разбивающимися о берег волнами, как трелями заклинателя. Нимфа, что сидела совсем рядом, в корнях ивы, прислонилась затылком к стволу дерева, а обращённое к ветвям лицо было ровным, спокойным, совершенно не отражающим никаких внутренних волнений, точно бы искусно выделанная фарфоровая кукла. Её глаза были закрыты, но она всё видела, видела глазами змейки, что теперь очень осторожно тянулась к камню на берегу, глазами той пролетающей птицы, что теперь чирикала в кустах, созывая стайку на отлёт. Им предстоял чрезвычайно долгий и трудный путь, ведь с каждым днём становилось всё прохладнее, осень медленно вступала в свои права и очень скоро должна была смениться затяжными холодными дождями.
    Она стала чаще приходить сюда. Место, несколько долгих лет служившее ей укрытием от мира людей, теперь снова стало ей нужно. Дом - это замечательно. Дети, заботы, смех, игры, обучение… Всё это теперь лежало не на её плечах, она вырастила себе смену, теперь она была спокойна за приют и теперь у неё вновь появилось время для себя. Хотелось тишины. После всего этого, после той изнурительной поездки и того, с чем пришлось там столкнуться, любой отдых казался недостаточным, большая часть слов потеряла свой смысл. Жизнь снова перевернулась, сделав ещё один оборот, точно песочные часы. И ей снова нужно было время для того, чтобы всё разобрать, поставить по своим местам, оценить… Для этого нужна была тишина, именно поэтому она снова сидела здесь, у пруда.
     С куста улетела стая птиц, растворяясь в шелесте крон деревьев и очень тихом, очень отдалённом гомоне голосов учеников школы. Они не найдут сюда дороги, она просила об этом духов, наложила простенькие отводящие чары. Пиро не придёт, она очень просила его и он пошёл ей на встречу. Вилл должен был прийти через несколько часов, его бы не обманула эта уловка, а потому пока её окружала та самая зыбкая многоголосица шелестящих деревьев, увядающих трав, тихий плеск воды и ничего больше…

Для атмосферы

[lazyvideo]https://youtu.be/gMpTha8RKco[/lazyvideo]

+2

3

Новая жизнь, новые люди, новый мир. Когда казалось, что  все сумбурно и неверно, внезапно пришло спасение в виде легкого намека, вскользь брошенного слова, наития. Моим спасением, соломинкой в водовороте невероятных событий, что привели меня на Альмарен, а после и в Грес, стала Школа. Именно здесь я нашел пристанище, призвание, признание и остальное прилагающееся к должности учителя, мастера и наставника. Я обрел дом.

Тихий уголок, укромное место где можно отдохнуть от школьной суеты, гомона учеников и лекций. Место где можно расслабиться, забыть об остальном мире и побыть просто человеком, а не "профессором" либо "господином учителем", снять маску строгого и требовательного педагога, "чопорного педанта" и "саламандры".

Да. Я прекрасно знал как меня называют ученики и коллеги за спиной. Это не вызывает ни шока, ни удивления, ни раздражения. Так бывает всегда. Людям (да и иным разумным существам) свойственно давать другим прозвища, подмечая особенности характера, поведения, внешности, профессии и даже имени.
Да, я не сталкивался с этим в детстве ибо учился дома и не имел большого числа обычных друзей с которыми любой мальчишка просто обязан рвать штаны, разбивать колени и нос, ловить жаб и рыбу, купаясь в ближайшем пруду, гонять гусей и поросят, получая за это подзатыльники и шлепки пониже спины... Мое детство проходило иначе. Я догонял его сейчас...
Да, я не сталкивался с этим в детстве, но нос к носу столкнулся позже - в Амманской Школе Магов, там, в прошлой жизни, получив меткое прозвище "господин дракон". За какие заслуги оно было получено я предпочту умолчать.

Уютный уголок природы манил меня тишиной, прохладой и свежестью летом. Сейчас меня привлекали краски осени. Золото и багрянец листьев, кристальная синева неба и тихий шепот воды.
Я шел по пожухлой уже траве, бездумно насвистывая простенькую мелодию, и собирал в букет опавшие листья, любуясь их невероятной сейчас окраске. Осень - умелый декоратор и знает как привлечь внимание к своему времени года, понимая чем тронуть тонкие струны души.
Я уселся на траву, подстелив вытащенный из пространственного кармана плащ, и просто любовался видом. Мелодия в моем уме крепла, обрастая нотами. Тогда я достал флейту и попытался облечь мысли в музыку, наигрывая и подбирая правильные ритм и тональность.

Отредактировано Кристофер Холл (19-11-2018 23:45:24)

+2

4

[indent] Змейка дотянулась до камня, медленно и осторожно переместила на него часть тела, всё ещё держась за веточку хвостом и, высунув тонкий язык, начала применяться к камню. На нём не за что было зацепиться так, чтобы не было шанса скатиться с этого удобного места в воду. Нет, она не боялась утонуть или промокнуть, у неё вообще не было этих всех переживаний, не было целей и ползла она туда только потому, что так хотела её создательница. Хвостик упал с веточки и лёг полукольцом на камушек, тихо, едва ощутимо потянулись чешуйки, цепляясь за камень и не давая змейке скатываться и позволяя свернуться колечком.
[indent] Откуда-то донёслась первая робкая примеривающаяся, приценивающаяся трель флейты. Змейка подняла голову от камушка и повернула туда, откуда донёсся звук. Строго говоря, сама она ничего не слышала, просто повернулась туда, куда ушло внимание её госпожи, неподвижно сидящей под ивой, запрокинувшей голову и не выдающей своего присутствия ничем. Нимфа, до этого момента сохранявшая почти полную неподвижность, точно бы была каменным изваянием, открыл глаза. Они были пусты, будто бы она о чём то глубоко задумалась, и слегка затянуты белёсой пеленой, точно бы она была слепа, но если бы кому-то пришлось увидеть её в этот момент, то это кто-то сказал бы, что глаза её уподобились ледяным хрусталикам глаз змейки. Лишь спустя несколько долгих минут, когда наигрыши флейты перестали быть такими нерешительными, когда она поняла, что ей хочется играть, аметистовый взгляд нимфы наполнился сознанием, пониманием происходящего и оценкой этого всего. Ледяная змейка медленно таяла на камне, скатываясь прозрачными слезами туда, откуда вышла - в пруд. Рада медленно отняла затылок от ствола дерева и повернула голову так, чтобы точно понять, откуда идёт звук.
[indent] Какое-то время она вслушивалась в шелестящий голос флейты, то уподобляющийся щебету птицы, то говору воды. В какое-то мгновение голос её звучал как песня, в другой, срывался в лёгкий, кружащийся мотив, так похожий на простенький танец, переходящий в какой-то тоскливый полу-плач о чём-то утраченном. Быть может именно этот напев единственный из всех, разубедил её в том, что достаточно будет подговорить вон ту птаху слетать и посмотреть на загадочного музыканта, нарушившего тишину, царившую тут до него. Быть может именно этот мотив стал той последней каплей, что вынудила нимфу покинуть своё место в корнях ивы и направиться тихим, неспешным шагом туда, откуда лился этот шелестящий голос. Туда, вдоль заросшей тропинки, о которой знали только некоторые, да и те начинали забывать.
[indent] Где-то за дальним рядом редеющих кустов угадывался силуэт музыканта, да и потом, именно оттуда доносился переливчатый голос флейты, ошибки быть не могло. Нимфа осторожно подобрала полы платья, чтобы те не могли коснуться листвы и создать шорохов, пусть она и шла достаточно медленно, чтобы различить её шаг от шелеста ветра в опавшей листве и жухлой траве, всё же не хотелось прерывать звуков флейты, да и отвлекать музыканта. Она просто послушает молча, тайком, будто бы её тут никогда и не было, возможно этот человек никогда и не узнает, что она была тут. Ещё несколько тихих, почти беззвучных шагов и она опустилась за ствол дерева совсем рядом от источника музыки. Будь её воля на то, она могла бы протянуть руку сквозь куст и плеча этого человека. Кажется, это был кто-то из учителей. Всех наставников в школе она не могла знать, но как-то раз ей довелось видеть как Вилл прощался с кем-то очень похожим на этого человека, а позже довелось выяснить, что это был наставник по магии огня, но сейчас это было не так важно, как шелестящий голос инструмента.

На что же можно приманить нимфу? :3

[lazyvideo]https://youtu.be/AyBBZBTaWxE[/lazyvideo]

+2

5

Мелодия захватила меня полностью. Она лилась над травой, над речкой, над пожухлой листвой, что разноцветным ковром устилала землю под деревьями. Почему-то мне вспомнился дом, тихий вечер у большого камина и мама чья ласковая и немного шершавая от работы рука лежит на моём плече. Я учу буквы нордов и причудливая вязь рун никак не желает помещаться в моей голове. Поэтому я страшно негодую, желая зашвырнуть и тетрадь, и книгу в пылающий камин, который до этого, желая похвастать, сам и разжег заклинанием искры. Мама напевает мне старую-старую смешную песенку, которую пела ещё ее мама и мама ее мамы... Простенький мотив и слова заставляют меня улыбнуться.
- "И играли два кота, два кота - два друга. И мелькали два хвоста и четыре уха. Под кроватью серый кот, под буфетом рыжий, а потом наоборот. И плясали мыши..."
Я невольно начал вплетать эту мелодию в свою и она стала веселее, живее, ярче, окрепла и стала чётче. Мне даже захотелось немедленно записать ее, перенести на бумагу.
В моей тетради среди набросков рисунков углем, небольших акварелей, коротеньких стихотворений и целых поэтических опусов, иногда даже не моего сочинительства, часто попадались записанные на скорую руку ноты. Нотную грамоту я учил плохо, часто пропуская эти занятия с мэтром Идаром, но гитара и флейта захватывали меня полностью. Мэтр ругал меня и даже пару раз бил по спине длинной тростью-указкой. Я потирал спину, но все так же не желал выписывать нотные закарлючки на бумаге. Теперь понимал, что зря. Иногда мои записи не мог разобрать я сам ибо записал бемоль вместо диез и поставил аллегро вместо адажио, просто путая названия темпов.
Но, я писал эти мелодии для себя, а не для широкой публики и меня устраивало такое положение вещей.
Я отложил флейту и достал тетрадь, перо-самописец и пузырек-непроливайку. Эти мудреные вещицы сделал один мастер в Лэрде. Здесь я подобного не встречал. Поэтому и свои никому старался не показывать чтоб у людей не возникало лишних вопросов на которые я не смог бы ответить честно. Перо упало в траву и я, наклонившись за ним, заметил что-то среди листвы кустов. Что-то, что явно не было ни цветком, ни деревом... Я раздвинул ветки и удивленно уставился на сидящую девушку. Где-то я ее уже видел. Эти сапфировые очи в обрамлении пушистых длинных ресниц трудно было забыть. Но имени я не знал, поэтому я дружелюбно улыбнулся и сказал:
- Доброго дня. Я надеюсь, что мои музыкальные упражнения не ранили вашего тонкого слуха. И я не нарушил вашего уединения и отдыха. Просто я не подозревал, что здесь кто-то есть. - я перевёл взгляд на все ещё раскрытую тетрадь в своих руках. На страницах был набросок портрета одного из моих недавних знакомых - тифлинга. Я смутился и захлопнул тетрадь, усмехнувшись.

+1

6

[indent] Тот мотив, что привлёк нимфу сменился. Сменился лёгким, простым, игровым, уводящим в детство и всё то, от чего она пряталась в тиши сада вернулось. Вернулось как мрачная туча снова заслонившая солнце и грозящая пролиться дождями. "Как же быстро, как же легко тебя вывести из равновесия... Так нельзя, милая... Так нельзя... Тебе ведь уже не десять лет... не пятнадцать и даже не двадцать пять..." Она закрыла глаза, полагая, что это поможет избавиться от образа матери, сестры, брата, образы тех девочек, что видела там на островах, тех, кому была уготована такая ужасная смерть, но увы. Они стали лишь ярче, ведь жили они не в мире, а в её собственной голове, в её памяти, нимфа схватилась за голову, сжимая виски и силой выгоняя видения, что до сих пор являлись ей во снах после особенно тяжёлых дней.
[indent] За этим действом она упустила тот момент, когда музыка стихла и сменилась тихим поскрипыванием пера. Упустила и то, что её обнаружили. Лишь когда к ней обратились, она вскинула склонённую голову и опустила руки, точно бы больной, которого терзала мигрень и тут кто-то рядом грохнул в колокол. Взгляд сфокусировался на силуэте мужчины только спустя пару секунд, но выражения растерянности, борьбы с самой собой она так и не успела скрыть, равно как и тех теней мыслей, что скользил где-то там, в глубине её глаз. Увы, сознание её, в отличии от глаз, не так быстро поняло что именно тут происходит и первое, что она выдала, было чем-то быстрым, сумбурным.
[indent] - Простите, я... - Сбивчиво начала оправдываться она, будто бы была студенткой первокурсницей, которую застукали на месте совершения чего-то недопустимого, - Я была неподалёку и услышала музыку, не хотела помешать и... - Взгляд упал на набросок в тетради и она замерла на какую-то долю секунды. В голове щёлкнула мысль, что она ничего плохого не совершила и вообще её тут не двадцать лет, чтобы трястись перед учителями. Она остановилась и, выдохнув, продолжила уже почти спокойно. - Неудобно получилось. Не хотела вам мешать и получается что как раз таки помешала. - Тетрадка захлопнулась и она подняла взгляд на мужчину. Чуть-чуть прищурилась, точно смотрела на солнце. - Вы ведь, наставник огневиков? - "Язык твой - враг твой женщина! Кто ж говорит ученическим жаргоном с учителями!?" - Простите, магов огня, верно? Кристофер, верно?

+2

7

Кажется я смутил мою невольную слушательницу. Мне даже показалось, что мелодия взбудоражила ее, зацепила что-то в душе. Я заметил это по легкому замешательству, по тени, что мелькнула в аметистовых глазах, по слегка сбивчивой речи и по вспыхнувшему румянцу на фарфоровой коже лица. Замешательство было секундным и девушка тут же поправила себя, обрела уверенность и словно слегка рассердилась и на меня, и на себя. Ее извинение и вопрос о наставнике "огневиков", как величали себя мои сорванцы, заставили меня улыбнуться и кивнуть головой:
- Да, Вы правы, леди. Я действительно наставник магов огня. Кристофер Холл. К Вашим услугам, леди... Извините, я, увы, не знаю Вашего имени. Нас не представляли друг другу и мы не имели возможности ранее познакомиться. Это досадное упущение с моей стороны, но я точно знаю, что Вы - одна из преподавателей. На этом мои сведения заканчиваются. Я, к счастью либо к несчастью, отнюдь не любопытен и поэтому не задавался целью узнать и выучить имена всего преподавательского состава. Теперь вижу, что зря.
Я вновь улыбнулся, невольно рассматривая свою визави. Было в ней что-то хрупкое и очень женственное и она очень отличалась от тех женщин Альмарена с которыми мне довелось познакомиться за недолгий срок пребывания в этом мире. Я поймал себя на мысли, что моя новая знакомая чем то напоминает мне Виркату - девушку-дракона, что первой встретилась мне и ввела в Альм. В прямом и переносном смысле слова. Вирка тоже казалась хрупкой, ро под этой маской скрывалась железная воля, недюжинный ум, хитрость и примерно 30 метров бронированной чешуи. Нет, я вовсе не думал, что девушка передо мной - дракон. Просто я предугадывал такую же внутреннюю силу.
Я шагнул назад, жестом приглашая следовать за собой и пряча тетрадь, перо и чернильницу в пространственный карман. Теперь стоило распросить мою новую знакомую о ее магии. Не зря же она преподавала в Школе. Конечно, она могла, к примеру, вести здесь курсы скоростных кройки и шитья, но даже мысль об этом заставляла меня весело хмыкать. Но, не желая прослыть болтуном с длинным любопытным носом, я терпеливо ждал ответа, откуда-то зная, что он точно будет и что разговор все же завяжется. Для себя я понял давно, что очень хочу просто с кем-то поговорить. О Школе, о жизни и прочем. Вот так неспешно, размеренно повести светскую беседу по которой так соскучился в суматохе дней.

+1

8

[indent] Кажется, разговор выправился, по крайней мере он плавно перешёл из абсолютно провального начала, в более менее устойчивое русло. Нимфа улыбнулась и наклонив голову на бок, отрицательно покачала головой, но сразу поправлять учителя не стала. В конце концов - это было бы просто невежливо и неуважительно по отношению к наставнику. Тем более, что возможно, ей придётся ещё сотрудничать с ним или его учениками.
[indent] - Меня зовут Рада. - Она едва заметно прищурилась и отрицательно покачала головой. - Но, боюсь вы мне льстите, причисляя меня к учителям-наставникам. Я может и могу быть наставницей для кого-то, но точно не по магии. - Нимфа поднялась с земли и отряхнула подол тёмного платья от прицепившихся листиков и веточек. - По крайней мере не по магии воды, а скорее по магии нарушения чьего-то спокойствия и неумелой маскировке.
[indent] Попыталась отшутиться она, выходя из-за куста, осторожно отодвинув ветки. Человеку, стоящему перед ней, она едва доросла до плеча, а потому вынуждена была сохранять какое-то расстояние, чтобы не пришлось задирать голову. "Сколько лет прожила, а всё не можешь смириться с тем, что тебе всю жизнь суждено быть девчонкой... Кем угодно, но только не взрослой женщиной... Так и будут тебя со спины за подростка принимать..." Окончательно переместившись к своему собеседнику, она перекинула на спину обе длинные светлые, отливающие перламутром, косы. Более не нужно было опасаться, что они зацепятся за ветки, кору дерева или нацепляют павших листьев с земли, а значит теперь, оставаясь спереди, они будут мешать ей. Края тёмно зелёного плаща, расшитого на плечах и груди птицами и цветами, сомкнулись, скрывая от взора тёмное, почти чёрное платье со светлыми рукавами.
[indent] - Никогда бы не подумала, что учитель может тяготеть к музыке или рисованию. Я, право, ожидала встретить какого-нибудь ученика, может быть даже ученицу. - В голосе ещё мелькнули нотки любопытства, смешанные с чем-то таким, что можно было бы назвать "загадочностью" или "таинственностью", на самом деле это была лишь попытка поддержать разговор. -Так какие же ещё секреты вы прячете от своих учеников и коллег здесь, в глубине сада?
[indent] Она сделала пару шагов в сторону и оглянулась чтобы удостовериться, что не ошиблась, её не обмануло внутреннее ощущение лёгкой заинтересованности в продолжении разговора и что её новый знакомый действительно пойдёт за ней, если она предложит ему прогуляться по осеннему саду за школой. Сколько лет она провела здесь, за тот срок она выучила его вдоль и поперёк, хотя и тот год, что она пролежала в беспамятстве и те года, что она не приходила сюда могли внести что-то новое. Отчего бы не прогуляться и не присмотреться, тем более, что можно совместить приятное общество с полезной прогулкой?

+2

9

Я немного ошибся назвав свою новую знакомую преподавателем либо Рада немного лукавила и преуменьшала свои полномочия в Школе. Уточнять я все же не стал, как и переспрашивать.
-Рада... Красивое имя. Светлое как и вы сама и очень вам идет. Рада, которая умеет радовать даже просто своим присутствием. Рад познакомится, Рада. Извините, получился невольный каламбур.
Невольно залюбовавшись длинными светлыми косами девушки, я не заметил корня дерева и споткнулся. Я недовольно скривился - теперь Рада посчитает меня неуклюжим увальнем.
Вопрос девушки о моих увлечениях заставил меня удивленно поднять бровь:
- Вы считаете, что я не похож на романтика. Да, - я невесело усмехнулся, - чаще всего люди видят во мне только наемника, что умеет лишь хорошо махать мечами и жечь противников. Пусть так. А возможно, я и сам прячусь за маской строгого учителя именно потому, что не желаю показывать свою слабость...- я замолчал и наклонился поднять плащ с земли, отряхнул его от листьев и травинок и накинул на плечи, застегивая причудливую брошь в виде завитка пламени - подарок старшей сестры к окончанию обучения - на груди. - Да, я пишу музыку и рисую иногда. Но, это лучше делать в уединении, а не у всех на виду. Поэтому и "спрятался". Рисование, кстати, один из способов для огненного мага освоить сложные заклинания. Мы рисуем узор заклинания на бумаге чтоб рука запомнила его, а уж после начинаем повторять в воздухе. По крайней мере, так учили меня и так я учу уже своих студентов. А музыка... Это то, что в душе. Не всегда можно выплеснуть наружу накопившееся. Конечно, часть эмоций мы в прямом смысле сжигаем.
Вам ведь известно, Рада, что характеры стихийников очень часто напрямую зависят от их магии? Стихия огня принадлежит таким же ярко-пылающим людям, что взрывоопасны во всем. Поэтому мы с младых лет учимся контролировать себя и свои умения. Я, кстати, планирую отправить своих сорванцов к вам на уроки медитации. Пусть познают основы, привыкают к правильному дыханию и плавности движений. Ведь дерганные все будто деревянные марионетки.
- я невольно засмеялся, взглянув на Раду. - Что-то я слишком много болтаю. Расскажите мне о себе. Почему вы выбрали нелегкую стезю преподавания? Почувствовали призвание, случайно? Наши магии кардинально отличаются и мне никогда не освоить даже самого легкого, а интересно было всегда.
Я шагал по траве рядом с девушкой, приноравливаясь к шагу Рады. Сейчас мне хотелось узнать побольше и о ней, и о Школе.

+2

10

[indent] Была ли это лесть? Были ли это комплимент или просто шутка? Наверно ей никогда уже не научиться отличать когда люди шутят, а когда говорят серьёзно. На какое-то мгновение она даже почувствовала себя неловкой, эдакой здоровой каменной стеной, которой принесли цветы, а она понять не может что вообще происходит и как на это реагировать. Уточнять же относительно каламбура она не стала, потому как просто сбилась со счёту, подсчитывая вот таких вот “оригинальных шутников” использовавших подобную игру слов. Кристофер споткнулся, но её внимания достиг только незначительный сбой в ритме его шага. Концентрировать на этом моменте своё внимание она не стала: не убился - уже хорошо. Тем более, что излишнее внимание, проявляемое ею в течении практики, частенько ущемляло чью-то гордость, а сейчас это не входило в её планы.
[indent] - Большей частью, умы учителей заняты более земными проблемами, - Пожала она плечиками, хотя и её собеседник не мог этого видеть, ведь он пошёл за своим плащом. - В роде того как же вырастить гистиоларус в здешнем климате, когда ему место в снежных равнинах? Или тем, как заставить крыс стать устойчивыми к переносу заболеваний и тем снизить опасность вспышки чумы или ещё какой гадости? Но я никак не ставила под сомнение вашу тонкую душевную организацию и право творить. - она действительно не хотела его задеть, но переговоры никогда не были её сильной стороной.
[indent] Она кивнула на его утверждение, потому как насмотрелась достаточно на вспыльчивых магов огня, рассеянных магов воздуха, собранных и деловых магов земли и… И таких как она сама - обманчиво холодных и спокойных. Может и правда кто-то из магов воды был на самом деле спокоен не потому, что так твердило ему устоявшееся мнение, а по глубинной своей природе, но её спокойствие проистекало из другого. Она росла у моря, между двух рек и, куда не кинь взгляд, её окружали равнинные реки или бесконечное, до самого горизонта, сине-зелёный океан со всей его мощью, скрытой в глубинах, величием, ужасными штормами и чарующими моментами штиля. Тогда, в один из таких дней, стоя на берегу и смотря на зеркально ровную гладь океана, она чётко поняла для себя, что люди заблуждаются, полагая, что каждая стихия имеет своё какое-то доминантное состояние и “характер”. Все они нейтральны, все они одинаково равнодушны ко всему, что их окружает, что их противостояние или сотрудничество, придумано людьми, потому как им так проще понимать. Им проще думать, что стихия им друг, чем постоянно помнить, что у неё на это свой взгляд, что ей всё равно.
[indent] Она слушала его молча, не перебивая, Кристофер снова завёл речь об уроках и учениках, намереваясь прислать к ней на урок ребят. “Неужели он не услышал меня? Или может не понял... Нет-нет, так не бывает… Не бывает глупых людей в магии, ведь чтобы её освоить уже нужен какой-то уровень интеллекта, чуть более чем средний... Или же он просто прощупывает почву? Что, неужели прикидывается, чтобы узнать... Ох уж эти люди... Спросить-то чрезвычайно сложно...” Она шла по траве, даже не понимая, что ноги её невольно несут той тропой, которой она ходила, пока тут в саду у неё стоял домик.
[indent] - Вы заблуждаетесь, Кристофер, причисляя меня к ряду учителей, я всего лишь ученица. - Совершенно спокойно повторила она. Присмотр за детьми накладывает свой отпечаток - учишься повторять одно и то же много раз и сохранять равновесие. - Вам следует послать ко мне учеников только в том случае, если они друг друга покалечат, лишь в этом случае я могу оказаться им полезной. Моё основное занятие не связано с магией так плотно, как вы полагаете, я  - целитель. Магия воды в данном случае только вспомогательный элемент, знания и навыки в алхимии не настолько глубоки как мага, всю жизнь проведшего за пробирками, но достаточны, чтобы определить яд, составить противоядие, бальзам, декокт. Любой ботаник или зоолог, не покидающего своей теплицы или зоосада на протяжении десяти или двадцати лет, знает о всех своих подопечных больше чем я, тем не менее, те из них, что могут оказаться полезными, известны и мне. Выходит, что знания мои разноплановы, но не столь глубоки, как у мастеров, посвятивших жизнь тому или иному направлению, однако достаточны, чтобы опираться на них и помогать другим пытаться обмануть смерть. - “Хотя некоторым представителям совсем не обманывать её посоветовала, а призывать... Linzi wa nyoka.” Мысленно закончила она, так и не озвучив этой части своих суждений. Речь её была нетороплива, размерена, она шла спокойно и плавно, складывалось ощущение, что и не идёт, а плывёт по земле. - Ну и конечно же, вы ошибаетесь, если думаете, что я гожусь в наставники по медитации, ведь я сама лишь несколько лет назад открыла для себя этот род отдыха и приведения своего внутреннего состояния в равновесие. Боюсь, что пока не сумею объяснить суть и кого-то этому научить, вы уж простите. Думаю, вам стоит спросить у других учителей, может кто и сможет вам помочь. - Она замолчала на какой-то промежуток времени, обдумывая действительно ли так сильно разнятся магии стихий, а в частности магия огня и воды, чтобы утверждение Кристофера было верным. Пауза затянулась и она поспешила её прервать.
[indent] - Простите, из меня не самый лучший и активный собеседник. Но, знаете, мне как-то попалась в руки книга об истории артефакторов, и там было сказано, что пару сотен лет назад проводились исследования и были разработаны артефакты, которые были способны перековывать магические токи одной стихии в какую-то другую. Они работали на подобии... - Она задумалась в подборе правильного сравнения и бровки её чуть нахмурились. - Вроде как если зашифровать слова на одном языке, а окажется, что получившаяся шифрованная дребедень существует в другом как нормальная понятная речь. Затратные, очень затратные были те артефакты, поглощали очень много сил, часть их теряли при трансформации из одной стихии в другую, что повлекло за собой несколько смертей по неосторожности. Доработать их так и не получилось, поэтому идея осталась заброшенной и забытой. - Уголок её губ дрогнул в мимолётной улыбке. - Так что, если вам действительно так хочется побыть тем, кем вы не являетесь - у вас есть такой шанс. Но стоит ли он того?
[indent] Она отвела руку в сторону и подняла на уровень груди, согнув в локте. А по руке, обвивая её плотными кольцами до самого запястья, струилась ледяная змейка, похожая на ужа, если бы имела хоть какой-то цвет чешуи, кроме бело-голубого, а местами просто прозрачного. Подняв голову она уставилась на мага огня гранёными голубыми хрусталиками глаз и, высунув тонкий язычок, размахивая им несколько мгновений. Нимфа снова на мгновение нахмурилась.
[indent] - Представляете какой хаос начался бы в мире, если бы коровы вдруг захотели есть не траву, а, скажем червей или птиц? А волки начали бы питаться не больными животными и не охотиться, а пыльцой с цветов? - Она протянула ему руку, передавая змею. - Каждому отведена своя роль, своё место. Не думаю, что природа была настолько глупа, что не знала кого и куда ей посадить. Да, человек в чём-то разумнее животных, не привязан к одному месту, как дерево. Но не безумец ли он в тот момент, когда решается бросить вызов силам, сотворившим его, подчинить их, заставить служить себе? - Она замолчала, потому как и сама поняла, что её понесло и пора бы остановиться. - Простите, если переувлеклась философствованием.

Отредактировано Рада (24-11-2018 08:59:28)

+2

11

Я с большим удивлением взглянул на Раду и ее пронятую руку, на дивное существо, что обвивало запястье девушки, но принял змейку, подставив свою ладонь. Змейка скользнула по моим пальцам и ладони, обвила их тонким тельцем и взглянула на меня блестящими словно кристаллики бирюзы глазами. Ее гладкое тело было прохладным и необычным, почти прозрачным. Я понял, что существо создала Рада своей магией и широко улыбнулся, восхищаясь тонкой работой. На слова девушки я пожал плечами и едва сдержался, чтоб не покачать укоризненно головой:
- Вы, верно, меня неправильно поняли. Либо я не намеренно ввел вас в заблуждение, Рада. Говоря о том, что я собираюсь отправить учеников на дополнительные занятия, я имел ввиду не конкретно вас, а магов воды вцелом. Потому, что тренировки водных магов в корне отличаются от тренировок огненных... Отличались. Я настоял на абсолютно новой... эммм... - я щелкнул пальцами, вспоминая нужное слово, и потревожил змейку, которая вздрогнула, -методике. - я погладил голову существа и мне показалось, что вздрогнула и Рада тоже. - Сначала мои сорвиголовы довольно скептически относились к новым правилам и требованиям, но я просто показал им кое-что. - я наклонился и поднял с земли небольшой камушек, показывая его Раде, а после усмехнулся. - Природа создала все, что нас окружает. Но воздух, огонь, вода меняют мир. Вода вообще самое невероятное вещество. Лишь она может существовать в трех состояниях, она обладает памятью и сглаживает острые углы... Положи этот камушек в ручей и вода сделает его гладкой галькой. Не сразу, но упорно омывая, лаская, сделает. Вода сильна и дарует жизнь, лечит. Она есть в каждом живом организме и мы не можем быть без нее.
А что огонь? Огонь - стихия разрушения, уничтожения. Да, он дарует тепло, но может испепелить все вокруг. Заклятия огня чаще всего направлены на вред, на непоправимый вред еще чаще. Всего три слова заклинания адского пламени и архимаг превратит это чудесное место в безжизненную пустыню... И это печально и несправедливо... Вот поэтому я восхищаюсь водой. 
- я мечтательно и грустно улыбнулся, вглядываясь в тихую речную гладь по которой сейчас плыл резной оранжевый лист клена. Плыл, тихо покачиваясь на волнах, лениво кружился в легкой зыби, поднятой игривым еще и теплым ветерком. Я отвел взгляд от реки и перевел его вновь на Раду, идущую рядом. - Но... Но нет, я никогда не поменял бы свою стихию. Я рожден с ней и верю, что это не просто так. Светлые знают предназначение каждого... Да, знают...
Я задумчиво поглаживал голову змейки, ощущая под пальцами прохладу. Некоторое время мы шли молча, под ногами шуршали разноцветные листья. Я наклонился и поднял золотистый листочек и принялся вертеть его в пальцах. Мне мешал мой длинный и слишком теплый плащ, поэтому я сначала закинул его на руку, а после и вовсе снял, сворачивая и пряча в пространственном кармане. Воротник рубахи замялся. Расправляя его одной рукой, боясь потревожить змейку вновь, я раздумывал над словами Рады о том, что мы пытаемся подчинить стихии себе. Глядя на созданное нею существо, я немного недоуменно приподнял бровь и взглянул на девушку. После аккуратно свернул змейку на своей ладони кольцами и поднес ее поближе к своим глазам, рассматривая ледяные чешуйки.
-Знаете, Рада, довольно странно слышать от вас о неправильности попыток подчинения природы и одновременно рассматривать созданное вами же творение. Природа никогда не создала бы подобное существо. Существо не имеющее ничего общего с настоящим живым организмом... Только мы способны на это и мы творим нечто намного грандиознее чем задумало мироздание. Мы строим огромные замки на неприступных скалах, ровняя их с землей, мы осушаем реки и создаем новые, мы спорим с природой, воюем с ней. Мы переиначиваем мир. В моей стране один недоученый, заполучив железы драконов, докопался до истины, поняв как они извергают пламя, кислоту, лед... И, решив, что он теперь едва ли не творец всего живого, этот маг воссоздал процесс... Воссоздал, превратив себя, а заодно и целое поселение в жирный пепел... Триста с лишним душ, взрослые и дети... Такова была цена игры с природой.
Мы, не задумываясь, создаем огненных единорогов, ледяных великанов, играем с элементалями словно они лишь покорные рабы в наших сумасшедших руках... Мы глупы и самонадеянны, Рада. Даже те, кто прожил в мире не одну сотню лет, во всех мирах...
- я швырнул камешек подальше от себя и замолчал, боясь наговорить еще больше и обидеть девушку окончательно.

Отредактировано Кристофер Холл (26-11-2018 20:01:56)

+2

12

[indent]Отдав ему змейку она молча слушала его какое-то время. Выходило так, что она действительно поняла его не правильно и она закусила обе губы, поджав их внутрь и превратив их в одну тонкую бледно-алую полосочку. Это движение было родом из детства, на подобии тех, которые появляются, когда дети врут (или пытаются врать), а потом отводят глаза, закрывают ручками рот или что-то в этом роде. В данном случае это была подавленная досада на саму себя и на то, что она не сумела понять своего собеседника. Более того, возможно, своим непониманием и подобранными словами, обидела его, хотя совсем не держала этого в мыслях.

[indent]- Вы ошибаетесь, считая что пламя несёт исключительно разрушение и заблуждаетесь, считая воду исключительно положительной. - На какое-то мгновение она замолчала задумываясь стоит ли делиться с ним тем, что женщины так старательно оберегали от мужчин многие годы, но всё же решила поведать, несколько перефразировав и добавив несколько мыслей от себя. - Знаете, я никогда не считала что стихии имеют окрас. Давать оценку всему происходящему - свойство тех, чьё существование коротко и конечно. Стихии же бессмертны, для них сущетсвует совершенно иное понимание времени, если оно вообще есть для них. Более того, я уверена, что они не могут быть только созидательными или разрушительными - их далили этими чертами люди. Сами по себе они нейтральны. Одинаково жестоки и милостивы к любому живому и неживому. И да, мы все вышли из их слияния и взаимодействия. Каждая отметилась в любом из нас, оставила глубокий отпечаток, невидимый глазу, наделила своими силами, которых мы уже и не замечаем, принимая их как данность, как обычное. Всмотритесь внимательнее и вы сами увидите. Вода - это терпение, позволяющее совершать то, что кажется невозможным. По капле она протачивает даже камень, вырезает в огромных скалах глубокие каньоны, но и она же смывает города, оставляя за собой лишь илистое дно и принесённые породы, обновляет землю, питает её собой. Земля - дала возможность родить и приумножать, кормиться, но и земля же может рухнуть горой на голову или разверзнуться под ногами, повергая всё в прах. Воздух - вольный дух авантюриста и исследователя, дышать без него невозможно, но он же питает пламя, помогая ему пожирать всё, что встретится на своём пути, он направляет его, он может принести в себе дурманный аромат трав, пепел, яд. А огонь… - в уголке её губ поселилась едва заметная улыбка. - Именно огнём напитана наша кровь и его теплом живо тело. Именно огнём горит наше сердце, освещая нам путь, согревая дом. Именно огонь наших душ позволяет так страстно любить и яростно ненавидеть. Именно он не даёт погаснуть надежде, когда нас окружает тьма и даёт нам мужество сопротивляться. И огонь же толкает нас в бездну гнева, мести, хаоса... Не спокойная и холодная вода, не мятежный и ищущий воздух, не созерцательно-созидательная земля. - Улыбка, в той лёгкой тени, что она появлялась на её лице исчезла. - Вопрос лишь в том, сумеют ли люди найти баланс, не позволив одной из стихий захлестнуть себя.

[indent]Она давно привыкла к тому, что ощущает движения и прикосновения, в том числе и тупую боль, передаваемую от призванного существа ей, привыкла и скрывать эту связь, но видимо всё равно проскальзывали какие-то мимолётные жесты в те моменты, когда она не ожидала прикосновений. Да, она видела глазами змеи, да, она заранее видела, что он собирается её гладить, но всё равно пришлось приложить усилие, чтобы разделить себя и змею. Она на некоторое время замолчала, внимательно слушая его слова относительно подчинения стихии и в уголке губ её поселилась на мгновение тень улыбки. Увы, этот человек, как и многие другие, не знал разницы, или делал вид, что не видит её, между подчинением и просьбой. Именно на просьбах основывалась та магия, которой пользовалась она. Даже змея была призвана не приказом, а просьбой защиты… но откуда же Кристоферу было это знать, верно? К тому же, судя по тому в какую сторону повернулся разговор и настроения её собеседника, он несколько расстроился.

[indent]- Знаете в чём коренное отличие магов-друидов от магов-стихийников? - Начала она издалека, просто потому что пыталась отвести и смягчить то, что ей чувствовалось в собеседнике. - Они никогда не приказывают. Они исключительно просят. То, что вы держите в руках не подчинение природы, а воплощённый ответ на просьбу о защите. За стихией оставался выбор откликаться на неё или нет, за мной - лишь форма, заимствованная из той же природы. - Она чуть склонила голову на бок, уподобляясь змейке. - Насилие и подчинение природы - это тёмная половина магии, такая же, как тёмная половина огня и жажда человека подстроить всё под себя. Мы не меч, мы лишь держим меч. И только нам решать куда направим мы его: на разрушение или на созидание, хотя… - Она едва заметно ухмыльнулась. - Природа изначально стоит на разрушении и убийстве: убить одного, чтобы выжить самому. Не уверена, что с нею стоит в этом вопросе спорить, вот это уж действительно чрезвычайно самонадеянно. Не творение нового, не разрушение старого, а мысль о том, что когда-то всё может стать идеальным и полностью правильным для всех… Это “правильное” и “идеальное” слишком разное для каждого, чтобы природа, со всей её мощью и возможностями, ухитрилась бы сделать всё и для всех. Она сделала для себя - она жива до сих пор, а значит сотворённое ею правильно. Убийство с целью выживания - правильно. Разрушение для созидания - правильно. Вопрос лишь в том, когда вы придёте: вместе с бурей или после неё. - Едва различимая ухмылка исчезла с её лица и она отвернулась. - Простите, я несу чушь. Виною тому, наверняка недостаток сна. Будьте любезны сказать, если я вас утомила и я тут же уйду.

+1

13

Я недоуменно взглянул на Раду, лихорадочно соображая чем мог обидеть ее. Своими размышлениями? Но, я всегда думал, что каждый имеет право на собственную точку зрения. Я не навязывал ее новой знакомой, а лишь озвучил.
Решив не лезть более в дебри философии, я все же ответил:
- Нас учили разные учителя, Рада. Я не могу знать того же, что знаете об этом мире вы. К тому же, вы не обязательно будете человеком и, пока я вам не скажу, не будете убеждены в том, что я - человек. И ещё и поэтому мы можем и должны иметь разное мировоззрение.
Истинные дети природы воспринимают ее тоньше, она - их начало и конец. Люди берут от этого мира много более того, что дают взамен. Эльфы, оборотни, демоны, вампиры,орки, гоблины, дриады, нимфы, шефанго, тифлинги, илитиири, драконы.... Волшебных и удивительных рас не счесть. И я раньше даже не догадывался о таком их разнообразии, ибо никогда не видел, имея дело лишь с людьми. Я уверен в том, что для всех них природа и мир вцелом помещается в их истории, в их понимании и в их восприятии... Думаю, вы понимаете о чем я...
Я иногда задумываюсь о том, как видят окружающее животные. Учёные моего... края как-то объясняли мне, что кошка видит мир цветным, собака - серым, пчела различает сотни оттенков цвета, которые нам недоступны. Я знаю, что это научные факты, знание биоса - науки о природе. Но, никто не исследовал так же волшебные расы.
И возникают тысячи вопросов на которые хочется искать ответы! Ведь вполне возможно, что тот же вампир, к примеру, различает сотни оттенков красного, но считает это нормой, а мы, естественно, удивимся этому факту. Либо драконы... Они же видят ауру существа, могут точно сказать кто перед ними... Это ли не чудесно? Я, как человек, полагаюсь лишь на пять чувств, и на шестое - интуицию. А тот же оборотень имеет слух и нюх намного лучше моего и видит в темноте... Мы уникальны каждый по своему... И мыслим ибо можем это делать.
И я вновь влез в философию и, скорее всего, утомил вас своей болтовней.
- я усмехнулся немного растерянно и смущенно и, как всегда бывало в минуты замешательства, запустил пальцы в волосы, приглаживая шевелюру. Мои рассуждения были, возможно, несколько сумбурны, но я оправдывал себя тем, что давно не вел светских бесед и очень давно не вел таких вот бесед с красивыми и умными девушками. А в том, что Рада сочетает в себе эти два достоинства я уже убедился.
Под ногами шуршали листья и я, не удержавшись, то и дело поднимал очередной из них с земли и бездумно, увлекшись беседой, плел венок. Теперь в моих руках красовался пышный и яркий венец который я не знал куда деть.
Заметив недалеко от нас поваленное дерево у реки, я тронул Раду за рукав:
- Если желаете, можно присесть и у меня с собой есть чай... Я могу заварить и мы выпьем и согреемся...
Казалось сегодня, я готов был открыть девушке все свои тайны: почти проболтался о том, что я - иномирец, а теперь решил показать ей фокус с извлечением из ниоткуда фарфорового сервиза. Я, к сожалению, увлекшись интересной беседой, часто забывал о том, что нахожусь не в Лэрде.

+3

14

[indent] Она протянула руку и осторожно забрала своего маленького ледяного стража. Змейка обвилась вокруг руки, стремительно поднимаясь вверх и прячась на плечах под плащом. Кажется Раду не смущало то, что от неё веет холодом и она не опасалась, что та начнёт таять и намочит её одежду. Всё было под контролем. Пока. “Ох как верно… Знать не можем, даже о себе-то всего можем не знать… но можем предполагать...”. Она замолчала на какое-то время, пока в её голове плавали и переплетались мысли мага. Почему-то они казались ей отрывочными, поверхностными, что никак не вязалось с его внешностью… Невольно возник вопрос о том, а действительно ли он выражается не верно? Быть может она чего-то не понимает?
[indent] Утверждение о том, что расы не изучены, что не измерены, не посчитаны, вызвало лишь едва заметную ухмылку и не очень приятное чувство опасения и тревоги. Говорить о живых, разумных существах, как о лабораторных мышах, которым для опыта можно ухо отрезать, ногу чужую присадить, ядом отравить и попытаться придумать противоядие и опробовать тут же… Это как-то пугало, хотя и иного метода узнать истину, наверное и не было. Невольно вспомнились и слова Вилла о Пике, о его школе… Ведь он говорил что-то подобное… Только о магических недугах... О истории и о чём-то ещё. Жаль, что она тогда была слишком уставшей, чтобы слушать внимательней, сейчас это могло бы пригодиться. “А стоит ли давать полу-надежду? Ведь её может и вовсе не существовать... А человек потратит время, которого ему и так отведено не так много как тебе или любому эльфу… Нет… Думаю не стоит...”
[indent] Она проследила на воде последние круги от брошенного камня и всё так же молча шла какое-то время, краем глаза отмечая, как её спутник то и дело наклоняется за новым листом, чтобы вплести его в венец. “Хм… Быть может будь я в большей мере той, кем рождена, я бы сейчас возмутилась тем, что он беспокоит то, что уже отмерло и должно будет послужить новой жизни... Будь я в большей мере той… кем рождена... ” Нимфа невольно перевела взгляд в сторону, отмечая про себя каким же густым ковром ныне лежит листва и мысленно уже представляя как из под неё поднимутся первые подснежники спустя белоснежную зиму.

[indent] - Если бы я умела, я бы помогла вам взглянуть на мир их глазами... - Как-то невпопад начала она, понимая, что мысли её ушли уже слишком далеко, а собеседник её остался тут. - Но увы, я не умею перекладывать свои способности в других. Просто поверьте на слово: собаки видят (в нашем понимании этого слова) мир серым, вы правы. Тем не менее, у них такой арсенал запахов, что их мир значительно ярче и насыщеннее нашего. - Она пожала плечиком и под плащом завозилась змейка, недовольно затрепетав языком, ведь она только что так уютно устроилась. - Не уверена, что это лучшая идея - приставать к красному, да и вообще к любому дракону, с тем, чтобы выяснить какие цвета он видит лучше. - В уголке её губ поселилась едва заметная ухмылка. - Так можно и более полезную функцию исполнить, например покормить чешуйчатого и получить возможность поизучать его изнутри. В любом случае у вас всегда будет два выхода, если только вам не перегрызут несколько костей. - Поняв, что ляпнула лишнего и несколько неприличного, нимфа шустро закрыла рот.

[indent] Змейка, покоившаяся на плечах скользнула вниз и только когда её рукава коснулась рука Кристофера, нимфа поняла что сейчас случится. Резко отдёрнув руку, она перехватила кинувшуюся в атаку змею-хранительницу. У всего есть свои ограничения. Хранитель на то и хранитель, что пока с ним не слит воедино, он сам волен решать что является для тебя угрозой.
[indent] - Простите, забыла предупредить… - Она показала змейку, яростно шипевшую, но не способную покинуть её пальцев. “B’hurre”. - Она решила, что вы опасны, поэтому атаковала. - Серебряная змейка становилась тоньше и таяла на глазах, а нимфа неторопливо размышляла о том, хочет ли она чаю или же стоит согласиться просто для поддержания компании. - Знаете… Пожалуй можно. - Последние капельки воды испарились с её рук, не оставив и влажного пятнышка на рукавах одежды. - Помочь вам с чем-нибудь? - Спросила она всё тем же тихим и ровным тоном, что почти и не изменился с момента их встречи.

0

15

Я ощущал, что разговор наш зашел в некий тупик и мысленно обругал себя за это. Но, в последний раз подобные разговоры я вел лет десять тому назад, когда занимался обучением фехтованию детей лорда Эппла. Это был чопорный человек, высокий и сухой словно отполированная трость. Сух он был во всех отношениях. Некоторые, не без основания, крайне изумлялись, как это иссохшее древо смогло дать жизнь сразу трем потомкам. Но, раз в году стреляет и палка. Видимо, это произошло и лордом. Выстрел был метким, позволив леди Эппл произвести на свет тройнят. В отцовстве Эппла сомнений не было - тройнята были словно срисованы с отца. Даже единственная девочка. Такие же сухие и, пока что, просто длинные, по-юношески угловатые. Но, вопреки виду недоделанных Пиннокио, двигались все с поразительной грацией и ловкостью.
Но, я вновь углубился в дебри воспоминаний, а пора было вернуться к Раде и нашему разговору.
Змейка отреагировала странно, но, в принципе, вполне предсказуемо. Я был чужаком во всех смыслах этого слова. Так отчего же не воспринимать меня именно так хотя бы в первое время?
Я был к такому готов. Почти всю сознательную жизнь я искал место где смог бы стать своим. Мне почти удалось это в Бьёрке - Школе Магии в Северных Землях. Школа, правда просуществовала недолго - всего пятьдесят лет.
Я убрал руку и несколько смущенно улыбнулся. Усевшись на поваленное бревно, я постелил рядом свой плащ, предлагая девушке присаживаться рядом. В моих руках оказался пузатый медный чайник и две фарфоровые чашки с синими цветами нарисованными внутри. Чашки я привез из Страны Желтого Дракона - родины моего Учителя. Там делали самый тонкий и прекрасный фарфор на всей моей Земле. И самый дорогой, но это было вполне объяснимо при таком качестве. Чашки я подал Раде, а сам достал из пространственного кармана смесь в бумажном пакетике. Это был особенный травяной чай - смесь черного и зеленого чая с лепестками василька, чайной розы, кусочками персика и яблока. Запах он источал невероятный, вкус тоже.
Я согрел чайник в ладонях, дал воде вкипеть, а после всыпал чай. Вскоре я уже разливал ароматный напиток в чашки.
-Я должен вам кое-что рассказать, Рада. Об этом знают лишь единицы и, отчего-то, я верю, что вы меня поймёте....- я замолчал, подбирая слова. - Альмарен не мой родной мир. Я прибыл сюда недавно... И вот теперь пытаюсь обжиться и найти возможность вернуться домой.
Я взглянул на девушку, ожидая ее реакции.

Отредактировано Кристофер Холл (02-02-2019 19:19:37)

0

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Листьев гомон пестрый был прерван разговором