http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Охотничьи байки


Охотничьи байки

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://img4.goodfon.ru/wallpaper/big/7/2a/les-derevia-kusty-noch.jpg

Участники: Сварг, Алу Скетч, Джозеф Карлаил.
Место: Леса герцогства Гресского, два часа пути до ближайшей деревни, сутки до Греса.
Время: 10604 год, начало августа, дожди отзвенели пару дней назад, тишь и благодать.
Сюжет: Встретить ночью белого волка в лесу - редкость, не сулящая охотнику ничего хорошего. А если хищников два и оба оборотни? Тут уж ноги унести поможет только чудо. Например, разборки между самими волками.

+1

2

Сварг бежал. Гигантский белый волк перепрыгивал поваленные стволы и ловко огибал заросшие буераки. Он бежал не от кого-то и не за кем-то, а потому что в мощных, упругих лапах, сильном, горячем теле пульсировала жизнь. Энергия искала выхода и волк несся вперед стремительной бледной тенью сквозь ночной лес. Он охотился вчера и не успел проголодаться, но сытая леность уже прошла и тело жаждало движения. Путь оборотня пролегал из далеких степей Миссаэста на север, к знаменитым Скалистым горам, но он никуда не торопился в своей дороге и мог подолгу задержаться на одном месте, если ему здесь нравилось. Леса герцогства ему были по душе, немало времени провел он здесь, в дубравах, ольховниках и борах. Был он тут и в тяжелые свои времена и местные егеря долго помнили жуткую тварь, погрызшую немало народу. Бывал и после, иногда с поручениями от Тадиуса, но больше по своей воле. Оборотень еще помнил удушающую жару степей, где, бывало, весь день не дождешься и дуновения ветерка, а потому ночная прохлада ласкала волка, легкий ветерок перебирал роскошную шерсть, играл с переливами лунных отблесков.
Сварг давно бросил преследовать людей, служителей света, но сегодня, учуяв след, волк направился по нему. Он почти не замедлял движение, лишь изредка припадал к земле или останавливался и прислушивался, стрижа ушами. Его вел инстинкт, сила, заложенная в саму кровь, заставляющая преследовать и догонять, искать и побеждать. Как кошка играет с мышкой или собака бежит за летящей палкой, так и Сварг нашел себе сегодня игру по нраву. И эта игра привела его к призу. Небольшой, добротный лагерь в лесу. Шалаш, кострище, котелок, торба. В шалаше живое. Человек, лесной гость, не житель, не егерь, но бывалый охотник.
Волк припал к земле и пошел вкруг поляны, на которой расположилась его цель. Ненужный маневр, излишняя осторожность, но иногда стоило дать волю своей игривости. Не было жажды броситься и рвать зубами сырую плоть, скорее хотелось, чтобы жертва проснулась и осознала опасность, кинулась бежать или схватилась за свой лук со снятой тетивой. Вот тогда бы стало куда веселее! Но охотник не ведал об угрозе и продолжал видеть сны. Однако, наблюдавший за ним Сварг вдруг почуял неладное, причем откуда-то со стороны. Как обычно, сначала сработало чутье, частью магическое, частью врожденное, ощущение чьего-то присутствия. Он поднял голову, замер, не шевеля ни одним мускулом. Статное изваяние, памятник вниманию. Кто-то был рядом, но истинный запах Сварг так пока и не уловил толком. Что-то знакомое, родное. Сородич? Вот уж кого он не ожидал и не хотел видеть. Не сказать, что волк думал о возможной засаде, специальной приманке и ловушке, но зверь чуял, что все это неспроста. А потому был готов как к яростной драке против многих, так и к постыдному улепетыванию с поджатым хвостом. Всякое ведь было, проходили.
[AVA]http://sg.uploads.ru/JdlOK.jpg[/AVA]

Отредактировано Сварг (09-10-2018 21:36:08)

+1

3

Настоящий живой лес загадочен и непонятен для городского жителя. Доводилось мне видеть, как сытый денежный мешок дрожал, словно осиновый лист на ветру, оказавшись в чаще. Зачем только он покинул заботливо выстроенный уютный мирок чадящих свечей, зданий из кирпича и мрамора, породистых жеребцов? Всё их нелепая привычка осознавать себя венцом творения и королем природы на поверку оказывается кривым зеркалом, исказившим подлинный человеческий облик. За это я особенно люблю лес. Он расставляет всё по местам, вскрывает человеческую слабость и откровенную никчемность. В его пределах ты всегда либо охотник, либо добыча. И я предпочитаю первую роль. Хотя за года жизни в Гресе предмет охоты порядком изменился. Я загоняла кабанчиков, зайцев, оленей. Но это не стирало из памяти дней, когда добычей были люди.
Оооо, этот ужас на их лицах, когда суровая действительность с размаху бьет по лбу, вколачивая простую истину: со своим уставом в лесной монастырь не ходят. А если ходят, то не возвращаются. Хочешь жить – живи по здешним законам. Подстраивайся, ловчи или ляг под кустом и спокойно дожидайся смерти, чтобы не мельтешить зря, внося в размеренный уклад зеленого царства ненужную сумятицу.
Однако сегодня я не охотилась. Просто гуляла, наслаждаясь бальзамическим запахом лесных цветов, трав, хвои и коры. Это помогало отдохнуть, привести мысли в порядок. Здесь я чувствовала себя дома. И на мне не было другой ответственности, кроме ответственности за себя. Только свобода и всепоглощающая сила жизни, отраженная колебанием вершин, пением птиц, мягким лунным светом. Лес — прекрасное выражение силы природы и самый ясный образчик ее совершенства.
Сделав очередной вдох принесенных ветром ароматов я замерла так резко, что прорыла лапами борозду в холодной земле. Воздух нёс отпечаток оборотня. И если нюх меня не подводил, то породы мы были одной. Это заставляло насторожиться, обычно, если я и чувствовала здесь своих... это был кто-то из Мясников, и всё заканчивалось скверно.

Я могу просто уйти, но... аргх. Мартин же мне плешь проест, если тут обнаружится труп растерзанный оборотнем. Проблем с Герцогом не оберешься... от меня в рядах Ткачей и так не в восторге. Ещё с того момента, когда мы с Воргоном устроили резню развлечения ради. Два больных на голову оборотня. А вокруг нас – трупы, кишки, кровь.
Романтика! В общем, буду отрабатывать грехи.

Сорвавшись с места я последовала на запах, но как оказалось, не была готова к увиденному. На территории охотничьего лагеря, словно не живой вовсе, стоял исполин белого волка. Одного взгляда хватило, чтобы оценить разницу габаритов... надежду давало только то, что волки не с большой охотой рвут волчиц. Да и мне в шкуре не впервой драться, если до того дойдет.
Предупреждающе зарычав и злобно оскалившись я в несколько прыжков оказалась перед чужаком, преграждая тому путь к палатке.
[NIC]Белый Князь[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/pdowK.jpg[/AVA]

+1

4

И умудрился же обойти все капканы расставленные по периметру. Джозеф лежал ни жив ни мертв внутри своего шалаша и ругался скорее на себя самого, нежели на незваного гостя, тихонько топавшего кругами по его лагерю. Он старался дышать ровно, медленно и глубоко, так словно продолжал спать, меж прислушиваясь к тому, как некто расхаживал совсем рядышком. Не самое приятное пробуждение, но ведь могло быть и хуже. Карлаил мог вообще не проснуться, а лежать с перерезанным ножом или клыками горлом. Скорее клыками ведь судя по топоту, по лагерю лазил какой-то дикий зверь, а не человек, что тоже не шибко радовало охотника. С человеком все же можно рискнуть договориться, а вот со зверем...
Всю неделю Джозефу не везло с работой в Грессе, ему никак не удавалось найти для себя подходящую злачную клиентуру. Момента, чтобы срезать чужой тугой кошелек, без риска быть замеченным тоже не находилось, а рисковать лишний раз в этой части света Карлаилу совершенно не хотелось. Все-таки эти края были для родными. Гресс - это конечно еще не Карид, но кто знает, вдруг Джозефу еще придется однажды сюда вернуться.
Вот и пришлось охотнику уходить в лес, добывать себе пропитание, когда его собственный кошелек окончательно опустел. Не сказать, чтобы Джозеф жаловался на подобные обстоятельства, но в этих лесах ещё и чрезмерная охота была под запретом самого герцога. К тому же мужчину тяготила общая тупиковость ситуации и неопределенность собственных действий. Он совершенно не представлял куда теперь ему пойти-податься.
Именно обстоятельства общей неизвестности и вымотали охотника за эти несколько дней, проведенных в лесу. А еще спина... Обычно, если Карлаилу приходилось ночь-другую провести в лесу, то спал он высоко на дереве, усевшись на ветке потолще, да покрепче обвязавшись веревкой. Не слишком удобно, конечно, чем спать на ровной земле, но все лучше, чем быть съеденным каким-нибудь лесным хищником, разгуливающим ночью по лесу. Однако, за последние четыре ночи спина Джозефа начинала болеть, да и отекшие плечи все сильнее давали о себе знать. Так или иначе, но пришлось уступить волю чувствам и поспать хотя бы в этот раз в горизонтальном положении. Не известно ведь, сколько еще дней придется здесь провести. Наспех сконструировав себе шалашик, да накрыв его поверх плащом, если вдруг начнется посреди ночи дождик, расставив силков вокруг лагеря, Джозеф набил свое брюхо супчиком из дикой крапивы и улегся спать. Спалось, к слову отвратительно, совершенно неуютно, Карлаил чувствовал себя слишком открытым, едва ли не голым, в этих недружелюбных человеку местах. Но под утро задремать все же удалось. Дремал он правда достаточно чутко. Достаточно для того, чтобы услышать эти шорохи вокруг своего шалаша.
"Принесла же тебя нелегкая именно сегодня".
Внезапно, грозный предупредительный рык прозвучал уже где-то в другой стороне, чуть поодаль. Прыжок, и кажется два хищника затеяли стычку за свежее мясцо человеченки. Это было, конечно, очень мило, но мало помалу следовало как-то выбираться из сложившейся ситуации. Хотя бы получше подготовиться к броскам хищников. Надежды на охотничье оружие, правда, не было никакой, ибо накануне вечером, Джозеф решил дать отдыху не только собственным плечам, но еще и снял тетиву с лука. Медленно, дюйм за дюймом, чтобы не шуршали надетые вещички привлекая внимание к своей скромной персоне, Карлаил потянул руку назад. Так же, медленно, вынул он ножик, дабы не шелестел металл извлекаемый из ножен, да прижал его возле груди.
Приоткрыв глаза только и увидел он белую шкуру, загораживающую собой выход из шалаша. Наверное, то был не самый подходящий момент, чтобы пытаться выбраться из укрытия. Но теперь хоть погибать тут будет не столь обидно.
"Вот чтобы я ещё хоть раз дрых на земле по средь леса!"

+2

5

Уж встреча, так встреча. Волчица. Белая. Злая. Соблазнительная. Вдвойне соблазнительная, потому что злая, втройне - потому что белая. Сварг втянул запах, поднял голову. Страх его прошел, перед оборотнем, тем более самкой, он страх демонстрировать давно разучился. Запах подтвердил, она была не из его бывшей стаи, что удивительно, белые волки наперечет. Сварг бывал в двух других поселениях "стай Древа", но и там не встречал эту волчицу. Либо она из далеких поселений, либо приблудившаяся, либо не урожденная. Как бы то ни было, Сварг покрутил башкой, ища других из её стаи, и не мог ничего унюхать. Либо она была одна, либо засада была сделана лучше, чем обычно.
Сварг, обычно, избегал местных оборотней. Он был шатуном, он был почти изгоем, хотя никто и не прогонял его из Пади, он был проблемным и местные его, обычно, не жаловали. Несколько раз он цапался со своими собратьями, каждый раз - жестко. Один раз его истрепали до полусмерти, два раза он раскидывал нападавших, не ожидавших такой силы, но обычно ему просто давали понять, чтобы он убирался и, помятый, он трусил прочь из земель стаи. Всякое бывало. Но от драки он редко отказывался, поэтому и сейчас ощерил зубы. Ошейник чуть нагрелся, помогая передать телепатически сообщение:
- Одна? Ты чья? Чего хочешь?
Причин прервать охоту у неизвестной могло быть несколько. Сварг допускал и идею, что волчица сама положила зуб на человека. Или просто хотела познакомиться с неизвестным оборотнем. Подобное нередко случалось в Пади, оборотни - не настоящие волки, зависимости от гона у них нет, все индивидуально и некоторые развлекались тем, что, обернувшись, отправлялись на поиски приключений. Иногда за такими "гулёнами" следила стая, если порядки там были строги, но обычно паре доставалось приключение на ночь, о котором Сварг, бывало, забывал поутру.
Думать про человека оборотень совсем забыл. Интерес к охоте подугас, сменившись любопытством по поводу неожиданного вмешательства. Вроде, охотник зашевелился, но волк не обратил на это много внимания. Что ему сделает простой человек? Он подошел к волчице ближе, почти вплотную обнюхивая её со стороны, читая её состояние, запоминая её и демонстрируя свое превосходство. Та могла легко напасть, мало ли из-за чего она была на взводе, но Сварг не боялся драки и был к ней готов.
[AVA]http://sg.uploads.ru/JdlOK.jpg[/AVA]

+2

6

Вблизи волк оказался действительно крупным. Скверной затеей было просто кинуться наперерез, тут вполне очевидно, что расстановка сил не в мою пользу. Да и... мне было очень интересно. Это первый белый оборотень, которого я видела. Я вообще мало знала себе подобных, если не брать в счет Мясников. А я бы предпочла не брать...
Пытливый взгляд разноцветных глаз неотрывно следил за каждым движением чужака. За вздымающейся холкой и оскалом, скорее предупреждающим, чем угрожающим. Он не собирался кидаться на меня, а значит есть надежда на мирный исход.
Мне было любопытно. По животным я знала, что белые волки куда агрессивнее, и понимала, что природа наверняка имеет свой отпечаток на сознании этого оборотня. На моём, после проклятия, имела. Но так же я понимала, что стоящий пред о мной в первую очередь человек, пусть сейчас так и не выглядит. И его запах лучше любого глашатая возвещал, что он не местный. Радовало. Значит никто из оборотней Греса, в случае чего, не вмешается, вставая на его сторону. Но и на мою никто не встанет, случись что. Весь вопрос будет только в том, чья пасть первая захлопнется на шее.
- Одна? Ты чья? Чего хочешь? - раздалось в голове чужой голос и я невольно отступила на шаг, мотнув мордой от раздражения.
Телепатия - мерзость. Ненавижу этот способ общения. И, глядя правде в глаза, я вообще не разговорчива. В бытность шлюхи - рот был дан не для этого, а для наемника "трепач" худшая из характеристик.
Некоторое время обдумывая, как поступить я позволила волку приблизиться. Он изучал меня, это было забавно. Весь такой серьёзный грозный волк, в добрую половину крупнее. Прямо таки кичился собственным превосходством.
Глядя на это я невольно насмешливо фыркнула, после чего наконец кивнула в ответ волку, предпочитая общаться в шкуре по-своему. И понимай, как хочешь.
Пройдя к палатке я села подле неё, беззлобно предупредительно зарычав. Мне не было дела до того, откуда пришел чужак, но на моей территории человека он убьет только после того, как убьет меня. А я сучка живучая, на то и ставлю.
Поведя ухом я ясно услышала, что непутевый людской отпрыск проснулся. Даже любопытно было, что он там делает. Обычно люди загнанные в угол молятся своим странным божкам. Или хватаются за оружие. Которое, если не серебряное, в этой ситуации едва ли поможет.
[NIC]Белый Князь[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/OrgqC.jpg[/AVA]

+2

7

И все же это отвратительно, когда тебя застают сонного, со спущенными штанами. А именно так и застали звери Джозефа, пусть и не в буквальном смысле данного выражения. Лежать на боку и ждать, когда на тебя наконец набросятся - перспектива не из самых приятных, пусть и находился сейчас охотник с ножом "в обнимку". Их как минимум двое, в этом их явное преимущество, случись чего. Карлаил был не плохим охотником, но он умел трезво оценить ситуацию и потому понимал сейчас прекрасно, что оставь он все как есть, скорее всего это станет для него последним утром в жизни.
Интересно, они уже просекли, что я проснулся? - молча прикидывал Джозеф.
А еще Карлаилу становилось все интереснее, кому же это из всех обитателей гресского леса удалось вот так вот его подловить. Медленно и без резких движений приподнялся он сперва на локтях, затем подогнул колени, а после присел на корточки. Крошечными полушажками, удерживая нож возле бедра, подобрался охотник к самому краю своего импровизированного шалаша. Пальцем свободной руки он чуть-чуть отодвинул краешек плаща, выглядывая наружу сквозь крохотную щелочку.
Изумительная картина предстала Карлаилу. В паре шагов от его шалаша стояла крупная белая волчица, что уже являлось большой редкостью для подобной масти. А вокруг нее величественно расхаживал огромный красавец-самец белого волка. Пожалуй, настолько крупную особь Джозеф видел перед собой впервые. То что волк из них лишь один охотник понял сразу, ибо лишь у одного из них болтались между лап характерные самцу причиндалы. Со стороны, вся эта картина походила на волчью свадьбу, что было бы крайне забавной ситуацией, если бы не положение, в котором оказался сам Джозеф. Вдруг эти зверюги захотят перекусить перед свадебкой. Или сразу же после. Или белый самец предпочтет принести волчице свежего человеческого мясцу дабы задобрить суженую. Одна перспектива хуже другой, и ни одна из них совершенно не улыбала Карлаила.
Внезапно, волчица приблизилась к палатке совсем вплотную, и Джозеф быстренько вернул краешек своего прикрытия в исходное положение и отсеменил пару шажков обратно к центру своего шалаша, крепче сжимая возле бедра рукоятку своего ножика.
Ситуация с каждой секундой приобретала все более отвратительный для охотника оттенок. Не выпуская ножа из рук, он аккуратно подхватил свои лук и начал быстренько, буквально на ощупь, наматывать тетиву на свое место, постоянно приглядывая глазами за входом в шалаш, возле которого расположилась волчица.

+2

8

Волчица со странными глазами вела себя нагло, вызывающе. Если она обладала хоть какой-либо речью в человеческом облике, то и сейчас имела возможность что-то ответить Сваргу, ошейник это обеспечивал, но она предпочла попросту фыркнуть на него и встать позу, демонстрируя свой норов. Либо она была отчаянно смелая, либо, что весьма вероятней для таких мест, мало битая, либо надеялась на поддержку или предполагала, что Сваргу известны обстоятельства, по которым трогать её нельзя. Ведь такое происходило сплошь и рядом. "Ты на земле нашего лупанария чужак, здесь действует лишь воля нашей стаи", "Я под защитой Имира, тварь, не смей приближаться ко мне". Оборотня подобные вещи никогда не останавливали. Хочешь - бери, и весь сказ. Иногда Сварг больно получал по лапам за своеволие, но сколько удивленных лиц, морд и харь он перевидал, которые до последнего не могли поверить, что некоторые волки вольны отмести доводы разума, если к тому есть большая охота.
Охотник в шалаше продолжал шевелиться, похоже, принялся готовиться к бою. Действия верные, но в данной ситуации он едва ли представлял угрозу и внимания ему оборотень уделял мало. Конечно, у многих ныне можно найти всякие колдовские штучки и сюрприз может преподнести любой, но оборотня куда больше интересовала необычная белошкурая защитница людского племени.
Незнакомка не хотела общаться ментально? Что ж, он сам не любил все эти колдовские штучки. Чего она добивалась? Очевидно, вывести его из себя. Что ж, со своей задачей она неплохо справилась. Сварг понял, что пора проучить борзую волчицу. Он зарычал, наклонив голову вниз и ощерив зубы. Этот глубокий звук предназначался не для предупреждения или угрозы, а для того, чтобы вселить страх в оппонента. Оборотень не имел желания убивать строптивицу, скорее проучить, показать ей положенное место, а потому атаковал, как принято у зверей. Он резко скакнул вперед и тут же, едва не коснувшись волчицы мордой, взлетел вверх, угрожающе расставив передние лапы. Целью атаки было опуститься на загривок врага, ухватить его зубами, прижать чужое тело своим к земле, тем самым обозначив полную и безоговорочную победу, унижающую доминацию. Так боролись в Яме когда-то давно в своей деревне парни-переярки. Соответственно, по правилам, второй волк также вскидывался вверх, стараясь уже самому наброситься сверху или ухватить загривок и два пышущих энергией тела метались друг вокруг друга по яме, скача на задних лапах и помогая себе в схватке передними. Иногда они разметывались, потом снова сходились в сшибке. Задорные и давно ушедшие времена пробудили в Сварге азартное настроение, будто он вернулся в те уже забытые годы. Было ясно, что незнакомая волчица вряд ли поддержит его игру, но оборотню было неважно. Пусть попробует увернуться от такой стремительной туши. О том, что упрямица его одолеет в честной драке, Сварг не мог и помыслить.
[AVA]http://sg.uploads.ru/JdlOK.jpg[/AVA]

Отредактировано Сварг (19-10-2018 02:52:00)

+1

9

Кажется, волчок обиделся. Ох уж эти самцы и их скверные характеры. Приходит весь такой «большой и сильный» и думает, что мы будем играть в доминирование. Не то, чтобы такие игры мне не нравились, но я предпочитаю добровольность в их основе. А когда на меня кидаются – такое себе удовольствие.
Однако уже в этом действии наша разница была до неприличия заметна. Прежде чем кинуться на меня чужак зарычал, тем самым дав мне момент подумать и принять решение. Я же всегда рычала лишь раз – предупредительно, чтобы избежать боя. Но если нападала, то делала это молча, нередко грязно или со спины. Для меня умение драться всегда было вопросом выживание. Что в бытность уличного отребья, которого могли лишить руки за украденный хлеб, что в бытность наемника, когда нередко приходится столкнуться с кем-то сильнее.
А этот волк, судя по всему, дрался, чтобы покрасоваться.  Мол, вот он я, сильный, опытный, огромный и Имир знает, какой ещё. Глупость несусветная.
Однако ситуация была не из приятных: встреть атаку в лоб, он легко повалит меня и шанса вырваться из пасти не будет, рискни я отскочить – не успею, схватит за бочину или спину, опять же повалит и исход будет скверным. Значит нужно, чтобы мои не большие, в сравнении с этой белой шкурой, размеры – сыграли мне на руку. К тому же в скорости я определенно выиграю.
Рванувшись навстречу, я низко прильнула к земле, позволяя волку оказаться надо мной, и по инерции немного проехала по рыхлой почве, перекинувшись на спину и вцепляясь пастью в мягкое белое брюхо,  в конце концов
– не прилично обижать девочек!
Если быть откровенной, первой мыслью было вцепиться зубами, куда совсем не следовало бы. В конце концов, но эта мужская уязвимость могла бы принести мне «техническую» победу и капельку морального удовлетворения. Мелкая (и не очень) мстительность мне вполне свойственна. Но в конечном итоге – я не настолько скотина, да и в целом… не сделал он мне ничего такого, чтобы так жестко отыгрываться.
Оказавшись под волком, я неожиданно поняла, что он меня вполне и придавить тушей может. Сейчас разница габаритов была невероятно яркой, ведь я почти полностью скрылась под его брюхом. На ум пришла лишь одна мысль – упереться ему в брюхо лапами, чтобы собственная выходка не вышла боком.
Как не крути, а выглядело это, должно быть, странно со стороны. На месте охотника я бы воспользовалась ситуацией и свалила куда подальше. Я искренне надеялась, что он так и поступит, иначе я тут зря подставляюсь  под раздачу.
[NIC]Белый Князь[/NIC][AVA]http://s3.uploads.ru/Dktez.jpg[/AVA]

+2

10

Едва тетива встала на место, Джозеф вернул ножик обратно в ножны. Продолжая сидеть на корточках, он подцепил колчан, закинул его на плечо, выудил одну из стрел и наложил на основание лука. В таком положении, охотник чувствовал себя чуть лучше, чем минутой ранее. Наконечником стрелы он вновь отодвинул краешек плаща и увидел, что хищники, обосновавшиеся возле его лагеря, вместо любезностей, затеяли легкую драку. Крупный белый волк попытался запрыгнуть на волчицу сверху, а та проскользнула у самца под брюхом и цапнула его зубами в уязвимое место.
Но любоваться зрелищем времени у Джозефа не было. Следовало драпать от сюда, пока цел, коль хищники так страстно увлечены друг другом, а не человеком. Пожалуй, сейчас самый подходящий для этого случай. Однако удирать следовало без слишком резких движений, чтобы волки не переключили свое внимание уже на него. Имея в наличии готовое к бою оружие, можно, конечно, было бы и минусануть одного из диких зверей, засадив стрелу тому между глаз. Скажем, крупному белому волку, представлявшему здесь сейчас наибольшую угрозу. Но Карлаил совершенно не знал, как на действия охотника отреагирует волчица. Если броситься на мужчину, а это скорее всего так оно и выйдет, то Джозеф уже не успеет ни новую стрелу из колчана взять, ни выхватить нож. Не с голыми же руками встречать нападение голодного злого хищника. Да, все же свалить с насиженного места будет куда правильней и верней.
Заступив за порог шалаша, попятился Джозеф назад, потихоньку, шаг за шагом, но отдаляясь от волков. И черт с ним с плащом, оставшимся висеть на связанной кипе ветвей, плевать на сумку, в которой остались совсем новенькая веревка и пяток-десяток наконечников и оперений для стрел. Одежку и прочее шмотье новые можно будет купить, а вот жизнь человеку дается всего одна.
Отойдя от волков уже на несколько метров, Карлаил наконец поднялся в полный рост и попятился назад быстрее. Но именно попятился, не рискуя показать волкам свою спину, а предпочитая удерживать на прицеле этот клубок из пары крупных белых хищников. Бежать сейчас было бессмысленно. Так смываться конечно быстрее, но так он все-таки окажется к хищникам спиной, и они конечно успеют его настигнуть, ведь в скорости бега человеку с ними не сравниться. Если свезет, они продолжат свою потасовку, а охотник так и углубиться в лес пятясь, пока звери не скроются за стволами деревьев и даже стрелу не придется потратить.

+2

11

Сварг был приятно удивлен. Обычно, подобные его выходки заканчивались одинаково. Враг пищал или скулил или ругался, выставив вперед руки, если то был человек или же попытавшись сбежать, ежели зверь, потом туша волка придавливала его сверху и противник оказывался в полном распоряжении Сварга. В крайнем случае, если оппонент был быстр и ловок, следовала обязательно долгая, захватывающая погоня с игрой в "кошки-мышки", щелчками зубов над ухом и прочими способами поддать огоньку в веселье. Что-то такое же, возможно, ждало и охотника сегодня, если бы не удивительная спасительница. Та выбрала третий, самый редкий путь и попробовала принять драку, но не по правилам, исподтишка. Женщины, что с них взять, подумалось Сваргу. Удивительно, что за причинное место не цапнула, с такой опасной дамочки сталось бы. Видимо, промахнулась или не успела. Впрочем, оборотень тут же догадался, что волчица просто поддержала его игру, но по-своему, решив побарахтаться, прежде чем приступить к более близкому знакомству. Что ж, волк был готов показать всю свою силу и мощь. Он был вполне готов к вязке, хоть его и слегка смущало отсутствие знакомого запаха похоти от незнакомки. Но, к причудам Сваргу было не привыкать и он окончательно выбросил из головы охотника, сосредоточив свое внимание на кусачей бестии под ним.
Человек же совсем скрылся из поля зрения и, очевидно, дал деру, что характеризовало его как опытного, не пугливого и очень любящего жить. Все эти три характеристики Сварг в своих жертвах уважал и ценил. Возможно, если они еще пересекутся, оборотень даже даст фору смекалистому охотнику. Но пока его внимание было сосредоточено на волчице.
Та попыталась вцепиться лапами в брюхо, неприятно, но если не порвет подбрюшье, то ничего страшного, наоборот, такая возня и ощущение когтей под кожей Сварга приятно раззадоривали и заводили, о чем явно сообщали новые феромоны в ночном воздухе. Он попытался опуститься на волчицу сверху, как планировал, подмяв её под себя, но это оказалось не так просто. Та проявила удивительную волю, настойчивость и силу, её когти, соскользнув по шкуре и оставляя борозды в теле Сварга, наполняя воздух пьянящим запахом крови, остановились под его ляжками, гибкое белое тело изогнулось вверх, словно стараясь перекувырнуть огромного волка через голову. И это ей почти удалось! Сварг был в неустойчивом положении и если не через голову, то набок повалиться мог легко. В очередной раз неизвестная удивила его. Зарычав, больше от восторга схватки и азарта, чем злости, он нырнул вниз, хватая волчицу за круп, та же, словно получив дополнительные силы, приподняла его задние лапы, возможно, пытаясь выскользнуть сзади из захвата, но ей не удалось. Сварг ощутил, что падает, заваливаясь вперед, не совсем понимая, что и как, он еще сильнее ухватил волчицу за шерстистый зад и странная композиция из волков... покатилась вперед, под легкий наклон.
Тело Сварга тянуло незнакомку за собой, та в свою очередь увлекала обротня все дальше вперед. Можно было бы разжать лапы и разорвать дурацкую связку, но оборотень не собирался сдаваться так просто и из глупой упрямости продолжал держать захват, катясь вперед. Охотнику, по направлению к которому они катились, предстало поистине уникальное зрелище, невиданное до сих пор. Оставалось лишь надеяться, что ему довелось его лицезреть во всей красе. Жаль, что звуки, сопровождавшие белое, извивающееся колесо, были не очень прелестны.
Волчица проявило большее благоразумие. Сварг не знал, как она извернулась, скорее всего просто сумела выдернуть когти, но, сделав всего пару-тройку оборотов, удивительное волчье колесо распалось и волк брякнулся оземь, как мешок с картошкой, даже не успев извернуться и встать на лапы. Волчица упала на него сверху, боком, прямо ему на брюхо, измазав свою шерсть в Сварговой крови и чуть не отшибив ему что-то важное внутри. Переведя дух и ощущая приятную тяжесть тела сверху, он взглянул на волчицу и, не удержавшись, послал ей мысленно широкую улыбку. Почему-то эта суматоха только подбодрила его, хоть и хотелось чуть полежать и отдышаться.
[AVA]http://sg.uploads.ru/JdlOK.jpg[/AVA]

+1

12

Как и ожидалось – волк попытался придавить меня собой и, упираясь, я довольно основательно поцарапала ему брюхо. Конечно, это было не смертельно, и даже серьёзной раной не являлось, но белая шелковистая шерсть мгновенно окрасилась в багрянец крови. Зрелище на мой вкус – до крайности привлекательное.
Этот волк напомнил мне довольно приятные времена, когда я только училась жить в качестве оборотня. Меня не слишком радушно принимали первое время, в конце концов, для чистокровок «проклятая» не многим лучше простого человека. За счет этого я нередко сцеплялась с местными волками и волчицами, каждый раз поражаясь, что их вожак не выгнал меня взашей, продолжая учить.
Так или иначе, какой бы приятной не была ностальгия, но огромная тушка сверху начинала утомлять, а потому я попыталась спихнуть с себя волка, на что тот укусил меня  в родину не безызвестного шила. Удивление в моих глазах стоило видеть. Они увеличились по моим ощущениям на половину морды.

Всякое с моей задницей случалось, но такой наглости! Ух.
От произошедшего чувства сменялись одно другим. С одной стороны: было больно, с другой даже приятно, да и этому пушистому наглецу, судя по изменившемуся запаху, эта ситуация весьма даже нравилась. И даже если я находила способы знакомства волка странными, мне было в равной степени любопытно. Жаль, что в волчьей шкуре шибко не посмеёшься, со стороны эта ситуация такая комичная!
Настойчиво пихнув волка лапами в очередной раз, я с удовольствием отметила, что охотник умен. Он не дожидался разрешения потасовки и окончания нашей чудной игры, правила которой и я не до конца понимала. Разве что очевиднее стало, что этот бой совершенно точно не насмерть и даже, вроде, не совсем «всерьёз».
Охотник отступал, осторожно, быстро, оставаясь лицом к нам. Он, очевидно, старался мыслить трезво и действовать максимально разумно. Хорошая черта, вызывает уважение. Не многие умеют сохранять здравомыслие в стрессовой ситуации, когда жизнь висит на волоске.
Вот я могла. Даже могла анализировать поведение охотника, хотя сама катилась кубарем следом за волком. Неудачно я его, однако, уронила, а он ещё и от меня не отрывался, как на смолу приклеили!
Вывернувшись и не без труда выпутав собственные лапы из шерсти на брюхе оборотня, я попыталась затормозить падение, но только брякнулась прямиком на огромную белую тушку, ещё больше вывозившись в его крови.
Я ощущала вязкую неприятную влагу на боку и тяжелое дыхание незнакомца под о мной. В голову пришло странное чувство – не иначе опять магия – ему было весело, он улыбался.
Внимательные разноцветные глаза уставились на оборотня сверху вниз, пока я раздумывала, что же делать. С одной стороны, за укус ему по ушам бы съездит, а с другой я его и так подрала немного: квиты, вроде как.

Что ж, ну… раз я оказалась сверху, а он прижат к земле, я победила!
Сев рядом я поставила лапу на холку зверя, самодовольно фыркая, мол: «моя взяла». Это не была попытка уязвить, или  унизить мужчину. Скорее я просто дурачилась, не всё же ему удовольствие получать. Затем я склонилась, примирительно зарывшись носом в его шерсть, изучая запах.
Любопытный это был гость.
Однако теперь, если волчок не собирается дальше выставлять зубки, я могла быть более-менее спокойна за охотника. А значит, вполне могла вернуться к тому, чем и занималась – отдыху и ночной прогулке. Не плохо было бы ещё и вещи ему вернуть… в более человеческом облике.

+2

13

Стрела вернулась в колчан, едва волки скрылись за деревьями. Их рычания и возня еще некоторое время раздавались где-то позади, но теперь Джозеф был спокоен. Хорошо, что удалось избежать стычки с хищниками, а стрелы ему еще пригодятся. Теперь каждая имевшаяся из них дорога для охотника. Путь до Гресса не близкий, около суток пешим шагом, и мало ли с кем еще ему придется повстречаться по-пути.
Джозеф уже решил для себя, что пора бы возвращаться в город. Хватит с него лесных приключений на этот раз. Без последних пожиток умудрился остаться. Без плаща передвигаться по лесу будет холодно. Особенно ночью. Ни еды, ни воды - все осталось в лагере. Теперь, когда мужчина мало помалу начал контролировать ситуацию, хотелось вернуться в лагерь, выбрать позицию понадежнее, где-нибудь высоко на дереве, да обстрелять хищников имевшимися стрелковыми орудиями. Но эмоции эмоциями, а голову надо держать холодной. А прохлада леса лишь ускорит его шаг, что согреет Джозефа и не даст замерзнуть.
В городе же придется взяться за любую работу. Плевать. Цивилизация требует денег. И раз лесная жизнь у Карлаила пошла насмарку, надо будет в первую же очередь позаботиться о крыше над головой и горячем сытном обеде.
Горячий сытный обед...
У мужчины свело желудок. Кроме вчерашнего постного супчика он не ел уже около суток. Проклятый запрет герцога на охоту в лесах. Джозеф в принципе не жаловался, пока волкам не вздумалось посетить его скромный лагерь.
Охотник двигался через лес уверенной поступью, тщательно проходя мимо крупных корней деревьев, что так и норовили попасться ему под ноги. Иногда он останавливался и внимательно прислушивался к происходящему вокруг. Убеждаясь, что опасностей нет, он продолжал свое молчаливое странствие. Возле старого ельника срезал он пару съедобных грибов. Авось пригодятся. Жаль не убрать их теперь в котомку.
Осмотревшись, Джозеф понял, что уже бывал в этих местах. Слишком знакомыми показались ему заросли папоротника вокруг глыбы камней, поросших красным мхом. Ну точно, значит, часа через два, следуя тем же маршрутом, выйдет он к родничку, где напьется вдоволь водицы. Это даже подбодрило мужчину. Хмурость наконец сошла с его лица, уступая место привычной легкой улыбке. И жизнь хороша, и жить хорошо. Все же пора и впрямь возвращаться охотнику ближе к людям, а то так и одичать не долго.

+2

14

Волчице, похоже, тоже весьма понравилась внезапная карусель. Сварга она совсем не боялась и вела себя весьма уверенно и нагло, положила лапу сверху, устанавливая свою шутливую победу, обнюхивала волка, знакомясь ближе. Тот чуть заюлил под ней, словно играясь, выскользнул, встал на все лапы и наконец-то вдохнул истинный запах красавицы. И запах этот ему не пришелся по нраву ни капли. От белоснежной, прелестной волчицы пахло грязью. Портовой вонью, травой тирлич, рудным клинком и подлой стрелой, вонью сношения и стылой брагой. Запах был не яркий, не горький, но нос от него зачесался нестерпимо, волк аж чихнул. В башке зверя от того чиха немного прояснилось, волк осмотрел свою соперницу наново. Похотливое желание к ней приглушилось, хоть, казалось, ни капли незнакомка не потеряла в своей стати и грации. Слишком сильно доверял Сварг своему истинному нюху, слишком часто его глаза пытались обмануть наваждением или маской. Его клыки приподнялись в оскале, в этот раз без шуток предупреждая.
Сварг сам не был ангелочком во плоти и свой запах ему бы тоже не совсем пришелся по нраву. Но здесь... здесь оборотень перед ним слишком пропитался людской дрянью. Она не была дитём леса, она пахла человечьими городами. Неудивительно, что она вступилась за охотника, поди он ей был ближе по духу, чем Сварг. Кто знает, может у неё и стаи не было. То, что стаи не было у самого Сварга, он предпочитал не вспоминать.
Двое зверей замерло друг против друга. Охотник давно скрылся отсюда, его шалаш пустовал. Настигнуть человека по следам не было большой проблемой, но азартное настроение куда-то пропало. Да и волчица увяжется снова. Сварг не хотел связываться с ней. Не хотел враждовать, не хотел дружить. Его тянула к себе загадочность незнакомки, то, что она не захотела откликнуться ментально, то, что она не побоялась драки, белая тайна с разноцветными глазами. Но запах... Сварг захотел  презрительно бросить в морду незнакомке обидную фразу, он чувствовал, что расстроен, многообещающая ночь была основательно подпорчена, но не стал, сказав себе, что раз уж та не хочет с ним общаться ментально, то и он не собирается. Волк лишь махнул хвостом и, стремительно развернувшись, скрылся в чаще леса.
Волк долго несся сквозь чащу, петляя, будто за ним гнались. Нечасто Сварга снедали гадкие чувства в этой форме, но сегодня настало именно такое время. Хорошо, что свежий, все еще по-летнему теплый ветер быстро выдул лишние переживания из головы. Вскоре волк забыл и думать о странной встрече, поймав след зверя и предавшись новой охоте. Та завершилась удачно, мясо молодого лосенка привело волка в абсолютно благодатное состояние духа. Царапины на пузе затянулись и лишь немного чесались, но это не могло вывести зверя из блаженного состояния. Тот активно провел остаток ночи, успев убежать весьма далеко и встретил рассвет у лесных бочагов в блаженной дрёме. Во сне, как обычно, он, сам не замечая, перевернулся в человека с улыбкой на устах.

+2

15

Жизненный опыт говорил мне, что все мужчины хотят взять женщину сразу после привычной обществу прелюдии. Эта была не привычной. Никогда прежде ко мне не проявляли симпатию, нападая на меня.
Ты сейчас делаешь первый шаг на пути к чьим-то лапам на своей симпатичной заднице, детка. - Сказала я было себе, но события снова развернулись неожиданным образом. Странный чужак словно целью задался: удивить меня как можно большее количество раз, за как можно более короткий срок. И, Рилдир его через колено, это ему удавалось!
Встав на лапы и вновь изучив мой запах - он сбежал. Некоторое время я просто озадаченно смотрела в след,не зная,то ли смеяться над этой историей, то ли расстраиваться отсутствующим на заднице лапам. Впрочем... не так долго я его знала, чтобы всерьёз из-за этого расстроиться, даже если поведение волка несколько уязвляло гордость.
Махнув на эти гиблые мысли хвостом, я возвратилась в лагерь охотника, останавливаясь перед палаткой. Острая боль пронзила тело, мышцы вновь натянулись, словно струны, кости ломались и срастались по-новой, пока тело не вернуло себе человеческий облик. Довольно потянувшись, выгибаясь в спине сродни скорее кошки, чем волку, я спустила капну чёрных волос по плечам, скрывая за ними грудь и часть живота.
- А плащик я одолжу. - Задумчиво сообщила я, то ли себе, то ли лесу, то ли самому плащу.
Кто меня знает? Авось, совсем голова дурная: с одеженкой треплюсь.
Накинув на себя плащ и степенно разобрав поклажу охотника, я прихватила его вещички с собой, с твердым намерением вернуть. Человеческая личина не притупляла обоняния и след бедолаги я взяла быстро. Определить, куда он лапти навострил тоже труда не составила. Все дороги, ведущие в Гресс я знала слишком хорошо, оттого и не торопилась. Через пару дней оба там будем. И встретимся, это точно.
Уже приближаясь к городу я остановилась, чтобы свой "клад" с привычного места достать. Одежду, оставленную перед уходом в лес. Обыденно натянув короткое платье с разрезами на бедрах и длинные кожаные сапоги с кучей ремешков, я сложила плащ охотника к остальным вещам, а затем закрепила пояс с кинжалами на бедрах. Никуда без них. Впрочем, как и без кинжала в голенище сапога, но тот был особым случаем. Чистейшее серебро - лезвие, рукоять - железо.
Когда сама нечисть, знаешь, как с другой такой же тварью бороться.
Собрав для полноты картины волосы в тугую косу за спиной,я двинулась в город, по-запаху разыскивая владельца своего багажа.

офф

Надеюсь никто не против, что я так перемотала события к городу? Если что,меня можно дернуть за хвост и я перепишу.

+3

16

Как приятно было Джозефу напиться холодненькой воды. Жажда умела дать о себе знать вязкой сухой белой слюной. Но сейчас охотник отвел душу, набив живительной влагой полное брюхо. Карлаил хорошо знал, что родник этот бьет из русла реки, и решил прогуляться до речного берега. Раз мужчина собрался в город, следовало привести себя в порядок и смыть лесную грязь.
Вдоволь наполоскавшись Джозеф побрел вдоль берега. Скоро охотник доберется до оленьей тропы, а там напрямки к торговой дороге, которая и приведет его в Гресс. Придется идти весь остаток вечера и всю ночь, но это не беда, поспать он уже поспал, свезло что проснулся. Зато под утро Джозеф окажется уже в городе.

- Тогда что ты от меня хочешь? - вопрошал у охотника пожилой высокий трактирщик. - В трактир обычно приходят выпить да закусить, а ничего другого у меня и нет.
Добравшись до города и миновав стражу, Джозеф первым делом заглянул в первый попавшийся кабак. Было раннее утро, хозяин лавки выглядел еще сонным, от того и возмущался на первого посетителя, которым оказался Карлаил. Но денег у Джозефа пока не имелось, от того и спросил он старика нет ли у того какой-нибудь работенки.
- Что, прямо совсем никакой работы нет? - настаивал на своем Джозеф, пропуская мимо ушей стариковское бурчание.
Тот оглядел Карлаила, подумал-подумал, а затем кивнул на охотничий лук:
- Стреляешь хорошо?
- Не жаловались, - бодро ответил Джозеф.
- Собираю людей для охраны каравана в Темные земли. Возьмешься?
- С радостью. В этом городе меня все-равно ничего не держит.
- Вообще-то я не набираю для такой работы мало знакомых мне людей, - убедительно проговорил трактирщик, с легкой хрипотцой в голосе. - Но да черт с тобой. Коль согласен, приходи дня через три-четыре, команда как раз будет сформирована.
Это было не совсем то, чего хотел Джозеф, о чем он и сообщил собеседнику:
- А вот сейчас, на эти три-четыре дня ничего нет? А то у меня даже знакомых нет в этом городе, у кого можно бы было заночевать.
По всему виду хозяина трактира, Джозеф явно испытывал его терпение. Но у охотника не было выбора, сейчас не слишком удачное время, чтобы идти на улицу воровать. По утрам народ особо бдительный, недоверчивый, злой и недовольный. Вот к вечеру, когда устанут да охмелеют, тогда возможно. Но раз намечался какой-то серьезный поход, сулящий не плохой заработок, рисковать по-мелочи не хотелось и вовсе. От того Карлаил и напирал на мужика, пристав к нему словно пиявка.
- А меня это все почему должно волновать? - начал было возмущаться трактирщик, но потом заговорил уже более спокойно. - Хватай метлу, вон в том углу, да замети зал. Потом отправляйся на задний двор, наведи порядок в свинарнике, вычисти там все как следует, ну а после, как с этим управишься, там поленья валяются, нарубишь дров по-больше. За много денег не жди, но угол на чердаке я тебе выделю, и горячих харчей положу. Если устраивает, принимайся за работу, а нет, так катись на все четыре стороны.
Джозефа все устроило. Он молча отправился в указанную сторону и принялся мести этот черт знает сколько времени грязный пол.
В сарае у скотины он тоже провозился не мало. По ощущениям не убирались там с несколько месяцев, а Джозеф все любил делать на совесть, вот и наводил порядок несколько часов к ряду. А уже потом, до самого вечера, дровами занимался. Карлаил задолбался в этот день настолько, что когда хозяин его наконец окрикнул, он не сразу его и услышал.
- Там кого-то стошнило прямо в зале, прибери и садись жрать. Да отмойся сперва, от тебя разит как от навозной кучи. Не дай бог всех клиентов перебаламутишь
Да, все речные купания насмарку. Пришлось отполоскаться в ванной, чтобы хоть как-то сбить вонь свиного дерьма. Зато, когда Джозеф вернулся в зал, за свободным столиком, что стоял в самом темном углу трактира, его ждал огромный шмат хорошо зажаренного сала, и большущая кружка темного крепкого пива. Ох как же давно мечтал о таком ужине охотник.

Отредактировано Джозеф Карлаил (03-11-2018 16:37:01)

+2

17

Сварг проснулся, когда утро вовсю вступило в свои права, но день еще не успел задушить остатками летней духоты. Вскочил, как обычно, прочел молитвы Древу, провел обряды, умылся. Но обычного для него приподнятого настроения не было. На душе было сумбурно, где-то внутри скребли кошки. Редко для Сварга волчьи похождения оборачивались не радостью от ночного бега, не досадой или злостью от упущенной добычи а таким вот ощущением беспокойства. Он попытался вспомнить ночные приключения. Какой-то человек, странная, необычная волчица. Он играет с ней, она ему нравится... Ах, да. Запах. Вот, что его отпугнуло. Даже странно, обычно в шкуре волка животные, низменные инстинкты у Сварга побеждали предубеждения. Что ж, видимо в этот раз судьба и Древо распорядились иначе. Сварг предпочитал сложные и неудачные решения списывать на судьбу и волю бога. Так было значительно проще жить. Загрыз, например, человечка - ну бывает, на всё воля природы. Чем ему однажды аукнулась эта воля, он старался не вспоминать больше. Было, кому напомнить и так. Жаль, что полностью освободиться от неуютного чувства поутру не удалось. День начинался неважно.
Тем не менее, умывшись чуть пахнущей водичкой, Сварг продолжил свой путь через лес. Он шел не уверенной походкой лесника и не упругой поступью зверя, чем-то собственным. Чуть пригнувшись, с отрешенным лицом, он стремительно перебирал ногами, иногда совершая довольно странные движения, пригибаясь, приседая, или замирая, вытянувшись в струнку. Для случайного зрителя это выглядело бы дико, даже завораживающе, подобие первобытного танца. В чем-то это и было танцем, древним обрядом, сплетенным с умением друида понимать лес и чувствовать природу на уровне, недоступным многим. Сварг следовал линиям, проложенным силами мироздания и растущими организмами и его путь совсем не был прямым, но он быстро продвигался к своей цели.
В середине дня он выбрался сначала на прогалину, потом, ругаясь, долго продирался сквозь малинник, оставляя на теле длинные, болезненные царапины. Наконец, околицами он вышел к поселку. Далее начиналась привычная для него, но не самая приятная часть его приключений. Его целью был знатный сруб на отшибе, с пристройками, скотиной и собственным колодцем во дворе. Топать напрямки по вспаханному полю оборотень не стал, прошел вдоль забора. Тем не менее, зоркий девичий глаз быстро углядел голого мужика, снующего у ограды. Симпатичная девица лет пятнадцати от роду, оторвалась от прополки ботвы, встала, отряхнула руки и после этого пронзительно завизжала на одной ноте, прикрыв глаза, задрав голову и отдаваясь этому незатейливому занятию всей душой и телом. Посматривать на Сварга она, тем не менее, не забывала и в дом бежать не спешила. Добравшись поближе к дому, Сварг наконец перемахнул ограду, морщась от звона в ушах и направился к крыльцу, ожидая, когда проявит себя знаменитая деревенская гостеприимность, хлебосольность. Та не замедлила себя явить в лице бородатого мужика, уже в годах, и двух его сынишек, каждый из которых поперек был как два бати. Сынишки явно спешили на работы, так как один держал в руках наперевес мотыгу, а другой вилы. Глава семьи вышел вперед и встретил гостя приветствием.
- Ты чёй-то? - и добавил слово, которое при младой деве произносить было не очень-то принято.
Сварг подошел чуть ближе, остановился и промолвил:
- Мне нужны твоя одежда, ботинки, и... и.., Рилдир и солнце, забыл, что-то еще. Одежку дай, короче.
В ответ мужчина предложил Сваргу сходить, но не очень далеко. Сварг на это возразил ударом кулака. Он ударил мужика всего раз, сверху, словно забивал гвоздь, но этого хватило, чтобы тот слегка скосил глаза и осел. Девица ахнула. Она успешно спряталась за спины братьев, но её глазки с любопытством поблёскивали из-за молодецкого плеча. Случайные зеваки подходили к ограде, но внутрь не спешили. Следовало быстрее заканчивать представление. Братья с сельскохозяйственным инструментом устремились вперед, но быстро рухнули у крыльца, подустав от нескольких ударов обротня по макушкам. Помахав с раздражением рукой, в плечо которой пришелся удар вил, Сварг прошел в дом. Далеко он идти не стал, в чулане подобрал себе, кальсоны, штаны с рубахой и портянки, а на самом крыльце - лапти по размеру. Выйдя на свежий воздух, оборотень объяснил пинком ноги невовремя вставшему парню, что ему еще стоит полежать, не удержался и подмигнул все еще подглядывающей из-за угла девице. Та густо зарделась и скрылась за углом, но совсем ненадолго. Никто не поспешил доказывать оборотню, что отбирать чужую собственность неправильно, хотя слышались разрозненные выкрики в его сторону. Не желая видеть, как недовольство набирает обороты, Сварг устремился прочь и вскоре скрылся в лесу.
Оборотень продолжил свой путь и ночью. Его не смущала тьма вокруг, зоркости глаз проклятой расы хватало, чтобы не натыкаться впотьмах на деревья. Путь он определял не по солнцу и не, упаси Древо, по мху на деревьях, а по внутреннему наитию, чутью, что другие звали интуитивной магией. Заснул он на земле, в какой-то канаве, озаботившись лишь подстелить немного лапника, чтобы не замарать одежду, проспал не очень долго и рано поутру поспешил дальше.
К городу он вышел, когда уже солнце перевалило половину пути. Вышел из леса к самым пригородам, прошел дворами и подошел к воротам. Ох и долго же пришлось препираться со стражей. Батрак в августе - дело странное, доблестные стражи хотели мзду, а денег у Сварга не было. Цепочка совсем не выручала и закончилось бы все плохо и кроваво, если бы не какая-то важная шишка в карете. Всем резко стало не до шебутного крестьянина, Сварга хотели придержать в караулке "до выяснения", но тот вырвался из цепких объятий людей в доспехах и проследовал в город. Стражники лишь шикнули, сплюнули и махнули рукой. Оборотень наконец оказался за стенами. Зачем? Пожалуй, он сам не мог ответить на этот вопрос. В эту пору скитаний мужчина бродил без всякой конкретной цели, но при этом постоянно куда-то стремясь. Словно его звал голос, но куда именно - он пока не мог разобрать. Похоже, сейчас пришла пора столицы графства.
Жрать хотелось знатно. Сварг какое-то время плутал по городу, бросая злые взгляды на встречных прохожих. После стычки с охраной, настроение у него так и не выправилось и пустота в желудке не добавляла ему добродушия. После удачной охоты Сварг мог и три дня бродить без крошки во рту без всяких последствий, но это не значило, что игнорировать желания организма было приятно. Забредя в очередной переулок, Сварг уловил запах живности. Странное дело, что кто-то держал скотину за стеной, но, похоже, в этом городе царили свои порядки. Перемахнув без труда ограду выше человеческого роста, мужчина протопал в свинарник. Хрюшки мирно бродили в загоне, тыкаясь мордой в солому. Успокоив животных заклинанием, мужчина подошел к сочному поросенку, присел подле него, погладил его по холке, пошептал слова, вводя скотину в оцепенение. Потом оборотень задумался, продолжая поглаживать животное. В принципе, он мог бы схарчить свинину и сырой. Болячек он не боялся, мясо мог поглощать в любом виде. Но требовалось разделать порося, желательно где-то поукромнее, это требовало хотя бы ножа при себе, кровью бы весь вымазался, да и найти местечко поукромнее в малознакомом городе - та еще затейка. Нет, будь нужда сильней - ничто бы из этого Сварга не остановило. Но он знал, что его, скорей всего, поймают за кражей, скрытник и вор из него были те еще, а это сулило новые проблемы. За пару дней Сварг подустал от злого общения с людьми и вновь ввязываться в свару не хотел. Проще выйти за город, перекинуться и искать добычу в дебрях. За ту штраф тоже дают, но не зря водится пословица про "найти волка в лесу". Похлопав по холке временно избежавшее грустной участи животное, Сварг еще раз оглядел загон и вышел прочь.
Лезть опять через забор он не стал, не стоило привлекать внимание. Сварг осторожно прошел дворами и вышел к крыльцу большого заведения, оказавшегося трактиром. Там он задумался о том, что ему делать дальше. Покидать город, в который он с таким боем проник, пока не хотелось.

+2

18

Устрица. Конечно же, это была именно она. Не то, чтобы я не любила эту забегаловку. Просто бывала здесь в ту пору, когда моё появление было исключительно к беде. А то и к похоронам. Естественно, видеть меня тут ни свет, ни заря никто рад не будет. Но когда меня, спрашивается, интересовало чужое мнение? Привычно подойдя к двери таверны, я нажала на ручку двери, намереваясь войти, но вдруг почувствовала знакомый запах.
Остановившись, прислушалась к ощущениям.
Странно, такое чувство, будто я ощущала этот спокойный запах леса совсем недавно, только тогда он отличался. Пах ещё шерстью и кровью. Волк? Теперь в Грессе? Любопытно. Я обернулась, заскользив взглядом по знакомому городскому пейзажу, прохожим, рано вставшим и спешащим на работу в привычную канитель проблем и усталости, на рынок за продуктами для обеда или редкими обновками, которые, наконец, можно было себе позволить, обязательно с утра пораньше.
Взгляд остановился на мужчине, высоком, немного сутулом, достаточно грубо сбитым и взъерошенном.  Он стоял на углу, где начинался скотный двор таверны, явно о чем-то размышляя.
Поначалу я захотела подойти, но потом вспомнила произошедшее в лесу, и невольно фыркнула. Как ни крути, а наледь женской обиды и уязвленной гордости никуда не делась. Откинув волосы рукой, обнажая длинную тонкую шею, я бросила на мужчину полный досады взгляд, и, призывно поведя бедром, вошла в заведение.
Не то, чтобы я делала это специально, скорее подсознательно. Некоторые привычки я не сумела вытравить после жизни шлюхи, да и зачем? Она научила меня гордится своим телом, научила преподносить его достоинства, не боясь бросить вызов мужчинам, да и женщинам тоже.
Как предполагалось, лицо трактирщика мгновенно исказилось, когда он увидел меня на пороге трактира.
-О! Госпожа Фалька… какой… неожиданный…
-Без разницы. Ром, вяленое мясо, свежего хлеба и чего-нибудь соленого. Можно грибов.
-За счет?
-Мой. Так что убери эту мерзкую гримасу.
Трактирщик что-то пробубнил, не разжимая зубов, и удалился в кухню, а я обратила свой взгляд на одного из немногих свидетелей произошедшего разговора. Запах давал понять, что это именно тот охотник. Лицо то мне рассмотреть в запале волчьей канители не удалось.
Повернувшись, я прошла к его столику, беспардонно садясь напротив, закидывая ногу на ногу и ставя сбоку сумку с прихваченными из леса его вещами.
-Думается мне, Вы что-то потеряли, господин охотник. Приятного аппетита.

+1

19

Сварг совершенно не заметил прошедшую мимо него Фальку, поглощенный мыслями. Впрочем, за свою глубокую задумчивость он был в определённом роде наказан. Стоять без дела и движения - дурная примета в городе. Сразу в тебе видят человека не при делах. А то и не местного, а значит глупого деревенщину, которому можно впарить что хошь, да и затридорога. Видать, совсем коробейнику торба плечи гнула, раз к такому бирюку сунулся. Или хотел кого из трактира выманить на свежий воздух, торговля-та выносная внутри запрещена. С записной улыбкой подошёл розовощёкий (крашен румянами) усатый мужик, да завёл обычную шарманку чуть гнусавым голосом:
- Тары-бары растобары
Есть хорошие товары.
Не товар, а сущий клад.
Разбирайте нарасхват.
Иголки не ломки,
Нитки, тесё...

- Денег нет - прервал торговца Сварг, не отрываясь от своих мыслей. Чтобы мужик точно отстал, он запустил руку за пазуху, намереваясь вывернуть карман, да вовремя услышал звон, ругнулся про себя. Похоже, пара-тройка монет завалилась в угол, да так там и ждали своего часу. Услышав острым ухом звон, мужичок приободрился и открыл рот для новой заклички, но оборотень его опередил, чувствуя, что заводится:
- Поди прочь, ханурик. Не елозь. - на эти слова улыбка у мужика потускнела, но осталась висеть под усами, как приклеенная на мучной клейстер. Тут бедолага совершил ошибку, выйдя ещё вперёд и выставив перед собой палец.
- Эта может ты и грубиян записной, только честный люд поносить не годится! Что же это ты, холоп...
Но не судьба была коробейнику закончить хоть одну свою фразу. Оставшиеся слова он проглотил от возмущения, когда озлобленный Сварг запустил руку прямо ему в торбу, шаря по отсекам. Мужик схватился обеими руками за лапу оборотня, но куда там, проще дерево пошевелить! Под рукой шарились какие-то тряпки, напёрстки, спицы, всякая дребедень. Но вот пахнуло магией. Сварг рванул руку обратно и с лёгким любопытством оглядел странную картонную трубку с пыжами на концах и ниткой снизу.
- Чего это ты тут носишь, лихоимец? Колдовством торговать вашему брату заказано.
- Да какое колдовство, вандал проклятый, это... - опять его разъяснение было прервано громких хлопком, чуть глухо отозвавшимся на улице. Сварг стоял в неподвижности, на его волосах, ушах и носу свисали полоски разноцветной бумаги, а на лице чернело пятно сажи от небольшого заряда магического огня. Пока оборотень замер, словно море перед штормом, его рука сминала остатки картонки. Треск рвущейся бумаги предвещал беду. Видя такое, коробейник, хоть и немало возмущенный порчей редкого товара, нашёл в себе благоразумие молча ретироваться со сцены, оставив тяжело дышащего Сварга наедине со своей неудачей.
Не говоря ни слова, лишь оголтело вращая глазами, Сварг вышел за ворота, да прошёл на ту сторону улицы, где было поменьше народу. Лишь там он заорал-зарычал, меся кулаками деревянный столб ограды. На столбе оставались сильные вмятины и отпечатки. Орал Сварг долго, на одном дыхании и только когда воздух весь вышел, остановился, тяжело дыша и смотря в небо. Кое-как утерев саднящую морду и скинув мишуру, он потопал обратно в трактир.
Надо же было так случиться, что едва он вошёл внутрь, как сразу почуял знакомый запах. Вот уж кого ему не хотелось сейчас видеть, когда он в таком виде! Стараясь не встречаться взглядом со знакомой волчицей и её спутником, мужчина протопал сразу к трактирщику. Единственный плюс всего этого происшествия был в том, что Сварг теперь оказался при деньгах, пусть и малых. Выложив свой улов на прилавок, он сказал, почёсывая обожённое лицо.
- Картошки молодой с маслом тройную порцию и воды к ней кувшин.
Не удержавшись, он всё же временами косил глазом на странную волчицу. Впрочем, той, наверняка, в человечьем обличье не привыкать было к мужскому вниманию, больно уж хороша была чертовка, даже так, со спины. Так и думал, что будет она сущей развратницей. Ноги, поди, перед звонкой монетой только влёт разводит. Все они одинаковые, когда среди людей живут, не лучше этого человечьего сброда. - злой и раздосадованный Сварг готов был хаять любого, кто подвернётся под руку.

+1

20

Джозеф был настолько голоден, что даже не воспользовался столовыми приборами, которые со всей аккуратностью лежали на столе рядом. Некогда было полагаться на этикет, когда желудок стонет от предвкушения горячей вкусной еды. Разрывая зажаристое сало прямо руками, он отправлял сочные крупные куски в свой рот, жадно пережевывал их наспех и чуть отхлебывал из пивной кружки, запивая жирную пищу.
Охотник был так сильно голоден, что даже не заметил, как в трактир зашла очередная посетительница, и их легкую, но напряженную беседу возле стойки. И лишь то обстоятельство, что она подсела за столик Джозефа заставило его обратить на гостью свое внимание. Трактир был практически пуст, но женщина присела именно за его стол. Целенаправленно так присела, по всей вероятности, имея к охотнику какое-то дело. Джозеф не бывал в этих краях уже слишком давно, чтобы заиметь здесь новых знакомых или врагов, поэтому незнакомка его и впрямь заинтересовала. Он наконец заставил себя оторваться от незаконченного блюда и не без любопытства посмотреть на нее. Эта роскошная красавица, обладала длинными черными волосами, удивительно тонкой шеей и хорошо развитыми мускулами, что не слишком-то свойственно для местных девушек.
И чего такая барышня забыла в подобной дыре?
Женщина меж тем шлепнула на пол что-то увесистое, по всей вероятности это была сумка, закинула ногу на ногу и уставилась на него в ответ. Охотнику не пришлось опускать глаз, дабы убедиться, что ее обнаженные ноги столь же шикарны, как и дамочка в целом. Вместо них, взгляд Джозефа приковала ее явная гетерохромия, явление столь редкое для этих мест, что ненароком завораживало.
Наконец, она обратилась к нему. Джозеф опустил задумчивые глаза на пол, копаясь где-то среди собственных воспоминаний. Нет. Пожалуй, господином его сейчас называли впервые. Даже рабочая чернь, видимо чувствуя, что он "из своих" всегда обращалась к нему попроще. Так что дамочка явно подшучивала. Господин-охотник тихонько пожал плечами и кратко улыбнулся на слова незнакомки. О предмете ее к нему обращения он не сразу и понял, вроде и не забывал ничего такого, значит, скорее всего, она могла его просто перепутать. Джозеф резко махнул рукой, сальные капли слетели на деревянный пол, он вытер жирную ладонь прямо об собственные штаны и протянул руку для рукопожатия.
- Я Карлаил, - коротко представился Джозеф.
И только сейчас он обратил внимание на сумку, что лежала возле ее стула, на сумку, что так похожа была на его, которую охотнику пришлось оставить там, в лесу. Джозеф снова поднял глаза на незнакомку. Любопытство в его взгляде сменилось не скрываемым удивлением. Лишь трое в то утро были на той лесной поляне: он и пара волков. Охотнику с трудом сейчас верилось, что перед ним сидела та самая белая волчица, что устроила потасовку с крупным белым волком. Но и отрицать факта, что сумка на полу принадлежала ему, мужчина никак не мог. Что он сумку свою не узнает что ли. Значит, как минимум один из тех хищников являлся оборотнем. И оборотень тот сидел сейчас перед ним. Джозеф сидел и не рыпался. Едва ли дамочка захочет накинуться на него в этом трактире. Напротив, исходя из слов, она скорее всего собиралась вернуть охотнику его поклажу.
- И стоило ли ради такой ерунды проделывать столь длинный путь? - вновь улыбнувшись, Джозеф вернулся к незаконченному блюду.
И в самом деле, прихватила его вещички, доплюхала до города, да еще и его в этой дыре разыскала. Не случайно же они здесь с ней встретились Джозеф мало верил в совпадения, как и во вспышки альтруизма у оборотней.
- Не сочтите меня неблагодарным, - продолжил охотник, тщательно пережевывая пищу. - Я очень признателен вам за хлопоты. Но мне совершенно не чем выказать вам свою благодарность.
О том, что Джозеф сам тут впахивал за еду он решил не уточнять. Обостренное обоняние оборотня могло и само это учуять.
- Кстати, мне кажется, или у вас здесь появился поклонник? - на полтона тише предупредил собеседницу Джозеф, наконец-то покончив с салом и пивом.
Так как организм его вполне насытился и внимание его вернулось к залу, Карлаил не мог не заметить, что еще один новый посетитель, что расположился возле трактирщика, время от времени поглядывал колючим взглядом в спину собеседницы Джозефа. К тому же, к охотнику она сидела лицом, а лицо самого охотника как раз было обращено в сторону трактирной стойки.

+1

21

По выражению лица охотника я поняла, что он сложил два и два, поняв кто перед ним. И тут же предположил мою корыстность. Как приятно! Люди, вот уж право, умеют благодарить от души!
Я даже рассмеялась. Однако и то, что в таверну вошел вчерашний волк от меня не ускользнуло. Запах. Никуда его не денешь. И предположение Карлаила, так представился мужчина, меня искренне позабавило.
Вот уж правда «поклонник». Только постоянством он не отличался. Впрочем…
Я обернулась к волку, поймав его взгляд своим, глаза хищно блеснули, с явной оценкой скользя по мужчине. Словно невзначай я закусила полную губу клыком, длинные тонкие пальцы призывно, с издевкой, заскользили по бедру, в конце пути поправив юбку. Конечно, жест был не для того. Но ведь не обязательно девочке раскрывать всех секретов. Затем, словно резко потеряв интерес, я с отстраненным видом поправила волосы и вновь вернула внимание охотнику.
-О, нет, думаю это твой поклонник. – Язвительно сообщила я, делая недвусмысленный намек на пристрастие оборотня к мужчинам, - В конце концов, он и в лесу таааак рвался в твою палатку.
С веселой усмешкой сообщила я новому знакомому.
-И, не стоит беспокоиться. Я живу неподалеку, что ты отправишься в Грес после произошедшего предсказать было не трудно, вот я и решила, что вполне могу вернуть тебе пожитки. Ты за это ничего не должен. А вот за то, что не стал ночной пассией этого, - не оборачиваясь, я махнула в сторону запаха, - можешь как-нибудь угостить меня пивком. Как обзаведешься монетой.
Конечно, я знала, что волк слышит меня. Ещё бы он не слышал. Эта была не меньшая провокация, чем состроенные минутой ранее ему глазки. Уж больно мне хотелось отыграться за его эту лесную выходку. В конце концов, она весьма неприятно уколола моё самолюбие. Слишком хорошо я знала, что красива и слишком сильно меня злило то, что этот чертов волк так держал себя в лапах.
Забавно, никогда не замечала прежде в себе желание что-либо доказать.
И тем более задеть кого-то столь… хм. Как? По-женски?
Ну, да. Обычно если я хотела кого-то задеть, это легко решалось с помощью клыков или кинжала под ребра. Но сейчас, я, кажется, требовала внимания. И сама не понимала, почему.

+1

22

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Охотничьи байки