http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Белый танец.


Белый танец.

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://s8.uploads.ru/WzSU8.jpg

Участники: Сварг, Алу Скетч.
Место: город Грес.
Время: 10606 год, середина лета, припекает.
Сюжет: Затянувшиеся поиски колдуна привели Сварга в Грес. Необычная обстановка, неожиданная компания. И стиснутое в чувствах сердце, переворачивающее хрупкий мир с ног на голову. Каким он теперь будет для двоих?

Отредактировано Сварг (04-11-2018 01:04:13)

+2

2

Сварг утер пот, взирая на жестяную коробку. Мысли и воспоминания пробуждались у него в голове, всплывали из памяти нехорошие истории, рука сама потянулась к сердцу, словно боясь вновь нащупать там древнее клеймо. Увы, иногда скелеты прошлого прячутся в шкафах, а иногда - в жестяных коробках посреди леса. Сварг счистил грязь и, поднатужившись, вырвал захоронку из земляного плена. Как и обещали когда-то, металл не сгнил в земле, лишь покрылся патиной, истускнел. Сварг потрогал вмятину от случайного удара лопатой при раскопках, немного повременил, а потом все же резким движением открыл клад. Воззрился со смешанным чувством на затянутые жухлой тканью столбики. Золотые монеты. Состояние, по меркам обывателя, дом посреди города, жизнь припеваючи. Сварг поставил коробку на траву и присел. Его взгляд устремился куда-то, больше вглубь, чем вдаль.
Погода вышла на славу. Дожди прошли косой стеной седьмицу назад, природа буквально сияла жизнью. Легкий ветерок не давал жаре истомить распаренное от раскопок тело. До ближайшей дороги почти две лиги и здесь можно было почувствовать себя наедине с природой. К сожалению, старая коробка рядом мешала забыть обо всем на свете. Она терпеливо ждала. Призраки прошлого снедали Сварга все чаще, все больше. Он, будто, больше не жил в настоящем. Будущее для него и вовсе как и не существовало.
Наконец, вздохнув, он взял один столбик, запихнул его в подготовленную заранее суму и подхватил коробку под мышку, небрежно засыпая обратно раскопанную яму. Остатки клада стоило перепрятать, его время еще не пришло. Оборотень подхватил лопату, осмотрелся и вздохнул. Предстояла работа.
В Грес он вернулся уже утром. Переночевал он в лесу, в человечьем облике, цепко прижимая к себе суму с драгоценным грузом. Никогда он не ценил деньги, не гнался за богатством, но много видел, как важно оно для людей. А значит следить за золотом стоило пристально. Вот и в городе Сварг не блуждал без дела, а сразу направился к таверне, что ему подсказали.
Грум ждал его на месте, как и условились. Едва увидев Сварга в его грязных лаптях и деревенском наряде, махнул рукой, зовя за стол. Грум был не местный сам, один из немногих оборотней бывшей стаи Сварга, с кем тот поддерживал отношения. Удивительно добродушный, он не оттолкнул непутевого товарища в год нужды, хотя сам никогда не напрашивался в друзья и не искал приключений. Счастливый муж и отец семи детишек постоянно вертелся, как уж на сковородке, но всегда находил время протянуть руку помощи или просто послушать о проблемах. В Грес он заехал по торговым делам, налаживал поставки какого-то материалу для своей красильной мастерской. Подобрал Сварга в пути, подсадил на подводу, да на кормил в дороге. Именно он натолкнул бывшего жреца на авантюрную идею и он же обещал помочь, хоть Сварг и не рассказывал всех подробностей.
Ты как после прополки огорода, мой друг. Рад тебя видеть. - оборотни обнялись, уселись за стол, Грум поднял руку и разносчица, улыбаясь, почти сразу отправилась за пивом. У знакомого Сварга была обаятельная харизма эдакого "своего парня" и милого человека, отчего он умел расположить к себе почти кого угодно. Подмигнул разносчице вручил ей монету за расторопность и поблагодарил от души - та аж словно просияла, улыбнувшись. Сам Сварг всё это время задумчиво глядел в окно.
- Ну за нас! - они чокнулись, выпили, Грум пододвинул на середину стола сушеную рыбку, повел разговор, вспоминая какие-то общие темы. Их было мало, очень мало, но Грум все равно умел завязать разговор. Сварг отвечал неохотно, поддерживал диалог, но было видно, что тот не вызывал в нем интереса.
- Я скажу тебе, эти ребята, может, и не доки в делах торговых, но монету считать умеют. - разговор потихоньку перешел на то дело, за которым Сварг тут и торчал, потому он волей-неволей, навострил уши - Это раньше Ткачи были просто большой бандой, а сейчас - у-у-у, друг - сила! Я вот груз возьму сегодня - а монета им упадет. Договариваться будешь сам, не обессудь, но с хорошим человеком я тебя познакомлю. Надежная, серьезная, из наших. Помнится, не поладили мы как-то... - Грум перешел на истории из родного Кримеллина, а Сварг вернулся к своей почти допитой кружке и крутящимся в голове мыслям.
Он преследовал колдуна по имени Джонатан Грабе уже второй год. Ариман, Рузьян, Кримеллин, теперь вот Грес. Сварг уже будто и забыл, почему так хотел смерти этой сволочи, старые обиды уже давно были затерты, как профиль на старинной монете. Но злость и месть давали силы куда-то идти и Сварг держался их до последнего. Пока был жив колдун, у оборотня были причины просыпаться по утрам. Но этой гонке пора было подходить к концу. К колдуну не подобраться дома. Это было выяснено горьким и кровавым опытом еще год назад. И вот теперь, пробудившиеся воспоминания о старой захоронке и событие, о котором Грум упомянул в пути, складывались в, как обычно это было у Сварга, весьма дурацкий план.
Званый вечер у леди Брайт. Пожилая леди была третий десяток лет замужем за придворным герцога, откровенно скучала и время от времени устраивала балы в своем загородном поместье. Грабе будет там, Сварг знал это точно. И теперь он планировал сам появиться на торжественном собрании. Хоть и был он далек от жизни знати, как свинья от неба. Но решение было принято, молитвы и даже жертва Древу возложены как надо прошлой ночью и все теперь само шло в руки оборотня. Оставалась одна мелочь. На бал приглашались лишь пары, что удивительно отличало его от многих других собраний, больше похожих на смотрины. Сваргу нужны были пригласительные, молчаливая спутница, костюм и удача. С тремя из этих пунктов должны были помочь золотые, упрятанные в суму, с двумя - таинственные Ткачи. Внезапно поток мыслей был прерван, потому как Грум, ловко подведя свой неторопливый рассказ к концу, встал, хлопнул Сварга по плечу, глядя куда-то ему за спину.
- Ну, бывай, белый. Появишься вновь в наших краях - заходи, будем рады. Дальше тут уже твои дела начинаются, мои заканчиваются. - на этих словах, Грум расплатился и ушел. Сварг обернулся посмотреть, кто его встретит теперь, с кем он будет договариваться и застыл в оцепенении.
Фалька. Это имя всплыло сразу, хотя уже столько времени для этого не было видимой причины. Будто бы не прошло для Сварга семь долгих лет. Имя всплыло сразу, ладони сжались в кулаки. Он не смог её забыть. Хотя и не было причин запоминать. Волчица, погрязшая в тёмной жизни города, с удивительным запахом, который Сварг поначалу совершенно не понял, принял за отвратительный и грязный. Мимолетное приключение, разовая встреча. Которая навсегда отпечаталась в памяти. Этот запах, будь он трижды неладен, снова попал в ноздри, вызывая странные ощущения, пробуждая воспоминания, будто бы и совсем не связанные с разноглазой волчицей. Вспомнился Ариман, кровь, тусклые мечи. Почему? Сварг, словно переступая через себя, потянул носом запах. Да, это он. Странный аромат, обманувший Сварга. В нем была кровь. В нем была похоть. В нем были трущобы. Но они не составляли больше основы для запаха. Они оттеняли что-то другое, что-то, чему Сварг не мог подыскать название. Тона, которые ему лишь предстояло открыть. Он вновь, как тогда, задал себе вопрос, как же так вышло, что запах одного и того же существа представлялся ему совершенно по-разному. Лежала ли причина в Фальке, в самом Сварге или в чем-то еще. И, как семь лет назад, ответ был скрыт от Сварга глубоко внутри, там, где тлела сила Древа. Запах заставлял вслушиваться, искать ответы на вопросы. И он вновь изменился, несильно, но заметно. Сварг открыл глаза, посмотрел внимательно на женщину. Та изменилась. Что-то поменялось в её взгляде, манере держаться, едва уловимых морщинках на лбу. Оборотень не стал задумываться, откуда помнит такие детали из прошлого. Разглядывая черты лица, он невольно залюбовался. Она была все так же хороша. Весь этот её бунтарский, хулиганский стиль выглядел бы пошло и неуместно, словно наряд дешёвой шлюхи, не надели Рилдир Фальку такой природной красотой. Женщина совершенно точно знала, насколько она соблазнительна. Она знала, что её груди в таком откровенном наряде будут выглядеть упругими и манящими, а не двумя дряблыми помидорами в просторной корзинке. Что корсет подчеркнет тонкую талию и округлые бедра, а не заставит гадать, сколько складок он скрывает под собой. Высокие сапоги не боялись привлекать многочисленные взгляды к длинным, прямым ногам, потому что их хозяйка знала - даже самые пристальные из них не найдут изъяна. Гвоздик пирсинга лишь подчеркивал пышные, лакомые губы, глубокие тени - длинные ресницы и волшебные глаза. Сварг глядел на красавицу и понимал, что ему нет нужды изучать детали, он и так их слишком хорошо запомнил с прошлого раза. Но почему-то не мог оторвать взгляд.
Пытаясь разобраться в себе, он чуть не забыл, для чего гостья из прошлого явилась сюда. Спохватившись, Сварг для чего-то встал и указал на место против себя, потом, будто это был и не он, улыбнулся.
- Давно не виделись, белая. Садись, у меня к тебе есть дело, хотя что уж я, ты об этом и так знаешь. Заказывай, сегодня я угощаю.

+2

3

Время - странная вещь. То оно выступает безжалостным убийцей - более безжалостным, чем довелось стать мне, или когда-то доведётся, то заботливым целителем, день за днём зарубцовывая раны на теле и сердце. Однако мои отношения с этим благородным господином были до крайности странными. Со временем воспоминания становились чётче и яснее, со временем я могла вспомнить подробности, которым не придавала значения в самом начале. Вот и Сварга, хоть я и видела лишь однажды, со временем стала видеть по-особенному. Не так, как видела его в нашу встречу.
Тогда он показался мне странным, подобным дереву, сраженному молнией. Довольно чуждое чувство сейчас, хотя некогда оно было верным и для меня. В ту встречу, казалось я вижу его душу насквозь, вижу как сильно она расколота, делая его лишь подобием человека, являя собою тяжёлое зрелище распада.
Но со временем... Я перестала смотреть на то чувство, мне стала любопытна причина. Было интересно, как он мыслит и как чувствует. И что важнее: почему именно так.
Вероятно из-за этого любопытства, я так легко согласилась пойти на эту встречу и ввязаться в, Имир знает какую, светскую грязь. Удивительно, ведь обычно меня на пушечный выстрел не подтащить ко всяким балам, вечерам и пиршествам. И на то хватает веских причин.
К таверне, в которой была назначена встреча, я добиралась неспешно. Наверное оставляя себе шанс передумать. И только когда оказалась перед тяжёлой деревянной дверью наконец окончательно осознала реальность этой встречи.
Забавно. Столько лет прошло. Интересно, изменился ли он с тех пор? - Подумала я, толкая дверь и легко перешагивая потёртый порожек заведения. Запахи горячих харчей и спиртного тут же ударили в нос, напоминая о голоде, подымающимся в желудке сосущим чувством. Но пока оно не было слишком навязчивым и не могло отвлечь от дела.
Глаза заскользили по столикам, остановившись на том, из-за которого поднимался давний знакомец, адресовался мне лишь короткий кивок головы. В чувстве такта ему было не отказать.
Дождавшись, когда мужчина пройдёт мимо, я наконец сделала шаг навстречу волку, явно погрузившегося куда-то в свои мысли. Поспорила бы, что знаю, о чём он думал. Неотрывной взгляд сдавал его с головой, а мне это было вполне откровенно приятно.
Остановившись напротив и привычно, с вызовом, поведя бедром (некоторые привычки не вытравить) я внимательно посмотрела на Сварга, ожидая, когда он наконец вспомнит о том, как говорить и двигаться. Эта заминка была забавной. Из тех, что многим красноречивее слов, но всё когда-нибудь заканчивается.
- Давно не виделись, белая. Садись, у меня к тебе есть дело, хотя что уж я, ты об этом и так знаешь. Заказывай, сегодня я угощаю. - Прервал молчание оборотень, я в ответ улыбнулась.
- Давно. - Согласилась, делая шаг к столу и садясь за него вполоборота, закидывая ногу на ногу, - По глазам вижу, что скучал. Это взаимно.
Внимательный взгляд цветных глаз испытующе смотрел на мужчину, словно стремясь увидеть всё произошедшее с ним за прошедшие года, а заодно разгадать мысли. Хотя свои собственные я бы сейчас не взялась разобрать. Просто чувствовала, что и эта встреча... К переменам.
- О, угощаешь? Чудесно. Я как раз голодна. - Взмахом руки подозвала разнощицу. - Пирог ваш, брусничный и чарку молока.
Девушка кивнула. Заказ был, считай, привычным, разве что обычно я пила ром. Но сегодня, вроде как, на работе, а не просто так сладким полакомиться пришла.
Дожидаясь, когда Сварг решит, хочет ли что-то заказать, я молча разглядывала его, отмечая, что тот оброс с нашей последней  встречи. Ему даже шло, хотя, подравняй он волосы, было бы ещё лучше. Или хотя бы эстетичнее.
Однако куда сильнее тревожило другое. Оборотень казалось, был чем-то обременен. Такое бремя сравнимо разве что с камнем на шее тонущего человека. И спрашивать о нем не стоило. Посчитает нужным - расскажет, а не посчитает - отнесусь с уважением. Чужую свободу я всегда старалась блюсти на столько, на сколько возможно.
- Рассказывай, что требуется, беленький. Помогу. - Перешла я к делу сразу, как разнощица удалилась.

Отредактировано Алу Скетч (04-11-2018 15:23:02)

+2

4

Волчица вела себя вызывающе. Она, без сомнения заметила взгляд Сварга и не стеснялась проявлять свою соблазнительность. Позы, движения, улыбка - все было отточено, все было прекрасно. Но Сварг в ответ улыбнулся, немного неестественно. Он никогда не любил таких красоток, выставляющих себя напоказ, гордящихся своим телом, пользующихся им как инструментом для достижения цели, для верчения мужиками. Такие дамочки встречались во всех слоях общества, в зависимости от хитрости и удачливости и вызывали они у Сварга злость и раздражение. Ему не нравилось, когда им пытались манипулировать, да еще так примитивно. Мужчина улыбнулся гораздо откровеннее, предвкушая свару. В конце концов, в прошлый раз не удалось, но сейчас надо бы прекратить уже эти игры. Пусть знает, что этот странный оборотень не из тех, кто легко увивается за сладкой попкой.
Игры. Слово пробудило воспоминания. Фалька, без сомнения любила играть. Сварг чувствовал и тогда и сейчас, что ей нравилось его внимание, он вспоминал лесные приключения, где он вел себя, как несмысшленый щенок. Но нет, она была не из тех кокеток, которые не могли к жизни относиться серьезно. Грум правильно говорил о ней, надёжная, серьёзная, за всем этим поведением на грани фола, скрывалась женщина, которая знала цену свободе, жизни, своей и чужой. И если она говорила, что скучала - Сварг верил, что так и было. Его цепочка нагрелась, пытаясь успокоить внезапный приступ раздражения. Древо и корни, он слишком много о ней думает! Всего лишь еще одна фигура в галерее образов, что мелькали в его жизни, напарница на один вечер, если это вообще будет она. Если это будет она... Сварг посмотрел в глаза напротив. Она. Цепочка разогрелась еще сильнее, помогая придти в себя, отвести взгляд. Желание затеять ссору с порога немного размылось. Дело в первый черёд.
- Скучал? Нет, я, я не скучал. Но я рад тебя видеть. - жестом он дал знак повторить пиво и откинулся на лавке. Ему удалось успокоить бесенят в своих глазах и посмотреть в изучающие его глаза напротив более-менее спокойно. Вернулось то меланхоличное настроение, преследовавшее его с утра, но цепочка отчего-то не спешила остывать. Он начал говорить спокойно, сосредоточившись на деле.
- Скорей всего ты и сама все знаешь. Мне нужно попасть на званый вечер... - он щелкнул пару раз пальцами, вспоминая - Брайт, леди Брайт. Через три дня, в её загородной резиденции. Нужны пригласительные. Два пригласительных, потому что старая гюрза зовет только пары. Так что в дополнение к двум билетам мне нужна будет помощница. - взгляд на Фальку. Она? Почему его это так волнует? - Опытная, умная и не говорящая. У меня там будет дело, личное дело и будь я проклят, если не добьюсь в этот раз задуманного. - Сварг замолчал. Очень опасные резкие слова из уст жреца, но он знал, что говорил. К той ночи решится его судьба, так или иначе. С каждым годом он всё больше чуял нити судьбы, ведущей его, и некоторые события, знаковые развилки виделись ему со временем все четче.
Принесли пиво, Сварг отхлебнул, не чувствуя вкуса. Он думал, говорить ли больше о деле. Обычно он умалчивал детали, что считал не нужными к знанию для собеседника. Но тут ведь от этого зависела жизнь человека и его самого, колдун был опасным и стоило просветить Фальку на его счет, верно? Придумав такое логичное рассуждение, Сварг немного расслабился и продолжил свой рассказ.
- Есть такая тварь. Джонатан Грабе. - это имя оборотень будто выплюнул - Человек, колдун, торговец антиквариатом, насильник, топчущий этот свет уже четвертый десяток лет. Примерно восемь лет назад он совершил обряд на юге земель оборотней. Он... - Сварг замолчал, отпивая пиво. Он все четче осознавал, что ему не хватает слов для полуправды. Потом он продолжил, глядя в глаза Фальке. - Мой лупанарий сожгли волчица. Это было очень давно. Стая разошлась. Я... Я тоже ушел. Много времени утекло с тех пор... Кое-кто из наших подумал, что можно вернуть былые времена. Они посадили росток, надеясь, что из него вырастет новый бог. Я был далеко, я не мог помочь, объяснить, что их усилия напрасны... Да Рилдирово творенье! - вскричал вдруг Сварг хватая опостылевшую цепочку, срывая с себя и бросая на лавку рядом. Он не нуждался в дополнительном напоминании о том, как ему тошно. На груди отчетливо виднелись следы ожога. Он глотнул пива и продолжил речь, внешне оставаясь спокойным.
- Грабе нашел их, их пещеру. С ним были солдаты, маги, какие-то твари, которых он призвал с других планов. Они убили всех, кто был там, но это не самое страшное, Фалька. - Сварг не понимал, почему он это все рассказывает, но уже не мог остановиться. Он видел эти волшебные глаза напротив, внемлящие ему, и ему хотелось говорить еще и еще, сдерживая слезы и оскал гнева. Он слишком долго держал все это в себе, слишком долго с этим жил, одна из многих историй, лежащих печатью на его сердце.
Росток был осквернен. Это дерево - это чудо нашего клана, получить живой росток сродни... пришествию ангелов с небес. Колдун не просто уничтожил его, он провел обряды, что-то чаял получить. Результат - Сварг глотнул пива, чуть не поперхнувшись - Мои братья, кто был связан с этим ростком, они потеряли себя. В мгновение обратились в жестоких зверей без мысли. Я вернулся слишком поздно, слишком поздно узнал обо всем этом. Мне удалось снять скверну и отправить часть братьев обратно в лоно природы, но росток был утерян навсегда. - махом оборотень допил пиво. Еще раз внимательно глянул в глаза напротив, скривился, опустил голову. Он чувствовал себя пьяным, хотя едва ли это случилось от алкоголя. В голове кипела каша.
Зачем я тебе это говорю? Хотя что уж. Я все равно должен буду довериться тому, кто пойдет со мной. Ты должна знать. Грабе опасен. Два раза я подходил к нему на расстояние клинка и два раза не смог прервать нить его жизни. Он знаком как со стихийными силами, так и тёмными ритуалами, люди его не трогают и у многих этот подонок на хорошем счету. В этот раз он не уйдет от меня, но я подвергаю большой опасности любого, кто пойдет со мной, ты должна знать. - Сварг взял кружку, но вовремя вспомнил, что пиво кончилось. Какое-то время он просто сидел. В груди горело огнем, но голова будто уже прогорела дотла и лишь пустота кружила по ней. Наконец он принялся надевать обратно цепочку, словно не ощущая жара от нее. Рассказал, в конце концов и рассказал и Древо пусть ведет. - подумал он. На душе было мятежно, но где-то в глубине от принятого решения будто бы стало чуть легче. Он хотел еще что-то сказать, но осекся пару раз. Наконец он выдал:
- Что же еще... Ах да, деньги. Вот. - Сварг достал из сумы и выложил на стол весь столбик монет, затянутый в трухлявую ткань, совершенно не подумав о том, что такие суммы не светят, особенно перед членами полупреступной гильдии и в общей таверне. - Здесь много, гораздо больше, чем нужно. Забирай, мне не важно. Я хочу мести. - потом, будто вспомнив, он усмехнулся и добавил
- Только... мне тоже приодеться надо. И постричься. Чтоб пустили, значит. Я у цирюльника вечность не был. И в нарядах не смыслю ни проса. Скажи, ваше - он покрутил пальцем в воздухе, не зная как назвать Ткачей -  предоставляет услуги по превращению из грязи в князи?
О том, что ему могут просто забрать деньги и отказать Сварг не думал. Он никогда не любил вести дела с преступниками и сейчас просто доверился Фальке. Он договаривался не с Ткачами и не им рассказал свою историю. Он сделал все это, потому что верил женщине напротив.

+1

5

Странное чувство. Когда-то перед о мной уже сидел мужчина, рассказывая точно так же о том, что тревожит его. И точно так же я ловила каждое его слово, но сейчас - всё было иначе. Откровения Сварга удивляли, они не были естественными, не были ожидаемы. Прошлая встреча не делала нас близкими друзьями или товарищами. Мы не прикрывали друг другу в бою, не исповедались за бутылкой крепкого, не было причин верить друг другу, кроме разве что интуитивного "свой" - в моём случае.
Однако сейчас я слушала его, и за словами слышала всё: его боль и гнев, горечь от утраты и тоску. Ладонь было дернулась, в желании взять мужчину за руку, в желании дать знать, что я понимаю, что помогу и сделаю всё о чём он попросит.
Но лишь сжала ладонь, продолжая внимательно слушать, не сводя взгляда с мужчины.
-Я всё поняла. - Серьёзно ответила я, как только волк закончил рассказ. - Приглашения не проблема. А мага своего... На этот раз ты убьёшь. Я сама помогу тебе, если конечно ты не предпочел бы другую кандидатуру.
На этих словах глаза хищно блеснули, глядя не на продвинутые ко мне деньги, а в глаза мужчины. Обычно я палец о палец не ударяла без хорошего вознаграждения, но сейчас я слишком хорошо понимала, что он чувствует. И помогла бы ему просто так, приди он сразу ко мне, а не к Ткачам.
А когда Сварг заговорил о стрижке и нарядах, в глазах отразился блеск иного толка. Хитрый, добродушный, подкрепленный невинной, но теплой и ободряющей улыбкой.
-Удивительное дело, я прекрасный цирюльник, беленький. Так что придется отдаться в мои заботливые руки, что называется, "с головой". А наряды... Что же, подберут, нам обоим.
От одной мысли о длинном платье в пол с не менее длинными рукавами делалось противно.
Не гадятся вещи такого толку для боя. А в волка в них превращаться - смех один. Не практично, хотя и носить их я умела, и шли они мне ничуть не меньше.
Разносчица, что явно побоялась подходить раньше с заказанным пирогом, наконец подошла. Я показательно вонзила кинжал рядом с башней из монет, не столько для неё, сколько для других любопытных глаз. В конце концов - это лучший способ предупредить необдуманные действия особо алчущих, который я знала. Затем,сняв с башенки из монет верх где-то до половины, сунула монеты в сумку, пояснив.
- Этого хватит. А то так не на что будет меня угощать. - Отшутилась я, хотя на деле просто не хотела брать с оборотня денег.
Девушка поставила на стол молоко и огромный дымящийся пирог, уже порезанный на части.
-Ммм, то что нужно. Угощайся, всё одно платишь. Да и... Настроение поднимает. - передернув плечами, бодро взяла один кусочек, теперь уже делая вид, что увлеклась едой, хотя на деле обдумывала то, во что собиралась ввязаться , уплетая кисло-сладкий ягодный пирог и смотря куда-то сквозь поверхность стола.

Отредактировано Алу Скетч (05-11-2018 18:24:03)

+1

6

Она реагировала слишком хорошо, слишком... приятно. Наверное, так выглядела профессиональная этика наемников - участливый взгляд, желаемая реакция. Сварг и раньше рассказывал свои истории - пьяным собутыльникам в ночном запое, своим жертвам, крича им в лицо. Очень редко - людям и нелюдям, которые стали ему чуть ближе в общей серой массе, которым он приоткрыл кусочек своего уставшего сердца. Всяко бывало. Сварг не научился правильно делить людей на достойных доверия и нет, на близких и не очень. Просто иногда он выплескивал часть своей сущности на других, не задумываясь о том, как это вернется к нему. Делиться с преступницей, работающей за деньги, своими секретами - такая глупость была абсолютно в стиле оборотня, не задумывающегося о последствиях. Он смотрел на девушку напротив и не понимал, почему ему стало так светло на душе, когда именно она попросилась к нему в напарницы на это дело. Сама, без лишней просьбы с его стороны. На дележ денег он не особо и обратил внимание. Еще он подумал о том, что мог значить её прерванный, мимолетный жест рукой в ходе его исповеди. Хотела его остановить, чтобы не сболтнул лишнего? А потом он подумал о том, почему он обо всем этом думает.
Взяв кусочек торта, как было предложено, но так и не откусив, он уставился в окно. Типичная для Сварга смесь из противоречивых чувств, нападавших на него при любом разговоре больше десяти слов, витала в голове, поверх этой каши плыли мысли. Просто она тебе нравится, дурень вот и все. Ты не беспечный щенок двадцати лет от роду. Она совсем не в твоем вкусе, но привлекательна, соблазнительна, дразнит тебя. Она волчица, тебя манит к ней, это просто природное чаровство. Ты готов плюнуть на свои предрассудки, на свое чутье, нюх и схватить её в объятия. Так и есть, так и есть. Но это совсем не повод терять голову и пытаться пробить сердцем грудь. Ничего в ней такого нет, обычная волчица на службе у подонков людского общества. Тебе важно дело, а не она. Не она, не она, не она. - удивительно адекватные слова разума раздались в голове Сварга. Четко, как его учили несколько лет назад, он проговорил все, что думал. Стало легче. Оборотень смел оставшиеся деньги со стола, не озаботившись пересчитать их, выложив заместо золотых монетки помельче, припасенные ранее, для того, чтобы не забыть расплатиться по счету. Откусил пирога, запил молоком. Молока он не пробовал уже много лет, вспомнилась простая, незамысловатая жизнь у Тадиуса. Жизнь, от которой он сбежал.
Фалька вела себя странновато для наемницы, что немного портило теорию о её исключительно профессиональном поведении. Денег взяла немного, проявила искреннее участие, сама предложила подстричь, помочь с костюмом. И улыбка её была... слишком тёплой, что ли, для её образа агрессивной и опасной соблазнительницы. Слишком домашней. Что ж, как бы то ни было, Сварг был не прочь совместить приятное с полезным. Сам он совершенно не представлял себя у портного, обилие рюшечек, бантиков и тем более париков вызывало ярое желание загрызть кого-нибудь. "Беленький, надо же" - скакнула совершенно случайная мысль. Ну, как говорится, кто деньги платит, тот и заказывает музыку, верно? В кои-то веки деньги у Сварга были, но отчего-то было ощущение, что все же не они сейчас все решали.
- Договорились, клыкастая. По колдуну - помощи попрошу может какой, а справлюсь с ним сам. Моё это дело. По наряду же. - он хмыкнул - Здесь я в твоем полном властвовании. Ни бельмеса не смыслю во всех этих франтованиях. И не ожидал, совсем, что ты такая мастерица, волосы корнать красиво, ну да мне же лучше. Ну что... - "приступим", хотелось ему сказать, но он вовремя поправился - когда приступим? У нас этот день, следующий, да позатот до самого вечера. Мне еще решить сегодня надо, где ночевать, ни разу не останавливался здесь, в столице. - обычно Сварг попросту дрых в лесу, но сейчас он почему-то ляпнул Фальке про поиск жилья. Он хотел ей довериться окончательно, он хотел как-то связаться с ней, уже сейчас, когда поделился с ней своей историей, выплеснул на нее без всякого предисловия, и она не отвернулась, приняла все с участием на лице. Поэтому он еще и грузил её сверху своими проблемами. Сам Сварг искренне не замечал своего поведения, обосновав, что ночевать надо в городе, да на кровати, потому что теперь с ним будет одежка и другие вещи, мять их и пачкать по лесам совсем не с руки. Правда, чувствовал он себя при этом все равно весьма неловко, скрывая неловкость за избыточной энергией.

+1

7

Сваргу пришлось по душе, что я предложила свою кандидатуру. Кажется, это даже обрадовало его. Но я была слишком погружена в размышления о предстоящей подготовке, чтобы анализировать его поведение.
Пирог как всегда чуть обжигал язык и таял во рту, оставляя приятное послевкусие лесных ягод. Такие пироги нельзя есть, думая о работе. Нужно наслаждаться их запахом, угадывать, какие на сей раз ягоды набрали владельцы заведения и что за едва уловимая пряность первая ощущается на языке?
Но сейчас я думала о том, что нужно купить ткани для платья себе, ткани на порадный костюм и камзол оборотню.
Стоило прикупить и подходящую обувь, не только приятную глазу, но и удобную, подходящую для того, что задумал волк. К тому же мне в платье предстояло прятать оружие, а значит следовало порыскать в сундуке дома, в поисках креплений под одежду. Не самая удобная вещь. К тому же ремешки трут кожу. Ай... Пёс с ними.
Очевидным было и то, что стрижка - самое простое в нашей с ним затее. Это я могла и умела, и даже уже "видела" как должна выглядеть причёска оборотня в конце. Мне нравилось время от времени развлекаться так. Даже Мартина с завидной периодичностью я доставала с тем, чтобы подравнять его шевелюру. Он в ответ едва ли не отплевывался. Мужчины, что с них взять? Для них волосы,просто волосы...
- Мне еще решить сегодня надо, где ночевать, ни разу не останавливался здесь, в столице. - вдруг выдернул меня из размышлений голос мужчины, и я внимательно посмотрела на него.
"Можешь остаться у меня" - вот, что пришло в голову при этих словах. Однако я тут же задумалась, почему они пришли мне в голову. Не от того, что я не любила гостей... Из Ткачей-любила. Они были семьёй и эту роскошь я могла себе позволить.
Однако тащить новоприбывшего знакомого в Нищий Квартал... Да, сейчас он почти полностью принадлежит нам. И там намного безопаснее, да и благодаря последним сделкам его восстановление шло полным ходом, но всё же. Он достаточно далеко от совершенства.
Аргх! Рилдировы шлюхи, кого я пытаюсь обмануть? Дело ни на полпинты не в этой надуманной причине.

Дело и впрямь было не в ней. Просто я не водила к себе никого. Дома... Дома я не была наемником, не была Ткачем. Была только я. Мой уют, собранный из мельчайших деталей, мои книги и гора подушек, и кресло в котором я обожала засыпать. К тому же сейчас там была куча резных игрушек и колыбель - отдельная тема для неудобства. Привести туда Сварга, значило бы, что я готова быть с ним не наемницей и не девкой из Ткачей. А это...сложно.
И всё же тебе этого хочется, детка. Иначе бы эта мысль даже не возникла. И видимых препятствий нет. Луа с Солстраном обживают новый дом с чуткой помощью Мартина, а ты, признайся, не так уж хочешь возвращаться в пустой дом. Успела отвыкнуть. В конце концов, это расставит все точки над "ё". Да и у волка всегда остаётся возможность сказать нет. Денег у него при себе достаточно, чтобы хоть дом выкупить.
- Можешь остаться у меня. - Наконец озвучила мысль, в которой себя же убеждала. - Ужин и не самую скверную компанию могу тебе обещать. Может и подстрижем тебя сразу, чего уж там.
Затем я вновь замолчала, поняв, что кажется начала уговаривать его. Уткнулась в кружку молока и стала медленно потягивая его, давая волку время все обдумать. Доверие доверием, но такое предложение могло его и испугать. Мало ли, решит что я с порога на него наброшусь срывая одежду. Странная мысль.

Отредактировано Алу Скетч (07-11-2018 07:52:47)

+1

8

- Можешь остаться у меня. - фраза заставила Сварга удивленно поднять голову, отвлекаясь от собственных мыслей. Этих слов он не ожидал. Потому что на самом деле хотел их услышать. Он полагал, что ему укажут хороший постоялый двор или что-то такое, а тут... Сначала он сдуру подумал, что ломится в открытую дверь и женщина, сидящая напротив, тоже что-то испытывает к нему. Потом он подумал, что Фалька, вопреки первому впечатлению много лет назад, - все же ненормальная. Потом он, наконец, вспомнил про деньги и все встало на свои места. Логика простая, волчок-дурачок бросается золотом, как овсом, заманить его в укромное местечко, да и выпотрошить хорошенько, все ухоронки, да откуда взял. И понятно тогда, почему взяла лишь сколько надо - зачем меняться по мелочи сейчас, рискуя прогореть, если возьмут все потом? Сколько её дружков сейчас сидело в таверне? Стояло на улице? Ждало в доме? План выглядел простовато, но, видать, в самый раз по жертве.
Сварг улыбнулся. Вот и славно. Вот и ладненько. Он был рад такому развитию событий. Он пойдет в самое сердце ловушки и пусть хоть всей гурьбой валятся, посмотрим чего стоят хваленые Ткачи. Сваргу нравилось, что этот поворот событий возвращал все в логичное, понятное русло, где был он один против всего мира. Оборотень до этого ощущал, что теряет нить разговора, нить мыслей, что не знает, как вести себя с Фалькой, что он к ней чувствует. Теперь он мог не мучаться вопросами, а со спокойной душой дать ей предать его.
- Неожиданное предложение, клыкастая, неожиданное. - он почесал затылок, улыбнулся углом рта - Ты же не думаешь, что я откажусь? Не умеешь ты заключать сделки. Мне бы хватило и твоей - улыбка стала шире - не самой скверной компании, чтобы согласиться. - он съел кусок торта, наконец-то распробовал вкус, до этого терявшийся среди всяких мыслей по пути к голове. Вроде вкусно. Настроение решительно улучшалось, цепочка перестала греться, а тело готовилось к хорошей драке. И, несмотря на пессимистичные выводы, Сварга все равно радовало это неожиданное приглашение. Неужто меня так легко просчитать? - промелькнула мысль. Ведь другой, более адекватный человек, навострил бы уши, да и отказался бы, а то, может и сделку разорвал бы. Впрочем, уж Фалька давно должна была понять, что Сварг не из самых адекватных. И что она ему нравится, несмотря на все эти разговорчики о "дурном запахе". Да, она давно все понимает, умная стервоза. - Сваргу нравилось думать, что его давно раскусили, изучили. Ведь тогда больше нет нужды обдумывать слова и играть роли. Можно быть просто собой. И тогда выходило, что Фалька, зная его лучше, чем ему казалось, все равно предложила ему стол и ночлег. Сделала ставку в этой игре. Пусть даже его не поведут на самом деле к ней домой, но все равно мысль грела душу. Когда я разберусь с твоими дружками, оставлю тебя напоследок. Вот тогда мы пообщаемся, наконец, начистоту волчица, узнаем, чего каждый из нас стоит. - кровожадные мысли заводили Сварга все больше и больше, но он, хоть и не очень умело, старался держаться свободно и спокойно.

+1

9

Молоко было вкусным и явно свежим. То, что нужно к выпечке. Именно поэтому у меня дома его почти никогда не было. Я и готовила то предельно редко, предпочитая, в случае чего, положить на ломоть хлеба шмоток вяленого мяса.
Хотя сейчас меня интересовало не молоко. Я внимательно смотрела на Сварга, который в первый момент, очевидно, обрадовался приглашению. И почему-то я почувствовала себя немного счастливее от этого. Как-то совсем по-детски и по-девчачьи обрадовалась, хотя вряд ли что-то кроме улыбающихся глаз это выдало.
Отставив кружку с молоком, я довольно облизнулась, стирая дорожку небольших молочных усиков.
-Я рада. Не так уж часто у меня гости бывают.  Ткани оставим на завтра, заодно Гресс тебе покажу.
Сказав так, оставшееся время я просто наслаждалась пирогом, и обществом волка, не говоря о делах. Они успеются. Конечно, теперь мне приходило на ум и то, что уходя, я оставила на столе резную игрушку-грифона, которую уже несколько недель с упорством вырезала для маленького принца. Причем, это была уже моя третья попытка, но, надо сказать – достаточно удачная.
На столе валялась стружка, наверняка, а на кресле, одеяло. Хотя, возможно я всё же его убрала? Да нет. Никогда ведь не убираю, мне нравится видеть его в своём кресле.
Ну, в конце концов, эти мелочи не создавали бардака, а значит, и думать нечего. Не знала же я заранее, что так захочу видеть его рядом...

Я осеклась. Судорожно отогнала мысль и поправила себя: не знала, что у меня будет гость. Да. Именно это я хотела подумать.
Мне отчасти самой от себя было смешно. Обычно я так легко признавалась себе и окружающим в желаниях к тому или иному мужчине, а иной раз и к женщине. А вот стоило заинтересоваться кем-то не только физически, как я решила заняться самообманом, уверяя себя же в «дружеском» интересе. Оставалось только надеяться, что врать себе долго мне окажется скучным.
Расправившись с пирогом и покинув таверну, по дороге я всё же решила заговорить о том, что меня несколько тревожило.
-Ты ведь никогда не видел Нищего Квартала? Слушай…,  много лет назад это был центр Греса. Считай, деревня. Крупная, но деревня. Когда вокруг неё выросло герцогство, деревушку просто отгородили стеной и бросили, не слишком заботясь о людях, которые не могли приобрести себе другого жилья.  Их оставили в нищете и голоде. В конечном итоге, там образовался теневой рынок и несколько преступных групп. Мясники, темные маги и, собственно, Ткачи. Не знаю, что ты о наших слышал, - я передернула плечами на ходу, как если бы они затекли, – Но мы вместе, просто потому, что ни у кого из нас не было ни семьи, ни дома. «Стаи», если захочешь, не было. Тёмные, полукровки, проклятые, просто дети улиц. Все, кого считают отбросами. Мы стали заботиться друг о друге и постепенно очищать Квартал от остальных. Стали силой, с которой считаются, начали развивать и отстраивать квартал, чтобы у людей и у нас самих было место, куда возвращаться. Я к чему? – Решила я подойти к сути по раньше, толкая ворота открывающие перед нами «путь прокаженных», которому я клятвенно пообещала придумать новое название, как закончится ремонт зданий, что сейчас в основном выглядели крайне печально: просевшие, с забитыми досками окнами и обваливающимися стенами.
- Он может показаться не слишком дружелюбным и гостей тут не слишком жалуют, к тому же даже с уже отремонтированными домами он далёк от совершенства и, как видишь, нам ещё хватает того, что нужно восстановить. Но знаешь, на самом деле, это… хороший дом. Здесь все держатся друг друга. – Закончила я, заворачивая на улочки, что уже были под нашей протекцией. Основная масса зданий строились и на нас то и дело косились люди, впрочем, не отрываясь от работы. Хватало тут и уже отремонтированных одноэтажных домиков, пополам из сруба и кирпича. Я даже мысленно поблагодарила Освира за то, что тот решил помогать и нанял хороших работников. Едва ли всё это стало бы возможным без его вклада.
Пройдя вдоль улочки и свернув к некогда Мясницкой территории, мы таки дошли до участка с двумя небольшими одноэтажными домами и общим двориком, привычно толкнув дверь. Я вошла первой, улыбнувшись.
- Добро пожаловать в гости, беленький. – Неспешно и по-домашнему скинув под порогом обувь, я прошла вглубь комнаты. Она была большой, и очевидно служила спальней. По всему полу расстилался мягкий и явно не дешёвый ковер, у стены справа большая кровать, с горой подушек на ней (отголосок прошлого шлюхи), с лева была дверь в подвал, чуть дальше, напротив кровати, подвесная колыбель и столик с кучей игрушек. Какие-то мы шили с Лу, какие-то были вырезаны мной, а следом была арка, ведущая в кухню. Прямо на нас из-за зелёной занавески глядело дневное солнце, у окна располагалось моё любимое кресло, конечно же,  с подушкой и пледом, рядом был высокий столик на столешнице которого была вырезана карта мира, с нанесением мест, где я бывала, а на нём, как и ожидалась, была только утром завершённая игрушка и стружка от неё. Ближе к правой стене располагался книжный шкаф, книги которого пестрились различными закладками.
-Извини, за лёгкий беспорядок, я всё же не предполагала, что приведу кого-то домой. – Пройдя к столику, я переставила игрушку с него остальным, смела в руки стружку и скрылась в кухне, чтобы выбросить её. Сварг легко мог понять, что ошибся и что дом всё же мой, просто по запаху. Он был тут всюду. Слабее были запахи Лу и Солстрана, ведь уже несколько дней, как дроу занималась обживанием дома по соседству с чуткой помощью Мартина. Меня немного расстраивал их переезд, я привыкла видеть рядом подругу и маленького принца любила невероятно. Но вместе с  тем понимала, что это правильно. Ребёнок будет расти и ему понадобится больше пространства, а я облюбовала этот дом именно с расчетом на одну себя и редких гостей.
Выйдя с кухни, я смерила знакомого внимательным взглядом, почему-то подумав, что он тут всё же смотрится вполне органично. Я была рада, что он согласился прийти.
-Располагайся, осматривайся, чувствуй себя как дома и всё в этом  духе.
Вытянув из под подушки сложенную, явно мужскую по крою рубаху, которая кажется, была больше меня на размер, я легко распустила корсет и сняла платье, не на долго демонстрируя наготу тела и тут же скрывая её за рубахой, которая выглядела скорее как свободное платье.
В конце концов, мы со Сваргом оба были оборотнями, и стеснение собственного тела не было нам присуще, поэтому я не беспокоилась, что он сочтёт мой жест попыткой соблазнения,… хотя если бы и счёл, я бы была не против. Выправив волосы и забравшись с ногами в кресло,  я дала знакомому время осмотреться. 
- В подвале есть не большая купальня, она тёплая, если хочется освежиться с дороги. Хотя, может лучше искупаться после стрижки. На твоё усмотрение.

+1

10

-Я рада. Не так уж часто у меня гости бывают. - Сварг улыбнулся открыто, вольно, красиво. Он уже был весь в предвкушении действия. Женщина его заводила и то, что впереди ждала схватка было только в плюс. Фалька казалась действительно радостной от такого поворота событий, что ощущалось странным, раньше Сварг не замечал за ней такой любви к деньгам или такого желания кого-то грабить. Но в конце концов, если все получают удовольствие от процесса - зачем лишние вопросы?
- Ну пойдем, коли не шутишь. - и они как-то весьма споро, будто оба только этого и ждали, покинули таверну, лишь Сварг бросил взгляд на валяющиеся на столе монетки, убеждаясь, что этого с лихвой хватит за угощение.
Сваргу стоило поплотнее схватиться за суму с деньгами, да глядеть по сторонам внимательней, но вместо этого он слушал Фальку. Ему хотелось понять эту женщину, разгадать её запах, разобраться, что стоит за ним, какая история. Он слушал про людей, про Ткачей, про войны банд. Но слышал немного другое. Значит вот твоя стая, да? Шантрапа, шваль, нищие, убийцы. Ты не из урожденных оборотней, нет. Ты отсюда. - бредя по улочкам города он хорошо осознавал всю пропасть, лежащую между ним и женщиной рядом. Она была из тех, кого такие, как Сварг, презирали. Рожденная человеком, оставшаяся в душе человеком. Он многое мог бы ей сказать. Что стая, держащаяся на страхе, на желании выжить - это сброд, ждущий первого сигнала, чтобы броситься врассыпную, разворовывая награбленное. Что люди недостойны даже капли уважения. Что без веры, без лупанария, без корней оборотень - лишь оболочка, неспособная понять себя в мире. Он многое мог бы сказать. Но сейчас перед ним шагала женщина, с любовью и трепетом, говорящая о "своих", с болью вспоминающая прошлое и с надеждой смотрящая в будущее. А рядом с ней шагал полубезумный бывший жрец, чей дом сожгли много лет назад и который даже не озаботился дать своей стае надежду на будущее, потерявший все и не захотевший это возвращать. Фалька была прекрасна, когда говорила о Ткачах, за обликом эпатажной соблазнительницы виднелся любящий человек, ценящий дружбу и заботу и готовый возвращать её втройне. Казалось, даже запах её менялся. Глядя на нее, Сварг чуть не пропустил момент, когда они подошли к воротам, ведущим на какую-то дрянную улицу. Он выкинул шальные мысли из головы и собрался. Что-что, а к драке стоило подготовиться. Впереди был отличный момент для засады.
Я к чему? - промолвила волчица и незатейливо толкнула дверь перед собой. Сварг аккуратно и с большим напряжением проследовал за ней, готовый отпрянуть назад в любой момент. Фалька не выдавала никаких признаков беспокойства, никто не стрелял с верхних этажей дротиками и стрелами с ядами. Шаг за шагом, они вышли на задрипанную улочку и Сварг, чувствуя, как растет внутреннее напряжение, продолжил путь, стараясь не выдавать своего настроя. Красавица, похоже не особо обращала внимание на его причуды, увлекшись разговором, но тут уже волк слушал её вполуха, принюхиваясь и озираясь по сторонам. Сердце его билось равномерно, но гулко отдавалось в ушах, руки сами по себе сжимали и разжимали кулаки. Нет ничего хуже, чем ждать и догонять, но Сварг знал, что "ждать" поставлено первым в поговорке, ой, неспроста. Время шло, домики становились, на удивленье, все приличнее, хоть и не отличались богатством и мужчина чувствовал, что что-то здесь не так. В доме, наверняка все произойдет в доме. Приходилось, очевидно, потерпеть еще немного.
Наконец, Фалька свернула к двум не новым, но весьма опрятным домикам. Сердце Сварга забилось сильнее, взгляд заметался по окнам, волк внутри завыл, предвкушая. Парочка оборотней вошла внутрь одного из домов.
- Добро пожаловать в гости, беленький. - Сварг замер на пороге, не веря своим глазам. Это был, без сомнения, её дом, её жизнь. И если злые Ткачи не научились скрываться в невидимости, маскируя свой запах, то Сварга здесь никто не ждал, кроме его спутницы. Мысли оборотня после такого поворота зашли в тупик и отказывались идти дальше, буксуя на месте, как телега в хляби. Он перестал понимать, что, как и почему, ноги без всякой воли вынесли его вперед, подальше от порога.
- Извини, за лёгкий беспорядок, я всё же не предполагала, что приведу кого-то домой. - о, у самого Сварга в голове царил самый натуральный бардак. Она все знала. Смеялась надо мной с самого начала, все видела, как я трушу перед каждой тенью, да?! - Рилдир великий, мысли об этой женщине жгли самую душу Сварга! Ребёнок? У неё есть ребёнок? Если да, то где он? - промелькнула среди вскипающей злости, жгущей адским пламенем цепочку, странная мысль, но была быстро отброшена потоком гнева. О, ты не отделаешься так просто за свои издевательства! - он с удовольствием наблюдал за тем, как женщина обнажается, демонстрируя свою совершенную фигуру, подтянутую, без капельки жира, как она наклоняется, снимая платье, изгибая спину и будто бы ненароком выпячивая на мгновение аппетитную, упругую попку. О, Сварг взирал на все это с поистине мазохистским наслаждением, его глаза, преобрели нездоровый блеск, а нос будто бы воочию улавливал запах палёной плоти от сжигающего его артефакта. Хо-хо-хо, ты не знаешь, границ, сучка, да? Видит Древо, я порву тебя за это мучение, выпотрошу, словно рыбу, сожгу, как... - мысли, до того не знавшие, куда им деться, полетели вперед быстрее ветра.
Впервые за долгое время с момента, когда они покинули таверну, Сварг изволил заговорить. Он хрипло рассмеялся, задрав голову вверх и сжав кулаки. На его шее виднелся ожог.
- Древо и корни, женщина, ты играешь с огнем и, похоже, плюнула на правила. Я думал ты просто хочешь мои деньги, думал, будет кровавая драка, но, забери тебя Рилдир, ты пошла дальше! Ты видела меня насквозь, игралась со мной! - он опустил глаза на коварную красотку в кресле, чуть наклонив голову, переводя взгляд с её глаз на шею и часть плеча в слишком широком вороте.
Дразнила меня, да? Хотела проверить, что будет? Так я не из твоих Ткачей, милашка, не какой-то жалкий человечек - он пошел вперед, не спеша, сдерживая шаг. - Ты пригласила домой зверя и разъярила его. - Сварг подошел вплотную, в его мозгу какафонией раздавались кровожадные вскрики. Сейчас он уже забыл с чего все начиналось и как он дошел до такого невменяемого состояния. Даже цепочка, давний подарок Тадиуса давно не справлялась с накалом эмоций. Его глаза пылали огнем.
- Что же ты будешь делать теперь? - Сварг наклонился вперед, опёрся руками о кресло по обе стороны от головы Фальки. Он тяжело дышал, его грудь вздымалась и опускалась. Сейчас он не видел ничего, на свете не было ничего, кроме этой женщины и её запаха, заполонившего всего Сварга, опалявшего внутренности. Её тело, руки, губы, широко раскрытые глаза - каждая чёрточка виднелась ярко и отчетливо. Голоса в мозгу окончательно потеряли смысл, слившись в дикий шум, туманящий рассудок. Он потянул носом, водя перед ней лицом, его голос снова охрип.
- Ты сводишь меня с ума, женщина. - его руки будто ослабли, уводя тело за собой, он впился в полные губы, жадно целуя их, наслаждаясь вкусом, руки проникли в густую копну волос, привлекая голову проклятой соблазнительницы ближе.

+1

11

Могла ли я не заметить, как скакало настроение Сварга? Едва ли. Оно напоминало мне горного козла, непредсказуемо менявшего направление и, одним богам ведомо как, удерживающимся на шатких обрывах. Он то внимал, смотря внимательно и с интересом, то вдруг становился нервным и дерганным, озираясь по сторонам, сутулясь и прислушиваясь. Я не могла знать лишь того, что было причиной. Как он думает? Что происходит в его голове сейчас? Он боится, что кто-то нападет на нас? - Пыталась я найти хоть какое-то объяснение происходящему с ним, понимая, что спроси прямо, едва ли получу правдивый ответ.
Однако того, что произойдет дома... о, я действительно не ожидала такого. Сначала он так же слушал меня, растерянно глядя по сторонам, а затем широкие крепкие плечи задрожали от смеха, а огрубевшие руки сжались в кулаки. Он выглядел безумцем. Но во мне, отчего-то, проснулся лишь больший интерес.
Любопытство - было одним из многих моих пороков. Я была тем человеком, который бы сунул голову Рилдиру в пасть, того только, чтобы посмотреть, что там такое. Зачем было именно совать туда голову, и почему бы попросту не прочесть исповедь уже сунувших? Ответ прост. Моё любопытство невозможно было удовлетворить, без прикосновения до заинтересовавшего меня явления.
Вот и сейчас... мне хотелось коснуться широких мужественных плеч, ладоней, сжатых в кулаки, словно бы в попытке ни то сдержать гнев, ни то поддаться ему, и лица, на котором отражалось неясное мне безумие.
- Я думал ты просто хочешь мои деньги, думал, будет кровавая драка, но, забери тебя Рилдир, ты пошла дальше! Ты видела меня насквозь, игралась со мной! - Громко, как-то неестественно хрипловато прервал безумный смех голос Сварга,который я сейчас почти не узнавала.

Деньги? Он что,серьёзно? О, глубины, какой же он кретин! Как нужно было сказать, чтобы до него дошло? Наверное стоило так: "Я красиво оделась, чтобы ты меня раздел!". Хотя нет. Это тоже было бы слишком размыто. С этим явно стоило быть прямее. - Только успела подумать я, как следующие дошедшие до разума слова заставили задохнуться от возмущения.
-...не какой-то жалкий человечек. - Сказал он о моей семье, и я было рванулась с кресла, желая высказать всё, что я об этом думаю, но мужчина порывистыми уверенными шагами сократил расстояние между нами, пригвоздив меня к креслу.
Я почувствовала запах паленой кожи, взгляд упал на шею и под цепочкой я увидела болезненно-покрасневшую кожу, покрывающуюся мелкими волдырями от ожогов.
- Что же ты будешь делать теперь? - Спросил волк. Внимательные цветные глаза на миг скрылись за густыми ресницами. По одному лишь голосу и прерывистому дыханию я поняла, что большой белый волк намерен съесть меня. И это желание было взаимным. Распахнув веки, внимательный взгляд поднялся к лицу мужчины, всё ещё слишком взбудораженному и одержимому, но теперь всё было ясным, как день. Никакой недосказанности. Я понимала, что происходит с ним. Прямой взгляд, с вызовом, прямиком в голубые глаза мужчины. Сейчас они горели, были живыми. Не такими я привыкла их видеть. И эта перемена отчего-то заставила сердце пропустить удар, гулко разбившийся о ребра.
- Ты сводишь меня с ума, женщина.  - Этих слов я уже толком не слышала. Словно искра упавшая в бочку спирта, вспыхнула животная похоть и свойственная мне жадность. Я с горячностью поцеловала оборотня в ответ, то и дело несдержанно отстраняясь и кусая его за губы, будто пробуя, борясь с желанием съесть. Горячие ладони легли на сильные немного сутулые плечи, тонкие пальцы мягко заскользили с линии плеч по ключицам, к шее, а затем легко расстегнув цепочку откинули ту на стол. Мне не нравился сейчас этот ошейник, как бы он не работал и из-за чего бы не обжигал кожу Сварга. Если сейчас мужчине и предстояло чувствовать боль, то только потому, что Я так хотела. От моих ноготков и укусов. И только так.
Нехотя отстранившись, едва ли больше, чем на сантиметр, я вновь внимательно заглянула в глаза мужчины.
-Что же я буду делать...?
Вопрос очевидно не требовал ответа, так как я уже запустила ладони под рубаху Сварга, внимательно изучая горячими подушечками пальцев каждый сантиметр тела, сплетения мышц. Грудная клетка мужчины то и дело резко прерывисто вздымалась под скользящими по ней рукам, а я едва сдерживала желание порвать эту одежду к морским дьяволам.
Мне хотелось почувствовать его больше. Я наклонилась к шее мужчины, чуть потеревшись о неё кончиком носа, желая запомнить, как он пахнет.
Мне нравился его запах. По-мужски резкий, спокойный, напоминающий лес. Поддавшись желанию, губы мягко коснулись шеи, а затем заскользили до следа от ожога в веренице поцелуев, этот красный след от цепочки... я испытывала странную потребность оставить поверх свой след. Свой запах. Остановившись перед покрасневшей кожей, я заскользила по отметине языком, с мягким издевательским нажимом проводя по появившимся на коже волдырям.
Вкус обожженной плоти был странен и непривычен, но почему-то возбуждал ещё сильнее. За накатившим желанием я едва понимала, что оно отличалось от того, что я чувствовала до сих пор. Неуловимой серебряной паутинкой, где-то в глубине я ощущала больше, чем жадность, больше, чем желание обладать, но не могла до конца ухватиться за это давно забытое чувство. Почему-то казалось, что чем ближе буду к мужчине, тем понятнее оно станет.
Язык прошелся по ожогу до противоположного плеча, по ключице вновь в поцелуе скользнули мягкие губы, а я подалась ближе, намеренно плотнее прижимаясь упругими холмиками грудей к мужскому торсу, изящно прогибая спинку, скорее сродни кошке, чем волчице.

Отредактировано Алу Скетч (11-11-2018 21:25:51)

+1

12

Сварг терялся, плутал в тумане, окутавшем голову. Шум заполнял уши. Всё плыло. Он не терял рассудка, его не окутывало безумие, как в мгновения боевого ража. Но едва ли он давал отчет своим поступкам, своим рукам, телу и мыслям. Коварные, его собственные мысли предали его, превратили простое и логичное в сумбурное и противоречивое. Он хотел драки, крови. насилия. И он хотел секса. Фалька была надежным знакомым, которой он давно отказал в близости. Фалька была коварной предательницей, людской подстилкой. Фалька была женщиной, которую он хотел всем своим телом и душой. Он хотел победить её, Сварг всегда хотел победить. Но сейчас часть его хотела ей проиграть, мечтала пасть ниц, чтобы волчица делала с ним всё, что пожелала. Помешательство, овладевшее Сваргом ранее, грянуло с новой силой, едва он нашёл своими губами чужие.
Сварг положил свою грубую руку на голову женщине, не мешая ей наслаждаться его телом, смотря на действо с отстраненностью, ощущая, как влажный язык щекочет следы от цепи, как гулко бухает собственное сердце в висках. Его лицо не выражало ничего, а глаза странно блестели, отрешенно взирая на происходящее. Но когда женщина подалась вперед, прижимаясь к нему плотью, требуя внимания, тело оборотня будто пробудилось из оцепенения. Его руки резким движением отшвырнули женщину на спинку кресла так, что то покачнулось, резко скрипнув. Не дав Фальке опомниться, мужчина сжал в захвате обе её руки, поднял ей высоко над головой, заставляя стройное тело вытянуться в струнку, его губы снова прильнули к женским, не в поисках нежности и ответа, они настойчиво пробовали нежное, тёмное мясо уст на мягкость, впиваясь в них с силой, на вкус, проводя по ним языком, жадно проникая им внутрь. Вторая рука сорвала поясок с женской талии, залезла под рубашку  и стиснула роскошную грудь, грубые пальцы настойчиво и безжалостно мяли податливую плоть, действуя в такт губам, всё тело мужчины подалось вперёд, вновь наклоняя кресло, его колено втиснулось между женских ног, захватывая себе место, а сам он навис сверху. Мгновение, второе, но тут звуки поцелуев и мерный скрип кресла под покачивающимися телами замолкли. Сварг замер, чуть распрямился, с удивлением слизнул каплю крови из ранки на губе. Взглянул в манящие глаза под ним, оскалился, его глаза сверкнули. Отпустив женские руки и грудь, он одним плавным, непрерывным движением провёл ладонями по женским бокам снизу вверх, избавляя её от надоевшей рубашки. Выдернул тонкие руки из рукавов, отбросил одёжку и оглядел открывшееся перед ним зрелище обнажённой, готовой ко всему волчицы. Похоже, что его собственное тело само решило за голову, здесь и сейчас он хотел эту странную женщину больше, чем хотел кого-либо или чего-либо в своей жизни. Он обхватил узкую талию своими руками, вжимая своё колено глубже в тело любовницы, заставляя её соблазнительно напрячься в не очень-то удобном для таких игр кресле. Он склонился над горячим телом, покрыл его поцелуями от пупка и ниже, спускаясь к розовому бугорку, вдыхая женский, влажный аромат всей своей сутью. О, Фалька не пахла невинностью и чистотой, розами и миндалём. О нет. Она пахла собой, сверх того она пахла желанием и пóтом и Сваргу не надо было ничего кроме этого. Оборотня больше не волновало, нравится ему её истинный запах или нет. Он точно знал, что аромата важнее этого для него больше не существует.
Поднявшись с кресла, Сварг легко поднял женщину на руках, переворачивая её, подталкивая её ноги под неё. Он не спрашивал ничего, ничего не говорил. Его тело действовало будто без команды сверху. Теперь колени Фальки покоились на кресле, а плечи и ключицы уперлись в спинку кресла, голова покоилась за ней. Груди частично вжались в шершавую ткань, елозя по ней с каждым движением. Оборотень с удовольствием оглядел шикарную картину перед ним, ничуть не хуже, чем при недавнем переодевании, потом не удержался, провёл руками по ягодицам, с оттягом раздвигая их, любуясь чистотой, свойственной лишь опытным женщинам. Одну руку он положил на точёную талию, силой задавая нужный уровень женскому телу, второй обхватил давно готовый член, примеряясь к готовой, влажной щели. Несколько мгновений он выждал, дразня, ощущая, как тянущее чувство предвкушения лишает покоя женщину, а потом, без предупреждения вошёл, не резко, но с напором, погружаясь почти на всю длину. Потом еще раз, непристойно медленно, чувствуя, как раздаётся горячая плоть под ним и с остервенением высасывая кровь из прокушенной губы, потом ещё и ещё, наращивая темп. Туман в голове казался оборотню благословением, ибо без него ощущения хлестнули бы через край. Это не было похоже ни на один его секс раньше. Он бывал груб, он бывал нежен, бывал человеком и волком, но никогда он не ощущал такого упоения, такой остроты, полноты ощущений. Не спускались сейчас с небес детишки-айрес в белом свете, не сжигало любовников тёмное пламя похоти. По всем понятиям это был обычный трах, но это был лучший трах в жизни Сварга и он не собирался размышлять, почему. Что он собирался, так это наращивать темп, пока собственное тело не откажет ему или пока женщина, испытывающая сейчас на прочность многострадальное кресло, не решит взять ситуацию в свои руки.

+1

13

Отрешенность, пустой отсутствующий взгляд… я ловила его на себе в одно мгновение, а в следующее Сварг, казалось, не замечал меня вовсе. Это злило. Мне хотелось наказать его, за то, что он не смотрит на меня.
И именно в этом была разница, что ускользала до сих пор. Секс, желание обладать, любовь к удовольствию… как давно это не было вторичным? Сейчас мне хотелось его внимания. Хотелось, чтобы он смотрел на меня и только на меня. Хотелось, чтобы он узнавал меня и был сосредоточен на мне. Желанной сейчас была не столько возможность сорвать это чертово одномоментное удовольствие, сколько сама возможность быть именно с этим мужчиной.  Сплошные эгоистичные желания, в причинах которых я не разобралась, да и не смогла бы сделать этого сейчас.
Грудь сквозь одежду призывно заскользила по торсу оборотня, и это, наконец, привлекло его внимание лучше, чем я могла надеяться. Крепкие грубые ладони откинули меня в кресло, словно бы я была куклой.

Что? Всё же хочет оттолкнуть? промелькнул в голове пугающий вопрос, но тут же утонул в безмолвном желании и новом поцелуе, жадном, полном какого-то дикого огня и бездумной животной похоти.
Сорванный поясок в первый миг болезненно сдавил кожу и обжог её, прежде чем сорваться на пол. Но это ощущение лишь добавило нового вкуса происходящему. Ладонь мужчины легла на грудь, начав мять её грубо и вызывающе. Невольно я простонала сквозь поцелуй, вжимаясь в кресло и отдавая оборотню больше места. Кресло наклонилось, предательски заскрипев и едва не оперлось спинкой о стену, ножки его продавили ковер – оно явно не ожидало таких приключений на свою и без того потертую кожу. Колено мужчины вынудило раздвинуть ноги, настойчиво вжимаясь в мягкую разгоряченную плоть, и в этот момент я окончательно сдалась. Понимал ли волк, насколько сейчас был желанным, насколько я упивалась им и происходящим?

Если нет… о, если нет, я хочу ему показать. Подавшись ближе, я требовательно потерлась о колено мужчины, ткань одежды, жесткая и грубая впилась в нежную кожу, раздвигая лепестки куночки. Возбуждение захлестывало с головой, и тело менялось, захваченное новым ещё не изученным мотивом. Виноградинки сосков набухали, упираясь в ладонь мужчины, живот сводило от свербящего желания, и я ощущала, как намокаю от возбуждения. Сейчас я полностью растворялась в оборотне, отдавала ему всю себя, но всё же не хотела играть в полностью покорную сучку. Это было не свойственно мне, и даже в заданный Сваргом ритм я была намерена привнести свои правила.
И больше всего, по прежнему, мне хотелось наказать его, за ту отрешенность. О, мне не просто хотелось, это было чем-то сродни потребности в дыхании или пищи, и я не нашла ничего лучше, чем с силой укусить его за губу во время поцелуя. Горячая кровь тут же заиграла на губах несколькими каплями. Солоноватая, с металлическим привкусом. Такого я не позволяла себе со времени жизни с Мясниками. В остальное время я была вынуждена контролировать себя, чтобы не передать случайному любовнику проклятие. Сейчас этого страха не было, я была совершенно вольна в желаниях и чувствах. И мне хотелось кусать его.
Удивленные глаза на миг замерли, глядя на меня, а я лишь хищно улыбнулась в ответ, внимательно наблюдая, как мужчина слизывает собственную кровь. Эта игра сводила с ума нас обоих. Мужчина отпустил моё тело, и я поняла, насколько сильно на деле он держал меня. Стянутые его ладонью запястья заныли, заставляя по телу пробежать приятную дрожь, кожа на них покраснела, обещая в скорости оставить уверенное напоминание об этом добровольном плене.
Руки мужчины легли по бокам на талию и заскользили вверх, потянув за собой рубашку. Я легко выскользнула из неё, благодаря свою любовь к свободным домашним вещам. Окажись я сейчас в корсете, как было бы невыносимо от необходимости расшнуровывать его, растягивая момент ожидания, когда до дрожи хочется получить всё и сразу.
Колено ещё сильнее вжалось в промежность, на странной грани легкой боли и удовольствия, огрубевшие руки теперь уже скользили по нагой талии беспрепятственно, а губы мужчины отправились изучать тело в обжигающих кожу поцелуях. Прикосновения губ любовника к животу вызвало мимолетную рябь мурашек от легкой щекотки и приятного трепета. Резко выдохнув, я закусила собственную губу, поддавшись волне удовольствия, а Сварг, не намереваясь останавливаться, спускался поцелуями, ниже дразня и возбуждая ещё сильнее.
Желание жгло изнутри, и я уже хотела просто толкнуть волка на пол и оседлать, посылая ко всем возможным демонам эти прелюдии, но он взял всё в свои руки, вновь слишком легко поднимая меня на руки, казалось бы, совсем не ощущая моего веса, а затем повернул, заставляя с ногами забраться на кресло. Грудь упёрлась в одеяло, висевшее на спинке кресла, волосы соскользнули по шее вниз, спадая едва ли не до самого пола. Не самое привычное положение, как и, секс в кресле в целом, но на мелкие неудобства было плевать.
Я просто хотела ощутить мужчину, стереть все мыслимые и немыслимые границы между нами. Призывно выпятив попку, я удобнее устроилась, уперевшись коленками в мягкую спинку кресла, чуть повернув голову и наблюдая за волком. Ему явно нравился мой вид, и даже длинные идущие в параллель позвоночнику рубцы не отвлекали его от созерцания моих бедер и ягодиц. Это не могло не льстить.
Рука мужчины вновь легла на талию, чуть уходя под живот, требуя чуть приподняться, а горячая пульсирующая головка заскользила меж половых губ. Он снова дразнил меня, и черт подери, как это злило! Низко прорычав, я сама настойчиво подалась бедрами навстречу, и Сварг наконец вошёл, уверенно, точно зная что делает.
В первое мгновение ноги приятно свело, я с наслаждением простонала, не сдерживая голоса. Он проникал глубоко, к самой матки, и каждое его движение отдавалось приятной мелкой дрожью горячей плоти.
Я выгибалась в его руках, несдержанно двигая бедрами навстречу и так же несдержанно давая волю голосу. Чем быстрее двигался оборотень, чем более резко скользил во мне, тем сильнее плыло сознание, тем больше я провалилась в пучину невероятного наслаждения  и  едва находила возможность дышать, за срывающимися на крик стонами. Кресло жалобно скрипело в такт, время от времени ненадежно покачиваясь, но в эти моменты пальцы, сжимавшие спинку кресла, только сильнее впились в неё. Они побелели, ноготки вошли в кожу, оставляя в той тонкие прорези, а на дорогой кремовый ковер с губы упала багровая капля крови.

Отредактировано Алу Скетч (15-11-2018 16:57:33)

+1

14

Комната наполнилась ритмичными звуками влажной плоти, скрипом и женскими стонами, которых никто не стеснялся и не сдерживал. Фалька была такой открытой, беззащитной, доступной в этой позе и она об этом прекрасно знала и пользовалась. Её игривый, зовущий взгляд через плечо говорил больше всяких слов. Она играла бёдрами, подмахивала, двигалась всем телом, она была дьявольски опытной, знала, как заставить мужчину стенать от нахлынувшего, немного болезненного возбуждения. С каждым мгновением, каждым толчком Сваргу хотелось её всё больше и больше. Ему хотелось ещё. Он чувствовал, что дурацкое кресло мешает и может в любой момент развалиться, превратив действие в фарс. Наконец, улучив момент и собравшись, он с сожалением остановился, нетерпеливой, дрожащей рукой, избавил себя от спущенных штанов и рубахи. Он неотрывно смотрел в шальные глаза самой важной на свете женщины, приходящей в себя, смотрящей на него сначала с недоумением, а потом, понимающе, с вызовом. Волчица тягучим движением развернулась, принимая новую позу, но Сварг поднял её на руки и отнёс, словно похотливую принцессу из взрослой сказки, на кровать. Фалька не захотела лежать на руках спокойно и любовники принялись целоваться еще в пути, не останавливаясь ни когда ноги Сварга уперлись в перины, ни когда он бережно положил разгоряченное, потное женское тело на кровать, нависая сверху. Это был тягучий, влажный поцелуй, с языками, исследующими закоулки рта и укусами от нетерпеливой хищницы, будто наказывающей его за томительное ожидание. Впрочем, оно не затянулось, женские ноги призывно обвили крепкую поясницу, прижали плотнее, не желая выпускать. В этот раз никому не требовалась подготовка, Сварг вошёл  в горячее лоно и сразу взял быстрый темп. Фалька стонала так, будто она не могла справиться со своими чувствами, она обхватила широкую спину мужчины своими руками, бессознательно приподнимаясь, крича почти в самое ухо Сваргу, плюща свою роскошную грудь о его тело и снова бессильно опускаясь, оставляя на мужской спине длинные, болезненные царапины. Тот реагировал на это лишь одним образом, увеличивая напор, его бёдра ходили ходуном насколько могли, почти выпуская член из плена и вновь полностью загоняя его внутрь, вжимая женские ягодицы глубоко в матрас. Кровать была старинной и сделанной добротно, она была рассчитана всего лишь на людей, но стоически сдерживала натиск двух внезапно спятивших оборотней. На ней сдерживаться не приходилось. Сварг не совсем помнил, вроде бы он целовал дурманяще пахнущее тело, шею, волосы, слизывал с него капли пота. Что-то он точно делал, но главным для него было ни на миг не прекращать сладостную пытку женщины под ним, не давать ей ни мгновения передохнуть и расслабиться, он мечтал узнать, до каких высот сможет поднять её обычно низкий, соблазнительный голос. Сколько это длилось? Он не мог сказать точно. Он был друидом и владел своими жизненными токами на наитивном уровне, умея поддерживать в себе силы сколько полагалось нужным. Сила оборотня позволяла ему выдержать напряжение и не рухнуть с разорвавшимся сердцем. Время тянулось и тянулось, поза не менялась. Кончала ли Фалька в процессе? Сварг не мог сказать.
Матушка природа сама подсказала, шепнула, когда пришло время. Никто не нуждался в бесконечном секс-марафоне. Сварг прикрыл глаза, чувствуя, как растет напряжение в чреслах и сбил своё равномерное движением ярким крещендо. Наконец он рухнул на локти, обхватывая плечи партнерши и одним, финальным движением вогнал член глубоко в её плоть, удерживая её руками, рыча, вытягиваясь в струну, чувствуя, как горячие, тугие струи семени орошают Фальку изнутри. Он не собирался чудить, как некоторые люди, вынимая в последний момент. Это противоречило бы всем идеям Древа. Всё произошло естественно и правильно, только так, как могло быть. Обессиленно выдохнув, он рухнул на женщину сверху и откатился в сторону, невидящим взором глядя в потолок. Да, всё было правильно. Сумбур в голове пропал и царило стойкое ощущение, что с этого момента всё станет как надо. Не хотелось говорить, ничего не хотелось. Однако, спустя некоторое количество глубоких, судорожных вдохов и выдохов, раздался хриплый, из-за пересохшего горла, голос оборотня.
- Дела...

+1

15

Странное ощущение. Безумие, играющее множеством самых ярких красок. Удовольствие, легкая боль, стоны, рычания и скрип чертового кресла - всё вдруг прекратилось. Одномоментно. И я не сразу поняла, что Сварг просто решил перенести нашу милую игру в кровать. Развернувшись, я села в кресле, которое, наконец, встало на все четыре положенных ему ножки, наблюдала, как мужчина наскоро избавляется от лишний в данный момент одежды. Но даже эти мгновения казались мне слишком долгими, а тело изнывало от палящего желания, вынуждая нервно сводить ноги в попытке справиться с собой. Достаточно бесполезной. Поэтому, как только он избавился от одежды, я раздвинула перед ним ножки. Но тут же оказалась поднятой на руки.
Я была для него слишком легкой. Это завораживало и заставляло восхищаться им. К тому же теперь я могла рассмотреть его тело, обычно скрытое простой и грубоватой одеждой. Оно было красивым. Не было излишества мускулов, лишь красивые сплетения крепких мышц, местами пальцы, скользя по торсу, натыкались на едва ощутимые рубцы. Неудержавшись, укусила его в шею, несдержанно, больно, требовательно. Затем тут же проведя по месту укуса языком, словно извиняясь за него. Противоречиво. Равно как то, что я чувствовала сейчас. Странное животное желание очень причудливо сплеталось с нежностью. С желанием целовать оборотня, увидеть его всего, открытым, без напускной бравады и мишуры предрассудков.
Уронив меня на кровать, Сварг навис сверху, даря жаркий горячий поцелуй, на который я отозвалась с жадностью и желанием. Я кусала его, ловила его язычок своим, а иногда позволяла себе прихватить его зубами. Почему-то близость этого мужчины, его уверенные прикосновения, успокаивающий запах, действовали одурманивающее. Превратись сейчас желание в воду – я мгновенно утонула бы в нём, ни о чем не жалея и не раздумывая.
Ножки мягко скользнули по бедрам мужчины, за спину, сомкнувшись в замок за его спиной и увлекая ближе к себе. Сварг правильно понял меня без слов, тут же снова проникнув внутрь. Стон, сквозь поцелуй, и коготки, впившиеся в кожу спины до крови, стали началом очередного приступа безумия на двоих. Я обнимала его, целовала и кусала, словно бы он мог испариться после того, как всё закончится. Позволяя так же ласкать себя. Впервые за долгое время не приходилось сдерживаться. Ни в стонах, ни в укусах, царапинах или поцелуях. Никаких ограничений не существовало до самого конца этого пленительного единства.
Мне казалось, что думать я уже не способна, когда живот в очередной раз сковала яркая, болезненно-приятная судорога удовольствия, под мой стон и рычание Сварга, крепко держащего меня за плечи. После всего он не исчез. Лег рядом, тяжело дыша. А я вообще, казалось, заново училась дышать, горло саднило от долгих стонов и криков. Ноги были ватными, я наверняка знала, что не смогла бы сейчас встать.
-Дела… - некоторое время спустя хрипло произнес оборотень, и я не слишком поняла, что именно он хотел сказать этим. Может, удивлялся тому, как всё произошло, а может, напоминал самому себе, зачем вообще-то оказался здесь. Это было не важно. Я не могла ответить.
Сердце гулко стучало где-то в висках, дыхание никак не хотело приходить в норму. Подняв ладонь к лицу, только молча убедилась в появлении синяков на запястье. Они выглядели сродни широким браслетам. Я улыбнулась, не без усилий перевернувшись на бок, подтягивая к себе первые попавшиеся подушки и устраиваясь на них, целуя мужчину в плечо, и внимательно скользя взглядом по его профилю.
Теперь я знала наверняка, что чувствую. Этот мужчина очень нравился мне.

+1

16

Сварг лежал, немного отстранённо глядя на женщину рядом с ним. Он чувствовал себя странно. Всё, что происходило с ним с момента, когда он переступил порог смазалось, расплылось. То, что сейчас случилось между ним и Фалькой было настоящим природным волшебством, простым, низменным, данным каждому, но оттого не менее волшебным. Он не был собой и чувствовал, что так и не вернулся к себе прежнему. Он не понимал, что в нём изменилось, но что-то произошло. У него что-то отняли. Что-то дали. Ответ на вопросы тонул в разноцветных глазах напротив. Сварг собрался с мыслями, посмотрел в потолок. Ему отчаянно не хотелось тонуть.
- Не думай... кх-кх - он внезапно закашлял, будто поперхнувшись словами, но всё же продолжил: Не думай, что всё это что-то значит. Это... это ошибка. Это всё ошибка. - он замолчал, глаза его заелозили по потолку. Почему-то ему и в голову не пришло отодвинуться от всё ещё горячей женщины, разорвать дистанцию между ними, одеться. Он просто лежал и в голове было легко, а на сердце тяжело.
- Лучше бы ты меня ножом пырнула, че... стное слово - он запнулся, когда его взгляд снова свалился в бездонный колодец напротив него. Не думая, что он делает, не давая контроля своим рукам, он аккуратным, медленным движением поправил отливающую серебром прядь, прилипшую посреди лба. Я зверь, Фалька, дикий зверь, я не приручаюсь. - палец словно сам скользит по вишнёвым губам, вниз, к бьющейся венке. Кого он убеждает? Зачем он это говорит? Никто и не хотел его приручать. Его голос перешёл на шёпот. Я тебя не люблю, знай - его понемногу приподнимающееся естество говорило об обратном, руки скользили по женскому телу, такому мягкому и приятному после секса. Он сам не понимал, как оказался ближе к ней, его вторая рука упёрлась ей в сплетение, будто он сдерживал её и себя, принимал все меры, чтобы держаться подальше от этой сладкой, отравляющей мозг угрозы. Тебя, этот город, этих людей, не люблю всех, я злой...  - он на мгновение замер, в его глазах, замутненных до этого просветлело, там проскользнули образы, мысли. Он замолчал, как-то по новому оглядывая женщину перед ним, глядя на свою руку, лежащую на её бёдрах. Зрачки его сначала сжались, словно от адреналина или страха, но потом расширились обратно, он отодвинулся, засмеялся, немного наигранно, встал со смятой постели.
- Рилдир тебя побери, волчица. Мне опасно быть рядом с тобой. Ты сводишь с ума, даже когда просто лежишь подле. Раньше я этого не замечал. - его весёлый голос немного посерьёзнел на последнем предложении, но вскоре вернулся обратно к ироничным ноткам.
- Ты что-то говорила про купальню?

+1

17

Мужчина повернулся ко мне, снова прерывая молчание. Он говорил довольно жестокие вещи. И наверное они могли бы ранить, если бы я слышала только их, не ловя ни жестов, не видя глаз. И не смотря на то, что слушала я внимательно, успевала насладиться его прикосновениями. Тёплые ладони скользили по плечам, рукам, талии и чем ниже спускались его руки, чем ближе он прижимался ко мне, тем тише звучал его голос.
Я не знала, почему он так хватался за возможность сохранить между нами хоть какую-то границу. Пусть даже в виде собственной ладони у меня под грудью. Не знала, почему с таким усердием врал себе, но точно знала, что чувствовала сама. Конечно я не любила его.... Но было что-то очень схожее. Привязанность, нежность, желание, влюблённость. Он нравился мне. И уж чем точно не был наш секс, так это ошибкой.
Но к сожалению, самоаблодание волка рухнуло не до конца.
-Тебя, этот город, этих людей, не люблю всех, я злой... - сказал он и вдруг понял, несколько вразрез идут его слова с действиями. Он отодвинулся и рассмеялся, вставая с постели.
Приподнявшись на локтях я хитро улыбнулась, глядя на него, покуда он продолжил:
-Рилдир тебя побери, волчица. Мне опасно быть рядом с тобой. Ты сводишь с ума, даже когда просто лежишь подле. Раньше я этого не замечал.

Что ж... Хоть один из нас должен оставаться честным с собой, и пусть это буду я.
Поднявшись, я хищно улыбнулась волку в ответ.
- Никому мы не лжом так убедительно, как себе, беленький. - Сделав несколько шагов, я почувствовала, как сперма мужчины стекла вниз живота и оттого глаза хищно заблестели, странное ощущение просыпалось во мне. Словно бы я охотились сейчас. - Если это была ошибка. Если я так не нравлюсь тебе, почему ты все ещё обнажённый в моём доме?
Подойдя вплотную, я опустила ладонь на шею мужчины, скользя по ней ноготками.
-А ты мне нравишься. - Выдохнув, я отняла ладонь, осекшись. Всё же Сварг не был жертвой или предметом охоты. И потому не стоило на него нападать.
-Даже не так, я чувствую себя влюблённой. И что бы ты ни говорил, это просто попытка удержаться за привычное положение вещей. Жалей ты о том, что случилось,оделся бы и ушёл, деньги чтобы сходить в цирюльню и к кутюрье у тебя есть. Мы могли бы встретиться лишь на деле и разойтись сразу после него, - мягче ответила я, внимательно глядя в глаза оборотня, - Но ты здесь. И хочешь искупаться, хочешь мою компанию. Ври себе, сколько хочешь, а мне не нужно.
Отстранившись я прошла к двери ведущей в подвал, открыв её.
-Купальня внизу. Там есть всё что может понадобиться. Вода теплая. - спускаясь вниз я была намерена зайти в алхимическую лабораторию. Как не крути, а волчат в результате "ошибки" мне не хотелось.

+1

18

Хищница. Она была не такой, как Сварг. Она росла в каменных лесах, среди людей. Ей не пела листва, не журчали ручьи, ей вторил гомон рынков, цокот копыт по мостовым и пьяная ругань. Она была чужой. Может быть поэтому Сварг чувствовал себя так неспокойно, когда она вела своим ноготком по его напрягшейся шее? Два мира соприкоснулись между собой во вспышке, но что их удерживало вместе кроме случая и взрыва эмоций? Размётанная кровать, разбросанная одежда, запах похоти в воздухе. Осколки столкновения. Чужой палец скользит по коже, будит мурашки. Приходится бороться с собой, чтобы не протянуть руку в ответ. Приходится бороться с собой, потому что ей, той, что стоит напротив, он уже проиграл. Сварг прикрыл глаза, прошептал молитву Древу. Он наконец-то вспомнил о том, что у него есть защитник. И когда он заговорил, его голос звучал почти нормально. Глаза в глаза, как в омут, как в бой. Это и есть битва. Лишь неясно, что значит победить в ней.
Я не вру. И не жалею. Это было... - он замолчал, не зная, как передать то, что он хотел сказать, потом повторил - Я не жалею. То, что ты чувствуешь, то, что я чувствую, это... это туман. Он заставляет нас искать друг друга в полутьме, касаться, желать. Он скрадывает очертания и уже не видно, кто стоит за ним, чей образ застыл пред тобой. Со мной такое было раньше. Не раз. Но туман развеется, Фалька. Глаза прозреют, мы увидим, кто мы есть. И ответ тебе не понравится, поверь. Он никому не нравится. Очень скоро ты увидишь меня настоящим. - Сварг говорил о той миссии, что привела его в Грес. - Тогда я посмеюсь и скажу тебе повторить твои слова.
Женщина ушла куда-то вниз, в прохладу подвала, а Сварг ещё стоял, не пошевелившись. Он всё еще ощущал прикосновение на своей шее. Оборотень никогда не врал себе, просто он не всегда себя понимал. Его жизнь всегда лежала  между безграничной свободой и тем Путём, которое избрало для него Древо. Точнее этот Путь и был его единственной свободой, бесконечно желанной. Когда же в эту идиллию вмешивался кто-то ещё, оборотень чуял, что теряет возможность выбирать. Что больше его решения - не только его. И от этого он ощущал себя очень неуютно.
Мужчина спустился вниз и почти сразу оказался в просторной комнате с купелью посередине. От воды чуть парило, но духоты в подвале не было. Оборотень не стал задавать себе вопросов, почему вода была тёплой или где отдушины. Он подошёл ближе к краю, какое-то время смотрел на своё отражение, а потом, прикрыв глаза, просто упал в объятия воды лицом вниз. Та встретила его сильным ударом, но почти сразу, словно извиняясь, окутала его лаской и теплом, сомкнулась над ним, глуша лишние звуки и мысли, отпустила на поверхность. Сварг лежал лицом вниз, он не устал, он был полон сил, но шевелиться не хотелось, в голове проносились бессвязные мысли, улетая прочь. Он мог лежать так хоть полчаса, у друида не было проблем попросить тело потерпеть немного без воздуха. Оборотень любил воду, она всегда манила его, когда он рыскал волком по лесам, вода несла в себе жизнь, она несла в себе знание, но не выточенное в камне, а знание текущее, меняющееся, словно сама мысль, но оттого гораздо более верное. Сейчас Сварг ничего не спрашивал у воды, ему нечего было спрашивать. Он честно говорил, что не жалеет и не врёт. Он боялся будущего, но был готов его встретить. Это была ошибка. - прозвучали в голове его слова. Что ж, вся его жизнь была нескончаемой чередой ошибок и будь он проклят, если это не была одна из самых приятных. Впереди его ждали еще три дня с Фалькой. Эта мысль разрушила его безмятежность, заставила встряхнуться, всплыть, запрокинуть голову вверх, вдохнув тяжёлого воздуха. Это женщина была опасна для него, но Сварг не бежал от опасностей. Он посмотрел на возникший в двери соблазнительный силуэт. Он посмотрел и понял, что готов совершать одну и ту же ошибку вновь и вновь. Каждый раз по-новому.

+1

19

Пол был довольно холодным, что не удивляло, в подвале вообще было прохладно из-за влажности, особенно, если я не озаботилась с самого утра зажечь свечи в настенных канделябрах, как сегодня. Забывала о такого рода вещах я достаточно часто, просто потому, что и в темноте  видела весьма хорошо. И даже после того, как Хан всеми доступными ему путями (а конкретнее рунной магией), облегчил мне всю эту деятельность до «коснись руны, всё и зажжётся» - я всё одно этим не занималась. Но сейчас у меня был гость, и намерение рассмотреть его тело после того, как закончу со своими делами. А тут… свет не будет лишним.
Проведя пальцами по шершавой кирпичной кладке, пальцами нашла начало рунического круга и, проведя по тому рукой, невольно сощурилась от зажегшихся свеч. Бытовая магия – ничего не скажешь. Удобнее, чем зажигать все их самой, но, на мой взгляд, всё же похоже на излишество.
Я вообще не понимала этого желания друга всё бытовое сваливать на магию. Да и не бытовое. И при этом не переставать жаловаться на скуку. Всё же драконы – создания странные.
Спустившись в этих ничего не значащих размышлениях вниз, я прошла через комнату с купальней к двери, ведущей в лабораторию и привычно вошла, пытаясь припомнить, сохранилась ли у меня та чудная «отрава», для предупреждения нежелательного потомства.
Я любила детей: нередко возилась с приютскими в квартале или помогала с детьми семьям, которых брала под опеку. Но всё это не отменяла того, что к собственным готова не была. Всегда находились «но». Порывшись на полочках с разного рода склянками, я всё же нашла последний пузырек и быстро залпом выпила его содержимое, поморщившись от того, насколько мерзотным было это пойло.

Песок жрать и то было бы приятнее. – Подумала я, а затем, стянув какое-то полотенце, стерла с внутренней стороны бедер след вытекшего семени. Искупаться после всего и мне бы не мешало.
Выйдя из лаборатории, закрывая за собой дверь, я внимательно посмотрела на Сварга, который меня тоже заметил. Мокрые волосы неказисто липли на лицо, и всё же он выглядел притягательным. Мужественные, немного грубоватые и простые черты, большие глаза, смотрящие сейчас без привычной холодной отстраненности, чуть сутулые крепкие плечи и красивый торс. Развитый, сильный, и при этом не уходящий в гору безобразных мускул, буграми покрывающих тело.
Он выглядел столь же надежно, сколь дико, и это странное сочетание завораживало. Задумчиво улыбнувшись, я прошлась до края купальни, садясь и опуская всё ещё ноющие ножки в воду.
-Знаешь, беленький, - внимательно глядя в глаза волку, я улыбнулась, - Если увидев тебя «настоящего» я повторю свои сегодняшние слова…
Я ненадолго замолчала, протягивая ладонь и убирая намокшие пряди с лица мужчины, ласково касаясь подушечками пальцев влажной теплой кожи.
- Ты ведь тогда уже не сможешь от меня отказаться.
Произнесла я со спокойной уверенностью, заканчивая про себя : И я от тебя тоже отказаться уже не смогу.

+1

20

- Ты ведь тогда уже не сможешь от меня отказаться.
Я и не хочу - Сварг этого не сказал. Слова были не нужны в принципе, они плутали, путались, они были в том же, тумане, что и оборотень. Он подплыл к Фальке, положил руки ей на бёдра и уткнулся носом в её живот, вдыхая её запах.  Не нужны вопросы, не нужно бояться. Пусть она решает, хочет ли быть рядом с ним, пусть она боится его. Оборотень задумчиво посмотрел на ножку, стеснительно пробующую воду.

В конце концов, если все получают удовольствие от процесса - зачем лишние вопросы?

Мысль промелькнула рефреном, а Сварг, обхватив женскую талию, сдёрнул Фальку в воду, к себе, поднимая брызги. Второй рукой он придерживал ей голову в полёте - не дай Древо стукнется о край купальни. Не давая женщине опомниться, встать на ноги, он не переменил хватки, продолжая придерживать её в полулежачем положении, будто в замысловатом па танго, так, что лишь её голова и верхняя часть тела были над водой, груди возвышались симпатичными холмиками. Сварг склонился над ней, впился в губы поцелуем, он уже знал их вкус и хотел попробовать его вновь. Мягкие, приятные, они словно звали смять их, прикусить, пройтись языком. Отрываться совершенно не хотелось, но пришлось. Он приподнял Фальку из её неустойчивого положения, скользнул рукой ей между ног. Несколько слов, прошёптанных на древнем языке - и вот рука, приложенная к женскому лону наливается теплом и зелёным светом,  а Фалька испытывает странные ощущения, стенки вагины конвульсивно сжимаются раз, другой и затихают, её тело вдруг наполняет прилив энергии. Сварг задумчиво проводит ей по внутренней стороне бедра светящейся рукой, ловит одинокую нить спермы, опускающуюся потихоньку на дно купальни и смотрит как та впитывается в руку, растворяясь без следа. Свечение становится чуть ярче, Сварг улыбается, глядя на женщину и вращая в воздухе зелёной рукой.
- Друидские штучки.
Вот он ведёт рукой по промокшим женским волосам, шепчет, и вода с них, будто подчиняясь просьбе, сама стекает вниз. Локоны начинают терять свою стройность, распускаются пышностью, изгибаются, частично следуя движениям руки, а частично подчиняясь собственным желаниям. Пряди выходят воздушными, шаловливо изгибаясь к кончикам. Сварг кладёт руки на плечи волчице, любуется получившимся эффектом. Смотрит на капельки воды, местами всё ещё сверкающие на её лице, смотрит в волшебные, разноцветные  глаза. Какое-то время он будто теряет связь с миром, застыв, но потом приходит в себя, смеётся, отплывая от женщины.
- Не смыслю я ни корня в причёсках, но гляжу, твои волосы и сами знают, как сделать тебя неотразимой. Со мной вот так не выходит. - он взъерошивает шевелюру, становясь похожим на мокрого ёжика, ныряет с головой в воду, снова обвисая липкими прядями. От его былой неподвижности, когда он лежал, не шевелясь, не осталось и следа. Подъём - спад, вверх - вниз, бодрость - уныние. Фальке придётся привыкнуть к такому, если она хочет провести рядом со Сваргом больше часа.
- Поможешь, волчица? Ты вроде обещала услуги цирюльника. - тут он одним движением брассом подплыл к ней обратно, встал почти вплотную, провёл ногтём ей по позвонкам - Или сначала потереть тебе спинку? - он улыбнулся - Не бойся замочить волосы, я их сделаю краше прежнего.

+1

21

Кажется, волчок уже был и не намерен от меня отказываться. Что, кстати, устраивало в полной мере. Крепкие руки обхватили талию, притягивая ближе к себе, и я с удовольствием подчинилась, обнимая оборотня за шею. Забавно было чувствовать себя маленькой хрупкой девочкой - так легко он держал меня в руках. И если сейчас я бы могла списать это на то, что в воде чужой вес легче, то ещё пару минут назад... в общем, силу оборотня я точно не недооценивала. И наверняка, если бы однажды нам пришлось драться всерьез, я бы не отделалась парой сломанных костей.
Неожиданный поцелуй, впрочем, стер эту мысль подчистую, заставляя вновь погрузиться в мужчину и биение собственного сердца. Его ладонь проскользнула между стройных ножек и поцелуй прервал непонятный шепот, за которым последовали странные, пугающие ощущения. Низ живота потянуло,свело в непонятной конвульсии и я невольно опустила глаза к руке Сварга, наблюдая за его действиями. Тело наполняла приятная легкость, мышцы отпустило, они больше не ныли от усталости.
Подняв удивленные глаза к оборотню, я только открыла рот чтобы спросить: "что это было?", как мужчина тут же дал ответ, озорно улыбаясь.
-Друидские штучки.
-Ну и шуточки... - неловко улыбнулась я, становясь на пол купальни, неотрывно следя за неожиданно ожившим волком, вновь проделывающим странные манипуляции, теперь уже с волосами.
Он ещё более порывистый, чем я. И куда более переменчивый. Что же... Думаю, так будет даже интереснее. - Невольно поймала себя на мысли, глядя на застывшего Сварга. Кажется,он залюбовался проделанной работой,хоть и не на долго.
-Не знаю. - Честно отозвалась я на его самокритичное высказывание,- По-моему ты очень красив. Помо...- я прервалась, ощутив, как по позвонкам заскользил ноготок, словно бы стремясь пересчитать их. Не сдержавшись, шумно выдохнула.
-Я не боюсь замочить волосы, беленький. А спинку потри,чего это мне отказываться от такого радушного предложения?
Игриво улыбнувшись, я провела языком по шее оборотня, собирая им мелкие капли воды с кожи.
-Тебя не так уж долго стричь, беленький. Убрать пару сантиметров длинны и только.

+1

22

Не задумываясь о том, что он делает, мужчина потянулся, ловя скользящий по нему язык, но потом пришёл в себя.
- Убрать пару сантиметров длины и только.
Сварг улыбнулся в ответ. Сейчас его охватило тягостное желание. Ему захотелось расслабиться. Подурачиться. Побрызгать водой на волчицу, обнять её, хохоча, покрыть поцелуями обнажённое тело. Ему захотелось забыть, кто он и что за его плечами, скинуть вместе с одеждой груз печалей и тревог. Стать весёлым щенком, беззаботным и игривым. Это желание было таким вымученным, что в горле встал ком и в глазах засвербело. Он слишком сжился со своей ролью вечного мученика, изгоя, сварливого и едкого старика, неспособного уже ни на что. Он чувствовал себя страждущим в пустыне, много дней изнывающим от жажды и добравшегося до обильного, прохладного родника. Он стоял перед живительным источником и боялся, боялся, боялся сделать глоток. Будто все эти дни иссушающего мучения были прожиты зазря, будто он не заслужил воды. И если его губы коснутся влаги - родник уйдёт под землю, скроется, измождая израненное сердце.
Сварг подавил дурацкие мысли. Фалька не должна видеть его таким. Она и так достаточно повидала странностей в его исполнении. Он постарался, чтобы угасший было на мгновения блеск в глазах вернулся на его лицо. Это оказалось проще сделать, чем ему мыслилось. Вот ведь проказница. Ничего не попишешь, она отлично умеет завести мужика. Оборотень снова чувствовал себя полным сил и, несмотря на всякие глупости в голове, был готов к второму раунду любовного веселья. Но он решил не спешить.
- Раз так, то с этого и начнём. А спинку, если мне понравится результат, я потру тебе и после. И не только спинку Не удержавшись, Сварг легко шлёпнул по женским ягодицам ладонями, в очередной раз наслаждаясь упругостью плоти под нетерпеливой рукой. Ему было опасно долго находиться рядом с ней, особенно в таком виде. Сразу захотелось прижать её к себе, клеймя её раскрытой пятернёй по попке, овладевая ей вновь и вновь, пока он не отдаст ей всего себя. Слишком рано. Терпи, придурок. Тебе нужно научиться контролировать себя. Он не удержался, попробовал её губы на вкус ещё раз, а потом всё же, прикусив себе губу и ощущая под своими зубами недавний женский укус, отправился прочь из купальни. Ты ведь тоже хочешь меня, волчица? Я это прекрасно вижу. В этот раз я не достанусь тебе так просто, придётся немного постараться.
Растирая своё тело полотенцем (глупое занятие, учитывая, что после стрижки он планировал вернуться в воду, но он не мог отказать себе в удовольствии), Сварг, как ни в чём не бывало, вновь обратился к женщине, которая полчаса назад сломала его мир.
- Где расположимся? И, надеюсь, ты сможешь побрить меня без порезов? - он ухмыльнулся - Когда я шёл сюда, я и предположить не мог, что сам попрошу тебя приставить нож к моему горлу. Такого я не позволял ещё никому. - это была правда. Он обернулся и посмотрел на женщину, уперев руки в боки. Одеваться он не планировал, ни к чему это было. Нагота для оборотня была вполне обыденна и естественна и уж точно он не собирался стесняться своей... знакомой? партнёра? подруги? любовницы?

+1

23

Настроение волка снова изменилось за какую-то секунду. И я даже представить не могла причин этих перемен, как и тревог, что его терзали. Ладонь мягко заскользила по шее, в немом жесте поддержки, а я прижалась к волку плотнее.
В отличие от него, я знала, что всё будет хорошо. Что бы там я не увидела на этом званом вечере. Пугливой девочкой меня не назвать, жестокость меня не отталкивает, а единственное, что я искренне терпеть не могу, с волком было никак не связанно.
Взяв себя в руки так же быстро, как расклеился, Сварг пообещал мне продолжение после того, как мы разберемся с прическами. Что же. К чему спорить с мужчиной? К тому же его поцелуй обещал ещё больше, чем слова. И с таким аперитивом, я вполне могла потерпеть перед главным блюдом.

Хотя как было бы приятно с ним поспорить. Интересно, как бы он наказал меня, окажись я «плохой девочкой»? – Поймав себя на очередной, далёкой от дела, как Грес от Миссаэста, мысли, я улыбнулась, выпуская мужчину из объятий.
Жаль, что вода не холодная: остыть явно не мешает. Проследив взглядом за тем, как оборотень, выбравшись из купальни, принялся вытирать тело полотенцем, невольно закусила губу. С каждой минутой он казался всё более привлекательным.
Сделав глубокий вдох, ушла под воду. Другого способа вернуть себе трезвый рассудок просто не находилось. А это опьянение страсти и влечения, хоть и было приятным, но…

Мы же тут не просто на свидание собрались.
Вынырнув, тряхнула мокрыми волосами, уже повисшими черным водопадом, налипнув к шее и спине, а затем вернула внимание новообретенному любовнику.
-Наверху, в кухне. Из ворса ковра волосы потом не вычистить. – Легко запрыгнув на бортик, я свесила волосы к воде, отжимая их от воды, - О, беленький! Если мне и предстоит пускать тебе кровь, то это будет исключительно намеренно.
Отпустив волосы, я поднялась, оборачиваясь к мужчине с теплой улыбкой.
-Я ценю твоё доверие. Не тревожься. Так нежно тебя точно никогда не брили. – Подойдя к Сваргу, я мягко прихватила зубками мочку его ушка, тихо заурчав, - Разве, с момента нашей встречи, я не веду себя исключительно хорошо?
Хищно сверкнув цветными глазами, я, довольная собой и всем происходящим, направилась наверх, захватив с собой пузырек с пихтовым маслом, совершенно не думая о том, чтобы вытереться. Воздух приятно холодил влажную кожу и заодно позволял держать себя в руках немного легче.
Поднявшись наверх, я первым делом затопила печь, поставив на ту греться воду, сама же сунулась в кладовую за шматком вяленого мяса и буханкой хлеба. Очевидно, наша маленькая игра пробудила мой аппетит. В кладовке, так же, обнаружился Бальд, не заботившийся о том, чтобы скрыть следы преступления в виде съеденной рыбы.
-Ну и как это называется? Маленький наглец. – Мягко пожурив, естественно в шутку, кэтрагона, я назойливо распихала его, заставляя покинуть насиженное место и переместиться спать куда-то ещё. Например, в многострадальное кресло.
Ответом мне послужило обиженное «мяу» и прозвучавший следом «пуф», оставивший за собой запах серы в воздухе. Очевидно, на сытый желудок, кот предпочитал перемещаться, а не ходить.
Нарезав мясо и хлеб, я поставила их на стол, на ходу знакомя Сварга с духом.
-Сварг, это Бальд. Дух или что-то вроде. – Надкусив ломоть хлеба, я довольно отметила, что тот совсем свежий и приятно хрустит, - Угощайся. Готовить я не любительница, так что до ужина в нашем распоряжении исключительно куча копченого, вяленого мяса, варёные яйца, свежие овощи и хлеб. А. Ну и сало ещё есть. Рыбу уничтожил Бальд. Могу налить чай, молоко, или достать что по-крепче.
Уложив на хлеб мясо, я стала уплетать его по привычке, на ходу, занимаясь наведением раствора из мыльной стружки и масел для успокоения кожи, взбивая всё это в пенную массу жесткой большой кистью.

Отредактировано Алу Скетч (10-12-2018 08:47:19)

+1

24

Сварг следовал за Фалькой с удовольствием разглядывая изгибы её тела. Она чокнутая. Повёрнутая на сексе. - думал он, внимательно следуя взглядом за ходом попки. Ясно теперь, отчего от неё так пахнет. Зуб даю, она ещё тогда на меня запала, семь лет назад, в Гресе. Но, Древо могущее, сейчас она, похоже, и меня заразила своей похотью. - Сварг никогда еще не был таким. В его разбитной, метущейся жизни, в его поломанной, кривой душе всегда находилось место молитве и контролю. Он десятки лет провёл, смотря вглубь себя и ему казалось, что он хорошо себя выучил. Выходило, он был неправ. Даже тогда, в замке у милой, слепой баронессы, он контролировал себя. Здесь же он будто катился с холма, отчаянно цепляясь за траву и корни. Или же взлетал в небеса. Как посмотреть. Как посмотреть - усмехнулся он про себя, продолжая любоваться отличным видом с лестницы на впереди идущую женщину. Ему стоило держать себя в руках, но гораздо больше хотелось держать в руках эти фигурные бёдра или роскошную грудь. Поняв, что успокоиться в ближайшее время не получится, поднявшись из подвала, Сварг намотал висящее на плече полотенце себе на чресла. Он огляделся, старясь поменьше косить глаза на суетящуюся Фальку.
-Сварг, это Бальд. Дух или что-то вроде. - кот с крыльями. Чудно. Сварг присел перед ним, тщательно разглядывая. Такое внимание пришлось существу не по нраву, но Бальд предпочёл не выказывать негодования, пока его не трогают. Оборотню было любопытно. У Сварга не было домашних животных, как, собственно, и дома. Он свободно с ними обращался, но никогда не привязывался. Никакой пёс или кот не могли заставить его относиться к меньшим братьям, как к друзьям или близким духовно созданиям. Бальд, Бальд, Вальд. Столько воспоминаний при этом имени.
- Это не совсем дух. Где он тебя нашёл? - Сварг задумчиво произнёс, увлечённый увиденным.
Впрочем, разговоры о еде заставили его сменить тему. Мужчина действительно проголодался, впрочем понял он это лишь когда речь зашла об ужине. Он давно приучил себя не обращать внимания на первородные позывы своего организма, мог вполне комфортно обходится без пищи по трое суток. Но сейчас был не тот случай. Бурный секс и магия разбудили поистине волчий аппетит и отказываться от предложения он не стал. Если пирог в таверне был ему не очень интересен, то сейчас Сварг с большим удовольствием сварганил себе знатный бутерброд и принялся его уплетать, сидя прямо на столе и наблюдая за странным колдовством Фальки.
- Могу налить чай, молоко или достать что покрепче. - Сварг ухмыльнулся и ответил, едва прожевав кусок.
- Не поверю, что у тебя найдётся выпивка мне по плечу, волчица. Налей-ка лучше воды. Что это ты ворожишь такое? - не удержавшись, всё же спросил он, подходя ближе и заглядывая через плечо.

+1

25

Оказывается мой маленький драконоподобный кот оказался очень интересным. И, судя по-всему, Сварг знал о нём куда больше моего. Хотя… мне думалось, что я знаю о своем друге самое главное. А именно то, что он зверь ночной, пакостливый и огромный любитель догонялок. Надо сказать, что ночи в его компании были очень даже приятны и вполне подходили под “забавные”.
-Ну, мы случайно друг-друга нашли. Я перед полной луной, вечерком, забрела в деревеньку, ну мне и предложили поймать неведому зверушку. - Я пожала плечами, решив, что рассказывать всё детально смысла не имеет, - Как луна взошла я в шкуре за ним вышла. А он поиграть захотел. Так что… всю ночь играли в салочки, а утром он решил пойти со мной. Так и живем.
Я невольно улыбнулась, вспоминая, как смешно фырчал этот меховой комок, возмущённый до крайности тем, что мне удалось его осалить. И не менее мне нравилось воспоминание о том, как он прилип к моей морде, мурча так, что под нами земля сотрясалась. Чудная была ночка. Но о той остановке я никогда не жалела.
Покуда я рассказывала, Сварга таки сманила возможность съесть бутерброд - оно и не удивительно. В таверне, за всем тем, что он рассказывал, еда явно ушла у оборотня на второй план. Да и наши шалости отняли немало сил. Мне до сих пор казалось подвигом, что я сумела встать с постели.
-Не поверю, что у тебя найдётся выпивка мне по плечу, волчица. Налей-ка лучше воды. - Сказал мужчина, на что получил утвердительный кивок. Открыв шкаф, я достала кружку и налила в ту воды и отставляя в сторону, когда почувствовала мужчину за спиной.
-Хм. Ты вообще у цирюльника был когда последний раз? - Без особого любопытства поинтересовалась я прежде, чем пояснить, -Пена обеспечит лучшее скольжение лезвию, а масла в смеси успокоят кожу, чтобы бритьё не вызвало неприятных ощущений.
Обернувшись, я потерлась носом о шею мужчины, вдыхая его аромат и едва удерживаясь, чтобы не заурчать от удовольствия.
-Считай, что я хочу, чтобы время со мной ты провёл исключительно приятно. Пей и садись на стул лицом к окну. - Поцеловав волка за ушком, я отступила, давая тому возможность выпить воду и сесть, а сама перекинула через плечо небольшое полотенчико, смесь вместе с кистью ставя на стол.
-Если поразмыслить… давненько я не брила мужчин. - Мягко улыбнувшись, я проследила взглядом за волком, беря кисть и нанося пену тому по всей щетине, после отставляя смесь с кистью в сторону, берясь за небольшую деревянную рукоять, в которой брало начало длинное тонкое острое лезвие.
-Уму непостижимо, как ты мне доверяешь. - Уркнула я, вставая позади мужчины и рукой чуть приподнимая его голову за подбородок так, чтобы тот уткнулся затылком мне в грудь. И мне удобнее, и ему, как мне думалось, понравится. - Приятная возможность похулиганить за работой.
Спокойно поднеся лезвие к горлу мужчины, я уверенно заскользила им по коже, снимая слой пены и сбривая щетину, затем легко вытирая лезвие о полотенце и продолжая незатейливую деятельность. Порезать оборотня я не боялась - если сам не дернется - ведь с лезвиями такого рода обращаться умела ещё с бытности шлюхи.
“Пускать кровь можно только к удовольствию клиента”.

+1

26

- Хм. Ты вообще у цирюльника был когда последний раз? - Сварг улыбнулся. В последний раз человек его брил лет тридцать назад и уж точно тогда он обходился без всяких пен. Обычно оборотню хватало лезвия хотя бы от топора и лужи, чтобы состричь лишнее. На крайний случай годилась и магия.
Вся эта канитель выглядела совершенно излишней, но  возмущаться мужчина не  стал, смирившись и отдавая себя в руки Фальке. В конце концов ты сам это ей предложил, теперь терпи - прозвучал саркастичный голос в голове. По крайней мере, у него имелось несколько свободных минут, чтобы поразглядывать шикарное тело перед ним. В этом было что-то особенно приятное, разглядывать женщину, с которой совсем недавно у тебя был жаркий секс. Вспоминать, как может прогибаться эта спинка, как приятна на ощупь кожа, как эти изящные ноготки скользят по спине, оставляя полосы. Сейчас Фалька тихо светилась удовольствием, но Сваргу было достаточно одного взгляда, чтобы вспомнить, какой она может раздуть пожар. Руки сами потянулись к ней, но оборотень остановился усилием воли. Хватит игр, в конце концов, они в кои-то веки решили заняться делом. Пришло время двум серьёзным, малознакомым оборотням угомониться.
Фалька, закончив приготовления, мило потёрлась носом о шею, оставляя на ней свой запах, коснулась губами кожи за ухом и прошла вперёд. Сварг же оцепенел, остался сидеть, чувствуя, что вот-вот лопнет стакан с водой в руках, так сильно он его стиснул. "Угомониться". Угу. "Успокоиться и расслабиться". Как же. Выкуси. Вдох - выдох, вдох - выдох. И еще раз. Ладно хоть, что стояк, едва ли скрытый полотенцем, процессу бритья не мешает. Да и не сильно виден, если сесть.
- Уму непостижимо, как ты мне доверяешь. - Хорошее замечание. Впрочем, запоздалое. Сварг доверился Ткачихе еще в таверне. Сразу и целиком, такой уж он по натуре. Рассказал ей свою историю, не таясь, хотя знали о ней от силы три человека на Альмарене. Даже когда заподозрил Фальку в обмане, он пошёл в ловушку по своей воле, потому что иначе нельзя, потому что у доверия не бывает величин. Но, когда лезвие уже у горла, много не скажешь и Сварг лишь ответил.
- Моя жизнь и так в твоих руках до самого бала. Я уже согласился на это и теперь отступать и трусить поздно.  - он прикрыл глаза и устроился поудобнее на весьма приятных "подушках" Услышав же про хулиганства, он нахмурил брови и сказал полушутливо грозным голосом:
- Порежешь - будешь зализывать, пока не заживёт.
Расслабившись, он полностью отдался в опытные руки Фальки. Монотонный процесс, схожий с массажем, вводил в транс, тело, наконец, успокоилось, приятная истома разошлась по мышцам. Сварг уже успел позабыть, как хорошо бывает после купания в тёплой воде. В мыслях он постарался вспомнить, с чего начинался сегодняшний день и как всё сложилось именно так. Оборотень всегда плыл по течению жизни свободно, но сейчас эта река несла его уж совсем безостановочно, всё ускоряясь и он никак не мог понять - то ли впереди его ждёт пропасть, после которой нет пути назад, то ли, в забытье мысли, он эту пропасть уже миновал. Впрочем, ни склад ума Сварга, ни обстановка не располагали к долгим рассуждениям на подобные темы и, как обычно, он свёл к простой формуле - делай, что должно, и будь, что будет. Сейчас его ждали три дня с Фалькой и он чувствовал, что между ними всё только начинается. Встреча с тёмным колдуном казалась такой далёкой. Когда оборотень входил сегодня днём в таверну, он в душе не очень-то верил, что дело выгорит. Сейчас же, рядом с волчицей, он понимал, что просто обязан преуспеть в своём начинании.

+1

27

Я редко удивлялась поведению людей или не людей. Особенно если те были мужчинами. За бытность шлюхи успела понять, как, чем и когда они все думают в итоге. Но Сварг начал удивлять меня в день нашего знакомства и явно не желал заканчивать. Он думал причудливо и вместе с тем просто, говорил прямо и не заискивал. И, черт побери, чертовски легко подкупал меня этим.
- Моя жизнь и так в твоих руках до самого бала. Я уже согласился на это, и теперь отступать и трусить поздно. – Сказал он, отчего я едва поборола желание бросить это всё к чертям и поцеловать его, испачкавшись пенной смесью мыла и масел. Но я удержалась.
Вероятно, удержалась я по единственной причине – Сваргу был важен этот бал. А значит, я была просто обязана сделать его ещё большим красавчиком, чем он уже был. Хотя это грозило мне полным и безоговорочным поражением. Я и так слишком легко влюблялась в этого волка, непозволительно просто доверяла и принимала его. С другой стороны…

Какая разница? Волков бояться – в лес не ходить. Иронично звучит эта поговорка в данной конкретной ситуации, но, как есть. Не всю же жизнь мне быть вдовой Эрика. – Уговорила я сама себя, не отвлекаясь от процесса бритья, время от времени очищая лезвие от пены и щетины, вытирая его о полотенце, заранее перекинутое через плечо.
Волк, по всей видимости, отдыхал и телом и душей. Устроив голову на груди, он пообещал мне интересное времяпрепровождение в случае пореза, а затем просто закрыл глаза. Не знаю, думал ли о чем-то оборотень, или просто отдыхал, но я не тревожила его болтовней. Да и зачем? Было что-то в этом хорошо знакомом процессе особо приятное сейчас. В молчании, в запахе мужчины и его, ещё влажных волосах, в голове, лежащей на моей груди. Что-то домашнее, уютное и близкое.
Молчание я нарушила лишь, когда закончила с бритьем. Смочив свежее полотенце в теплой воде с маслами, я смыла остатки смеси с кожи волка, а затем, склонившись, провела языком по его губам.
-Так, что там, на счет зализываний? – Я улыбнулась, а затем мягко поцеловала мужчину в кончик носа, после отойдя и убирая принадлежности. Я любила порядок в своём доме. Любила и его уют, а потому предпочитала всё всегда возвращать на свои законные места.
Вылив тазик с водой их окна (почему бы ни полить газон, раз такое дело?), я убрала всё по шкафам, а полотенца закинула на полку, чтобы постирать «потом». Для этого всегда нужно было особое настроение.
-Зеркало в комнате, беленький. Кстати. Кто-то обещал потереть мне спинку, если будет доволен результатом. "И не только спинку". - напомнила я Сваргу его же слова, с толикой ехидства.

+1

28

Когда нож перестал скользить по шее, ведомый плавной и нежной рукой и вода омыла лицо, Сварг приоткрыл глаза. Но недостаточно резво и женский игривый язык на губах оказался для него полной неожиданностью, сбивающей течение неспешных мыслей, заставляющей его собственные губы приоткрыться, а тело напрячься, податься вперед. Всего миг - и женщина уже наводит порядок, а Сваргу приходится восстанавливать дыхание. Впрочем, зрелище перед ним было такое, что стоило подобного пробуждения и обещало продолжение, как, впрочем, и горячие слова. Сварг облизнул свои губы, повторяя движение женского языка по ним и, ухмыльнувшись, утроился поудобнее на стуле. Запустил пятерню в свои приглаженные и постриженные лохмы, проверяя, на месте ли хотя бы часть волос - уж больно много их смела с пола Фалька. Идти к зеркалу мужчина и не планировал - сейчас перед ним был куда более интересный объект наблюдений, чем собственная, уже приевшаяся харя. Всё-таки женщина, настолько хорошо владеющая своим телом, знающая его и знающая, как завести мужика - это страшное оружие. Чуть выгнуться там, встать вполоборота здесь, прогнуться пониже, пока выплёскиваешь воду - когда женщина знает, что на неё смотрят, всё это происходит невзначай, очень естественно, мимоходом. В таких играх можно соблюсти все грани от флиртующих намёков к манящему вызову или даже похотливому разврату. И Сварг понимал, что эта волчица, его волчица, знает их все в совершенстве. Поэтому он лишь немного поёрзал на стуле и прикусил губу, продолжая любоваться. Он знал, что его ожидание будет вознаграждено, но Фалька всё медлила. Наконец, устав ждать, он сказал ей чуть хрипло приказным тоном:
- Подойди.
Ничто больше не мешало ему наслаждаться этой женщиной. Все его предрассудки насчёт её прошлого и настоящего и запаха и ещё Рилдир пойми чего - всё это ушло куда-то на задворки сознания. Она была рядом, он хотел её безумно и постоянно, и Древо с одобрением взирало на их союз. Что ещё ему требовалось для счастья? Чтобы эта женщина наконец перестала дразнить его и подошла сюда. Сварг хоть и люблю все эти горячие игры, но сейчас он хотел уже действовать.
Он мог бы и сам подойти к ней, но ему хотелось, чтобы она по своей воле отдала себя в его руки и было не так важно, что она при этом скажет или сделает. Глядя на неё, столь близко возвышающуюся перед ним, манящую, он притянул её к себе, положив руки ей на спину, посадил её себе на колени,разведя ей ноги, чувствуя, как его вставшая плоть зажата между двух горячих тел. Склонив голову, он впился в неё поцелуем, требуя ответа, жадно, даже слишком жадно, заранее задавая себе жар огня, который позже, несомненно, его накроет. И огонь пришёл. Немного двигаясь всем телом, будто уже трахаясь, прижимая женское тело к своему руками, Сварг целовался чуть ли не до боли в губах. Там, в купальне, давая намёки на продолжение, Сварг думал, что будет ублажать женщину, что будет долгая прелюдия, может быть он наконец спросит её, как она любит трахаться и какую позу предпочитает. Но сейчас все эти заморочки совершенно вылетели у него из головы. Сейчас он просто хотел взять её и даже не знал, будет ли этого достаточно, чтобы переступать думать рядом с ней только об одном. Сварг волчьей хваткой сжал мягкие женские ягодицы, чувствуя, как вздрогнуло в ответ женское тело и медленно поднялся со стула, чувствуя, как крепко обхватывают его женские ножки. Теперь она сидела на нём чуть выше, чем раньше, но целоваться любовники так и не прекратили. До кровати мы так без синяков не доберёмся - отпускать волчицу он уже не собирался. Вовремя Сварг вспомнил, что в углу стоял довольно крепкий на вид столик, за которым он уплетал бутерброд. Кажется там ничего не стояло, даже крошки все остались на полу, ну а стояло - смахнём. Главным было дойти до него и водрузить на него женскую попку, а уже потом можно было приступать к главному блюду. Долгим аперитивом Сварг развлекаться не собирался.

+1

29

- Подойди. – Скомандовал вдруг Сварг, когда я и без того заканчивала. Обернувшись, я впрочем, поняла, что моя маленькая шалость пришлась ему по вкусу даже больше, чем я рассчитывала, и он был не прочь перейти к главному блюду. И я повиновалась. Это был мой волк. Он мог приказывать и командовать, но всё же, это я его провоцировала. И правила были мои.
Подойдя, я заскользила пальцами по его шее, теперь открытой от длинных прядей волос, затем пальцы игриво скользнули к волосам, схватив их, притягивая любовника к себе за новым поцелуем, пока мужчина требовал всего и сразу.  Я позволяла всё. Усадить меня сверху, развести ножки, всё, чего бы ему хотелось. Тем более что я и сама не слишком-то могла держать себя в руках.
Головка уперлась в теплую плоть, и я невольно шумно выдохнула, поддавшись возбуждению и прерывая поцелуй. Но, очевидно, самому оборотню его оказалось мало, и он тут же сорвал новый. Было в этом что-то странное, агрессивное, яростное. Что-то, что заставляло меня подчиняться. Это чувство было в новинку. Любовник поднял меня, вынуждая сомкнуть бедра замочком на поясе, а руками обнять его за шею. Я кусала его, требовательно и жадно, словно была бы вполне не против съесть его. Мужчина усадил меня на стол, я понимала, как всё должно было быть дальше. Но мне вдруг захотелось другого. Я отстранилась, в очередной раз, проведя языком по губам Сварга, а затем хищно улыбнулась.
-Моя очередь водить. – Шепнула я, решительно отводя руки любовника. Я была намерена помучить его ещё немного. Ещё поиграть. Свести с ума, довести до полного и окончательного безумия. Губы заскользили по шее мужчины, оставляя за собой дорожку их укусов и поцелуев, затем начав спускаться по шее, пока я не оказалась на коленях перед возлюбленным.
Уязвимая, казалось бы, позиция. Признание превосходства и подчинение, но вместе с тем ни в одной другой позиции женщина не может так успешно вить веревки из мужчины.
Язычок заскользил вдоль члена мужчины, игриво описав контур головки, а затем я легко обхватила её губами, втянув член в себя и заглотив его, до того основания, позволяя упереться в горло, затрудняя дыхание.
Простой жест для шлюхи, но для меня самой довольно интимный. Это значило, что я хочу много больше, чем просто получить удовольствие. Это был жест заинтересованности и доверия. Не со многими мужчинами я позволяла себе подобное. Лишь с небольшим количеством постоянных любовников, впрочем,… сейчас я уже понимала, что всё моё тело и все желания впредь будут принадлежать только этому волку. Во всяком случае, пока я выбирала именно его.

0

30

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Белый танец.