http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Добро пожаловать в мир, милый маленький дроу.


Добро пожаловать в мир, милый маленький дроу.

Сообщений 1 страница 36 из 36

1

Участники:
Фалька-повитуха
Луа'тлар Ренор - наконец-то мать

Место:

Кримеллин и убежище в глуши

Сюжет:

Родила царица в ночь...
Всё в мире зиждется на хрупком равновесии, гармонии противоречий и контрастов. Счастье всегда идет под руку с болью, встречи сулят расставания, всеобщее обожание не спасает от одиночества и всякая жизнь заканчивается смертью. Однако эта история не будет печальной или поучительной, нет. Она вовсе не о том, как важно ценить равновесие или жизнь, хотя... должно быть есть определенная ирония в том что та, кто так рьяно крадет чужие жизни помогает появиться на свет новой? Тоже вполне себе "равновесие".
Отменное, порой, у жизни чувство юмора, скажу я вам. Она так сплетает пути... но тому всегда есть веские причины.
Причины по которым Луа'тлар скрылась от всех и вся в Кримеллине, вызывали тревогу своих и радость чужих. Слухи о болезни тревожили, опровержения или подтверждения им не было. И именно это стало причиной того, что волчица сломя голову неслась на своих четверых чуть ли не через половину континента почти без отдыха. Не смотря на то, что Фалька находилась в Аримане, слухи дошли до неё. Дошли тогда, когда она и без того сгорала от тревоги за Квартал, ведь один остроухий гад, именуемый правой рукой, не выходил с ней на связь несколько месяцев. И когда вышел... вести нес неоднозначные.
Будучи знакомой с алхимией и медициной Фалька бросила всё и вся, сорвавшись с места ведомая единственной целью: найти эту остроухую блондинку и, мать её, выяснить что за дьявольщина с ней приключилась. У волчицы не было другой семьи и терять даже одного "родственника" в её намерения не входило. Однако то, что должно было открыться... оказалось весьма неожиданным. Да и путь к этому открытию лёгким было не назвать.

http://s8.uploads.ru/uokGE.jpg

Отредактировано Алу Скетч (16-06-2018 18:15:26)

+2

2

Пташки Мартина принесли мне весть в Ариман как раз когда я занималась ерундой с раздвоением личности одного старого знакомого - пару месяцев назад. Это было довольно неожиданно, с учетом того, что эта остроухая тварь за всё это время не передала мне ни единой весточки! Хотя я пыталась выйти с ним на связь, останавливаясь в каждом городе,где мне были известны его “пташки”. Он игнорировал меня, упорно молчал и вот, когда наконец объявился, то принес мне очень странную весть. До крайности неоднозначную и неопределенную.
По его словам Луа’тлар сестрица нашего капеллана неожиданно исчезла из Кримеллина, оставив за собой чертовски длинный шлейф слухов. Главным из которых был слух о её болезни. У Мартина не было подтверждение этого, но, что плохо: не было опровержений
. Это настораживало во-первых потому, что достаточно сложно представить ту дрянь, что могла свалить дроу с ног. Тем более такую дроу. От того эта история только более дурно пахла.
Когда я слушала эту весть: я злилась. Злилась на Лу, что, какого-то дьявола, не обратилась за помощью. Злилась на мистера “правую руку”, что не сообщил об этом при первых подозрениях. Злилась на себя, что оказалась столь далеко от Греса и ещё дальше от Кримеллина. И как никогда понимала, почему гонцов с плохими вестями убивали. Чего греха таить, я сама схватила “пташку” за глотку в первое мгновение, но вовремя вспомнила о том, что её смерть мне не на руку.
http://sd.uploads.ru/rWKtH.jpg
В голове было четкое понимание, что Луа не беспомощный котенок и наверняка могла постоять за себя, однако если уж она почти не выходила на связь, пряталась - у неё были причины и веские. Эти причины я была намерена выяснить. Как можно быстрее. И, если потребуется, устранить.
Наспех распрощавшись с новым и старым знакомым в одном флаконе, я покинула пределы Аримана, что называется, сломя голову. И сразу за стенами приняла свой четырехлапый облик. С тех пор я только и делала, что бежала. Почти без остановок неслась в Кримеллин, сжимая в пасти сумку с вещами; спала, быть может, раза два за всё время. И хотя недосып не способен убить оборотня: испортить настроение он способен даже очень. Наша братия и так не блещет дружелюбием... а сейчас я бы себя держала максимально далеко от людей.
Единственное, что царило в моей пушистой белоснежной голове: это намерение вытрясти всю информацию, какую вообще возможно из своих в таверне Кримеллина. Там наверняка должен был быть хоть кто-то, кому соловей сказала, где она. Для методичного нахождения её по запаху - настроение было слишком ни к черту. Да и фартуна её знает, куда там она забилась и как далеко.
На подходе к городу лапы гудели от усталости и нагрузки, когда они наконец остановились я даже подумала, что следующий шаг сделать просто не смогу. Но проверить это мне предстояло уже в человеческой шкуре.
Спрятавшись в роще за стенами города и выпустив из пасти сумку с вещами, которая не облегчала передвижения всё это время, я наконец обернулась в почти забытый человеческий облик. Боль в меняющихся костях, мышцах, сухожилиях - оповестила меня о том что, я снова была собой. Правда чертовски помятой, потрепанной собой. Наспех собрав волосы в узелок я натянула на себя платье, закрепила кинжалы на поясе, сунула пузырек с ядом в декольте, застегнула сапоги, спрятав в них метательные ножи на “последний шанс” и наконец снова двинулась вперед, в город.
В голове пульсировала усталость, злость, желание ответов на огромнейшую кучу вопросов.
Я уже некогда была в Кримеллине. Не долго и по работе, но отлично знала куда идти, а потому двигалась привычно, быстро, заставляем усталость заткнуться и стараясь собраться с мыслями. Город был полон народу, как и всегда: в основном здесь ошивались торговцы, зазывая покупателей к своим товарам. Если обычно я была не против потратить пару-тройку золотых - сейчас их крики раздражали. Прохожие налетали на меня, сбиваясь с привычного шага и порой лишаясь равновесия. Я шла строго вперед, смотря куда-то перед собой отсутствующим взглядом и совершенно не заботясь об удобстве толпы и не стремясь к незаметности.

Так близко. Я уже находилась так близко. Рассудок охватило одно желание: узнать, что Луа в порядке. Увидеть её, а там: пусть всё хоть огнём горит, или проваливается под воду. Не важно.
Более или менее сфокусировать взгляд мне удалось только в тот момент, когда я наконец почти уткнулась своим прекрасным носом в нужную мне таверну.
- Наконец-то. - дверь со скрипом отворилась при малейшем толчке и я вошла внутрь. Татуировки Ткачей тут же дали мне понять, у кого я могу найти нужную информацию. Медлить с этим вопросом намерений не было: пробежав взглядом по имеющимся посетителям я остановилась на девушке которую, кажется, видела рядом с Луа’тлар пару раз, а потому жертвой была выбрана именно она.
Быстро сократив расстояние, под стук собственных каблуков, я остановилась перед ней, оперлась руками на стол внимательно смотря в глаза девушки, имя которой, предсказуемо, не помнила.
- Где Луа’тлар? - без прелюдий поинтересовалась я, хищно сверкнув глазами.
[NIC]Фалька[/NIC]

+1

3

Всю неделю Кара трудилась, не покладая рук. Она готовилась к отъезду и не хотела бросать дом надолго...
В прошлый раз, когда Луа взяла ее с собой, чтобы осесть в своем безопасном гнездышке, Кара вернулась в полный бедлам в жилых комнатах.
Да, она не была прислугой, но продолжала следить за домом, где она обрела свободу и семью. Это было меньшее, что Кара могла сделать. Она была благодарна Луа и Ткачам за дом и новую семью, она была благодарна Кримеллину за новую жизнь вдали от боли потери и рабских унижений, а еще была благодарна Бренту за заботу и тепло. Да, здоровяк был прост, как сапог, груб и силен, но наедине он был похож на нечто огромное и уютное, что согреет лучше любого одеяла.

Вскоре ей предстояло вернуться к Лу... Время приближалось. Скоро ей предстояло принять роды у своей спасительницы, и Кара очень волновалась. Разве что ее волновало состояние эльфийки.
Да, теперь дроу была спокойнее. Она, казалось, смирилась с происходящим и больше не воспринимала свое состояние так болезненно. 
Девушка принимала роды собственных братьев и сестер, будучи старшим ребенком в семье... Та семья осталась в прошлом, где-то далеко.
Сначала Кара помогала своей тете, следующие роды она принимала сама под ее же надзором, и младших она встретила в этом мире уже совершенно самостоятельно. Но она все равно нервничала, - все же дроу не была ей родной, да и разница в расах может и могла как-то повлиять на этот сложный процесс.
В ее комнате все было готово к отъезду, - в котомке лежала гора выстиранного белья, бинты и марли, пеленок и маленьких сорочек, что она сшила свободными вечерами. Оставалось лишь пойти на рынок, купить свежей еды, которую так хотела будущая мать, - об этом нашептал ее последний посланник, маленькая кровавая птичка.
[NIC]Кара[/NIC][STA]Свободная Женщина[/STA][AVA]https://orig00.deviantart.net/accf/f/2018/168/c/2/kara_by_ayrinsiverna-dcenxlw.jpg[/AVA]
Кара убирала в зале после обеда, когда вдруг дверь открылась, и на пороге появилась усталая растрепанная женщина. Когда гостья быстро направилась к ней, девушка опешила и попыталась отступить. Она знала эту женщину, но не помнила ее имени, не особо общаясь с ней при их прошлой встречей.
Та встала и порывисто спросила, где Лу. Это заставило замереть Кару на месте. Она приоткрыла рот, молча хватая воздух губами...
- А...что?
Она не знала, как реагировать, но вскоре Брент, пришедший на шум, ответил быстрее:
- Э-хей, Фалька! - Он нахмурился и спросил тише. - ...Что-то случилось?
Кара перевела взгляд на мужчину, и тот кивнул ей, обеспокоенно глядя на девушек, словно позволяя ей поделиться новостями. Он взял грязную посуду и кивнул в сторону жилых комнат:
- Идите, я отнесу.
Кара кивнула и последовала совету Брента, она пошла с Фалькой по направлению к своей комнате, тревожно глядя на их внезапную гостью:
- Все хорошо, все в порядке. Я как раз поеду ее... навестить. - Впустив Алу в комнату, Кара закрыла за ними дверь и переложила запасы чистого белья на тумбу. - Присядь, ты устала? Хочешь, я принесу что-нибудь?
Мне надо дождаться ее соседа, чтобы поехать к ней.

+1

4

Девчушка явно растерялась от моего напора, не говоря уже, что дружелюбием я сегодня не сияла. Сказывалась усталость и дни проведенные в сплошном беспокойстве. Мне даже стало ее несколько жалко. Действительно, что это я на неё напала? В конце концов она тоже член семьи и не виновата ни в моей усталости, ни в беспокойстве терзавшем душу. Я уже хотела было повторить вопрос мягче, однако обстановка значительно разрядил вошедший Бренд. Он в Ткачах давно и нам доводилось и пить вместе, и куралекись. Душевный мужик.
- Э-хей, Фалька! - сказал он, но видимо проследив за моим взглядом решил, что уместнее поинтересоваться что же случилось.
Н-да. Над приветливостью мне явно нужно поработать. А то того и гляди моё появление будет по-умолчанию означать беду. Не то, чтобы это так уж плохо. Но не для семьи. Уж кто-кто, а ребята должны чувствовать себя рядом в безопасности. Хм. Кого я обманываю? Я же вспыльчивая - жуть. Со мной “в безопасности” себя ощущать довольно сложно.
Но так или иначе, пока не случилось ровным счетом ничего. Мои опасения не подтвердились и не получили опровержения, потому я просто передернула плечами. Что тут скажешь? “Не переживай, друже, я просто уставшая и злая”? Это вряд ли. А потому я нашла силы улыбнуться приятелю.
- Э-хей, это и правда я! Здорова.- откликнувшись я наблюдала за тем, как девушка, имя которой я не так и не сумела вспомнить приглянулась с моим старым знакомым и они обменялись красноречивыми взглядами. Обожаю внутричковые немые разговоры. Так или иначе Брент кивнул, что видимо развеяло некоторые сомнения девчушки на мой счёт.
Дальше мне дали понять, что за ответами следовало идти за девушкой, что я и сделала. Судя по-всему мы перешли в некую жилую часть таверны, во всяком случае иного объяснения кучи дверей у меня не было. Девчонка шла спокойно, сообщая мне, что всё в порядке.
Мы вошли в комнату которую я наспех стала обводить глазами: не очень просторно, но вполне чисто и достаточно уютно. Я конечно, признаться, не равнодушна к роскоши. Взять хотя бы мой дом: я туда вложила кучу бабок… чужих, в основном. Всё таки, иметь богатеньких любовников - довольно полезно.
Неожиданно взгляд зацепился за что-то, что вызвало странный укол в сердце. Приглядевшись я заметила детские вещи и перевела оценивающий взгляд на девушку, требуя подтвердить свою догадку:
- Эти вещи не твои. От беременных женщин пахнет… по-особому. Ты не беременна. - мой взгляд был внимательным и несколько хмурым, - Лу?
[align=center]Я была рада, если это так… но это будило самые ненавистные мой воспоминания. Я так желала погрести их под грудой лет, но чертово время явно не желало лечить эту рану. За все года, да что там, за столетия - она даже не зарубцевалась.
Любопытно… однажды, решусь ли я однажды обзавестись детьми? Может, однажды, когда я забуду, как убили моего первенца. Тяжела и неказиста жизнь шлюхи, да…
[/align]
Что же, так или иначе это многое объясняет.
- Я иду с тобой. Луа не будет против моей компании. -последнее моё утверждение я произнесла особенно твердо, давая понять, что никакие споры не принимаются. Даже если бы она в итоге мне отказала, я бы просто пошла по следу, да, будучи несколько более злой чем сейчас.
-Напомни, кстати, своё имя, деточка. - дальше мы с, как мне напомнили, Карой, просто дождались того самого соседа, пришлось приложить большие усилия, чтобы быть дружелюбный и милой, в нынешнем состоянии это давалось с особенным трудом. Дорога была достаточно долгой, но покуда мне не надо было перебирать ногами - это было не важно. И потом, я запоминала путь. По запаху, естественно.
Когда мы оказались в какой- то глуши, а иначе место было не назвать, мужчина остановил повозку у достаточно не плохих размеров дома.
-Приехали, девчонки - оповестил “сосед” и я спрыгнула с повозки, не мешая Каре рассыпаться в благодарностях. У меня один дьявол - не было на них сил. Мне нужно было только одно, а потому я молча прошла к двери дома, делая глубокий вдох и раздумывая над тем, как среагирует Ренор. Надеюсь у неё не появилось аллергии на собачью шерсть. С беременными бывает.

+1

5

Кара замялась, когда женщина заметила сшитые ей сорочки и попыталась закрыть их от чуткого взгляда оборотня. Но она быстро поняла, что теперь, особенно, когда Фалька сделала верное предположение, скрывать очевидное было бесполезно.
Опустив голову, девушка застенчиво закивала и робко проговорила:
- Она поэтому и... ушла... Она не хочет, чтобы кто-то видел ее такой. - Вздохнув, девочка быстро заговорила. - Я не знаю, почему, я говорила ей, раз мы тут вполне на законных основаниях, бояться нечего, но нет, она говорит, что не хочет... Не понимаю. Ребята бы ее защитили, разве нет? Ой, не знаю...
Складывая потревоженные и помятые вещи, девушка аккуратно разглаживала складки на ткани.
- Лу говорила, что вы знакомы с Греса... Я думаю, да, ты права. - Кивнула Кара, все еще немного волнуясь из-за столь встревоженного состояния Фальки. Она понимала, что это была одна из них, но нервозность женщины была словно заразной. - ...К-Кара.
Учитывая приближавшийся срок, Кара подумала, что знакомое лицо в доме расслабит эльфийку, да и ей помощь не помешает, останься Фалька с ними. Возможно, такая перемена положительно скажется на дроу, - всю беременность Лу словно кто-то подменил - она была неразговорчивой, даже больше обычного, вечно хмурая и пессимистичная, злая на свою "слабость" и неповоротливость.
- Фалька... Ты останься здесь. Отдохни. Ты выглядишь очень усталой... - Робко проговорила Кара, заботливо коснувшись ладонью плеча женщины. - А я схожу на рынок, пока Рой не приехал.

Когда повозка остановилась у двух соседствующих домов, мужчину встретили дети, похожие на него. Они тут же стали смотреть на привезенные вещи, а еще внимательнее они смотрели на новую для себя женщину.
- Давайте, несите все в дом. - Сказал им отец.
Из их дома вышло двое - человечья женщина... и дроу... Одетая в, по погоде теплое, свободное платье, несмотря на которое виднелся большой и округлый живот. Волосы Луа'тлар отросли уже до плеч, и это должно было выглядеть непривычно, учитывая ее обычную короткую стрижку, которой придерживалась наемница. Но зачем ей были нужны короткие волосы сейчас, когда о работе можно было забыть на неопределнное время?
Увидев Фальку, глаза Лу округлились, а руки натянули шаль, словно стараясь скрыть живот.
Она была не готова к этой встрече и даже на миг замешкалась на месте, опустив голову и тревожно глядя по сторонам, будто пытаясь спрятаться, прежде чем собраться с духом и выйти на контакт с натянутой, но все же улыбкой.
- Фалька! Так давно тебя не видела! - Воскликнула Лу, подходя ближе. Она изо всех сил старалась сделать вид, будто ничего не случилось. - Как ты? Что ты тут делаешь?
Она нахмурилась и спросила чуть тише:
- Что-то случилось в Гресе? ...Мартин в порядке? - А затем она спросила еще тише и осторожнее. - ...Эреб не вернулся?
Это и была одна из причин, для которых даже среди Ткачей мало кто знал о ее метоположении и причине ее затишья. Когда Эреб проснулся ото сна, он обещал писать ей с завидной частотой. Так оно и было...
Отстутствие писем могло означать две вещи. И смерть брата была бы лучше из них.
Но если в его шкуре вернулся демон, всем, кто был рядом, грозила опасность.
- Лу, я отнесу вещи в комнату. - Сказала Кара, собирая принесенное из поводки.
- Подожди, я помогу.
Так, взяв покупки и стиранное белье, женщины направились в дом... Обжитый и уютный, но пустой дом.
- А... где..? - Застенчиво спросила девушка.
- Еще не вернулся. Все в порядке. - Спокойно ответила дроу, взглядом показывая, что не хочет говорить о том, кто, казалось, жил с ней здесь, пока она ожидала ребенка.

+1

6

От меня не ускользнуло ничего. Ни единого жеста, что совершала сейчас-то Лу. И каждый из них вызвал у неё вопросы.
Неужели она настолько ещё не доверяет мне, что считает нужным прятать от меня живот?.. Да нет. - отмела я мысль, закономерно решив, что быть такого не может и дело наверняка в другом. В конце концов к Луа я испытывала вполне определенную любовь, быть может от того, что она была одной из первых Ткачей, кого я узнала. И что важнее: была единственной остроухой, что вообще никогда не лезла в душу.
О. Снова хочется свернуть шею правой руки. К чему бы это? К дождю, наверное. - фыркнула я в ответ на собственные мысли понимая, что сейчас стоит отплатить Лу тем же.
Но прежде чем разбираться, как именно я не буду лезть к драгоценной ягодке в душу, стоит успокоить свою.
Впервые за долгое время я выдохнула, улыбаясь устало, но открыто. Теперь я знала, что она в порядке и ей ничего не грозит.

Ну... конечно, кроме родов. Сомнительное удовольствие, но она хоть знает, что её ребенок останется в живых. Я в своё время не могла себя так успокоить. Да и не одна шлюха не могла… Если ты забеременеешь, будучи в собственности борделя, то дорога у тебя одна - развлекать всяких выродков, с их фетишами, до момента родов. Потом… рвись не рвись, а тебя уволокут в комнату с купелью, из которой не позволят выйти, пока не родишь, а дитя не захлебнется. Ещё бы… богатеньким идиотам, державшим наш бордель было ни к чему плодить бастардов. А ведь в борделях попроще иной раз разрешают растить детей. А. Чего теперь думать? Худшее со мной уже давно случилось и этого не изменить.
Зато ответить на вопросы дроу следовало. По мере возможности. А их у меня было не много.
- Всё в порядке, ягодка моя, не беспокойся. Честно говоря: понятия не имею, что с нашими в Квартале. Все дела там я оставила на Мартина. Сама я была в Аримане, когда остроухий передал мне весть о том, что ты отошла от дел. К тому же передал слухи о твоём подорванном здоровье. Так что последние месяцы я неслась сюда очертя голову, поминая всех богов добрыми и красочными эпитетами! Ну, ты знаешь. Моё фирменное красноречие. - я усмехнулась проходя в дом за девушками и слушая их перешептывания, в голове спокойно заключая, что очевидно: речь об отце ребёнка. Ну или Лу взяла с собой телохранителя, что обидело бы. Судя потому, что я уже убедилась: подруга пытается свести посвященных к минимуму. И я ещё надеялась, что если уж она решила бы в такой ситуации держать при себе головореза, то таки обратилась бы ко мне.
- На счет Черники не знаю… - эти слова я произнесла весьма сдавленно, ввиду того, что всё же отсутствие нашего черного капеллана меня откровенно расстраивало. Он тоже был семьей, был тем, кто, помимо Мартина, почти всегда находился рядом. И в отличие от последнего не слишком часто бесил.
Мартин… этот остроухий слишком часто лез не в свое дело. Слишком часто лез в душу и голову. Он невероятно этим бесил, но тем не менее я и за него отдала бы жизнь не раздумывая. Своеобразная любовь, да.
- Мартин всегда на связи, шлет письма с “птичами”. Короткие, но если бы в Квартале были проблемы, он черканул бы. Остроухий ответственный, хоть и скотина. Кстати. Раз уж я всё одно пришла, то останусь. - последнее я вновь произнесла тоном, не предполагавшим возражений. Что бы ни было на уме, душе и сердце этой дроу, я знала, что моё один черт не позволит её оставить. Если что: в волчьей шкуре буду спать за дверьми дома. Мне сойдет, зато тревожиться будет не о чем.
http://s7.uploads.ru/O9xzS.jpg

+1

7

Когда троица приблизилась к дому, из соседнего дома, где жила местная семья, вышла женщина. Видимо, мать семейства:
- Ох, к тебе подруга приехала? Почему же ты не сказала?
Луа'тлар повернулась и только после вопроса додумалась до того, как она вела себя.
"Стоп. Это же Фалька..." - И в этот момент эльфийка, подумав с секунду, расслабилась. Илитиири виновато взглянула на свою внезапную гостью, и, задумавшись на пару мгновений, она и правда перестала закрывать свое тело в жалких попытках скрыть свой большой округлый живот.
Соловей ощущала себя ущемленно и ослабленно, но она все же пыталась смягчить свое отношение к оборотню...
"Ариман? Хм... Ах как тесен этот мир".
Особенно, учитывая, сколько они были знакомы и через сколько передряг они прошли вместе.
- Да, прости... Я не хотела тебя напугать. - Тихо сказала наемница и подошла ближе. Эльфийка прикоснулась с плечу оборотня и погладила руку Алу, а затем и вообще приобняла ее, при этом стараясь не задевать ее животом. Ее состояние явно не радовало эльфийку.- Ну... Слухи небеспочвены...
Чем это не болезнь? Я беспомощна.

Выслушивая Алу, Луа прошли внутрь собственного дома с девушками. Дроу поставила еду на стол, после чего довольно поспешно открыла один из керамических горшочков и, выудив кончиками пальцев, засоленный овощ, с аппетитом съела кусочек перца.
- Мммм... - С наслаждением протянув, Лу открыла глаза и взглянула на свою давнюю подругу. - Хочешь?
Съев еще кусочек, эльфийка, казалось бы успокоилась и вздохнула. Проводив Кару, что ушла наверх, к спальням, взглядом, Соловей взглянула на Фальку вновь и вздохнула, выслушав ее вновь:
- Я не хочу, чтобы меня видели... такой. Я слабая и неповоротливая... - Голос эльфийки был немного глухим. - Пойдем.
Поднявшись, эльфийка провела гостью в свою комнату, где закрыла дверь и села на кровать, немного устало вздохнув.
- У меня не особо много места, но пока мы тут втроем, ты можешь спать со мной, почему нет?
Взглянув в окно, на лес, илитиири задумалась:
"Надеюсь, ты скоро придешь..." - Пронеслась мысль в голове Лу.
Она вздрогнула и интинстивно коснулась ладонью живота, раздраженно прошептав:
- Тихо... - Тем не менее, ребенок словно привлек внимание отвлеченной женщины к гостье, и отступница подняла мрачный, весьма серьезный взгляд обратно к Фальке. - Эреб говорил, если он перестанет писать - его нужно опасаться. Я боюсь, это время настало...
Я приезжала в Грес осенью, когда... Когда я еще могла. Я знаю, что он отправился в лес со своей подстилкой, но... Я так и не слышала никаких вестей от него после этого.
Говорила же я ему, не наступать на грабли снова.
- Оскалившись, разозленно хлопнула по тумбе ладонью Лу.
Разочарованно вздохнув, дроу выпустила пар и продолжила вполне спокойным тоном:
- Я не смогу вернуться в город еще какое-то время, у меня будут.... Кхм... Неотложные дела после... - Она покружила пальцем над выпуклостью. - Всего этого... И я не знаю, сколько это займет.
Могу я попросить тебя доложить Мартину об опасности, когда ты пойдешь в Грес? Ты можешь остаться сейчас, в этом нет ничего такого, но скоро... Я покину это место. И я не хочу рисковать, пока не наберусь сил.

+1

8

Выслушав замечание подруги о её беспомощности, я только весело улыбнулась:
-Твоя правда. Беспомощна. Наверняка: спина болит, да и едва удается высыпаться, наклониться даже толком не выходит... - начала перечислять я сомнительные плюшки ношения под сердцем дитя,которые ещё помнила из собственного опыта, впрочем, провального - Но знаешь. Это, сиськи Амат, лучшая из болезней.
Я бы вот, честно, хотела бы однажды иметь ребенка. Быть может, будь у меня с Эриком сын... хм. Даже думать нечего, когда у меня был Итан,я всё одно - чувствовала себя живой, верила во что-то, надеялась. Теперь же слишком мало и слишком редко я позволяю себе чувствовать, привязываться, любить. Взять хотя бы то, как сорвало мою крышу после смерти Ита. Бросало из крайности в крайность: сначала я пила, словно бочки с пойлом были способны заглушить память о потере; затем ушла в работу, берясь за любые, даже самые простенькие дельца, только бы голова была занята чем-то ещё; потом всячески пыталась самовыпилиться - очень старательно, отдам себе должное. Кидалась в авантюры разного рода и совсем не боролась за свою жизнь, но проклятье на то и проклятье, что исцеляло меня не позволяя сдохнуть.
Я как-то даже кинулась на Хана, когда тот был драконом. Получила шипом с хвоста поддых так, что, казалось бы, целых органов не осталось, но всё одно - осталась жива. Потом сцепилась с волчьей стаей, те хорошо меня подрали, но какая-то девчонка подобрала мою тушку в лесу и выходила. После общения с ней я впала в другую крайность: отправилась в Грес и стала частью Мясников. Мне хотелось утопить землю в крови и боли, в которой утонули остатки моего прошлого сознания, оставляя за собой Алу.
А вот сейчас, что удивительно, я снова при семье, снова довольно привязана и уязвима, хоть и не в полной мере я, но Фалька хотя бы не безликая хищница, что уже не плохо.
Мотнула головой на предложенное Ренор угощение, а вот на предложение спать с ней - кивнула. К этой ягодке чувства у меня были весьма неопределенные. Вроде как сестринские, а вроде как с поправкой на физическое влечение. Ну... не с животом конечно. Фетиша на беременных за собой я не припомню, к счастью.
-Я предупрежу остроухого. Но пока я не слишком спешу в Грес и думаю, тебе моя помощь будет нужнее, чем секс-символу квартала. - я показательно отмахнулась, хотя могла поспорить на то, что Лу знала, насколько я беспокоюсь об этом...этом...кхм. Близком друге. Пусть Мартин и раздражал меня почти всегда тем, что пытался влезть под шкуру и достать до души, он был мне достаточно дорог. И именно поэтому, как бы мы не ругались, я всегда готова была закрыть его собой при малейшей подставе.
Но я никогда не скажу подобного вслух. Особенно ему. В конце концов, он подавляющее количество времени мозолит мне глаза, может и сам давно догадался.

Отредактировано Алу Скетч (06-07-2018 16:49:14)

+1

9

Луа тяжело вздохнула.
- Вот уж не знаю... Три месяца мучиться тошнотой, а потом еще пару от тяжести... И все это, чтобы... - Соловей нахмурилась. Явно мысли о предстоящих родах не радовали эльфийку. - Разродиться мелким орущим кульком..? Хм... Не вижу в этом радости...
Не знаю, как я на это согласилась.

Это было правдой. Пытаясь избавиться от чада при осознании своего состояния, она быстро поняла, что упустила эту возможность и опустилась в глубокую, тягучую депрессию, из которой ее смогла вырвать нежданная гостья. Дроу смирилась с тем, что почти год ей предстояло провести в немощности, глуши и одиночестве... Но ее не покидала мысль, что посетила впервые, при Ланалуне. Она стремилась избавиться от собственного потомка и отдать его отцу. Для своего спокойствия и всеобщей сохранности. Но и это обернулось провалом, и вот, она готовилась завести семью... Или хотя бы ее подобие.
"Как у людей... Об этом ты говорил? Значит, у меня получается?" - Спрашивала она про себя Лорда-в-Маске. Божество отступников покровительствовало своей редкой дочери, и Лу надеялась, что она приближалась к своей цели быть более человечной. Именно к этому она стремилась почти всю свою жизнь на поверхности.
Она была удивлена реакции Алу. Соловей никогда не спрашивала оборотня о ее прошлом, но ее слова заставили дроу задуматься, не было ли у Фальки семьи когда-либо раньше... Но позиция илитиири всегда была одинаковой: если человек захочет - он сам поделится, зачем без нужды лезть в душу? У всех было свое прошлое.
- Ты так считаешь? Вот уж не ожидала... - Как-то грустно отозвалась эльфийка. Подумав немного, она перевела вес на руку, отставленную за спину, а вторую сложила на живот, как на стол. - Но помощь... Какая помощь? Я позвала за этим Кару... И Мира, - она кивнула обобщенно в сторону соседнего дома, - соседка, обещала помочь. Но... Надо признаться, я рада, что ты тут. Приятно видеть знакомое лицо, особенно, твое. Если захочешь им помочь или меня поддержать - я только за.
Эльфийка улыбнулась, а потом подозвала к себе, чтобы Алу села рядом. Ей было некомфортно, когда собеседник стоял перед ней... Было в этом что-то неестественное.
- Хочешь потрогать? Мира любит, когда... он... толкается ей в руку. - Женщина отвела неуверенный взгляд и повела плечами. - Не знаю, почему.
И все же мысли о затишье брата и вероятной опасности не отпускали ее разум:
- А про Мартина... Я отправиа посланника ребятам, они должны передать весть. Просто лучше сделать это дважды... Чтобы уж наверняка.
Кара появилась на пороге и возвестила:
- Я положила вещи на место, пойду сделаю чай, вы будете? - Дроу благодарно кивнула, улыбнувшись уголком губ.
Девочка кивнула в ответ, но замешкалась, глядя в сторону, а потом все же порывисто вошла внутрь комнаты и подкинула поленце в затухающий очаг.
- Чтобы ты не вставала. - Тихо сказала Кара и вышла, Лу же только грустно опустила голову, в очередной раз ощущая бренность своего состояния.

+1

10

-Я в своё время очень хотела детей. – Честно сказала я подруге, раздумывая над её предложением пообщаться с ребенком. И дело было не в нежелании, ровно наоборот, я хотела этого, но… меня снедали сомнения. Вся эта ситуация и так будила мерзкие и тяжелые воспоминания, и этот простой жест мог разрушить к морскому дьяволу ту баррикаду, за которой схоронилась Она. Разрушить меня, разрушить Алу, даже Князю наверняка достанется. Мы все хорошо знали, как та переживала смерть Итана, хотя тот не был ей родным сыном. И тогда Князь и Алу усердно сохраняли Её жизнь. А во времена, когда Она потеряла своего ребенка, ни меня, ни Алу, ни даже Князя ещё не было, чтобы удержать Её от слома. Конечно мы знаем, что тогда с ней было – нам доступны воспоминания, ведь как бы глухо Она не пряталась за нашими масками, мы лишь отражение. Даже сейчас мои сомнения не больше, чем порождение её страха столкнуться с давно забытым.
- Я носила дитя… лет так 276 назад. Не знаю от кого, тогда я принадлежала Борделю Мадам Редорин. Местечко было создано на опеку богатеньких выродков и шлюхи там ни в чем не нуждались, но и «уйти» было нельзя. Особенно если вскрывался факт беременности. Как ты понимаешь: бастарды им были не нужны. Так что моего ребенка убили. Утопили, если быть точной. – Неожиданно спокойно произнесла я, понимая впрочем, что уже уступаю место прежнему сознанию и её решениям.
Забавно, но это вот уже третий раз, когда она желает говорить сама. Первый был с детьми в приюте…, там она чувствовала себя легче. Быть может однажды, она перестанет нуждаться в нас и начнет жить сама. Перестать носить маски не так уж плохо. – Пускай сейчас тебе так и не кажется, но его рождение будет особенным моментом.
Ноги сделали уверенный шаг навстречу, половица скрипнула под каблуками, а ладонь опустилась на живот Лу с той же нежностью, с коей когда-то я приветствовала своего собственного ребенка.
Возможно мой дальнейший жест мало сочетался с Фалькой, которую знала Луа'тлар до сих пор, но это было не так важно. Мне была значима возможность быть рядом с ней в этот период собой, старой собой, хотя вкус этого почти забыт. Я словно выбралась из зыбучего песка и теперь медленно, с каждым жестом и словом стряхивала его с себя, вспоминая с ноля манеру собственной речи: степенную и спокойную, затем манеру жестов: плавную и сдержанную. Я была не столь яркой, сколь Фалька или Алу, не столь эмоциональной, но дети - одна из не многих причин по которым я забываю о собственной сдержанности. Прислушиваясь к ощущениям я обратилась к маленькой копии Лу, в чем я не сомневалась:
-Здравствуй, наш будущий маленький дроу. Твоя мама, кажется, слишком много думает. – Ощутив толчок, словно в подтверждение моих слов, я улыбнулась, осторожно погладив живот и устремляя взгляд на ежевичку, - Лучше чувствуй, любимая. Едва ли ты станешь планировать второго, так что плюнь на всё и насладись остатками времени, когда ты можешь бездельничать и ощущать его в себе. Побыть крутой и сильной у тебя, почитай, вечность.

Я бы сказала, что дети взрослеют слишком быстро, но сама не знала этого, могла судить только по Итану…, тот всё сделал слишком быстро. Вырос, возмужал, умер. Всё…слишком быстро.
Убрав руку от живота я выпрямилась, раздумывая над теперь единственным вопросом:
-Ты думала, как назовешь чадо?

+1

11

Луа внимательно смотрела на свою подругу и удивлялась ее переменам. Это была не та Фалька, Алу или Князь, которых знала и не раз видела илитиири.
"Что же это?" - Осознание сломленности и того, что не только сама Соловей ей страдала, было в какой-то мере утешительным.
Рассказ оборотня был чем-то сокровенным, и Лу поняла, что эти слова не могли предназначаться простому прохожему. Илитиири очень ценила подобные откровения - они, как правило, сближали и делали связь крепче. Эльфийка молчала, а когда Алу сказала, что случилось с ее ребенком, лишь опустила голову и молча покивала, не зная, как еще реагировать. Она не знала, как она относилась к детям. Конечно, она всегда была дружелюбна с сиротами в Гресе, которых взяла под крыло. Но не веди она себя так - они бы никогда бы не доверяли отступнице в той же мере. Еще больше ее смущал вопрос материнства. Несмотря на то, что Соловей мечтала стать более человечной, а в это понятие входила и "традиционная" семья, и потомство, все это пугало и, потому, отталкивало женщину.
- Особенным? - Усмехнулась дроу. - Вот уж точно... Орать и биться в агонии несколько часов, чтобы вытолкнуть из себя такой же орущий комок... Ммм... Волшебно.
Было в этой фразе что-то саркастичное, но она действительно так считала. Наемница сходила с ума от собственной неповоротливости и неуклюжести из-за этого бурдюка, которым стал ее плоский живот. Тяжесть, тянущая ее булыжником ко дну, не давая иногда даже встать с кровати, злила эльфийку каждый день... А с ребенком, когда тот родится, какая речь о прежней жизни? Нет, конечно, Лу хотела вернуться домой, к ребятам, и жить по-старому, но сначала ей нужно было кое-что сделать... И это дело тоже занимало неопределенный срок.
- Я и его то не планировала. Это все... не для меня. - В красных глазах женщины проскользнул страх. Она немного судорожно покачала головой, глядя подруге в глаза. - Я не готова...
Алу потрогала ее живот и ребенок, как по команде толкнулся изнутри в ее руку... К этому чувству Лу так и не смогла привыкнуть - это было слишком странно.
- ...Полукровка. - Поправила подругу женщина, спокойно глядя на нее. - Думаю, он примерно как... Эд. - Опустив голову, Луа глухо спросила. - Ты же слышала? Их под Милиагросом сбили летом... - Тяжело вздохнув, эльфийка вновь ощутила, как тугая боль тянет ее сердце.
Она предала одного из дорогих ей людей, чтобы быть верной другому. Этот выбор казался ей аморальным и неправильным. Ирония заключалась в том, что эльфийка думала об аморальности с ее образом жизни. И все же, она горевала по этой потере, когда новость о кораблекрушении донеслась до нее в Кримеллине еще до побега сюда, в эту глушь.
Быстро втянув воздух носом, Лу подняла голову вновь, глядя на Фальку:
- Я выращу его себе... На замену. - Тихо проговорила наемница, а потом опустила голову, глядя на ненавистную округлость своего тела. - Ты же не думаешь, что я вечно буду сидеть на одном месте? Подрастет - отдам Мартину на обучение, почему бы и нет. Он будет хорошим наставником.
Весь этот разговор пустился в какое-то темное русло... От этого Соловей встряхнула головой, будто смахивая с себя все эти грустные разговоры о смертях, потерях и вечности.
- Солстран. - Кивнув, ответила илитиири. - С моего родного языка это переводится как "ловкий паук".
Она спокойно усмехнулась и опустилась на кровать, потому как ее опорная рука затекла до отвратительного покалывания:
- Раз уж он оказался таким настойчивым, что сначала я ничего не поняла, а когда пыталась избавиться, - все было напрасно, я думаю, это подходящее имя.
Медленно и лениво потянувшись, дроу вдруг улыбнулась и спросила:
- Знаешь, по чему скучаю я? - Выдержав паузу, Лу тихо засмеялась. - Спать на животе.

+1

12

Увидив панику в глазах подруги я бережно приобняла её за плечи, улыбаясь:
-Всё неизвестное страшно, ягодка моя. Но разве есть что-то с чем не совладает наша прекрасная сильная Лу? Надеюсь наш маленький принц будет похож на тебя этим. - мягко сказала я, целуя эльфуйку в висок. Сейчас она и впрямь была похожа на ягодку своими формами.
Очаровательна... беременность красит женщину.
Неожиданно подруга заговорила о крушении Эдварда и тут моё сердце пропустило несколько ударов, сжалось и готово было лопнуть к чертям собачьим. Одна мысль о смерти пирата причиняла невероятную боль. Даже когда я умирала мне не было так больно. Мы были близки. Выпустив дроу из объятий я отошла к окну, выглядывая в него с какой-то непонятной для себя же самой надеждой. В последнее время... только так я и смотрю в окно. Всё жду, что этот глупый пират объявится и мы как всегда выпьем вместе, найдем сотню другую поводов для шуток. Но он не являлся.
Зубы сомкнулись и скрипнули, к горлу подступил очередной ком. В такие мгновения не было ничего сложнее, чем говорить. Вновь захотелось спрятаться за Алу. Ей не было больно. Никогда. Всякую агонию она обращала в наслаждение и возбуждение. Она и потерю Эда помогала пережить. Насколько это было возможным.
-...когда я услышала эту новость, то хотела разрушить порт в Гресе. Спалить его дотла с другими кораблями и провалиться в пучину. Следом. Эд... значил для меня очень много. - честно сказала я, даже не столько Лу, сколько себе самой.
Я полюбила этого пирата. Полюбила впервые после смертей Итана и Эрика. Он всегда чем-то напоминал мне последнего. Быть может тем, что был, как и муж, похож на ветер. Такой же легкий и мощный одновременно, своевольный и свободный. Конечно я не произносила этого в слух прежде, а теперь и не произнесу.
За одно я была благодарна. Мне не довелось видеть его смерть, как то было с мужем и Итам. Не думаю, что в третий раз я могла бы оправиться. Даже при наличии поддержки семьи.

Последующие слова подруги прозвучали словно откуда-то из далека, но я понимающе кивнула, после чего мотнула головой,отгоняя накатившую на сердце боль. Прежде я не говорила Лу о наших отношениях с Эдом. Не думала, что озвучу сейчас.
-Хорошее имя. И значение хорошее. Ты же знаешь, что я помогу чем смогу. Из меня отличная нянька. И, да. - обернувшись к Лу и улыбнувшись в ответ на её замечание о сне, я снова отвлеклась от тяжелых мыслей, - могу тебя понять. Мне некогда тоже этого не хватало. Кстати, если честно, я бы с радостью отдохнула. Дорога была очень долгой и утомительной.

+1

13

Стоило Алу приблизиться к дроу и коснуться губами виска, эльфийка сразу успокоилась. Она подалась навстречу, приобняв подругу и медленно закрыла глаза, принимая эту нежность с благодарностью и взаимным теплом. Луа опустила голову, словно потираясь о лицо оборотня, как это делают ласковые кошки.
Но вдруг, Фалька встала и отошла к окну. Соловей было удивилась такой реакции, но быстро поняла, в чем дело. Слова тут были не нужны - илитиири сама ощущала те же эмоции. И тут, пока она смотрела на спину подруги, вместе с горечью утраты и болью потери, Лу ощутила кое-что еще... Укол ревности.
Дроу сохраняла спокойный фассад - это было привычно для эльфийки. Ее сородичи, как и сама отступница, обучались скрывать свои эмоции чуть ли не с рождения, но ее видимое спокойствие хранило в себе странное чувство. Она понимала, насколько это неправильное ощущение, но в этот момент женщину посетила мысль:
"Может я выбрала правильно?" - Реакция Фальки говорила о близости с Эдом, которую разделяла с ним и сама Лу. И, несмотря на условие полной свободы, она понимала минусы этого уговора... Каково было бы напряжение, окажись они сейчас здесь втроем?
Будь Эд жив, он бы пришел... В Грес, в Кримеллин... Сюда. Помимо Кары и, теперь, Фальки, только он знал об этом убежище. Причем узнал он об этом первым. И его татуировка, на пару с идентичным шрамом на запястье Лу, были напоминанием об этом доме после пьяного угара. Даже если он и укрывался, он знал о сохранности этого места... Даже если он бежал, ему было необходимо лекарство, что делала ему дроу.
Глядя в потолок, илитиири вздохнула, отведя взгляд.
"Неправильная мысль, ох, неправильная..." - Наемницу должна была заботить жизнь пирата, а не то, как бы они делили друг друга втроем, если бы кто-то из них решил вдруг заявить о собственничестве.
Хотя эльфийка и понимала, что скорее всего именно эти трое жили бы в мире, гармонии... С небольшими вспышками развращенных утех и пьянства, ее мозг не был готов к новым концепциям.
Если женщина-дроу выбирала себе мужчину - этот мужчина принадлежал ей, пока она не отпускала его или не уходила. Это было заложенно поколениями в ее сестер... И в нее саму.
Ребенок, что сейчас двигался в ее чреве, сильно изменил ее жизнь и спутал многие планы наемницы... И, даже в какой-то мере, лишил свою будущую мать свободы выбора.
Луа, полежав еще немного, все же поднялась и медленно прошла к оборотню.
Положив ладонь на плечо Алу, она потерла ее кожу большим пальцем, а затем провела пальцами вдоль ее руки и потянула ее за ладонь за собой.
- Пойдем, поужинаем, чаю попьем, а там и лечь уже можно... - Спокойно предложила Луа'тлар, уводя тему от наболевшего. - Хватит волноваться. Я тут, жива-здорова, все в порядке. - Добродушно улыбнулась эльфийка, будто валяя дурака. Она не хотела, чтобы помимо нее самой в доме кто-то волновался. Это нервировало дроу.
- Кара, накрой на стол, пожалуйста! В кладовке было мясо в горшочках, Мира вчера дала. - Спускаясь по лестнице, громче обычного сказала женщина. Затем, она обернулась и уже тише спросила подругу, не в силах сдержать интерес. - А... Что ты делала в Аримане?
Я слышала, там был пожар... Не в курсе, что произошло?

Спустившись вниз, дроу принялась расставлять тарелки у стульев, чтобы помочь девчушке, а за одно отпила уже налитый ей чай, что наполнял кухню приятным травянным ароматом.

+1

14

На слова подруги я лишь кивнула. Она была права. Нет толка волноваться о мертвых - им уже не помочь, даже если это мертвец любим. Любим так, что каждый миг жизни без него кажется таким же испытанием, как невероятно затянутый, сдавливающий грудь и заставляющий трещать ребра корсет,надетый поверх платья в палящий зной. Его так хочется снять,так хочется сделать полноценный вдох, но вместо этого ты терпишь, чувствуя как мир плывет перед глазами от жары и нехватки кислорода. От этого чувства хотелось бежать и прятаться, тем более, что волновать и без того тяжело переносящую беременность Лу - не хотелось. И быть может поэтому на лицо вновь легла маска Фальки, что спокойно и тепло улыбалась оборачиваясь к дроу.
- Я не особо голодна, если честно, то устала настолько, что даже "жевать" кажется тяжелой работой. - Проговорила я, поддерживая подругу под руку на спуске с лестницы.
Всё же... я соскучилась по ней. Мы довольно давно не виделись и не болтали так запросто. Этого порой не хватает в Гресе, где в основном я выполняю роль дотошной старшей сестры для оставшихся Ткачей. Мне не хватает возможности быть с кем-то равной, как с Мартином, Эдом или Луа'тлар.
-А что до Аримана, то там я "мимо проходила", была уставшая и злая, и не слишком вникала в истории пожарищ. Да и вообще,ты же знаешь, я не отличаюсь любопытством. На самом деле так вышло, что с уже почти месяцев пять назад я получила хорошенький такой заказ, стоящий, но кто-то слил информацию обо мне жертве и он пустился в бега. Плутал как мог, нагнала его аж под Ниборном! Короче - умер он уставшим и в муках, потому как беготня меня добрее не сделала. Привал в Аримане был необходим мне, когда я уже возвращалась в Грес и неожиданно получила вести о тебе от Мартина. Такие пироги, ежевичка. - Вполне честно сказала я, опуская встречу с Лартом и то, что ухитрилась подорвать хрупкую психику парня. Этому тоже не стоило уделять внимания в нынешней ситуации.

+1

15

- Я вижу... - Тихо засмеялась Соловей, немного в развалку спускаясь по лестнице. - Но на сытый желудок и силы придут быстрее. - Взглянув на Алу, дроу добродушно улыбнулась. - Я серьезно. Хотя бы немного, это поможет.
Она двигалась аккуратнее, чем людские беременные женщины, и то, как она переносила вес, выглядело иначе, но все же теперь походка илитиири отличалась от ее привычной, естественной манеры плавно передвигаться, почти не касаясь пятками пола.
- Плутал как мог, нагнала его аж под Ниборном!
Лу на миг замерла, взглянув в глаза Фальки.
"Да вы сговорились все!" - Возмутилась про себя Соловей, пытаясь справиться с отвратительными воспоминаниями о герцогстве и его правителе и не сорваться в очередной раз. Слишком много эмоционального груза уже всплыло за их беседу в спальне женщины.
- Кхм... Не стоит туда ходить. - Глухо, но серьезно сказала илитиири, отведя хмурый взгляд. - Просто послушай мой совет. Не спрашивай.
Когда женщины спустились и сели за стол, они приступили к ужину, и Лу все же смогла расслабиться вновь.
Она стала более открытой и нерасторопной, ушла нервозность и скрупулезность в жестах. Казалось, они вернулись во времена Греса. Конечно, тогда с ними не было Кары, но эльфийка правда скучала по временам, когда они могли вот так сесть и поговорить с подругой, в спокойствии и домашнем уюте.
Они провели вечер за отвлеченными разговорами и шутками. Луа'тлар радовалась этому неожиданному приезду все больше, и эта радость была видимой - вскоре наемница стала улыбчивее и разговорчивее, напряжение ушло полностью, и общение этой троицы протекало легко.
Лу не нравилось заставлять подругу есть, но она правда беспокоилась за ее состояние, а потому продолжала настаивать на ужине, пока Алу не съела хотя бы немного.

Спали они вместе.
Прижавшись к подруге, Лу спокойно спала в объятьях подруги, мерно вдыхая забытый запах ее кожи.  Эльфийка ворочилась крайне редко и мирно спала всю ночь, в то время как дитя, казалось, время от времени прямо таки танцевало в материнской утробе, и наемница иногда двигалась по инерции за этим весельем внутри себя, вяло ворча в полудреме.
Чуткий сон не помогал эльфийке в это время, и она не могла выспаться уже долгое время, а потому почти всегда была вялая и сонная, и именно поэтому она часто дремала в течение дня... Все равно ничем особым с этим огромным животом она не могла заняться. Ее тело ныло от тягучей боли, женщину сковала слабость пополам с тяжестью ребенка.

День они провели в той же спокойной атмосфере, за разговорами и мирными посиделками. В комнате и снаружи. Ближе к обеду отступница познакомила Алу со своими соседями - семьей фермеров, что продали дроу свой свободный дом. Это была дружная семья с двумя детьми и старшим сыном, что уже покинул родной дом в поисках собственного пути.
Их настороженность развеялась, а дети постоянно спрашивали о местах, в которых побывала волчица.
О природе Алу дроу решила все же умолчать, предоставив этот выбор ей, но сама она не знала, как Рой и Мира отнесутся к оборотню.
Вечером, когда они видели в зале соседей, Лу резко вздрогнула, хватаясь за живот и непроизвольно простонав от боли.
Люди замерли и взглянули на дроу с тревогой, и Мира разорвала тишину:
- Что, началось?
- Рано же еще... - Неуверенно проговорила Соловей.
- Так бывает. - Встав, соседка подошла к эльфийке, пока та продолжала сидеть, не двигаясь. Обернувшись к Каре, она спокойно проговорила. - Эй, приготовь ка комнату и все остальное... Лучше перебдеть.
А мы посмотрим, как ты себя чувствуешь. Только успокойся.

- Что..? Что значит, так бывает?!
Боль пронзила низ ее живота вновь, и Соловей оскалилась, ссутуливаясь над животом.
- Так, пойдем ка к тебе. Милый, займи детей. - Подхватив эльфийку под руку, Мира кивнула Алу, чтобы та стала опорой с другой стороны, и они медленно пошли в дом илитиири, где уже суетилась Кара.
Эта новость взволновала эльфийку, отчего ее лоб покрыла испарина, и Лу потерянно взглянула на Фальку:
- Что теперь будет...? - Испуганным шепотом спросила дроу. - Нет-нет-нет... Я еще не готова... Слишком рано...

+1

16

В итоге сейчас, рядом с Лу я понимала, что правильно сделала, рванувшись в Кримеллин. И дело было вовсе не в кажущейся беспомощности беременной подруги, а скорее в её напряженности вызванным… весьма существенными переменами в жизни дроу. Смешило меня и то, что хоть Ежевичка и твердила о неготовности быть матерью, меня заставляла есть равно так, как положено это делать матушке, пекущейся о нерадивом ребенке, что отказывается от еды и тянет руки к сладкому.
Кстати от сладкого я бы и впрямь не отказалась. Что ни говори, а силы оно восстанавливает даже лучше плотного ужина. Да и в целом я та ещё сладкоежка. Вероятно из-за того, сто в детстве о сладком даже мечтать не приходилось – сейчас я могу есть сладкое сутками, не слишком беспокоясь о фигуре.  Что ни говори, а в некоторых вопросах я сущее дитя.
Усмехнувшись собственным мыслям, я всё же приступила к ужину, честно съев больше половины горшочка, чтобы не расстраивать мамочку-дроу. Ей сейчас это вредно.
До постели после еды я добралась, что называется «еле-еле», с сытым брюхом накопленная усталость изволила пройтись по телу и сознанию парадом, размахивая флагами, отбивая задорный ритм на барабанах, который ноющей пульсацией расходился по перегруженным,  даже на взгляд оборотня, мышцам. Само собой в результате спала я как младенец. Актуальное сравнение.
Хотя даже это не помешало мне сквозь сон слушать дыхание спящей подруги. Для мне подобных это естественно. Мы всегда спим чутко, если рядом болеющий или беременный член стаи. Слушаем, просыпаемся от малейшего волнения. Повезло, что Лу в моих объятиях спала спокойно, тем самым обеспечивая мне комфортную ночь без лишней тревоги. Впервые за столь долгий срок.
Утро и день проходили достаточно мирно, ягодка и её помощница даже сочли нужным познакомить меня с соседями. Милые люди. Достаточно, чтобы не желать им зла, а больше и не надо.  К моему комфорту Ренор не стала говорить им о том, что время от времени я бываю белой и пушистой. И я, конечно, не стала. Опыт общения с людьми на эту тему у меня был, да и с оборотнями тоже. Не самый приятный. Одни хотят поднять проклятую на вилы, вторые хотят перегрызть глотки, сломать хребет, выклевать глаза, поднять на рога… короче, каждый придумывает свои способы меня умертвить, а сейчас на подобного рода разборки желания не было.
Нет, конечно, терпимые люди тоже встречались, даже терпимые эльфы! Но устраивать всем подряд тест на терпимость и принятие – крайне не дальновидно. Даже с моим уровнем мазохизма.
Покуда я улыбалась собственным мыслям, наш маленький принц, которого я считала уже чуть ли не родным и любимым племянником, представляя себя чутднОй доброй феей, дарящей хорошее оружие и учащей им пользоваться, а так же разрешающей втихаря от матушки лопать сладкое, решил преподнести матушке сюрприз преждевременным появлением на свет. Да и не только матушке. Однако если на наших лицах промелькнуло едва заметное удивление, которое исчезло столь же быстро, сколь появилось, то на лице Лу читать приходилось иное.
-Конечно ты не готова! – Вполне честно кивнула я, целуя дроу в лоб и тепло улыбаясь, - к этому никто никогда не готов, но ты будешь матерью.
Улыбка стала спокойной, а глаза недвижимо смотрели в глаза Луа, покуда я брала её под руку, становясь опорой. Конечно, я бы могла её запросто отнести, но перед чужими показывать волчью силу уж больно не хотелось, а потому пришлось играть по человеческим правилам.
-Всё будет хорошо. Верь мне, ягодка. Я буду рядом, чтобы помочь сейчас и после тоже. Мы ведь семья.
Вещи я говорила простые и очевидные, однако это было именно тем, что приходило на ум Ей, а значит и мне с Алу тоже. Это было единственно правильным чувством. Доведя подругу до спальни, я спокойно посмотрела на уже принесенную теплую воду, одобрительно кивнув.
-Полотенца, тряпки? – адресовала я вопрос Каре, прекрасно зная, что сейчас ждет Лу и нас всех.

+1

17

Луа'тлар потянулась к подруге, когда та коснулась губами ее лба, а затем прильнула к ее руке больше, перенося свой весь на Алу. От части она не хотела нагружать Миру, зная, что оборотень намного сильнее, но еще больше эльфийка тянулась к хорошо и давно знакомой фигуре, будто желая получить ее защиту и поддержку.
Илитиири была напугана.
По пути к ее дому, уже на пороге, Луа замерла на месте, чувствуя, как ее ноги подкосились от боли.
Она судорожно дышала, склонившись вниз, и соседка помогла ей выпрямиться, осторожно поддерживая ее за грудь, под ключицей.
- Давай, немного осталось...
- Я не хочу, не хочу, не хочу... Нет... - Раз за разом в панике тараторила Лу, делая шаг за шагом через силу... И очередную волну боли. Нет, это не была новая схватка, но боль растекалась по ее бедрам, и это сводило ноги женщины, а еще это сводило ее с ума.
Войдя внутрь, Лу снова остановилась. Стиснув зубы, она втянула воздух и опустила голову, медленно выдыхая.
- Рилдир, как больно... - Прошептала Соловей.
Никогда еще она не поднималась в свою комнату так долго. Стараясь расслабиться, женщина также пыталась сохранить спокойствие и медленно, но верно добралась до спальни. Там во всю копошилась Кара. На вопрос Алу, она судорожно закивала и унеслась обратно вниз, явно забыв что-то. Помощница эльфийки была покладистой девочкой и потому, хоть она и выглядела очень взволнованно, действовала она весьма методично.
Сев на кровать, Соловей легла, глядя на живот и держась за него обеими руками. Тянущая боль беспокоила дроу, и она постоянно упиралась ногами в матрас, продолжая елозить на месте. Женщина просто не могла найти удобное положение и в итоге села:
- Что происходит..? Что происходит? - То и дело спрашивала Лу.
Мира подошла к Лу и спокойно проговорила:
- Походи немного.
И правда, пока Лу ходила по кругу, как заключенный в клетку волк, неудобство отступило:
- Я не понимаю. Я просто не понимаю! Этого не должно было случиться сейчас...
Или ей просто так показалось. Так продолжалось, пока ее не схватила очередная волна боли внизу живота, заставив будущую мать вскрикнуть и согнуться снова.
Когда же Лу выпрямилась, она ощутила влагу и поняла, что ощущает, как вода стекает по ее ногам. Сделав шаг назад, Соловей взглянула на разрастающуюся лужу под ногами. Жидкость была мутной, слизистой с вкроплением крови и каких-то мясистых кусочков.
Лу подняла голову и испуганно посмотрела на ожидающих "необратимое" событие. Мира и Кара быстро помогли ей добраться обратно до кровати, а соседка с предвкушением сказала:
- Ну, началось...
- Как началось? Что началось? Нет-нет-нет... - Но новый крик прервал ее панический приступ.
Эльфийка с ужасом в глазах взглянула на Алу и потянула к ней руку. Она хотела быть в ее руках, ощущать безопасность и защиту подруги:
- Мне страшно...
И так началась долгая ночь, полная боли, криков, слез и пота...

+2

18

Поистине чудно сплетает свою паутинку жизнь. Я мечтала о ребенке, надеялась что смогу дать ему жизнь, что смогу защитить, но... но...
Перед глазами начали оживать воспоминания. Вот я, ещё совсем девчонка, просыпаюсь и иду завтракать в борделе. От вида еды тошнит. После тех помоев, которыми я питалась в детстве: меня никогда не тошнит от еды. Я всё сразу поняла.
Скрылась в уборной, мне плохо, но в голове прокручиваю побег.
Картинка меняется, дверь слетает с петель. Мадам Редорин тоже всё поняла. Она позвала вышибал. Меня заперли.
Мелькают картинки. День за днем, минута за минутой...Все семь месяцев взаперти. Меня кормили, поили, ко мне пускали лишь клиентов, которым нравилось иметь беременную шлюху.
Боль. Я молилась. Молилась Имиру и Играсиль, которым никогда не было дела до меня. Я просила о чуде, просила, чтобы мой ребенок жил.
Но они всегда были глухи. Глупые боги... я бы убила каждого из них, если бы могла. Они лишь мешают.
Следующее воспоминание болью разносится по сознанию и телу, вызывает желание плакать.Я стискиваю зубы, чувствую как Луа опирается на меня. Стараюсь крепче взять подругу под лопатки, но соблюдая осторожность это оказывается не так просто.
Каринка перед глазами отвлекает.
Я в купели, в той самой, в которой боится оказаться каждая из шлюх. Так мадам Редорин...обеспечивает себе репутацию. Её первоклассные продажные девки становятся бесплодными после первой беременности и родов, что заканчиваются смертью младенца в этой купели, во время чудовищного ритуала.
Я вырываюсь, кричу, рыдаю, умоляю дать моему ребенку жить. Мне больно, не хватает воздуха, крепкие мужские руки держат меня в купели. Часы ужаса и проклятий. Часы. А затем...
Тело моего ребенка всплывает пред о мной. Я не слышала его первого крика. Не смогла даже рассмотреть. Когда я увидела... то отключилась. Проснулась уже со странной печатью на животе, в своей прежней комнате и прежнем статусе шлюхи. Теперь клиенты салона Редорин были в безопасности. У них не будет бастардов. А у меня... в тот момент казалось - не будет жизни.
Я даже расцарапала себе живот на этом месте, расцарапала настолько, что пришлось вызывать целителя.
Но разве подобное можно вылечить?
Мы дошли. Луа'тлар легла на кровать и начала ерзать. Я наблюдала, на какой-то миг от этого зрелища в сердце холодной змеей вползла зависть, на миг почувствовав с ней ещё и злость, словно это Ежевичка отняла у меня ребенка несколько веков назад. Но это чувство отступило так же быстро, как появилось, уступив место легкому налету вины за подуманное и с ним - невероятной нежности.
Я любила свою подругу и уже любила того сорванца, что должен был появиться на свет в ближайшее время.
Пока Ренор ходила по кругу предаваясь панике я спокойно отвечала на её слова:
-Не нужно понимать, всё будет хорошо, боль пройдет. Может и не должно, но случилось. Эй, Лу. Я скоро стану тетей. - Насмешливо,но искренне произнесла я глядя на подругу. Именно так я себя сейчас и чувствовала. Словно рожала моя сестра и я намеревалась увидеть своего племянника одной из первых.
-Воды. Уже. - спокойно прокомментировала я стекшую по ногам дроу вязкую жидкость.
С учетом того, что сама я находилась в купели, могу сказать, что момент, когда отошли воды не ощутила совсем. Но после не раз доводилось наблюдать это, да и роды это в моей практике не первые.
Стоило Лу вновь поддаться панике уже на кровати, как я ринулась к ней, садясь рядом, поддерживая её спину одной рукой, а вторую позволяя сжать и бережно поглаживая её ладонь пальцами,когда приступы боли отступали от эльфийки.
-Не бойся, я рядом. Положись на меня. - Твёрдо сказала я, целуя похолодевший висок девушки.
Если для Ренор ночь была испытанием,то я привычно контролировала Кару, заранее предупреждая ту (и дроу заодно) о следующей схватке. Мне это было легко определить по усиливающемуся смешению запахов крови и пота.
Несколько раз и мне приходилось сжимать от боли зубы - так сильно могла сжать ладонь Лу, но это было не важным.
Кара оказалась бывало повитухой, что успокаивало. Не хотелось ещё и напоминать о вещах из серии "обработай руки, поставь воду ближе и ножницы тоже обработать не забудь". Хотя в таких ситуациях я обычно предпочитала кинжал из чистого серебра. Да, странные у него цели - пуповину обрезать и меня жизни лишить, если однажды будет нужно.
Я отвлекала внимание Лу, говорила как дышать, а в приступах паники начинала дышать вместе с ней, поддерживала её каждый раз, когда приходилось тужиться, в какой-то момент попросила соседку принести стакан воды, роды затягивались, а подруге явно нужно было хоть немного утолить жажду, успокоиться и восстановить силы... ну. Хотя бы отчасти.
Когда наконец малыш решил показаться на свет, я удовлетворенно отметила, что он не так уж и крутился в животе у матери.Первой появилась головка,правда лицом к спине Лу, но так принять роды даже легче.
-Лу, следующая схватка будет самой тяжелой. - Честно сказала я, понимая что обычно, если нет осложнений, следующая схватка будет длиться пока не выйдет всё тело малыша, а этот процесс нередко долог.
-Придерживай шейку. - Сказала я уже Каре, крепче сжимая ладонь подруги.

Отредактировано Алу Скетч (03-08-2018 22:27:25)

+1

19

Солнце все еще вставало поздно, не проснувшись после зимы, а крики в доме наемницы все не затихали.
Эльфийке казалось много раз, что либо ее таз разорвется от боли, либо же это сделает уже ее сердце - от напряжения. Она охрипла и обессилила, лоб женщины был покрыт потом, волосы прилипали к лицу и телу, и силы окончательно покидали ее.
- Я не могу... Я больше не могу... - Шептала дроу в перерыве между схватками, со страхом и усталостью заглядывая в глаза подруге. Но та лишь успокаивала ее снова и снова, давая ей утолить жажду.
Это помогало, но не очень...
- Давай, Лу... - Уговаривала ее Кара. - Немного осталось...
- Ты говорила это час назад! - Сорвалась на крик под очередной волной боли Луа.
- Потерпи, девочка. Все хорошо, ты отлично справляешься. - Подбодрила ее Мира, коснувшись ее щеки ладонью.
Когда очередная потуга закончилась, наемница запыхалась и устало рухнула на подушки и в руки Алу, горько плача от боли и изнеможения. Она так хотела спать, но боль не давала ей это сделать.
Когда Соловей ощутила, что ее ребенок наконец решил явиться на свет, и его присутствие переместилось в лоно, она лишь оскалилась от неудобства и очередной боли (куда же без нее), и выпалила в нетерпении:
- Ну сколько там еще?!
Лицо Кары сияло радостью и истинным озарением, и это разозлило эльфийку, - ей нужен был ответ. И нужен он был сию секунду... Но тут подключилась подруга и сказала напрячься ей в последний раз, да посильнее.
- Да-да... - Покладисто ответила Кара. Это были не первые роды, которые она принимала, и девушка хорошо знала, что и как стоит делать. В ее тоне не было раздражения, она ценила мнение Алу и соглашалась с ним.
Мира тем временем закопошилась над колыбелью, что они с Роем закрепили за канаты к потолочной балке, подготавливая теплые одеяла и простыни сверху, куда можно будет уложить младенца. Подруги эльфийки и сами хорошо справлялись, а потому она решила заняться постелью для новорожденного заранее.
Луа'тар сделала несколько быстрых вдохов, а потом вся скукожилась, выдавливая из себя ребенка вместе с отчаянным усталым криком и остатком сил. Наконец, странное ощущение исчезло, и тело дроу расслабилось.
Она устало рухнула на кровать, тяжело дыша и глядя пустым взглядом в потолок, распластавшись по матрасу.
- Смотри, какой хорошенький! - Воскликнула Кара. - Лу, взгляни...
Луа была слишком уставшей.
- Нет... - Плача, жалобно молила дроу.
Женщина не хотела видеть виновника этой пытки, более того, ей было страшно встретить свое порождение, что мучило ее всю ночь... и месяцы до того, почти с самого момента его зарождения в ее утробе.
Она слышала, как раздался легкий хлопок по коже, а затем послышался и детский плач. Она слышала, как щелкнули ножницы, как женщины вокруг нее кружатся вокруг ребенка... Глаза Лу закрывались, но удобство не наступало и вдруг обернулось новой потугой.
Подняв голову, эльфийка испуганно спросила:
- Что?! Еще?!
Мира добродушно рассмеялась и проговорила, подходя к ней:
- Это всего-лишь послед. Давай, самое страшное позади.
Итак, когда поле, покрытое инеем, озарили первые лучи солнца, илитиири провалилась в нездорово-глубокий сон, еле выдержав, пока Мира и Кара сменили простыни вокруг и под ней.
Луа была настолько усталой, что даже не могла говорить.
А в подвесной колыбели спал ребенок - почти смуглый, пухлощекий мальчик с заостренными розоватыми ушками и белым пухом на макушке.

+1

20

Луа действительно справлялась отлично, делала всё необходимое, даже не смотря на то, что не хотела. Я понимала, какого её и что с ней сейчас происходит, я уже видела подобные состояния девушек после родов. Не сразу, но это пройдет.
Последний крик и наконец малыш появился на свет. Не выпуская подругу из рук я с интересом посмотрела на этот маленький смешной комок с острыми ушами.
Обычно люди твердят "он похож на мать" или "весь в отца", но на мой вкус - новорожденные ни на кого не похожи. Они все сморщенные, скукоженные, полненькие. Конечно есть такие детали, как те же уши и цвет кожи, и глаз, но на этом малейшие сходства заканчиваются.
-Не плачь, родная. Сейчас ты сможешь отдохнуть, я буду рядом - прошептала я на ушко дроу, поглаживая ту по холодным намокшим волосам. Ей нужен был сон. Подняв уставшую Лу с постели и поставив её на пол, я помогла дамам быстро сменить постельное белье, а затем проследила за тем, как Луа провалилась в крепкий сон. Именно такой сон называют "мертвым". Едва ли она будет что-то видеть во сне.
Укрыв одеялом дроу я задумчиво обвела взглядом комнату, в которой уже ничего не напоминало о том, что происходило каких-то пять минут назад.
Ничего, кроме...
Поднявшись с кровати я прошла к колыбели, рассматривая маленького спящего принца. Странно, но я чувствовала особенное родство с этим несуразным комочком. Даже если самой ягодке будет трудно принять факт его существования, то мне он почему-то внушал ощущение надежды. Даже не знаю, на что именно.
Улыбнувшись этому ощущению я осторожно коснулась светлого пушка волос малыша так, чтобы не потревожить его сон, а затем, отступив на несколько шагов, изменила обик на волчью шкуру. Сейчас мне хотелось оберечь их и защитить, даже если им ничего не грозило. А для этого облик волка подходил как нельзя лучше.
Свернувшись на полу между колыбелью и постелью Ренор я закрыла морд хвостом и погрузилась в спокойный сон.

+1

21

Эльфийка была рада провалиться в этот сон. Боль прошла, все мысли стихли, и женщина погрузилась в сладкое забытье. Что было странно, ей было плевать, как эта тьма окружает ее...
Это забытье было похожа на тот сон, что на два года забрал ее непутевого брата, и в нормальном состоянии Соловей побоялась бы этого транса, опасаясь, что попадет в ту же ловушку. Но сейчас ей было все равно.
Ее тело болело, ее разум не воспринимал ни одну эмоцию.
Она расслабленно растянулась по кровати и просто провалилась в эту пропасть, не волнуясь ни о чем... Лу слишком устала волноваться после этой отвратительной ночи.

Проснувшись лишь к полудню, илитиири посмотрела по сторонам, а потом резко села. Все произошедшее показалось ей кошмаром, но вдруг она поняла две вещи - первой была боль от резкого движения, и Лу быстро схватилась рукой за живот... Вторым осознанием стало то, что ее тело больше не походило на наливной арбуз посреди ее туловища.
Дроу осмотрелась уже более подробно, и медленно опустилась обратно на подушки. Она была слишком слаба.
Взгляд наемницы встретился с колыбелью, в которой она заметила легкое движение и странные шорохи. Алу не было в комнате, и эльфийка, немного подумав, все же аккуратно, медленно поднялась с кровати.
Низ живота и бедра женщины гудели так, будто она пробежала вчера не один десяток километров, и это ощущение было несравнимо ни с чем другим. Сделав пару шагов, Лу ссутулилась и сжалась, ощутив, как кровь обильно покидает ее тело... Было запаниковав, она лишь через секунду вспомнила, что это происходило со всеми. С дроу, с волчицами стаи, с людьми, с которыми ей доводилось провести время... И это было логично, - кровь копилась внутри утробы все то время, пока ее населял младенец, а потому сознание эльфийки окатило волной отвращения - следующую неделю или две она будет кровить.
Новый шорох отвлек Лу от собственного тела, и она вновь взглянула вперед. Она могла видеть, как от движений колышится подвесная кроватка. Медленные бесшумные шаги поднесли наемницу ближе, и она наконец увидела его...
Солстран был маленьким и тихим, он не спал, но и, слава богам, не плакал. Он осматривал пространство вокруг себя, но не мог сфокусироваться на чем-то определенном.
Подойдя вплотную, эльфийка коснулась его крохотного плечика рукой и заметила, как сильно отличается тон их кожи.
"Если я отдам его в приют, никто не узнает..." - Пронеслось на задворке ее сознания, пока этот теплый комок барахтался среди простыней.
Он правда не был похож на дроу. Его кожа была человечьего тона, даже с белыми волосами и эльфийскими ушами он больше походил на лесного эльфа. Новоявленная мать склонилась над ребенком, - глаза его были зелеными. Параллель молнией поразила сознание наемницы, а воспоминания и ассоциации со столь ярким цветом глаз намертво схватили мозг отступницы. И это заставило Лу отшатнуться.
Это напоминание было слишком быстрым, и напомнило женщине об утраченном друге вновь. У него были такие же глаза... И это ранило илитиири.
Закончив осмотр своего отпрыска и не желая больше его касаться, Соловей собрала волосы в небрежную быструю косу и направилась к выходу. Открыв дверь, она тихо, хриплым голосом позвала:
- Алу? Кара? - Не то, чтобы ей было что-то нужно, но ходить много она явно не могла. И оставаться наедине с собой эльфийка тоже не хотела.

+1

22

Я проснулась достаточно рано. Вместе с юным принцем, что перестал сопеть и начал ерзать в кроватке, благо – тихо. Мне совсем не хотелось, чтобы он разбудил Луа, ей необходим был отдых.
Подняв тяжелую спросонья морду с собственных лап я лениво потянулась, тряхнув шкурой. Хотелось сделать что-то полезное, а ещё подышать свежим воздухом. Поднявшись на лапы я, с давно привычной болью в мышцах, вернула себе человеческий облик, поднимая с пола платье, упавшее на него при вчерашнем обращении. Теперь выходило выглянуть в окно: солнце уже вставала из-за горизонта, но лучи его были ещё розовыми. Даже ему не слишком хотелось просыпаться.
-А ты у нас ранняя пташка, Солстран. – Мягко сказала я малышу, склоняясь над колыбелью и целуя того в лоб, - Будь умницей, не буди маму.
Уж не знаю, как многое понимают младенцы, но когда-то Хан рассуждал о том, что они цепляются за интонации. Мол – эмоциональное восприятие у них уже работает, а вот осознанность ещё не очень. Может дракон был прав, а может и нет. Но почему-то глаза у юного дроу были весьма смышлеными, и я почему-то готова была спорить, что он выполнит эту просьбу.
Подойдя к ещё спящей Лу, я поправила одеяло и едва ощутимо скользнула по волосам измученной подруги рукой, стараясь не тревожить сон новоиспеченной матери. Меня беспокоило, как много ей понадобится времени, чтобы принять сына и ещё больше… станет ли Лу кормить его. Мне доводилось наблюдать истории, когда женщина настолько внутренне не принимала дитя, что у неё пропадало молоко, и очень надеялась что наша история не из таких.
Вздохнув в ответ собственным мыслям, я вышла из комнаты и быстро спустилась вниз. Кажется, даже Кара ещё спала, оно не удивительно. Людям требовалось куда более времени на отдых, чем волку. Открыв окно и впустив в дом свежую утреннюю прохладу, я принялась обшаривать кухню в поисках продуктов, попутно решая, что можно бы было приготовить на завтрак. Он дол жен был бы быть легким и сытным, вряд ли Ежевичка захочет много есть, а вот силы лишними ей не будут. Да и чаю заварить не помешало бы.
Найдя в кухне достаточно овощей я соорудила салат, а когда начала чистить картошку проснулась Кара, на которую я с удовольствием перекинула эту деятельность и дальнейшую её варку. Сама же я занялась чаем, который пригодился сразу, как сверху донесся сорванный ночными криками голос Луа. Наполнив чашку я направилась наверх, адресовав Каре просьбу:
-Закончи здесь, пожалуйста.
Когда я поднялась, то осторожно приобняла подругу за вновь осиновую талию свободной рукой, а затем протянула чай.
-Выпей. Связкам не помешает согреться. Как ты, родная?

+2

23

Снизу раздался запах еды, и дроу услышала, как ее желудок откликается на него жадным урчанием и ощущением, будто чья-то костлявая рука сжимает опустевший орган.
Алу пришла на ее зов и обхватила ее. Эльфийка прижалась к подруге, обняв ее плечи руками, но только через секунду она поняла, что руки волчицы могут вновь обхватить ее. Потому, когда илитиири отстранилась, она сначала опустила голову и взглянула на свое тело, а ее рука легла на живот, что больше не напоминал созревший арбуз. Конечно, ладонь женщины ощутила некую дряблость и расслабленность мышц, что были несвойственны ее прежнему телу.
Но это заняло лишь секунду, и вскоре Луа'тлар взглянула на подругу и приняла напиток, который она принесла:
- Спасибо. - Прошептала дроу и сделала глоток чая. Вопрос Фальки лишь вызвал усмешку на губах Лу, пока она отпивала напиток. - Как-как..? Паршиво...
Она шептала. Не только потому, что ее голос без в край сорван, но и потому, что она не хотела тревожить сына.
"...Сына? Сына?!" - Это звучало так неестественно даже в ее голове.
Еще со времен стаи она помнила, как легко можно было разбудить одних младенцев, пока другие не просыпались даже от волчьего воя... С плачем в виде естественной реакции была та же история.
Лу не знала, к какому типу принадлежал ее отпрыск, а потому не хотела даже рисковать.
- Мое тело никогда так не болело... - Задумавшись, она причмокнула, глубоко вдохнув запах из кухни вновь. - И я умираю с голода... - Замерев, Лу сощурилась и взглянула на подругу с улыбкой. - ...Вы там завтрак готовите что ли?
Она хотела пойти вниз, но вдруг замерла.
Отступница услышала какие-то странные звуки и обернулась, увидев, как колыбель покачивается из-за движений Солстрана, и заступорилась:
- А что... делать... с ним? Его же... можно оставить тут? А что, если он заплачет? - Задумчиво спрашивала новоявленная мать, со страхом глядя на кроватку. Нервно вздохнув, эльфийка отпила еще чая и задумалась вслух. - Я же смотрела за волчатами стаи... Я знаю, как следить за детьми... Почему мне так... страшно?
Луа с тревогой смотрела  в сторону ребенка, не двигаясь, и взволнованно прошептала:
- Я даже брать его не хочу... Я не могу... Я уроню... - Паника накатывала на нее тихой, но уверенной волной. Лу не могла представить себя в роли матери.

+2

24

Забавно, но чем больше паниковала Луа, тем спокойнее становилось у меня на душе. И дело вовсе не в извращенности моего сознания, на сей раз, дело было в том, что я поняла причины её страхов. Должно быть, понять их я могла ещё вчера, но усталость сказалась и на моей наблюдательности.
Теперь, стоя рядом, я понимала, что в ней нет ненависти к ребенку, просто страх не справиться. Если подумать,… то и причины его были ясны.
Вновь сняв с лица маски, я с холодным спокойствием подошла к кроватке Солстрана и бережно взяла на руки карапуза-полукровку. Он был, на мой взгляд, невероятно очаровательным малышом. И вполне крепким. Обычно новорожденные дети не производили такого впечатления. Они были хрупкими, слабыми и это было видно по глазам. У мальчика же, что смотрел на меня, в больших зеленых глазах читалось совсем другое.
Он был любопытен, пытлив и я готова поспорить – весьма сообразителен. Ведь Луа, как мы и договорились, не разбудил.
-Умничка, Солстран. Я знала, что на тебя можно положиться. – Сказала я пухлощекому мальчишке, подходя к подруге и поясняя, - Мы с ним договорились, что он не будет плакать и тебя будить. А сейчас сделай глубокий вдох. Я знаю, чего ты боишься, Лу. И могу это понять. Думаю что в твоей семье, что в моей… были странные представления о материнской любви. Моя мать избивала меня каждый раз, как напьется. Она не беспокоилась о моей сытости, о чистоте или чём-то ещё, о чём беспокоятся обычные матери. И наверное, останься мой ребенок живым… - я не на долго прервалась, подавляя вновь замелькавшие перед глазами воспоминания, - то я тоже не знала бы, справлюсь ли. Но я тогда была одна. А у тебя есть любящая семья готовая поддержать и помочь. Ты справишься, и у него определенно будет лучшая мама на свете.
Тепло улыбнувшись подруге, я осторожно прижала ребенка к себе, перехватывая его одной рукой, а второй взяла за руку Лу, настойчиво притягивая к себе.
-Не бойся, возьми его. Я поддержу.

+2

25

Луа последовала за подругой в комнату, наблюдая за переменами в волчице.
Фалька сейчас казалась открытой была искреннее, чем обычно. Эльфийка хорошо ее знала, и наблюдала за тем, как одна из масок сменяет другую. Все эти грани были хорошо различимы, и это одновременно напрягало и поражало илитиири...
Как в одном существе могло сосуществовать столько сторон личности?
Лу знала, что это была защитная реакция на внешний мир, и никогда не спрашивала, откуда и почему Алу скрывалась за таким количеством личин и масок. Это было ее личное дело, и дроу просто принимала женщину такой, какой она была, - со всеми заморочками, комплексами, недостатками и нюансами, которые и делали Фальку той прекрасной и незаменимой фигурой в жизни отступницы, которой она была.
Соловей села на кровать, все еще ощущая слабость во всем теле и не желая изнурять, и без того, изможденный организм. Она молча наблюдала, как Алу взяла ребенка, с теплотой и истинной материнской любовью глядя на отпрыска дроу.
Оборотень с шуткой сказала о "договоре", который они якобы заключили с младенцем. И, хотя Луа'тлар усмехнулась, оценив это, она холодно и тихо проговорила:
- Не думаю, что он тебя понимает. Он даже фокусировать зрение не умеет и видит все вверх ногами... Скорее всего, он просто тихий ребенок.
Что ж...
- Вздохнула Лу. - Это хорошо. Я рада.
Наемница выслушала историю Фальки и не знала, как ответить на ее слова. Наверное, человечьим детям было сложно без материнского тепла:
- Дроу не заботятся о своих детях. Они оставляют их на милость старшим отпрыскам или же своим родителям. Любой ребенок - твой будущий конкурент. Твой брат или сестра могут стать врагом.
Я не колдовала в Подземье. Даже несмотря на то, что кто-то видел во мне потенциал. Я не хотела, чтобы моя сестра убила меня заранее... Она могла. На мое счастье, она выкинула меня нашему с Эребом старшему брату. Он вырастил из меня... и я осознанно пошла в Академию, чтобы стать воительницей. Чтобы не быть, как эта тварь... Или как наша мать.
Ее я видела всего пару раз за все свое время под землей.

Алу подошла и передала Солстрана на руки новоявленной матери. Женщина держала руку у груди, поддерживая младенца так, чтобы его голова легла на сгиб ее локтя. Но она не стремилась склоняться к своему ребенку, наоборот - она выпрямилась, будто пытаясь отстраниться от полукровки.
- Первое время я поражалась, насколько здесь все иначе... Родители любя и берегут своих детей, пока дроу растят их из необходимости продолжить род в случае своей смерти. Женщины рожают их, чтобы показать свою силу и благословение богини. И, в лучшем случае, они растят себе верных слуг и последователей... Не унижают, не удерживают их из собственного страха...
Это все... Сложно.

Взглянув на Алу, эльфийка продолжила:
- Когда я вышла на поверхность, меня приняла стая... Ты, наверное, слышала об этом. - Она тепло усмехнулась собственному воспоминанию. - Я не знала языка, я даже не могла находиться под солнцем, не падая в обморок. Когда Вожак спросил, почему я сбежала? - Лу тихо засмеялась, вспоминая их игру в шарады, чтобы понять друг друга. - Я нарисовала на земле фигурки, показала на верхнюю, потом изобразила этот... круглый живот. Потом я показала на нижню фигурку и на себя, а потом показала, что она хочет убить меня.
...Я изуродовала ее любимицу, да еще и сбежала. Представь ее ярость.

Умолкнув на секунду, илитиири задумалась:
- Я следила за волчьими детьми, пока жила с ними... Но не с самого рождения. Лет с трех... Но я никогда не смотрела за новорожденными.
Что делать с ними?

Ребенок вырвал мать из воспоминаний, Лу вздрогнула и взглянула на Солстрана, вновь взглянув на его зеленые глаза. Они пугали эльфийку. Неуверенно улыбнувшись, Соловей подняла голову и шутливо прошептала, чтобы развеять атмосферу:
- Хм, у него твои глаза.

+2

26

-Одним глазом. – Улыбнулась я Луа, подмигнув еq тем самым зеленым глазом.
Несмотря на шутки, я обдумывала то, что говорила Лу. Да, я хотя бы знала, как оно должно быть, ей же в этом отношении было сложнее. Примера, как должна вести себя мать с ребенком, ей взять было не откуда. Ну что же… видимо, я действительно задержусь с ней в этом доме.
-Ну-у-у-у, родная. Его нужно обнимать, целовать на ночь, купать, кормить грудью и много чего ещё. В перспективе: учить сидеть, говорить, ходить, даже учить переворачиваться! В общем, действительно много чему. Главное не бойся этого. Если что, я всегда во всем помогу. – С этими словами я поцеловала в лоб сначала малыша, а затем и его молодую мамочку.
- А пока, пойдем-ка завтракать. Тебе, после вчерашнего, совершенно точно нужно восполнить силы, родная. Солстрана я подержу. Ему наверняка захочется прогуляться с нами. На один и тот же потолок смотреть не слишком интересно.
Вновь бережно взяв ребенка, я прошла к выходу из комнаты и выжидающе посмотрела на дроу.
Странно, мы с Лу виделись совсем не часто, но я всё же воспринимала её, как сестру. И тут дело было вовсе не в том, что Ткачи – семья, хотя без сомнения свою роль играл и этот факт, куда важнее было именно то, что я искренне любила эту дроу, как и её брата. Она была мне близка, мы понимали друг друга, принимали и поддерживали. Хотя казалось бы.  Дроу, у которых в крови соперничество и оборотень, с юных лет заботившаяся только о себе, вообще не должны знать значения таких вещей? как поддержка и взаимовыручка! И, вопреки обычного, внешняя притягательность Ренор лишь укрепляла мою привязанность.
Это было не как с любовниками, которых я заводила просто потому, что «нравились», но могла прикрыться ими, словно щитом в любой момент. Ягодка… была той, за кого я бы отдала жизнь, хотя предпочитала жить ради неё. Вот и ребёнка её я ощущала почти как собственного. Или, по меньшей мере, племянника.

+1

27

Женщина заулыбалась. Ее шутка не прошла даром, а реакция Алу согрела сердце не только подруге, но и самой дроу.
Гетерохромия волчицы была одной из тех уникальных черт, что делала ее еще более притягательно-манящей. Фалька была не только хорошим другом, но и привлекательной женщиной.
Несмотря на свою платоническую симпатию, Соловей иногда ловила себя на мысли о том, что подруга привлекала ее и физически. Дроу считала, что от части эта солидарность и симпатия была вызвана ее собственным происхождением, ведь в родном К'таэссире женщины были на голову "выше" мужчин. Но именно в их отношениях большую роль играло и то, что это была Алу, - илитиири испытывала к ней теплые нежные чувства, помноженные на искреннюю заботу, поддержку и покровительство. Лу просто не могла относиться к ней по-другому, чувствуя моральное и душевное родство с подругой.
- Хм... - Выслушав оборотня, наемница напряженно взглянула на Солстрана.
Когда речь зашла про кормление грудью, девушка наконец поняла, что за странность она ощущала в своем теле. Помимо нисходящей крови и внезапной худобы. Молочные железы проснулись по зову природы. Вот, что беспокоило Лу с утра.
Младенцы были беспомощны... Лу не представляла, сколько сил и, главное, терпения у нее уйдет на собственного ребенка. Последним женщина славилась разве что предвкушая смерть запоздалой жертвы в засаде.
Все же Алу решила пожалеть дроу и вскоре приблизилась к ней, чтобы взять новорожденного в свои руки. Потянувшись к женщине, когда она коснулась губами ее темной кожи, дроу мягко улыбнулась ей.
Подруга говорила, что ее ребенок был мертв... Или что-то в этом роде. И Лу посетила мысль:
"Может... этот сможет стать твоим ребенком?" - Она прекрасно понимала, что не справится сама.
Волчица с полукровкой на руках буквально источала материнское тепло и нежность. То, чего не ощущала сама новоявленная мать... Этому она могла только поучиться, или хотя бы поучиться это изображать.
У Лу был свой план на свое дитя. Солстрану было суждено заменить ее в будущем, когда самой илитиири надоест нынешнее положение, и она вновь захочет свободы. Однако, возможно, этому не было суждено случиться, и тогда ее наследник стал бы ее правой рукой. Как Мартин для Эреба. Да, это вполне хороший выход... Если Лу все же не отдаст младенца в приют.
Глядя на Алу, эльфийка поняла, что скорее оставит сына ей.
"Посмотри ка... Будто ты и есть его мать".
Кивнув на приглашение подруги, Лу, в меру своего ослабленного состояния, с энтузиазмом последовала за ней.
Завтрак был простым, и все же он казался ей настоящей амброзией, - дроу была страшно голодна.
- Хм... Я слышала в Кримеллине что-то произошло. Брент с Лорном решили навариться на защите мирных граждан и торговцев, это хорошее время разжиться достатком. Но... - Глотнув чая, женщина тихо рассудила, будто просто думая вслух. - Я слишком слаба, чтобы вернуться в дело. И... мне потребуется помощь.
Может я смогу пожить у тебя в Гресе? Я не хочу быть обузой, но... Ты - родной человек, да и я вижу, что Солстран для тебя почти как твой собственный сын. Может... Он появился в этом мире не просто так? Может он пришел и к тебе?
Хм... Не хочешь стать его... второй матерью?

+1

28

Спустившись вниз мы сели за стол, который Кара уже успела накрыть - потрясающая предусмотрительность. Однако если Ренор была голодна, то меня больше занимал Солстран, который, как и его мамочка-Ежевика, уже успел получить от меня прозвище: юный принц. Почему? Да потому, что фактически в нём я видела преемника Лу, её наследника который однажды так же примет на себя роль главы Ткачей. Главы семьи. А это уже дорогого стоило.
Однако слова Луа’тлар заставили меня оторваться от созерцания малыша и устремить откровенно изумленный взгляд к подруге.

Конечно я с радостью заберу их обоих домой и помогу Лу с ребенком, тем более там ей будет безопаснее. Ткачи квартала сумеют защитить и её, и ребенка. К тому же Мартин будет несказанно рад их приезду, он тоже испытывает к дроу теплые родственные чувства. А после исчезновения Эреба… ему было особенно тяжело. Так он мог бы наконец отвлечься. Быть может, избавиться от гнетущего чувства вины. Как бы мы с этим остроухим не рычали друг на друга время от времени… но он был мне близок и видеть его грустные щенячьи глаза было сомнительным удовольствием.
Однако “стать его второй мамой”... да ладно. Стать мамой. Это было то, что я уже давно считала неисполнимым. И вовсе не из-за того, что не могла - магическое клеймо давно снято. Просто...считала, что не заслуживаю этого. В конце концов, какой был у меня образ жизни сейчас? Пью, гуляю, то и дело срываюсь кого-то где-то убить. Не лучший пример для ребенка. Да и в Гресе у меня было слишком много обязанностей. Те же маги… всё ещё были проблемой, которую нужно было решать, а будучи беременной за магами не попрыгаешь.
Однако тут, причин отказываться вроде бы нет. Ренор мне близкая подруга и её сына я, разумеется, люблю словно собственного. Но роль матери потребует… пересмотреть ряд собственных привычек и приоритетов. А. Кого я обманываю.

-Да, конечно я заберу Вас в Грес. Квартал не самое спокойное место, как ты знаешь, но Ткачи и я сумеем вас оберечь. Да и я твоей компании только рада буду. Правда придется сделать дома небольшую перестановку, у меня обычно никого не бывает и он не слишком подготовлен для жизни более, чем одного человека, но напишем Мартину и к нашему возвращению это уже будет исправлено. Он, думаю, будет невероятно рад.
Если он мне вообще новый дом не отгрохает, я б не сильно удивилась.
-А что до “второй мамы”... это очень непривычная мысль, но я всё равно не осталась бы в стороне от воспитания маленького принца, так что, думаю, я согласна. Но только если ты наконец поешь. Иначе - закрою Солстрану острые ушки и буду тебя ругать.
Конечно я шутила, но завтрак остывал, а ягодке нужно было восполнить силы. Так что заставить её переключиться на еду было не худшей затеей.

+1

29

- Что-то произошло... - Вдруг усмехнулась Кара, прервав отступницу. - Да там же весь город разнесло!
Лу взглянула на свою помощницу, что, покончив с подготовками стола и самого завтрака, наконец села к спустившимся из спальни женщинам.
- Ооо, не раздувай... Не весь. Только центр.
- Лу... Люди погибли.
- Да. - Холодно ответила дроу, спокойно рассуждая вслух. - Мы все умрем, знаешь ли.
Мне уже рассказывали, что произошло. И я просто рада, что мы устроились подальше от центра. Брент с Лорном помогают городу и людям, охраняют путешественников с пониженной ценой... Это обеспечит нам доброе имя, а, если прибыль окажется достойной, я сказала Лорну пожертвовать лишние деньги в казну города.

Взглянув на главу Ткачей с замешательством и непониманием, Кара покачала головой и опустила взгляд.
- Я не понимаю...
- Что? - Склонив голову на бок, спросила эльфийка.
- Как ты можешь оставаться такой..?
- Расчетливой? - Перебила Соловей, подняв бровь. Она знала любой эпитет, который могла сейчас применить девочка, но решила высказать свой собственный, чтобы та наконец перестала искать добро там, где его не было.
И это сработало...
Кара решила закончить эту беседу и замолчала. Несмотря на то, что она жила с наемниками и убийцами, спасенная рабыня была мягкой и нежной девочкой, которая заботилась и переживала за окружающих.
Эльфийка послушно ела.
Не из-за "угрозы" подруги, а из-за собственного голода. Она ела с аппетитом, но не поглощала пищу с бешеной скоростью. Она ела в размеренном темпе, наслаждаясь трапезой.
- Я не очень хочу распространяться о ребенке. Не хочу, чтобы кто-то применил это против меня... - Подумав, наемница нехотя призналась, озвучив собственные мысли. То, как Алу носилась с младенцем, уже показывало, насколько сильнее матери волчица любила полукровку. А это выдавало ее с потрохами. - И против тебя.
Ладно, Мартин... Но я не хочу, чтобы знали остальные. Не пока он такой беспомощный.

Дроу шумно выдохнула и отвела взгляд от помощницы, опустив немного раздраженный взгляд, прежде, чем сделать глоток чая, взглянула на Фальку.
- Будто мне эта мысль привычна... И ничего. Я прожила здесь уже полгода, никто ничего не знал.
Тебе не нужно его вынашивать, тебе не нужно его рожать, тебе не нужно рисковать работой из-за этого живота. Я уже все сделала...
- Улыбнулась уголками губ Луа'тлар. Уткнувшись локтями в стол, эльфийка наклонила голову на бок и, рассмотрев подругу со своим отпрыском на руках. - Я же вижу, какие чувства ты к нему питаешь.
Я не хочу забирать это у тебя... Он нужен тебе так же, как мне нужна ты.

Эльфийка вновь стала внимательно смотреть на Солстрана, что сейчас беспорядочно двигал своими крохотными конечностями. Он рассеянно осматривал комнату и лица женщин, переводя неосознанный взгляд к той, что начинала говорить. Его реакция была достаточно быстрой, и это радовало илитиири в странном ключе. Конечно, еще многое предстояло узнать... И у Лу не было никакого точного мнения, как относиться к ребенку.

+2

30

Слушая разговор Кары и Луа я лишь спокойно улыбалась. В отличие от столь юной девочки, что ягодка сделала помощницей, мы обе... имели более практичные взгляды на жизнь. От того, что будет делать в критической ситуации Ренор, от того, как она будет себя держать зависело благополучие ячейки Ткачей, за которую она отвечала. Зависела безопасность семьи. Она несла на себе куда большую ответственность, чем могла представить эта неиспорченная девчушка, но никто не винил её за излишнюю наивность и доброту.
В конце концов: для того и нужны Луа'тлар, Мартин, я... для того был нужен и Эреб. Мы несем ношу ответственности за семью и бремя подчас нелегких решений, чтобы такие люди, как Кара, были защищены и оставались столь душевными. Такими, какими их ценят.
Когда подруга заговорила о малыше, я вероятно очень помрачнела. Мне не нравилось скрывать что-то от семьи... тем более столь радостное. Если ежевичка видела слабость в том, что Солстран появился на свет, то я в нём и семье видела силу, поддержку и защиту. Но вместе с тем знала, что сейчас спорить с ней бесполезно.
-Хорошо, пусть будет только Мартин. Знаешь, после того, как Эреб исчез - ему хуже всего. Иной раз даже мне хочется  обнять этого остроухого и по головке погладить. Думаю,малыш вернет его к жизни, в каком-то смысле.

Забавно, что даже сейчас я думала о Мартине. Он был слишком дотошным, бесцеремонным и иногда навязчивым, но он был мне родным. Как Эреб и Лу. Был другом и иногда...
Я оборвала собственную мысль тряхнув головой и улыбнувшись.
-О,ты и впрямь сделала всё, ягодка моя. Но я не подготовилась к созданию семьи! Как же правила? Знала бы заранее: купила бы кольцо, цветы, встала на колено. Ребенок должен расти в полноценной семье. - Язвительно пошутила я,прежде чем заговорить честно, - А вообще-то самое лучшее в юном принце, что он не оборотень. Всегда приходила в ужас при мысли о, скажем, переходном возрасте ребенка, которого могла бы родить сейчас. Честное Рилдирово, заточила бы его в серебряную темницу до совершеннолетия! Но... о Вас я позабочусь. Никогда бы не смогла отказать тебе в подобной просьбе. Мальчонку я действительно уже люблю, но что важнее: я люблю тебя. И не пришло оставлю тебя один на один с материнством.

+1

31

- Знаешь, после того, как Эреб исчез - ему хуже всего...
Эльфийка  заметно помрачнела и опустила голову. Она опасалась чувства, что посетило ее не так давно. Будто их связь, что только укрепилась после ритуала, иссякая по ниточке последний год, наконец оборвалась окончательно.
Тогда, будучи одной, она уронила чашу с водой и внезапно опала на колени, разрываясь отчаянным криком и горькими слезами. Ее крик был настолько громким и надрывным, что Мира ворвалась в дом отступницы уже через минуту и стала судорожно задавать вопросы, как Лу себя чувствует и все ли хорошо с ребенком... Уложив беременную в кровать, женщина провела с ней еще час, обнимая дрожащую дроу, что только и шептала о своем непонимании и чувстве внезапной потери...
С тех пор нутро илитиири тихо шептало о пустоте и колющей боли, прямо в пронзенном когда-то сердце, что соединяло ее с Эребом...
Что-то было не так, но Соловей продолжала жить в отрицании. Ей было суждено растить ребенка одной, когда самые дорогие ей лица, казалось, погибали один за другим... Она не желала оставаться одна с чем-то неизвестным и пугающим.
- Не ему одному... - Нехотя призналась Лу полушепотом. Девушка осмотрела стол уклончивым взглядом, и резко втянула воздух ноздрями, подавляя на корню секундное желание поддаться этим внезапным слезам вновь. Потому она поспешно улыбнулась, пытаясь перевести тему, возвращаясь к вопросу нового дома. - Ничего. Как там говорят? В тесноте, да не в обиде?
У дроу не было ни сил, ни желания плакать вновь. Ей хватило родов, и теперь илитиири хотела отдыхать и набираться сил, чтобы приступить к тренировкам как можно скорее.
Алу пыталась перевести все в шутку. Она говорила о цветах и свадьбе. Как это делали люди... Эльфийка же резко подняла взгляд, и в красных глазах на секунду показалась озлобленная вспышка обиды.
Кара взглянула на эту парочку и резко принялась за уборку, явно почувствовав себя лишней.
Луа'тлар отвела взгляд и неуютно подняла плечи. Она ощущала себя слабой и ненужной. Она допускала столько ошибок в последнее время... Это была все ее вина. В том, что она не удержала брата после пробуждения в узде. Что рассорилась с Эдвардом, и тот уплыл в злосчастный Милиагрос раньше срока... В том, что это маленькое зеленоглазое существо, лежащее в руках подруги, вообще появилось на свет. Наемница слишком расслабилась, и теперь платила за свои ошибки сполна.
Но признание волчицы распалило эту разрывающую боль с новой силой. Влага все же проступила на веки женщины, и она учащенно заморгала.
Никому, кроме Алу она не была нужна. И никого больше она к себе не подпустит. Оно себе дороже... Дроу не желала больше никого терять, не хотела ранить людей неоправданными ожиданиями. Ее саму ранила боль, причиненная близким. А потому, чем этих близких и дорогих существ было меньше, тем легче было бы ей самой.
- Алу... - Прошептав, илитиири замешкалась. Ее слова тронули отступницу.
Затем она плавно встала и коснулась плеча подруги, заходя за ее спину. Склонившись к Фальке, женщина коснулась ее макушки губами, в то же время вдыхая запах ее волос. Отстранившись от оборотня и взглянув на спящего Солстрана, она лишь заступорилась на минуту и тихо проговорила.
- Я пойду... Подремлю... Не хочешь... со мной?
Ей и правда хотелось спать, даже несмотря на все то время, что она уже проспала. Прошлая ночь выдалась тяжелой.
Луа поспешила ретироваться в свою спальню. По крайней мере, на сколько ей позволяло поспешить ее разбитое тело.
В голове наемницы была полная сумятица - ей хотелось побыть одной, опасаясь выплеснуть все эмоции и мысли на Фальку, но в то же время ей хотелось просто уснуть в объятьях подруги... И не просыпаться до того, пока Солстран не потребует вмешательства...
Вот только что делать, когда младенец заорет, желая есть? Дроу не хотела и, в какой-то мере, боялась кормить ребенка.
Она не понимала этой концепции, ежась в отвращении от того, что станет фермерской коровой для полукровки.

+1

32

Должно быть слон нанес бы посудной лавке урона меньше, чем я Лу своей тактичностью. Но осознание пришло поздно. Лишь в миг, когда босые ноги подруги застучали по дощатым ступеням, ведущих наверх.
-Ох...сколько же лишнего я сказала за раз. - Произнесла я, в сомнениях закусывая губу. Эти слова ни были адресованы никому. Ни Солстрану, ни Каре, ни даже мне самой. Быть может, так было легче принять решение или справится со свалившимися на меня эмоциями дроу, которые она, впрочем, ни выразила ничем кроме взглядов.
Медленно встав из-за стола я пошла следом,не зная точно, что буду говорить, да и уместно ли вообще будет говорить? Разделять чужую боль всегда было много сложнее, чем терпеть собственную.
Войдя в комнату я опустила маленького принца в колыбели, а сама легла на постель к Лу, требовательно притягивая ту к себе и бережно обнимая.
-Прости. Я совсем не подумала, какого тебе было пережить все эти потери, а с ними ещё и беременность. Но твои чувства я разделяю. И понимаю их... Терять страшно. Больно. И совсем не хочется подпускать к себе кого-то ещё. - Сделав глубокий вздох, я попыталась найти нужные слова, но их не было. В таких моментах их никогда не было. - Просто... стоило поговорить со мной, рассказать всё. Лу, мы семья. Может раньше переживать всё одной и было правильно, но не сейчас. Глупо делать вид, что ничего не случилось. Я тоже скорблю по Эребу и Эдварду. Но разве будет лучше, если сейчас замкнуться ото всех? В конце-то концов... я примкнула к Ткачам только потому, что вы стали мне семьей. Я не стала чертовым голодным лишь до крови волком только благодаря вам. Не вздумай отворачиваться от семьи. Тем более сейчас, когда она больше всего нужна тебе.
Крепче прижав подругу к себе я некоторое время просто гладила её по спине, коснувшись губами лба девушки. Я не знала, что могла бы сказать или сделать ещё. Скорбь... потери... их помогало развеять только время. К тому же мы были ранены в равной степени и всё, что могли бы сейчас - это зализать раны друг друга.

+1

33

Дроу лежала в кровати, сжавшись калачиком и глядя в стену опустошенным взглядом. Она не фокусировала взгляд и даже ни о чем не думала, пока ее чувства резали женщину изнутри.
В ослабленной наемнице спала буря, которую она, честно говоря, боялась пробуждать. Груз морального багажа буквально вдавливал ее в матрас кровати, особенно после таких напоминаний со стороны подруги и с ребенком на руках. Илитиири не винила в этом волчицу... Солстрана она же винила лишь от части.
Где-то позади открылась дверь, но Лу никак не отреагировала. Она слышала шаги и детские звуки приглушенно, будто плавая под водой. И только когда рука Фальки коснулась и требовательно повернула ее к женщине, притягивая ее к себе, она словно вытянула эльфийку на поверхность...
- Я не могу... Не могу... - Еле слышно проговорила эльфийка, вцепившись пальцами в спину оборотня. Она держалась за нее, словно боясь отпускать подругу. Лу пыталась вжаться в нее, найти в ней укрытие от внешнего мира.
Она слушала и слушала волчицу, понимая правоту каждого ее слова. Лу понимала, что ей действительно стоило обратиться за советом, но разве илитиири стала бы тревожить кого-то своими мыслями? Нет, Лу всегда старалась держать все в себе. Но именно поэтому она замкнулась морально, а затем и буквально, уехав в эту глушь, чтобы никто не видел ее слабости.
- Это я... - Горько прошептала наемница. - Это я виновата...   
Дроу сделала глубокий вдох, прижалась к груди Алу и, зажмурившись, разорвалась горькими слезами. Отступница крепко обнимала Фальку и испустила усталый вздох.
Она думала, что не могла плакать, но нет, тут ее прорвало, и Соловей просто не могла остановиться, слушая голос подруги.
- Я сделала столько ошибок... - Голос был переполнен болью. - У меня не было терпения... Это я не уследила за братом... Помнишь, как я два года искала способ разбудить его? Да, я смогла... Но что теперь?
Алу, гребанный вампир пронзил нам сердца... Я умерла, чтобы разбудить его!
И ничего не делала после... Он сказал переехать в Кримеллин... И я просто слепо послушалась! И что потом? Я приезжаю в Грес, а его нет! И что же я узнаю? Он отправился куда-то с этой идиоткой!
- Подняв голову, Луа с оскалом и злобой прошипела, пока слезы лились по ее щекам. - Нужно было сжечь ее приют вместе с ее же белым задом... Пока Эреб спал.
Он учил меня избавляться от слабости... А в итоге что?
- Она стыдливо опустила голову, уткнувшись в грудь Фальки вновь. - Я не избавила от нее брата... Да и сама хороша.
Покосившись на колыбель, Лу с выдохом опустила голову и утерла лицо одеялом, тихо прошептав в ткань:
- Эд уплыл в... В Милиагрос раньше времени, потому что мы поссорились... - Всхлипывала дроу. - Это я виновата... Да кто меня за язык тянул?
Всхлипнув, женщина опустилась на подушку так, чтобы рука и грудь Алу окружала ее этим своеобразным уютным гнездом. Лу, если не боялась, то точно стыдилась смотреть ей в глаза, тихо проговорив:
- Я не уберегла самых дорогих... Я ранила самых близких... От меня бежать надо, а ты хочешь быть рядом. - Горько усмехнувшись, хрипло проговорила отступница.
Так, плача минуту за минутой, илитиири со временем стала затихать и вскоре совсем лишилась сил, засыпая глубоким беспробудным сном в объятьях Фальки. Ей не снились сны, она ничего не чувствовала, прижимаясь к подруге даже во сне, словно ребенок во время грозы.
Все же люди говорили правду - это было полезно, делиться своими мыслями. И сейчас, когда тяжесть вины свалилась с ее плеч, она могла наконец выспаться сполна в поддерживающих объятьях Алу... Пока не случилось то, чего так опасалась дроу. Солстран разбудил ее своим плачем, и наемница села с опаской глядя на колыбель, а затем взглянув на волчицу:
- Что..? Почему..? - Соловей села и облокотилась на вытянутые руки, молясь услышать о его голоде, отчего одна из ладоней судорожно легла на болезненно-чувствительную грудь женщины. - Чего он хочет?

+1

34

Я слушала подругу внимательно и молча. Этот момент был одним из тех, где не следует говорить. Это просто ни к чему. Не мне было прощать её или отпускать тревоги, что ели сердце. Всё что можно было предложить - понимание. То,что чувствовала Лу я чувствовала неоднократно. Когда такие же уличные отребья, как я, умирали от голода или отравившись помоями, когда убили моё дитя, когда погиб Эрик, а затем Итан... разница была лишь в том, что меня некому было понять. Мне некому было прокричать о том, как всё внутри рвалось от боли и не было возможности спрятаться вот так, в ком-то, кто способен просто быть рядом. Быть может из-за этого было таким важным дать всё это подруге.
Её состояние причиняло боль не только ей. Видеть её слезы, её панику - было больно. Но такова природа вещей. Когда кого-то любишь, всегда чувствуешь то же, что и близкий человек. Радость, боль, тоску, восхищение - всё на двоих, троих, или на семью, как в случае с Ткачами. Лишь на замечание Лу о том, что от неё следует бежать я ощутимо щелкнула дроу по темечку, ответив:
-Не говори ерунды. Кроме тебя самой никто не винит тебя ни в чем, родная. Эреб, Эдвард - они любили тебя. И были бы очень не довольны, узнай, что ты берешь ответственность за их мужские решения. А я давно приняла своё. Ты моя семья, Лу. Как и все Ткачи. Если потребуется, я отдам жизнь за вас, но не по твоей вине, или Мартина, или ещё кого. Только потому, что без вас эта жизнь ничего для меня не стоит.- Губы коснулись лба подруги в нежном поцелуе, прежде чем я дополнила -Но пока я собираюсь жить ради вас и оберегать. А теперь закрывай глаза и постарайся уснуть.
Постепенно всхлипы становились реже и тише, переходя в едва уловимое сюрпанье носа, а затем и мерное сопение. Она  наконец заснула... так же, как и лежала - плотно прижавшись ко мне. И хотя сон не был необходим мне сейчай, я уснула с ней.
Разбудил нас плачь Солстрана, я лениво открыла глаза и тут же обнаружила Лу, что с тревогой смотрела в сторону колыбели. Хотя эльфийка и спросила, чего он хочет, очевидно ответ был известен ей. Это выдавала ладонь, что легла на её грудь.
-Он хочет есть, ты и сама знаешь. - Сев на кровати я бережно обняла подругу, погладив её по руке, - Всё будет хорошо, в этом ничего страшного, родная.
Поднявшись, прошла к колыбели, беря на руки маленького принца и чуть покачивая его нараспев произнесла:
-Тише-тише, мой мальчик. Сейчас покушаешь, но капризничать ни к чему.
С этими словами я села рядом с Ренор на кровати, кивая на декольте.
-Если моё присутствие смущает, я могу отвернуться. Возьми его на руки.

+1

35

Дроу сидела, не двигаясь, глядя на то, как подруга берет плачущего ребенка на руку. Стоило волчице приблизиться, как илитиири отстранилась корпусом назад и в сторону, подальше от кричащего Солстрана.
Эльфийка неохотно и неуверенно взяла младенца на руки, испуганно глядя то на полукровку, то на подругу и обратно... Фалька была спокойна и старалась овеять своим спокойствием и саму Луа'тлар... Странно, но каким-то образом у нее это получалось.
Женщина покачала головой и тихо проговорила, неосознанно и как-то механически покачивая ребенка на руках:
- Не говори глупостей, когда меня смущали такие мелочи? - И правда, дроу никогда не понимала, почему люди были настолько скромны. Это сковывало и ограничивало их, а порой это пуританство было лишь прикрытием, скрывающим перверзии похлеще эльфийских сородичей.
Нет, это было не по душе отступницы, - она была открытой и считала, что, раз все мужчины и женщины были устроены одинаковы и по сути выглядели одинаково, это напыщенное пуританство было ни к чему.
Развязав узел на груди, женщина медлительно и нехотя приоткрыла набухшую грудь и приложила к ней лицо младенца, позволяя ему нащупать свой сосок. Не прошло и пары секунд, как Солстран сориентировался и выполнил поставленную ему задачу достаточно быстро. Луа лишь прерывисто втянула воздух, глядя на ребенка широко раскрытыми глазами. Новые ощущения были... Специфичными. Смесь дискомфорта и боли от набухших желез, щекотка от детских усилий... Глаза ребенка, которые смотрели на мать.
Лу отвела взгляд и вопросительно посмотрела на подругу, будто спрашивая, как она справляется, но и прижимать полукровку она не спешила. Взглянув на младенца вновь, дроу перевела взгляд на окно и тихо проговорила:
- Я никогда не смотрела за... Такими детьми. Я не знаю, что с ними делать. - Голос илитиири был спокойным и тихим, но в то же время каким-то отдаленным. - Да, стая оставляла меня с детьми... Волчицы не доверяли мне долгое время, а потом никто и не предлагал попробовать следить за мелкими. Считали их слишком хрупкими для меня... Не думаю, что они были не правы.
Я следила за детьми по-старше. Кто уже начинал обращаться. Тренировала их человечьи тела. А младенцы... Лежат и плачут... Что мне с ними делать?
Не представляю, как это, сидеть над ним...

Со временем Солстран отпустил материнскую грудь, и Лу, взглянув на своего отпрыска, положила его на свое ближе к плечу, придерживая голову. Она стала похлопывать его маленькую спинку, ожидая отрыжки, а затем взглянула на Алу, пожав свободным плечом:
- Я видела, как матери делают это. Что-то, да знаю...
Когда ребенок издал звук, похожий на отрыжку, эльфийка положила Солстрана в середину кровати и встала, протерев свою кожу от теплой жидкости, что срыгнул младенец. А потом легла обратно.
- Полежим еще немного? Хочу отдохнуть... Эта ночь задала мне жару
Перевернувшись на бок, Соловей уткнула локоть в подушку, а кулак - в щеку. Женщина осматривала новорожденного и с опаской протянула ему свой палец, что малец схватил удивительно крепко, отчего эльфийка даже подняла голову, удивленно глядя на него.
- Не представляю, как жить с ним... Это как-то... Странно. - Вздохнув, Лу взглянула на оборотня с неким смущением и тихо проговорила. - Я рада... Что ты со мной. Из меня не очень мать.
Не знаю...
Все это время... Я думала отдать его. Я знаю, что из него выйдет неплохое подмастерье и замена мне. Но...
Я много думала... Эд говорил, что ему не хватало матери... Не знаю, почему это так въелось в мою память.

Тихо рассуждала женщина вслух, несколько опасаясь реакции подруги об этих мыслях.

+1

36

Вновь слушая и наблюдая за Лу и Солстраном, всё чаще приходила в голову мысль о том, что она мать куда лучшая, чем сама считает. Да, в ней ещё не находилось привязанности к ребенку, но почему-то сомнений в том, что она проснется у меня не было.
-Ты говоришь так, но только посмотри, Лу. Ты справляешься. Он затихает у тебя на руках, ты знаешь, что следует делать, хотя лишь наблюдала. Да, сидеть с младенцем не самое увлекательное занятие, но в процессе ты можешь заняться собой.   Читать, или тренироваться, освоить что-то новое. - Когда Ренор опустила юного принца на кровать, а следом легла и сама,я кивнула.
-Отдыхай. Столько, сколько потребуется, родная. - С этими словами я опустилась на другую сторону кровати, приобняв Солстрана и дроу, слушая её рассказ, который всё более напоминал исповедь.
-Ты будешь прекрасной матерью, Луа. Но если бы ты и впрямь отдала его... не знаю. Наверное, я была бы очень разочарована. Столь малодушные поступки плохо усваиваются моим сознанием.
Когда Ежевичка заговорила об Эде, на миг я поджала губы в болезненной улыбке, но кивнула.
-Я...понимаю его в этом.Однако у него матери не было вовсе, тогда как у меня была. Я далеко не сразу поняла, что она пытается избавиться от меня всеми способами. А в итоге стала продавать за бутылку. Так что... плохую мать я видела. И ты на неё не похожа. - Задумчиво пропустив волосы подруги сквозь пальцы, словно воду, я добавила - Нужно отправить весточку в Грес. Дом нужно подготовить к вашему приезду. Меня давно там не было, а слой пыли не будет полезен ни тебе,ни сыну.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Добро пожаловать в мир, милый маленький дроу.