http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Как заставить гнома бегать?


Как заставить гнома бегать?

Сообщений 1 страница 31 из 31

1

http://s7.uploads.ru/St1oJ.jpg
Место: Грес
Время: 10601 год (август)
Люди: Рада, Готрек Гурниссон

События:
По городу время от времени начали пробегать вести о пропадающих там и тут детях. Вроде бы ничего страшного, пока не касается тебя лично. Что же делать, когда на твою просьбу о помощи разводят руками и говорят: “ничего не знаем, все заняты, приходите через пару месяцев, а лучше в следующем году”, а потом, одумавшись, решают убить двух зайцев разом и выкидывают тебе из застенок старого знакомого, которого ты помнишь, а вот он тебя - навряд ли? Правильно - топать делать решать всё самостоятельно, несмотря на то, что рядом ходит ворчливое рыжее негодование.

Орг.тема

Отредактировано Рада (19-09-2018 23:02:05)

+1

2

***

Подвал, полумрак, где-то капает вода, откуда-то доносится едва различимый шелест то ли голосов, то ли листьев, то ли чего ещё. На полукруглой колонне, на половину замурованной в стену висит факел и тихим эхом раздаются негромкие сдвоенные шаги по ступенькам. Из алькова показались две фигуры: одна в тёмном плаще с капюшоном, скрывающим лицо и девочка лет тринадцати, в светлом платье, босая, простоволосая, бледная, худощавая, видать только-только подала в рост, с пустым взглядом. Она шла покорно, послушно, влекомая фигурой в тёмном, зрачки её глаз были полностью расширены, почти сведя на нет бледно голубую радужку. Фигура в чёрном остановилась у стены и сняв перчатку, приложила руку, просунула руку в небольшую выемку, раздался хруст и перед девочкой отошла в сторону большАя часть стены, являя прежде неизвестное помещение. Девочка оглянулась на силуэт и тот кивнул. Она шагнула внутрь и стена вернулась на прежнее место. Фигура в чёрном вынула руку из отверстия и надела перчатку, закрывая ей многочисленные капельки крови, выступившие на ладони.

- Последняя? - раздался тихий мужской голос за спиной фигуры и в подвальном помещении фигур было уже двое.
- Нет, но до зимы нам нужно послать ещё корабль. - так же тихо ответила первая фигура женским голосом.
- Туда же?
- Нет. - фигуры поравнялись. - На этот раз в Грес.
- Далеко.
- Зато никто ничего не знает и не станут искать.
- Рискованно. - Фигура развернулась и нырнула в альков за первой.
- Быть может, но риск оправдан.
- Ганс?
- Фирэль. - Ответил силуэт, отталкивая от себя большую деревянную стену.
- Опрометчив. Рисковать нельзя.
Попытался достучаться мужской голос до первой тёмной фигуры, поднимаясь за ней в достаточно большую и светлую комнату. Фигура в плаще откинула капюшон, являя под солнечные лучи тёмные волосы, подёрнутые сединой.
- Фирэль. - Сказала женщина, развязав тёмный плащ и кинув его в руки второй фигуры. - И только если не вернётся - Ганс.
- Он не готов. - Опротестовал человек, снимая с себя плащ и убирая оба одеяния в шкаф. - Может помешать.
- Научится в работе. - Спокойно ответила она, встав у окна и наблюдая что-то внизу, в саду. - Если ждать, пока он будет готов, будет уже поздно.
- Уверены? - Спросил ладный мужчина глубоко средних лет, остановившись у двери и всё ещё надеясь, что его госпожа прислушается к нему.
- Дай ему свою печать. - Седина в волосах женщины становилась темнее, исчезая и сливаясь с общим тоном. - И пусть плывёт.

Мужчина без радости воспринял указание, но поклонился коротко и покинул комнату. Она опустила взгляд, оторвавшись от созерцания играющих в саду детей и приподняла руки. Молча смотрела она, как несколько колотых ранок на ладони постепенно затягиваются, как истончившаяся кожа рук становится свежее и моложе, как исчезают тёмные пятна старческой гречихи с тыльной стороны ладоней, как вновь напитывается её тело молодостью и силами.

***

- Поднимай! - Крикнул мужчина с пристани, дёрнув одну из верёвок, которой был перемотаны несколько бочек. - Аккуратней тяни, чёрт тебя дери! Не дерьмо драконье грузишь! Перевернёшь - Фирэль тебя акулам скормит!
Благополучно отправив груз на борт, мужик отошёл чуть в сторону и принялся проверять узлы на ещё одной связке бочек. Эти были несколько другие, вроде как из самого поместья, не абы откуда - обручи хорошего металла и с гравировкой, вроде как.
- Эт-чёрт, золото они там везут что ли! - Пробурчал он себе под нос, проверяя узлы. - Склепали так, что жить в нём можно.
- Ну, жить в нём я бы настоятельно не советовал. - Отозвался на его ворчания человек из-за спины.

Мужик вздрогнул и развернулся. Перед ним стоял мужчина совершенно неопределённого возраста: с одной стороны вроде не так давно тут обретается, а с другой лицо его было бледным, точно измученным долгой и тяжёлой работой, но обманывали глаза - живые, заинтересованные, хотя и холодные как лёд. Одет был в рванину, но это было явной маскировкой, ведь под плащом, нарочито протёртом и местами драном, был виден небольшой серебристо-серый медальон на добротной, пусть и не очень дорогой, цепи. Два волка, то ли стоящих, то ли сидящих на задних лапах и упирающиеся друг в друга передними. Никак один из приказчиков госпожи Бэлроут, грузчик поклонился.
- День добрый, господин Фирэль, тихо вы, как всегда.
- Погрузились?
- Почти, видали? Последние бочки остались и можем плыть. - Мужику кинули верёвки с борта корабля и он принялся привязывать груз. - На долго ли на материк?
- Как получится. - Уклончиво ответил мужчина, едва заметно ухмыльнувшись. - Крепи надёжно, не жалей узлов. - Одобрительно хлопнул он мужика по плечу и пошёл по трапу, мысленно добавив “Крепи, крепи… в этих бочках моя жизнь на ближайшую поездку.”

***

Грес. Осень. Портовый кабак “Попутные ветра”. За окнами ливень, а в кабаке шум, песни, пляски, дым табака, запахи готовой или готовящейся еды, распутные и не очень, девки, карты, кости и ещё пара заморских игр, завезённых пришлыми совсем недавно. За парой, сдвинутых друг к другу столов сидит и стоит группа мужиков. В приличном подпити, шумной толпой они пытались понять что им пытается донести тот, что постарше. А он пытался разъяснить правила какой-то игры, выкладывая на доску горстку бляшек темной и светлой древесины, пару костей и стакан.
В другом углу зала сидел совсем другой человек. В нём не было ни задора ни веселья, только затаённый ужас и безысходность во взгляде. Каждый раз, как открывалась дверь кабака он вздрагивал и внимательно вглядывался в лицо пришедшего, с облегчением вздыхая, не обнаружив того, кого боялся увидеть в вошедшем. И всё бы хорошо, если бы не очередной посетитель, который сам выглядывал этого затаившегося. Да и явился-то он не один, а с двумя бодрыми, крепко сбитыми ребятами из тех, что не особенно блещут интеллектом, но всегда за поиграть мускулатурой и помахать кулаками.
- О, Кайн, здравствуй здравствуй! Как жизнь? - подсел он рядом, в то время, как двое бугаёв остались стоять за его спиной. - Что ж в гости не заходишь?
- Дык это. Дела.
- Дела? И как? Успешно?
- Да если бы.
- Кай, у тебя была неделя...
- Чёрт, Каифа! Откуда? Ну откуда!? Там ведь такое набежало!
- Да мне-то какое дело откуда? Говорил же - нехрен было за стол садиться, если нечем было отдавать.
- Ну должно было сыграть! Должно! - Подорвался было мужик, но тут же сел обратно, отметив как дёрнулись амбалы. - Я с той ведьмы вытряс! Должно было сыграть! Тройка! Семёрка и Туз! Должно было сыграть!
- Дама у тебя была, Кайн. Дама... - достав откуда-то трубку, мужик забили её табаком и затянул. Несколько минут он сидел молча, пока не выпустил из ноздрей и рта струйки дыма, почёсывая мундштуком висок и не заговорил снова. - Нижний порт. Фирэль. Чтоб деньги были, понял? - Подмигнул он мужику и быстро ретировался с хлопцами вон.
Кайн проводил его тревожным взглядом, мысленно уже благославляя всех Богов и клянясь им, что вот только разберётся и всё! Ноги его больше не будет ни в порту, ни за столами с костями и картами. Вернётся домой, будет овечек пасти. Сорвавшись с места, как в жопу ужаленный, он кинулся вон, подальше от основной верфи, вниз, туда, где Нищий Квартал граничил с доками.
[NIC]Дяденька Повествун[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/7i4Ny.jpg[/AVA]

Отредактировано Рада (03-09-2018 17:06:39)

+1

3

Запястье обожгло как огнём, у нимфы дрогнула рука и в котелок сыпанулось больше порошка толчёных корней чем надо. Варево забурлило, позеленело, начало исторгать зловонную желеобразную субстанцию. С пояса выхвачена волшебная палочка и брошено очищающее заклинание. Палочка тут же легла на стол, а нимфа, ругаясь себе под нос, пытается сдёрнуть с запястья браслет. Тот, точно заведённый пылает и колется так, как никогда раньше. Точно бы все шестеро старших сестёр решили оповестить нимфу о какой-то супер важной новости.
- Проклятье! Проклятье проклятье!
- Варжель? Ты какого рожна там начудила? - раздался брюзжащий голос с первого этажа. - Такая вонь, просто ужасная!
- Не-не-не! Ничего, всё хоро... - Камни на браслете остыли так же быстро как и накалились, начали пульсировать мерно, колко. - Мне надо уйти! Срочно!
- Что? - Послышались щаги на второй этаж. - Какого!? Отвар! - Целитель указал на пустой котёл, на нимфу, которая прыгала, пытаясь сдёрнуть браслет. - Я же его неделю настаивал! - Он перевёл бешеный взгляд на нимфу. - Женщина! Я тебя сейчас придушу!
- Тихо! - Она выставила перед собой руки, точно готовясь защищаться. - Я тебе новый сделаю! Мамой клянусь! - Она начертила на груди крест, мол: век воли не видать, а тем временем дотянулась второй рукой до сумки. - Честное слово! Когда я тебя обманывала!
Целитель переводил взбешённый взгляд с неё на котёл, потом обратно. Поняв, что эта паразитка собирается слинять самым бессовестным образом, он заступил ей дорогу и попытался приблизиться.
- Застынь! - Несколько лент обвили руки, ноги и рот целителя, застыв и лишив его возможности шевелиться. - Прости, очень надо бежать. Дома какая-то беда. Прости меня.

Она быстро собралась и уже уходя, поцеловала его в щеку. Через несколько минут заклятье само исчезнет, ведь именно этот процесс она запустила, приложившись губами ко льду, сковавшему её работодателя и лишившему его возможности её придушить или брюзжать из-за какого-то там отвара. Вопрос, заставивший её так экстренно сорваться мог быть куда серьёзнее, чем неделя отвара. Она прилетела домой так быстро как только смогла, на пороге её встретила перепуганная и беспокойная Йоль, которую за ногу обнимала одна из младшеньких и, кажется ревела.
- О Боги. - Нимфа перешагнула порог дома и тут же подняла на руки малышку, отодрав её от ноги Йоль. - Что случилось?
- Да сумасшедший какой-то прыгнул на задний двор из-за забора, девочек перепугал, схватил Эл и сиганул обратно.
- В смысле сиганул обратно? В смысле схватил? - Непонимающе переспросила нимфа. - Кто был из старших с детьми? - Но, поймав виноватый взгляд Йоль, нимфа кивнула ей на тапки. - Обувайся, пошли покажешь.

Они вышли на задний двор. Забор действительно был угваздан свежей грязью, виднелись и следы борьбы. Видать ребёнок оказал сопротивление, рядом стояла нахохлившаяся Грета. По спине видать было, что только дай ей волю - она кинется по следу как цепной пёс. Нимфа обошла место, пока Йоль рассказывала, что она и отлучилась-то всего на минуту, из конюшни кобылу покататься вывести, девочек всё одно приучать, а так и лошади радость и детворе, а только скрылась, как со двора крик и шум. Только мельком-то и видела того, кто покрал близняшку.
- Назим видел его?
- Неа, другим был занят.
- Саркоджа? Соседи? Ну хоть кто-нибудь! - малышка на руках нимфы успокоилась и целительница её опустила на землю. - Ну не бывает такого, чтобы в большом городе никто ничего не видел!
Йоль только пожала плечами, поманила к себе малышку и виновато посмотрела на нимфу. Та ходила кругами, заглянула на ту сторону забора, подобрала обрывок рукава от платья близняшки Эль и, нахмурившись, опустилась на скамейку под берёзой. Грета кивнула Йоль, чтобы та быстренько уходила от греха подальше, а то как бы не получила от мамки нагоняй, что не уследила за мелочью. Йоль не замедлила ретироваться, Грета опустилась рядом с нимфой и кивнула.
- Ткачиха вчера заходила, принесла ткани. Лицо заплаканное было. - Издалека и словно бы не о том начала она.
- Это ты к чему?
- У неё дочь в доках пропала. Ходила гулять и не вернулась. Подружки её говорят, что на них тоже кто-то так же вот внезапно напал.

Нимфа подняла на темноволосую девушку внимательный взгляд. Вторая кража детей за каких-то два дня? Нет, всякое бывало, всякие в городе живут, но чтобы вот так один день - один ребёнок. Да ладно бы каких беспризорников крали - тех вообще не считают, но это-то уже явно какое-то безумство. Зачем красть ребёнка с заднего двора, не в самом удалённом районе города, когда их орды по Нищему Кварталу бегают? Грета опасливо отодвинулась подальше, Рада же улыбнулась.
- Умница, дочка... - Она поднялась и быстро направилась в дом.
- Ты куда?
- К страже.
- Бесполезно. Ткачиха ходила. - Грета подорвалась и помчалась за матерью. - Ходила, они от неё нос отвернули.
- От меня не отвернут. - "Иначе без носа останутся и лечить своих жён будут кровопусканием, а не моими припарками." мысленно добавила она. - Я не ткачиха, Грет. Я чуть-чуть важнее дорожной пыли. - Она шагнула в дом, но тут же поняла, что зря. К чёрту бумаги, разберутся и так. - Так, теперь за прогулки детей отвечаешь ты. Йоль по ушам дам потом. - Поцеловав дочь в лоб, нимфа быстро покинула дом, положив в сумку небольшой обрывок рукава платья.

***

- В каком смысле "нет", Феликс!? - это был бессмысленный разговор. Ей было начисто отказано в помощи, поэтому пришлось идти хитростью.
- В таком. У нас нет людей, Рад! - ответил один из стражников, который знал целительницу лично. - Нет людей, ты понимаешь это?
- Дык оно и не удивительно - их крадут!
- Рад...
- Что, Рад? Нет, ты мне скажи - ты отказываешься мне помогать? У меня украли ребёнка, а ты отказываешься мне помогать?
- Рад, я бы за, но это не в моих силах.
- Я - твои силы, дорогой. Если бы Цисси, жена твоя, не плакала бы у меня в доме, о тебе рассказывая, ты б был вообще бессильный. - Выдала нимфа на голубом глазу. Плевать, что это была только полу-правда. - Так что пока что всё в твоих силах! Я верю - ты мужЫк, ты сможешь!

Несколько сидевших неподалёку стражников, рубившихся в кости, залились гоготом, а Феликс покраснел. Нимфа была ниже на голову, маленькая яростная белая тучка, рядом с латной дурой, которая, кажется только теперь прозрела. Чёртовы женщины, чёртовы сплетницы. Цисси тоже хороша - ясно дело, что хотела как лучше, но ведь это было просто подло. Феликс скрылся вон, что-то бормоча себе под нос и мысленно обещая себе пообщаться с супругой на эту животрепещущую тему.
- Псс, шаманка. - Раздалось откуда-то со стороны карточного стола. - А что, правду сказала? Жена его к тебе ходила?
- Да, ходила. - Не стала она отрицать, но снова умолчала, что ходила она совсем за другим. Сейчас она просто напросто солгала, чтобы добиться помощи и содействия. Что только ни сделаешь, когда речь о твоих, пусть и приёмных, детях.

Отредактировано Рада (03-09-2018 14:42:50)

+2

4

- Начальник! Начальник! Пересади меня в другую камеру! Имиром прошу! Не доведи до смертоубийства! - худая, в следах от оспы голова с широкими, но щербатыми неровными зубами была просунута сквозь прутья решетки, умоляюще всматриваясь в дверь в конце коридора.
- На-чаль-нииииик! Феликс! Ну ради всех святых! - надрывался Ричи, так же известный как Крысиный Король. Крысолов, промышлявший в самых бедных районах Греса. А так же иногда подрабатывающий тем, что продавал из-под полы выловленное в канализациях и каналах города на черный рынок. За что периодически и оказывался отловлен и посажен в камеру. В застенках нескольких окрестных постов стражи он был уже за своего. Взять с бродяги было нечего, так что он обычно отделывался штрафом, отсидкой до 15 дней или исправительными работами, после чего бывал побит и отпущен.
И даже сегодня утром, когда напевающего Ричи втащили в довольно заполненную камеру, он успел обменяться приветствиями с несколькими знакомцами. Как обычно, обезъянник был заполнен всевозможным людом и нелюдом - пьяницы, пойманные после захода солнца, несколько дебоширов, затеявших драку в соседней таверне, приличное число матросов с только что поднявшегося по реке корабля, пошедших по тем же путям увеселения как только они ступили на берег, и пара карманников, пойманных на месте и с поличным.
Впрочем, не смотря на тесноту помещения, сегодня здесь было необычное расположение народа. Большинство сгрудилось в одной половине, сидя прямо на полу, оставив другую пустой. Почти-что пустой. Узкую деревенную скамейку занимала низкая, но широкоплечая фигура дварфа, с необычайно высоким ирокезом.
Ричи, наученный горьким опытом, срауз понял, что тут все просто так не будет, ещё когда это безвольное тело притащили в камеру. Дварф ранним утром излучал необычайно стойкий аромат спирта. Позже, все так же не проявившего созание утащили куда-то прочь. Пара карманников за время короткого постоя успела сковырнуть несколько золотых серьг из уха дварфа.
А потом он вернулся. И вернулся с шумом, брыкаясь и лягаясь, так что все свободные стражники были вынуждены затаскивать упирающегося дварфа вручную и держать, покуда его за одну руку цепью приковывали к стене.
- Начальник! У него глаз недобрый, я же вижу! Он до ночи всех нас тут сглазит! Не бери на душу это преступление!
Дварф, обладающий действительно всего одним глазом, поначалу продолжил бушевать, оглашая камеру на пару с Ричи бранью на общем и каком-то своем, тарабарском языках. Пара матросов подумали его успокоить. Тогда новоявленный постоялец попросту разогнул одно из звеньев цепи, и отправился наводить порядок, попутно вернув себе свои серьги. После этого он молча уселся на длинную, но свободную лавку и принялся возиться с кандалом на руке, бормоча что-то себе под нос.
- На-чаль-ник! Я ж не делал ничего такого! Мне смертная не положена! Ну пощади хоть одну душу! Он же нас живьем тут съест!

+2

5

Феликс спустился к камерам не в самом лучшем расположении духа. Куда уж там - вставили полным идиотом, да и кто! Та, от кого он вообще не ожидал. "И чего не выставил её за дверь сразу, как понял зачем она пришла? Вот какой чёрт его под ребро ткнул? Ведь знал ведь, да и от Цисси слышал, что целительница упёртая женщина, что спорить с ней трудно, да и характер у неё дурной - мёд со скипидаром." Прихватив со стены факел, он спустился вниз и направился по коридору, на ходу уже прикидывая кого можно было бы подсунуть этой белой фурии. Надо ведь так, чтобы и самому избавиться, но не нарваться, выпустив откровенного подонка, и ей не подсунуть откровенного психопата, а то ведь она и слова не скажет, а делом припомнит. Пнул стражника заведовавшего замками и порядком в камерах. Этот тип откровенно дрых не взирая на вопли из подвала, но оно и не удивительно - обычное дело. Вечно кто-то орёт. А что уж бывает, когда приходит дознаватель... Тут или оглохнуть или просто забить. Этот паразит выбрал второе.
Вдвоём они спустились в подвал, из которого люто орал тот, кто уже надоел настолько, что хотелось его повесить без суда и разбора. Увы, пока это было невозможно, а вот тюкнуть, чтобы не высовывал свою паршивую башку куда попало - вполне реально. Как же хотелось сделать именно это, да и ведь не потому, что действительно заслужил, а потому, что женщину, откровенно не нарывающуюся на драку, бить было как-то не правильно, так хоть тут бы отвёл душу.
- На-чаль-нииииик! Феликс! Ну ради всех святых!
- Кончай орать, Ричи. - Отрезал он, собираясь пройти мимо этой клети, потому что помнил, что никого такого, кого бы можно было отпустить там не сидело. - Скройся вон с прохода, крыса, пока по черепу не отхватил.
- Начальник! У него глаз недобрый, я же вижу! Он до ночи всех нас тут сглазит! Не бери на душу это преступление!

Охранник только ухмыльнулся. Ага, этот-то упырь точно разбирается, к гадалке не ходи! Феликс остановился, вглядываясь в полумрак подземелья, в глубь клети, за решётку. Кажется этот буйнопомешанный хоть немного успокоился. Первый выпуск оказался ошибкой, видимо теперь-то уж осознал и присмирел. Хотя, судя по тому, как остальные от него прижались по углам, был риск, что этот рыжий просто их запугал. Чёрт их пойди разбери этих дварфов, разные слухи о них ходили, но этого засранца сюда тащили в восемь рук и то - все изрядно взмокли. А с другой-то стороны, упорства, как и каждому дварфу, ему было не занимать.
- Заткнись, мать твою! - Феликс было замахнулся рукой хорошей такой железной перчатке и полудурок скрылся, продолжив свои писки уже из-за решётки. - А то сейчас отправлю тебя в индивидуальные апартаменты с дыбой, бабой железной и прочими прелестями! Не смертная, но согласись - неприятно.

Почему-то только теперь, прикинув имена и причины, по которым их сюда доставили, характеры и возможные последствия, мужчина счёл, что в принципе-то этот буйный может и не самый безопасный из присутствующих, но только его упорством одним может дело решиться. Вот только как его заставить сотрудничать? Наслышаны все об упрямстве этого народа, а этот-то похоже и не совсем-то обычный представитель своего племени. Как бы попутно не наворотил кучу новых преступлений. "А какое к чёрту ни всё равно? Пустить его к чертям и пусть гоняет остальных в поисках какого-то душевнобольного, девок крадущих. И беловолосая при деле и этого, если что, всегда можно будет обратно вернуть за повторные нарушения... Ага. Вернуть... Опять отрядом на него идти. А если... Хорошая мысль..."
- На-чаль-ник! Я ж не делал ничего такого! Мне смертная не положена! Ну пощади хоть одну душу! Он же нас живьем тут съест! - Осознав, что мужик не шутит, более спокойно, последний раз попытался достучаться до Феликса Ричи.
- Пшёл в угол, к остальным. - Кивнул он в сторону, явно давая понять, что не против попытаться разобраться, ну или хотя бы сделать вид, что разбирается. - Что, так и не унялся? - Обратился к дварфу Феликс, сделав шаг к клети. За решётку просочилось больше света, являя стражнику общую картину. - За пьянку приволокли да за драку - обычное дело, посидел бы и вышел, так ты ещё и порчей городского имущества занялся? Поселиться тут хочешь, гнездо свить? Или территорию метишь?

Охранник гоготнул. Не, ну а что - подлизываться к начальству это милое дело в любые времена! Феликс лишь ухмыльнулся одним уголком рта, вглядываясь в движения этой ворчливой, неимоверно сильной горы мышц. Да, может, внешне он казался странным, но не был таким уж отбитым, по сравнению с тем же Ричи или ещё парой выродков в соседней клети. Этот-то подонок заведёт и тюкнет по затылку, оберёт и бросит - и считай что повезло, а этого он тут видел впервые. Видать, и правда, перебрал с чего-то.
- По тебе решение принято, дварф. - Сообщил он ему совершенно спокойно, сочиняя сказку на ходу и прекрасно зная, что местный соглядатай с ключами не мог знать правду он говорит или врёт. - Исправительные работы. Закончишь - получишь свой топор, скрап и тебя вывезут за стены. Вернёшься раньше трёх месяцев - будешь в быке загорать. Осознал, переварил, усвоил?
- На выгребные ямы или в "водоносы"? - Уточнил охранник.
- Нет. Ему другое дело.- Коротко ответил Феликс. - Вынай его оттуда, я посмотрю за остальными.

Мужчина достал меч, вполне неплохо справляясь с ним одной рукой. Во второй всё ещё был факел - чёрт знает, что в голову придёт этим недоумкам за решёткой, хотя им в любом случае только одна дорога - наверх через пост. А там уже вряд ли кто живым уйдёт, за побег можно было убивать просто так, без повторной посадки за решётку. Замок открылся, тюремщик даже не попытался войти внутрь. На кой ему это надо? По затылку ещё влепят.
- Руку, паразит. - Буркнул он, выбирая из связки нужный ключ, чтобы снять остаток кандалов.
Замок открылся, две половинки браслета упали на пол, а тюремщик принялся закрывать дверь клети. Дождавшись завершения этого маленького акта милосердия, Феликс кивнул рыжему на коридор, в конце которого всё ещё две заметно мерцала светом дверь. Там ведь его ждала эта белобрысая ведьма. “Забавно будет. Если не поубивают друг друга, может и нарешают чего. А поубивают, так его не жаль, а ей по заслугам. Вот же стерва... Посмотрел бы я, как они "договариваться" будут, черти...”

- Принимай. - Закрыв за собой дверь в подвал, бросил он, кивнув на дварфа. - Поймаешь своего упыря, приведёшь сюда обоих. - Он повернул к ней голову одним ухом и немного оттопырил пальцем ухо. - Не слышу благодарностей.
- Угу...
Не впопад ответила она, разглядывая того, кого ей тут вывели, невольно сжав руку на застёжке плаща, почти там, где под одеждой прятался постоянно тёплый медальон в виде лика одного из дварфских Богов. "Да быть не может... Или это я надышалась той поганью, что получилась из отвара, или же это... Неужели тот самый, который, ну, чёрт, как же тебя звать... Гоник... Горэк... Котик? Тьфу ты! Готрек!" Она смотрела на дварфа совершенно круглыми и обалделыми глазами. В голове совершенно не укладывалось то, что она помнила, вернее то, что вспомнила после долгого сна об этом дварфе и то, где он сейчас находился. Нет, ну не мог же он в конце концов поступить сюда на службу, верно? А если и поступил, то почему без этой самой форменной накидки или что там у них? Нет-нет, он определённо не был одним из стражников. Тогда кем? Заключённым? Но почему? Как? "Остановись... Ведь ты тогда была под зельем, забыла? Он тебя знать не знает..."
- Ага, вот иди потом на встречу. Забирай его и топай уже, Угу, блин!
- Мне нужна собака. - Совершенно обнаглев заявила она. - Он след не возмёт, а мне нужно найти ребёнка
- Может тебе ещё и единорога из Арисфея пригнать? - Обалдело спросил Феликс. - Иди, родная. - Приложив руку к груди, сердечно посоветовал он. - Иди пока пинками не погнали и этого забери с собой!

офф

Если сильно размахнулась - ори. Подправим.

Отредактировано Рада (05-09-2018 08:05:06)

+2

6

- Что, так и не унялся? - Обратился к дварфу Феликс, сделав шаг к клети.
- Топор верни, - набычившись и смотря исподлобья изрек Готрек. Его топор, любимое и неразлучное оружие, скованное из редчайшего метеоритного металла, c не до конца ясной историей появление в собственности Гурниссона, было отобранно как раз на том суде, откуда его возвращали всем сторожевым постом. Как орудие преступления и на “благо города”, как постановил местный магистрат.
Понятное дело, что Истребитель, лишенный своего главного иструмента, смотрел на Феликса тем самым “убийственным” взлядом своего оставшегося ока.
- Поселиться тут хочешь, гнездо свить? Или территорию метишь? - продолжал Феликс. Дварф лишь так же нахмуренно сидел, наклонил голову вперед и глядя исподлобья.
- Вернёшься раньше трёх месяцев - будешь в быке загорать. Осознал, переварил, усвоил?
Готрек лишь угрюмо кивнул “да”. Второй стражник затем зашел внутрь.
- Руку, паразит. - сказал он. На что Готрек лишь протянул ему уже снятый кандал, с выдавленным внутрь замком и тянущейся от него цепью, после чего проследовал к Феликсу, попутно посмотрев в сторону Ричи так, что тот опять заголосил.
- Проклял! Все видели? Проклял! Как пить дать! Вот говорил же - не верьте краснолюдам!
Наверху, Готрек впервые увидел Раду, но не придал ей значения, остановившись рядом с Феликсом. Лишь когда начальник поста заговорил с ней, он осмотрел девушку с головы до ног ещё раз: примерно одного с ним роста, немногим выше его высокого ирокеза, но по виду- девчонка-девчонкой.
- Поймаешь своего упыря, приведёшь сюда обоих.
- Это что? - спросил дварф, ткнув своим мясистым пальцем в её сторону.
- Мне нужна собака.  - сказала Рада.
- Мне нужен нормальный адвокат, умги! Какого черта? Я похож на няньку? Что вообще тут происходит, ты, Крук Гхал*! Что это за ребенок?
________________________________________________________________________________
Крук Гхал (кхазалид) - Крук - 1) Неожиданное разачарование, 2) Жила руды, внезапно оказавшася пустой; Гхал - череп, Крук Гхал - дословно - “пустой череп”

+2

7

Нервному Ричи досталось. Нет, не за то, что нервный или снова открыл пасть, а просто потому что тюремщик был банально зол на рыжего, испортившего браслет кандалов, но сорвать обиду на нём побоялся. А вот Ричи получил пинка, может теперь притихнет - дварфа с ними больше не будет. Закрыв камеру, мужик вернулся на свой пост, забрав с собой испорченный браслет. "Опять расходы непредвиденные... Кузнецу надо будет отнести, должен починить, не такая уж и мудрёная вещь."

Феликс, сдав гнома с рук на руки, честно надеялся, что теперь-то тут наступит тишина и порядок и эти двое свалят подальше, дав ему спокойно доработать несколько часов и сдать смену. Ага, сейчас! Рада ударилась в требования, а гном, похоже, не понял, что его исправительная работа - служба этому, как он выразился, ребёнку. Зато появилась возможность подшутить и уязвленный некоторое время назад страж, не преминул воспользоваться ситуацией.
- Это - твоя исправительная работа. У этой барышни весьма странные запросы, надо сказать. Задача - удовлетворить! - Кивнул он на Радку, которая уже готовила было новый запрос, но подавилась им на половине мысли, побледнела и пошла пятнами.
Парень довольно ухмыльнулся. Мужики, недавно хохотавшие над своим сослуживцем, принялись с не меньшим упоением гоготать над целительницей. Её лицо, да и недовольную мину гнома надо было видеть, а уж словами описывать - ведра краски не хватит. Парочка действительно была просто поразительно колоритна, может потому и родилась шуточка в голове стража. Феликс, как говорится, отвёл душу. Его задача выполнена, как они дальше поступят, ему было глубоко безразлично, а потому он постарался побыстрее выставить обоих вон.
- Она тебе по пути разъяснит, чего и как она от тебя хочет. Давайте, топ-топ. Время тикает, топорик ждёт.

Феликс развернул обалдевшую и закипающую от таких намёков Радку за плечи, и осторожненько переставил за двери помещения. Гному предлагалось выйти самостоятельно, потому как ещё раз просить парней выставить его силой, было бы сущим издевательством над парнями. И так досталось некоторым, пока с суда волокли. Дверь за ними захлопнулась, а Рада всё ещё не могла успокоиться, потому что руки чесались колдонуть на этого балбеса что-нибудь эдакое, за такие паскудные намёки. Бледная как портянка, она яростно зыркнула на дверь, на Готрека и ни слова не говоря, быстро зашагала вон. Ей богу, если бы мысли её в этот момент были материальны, от двери бы остались только щепкочки, а парень висел бы на балке под потолком, зацепленный трусами за крюк для светильника.
- Вот придёт его жена ко мне за советом... вот придёт, мать её... - взбешённая нимфа, быстро топала по улице, выискивая в сумке лоскут платья близняшки Эллы.

Пришлось остановиться, лоскут никак не хотел находиться, а потому пришлось порыться в своей бездонной сумке. Правду говорят, что если хочешь спрятать вещь - положи её в женскую сумку. Беда была в том, что эта сумка была ещё и бесконечной. В неё можно было запихать сколько угодно каких угодно вещей, главное - чтобы они туда изначально по размерам влазили. Бросив попытки нашарить вещь так, она сняла с пояса волшебную палочку и применила манящие чары. Лоскут выскочил из сумки тут же, но полетел не в руки, как было бы положено, а в сторону, на дорогу. Тихо выругавшись, она убрала палочку и наклонилась его поднять. Медальон выскользнул из под плаща и платья, едва заметно блеснув на солнце, а как она выпрямилась, отряхивая лоскут, прятался под плащом.

- Пошли, сын гор. - Ухмыльнулась она, поманив его за собой. - Всё одно пока дело не сделаем, топора тебе не видать, как своих ушей. Так уж лучше быстрее разделаться и вернуть тебе твою драгоценность. - Она окинула взглядом улицу, в поисках какой-нибудь бродячей собаки. - Дварфы были созданы дабы оберегать этот мир от зла. А одно такое спёрло у меня со двора подопечную. Да и не только её, если быть честной. Это уже второй похищенный ребёнок, о котором мне известно. Сколько их и кто их крадёт - это как раз и надо выяснить, поймать и привести. Ты пойдёшь со мной, Готрек Гурниссон, Истребитель монстров и чудовищ? - Спросила она приподняв бровку и указывая в сторону улицы, всё одно надо было найти собаку.

Нет, она конечно не надеялась на то, что дварф кинется ей помогать, напевая радостные, или какие там у них, песенки. Не надеялась она и на то, что он вспомнит свои слова, сказанные шесть долгих лет назад в городе Уберсрейк. Том самом, в котором она снова видела подлинное лицо людей, с их исступлённой и слепой жестокостью и жаждой крови. В том, где она видела безразличие к тем, кто нуждается в помощи и где чуть было не оставила собственную жизнь, а кое-кто и оставила... "Бьорни... кажется его звали Бьорни..." Смутно припомнила она имя второго гнома, покинувшего с ними тот квартал и злополучный мост, где их взяли в клещи. Его лицо, всё в подпалинах и страшных ожогах, сползшую лоскутами кожу и кривую последнюю улыбку. Вспомнилось ей и лицо Готрека, когда она сказала, что забыла его топор у колодца. Ей тогда показалось, что он ей просто свернёт шею, как курёнку. Видать этот топор ему ценнее собственного второго глаза. На какое-то мгновение ей стало жутко и она тряхнула головой, прогоняя это видение. Насмотрелась. Целый год смотрела этот кошмар.

Отредактировано Рада (07-09-2018 14:24:24)

+2

8

- Это - твоя исправительная работа. У этой барышни весьма странные запросы, надо сказать. Задача - удовлетворить! - сказал Феликс.
Готрек смерил взглядом рослого начальника стражи, и выдал сквозь зубы.
- А что, умги, сами уже не можете? Стручок усох, или все только в рост пошло?
Напоследок Феликс сказал.
- Она тебе по пути разъяснит, чего и как она от тебя хочет. Давайте, топ-топ. Время тикает, топорик ждёт.
Готрек, недовольно и шумно сопя, в дверях обернулся.
-Учти, что не дай боги на моем топоре будет хоть царапина - от тебя только стручок и останется!
Снаружи Рада принялась копаться в своей сумке, после чего выдала проникновенную тираду.
- Ты пойдёшь со мной, Готрек Гурниссон, Истребитель монстров и чудовищ?
Вот только окончание она рассказывала уже пустым ступенька сторожевой заставы. Рыжий ирокез мелькнул в последний момент за закрывающейся дверью ближайшей забегаловки.
Готрек уселся на табурете перед барной стойкой и, с помощью одного из множества колец из уха, купил себе лукового супа с рыбьими головами и кружку пива. Пиво было дрянное, что ослиная моча, в понимании Готрека, так что отхлебнув его он сразу же скривился. Суп был тоже невероятно пахуч и кисл, что вызвало ещё более кислую мину на бородатом лице.
- Да что за день такой, Грунгни и Гримнир вас забери?

+1

9

Мимо прошуршал ирокез и нимфа остановилась в своём изложении мыслей. Ну а смысл? Поговорить сама с собой она может и одна, а то посреди улицы ещё и за больную примут, упрячут куда подальше, чтоб народ не дивила. Повернув голову на хлопнувшие двери, она сжала в руке лоскут и костяшки её пальцев побелели. "Чёрт побери! Что ж за наказание такое! Что ж за! Ну Феликс! Ну Цисси! Ну!... Чего "ну", ну? Спросила бы, смеха ради у гнома, прежде чем на мозг ему приседать, сколько он там проторчал да за что? Ведь сама повела себя как... Ладно... Пусть отдыхает. Пока пёсика поищем..." Опустив руку, с зажатым в ней лоскутом, нимфа ослабила хват и вообще попыталась привести мысли в порядок. Прочла, наконец, и название заведения - "Гусь и огурчик". Не самое удачное место, надо сказать. Скорее уж паб, чем годное место для отдыха и обеда, но, видимо гном был не сильно-то капризен и притязателен в этом плане. В голове всплыла одна из девиц, как-то забежавшая на огонёк, когда Гвен только только отправилась на тот свет и мало кто об этом знал, и спрашивала каких-то булок. Вродь как раньше всегда бабуля их пекла для семьи держащей заведение. И вот тут-то обида на гнома, что он её даже не выслушал, испарилась окончательно. Сам того не подозревая, он натолкнул её на шикарную мысль, оставалось всего ничего - вспомнить, как звали ту девочку и какую фамилию своего семейства она называла...

Заходить в парадные двери она не стала - обошла заведение и заглянула через заднюю дверь на кухню. Темновато, мрачновато, в углу нещадно чадит печь, посреди комнатки какая-то полная тётушка с подоткнутой до неприличия юбкой, в почти что мокром насквозь платье и без косынки на голове, чтобы волосы в еду не летели, чистила овощи. Много так, точно намеревалась накормить если не армию, то отряд зверски голодных мужиков, точно. В другом углу, стояла здоровая лохань и у неё тоже суетилась женщина, эта была моложе, хотя и не очень. Она старательно намывала посуду в тазике с песком и водой, а потом окунала её в лохань рядом и ставила в стопку на стол. "Ужас... Ведь весь жир останется... О чём это я... Ах да..." Нимфа постучалась и только теперь на неё обратили внимание.
- Вам чего? - Спросила полная.
- Прошу прощения, что отвлекаю, мне бы дочь вашего хозяина повидать - Марго.
- Нет её. - отерла лоб полная женщина, приглаживая на макушку выбивающиеся волосы. - Сбежала, да замуж выскочила, стерва такая. Отца расстроила, мать месяц рыдала. - Утерев под носом предплечьем, женщина окунула морковку в таз с водой и принялась её натирать жёсткой тряпкой, очищая от земли. - А тебе-то что надо? Ты-то ей вообще кто?
- Да, по сути-то никто. Целитель. - Пожав плечами сказала нимфа, поняв, что успеха в этом мероприятии не будет. - Собаку хотела её попросить. Помнится хороший у неё пёс был - Борри, вроде так.
- А, дык он в амбаре за домом. Точно сбесился, как девка сбежала. Даже на Хэльта кидался.
- На хозяина? - Изумилась Рада, прекрасно помня что из себя являет хозяин Гуся и Кузнечика. Здоровый такой дядька, плечистый, пузатый, с немного нездоровым румянцем на лице, грубоватый, но в целом-то неплохой.
- Хозяйка-то у него только одна была, да и та дура. - Отложив уже чистую морковку в пустую бадейку, женщина поднялась с низенького стульчика без спинки и, отирая руки о фартук подошла к дверям. - Совсем забрать хочешь?
- Нет-нет, просто...
- Забирай, а!? Спасу от этой псины нет, а толку как от козла молока, даж меньше. Только жрёт, воет в амбаре, кидается на всех без разбору, а дом не сторожит, тварь. Вон, полторы недели назад с амбара парася спёрли, так хоть бы тяфнул, сукин сын! А на утро, как хозяин прибить его хотел, так кинулся, ногу разодрал, втроём оттаскивали.
- Помню, помню.
Невольно согласилась нимфа, в деталях памятуя тот день. Пришлось положить на ногу Хэльта около пятнадцати швов, а потом ещё и мазь редкую ему продать, чтобы ходить-то вообще смог. Жилы порваны были, пёс знатно постарался, но что это был Борри. Удивительно. Милейший пёс был, сколько его помнила Рада.
- А, так к тебе принесли? - Спросила женщина, ища на поясе связку с ключами. - Ты что ль штопала?
- Принесли не мне, но занималась я. - Поправила она, потому как действительно, целитель отказался заниматься таким-то дешёвым пациентом. - Я б рада забрать насовсем, но мне некуда его деть. Может дадите так?
- А на что тебе, кстати? - Женщина почти что боком вышла из двери и направилась по заднему двору к чуть удалённому амбару.
- Ребёнка украли. Хочу по следу пса пустить.
- Ребёнка? - Оглянулась женщина на полушаге. - Серьёзно? У кого? У тебя чтольва?
- Да, похоже, что не только. - Нимфа чуть не врезалась в обширную спину женщины. - Ещё одна, вроде как пропала, у ткачихи.
- Девочка, маленькая и такая, что подмышкой унести можно? - Спросила она, открывая замок. "Ага... ты-то, мадам, и Готрека унесёшь и не пикнешь...", но Рада кивнула и даже подтвердила догадку женщины. - Пятая уже. За месяц уже пятая пропала.
- Пятая? - переспросила нимфа, не веря своим ушам. - Пятого ребёнка украли, а до сих пор никто не занялся поисками?
- Ну дык, те-то вообще ничейные были. - Пожала плечами женщина снимая замок, запор и открывая двери. - Тех-то прикармливала иногда, когда забегали, а сейчас, говоришь, даже домашних красть стали?
- Выходит так. Только, кому ж это надо? Зачем? - Пожала плечами нимфа, вглядываясь в полумрак помещения.
- Борри! - Крикнула женщина внутрь и оттуда донеслось недовольное ворчание. - Борри, ко мне! - Нет ответа, ворчание стихло, но звука шагов не последовало. - Борри, жрать! - Ничего подобного. Пса, кажется, так уже пытались обмануть, в очередной раз он на это не купится. С голоду подохнет, но не купится. - Всё. Как заберёшь, если заберёшь, на кухню загляни, хорошо? Как звать-то тебя?
- Рада.
- Марфа. - Женщина хлопнула нимфу по плечу, и та аж просела под этой медвежьей лапой. - Смотри, а то порвёт, кто тебя-то зашивать будет?
- Ага... Благодарю. - Она аккуратно вынырнула из под руки женщины. - Там к вам дварф зашел, рыжий такой, с ирокезом. Видом разбойник-разбойник.
- Мяса дать? Нету пока. Дичи не завезли, а своих только в зиму бьют. - Пожала плечами женщина и удалилась. - Пива найду, если осталось. - Пообещала она, уже скрываясь в кухне.
- А вот пиво то он может на голову кому-нибудь вылить… - тихо, сама себе под нос, пробурчала Рада, мысленно пытаясь найти пса в амбаре. - Борри? Пёсль, ты тут? Эт я - мамкина подружка. - Заткнув лоскут за пояс, нимфа пошарилась в сумке в поисках хоть чего-нибудь съедобного для пса. Увы, этот расклад событий она не продумывала. - Борри! - позвала она снова, осторожно заходя внутрь.

В первом загончике слева стояла меланхоличная корова, с большим чёрным пятном и разнонаправленными рогами. Напротив, в длинном вольере хрюкали свиньи, а в дальнем, судя по всему, сидел хряк, слева, вдалеке вольер пустовал, а перед ним был небольшой закуток, откуда в полоску света шагнул здоровый пёс. Эта сволочь была размером с хорошего волкодава, вот только окрасом - чистый волк. Да, своеобразные были вкусы у доченьки в этом семействе. Пёс опустил голову, внимательно глядя на Раду, не выпуская из пасти куклы своей хозяйки и навострив уши. По спине невольно пробежал холодок, но, тут звякнула цепь и пёс остановился, так и  не дойдя до центра прохода.
- Привет, Борри. По мамке что ли скучаешь? - Кивнула она на куклу в пасти пса и, судя по тому, что пёс наклонил на бок голову, она угадала… или произнесла знакомое слово - “мамка”. Этот “разговор” обещал быть долгим…

Пёсик Борри

http://sh.uploads.ru/C9ZpW.png

***

Мамашка, проходившая со своим ребёнком мимо, прижала своё чадо поближе к себе. Может быть женщина опасалась здорового серого пса, выходящего из заднего двора таверны “Гусь и огурчик”, а может, его волчьего вида. Не часто на улице города можно встретить волка, в компании девушки, которая явно не удержит его, если того понесёт. Нимфа и не собиралась его держать. Пёс был большим, да, но не глупым. Да и общение с ним не заняло так много времени, как она полагала. Борри просто истосковался по хозяйке, обиделся, что она его оставила, а хозяин несколько раз достаточно зло с ним обошёлся, вот только вожаком он признал только Марго, а потому и прогибаться под Хэльта не стал. Всё было понятно… Если бы люди умели понимать своих животных.
- Подожди меня тут, хорошо? - Она легонько хлопнула пса повыше хвоста, закрученного баранкой, и тот опустился рядом со входом с кабак.
Она шагнула в это заведение и в нос тут же ударил такой букет запахов, что захотелось выйти отсюда. Нет, притерпеться можно ко всему, а вот как потом из волос и одежды вытравить запах кислятины и бодяжного пива - во это вопрос более занимательный. Гнома и искать-то не пришлось. Он возмущался у самого центрального, так называемого “барного” стола. Нет, она ни в коем случае не собиралась ему мешать, просто наблюдала.
- Да что за день такой, Грунгни и Гримнир вас забери?
- Да потому что не к тем обращаешься за харчами. - Ухмыльнулась она, приближаясь к рыжему. - Харчи и пиво - это дом и очаг. А за дом и очаг у вас отвечает Валайя, если мне не изменяет память, а не кузнец и воин. - Опустившись на стул рядом, она кивнула Хэльту, маячившему неподалёку и тот кивнул ей. - Если ты наелся этой жирной и невкусной гадости, может всё таки сходишь со мной, м? - Она кивнула на то, что тут называлось супом. - Просто этим я бы и собаку кормить не стала, если честно, не то, что в себя складывать.
Наставительно выдала она, прекрасно понимая, что это ни разу не добавляет ей чести в глазах этого дварфа. Равно как и прекрасно понимала то, что она-то ему, по большей части не нужна. Это она в нём нуждается, потому что не знает, с чем ей придётся столкнуться и какой там псих-одиночка, таскает детей по всему городу. А может ведь статься, что и не одиночка… Вот тогда-то и пригодился бы Готрек.

Отредактировано Рада (24-09-2018 08:00:04)

+1

10

- А за дом и очаг у вас отвечает Валайя, если мне не изменяет память, а не кузнец и воин.
Если внезапное появление нимфы и удивило дварфа, то виду он не подал. Лишь окинул её взглядом единственного глаза с ног до головы. На этот раз осматривая более внимательно.
- А ты откуда знаешь? Вы, умги, очень уж короткой памятью обладаете - своих богов уже всех позабывали, а ты про наших вспоминаешь. - язвительно выдал, скривив губы в недовольной ухмылке.
Если ты наелся этой жирной и невкусной гадости, может всё таки сходишь со мной, м? Просто этим я бы и собаку кормить не стала, если честно, не то, что в себя складывать.
Готрек лишь презрительно фыркнул и перелил часть пива в луковый суп, после чего зачерпнул и громко сербнул, пробуя.
- Все равно отвратительно...и готовить вы не умеете! У меня теща и то, кури* лучше готовила, а тут простой луковый суп - что помои...и пиво, как будто прокляли во всем городе. Во всем! Его не то, что собаки - гоблины есть не стали бы!
Тем не менее, он зачерпнул и вторую ложку.
- Тебе надо - ты и иди. На кой мне каких-то там детей искать? Если не уследила - сама виновата. Безголовая курица - цыплятам не хозяйка! - выдал он, помахав ложкой в воздухе и опять окунув её суп приправленный пивом.
_______________________________________________________
Кури - блюдо дварфийской кухни, существует в различных вариациях. Обычно в основе - густая похлебка на мясном бульйоне, приправленая дикими ягодами и\или подземными грибами.

0

11

Нимфа только едва заметно ухмыльнулась. Её давно не трогали оскорбления в адрес людей, ведь она знала, что не человек, а потому и трения между человеческой и иными расами её почти не волновали, равно как и отношение этих иных рас к людской. Да и потом, разубеждать Готрека она не спешила. Зачем? Он, похоже, думает, что всё знает, ведь он-то, как там у них говорится, давно уже не безбородый. Поняв, что гном упрямится, она не стала настаивать на том, чтобы он живо поднял свою квадратно-каменную задницу и пошёл ей помогать. Смысл? Ещё сильнее упрётся и тогда его уже и восемь человек не сдвинут, не то, что она одна. Медальон, болтавшийся теперь поверх платья и прикрытый плащом, она не стала убирать под рубаху принципиально, может так, ненавязчивыми полунамёками он сам выйдет на тот разговор, который ей не хотелось начинать? Увы, гном сорвался с места в карьер и принялся хаить всё, что сделано не его народом. Опять же, это не вызвало ничего, кроме мягкой улыбки, второй выстрел снова пролетел мимо, а вот последние его слова... Уу... последние слова...
Перед глазами нимфы вспыхнула картина того, как она окунает этого паршивца мордой в миску, выпинывает из под него табурет, прикладывает сверху своим, а потом снимает с шеи его бесполезную цацку и бросает рядом, популярным языком объясняя ему, где она теперь видела его слово и кто он теперь в её глазах.
Увы... как бы ни хотелось сделать именно так, она понимала, что делать так бессмысленно, глупо, да и, ни к чему, кроме как к взбешённому дебошу  не приведёт. Хельт обидется, мало того, табурет, скорее всего, сломается о дварфа, а потому это будут ещё и убытки для заведения, а это уже просто банальное хулиганство. Она ведь не Готрек - драться по кабакам, верно? Верно... Потому она досчитала до десяти, выдохнула и досчитала обратно нуля.

- Ну, если тебе и правда так дорог твой драгоценный топор, то ты пойдёшь. - Тем же невозмутимым тоном продолжила она. - А он дорог, в этом я уверена как в том, что я не человек, а нимфа. Ведь я точно помню, как ты готов был мне голову отвинтить на берегу, когда я тебе сказала, что забыла твой топорик у колодца... - Ухмыльнулась она, подцепляя пальцами нитку медальона. - А если не пойдёшь, то и эту игрушку забери, потому что твоё слово и дружба, Готрек, тогда ничего не будет стоить. - Она припечатала к столешнице медальон и пододвинула ему, всё ещё не убирая руки с железки, она взглянула на него и прищурилась. - Вы так любите поносить людей, не замечая, что сами уподобляетесь им. А ведь помнится именно ты кричал, что дварфы были созданы, чтобы защищать мир от зал и что тебе стыдно умирать, зная, что ты одной крови с теми, кто убегает. И тогда я тебе поверила, решила что ты-то уж точно не поступишь так, как большинство людей и нелюдей, не будешь печься только о себе, раз остался заботиться о тех, кто не успел уйти. - Она ухмыльнулась, убирая руку с медальона. - Это я была той рыжей девкой, что выходила с тобой, Бьорни, Боло и его семьёй из пылающего Уберсрейка, шесть лет назад. Я - та самая ведьма. Теперь подумай, чем вы лучше людей и чем ваше слово твёрже и надёжнее их, а я, курица безголовая, пошла поищу того говнюка, что спёр у меня со двора приёмную дочь, чтобы вернуть тебе твою игрушку из метиорита и ребёнка, о котором кроме меня некому позаботиться. Приятного аппетита, Готрек. - Она ушла, оставив гнома доедать ту погонь, что он залил пивом.

Хорошо хоть, что невидно творящееся внутри... Хорошо, что прошло несколько лет с момента её пробуждения и она уже научилась контролировать вспышки магии. Помнится первый раз при подобной вспышке, Отцу Мартину пришлось восстанавливать порядка пятнадцати дверей в аббатстве, все окна и долго наводить порядок на кухне, где не осталось ни одного целого предмета утвари и лежащего на своём месте продукта или специи. Сейчас она просто кипела внутри и, когда вышла вон из кабака, Борри уловил её неспокойствие и заворчал.
- Всё хорошо... - приподняла она руку и поманила пса за собой. - Пошли. Хоть ты-то не будешь вредничать, верно? - Она потрепала пса по холке и пошла вниз по улице, доставая из сумки припрятанный лоскут от платья девочки. - Поможешь мне найти дочку? - Улыбнулась она, предлагая псу ознакомиться с запахом.
Волкособ сунул нос в тряпку, она пахла совсем не так, как пахла кукла его хозяйки. Эта тряпочка пахла весельем, смехом, беззаботными играми и страхом. Пёс поднял голову и припустил по улице неспешной рысцой, только и оставалось - не отставать от этого путеводного хвоста.

Отредактировано Рада (15-09-2018 12:09:48)

+1

12

- Ведь я точно помню, как ты готов был мне голову отвинтить на берегу, когда я тебе сказала, что забыла твой топорик у колодца…
На этой фразе нимфы Готрек перестал есть, опорожнив себе в рот последнюю ложку.
Всю длинную тираду Рады Гурниссон, насупившись, смотрел прямо перед собой, не поворачивая голову в её сторону.
Он так и не сдвинулся, когда нимфа вышла из “Гуся и огурчика” прочь. Лишь когда дверь закрылась, тогда дварф протянул рку, и подтянул ближе оставленный на стойке медальон. Убрав свою мясистую кисть с него, он рассмотрел внимательней грубовато сделанный Лик Гримнира на поцарапанной деревянной столешнице, и шумно засопел, выпускаю воздух в долгом выдохе, опустив свои широкие и могучие плечи. Уберсрейк...Готрек хорошо помнил ночь падения города, гарь, пламя, крики, давку и безумные схватки, даже не бои, а натуральную резню и поножовщину. Сомнений не могло быть...мало кто знал такие детали в таких точностях спустя столько времени. Слишком многие, кто был с Готреком в тот день так там и остались навсегда.

Когда Рада завернула следой за собакой в очередной узкий проход между домами, Борри преградил путь Гурниссон. Набычившись, и смотря в пол, он протянул Раде медальон.
- Если ты не врешь, и если это была действительно ты - тебе он ещё пригодится. Но если ты мне соврала, и каким-то образом узнала то, что знала та девчонка - кара будет быстрой и неминуемой.
Он поправил своё оружие. Пока Рада с собакой ходила по городу, Гурниссон был занят поиском оружие для себя, так как топор у него отобрали. Увы, магистрат предвидя подобные события выпустил отедлыный указ с наспех нарисованным портретом дварфа. Физиономия никак не походила на Готрека, но приметы - ирокез и один глаз - не оставляли сомнений. Каждый кузнец в районе доков теперь под страхом больших штрафов отказывался продавать дварфу оружие. Готрек обошёл с десяток, медленно кипятясь, пока старый дварф не согласился отдать ему что-нибудь из мусора на переплавку.
Так что, теперь Гурниссон встречал Раду, опираясь на крестьянские вилы. Рукоять, поломанная почти вполовину, была под стать его росту и удобна для двухручного хвата, но само оголовье вил было насквозь ржавым, и один из четверых зубов был отломан. Гурниссон потряс своим оружием.
- И только попробуй мне что-то сказать. Это все ваше хваленое “правосудие”. Уж я затолкал бы всю эту бумагу тому, кто её понаписал да по городу расклеил в одно место да до самого желудка...Тебе как звать-то?
Дварф отошел в сторону, осматривая Борри и покачал головой, все ещё хмурясь.
- Этот варф* может и хорош, но взять след в такой тьме народу, как среди доков...когда у тебя унесли этого твоего цыпленка? - пожевав губами, Готрек выдал, оглядываясь на шумную улицу позади. - Нужно расспрашивать, тех кто мог видеть. Беспризорную детвору... я знаю хозяинов пары таверн и кабаков, кто раньше со мной вместе наемничал...можно ещё Гильдию Воров спросить об услуге..., - вылови взглядом остроконечную башню посреди крыш прочих строений, Готрек передернул плечом от отвращения, - или магика, на худой конец, спросить, чтобы им пусто было.
________________________________________________________
Варф (кхазалид) - 1) Волк, 2) Пес

+1

13

Она не сумела уйти далеко, хотя, пыталась. Да, она была зла на рыжего, что первый раз даже не попытался выслушать её, во второй раз оказался слеп, как новорождённый котёнок, а к третьему разу у неё просто сдало терпение. И, если по совести, ей было стыдно, что пришлось давить на него. Было стыдно, что пришлось применить такие слова и такие жесты, но... Ему действительно был нужен его топор и оправдание местных властей, а ей нужна была его помощь, пусть она пока и не представляла какая именно. Но ведь ничего не делается просто так, верно? Всегда, кажущееся нелепым событие, обстоятельство, встреча, могут обернуться чем-то действительно важным, нужным. Надо просто немножко подождать. Гном догнал их достаточно скоро, где-то на пол-пути до верфи, почему-то именно туда направился Борри, ведомый запахом и чутким носом. Надо сказать, что пёс изрядно помотал её по городу: по началу, так вообще к её же собственному дому привёл, там всё обшарил, обнюхал и направился уже сюда. Когда низкорослая, вооружённая старыми вилами фигура дварфа загородила проход, нимфе пришлось прихватить пса за загривок, ведь тот тихо зарычал, приметив в руках стоящего перед ними, оружие.

- Тихо, всё хорошо. Он свой. - тихо скомандовала она псу и тот вопросительно уставился сначала на Готрека, а потом на неё.
Во взгляде животного откровенно читалось непонимание, мол: Ты в своём вообще уме, женщина? У него же ни нюха, ни лап, ни ушей, ни хвоста! Глаз всего один, звенит как бубенчик на упряжках своими цацками! Зачем он такой вообще нужен? Да ещё и плешивый местами - вон какие лысина на морде. Не иначе, как уши ему отгрызли в драке.
Нимфа вышла вперед пса, отгораживая его от дварфа.
- Если ты не врешь, и если это была действительно ты - тебе он ещё пригодится. Но если ты мне соврала, и каким-то образом узнала то, что знала та девчонка - кара будет быстрой и неминуемой.
Она не видела его столько лет, и за столько лет она даже и не подозревала, что этот народ может так забавно себя вести. Он выглядел сейчас как пристыженный ребёнок, которому устроили выволочку и который никак не хочет быть неправым. Упрямство этого народа давно стало притчей во языцех, но таким она Готреку видела впервые и сейчас её невольно кольнула совесть. Довела ведь и всё же, зрелище набычившегося дварфа вызывало улыбку, даже несмотря на угрозу, которую он тут ей вылепил.

- Я рада тебя видеть живым, спустя столько лет и памятуя твой род занятий, Готрек. - улыбнулась она, забирая из его руки лик Гримнира. - Прости, что пришлось так с тобой говорить. Я пыталась иначе, ещё у поста стражи, но ты не захотел слушать, а дело такое, что надо оно и тебе и мне. - Она вернула медальон туда, куда положено и даже припрятала его под платье и едва заметно ухмыльнулась. - Ну, если я тебе солгала - можешь меня посреди реки скинуть с лодки, с камнем на шее. Заодно проверишь насколько я ведьма. Всплыву - добьёшь. Не всплыву - значит Боги прибрали.
Так себе шуточка, конечно. Маги давно научились хитрить и инсценировать собственные смерти под водой, на кострах и прочих "прелестях просвещённого мира". Она кивнула на его вилы и тут же получила ответ, а по губам скользнула очередная несанкционированная улыбка. Она уже даже было собралась задать глупый вопрос, да, но гном её обогнал. Пёс обошёл её с боку, поднырнув под руку здоровой головой и с опаской поглядывая на дварфа. Он выглядел опасно, несмотря то, что вёл себя, вроде бы мирно.
- И только попробуй мне что-то сказать. Это все ваше хваленое “правосудие”. Уж я затолкал бы всю эту бумагу тому, кто её понаписал да по городу расклеил в одно место да до самого желудка...Тебе как звать-то?
- Нет-нет, что ты! Нашёл что-то - уже молодец.
Поспешно капитулировала она, усилием воли убирая с лица улыбку и прикидывая в уме, стоит ли протягивать гному руку. Этот жест часто трактовался как-то неверно. Одни лезли целовать кисть, другие наоборот считали оскорблением. Третьи брались упрекать её, что это мужской жест или жест барыги. В общем, она решила, что это будет лишним и как-нибудь дварф без её рукопожатия переживёт.
- Рада. Меня зовут Рада.
Она проводила взглядом Готрека, пока тот пытался подружиться с псом. Рассказывать о том, кто была та девушка, личину которой она носила тогда, нимфа не стала. “Зачем ему эта информация? Поймать злодея она не поможет, да и вряд ли он знает о тех, кто всю недолгую жизнь занимался алхимией и пытался растить искусственные кристаллы, потому что считал, что забирать их из природы на нужны магов - кощунство. А ведь та девушка всю жизнь мечтала познакомиться с дварфом, спросить их о природе камней и так и не успела... Наверное она была бы рада, что если не она сама, то хоть кто-то под её личиной с одним из представителей дружбу водит…”
Волкособ прижал уши и опустил голову, явно намекая, что общество нимфы он ещё готов терпеть, а вот дварфу трогать себя не даст. Нимфа только пожала плечами и чуть строже глянула на пса. Только драки ей тут и не хватало - просто феерическое начало для общего дела. Ей определённо недоставало спокойствия и рассудительности. Может даже и к лучшему, что дварф присоединился к ней - будет останавливать её откровенный бред.

- Когда у тебя унесли этого твоего цыпленка? Нужно расспрашивать, тех кто мог видеть.
- Почти сразу после обеда. Никто его толком не видел. Все соседи были по делам, а то, что смогли мне рассказать девочки… - Она пожала плечами и поджала губы. - Под это описание может подойти половина мужиков в городе. Спросила подружек тех девочек, что были похищены раньше, но они описывают совершенно других людей.
К собственной печали, только сейчас она чётко осознала, что вся эта беготня до стражничков, за пёсиком, за гномом, за подружками девочек и прочим-прочим, безжалостно сжирала время и сейчас солнце должно было уже вот-вот скрыться за крыши домов, а значит был уже почти вечер и её шансы найти Эл до заката неукоснительно стремятся к нулю. Да, по совести сказать, ей не пришло в голову поспрашивать кабатчиков, да и мало кого из них она знала, кабаков в городе - как блох на дворняге, а знакомых хозяев заведений - всего-то два или три. И те - шапочные знакомства. Гильдия воров… Это тоже как-то не сразу пришло на ум, видать всё таки другой образ мысли у неё, нежели у дварфа, да и… обращаться к ворам, чтобы те нашли и украли украденную девочку? Ну это что-то прям да. Да и кто её там слушать станет? Феликса-то пришлось заставлять, Готрека, вон, тоже, что уж говорить о таких жуках, как ворьё. Не ускользнуло от неё и то, что дварф не очень-то хорошо относится к магам. Это было забавно, ведь она тоже маг, а значит он или её терпит или на самом-то деле не так уж и плохо к ним относится, как показывает. Пёс ткнулся холодным носом в её ладонь и она потрепала его за морду.

- Маги нам ничем не помогут, я уже думала об этом. - Чуть нахмурилась она и отрицательно покачала головой. - Тот, что мог бы найти девочку по её переживаниям, должен знать её лично. Специалист по рунам, который мог бы найти девочку по её вещи или игрушке, уехал в Леммин и раньше, чем через пол года, обратно не явится. А магам крови нужна кровь того, кого они собираются искать. Так что... - Она кивнула на пса. - Это был для меня единственный способ попытаться её найти. Меня ведь ни Феликс ни ты даже слушать не хотели, забыл? Что уж говорить о тех, кто слышит только звон монет. А вот насчёт кабаков... - Нимфа кивнула в сторону, подразумевая направление. - Мы с Борри как раз шли вон к тому. Говорит - там сильнее всего пахнет тем человеком, чей запах был у меня на заднем дворе. Может там чего и узнаем. Ты со мной или по своим источникам хочешь пойти? - Пёс доброжелательно завилял хвостом-баранкой, аккуратно обойдя гнома бочком, скользнул под рукой нимфы и потрусил вперед, оглядываясь следуют ли за ним.

Поодаль, на краю улицы, между доками, складскими улицами и последними жилыми улочками города, виднелось небольшое заведение. Не самого разбитого типа, но однако и тут был достаточно специфического контингента. Морячки, что находились тут одной недели, местные, что любили кости и карты, да и потом, шёл слух, что хозяин здешнего места всегда за поделиться информацией, если кто его в карты обыграет. Она слышала редко, рассказы разнились, да и вообще попахивали скорее пьяным бредом, чем правдой. Однако, нос Борри вёл их именно сюда.

Кабак

http://sg.uploads.ru/pqKoF.jpg

Отредактировано Рада (24-09-2018 06:59:31)

+1

14

- Я рада тебя видеть живым, спустя столько лет и памятуя твой род занятий, Готрек, - сказал Рада.
Гурниссон лишь ещё больше набычился и шумно засопел. Живучесть и долголетие среди Истребителей были далеко не в почете, и среди прочего злые языки уже стали распускать слухи, что Готрек был самым неудачным из всех дварфов его профессии.
- Задержался я на этом мире, - проворчал он.
- Ну, если я тебе солгала - можешь меня посреди реки скинуть с лодки, с камнем на шее. Заодно проверишь насколько я ведьма. Всплыву - добьёшь. Не всплыву - значит Боги прибрали.
Гурниссон с недовольством лишь повел плечом, скривившись как от кислого молока.
- Пущай молоты проверяют. Они это любят.
Борри, опустив голову, тихо зарычал на дварфа. Готрек вперил в него взгляд своего единственного глаза и ответил внезапно таким же тихим утробным ворчанием.
- Где ты вообще достала этого разносчика гоблинов?
-Говорит - там сильнее всего пахнет тем человеком, чей запах был у меня на заднем дворе. Может там чего и узнаем. Ты со мной или по своим источникам хочешь пойти?
- Говорит? Ты что, разговариваешь ещё с ним? - Готрек опять было набычился, но потом махнул рукой. - Пошли, и так времени уже потеряли, а все воровские притоны открываются только под ночь, рано ещё.
Дварф, закинув свои вилы себе на плечо, широким шагом пошел следом за нимфой.

+1

15

“Вот дурак! Ну и во что же ты ввязался?! Во что?!” - думал худощавый мужчина, сидящий за столом в затененном углу главного зала кабака под названием “Блудливая русалка”. Этот мужчина, которого, к слову, звали Кайн, нервно попивал кислящий эль из дубового бокала, одновременно с тем задумчивым взглядом осматривая обстановку в кабаке. В основном он смотрел на лица посетителей - вдруг кто-нибудь из старых "знакомых" заявится, а знать об этом, как говорит горький опыт, лучше до того, как эти приятели узнают о твоем присутствии. Кроме лиц сидящих в зале людей под взор мужчины также попал и интерьер кабака, который он видел уже чуть ли не в сотый раз - настолько часто портовый рабочий бывал в “Блудливой русалке”.   
Корчмарь - не особо высокий, полноватый мужичек с русой шевелюрой - стоял за стойкой в дальней от двери части зала и, от неимения работы, так же, как и Кайн, осматривал помещение. Лучи заходящего солнца стали пробиваться через небольшое окно над стойкой под не совсем естественным углом, начав активно освещать лицо корчмаря, в следствие чего тот изменил свое месторасположение, слегка сместившись в сторону окна. Камин, находившийся справа от входа и делящий главный зал заведения на две почти равные части, был тщательно вычищен и сейчас исполнял лишь декоративную функцию. Точечно, без какой-либо упорядоченности, по всему помещению стояли колонны, соединяющие пол и потолок. На них висели подсвечники, которые постепенно начинали поджигать работники кабака - вечер близился. За исключением небольшого полукруга возле камина, вся остальная комната была заставлена столами и прилегающими к ним стульями, большую часть которых уже занимали посетители.   
“С другой стороны, вряд ли кто-то узнает об этом деле” - подумал Кайн, закончив осмотра зала, после чего перевел свой все такой же задумчивый взор на опустевший бокал: “К тому же золотишка в кармане прибавилось...”. Уловив у себя в голове мысль про злато, парень враз скинул с себя пучину задумчивости, и даже немного повеселел с виду. После этого он нащупал в кармане своих штанов небольшой кошель, забитый золотыми монетами, что сделало вид парня еще более уверенным и немного взбодрило его - Кайн откинулся на спинку своего стула, начав обдумывать будущее злата, находящегося в кармане.

Кабак: вид изнутри

https://media.discordapp.net/attachments/491276481104707590/491660174113767445/1920x1080-25755455_Tavern.jpeg?width=400&height=225

[NIC]Кайн[/NIC][STA]Заядлый картежник[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/491276481104707590/491988719130378260/2.jpg?width=240&height=301[/AVA][SGN]Не очко обычно губит, а к одиннадцати туз.[/SGN]

Отредактировано Ленгар (26-09-2018 19:21:29)

+1

16

Судя по тому, как гном набычился, после её выражения о радости встречи и не сильно-то удачной шутки про то, что он может попытаться её утопить, нимфа поняла, что дважды села в лужу. Надо было быть повнимательнее и всё таки делать поправку на то, что у дварфов несколько иной менталитет, да и вообще, судя по всему, конкретно у Истребителей тоже. Она прикусила язык и пообещала себе трижды думать, прежде чем что-то говорить Готреку. Мало ли - совсем его разобидит, а потом ищи его свищи по всему Гресу или, упаси Боги, где подальше.
Дварф и пёс явно не желали мира, увы. Нимфе же он был необходим, а потому она постаралась успокоить Борри, легонько толкнув сознание пса и прося быть терпеливее и терпимей. Пёс смолк и занялся делом, а нимфа только рассеянно улыбнулась дварфу и виновато пожала плечиками, мол: простите, извините, всякое бывает. И она тоже не пальцем деланная, у неё тоже есть свои маленькие тайны, но раз уж он так хочет…
- Пёс принадлежит дочери хозяина Гуся и Огурчика. - Коротко пояснила она, добавив спустя пару шагов. - Да, я могу с ним общаться. С животными в принципе. С теми, кто по-сговорчивее даже получается договариваться.

За широким шагом гнома она поспевала вполне, вот только вилы на его плече не особенно-то могли поспособствовать ведению переговоров. А с другой стороны - вряд ли бы нашёлся такой придурок, который бы решился заставить гнома оставить его, пусть и временное, оружие где-то в другом месте, а не протащить с собой. Да и шли они не в самое спокойное место, точно уж не будут лишними, пусть и старые вилы. Остановившись у дверей таверны, она не сильно-то спешила заходить внутрь, дала наставление псу.
- Подождёшь? - Кивнула она псу на закуток за бочкой у входа. - Смотри, если учуешь кого, кто пахнет как надо - не упусти и дай знать.
Пёс только негодующе чихнул и тряхнул головой, мол: Нашла кого и чему учить. Будто он и сам не разберётся что и как ему делать. Пёс отошёл в сторону и лёг за бочкой. Нимфа же перешагнула порог “Блудливой Русалки”.

Кабак, он и в Тартаре кабак и в семи огнях преисподней древних богов. Этот исключением не был: нетопленный очаг, чадящие сальные свечи, на ладан дышащие стулья, стук деревянных кружек о выщербленные и затёртые столешницы, шлепки засаленных карт, шорох игральных костей, треньканье расстроенных инструментов, дурное пение, запах паршивого пива и такой же негодной еды, блудные и не очень девки и забористый аромат крепких морячков, разомлевших под вниманием, выпивкой и компанией. Какой бы ни была мотивация, внутреннего отвращения ко всему этому нимфа скрыть в полной мере не сумела, а потому губы её превратились совсем в узкую ниточку, да и дышать она старалась через раз. “Мать твою волшебницу, за ногу, да об дерево… Как же им самим не противно всё это? Вот КАК? Надо будет у Готрека спросить… потом… Помнится первый раз я его повстречала в подобном месте. Однако… мы отвлеклись.” Не позволяя себе более отвлекаться на посторонние факторы, нимфа направилась туда, где надеялась получить информацию - к хозяину этого заведения.

- День добрый, милсдарь. - Она опустилась на один из стульев у стола хозяина и присмотрелась к нему.
- Добрый. - Не особенно-то воодушевлённо ответил он, потому как прекрасно знал, что вот такие вот курвы малосольные мало толку кабаку приносят. Только время тратят, да посетителей иногда на конфликты провоцируют. - Чегой надыть? Подать чаво?
- Ой нет, мне не нужно, я по делу заглянула. - Судя по скисшей мине кабатчика, именно этого он ждал и меньше всего хотел. - Ребёнка у меня со двора спёрли, а языки донесли, что мол не первая пропажа, а крадут в основном у порта. Вот хожу спрашиваю местных, может кто видел, слышал об этом чего. Не подскажете чего, господин? Может кто из посетителей какое слово по пьяни обронил, может сами чего знаете?

Наглось, как говорится, второе счастье. А наивность - первое. Нимфа сшибала на раз и тем и другим. Ощущение было такое, что этой ведьме не почти что тридцать лет, а каких-нибудь жалких десять-пятнадцать. Разговор верла так, будто вчера на свет вылупилась, людей не видела, общаться не училась и вообще представления не имеет с чего беседу начинать. А может и понимала, просто всё ещё надеялась на участливость и отзывчивость, на то, что не все люди поражены чумой безразличия к ближним и проказой наживы на чужом горе.

Отредактировано Рада (07-10-2018 09:11:56)

+1

17

Пока Рада мялась у входа “Русалки”, Готрек внимательно осматривал своим единственным глазом непритязательный фасад.
Истребители были весьма специфическим сословием в дварфийском социуме. С момента становления на этот путь они фактически считались мертвыми, а мертвому, как известно, имущество без надобности. Что ставило Истребителей где-то вровень с нищими и бездомными. Готрек, слывя чуть ли не самым неудачливым из своего сословия, за долгие годы странствий насмотрелся всякого, в том числе и того самого дна общества. Ему доводилось путешествовать с кочевыми артистами и попрошайками, спать в воровских притонах и общаться далеко не с самыми законопослушными представителями общества.
Истребители так же были в достаточно неоднозначной позиции в отношении закона - после обривания головы и даже после настоящей смерти они были на суде Гримнира, и далеко не всякий дварфийский король рискнул бы поставить свое решение выше такового собственного бога. Отсюда, иногда получалась этакая “плавающая безнаказанность”. Среди Истребителей попадались даже профессиональные воры и разбойники, добровольно принявшие этот путь, чтобы избежать сурового наказания или облегчить своё ремесло - ведь обещанную смерть в бою можно искать достаточно долго, попутно промышляя чем-то другим, пусть и не явно, а Гримнир слыл божетством с довольно скверным характером, не любящим когда его последователям как-либо мешали - да и какое наказание можно было назначить дварфу, уже выбравшему самому себе самое тяжкое? Работало это, конечно не всегда, но Готреку доводилось общаться с самыми настоящими беспринципными ублюдками из собственного народа. От них он и узнал несколько тайн ночного города, и лично познакомился с несколькими влиятельными в подполье личностями.
Вот и сейчас он смотрел на здание очень внимательно, ища грубовато намалеванный силуэт ладони - красной, черной или белой - символ того, что данная таверна предлагала услуги подпольного мира.
Когда нимфа закончила говорить, по барной стойке хлопнула рука Готрека, да так, что кружки подпрыгнули. Убрав её, угрюмый дварф продемонстрировал оставленную монету, которую до этого он вытащил откуда-то из своих украшений на бороде. Сама монета была из простой меди, покрытая каким-то налетом и полностью поцарапанная, но в монетке была треугольной формы дырочка. Это была така называемая “монета контрабандиста” - то, что служило валютой в подпольном мире в большинстве уголков Альмарена. На самом деле они стоили порядка 200 золотых за штуку, и обеспечивали услуги среди контрабандистов, разбойников, гадалок, воров, пиратов и их подельников, оплачивали работу, снаряжение, давали допуск на закрытые мероприятия, а так же просто служили знаком того, что дающий или продающий такую монетку принадлежит к данной братии и хочет провести соотвествующего характера дельце.
- Что такое - знаешь? - коротко сказал Гурниссон кабатчику, ставя рядом со стойкой свои недо-вилы, и снова осматриваясь, все ещё ища тот самый силуэт ладони. - Мне нужен старшой в этом районе.

+2

18

“... ну, а тогда оставшаяся часть пойдет на покупку харчей”, - раздумывал Кайн, качаясь на задних ножках дубового стула. А думал он над дальнейшей судьбой кругленькой сумы деньжищ, которые в данный момент находились в его в кармане. Большую ее часть парень планировал потратить на азартные игры - как же без этого? Хотя, около года назад работяга спустил бы все злато в играх даже не задумываясь о том, чтобы рационально его потратить, так что карты - и не только они - начали постепенно отлипать от парня, или, вполне возможно, сам Кайн стал более чуть более мудрым. Остальную часть денег портовый рабочий решил потратить на личные нужды: прикупить пару шмоток - одежда ведь не вечна - оплатить жилье, а также купить покушать - все живые существа хотят кушать. В этот раз парень даже решил организовать заначку с золотом, так сказать “на черный день”. Как-никак статься может все что угодно, и, по мнению работяги, лучше быть к этому готовым. Хотя бы финансово.
Покачиваясь на своем стуле, Кайн в один момент едва ли не упал с него, и лишь благодаря огромному везению он все-таки сумел удержаться, и вместо неуклюжего падения на пол получить топот передних ножек стула об пол. Вследствие этой череды событий, ближайшие к парню посетители презрительно глянули на виновника грохота, из-за чего работяга почувствовал себя неуютно - ему не нравилось всеобщее внимание людей, пусть даже мимолетное. Инцидент со стулом вернул Кайна в реальность и он в некой панике начал осматриваться по сторонам. За исключением презрительных взглядов обернувшихся к нему соседей, внимание парня также привлекла вошедшая в кабак довольно необычная парочка: женщина, возраст которой Кайну точно определить не удалось, и низкорослый дварф с рыжим ирокезом и длинной бородой, вооруженный ржавыми вилами. Более всего из этих двоицы парня заинтересовала барышня, ведь, как показалось Кайну, именно она была главарем этой необычной пары. Ну, а гном своим внешним видом вызвал у работяги лишь ухмылку на лице - внушительный облик дварфа очень сильно разнился с грозностью его оружия.
"Странно все это..." - подумал Кайн. У него появились некие подозрения насчет этой парочки: гномы в доках - вещь редкостная, ибо в кабаках, находящихся не далеко от порта, всегда находится исключительно разбавленное пойло, что подгорный народ откровенно недолюбливает, а захаживать куда-либо просто так бородачам чуждо. К тому же дварфа в паре с человеческой женщиной парень видел впервые, по крайней мере вспомнить подобное Кайну не удалось. Из этого он сделал вывод, что им что-то здесь нужно. "Ну и зачем это тебе? Приключений на задницу не хватает? Нужно им, а тебе что с того?" - подумал парень, и перевел свое внимание с необычной пары на стол, где играли в карты. "Не сейчас! Это подождет!" - через силу сказал себе Кайн, после чего глянул на собственный стол. На нем находилось два бокала: один пустой, а второй стоял в небольшой луже собственного содержимого - видать удар стула об пол вышел слишком сильным. Парень подтянул дальнюю кружку к себе и медленно начал употреблять ее содержимое, потеряв связь с реальностью из-за мыслей о том, куда можно заныкать часть злата.
[NIC]Кайн[/NIC][STA]Заядлый картежник[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/491276481104707590/491988719130378260/2.jpg?width=240&height=301[/AVA][SGN]Не очко обычно губит, а к одиннадцати туз.[/SGN]

Отредактировано Ленгар (04-10-2018 19:28:57)

+1

19

Увы, никакой подобной символики, что искал дварф не было на таверне и в помине. Её хозяин, пусть и не был самым безгрешным человеком на земле, однако и не было посвящён в закулисные игры, хотя бесспорно и знал о них. Его страстью было иное - игры. Он был азартен, но не терял головы и никогда не проигрывался так, чтобы пойти по миру или влезть в долги. Однако в его заведении всегда можно было найти или представителей различных народов, что принесли свои игры или же даже подаренные экземпляры игр и коряво начертанные правила к ним. Захаживали, конечно не только игроки, бывало и ворьё и контрабандисты, вот только они все прекрасно знали, что тут в лучшем случае можно посидеть и отдохнуть, но никак не провернуть дело. Вот и теперь выходило так, что Гарель признал монету, но подсказать толком ничего не мог. Взгляд его быстро скользнул по залу в поисках тех его посетителей, в чьих руках тоже некогда были замечены подобные монеты или  хотя бы какие-то признаки того, что они поймут о чём речь.
       
        - Знать знаю, но не в деле. - Тавернщик отрицательно покачал головой, а потом указал на спину Каина, - Вон того парня спроси, он недавно проигрался, а потом с каким-то дельцом разговаривал. В руках того, второго я видел что-то подобное. Может мальчишка тебя на что и наведёт. И это! - Гарель кивнул на монету. - Забери, мне она никуда не упёрлась.
        - Благодарю за помощь. - Улыбнулась нимфа и не долго думая и не дожидаясь, пока дварф опять треснет своей лапищей по столешнице, стянула с неё монетку и направилась к указанному трактирщиком человеку, попутно рассматривая дырявую монетку.
Она такие виедла впервые: вроде простая монетка, но в ней вырезали треугольник чем-то чрезвычайно острым. “Это ж какую силищу надо иметь, чтобы продырявить чеканку, пусть даже острым ножём? Да и нож ведь после этого ни к чему не годен будет...” Покрутив её в руках, она попыталась понять с какой части света эта монетка но увы, у неё для этого было недостаточно знаний, а потому она протянула её Готреку, пока тот не решил, что нимфа решила присвоить монетку и не отломал ей руки с ногами.
        - И много ещё у тебя подобных “тайных артефактов”, чудесным образом возвращающих память и делающих собеседника более сгвоорчивым?- улыбнулась она, прекрасно понимая, что скорее всего дварф просто не ответит.

Тем временем они пересекли зал и добрались до человека, восседавшего за столом в гордом одиночестве и о чём-то замечтавшемся. Вид у него был самый что ни на есть философский и, кажется, даже довольный и счастливый, хотя она могла и ошибаться. Чужая душа, как говорится, потёмки, да и лицедействовали люди слишком часто, преследуя свои цели. Она не была исключением, а потому и веры чужим выражениям лиц давала мало. Нимфа без малейшего такта и уведомления о том, что собирается присоединиться к посиделкам, отодвинула стул и опустилась по левую руку от человека и попыталась всмотреться в его лицо. К слову сказать, оно весьма и весьма подходило под то, что описали девочки, но помимо этого человека ещё как минимум трое подходили под описание.
Фляга на поясе нимфы открылась сама собой. Тонкая серебрянная змейка, сотканная из воды, высунула оттуда свою головку и, скрываясь в складках плаща и платья, скользнула на пол, направляясь к их новому собеседнику. Чем чёрт не шутит, вдруг трактирщик не ошибся и парень действительно разжился состоянием путём выкрадывания её приёмной дочери и продажи её каким-нибудь работорговцам?
       
        - Вечер добрый, милейший. - Она улыбнулась несколько сдержанно, но всё же достаточно дружелюбно. - Нас тут к Вам направили, мол Вам известен кто-то, кто предоставляет прибыльную работу. Нам бы не помешал Ваш совет и указание к направлению поисков.
Ничто, как говорится, не предвещало беды. Выдав эту небольшую затравку, она более не пыталась вести переговоры, оставив это мужчинам. Да и вряд ли бы сейчас ей было это по возможностям, она изо всех сил старалась не подать виду, что часть её сознания сейчас занята тем, что обвиваясь вокруг голени пытается подняться по ноге до поясной сумки-кошеля и заглянуть в него. Тонкая серебрянная змейка пока что оставалась незамеченной.

+1

20

Прежде чем Готрек успел забрать свою монету обратно, нимфа оказалась проворнее и стащила её первой. Зло выпустив воздух сквозь ноздри, дварф слез с табурета и, забрав свои вилы, пошел следом.
- И много ещё у тебя подобных “тайных артефактов”, чудесным образом возвращающих память и делающих собеседника более сгвоорчивым? - спросила Рада.
- Да. Был. Мой топор. - нахмурившись ответил Готрек, забрав протянутую монетку.
Дальше дварф впал в одно из своих обычных состояний - мрачную молчаливость. Пока Рада села слева, он придвинул пустой табурей от ближайшего стола и занял место справа от Кайна, между человеком и дверным выходом. Заняв место, дварф молча положил поперк столешницы свои обломанные вилы, и уставился своим единственным глазом на человека, поставив на столе локоть и подперев массивным кулаком подбородок где-то в густой бороде. В неровном пляшущем свете огоньков таверны стала видна кожа предплечья, покрытая сплошь белыми шрамами и глубокими синими татуировками.
По правде говоря, какие-бы то ни было переговоры и судьба кого-то там пропавшего Готерка занимали мало. Он больше принюхивался и раздумывал, не взять ли здесь кружку пива и пирог с потрохами - завтрак в “Гусе и Огурчике” был настолько отвратный что он так его и не доел, а голод начал понемногу подбираться снова.

+1

21

Надежных мест для заначки со златом Кайн придумал немного. Если быть более точным, то лишь одну, ведь заныкать что-либо в Гресе так, чтобы найти это что-либо мог только ты очень проблематично. Поэтому парень решил спрятать свой заработок в самом надежном, по его мнению, месте - в дыре фундамента одного из зданий, находящихся рядом с местом жительства самого Кайна. Эта дырка - продукт производства Гресских крыс-шахтеров - прикрывалась камешком, который отлично сочетался с фундаментом из булыжника, из-за чего обнаружить сие отверстие можно лишь практическим методом - постукиванием молотка по булыжнику. В результате этого действия камушек просто выпадет, и отверстие со златом предстанет пред взором большинства любопытных прохожих. Но подобной ситуации Кайн даже не ждал, ибо какой дурень будет стучать по камню старого здания средь бела дня или темной ночи? Правильно! Только самый отбитый! А найти такого в Гресе не составит большого труда…
“С местом я разобрался, этой ночью спрячу. Главное, что б лишних глаз не было”, - подумал Кайн, и взглядом из-под лба осмотрел зал кабака. Этот осмотр был более продолжением мысли, нежели детальным изучением зала, но и он все-таки дал свой результат: парень заметил, как корчмарь тыкает в его сторону пальцем, и что-то говорит необычной паре рыжего гнома с вилами и мадам с неопределенным возрастом. “Не уж-то меня ищут? Из-за чего? Долги вроде бы все отдал. А может...” - из-за этой незавершенной мысли, Кайн поперхнулся элем, после чего закашлялся. Вследствие паники, у него в голове появилась куча версий кто эта пара, и чего им мог сказать корчмарь, тыкая пальцем в его сторону. Все версии были негативными по отношению к парню, из-за чего тот решил, что нужно свалить как минимум из кабака. Настроившись на побег, Кайн еще раз глянул на пару, которая уже направлялась в его сторону.
Если минутой ранее паника управляла разумом парня, то в тот момент, когда женщина, а за ней и гном сели за столик, в голову Кайна проник страх, который ясно отражался лишь в его глазах. И только когда женщина заговорила о том, что они ищут работенку, негативно настроенные мысли смешались с думами о том, какой же он дурень, и что пора уже пора начать лечить свою паранойю.
- Так вы работу ищете? - довольно уверенно сказал Кайн, осматривая своих собеседников - Хорошую прибыль можно достать в порту, на разгрузке кораблей - там как раз летний сезон заканчивается, обычно в это время южане с хрупкими товарами причаливают, вот они-то щедро платят. Недавно вот какой-то богач приплывал с товаром хрупким, так за то, что мы его корабль разгрузили не разбив ничего, он каждому грузчику довольно щедро отсыпал. - конечно же парень соврал. Сделал он это для того, чтобы было меньше лишних вопросов, и ему было легче слинять. - Ну, а теперь мне нужно идти. - парень отодвинул стул назад, и, продолжая смотреть на своих собеседников, достал из левого кармана два десятка  заготовленных медяков - плату за эль, один бокал которого оставался недопитым.
       Нимфа, от которой не укрылось тревожное состояние их нового собеседника, сохраняла самообладание, а на лице в какой-то миг появилось даже несколько отрешённое выражение, совершенно не соответствующее её внутреннему состоянию собранности и внимательности к этому человеку. Да, описание девочек того, кто запрыгнул к ним на двор был обширен и размыт, под это описание могло бы подойти много народу и этот человек не был исключением.
- Что Вы, молодой человек, разве я похожа на грузчика? - улыбнулась она, отметая его предложение о работе в порту. - Я ищу того господина, что предложил Вам эту чертовски выгодную работу и, простите, но ни на грош не верю, что она была связана с банальной разгрузкой хрупких товаров. Такой вопрос обычно решается там же в порту простой доплатой парням на пристани и выдачей более точных указаний к работе. Мне кажется работа, предложенная Вам носила несколько иной характер.
Она подняла на него взгляд ставший более сфокусированным. Змейка не нашла в кошеле ничего и направилась в карман. Нимфа же мягко улыбнулась. Неотложные дела, так внезапно появившиеся у их собеседника, тоже вызывали целый ряд вопросов, но это было лишь смутное подозрение, а вот то, что он испугался - это было истиной, аршинными буквами выведенной на его лице.
- Уже уходите? Неужели мы с моим другом напугали Вас, что Вы даже эль не допили? Останьтесь, настоятельно прошу. - Запястье парня обвила ледяная змейка и изготовилась для укуса, а нимфа тихо посоветовала не изменившись в лице ни на йоту. - Если Вам дорога Ваша жизнь, Вы сейчас очень тихо, без криков и резких движений, сядете обратно и продолжите наш разговор. Иначе, боюсь Вам ни один алхимик и целитель уже не поможет, поверьте мне, как целителю и алхимику. - Она говорила тихо, но очень чётко, неотрывно глаза на него. - Не обессудьте, но ко мне на двор недавно вломился человек и похитил одну из моих приёмных дочерей. Вы чертовски на него похожи, а потому я хотела бы знать, что за такая ужасно-выгодная работа была Вам предложена и не связана ли она с похищением детей и продажей их южным торговцам в качестве живого товара.
Разумеется она бредила насчёт ядовитости змеи. Сотканная из простой воды, она могла разве что две дырочки на коже оставить, но нимфой этот блеф был подан настолько убедительно, что на мгновение она сама в это поверила. Стул, что парень отодвинул, медленно но верно придвигался обратно, подталкивая его к верному и более безопасному решению вопроса.
- Ведьма! Что б тебя! - шепотом выругался Кайн, после чего осторожно сел на стул.
- Ваша покорная. - Дружелюбно улыбнулась она, не первый раз слыша такие “нежности” в свой адрес.
Парень клюнул на уловку со змеей - от испуга его сердце начало биться как у мыши, с которой уже начал играться котенок. Он решил выдать то, что просила женщина, ибо не хотел отдавать свою жизнь ради сокрытия тайны о каком-то там психе, с которым он вряд ли когда-нибудь встретиться во второй раз.
- Хорошо. Я рас-с-скажу. Да, это я украл твою приемную дочь. Я был вынужден… Мне нужны были деньги... В нижнем порту был мужик, Фирэль, кажись, он то и предложил мне привести к нему ребенка, за солидную плату. Я согласился и выполнил. Если бы знал, что так выйдет… Я бы… я бы... - парень затих и начал поочередно осматривать собеседников, будто ожидая чего-то, а после остановил взор на женщине. - Убери змею! Я сказал, что ты хотела!
Трясущейся свободной рукой парень взял бокал с недопитым элем, после чего поднес его ко рту и быстро выпил. Из-за тряски руки, небольшая часть эля пролилась на рубаху парня, он он этого не заметил, он вообще ничего не замечал, за исключением ледяного прикосновения змеи на запястье и взглядов собеседников.
Создано совместно с Радой
[NIC]Кайн[/NIC][STA]Заядлый картежник[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/491276481104707590/491988719130378260/2.jpg?width=240&height=301[/AVA][SGN]Не очко обычно губит, а к одиннадцати туз.[/SGN]

Отредактировано Ленгар (21-10-2018 21:04:51)

+1

22

Весь короткий диалог Готрек не сдвинулся с места, все так же равнодушно осматривая зал и предаваясь своим каким-то мыслям.
Лишь когда Кайн встал, дварф повернулся в его сторону, напоминая бульдога, готового к прыжку, и слегка придвинулся на стуле, но Рада удержала ситуацию под контролем.
- Фирэль, говоришь, - наконец вступил Гурниссон в разговор, - и как выглядит? Что у него за корабль? Зачем ему дети говорил?
Лениво потянувшиьс он взял один из пустых бокалов на столе, специально протянув свою массивную руку, увитую вздувшимися мышцами, прямо перед носом парня,  и заглянул в бокал.
- Такие - видел раньше? У этого твоего Фираэля были? - резко стукнул кружкой по столу, так что немногочисленные остатки эля выпрыгнули и каплями осели вокруг, Готрек второй рукой продемонстрировал монету контрбандистов Кайну, зажав её между большим и указательным пальцами.

Отредактировано Готрек Гурниссон (30-10-2018 07:07:37)

+1

23

Выпитый эль добавил Кайну немного уверенности, и убрал часть страха, который довольно крепко засел в его голове. Вследствие этого, он попытался трезво оценить ситуацию, в которую попал, но ничего из этого не вышло - мысли о том, что нужно ответить на все вопросы ведьмы и ее низкорослого товарища мешали проблескам здравого анализа. “Ведьма получила ответы, остался гном”, - подумал парень и посмотрел на подгорного жителя настолько уверенно, насколько смог в этой ситуации. Будто почувствовав это, гном выпалил свою триаду вопросов:
- Фирэль, говоришь, и как выглядит? Что у него за корабль? Зачем ему дети говорил? - он провел непонятный для Кайна ритуал с бокалом, которым, по всей видимости, хотел устрашить парня, но даже если это и произошло, то портовый рабочий никак не выдал это внешне. Когда Кайн собирался с мыслями на ответ, гном достал какую-то монету, добавив еще один вопрос: Такие - видел раньше? У этого твоего Фираэля были?
Еще немного поразмыслив, парень все же ответил на вопросы гнома:
- Как он выглядел? Да я толком и не разглядел, темно было… Помню лишь, что во рвань всякую одет был, что меня и поразило, ведь сумму он солидную обещал… А, и медальон был. Серебристый - в свете луны сиял, как то солнце, я да ж подумал, что он спер его у кого-то... Корабль был на подобие торговой шхуны, только размеры у него были чуть побольше... Про детей и я спросил - не обычная работенка ведь, но он сказал, мол: “будешь задавать лишние вопросы - гулять пойдешь”-, я и замолк по этому - деньги нужны были. А монета… - парень внимательно  всмотрелся в округлый предмет, зажатом меж толстых пальцев гнома, - Так такие только у здешних есть, а он, как мне показалось, не с этих мест...
Рассказав все, что хотел гном с рыжим ирокезом, Кайн начал вновь начал осматривать своих собеседников, чего-то ожидая. После чего не выдержал ожидания, и выпалил:
- Я выдал вам все, что вы хотели, в обмен на это вы обещали меня отпустить!
После всего случившегося, Кайну резко захотелось забрать все свое золото, и свалить от Греса куда подальше.
[NIC]Кайн[/NIC][STA]Заядлый картежник[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/491276481104707590/491988719130378260/2.jpg?width=240&height=301[/AVA][SGN]Не очко обычно губит, а к одиннадцати туз.[/SGN]

Отредактировано Ленгар (10-11-2018 14:30:49)

+1

24

Голова начинала просто распухать от количества странной, совершенно непонятно каким образом связанной между собой, информации. Судя по ней, этот странный человек, нанявший горе-вора, явно был не местным, но ведомоли, чтобы бездомный, ходящий в лохмотьях, давал такие деньги за выкраденного ребёнка? Да тем более не просто какого-то там ребёнка, а очень чётко подходящего под какие-то там требования. Чем больше на это слушала, тем сильнее и отчётливее шептал внутренний голос о том, что заказчик просто безумец, но безумец с деньгаим и, возможно властью. Откуда их новый друг Каин научился разбирался в кораблях было уже не столь важно.
   "Зачем именно дети, ведь работать как взрослый мужчина они не смогут? Куда их собирались везти? Что с ними, где они сейчас и почему за них столько заплачено? А судя по тому, кого были даны указания красть - все девочки, да ещё и совершенно определённого возраста - до девичества. Почему так? Ведь вовсе бесполезный товар... Ну или я что-то совсем не понимаю в этой жизни и кто-то открыл притон с малолетними путанами..."
   От этой мысли у нимфы натуральн волосы на голове зашевелились, оставалось надеяться, что это всего лишь бредовая догадка, никак не совпадающая с истиной. Все эти вопросы оставались без ответов, носясь по черепушке нимфы, сталкиваясь друг с другом, порождая новые вопросы, а единственной зацепкой всё равно оставался этот самый Фирэль. Настроение медленно но верно склонялось к совершенно отвратительному и это было хуже, чем простое беспокойство. Однако последние слова Каина, чуть не вызвали у неё взрыв нервного смеха, однако она ограничилась тем, что  в левом уголке её губ промелькнула ядовитая ухмылка.

    - Я не давала обещания отпустить Вас, как только получу ответы. - Чуть нахмурилась она, пытаясь хоть как-то причесать мысли. - Только пообещала не убивать Вас, если Вы не покинете нашу скромную компанию. - Тихо дополнила она, безжалостно разрушая надежды Каина на лёгкое избавление и выстукивая пальчиками по столу какой-то рваный, ломаный ритм. - Боюсь, что Вы не понимаете во что втянули себя, забравшись на мой задний двор. Вы не представляете какой сейчас передо мной стоит заманчивый выбор... - Она поджала губки на несколько долгих мгновений замолчав, но потом всё таки решила посвятить его в свои "планы". - Сейчас мне сам Рилдир нашёптывает вытрясти из Вас то, что вы получили с продажи моей дочери, пойти отдать Вас стражникам, как вора и разбойника, вернуть моему другу его любимый топор, нанять на Ваши деньги пару мужиков посильнее, а может и просто доплатить стражничкам, и всю эту шайку лейку во главе с Фирелем, затопить где-нибудь посреди реки вместе с кораблём. Быть может, если дети окажутся целы и невредимы, Вам даже уменьшат срок и место заключения, а может даже и просто посадят на пару недель в яму. - Она остановилась, мысленно прогоняя это безумное ведение, так ярко представшее перед её глазами и продиктованное нарастающим в её душе отчаянием. - А с другой стороны, я понимаю, что всё это достаточно жестоко, бессмысленно не имеет гарантий успеха. Понимаю, что пролив столько крови и переломав столько судеб, я буду не лучше того, кто крадёт детей или нанимает других красть их. А тот план, что должен обойтись "меньшей кровью"... Я не готова рисковать ещё каким-нибудь ребёнком и тем более доверять Вам этого ребёнка, но как иначе добраться до этого господина я пока не представляю... - Подняв руку от столешницы, она медленно провела пальчиками по лбу, стирая несколько капелек пота, проступивших от духоты и постоянной работы по поддержанию магии. Она металась, в беловолосую голову не приходило решения, которое её устроило бы. - Готрек, скажи мне, тебя не оскорбит, если я попрошу тебя попытаться дойти до того занимательного дяденьки и посмотреть обстановку? Попытаться втереться к нему в доверие, получить заказ, или хотя бы узнать какие планы у этого подозрительно богатого нищего? Как долго он тут будет и, может быть, чего или кого он ждёт? Я, как ты понимаешь, чертовски мало похожу на кого-нибудь вроде нашего Каина или ещё какого-нибудь искателя приключений, а к тебе, может быть, по-меньше вопросов будет. Могу тебе предложить в попутчики или этого вот. - Она кивнула на Каина. - Или же того варфа, что нас на улице ждёт. А можешь и обоих - один приведёт к заказчику, а другой, в случае если наш главный поводырь решит улизнуть от исправления того что начудил, откусит ему ногу, руку или ещё что подвернётся…
   Она говорила так, будто это было просто, понятно, очевидно и главное - закономерно. Будто бы Каин уже согласился им помогать, хотя, в его положении - помогать или остаться умирать в какой-нибудь канаве от лишних дырок в теле - выбора особенного не было. Некоторое время спустя, нимфа наверняка напишет в своём магическом учебном свитке, что решения, принимаемые ею в тот день, слова, которые она произносила и те планы, что складывались в её голове, картины что вставали перед глазами могли бы посоревноваться по своей жестокости, подавленной злобе и рассчету с картинами пылающего Уберсрейка. Одно отличало их - Уберсрейк пылал от выплеснувшейся ненависти одних к другим, её же ненависть и презрение к людям, покусившимся на её приумную дочь, была холодна как лёд. Какое же счастье, что этих её записей никому и никогда не довелось читать.

***
   Фирэль метался по трюму корабля в тщетных попытках найти хоть немного того груза, что был для него сейчас важнее воздуха. Того самого драгоценного груза, что по невнимательности капитана судна частично был утрачен. Того, которого теперь так жестоко нехватало, а ведь впереди была ещё и обратная дорога.
    - Чёрт побери! Где же ты? Где? - сдёрнув очередную холстину он нашёл только бочки с водой. Корабль постепенно готовился к обратной дороге - Проклятье! - пнув бочку, Фирель бросил попытки найти нужное сам и поднялся в каюту капитана.
     Его на месте не было, равно как и боцмана, а вот его рулевой показал, что оба искомых лица на данный момент на суше, в том самом кабаке, где они остановились с Фирэлем. Подавив в себе приступ жгучей боли и злобы на капитана и его помощника, покинувших судно так не вовремя, когда ему особенно остро требовалась их помощь, он направил свои шаги именно туда, где был шанс отыскать данных лиц. К слову, отыскались они достаточно скоро - оба мужчины умеренно предавались утехам, что вскоре должны были стать для них недоступными на долгие месяцы пути по воде. Море всегда таит в себе опасность и никогда нельзя быть уверенным, что выйдя из одного порта, ты обязательно доберёшься живым до другого.
     - Кассель, мать твоя морская ведьма, какого чёрта? - Фирель остановился у столика, где командир, его боцман и несколько матросов рубились в кости. - Где те бочки, что дала госпожа с Арранмора?
   - Опять напился до чертей?
   - Ты мне не юли, зараза! Было 30 бочек, уговорили в лучшем случае 6 или 7. Где остальные?
   - Тьфу ты, Фирель! - вмешался коренастый боцман. - Ты задрал уже всех со своими бочками! Что у тебя там, кровь Милиагросских девственниц? Какого хрена? Мы скинули три бочки на входе в Кримеллине! Одна у тебя в комнате, другая у девок, остальные в трюме, какого чёрта ты опять прицепился!?
   - У меня бочка пустая, у девок тоже, только что смотрел. Я лично перерыл весь трюм - там их нет.
   - Твою ж мать, сейчас доиграем и принесём тебе твою бочку!
   Лицо боцмана смачно грохнулось о столешницу, отметившись, а Кассель, поднявшийся, чтобы вступиться за своего боцмана столкнулся с безумным, лихорадочно блестящим взглядом Фиреля. Сколько раз он замечал, что как только заканчивается странная бурда, что никому, кроме самого Фиреля и девчонок, к употреблению дозволена не была, тот точно с ума сходил. Лез на стены, нарывался на конфликты, становился чертовски нервным, раздражительным, дёрганным. Девчонки же, которых он держал в каютах над трюмом наоборот, точно бы оживали, когда действие непонятного пойла заканчивалось, начинали плакать, проситься домой, пытаться сбежать. Сейчас, когда Фирэль был в таком неуправляемом состоянии, пытаться говорить с ним было просто бессмысленно и мысленно Капитан Кассель пообещал себе обо всем доложить госпоже, вынудившей их плыть сюда с этим ненормальным.
   - Фирэль, я тебя предупреждаю. Ещё одна такая выходка и обратно на Арранмор ты поедешь в соседней камере от чёртовых девок, привязанный к койке!
   - Мне нужна эта проклятая бочка! Сейчас же!

   Обстановка, накалившаяся до предела резко остыла, когда капитан отдал боцману приказ доставить этому скандалисту бочку, в съёмную комнату. И лишь когда боцман вернулся обратно, игра возобновилась, правда настроения играющих было испорчено и Пэрваль ещё какое-то время продолжал негодовать, потирая ссадину на лбу, оставшуюся от кости, по которой он шваркнулся.
   - Совсем рехнулся. Одно радует, как выйдем в реку, а потом в море, можно будет его за такое просто привязать к мачте и не греть голову.
   - Нельзя. - с лёгкой досадой в голосе выдал Кассель. - Это расстроит нашу добродеятельную госпожу.
   - На кой хрен ему эти девки вообще? Ладно бы делился! Так нет же - пальцем тронуть не даёт! Да и не девки там, а дети вообще…
   - Валь, давай это, без вопросов. Сам же знаешь, что всё равно никто на них не ответит.
   - Вымораживает.
   - Верю.
   Игра продолжалась. Фирэль, дорвавшись до бочки и удовлетворив свою жажду, успокоился. Нервное выражение покинуло его лицо и оно снова стало ровным, спокойным, лихорадочный блеск в глазах померк, сменившись спокойствием и рассудителностью. Хаос, что он навёл в комнате, ища хоть какие-то крохи искомой влаги, теперь постепенно превращался в порядок. На какое-то время всё было так, как надо.

+1

25

- Только пообещала не убивать Вас, если Вы не покинете нашу скромную компанию. - сказал Рада.
- Я ничего не обещал, человечий отпрыск, - мрачно сказал Готрек, пряча монету контрабандистов обратно куда-то в свою бороду и нехорошо осматривая Каина.
Затем этот же недобрый взгляд переместился обратно на Раду.
- Собаку свою будешь наускивать, - но, помолчав немного, и все-таки вспомнив про топор, Готрек встал, забирая свои вилы и потянув Каина за рукав с такой силой, что чуть ли не поставил того на ноги. - Вставай, покажешь, где этот твой...Фираэль...он не эльф часов? Уж больно имечко паскудное, - и толкнул человека по направлению к двери. - И только попробуй мне...сделаю в тебе сразу три новых дырки.
По пути на выход, он обернулся на нимфу, все ещё недовольный, и тихо проговорил.
- А ты чего надумала? Я значит, буду непонятно где лазить, а сама ты пряжу разбирать собираешься? Не все тут так просто, сдается мне...смердит... у тебя деньги есть? - спросил Готрек, следом за Каином выходя наружу, и как бы ненароком убирая вилы с плеча, острием направляя их в спину человека. - Найди гильдию докеров. Тех, кто разгружает корабли. Узнай, чего нового заходило в порт недавно, необычного и сколько они хотят за небольшое промедление с одним конкретным корытом. Можешь меня назвать, я там…, - дварф помедлил, пожевав губами. Явно это было нее самое гордое воспоминание в его жизни, - работал у них. И шавку свою можешь забрать! - огибая Борри недовольно добавил.
- Теперь ты. Веди к этому своему, как-там-его. Скажешь, мне тоже интересно в долю войти. - подталкивая слегка вилами, добавил в сторону Каина. - И не думай про фокусы. Может у меня ноги короткие, да руки сильные - докинуть я успею.

+1

26

“Ну и зачем я это сказал?” - подумал Кайн, выслушивая ответ ведьмы на речь о его свободе. Во время монолога женщины, парень успел пару сотен раз пожалеть о сказанном: ему не нравилось то, что незнакомая ему барышня отчитывает его, как какого-то хулигана-подростка. Да, виноват, наверное сам Кайн на ее месте поступил бы также... но отчитывать-то зачем? Когда ведьма раскрыла свои ближайшие планы, включив в них Кайна, он почувствовал некое облегчение вперемешку с осознанием того, что уйти от этой парочки в данный момент вряд ли получится - придется помочь им, а потом уже говорить о собственной свободе. От этой мысли парень был не в восторге, ибо встречаться с Фирэлем на пару с необычно агрессивным, вооруженным вилами дварфом ему не хотелось. Но, видимо, его мнение по этому поводу никому интересно не было, ведь как можно пояснить то, как гном без всяких церемоний и прелюдий вытащил его из-за стола и затолкал до выхода из кабака, чем очень сильно привлек внимание посетителей, а особенно корчмаря - Кайн ведь не заплатил за эль!  За два бокала эля!
На улице возле входа сидела собака, размером с волка, которая при выходе Кайна из кабака зарычала в его сторону. Когда же гном, а за ним и ведьма  вышли из заведения, здоровенный пес успокоился - видать это и был тот Борри, о котором толковала барышня. Вскоре гном посвятил его в свои планы, в то же время пригрозив, мол: убежишь - очень приочень сильно покалечился.
- Да я и не собирался… - ответил Кайн на речь о его наказании при возможности побега, - Ну, если Фирэль еще не уплыл отсюда к морским чертям, то найти его можно будет лишь в порту… - закончив реплику, парень, недолго думая, быстро пошагал туда, где в последний раз видел Фирэля - в Нижний порт.
[NIC]Кайн[/NIC][STA]Заядлый картежник[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/491276481104707590/491988719130378260/2.jpg?width=240&height=301[/AVA][SGN]Не очко обычно губит, а к одиннадцати туз.[/SGN]

Отредактировано Ленгар (01-12-2018 12:10:55)

+1

27

Гурниссон обернулся к Раде и сказал.
- Встретимся здесь же на закате.
Затем Готрек мрачно пошел следом за Кайном, оставив пса на попечении его «хозяйки», по пропахшим дымом и рекой улочкам портового района. Выглядело это несколько забавно - хоть Гурниссон был почти вдвое шире Кайна в плечах, ноги у него были короче, и за каждый скорый шаг самого человека, дварф вынужден был догонять того полубегом вприпрыжку.
Настроение Истребителя, редко когда бывавшее радужным, все ещё держалось в районе сварливой недоброжелательности. Вдобавок, брюхо у него было все так же пустым. Затормозив человека по пути, за пару медяков дварф купил еды с ближайшего ларька.
Не смотря на то, что Гресс был одним из крупнейших городов Запада, находился на пересечении культур и торговых путей, и в целом славился своей вкусной и разнообразной кухней, злая удача продолжала сопутствовать дварфу. Из всего съестного по пути оказался только лоток пирожков с потрохами. Откусив и все так же недоброжелательно осмотрев содержимое пирога, которое, хотелось верить, было сделанно из мяса хотя бы домашних животных, а не чего похуже, Готрек с омерзением проглотил кусок и поплелся следом за Кайном.
Так он и вышел у углу склада на пристани - с вилами под мышкой одной руки, и с наполовину съеденным обгоревшим пирогом в другой.
- Фу...фоторый туф эфоф тфой Фыфаэл? - нисколько не церемонясь по поводу этикета, разбрасывая крошки прямо из набитого рта пробубнил дварф.

+1

28

[indent] Потрепав Борри за ухо, нимфа пошла следом за уходящей парочкой. Гном грыз пирог, перепуганный и злой на самого себя парень, которого они так нагло взяли в оборот, кажется сам уже был не рад этой встречи и знакомству в целом. А в голове у нимфы невольно поселилась мысль о том, что целый день, а он уже клонился к вечеру, Готрек всё ел что-то и ел. Или у рыжего были глисты или же просто местные харчи были совсем негодными, вариант, что у гнома в желудке находится печь на подобии тех, в которых они плавят металл была последней и самой безумной из всех. Невольно нимфа тряхнула головой, выгоняя её вон. До доков было не так и далеко, в любом случае всем пока в одну сторону.
[indent] У самых доков Каин свернул в сторону, уводя с собой и дварфа, а нимфа так и продолжила свой путь, достаточно скоро достигнув и своего места назначения. Это небольшое здание было тем самым центром, где отчитывались все приходящие и уходящие из доков корабли и товары. Именно это место было "сердцем" порта. Нимфа оставила пса у порога и скрылась за дверью. Предстояли переговоры. Как же она их не любила.

***

[indent] Дверь таверны распахнулась и из неё вышвырнули пьяного в никакую матроса. Прокатившись кубарем по грязи и камням, мужик врубился во что-то чертовски жёткое. Мутный взгляд выцепил рыжую бороду и вызывающе торчащщий вверх ирокез но только и всего. Дурман взял своё и пьянчуга уснул прям тут же, не особенно утруждаясь тем, чтобы отползти в сторону. Дверь в кабак закрылась и двое, выкинувших упившегося товарища вон, вернулись к игре. Кассель уже не пил, но всё ещё играл с парнями. Кто-кто, а он всё таки их них старшой, а значит ему и следить за всей командой. Боцман до сих пор время от времени тихонько огрызался на психованного господина Фиреля, чтоб тому в бочке с его же пойлом утонуть. За высоким столом хозяина заведения, тихонько сидел мужик средних лет, не самого опрятного вида и что-то неторопливо обсуждал с лысеющим и седеющим хозяином. На столе перед ним стояла полупустая кружка пива и беседа их протекала неспешно и в какой-то мере даже по-дружески.
[indent] - ХА! Две десятки тройка и туз! Гони треуголку, Капитан! - рявкнул один из моряков
[indent] - А я говорю у меня стрит! - перебил его боцман, вскрывая веер засаленых карт.
[indent] Кассель только нахмурился и честно положил на стол шляпу с медной бляшкой и пером. Откинулся на стуле, вынул из-за пояса трубку, снял мешок с табаком и принялся набивать её ароматной травой. Почти сразу, после сцены с Фирелем, парни решили попробовать новую игру, которую им поведал хозяин и вот в этой игре удача отвернулась от капитана. Ничего, вернётся на родной остров, пара выходов на Жемчужине и он вернёт себе не только шляпу. "Тьфу ты! Вспомнишь, как говорится..." Внимательный и не сильно замутнённый взгляд капитана отметил фигуру Фиреля, спускавшегося по лестнице со второго этажа на первый. Вид его был совсем не тем, что несколько часов назад. Спокоен, сдержан, в глазах нет того безумия и гнева. "Что ж за дрянь у тебя в бочке, что ты как не в себе без неё?". Запалив трубку, Кассель набрал полную грудь терпко-горьковатого дыма и медленно выдохнул через нос сизый дымок. Обида от проигрыша как-то притупилась, а Фирель, поговорив с хозяином и странным серым мужиком развернулся и направился было к себе, но обратил внимание на пристальный взгляд Касселя и Пэрваля. Несколько мгновений промедления, но гордость не позволила подходить извиняться. В конце концов они сами были не правы, запустив и недосмотрев за бочками. Кассель ухмыльнулся одной половиной лица и выпустил струю дыма. Чёрт бы с ним, с этим ненормальным.

Отредактировано Рада (24-12-2018 08:21:59)

+2

29

Во время небольшого путешествия по Гресу, внутри Кайна много чего изменилось. Ну, как минимум, он проголодался, ведь неожиданные обстоятельства в виде грубоватого гнома и хитрой ведьмы не дали ему нормально подкрепиться, оставив в его желудке один лишь эль. Также путь из точки А в Нижний порт дал парню возможность переварить в голове все случившееся в кабаке, вследствие чего парень приобрел львиную долю уверенности. Он осознал, что если сделает все так, как ему сказали, то, в случае успешного окончания всей этой заварушки, его с большой вероятностью отпустят на все четыре стороны. По крайней мере, Кайн надеялся на это, а также не хотел думать ни о каком другом исходе, страшась впустить в голову сомнения, и, как следствие, страх. А последнего парень желал менее всего на свете - тревога все время мешала ему действовать обдуманно, буквально заставляя принимать первый попавшийся в голове вариант решения любой проблемы как единственный правильный. А ведь он не всегда будет верный, это и рыбе ясно. Именно поэтому Кайн боролся с этим "недугом" сейчас также, как и в течении последних недель, и, стоит заметить, в этот раз довольно успешно.
Ближе к вечеру, когда ярко-желтый диск начал скрываться за крышами домов, Кайн все же привел гнома с ирокезом в нужный им обоим район. Они оказались на относительно небольшой улице, на которой находилось лишь пара кабаков, несколько убогих жилых домов, а также небольшая гостиница. Людей на ней было также не много, да и те кто был куда-то торопились - ночь была не за горами. Когда Кайн довел гнома до таверны под названием “Пыльное весло”, то, резко повернувшись к своему “другу”, произнес:
- Вот здесь я и видел в последний раз этого Фирэля, будь он проклят... - во время речи парень махнул рукой в сторону трактира, - Предлагаю войти туда, может он там находится. Если нет - то я немного подкреплюсь, а ты допросишь местных зевак на наличие знаний месте нахождении этого гада, лады? - Кайн смотрел на гнома, в надежде на его согласие, как вдруг из внезапно открывшейся двери таверны вылетел какой-то мужик, и, в результате своего полета, врезался прямо в дварфа. В голове работяги мимолетом проскочила мысль о побеге, но, неожиданно даже для себя, он быстро ее отмел, лишь через мгновение осознав, что виной тому был его страх: будь Кайн напуган, его пятки уже давно бы сверкали за ближайшим поворотом, а всего через час и духу его не было в Гресе. Но сейчас парень был вполне спокоен, и единственное, что тревожило его разум, был груз, который возложила на него ведьма. Более всего в этот момент ему хотелось искупить свою вину, вернув ту девчонку ее матушке, и единственным способом осуществить это являлась помощь гному и ведьме. Именно поэтому он не убежал из Нищего квартала, предпочев этому лишь слегка тревожный взгляд на гнома, в ожидании его реакции на случившееся пару мгновений назад.
[NIC]Кайн[/NIC][STA]Заядлый картежник[/STA][AVA]https://media.discordapp.net/attachments/491276481104707590/491988719130378260/2.jpg?width=240&height=301[/AVA][SGN]Не очко обычно губит, а к одиннадцати туз.[/SGN]

Отредактировано Ленгар (26-12-2018 00:33:55)

+1

30

Незадачливый пьянчуга получил смачный тычок носком сапога под ребра от дварфа. Кривая маршрута столкнула его с Готреком как раз в тот самый момент, когда дварф открыл свой рот для очередного укуса пирога. Еда, надкушенная всего пару раз, полетела вниз, с точки зрения Гурниссона - в замедленном времени, смачно плюхнувшись в лужу, подпрыгнув, и плюхнувшись снова, роняя большие крошки и содержимое начинки, оба раза подняв небольшие облачки брызг. В который раз за день, Готрек не мог нормально набить своё брюхо. Глядя на спешно намокающее и расползающееся тесто, полный праведной ярости дварф отвесил ещё один смачный тычок в безвольное тело, грязно при этом ругаясь.
- Вот здесь я и видел в последний раз этого Фирэля, будь он проклят…
Дварф посмотрел на покосившееся строение, затем на Кайна, потом опять на моряка и отвесил ещё один смачный тычок.
- С каких это пор ты тут распоряжаешься, человечий отпрыск? Чай, не так давно сам этих детей со двора стащил! Заходи давай! И не вздумай мне глупости какие творить! - кипя все ещё от негодования, Готрек бувально втолкнул одной рукой Кайна внутрь дверного проема, не сильно беспокоясь об аккуратности своего жеста или сохранности своего сопровождающего. После чего направился к двери, но потом повернулся, пнул пьяного ещё раз, бросил полный сожаления и ярости взгляд на утопающий пирожок, и зашел внутрь.
Среди дварвоф была целая профессия рейнджеров, или же следопытов, которые неустанно патрулировали местности вокруг твердынь подгорного народа, охраняя дальние подходы от противников. Пусть и не столь искуссные, как эльфы, но способные незаметно подкрасться к целому войску неприятеля среди родных предгорий и лесов среди бела дня.
Были среди дварфов и купцы, и главы целых торговых гильдий, которые знали многие языки и этикет других наций и рас, славились выдержкой и умением торговаться, и могли вести переговоры, казалось, хоть с самим дьяволом, в конце заставив того незаметно и тактично подписать выгодное для самих гномов соглашение.
- Который тут Фирэль? - огласил недовольный бас с порога.
Готрек не был следопытом. Конечно, он умел охотиться, и знал как подкрасться к опасному чудищу. Но в его голове это никак не состыковывалось с агентурной работой. А дипломатия для него и вовсе была словом ругательным, скорее всего придуманным эльфами, чтоб им пусто было, чтобы оправдать все их козни и происки.
- Мне говорили, у него работа какая-то есть.
Бряцнув вилами об дверной косяк и придержав Кайна за локоть, чтобы тот не вздумал дернуть куда-либо, Гурниссон принялся осматриваться помещение своим единственным глазом.

+2

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Как заставить гнома бегать?