http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Здесь водятся вампиры


Здесь водятся вампиры

Сообщений 1 страница 44 из 44

1

http://static.diary.ru/userdir/1/5/6/7/15676/82839847.jpg
Время: начало зимы 10602 года
Место: таверна "Под крылом дракона"
Участники: Амарилла, Морваракс, Эрус, Демиан де Фарси
Описание:
Что ушло – не воскресить,
Что пришло – тому и быть!

Собрались в таверне как-то два вампира, тифлинг и дракон…

+4

2

Морваракс редко приглашала гостей. Еще реже она была им рада. В этом вопросе она практически не отличалась от своих злобных родичей. Но, как и у них, у крылатой бывали моменты-исключения. Дело, интерес, необходимость…
Обсидиановая первое время убеждала себя, что именно любопытство толкает ее отправить сообщение весьма нетипичному гостю, особенно для ее земель. Хотя как раз в ее землях не было ничего примечательного, разве что гора, внутри которой мог бы развернуться неплохой город, да таверна у подножия – одинокая и какая-то неуместная в своем одиночестве. Все дело заключалось в соседях. В свое время они не были рады соседству дракона, но чудеса случаются и Морваракс удалось убедить, что ничего дурного под боком у эльфийских земель происходить не будет.
Собственно это было одной из десятых причин, почему ни в самой таверне, ни на подконтрольной территории нельзя было «сводить счеты». Посетители бывают разные, и природа у них тоже разная. Но пока они ведут себя прилично, то и эльфам нет нужды поворачиваться в сторону крылатой соседки.
Хотя основная причина жестких правил поведения заключалось в том, что «у себя дома» Морваракс предпочитала видеть чистоту и порядок. Самое чудесное: данное правило не мешало ей «чудить» за пределами своих земель. Не то чтоб она так любила нести смерть и разрушение, но были и в ее практике подобные случаи.
Собственно в момент «гуляния» по улицам одного города (причины сих действий – уже давняя история) дракон и познакомилась с той, кого сейчас звала в гости. Вампиры до сих пор были для Морваракс расой темных загадок (как раз тех, в которые нос из праздного любопытства не сунешь), но Амарилла неведомым образом завоевала расположение чешуйчатой. Легко, непринужденно, словно так оно и должно быть.
Почему бы не напомнить о себе спустя пару лет? Дракон подчеркивала, что дела терпят и срочной необходимости нет, но намекала, что была бы рада видеть рыжеволосую у своей горы.
Сгущались сумерки. Дракон лежала снаружи того маленького строения, в котором ее друг устроил таверну. Весьма нетипичное поведение: Морваракс редко встречала гостей, ожидая их вне своей пещеры. Тем более в начале зимы, когда теплолюбивый ящер вообще мог уйти в нижние пещеры и греть бока на груде сокровищ, высовывая нос лишь по велению необходимости.
Внутри таверны царило оживление. Причем какое-то ж больно… домашнее. Мор ничего против не имела, хоть и чувствовала себя в некотором роде «наседкой», у которой под боком поселилось шумное семейство мышей.
Йохан был предупрежден о том, что «на огонек» может прилететь не мотылек, но ворон. Мужчина, узнав о возможном визите дамы, лишь отшутился, что бокал крови непорочной девицы достать будет сложно. Но. Кажется, озаботился вопросом, чем потчевать вампира. Все же их визиты были явлением крайне редким. До этой ночи Амарилла была единственной из не-живого племени, кто посещал земли Мор.

[примечание]

Как-то так сложилось, что ни в одной игре таверна не получила описания, кроме того, что на взгляд дракона строение маленькое, и что там царит поразительная чистота. Потому даю полную волю, если кому вдруг захочется уйти в описания интерьера.

+2

3

Лететь было несказанным удовольствием. Даже спустя несколько месяцев после своего освобождения из плена, Эрус никак не мог насытиться полетом. Он летал до изнеможения, летел вперед и вверх до того времени, пока лопатки, из которых росли большие кожистые крылья, не начинали болеть. Сегодняшний день тифлинг практически весь провел в полете. Внизу, словно сшитый из разных кусков ткани шарф, простирались поля, леса, горы. Хоть маг и разбирался в географии, но эти земли внизу он не узнавал. Возможно когда то он и бывал здесь, но за триста лет, что тифлинг провел в заключении мир изменился, да и это время наложило свой отпечаток на Эруса. Ему было интересно изучать мир заново. В неизведанных землях могут происходить интересные события. Можно наткнуться на старых друзей, завести новых врагов, и извлечь из всего этого выгоду. Хотя какие старые друзья. Орден магов, что обучал тифлинга перестал существовать, а практически никто из тех кого знал Эрус не прожили так много лет. За все время, что маг провел освободившись из неволи, он не встретил ни одного знакомого лица. У него не было цели, он не придерживался конкретного направления, а просто отдался воли ветра и летел. Хотя, одна цель все таки у него была, ведь педантичный воспитанник древнего ордена не мог жить без цели и смысла. И цель эта заключалась в том, что бы встретить конкретную особу, что скорее всего еще жива. И заставить ее ответить за все.
Ближе к вечеру он начал уставать, да и изрядно проголодался. Ориентиром для посадки тифлинг выбрал высокую гору, что показалась ему весьма любопытной. Подлетев ближе Эрус понял почему. От горы тянуло магической энергией, что не ускользнуло от чутья путника. Сверху она была покрыта пещерами, в которых крылатый маг мог бы провести ночь. Но однако в этом не было нужды. У подножья тифлинг разглядел домик, что выглядел весьма уютно. Спать на мягкой кровати все же было лучше, чем на каменному полу пещеры, и посему для ночлега Эрус выбрал именно ее. Правда, несколько смущала темная фигура у входа, что при ближайшем рассмотрении оказалась драконом, хоть и небольшим. Но это не остановило опытного мага. За свою жизнь ему доводилось как сражаться, так и договариваться с драконами, да и практически со всеми существами населяющими мир. Так что тифлинг опустился на землю прямо перед драконом, сложив свои измученные за день полета крылья за спиной.
Приземлившись, Эрус откинул с лица растрепавшиеся за время полета длинные, черные волосы, и пригладил видавшую виды красную мантию. Затем он улыбнулся стоящему перед нему дракону, который, несмотря на скромные размеры вызывал уважение своими шрамами, и манерой держаться спокойно, будто скала за его спиной:
- Прекрасный вечер, хоть и довольно прохладный, не правда ли? Позвольте представиться, меня зовут Эрус, и я не мог не обратить внимание на домик за вашей спиной. Могу ли я здесь найти отдых для своих крыльев, ужин и бутылку теплого вина для моего тела, и приятную компанию для моей души?

Отредактировано Эрус (31-05-2018 21:53:52)

+3

4

[indent] Что могло вынудить одного вампира отправить на далёкий запад? Он пересёк Лайнидорские плоскогорья, северо-восточную часть Великой степи, минуя Миссаэст. В Гресе не останавливался и более того даже не узрел башен города, держась светлой земли как можно дальше. Не то чтобы он боялся Греса, но слухи о всяком мракобесии, что творилось в стенах столицы, перевесили желание вампира заглянуть туда на перекус. В итоге на перекус он остановился в ярдах сорока, в одной деревушке. К сожалению, в деревушке не было преступников, потому жертвой вампира стал один зажиточный купец, что остановился на местном постоялом дворе. Ну разумеется на следующее утро купцу попытались вонзить кол в сердце и отрубить голову местные крестьяне, но его охрана не дала тела на растерзание из-за каких-то там поверий про упырей. Вампир всё видел, перед тем, как заночевать в одном из старых амбаров. Ночью его потревожил местный фермер, которому этот амбар принадлежал и который там что-то искал. Вампир выпил и его, сломав шею и забрав с собой. Выкинул тело он по пути к Кримеллину, когда принял решение обратиться в ворона, поскольку в полёте достичь стен города будет быстрее. В Кримеллине день переждал на постоялом дворе, откуда с наступлением сумерек отправился в Элл-Тейн. Оттуда и начинается всё самое весёлое. И поскольку речь идёт обо мне, то всё куда веселее, чем можно себе это представить…

[indent] Было холодно, но меня это не тревожило. Я видел, как многих прохожих пробирал озноб и больше всего страдали бедняки. Жаль. Многие из них не переживут зиму, но городу это только на руку. Зачем ему нужны граждане, не способные к труду, но зато представляющие собой лишние рты и занозу у властей? В Ниборне не было такой серьёзной проблемы, благодаря своеобразной системе трудоустройство. В конце концов, у нас можно податься в рабы или прислугу – денег за это не платят, но по крайней мере кормят. Многое упрощают и наша торговая политика, позволяющая «сбрасывать» лишний груз в другие города. Сложная система, но если о ней и говорить, то не в этой истории.
[indent] Итак, на запад я прибыл, чтобы повидаться с одним знакомым по имени «Монтано Д’артьего». Он был родом не из Элл-Тейна, но по некоторым обстоятельствам временно проживал именно в этом городе. Этот человек был маленьким пазлом к развитию торговых узлов между востоком и западом. Конечно, втянувшись в роль Ниборнского торговца, я лелеял, что наша торговая монополия пронесётся по всему миру, включая запад – это была своеобразная игра вампира. Но к сожалению, для того, чтобы торговое влияние Ниборна в узлах было высшим, их нужно контролировать, а чтобы их контролировать, нужно как минимум иметь в той области крепкую торговую базу, но самое идеальное, чтобы та область принадлежала государству Ниборнскому, что невозможно – нельзя захватить весь мир. Потому моя мечта была скорее забавой для моего разума, чем то, что можно воплотить.
[indent] Монтано я нашёл на обычном постоялом дворе в пригороде. Я получил от него интересующие меня сведения, которые показали мне насколько Лайнидор жадно лакает из шеи торговое влияние Ниборна в своём торговом узле. Я этому не опечалился. Более того – я ожидал такого исхода. Всё благополучно у Ниборна было только на востоке и юге. Единственным ключом хоть какой-то торговой доминации на юго-западе являлся Ариман. Помимо Лайнидора были и другие не менее важные сведения, иначе я бы не отправился в такую даль, как однажды двое полуросликов в тёмные земли. «Вампир: Туда и обратно» - звучит, словно мне проткнут сердце деревянным колом, а затем воскресят. Но есть и более грубые интерпретации.
[indent] Дела свои закончил я и настала пора возвращаться. Вот именно с этого места и начинается веселье, так как возвращаться я решил через север, идя вдоль подножья Скалистых гор, чтобы обогнуть опасные для меня леса Арисфея. На половину этого пути мне нужен был проводник и такой нашёлся подозрительно легко. Проводником оказался тифлинг по имени Ньёрд. На вид ему было лет тридцать, а сам он внешне почти не имел никаких демонических признаков, кроме редких чешуек на правой и левой руке.
[indent] Мы перешли реку «Беловодная», минув «Вайсвассерлендский» удел и там завернули на северо-восток. Дальше мой проводник «кончился». Вернее сказать, он завёл меня в лесную глушь и остановился, где я созерцал тридцать секунд его перевоплощение в демона. Да, моё вампирское чутьё в купе с архимагическими знаниями, видимо, ковырялись в моём холодном носу, когда я искал проводника. Из того, что демон лепетал, я понял лишь несколько омерзительных вещей: «меня хотят поиметь, убить, поиметь ещё раз и ограбить». Иначе говоря, тёмное создание «хотело мальчика», не подозревая, что мальчик то давно мёртв, благодаря скрывающему мою ауру артефакту, но что-то мне подсказывало, что это его совершенно бы не остановило.
Предупреждаю – я дьявол. — лениво произнёс я, стараясь протягивать слова, как можно дольше, чтобы демон хорошо меня расслышал, но по какой-то неясной мне причине его буквально прорвало, как плотину, на хи-хи и ха-ха. Бессовестный!
Сам демон напоминал собой своеобразного минотавра, вот только у него было три крокодильих хвоста и четы пар небольших рогов, что образовывали собой эдакую корону на его голове. Пальцы на руках напоминали собой скорее ножи, чем пальцы.
Познай отчаянье! Познай страх! Трепещи! Плачь! Моли богов, юноша! — обращался ко мне демон. Его голос каким-то чудом звучал в купе с утробным рыком, словно внутри демона сидел ещё один демон или какая-нибудь злая дворняга. Получалось эффектно. Но ещё более эффектно он показал себя, когда из-за его спины появились крылья… вернее костяные отростки, что напоминали те самые крылья. Мне было до колик любопытно, как он с ними летает? Может ему их освежевали жрецы Имира? Но бог с этим – демон решил воплотить свои словесные угрозы в реальность и медленно зашагал ко мне, размахивая своими острыми культяпками, словно рисовал узоры или картину, или он принял Гульрамскую дурь-траву.
Что это – ру-у-уки?! — подыграл я демону дрожащим голом, имитируя глубокий «Ах!» со вздохом.
Гхи, аргх, они, мммм, порежут твою мягкую плоть и пройдутся по всем сокровенным местам!
Бррррр – жуть! Меня даже так не поражало редкостное мужеложство одного моего известного знакомого. Демон ещё не прикоснулся ко мне, но уже имелось некое чувство… будто меня день попользовали в борделе для особо извращённых.
Простите, а можно без этого всего?
Не-е-е-ет!
Но…
Нет!
А если…
НЕТ!
Имирушки-помогирушки, да этого сударя слюна потекла со рта. Ну а в скорее он прыгнул на меня, взмахнув своими пальце-ножами для масла, но рассечь ими ему удалось только воздух. Демон, конечно же, опешил и даже оробел, поскольку я уже стоял за его спиной. Конечно, он был впечатляющих габаритах и быстр, но… слишком молод и слаб.
Я состроил угрюмую и обиженную мину, будто у мальчика отобрали игрушку, затем хитро улыбнулся, пропел простое заклинание и воплотил его в следующих красивых словах:
Твоя душа принадлежит мне!
http://i12.pixs.ru/storage/0/0/2/6582953png_4481827_30301002.png
Дальше происходила демоническая агония, которая потревожила всё лесное спокойствие и если в округе кто-то спал, то это его бы точно разбудила, да даже мирно посасывающий лапу мишка проснулся бы. В общем, лес я покидал со странной тёмной эссенцией в руке, которую я быстро поглотил, чем с лихвой восстановил затраченные на демона силы.
[indent]Дальше путь держать мне пришлось самом. Дороги я не знал или не помнил, да чёрт их разберёшь, если я чуть ли не десятилетиями живу в одном и том же городе, редко покидая его, чтобы повидать мир, пускай в моей жизни и минуло уже много столетий. Во всяком случае, ноги… или крылья принесли меня в неизвестное мне место, где располагалась таверна «Под крылом дракона». И знаете, что самое забавно? Там действительно был дракон подле дома! Но ничем не удивлённый после встречи с демоном, я спокойно выступил вперёд.
Ах, доброго Вам вечера. — как можно милее улыбаясь, произнёс я, наклонив голову слегка набок. Моя аура, конечно, была сокрыта артефактом, но вероятность того, что дракон поведётся на такую уловку была мала. Меня вполне бы устроило, если «он» не имеет ничего против «немёртвых». А пока я себя тешил подобными мыслями, мною был запримечен ещё один, с виду, тифлинг стоящий рядом. Он пришёл чуть раньше меня, но я успел услышать то, что он сказал - приятно звучало, да ещё такая вольность во всей своей ипостаси, а это говорило о сильной харизме. Не думаю, что паладины Таллинора оценят его харизму, но я вполне.
И Вам добра, мсье.
К «Эрусу», как он назвал себя, я обратился всё с той широкой и глупой улыбкой, словно мне повредили лицевые нервы и я более не мог улыбаться иначе. Но в конце концов я собрался с духом и принял более серьёзный вид.
Я.. Франческо де ла Моро. Путник, что идёт на восток этим путём, но вынужден искать убежища. Буду крайне благодарен, если Вы мне не откажите. — с этими добрыми словами, я низко поклонился. Этому я научился в Ниборне, доведя до идеала и уже даже до привычки.
[indent] Кстати, немного о моей одежде. Я был одет в серый жилет поверх белой рубахи, а сверху на меня был накинут походный камзол с длинна подолом, достающим почти до колен. На ногах же были обычные чёрные, кожаные штаны, заправленные в Ниборнские кавалерийские сапоги.

Отредактировано Демиан де Фарси (01-06-2018 13:38:44)

+4

5

- Ты что, издеваешься? – нахмурилась Амарилла, вертя в руках внушительный кусок цепи чёрного металла в её руку толщиной, локтей пять в длину и с замыкающимся кольцом на одном из концов, каждое звено которой было испещрено множеством витиеватых, фигурных надписей. – Я же сказала "небольшой, изящный дракон"! Какая буква в слове "изящный" тебе непонятна?
Эхо голоса вампирессы прокатилось под сводами просторной, грубо вырубленной пещеры, заставленной столами и подставками с разного рода содержимым, будто ритуальный храмовый подвал и мастерские алхимика, скорняка, лекаря, ювелира и гробовщика собрали в одно. Женщина в длинном тёмном платье, стоявшая напротив Амариллы, ничего не ответила. Звали её Цефира и молчала по техническим причинам.
У Цефиры не было головы. Чистейший беленький кружевной воротничок охватывал свежий, влажно поблёскивающий срез плоти, на котором можно было различить обрубленный позвоночник, пищевод, трахею и все соответствующие мышцы. На самом деле, срез был, конечно, не свежий, а блестел из-за покрывающей его прозрачной плёнки, но всё же вид у домоправительницы советницы Вампирского Анклава был весьма специфический.
- Ты сказала, дракон такой же, как тот, что поселился в Эреш Ниоре. – Цефира немного растягивала гласные, даже при ментальном общении не избавившись от акцента, характерного для её родины. – Поэтому я и взяла орочью сталь и метеоритное железо, чтобы не слишком выделялось на фоне чешуи.
- Такой цветом, да, но не размером же. Куда ей эту железяку? Да ещё и тяжеленую, - Амарилла закатила глаза. Но ругайся – не ругайся, а переделывать уже было поздно, потому она трижды обернула цепь вокруг талии и застегнула кольцо, тоже обретя при этом весьма странный вид. – Пошли, проверим, работает ли оно.
Цефиру задели сомнения вампира в её способностях, но, не имея лица, несколько затруднительно выражать эмоции, потому она лишь выпрямилась ещё больше и степенно прошествовала в соседнюю пещеру. Здесь женщин дожидались три странных зверя. Если вкратце, то к туловищу варга была приставлена голова болотного пустозуба. Сделано это было, чтоб совместить скорость первого и огромную пасть второго, но голова ящера перевешивала и для равновесия пришлось приделать ещё и хвост. А сверху всё это покрывала чёрная металлическая броня.
Тварей собирала Амарилла, а доспехом и контролирующим артефактом занималась Цефира. Надо было проверить всё заранее и вампиресса проверила, но, одобряя чертёж, не взглянула на размеры, за что и поплатилась. Теперь оставалось только сделать вид, что так всё и было задумано. Лила положила руки на цепь и приказала бестолково топчущимся химерам сесть в ряд, но ничего не произошло. Эффектно не получилось и она попробовала сделать эффективно.
- Сидеть! – громче велела она, но с тем же результатом.
- Не торопись, сосредоточься и представь действие, которое тебе нужно. - Цефира подошла, коснулась цепи и подняла руку, приказывая химерам, которые вскинули морды, отвлекаясь от своих дел, выстроились полукругом и, как только рука опустилась, уселись на пол, задорно молотя хвостами. – Артефакт делался для дракона и не рассчитан на человеческую речь.
Вампиресса прекрасно знала об этом, ведь это было сделано по её просьбе, просто чаще изготавливала такие вещи, чем пользовалась ими. По её мысленному приказу химеры поднялись и закружились вокруг себя, потом встали на задние лапы. Для такой внешне неуклюжей конструкции выходило это у них на удивление ловко. Хвост использовался, как дополнительная точка опоры, и получились три облачённые в доспехи статуи.
Что и говорить, отличный выйдет подарок. У человеческих магов на такую работу ушло бы не меньше года, а Лила и Цефира справились за два месяца. Очень удобно, когда можно разом отловить и привезти все части и материалы, да к тому же немёртвым мастерицам практически не нужны ни отдых, ни еда.
- Хочешь, я поеду с тобой и научу новую хозяйку управляться с химерами? – спросила Цефира, оправляя складки платья.
Морваракс это, пожалуй, не особенно впечатлило бы. Но вампиресса представила, как явится к человеческой таверне в компании трёх зубастых химер и безголового лича на безголовой лошади и благоразумно предпочла отказаться. Поэтому к упомянутой таверне Амарилла просто прилетела в облике ворона. А химеры, хоть и быстроногие, но всё же не поспевавшие за птицей, добирались своим ходом и отстали на несколько часов.
У заведения Йохана царило неожиданное оживление. Ну, то есть Лила предполагала, что к её приходу сожгут мусор и поставят побольше свечей, как обычно поступали, ожидая гостей, но что в эти долгие ночи их собирается так много, для неё стало новостью. Ворон сделал круг над таверной и опустился на ветку дерева, вывернув шею и одним глазом рассматривая собравшихся. Кого, однако, только не заносит в Скалистые горы.
- Здравствуй, Морваракс, - каркнула она, пройдясь по ветке и полушутя раскланявшись перед драконом. – Ты всё хорошеешь. Или я просто давно не видела драконов и успела подзабыть, какие они бывают. – Пока подарок не добежал, отдать его было трудно, потому Лила решила чуть повременить с этим. – Вижу, у тебя многолюдно, - птица спрыгнула с ветки, уже в полёте превращаясь в маленькую рыжеволосую женщину, закутанную в длинный тёмный плащ с капюшоном, как до того в вороньи перья. – Здравствуйте и вы… господа.
Она раскланялась, поочерёдно разглядывая одного и второго. У первого из "господ" на голове красовались рога и за плечами крылья, а у другого не билось сердце. Чу́дно. Не иначе, боги опять что-то задумали, раз свели их всех в одно время в одном месте. Ну, это значило так же и то, что ночь обещала быть нескучной, а большего вампиресса и желать не могла.

Отредактировано Амарилла (03-06-2018 11:04:06)

+4

6

Приближение тифлинга дракон почувствовала почти сразу как только он пересек невидимую границу ее земель. Конечно «услышать» каждое существо, ступающее на ее территорию, Морваракс было не дано. Возраст был не тот, чтоб охватить такую площадь, да и поддерживать концентрацию не всегда удавалось. Но некоторые расы обладали особым почерком в плане магии, их ни за что не упустишь. Дракон же сейчас чутко прислушивалась, не появился ли кто темный близ ее логова.
Морваракс позволяла свободно представителям иных рас передвигаться по ее земле. Если, конечно, они не несли ничего дурного для нее (или ее остроухого соседства), или не бежали от неприятностей. Такие ситуации разбирались отдельно. Впрочем, это был определенно не тот случай. Летящий в небесах ни от кого не бежал, от него не веяло угрозой. Потому, пока тифлинг не подобрался уж слишком близко к горе, дракон продолжала своим телом согревать землю.
Будучи довольно жадным ящером, Мор озаботилась внушительным количеством ловушек в своих пещерах. Незадачливый визитер имел все шансы в самый неожиданный момент покинуть пещеры, оказавшись в любом уголке мира. Быстро, качественно и самую чуточку болезненно. Уверенность в своей магии не помешала дракону подняться с земли и бросить неодобрительный взгляд вверх, когда у нее мелькнуло подозрение, что тифлинг сейчас сунется туда, где ему совсем не рады.
Но полу-демон был умнее иных излишне храбрых авантюристов. Опустившись перед хозяйкой земель и приведя себя в порядок после полета, гость попросил о самом простом – отдых, еда, компания.
«Добрый вечер», откликнулась Мор бесцветно-безразличным «голосом».
«Здесь гость сможет найти желанное за умеренную плату» Цены, к слову, устанавливала не Морваракс. Все, что касалось таверны, целиком и полностью легло на плечи того, кто решил ее здесь построить. Дракон же оставила за собой право вмешивать в некоторые моменты.
«Главное правило – не сводить счеты и не пускать кровь. Неприемлемо под крышей таверны и нежелательно на моей земле»
Про желанную чистоту дракон в последнее время уже не оговаривалась. Не потому что решила, что это будет допустимым злом. Йохан объяснил, что запрет на решение спорных вопросов грубой силой, магией и честной сталью, резко уменьшил вероятность порчи имущества. Да и кому вообще придет в голову портить то, что принадлежит огнедышащему магическому зверю?
Если же возникнут иные моменты, неугодные хозяйке горы или владельцу таверны, то о том будет сказано в нужный момент. Ну или разговорчивые девушки поведают, правда они имели привычку слегка преувеличивать.
«Надеюсь, и вы приняли мои правила», дракон повернулась к еще одному гостю.
Если честно, когда Мор почувствовала его приближение, то сначала приняла за, кхм, Амариллу, не распробовав тонкости ауры. Потом решила, что рыжеволосая послала одного из своих знакомых вместо себя (обсидиановая имела скудный опыт общения с не-мертвыми, потому больше опиралась на слухи, не упуская возможности проверить их на истинность). Но, рассмотрев подошедшего, определилась: еще один гость, никак не связанный с той, кого ждала дракон.
Довольно неожиданно, но в принципе, если «юноша» не будет давать волю своей жажде, то Морваракс не видела причин отказывать.  Она видела истинную сущность, хотя артефакт, прикрывающий вампира, был сделан на славу. Очень хотелось из любопытства изучить «сложение» и чары, - естественный порыв дракона, когда она натыкалась на неизвестный артефакт. Из жадности хотелось присвоить себе такое, добавить в коллекцию. Но обсидиановая умела сдерживать свою жадность, пускай иногда и с сожалением.
«Убедительно прошу не «пить» моих гостей», эту фразу сказала уже исключительно вампиру. «Если испытываете жажду, то лучше поохотиться подальше от моей горы»
Дракон ничего против гостей не имела, к какой бы расе они не принадлежали, и каких бы скелетов не держали в погребе. Лишь бы вели себя прилично и не досаждали. Был, конечно, момент связанный с эльфами. Но темные сами не горели желанием привлекать к себе внимание, светлые почтительно обходили стороной, а люди… у них голова болела своими проблемами. Не смотря на данные нюансы и гостеприимство ящера, таверну в основном посещали люди. Либо полукровки. Которые мало чем от тех людей отличались. И вот в одну ночь столько гостей!
Морваракс глянула в небо, опасаясь, что судьба ныне склонна шутить и к ней наведается еще кто-нибудь из родни. Нет, драконов в небесах не наблюдалось. Только черные крылья ворона. Дракон приоткрыла пасть, «улыбаясь».
«Рада видеть, Амарилла. В эту ночь гостей действительно больше, чем обычно» Обсидиановая не привыкла получать комплименты. Потому просто приняла доброе слово к сведению. «Ночи стали холоднее. Проходите, чувствуйте себя как дома, но помните, что вы в гостях»

+3

7

Только приземлившись и весьма оглядевшись, тифлинг заметил весьма богатую концентрацию магии в этом районе. От самой горы, а особенно  от её пещер так и "несло" различными заклинаниями. Посему, осторожный полудемон тут же повесил на себя простое заклинание ментального барьера. Теперь, в случае если кто-либо из присутствующих захочет пошарить в закоулках его разума, то сработает своеобразная "сигнализация", и Эрус сможет предпринять меры предосторожности. Не то, что бы это было так уж необходимо, но десятилетия владения ментальной магией научили тифлинга осторожности. Он сам частенько изучал мысли своих друзей и врагов, и понял, что столь же легко чужак может залезть и в его собственную голову. А коварный полудемон не хотел что-бы собеседник знал, что он думает на самом деле.
Впрочем, дракон на проверку оказался весьма радушным хозяином, хоть и слегка апатичным. А вот пришедший вслед за Эрусом путник напротив, казался весьма и весьма дружелюбным. Тифлинг обернулся и оглядел его. Юноша, что так же искал приюта выглядел юным, аристократичным и обаятельным.  Это то и пугало полудемона. Что столь юный и одетый со вкусом парниша делает один в такой глуши? Почему его не ограбили и не убили на большаке, по дороге сюда? Неужели эти земли настолько безопасны? Нет, маловероятно, нынче нигде в мире не безопасно. Этот мальчик явно не тот, кем кажется. И его эта жутковатая улыбка на пол лица… так похожа на оскал самого Эруса.  Этот факт еще меньше вызывал доверия, поскольку себя маг знал хорошо. Очень хорошо.
Вскоре дракон прояснила для тифлинга ситуацию – парень был вампирам. Час от часу не легче. Вампирам Эрус не доверял, после одного случая, много лет назад. Однако, не смотря на этот факт, полудемон доброжелательно улыбнулся Франциску, поклонился в ответ, и произнес:
- Составить вам компанию в этом, вне сомнения уютнейшем заведении, будет честью для меня.
Хоть компания незнакомого вампира и покрытого боевыми шрамами черного дракона не внушала доверия, тифлинг не выдавал своих эмоций. В конце концов, слова дракона о запрете на драки, хоть и шли вразрез с его внешностью, звучали правдиво. Так как это гарантировало его безопасность, Эрус был согласен с условиями…
Пока не услышал третий голос. Этот голос полудемон узнал бы из всех, что когда-либо слышал. Самодовольный, высокомерный и наглый женский голос. Услышав его, маг почувствовал внутри холодок, и дрожь от резкого притока адреналина. Он мечтал услышать этот голос много лет. Мечтал услышать, как он зайдется в крике боли и ужаса. Мечтал, что бы этот высокомерный голос молил бы о пощаде. Сильные эмоции нахлынули на тифлинга, и ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, что бы никоим образом не выдать их. Улыбка приросла к его лицу, руки сжались в кулаки. Считая в голове до десяти, что бы успокоиться полудемон повернулся. Да, это была она.
Как и все вампиры, за триста лет она ничуть не изменилась. Вампирша выглядела так же, как он ее запомнил в тот роковой день.  Все те же светлые волосы и женственная, соблазнительная фигура. Впрочем, и он не сильно изменился – в магической тюрьме время не было властно над его телом. Эрус провел все это время вынашивая план мести. План мести не только упрятавшим его в тюрьму магам, но и ей. Маги мертвы – осталась лишь она. И вот, она перед ним. Стоит только протянуть руку… А Амарилла судя по всему, его не помнила. Что было неудивительно – ее жизнь наверняка была богата событиями за эти триста лет. Или же она делает вид, что не помнит? Она ведь коварна как лисица. В этот раз тифлинг будет настороже, и не даст одурманить себя. Впрочем, тем лучше, если она его не запомнила. Если она и помнит его, то по имени Кросс Роад - по имени, забытом в веках. Значит, он нанесет удар неожиданно. Дракон, ко всему прочему видимо был рад вампирше – он знал ее имя, да и к тому же явно обращался теплее, чем к остальным, как к старому другу. Амарилла назвала дракона Морвараксом. Что-ж, даже если она и приятели, ни он, ни его глупые правила не помешают Эрусу совершить свою месть. Еще есть юный вампир, который остается загадкой – на чьей он стороне? Впрочем, плевать. Он также не будет помехой.
Тифлинг поклонился и Амарилле:
- И вам приятного вечера. Меня зовут Эрус, и я думаю, мы прекрасно проведем этот вечер.
Затем маг повернулся к дракону, и, подойдя к нему, дружески похлопал по крылу:
- Я уверен, этот вечер мы запомним надолго. Вперед, господа и дамы. Опустошим же местный винный погреб!
И Эрус, счастливый внешне и внутренне, ввиду предвкушения скорой мести, вошел в таверну.

+3

8

[indent] Просьба «не пить гостей» чем-то задела меня. Говори эти же слова другой вампир и я бы принял то легко, но вот уже восемь столетий услышанное подобное от представителей других рас заставляет меня чувствовать себя неполноценным в глазах других. Быть может так и есть и «не мёртвые» всего лишь старая пыль в глазах драконов, что так отчаянно не хочет быть поднятой ветром и унесённой туда, где ей и место. Будто я выбирал такую жизнь. Это не прихоть, дракон. И даже не чья-то воля, наверное. И не другим бессмертным был я поднят. Всего лишь злое провидение. Шалости судьбы, лишившие мальчишку обычной жизни, навеки вечные запечатав его в не тлеющем теле. Так, став зависимым от крови рабом, я скитался по миру, познавая себя нового и забывая себя старого. И ты не поверишь, о тот, кто властвует в небесах – контроль над жаждой приобрёл я очень скоро после своего обращения. И теперь, при отсутствии непредвиденных факторов, я сам выбирал и решал: когда и где пить кровь. Надо мной можно посмеяться, сказав: так что не сейчас появиться таким факторам? Но видите ли, люди тоже могут испытывать сильную жажду и голод… от того же фактора. Да… я всё же был задет.
Желание хозяина – закон для меня. — тепло улыбнулся я, медленно кивая головой. И только хищный блеск в глазах выдавал моё лёгкое раздражение. Такое стерпеть я мог. Некомпетентность – не порок, а лишь следствие незнания. Ведь чтобы угодить всем, нужно и знать всё, что невозможно.
И честью для меня будет беседовать с Вами в таком прелестном доме. — ответил я тифлингу, также не испытывая к нему особого доверия. Но не доверие не было препятствием для знакомства и тёплой беседы. Все мы прекрасно понимали, что доверие нужно заслужить и лишь глупец станет доверять незнакомцу в первую минуту встречи. Мне было, что рассказать и поведать Эрусу. Пускай в нём было что-то… маньякальное – харизма в нём блистала. Хотелось узнать о тифлинге как можно больше. Не самая привлекательная его внешность меня не отталкивала – препятствий нет.
[indent] Вечер был воистину полон сюрпризов и неожиданностей. Я едва ли помню такие вечера, где я мог застать целый гербарий разных существ. Только вот новая гостья, на этот раз, являла собой моё подобие… или я был её подобием. Во всяком случае, теперь правило – «не пить гостей», было применимо не только ко мне. Но несмотря на пришествие интересной особы, мой взгляд уловил нечто иное – Эрус сжал кулаки при виде незнакомки. Конечно, это мог быть ничего не обозначающий жест или что-то ещё, но я привык не верить в совпадения. Живя очень много лет среди людей, я привык обращать внимания на разные мелочи, которые особенно сильно проявлялись в мимике и жестах смертных. Считывая их эмоции, я мог подобрать в своей голове верный вариант действий через который я мог бы манипулировать тем человеком. Каюсь, у меня выходило не всегда быть точным в прогнозах, но мои ошибки не всегда меня останавливают от новых попыток. И чтобы там ни было у Эруса и этой незнакомкой в длинном тёмном плаще, я тоже испытывал лёгкое напряжение и не без оснований. Видите ли, я по своей натуре вампир-одиночка, а такие вампиры – как я, существа весьма территориальные. Мы подобно драконам обзаводимся своими владениями или, как любят говорить идиоты, «охотничьими угодьями». Естественно, что такие угодья нужно защищать, как ни странно, от других вампиров. Нередки случаи, когда немёртвый в немёртвом видит соперника, потому я и удивляюсь вампирским кланам – для меня это что-то непостижимое и странное. Они словно дети, до которых ещё не дошло, что с момента их смерти играть, подобно людям, в королевство – абсурдное дело. В конце концов, многим из них надоест, и они просто покинут это королевство, скитаясь, как твари в этом бренном мире. Неудивительно, что большинство представителей этих кланов – молодняк, что не окончательно отделил нынешнего себя – вампира, от прошлого себя – человека.  Но я отклонился от темы. И дабы не утопить Вас в озере моей мокрой, как вода, трепни, я скажу, что ощущал в незнакомке соперницу, пускай земля была ничейная, а вернее принадлежала дракону.
И Вам много "бессолнечных дней" — ответил я даме в чёрном, успешно скрывая своё напряжение за лёгкой улыбкой. Думаю, когда мы пройдём в дом, я буду чувствовать себя лучше.

+3

9

Счастливо улыбаясь, Лила поскорее взбежала по ступеням. Она так соскучилась по людям, которые её не боятся, просто словами не передать, а под крылом дракона не боялись вообще никого, да и в свои прошлые визиты вампиресса вела себя прилично. Ну… относительно прилично, но всё же можно было надеяться, что она неплохо себя зарекомендовала.
Под плащом, который Лила тут же скинула с плеч, оказалось простое приталенное платье из тёмно-серой шерстяной ткани. По длинным рукавам, подолу и вороту вились защитные рунные узоры, которые так нравились селянам. И только внимательное око могло подметить, что защищали они не от болезней и проклятий, а совсем наоборот. Единственной странностью в её наряде была та самая цепь, до сих пор висевшая у вампирессы поверх пояса и она таскала внушительную железяку, будто та вовсе ничего не весила.
Лавируя между постоянными обитателями таверны, обслугой и прибывшими ранее посетителями, Амарилла чуть не вприпрыжку добралась до трактирщика и, встав на колени на слишком высокой для неё скамье, оперлась локтями о прилавок.
- Говорят, тут нежити наливают, - заговорщически шепнула она и полезла в кармашки плаща, вытащив оттуда несколько золотых монет и узелок из плотной белой ткани.
Монеты тут же перекочевали к хозяину и пёс с ним, что там оказалось довольно много. Кто знает, как она погуляет. Может и не хватит ещё. Тогда поутру сочтутся. А пока Лила развязала узелок, в котором оказалась горсть неправильной формы кристалликов, с виду больше всего напоминающих гранаты. Размером каждый из них был с горошину, у каждого было по семь граней, на каждой грани был начертан определённый символ и, не смотря на их неправильность, между собой все камушки были одинаковыми.
В прошлый раз они с Йоханом разговорились о том, чем можно угостить вампира, кроме очевидного. Так разговорились, что Амарилле аж самой интересно стало и она озадачила сим вопросом чуть ли не весь Анклав. И вот что по итогу приложения совместных усилий из этого вышло.
- Здравствуй, хозяин. Две кружки даме! В одну чего покрепче, а в другую водички и вот эту штучку, - она выложила рядом с монетами один из "гранатов".
Кристаллики эти делались из крови, а на их гранях было начертано заклинание, придающее небольшому объёму жидкости аналогичные свойства. Когда-то очень давно один жрец-оборотень отпаивал истощённую до придела вампирессу таким вот зельем, только заклинание ему каждый раз приходилось читать заново. А Амарилла и ещё трое магов из гильдии Города Тёмного Ветра его немного усовершенствовали.
Она повернулась, чтоб указать место, куда принести заказ, но тут поняла, что все столы, кроме одного, уже заняты. Выбора особо не оставалось, но Лиле было и не нужно.
- И поставить вон туда, Йохан, - ткнула она пальцем в тот самый стол. – А музыка будет?
Впрочем, ей и без музыки было весело. Про таких посетителей говорят: "Полкружки для запаха, а дури своей хватает".
- Морваракс, как же тут всё-таки хорошо, - мысленно чирикала вампиресса, пробираясь к облюбованному столику. – Ну, рассказывай. Как у тебя дела? Что новенького? Зачем звала, для дела или просто соскучилась?
Она обогнула играющую в кости компанию и нос к носу столкнулась с тем самым краснокожим крылатым очаровашкой, который прилетел прямо перед ней.
- Эрус! Что пить будете? – она резко остановилась, задумалась над чем-то, смерив  его внимательным взглядом, а потом добавила: - Такие крылья танцевать не мешают?

Отредактировано Амарилла (09-06-2018 15:36:59)

+4

10

Проводив взглядом взлетевшую по ступенькам Амариллу и вошедших следом чудных гостей, дракон сделала пару шагов в сторону и растворилась в воздухе. Смешно сказать, но порталы ей давались гораздо легче, нежели врожденные чары, способствующие компанию в чьей-нибудь голове. Только ящер стоял под открытым небом и уже следующий шаг она делает во тьме своей пещеры.
Если рыжеволосой гостье захочется спуститься в ту маленькую пещерку, где они в прошлый раз беседовали, то дракону не составит труда открыть еще один портал. А пока обсидиановая решила побаловать себя нахождением в самом укромном и самом уютном месте своего логова – в нижних пещерах, расположенных достаточно глубоко, чтоб украшением здесь служили не только драгоценности и так названный «подземный огонь» - магма, не вышедшая на поверхность и ведущая себя более чем смирно. Идеальное место, просто идеальное и для отдыха и для хранения мелких безделушек.
Расположившись подле сваленного в кучу добра, Морваракс прикрыла глаза, нашаривая ментальной магией нужное ей сознание. Если Амарилле будет угодно, то обсидиановая поднимется, но пока рыжеволосая нашла себе собеседников в лице тифлинга и не-мертвого собрата по «несчастью». Мор планировала присоединиться, пускай и не совсем лично.
«С момента нашей прошлой встречи прошло не так много времени, чтоб в моей жизни что-то сильно поменялось»
Ворчала дракон добродушно и не совсем всерьез. Ей ли не знать, что в жизни все может перевернуться с ног на голову в один какой-то миг. У мало живущих рас это встречалось чаще, но и неспешные долгожители не были защищены от превратностей судьбы. Лично дракон была очень даже рада, что лично у нее больших потрясений не случилось. Судя по настроению Амариллы. У нее в «жизни» тоже все пребывало в рамках нормы.
«Даранрен, мне потребуется твоя помощь. В частности, позаимствовать твое тело»
Девушка-гном была одной из постоянных жительниц таверны. Но в отличие от прочих прекрасных особ, которых сюда привела либо необходимость, либо любопытство, Дару занесло сюда благодаря исследовательскому духу. Не смотря на свои размеры, двигалась гнома шустро, и словно бы была в нескольких местах одновременно. Видимо благодаря такой неусидчивости ее и вынесло на поверхность – там же столько всего интересного. С кланом отношений не рвала, напротив – довольно часто на взгляд дракона отправлялась повидать родню.
Как-то Морваракс поинтересовалась, как семья Дары относится к тому, что та живет под боком у огнедышащего ящера. Была готова услышать ответ, что девушка им не рассказывает о некоторых моментах, но… Но Даранрен пожала плечами и сказала, что за столько лет ящера отчасти считают выдумкой, и отчасти странной чешуйчатой тетушкой, которая присматривает за излишне любопытной гномой.
Чем было удобно такое сожительство? Девушка наблюдала за посетителями, читала о магии других народов, слушала байки авантюристов, ну и дракона изучала «в естественной среде обитания». Морваракс же нашла удивительным, что «погружаться» в сознание гномы и в какой-то мере брать власть над ее телом было… не так противно, не так неудобно. Видимо Дара и этот акт магического вмешательства считала чем-то вроде интересного опыта. В любом случае, она редко отказывала дракону, напротив – всегда не прочь пополнить свою копилку новыми впечатлениями.
- Пару минут, кое что допишу и…
И уткнулась в свои записи. Мор «обернулась» к гостье, которая после беседы с трактирщиком переключилась на Франческо и Эруса.
«Отчасти по делу, но важность его не существенна. Скоро подойду»
Ну как подошла? Скорее едва с лестницы не скатилась, причем не по своей воле. Услышав, что сегодня в гостях не-мертвые гнома пришла в состояние радостного предвкушения. Стоило дракону «угнездиться» в сознании Даранрены, и та тут же побежала вниз. Сумку с письмами от другого дракона однако прихватить не забыла. Некромантия девушке была противна, но если соприкасаться с этой темой только в теории, то почему бы и нет?

Даранрен

https://pp.userapi.com/c408626/v408626272/17a2/fUaIKHjzkao.jpg

+3

11

Внутри было на удивление людно. Множество существ нашли приют в трактире, что, вопреки первому впечатлению, оказался больше, чем Эрус его себе представлял. Были здесь люди, гномы, и даже несколько огромных орков, шумно что-то обсуждавших между собой. Похоже что правило "не покалечь ближнего своего" в этой таверне все-таки действует, иначе столь разношерстная компания давно нашла бы повод до драки. Максимум, что слышал тифлинг - были ругательства, изрыгаемые каким-то вусмерть пьяным гномом. И, хоть коротышка не стеснялся в выражениях, обсуждая интимную жизнь чьей-то матери, речи эти вызывали лишь смех его собутыльников.
Сама по себе таверна была весьма уютная. Воздух в ней, не смотря на обилие потных тел посетителей (некоторые из которых также имели привычку громко рыгать и пускать ветра), отличался от обычной вони придорожных трактиров, и скорее напоминал чистый горный воздух снаружи. Видимо имела место магия, либо грамотно продуманная система вентиляции. Хотя, скорее первое, так как запах еды был невероятно силен, и напомнил желудку Эруса что он весь день пуст. В центре зала, прямо напротив входа находился огромный камин, служивший не только для обогрева, но и для создания уютной атмосферы. По обоим сторонам камина уходили лестницы на верхние этажи, видимо с комнатами для постояльцев. Свет по всему просторному залу обеспечивали магические шары. Это было практично, так как не создавало копоти на потолке - неизменного спутника факелов, а так же защищало от пожаров. Слева от входа расположилась барная стойка, куда и направился полудемон. Он приветливо помахал мужчине, что обслуживал посетителей:
- Любезный, я летел весь день, и мой желудок нуждается в топливе. В качестве него может послужить сытный ужин и бокал хорошего вина. А это пусть стимулирует тебя двигаться быстрее.
И тифлинг выложил на прилавок горсть монет. Недавно, по пути сюда, он как раз нанялся на одну работу по избавлению какого-то вельможи от бунтовщиков в его владениях. За хорошо прожаренные тушки недругов, заказчик неплохо заплатил, и Эрус мог позволить себе не стесняться в средствах. Тем более, что он был крайне возбужден от предвкушения скорой мести. В его голове зрел план...
И особа, что играла главную роль в  этом плане, обратилась к нему первая, как говорится, на ловца и зверь бежит. Видимо, она пришла сюда для веселья, и посему требовала музыку. Тифлинг усмехнулся. Чего-чего, а веселья сегодня хватит на всех.
- В моем горле пересохло от дальних перелетов, так что пить я буду много... вот этого! - воскликнул полудемон, хватая стеклянный винный бокал только что наполненный для него. Наличие стеклянной посуды в очередной раз говорило о том, что стычки, обычно сопровождающиеся порчей посуды, в этом месте большая редкость. Он взглянул на старую знакомую, и поднял бокал:
- Что-ж, за этот вечер. Мне кажется, что это может стать началом прекрасной дружбы.
И Эрус залил в себя вино одним глотком. Жажда и вправду мучила его, да и надо было выпить,что-бы успокоится и не выдать себя. Вкуса вина тифлинг даже не почувствовал.
- А что до танцев. У меня такое чувство, будто я не танцевал уже несколько сотен лет, но ноги еще помнят, как это делается.

+3

12

Получив так необходимое мне приглашение от дракона, я последовал примеру остальных и последовал внутрь заведения. Это было очень неудобно всё время испрашивать приглашение. Не то чтобы я от такой мелочи страдал, поскольку такое прошение было частью этикета и культуры, но только если ненужно красться к неприятелю. Очень интересная судьба для немёртвых быть лишёнными возможности войти в дом без приглашения, что, впрочем, было честно, учитывая тот факт, что большинство из нас ведут за собой смерть. И я знаю, что говорю, ведь сам когда-то был таким вампиром, который получал большое удовольствие, испивая тёплую кровь у целой семьи, после того, как они позволили мне войти в дом.
Внутри двухэтажной таверны было весьма уютно, как и суетливо в свою очередь. Суеты я не любил и тесноты средь неизвестных мне людей тоже. Не то чтобы в заведении было тесно, но недостаток в свободных местах явно намекнул мне, что я могу надеяться, разве что, на какое-нибудь соседство с кем-нибудь. И долго выбирать мне не пришлось. Мой взгляд остановился на тифлинге Эрусе и рыжеволосой немёртвой даме. Я не следовал примеру той немёртвой, что, судя по всему, уже бывала тут, испросившей особый напиток для себя у трактирщика. Всё потому, что я сомневался и ещё недостаточно освоился в этом приюте для путников. К тому же, недавно мне удалось подкрепиться одним гадом.

Извините меня. Мест более нет, и я прошу разрешение сесть рядом с Вами. — обратился я к Эрусу и немёртвой даме.
Персона я скромная и обещаю не доставлять Вам ненужных хлопот.
На самом деле неудобно было мне. Обычно моими собеседниками или спутниками были люди, поскольку от них можно было ожидать мало сюрпризов, чего не скажешь о тифлингах или других бессмертных, мысли которых даже сто один чёрт в белые пятня не разберёт. Если Эрус казался мне более открытым и осторожным, что мне было знакомо, то немёртвая леди казалась мне слишком таинственной и, к тому же, была не из породы новообращённых, что вызывало, собственно, некоторые опасения. Все мои опасения могли быть безосновательными, поскольку моими мыслями сейчас больше руководили эмоции, привычки и, разумеется, накопленные за многие столетия бессмертной жизни, фобии и паранойи. Возможно, что это всего лишь всё та же не любовь к окружающей меня суете. Во всяком случае, меня чуть ли не передёрнуло, когда Эрус обмолвился о «прекрасной дружбе». Конечно, это могло быть лицемерием, поскольку господин подозрительно много улыбался… как и я, когда ходил на вечерние рауты. Вот мне больше от тифлинга нравились его крылья. Конечно, это не так удобно, как оборачиваться в маленького, но быстрого и проворного ворона, но возможно достаточно хорошо для полукровок, многие из которых редко обладают столь сильно явными признаками демонической крови. Если одни тифлинги успешно могли сокрыть внешние показатели демонической крови, то Эрусу, должно быть, это было непросто, а с такой жизнью быть может уже и ненужно. До чего дотошные в своих распросах были бы стражи Ниборна к этому господину, завидев всего лишь его лицо, а такие крылья для многих могут и вовсе стать поводом для стрельбы по живой мишени.

Отредактировано Демиан де Фарси (16-06-2018 19:21:16)

+2

13

- Тогда потанцуем, если не напьёшься раньше, - многообещающе улыбнулась Лила тифлингу, легко и непринуждённо переходя на "ты".
Обычно она хорошо чувствовала, с кем и как следует общаться. Без этого в политике никак, да и вообще в вампирьем обществе. И с крылатым явно не стоило миндальничать. Не потому, что он не заслуживал вежливого обращения, а просто потому, что оно ему в пыль не тарахтело. Что по Эрусу было, в общем-то, сразу же заметно.
Но первым учителем лицемерия, если не считать полученных в борделе уроков, для Лилы стал, само собой, собственный братец. Он всегда очень заботился о семье и берёг в себе человечность. Правда, никогда особо не интересовался мнением семьи по поводу этой заботы. Ну, то есть как, не интересовался... Выслушать выслушает, но всё равно сделает по-своему. Ради всеобщего блага, конечно же. И Амарилла очень быстро усвоила, что добиться от него чего-нибудь можно или осторожным шантажом, или если это будет нужно ему самому. В противном случае вопрос будет откладываться в долгий ящик до тех пор, пока о нём не забудут. Но Амарилла никогда не забывала того, что ей было важно, только злилась всё больше. А потом стала стараться делать так, чтобы Сиф просто как можно реже проявлял интерес к её жизни. Ведь то, о чём он не знает, и ему не помешает, и ей не навредит.
А вот к мальчику-вампиру Лила отнеслась совсем иначе. Из опыта зная, что вампиры охотятся либо при помощи силы и наглости, либо заманивают сексуальным желанием, либо дурачат невинностью, она сразу поняла, что здесь на лицо именно третий случай. Значит ни в пищу, ни для любовных утех это престарелое чадо не годилось, оставались только интеллектуальные забавы и, быть может, карты или дротики. Любопытно было б узнать, насколько у него зоркий глаз.
- Присаживайтесь, сударь, - учтиво кивнула она. – Я буду рада обществу столь милого и очаровательного юноши, - а сама ещё раз окинула сравнивающим взором парнишку и тифлинга и решила, что под нынешнее настроение Эрус ей всё-таки подходит больше. Впрочем, вечер только начался, может ещё и перебесится. – Меня зовут Лила. Амарилла из клана Тёмного Ветра, - представилась она сразу для обоих и ещё для пяти-семи посетителей, которым довелось оказаться поблизости. – Но можно звать и умницей, красавицей, прелестницей или как иначе, смотря на что окажется горазда ваша фантазия.
Звали Амариллу и куда менее пристойными и благозвучными словечками, куда ж без этого. Но упоминать об этом она не стала. Во-первых, потому что привыкла и давно не обращала на это внимания, во-вторых, потому что если всё-таки обращала, то острословы и охальники обычно не доживали до рассвета. Морваракс, конечно, просила не кусать гостей, но она скорее всего имела в виду, чтоб над ними не насильничать. А если сами пожелают, так почему бы и нет. А ведь вампирьего очарования никто не отменял и уж если Амарилла что и умела в совершенстве, так это вызывать желания. В общем, сегодня, как и всегда невозможно было предсказать, во что выльются очередные посиделки с вампиром.
- А ты ещё кто? – удивлённо повернулась вампиресса к нарисовавшейся у стола гноме, склонила голову набок, глядя в полные ума и любопытства серые глаза, и тихо ойкнула, заметив, что зрачок в одном из них немного больше другого.
Это могло быть признаком чьего-то присутствия в этой солнечно-рыжей головке, а кто там, учитывая близость логова, ещё мог оказаться, как не обещавшийся "подойти" дракон? Но всё же Лилу одолели сомнения. Драконица могла присутствовать в таверне и просто, общаясь с нею ментально. Она могла проделывать это и сразу с несколькими посетителями. Потому выбирать себе аватару для этих целей было не обязательно. С другой стороны, Лила никогда не видела двуногого обличья Морваракс. Вроде как его и не было вовсе. Но кто знает, может теперь, она, наконец, определилась и выбрала себе вот такую вот внешность. А может у гномы просто какой-нибудь дефект зрения, чего даже у этого поразительно здорового народца полностью исключить было невозможно. Потому вампиресса не стала озвучивать свои сомнения, а пытливо уставилась на девушку с сумкой, ожидая, что скажет она сама.

Отредактировано Амарилла (23-06-2018 10:46:37)

+3

14

[NIC]Морваракс|Даранрен[/NIC]
Гнома была особенной для дракона, потому в части случаев Морваракс брала контроль не полностью, позволяя Даре что-то делать самостоятельно. Сама обсидиановая в такие моменты просто прислушивалась к работе чужого тела и к незнакомым ощущениям. Самым трудным было привыкнуть к тому, что большая часть рас Альмарена передвигаются на двух ногах и не имеют крыльев. Без хвоста дракон себя чувствовала тоже весьма неловко. И вообще как можно жить в таких хрупких и неустойчивых телах?..
- Оу, можете звать меня Дара, - ни интереса (кто это тут к веселой компании решил прибиться?), ни сомнения, ни догадок – ничего этого гнома будто не замечала. Или заметила, но по привычке отбросила как неуместные детали – в чем чувствовалось уже влияние дракона.
Оглянувшись по сторонам, девушка выдернула ближайший стул,  и шустро на него вскарабкалась. Мор, наблюдавшая за этим как бы со стороны, отметила, что проживание в таверне усугубило некоторые «пороки» девушки. Она и раньше не особо считалась с мнением тех, кто ее по какой-то причине заинтересовал, теперь же под покровительством ящера и такой полезный инстинкт как самосохранение если не усох окончательно, то был загнан очень глубоко.
Девушку совершенно не смущала сущность гостей за этим столом, а наличие клыков и крыльев их делало более заметными и интересными. «Без меня она себя так же ведет или все же сдержанней?», задалась вопросом дракон и решила как-нибудь на досуге это узнать. Сейчас же, пока наглую гному никто не выставил, схватив за шкирку, Мор временно взяла контроль.
- А мое имя ты уже знаешь, - говорит чужими устами и улыбается. Улыбаться в теле дракона было практически невозможно (в людском понимании), потому Мор демонстрировала приоткрытую пасть в имитации «доброго оскала». Но гнома «чувствует» желания и подсказывает как лучше выразить данные эмоции. Правда, в исполнении этой солнечной жительницы гор вышло слишком радушно. Слишком мило. Видимо, иначе не получалось.
- Надеюсь, не помешаю.
Морваракс было ко всему прочему интересно как на это отреагируют поздние гости. Люди, к примеру, хоть и говорили, что такая компания их не смущает, все равно чувствовали себя не столь вольно, говорили осторожно и определенно на показ. Присутствие «большой хозяйки» их нервировало и пугало, причем даже тех, кто знал, что без оснований дракон ничего им не сделает.
А что вампиры? Прожитые века позволяют смотреть на вещи иначе? А тифлинг? Чего в нем больше: опасений человека или уверенности демона? Впрочем, тут тоже не угадаешь, некоторые даже с хвостами и рогами в поведении своем мало походили на «темных» родителей.
[AVA]https://pp.userapi.com/c408626/v408626272/17a2/fUaIKHjzkao.jpg[/AVA]

+1

15

Обычно внешность тифлинга отталкивала собеседников. Большинство существ вообще бы с ним не общалось, если бы не посох, зачарованный на повышение харизмы своего носителя. Да и от назойливой стражи часто помогает – они не особо доверяют всему рогатому, крылатому и краснокожему. Но здесь, в таверне у Эруса, казалось, был бенефис. Это настораживало, и одновременно забавляло полудемона. Конечно, вампир мог быть и союзником Амариллы, и вертелся вокруг них, дабы охранять свою подругу. Но тифлинг слишком хорошо знал натуру вампиров. Они отнюдь не славятся взаимопомощью, и скорее воткнут нож в спину собрата, чем помогут ему. Уж что-что, а этот факт Эрус знал не понаслышке. Так что вряд ли он представлял реальную опасность. Скорее он был пикантным соусом к основному блюду, добавляя интриги к предстоящему плану. На чьей стороне же он окажется? И тифлинг дружелюбно улыбнулся загадочному юноше:
- Да, Франческо, конечно присоединяйтесь к нашей компании. Не желаете вина? Или вы предпочитаете что «покрепче»?
Заметив, что вампиров занимают его крылья, полудемон рассмеялся, и, пригубив вина ответил:
- Красивые они, не правда ли? Достались мне от папочки. Конечно, не столь изящно сколь перевоплощение  в ворона, но, по словам очевидцев, весьма эффектно.
Еще одно существо, присоединившееся к их компании, все больше привлекало внимание Эруса. Вначале любопытная гномиха по имени Дара была ни чем не примечательна, однако, навострив свои чувства, тифлинг понял, что частично девчонка управляется ментально. И сразу догадался кем. Да, точно, ведь дракону, собственной персоной, тяжеловато будет оказаться в тесном и людном трактире. По привычке, сталкиваясь с телепатией, маг проверил свою ментальную защиту. Кто-кто, а эта особа вполне способна помешать его вендетте. Надо быстро брать ситуацию в свои когтистые руки. В прямом смысле.
Полудемон спорхнул с кресла, и протянул руку старой знакомой:
- Тогда не будем терять ни минуты. Я прошу вас, оказать мне честь, и подарить мне первый танец этой ночью.

+3

16

[indent] Я был рад получить одобрение от рыжеволосой дамы. Эта женщина была такая энергичная, горячая, словно новообращённый вампир. Казалось, что остановить эту пылкую стихию сможет только кол в сердце… или огонь. Люблю огонь. Знавал я одного бессмертного, что время от времени делал свой неожиданный взнос из чёрного юмора. Так, сжигая тело одного молодого вампира, он как-то бросил: «Трещит, как полено!» В тот момент сказанное им не вызвало у меня улыбку, а только недоумение. Но сейчас я видел в этом больше иронии и забавы, чем прежде. Наверное, так было потому, что с годами подобные насмешки приобретают для нас особый смысл и способ скрашивать вечное блуждание в потёмках. Конечно, я понимаю, что многие, не исключая меня, умело пристрастились к обществу, к людям и хорошо живут в этой средне, но в какой-то мере я ощущаю, что среди сонма разных людей, не являюсь человеком. И чтобы понять такие чувства, человеку достаточно прожить хотя бы неделю среди обезьян.
Франческо де ла Моро, — представился я Амарилле. — Обществу умницы, красавицы и прелестницы я буду рад не меньше, чем она. — с мягкой улыбкой слетело с моих уст. На самом деле мне было не до смеха. Как бы сказать, я кое-что слышал об этой женщине и если хотя бы один слух правдив, то изображать из себя невинного юношу, как можно больше помалкивая, не такое уж и плохое решение. Впрочем, зная себя, если разговорюсь, то пиши – пропало. Выложу обо всём, кроме места моего ночлега в Ниборне.
И каково там – в городе Тёмного Ветра? — потянул меня дьявол за язык. — Никогда там не был. — и это было странно, учитывая то, что в тёмных землях бывать мне доводилось и не раз.
Каково это жить бок о бок тем, кто не умирает? — окончательно одержало надо мною верх любопытство. Эта была крайне скверная черта моего характера, когда ради знаний я готов был стать занудой. Надеюсь, такие простые мирские вопросы не повесят на меня ярлык «идиота».
[indent] А тем временем «идиот» заметил ещё одну каравеллу на горизонте, а точнее сказать, судя по размерам, лодочку. Не сразу понял я, что на лодочке гребёт к нам никто иной, как сам хозяин таверны. Я так возбудился своим мыслям, что аккуратно, без лишней суеты, достал из небольшой походной сумочки бумагу и перо. Прокусив свой палец – да, на глазах у всех -, я обмакнул кончик пера в рану и записал кровью на бумаге следующие слова, чтобы не забыть: «Дракон и лодка». Закончив сие странное дело, я сложил всё обратно и делая такой вид, словно ничего не произошло, мило улыбнулся. Чтобы как-то отвлечь от себя внимание, я посчитал, что пришёл тот самый момент ответить Эрусу:
Вина, синьор Эрус, Вина. — в дни смертности я бы выбрал что-нибудь покрепче, но раз алкоголь не имеет надо мною власти, то приходится выбирать всё, что повкуснее. Ах, чёрт. Своим «синьором» я выдавал в себе ниборнский акцент.
Рассечь и взмахнуть — тихо проронил я, продолжая любоваться крыльями Эруса, краем глаза поглядывая на «лодку». Здесь был та-ак интересно. И если к утру эту таверну случайно не уничтожит какая-нибудь смута между старыми вампирами, тифлингом и драконом, то ночь пройдёт очень хорошо.

Отредактировано Демиан де Фарси (23-06-2018 10:18:06)

+3

17

Хихикнув в кулак, Амарилла хотела было помочь гноме со стулом, но вовремя остановилась. Существ маленького роста, в том числе и её саму, обычно очень раздражает, когда к ним относятся, как к не способным о себе позаботиться и ещё не вполне разумным детям. Особенно бесило, когда вымахавшие ввысь дылды при разговоре приседали на корточки. Так и хотелось подпрыгнуть и вцепиться в рожу. И пусть даже Дара сейчас чувствовала себя наполовину большим и опасным драконом, но всё равно не стоило. Секрета её Лила тоже не выдала, оставив остальных догадываться самостоятельно, кто эта малышка и почему она себя так ведёт.
- Отлично придумано! – похвалила она одновременно и затею Морваракс, и смелость гномы.
Вампиресса и сама порой проделывала такие штуки. Иногда в чисто практических целях, а иногда исключительно ради удовольствия, но, так или иначе, это всегда был интересный опыт. Какая-то девушка принесла заказанные Лилой напитки. Вампиресса поманила её к себе и нашептала на ушко, что раз уж половина присутствующих за столом могут есть обычную пищу, то надо бы сообразить ещё и закуску.
Выбор блюд рыжая оставила на совести подавальщицы, потому что сама в этом практически не разбиралась. Для неё всё неживое, будь то яблочный пирог, ветка дерева или кусок гниющей мертвечины, вкус имело приблизительно одинаковый. Ну, что поделать, если она могла распробовать тончайшие оттенки страха, боли, радости и великого множества видов магической энергии, но не отличала сладкое от солёного и кислое от горького.
- Полёт прекрасен в любом случае. Хотя крылья, безусловно, роскошные, - восхищённо подтвердила она, окинула Эруса заинтересованным взглядом и многозначительно добавила: – И похоже, это не единственное, что тебе досталось от отца, - отхлебнула из кружки, той, в которой находился растворённый в воде кристаллик, и кончиком языка слизнула с губ алую полоску.
На представление Франческо Лила могла лишь вежливо кивнуть. Ну, и ещё соврать, что ей очень приятно. Новым знакомствам вампиресса всегда была рада, но вот определить, приятные они или нет, за две минуты попросту невозможно. Хотя вопрос мальчика её позабавил.
- Умирают все, а некоторые и не по разу. Вам ли не знать, - с улыбкой заметила вампиресса. – Что же до города, теперь он сильно изменился. Раньше это было довольно странное место, где множество созданий, не способных жить вместе, пытались это делать. Получалось с переменным успехом. Я вот, например, не выдержала и долгое время провела в путешествиях. Но были и те, кто справился. Всегда есть те, кто может делать что должно, а не что хочется. В давние времена так было безопаснее и они старались.
Ныне в Тёмных землях стало гораздо просторнее и мы начали расселяться. Город превратился в государство. Так жить намного комфортнее. Не поверите, но даже ссор из-за приглянувшегося одновременно двум кланам клочка земли практически не бывает. Все они одинаково плохи, везде холодно, темно и опасно, поэтому и делить особо нечего. Так что Тёмные земли в целом и города особенно, в данный момент одна большая стройка. В младшей столице, Городе Тёмного Ветра, остался только Совет глав кланов. Жителей из числа моих сородичей сильно поубавилось, зато на опустевшее место стали приходить другие.
Например, у нас поселился демон. Единственный на моей памяти, который не скрывает своего истинного имени. Она торговец. Ездит по человеческим городам и скупает заключённых и прочие отбросы общества, уже не способные послужить ему на благо. Раньше их просто убивали, теперь продают. Это всем выгодно, ведь у нас перевоспитываются даже самые отъявленные негодяи. И даже одна лишь угроза, оказаться проданным в Тёмные земли, уже снижает уровень преступности.
Ещё есть человеческая женщина, маг земли. Последний бзик моего братца. Он, знаете ли, надумал поднимать сельское хозяйство. Пока успехи невелики, но сам факт появления среди нас свободных людей тоже значит немало.
– Эрусу, видимо, надоела её болтовня и он позвал Амариллу танцевать. – А у меня "живёт" самый настоящий лич, - напоследок сообщила она Франческо. – Но это очень долгая история, - подмигнула и, ухватившись за руку, утащила тифлинга в круг танцующих.

Отредактировано Амарилла (27-06-2018 18:44:31)

+3

18

Маленькая похвала очень польстила дракону. Гноме тоже, хоть и не понятно по какой причине. Может просто привыкла во всем находить хорошее, а тут просто «отщипнула» немного благосклонности и довольства чешуйчатой хозяйки земель.
Понять, понял ли еще кто-то, кроме Амариллы, что за особа подсела к столу, было трудно. Отчасти догадаться-то не трудно, все же обсидиановая не стремилась дурить и водить за нос, но и открыто вроде бы не призналась. Да и кто разберет, кто в этой таверне обитает?.. Активный клыкастый рыжик могла здесь назначить встречу еще кому-нибудь из старых приятелей и знакомых. Но вариант с драконом был однозначно понятней и легче.
Не мешая размеренно текущей беседе, дракон присоединилась в качестве слушателя. Ей, конечно, хотелось поговорить с Амариллой по той теме, что и вынудила позвать старую знакомую в гости. Но где-то дракон слышала, что у неких рас переходить сразу к делу считается дурным тоном. Включались ли вампиры в данную категорию, и вообще была ли эта информация правдивой? Морваракс не знала, потому решила не портить вечер своим гостям.
[NIC]Морваракс|Даранрен[/NIC]
Тем более что послушать здесь было о чем. Как-то само собой из сумки был выдернут чистый лист бумаги, чернильница и перо. У Амариллы была не размеренная неспешная речь, которая обычно позволяла записать всё слово в слово, рыжая просто говорила о тех землях, что запомнились драконом как не самое интересное (и безопасное) место для посещений. Однако Даранрен умудрилась занести на бумагу все сказанное: быстро и красиво.
«Занимательно», но желания посетить Темные земли не возникло.
Что до гномы, то записывала она бездумно, будто не слыша или не понимая значения слов. И лишь когда была поставлена последняя точка, девушка перечитала написанное. Образы, связанные с теми или иными словами, у Дары были типично гномовские. При «стройке» она вспомнила родной подземный мир во всей его красоте, потому некоторое время пыталась понять как вообще проходит возведение чего-то здесь – на поверхности. К упоминанию покупки чужих жизней отнеслась негативно, но… Со своим уставом глупо лезть к другому в дом. Да, лучше относиться к этому как… как к фактам, которые лично тебя не затрагивают.
[AVA]https://pp.userapi.com/c408626/v408626272/17a2/fUaIKHjzkao.jpg[/AVA]
«Лич?», встрепенулась Мор, но Амарилла уже поднялась, собираясь составить одному из своих собеседников компанию в танце.
Проводив слегка обиженным взглядом ушедших собеседников (она ведь только прикоснулась к их жизни-не-жизни!), дара повернулась к оставшемуся за столом мужчине. В тонкостях наземных языков гнома разбиралась плохо, да и дракон (что уж скрывать) не могла сказать откуда прибыл этот гость, пусть даже он сам допустил «ошибку» в обращении.
- Извиняюсь за назойливость, но откуда вы прибыли? Понимаете, на поверхности я дальше этой таверны обычно не ухожу, но всегда рада послушать обо всем, что творится в мире.

+3

19

http://sa.uploads.ru/pNBLP.png

В ордене магов, где воспитывался Эрус, уроки танцев были настоящей пыткой. И отнюдь не по той причине, что юный тифлинг плохо владел своим телом. Как раз таки наоборот – полудемон казалось будто создан для танцев. Как бы парадоксально это не звучало, но он был настоящим бесёнком, быстрым, ловким и гибким. Громоздкие крылья отнюдь не стесняли движения. Нет, здесь дело было не в юном воспитаннике, а в его учителях. Как и во всем остальном, в танцах маги просили от Эруса железной дисциплины. Не должно быть ни одного лишнего движения. Все ошибки сопровождались болью в мышцах, словно их пронзали тысячи иголок. Маги не били учеников палками, как практиковали во многих частных школах. Они причиняли боль, не утруждая себя лишними движениями, вроде поднять палку и нанести удар. Учителя танцев в ордене так же применяли магию.
Тифлинг не знал, зачем его обучали танцам. Помимо собственно магии, в ордене обучали массе других  навыков – каллиграфии, речи, политике. Зачем это надо, Эрус так и не узнал – он сбежал раньше, чем эти навыки применили по назначению. Возможно, его готовили к тому, что бы затесаться в высший свет, и убивать кого-то по заказу. В любом случае это уже неважно. Все эти способности изредка выручали полудемона в его приключениях. Когда не помогала магия, тогда выручали бытовые навыки. Вот как, например, сейчас.
Вначале Эрус боялся, что из-за долгих лет заточения его тело позабыло, какого это – танцевать. Однако уколы магическими иглами остались в мышечной памяти тифлинга. Ноги сами шагали в нужном направлении, тело двигалось само по себе, подчиняясь выработанным рефлексам. Это позволило мыслям полудемона не концентрироваться на том, как ненароком не наступить на ногу партнерше. Это позволяло сконцентрироваться на своей партнерше.
Как будто все это было вчера. Он ощущал Амариллу рядом, как в ту злополучную ночь, когда они виделись в последний раз. Её мертвые пальцы на плече пробуждали слишком много воспоминаний. Беспечная улыбка намертво застыла на лице тифлинга. Первое время Эрус молчал – он не хотел выдать себя, хотел сконцентрироваться, взять себя в руки, остудить свою бурлящую кровь. Её бледная кожа была так близко. Достаточно одного заклинания, и вампирша обратится в горстку пепла. Тогда его месть будет совершена. Но еще рано. Нужно ждать. Ждать, пока она потеряет бдительность. Ждать, пока они не останутся вдвоем. Ждать, как ждет паук, неподвижно застыв в центре своей паутины.
- Вы хорошо осведомлены о делах вашего города. Наверное, вы занимаете в землях вампиров далеко не последнее место. Простите мне мое любопытство, но что же побудило вас провести вечер вдалеке от большинства своих мертвых знакомых? Возжелали общения с кем-нибудь, у кого бьётся сердце?

+2

20

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=D8W4aa2-xk0[/lazyvideo]
То, что сообщила мне Амарилла, сходилось с мне известным. В основном, всё известное мне являлось следствием сплетен, домыслов и рассказов разных бродяг. Ввиду многих причин, я элементарно не мог наладить хоть какой-нибудь информативный туннель в Тёмные земли. Этот, полный мрака и загадок, таинственный север, был сокрыт для меня. Но несмотря на это, я был готов развеять любое сомнение на счёт того, что и там порою светит солнце, пускай и не во всех областях, где нашла себе убежище разная низшая нежить. Правда, что до сомнений – мне самому следовало бы посетить те края, даже если существовал риск повстречать своего учителя и в этом риске не было ничего страшного, просто я не знал, что скажу ему при встрече, а может и он сам не знает, что скажет мне. Мы расстались с Пьером о-очень давно и это расставание случилось без какого-либо прощания. Мой учитель элементарно исчез в одну из ночей, не оставив никакой информации по поводу: почему он это сделал.
Если отбросить все мои мысли о тех землях и все связанные с ними воспоминания, то этот, освободившийся в моём мозгу, фрагмент сразу же займёт Амарилла. Женщина была хорошо осведомлена о всех делах в тех землях, если не лгала, и, кроме того, я прекрасно расслышал, как она оговорилась… нет, не оговорилась о своём брате. «Поднимать сельское хозяйство»… прямо, как владыка, например, Сиф.
Брат, значит…
Я был заинтригован и на моём лице гуляло некое подобие злорадной ухмылки, вот только причин для злорадства у меня не было – это привычка. Сейчас я выглядел так, будто потерял полностью весь интерес ко всему меня окружающему, кроме Амариллы, словно мог урвать от неё приличный кусок мяса на съедение. Так, из состояния задумчивости или, можно сказать, помешанности меня вывела гном, которой управлял хозяин таверны – дракон. Это была прекрасная возможность отложить личное любопытство, укоротив собственный длинный нос, на потом. Мне нужно было отвлечься.
Ниборн. — бросил я, сдержав короткое молчание, чтобы привлечь к себе внимание хозяйки и убедиться, что она слушает меня очень хорошо. — Я из Ниборна.
Краем глаза я наблюдал за Амариллой, которую увлёк в прекрасный танец Эрус. Я не сомневался, что она слышит меня, а ещё движения тифлинга вызывали у меня восторг. После такого никто не посмел бы сказать, что уроды на лицо – уроды и в талантах. Впрочем, я не считал Эруса уродом, скорее чем-то экзотическим. Да, у меня странные вкусы, поскольку я могу найти экзотику в человеке, который живёт с лезвием топора в голове. Но вернёмся к нашим лепреконам, вернее гномам или ещё точнее к «хозяюшке».
- Этот город стоит на востоке, располагаясь едва ли не у подножья скалистых гор, но захватив местные холмы. Он принадлежит герцогству с тем же названием, а его ближайшие соседы: Леммин – на северо-востоке; Таллинор – южнее и Ариман – западнее. Ниборн – город торговцев, культуры, ювелирного и архитектурного мастерства. Туда стремятся люди, которые ищут свободы, любят жизнь, искусство и… прибыль.
Я немного задумался, стоит ли вдаваться в подробности. Не покажусь ли я занудой для дракона? С другой стороны, для создания, что большую часть времени обитает едва ли не на одном месте, любая беседа, особенно раскрытая, должна быть интересной.
Ниборнцы крайне любят и ценят вино, оттого они уделяют много внимания развитию сельского хозяйства, тем более, что их напитки хорошо продаются, а потому торговцы нередко вкладываются лично в развитие аграрного дела. Но, что самое интересное, под хорошо продаваемым вином я имел ввиду «фруктовое вино». Как правило, оно сладковато, но тем не менее производят и сухие аналоги. Сейчас Ниборн больше заинтересован в привлечении магов, учёных, ремесленных мастеров со всего мира. Это герцогство воистину стремится стать центром чего-то нового, некого… института, который в будущем может возникнуть там. Наверное, ещё в далёком прошлом они предвидели это и потому развивали судоходство, что даёт им некоторое преимущество перед естественным врагом – Таллинором.

Отредактировано Демиан де Фарси (30-06-2018 17:10:03)

+4

21

С Эрусом Лила прямо-таки почувствовала себя на балу. Деревенские танцы совсем не похожи на те, что предпочитают на приёмах знати. Там дамы и кавалеры вышагивают, словно павлины, демонстрируя шитьё и драгоценности и едва касаясь друг друга пальчиками, чтобы благородные соседи не подумали чего дурного или чтоб, не приведи боги, не взопреть. И совершенно напрасно. Румяная, смеющаяся, запыхавшаяся девушка выглядит в разы привлекательнее, чем чопорная кукла, оттопыривающая пальчик и по малейшему поводу сжимающая губки в куриную гузку.
Танцы, да и вообще любые забавы простолюдинов носят более практичный характер, демонстрируя не вышивку и шелка, а силу, гибкость, ловкость и выносливость. Только здоровая, крепкая девушка может скакать через костёр, водить хороводы с подругами, да ещё и распевать при этом, не сбивая ритма и дыхания, а если присмотреться к парням, то в их развлечениях можно увидеть те же движения, что потом пригодятся в драке.
Тифлинг явно больше был знаком с первым видом танцев. Выходило у него весьма и весьма, разве что улыбался Эрус так, будто его взяли за копчик и как следует натянули кожу. Танцевать с вампиром, конечно, жутковато, но зачем тогда было начинать. Помалкивал бы скромно в уголке и никто б его не и не заметил. Вообще, надо было подождать, пока он выпьет побольше. Хмельное притупляет чувство страха. Эрус, наконец, набрался духу и заговорил. Лила тихо порадовалась тому, что он оттаял, и клыкасто улыбнулась.
- Амарилла из клана Тёмного Ветра. Город Тёмного Ветра… - медленно повторила она, многозначительно поглядывая на тифлинга и ожидая, когда до него дойдёт, что таких совпадений не бывает.
Очевидно же, что город, не мудрствуя лукаво, назвали по имени основателя. Всё остальное из того, что она рассказывала, мог бы поведать любой вампир, хоть сколь-нибудь близкий к главе своей  семьи. Брат с причудами и даже лич могли быть почти у кого угодно. На то они и Тёмные Земли. Родство там решало немного, куда более важны были собственные силы. А вот клановое имя говорило о том, что вампиресса точно вхожа в дом Анклава.
- Любопытство не порок, а повод сбора информации, - весело кивнула Лила. – В Тёмных Землях хватает живых, ради этого нет смысла оттуда улетать. Я просто хотела навестить здешнюю хозяйку и отдать ей подарок, который, правда, подзадержался. Хотя это ничего, успеется. А тебя как занесло в эти места? – вампиресса крутанулась вокруг своей оси и упала вперёд, позволяя Эрусу себя поймать. – И почему у тебя такой вид? – шепнула Лила, оказавшись с ним нос к носу. – Расслабься, здесь никто тебя не тронет. Ну, если только так, - она подалась вперёд и поцеловала тифлинга, прихватив клыками за нижнюю губу.
Клыки у вампиров магически острые, так что царапины появились почти безболезненно. Разве что теперь пощиплет немного, когда Эрус надумает смочить их вином. Амарилла слизнула крохотные капельки крови и хитро прищурилась, заглядывая полудемону в глаза. "Сладкий", - хотела сказать она, да так и застыла в этой позе. Вампиры помнят всех, чью кровь когда-либо пробовали или в чьём разуме успели побывать. Это было давно, да Амарилла и не пыталась разглядеть в нём знакомые черты, думая совершенно о других вещах, потому и не узнала сразу. Внешность меняется. Кровь тоже, но не настолько, чтобы вампиресса могла её не узнать.
Эрус стал старше, кровь его стала лучше, как хорошее вино после долгой выдержки. К тому же, сейчас она искрилась множеством ярких переживаний. В первый раз он был совсем не таким. Заинтересованным, увлечённым, но не более. Тогда тифлинг тревожился за свою судьбу и размышлял, размышлял, размышлял. А может просто был слишком молод, чтобы испытывать по-настоящему глубокие чувства. Даже теперь он, казалось, ещё созрел не до конца. Нужно было подержать ещё пару сотен лет, чтобы насладиться истинной феерией вкуса, но и так вышло очень даже неплохо.
Рассудительность и здравый смысл в нём остались, но размышления больше не мешали действовать, появилась страсть, умение рисковать, когда того требовали обстоятельства, и уверенность в себе. Настоящая, а не та бравада, что она видела прежде. Амарилла даже на мгновение задумалась, а стоит ли говорить Эрусу, что она помнит об их знакомстве, или безопаснее будет сыграть с ним втёмную. Но музыка продолжала играть, ритм подгонял, не давая остановиться и всё как следует обдумать, и улыбка вампирессы сделалась совсем уж довольной.
- Тем более что ты ведь прекрасно знаешь, я никого не ем без добровольного согласия или достаточно веских причин, позволяющих обойтись без оного.

+3

22

«Ниборн?», мысленно повторяет дракон.
Где-то она уже это слышала. Как создание довольно любопытное, обсидиановая пыталась сунуть нос во все, что можно и нельзя. Землеописание мира, в котором довелось появиться на свет, было той малой часть, которую запомнить было легче всего. Но нет, звенящее и прекрасно-притягательное слово было иной породы, впервые встретилось в речи… сородича?
Дара старательно записывала слова гостя, едва не светясь от радости и источая неподдельный энтузиазм. Морваракс же открыла одну из коробочек своей памяти. В ту встречу она не соврала своей бронзовой собеседнице ни о имени, ни о владениях. Но вот вопрос, который до сих пор не удалось проверить на прочность достоверности: сама бронзовая врала или тоже говорила правду?
Их маленькое дело увенчалось успехом и драконы разошлись довольно мирно. Почти союзниками, как минимум не врагами. Обсидиановая потеснила Дару, дав ей поставить последний знак в предложении.
- «Жизнь, искусство, прибыль», - повторяет она озвученное ранее. – А та порода лошадей, о которой говорят, к какой категории относится?
Морваракс била наугад. Аурелия обмолвилась, что является хозяйкой, но ни слова об особенностях породы. Впрочем, обсидиановая знала крылатых сородичей, по крайней то, что их всех роднит. На простое и обыденное ни один ящер не обратит внимания. И уж тем более не будет вкладывать в это силы и ту странную эмоцию – «любовь». Тем более что некоторые слухи о разнообразии лошадиных пород действительно касались слуха дракона. Правда Мор теме особого внимания не уделяла. Конь был красивым зверем, иногда – закуской, не более.
[NIC]Морваракс|Даранрен[/NIC]
Повернувшись, гнома-и-дракон обратили внимание на танец поздних гостей. Для гномы это было как-то… скучно. Живое и бодрящее ей нравилось куда больше. Но смотрела, любовалась сочетанием в танце крылатого мужчины и рыжеволосой женщины. Мор тоже наблюдала. Что-то смутно ее напрягало, но это могло быть никак не связано с гостями. Все же подозрительность и беспокойство за логово были вполне естественны для «диких» драконов. Может ей было немного досадно, что разговор с вампиршей откладывался. Самое главное – танцующие не давали не малейшего повода для волнений.
Амарилла здесь была не впервые, да и вообще казалось, была «своей» в любом месте, куда бы ее ни заносило. Была ли это ее личная особенность так вливаться в общество, или быть может особая «хищная» уловка каждого вампира, но и в таверне у подножия горы Лила чувствовала себя уверенно. Тифлингу видимо давно не приходилось сталкиваться с местом, где полно «разношерстного» народа. Возможно его смущал веселый напор партнерши по танцу. Тоже все естественно и понятно. Причин напоминать о себе и давить «авторитетом» у Мор не было.
[AVA]https://pp.userapi.com/c408626/v408626272/17a2/fUaIKHjzkao.jpg[/AVA]
- Естественный враг. Разве у герцогства может быть такой?
Вопрос вроде бы с издевкой. Однако Морваракс мало (а вернее вообще никак) разбиралась в политических хитросплетениях. Для нее это было странно, дико и не понятно. Естественный враг скорее применялся к существам диким. Потому понять, как одно герцогство может видеть в другом свою добычу, было решительно невозможно. Что-то как-то в догадках плавало, но там информация черпалась из книг, где каждый автор тянул чашу весов на свою сторону. Может здесь ей объяснят лучше?

+2

23

Тифлинг слушал вампиршу, все так же улыбаясь. Он не особо вникал в её слова, и не интересовался её пребыванием здесь. Мысли Эруса были заняты выстраиванием плана мести. Вначале следовало бы оглушить её ментальной атакой. Вампиры сильны в ментальной магии, это да, но рано или поздно она потеряет бдительность. Ему везло, что нежить боится огня. А лучшего мага огня отыскать практически невозможно. Он медленно начнет ее прожаривать – в начале ноги, чтобы она не смогла убежать. Затем руки – это полностью обезоружит противника. Когда она будет недвижима – огонь возьмется за ее смазливое личико. О да, он будет громко смеяться, глядя как пламя пожирает эти рыжие волосы, как глаза лопаются от жара, как сгорит этот нос, эти губы…
И в этот момент Амарилла поцеловала его, если укус можно было назвать некой извращенной версией поцелуя. Маг почувствовал резкую боль в губе, словно его ужалила оса. Это чувство он уже испытал, много-много лет назад, в ином месте, и при иных обстоятельствах. Полудемон растерялся, и застыл на месте, уставившись пустыми белыми глазами на вампиршу. Улыбка исчезла с его лица. Глядя на девушку, Эрус, однако отметил, что она точно так же остановилась, изумленно глядя на него. Эта пауза заняла несколько секунд, которые, однако, показались тифлингу часами. Ему даже показалось, что музыка перестала играть, окружающие исчезли, и они вдвоем оказались вне времени и пространства. Так бывает, когда ты оказываешься в доме, где провел детство, и на миг видишь, как здесь все было раньше. Вспоминаешь даже запахи и температуру воздуха. Будто бы на короткое время на самом деле оказываешься там.
Но музыка заиграла вновь, люди вернулись на свои места, и Эрус, вернув контроль над своим телом, продолжил танцевать. Теперь он размышлял о том, узнала ли она его. Но маг мог лишь гадать, так как не знал особенности вампирского укуса. Наверняка она «попробовала» тысячи живых существ. Помнит ли она вкус крови какого-то одного тифлинга? Может у нежити идеальная память на такие вещи? Или же она просто почувствовала что-то знакомое, но не могла вспомнить, что именно. Это все способно нарушить его планы. Теперь она будет начеку. Атаковать внезапно уже не получится. Что-ж, остается следить за ней, ожидая подходящего момента. И быть осторожным самому. На всякий случай, Эрус обновил ментальную защиту.
- Простите меня, мне не так часто доводится общаться с вампирами. Но новый опыт он всегда полезен – полудемон подмигнул Амарилле – а что до моего пребывания здесь... Я много путешествую по миру, и остановился здесь в поисках ночлега. Как таковой конкретной цели у меня нет. А хотя… нет, все же одна есть. Я ищу старого друга. Мы не виделись уже много-много лет, и мне есть, что ему рассказать. Возможно я найду его здесь, кто знает.
И в этот момент музыка остановилась. Музыканты доиграли песню, и, сложив инструменты, направились утолять жажду припасённым для них бочонком. Остановились и танцующие.
- Танцевать с вами – несказанное удовольствие, но меня ждет мой ужин – спросил тифлинг.
Эрус, после целого дня в пути, и вправду был невероятно голоден. Посему он направился к ожидающему его блюду.

+3

24

Интерес дракона к Ниборну мне льстил. Всегда было приятно говорить и рассказывать о том, что любишь, к тому же, для беседы с незнакомцами в незнакомом месте имелось не много тем на выбор. Разве что, я мог бы улыбаться и махать рукой, будто больше не на что не пригодная кукла. Но это скорее было моё оправдание, связанное с желанием быть одному, чем в компании и в итоге всё же Морваракс легко добилась моего внимания.
Музыка затихала, а дракон в теле гнома подарила мне следующую партию вопросов. Как же мне это нравится.
Порода лошадей? – с лёгким недоумением переспросил я. Моё недоумение было вызвано лишь тем, что я не говорил о лошадях, но неким образом сразу понял о чём и даже о ком идёт речь. Мало что я знал о лошадях, но даже до меня доходили слухи о неких Ниборнах. Мне доводилось видеть их пасущимися рядом с городом, но, что странно, недолго или достаточно далеко от людских глаз. Не они сами, не их хозяин меня не интересовали, но почему-то я знал, что их не продают.
Думаю, о категории той породы лошадей стоит спросить непосредственно у их хозяина. Земли Ниборна расположены на холмах и близь холмов. Я бы, не без сарказма, сказал «Предгорное герцогство». Потому скакуны у нас обычно не в почёте, кроме тяжеловесов, чтобы тягать гружённые телеги или для пашки немногочисленных полей.
Удовлетворив любопытство собеседника, я также обратил внимание на танец тифлинга и вампира, который уже подходил к концу. Ведя разговор с драконом, я совсем не забыл об Амарилле и Эрусе, подмечая всё более новые и свежие факты.
Пожалуй, из всего рода бессмертных, лично меня можно выделить, как внимательного вампира. Отчасти это было следствием моего нынешнего хобби, но на самом деле сам образ жизни вынуждает немёртвого иметь силу там, где человек не сочтёт нужным или элементарно отдастся лени, как жертва. А лень весьма страстная любовница, захватывающая нас, вынуждать прилечь не кровать. Разница лишь в том, что после прелюдий наступает только вялость и желание заснуть. Это как быть совращённым нимфой, но в итоге она оставит тебя лежать одиноким на поляне, ничего не дав взамен.
Я слышал слова Амариллы и не придал бы им никакого значения, если бы не знал, что она незнакома с Эрусом. И теперь я размышлял над этим: действительно Эрус не замечает или старательно делает вид, что не замечает? Какой толк в этой драме, если иронию главного героя раскусили? В одном танце вампира и тифлинга было столько экспрессии, что не будь они теми, кем являются, я непременно пригласил бы выступить в нашем театре.
В итоге, увлечённый, как маленький ребёнок игрушкой, я не сразу опомнился и некоторое время молчал, когда Морваракс задала вопрос о естественном враге герцогства.
Ох, простите! — опомнился я, обернувшись к собеседнику. — Иногда я так много размышляю, что всплывающие в моей голове яркие образы увлекают меня в пучину разума, как русалки рыбаков.
Я улыбнулся, и потёр ладони, чтобы затем скрестить их в замке и опустить на стол.
Позвольте мне выразиться точнее. Не то чтобы у герцогства был естественный враг, но у каждого государства всегда есть соперник и иногда такой соперничество длится столь долго, что едва ли не становится на планку – «естественный соперник». Так и с Таллинором. Таллинор не раз пытался захватить контроль над устьем реки, лишив Ниборна торгового превосходства, да и подчинить сам город власти своего Архонта. На протяжении всей истории, герцогство не раз пытались захватить, но всё это потерпело крах и лишь сделало жителей Ниборна более индивидуальными, свободолюбивыми. Теперь, они настолько не любят, когда им навязывают культуру или правила, как им жить, что они готовы приютить у себя дома демона, лишь бы позлить своих соседей за рекой. К счастью, чрезмерно импульсивные желания наших граждан сдерживает совет во главе с герцогом, иначе бы практика чёрной магии и поклонению тёмным богам была бы привычной культурной идей государства. И даже я против, чтобы Ниборн поменялся так кардинально, поскольку мне это выгодно и удобно – я всегда хотел жить среди людей, нежели…
Не выдержав, я украдкой взглянул на Амариллу. Они, как раз завершили с Эрусом свой танец и присоединились к застолью.
—… среди мне подобных.
Мои слова не были намёком, но Ниборн был столь сладкой ягодкой для тёмных, что те себе на радость нередко распускали свои лапы. В самом герцогстве могло обжиться уже немало тёмных культов, но это было не страшно, пока соблюдается закон и никто не колдует в пределах городов и деревень, иначе это наказуемо. Я знаю это по личному опыту, поскольку сам лично снял кожу с одного неопытного некроманта… и естественно для своих экспериментов. Ах, я такой же преступник, как и все, но сотрудничество с властью подарило мне немало привилегий.
Если кто-то, что-то себе и заказал съестного, то моё место пустело, но я уже начинал подумывать об вине, попросив у хозяюшки разрешение немного... поколдовать над кубком. И пока я над этим размышлял, менестрели неспешно начинали задавать новый музыкальный мотив.


[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=C46PTZYgW0s[/lazyvideo]

Отредактировано Демиан де Фарси (08-07-2018 13:06:45)

+3

25

"Эрус. Эрус... Эрус... Эрус... Эрус... Эрус... - мурлыкала про себя Лила, с хитринкой поглядывая на тифлинга, – неужели ты меня забыл?" С другой стороны, почему бы и нет, ведь столько времени прошло. Кто она такая, чтобы её помнить? Да и они даже не целовались. Встретились, познакомились, Лила попробовала его на зубок, но... чего-то в нём на её вкус не хватало. Может, огоньку? Забавно звучит. Огненный маг, которому не хватало огоньку. Нет, пожалуй, лучше сказать иначе. Перчику. Вот.
Она ожидала, что у отпрыска демона будет чуть меньше мозгов и чуть более дурной нрав. Тогда их отношения могли бы оказаться долгими и плодотворными. А так Лила просто вернула Эруса тем, от кого он сбежал. Вернула и что потом? Для неё ничего. По крайней мере, ничего, связанного с этим событием. Для него... кто знает? Но, как бы то ни было, его не убили, не искалечили, он здоров, весел, голоден и лихо отплясывает в таверне на краю мира.
Наверное, Амариллу должно было задеть такое невнимание к своей персоне, но поразмыслив, она вдруг поняла, что совершенно не обижена. Право слово, между ними не произошло ничего, что стоило бы помнить, зато теперь появился шанс познакомиться ещё раз. Вот только стоило ли?.. Внешне тифлинг был всё так же хорош, но изменился ли он внутренне? Что-то подсказывало Лиле, что нет. Ну, точно не настолько, как ей бы хотелось. Да и с чего бы ему меняться ей в угоду? Это всё тот же вдумчивый, немного идеалистичный Эрус, только, пожалуй, более закалённый жизнью, научившийся притворяться... а больше ничего и не было нужно.
Триста лет назад их свело вместе немыслимое переплетение интриг, теперь это просто вечер в случайной компании и не стоит придавать ему большего значения.
- Прости, - тихо произнесла Амарилла, виновато глянув на Эруса. – Действительно, я вампир и шутки у меня вампирские. Иногда я забываю, как легко ранить живых. И ещё, видимо, дело в том, что ты симпатичный. Мне хочется тебя подразнить. Но обещаю, впредь я буду вести себя хорошо. И для начала дам тебе уже нормально поесть, – улыбнулась она.
Вместе с ним она вернулась к столу и пару минут с видом весёлого суслика поглядывала то на гному, то на внезапно встреченного собрата. "Весёлый суслик" это когда выражение лица радостное, а по какому поводу радость он и сам не знает. Вот и у Лилы настроение, вроде, было прекрасное, но так сразу вникнуть в разговор она не смогла.
Обсуждали, кажется, Ниборн. Политику, торговлю, лошадей. Вот, точно, лошади! Бронзовая драконица, с которой вампиресса когда-то пересеклась в Гульраме. Да, после того случая Лила потрудилась навести справки о новой знакомой, к слову, весьма хорошо конспирирующийся, потому на это ушло более трёх лет. Но шила… то есть светлую ауру могущественного и опасного существа в мешке не утаишь. Интересно, а Морваракс об этом знает? А ей оно надо?.. Хотя, от знаний ни один дракон никогда не откажется и Лила завязала себе узелок, блеснуть ими при случае. А вот клыкастому мальчику она не скажет. Если выбирать между маленьким смазливым вампирчиком и драконом, Амарилла в любом случае выберет дракона.
- Полностью с вами согласна, господин де ла Моро, - наконец, выдала она, ухватившись за конец его речи, и хихикнула.
Вампиресса хотела сказать, что сородичи в горле застревают, а с людьми такое случается гораздо реже, но покосилась на тифлинга и передумала. И так сойдёт.
- Мо... - заикнулась Лила, едва не назвав дракона по имени и не сдав её с потрохами. – Может, расскажешь нам, Дара, что это ты там такое пишешь? – и привстала с места, заглядывая в её пергамент.

Отредактировано Амарилла (16-07-2018 17:53:06)

+3

26

Гнома вновь взялась за перо и бумагу, записывая каждое слово, словно прилежная ученица. Мор знала, что потом, оставшись наедине со своими записями, девушка будет их перебирать и переписывать набело – убирая лишнее, но не устраняя занятные детали. Сама же дракон просто слушала. Ей, чтоб сохранить все сказанное темным гостем, не нужно было напрягаться и прибираться в полученной информации – та сама занимала положенное место.
«Даже так?..», мысленно усмехнулась хозяйка горы.
То, чем поделился Франческо, было довольно любопытным вкладом в копилку. Но не достаточно обширным. Просто то, что лежало на поверхности. Может ему не улыбалось раскрывать детали породы, а может и впрямь не видел в зверях ничего примечательного. Это печалило, однако получить «честный» (с некой стороны) ответ было приятнее, нежели выслушивать выдумки и пустословие.
«Надо при возможности посетить Ниборн», обсидиановая сделала пометочку и тут же отложила план на пресловутое «потом». Благо она уже не вирмлинг, и желания в следующее же мгновение вскакивать и нацелиться на визит «в гости» у нее не возникло. Когда-нибудь интерес развернет ее мордой к герцогству. Когда-нибудь она захочет навестить «друга» и предлогом будет что-нибудь весомое и любопытное. Тогда в разговоре она и упомнит породу лошадей, посмотрит на них, или просто послушает, что о них думает та, для кого они не потенциальный ужин, но нечто большее.
Тем более что, судя по словам «юноши», обсидиановому дракону там будут… ну, не рады, само собой, однако как минимум отнесутся с терпимостью. Она же не собирается чинить беспорядки и покушаться на чужую собственность. В общем интересное герцогство, с какой стороны не посмотри. Определенно надо посетить. Данным решением дракон и обрадовала своего гостя, решив не скрывать намеченных на далекое будущее планов.
- Когда-нибудь выпадет шанс убедиться в ваших словах. Непременно им воспользуюсь.
[AVA]https://pp.userapi.com/c408626/v408626272/17a2/fUaIKHjzkao.jpg[/AVA]
В этот момент за стол вернулись пламенные партнеры по танцу. Говорят, что вампиры боятся огня. На практике Мор не проверяла и проверять не собиралась. Но Амарилла своей рыжей головушкой и веселой улыбкой напоминала генази огня. По крайней мере тех из них, кого родство с огнем красило, а не уродовало. Тифлинг же нес на себе запах огня. Нет, он определенно не состоял в родстве со стихийным монстром, но наверняка был талантливым магом в обращении со столь опасными чарами.
- Драконы, люди, даже эльфы (хотя меня с детства убеждали, что они не любят покидать родных лесов) – мир открыт для всех. Кроме меня. В смысле… - гнома закусила кончик пера. – Нам тоже никто не запрещает исследовать поверхность. Но, кхм, мне беспокойно уходить далеко от Скалистых гор. Потому утоляю свое любопытство слушая путешественников. Веду записи, чтобы ничего не забыть, не потерять. То, что мелочь и обыденность для одного, может быть невероятным открытием для меня.
«Более старательного писаря в этой глуши не сыскать», ментально обратилась Мор к Амарилле. Подчиняясь драконьему намеку, гнома пошуршала в сумке и извлекла на свет аккуратно сложенные листы. Черный собрат предпочитал многое в некромантии не демонстрировать и ограничивался краткими записями. Морваракс предпочитала, чтобы подобные знания к ней приходили… в иной форме.
Да, писал дракон ей много. Но если отбросить глумливую лесть, издевательские комплименты (Мор давно поняла, что этот ящер любит только себя, а ей отсыпает красивые слова просто в качестве недорогого подарочка) и расписанный на пять листов рассказ, то фактов и впрямь было мало. Каким-то чудом обсидиановая убедила собрата писать короткие послания, но «сухо и по делу» все равно как-то не получалось.
«Обсидиановые драконы не могут владеть темной магией и некромантией. Но данная область знаний мне интересна. Описанные в этих письмах ритуалы вызывают сомнения. Нужны факты и примеры»
[NIC]Морваракс|Даранрен[/NIC]

+2

27

Только увидев приготовленный для него ужин, тифлинг осознал, как он на самом деле голоден. Поэтому, хоть он и старался есть неспешно, следя за манерами, все равно набросился на еду как хищный зверь на добычу. А блюдо, к слову, оказалось невероятно вкусным для таверны у черта на рогах. Шницель, когда его разрезали ножом, истек горячим маслом. Овощи оказались свежими, а мясо истекло жиром после того, как полудемон разрезал его ножом. Некоторое время Эрус был поглощен едой. Лишь когда тарелка оказалась пустой, он смог вернуться в этот мир, и заметить, что после ужина его мозг работал намного лучше. Он перестал отвлекаться на раздражитель в виде пустого желудка, и мог сосредоточиться на разговоре своих спутников.
Дракон в теле гнома являлся главной помехой для планов тифлинга. Она могла вмешаться в их с вампиршей назревающий «диалог», и все испортить. Юноша вампир же… похоже, что его мало интересовало, произойдет ли что-либо с его сородичем. Надо было усыпить внимание дракона, и остаться наедине с Амариллой. Начало сему было положено, нужно лишь продолжать играть роль беспечного полудемона, что отдыхает здесь, не думая о завтрашнем дне.
- Оу, как я вас понимаю – заметил Эрус, отпив вина – я за свою жизнь побывал во многих местах, но записи, увы, не вел. И потому порой путаюсь, бывал ли я здесь или нет.
Конечно же тифлинг лукавил – у него была прекрасная память, и в свое время он неплохо ориентировался. Однако, за триста лет его отсутствия мир изменился, и часто информацию приходилось собирать заново.
- Расскажите же, что можно увидеть в этих краях? После сытного обеда я не прочь прогуляться, и подышать свежим воздухом перед сном.

+3

28

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=NZ8xVR0RHBk[/lazyvideo]

Гном или дракон в гноме – неважно и смешно – внимательно слушала меня и записывала всё, что я говорю. Это восхищало. Таким образом у меня создавалось впечатление, что мои слова улетают не в пустоту, а как минимум на бумагу. Даже если всё сказанное мной забудется – записанное останется. Вот почему я так любил книги и всякую рукопись. Если время способно стереть человека в порошок, то не его труды, которые он записал, нет – на это потребуется гораздо больше времени.
Вести повествование о городе - что стал мне практически родным, было интересно, но это отчасти утомило меня. Кроме того, Амарилла уделяла внимание в основном Эрусу, а Эрус, в свою очередь, только ей. Не стану говорить о правилах этики за одним столом, с учётом того, что этика для бессмертных существ понятие растяжимое, но всё же я посчитал, что таким разным созданиям за одним столом следует куда лучше уделить друг другу внимания, чем просто «Здравствуй – я Напыщенный Павлин из Греса».
Что ж, да будет так. Я решил стать инициатором той простой идеи, которая пришла мне в голову и тут же я почувствовал задор. Знаете, такой, когда тебя пыряют ножом в правый бок. Не знаете? Очень жаль – быстро приводит в чувства и бодрит лучше любого утреннего чая.
Слева от нашего стола сидела странница, которая никак не могла выбрать между тушёной свининой и вином. Как ни странно, но прежде, чем приступить к своей задумке, я решил помочь ей с выбором.
[indent] — Женщина, — обратился я к ней слегка повышенным тоном. — Если боитесь растолстеть, то предлагаю Вам начать с вина – вино напрочь лишит Вас чувства страха.
С этими словами я ехидно улыбнулся, а затем поднялся из-за стола.
[indent] — Позвольте мне на минуту удалиться.
Я поклонился своим новым знакомым и направился к барной стойке. Мужчина, заправлявший там, обратил на меня внимание чуть ли не сразу же, как я окончил свой короткий путь, поскольку порядочный юноша в таком месте никак не впишется в любую серую массу. Впрочем, я не любил данное выражение, так как находил его слишком грубым и крайним, словно массовый расстрел людей из арбалетов без каких-либо разбирательств.
[indent] — Прошу четыре кружки вина, будьте любезны.
Я как можно вежливей улыбнулся, но вышло слишком натянуто, так как на меня глазело двое коренастых мужчин по соседству. У одного из них был слишком пристальный, я бы сказал, жадный взгляд. Знаете ли, я и доселе вызывал похабные желания у многих представителей смертных, но делать это так открыто и на общем обозрении - ни стыда, ни достоинства. Синьоры рассуждали о жизни, но в мозгу у одного из них была «опухоль», из-за которой я чувствовал себя неловко под чужим взглядом. Требовалось срочно реанимировать человека, пока я не нарушил данное дракону обещание. И начать я решил с известного мне выражения:
[indent] — Господа, — обратился я к ним, чем привлёк ещё большее внимание. — Жизнь – это очередь за смертью, — я широко улыбнулся, длинные обнажая клыки. — И дураки, которые рвутся к прилавку вне очереди.
А прилавком, в данном и конкретно случае, был я. И мой гипнотический взгляд помог мне вызывать у мужчин бледность, а также вынудить их и вовсе отвернуться, и не глядеть в мою сторону.
Рядом со мной раздался характерный стук кружек о барную стойку. Мой заказ был выполнен. Бросив несколько серебрянников трактирщику, я прокусил себе палец и капнул по две капли крови в две кружки, а затем прошептал заклинание и вино в тех кружках приняло багровый оттенок. Это не утолит жажду крови, но теперь это можно было пить.
Я ухватил по две кружки в каждую руку и направился назад к столу. И, к сожалению, на этом мои приключения не окончились. На половине пути до моих «друзей» кто-то некультурно выразился «о молокососе-прислуге», где контекст явно подразумевал меня, как и взгляд того… нехорошего человека. Обычно я не обращаю на такое внимание, но сейчас это как-то задело меня.
Проходя мимо того человека, я как бы случайно споткнулся о ножку его табурета, выбив его к чёртовой матери из-под его толстого зада. Он громко шлёпнулся на пол, а я ловко восстановил равновесие, не пролив ни одной капли вина из кружек.
[indent] — Прошу прощение! — с иронией в голосе бросил я ему и отправился дальше.
Возможно, что хозяин таверны не оценит мой жест, но я до жути не любил грубиянов и был готов понести полное наказание за свой проступок, естественно не без словесной защиты, если потребуется – драки, это не по-современному. Нынче в мире правят слова, ирония и сарказм.
[indent] — Я вернулся, — обратился я новым знакомым. — И, кроме того, предлагаю нам всем выпить за столь чудесное и странное знакомство.
С этими словами я опустил кружки на стол, сразу же подвинув нужную Амарилле, свою оставив при себе, одну гномихе и одну Эрусу. Оставалось надеяться, что это не закончится каким-нибудь фиаско.

Отредактировано Демиан де Фарси (19-07-2018 15:16:37)

+4

29

Аппетит у тифлинга был отменный. У Амариллы тоже и она почти с умилением наблюдала, как отъедается тот, кого она предпочла бы видеть своим главным блюдом.
- Напрасно переживаешь, милая, - искренне и дружелюбно улыбнулась она Даре. – Гномов нечасто где-нибудь осмеливаются трогать. У вас же как, одному на ногу наступишь, так потом явится весь Хенеранг и по уши в землю втопчет.
Подземных жителей было слишком мало, чтобы их серьёзно опасаться, но они, как минимум, заслуживали уважения. Королевство гномов практически со всех сторон было окружено врагами, но не только выжило, а и процветало. Нежить, дроу, орки, шефанго, северные варвары. Мало-мальски торговать гномы могли только с сумеречными эльфами и людьми, которых тоже, в общем-то, не слишком жаловали. Да собственно, кого вообще жаловали гномы? Но Дара, судя по всему, была редким и приятным исключением.
- И насчёт магии тоже дельная затея. Чтобы от чего-то защититься, нужно это хорошенько изучить.
Конечно, едва ли Морваракс интересовалась тёмными науками только поэтому, но, по крайней мере, гному это оправдывало. Лила заглянула в вынутые Дарой из сумки листы, но её отвлёк Эрус.
- Тут поблизости много высоких гор, а в кустах можно иногда встретить эльфийских рейнджеров, которые считают себя невидимками. Справедливости ради надо заметить, что они почти не пахнут и неплохо маскируют тепло тела, но звук колотящегося сердца скрывать до сих пор не научились, - хихикнула она. – А ты уже собираешься спать? Какая досада...
Франческо оставил их ненадолго и, проходя по залу, кажется, собрал все шишки. Ну, хорошо хоть не кишки. Лила пару раз чуть не сорвалась с места, очень уж не хотелось ей, чтоб словесная перепалка переросла в драку и испортила такой чудесный вечер. Но хвала богам, вампир вернулся целым и невредимым, более того, даже никого не повредив по дороге, и щедро предложил всем выпить.
- За знакомство! – Амарилла пригубила содержимое кружки и облизнулась, исподлобья глянув на Франческо. – Значит... Кровь, - промурлыкала она, узнав школу, к которой принадлежало заклинание. – И, может быть, вам знакомо что-нибудь ещё из тёмных искусств? – продолжила вампиресса уже мысленно, вежливо оставив господину де ла Моро возможность принародно от всего отпереться и прикинуться перезрелым одуванчиком. – А то тут вот любезная Дара ими интересуется. Предмет не то чтоб общедоступный, даже запретный, у неё наверняка накопилось множество вопросов. Может, поможете мне ответить на них? – И продолжила снова вслух, обернувшись к гноме: - От Тьмы спасаются Светом, от Света Тьмой, это довольно скучно... и болезненно. А вот некромагия наука весьма интересная и полезная. Есть даже небольшой народец, почитающий Смерть, как главное божество. И они ничуть не более жестоки, чем обычные люди, эльфы и прочие. Землю пашут, охотятся, рыбачат. А когда случается что-то серьёзное, война там, потоп или слишком богатый урожай, идут за помощью к своей богине, призывают усопших предков на помощь и вместе всё исправляют. Собственно, поэтому они и существуют по сей день, что соседи побаиваются лезть к людям, у которых покойники иногда косят сено и собирают яблоки. И я, в силу своих обязанностей в Анклаве, в этом неплохо разбираюсь, так что с удовольствием расскажу, если что-то интересно.

Отредактировано Амарилла (20-07-2018 22:15:56)

+2

30

Дара покачала головой, улыбнулась. Ей было лестно слышать, какую славу обрел ее род на поверхности. Доброе слово каждому приятно, особенно если это не выдумка, а чистый факт. Дракон знала, что эту любопытную особу подле гор держит отнюдь не страх перед огромным миром. Гнома при всей своей доброжелательности и «чудаковатости» с точки зрения соплеменников была… «домашней». Уходить далеко от дома было для нее чем-то сродни предательству.
Обсидиановая знала, поскольку разговор на эту тему состоялся с девушкой очень давно. Но раскрывать чужие тайны – чем-то дракон была не готова делиться даже за деньги. Если же гнома захочет, то сама поведает.
- Вы несомненно правы, но тут… ммм… немного иное. Впрочем, смысла это обсуждать нет, - золотоволосая улыбалась, и даже голос ее все так же выдавал любопытство и сносящую с ног доброжелательность. Однако чувствовалось, что после этих ее слов будто каменная плита рухнула, пресекая дальнейшее развитие беседы в ту сторону. Родня (а у гномов это была едва ли не вся раса, или как минимум весь клан) имела особый вес в жизни подземного народа. Чужакам лучше вежливо обойти стороной.
- Не говоря уже о том, что всегда интересно знать чужую точку зрения. Даже если она сильно отличается, - гнома была несколько удивлена. Обычно наземные жители начинали уводить разговор в сторону или резко замолкали, не желая выдавать лишнюю информацию потенциальным врагам. Если девчонка так кропотливо все записывает, то скорее всего поделится «новинками» и со своими близкими. Это была правда, ее все понимали, потому в определенный момент прекращали отвечать на вопросы Дары.
Мелькнула мысль, что такое откровение не к добру. Но девушке было уже хорошо, что ее не попросили оставить теплую темную компанию. Даре было комфортно в таком окружении. Правда, гости были худыми и слишком высокими, на вид – очень хрупкими. Но умудрялись создавать иллюзию «родни»: беседующая рыжеволосая девушка, с аппетитом поедающий мясо гость с демонической кровью, и даже юноша, на время оставивший компанию за столом.
В последнем девушка даже увидела нечто от своего брата. Ну… одного из своих братьев, если быть честной. Тот тоже выглядел моложе своих лет, из-за чего периодически слышал насмешки в свой адрес, пускай и дружеские преимущественно. Но если бородатый родич напоминал скалу, но этот гость был подобен ласке (видела Дара такого зверька на поверхности). Поразительное умение обходить конфликты и разговаривать с людьми!
[NIC]Морваракс|Даранрен[/NIC]
- Не самое удачное место для прогулок, - ответила дракон на вопрос тифлинга. – Не грубость. Факт.
Амарилла же показала свою осведомленность об эльфийском соседе. Морваракс надеялась, что настроение у вампира не настолько игривое, чтоб искать себе развлечение в компании следопытов. Потому как прежде всего данная встреча неприятно аукнется именно дракону, отвечающему за этот берег и за гостей на своих землях. Так же обсидиановая понадеялась, что тифлингу такого предупреждения будет достаточно. Прогуляться то можно, но лучше оставаться под крылом чешуйчатой особы.
«Разумный подход», согласилась дракон с неизвестным ей народцем. И хоть крылатая не почитала смерть как таковую и даже не стремилась с оной соседствовать, она не могла не признать, что народец устроился хорошо. Все в мире должно нести пользу, все должно жить, а не существовать. Пока существо двигается и думает, оно само вольно отвечать за свои поступки. А то, что уже свое отдвигало, превращалось в кусок плоти. Тело либо поглощалось землей, либо поедалось падальщиками… либо использовалось в качестве инструмента. Приносить пользу и после смерти – чем не достойное послесмертие?
Хотя тут они с Дарой все же имели разные взгляды. Да и надо признать драконье лицемерие. Сама Мор предпочла бы стать скелетом под родной горой или вообще в неизвестной могиле, нежели разойтись сувенирами или стать куклой в чужих руках. Но это ее мнение при жизни, смерть, надо полагать, убедит ее в глупости таких суждений. Когда-нибудь.
[AVA]https://pp.userapi.com/c408626/v408626272/17a2/fUaIKHjzkao.jpg[/AVA]

Отредактировано Морваракс (23-07-2018 11:21:24)

+1

31

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=z18yX56tuQI[/lazyvideo]

[indent] Знакомство набирало «сверхъестественные» обороты. Тифлинг уплетал свой ужин, как десять боровов. Благо, мой жест оценили, как и заметили мою маленькую магическую манипуляцию. Стоило Амарилле промурлыкать про «кровь», как я засмущался, словно был в этом зале самым главным проказником. Мне очень сильно захотелось попрыгать и похлопать в ладоши, но, к сожалению, господам Ниборна такое не позволено и мне, как и многим, приходилось подчиняться правилам общества. Не могу не сказать, что всё произошедшее тут может остаться между нами, но я ещё не дошёл до той кондиции задорства, когда начну ползать по потолку и пугать местных постояльцев. Кстати, я ещё никогда не расчленял себя на глазах у людей. Придёт время, и я представлю этим людям свою собственную пьесу со своей кровью и комедией.
[indent] В то же время, стоило Амарилле коснуться моего сознания, как я тут же вздрогнул, словно на меня капнули расплавленным серебром, настолько это было неожиданно. Теперь я подметил, что моя новая знакомая обладает способностью к телепатии. Такого таланта я не имел, но имел не менее полезный навык, который особенно эффективен, когда округу накрывает туман. Эта способность нередко вводит в заблуждение даже опытных магов, поскольку они могут ощущать меня, но не видеть и это их волнение выходит мне хорошим преимуществом для неожиданного нападения.
[indent] — Синьоры, позвольте к Вам присоединиться со своим скромным мнением, — призвал я к вниманию, на секунду прикрыв глаза и подняв указательный палец вверх – он служил, своего рода, маяком и обычно на нём нередко и концентрировали своё внимание, по крайней мере люди. — Хочу сказать, что любая магия, изначально не настроенная на разрушение, способна внести свою лепту в развитие общества, ремесла и прочего, прочего. Но если мерить жестокость магии по силе разрушения, то боюсь некромагия и прочие тёмные искусства во многом уступают огню.
На несколько мгновений, мой, изначально живой и заинтересованный в беседе взгляд потускнел и даже стал мрачнее.
[indent] — Ведь мало кто может понять, каково это, когда огромный огненный шторм охватывает людей целиком, заставляя тех мучится ещё много долгих секунд, а ведь маг огня может контролировать свою силу и вызывать агонию у жертвы, даже не сжигая её дотла, мучая невообразимо долго и да поможет ей бог, если сердце не выдержит этой боли очень скоро.
[indent] Я сдержал лёгкое молчание, потупившись глазами на жидкость в своей кружке, словно что-то вспоминал, а затем улыбнулся и снова с интересом посмотрел поочерёдно на моих собеседниц.
[indent] — Но неважно. Я лишь пытаюсь сказать, что магия является музыкальным инструментом, а мы – музыканты, композиторы, дирижеры, которые пишут, задают мотив и тон этой самой, наполненной волшебством музыке. Просто тёмные чародеи – это учёные, рискнувшие заступить за порог и если лишить их божественного фанатизма к тёмным богам-прародителям, то они не все крайне плохи. Впрочем, как-ни странно, всякие маньяки и алчные люди нередко обращаются к тёмным искусствам, ведь все эти искусства, в той или иной степени, обладают могуществом воплотить их желания в реальность.
[indent] Я поднял свой бокал и сделав несколько глотков, опустил его, но не до конца, придерживая двумя руками над столешницей. Сначала, я хотел продолжить, но за мгновение до исполнения моего желания, я услышал песню, которую исполняла одна из посетительниц таверны. Она лениво, раскачивая длинным подолом своего платья из стороны в сторону, пританцовывала рядом со столиком, где сидели её друзья:


«пустошь скорби
пустошь славы,
пустошь памяти печельной,
щедры травы и дубравы,
но где то дом в дали дальней,
гдето наш дом
где то наш дом
где то наш дом
в дали дальней»

[indent] К сожалению, или к счастью, но я имел слабое представление о доме, ведь у меня его не было. Да, Ниборн был местом моего обитания в нынешний век, но я не считал его домом, так как был готов покинуть его в любой момент, когда мне наскучит или обстоятельства вынудят меня это сдалать. Тем не менее, мне стало слегка… печально. Неволей, но я вспомнил времена из своего очень далёкого прошлого.
  [indent] — И я согласен с уважаемой Амариллой. Некромагия – это управление энергией смерти, несомненно, но от того, как ты будешь ей управлять и будет зависеть то, что она из себя представит. — тут я не выдержал и улыбнулся широкой улыбкой, так как я собирался привести крайне специфичный пример. — Например, я мог бы поднять кладбище и отправить работать его на золотые рудники и так, как мёртвые лишены жажды наживы, усталости и прочего человеческого, они становятся идеальными работниками, которые не устают, не воруют, не выказывают претензий. Конечно, их живые родственники могут высказать недовольство, но станут ли они возмущаться также сильно, когда всё добытое золото пополнит казну государства и улучшит их благосостояние? Сейчас, когда есть нехватка в рабочих руках, это крайне неплохая идея. А ещё можно вести войны мёртвыми. Тогда живые будут в полной безопасности или сохранять свои силы, как можно дольше, пока мёртвые истощают силы своего врага. Некромагия потрясна тем, что имеет применение во всех сферах общества. Но... люди слишком суеверны, рабы своих принципов и предубеждений, а потому инновации, наука – всё это им чуждо и враждебно. Когда гномы изобрели паровую, почти полностью самостоятельно работающую лесопилку, что скажут эльфы: «Это гномье рукоблудие!» Хи-хи-хи.
[indent] Под конец я стал говорить уже с нескрываемой насмешкой, будто был опьянён, но беседы тем и интересны, что там есть споры, компрометирующие и эксцентричные слова, а если опьянеть, то дело дойдёт с до философии.
[indent] — Позвольте заметить, — и вновь я поднял палец вверх. Вот кто-нибудь, как-нибудь, не выдержит и сядет на него… или откусит. Как страшно, однако! — Магия крови не менее интересна, чем и остальные магии, но, к сожалению, в этой стезе больше тёмных сторон, чем в других магиках, тем не менее, у этой школы высокий целительный потенциал. Как-то один мой друг-доктор рассказывал мне про теорию переливания крови. Смех-смехом, но что-то в этом есть, и думаю, что магия крови в этом аспекте могла бы быть крайне полезной.

+2

32

- Да-с, огонь и ментальная магия – страшные вещи. Им, конечно, тоже можно найти мирное применение, как его нашли, к примеру, магии иллюзий. Но если последнее, это просто приправленная волшебством лож, то уменье вложить в чужой разум собственные мысли или вытащить оттуда все сокровенные тайны, это куда страшнее поднятия мертвецов, по-моему, - покачала головой Амарилла.
Песня о доме не тронула тихое сердце вампирессы, потому что дом её был там, где находилась она сама. А вот разговор о магии увлекал. Кто-то когда-то сказал Амарилле, что каким бы великим ни был смертный или бессмертный, он не в состоянии делать более двух больших дел одновременно. Если, конечно, хочет делать их хорошо. Вампиресса следовала этому правилу и ни разу ещё о том не пожалела.
Сейчас в её жизни были семья и магия. Всё остальное отошло на задний план и даже всемогущей Жажде порой приходилось потесниться. Но семья вампиров совсем не похожа на семьи людей или эльфов. Обращение меняет саму суть. Все они находились вместе не потому, что угораздило родиться у той или иной женщины, а потому что тебя обратила какая-то клыкастая сволочь.
Ни любви, ни привязанности к таким "родственникам" не испытываешь абсолютно. Есть только понимание, что они нужны, и желание избавиться, когда надобность эта отпадает. У Амариллы, пожалуй, имелась ещё некая толика благодарности за то, что ей достались не самые худшие братья. Но стоит за это благодарить их или судьбу она ещё не решила и потому помалкивала. И, как бы то ни было, а избавиться от них всё равно хотелось не меньше.
И вот с такими эмоциями ей нужно было заботиться о безопасности клана, благополучии дел и спокойствии семьи. Тут без увлечённости и дичайшего упрямства никуда. А магия... магию вампиресса просто обожала, потому что в её жизни это было тем немногим, что стало результатом собственного выбора, и потому что магия когда-нибудь могла помочь ей освободиться.
- Некромантов, собственно, тоже недолюбливают за дело, - обратилась она к господину де ла Моро. – Эта наука не для каждого. Живые при неудачных экспериментах сходят от неё с ума, сами становясь похожими на ходячие трупы. А вот для нас она идеально подходит.
Правда, не всё было так радужно, как описал её визави. Поднять кладбище и заставить усопших работать, конечно, можно, но хватит их где-то на месяц, от силы два. После сухожилия и суставы начнут высыхать, плоть сгниёт и кукла рассыплется. Потому, чтобы они служили подольше, нужно было как следует подготовить каждого. Это долгий и кропотливый труд, а вовсе не два щелчка пальцами.
То же и с армиями мертвецов. Сами по себе они почти бесполезны, а вот с хорошими доспехами и оружием, совсем другое дело. Тогда они годились для войны, но к ней всё же нужно было готовиться. Что и стало одной из причин нелюбви к магам этой школы. Многие некроманты предпочитали выбирать материал, пока он ещё был жив и умерщвлять собственноручно, естественно не интересуясь его собственным мнением.
- Так что, - спросила Амарилла, мягко улыбнувшись гноме, - есть ли на сей счёт ещё вопросы?
Но тут за окнами таверны послышался какой-то невнятный шум, потом грохот, пара вскриков, дверь распахнулась и на пороге появился волк размером с лошадь с крокодильей мордой и хвостом. Подарочки для Морваракс подоспели несколько быстрее, чем Лила их ожидала, и она в лёгкой растерянности уставилась на чудище, пока то, весьма ловко лавируя между столами и посетителями, торопливо пыталось приблизиться к нынешней хозяйке.

+2

33

Даре понравились слова собеседника, для их выделения на бумаге она даже отступила от уже написанного текста, хотя и предпочитала из всего, из каждого листочка выжимать максимум. Вот смысл и позицию обоих собеседников не оценила. Тут она оставалась в меньшинстве, поскольку дракон тоже склонялась к практичному применению ресурсов, не взирая на условности. Для гномы же это были не мелочи, но основа, что вложили в нее родители.
Камень – он живой, а механизмы требуют особого внимания. Тут простыми инструментами не обойтись. Здесь твоя собственная рука нужна. Дельце определенно не для мертвых рук предков, которым надлежит отдать дань уважения и дать спокойно спать вечным сном. В конце концов, зачем тогда нужные живые? Или какими слабыми они должны быть, что почившие встали и стали работать за них?
Слегка поджатый уголок губ был единственным проявлением недовольства. Деля свое тело с драконьим сознанием, гнома чувствовала, что крылатая не испытывает негативных чувств к вопросу об умерших и их последующей работе. Рыжеволосая и молодой уже поделились своими позициями, убеждать их будет глупо. Да и сама Дара не пошатнется в своей уверенности. Смысл тянуть одеяло на свою сторону, если никто отпускать не собирается? Оставалась смутная надежда, что тифлинг был с ней солидарен. Хотя может он был слишком голоден, чтоб портить аппетит такими вопросами.

Обсидиановая оценивала знания присутствующих и пополняла свою личную библиотеку. В отличие от Амариллы второй вампир недоговаривал некоторые моменты. Либо чтоб не выболтать лишнего, либо не особо горя к такого рода темам. Морваракс же как раз и тянулась к этим самым деталям.
Она желала разобрать на составляющие каждую ниточку чуждого заклинания, понять его суть. При этом она легко отмахивалась, вернее сдвигала на дальний план то, что ей было не интересно. По молодости, когда она уже окончательно покинула Драконьи горы и стала самостоятельно оттачивать свои ментальные навыки, Мор проводила опыты на живых. Учитывая, что она пыталась понять свои действия и эффект своей магии, встречи с ней заканчивались плачевно. Как разбивается разум, как горит чужая плоть – это был уже пройденный этап. То, что не вызывало интереса.
Дракон уже поняла, что сломать довольно просто и для сего не хитрого действа существует множество способов. Вот как восстановить или заставить совсем мертвое снова выполнять прежние обязанности – это куда интереснее. К слову о былом и озвученном: обыватели боятся некромантии только лишь из-за возведенных правил или они боятся оказаться «вечными работниками»? В мертвых мозгах Морваракс еще не копалась.
«Надо уточнить», сделала Мор для себя пометку.
Озвучила бы прямо в тот момент, но отвлеклась. Сначала на тему переливания крови. Признаться, она не сразу уловила мысль вампира и сочла ее сугубо видовой. Кровь – то, чего требует их нынешняя природа. Естественно, что она имеет особый вес. Переливание было встречено скорее как сохранение еды в сосудах. Экономичнее держать одно тело, чем огромное стадо.
Некоторые хозяйки не держали множество крынок, у них полной лишь одна была. Но этот подход скорее для тех, у кого нет возможностей заботиться о своей пище, и хозяйстве, потому и цепляются к чему-то одному, загоняя себя в рамки. Содержимое из одного сосуда может быть перелито в другой. Если вместо посуды взять живых людей… Разве такое возможно?
Тем более что вампир говорил об этом как о благе, причем не только для своего рода. Можно предположить, что речь шла о… лечении? Обсидиановая с такой позицией не сталкивалась, да и сама не задумывалась, потому и эту мысль аккуратно сложила в сундучок памяти. Надо будет на практике испытать это «переливание».
В этот момент послышался шум. В момент, когда чудной зверь во всей красе ворвался в помещение, собственно дракона в оном уже не было. Дара почувствовала облегчение и пустоту – ярые признаки, что крылатая вернулась к себе. Гнома, как и большинство посетителей, были скорее удивлены новым визитером, нежели напуганы. Причины, само собой, заключались в хозяйке земель.
Зверь не дошел буквально пары шагов до стола, когда внезапно ухнул в открывшуюся под лапами пропасть. В прошлом Мор демонстрировала свои порталы «оформленными» и грубоватыми. Сейчас же она бросила под зверя тот, что причисляла к боевым. Минимум эффектов и лишнего «шума», все упиралось в точность, скорость и аккуратность.
Чудной зверь рухнул, как оказалось, не в черный провал какой-нибудь скалы, отведенный под «помойную яму». Дракон вытряхнула непрошеного посетителя на улицу. Чутка выше номы открыла портал только и всего. Сама она уже стояла снаружи и услужливо поймала пастью летящее вниз тело.
Агрессии создание не выказывало, даже вполне по-собачьи вильнуло крокодильим хвостом. Опустив странно пахнущее животное на землю, Мор обратила внимание, что он тут не один такой. Как минимум еще два «брата» застыли в паре метрах от дракона.
К окнам таверны прилипли самые любопытные. Остальные либо решили запить явление магических «белок», либо высыпались наружу. Среди оных была и Дара, не забывшая подобрать свои записи. Гнома с возрастающим удивлением смотрела на «собачку», держа листы с не высохшими чернилами в вытянутой руке.

+1

34

[indent] Амарилла говорила о верных вещах. Живые нередко сходили с ума, изучая тёмные искусства, но те, кто достигал успехов на этом поприще, достигали непосильного для простого человека могущества. Но даже на этом всё может не закончится и однажды магия подведёт тебя, сведёт с ума или с пути, а быть может тебя станут преследовать те, кому не очень нравится твоё чародейство. Такие рассуждения в очередной раз напоминают мне о том, что за всё нужно платить свою цену, именно поэтому я всегда стремлюсь иметь в своей сокровищнице сумму достаточную, чтобы расплатиться, если придёт такое время. Во всяком случае, могу обещать, что моя расплата будет под стать мне.
[indent] — Вопросы есть всегда… — поднял я руку вверх, чтобы задать очередной вопрос, но меня опередили или, вернее сказать, прервали. В таверну, с лёгкостью распахнув дверь, вошло нечто «чёрт-его-разберёт». Но я разобрал, ибо был сведущ в этом деле, поэтому ещё до того, как странное существо полетело в пропасть, лениво произнёс:
[indent] — Химера.
[indent] Многие из посидельцев побежали к окнам, позабыв о своём веселье и интересных историях. Клянусь дьяволом, среди них даже был один карлик и на мгновение моё сознание поглотило размышление о том, как гномы и карлики друг друга воспринимают.
[indent] — Ох… непорядок. — томно бросил я, глядя на Амариллу. — Предлагаю и нам тогда подняться и выйти посмотреть, а заодно подышать чистым воздухом.
[indent] Ну разумеется, что моё «подышать чистым воздухом», являлось не чем иным, как идиомой, под которой имелось ввиду, чтобы мы вышли прогуляться. Возможно, что мне даже удастся утащить какого-нибудь незадачливого постояльца в лес, пока никто не видит. Интересно, если совершить преступление вне стен таверны, хозяюшка обидится?
Поднявшись с места, сперва я направился к окну откуда наблюдал необычное зрелище. По крайней мере, я изобразил лёгкое удивление, глядя на то, как ведут себя химеры, а вели они себя так, словно были домашними питомцами. Гномы и химеры ведут непримиримую вражду в горах, растаскивая друг друга, буквально, на органы без какого-то шанса на пощаду, а этим хоть кость кинь – точно побегут и вернут кидавшему.
[indent] — Нда уж… — протянул я. — Чего я только не видел: Смешанные оргии меж мужчин разных рас, включая эльфов и тифлингов; дриад, которых использовали для растопки костра разбойники и даже одну захмелевшую фею, которую, любопытства ради, я потыкал зубочисткой в разных местах, но это…
[indent] К моему сожалению, мои примеры были произнесены слишком громко и оттого несколько посетителей подле, покосились на меня так, будто я был умалишённым. Что ж, отчасти они правы. И я не стал долго терпеть их взглядов, а потому, мило улыбнувшись, как ребёнок поскакал во двор.

Отредактировано Демиан де Фарси (26-08-2018 21:35:25)

+2

35

- Не-не-не, Морваракс, они безобидные! – спохватилась вампиресса, заглядывая в провал, и едва не сиганула следом, но портал уже успел закрыться.
В общем-то, и к лучшему. Боги ведают, куда он мог вести. Но Амарилле было жаль, если её игрушечных некромонстриков сломают даже не рассмотрев как следует. Ей всегда нравилось покрасоваться, тем более, сейчас действительно имелся повод для хвастовства. Вампиресса завертела головой, пытаясь угадать, куда дракон отправила зверушку, но раньше неё в этом разобрался господин де ла Моро.
- Да, точно, идёмте, - согласилась она и с неизъяснимой тоской оглянулась на оставшиеся на столе кубки – переливание крови из них в Амариллу пока приходилось отложить, но чуть позже они обязательно вернутся к этой теме и займутся её всесторонним рассмотрением и демонстрацией на практике.
Вампиресса вышла на крыльцо, обогнула уже стоящую там гному и сбежала по ступеням. Морваракс была здесь и её подарочки тоже. К счастью, целые и невредимые.
- Прошу прощения, - повернулась Лила к собравшимся. – Это моё добро. Они спокойные, только немного бестолковые. Их собрали всего несколько дней назад и ещё не всему успели обучить.
Раскланявшись, будто спектакль окончен и можно расходиться, вампиресса поспешила к дракону. Монстрики встретили её приветливым ворчанием, на свой манер отчитавшись о прибытии и исполнении приказа. Хотя кому-то подобные звуки от этих образин вполне могли показаться выражением желания сожрать. Оно и понятно, любая бесконтрольная нежить стремится уничтожить всё живое вокруг, такова уж её природа. Но эти монстрики не были бесконтрольной нежитью, только немного невоспитанной.
- Это тебе, - Лила запрокинула голову, чтобы видеть морду драконицы, и обвела широким жестом трёх чудовищ. – В качестве наглядного пособия. – Расстегнув тяжёлую цепь, вампиресса перемотала её с талии на предплечье и поманила к себе одного. – Смотри, каждый из них собран из двух животных. Кое-где на шкурах видны стыки, но в целом всё срослось удачно и отменно работает.
Тела в движение приводит блудный дух, прикреплённый к одной из частей скелета. В данном случае к хребту, так что действовать он будет пока цел позвоночник. И, собственно, поэтому его укрепили вставками металла. Конструкция не слишком гибкая, зато надёжная. А вон у того к черепу для разнообразия. Зато лапу, к примеру, можно спокойно оторвать и потом вернуть на место или заменить другой. Можно хоть клешни им прирастить, если найдём подходящего размера, но лучше не делать более шести конечностей. Чем нестандартное тело, тем больше вероятности, что дух не справится с управлением и вместо сильного и опасного хищника получится нелепая и неуклюжая коряга.
И тела, и духи сохраняют некоторые прижизненные инстинкты и привычки, поэтому поведением могут напоминать живых существ. К тому же они до некоторой степени обучаемы. Конкретно эти рассчитаны в основном на ментальное управление. Мне подумалось, что дракону так будет удобнее. Но и простым словесным командам можно научить или имена дать, если захочешь. А если, например, ударить, то они воспримут это, как признак недовольства. Боли мёртвая плоть не чувствует, но они сами по себе стараются угодить хозяину. Главное, чтоб было понятно, что для этого нужно делать или не делать. Если бить без причины, то через какое-то время это станет приниматься как должное и не вызовет больше никакой реакции. И моя любимая выдумка. Посмотри внимательно на их лбы!

С видом заправского фокусника, только что вынувшего монетку из уха одного из зрителей, Лила дождалась, пока все желающие обратят внимание на то, о чём она говорила. В центре лба каждого конструкта находилась ромбовидная каменная пластина. Почти такая же серая, как чешуя болотных тварей, она настолько искусно была вживлена в кость и покрывающие её ткани, что лучше всего определялась наощупь, но и увидеть её тоже было возможно, особенно, если знать, куда смотреть.
- Ма-аленькое дополнение к некромагии. Можно сказать, что это своеобразный оберег. Снаружи просто плоская поверхность, а на внутренней, обращённой в череп стороне нанесён особый орнамент. Понятья не имею, как они делаются, я только вставляла эти штуки, но фокус в том, что когда на камень попадают солнечные лучи, всё что его касается каменеет, - вампиресса счастливо улыбнулась. – Больше всего нежити вредит солнце. Обычно, чтоб защититься от него используют тёмную магию и всевозможные щиты, но это просто невероятно энергозатратно. Лучше надёжного укрытия, увы, до сих пор ничего не придумали, но благодаря этим камушкам с восходом солнца ты получишь не аккуратные кучки пепла, а три статуи симпатичных зубастых монстриков. Эффект постоянный. То есть, раз превратившись, сами они уже из этого состояния не вернутся. Нужен будет твой прямой приказ. Ну, и убрать их с солнца, само собой. Только против магического света это, к сожалению, не помогает, так что эльфам их лучше вообще не показывай. В остальном, - Лила протянула Морваракс управляющий артефакт. - Владей!

Отредактировано Амарилла (30-08-2018 22:01:20)

+3

36

«Очаровательно», мурлыкнула дракон, смотря на монстров уже иным взглядом.
Будь они вторженцами и прояви агрессию к ней или к постояльцам, жизнь забавных зверушек была бы крайне короткой и незавидной. В открытые окна таверны наверняка бы затянуло удушливый запашок горелой плоти. Конечно, одно тело Морваракс оставила бы для изучения и ковыряния. Но сейчас в этом не было нужды.
Угодить дракону с подарком довольно сложно. Крылатые обожают пополнять коллекцию красивых безделушек и интересных игрушек, с превеликой охотой узнают что-нибудь новое и интересное. Но ящеры далеко не дураки: если некто преподнес весьма привлекательный дар на пустом месте, то либо он страшно боится дракона, либо ему от него что-то надо. В добрые и бескорыстные намерения в нынешнем суровом мире отчего-то никто не верит.
Однако случаются исключения. До того редкие, что в их правдивости сомневаются. И правильно делают. В подчеркнуто без эмоциональном «голосе» дракона (любые чувства и эмоции строго дозировались) сейчас отчетливо слышалось довольное урчание. Морваракс была довольна. Вернее… рада?..
Обсидиановая отозвалась на подношение, как вирмлинг или ребенок, получивший давно желаемое, но недоступное. Аура, которую невольно чувствовали все в присутствии крылатой хозяйки, изменилась. Стало абсолютно ясно, что теперь в окрестностях таверны можно было нарваться не только на огнедышащего ящера, но и на трех «веселеньких» мертвецов. Еще яснее было то, что любой вред своим новым игрушкам Морваракс примет близко к сердцу.
«Они подчиняются только тому, у кого находится данный артефакт?»
Новая владелица трех химер подцепила когтем цепь. Эльфы определенно не будут рады такой компании. У Мор не хватит способностей убедить соседей, что данные существа будут прекрасным стражами. Границы сообразительности и обучаемости придется проверять лично, но Лила права: чем четче и недвусмысленней приказ, тем результативнее исполнение. Значит, помыкать новыми слугами лучше исключительно дракону. На время отсутствия логичнее прибрать диковинные статуи.
«Способности к восстановлению? Или в случае непредвиденных обстоятельств на починку их нужно будет нести некромагу?»
Морваракс задавала вопросы, которые ее интересовали. Она хотела сохранить своих зверушек. Но познания в не-мертвой монстрологии оставляли желать лучшего. Логично узнать правдивы ли байки, что немертвое воинство до такой степени живучее, что кромсать на части бесполезно. Можно было бы узнать об этом на практике, и в свое время дракон узнает боевой потенциал химер, но пока… пока новинки были интересны и ограждались от возможной угрозы всеми силами.
Посетители решили, что будет лучше вернуться к своим делам и недоеденным блюдам, чем пытаться углубиться в магические дела с темной окраской. Если кто и запомнил уязвимые места новых тварей, то пришел к мнению, что данное знание не стоит того, чтоб провоцировать дракона. И вообще кто верит женщине? Тем более рыжей! Наверняка все наврала. Не-не, не надо нам таких знаний.
Кто-то из девиц шептался, что на таких «лошадках» и покататься не грех. И вообще с эс-те-ти-чес-кой точки зрения красивая всадницы на монстре будет выглядеть соблазнительно. Правда вряд ли в ближайшее время им позволят прикоснуться к волко-крокодилам.
Гнома была рада, что встретила этих тварей на поверхности, а не на тропах. Сам же фокус с окаменением показался ужасающим. Это получается, что дерни маг за ниточку и статуи в угодный ему момент станут не-мертвым оружием? Как ни крути, а подобные силы… опасны. Девушке хотелось верить, что настоящий гном всегда «услышит» и отличит настоящий камень от ложного. Это определенно следовало обдумать, а мертвецов – хорошенько изучить.
«Что думаете вы о данных созданиях?»
Из ценителей, что еще не озвучили свое отношение к подобному подарку, оставался лишь «юноша». И тифлинг. Но последний вряд ли тесно контактировал с некромантией как таковой. Морваракс как и Амарилле в данный момент хотелось покрасоваться и услышать похвалу. Второй вампир подходил на роль того, кто оценит чужое мастерство и поздравит хозяйку с приобретением.

+1

37

- Управляющий амулет определяет хозяина, но в принципе, ты можешь попробовать приказать временно подчиняться кому-то ещё. Правда, за успех этой затеи я поручаться не стану. Всё-таки это довольно сложная команда, да и вообще, в этой ситуации слишком много нюансов, которые так, с наскока не просчитаешь. Что касается надёжности их связи с артефактом, то тут всё зависит от силы воли владельца. – Амарилла ненадолго задумалась, подбирая подходящий пример: - Вот скажем, если бы ими управляла я, то нападать на лича или сведущего в некромагии дракона было бы глупо. Он просто мог бы их перехватить. В твоём случае, я даже не представляю, кто мог бы такое устроить. Ну, если только другой дракон, старше и сильнее... и некромаг, потому что нужно знать сам механизм действия, и ритуалы, и ещё много чего. Но не думаю, что ты станешь использовать этих милых крошек для выяснения отношений с сородичами. А в остальном, о твой ментальный блок даже лич лоб расшибёт, а уж лучше них в некромагии никто не смыслит. К слову, раз цепь у тебя, меня химеры тоже слушаться не будут. Хотя и нападать, пожалуй, поостерегутся. Тот, кто сплёл заклинание, ведь может его и расплести, - очаровательно улыбнулась она.
Последнее могло служить особым поводом для гордости, потому что доказывало наличие чего-то похожего на инстинкт самосохранения, что в сою очередь подтверждало качество работы некромага, умудрившегося даже в посмертии создать некое подобие жизни. Вампирессой, помимо желания похвастаться, руководил ещё и чисто научный интерес. Хотя надо признать, что ни то, ни другое не было основной причиной, побудившей её создать для Морваракс этих зверушек.
Собственно, со стороны поведение Амариллы, наверное, вообще выглядело очень странно. Особенно её разговор с гномой. Ещё бы не странно, вот так просто за "здорово живёшь" раскрывать секреты мастерства потенциальному противнику. Но это только на первый взгляд. На самом деле, никаких секретов Лила не раскрывала. Чтобы это понять, достаточно было, руководствуясь записями Дары, попробовать поднять хотя бы самого простенького покойника. Впрочем, и без практической пробы вампиресса могла сказать, что ничего бы из этого не вышло. Но польза от этих записей всё же была, по крайней мере, для Амариллы.
Ни для кого не секрет, что некромагия практически везде запрещена, за занятия ей карают, а некромагов боятся. Призраки, внезапно поднявшиеся усопшие родственники и армия нежити под воротами горда действительно, могут напугать кого угодно. Но при этом все почему-то забывают, что некромаг может не только поднять, но и упокоить тех самых родственников и блудных духов. А создать такую армию в одиночку практически невозможно, и даже целый ковен некромагов занимался бы этим не один месяц. Война требует подготовки и не случается ни с того ни с сего.
Но, разумеется, проще обвинить во всём какую-нибудь школу магии и устроить травлю, чем признать, что собственный правитель не способен поддерживать мир с соседями и навести порядок на своей земле. Показывать пальцем всегда легче. В итоге, если в город явится маг огня верхом на грифоне, все будут таращиться на него, как на чудо, а если Лила с такой вот химерой, то их тут же объявят чудовищами. Вампиресса полагала, что причина всех этих предрассудков в недостатке информации, поэтому так щедро ею делилась.
Конечно, Амарилла понимала, что знания об этом искусстве не пробудят к нему любви, но хотя бы избавят людей от суеверного страха. Пусть знают, что ментальщики и стихийники, да даже повелители иллюзий и те опаснее некромагов. Более того, от этой школы можно получить и немало пользы. Люди так устроены, что готовы терпеть любую мерзость, если она приносит выгоду, и рано или поздно некромагии обязательно воздадут должное.
Некоторые вампиры давно поняли, что завоёвывать соседей долго и хлопотно, гораздо лучше жить с ними в мире, спокойно ходить среди людей, соблюдать правила или хотя бы делать вид, что соблюдаешь их. То же самое касалось и запретного колдовства. Чернокнижники древности пытались захватить власть, нынешние же не стремились усесться на трон. Сидящим на нём человеком они прекрасно могли управлять из тени. Но для этого сначала нужно было прекратить на себя охоту. Просвещение наше всё, как говорится.
Что же до подарка дракону, то тут всё было гораздо проще. Создание таких игрушек стало одним из двух занятий, которые по-настоящему нравились Амарилле, так что трудно сказать, кто получил от этого больше удовольствия, та, для кого они предназначались, или сама создательница. К тому же, когда кто-то может понять и разделить твоё увлечение, это вдвойне приятно.
- Мёртвая плоть, как и живая, стремится сохранять целостность. Порез затянется, оторванная конечность вернётся на место, как только появится возможность. В месте разрыва останется след, но, в общем, химеры достаточно... живучи, если так можно выразиться. Но они могут лишь соединить уже имеющиеся части. Если какая-то будет уничтожена. Огнём, например. То новую отрастить не получится, только заменить и вот для этого уже придётся позвать меня. Ну, и подыскать подходящую замену, разумеется. В этом смысле они очень похожи на каменных големов, которых создают маги подгорного народа. Хотя некоторые из них, говорят, умеют восстанавливаться сами, используя для этого любые найденные камни. Твоя подруга Дара, пожалуй, сможет поведать об этом больше, чем я, - вампиресса и часть собравшихся зевак дружно повернулись к стоящей на крыльце гноме, но расспрашивать её сейчас Лила, конечно не собиралась. – Мои творения так не умеют. Они сложнее и тоньше, потому привередливее и абы какой кусок мяса для починки не подойдёт. Но, чтобы что-то от них оторвать, ещё придётся изрядно постараться. – Хвастаться своими поделками Амарилла могла долго и с большим удовольствием, но ведь лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. – Хочешь посмотреть? Может быть, среди твоих гостей найдётся смельчак, который думает, что справится с этим? – Предложила она и добавила громким шёпотом: - Только Эрусу не разрешай. Он маг огня, а когда сходятся Смерть и Огонь вполсилы у них не получается.

Отредактировано Амарилла (22-09-2018 20:00:58)

+3

38

Те, кто прислушивался к словам рыжей девушки, почувствовали как неприятный холодок скользнул вдоль позвоночника. По большей части им не было дело до чудного зверья, если то не собирается их жрать или не будет обращено в пепел самим драконом. Но предложение опробовать этих существ в деле, т.е. сразиться… Малопривлекательная перспектива.
На этой земле не имели веса слова и указы королей, авторитетов и служителей Богов. Кто-то и мог бы противостоять дракону, но надо ли это кому? Здесь и сейчас подле этой горы хозяйкой была обсидиановая. И что взбредет в голову дракону – кто его знает?
Нехорошая мысль посетила внезапно всех. Дракон был мирным (на диво), но порой жестоким, когда дела касались сугубо личных чешуйчатых интересов. Устроить бои между новыми питомцами и посетителями – чем не потеха для остальных и конкретно для крылатой? И кто посмеет отказать, когда коготь укажет на него?
Рисковать никому не хотелось. Те, кто выпил достаточно, чтобы весь мир был окрашен яркими красками, а в голову ударяла собственная удаль, могли бы попытаться. Ведь это такой шанс произвести впечатление на прекрасных дам и посрамить трусливых приятелей! Но и шанс упасть лицом в грязь был велик, и над кем тогда потешаться будут? Эта осторожность еще не до конца утопла в алкоголе и потому около таверны стала сгущаться тишина.
«Благодарю», Морваракс как всегда была немногословно. Подарок был ценным, интересным и вне сомнения пополнил своеобразную сокровищницу дракона.
Скорее всего, одного зверя она статуей оставит где-нибудь в нижних пещерах, вместе с прочим барахлом и ценными побрякушками. А двое других могут «пастись» возле таверны. На время отсутствия она будет оставлять управляющую цепь Йохану. Да, так оно будет вернее, и ей спокойнее, что в ее отсутствие никто бед не учинит.
«Если будет нужна помощь, обращайся»
Другом Морваракс Амариллу пока не считала. Но рыжеволосая добилась расположения дракона. Причем еще тогда, когда их понесло в пустыню за чужими тайнами и темными секретами. Сейчас же союз был закреплен. И пока одна из сторон не выкинет неприятный и опасный фокус в отношении второй стороны, этой связи ничего не угрожало.
«Лежать», - простой приказ. Звери легли. Прям там где стояли. Каждое из существ исполнило то, что ему велели, но к исполнению подошли «творчески». Один завалился набок, вытянув лапы (как раз тот, который побывал в пасти дракона), второй просто «грел» пузом землю, уподобившись породистому воспитанному псу. Третий напоминал бревно, вытянув задние и передние лапы и положив морду на землю.
«Надо будет поработать», отметила про себя дракон и припечатала зверей вторым приказом – не шевелиться. От статуй они сейчас отличались тем, что выглядели живее.
Доверия посетителям своим поведением химеры не прибавили. Даже Дара с опаской косилась на новых питомцев и не спешила подойти посмотреть их поближе. Ей, как и прочим, кто жил в таверне, хотелось познакомиться с новшеством, но страх – он был силен, и он был обоснован.
«Приберу парочку», Морваракс взяла в лапу одно из существ и ушла открывшимся порталом. Напряжение в воздухе стало еще ощутимее. Но химеры были «воспитанными», по крайней мере пока здесь была та, кто поспособствовал их появлению на свет.

+1

39

Зимой в Скалистых горах было холодно. Лемюэль был вынужден содрать с лошади попону, и завернуться в нее сам. Шубы, постеленной на сани, ему не хватало, чтобы укрыть в ней себя всего, а он мерз, несмотря на то, что и сам был одет в длиннополую шубу мехом вовнутрь, в пуховые варежки, и меховую шапку. Мерзло лицо, хотя тифлинг и спрятал его в теплый воротник по самый нос, а пальцы ног не спасали от стужи даже зимние сапоги, отороченные пушниной.  Он давно вынул из ушей серьги, металл которых мгновенно оледенел на морозе, и спрятал их в варежке, чтобы не потерять. Однако, он все равно мерз, и даже лошадиная попона, заботливо подогнанная Лемюэлем под окоченевшие ноги, принесла лишь временное спасение. Когда дорога, наконец, перестала петлять между высоких гор, и вышла на предгорную равнину, стало полегче. Хотя бы ветер, который свистел в узких теснинах, словно в бутылочном горлышке, заметно стих. Но тут начало темнеть, и Лемюэль, который лежа в санях, наблюдал, как начинают зажигаться на небе звезды, задумался о том, что не бросить ли ему эти сани с тащившей их лошадью, и перенестись с помощью магии хоть куда-нибудь, туда, где нет снега и где тепло. Но психопортацию он всегда недолюбливал, уж очень выматывающей была эта волшба, да и не лишенной риска, так как никогда не знаешь, кто может оказаться на том конце, не исключено, что разъяренный медведь, например.  Посему решил еще немного подождать, и был вознагражден за терпение небольшим желтым пятнышком света на горизонте. Почуявшая скорый отдых лошадь прибавила ходу, и спустя десять или около того минут, сани подкатили к какой-то таверне.Недалеко от входа в нее лежали две устрашающего вида химеры, а разнорасовый люд кучковался неподалеку. При этом никто не кричал, не убегал прочь, и никакой паники на окружающих не было видно, хотя по их позам и по некоторым лицам, тускло освещенным лившимся из окон таверны светом, можно было заметить напряжение, царившее здесь. Сами же химеры и вовсе напоминали статуи своей неподвижностью, но головы всех собравшихся были обращены исключительно в сторону замерших зверей, и статуи явно не могли привлечь к себе столь пристальное и всеобщее внимание.
Картина была довольно диковинная, и Лемюэль слегка растерялся. Выпрямившись в санях, он еще раз окинул взглядом химер, таверну и окружение, после чего обратился к собравшимся с такими словами: «Добрый вечер почтенному обществу. Объясните, пожалуйста, эти химеры не пускают никого внутрь? Она ни на кого не кидаются, но все стоят снаружи. Потому что эти твари не дают никому войти?»

+3

40

И вот когда Джозефу уже начало везти за столом, где играли в кости тут-то и появился этот щеголь. В коричневом пальто, с отутюженными усами, с аристократическим пенсне на правом глазу. В своих изящных тоненьких пальчиках он сжимал головной убор и с некоторым дискомфортом озирался вокруг, на разношерстную компанию, что собралась "Под крылом дракона".
- Значит это вас мне рекомендовал Ройд Стренджерс?
Стренджерс был подельником Карлаила уже добрых два года. Джозефу он нравился тем, что не любил обагрять руки кровью да и умел находить клиентуру даже в самое несезонье.
Незнакомцу в таверне чувствовалось явно не в своей тарелке, здесь слишком мало находилось знатных господ, в сравнении с простолюдинами, и слишком много было представителей иных рас, по отношению к людям. Но Ройд рекомендовал эту таверну, потому что здесь никто не рискнул бы создавать лишних проблем другим гостям, дабы не рассердить хозяйку горы.
- Увы, мужики, не обчистить мне ваши карманы сегодня, - прощаясь обращался Джозеф к собравшейся компании игроков столь же азартных, что и он сам.
И пересев за несколько столов от шума и раздора, заказал себе и гостю темного пива. Гость словно только и ждал особого приглашения. Небрежно сбросив верхнюю одежду и головной убор на свободный стул он не без любопытства осматривал Джозефа прищуренным глазом сквозь кругленькое слегка запотевшее стеклышко.
- Значит сейф в парадной, а не в спальне? - уточнял Джозеф, переходя сразу к делу, в некоторые детали которого он уже был посвящен.
Всего-то и нужно было проникнуть в дом этого щеголя и выкрасть из фамильного сейфа свиток с завещанием. Работенка не слишком хлопотная, но Стренджерс других дел и не подбирал, а сам Ройд в виду своей загруженности работой взяться еще и за эту не мог. Вот и скинул проблему щеголя своему "партнеру".
- В парадной, за картиной безголового всадника, - медным голосом отвечал Джозефу незнакомец и положил на стол коричневый пакет. - Здесь находятся рекомендательные письма одной старой графини, знакомой нашей семьи. Вам следует явиться в поместье не позднее следующей пятницы, под видом нового управляющего. Втереться в доверие к моей сестре, и когда в доме никого не окажется, тихонько выкрасть свиток завещания, и только. Не денег, не драгоценностей вы не возьмете, иначе проникновение в сейф будет на лицо. Вы возьмете только свиток и скажете сестре, что работа в нашем поместье вас более не устраивает.
Щеголь показался Карлайлу редкостным засранцем. Будучи старшим наследником фамильного имения, но оказавшись не любимым отпрыском семьи, решил оставить без крова собственную сестру. Но вопросы морали Джозефа волновали мало, ему было откровенно плевать, кто станет хозяином очередной мелкой провинции.
- И оденьтесь поприличнее, - добавил он, скептически фыркнув на одеяния Карлаила.
В этот самый миг за окнами таверны послышался шум, грохот и чьи-то крики. Входная дверь внезапно распахнулась и на пороге возникли громадные чудища. Их волчья шерсть дыбилась, а крокодильи морды озирались по головам посетителей. Пальцы Джозефа привычно нащупали охотничье оружие, висевшее на спинке стула позади него. Но воспользоваться луком со стрелами не пришлось, внезапно в полу образовалась пропасть в которую и рухнул самый смелый зверь. Далее вновь раздались крики, отнекивания, что чудища безобидные, шум, возня и, в общей сумятице, Джозеф тоже на минутку прильнул к окну, убедиться, что опасности действительно нет.
- Ну и местечко ты порекомендовал, Ройд, - недовольно пробубнил Карлаил и вернулся к своему столику.
Однако, незнакомца за ним уже не оказалось. Лишь оставленный на столе коричневый конверт, да нетронутое темное пиво щеголя являлись свидетельством полученной Джозефом работенки. Теперь только и оставалось, придумать как скоротать этот долгий зимний вечер.

+3

41

[indent]Химеры были весьма милыми зверюшками, если смотреть с точки зрения некромантии. А так, как это был мой профиль, я желал как-нибудь побеседовать с госпожой Амариллой об её питомнике в более приватной обстановке. Перекидываясь словами тет-а-тет, я чувствую себя более раскрепощённым и свободным, когда убеждён, что никакой «охотник на ведьм» не слушает столь, по его мнению, аморальные, лицедейские и еретические беседы двух не менее аморальных и злостных вампиров! Впрочем, меня бы это позабавило, так как видеть активно меняющуюся мимику лица охотника от того словоблудия - которое по своей эстетике является чем-то очень откровенным и грязным для всех фанатиков Имира -, что льётся ему в ушные раковины нескончаемым потоком лавины. О, я уверен, что с Амариллой мы бы затронули все темы от садизма, пыток, оргий и обсуждения «какого милого единорога можно сшить из затвердевшего причинного органа орка, туловища кентавра и головы эльфа», а чтобы рог мог прятаться в той самой голове в случае необходимости, нам понадобятся некоторые физиологические особенности шефанго… гхм… я слишком увлёкся.
[indent] Итак, проскакав во двор, я умилялся игре дракона с химерами, если это так можно было назвать. Ко всему прочему, шёл снег, и я получал удовольствие от любования падающими снежинками и благо мои глаза могли это видеть и рассмотреть. В то же время я слушал Амариллу и это был долгий период, когда сохранял молчание, ибо всё моё внимание и интерес был прикован к питомцам не мёртвой.
[indent] — «Я бы поспорил за личей, синьора Амарилла». — воззвал я к телепатии, как раз, когда дослушал про амулет. — «Ментальная сила драконов несомненна велика, но вам должно быть известно, что даже при осаде крепости её штурмуют либо в значительном численном перевесе, либо хитростью. Я хотел бы этот момент разобрать с Вами как-нибудь».
[indent] Я улыбнулся, шагая в сторону не мёртвой знакомой. Именно в этот самый момент меня чуть ли не сбили сани. Не то, чтобы это могло меня убить, но быть потоптанным конями перспектива так себе даже для вампира, посему мне пришлось отскочить в сторону.
[indent] — Я понимаю, что эти милые химеры могут захватить взгляд любого гостя, но по сторонам всё же стоит смотреть, сударь. — обратился я к тифлингу – уже второй повстречавшийся за этот вечер. На самом деле винить его я не мог и не собирался, поскольку сам ходил под покровом ночи, отдалённо от таверны, но мне импонировала идея носить образ эдакого простачка. — Добрый вечер, — на этот раз более дружелюбно обратился я к прибывшему на представление гостю. — Все стоят снаружи потому, что им интересно… и вскоре Вы поймёте, синьор, что это таверна не так проста, как кажется, если не поняли уже.
[indent] Далее я сделал таинственную улыбку и направил свой шаг к Амарилле. И мне почему-то захотелось вновь вернуться под соломенное крыло тёплой и уютной таверны.

Отредактировано Демиан де Фарси (02-10-2018 13:11:55)

+2

42

К таверне подоспели новые посетители, да и о химерах Лила уже практически всё рассказала, с остальным лучше было разбираться на практике, так сказать, с учётом всех условий и деталей, потому вампиресса только кивнула: "Всенепременно обращусь".
Зачем ей может пригодиться помощь, Амарилла пока не представляла, но Тёмные земли такое место, где постоянно что-нибудь случается, так что долго на пыльных полках памяти драконье предложение точно не залежится, обязательно понадобится. Сдержанность дракона в выражении эмоций её тоже совершенно не огорчила, совсем наоборот. Драконы не люди и эмоции у них другие. Морваракс наверняка уже обдумывала, что сделает с подарком. Значит интересно, значит понравилось. А большего и не нужно. К тому же, если бы Лила не угадала с выбором, это сразу бы стало понятно, потому что тогда о нём и расспрашивать бы не стали. Поэтому вполне довольная собой и представлением вампиресса направилась обратно в таверну.
- Пускают, пускают, - улыбнулась она господину в санях. Два тифлинга за вечер это, определённо, к удаче. – Посетители просто вышли на них посмотреть, только и всего, так что входите и ни о чём не тревожьтесь. – Она взбежала на крыльцо и повернулась уже к своему маленькому собрату: - Я не знаток во взятии крепостей, господин де ла Моро, но хитрости срабатывают только на простачках. Вроде меня, да. А когда имеешь дело с тем, кто собаку съел на обороне фортов, запросто можно и самого себя перехитрить, угодив в ловушку, расставленную специально для хитрецов. Что же до численного превосходства, эти конструкты не для боевых действий, скорее для охоты, поединков один на один или малым числом, сопровождения и охраны. Но, если угодно, мы можем смоделировать и иную ситуацию. Ночь долгая, а по обычаям северян, сегодня положено не спать, а праздновать и рассказывать истории. Только обязательно под крышей, потому идёмте внутрь и займёмся... Как вы изволили это назвать?.. "Переливанием крови"?
В зале все понемногу рассаживались по местам и Амарилла тоже вернулась за выбранный столик. Огляделась в поисках краснокожего тифлинга, но, так его и не увидев, махнула рукой. Он, вроде, собирался отдыхать. Что поделать, у всех свои недостатки и эта потребность свойственна всем живым. А вот вампирессе наоборот ночами не спалось. Вновь заиграла музыка и Лила начала пританцовывать, так и не сев на лавку. Вместо этого она подняла кубок и пригубила тёмно-бордовой жидкости, про себя отметив, что надо будет ещё доработать это заклинание по обращению воды в кровь.
Результат и так получился весьма недурным, но всё-таки было в этом напитке что-то не то. Будто ешь варёное без специй мясо. Насыщает хорошо, но вкуса никакого, а стало быть и удовольствия тоже мало. В итоге получается, что вроде и наелся, но как будто чего-то не хватает. Вот и у Лилы было сейчас такое ощущение. Эх, жаль под крылом дракона особо не пошалишь. Вампиресса крутанулась на месте и едва не налетела на Дару. В последний момент, проявив чудеса нечеловеческой гибкости, Амарилла всё же разминулась с гномой и ловко поймала обратно в бокал выскочившие из него капли жидкости.
- Ох... прости пожалуйста, - повинилась вампиресса за невнимание, а заодно и за внезапно появившихся химер. – Надеюсь, монстрики тебя не слишком напугали?

+4

43

В нижние залы хода не было. Дракон в своем естественном желании оградить сокровищницу от чужого взора и загребущих лапок сама в какой-то момент отрезала пещеры от тропок наружу, завалив или зачаровав их. А потому оценить собранную здесь красоту могла только сама хозяйка.
Опустив химеру, Морваракс придирчиво окинула взглядом свою сокровищницу. Можно было оставить новое приобретение как есть, все равно никто не увидит и не оценит. Но обсидиановая тяготела к порядку и упорядочиванию всего и вся. Каждая монетка имела свое место, каждый вычурный амулет лежал там, где должно. Естественно без роли не останется и химера. И раз она будет сидеть здесь не одна, то надо учитывать и товарку.
«Сидеть», на этот раз команда была подкреплена «образом». Дракон училась управлять забавным приобретением. Простые команды создания некромантии воспринимали и исполняли так как вздумается, но в рамках приказа. Дракон устанавливала рамки. Говорить она не любила, но умела «общаться» со зверями разного толка. Сработает ли здесь?
Идеально. Зверюга двигалась ровно так как представила себе дракон. Села и замерла именно в той позе, в которой ее желала видеть крылатая хозяйка. И более не двигалась.
Проведя когтем по чешуйчатой голове монстра, Морваракс уловила легкий толчок скованного и отвечающего за «сознание» духа. Монстр был молод и свеж. Он тоже учился, в первую очередь слушая того, у кого была цепь. Обсидиановая до сего момента даже не подозревала с какой силой она тяготится к таким вот уродцам – неестественным, чуждым и очень любопытным.
«Утром вынесу на солнце», решила ящер.
Каменные изваяния смотрятся красивее, да и сохранность в душных жарких коридорах подземной сокровищницы в таком состоянии будет гораздо выше.

Ее не было пару минут. За этот краткий промежуток ничего нового не произошло, если не считать прибытия очередного гостя. Хотя этого тифлинга Морваракс ранее здесь не приветствовала. От него шла иная нотка магического запах. Такую редко встретишь.
Полностью из портала дракон не вышла. Дотянулась лапой и забрала вторую химеру. Правила поведения она прочтет, коли сочтет нужным. Не сочтет – о том другие поведают. О постояльцах же и их имуществе подавно не она должна заниматься.
Йохан был добрым и понимающим, но у всего есть границы. Если гостям угодно зад морозить – это их дело, тем более что некоторым мороз и снег гораздо ближе. Но выстужать его дорогую таверну – не, ребятки, это не дело. Тем более местные девицы – любопытные до пагубности, могли легко и незаметно застудить себе чего.
- Ласка, вспомни старые времена, займись делом.
Полуэльфийка с рыжеватыми волосами была одной из тех, кто не бросился ни к окнам, ни к дверям. Но отнюдь не потому что перебрала с вином али пивом, и не потому что грела чьи-то колени. Перейдя на службу к другому дракону, эту таверну девица воспринимала как отчий дом, здесь она была своей… Здесь все было привычно и понятно. Зачем суетится, все и так ясно станет со временем.
Ей было конечно любопытно глянуть что там дракон сделала со зверушками (кстати, не такими уж и уродливыми на ее полуэльфийский взгляд). Но она же не новичок и не легкомысленная дурочка. Она можно сказать старожил этих мест, как-то и гордость мешает с толпой бежать. А потому предлог выйти и заняться лошадью был воспринят с тщательно маскируемой радостью.
- Мистер Важный Человек, вы остаетесь здесь. И что с места не двигался!
Прежде чем выскочить за дверь, девушка выудила из выреза платья… крысу. Обычную крысу. Точнее крысюка, с большими… доказательствами. Пасюк был стар, умен и в высшей мере дружелюбен. В праздничную ночь ему хотелось спать в тепле, но шумные двуногие были слишком шумными. Да еще и любимое теплое место куда-то убежало. С досады старик повел носом, унюхал кой-чего вкусное и пошел компенсировать прерванный сон.
Ласка торопясь ссадила крысюка не на свой стол, а на соседний. А там – какая удача! – кто-то забыл свое пиво. Мистер Важный Человек за свою крысью жизнь наловчился забираться в любые емкости, а пуще того – забираться на них, но не падать. Лизнув раз-другой, зверек распробовал дармовое угощение. Расставил лапы, свесил доказательства своей мужественности и с упоением начал лакать.
После явления химер на такую мелочь как одинокий крыс никто не обращал внимания. Даже другие девочка, которые в отличие от Ласки недолюбливали лысохвостую братию, на причину поднять крик не смотрели. А потому заприметить любителя темного мог только тот, кто это пиво заказал.

- Уж с криком на стол прыгать не стану, - улыбнулась гнома, вместе со всеми возвращаясь в тепло таверны. Было не по себе от вида работы некромантов. Девушка слышала что сказала рыжая гостья, а воображение услужливо подкинуло пару образов как эти твари бегут к ее родному клану и открывают свои пасти чтобы… Страх, но не за себя, присутствовал и заметно подкосил радужное настроение Дары.
Однако гнома давно усвоила странные наземные правила. Да и стоит ли портить настроение всем своим кислым лицом, будто разбавленного пива хлебнула?
- Мне непривычно и… ммм… неприятно видеть таких существ. Но я – гном, нам по крови бояться не положено, - она-то как раз меньше всего походила на боевую деву с топором в руке или взведенным арбалетом. Что не мешало быть уверенной в своих словах. Не мешало не бояться пришлых тварей.
- Так что там было про… переливание?

+2

44

«Смотри, куда идешь, простофиля», подумал про себя Лемюэль, когда какой-то человек или кто он там был высказался в адрес тифлинга, что тот, дескать, не глядит, куда лошадь правит. Вслух, правда, Лемюэль ничего не сказал, потому что сейчас был совершенно не в настроении ввязываться в перепалку.  Он все еще не понимал, что тут происходит, но ответ рыжеволосой дамы в плаще, а также потянувшиеся обратно в таверну посетители, давали понять, что хотя тут и творится нечто диковинное, но неопасное. От разгоряченной долгим походом лошади шел пар на морозе, и Лемюэль стал поспешно и аккуратно укутывать скотину в попону, дабы лошадка не заболела из-за переохлаждения. Откуда-то появилась еще одна пара рук, которая взялась за попону с другого края, помогая тифлингу. Полудемон поднял глаза, и увидел особу женского пола с примесями эльфийских кровей, коя взялась обслужить лошадь путника, и уже тянула животину в сторону возовни.
- Сразу лошадь не пои, - Лемюэль приостановил прислугу, - дай пару глотков, не больше. И овса не давай только сена. Часа через полтора, может, два, дашь напиться вволю. И учти, я зайду в конюшню проверить, как с моей лошадью обошлись, так что лучше бы тебе все сделать на совесть.
Откуда-то из-под шубы тифлинг извлек освобожденной от варежки рукой медную монету, и вложил ее в заскорузлую ладошку.
Скорее всего, конечно, бабенка знала, как обходиться с конями не хуже Лемюэля, но тифлинг по опыту знал, что разных посетителей обслуживают по-разному, и лучше всего прислуга обходится с теми, кто строг и скандален, но и не скуп. Кроме того Лемюэлю эту лошадь никак нельзя было потерять, сляжет она, и что он делать будет? Даже самая лядащая кляча уже немалых денег стоит, тем более, в этих глухих и малолюдных местах. Размышляя про себя таким образом, тифлинг аккуратно обошел по широкой дуге застывших у входа химер, сбил снег с обуви и перешагнул через порог таверны.
Здесь было тепло, и стоял терпкий, возбуждающий запах всякой еды, и продрогшему, голодному и усталому после долгой студеной дороги по зимним горам Лемюэлю показалось, будто он шагнул в маленький кусочек рая. Тут была большая печь, которая служила и для обогрева, и для приготовления пищи, и еще очаг, потому что одна лишь печь не справлялась с широким помещением.  Из-за отсутствия других подобных заведением на долгие версты вокруг, эта таверна была чуть больше обычного, так как все зарулившие в такую глушь путники останавливались именно здесь, и всем надо было уместиться. И еще тут было очень чисто, будто не прохожее и людное место здесь было, а чье-то жилище. Да и в иной избе или даже купеческом дому погрязнее будет. Короче, Лемюэль пришел в отличное расположение духа, и подумал, что подобное местечко можно считать неплохим вознаграждением за мучения этого дня.
Он прошел к очагу, над которым жарился, проткнутый вертелом, жирненький гусь, и подставил озябшие руки под жар, что тянулся от раскаленных углей в волоконное оконце. Тепло побежало по крови, как крепленное вино, и довольный тифлинг стоял так чуть ли не минуту, чуть ли не жмурясь, как разомлевший на солнышке кот, от удовольствия. Наконец, он направился к одному из свободных мест, коих было не так уж и много. На ходу он расстегнул шубу, из-под которой показались белая сермяжная кофта на тесемках, надетая поверх красного полукафтана. Кафтан был подпоясан ремнем, на котором  негромко побрякивала кожаная мошна.
Лемюэль расслабленно брякнулся на свободный край скамьи, возле той рыжеволосой женщины, которая немного поговорила с ним у входа в таверну, небрежно бросил на стол шапку и варежки, вставил серьги в уши и подозвал ближнюю девку из прислуги, изрядно повысив голос, чтобы перекрыть стоявший здесь гомон.
- Так, шкалик самогона сразу, чтоб я окончательно согрелся, - сказал Лемюэль. – И что у вас тут готовят? Наверняка, солянка должна быть. И вон от того гуся, над очагом, ногу. И к птице какой-нибудь каши, пшенной или фасолевой, или, может, капусты. Что у вашего повар лучше выходит. И запить. Винограда в ваших краях, надо думать, много не растет. Так что принеси чекушку кальвадоса. Кальвадос у вас не должен сильно дорогим быть, верно? И поживее, я, как стая волков, проголодался.
Девушка пошустрила на кухню, а Лемюэль сглотнул подступившую от предвкушения и съестных запахов слюну и перевел взгляд на своих случайных соседей по столу.

+3


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ОСКОЛКИ ВРЕМЕНИ » Здесь водятся вампиры