http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Кодекс хищника


Кодекс хищника

Сообщений 1 страница 48 из 48

1

https://artlords-artwork.s3.amazonaws.com/uploads/image/7438/display_paisaje.jpg
Участники: Манфред Айген, Аминар, Освир де Маллеус, Рада, Амарилла.

Время: около трёх лет назад, поздняя осень.

Место: Северная граница герцогства Гресского, правый берег реки Мелайсы. Равнинная местность, пастбища, скошенные поля с родниками и небольшими перелесками.

Краткий сюжет: Полтора года назад скончался один из малых гресских баронов, Генрих Шоддан, небезызвестный маг и учёный, но, к сожалению, никудышный семьянин. Целиком посвятив себя науке, наследников барон не оставил и всё своё имущество и земли завещал храму Имира и Играсиль. Вскоре в его замке Матушка Лина организовала приют Тишины. Место, куда можно прийти женщинам, которым пойти больше некуда. Они занимались рукодельем, торговали собственноручно изготовленными тканями и отменной целебной настойкой. Вокруг замка появился крестьянский посёлок, названный по имени барона-благодетеля Шодданом, и всё шло прекрасно, пока внезапно не выискался ещё один наследник. Некто Корзо Мейх объявил себя сыном барона и потребовал наследство, земли, замок и титул. Рассмотрение его прошения у герцога затянулось и нетерпеливый молодой господин, похоже, вознамерился забрать своё силой. Удастся ли Матушке Лине сохранить Тихую обитель или это безнадёжная затея и снова окажется прав тот, у кого больше прав.

Отредактировано Амарилла (28-08-2018 22:12:22)

+4

2

За маленькими оконцами единственного Шодданского трактира хлестал ливень и царила непроглядная тьма. А внутри было тепло и уютно. В открытом очаге потрескивали поленья. Кареглазый менестрель лениво перебирал струны, но его никто особо не слушал.
- …Тридцать шесть! Тридцать семь! – громко считали разномастные посетители, сгрудившиеся у прилавка трактирщика.
Повисла недолгая пауза, а потом из толпы, пошатываясь, выбрался мужичок и, кое-как добравшись до двери, свесился через перила, под стук дождя трагично распрощавшись с содержимым желудка.
- Слабак, - фыркнул ему вслед кто-то из крестьян.
- Тоже хочешь попробовать? – задорно подхватил женский голос, обладательницы которого не было видно за спинами селян, торговцев и наёмников, обосновавшихся в трактире. – А то давай, вдруг получится. Хозяин, ещё настоечки!
- Денег у меня нет, с тобой спорить, - покачал головой тот, но отвертеться ему не дали.
- Так зачем они, если ты в себе уверен? – наиграно удивилась женщина. – Вот покажешь всем, как надо, и будешь при деньгах.
Народ расступился, пропуская смельчака к стойке, на которой уже скопилась приличная горка мелких медных монет. Здесь же на лавке сидела такая же мелкая и такая же медная девица. В простом сером платье, с ниткой ярко-красных коралловых бус она выглядела, как обычная селянка или странница.
- Настойки, хозяин! – снова потребовала она. – И тару для спора!
На прилавок был выставлен ещё один узкогорлый глиняный кувшин и… обычный портняжный напёрсток. Суть подвига заключалась в том, что нужно было выпить сорок напёрстков зелья, ни больше, ни меньше, и устоять на ногах. По объёму это выходило где-то полкружки – вполне реальная мера. Но, выпитая такими мелкими глотками, она никак не желала держаться в потрохах.
Все остальные пили медовуху, здешнее ячменное пиво или ту же настойку. Напёрсток наполни снова и весёлые собутыльники начали отсчёт с единицы. Амарилла, а это была именно она, улыбнулась и отхлебнула из своей кружки. Этим старинным рецептом целебного зелья, изготавливаемым на травах и козьей крови, она лет тридцать назад поделилась с одной странной девушкой, собиравшейся посвятить свою жизнь служению светлой богине Играсиль и предложившей добровольно накормить голодного вампира.
Такие чудаки Амарилле иногда встречались и она порой следила потом за тем, как сложилась их судьба. Упомянутая девушка, как и собиралась, нашла себя в служении, а полученный рецепт умудрилась даже улучшить. Отличная вышла вещь, забористая, с непривычки аж дух перехватывает, но вампиресса от подобных побочных эффектов была избавлена и попивала её, даже не морщась.
- Двенадцать! Тринадцать! Четырнадцать!.. – нестройным хором считали посетители.
Рыжая только одобрительно улыбалась. Общая сумма на стойке перевалила уже за три серебрушки, но для неё суть спора была не в деньгах, а в развлечении. Надо же чем-то занимать себя бессонными ночами. Обычно её развлекал здешний кладбищенский сторож, худой, седовласый мужчина в неизменной выцветшей куртке с нашитыми на вороте и рукавах оберегами. Могильщик заходил почти каждый вечер и Лиле нравилось пофилософствовать с ним о жизни и смерти. В словах этого человека чувствовались знания и опыт, а в его прошлом явно крылась какая-то тайна, что увлекало ещё больше. Но сегодня он почему-то не пришёл и вампиресса развлекалась чем придётся.
- Двадцать пять! Двадцать шесть! Двадцать семь! Двадцать восемь!

+5

3

-Ну и что ты решил? – прервав общее обсуждение, спросил Густав, вопросительно смотря на Манфреда. И хотя Фред видел лишь его глаза, он буквально кожей ощущал нервные взгляды всего братства. Они ждали его решения. Ждали решение достойного, уверенного лидера. Но как им ответить? Он ведь не знает правильного ответа. Любой вариант имел пагубные последствия. Любой вариант был верным по своей сути. Но выбрать нужно было один.
Это случилось на рассвете. “Честные братья”, нанятые небольшим рузьянским бароном, занимались тем, что гоняли по лесам повадившемся приставать к крестьянам разбойников. Разного рода недовольные и разорившиеся люди, иногда дезертиры – в общем, разный сброд, решивший, что проще отобрать, чем нажить самому. Проблем с ними особо не было – они не представляли угрозы дисциплинированным и экипированным наемникам.  Самая страшное происшествие случилось с Браном – тот на спор пытался перепить местного пройдоху, после чего с ним же поссорился, и пытаясь вбить свою правду кулаками, умудрился подвернуть ногу, изрядно повеселив все братство. В общем, дела шли неплохо – отряд начинал приходить в себя после засады и череды покушений, боевой запал искрил все ярче, а репутация понемногу возвращалась.
Тем не менее, Манфред оставался инкогнито – ни друзья, ни враги не должны были знать, где находится отряд и чем он занимался. И если враги так или иначе могли послать шпионов, то вот друзья должны были оставаться в полном неведении. Однако еще до первых лучей Манфреда разбудил один из наемников, сообщивший о послании, адресованного лично ему, Манфреду. Такие новости вводили в замешательство – кто и зачем мог искать Манфреда. Последующий расспрос посланника открыл лишь то, что отправил гонца к Фреду тот самый барон. Вот толькj барон сам мог быть только посредником, учитывая содержание письма. А письмо несло в своих строках довольно неприятные вести: наставница монастыря благочестивая Лина просила помощи – на земли ее монастыря начал претендовать некто Корзо Мейх, якобы наследник рода Шоддан,  закончивший свое существование  при Генрихе Ученом, скончавшимся еще на памяти Манфреда. Соседние лорды стались безучастны, не решаясь ввязываться в намечающийся передел земли, герцог же даже не удосужился принять делегацию.  Сам Корзо, теряя терпение, перешел к открытым угрозам, недвусмысленно намекая, что его угрозы – не пустой звук.
Манфред хорошо помнил Лину – отец во многом способствовал развитие ее монастыря, в замен получая неплохой товар с пометкой “освященный”, который умудрялся продавать чуть-ли не втридорога. Да и какое-никакое влияние придавало семье  тесное сотрудничество с обителью высших сил. В свою очередь, Лина помогла Манфреду укрыться от преследователей после злополучной бойни в ночь перед принятием титула брата. Оставлять друзей в такой ситуации было бы неразумно, да и такое решение здорово подорвало бы дух братства. А пытаться помочь – это возвращаться в земли, где за твою голову назначена неплохая награда, а за каждой второй улыбкой скрываются змеиные зубы, наполненные желчью и ядом. Да и чем мог помочь опальный лорд? Разве что попытаться организовать оборону.
Все это Манфред и решил обсудить с своими людьми. Собрав всех в трактире, он зачитал письмо и обратился ко всем с единственным вопросом: как поступить? Спор разразился нешуточный, хотя и вполне ожидаемый – конечно, в большинстве своем братья готовы были хоть войной идти на весь Гресс, но друзей бросать отказывались. Но наиболее уважаемые члены отряда, напротив, ставили рациональность перед честью, напоминая, что если мы вступимся за Лину, Корзо сможет обвинить монахинь в пособничестве предателям и заручится поддержкой противников Манфреда и его брата.  Им в противовес стали приводить закон о религии, запрещающий кому-либо претендовать на земли, дарованные септам, храмам и монастырям. Более того, Генрих должен был оставить завещание, которое расставило бы все точки на й. Также сомнение вызвало у всех сам факт наличие у Генриха бастарда. Однако Манфред знал, что последнее слово оставят за ним, и за ним пойдут, чтобы он не выбрал. И этого он и боялся – он не был готов дать ответ на вопрос Густава, и в тайне надеялся, что его не зададут. Но его задали.
-Манфред, решать только тебе.
-Мы за тобой хоть на край света, маленький лорд. Только не томи нас.
Он чувствавл каждый взгляд. Густав, Олаф, Берин, Кальштейн – все ждали его ответа. Руки начинали потеть, а взгляд метался по строкам письма, в надежде зацепится за любое словечко, которое с ног на голову перевернуло бы все содержание письма. Но нет, его не было, а нарастающее напряжение уже не оставляло времени на раздумья. Он – их лидер, он не должен сомневаться.  Я не должен сомневаться.
Глубоко вздохнув, Манфред обвел взглядом собравшихся и наконец озвучил свое решение.
-Собираемя, братья. Друзьям нужна наша помощь! За честь, за правду, честные братья!
-За честь, за правду! – хором вторили люди Манфреда, в единым порыве взметнув свои кружки кверху. Последняя кружка, коснувшаяся остальных, принадлежала Манфреду. Надеюсь, юный лорд, вы сделали правильный выбор.
Приготовления длились весь вечер. Решено было выдвигаться небольшими разрозненными группами, дабы меньше привлекать к себе внимание. К вечерне Мафред  вместе с Берином отправились в имение барона, дабы официально прервать условие контракта. К удивлению, переговоры прошли без проблем – наниматель согласился аннулировать условия договора и даже заплатит часть оговоренной суммы за уже проделанную работу, также пообещав помочь со своей стороны.  Ночь группа провела в городе, и с первыми лучами солнца отправилась в догонку к остальным братьям. И уже через пару недель показались земли Шоддана.

Отредактировано Манфред Айген (24-04-2018 00:30:23)

+1

4

Дождь лил несколько дней кряду, превратив дороги в потоки жирной, хлюпающей жижи и официально открыв сезон осенней распутицы. На это время дальние поездки следовало бы отложить и именно теперь в Шоддане должно было начаться самое интересное. Ведь из столицы сюда ещё с месяц не доберёшься, а то и больше, смотря по тому, когда дорожная грязь схватится первым крепким ледком. А за это время могло всякое приключиться.
Собравшимся в безымянном деревенском трактире наёмникам платил Мейх, так что своими развлечениями Амарилла намеренно или не очень на пару с зелёным змием помогала сестрам из приюта, основательно проредив ряды предполагаемого противника. Какое-то время это её развлекало, но рано или поздно любое однообразие наскучит, а деревенский могильщик так с тех пор ни разу и не появился.
Любопытная, да и чего уж, обеспокоенная судьбой интересного человека Амарилла подождала-подождала и решила наведаться на кладбище, что и сделала, стоило только на улице по-настоящему стемнеть. Обойдя частокол символов, долженствовавших обеспечить покой селянам и уберечь их от нечаянно поднявшейся нежити или от проделок некромагов, вампиресса подобралась к сторожке и заглянула в щель между оконными рамами.
Ход в человеческое жилище ей был заказан, по крайней мере, до тех пор, пока не пригласит войти сам хозяин, а его нигде не было видно. В сторожке царила темнота и, хоть для глаз Амариллы она не могла стать препятствием, но и движения она тоже не уловила, только тёплое пятно у печи, то ли топили её относительно недавно, то ли ещё что. Но там, где не помогают глаза, помогут уши. Вместе шумом капель, скрипом старого промокшего дерева и мышиной вознёй откуда-то доносилось тихое, прерывистое дыхание.
Лила позвала старого Йозефа по имени, но ответа так и не дождалась и собралась было уходить, но почувствовала что-то знакомое и остановилась. Здесь везде веяло смертью. И не удивительно, кладбище ведь, но сейчас присутствие смерти было не отзвуком давно минувшего события, а близким и опасным. С могильщиком Йозефом случилось что-то недоброе и, будто в подтверждение её мыслей, из сторожки послышался хриплый кашель.
- Мастер Йозеф! – снова позвала она, но, если гробовщик и слышал Амариллу, то ответить не мог, и ему явно нужна была помощь. – Да чтоб тебя… - прошипела вампиресса себе под нос, осматривая хижину со всех сторон.
Было невероятно обидно, что хибарка, которая развалилась бы от не самого крепкого пинка, стала для неё непреодолимым препятствием. А вот смерть хлипкие стены остановить не могли и вампиресса кожей чувствовала её приближение. Нужно было как-то попасть внутрь. У неё мелькнула мысль позвать кого-нибудь, но кто пойдёт ночью на кладбище с вампиром. Да хоть бы и не с вампиром, всё равно не пойдёт.
Амарилла оперлась рукою о дверь и внезапно почувствовала, что та поддаётся. То есть, сама дверь и не была заперта, но хозяин этого дома умирал, очаг его вот-вот должен был погаснуть и преграда, не пускающая вампирессу внутрь, тоже ослабла. Прежде плотная, словно невидимая стена, теперь она сделалась вязкой и обжигающей, но поддавалась.
Лила медленно просунула в дом руку, в глубине души ожидая, что сейчас её оторвёт или ещё что похуже, но нет, с рукой ничего не случилось, даже кожа не обуглилась. И вампиресса осмелилась войти целиком. По ощущениям это походило на купание в кипящей смоле. Человек не пережил бы такого, но ей это оказалось вполне по силам и, двигаясь медленно и плавно, словно во сне, Амарилла пробралась к печи. Йозеф был здесь. Он лежал на грязном измятом тюфяке и при каждом вдохе со свистом втягивал в себя воздух. Лоб кладбищенского сторожа был сухим и горячим, а на подушке запеклись несколько бурых пятен.
- Мастер Йозеф, мастер Йозеф… - покачала она головой. – Как же вы так?
Похоже, от сырости и холода могильщика одолела болотная лихорадка. От явившейся за ним костлявой можно было откупиться, но для этого пришлось бы заплатить чужой жизнью. Или его можно было обратить, но что-то подсказывало вампирессе, что спасибо ей за это не скажут. Ну, по крайней мере, сначала следовало спросить, что сейчас не представлялось возможным. Чувствуя жгучую боль во всём теле, Лила стояла над сгорбившимся, усохшим гробовщиком и в кои-то веки раз не знала, что делать. Потом она осторожно приподняла его с подушки, подхватила другой рукой под колени и оба исчезли в портале. Когда сам не знаешь, что делать, нужно пойти и спросить об этом у кого-то, кто знает.

+1

5

Вопреки ожиданием Манфреда, дорого оказалась трудной. И дело было не в том, что они с Берином обходили все города, ночуя в деревнях или богом забытых харчевнях, если вообще не под открытом небом. И не в дожде, не прекращающегося несколько дней к ряду. Дело было в ощущениях. Уже на границе герцогства Гресского на юношу напала томительная тоска по всему, что он оставил здесь. Ведь это была родина, где вырос Манфред. Здесь он научился всему, что знал. Здесь познал волшебство первой любви. Здесь же и почувствовал горечь разлуки. Здесь они с братом провернули ни одну шалость. Даже сейчас он помнил лицо нянечки, хоть и раздраженное от выходок братьев, но все еще полное чуть ли не материнской любви. Помнил он и прекрасную Эльзу, который суждено было стать чужой женой. Помнил смех отца. Сказки матери. Ворчание сестер. Но та жизнь больше ему не принадлежала – она сала ему чуждой, враждебной. А новая не пестрила радужными моментами – в ней не было у него ни дома, ни отца с братьями и сестрами, ни любви. Зато были в достатке враги.
Не избежала эта тоска и Берина – до самого Шоддана он не проронил ни слова без дела, ограничиваясь короткими фразами. Его можно было понять – Манфреда судьба выкинула с колеи, не оставив ему выбора. А Берин? Что заставило его покинуть родные края? Он был таким же юношей, как сам Манфред, у него была вся жизнь впереди. Он мог бы помогать отцу и матери – очень милым людям. Мог бы жениться на Фекле – Манфред сам помогал ему добиться ее внимания. Сколько бы у него уже было детей? Но он отказался от всего – ради чего? Чести? Но мы все равно проиграли. Верности? А что она значила для него? Пустой звук, как считал Манфред. Но он остался. Как и остался Густав. Остался старина Олаф, ждавший пятого ребенка. Остался Кальштейн – любитель дам и веселой жизни. Все они отказались от прошлого ради него. Но что было особенного в нем – Манфред не знал.
В таких раздумьях и продолжалось путешествие, из-за чего оно казалось особенно длинным. Ни Манфред, ни Берин не находили в себе слов развеять тоску, нависшую над ними почти осязаемым туманом, грузом ложившемся на плечи. Не способствовало подъему духа и непрекращающийся дождь. Однако дорого неумолимо вела их к цели маленького похода – в назначенный срок путешественники достигли земель Шоддана. После небольшого перерыва Манфред решил, что до самого монастыря они будут идти без остановок – велика была вероятность встретить людей Корзо гораздо раньше, чем планировалось, и вряд ли бы эта встреча закончилась чем-нибудь хорошим. К счастью для обоих, до монастыря дорого не преподнесла никаких сюрпризов. И когда стены монастыря показались на горизонте, тревога, бывшая постоянным спутником двух наемников, наконец пошла на убыль.
-Вот он, монастырь Шоддана. Вот мы и добрались. Как думаешь, остальные уже добрались? - улыбнувшись за все время путешествия, спросил Фред, повернувшись к напарнику.
-Вероятнее всего. Манфред. Как думаешь, что нас ждет? – тихо спросил Берин, словно боясь, что его кто-то услышит.
-Не знаю, друг мой. Что я точно могу сказать, так это то, что нас ждут преподобная Лина, а также Олаф с остальными.
-И Фекла.
И вновь до монастыря наемники добрались, не проронив не слова.

+1

6

Затяжное ненастье вымочило Амариллу до нитки, даже не смотря на то, что из портала она вышла почти под стенами обители. Йозеф так и не очнулся и, хотя бессознательные люди довольно тяжёлая и неудобная ноша, маленькая вампиресса держала долговязого, худощавого могильщика без каких-либо видимых усилий. Ему нужна была помощь и Лила не знала другого места, где её можно было попросить. Вот только ей самой посещение святилища грозило неминуемой гибелью. Для вампира невозможно попасть даже в дом обычного крестьянина, что уж говорить о доме бога. Но выбирать было не из чего. Подойдя к двустворчатым воротам, преграждающим путь во внутренний двор, Амарилла опустила ноги могильщика на землю, чтобы казалось, будто его лишь поддерживают, и взялась за дверной молоток.
Грохот металла о металл громом прокатился по замку и вскоре женский голос по ту сторону стены спросил о том, кто и с какой целью явился в столь поздний час к воротам обители.
- Мастер Йозеф захворал. Я привела его сюда из Шоддана, но по дороге ему сделалось совсем нехорошо. Откройте, пожалуйста, - встревоженно отозвалась Амарилла, причём тревога в этот раз была не наигранной, а самой что ни на есть настоящей. Вампиресса беспокоилась за гробовщика и, что уж греха таить, своя судьба тоже волновала её в немалой степени.
В воротах распахнулось крохотное, забранное решёткой оконце. На мокрых пришельцев упал подрагивающий луч света. Затем послышались шаги, звук сдвигаемого засова и скрип петель. Лила смотрела на открывшуюся дверь, как на разверстую пасть дракона, который вот-вот должен был чихнуть, а она вместо того чтоб поскорее бежать, собирается пожелать ему доброго здравия.
- Ох, матушка моя! – всплеснула руками вышедшая к ним женщина в белом платке и грубой коричневой власянице. – Как же вы сюда добрались, вдвоём-то?
Впрочем, объяснений она дожидаться не стала, а подхватила Йозефа с другой стороны и попыталась завести внутрь, видимо предполагая, что Лила ей поможет. Вампиресса же надеялась на обратное и не двигалась с места.
- Ну, что ж ты стоишь? – прикрикнула на неё жрица. – Входи уже!
Поначалу Амарилле захотелось раствориться в темноте, будто её здесь никогда и не было, но всё же она этого не сделала. Не так-то часто древнего вампира приглашают в гости светлые боги и соблазн удостовериться в их гостеприимстве оказался слишком велик. Бытует мнение, что чем старше нежить, тем больше её стремление к саморазрушению и к разрушению всего вокруг. Со вторым ещё можно поспорить, хотя утверждать наверняка сложно, ведь и способность это контролировать тоже прогрессирует, но вот второе, похоже, оказалось недалеко от истины и вампиресса шагнула за порог святилища.
И ничего не произошло. Во внутреннем дворе были всё те же дождь, грязь и темнота что и на большаке. Ну, может быть, грязи всё-таки было чуточку меньше, но это, право слово, не столь уж существенно. Из бокового прохода появились ещё две женщины и, наконец, освободили "хрупкую кроху" от её ноши, вполголоса удивляясь тому же, чему и жрица, увидевшая вампирессу первой.
Амарилла благодарно улыбнулась сестричкам, убрала мокрые, липнущие ко лбу пряди и, ступая так, будто каждый шаг мог активировать обжигающее светлое заклинание, прошла немного дальше. Двор имел форму очень вытянутого прямоугольника, в одном его конце громоздились остатки старых телег и бочек, а в другом были навалены обломанные грозой ветви деревьев, видимо дожидавшиеся своего часа для распила и складывания в поленницу. В стене напротив были ещё два ведущих в неизвестность прохода, а прямо между ними, в окружении небольшой клумбы, красовалась статуя Играсиль.
Юная беломраморная дева в скромной простой одежде постирала руку, благословляя каждого вошедшего. По крайней мере, так показалось Лиле. Наверное, потому что от камня исходило сияние, очень слабое, но, тем не менее, освещающее весь дворик. Две неживых женщины, светлая и тёмная, долго смотрели друг на друга. Трудно сказать, о чём думала Играсиль. Пожалуй, статуи, даже священные, вовсе не умеют думать. А у Амариллы, казалось, накопилась целая прорва вопросов и претензий, но они так и остались невысказанными.
Свет статуи не обжигал, не напоминал о застарелой ненависти и в этот раз вампирессе почему-то не хотелось начинать первой. Не потому что богиня в любом случае сильнее, это ей как раз ещё пришлось бы доказать, а потому что у них не нашлось ни единой причины для вражды. Играсиль оказалась похожа на Лину, свою служительницу. Такая же сострадательная и умиротворённая. Или может быть, это Лина похожа на неё.
"Волки едят овец, хоть овцы тому и не рады, - говорила она, - но только так можно избавить стадо от ущербных". Вампирессе тогда не понравилось это слишком примитивное сравнение. Между людьми и вампирами всё гораздо сложнее, но нельзя было не признать, что чаще всего детям ночи попадают в меню именно те, кто подвержен порокам, а благочестивых и есть-то не шибко хотелось. Пожалуй, устройство мира и взаимодействие Света и Тьмы ещё могли послужить причиной не одной долгой беседы, но сейчас делить им оказалось нечего.

+1

7

Какое увлекательное бы не было путешествие, рано или поздно оно закончиться и придется вернуться в свою повседневную реальность. После долгого путешествия, директор вместе со своей спутницей сидел в одном маленьком трактире, в темном углу, дабы не привлекать к себе внимание. На столе было не так много еды и выпивки, а внимание эльфов было приковано к толпе народа, которые бурно что-то обсуждали. В центре внимания была стройная и симпатичная девушка, которая с легкостью перепивала всех постоянных клиентов.
-Тьфу ты, очевидно же, что она использует какое-нибудь зелье. По своей природе, девушка не может столько пить и не хмелеть. - Выдала помощница и отвернулась в сторону окна, за которым шел сильный дождь. В свою очередь Аминар только слегка улыбнулся и продолжил любоваться чертами лица неизвестной девушки.
Через некоторое время девушка направилась на выход, а спутница уже минут так пять назад ушла в свои покои, делать было нечего, да к тому же любопытство сыграло в одном месте и эльф, взяв кувшин с водой, направился следом, пытаясь держаться на расстояние и не привлекать к себе внимание. Какого же было удивление, когда хрупкая девушка первым делом в такую погоду пришла на кладбище. Насторожившись, эльф потянулся за посохом, но нащупал только пустоту, ведь артефакт находился возле кровати. Оставалось только наблюдать, ведь что-то было здесь не так, и Аминар прекрасно чувствовал это.
Девушка по неизвестной причине не могла зайти в хрупкое строение, то ли она боялась, то ли была другая причина, но через некоторое время она  все-таки зашла в постройку. Ппрошло некоторое время, но никто из жилища так и не вышел, нечего не оставалось делать, как самому пойти на разведку. Набрав воздух в легкие, маг вышел из-за дерева и медленными шагами направился к месту, куда зашла девушка. Какого же было удивление, когда эльф не увидел никого в помещение, быстро осмотревшись, маг присел на стул, что стоял около стола.
-Чувствую, кто-то применил магию, вот только что это за магия и какие ещё сюрпризы меня ожидают, вот это и надо узнать. - Проговорил директор, и ехидно улыбнувшись, потер ладошки, встав со стула, Аминар направился в сторону своего ночлега, по пути вспоминая черты лица незнакомки, что смогла сбежать от него.
Пару дней назад до директора дошли слухи об использование черной магии, местные жители естественно сразу обратились к наемникам, дабы устранить проблему. Как оказалось позже, на самом деле источником "темной магии" являлась маленькая девочка, у которой внезапно проявилась магия, а обучать ее естественно было некому. Отдавать ребенка на растерзание директор не собирался, поэтому Аминар внушил наемникам и нескольким жителям, что проблемой являлось неизвестное темное существо, которое являлось каждую третью ночь. С горем пополам, гордым наемникам удалось уничтожить невиданную тварь. Решив не отправляться в дорогу ночью, маги с новоиспеченной попросились переночевать в приют Тишины. Успокоив и уложив ребенка в теплую кровать, директор вместе со своей помощницей отправился в трактир, дабы пополнить свои запасы продовольствия.
Какого же было удивление мага, когда он увидел во внутреннем дворе ту самую девушку, которую втихую преследовал, на лице снова появилась легкая улыбка. Определенно это были проделки богов, сняв капюшон плаща, Аминар поднял свой взгляд в небо и поблагодарил всех богов за выпавший шанс. Решив не наступать на одни и те же грабли дважды, маг использовал на себя ментальную защиту и сделав пару шагов вперед, тем самым выйдя из тени.
-Тут красиво, правда? - Улыбнувшись, проговорил эльф, пытаясь сделать голос как можно более дружелюбно. - Прошу меня простить, но я случайно стал свидетелем того как вы использовали неизвестную для меня магию, если Вас не затруднит, я хотел бы узнать, что это была за магия и как вы ее используете. Нет, Вы не подумайте, я Вас не заставляю, мне просто очень любопытно, уж больно слаб я на различные неизвестные магии. - Разведя руки в стороны, директор сделал два маленьких шага вперед, сокращая расстояние.

+1

8

Оторвавшись от созерцания статуи, Амарилла взглянула на незнакомца, а потом снова бросила взгляд в умиротворённое лицо Играсиль. Кажется, богиня нашла-таки способ с нею пообщаться. Правда, надо признать, способ довольно оригинальный, выбрав для этого, наверное, единственного мужчину, находящегося в женской обители.
- Тут сыро и холодно, - так же спокойно отозвалась вампиресса, - но рядом с нею, действительно, становится теплее. Не знаю, кто вырезал эту красоту, но его резцом явно водили боги.
Дождь лил как из ведра, плащ и платье Амариллы промокли и липли к телу, но не похоже было, что холод её действительно беспокоит. Невысокая рыжеволосая женщина стояла прямо, расслабленно расправив плечи, и теперь с интересом изучала незнакомца. От него просто-таки за версту разило магией и эльфами, а манера говорить выдавала привычку втолковывать что-то неразумным чадам, потому Лила предположила, что перед нею светлый жрец, проповедник и, возможно, целитель. Не самый скверный вариант, на самом деле. С проповедником можно поговорить и разойтись миром, в то время как паладины понимают только язык силы.
Обычно вампиресса прибегала к нему без малейших сомнений, но сегодня ей почему-то не хотелось этого делать. Наверное, не хотела отплатить неблагодарностью за приглашение под святой кров, а ведь одно неверное слово или движение и кровопролития не избежать. Потому Лила помедлила, прежде чем ответить на следующий вопрос, но в итоге всё-таки решила сказать эльфу правду.
- Магия, которой я владею, запрещена в этих краях, - тихо произнесла она, склонив голову набок. – Меня зовут Амарилла. Я здесь по делу, никому не причиняю вреда и не хотела бы, чтоб его причинили мне. - Она испытующе посмотрела на незнакомца и продолжила: - Но если вас заинтересовало какое-то из моих умений, то я с удовольствием продемонстрирую его снова, чтобы вы могли рассмотреть получше. Конечно, при условии, что это останется между нами.
Вампиресса говорила правду, хотя и в очень уж мягких выражениях. Не только вся известная ей магия, но и она сама одним своим существованием нарушала законы герцогства Греского. Впрочем, людские законы это одно, а факты – совсем другое. Как бы то ни было дурного Амарилла, действительно, не делала. И не собиралась, покуда никто не надумает её провоцировать.
- А как ваше имя, если не секрет? И что именно вы видели?

+2

9

†a¤Порой бывают такие моменты, когда смотришь на человека и возникает такое ощущение, что ты его где-то уже видел, вот только где именно, никак не можешь вспомнить. Именно сейчас такое чувство испытывал маг глядя на хрупкую девушку, которая пару минут назад держала мужчину на руках.
Хоть Аминар и был на светлой стороне, но на свой стыд Светлых Богов он знал очень плохо, да к тому же времени на их изучение было мало, ведь если появлялось свободное время, то лучше потрать его на точную науку. Еще когда эльф сам был студентом, он всегда старался как можно лучше провести время с пользой, ведь в дальнейшем все полученные знания могли пригодиться.
Тем временем в стороне, по коридорам забегали монашки бурча что-то себе под нос, периодически поглядывая на небо, ожидая что-то увидеть или услышать. Присматриваться эльф не хотел, так как каждый его взгляд вызывал у служительниц богини строгий взгляд, словно он совершил какой-то проступок.
Только Аминар собирался представиться и познакомиться поближе, как сзади появилась помощница, тяжело дыша и держа в руках магический посох.
-Господин, на горизонте показалось множество огней, по-моему это факелы наемников. И это еще не все, так же помимо людей виднеются катапульты и тараны, думаю они хотят взять штурм этот монастырь. - Внимательно выслушав помощницу, маг скинул с себя свой плащ, что ранее скрывал униформу персонала школы магии.
-Прошу меня простить, но я вынужден попросить Вас перенести ознакомление магии, на более позднее время. - Тяжело вздохнув, эльф взял из рук девушки свой посох и подойдя к Амарилле, тихо прошептал на ухо.
-Если ты не захочешь показывать свою магию всем присутствующим, то я пойму тебя, так же можешь не переживать на счет того мужчины, я сделаю все возможное, чтобы поднять его на ноги. Думаю я догадываюсь кто ты и чем ты владеешь. - Закончив говорить, Аминар направился на стену, дабы лично оценить ситуацию и придумать план действия. Хоть директор не понимал причину таких действий наемников, но на данный момент в этом строение находился человек, которому он пообещал держать неприятности подальше, а так же каким же может быть прекрасным мир и его обитатели. Возможно ребенок давно так сладко не спал, поэтому надо было сделать все возможное, чтобы этот сладких сон не был прерван, ибо последствия будут ужасающими.

+2

10

- И я смотрю, тебя это не пугает… - шепнула в ответ Амарилла, не без удовольствия придержав его за руку, потом отпустила и произнесла уже громче: - Спасибо. Это хороший человек, делающий нужное дело, будет жаль, если он покинет мир до срока.
Вампиресса мельком взглянула на девушку, пришедшую за эльфом, желая удостовериться в её реакции на этот довольно интимный жест. Лила выискивала ревность. И нашла, но не такую, какая вспыхивает, когда касаются твоего мужчины. Эти двое общались достаточно близко и доверительно, но едва ли были любовниками.
Она задумчиво улыбнулась, провожая взглядом эльфа. Странное дело, но здесь, даже узнавая о том, кто она, люди действительно не слишком-то пугались. Наверное, близость святилища действовала на всех успокаивающе и вампиресса снова перевела свой взгляд на статую Играсиль.
- Да уж… воистину неисповедимы пути твои, Светлейшая. Позвать на защиту своей обители эльфа и вампира. Иногда мне начинает казаться, что Имир и Рилдир подрались вовсе не из-за мирового господства, а из-за твоего внимания. Очень уж старательно и тот, и другой тебе помогают. Но нам же с моим создателем зачтётся, да? Ну, или хотя бы только ему. Я-то здесь по другой причине, ты ведь знаешь, – усмехнулась Лила.
Дождь лил как из ведра. Поняв, зачем её пригласили в замок и ничего не имея против такого расклада, Амарилла взбежала на стену по другой лестнице и укрылась в тенях, наблюдая за происходящим по обе стороны. Таковы уж вампирьи особенности, что даже на крепостной стене, где вроде бы совершенно некуда спрясться, мимо неё пройдёт десять человек и ни один не заметит, покуда она того не захочет.
Сквозь пелену дождя можно было рассмотреть чуть больше сотни тёплых розоватых силуэтов, пара чародеев средней руки, чьи ауры Амарилла чувствовала, но пока не могла определить их принадлежность к той или иной ветви магии, и действительно, какие-то приспособления для того, чтобы силой попасть в замок. Ни в строительстве крепостей, ни в их взятии вампиресса не разбиралась и для неё все эти громоздкие штуковины были похожи. Разве что таран она запомнила быстро и то только потому, что он вызывал какие-то эротические ассоциации.
По-хорошему, ей тут одно было мало. Так, на час-полтора развлечься. Это же просто люди. Маленькие, хрупкие, боящиеся боли. Уронить на них непроглядный мрак и переломать. Даже убивать не нужно. Сломанной руки или ноги обычно достаточно. Но если одна рыжая пигалица выкосит целый отряд это, пожалуй, будет выглядеть подозрительно.
Конечно, всегда можно сочинить для смертных красивую историю о том, как Играсиль прислала на защиту своих служительниц кого-нибудь из айрес. У них как раз похожие методы, разве что без штучек с тьмой. Но что-то подсказывало Амарилле, что не стоит афишировать своё здесь присутствие и бросать тень на сестёр из обители. Может именно для того и появился эльф из греской школы, чтоб она внезапно не передумала и не устроила тут демон знает что.
А наёмники тем временем почти подползли под стены. "Вот недоумки, - думала Лила, наблюдая за тем, как вязнут в грязи их неуклюжие механизмы. – Чтоб взять этот замок, достаточно десятка человек. Одному тихо прийти днём, прикинувшись больным, а ночью открыть ворота остальным и перерезать всех". Собственно, Лила держалась поблизости от обители, потому что опасалась – доброта жриц их и погубит. Но наёмники или хотели спектакль с приведением нескольких десятков женщин к повиновению небезызвестным способом, или прознали про появление эльфов и пошли другим путём.
Скорее второе, потому что в случае учинения безобразного разбоя герцогская гвардия их самих потом на воротах за причинное место вывесит. Если, конечно, сумеют кого-нибудь отловить и что-то доказать. На месте Мейха ход был бы неглупый. Натравить на монастырь каких-нибудь уродов, чтоб всех вырезали, а потом со скорбной рожей вступить в права владения пустым замком. Так он совсем не при делах окажется, да ещё и героем себя выставит, пообещав всех защищать. Но гадать Амарилла не любила, потому решила просто немного подождать и посмотреть, что будет.

+2

11

-Ваше каждое путешествие заканчивается одинаково, постоянно вы впутываетесь в какие-либо неприятности. Предыдущие директоры целыми днями сидели в своих кабинетах и подписывали какие-то бумажки, а вы . . . - Пробурчала помощница себе под нос, идя следом за директором. По сути она была права, может именно поэтому эльф не стал ей возражать, ведь он сам прекрасно все это понимал. Забравшись на стену, Аминар медленным взглядом оглядел любителей наживы. Судя по всему? кто-то очень богатый заплатил не малую сумму на всех присутствующих, ведь даже невооруженным взглядом было заметно, что здесь собрана не одна гильдия наемников. Это было заметно во всем, начиная от боевых построений, заканчивая экипировкой. Те гильдии что считали себя профессионалами данной профессии, быстро выполняли приказы, каждый знал свое место и свою роль, каждый воин провел не один десяток боев и сам прекрасно понимал, что от него нужно. А те гильдии, которые были на самом "низу профессиональной лестницы" ввели себя безалаберно, все их действия были ленивыми и неуклюжими. Как повелось такие "работники" не придерживаются негласным правилам и с радостью воткнут нож в спину товарищу. Если с первыми уже нельзя будет договориться после найма, то со вторыми можно будет спокойно договориться об предательстве, если конечно заплатишь больше, чем им заплатил предыдущий хозяин. Помимо всего этого большую роль играет еще одна персона, а именно тот человек, что будет возглавлять всех собравшихся, от него зависит успех миссии, ведь только ему решать как вести бой.
На секунду на лице эльфа появилась улыбка на все лицо, ведь от одной только мысли, что здесь может показаться новая магия у него по телу бежали мурашки. Но улыбка моментально пропала, как только показался эскорт  для переговоров. Как и ожидалось возглавлял ее человек в сияющих доспехах, весь из себя такой галантный и красивый.
-Меня зовут Франт Фон Клейст, я возглавляю все эту огромную армию и перед тем как начать сражение, я хотел бы предложить Вам свои условия, которые подойдут для обоих сторон. - Но на слова этого рыцаря так никто и не ответил, а собственно отвечать даже было некому, ведь это женский монастырь, где по сути мужчин быть не должно, а из оружия монашки держали только разве что нож для еды.  Тем временем со стороны нападающих послышались угрозы, о том что будет со всеми кто нашел приют в монастыре и о том что с ними будет после того как все они надоедят. На лицах женщин сразу появились слезы, некоторые из них даже перестали что-либо делать и свалились на землю, смотря себе под ноги.
После недолгой тишины снова послышался гогот третье сортных наемников, но вскоре он прервался криками и лязгом метала. Увидев всю эту картину, Аминар решил не стоять в стороне и воспользовавшись немного своей силой подчинил одного из наемников и заставил его наброситься на ближайших соратников, сея хаос в рядах неприятеля. Марионетка смогла убить только двух товарищей, что стояли вблизи, после этого директор оборвал ментальную связь, ведь итог был и так очевиден.
-Видят все Боги, я хотел по миру разойтись, но судя по всему этому не суждено быть.

Отредактировано Аминар (26-06-2018 17:44:20)

+1

12

А эльф-то, оказывается, не так прост. Амарилла мысленно потирала ладошки, предвкушая веселье. Она не могла взять под контроль чужой разум на таком расстоянии, но обрывки мыслей слышала и мысли эти вампирессе не нравились. Поделом ублюдкам. Хотя, традиционно принято считать, что светлые, даже владеющие оружием и знающие опасные заклинания, все как один мирные существа и до последнего будут избегать кровопролития. Пожалуй, раньше так оно и было, но чем дольше жила Амарилла, тем меньше встречала подобного.
Рилдир молчал, лишившаяся контроля Тьма расползалась по миру и давала всходы даже в самых чистых сердцах. Защитники от света всё чаще становились убийцами и палачами, а тёмные созиданья поняли выгоду умеренности и сдержанности. Холодный расчёт и рациональность выглядели всё более привлекательно на фоне одержимости всеобщим благом, ради которого можно принести любые жертвы, и лишившиеся конкуренции приверженцы Света сами уничтожали доброе имя поборников справедливости.
Но таковы были не все. Среди общего тихого смятения на стене появилась ещё одна фигура, от которой так и веяло уверенностью и спокойствием. Полноватая женщина в коричневой рясе с убранными под промокший белый платок волосами будто подарила всем присутствующим надежду и даже дождь, казалось, поумерил свою ярость в при её появлении.
- Лина, - вампиресса вышла из тени по правую руку от жрицы.
Та повернулась и несколько мгновений они молча смотрели друг на друга.
- Лила? – наконец, удивлённо произнесла она.
Боги даровали матушке Лине невероятно долгую жизнь, но годы не пощадили её, в то время как Амарилла за тот же срок совершенно не изменилась и узнать её было намного проще. Время потребовалось скорее на то, чтобы поверить в присутствие вампира в святой обители. И, когда это произошло, рыжая радостно улыбнулась.
- Она самая. Здравствуй, Светлейшая. Мне казалось, что служить добрым богам, это скука смертная, а у тебя тут  вон как весело. Ну, я не удержалась и заглянула в гости. Ты же не против? – Она хищно глянула на топчущихся под стеной наёмников.
- Не против, но хочу напомнить, что добрые боги не одобряют напрасного насилия.
- А не  напрасного? – встрепенулась Лила. – В воспитательных целях. Потому что ходить на свидание к монашкам, компенсируя скромный размер пипирьки стенобитными орудиями, тоже как-то не совсем по их заветам. – Матушка удручённо вздохнула и вампиресса покорно склонил голову: - Ну ладно, ладно. Никакого насилия. Над людьми, по крайней мере. У тебя есть коза? Давай я её зарежу и вся эта "доблестная армия" разбежится по кустам, ослабнув желудком. Или лучше пусть будет чесотка. Когда всё тело под доспехом зудит, быстренько станет не до войны с бабами.
Амарилла вроде бы говорила негромко, но поставленный для заклинаний голос далеко разносился в прохладном воздухе, так что её измышления прекрасно слышали и по ту, и по эту сторону от стены. Наёмники оскорблённо загалдели, над головами женщин свистнула пара пробных стрел.
- Миротворец из тебя так себе, - с укором произнесла матушка Лина, доказывая, что и светлые жрецы способны на сарказм.
- Ага, как из дерьма арбалетный болт, - согласилась Амприлла. – Но не кажется ли тебе, что некоторые вещи прощать не стоит? Ну, или хотя бы прощать их не сразу, а после хорошей порции палок, чтоб впредь неповадно было так делать. – Очередной тяжёлый вздох Лины подтвердил правоту вампирессы и та удовлетворённо кивнула. - Ну вот, значит так и поступим. Уводи отсюда своих любопытных сестричек. Пусть отдыхать ложатся, а мы тут сами разберёмся. – Она хитро взглянула на светлого и мысленно произнесла, чтобы никто кроме них двоих не мог услышать или вмешаться в беседу: - Что скажешь, господин эльф, сумеют два не самых последних мага отстоять маленький замок?

+3

13

Хоть численный перевес и был на стороне атакующих, но вот только исход боя до сих пор был не понятен, ведь директор вместе со своей помощницей, мог справиться с большой частью неприятелей. Да к тому же эльф чувствовал, что Амарилла тоже обладает не маленькой силой, Аминар уже встречался с человеком, чья магия вызывала такие же ощущения. Рулан, так звали человека с которым эльф встретился на пути к городу Эмилькон, человек оказался магом-некромантом и от его магии возникали такие же ощущения, что сейчас эльф испытывал при недолгом нахождение возле Амариллы.
Дождь потихоньку начал сбавляться, а спустя некоторое время вообще перестал лить, небо осветили множество звезд и полный диск луны. Легкий ветерок прокрадывался сквозь свободную одежду, а по телу моментально побежали мурашки, вот только от ветерка или от предстоящего боя было не ясно. Где-то в стороне послышались вой волков, видимо стая собралась на охоту, неожиданно возникло неприятно ощущение.
-Сегодня полнолуние, а теперь еще этот вой, вот только оборотней нам еще не хватало. - Снова пробурчала себе под нос помощница, словно читая мысли Аминара. Маг лишь довольно улыбнулся и провел кончиком языка по верхней губе, словно слизывал каплю крови. В такие моменты эльф вызывал страх у своей помощницы, ведь порой во время боя он становился словно неуправляемым, с первого раза и не поймешь, за светлую ли он сторону.
С каждым разом вой волков становился все громче и отчетливее, до тех пор пока из-за деревьев не показались волки, численность которых разглядеть было невозможно. С каждой секундой их становилось все больше и больше, а во главе стаи стоял самый большой, белый волк, являющимся альфой.
Переведя свой взгляд на свою новую знакомую, директор свободной рукой почесал затылок, на его лице можно было разглядеть небольшую растерянность.
-Эм, надеюсь это твои хорошие друзья, которые просто вышли прогуляться после сильного дождя, подышать свежим воздухом и заодно проведать тебя. - Снова улыбнувшись, маг перевел свой взор на делегацию, которая судя по всему, тоже не ожидала такого поворота событий. Главный рыцарь что-то шепнул на ухо одному из сопровождающему, после чего подчиненный помчался назад в лагерь. Добравшись до лагеря он во все горло начал оповещать всех наемников о новом указе, после чего несколько гильдий развернулись в сторону новоприбывших гостей, тем самым прикрывая своих товарищей от возможной атаки со стороны животных.
Даже сейчас маг все еще думал, что они втроем смогут спокойно защитить замок, не смотря на новые обстоятельства, ведь их сила был не в количества, а в мастерстве. Сейчас стало все еще легче, ведь теперь надо всего-то стравить две стороны лбами, а уж оставшихся добить и отправиться спать.
-Ну что же, судя по всему, Вам выпал хороший шанс продемонстрировать свои силы, а уж дальше я Вас поддержу. Ну если конечно это понадобится. - Произнес эльф слова по мысленной связи при этом внимательно наблюдая последующие действия девушки, ведь до сих пор ему было любопытно, какой же магией она обладает.

Отредактировано Аминар (30-06-2018 23:11:35)

+3

14

-Во имя Имира, они что, серьезно собираются нападать на монастырь? Да тут же целая армия. И против кого? Женщин и прихожан?! И что нам с этим делать?
-А что сказал Манфред?
-Манфреда тут нет! Он тогда не знал, что мы даже не успеем. Я думал – устроит переговоры. Может как припугнет этого князька. Но воевать против армии?!
-Густав, заткнись уже! У нас есть приказ. Хочешь ты, или нет, а я буду его выполнять!
Олаф окинул взглядом всех присутствующих. Сейчас он был самым старшим из всех, и бремя командира ложилось на его плечи. На него были устремлены напряженные взгляды его братьев, да и сам Олаф испытывал страх перед предстоящим. Однозначно, сражения было не избежать. Или избежать? Может быть, Манфред и знал, как, но его тут действительно не было. А что умел Олаф? Олаф умел держать дисциплину, отдавать приказы и вести бой. Он умел решать проблемы, но не избегать их.
-Нас ждут, на нас надеяться, братья. Неужели честные братья опозорят себя тем, что обманут друзей? Обманут своего капитана? Всю свою жизнь я думал, что ввел в бой благородных мужей. Так не заставляйте меня в вас разочароваться. Вы со мной, братья?
Последовал неловкое молчание. После чего отозвался Густав, устремив взгляд на вздымающиеся вдалеке стяги.
-Будь ты проклят Олаф со своей честью. Мы столько уже с нею натерпелись. Но чтож, не зря же я все терпел. Я с тобой. Мы все с тобой. Вот только как ты собираешься победить?
-Тем, что нас тут никто не ждет.  У нас есть неоспоримое преимущество в виде внезапности, а также святой силы.
-Это как?
-А так. Кто-бы что не говорил, а нападать на храм бога-воителя, сохраняя душевное спокойствие, довольно проблематично. Нам надо просто еще сильнее подорвать их боевой дух, и тогда мы сможем отстоять стены, даже имея соотношение 10 к 1.
-Но у нас нет даже такого соотношения?
-А ты уверен, что на помощь божественной твердыни никто больше не придет? Мало по миру святых орденов, готовых заступиться за монашек? Помимо нас, конечно.
Олаф усмехнулся, еще раз окинув взглядом свой отряд.
-Манфред рассчитывает на каждого из вас. Он нас никогда не подводил – так и мы не подведем его. Мы и так опозорили себя тем, что не спасли его брата. Так пора бы смыть с себя этот позор. А теперь слушаем мой план:..
Решено было поделить отряд на несколько частей. Первый, под видом наемников, записался в стан врага с целью устроить диверсию – пара вышедших из строя боевых машин навела бы шороху на атакующих святое место. Еще часть должна была скрытно проникнуть в монастырь и попытаться вычислить всех засланных вредителей, а с началом штурма помочь организовать защиту стен. Основная же группа укрылась в лесах недалеко от монастыря. Их задачей стал бы удар в тыл по тому участку, где начался бы прорыв укреплений. При условии, что в монастыре было кому держать оборону.

***

-И Фекла.  – вытянул тихо Берин, погрузившись в свои раздумья.
Тревога его было тоже передалась Манфреду, но тут, сквозь пелену дождя он увидел то, на что раньше не обращал внимание – вокруг монастыря, словно мошкара вокруг костра, начинали роиться огни факелов. С каждой минутой их становилось все больше, появляясь как из-за деревьев или холмов, так и возникая среди остальных.
-Имир всемогущий. Да тут целая армия!
-Зато мы наконец узнали, что нас тут ждет. Чтож, поспешим – мы и так заставили себя ждать.
Пытаясь скрыть свой страх перед Берином усмешкой, Фред пришпорил коня, высоко подняв свой стяг. Хотя он и не знал всей ситуации, юный капитан был уверен, что впросак он не попадет. В своих людях он был уверен – они уже готовились к бою, не дожидаясь своего командира. А раз вокруг стен монастыря скапливались солдаты, значит у настоятельницы Лины имелся план – не стала бы она рисковать жизнью прихожан и монашек ради массива из камней и дерева. По крайней мере, Манфред на это рассчитывал.
До стен монастыря-замка Фред с Берином добрались как раз в тот момент, когда к воротам на переговоры выехал представитель атакующий стороны. А вот со стороны защищающихся так никто и не показался. Значило ли это, что все таки Лина отчаялась защитить свой дом, или все таки она придерживалась своего плана? В обоих случаях появление Манфреда могло спутать все карты. С другой стороны, должен же был хоть кто-то принимать капитуляцию? А если таких не было, значит, кто-то готовился защищать стены. А кто это мог быть, если не его собственный отряд?
-Берин, поднимай стяг выше. Пусть все видят, что это место под защитой “Честных братьев”!
Фред потом будет долго удивляться тому, как быстро и без долгих колебаний он принял это решение. Принял его, не зная, что ему ответят ни Лина, ни его подчиненные, ни кто-либо еще.  Он не до конца осознавал, чем он руководствовался в тот момент. Но тогда это было настолько ясно, что представить себе другого решения Манфред просто не мог. И, собравшись с мыслями, он отправился навстречу рыцарю, что вел за собой войско Корзо.
-Меня зовут Франт Фон Клейст, я возглавляю все эту огромную армию и перед тем как начать сражение, я хотел бы предложить Вам свои условия, которые подойдут для обоих сторон.
Поначалу взгляд этого Франта был направлен на крепостные стены. Поэтому появление рыцарю по другую сторону его явно озадачило – он начал перешептываться со своей свитой,  затем устремил свой взгляд на Фреда.
-Мое имя Манфред из рода Айген, лорд Залесья, хранитель чести и капитан “Честного братства”. Это место находится под защитой бога-воителя Имира, и от его лица я буду вести с тобой переговоры! – в каждое свое слово Манфред вкладывал как можно больше пафоса и уверенности, стараясь задавить противника морально – бой уже начался, и необходимо было убедить противника в том, что он уже проигрывает. – Скажи мне, Франт Фон Клейст, по какому праву ты посягаешь на святые земли нашего бога? Что дало тебе право нарушать божественный закон? Быть может, тебя и твое войско хранит Рилдир, раз ты не страшишься гнева бога-воителя? Если нет, то я боюсь за тебя и твое войско –  их постигнет участь, гораздо страшнее, чем смерть.
Примерно же в это время, словно в подтверждение его слов, в стане врага случилась суматоха – Манфред лишь краем глаза заметил, как между наемниками завязался бой, в результате которого погибло примерно три человека. Быть может,  то действительно был божественный замысел?
-Послушай меня, благородный фон Клейст – никакое золото не покроет тебе того греха, что ты вот вот возьмешь на себя. Даже если ты останешься жив, ты никогда не избавишься от клейма еретика. Ты будишь бояться смерти – ведь за твою душу не поучиться не один бог. Ни за тебя, ни за твое войско. Более того, что скажет о тебе герцог Гресса? Понравится ли ему, что в его государстве устраивают грабеж и насилие в святых местах? Нет – гнев герцога не оставит вас в покое, пока все вы не окажитесь на виселице. Одумайся, пока не поздно. Разверни свою армию!
То, что произошло дальше, не поддавалось логике Манфреда. Дождь, не прекращавшийся до сего момента, неожиданно закончился, и из-за туч показался свет полной луны. Вдалеке раздался волчий вой, затем ближе и ближе. В какой-то момент начали раздаваться команды в стане врага, и один из флангов начал перестраиваться, явно застигнутый врасплох внезапной атакой. Неужели союзники? “Нет, делай вид, что так и должно быть. Что так и спланированно!”
-Франт фон Кельт, мы не принимаем капитуляцию. Более того, мы выдвигаем встречное предложение снять осаду. Ваше слово, благородный рыцарь?
Манфред внимательно смотрел на своего противника, не отрывая взгляда от его глаз, стараясь не обращать внимание на шум, на стены или вообще на что-бы то не было. Враги должны были поверить в то, что говорил Манфред – а для этого в это надо было верить самому.

+2

15

Во внутреннем дворе замка ещё топтались сестрички и способные ходить больные и старики, о которых те заботились. Лила смотрела на них и с одной стороны могла понять Корзо, слабые – обуза, бессмысленная трата сил и средств, от них нужно избавляться, но с другой, разве он не понимал, что сам когда-нибудь станет таким же. Вельмож тоже ломала болезнь и сгибала старость, а вместе с ними приходят слабость и нищета. Может даже участь стариков в этом приюте, не имеющих ничего, кроме одежды и миски похлёбки, окажется лучше, чем его собственная. Ведь в старости много не надо и, право, лучше жить среди таких же, как сам, под присмотром добросердечных жриц, чем быть отравленным из-за наследства собственными отпрысками. Впрочем, люди очень странные созданья. Они могут всю жизнь убивать, насиловать, грабить, а под  конец явиться к богам с никому не нужным, бессмысленным раскаянием. А боги ещё чуднее, ведь они ж таких ещё и прощают.
- Дамы вперёд, да? - вампиресса облокотилась о зубец стены и недовольно обозрела то, что происходит внизу. – Хорошо бы, но, похоже, это не понадобится. Сегодня обойдётся без магии и без жертв. Ну… почти.
Переговорщик у маленького отряда, что осмелился вступиться за монашек, оказался красноречивый. Конечно, пугать здешним герцогом пришлых наёмников, которые сегодня здесь, а завтра перешли через границу и поминай как звали, это так себе затея, но сама идея попугать Амарилле понравилась. А когда появились волки, она придумала и чем будет пугать.
Оборотней вампиресса не любила, пожалуй, чуть меньше, чем дроу и демонов. Нет, конечно среди каждого народа встречались вполне приемлемые и даже интересные экземпляры, но в основной своей массе эти создания вызывали у неё глубокую неприязнь. Откуда они взялись, тоже пока оставалось загадкой. Почему-то первым делом Амарилла подумала, что матушка Лина в своё время успела прикормить и этих хвостатых, но, так или иначе, а появилась стая как нельзя кстати.
Вампиресса отступила в тень и исчезла с глаз, а вышла уже под стеной, прямо позади разворачивающихся навстречу волкам отрядов. Она ничего не делала, ничего не говорила, напротив, ненадолго перестала прилагать усилия и сдерживать свою истинную сущность. Девять столетий крови, смерти, боли и страха, своего и чужого, изменили её до неузнаваемости, ничего не оставив от прежней человеческой женщины. Люди вокруг почувствовали, что рядом с ними находится нечто такое, с чем в сумерках лучше не встречаться, и пожалели, что выбрали временем нападения ночь.
Оборотни так и не добежали до своих предполагаемых противников, потому что те бросились врассыпную. И даже стадный инстинкт не помог. Толпой ведь всегда легче. Но сейчас чувство локтя сработало против них. Стоило испуганно заблеять одной овце, как паника передалась и остальным. Тут-то все вспомнили, что пришли с оружием не просто к сборищу калек, стариков и женщин, а к воротам обители бога. Хотя боги не имели к происходящему практически никакого отношения.
Что удивительно, оборотни вампирессу не испугались. Впрочем, эта братия всегда была достаточно крепка духом. А потом Амарилла разглядела белого вожака с чёрным пятном на груди, которое когда-то сама там оставила. Раскинувший крылья и выставивший когти ворон грозил лишить глаз любого, кто вздумает покушаться на её имущество. Вот только, во имя Тьмы и Ночи, как же это имущество оказалось здесь? Когда-то отловив Белого в Сгирде за убийство, Лила просто клеймила его и отпустила на все четыре стороны. Оборотень был молод и дик, да и ей, в общем-то, не нужен, потому тратить силы на его воспитание она сочла лишним. Зачем, если жизнь сама обломает? Не обломала, видимо.
Встреча двух давних врагов вышла короткой. Они едва взглянули друг на друга. Этого оказалось достаточно, чтоб Амарилла поняла, что стая пришла не по её душу. Потому вампиресса просто развернулась и с шутливыми завываниями побежала вместе с ними. Оказывается, дюжине оборотней, одному эльфу, одному вампиру и капельке усиленного тёмной магией ужаса вполне по силам разогнать пару сотен вооружённых людей. И только когда стая достигла кучки защитников крепости, оборотни встали как вкопанные, натолкнувшись на невидимый, но всё же хорошо ощутимый барьер.
Не то чтобы люди были нужны Амарилле, но из чистого любопытства она приблизилась и коснулась щита, пытаясь определить, кто же в отряде способен на такую сильную магию, а потом подняла голову и увидела на стене матушку Лину. Жрица тоже не знала, что затеяли тёмные, и видимо, не надеясь на их здравомыслие, решила уберечь своих защитников от близкого знакомства. Амарилла только улыбнулась этой предусмотрительной осторожности и повернулась к окружающим её оборотням.
- Что тебе нужно? – молча спросила она, глядя в глаза Белому.
- А то ты не знаешь, - был ответ.
Вампиресса не знала, но догадывалась. Раб, которого в любой момент могут найти и уволочь в Тёмные земли, не может водить стаю, не может взять себе женщину. Он не принадлежит себе и ему не может ничего принадлежать. Амарилла задумалась, хорошая ли это сделка – за один вечер веселья отдать то, что ей, в общем-то, никогда не было нужно, и решила, что цена её устраивает. Раскинувший крылья ворон исчез с груди белого волка и вампиресса неопределённо повела рукой, мол, не желает ли её бывшее имущество попросить чего-нибудь ещё. Оборотень не желал, скорее всего, он предпочёл бы вообще больше её никогда не видеть и волки умчались обратно в ночь, исчезнув где-то за дальними деревьями.
Дождь кончился, тучи разошлись и под светом луны стало возможно оценить, в каких же прекрасных местах расположен превращённый в обитель замок. Пахотные поля, невысокие холмы и пастбища расстилались насколько хватало глаз, можно было даже разглядеть крыши притихшего по ночной поре Шоддана. Амарилла осталась одна лицом к лицу с отрядом солдат, откровенно забавляясь мыслью о том, что это их пришлось защищать от неё, а не наоборот.
Могло показаться, что дела её здесь окончены. Но замок и его обитатели пока ещё не были в безопасности. Эта ночь для них пройдёт спокойно, но Франт Под Куст и его наниматель едва ли так легко отступятся от своих планов. Грубая сила не возымела эффекта и теперь жрицам, скорее всего, предстояло столкнуться с хитростью. Но это будет после, а пока Лиле лучше всего было вернуться в деревню. Всё же, гостеприимством светлых богов не стоило злоупотреблять.
- Буду рада видеть вас снова, господин эльф, - раскланялась Лила и, более ничего не говоря, исчезла в портале. Если что, он и так знал, где её найти.

Отредактировано Амарилла (22-08-2018 20:45:27)

+3

16

Наконец-то граница Греса. Весьма долгое, а оттого и утомительное, путешествие с севера обратно домой постепенно подходило к концу. По правде говоря, еще надо было добраться до Скалистых гор, но по сравнению с общим путем, это уже казалось легкой прогулкой. Дракон мог куда быстрее просто пролететь этот путь, но в этот раз он был не один, а оставлять спутников и груз не было никакого желания.
По дороге двигалась закрытая повозка. На самом деле, это было карета, с которой сняли золото и прочую "мишуру", чтобы та не сильно выделялась. Управлял ею, как и положено, кучер, а сопровождали двое вооруженных всадников. Да, может не самая неприметная процессия, но и с виду не подумаешь, что там, к примеру, крупный груз золота.
Внутри было двое "человек". Первый - лорд де Маллеус, который и затеял все это путешествие. Второй же была девушка, по ее же словам, полуэльф. Да да, именно по ее словам, потому что значился среди ее имущества весьма занятный амулет, защищающий от ментальной магии и не дававший дракону разузнать о ней все и сразу. Конечно, Освир мог бы позвать друзей-архимагов по менталу и пробить этот блок, но Альцеста (а так звали девушку) ни разу не заслужила к себе такого отношения. Она была умна, способна, полезна и не раз это доказывала, именно поэтому она принимала участие во всем действе (дракон бы никогда не взял с собой на подобное мероприятие того, кому не доверяет).
Везли они вещь довольно важную. Нет, не могущественный артефакт, но предмет ценный: древний потир довольно крупного размера и не менее крупной стоимости. Нашли они его далеко на севере в забытом всеми богами и людьми храме, который все считали давно потерянным. Теперь дорогая вещица могла стать неплохим инструментом: можно было улучшить отношение с правителями или жрецами, можно было использовать в интригах, можно было просто положить в драконью сокровищницу - ценная вещь, почти реликвия везде пригодится. Единственный вариант, который не рассматривался - элементарно продать. Миссия по поискам была успешно выполнена, и добытчики возвращались обратно, решать, что делать с трофеем.

Правда, было одно препятствие - осень. Дороги пришли в, мягко сказать, негодность, так что, возможно, на этой территории придется задержаться. Хотя кто знает, вдруг удастся проехать. Но это все были предположения. А еще темнело и надо было где-то остановиться.
Места дракону были знакомы - владения одного почившего барона. Бывший владелец земель был неплохим человеком, а магом и ученым - еще лучшим, они с Освиром даже были знакомы, не то, чтобы друзья навек, но и не абсолютно чужие друг другу. Позже, до золотого дошли слухи, что в замке барона открыли приют. Наследников дворянин не имел, так что это было вполне возможным.
Теперь осталось выбрать, где переночевать. В поселке наверняка есть таверна или постоялый двор, также был вариант попросить крова в самом замке, вряд ли сестры откажут странникам. Раздумий особо не было - в замке надежнее, да и тамошние обитатели внушали доверие куда больше, чем все остальные.
Как и ожидалось, сестры не отказали, так что вся группа успешно расположилась в стенах бывшей баронской резиденции. Тот самый сундук с тем самым предметом находился в данный момент под кроватью одного из сопровождающих всадников. Таким образом, он выглядел как обычный вещевой сундук, и случись что, никто не обратил бы на него внимание, как если бы сам дракон все время держал бы его при себе.

Ночь была спокойная и не очень холодная, а спать почему-то не хотелось.
- Альса, а вот скажи, если бы только ты решала, что делать с находкой, как бы ты поступила? - спросил Освир, устроившись на небольшой деревянной скамейке недалеко от главных ворот. Иногда, чтобы принять решение, неплохо послушать мнение остальных, а эта девушка была отнюдь не глупа. Даже больше - она была эдакой головоломкой, к которой не влезешь в мысли, но в то же время, ей можно доверять.
Вообще, она оказалась в рядах драконьих соратников при весьма необычных обстоятельствах. Встретился как-то дворянин, у которого она тогда служила, с Освиром. Дела они обговорили и решили скоротать вечерок за игрой в карты. Ну дракон и выиграл. Правда, на второго игрока, похоже, напал внезапный азарт, и он поставил ни много ни мало одну из своих служанок, мотивируя это тем, что мол золотой всегда ценил токовых работников, умеющих вести дела. Ну дракон и опять выиграл. Странное, конечно, событие, но в конце концов, речь шла о сотруднике, а не о рабыне. Альцеста могла в ту же минуту развернуться и уйти, силой держать ее никто бы не стал. Так что, технически, это была просто весьма необычная смена работы. Проявляла она себя хорошо, жалование получала исправно, а задумала бы солгать - так это сразу стало бы ясно, тут, можно сказать, сработало бы природное чутье золотого. Но все было хорошо, и способной девушке можно было доверить куда более серьезную и интересную работу, чем перекладывание бумаг, коих в замке Освира скопилось великое множество.

Со скамейки, на которой сидел дракон, было видно, как в замок вошли трое людей и о чем-то разговаривали с одной из сестер. Слышно было не очень хорошо, но отдельные звуки долетали. Судя по всему, двое из них были монахами, давшими обет молчания, а третий - их сопровождающим. Просили они все того же - ночлега, который, разумеется и получили, потому как не могли сестры отказать братьям по вере. Надо сказать, золотому троица не понравилась. Для себя он пометил, что надо бы в их мыслях кое-что посмотреть потом. Возможно, это просто паранойя обострилась, а возможно - природное драконье чутье.

Отредактировано Освир де Маллеус (19-08-2018 07:21:11)

+3

17

Она почти закончила со своими прямыми обязанностями. Дорога дорогой, а служба службой. Быть может именно в дороге, имея возможность не распылять своё внимание на домашние хлопоты и уборку, ограничившись только заботой о том, чтобы её господин всегда имел чистые перчатки, проветренный камзол и начищенные сапоги, она получила больше времени для себя любимой и своих беспокойных мыслей.

Нет, поездка сама по себе не была для неё сложностью. Да, было приятным и неожиданным то, что хозяин из всей прислуги взял с собой именно её. Это было показателем доверия, высокой чести и немного льстило ей как служанке и как женщине. Да, она была просто в восторге, когда их путешествие завершилось успехом и без лишних неожиданностей. Но чем более они продвигались обратно, к Гресу, чем дольше в их вещах ехала эта драгоценность прошлого, тем более тревожными становились измышления молодой помощницы лорда де Маллеуса. Разумеется, о своих опасениях она молчала, как того и требует приличие и долг, но от того не становилось легче, даже наоборот. В какой-то момент чаша её терпения переполнилась и она чуть было не сорвалась, не пошла к лорду и не высказала ему залпом всё, что думает об этой вещи.

От этого безумного и непростительного поведения её удержал старый и проверенный способ - дневник. Она взялась за то, к чему не прикасалась уже многие месяцы, с того самого момента, как её судьба так странно и резко изменилась, перебросив её на службу к Лорду. Тогда в дневник было записано много горьких слов, ведь куда, как ни на бумагу девушке можно было выплеснуть свои переживания? И всё же, даже ему веры не было. То, что было в её мыслях, принадлежало только ей, она это знала и благодарила отца, за тот подарок, что он ей сделал на совершеннолетие. Но то, что предавалось бумаге, уже не было её сокровенной тайной, посвящённой в которую оставалась только она, это было что-то изменчивое. Что-то, что может её предать, попав не в те руки. И тут снова ей пришёл на помощь отец - некогда он выучил её очень хитрому способу шифрования. Даже если кто-то догадается, что это шифр, и сумеет перевести его, вряд ли бы он догадался, что слова, да и целые предложения, можно прочитать не только слева направо, но и справа налево и лишь тогда открывается подлинный смысл написанного. Именно за этим занятием пару раз заставал её Лорд и она не скрывала, что это её личные записи, но и не особенно стремилась афишировать их.

И вот сейчас, когда они нашли себе ночлег, когда она почти закончила с подготовкой его комнаты к отдыху: разобрала, проветрила платья, что были приготовлены в дорогу, вещи имеют свойство залёживаться в сундуках и ткань их быстро портится и теряет свой вид, да и пахнуть они начинают не очень приятно; приготовила его платье, для отхода ко сну, она позволила себе спуститься во двор и уведомить об этом самого Лорда. Приближалась она к нему тихо, из-за спины и чуть слева, чтобы её видели и обращение её не стало неприятной неожиданностью.

- Мой Лорд, я приготовила Вам постель.- Оповестила она, как только приблизилась на положенное расстояние. Такое, чтобы разговор их оставался почти приватным и всё же, не походил на что-то иное, нежели на обычное общение слуги и господина. - Как вы просили - к половине двенадцатого.
Она стояла почти неподвижно, держа в одной руке небольшую лампаду, что прихватила из комнаты Лорда, а второй придерживая платок, покрывавший её голову и плечи. Всё таки осень - темнело достаточно рано, а видеть в темноте она не могла. Вместо ожидаемого ответа о том, как скоро он пойдёт к себе, она получила новый заряд тревоги.
- Альса, а вот скажи, если бы только ты решала, что делать с находкой, как бы ты поступила?
Выражение лица её не изменилось ни на долю мгновения, не дрогнула ни одна мышца, не расширились глаза. Всё было так, как её выучили, но вот сердце... Оно сейчас замерло, пропустив несколько ударов и через какое-то мгновение ринулось с безумной скоростью нагонять упущенное. 

"Ну! Вот он твой шанс, глупая! Тебя ведь спросили! Теперь не надо метаться из угла в угол, пачкать бумагу чернилами и рвать на себе волосы в поисках решения этой неразрешимой задачи! Скажи ему! Ведь он спросил! И занять у него пол ночи на высказывание своих глупых измышлений? Кто ты такая, учить его, женщина? Кто ты такая, делать выводы и ворочать такими тонкими и сложными материями, Альцеста? Ты - прислугаа. Так и будь ей. Не суй свиное рыло в калашный ряд. Какое ему дело, до твоих бредней о том, что вещь эта не принесёт ничего, кроме горя, потому что люди глупы и алчны? Что эта вещь может посеять вражду, просто одним своим присутствием в мире людей? И что, если поднести её одному, кому бы то ни было, всегда найдётся кто-то, кто оскорбится, что поднесли не ему, или же просто какой-то смутьян, что захочет присвоить её? Какое ему дело до твоих глупостей о том, что лучше бы эта вещь вообще не была бы найдена? Ведь это просто бред женщины! Успокойся."
Она чуть склонила голову на бок, внимательно посмотрев на Лорда и точно бы пыталась уловить какой-то подвох в его вопросе или жестах, но нет. Их не было, ему действительно хотелось знать что она думает о вещи, что они везли.

- Простите, мой Лорд, я долго размышляла над этим, почти с момента как Вы нашли эту вещь, но я не смогла найти для себя такого решения, которое бы удовлетворило меня полностью.
Не смогла найти решение? Что ж, по крайней мере, там не банальное желание богатства.
- Значит, решения были? Пусть не идеальны - но были. Какие же, если не секрет? - даже если Альса сейчас не выдаст чудо финансовой мысли, то, что она скажет все равно будет важно. Для дракона. Которому были интересны не только варианты распоряжения находкой, но и то, что все-таки скрывалось за ментальным блоком.
Она молчала. Молчала может быть чуть дольше, чем положено. На самом же деле она просто медленно и глубоко вдохнула, а затем так же медленно и так же глубоко выдохнула, чтобы не выдать своих переживаний всякими глупыми вздохами, охами и ахами. Ну и потом, требовалось ужать все те несколько листов измышлений, выложенных в дневниках, в несколько предложений, да так, чтобы они не потеряли всей сути, не изменили изначальный смыл и оставались легки и доступны к восприятию.

- Эта вещь, мой Лорд, слишком неоднозначна, чтобы принять по ней какое-то единственно верное решение. - Начала она спокойно и размеренно излагать свои мысли. - Простой человек увидит в ней не более чем большую дорогую чашу, которую можно выгодно продать и обеспечить себе и своей семье относительно недолгое, но безбедное существование. Человек, относящий себя к какому либо культу, может увидеть в ней как бесценное наследие своего культа, так и варварское творение культа противного его верованиям. Человек, положивший свою жизнь на исследование нашего мира, будет видеть в ней артефакт прошлого, историческое наследие предков. Человек, наделённый властью и деньгами - драгоценную, статусную вещь, обладание которой будет подчёркивать его личную значимость. - Она говорила всё так же спокойно, и всё же, кажется, она подходила к тому, что её тревожило более всего. Ведь даже несмотря на всю её выдержку и воспитание, она опустила глаза и чуть отвернулась, словно бы покидая своего собеседника или не желая смотреть на него.

- И каждый из них будет желать обладать этой вещью. Каждый со своей целью и со своими мотивами. Эта вещь для них и для её обладателя этой вещи, явится яблоком раздора, ссор или даже войн. Семена раздора, казалось бы, следует уничтожать, но в праве ли мы уничтожать наследие предков и собственную историю? Человек, не помнящий своих корней - дикарь и варвар, сидящий в пещере и пытающийся забить слона деревянным копьём. Поэтому я не могу вам сказать, какое решение я бы приняла, мой Лорд. - Она позволила себе пожать плечами, что можно было истолковать и как то, что ей просто прохладно. - Продать - не велика радость. Сохранить - есть риск, что за ней придут и нет гарантии, что придут с миром. Подарить кому-то - наверняка обидеть тех, кто хотел бы ей обладать, но кому вы не предложили. Уничтожить, как причину раздора - бесчестно и безответственно по отношению к живущим ныне и тем, кто будет жить после, к памяти людей и их самоопределению в мире.
Она замолчала. Совесть успокоилась, а вот выучка на прислугу, просто закрыла ручкой лицо и отрицательно качала головой, осуждая такое нарушение правил отношений лорд-слуга. Девушка опустила взгляд, старательно запихивая своё недовольство самой собой подальше.
- Но, надеюсь я не утомила Вас своими глупостями, мой Лорд.
Совместный пост с Освиром
[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

Отредактировано Рада (22-08-2018 19:45:31)

+2

18

Достойный был ответ. Альцеста оказалась права во многом: именно так потир бы и подействовал. Но все же дракон не стал бы затевать поиски, если бы знал, что трофей будет бесполезен.
- В общем-то, да, так дело примерно и обстоит. Вот только уж лучше она полежит у меня под замком, чем ею воспользуется кто-либо другой. Тем более, знаем про нее только мы двое и сопровождающие воины, да и если за ней кто-нибудь придет не с миром, то вряд ли у него что-то выйдет.
Особо серьезных потрясений потир бы не вызвал сам по себе, так что армию Короля Арисфея под стенами замка можно было точно не ждать. Но вот если ценную находку грамотно подать, то одни запросто могут невзлюбить других или даже наоборот - улучшить с ними отношения - смотря как разыграть. Вот ради этого вся экспедиция и предпринималась. Нет, не ради разжигания войны, а для того, чтобы ее, в случае обострения конфликта, предотвратить.
- Да и вовсе необязательно устраивать торжественную церемонию вручения чаши. Если так сделать - ваш сценарий разыграется как по нотам. Поэтому, когда понадобится воздействовать на какую-либо из сторон - введем потир в игру более аккуратно. Вы молодец, все правильно рассудили. А теперь, если спать вам до сих пор не хочется, то могу предложить куда более хитрую загадку… - дракон откинулся на спинку скамейки - Видите тех троих? Двоих монахов и путника? Что о них думаете? - это все еще беспокоило дракона.

Какое-то внутреннее ощущение подсказывало, что они не те, за кого себя выдают. Если этой троице нужен был приют на ночь-другую, то они могли просто попросить, а значит, им нужно влиться в местное общество, состоящее из людей веры. Но зачем? Вряд ли замок хранил что-то особо ценное. Нет, ценности, разумеется были, но мало кто станет грабить подобное место - есть куча других целей, которые куда прибыльных. Конечно, был шанс, что Освир просто стал слишком подозрительным в последнее время, но все же лучше перестраховаться. А так как ситуация до сих не была ясна, то неплохо бы посоветоваться с той, которая уже доказала, что ее советы чего-то да стоят.

Альцеста покорно переключила своё внимание на указанную лордом троицу. Всё бы ничего, но девушке хватило беглого взгляда, чтобы определить, что не так с этими людьми. В конце концов, они только прикрылись рясами, что бесспорно отводило большую часть подозрений, но в том и беда слуг - они привыкают выискивать мелочи, нюансы, которые могут раздосадовать хозяев. Таких мелочей было.
- Я рискну предположить, что это не монахи, мой Лорд. - Так же тихо ответила она. - Возможно беглецы, но скорее всего какие-то разбойники, которым срочно понадобилось укрытие или что-то подобное. - Она отвернулась от гостей, чтобы не вызывать подозрений излишне пристальным разглядыванием их. - Дело в том, что у одного из них из под рясы выглядывает плащ, а сапоги другого слишком дорого и хорошо сработаны, монахи так не шьют. Да и если бы покупали где у мастеров, то скорее всего брали бы на всю общину, а не только на одного человека. - Она позволила себе улыбнуться, неопределенно пожав плечиком. - Впрочем, я могу ошибаться. Желаете ли вы, чтобы я проследила за ними, мой Лорд?

- Верно. Все именно так. Но мне в них не нравится не только одежда. Что-то тут еще. Были бы они разбойниками, то и одного дорожного плаща хватило бы, чтобы их впустили переночевать. Это же приют, организованный служителями веры, они никогда бы не прогнали путников, которым нужно укрытие. Тут что-то большее, этим троим нужно доверие местных. Только для чего пока не ясно.
- Как скажете, мой Лорд. - Кивнула она, перехватив поудобнее шаль и источник света.
Дракон на минуту задумался. Вроде бы, никакой очевидной опасности троица не несла. Да и в противном случае их можно одним движением отправить в “насильственный сон”, но все же лучше за ними присмотреть. Самое малое, что они могли натворить - обокрасть, вот только чего такого здесь можно взять? А про потир они узнать не могли.
- Пока следить не надо. Возможно, позже. Сейчас они будут строить из себя самых набожных людей во всем Альмарене. Проявят истинные намерения либо глубокой ночью, либо в другие дни. А следить за молитвами и богословскими разговорами ни к чему.
Кстати, хотел спросить. Я случайно заметил, что ты в последнее время стала вести дневник, хотя не делала этого довольно долго. Появились новые мысли?
- это пока не было недоверием или желанием влезть в личную жизнь девушки, просто это могла быть очередная часть мозаики под названием Альцеста.

Она точно ждала этого. Нет, с момента, как он первый раз увидел её с дневником, она действительно ждала этого вопроса. Вот только сказать правду, всю в её неприкрытом виде не могла, а потому ограничилась только частью её. Нет, правдой она быть не перестала, но не была всей.
- Вы узнали эти мысли, мой Лорд, когда спросили меня о реликвии. - Без тени лжи в глазах и голосе ответила она. - Приличия не позволяют выражать собственное мнение господину, пока о нём не было спрошено, а потому свои опасения я выносила на бумагу.

Странное было ощущение. Альса точно сказала правду, но все равно… драконье чутье не обманешь. Это точно не ложь, но это не все. В это просто не верилось дракону, который видел ложь и недоговорки слишком часто, чтобы их не узнавать.
- Весь дневник посвящен теме зла, которое приносит сокровище? - улыбнулся Освир, он говорил без нажима, не пытался упрекнуть, просто… спрашивал. И хотел получить ответ. - Не сомневаюсь, об этом в дневнике тоже есть, но у меня такое чувство, будто ты скрываешь что-то. Нечто очень важное. Не знаю, может, это слишком личное и ты просто не хочешь этим делиться, но это определенно имеет значимость, ради другого не пытаются записывать - это способ разобраться. Но, если скажешь - я, скорее всего, смогу помочь. - все с такой же интонацией говорил золотой.

Совместный пост с Радой

+2

19

Она почувствовала как под ней разверзается пропасть. Он знал. Ну, может не знал полностью, но догадывался. С другой стороны - ведь ничего запретного она совершала, всего лишь искала способ остаться в рамках правил и приличия, загнать себя в них и не позволить себе ничего лишнего, что было не дозволено слугам. Однако, прервать сейчас разговор или уклониться от него - уже было бы недостаточным почтением к её господину.
- Вы правы, мой Лорд, не только размышления о добре и зле. - Она позволила себе лёгкую улыбку. - Но так же наблюдения, сделанные мною за время поездки, я пыталась пересмотреть свои траты. Да и потом, мы с вами слышали несколько великолепных песен. Я позволила себе их записать, чтобы подобрать потом, когда будет время.

На улице было зябко. Быть может ему и нет, он сидел в плаще, а вот ей становилось прохладно, она-то вышла в одном только платье и тонкой шали. Да и потом, разговор принимал достаточно тревожный и опасный поворот и ей приходилось прикладывать много усилий, чтобы не выдать своей тревоги.

- С вашего позволения, я бы хотела вернуться под крышу. - Попросила она дозволения.

- Это верно. Начинает холодать. - добиться нормального ответа не получилось.
Означало ли это, что Альсе более нельзя было доверять? Пока нет. Но какая-то тайна у нее была, и была она записана как раз в том дневнике.
Все же, девушка была права - не стоило оставаться долго на улице, пока еще было не так холодно, но скоро станет намного холоднее.
Однако, как только они уже зашли в тепло, планы отогреться нарушились. Подозрительная троица разделилась. Один монах остался на месте, он молился, чем и отвлекал внимание от остальных. Сопровождающий направился в сторону ворот, а второй монах - в сторону двора вдоль главной стены.
- Так. Видимо, слежка все-таки переносится на сейчас. - сказал Освир, накидывая девушке на плечи плащ, ему-то особо погоды не сделает, а ей точно пригодится.

Оставалось решить, за кем следить. Альсой золотой все же рисковать не мог и должен был пойти с ней, а значит можно выбрать лишь одну цель. На первого не стоило тратить время, у ворот наверняка кто-то был, а значит лучше всего было следить за тем, кто пошел во двор.
- Выходи наружу и жди меня, я сейчас. За вторым монахом не иди, просто делай вид, что кого-то ждешь.

Удивлению её не было предела. Господин накинул ей на плечи плащ и радикально изменил планы. Да, видать она не увидит сегодня тёплой постельки раньше полуночи, а может и позже. Так или иначе, приказ господина не обсуждается. Она покорно развернулась и отправилась во внутренний двор. Более не требовалось придерживать платок на голове, на плечах его придавило одеяние господина, а потому одна рука её освободилась, но не надолго. Она, как и было велено, остановилась неподалёку, коснулась пальцами края плаща, провела по аккуратному шву, вышивке, тонкой и изящной. Она была почти одна и прекрасно знала, что простая прислуга не привлечёт к себе особенного внимания, а потому позволила себе улыбку. Не ту осторожную, учтивую, заученную, а совсем другую. Сердце болезненно ёкнуло и на краткий миг в её лице мелькнула тень обиды, досады и горечи.
“Как жаль… как безумно жаль… как несправедлива жизнь… Мой Лорд… мне правда очень жаль… надеюсь, вы меня простите...”
Она подняла плечи, прижала его щекой и, перехватив подол плаща, ведь он был ей велик, а опустить его в грязь было бы чистейшим кощунством, подтянула его чуть выше. Теперь из под него было видно платье девушки, а сама она поняла, что эта вольность несколько затянулась и опасливо оглянулась - не видел ли кто этой её маленькой шалости.

Благо, один из стражников (а их отправить было нельзя, все же они кое-что сторожили) стоял неподалеку, и в этот момент услышал у себя в голове голос дракона. Голос предписывал немедленно зайти в комнату Альсы, найти ее дневник и скопировать столько, сколько он успеет, и какая бы абракадабра там не значилась - перенести все до последней закорючки (сведения вполне могли быть зашифрованы). Стражник не первый день работал на золотого, а потому такой способ передачи приказа его не удивил, и он отправился выполнять задание. Да, это было не слишком благородно, но сейчас, вполне возможно, среди доверенных лиц дракона мог оказаться предатель или просто утаивший жизненно важную информацию. Рассказывать она об этом не хотела, поэтому пришлось действовать вот так.
Выйдя на улицу, Освир присоединился к Альцесте.
- Идем медленно, как будто просто прогуливаемся. - они медленно двинулись за монахом.
Сейчас они бы не вызвали подозрений, но это могло произойти, если продолжить оставаться практически на виду, поэтому в планах было свернуть за ближайшее препятствие, чтобы создать иллюзию того, что они ушли, а потом под сферой невидимости вернуться обратно.

Господин вернулся, она успела закончить вовремя, а потому сейчас молча и спокойно последовала за ним. Тихо, покорно, послушно, не досаждая господину лишними разговорами и скрупулезно исполняя свои обязанности - была хорошей и послушной прислугой, выполняющей приказы господина в точности и быстро.
Она внимательно следила за своим Лордом, за тем, куда он обратил своё внимание и тоже переключилась на созерцание одного из тех странных монахов, пришедших вечером. “Они его тревожат… Но почему? Ведь утром мы уедем и всё. И никаких проблем, они развеются как дым, как дурной сон или плохое воспоминание… Так от чего же так беспокоен господин?” Она шла рядом. Молча, тихо.

Совместный пост с Освиром
[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

Отредактировано Рада (22-08-2018 19:53:54)

+2

20

В соответствие с планом, они зашли за небольшой выступ стены. Со стороны могло показаться, что они просто куда-нибудь резко свернули или остановились там поговорить. Но на самом деле - вышли оттуда буквально через секунду, монах же не мог ни видеть их, ни слышать шаги. Освир на это время взял Альсу за руку, чтобы та случайно не вышла за сферу невидимости.
Рука её дрогнула, точно бы её обожгло пламя, но спустя несколько мгновений она поняла суть этого жеста и успокоилась. Хозяин что-то сделал и ему было важно, чтобы она не отходила от него далеко. А мысли в голове заметались как безумные, тревожные, перепуганные, но почему-то безраздельно верящие в правильность происходящего. Спокойно, Аль… спокойно… Всё хорошо… Всё пока хорошо… пока.. Она обуздала рванувшееся вскачь сердце и очень скоро оно вернулось к привычному ритму. Альса шла бок о бок со своим господином, незримая, неслышимая, несуществующая для остального мира.

Монах же, казалось, просто гулял. Если бы не одно обстоятельство - он постоянно делал пометки. Прошел вдоль стены - пометка, увидел башню - пометка. Пришлось подойти к нему вплотную (главное - на него не натолкнуться, все остальное он не заметит), чтобы разглядеть рисунки и записи в его бумагах. На них оказались немного немало планы крепости.
Стало очевидно, что не все так прекрасно с монахами этими. Скорее всего, это изучает двор, а “сопровождающий” осматривает ворота. А если изучают фортификацию - собираются штурмовать, а значит, где-то стоит отряд. И если сейчас ворота не осматриваются, а открываются… Тут дракону вспомнилась сцена, что слишком уж долго им открывали ворота, как будто там перестраховывались от какой-то опасности.
Однако, со стороны главного входа уже послышался какой-то шум. С монахом возиться дольше было нельзя. Поэтому, сперва он рухнул от ментального удара (не смертельного), а бумаги с планами забрал из его рук Освир, сфера невидимости была уже не нужна.
- Надо бежать к воротам, и не отходи от меня!

Она чуть не выронила из рук свет. Её хозяин, не касаясь человека отправил его отдыхать на травке. Ей богу, она бы закричала, не будь она так хорошо обучена и подготовлена к своей работе. Впрочем, то что она не издала не звука, не отменяло того, что руки её мгновенно похолодели, точно бы она приготовилась бежать вон от этого человека. Каким бы плохим ни был тот, что зачем-то срисовывал планы, лелея явно не лучшие намерения, но этот поступок господина поверг её в тихий ужас. Да, она последовала за ним, последовала быстро, не отставая, но она уже сомневалась, хочет ли она за ним следовать. Глупости какие… Он твой господин - замолкни и следуй. Не твоего ума дела зачем и почему он так поступил. Сделал - значит надо... .

Возле входа в здание стоял один из стражников (не тот, который отправился за дневником). Он тут же получил приказ передать остальным, чтобы те продолжали заниматься своим делом (тем более, Альса была с драконом, а копирование дневника, аккуратно извлеченного из-под подушки, шло полным ходом), а сам стражник вернулся обратно ко входу в здание - если все выйдет из-под контроля, опытный воин сможет завести людей с в безопасное место.
И да, золотой был прав - ворота открыты, отряд во всю штурмует практически беззащитный замок.

Она за ним едва поспевала. Пришлось остановиться, подобрать длинную юбку вместе с плащом и практически бежать. Лампаду, что всё это время вынуждена была таскать в руках, например, уже просто проклинала. И кто вообще придумал такой неудобный сосуд для переноски света! Почему она, дурочка, не оставила её в доме, когда заходили? Что вообще происходит и почему её господин, вместо того, чтобы упрятать её куда подальше, тащит её к самым воротам, где вот вот, как она поняла, должен был появиться боевой отряд? Что от неё толку  на поле брани? Она ещё с детства усвоила - в мужскую драку не суйся, потому как зашибут и не заметят! Но - всегда есть это противное “но” - но разве ж она могла бросить своего господина? Он не сказал уходить и вот она бежала за ним, а под конец почти врезалась в него, как он остановился в воротах. Сердце планировало выскочить из груди, она старалась перевести дух, а он стоял радом с такой уверенностью во взгляде, что она и усомниться бы не посмела в его здравомыслии. Впрочем, задавать вопросы сейчас она тоже не решилась - господин захочет, господин поведает и спросит, а ей положено молчать и слушаться.

Ситуация оставляла желать лучшего. Ворота закрывать уже было бесполезно, иначе закрывающих просто затопчут. Первой в ход, разумеется, пошла кавалерия. Ее было совсем немного, но задачу свою она бы выполнила. Освиру с Альсой пришлось отойти в сторону, чтобы не оказаться у них на пути, лошадей то ментальной магией не свалишь.Радовало одно - нападавшие были в основном людьми, то есть ментал и иллюзия были превосходным средством.
- От меня ни на шаг. Поняла? - негромко, но четко сказал он своей спутнице.
На самом деле, она сейчас была в самом безопасном месте во всем замке - рядом с драконом, потому что если их позицию обойдут - то тем, кто укрылся в здании, скорее всего, конец, а Освир вполне способен отразить нападение группы людей-воинов (магов, по крайней мере пока, особо не наблюдалось). Защитников у замка практически и не было - только те, кто жили в нем постоянно, а они никак не тянули на боеспособное войско.
Первые несколько всадников упали с лошадей. Сами же лошади благополучно промчались мимо.
- Ты как? - оглянулся он на Альсу.
Кавалерии было немного, так что первая волна была практически отбита, но за ней точно будет вторая..

Совместный пост с Радой

Отредактировано Освир де Маллеус (22-08-2018 21:46:45)

+2

21

На сеновале было прохладно и темно, только в щели между досками пробивались сизые лучи лунного света. Дождь ненадолго прекратился и ночное светило то и дело показывалось в просветах гонимых северо-западным ветром туч. Должно быть, демоны Грозового Моря были нынче особенно злы, раз порождаемые их гневом шторма пересекли добрую треть материка и достигали даже границ Герцогства Греского.
Свет луны полосами ложился на свежее, ещё пахнущее знойным лугом сено, чётко очерчивая каждый стебелёк и былинку, вплетаясь в поднимающийся над ними полупрозрачный парок. На первый взгляд казалось, что в сено зарылось какое-то крупное животное, но если прислушаться, то можно было услышать не одно, а сразу три размеренных спокойных дыхания.
Впрочем, и это не дало бы полного представления о происходящем. В сарае вовсе не скрывался мифический трёхголовый зверь. Просто, устроив в стогу уютное гнёздышко, там ночевали трое парней и одна женщина. Обессиленные наёмники крепко спали, а Амарилла, закинув руки за голову, оперлась спиной об одного, сложила ноги на другого и уже довольно давно наблюдала за покачивающейся от сквозняка соломинкой.
Одежда всех четверых была в беспорядке, но едва ли это кого-то тревожило. Вампирессе холод был безразличен, а её спутников грело изрядное количество принятой внутрь целебной шодданской настойки. Да, её сегодня лилось много, как и семени, и всё мимо. Амарилла давно уже не считала интересным обычное соитие. Да и необычное тоже. Ну что, скажите, в этом деле может быть необычного? Потому вампиресса, как правило, не спала с теми, кого ела, но пошалить была завсегда не против.
Но, если наёмников теперь было не добудиться, то для вампира ночь самое активное время и, насытившись, Лила очень скоро заскучала. Вот только в маленьком, тихом Шоддане совершенно нечем было заняться. Обычное "веселье" Амариллы оставило бы неизгладимый след в умах и душах селян. Они вон о бестолковом нападении на обитель судачили так, будто это предвестие конца света, что уж говорить о внезапном появлении игривого древнего вампира.
Потому Лила старалась вести себя скромно, следов от укусов ни на ком не оставляла и развлекалась тем, что влезала во все местные дела, будь то компания молодёжи, донимающая полукровную девку, или любовные похождения ополоумевшего на старости лет старосты, а уж напоить, расспросить и выставить кретинами кого-нибудь из прихвостней Корзо Мейха, это вообще святое дело.
Но сегодня в посёлке царили тишина и идилия, даже завсегдатаи трактира ничего не устроили и вампиресса решила просто прогуляться. Непонятно почему ноги вынесли её на тот край деревни, откуда с пригорка был прекрасно виден замок. Наверное Лила немного скучала по мастеру Йозефу, который всё ещё не оправился от болезни и сейчас находился на попечении жриц. Философские беседы с гробовщиком скрашивали такие вот тихие вечера и вампирессе хотелось, чтобы они поскорее возобновились.
Скучать в этих краях она собиралась до холодов. Потом зима прихватит ледком расползшиеся жирной грязью дороги и в Шотдан в случае чего сможет подойти герцогское войско или подмога от соседей-феодалов. Но насчёт тишины и спокойствия нынешнего вечера Амарилла, похоже, погорячилась. У ворот обители опять началось нездоровое оживление, что вампирессу, пожалуй, даже порадовало.
Наверное, проще и надёжнее всего было бы прибегнуть к помощи магии и снова разогнать любителей повоевать с бабами, хворыми и стариками, но Лила слишком измаялась от безделья и потому, мельком пожалев, что раньше времени отпустила оборотней, сама приняла облик собаки и огромными скачками помчалась к воротам. Наконец-то она сможет поразвлечься так, чтобы не спровоцировать этим охоту на себя любимую.
Конечно, от одного пса, пусть даже большого и страшного, против подготовленной группы хорошо вооружённых, закованных в доспехи людей толку мало. Но, во-первых, эта собака была гораздо сильнее и быстрее обычной, только что была здесь и вот, уже совершенно в другом месте. Во-вторых, убить её было далеко не так просто. И в-третьих, это всё-таки было не животное, а человеческий разум – опасная и разрушительная вещь в любом теле.
Первую жертву она выбрала наугад. Просто этот человек находился дальше всех от ворот и раздавал приказы. Не мудрствуя лукаво, Лила в прыжке выбила его из седла и хватанула зубами за шею. Ночное скрытное нападение требует скорости и тишины, потому почти все нападавшие отказались от тяжёлых доспехов. За что и поплатились. Первый – головой, которую чёрная остромордая тварь попросту откусила, остальные – кто чем придётся. Разделавшись с четвёртым или пятым и обратив на себя достаточное внимание, вампиресса бессовестно сбежала и вскоре врубилась в гущу нападавших с другого боку.
Она не стремилась перебить как можно больше или, тем более, в одиночку всех победить, для этого нужно было действовать совершенно иначе. А сейчас Амарилла откровенно развлекалась, чем устроила полную неразбериху в тылу отряда мародёров. Те, что уже успели войти в ворота, об этом, конечно, не имели ни малейшего представления, но вскоре дойдёт очередь и до них. Обязательно дойдёт, но пока в мохнатый собачий бок воткнулась стрела и вампиресса погналась за наглецом, посмевшим причинить ей боль.

+3

22

Вторая волна нападения также не заставила себя ждать. По плану нападавших пехота должна была уже выбивать все двери в замке, чтобы достать оттуда укрывшихся. Однако, теперь им пришлось выполнять задачу, с которой небольшой кавалерийский отряд справиться не сумел.
Вот только, как оказалось, неудача в замке была не единственной проблемой нападавших. За воротами тоже слышались какие-то крики, похожу, там царила какая-то неразбериха, как будто на них напали еще и с той стороны.
- Альса, сейчас чтобы не увидела, кто бы на тебя не бежал, не вздумай дернуться. Они сейчас отступать будут, но часть все равно ломанется сюда, потому что возвращаться им явно не совсем безопасно.
Именно так и произошло. Продолжать штурм нападавшим было бессмысленно, особенно после того как кавалерия оказалась на земле за одну минуту, а сзади их начали атаковать. В итоге отступление приобрело абсолютно беспорядочный характер. Большая часть бросилась врассыпную подальше от ворот, но  были энтузиасты, которые рассудили, что впереди не так опасно как сзади. Это могло даже сработать, если бы первая волна ослабила защитников замка, но, так как этого не произошло, то и эта группа нападавших была успешно отправлена к остальным.
Штурм закончился полным провалом.

Альса стояла ни жива ни мертва. Нет, может кому-то и не привыкать к такому, а вот ей-то впервые приходилось бывать в эдаком… фарше. Тут уже был совсем другой вопрос - почему господин решил, что ей в этом разгуле лихости и удали самое место? Возможно она никогда так и не узнает ответа на этот вопрос, а пока она только и успевала, что носиться за собственным господином, чтобы не отставать и всё таки не подворачиваться под руку. Язык присох к нёбу и она не в силах была даже пикнуть, какое уж там членораздельно отвечать. Одно радовало - вряд ли господин вспомнит о каком-то там её дневнике и каких-то там её девичьих тайнах, после такого-то. Собственно, на то и была вся надежда.

- Ты, как в порядке? - повернулся он к Альсе.
Для нее это явно было непривычно, но лучше уж она стоит здесь, и дракон будет знать, что с ней все в порядке, чем попадется одному из нападавших, который случайно проскочил внутрь, не разделив судьбу своих товарищей.
Теперь оставалось два вопроса.
Первый: кто это вообще нападал?
Второй: кто напал на тех, кто нападал?
Причем, второй был насущнее, потому что отряд, может, и разгромили, а вот кто находится по ту сторону - неизвестно, а там запросто мог быть кто-то посерьезнее людей с мечами. Значит, надо было просто пойти и посмотреть - другого способа не было. Но тут встала другая проблема: при данном раскладе Альсу надо бы оставить здесь, но тогда был шанс, что она застанет стражника, переписывающего ее дневник, а потому было  разумнее взять ее с собой. Та еще дилемма.
- Смотри, план такой: я сейчас иду посмотреть, кто там еще. Ты в это время встаешь рядом с воротами, после штурма сюда уже никто не пойдет, так что тебе ничего не будет угрожать. И если увидишь, что кто-то или что-то приближается ко мне справа или слева - кричи. Сзади у меня будет замок, то есть безопасная зона, именно поэтому ты будешь наблюдать отсюда. Всё, что впереди, будет видно прекрасно, а потому самое опасное то, что окажется справа или слева. Если оттуда кто-нибудь нападет, то я услышу твой сигнал, и они до замка уже не доберутся. Все поняла?
Совместный пост с Радой

Отредактировано Освир де Маллеус (02-09-2018 23:59:22)

+2

23

Нет, ну а что тут было не понять? Она, конечно, была в напугана, но ведь не до такого состояния, чтобы ума лишиться. Соображает пока где лево где право, так что уж как-нибудь-то разберётся. А вот отпускать Лорда всё равно не хотелось. В безопасности не в безопасности, какая ей разница! А вот он один пойдёт, вдруг на него кто опасный выскочит? Она попыталась отрицательно кивать, мол: ничего не знаю, ничего не понимаю, заберите меня с собой, но увы, долг всего свыше и она кивнула утвердительно.

Создавалось впечатление, что она не очень-то хотела здесь оставаться, а даже наоборот, отправиться за ворота.
- Вот и хорошо, что все понятно. - улыбнулся дракон, Альса, конечно, могла делать вид, что не поняла, но на самом-то деле все было наоборот. - Главное: стой именно у ворот и не уходи оттуда. Твоя забота: территория справа и слева от дороги.

На самом деле, оставлять ее здесь не особо хотелось, но так было лучше со всех сторон. Так она и до дневника раньше времени не доберется, и  будет в безопасности, и даже обеспечит дополнительный обзор местности.
Теперь оставалось только двинуться по дороге вперед.
Наемники уже разбежались, поэтому там было темно и пусто. Хотя, кое-какая аура все была замечена. Темная аура. И знакомая.

Она ещё раз кивнула, хотя, сказать честно, вообще не горела желанием торчать здесь, на улице, ночью и в такой-то тонкой одежде. Да, плащ лорда всё ещё был на ней - это было и приятно и тепло, но… Вышла-то она сюда почти что в комнатных тапочках и что-то ей подсказывало, что это ещё даст о себе знать. Постоит она тут, попрохлаждается, а завтра сляжет с жаром и ознобом. А в дороге нет ничего хуже как заболевшая прислуга ладно просто будет невнимательна - высекут за неподобающее исполнение долга и всё. А если на Лорда начихает? А если Лорд от неё перехватит болячку? Безобразие. Она зябко переступила с ножки на ножку, потирая одну о другую, пока никто не видит. Хотелось в тепло, но… Лорду приспичило погулять.

Но лорду не просто приспичило погулять. “Прогулка” имела под собой конкретные цели, причем, довольно важные, особенно, учитывая события сегодняшней ночи.
Впереди развернулась следующая картина: человек, явно из рядов нападавших, убегал от огромного пса, из которого торчала стрела.
Но так было на первый взгляд.
Бегущий человек упал на землю, держась за голову. Ментальный удар был слабый, только, чтобы остановить. Вампиру в собачьем облике этот наемник явно зачем-то понадобился.
Освир приблизился.
- Доброй ночи, Амарилла. Не ожидал вас здесь увидеть, но, надо признать, рад этому. - улыбнулся дракон.
Совместный пост с Освиром
[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

Отредактировано Рада (02-09-2018 21:37:52)

+2

24

Очередная намеченная жертва неожиданно споткнулась и упала на колени, сжимая ладонями виски. Весело скакавшая за ней Амарилла по инерции пролетела немного вперёд, но тут же вернулась и, непонимающе склонив голову немного на бок, уставилась на поскуливающего наёмника. Интересно, что это с ним такое?.. Уж не больной ли часом. Не то чтобы это было как-то особенно важно, но есть такого не очень-то интересно, а после всей этой беготни вампиресса считала, что заслужила этой ночью ещё немного вкусненького. Правда, странному припадку вскоре нашлось иное объяснение и причиной тому оказалась совсем не болезнь.
- Ой! – Лила повернулась и потянула носом воздух, пытаясь определить личность того, кто окликнул её по имени, а когда узнала, удивилась ещё больше. – И вам доброй ночи, - мысленно усмехнулась она, ещё больше навострив большие стоячие уши. – А вот слона-то… то есть дракона я и не приметила. Простите за такое невнимание, но из-за близости священного места я здесь почти ничего не чувствую, всё перекрывает его ровная светлая аура.
К счастью для вампирессы, обитель была организована совсем недавно и её Свет пока не давил и не обжигал. Совсем не то, что в древних святилищах, где каждый камень пропитан верой и божественным присутствием. Находиться там, всё равно как купаться в лаве, дракону нормально, а вот вампиру лучше и не пытаться.
Видя, что пёс отвлёкся на другого человека, и не имея представления, что именно этот "человек" и стал причиной его головной боли, наёмник под шумок попытался отползти в сторону, но какое там. Отпускать свою вкусняшку Лила не собиралась. Бегать за ним уже не пришлось, потому вампиресса только встала передними лапами мужику на спину и глухо зарычала, давая понять, что ещё одно движение и она сделает так, что даже ползать он будет не в состоянии.
Вообще, в своей собачьей ипостаси вампиресса выглядела не так уж страшно. Вес и размеры её сохранялись приблизительно в тех же рамках, что и в человеческом облике, и поджарый, длиннолапый, абсолютно чёрный пёс скорее походил на гончую, чем на серьёзного бойцового зверя. Только взгляд у этой собачки был слишком уж осмысленный. От него и от прочих маленьких странностей, которые заметит только внимательный наблюдатель, в присутствии этой симпатичной зверушки людям делалось не по себе. Например, любое нормальное животное уже бы бегало, свесив язык до земли, а Амарилла не дышала вовсе, потому и не выказывала никаких признаков усталости. Ну, и окровавленная острая морда тоже немного портила впечатление.
- Здесь живёт моя давняя знакомая, - продолжала объяснять вампиресса, глянув в сторону замка. – Вы уже имели возможность убедиться, что я не совсем зло во плоти, как традиционно думают о вампирах создания добрых богов. Но некоторые из них считают существование таких как я допустимым, а иные – даже полезным. И мне доставляет удовольствие оправдывать ожидания, и положительные, и отрицательные. Женщину, которая основала эту обитель, я знаю уже более века, видела от неё только хорошее и стараюсь отвечать тем же. Иногда добру бывает просто необходимо зло.
Справедливости ради надо заметить, что добрые боги тоже не оставляли свою паству без присмотра. Заступников у матушки Лины хватает, но все они отбыли восвояси, а я осталась. Просто на всякий случай. Люблю, знаете ли, доводить дела до конца и всё контролировать лично. И не раз уже убеждалась, что это лучшая тактика. Хотя вы, пожалуй, справились бы и без меня. Если не секрет, что привело вас сюда, господин дракон, божественное провидение, глас свыше или какие-то свои надобности?
[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/kp7a4czmy4xwxsy/Лила-собака.jpg?dl=0[/AVA]

+3

25

Это была даже радостная встреча. Странное, конечно, определение для встречи с вампиром, но Амарилла в качестве неожиданно встреченного создания была куда лучше многих. В конце концов, здесь мог оказаться очередной враг, вместо милой и даже дружелюбной вампирицы. Правда, так мог посчитать разве что сам Освир, наемник вот с таким определением был явно не согласен. Причем представителю проигравшей сражение стороны дракон не сочувствовал совсем. По очень простой причине: не надо было нападать. А если решил разграбить беззащитный приют (а наемники думали, что это именно так, потому что о драконе даже слухов не было), то будьте добры отвечать. Кровью. Либо пролейте, либо отдайте тому, кому она в данный момент нужнее. Учитывая, что применение ментальной магии было бескровным (ну разве что кто-нибудь нос себе разобьет, когда падать будет), то оставался только один вариант - угостить даму. Само "угощение" уже даже перестало дергаться, очевидно, осознав всю бессмысленность сопротивления.

Если не секрет, что привело вас сюда, господин дракон, божественное провидение, глас свыше или какие-то свои надобности?
- Если принять во внимание, что светлые боги не покинули свою паству, то, однозначно, это божественное провидение. Дело в том, что нападали они по-умному.
И, если бы внутри было войско примерно равное им по силам, то у них даже тогда были бы все шансы занять замок. А с таким ... гарнизоном, который есть сейчас, это вообще труда не должно было составить. У них осталось бы всего два препятствия: стены и вы. Займи они замок, а при описываемом раскладе это было очень быстро, то достать захватчиков из места со светлой аурой стало бы проблематично. Конечно, после всего такая аура вряд ли долго продержалась бы, но всех обитателей замка точно ждала бы незавидная судьба.

Я же здесь, можно сказать, случайно. Мы возвращались домой и остановились в замке переночевать. Завтра собираемся отбывать. Так что все это либо невероятное везение, либо проведение.
Освир вовсе не пытался выставить себя единоличным защитников замка. Да и ни к чему это было. Амарилла вполне могла бы разобраться с наемниками, дракон же, главным образом, не пустил захватчиков в замок. Поэтому, и никто из жителей замка не пострадал, и Амарилла создала достаточно хаоса, чтобы войско разбежалось.
- А кто это вообще был? Атаковали организованно, толково. И, кстати, они точно вернуться. Пока один из них открывал ворота, второй рисовал планы крепости. Это нужно только для того, чтобы лучше подготовить атаку, если этот штурм провалиться. Так что, следует ожидать куда более хитрой тактики.

Но была во всем этом еще одна интересная деталь. Если Альса видела все со своего места, то ей, должно быть, открылась довольно странная картина, как ее лорд разговаривает с собакой. Но, пока ничего нельзя поделать. Если Амарилла будет не против, чтобы Альцеста присоединилась к разговору, то тогда Альса и узнает в чем дело, а если будет - то все равно узнает, но в очень сухой, сжатой и обрезанной форме, из которой мало чего понятно, но ясно, что произошло какое-то событие.
Между тем, копирование дневника продолжалось. Альса не заходила в здание уже продолжительное время, поэтому стражник однозначно начал проявлять повышенную осторожность, так что, застать его врасплох не вышло бы. Да и вряд ли девушка прямо сейчас кинется обратно, все-таки она была и впрямь очень хорошим сотрудником, и вряд ли ушла бы с места, на котором ее попросили остаться.

- Предлагаю обсудить ситуация в более подходящем месте. Они от замка не отстанут. - продолжал говорить дракон - В поселке ведь наверняка имеется пристойная таверна. Да и вам, я так понимаю, не повредил бы "поздний ужин".
И еще, хотел у вас уточнить: я здесь со своей помощницей, не возражаете, если она присоединиться к разговору? Она, конечно, не воин или тактик, но девушка толковая, может помочь в нужный момент.

+2

26

Она проводила взглядом удаляющуюся фигуру господина и невольно поёжилась. Неприятно, неуютно, стоять ночью посреди улицы, где только что состоялась бойня, да и мысли всякие... разные, в голову лезут. Нет бы в тёплышко, под одеялко, ножки помыть, грелочку из под одеяла вынуть и в тёплышко, в тёплышко сразу. И тут ей стало ещё холоднее, но не от того, что она стояла на улице, ночью, в обуви не особенно-то предназначенной для осенних прогулок, а от иного.
"А ведь грелку-то забыла достать! Столько времени тут торчу, там ведь ещё немного и просто-напросто перина загорится! Я ж не думала, что тут останусь! Ага, двинешься с места - ослушаешься приказа господина. Не двинусь с места - сгорят все его вещи к чёртовой бабушке!"
Она с тревогой глянула во внутренний двор, нашла взглядом окно спальни Лорда, пристально вгляделась в него, в надежде, что будут хоть какие-то признаки, ну хоть что-то, что её успокоит или даст ей повод уйти отсюда. Ничего, как назло ничего! Если бы из окна валил дым, она бы тут не стояла и не терзалась бы сомнениями.

Она, преисполненная тревоги о некоторых невыполненных обязанностях, обернулась на Лорда. Заметила она его не сразу, ведь ночь кругом, пойди разбери, где силуэт господина, а где - куст или дерева свалившегося кусок. А вот когда пламя, в отведённой сторону руке, уже не мешало глазам приспособиться и позволило им отыскать Лорда, то ей стало ещё хуже. Перед ним стоял здоровый волк, низко опустивший голову и изготовившийся к атаке, а он почему-то... разговаривал с ним. Не схватился за меч, не ушёл в сторону, а просто стоял и, кажется, что-то пытался донести. " А может и нет у него меча!? Припомни, не остался ли меч в покоях Лорда? Уговорить зверя? Совсем господин ум растерял! Или быть может он там не один? Волк-то... Может поэтому... Проклятье!"

Она снова с тревогой заглянула во внутренний двор. "Скажи мне, девочка, что важнее? Имущество господина или сам господин? Ему ведь уже никакое имущество не понадобится, если его не станет..." Закрыв на мгновение глаза, она тяжело вздохнула, а потом решительно сняла с внешней стены у ворот, погасший факел и, запалив его от лампады, повесила на крюк плащ, чтобы не мешался и бегом кинулась к господину. Платок с головы слетел тут же, ведь плащ его больше не прижимал на плечах, а держать его - у девушки банально не хватало рук. Собственно её это и не беспокоило. Ну подумаешь - растрёпанная голова, чего, Лорд девок после купален не видел что ли? А вот если она не поторопится, может уже и не увидеть вовсе.

- А ну пошёл! Вон отсюда! Пошёл! - Она, держа двумя руками здоровенный факел, махнула мимо зверя.
Нет, конечно же она не собиралась его бить, просто напугать, прогнать туда, где ему место - в лес. Там уж точно что-нибудь повкуснее её хозяина имеется. Может быть чуть менее доступное, но с менее агрессивными спутниками.
[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

Отредактировано Рада (06-09-2018 17:00:30)

+2

27

- В Шоддане есть трактир. Один-единственный, старенький и нынче забитый народом под завязку, но действительно, очень уютный. И там подают особую местную настоечку. Вам понравится. – Лила собралась было улыбнуться, но вспомнила, как это будет выглядеть на собачьей морде, и передумала. Как бы то ни было, ей понравилось, что дракон не приглашает её в гости. Приятно, когда собеседник помнит о твоих маленьких слабостях, но не пытается тебя ими уязвить. – А этим ребятам платит Корзо Мейх. Хотя они этого, конечно, никогда не признают. Дело-то подсудное, лишением титула, а то и головы попахивает. Для них, так точно головы. Этот господин тоже остановился в Шоддане, в доме старосты. Рассказывает всем, что он сын старого барона и скоро отсудит своё наследство, но, видимо, сам на это не слишком надеется, вот и... пошёл другим путём.
Откровенно говоря, не будь Амарилла сама вне закона, она бы потрясла этих наёмников и вместе с назвавшимся баронским бастардом засранцем притащила бы на тот самый суд, который он собирался выиграть. Но таково уж герцогское правосудие, что там, прежде всего, её отправят на костёр, а в остальном, скорее всего, и разбираться не станут. В общем, вампиресса уже давно привыкла решать свои дела в обход человеческих судей и правителей. И быть бы Корзо обескровленным трупом, если бы не матушка Лина. Нет, она Амарилле ничего не запрещала, но вампиресса и сама знала, что убийств, пусть даже ради святого дела, особенно ради святого дела она не потерпит.
Есть такое неписаное правило, если уж берёшься делать что-нибудь для другого, то делать это нужно так, чтобы поперёк горла не встало. А то бывают такие помощнички, что с ними и врагов не надо, так в могилу сведут. Медвежьих услуг вампиресса Лине оказывать не хотела, оттого до сих пор и не вырвала эту заразу с корнем, а только била иногда по слишком загребущим ручонкам. Давала время одуматься, стало быть.
И тут их беседу прервала некая простоволосая особа с факелом. В первое мгновение Амарилла подумала, что барышне нужен её ужин и даже рыкнула в ответ, но потом сообразила, что та не пытается отбить у неё наёмника, а только защищает дракона. Несколько мгновений вампиресса разглядывала её, не зная, верить ли своим глазам и догадкам, а потом рассмеялась. Если кому до этого и доводилось видеть собак, смеющихся вполне человеческим женским смехом, то зрелище это, должно быть, выглядело неординарно, если не сказать больше. Вот и сейчас Лила изрядно напоминала воплотившуюся в реальность галлюцинацию любителя гульрамских трав и прочих дурманных зелий.
- Это, что ли, и есть ваша помощница? – отсмеявшись полюбопытствовала вампиресса. – Ну, способ присоединиться к разговору она выбрала своеобразный, а в остальном вполне приятная девушка. И боец из неё неплохой, - но шутки шутками, а если Амарилла сейчас примет человеческий облик и на глазах этой барышни вопьётся в шею наёмника, для одной ночи ей будет слишком много впечатлений. – Не будем шокировать её вашим знакомством с вампирами, в таком случае. Забирайте-ка вы её в замок и отдохните, а завтра встретимся в трактире. Пожалуй, лучше даже это сделать днём. Сейчас почти постоянно идут дожди и я могу появляться на улице и в светлое время суток.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/kp7a4czmy4xwxsy/Лила-собака.jpg?dl=0[/AVA]

+2

28

- А ну пошёл! Вон отсюда! Пошёл!
Все-таки, Альса решила оставить свое место, но направится не в теплую комнату а сюда. Видимо для того, чтобы защитить своего Лорда.
Освир тут же перехватил у нее факел, пока кто-либо из барышень не пострадал.
А зачем она вообще кинулась на с факелом? Понятно дело, она думала, что это просто собака, но неужели она решила, будто дракон не справится? Как-то необычно…
Но размышлять об этом времени особо не было, потому что как отреагирует на это Амарилла было непонятно, хотя, ничего особо страшного не произошло.
На вампирица восприняла сложившуюся ситуацию достаточно хорошо, и да, она была права, что для Альсы сегодня достаточно потрясений, чтобы видеть как собака вначале становится девушкой, а затем пьет кровь из лежащего человека.
- Хорошо. Встретимся завтра в трактире. Альса, наши дела здесь улажены, пора возвращаться в замок. - негромко сказал ей Освир.
Над вами когда-нибудь смеялся… волк? Вот и Альцеста видела это впервые. Нет, всякая магия, конечно бывает, она о всякой читала, но это… Она не помнила окончания разговора, просто почувствовала, как у неё подгибаются ноги. Почувствовала и ничего не могла с этим сделать, потому что глаза съехались в кучку, к носу, и, кажется, она собралась прилечь на земельку.
Оставалось только подхватить Альсу, чтобы предотвратить ее внезапно наметившийся контакт с холодной землей.
- Увидимся, как договаривались. У меня, как видите, небольшая проблема возникла. - сказал дракон Амарилле, после чего, взяв на руки все еще находящуюся в бессознательном состоянии Альсу, направился к замку.
За ее состояние особо не приходилось беспокоится. Никакого магического или физического воздействия точно не было, какой-либо болезни за ней замечено не было, а следовательно - это просто сильная реакция на смеющуюся собаку. Ну а в таком состоянии жизни ничего не угрожает.
На подходе к комнате Альцесы, дракон отдал мысленный приказ стражнику покинуть комнату, что тот успешно сделал.
Освир уложил девушку на ее кровать, после чего запер переданные стражником бумаги в небольшом походном сундучке, что стоял у него в комнате - с этим потом можно разобраться.
Как же все просто могло разрешиться в данный момент. Достаточно было просто снять с Альсы амулет и узнать все, а заодно ее и разбудить. Но это уже было бы крайним неуважением, а потому оставалось только вернуться к ней, в ожидании, когда эффект удивительного вампирского смеха пройдет.

О, эффект-то прошёл достаточно давно. По крайней мере она помнила всё достаточно чётко с момента, как они зашли в дом. Вернее - Господин зашёл, а она заехала на его ручках, торжественно прикидываясь ветошью. Когда ещё господин добровольно собственноручно поносит её на руках? Да никогда. У неё язык не повернётся попросить, а тут так сложилось, что грешно было не воспользоваться. Она приехала в свою комнату, хотя прекрасно слышала, как из неё кто-то вышел незадолго до того, как они в неё зашли.
Неужели подослал кого? Быть не может… ведь Господин не стал бы... Нет-нет, точно не стал! Он ведь не такой... Да и зачем ему? Глупости какие в голову придут… Её положили на постель и, кажется, господин отлучился. Хитрая деваха мигом приоткрыла глаза, огляделась через полузакрытые ресницы что к чему и, удостоверившись, что господина действительно нет, открыла глаза полностью и села на постели. Разумеется разуть её никто не догадался, а ведь это безобразие: в уличной обуви в чистую постель! К тому же, надо было вынуть грелку и у себя и у господина. Большая медная грелка с деревянной ручкой шустро перекочевала вон из под одеяла, а она, всё таки, решила навестить спальню господина, ведь его грелка всё ещё оставалась тем, где ей быть не положено.
Но, ведь если он пошёл к себе, то что ты уже изменишь? Сам достанет, разве нет? Безобразие… Полнейшее безобразие…
Она подошла к умывальному столику и зачерпнув из миски остывшей воды, протёрла лицо.
Это не был волк… волки ведь не могут смеяться… Это не был просто волк… Тогда что же это было? Перевёртыш? Какой-нибудь там маг? С ума сойти… господин якшается с оборотнями…
Взгляд невольно зацепило отражение в небольшом мутном зеркальце. Тумбочка у кровати была чуть приоткрыта. Спина у Альсы похолодела, ведь там, именно там, в верхнем ящичке, она хранила свой дневник. Нет, он конечно зашифрован и несведущему человеку не найти там ничего, кроме записок бытового характера, даже если он сумеет его расшифровать, но…
Она медленно развернулась спиной к столику и направилась к тумбочке, всё ещё не веря тому, что происходит. Человек, который покинул её спальню до того, как они пришли. Лорд ничего не сделал, хотя знал, что это была её спальня, что поселили её одну и посторонних тут быть не должно было… Но его не смутил человек покидающий комнату.
Неужели монахини? Но зачем? Зачем не пойму… Ведь это же… бессмысленно...
Она опустилась на кровать и открыла тумбочку. Нет, дневник был на месте, но его явно брали, ведь она помнила, как положила его… Помнила, что вот тут, на уголок, опустилось тонкое пёрышко, вылетевшее после того, как она взбивала подушку и опустившееся в ещё не закрытый ящичек.
Но… зачем? Кому и зачем? О боги… А если кто-то всё таки сможет? Если додумается как? … А если пойдёт к Лорду?
У неё похолодели руки и она чувствовала, как земля уходит у неё из под ног, а перед нею разверзается пропасть. Та пропасть, которую она надеялась обойти, избежать… ускользнуть от неё и вернуться туда, когда будет готова... Увы… Судьба снова решила перетасовать колоду и подложила ей свинью, как делала уже не в первый раз.

Вчитываться сейчас в копию дневника у дракона времени особо не было. Сначала требовалось убедиться, что Альцеста в порядке. Ничего особо страшного не случилось - просто ненадолго потеряла сознание, но все-таки присмотреть не помешает. Вот очнется - тогда вся ночь будет впереди, чтобы разобраться в дневником.
Когда же лорд решил посмотреть, как там девушка, то к удивлению обнаружил, что уже более чем в порядке.
Когда я принес ее, то она была без сознания. Отсутствовал меньше минуты: буквально зашел и вышел. За это время она очнулась, и сидит на краю кровати. То есть она либо подвинулась к тумбочке, либо встала, подошла и только потом села.Такое можно сделать за это время, но только если встать за секунду, а такое не сделаешь, когда находишься в бессознательном состоянии. Очнись она только что, то, скорее всего, даже с кровати не сдвинулась бы.  Видимо, она пришла в себя раньше. Какая хитрая девочка.
Но пока дракон не видел в этом ничего дурного. Ну очнулась раньше, ну не сказала об этом, в конце концов нервное потрясение пережила, и не стоит ее осуждать за то, что не возвестила всех о своем чудесном пробуждении.
- Вижу, ты уже очнулась. Я так понимаю, ты хочешь кое-что спросить относительно того, что ты видела несколько минут назад.
Учитывая то, что изначально Освир планировал взять Альсу на “переговоры”, то она более чем имела право знать, что здесь вообще происходит, и почему волк вдруг решил посмеяться аки человек.
Совместный пост с Радой.

Отредактировано Освир де Маллеус (14-09-2018 15:41:29)

+2

29

Разумеется, она хотела знать, но вот только опять же, приличия не позволяли расспрашивать господина самостоятельно, да и мысли сейчас были заняты несколько иным. Она коротко кивнула, хотя внимание её было всё ещё занято ящиком, дневником и многими вопросами и переживаниями. В том числе: А не потому ли сейчас господин начинает разговор с ней, что ему уже всё доложили, что он в курсе всего и просто из вежливости начинает издалека.

- Начнем по порядку. Тот, кого ты видела на дороге даже не “тот”, а “та”. И она вампир, просто умеет принимать волчье обличие. Но не беспокойся - эта девушка вполне благонадежна … в большинстве случаев. Так что опасаться надобности нет, тем более - мы с ней довольно давно знакомы.
Также, она поведала о том, что здесь вообще творится. Видишь ли, когда-то этот замок принадлежал одному барону, который не обзавелся наследниками, и после его смерти здесь открылся приют. Теперь же некто Корхо Мейх назвал себя наследником умершего барона и пытается силой отобрать замок. Первый штурм уже был успешно отражен при участии все той же леди, которую ты видела в волчьем облике. Второй штурм ты сама наблюдала. Поэтому, мы с ней договорились встретиться сегодня и обсудить сложившуюся ситуацию. Скорее всего, ожидается третий штурм. И я хотел, чтобы ты также присутствовала на этой встречи. Сама вампирица, кстати, очень хорошо о тебе отзывалась. Ну так что, я могу на тебя рассчитывать?
Да, и еще, я надеюсь, не нужно пояснять, почему все то, что ты сейчас услышала, не следует передавать кому бы то ни было?

Она слушала его совершенно молча. Не перебила его ни разу, хотя вопросов было на три телеги и ведёрко. Нет, многое встало на свои места, но новые ответы породили новые вопросы, как всегда и бывает. Впрочем, сейчас её интересовало иное
- Как скажете, мой лорд. - Совершенно ровным тоном ответила она, точно бы и не пыталась некоторое время назад поваляться в пыли у дороги. - Прошу простить, но мне нужно вернуться к моим обязанностям, прежде чем лечь спать. - Она поднялась, аккуратно прикрыла ящик и направилась было к дверям. - Во сколько разбудить вас завтра, мой Лорд?
- Вот и хорошо, что мы поняли друг друга. А разбудить… если не встану раньше, то около десяти часов.

После этого он покинул комнату. Она прикрыла дверь покинутой комнаты, но вот только направилась не в его комнату, а на улицу. Господин вернулся без плаща, а это значит, что возвращаясь с нею на руках, просто забыл его на крюке у ворот, а ведь завтра он понадобится ему. Как бы ни хотелось сейчас остаться там, в тепле, за стенами, не хотелось выходить во мрак и холод... Там теперь ей было неуютно, обидно и, почему-то, стыдно... За что? А вот это было известно и понятно только ей... Никому стороннему знать об этом не следовало бы... Увы, похоже теперь её знание и переживания, стали ещё чьим-то достоянием. Она забрала плащ с крюка, нашла рядом и уже потухшую лампаду, бросив быстрый взгляд на дорогу, туда, где недавно стоял волк. Убедившись, что зверя там больше нет, она накинула на плечи плащ господина и направилась обратно, провожая взглядом за одну из башен бледный диск луны.

[audio]https://www.dl.dropboxusercontent.com/s/ezozzueyv8ybxge/%D0%A7%D0%B0%D1%80%D1%83%D0%B9%20%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8F.mp3?dl=0 | Записка первая[/audio]

Теперь можно было заняться дневником. Копия, надо сказать, была хоть и не совсем полная, но достаточно хорошая, чтобы попытаться расшифровать. Это дело дракону не нравилось. Получается, что он не доверял той, кому всегда доверял. Но сейчас она что-то скрывала и не хотела об этом говорить. Более того, здесь явно были не песни.
Расшифровка шла не так уж и плохо, все таки опыт работы со скрытыми посланиями у золотого имелся. Да и не мог не иметься, когда регулярно находишься в центре очередной дворцовой интриги. А под шифром оказались путевые, домашние заметки и… песни. Но, как известно, песни незачем шифровать, равно как и рецепт “бабушкиных пирожков”, а значит, что за самыми обычными пометками точно было что-то еще.
Надо было думать дальше. Самые распространенные варианты шифрований не подходили. И это точно был не шифр с кодовым словом, иначе здесь не было бы целостного текста. Первые буквы, определенные слова … все это не подходило. Поднести к зеркалу тоже не особо помогло…
Зеркало… А что если не отражать, а просто наоборот...
И вот теперь все начало становиться на свои места.

Обычное перо… Что можно скрыть обычными пером в самом обычном дневнике? Уйму всего, вот и теперь, когда он перевернул страницу со стихотворением, первое, за что зацепился взгляд, был не текст, а портрет. Его собственный портрет, сотворённый чуть более жирными чёрточками, колечками и завитушками букв стиха. Такое вот послание в послании, такая вот простенькая и одновременно хитрая система спрятать адресата за строчками откровений. На развороте было два не очень длинных стихотворения, а под ними закорючки нот, как будто бы она планировала когда-то снова спеть или сыграть это. По краю странички тянулась тонкая, много-много раз подряд повторённая запись, старающаяся убедить сама себя в собственной достоверности... "Мы те, кто мы есть..."

Записки девушки

С какою тайною отрадой
Тебе всегда внимаю я!
Блаженства лучшего не надо,
Как только слушать бы тебя!

И сколько чувств святых, прекрасных
Твой голос в сердце разбудил!
И сколько душ высоких, ясных
Твой чудный взор во мне родил!

Как дружбы чистый поцелуй,
Как слабый отголосок рая,
Звучит мне речь твоя святая.
О! говори, о! говори еще!
Чаруй меня! чаруй!

Я вижу образ твой, когда зари дыханье
С природы дремлющей свевает мрак густой.
И льётся по полям цветов благоуханье,
Я вижу образ твой, я вижу образ твой.

Я вижу образ твой, когда слеза катится
Из голубых очей денницы золотой
И роза в ручеёк серебряный глядится,
Я вижу образ твой.

Я вижу образ твой, лишь солнце, царь вселенной,
Торжественно на свод несётся голубой,
И в каждой капле вод, лучами позлащённой,
Я вижу образ твой.

Я вижу образ твой, когда день угасает,
И бледная луна плывёт к тени ночной
И в сладкое меня забвенье погружает,
Я вижу образ твой.

[audio]https://www.dl.dropboxusercontent.com/s/t76b2x7xa8iv6di/%D0%AF%20%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D1%83%20%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%20%D1%82%D0%B2%D0%BE%D0%B9.mp3?dl=0 | Вторая[/audio]

***
Она открыла глаза на рассвете. Открыла - сильно сказано, едва ли ей удалось поспать... Убрав с груди дневник, в который совсем только недавно, как ей казалось, дописала, она закрыла его, захлопнув внутри перо. Последний день... Теперь она уже решила точно, тем более, что дневник действительно кто-то брал. Она видела следы на тонкой кремовой бумаге, но... Долг есть долг. Она отложила свои размышления и душевные терзания, ведь через час нужно будет придумать для господина завтрак, а ещё часа через четыре, если сам не встанет, разбудить. Работа - пожалуй единственное, что действительно помогает перестать думать о том, что воплотить невозможно и твёрдо стоять на земле, не теряя рассудка и не кидаясь в погоню за безумными мечтаниями сердца.
Совместный с Освиром

[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

Отредактировано Рада (14-09-2018 15:46:53)

+1

30

- Мне бы ваши проблемы... - мечтательно протянула Лила, принюхавшись.
От помощницы Освира пахло молоком и выпечкой. Хорошенькая, чистенькая, и годков ей, наверное, чуть больше двадцати. Умеет дракон выбирать компанию для поездок. Гораздо лучше, чем место для ночлега. Вот Амарилла бы ни за что в монастыре не поселилась. В мужском, если только. Там это было бы забавно. И тут вампиресса сообразила, что это ей в мужском было бы весело, а Освир-то сам мужчина, так что всё он правильно сделал.
Проводив взглядом дракона, удаляющегося с барышней на руках, Амарилла хмыкнула и убрала лапы со спины пойманного наёмника. Тот уже оклемался после ментального удара и вытащил моду из грязи. Повернул голову и увидел перед собой и увидел миниатюрную рыжеволосую женщину. Лила молча стояла над ним, а наёмник озирался вокруг в поисках чудовищного зверя или тех людей, голоса которых он только что слышал. Естественно, Освира он не увидел, зато девушка была здесь, но она-то точно ничего ему не сделает.
Пользуясь ночной темнотой и тем, что люди слегка подслеповаты в это время суток, вампиресса слушала его мысли и улыбалась. Лила потому и молчала, что стоило только подать голос, как сразу станет ясно, что она не Альцеста. Оглядевшись, наёмник сообразил, что тел вокруг практически нет, нападавших не стремились перебить, просто опять разогнали. Живых, собственно, по близости тоже не оказалось.
- Ты из монастыря?.. – кашлянув, спросил он и, видимо опасаясь, что нашедшая его девка убежит и позовёт подмогу, резко шагнул к ней и схватил за руку.
- Нет, - глубокий, мягкий голос Амариллы успокаивал и согревал, окутывая меховым одеялом, звёздами светящиеся во мраке глаза завораживающе манили.
Хватка мужских пальцев на её запястье ослабла. Вампиресса высвободила руку, ласково убрала прилипшие тёмные пряди с лица своей добычи и, приобняв, заставила его склониться к себе. Долго и тщательно выбирала место для укуса, а потом солоноватый вкус человеческой кожи смыло напором горячей крови. В ней чувствовались волнение и азарт битвы, не выветрившийся до конца хмель и привкус каких-то целебных трав. Должно быть, наёмника недавно ранили и он ещё не успел окончательно исцелиться.
Но малый оказался храбрецом, страха в нём не было и не успело появиться. Кровь и жизнь покинули его за несколько мгновений, оставив лишь пустую оболочку, которая на глазах сморщилась и усохла до состояния мумии, доспехи на которой болтались, словно ведро на жерди.
Вот так заканчиваются трапезы высшего вампира, если он себя не сдерживает. Осторожно придерживая скукожившуюся, посеревшую куклу, Амарилла шагнула в портал. А утром у дома шодданского старосты, того самого, что приютил Корзо Мейха, нашли иссохший, скрюченный труп.
Видят боги, Амарилла очень старалась решить дело без лишнего кровопролития. И дело было даже не в том, что это огорчило бы матушку Лину. Просто как всякий вампир, советница не одобряла бессмысленной траты этой драгоценной жидкости.
В первый раз всё обошлось достаточно мирно, нападавшие передрались между собой и разбежались после появления нежити и оборотней. Но, похоже, это их ничему не научило. Во второй раз убитых и раненых было больше и, что самое главное, вампиресса потеряла терпение.
Она вообще придерживалась того мнения, что каждый может ошибиться и людям нужно давать второй шанс. Но если история повторяется и случайность превращается в закономерность, то на этом всё. Потому третьего шанса ни для Корзо, ни для его бандитов не будет. И Амарилла сделала последний благородный жест, оставив баронскому наследничку предупреждение.

Отредактировано Амарилла (15-09-2018 17:55:09)

+3

31

Расшифровка закончилась полной неожиданностью. Да такой, что вчерашнее нападение казалось мелким незначительным событием, на фоне всего этого. Может быть, прочтя только стихи, Освир бы подумал, что девушка просто мучается от неразделенной любви к кому-то, или ей понравился кто-то, кого она видела в путешествии, а теперь между ними уже многие мили.
Но здесь был портрет. Его портрет! Как такое вообще могло произойти дракон не понимал. Нет, когда служанка влюбляется в лорда это еще понятно, такие случаи история знает, и даже со счастливым концом, но чтобы в дракона!
Освира это не злило, просто … просто он пока не очень понимал, как такое может быть. Но это определенно было так. И именно это было той самой тайной Альсы, которую она столь тщательно скрывала и не могла ему открыть. Теперь-то понятно почему.
Но, по крайней мере, она не задумала ничего дурного, а это сбросило огромный камень с души, так как не хотелось даже думать о том, что Альсе можно не доверять, а само наличие тайны заставляло о таком задуматься.
После этого, дракон поднес бумаги к ближайшей свече. Труд стражника сгорел за минуту, но так было необходимо.
А еще надо было с утра идти к Амарилле.
Так все. Сейчас спать, а завтра на свежую голову обдумаю, что со всем этим делать.
Нет, у дракона и раньше были отношения, и в этом не было ничего дурного, но чтобы вот так - в первый раз. Но, это уже была объективная реальность. А значит, надо было как-то поступить. Вряд ли Альса чувствует себя лучше от неразделенной любви, поэтому оставлять ее в таком состоянии не хотелось, но и являться с фразой “Я все знаю!” тоже нельзя было. В общем, пока абсолютно не было ясно, что делать.
А потому только и оставалось, что хорошенько выспаться.

Дела делались, голова думала, а солнце тем временем медленно, но верно поднималось из-за горизонта, из-за деревьев и неукоснительно двигалось к своему зениту. Альса действительно была занята делами, а потому ей некогда было особенно переживать из-за вчерашнего. Из-за нападения, из-за того, что кто-то рылся в её вещах, из-за этой странной волчицы-вампирши. Господин знает что делать, на то он и господин, а потому и ей голову греть рано. Она спустилась в кухню, собрала завтрак для милорда и направилась к нему. Он сам просил разбудить, но вот то, что он сам не встал с рассветом - было необычно для него. В прочем, Альса списала это всё на усталость. Тяжело находиться в пути, всё время сидя и трясясь в этой карете. Да, была в поездках доля романтики и пользы, но всё таки дискомфорта она приносила больше.
Она аккуратно продавила дверь комнаты, боком, проскользнула внутрь, после чего, аккуратно закрыла дверь так, чтобы осталась небольшая щёлка. Не хлопать же дверьми, когда господин спит. Она оставила поднос на тумбе рядом с кроватью господина, аккуратно сдвинув книгу и подсвечник. Постелила в ногах чистое платье для хозяина, принесла из коридора начищенные сапоги, выставив прежние за дверь, и тёплую воду для умывания со свежим полотенцем. Когда всё стояло на своих местах и было подготовлено к пробуждению, она подошла к окну, взяла палку для штор и, прицелившись, зацепила одно из колец, оттянула его в сторону, утаскивая штору прочь и пуская в комнату солнечный свет.
- Доброго утра, милорд. - Вторая штора так же потянулась в сторону и в комнате стало совсем светло. - Вы просили вас разбудить. - Она припрятала палку туда, куда было положено - в угол. - Завтрак на столе, чистое платье - на кровати, тёплая вода в кувшине. - Отчиталась девушка, точно бы рассказала заученный стих. - Будут какие-то особые распоряжения? - Спросила она напоследок, прекрасно понимая, что ей всё таки следует удалиться. Не будет же она наблюдать за утренним туалетом хозяина.
Совместный пост с Радой

+2

32

Мда, размышления всегда вызывают особенно крепкий сон. - думал дракон, просыпаясь от ворвавшихся солнечных лучей.
- Спасибо, Альса, никаких особых распоряжений. Чуть позже отправимся в поселок на встречу с той дамой, с которой ты “познакомилась” вчера - улыбнулся золотой. - А пока можешь идти.
Альса кивнула, присела в коротком поклоне и быстро удалилась не сказав ни слова, просто захватила мокрой тряпкой со столика небольшую горстку пепла. Всё одно убираться потом, так почему не сейчас?
Встать, умыться, одеться много времени не заняло, да и никогда не занимало. А вот мысли занимали абсолютно все сознание. И это были не мысли об армии Корзо Мейха, которая наверняка еще вернется. Ответ на вопрос, что делать с Альсой так в голову и не пришел, а просто напросто игнорировать ситуацию было нельзя.

Но пока дракон прошелся по замку, чтобы пообщаться с сестрами насчет вчерашнего и поделиться некоторыми соображениями относительно дальнейших действий. Все-таки, в том, что третий штурм не заставит себя ждать даже сомнений не было (если только не перебить армию Мейха в их лагере). В замке в любом случае оставалось два стражника. Шпионов или несколько человек они, может, и порубят, но вот полноценный штурм точно не отразят. А поэтому, надо было решать этот вопрос.
Но сначала, поговорить с Альсой.
Постучавшись, Освир вошел в ее комнату, но дверь оказалась заперта и девушки не было у себя. Теперь дверь была заперта, кажется, девушка потеряла доверие к тому месту, где находилась. Да и потом, раз они находились на временном постое, грешно было не воспользоваться благами этого дома.
- Она спрашивала где голубятня. - Тихо ответила ей женщина, стоявшая у окна и состригавшая увядшие листы с кустов в горшках. - Через двор и налево, в башню. Увидите - там отдельный вход, господин. - Не дожидаясь логичного вопроса выдала женщина и подняла небольшое ведёрко с водой, чтобы полить цветок.

Со своим господином Альса столкнулась в дверях голубятни, она выходила оттуда с красивой сизой голубкой в руках. На спинке птички был закреплён небольшой кожанный тубус, а в нём, по традиции, хранились послания, свёрнутые трубочкой. Девушка открывала дверь, уперевшись в неё боком, потому как руки были заняты и оттого не заметила своего господина, врезавшись в него грудь в грудь.
- Прошу прощения, милорд, не думала, что вы меня будете искать. Что-то случилось?
- Да ничего особенного не произошло, просто хотел немного поговорить.
В руках у нее был почтовый голубь. Вроде, никакихи дел за пределами этого района у них не было, так зачем же ей кому-то писать?
Вполне возможно, это была просто ее личная переписка, но дракон не припоминал, чтобы у нее с собой был голубь из какого-то места, хотя, может он просто его не заметил. Сама девушка, кажется смутилась, отвела взгляд и постаралась обойти господина правее, чтобы выйти во двор. Помнится, он говорит, чтобы никому она вестей не посылала. Как же теперь, наверно, это выглядит… странно. Подкинув голубку вверх, она проводила её взглядом, пока та не скрылась за крышами их временного пристанища и тогда только она обернулась к своему господину, готовая его выслушать.
- Ты кому-то пишешь? - спросил Освир как бы невзначай, между делом, в конце концов, она просто могла отправить весточку семье или еще кому-то. В любом случае, в чем-то неблагонадежном подозревать ее не было оснований, так что это был, по большей части, обычный вопрос из природного любопытства.
- Отец просил извещать его о том, куда меня занесло попутными ветрами. - Мягко улыбнулась она, даже не пытаясь утаить от него что-то. Не спрашивал про дневник - уже шикарно. - Грешно не воспользоваться таким случаем и оставить родителя в неведении.
- Нам скоро отправляться, потому хотел с тобой кое-что обсудить. Вот смотри: имеется армия лже-наследника, о котором я вчера говорил, и этот замок, который никак нельзя ему отдать. Нападения они не прекратят. Вот представь, что именно тебе надо уладить конфликт, как бы ты поступила?
Разумеется, сваливать на нее всю работу, дракон не собирался. Это был вопрос из того же разряда, что и вопрос о чаше. Тем более, кто знает, может именно сейчас в голову придет та самая идея. А еще, возможно, в ее словах получиться найти подсказку, что делать с ней самой. Да, шанс на это минимальный, но вдруг?
Совместный с Освиром
[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

Отредактировано Рада (18-09-2018 14:48:49)

+2

33

Она задумалась. Похоже серьёзно задумалась, потому что на ровном и достаточно доброжелательном личике её залегла тень не особенно-то хороших рассуждений.
- Прошу простить меня, мой лорд, но у сразу, сходу, мне на ум приходят только достаточно радикальные методы решения вашей проблемы, если только я верно уловила всю её суть и подводные камни. - Пожала плечиком она и направилась обратно к дому. - Диверсия. Ослабить отряд плохой едой или водой, попортить снаряжение или просто устранить липового претендента на наследство. Если не ошибаюсь - наследников по-крови, у замка нет, верно? А собравшиеся вокруг самозванца, наверняка идут за титулами или деньгами, поэтому закрывают глаза на то, что наследник ложный. Как только исчезнет гарант награды - исчезнет и войско. - Предположила она, хотя никогда особенно не разбиралась в тактике и стратегии.

- Звучит разумно. - все-таки, Альцеста была достаточно умной девушкой. - Альтернатива этому - только полное уничтожение. Сейчас у меня нет уверенности, что и переговоры принесут какие-нибудь плоды. Их предводителю уж очень дался этот замок, и просто так он его не отдаст. Но меня больше заботит другое: как он собирается его удерживать? По сути это будет просто захват укрепления обычной, хоть и крупной, бандой. Рано или поздно вести дойдут до Греса и тогда войско герцога их просто сотрет. Такое прощать не станут.
Это было действительно так. Ты можешь сколько угодно объявлять себя наследником кого угодно, но пока твое право официально не подтверждено - можешь забыть о состоянии своего покойного “родственника”. Вот если бы это баронство было независимой территорией, тогда подобный план вполне мог сработать. Но сейчас небольшая армия, по сути, пыталась отгрызть кусок одного из самых сильных государств во всем регионе.
Отсюда вопрос: если в замке им не удержаться, а думаю, они это осознают, то зачем штурмуют? Может, есть здесь все-таки нечто ценное. Конечно, варианта, что они полные болваны и не видят дальше следующего шага, тоже нельзя исключать. Что об этом думаешь?

- Мой лорд, я сомневаюсь, что вести дойдут до Греса так скоро, что подлец не сумеет собрать войск. Да и, какое дело Гресу до замка без хозяина? Разве что появится тогда, когда появится новый хозяин земель. Но это совершенно другой разговор: дарственная или титул. Тут волей неволей пошлют войско или как минимум отряд того, кому земли принадлежат. - Она поймала себя на том, что, кажется, перешагнула границы дозволенного и общается со своим господином как с подружкой в бане. - Простите, я веду к тому, что если даже когда об этих землях и вспомнят, народ и все, кто более менее способен держать оружие в руках, уже будут считать этого бандита своим законным господином. Это вызовет смуты и волнения и даже может помешать войскам вернуть замок. А может статься и так, что этому человеку нужно от этого замка нечто иное. Покойный хозяин земель мог хранить в своём доме какие-то ценности или просто положение замка играет роль и смысл. Быть может именно за ними и пришёл этот человек. В любом случае - я бы сначала поинтересовалась его родословной. Вдруг он является чьим-то очень дальним родственником. Мало ли как случается - и по женской линии, с другими фамилиями, случаются наследники.
- Проблема в том, что у этих земель уже есть хозяин - его светлость герцог Гресский, и ему точно будет дело до такой выходки. Это как если бы к тебе в комнату зашла девица, уселась на твой любимый стул и заявила, что он теперь принадлежит ей.
Но кое-в-чем ты права: он действительно может закрепиться здесь так надолго, что к нему просто привыкнут. Потому что это единственный способ - с армией герцогства ему не справиться никаким образом, возможности у него не те. Но даже в таком случае, его затея рискована - он может только закрепиться здесь и за счет этого получить официально титул, но для этого герцог должен еще захотеть вести с ним переговоры, а он может и не захотеть. Просто если какой-то авантюрист собирает вокруг себя группу людей и захватывает баронство - то это позор и довольно существенный. Авторитет правителя рухнет невероятно низко.
А вот насчет родословной… это может быть. Но отсюда все равно нет возможности проверить. Вот были бы мы в Гресе - тогда да. Вполне возможно, что он и впрямь какой-то непонятный родственник, которому в столице отказали в наследовании, а если он замок возьмет, то, может и согласятся. На самом деле - вряд ли так произойдет, но Мейх может так думать, случаи, когда наследник подобным образом отстаивал свое право имелись, правда, там было еще очень много других обстоятельств.
Ладно, все это надо обсудить с Амариллой - она здесь дольше находится и может обладать ценными сведениями. Кстати, тебя не тревожит перспектива общения с вампиром?

Освир спросил это не потому, что считал Альсу трусихой, но все же от одного обличия вапмирицы она ненадолго потеряла сознание, хотя, надо признать, Амарилла умела отправить в такое состояние. А потому лучше спросить, что девушка вообще думает об этой встрече.
Она слушала его молча, не перебивая и более не пытаясь высказываться. Зачем? Её мнение всё одно не настолько компетентно, как могло бы быть, занимайся она этими вопросами серьёзнее. Спросили - уже хорошо. Выслушали - вообще прекрасно. Далее было не её, да и вообще, не женское, дело. Так или иначе, даже если она не согласна, не в её воле принимать решения. На это есть милорд, графья, герцоги и так далее. А её место и дело - приносить милорду простыни и следить за домом. Хоть ей и льстил сам факт, что её мнением интересуются, несколько полос на спине, оставшихся от розг, не давали ей забыть её место и долг.
- Я верю вам, мой Лорд. Если вы считаете, что эта женщина вам полезна и её общество вам нужно, то я просто не в праве мешать вам. - Совершенно не на тот вопрос ответила она, хотя, какое уж там. Она бы пошла за ним и в огонь и в воду…
После полученной из дневника информации эта фраза приобрела для дракона несколько иной оттенок, как если бы она сказала ее до этого. Но, в любом случае, обмороков больше не предвиделось. Поэтому, можно было выдвигаться.
- Хорошо. Думаю, нам пора. Тебе нужно время, чтобы собраться?
- Нет. Я собралась ещё утром. - Она позволила себе короткую улыбку. - Я и ваше платье подбирала из соображений, что нам придётся отлучиться.
- Прекрасно. Пойдем.
После этих слов они собрались и, накинув плащи, вышли из замка и направились в поселок. Идти было недалеко, а разыскать единственную таверну в поселке довольно просто. Оставалось дождаться саму Амариллу. Планы менялись просто на глазах. Вернее как, она просто не ожидала, что господин вот так вот с места в карьер, кинется со двора в таверну, но и спорить было как-то глупо. А потому ей пришлось быстро переобуться, накинуть плащ и спешить за своим Лордом.
Совместный пост с Радой

+2

34

Шодданский трактир не имел названия. Заведение было единственным на всю округу и в нём попросту не нуждалось. Трактир да трактир. Всем и так понятно, что не о какой-нибудь греской корчме речь, а о своём, родном и хорошо знакомом. Где хозяин по доброте душевной может опохмелить в кредит. Ну, или на крайний случай сердобольная хозяйка рассольчику вынесет. Где сырой и стылый запах улицы причудливо перемешивался с ароматами дыма, острых специй, грибов, варенья, хмеля и жареного мяса. И где всегда можно укрыться от непогоды, что не на шутку разгулялась этой дождливой осенью.
О том, что Амарилла куда-то отлучалась ночью, никто кроме дракона и его служанки так и не узнал. Побывав у замка, а после у дома старосты, она преспокойно вернулась на сеновал и только под утро выбралась оттуда вместе с тремя своими похмельными и изрядно помятыми ухажёрами. Пока мужчины отправились к трактирщику лечить гудящие набатными колоколами головушки, вампиресса попросила нагреть воды и после почти часового ожидания, наконец, смогла блаженно окунуться в бадью.
С одной стороны, кровь давала Лиле практически всё, что нужно для существования. Кроме неё и укрытия от дневного света вампиресса более ни в чём не нуждалась и могла обитать хоть в склепе, хоть в пещере, хоть в звериной норе. Но Амарилла всё-таки когда-то была человеческой женщиной и ничто женское и человеческое было ей не чуждо. Она обожала носить украшения, красиво одеваться, хорошо пахнуть, владеть всевозможными редкостями и многое могла сделать ради этих ненужных, но милых её не бьющемуся сердечку мелочей.
Так что дракона вампиресса встречала в чистеньком голубом платье, вырез которого позволял кого угодно заставить замечтаться, и в вышитой цветной гладью короткой жилетке. Одежда была простая и подобрана на деревенский манер, чтобы не усложнять себе жизнь выдумыванием мудрёной легенды.
В любом месте, где вампиресса останавливалась, всегда начинали расспрашивать о том, откуда она родом, чем занимается и зачем отправилась в дорогу. Знатные дамы не путешествовали без сопровождения, поэтому такой вариант отпадал сразу, и обычно Амарилла представлялась странствующей травницей или гадалкой. Реже сочиняла более сложные истории, в которых успела побывать и актрисой, и учителем словесности, и даже сбежавшей из-под венца невестой. Тут всё зависело от обстоятельств и её сиюминутного настроения. Но владелец шодданского трактира в последнее время слишком много видел самых разных женщин, по тем или иным причинам приходивших к основанному в замке приюту, и уже привык к тому, что истории свои они рассказывают неохотно, потому вампирессу об этом даже не спрашивал.
Он радушно встретил благородного господина и сопровождавшую его девушку, предложил позавтракать свежайшим пирогом с курицей и отправил мальчишку-конюшего за Амариллой. Уже сытая, причём явно не пирогами, и довольная собой и жизнью вампиресса спустилась вниз, поздоровавшись с драконом, как и подобало простолюдинке приветствовать лорда. Кем бы она ни была в Вампирском Анклаве, в людских землях Амарилла этого афишировать не хотела. Едва ли здешние жители придут в восторг от проезжего вампира, чернокнижника и некромага, так что лучше было оставить их в неведении на этот счёт. Как, впрочем, и о причинах её появления здесь, поэтому Амарилла сразу пригласила гостей к себе в комнату.
Было заметно, что их ждали. Кровать оказалась сдвинута в дальний от окна угол, отчего на полу осталось несколько царапин, а её место заняли стол и пара грубо сколоченных стульев, что сделало и без того не слишком большую комнату совсем тесной.
- Располагайтесь, - указав на них, предложила Амарилла и, тряхнув прихваченными заколкой рыжими кудрями, уселась на кровать. – У вас, наверное, множество вопросов относительно того, чему вы нынче ночью стали свидетелями. Попробую обсказать вам ситуацию с самого начала, милорд, а там уж посмотрим, что вы на это скажете. Итак, началось всё с того, что несколько лет назад здешний землевладелец, барон Шоддан скончался, не оставив прямых наследников. О кончине своей он, видимо, знал и перед смертью завещал земли и всё, что на них расположено, храму Имира и Играсиль, находящемуся в трёх днях пути к югу отсюда. Одна из жриц основала в замке женский приют и всё это время неплохо с ним справлялась. Насколько я знаю, в Тихой обители сейчас живёт почти сотня служительниц и вдвое больше тех, кому они стараются помочь. Но этим летом здесь появился некий господин по имени Корзо Мейх и объявил себя сыном старого барона. Вроде как, ещё будучи молодым и горячим и находясь на обучении в греской школе магов, Шоддан успел жениться и даже обзавестись сыном. Говорят, что тому даже есть какое-то документальное подтверждение, и на его основании Корзо теперь требует своё наследство.
Одни его поддерживают, другие считают, что эта бумага поддельная, что он незаконнорожденный и никаких прав на земли и титул не имеет, третьи, что он и вовсе не сын барона, а обыкновенный проходимец. Решать это дело, естественно, будет герцог, но пока в столице поднимают архивы, здесь стали происходить кое-какие скверные вещи. Вы как раз и видели одну из них. Это уже не первая попытка захватить замок и, вроде бы, Корзо к ним никакого отношения не имеет. Просто какие-то обнаглевшие бандиты с неизученных территорий, а может даже и сентерийцы перешли Мелайсу и, пользуясь осенним бездорожьем и медлительностью герцогской армии, решили пограбить приграничные территории соседнего государства.

В этой истории было несколько важных моментов. Прежде всего, у Амариллы не было убедительных доказательств того, что Корзо Мейх связан с нападениями на Тихую обитель. На банду дикарей с неизведанных территорий нападавшие тоже не походили. Слишком хорошо они были экипированы и выучены. Что же до Сентерис, вампиресса не ладила с ними, но даже она понимала, что они едва ли опустятся до банального разбоя. По крайней мере, от глав гильдии такой приказ точно исходить не мог.
- Но надо признать, что новоявленному наследнику это выгодно. Если замок разорят, то герцог будет обеспокоен надёжностью своих границ и, скорее всего, не станет слишком приглядываться к бумагам, решив дело в пользу Мейха просто ради того, чтобы эти земли управлялись твёрдой мужской рукой, а не горсткой обездоленных женщин.
Пожалуй, Амарилла бы даже сочла подобное решение мудрым. Правитель не всегда может позволить себе поступать по правде и справедливости, ведь прежде всего он должен думать о безопасности, спокойствии и благоденствии своего народа. Но дело в том, что в нынешней ситуации она была на стороне сестричек, а такая мудрость греского герцога могла сделать их бездомными, чего вампиресса допускать не собиралась.

+3

35

Ждать Амариллу долго не пришлось, так что, поприветствовав вампиршу, Освир и Альса оказались в более располагающем к приватному разговору месте, нежели первый этаж трактира.

Признаться честно, Альса ждала нечто совершенно иное. Тёмный склеп или подвал, женщину, бледную как полотно и в рваных лоскутах, некогда дорогих одежд. Встретив же искомую ими особу в трактире, Альцеста поняла, как же глубоко она ошибалась. Эта женщина была не просто хороша, она была весьма и весьма привлекательна, чего никак нельзя было понять по её животному обличию. Быть может кому-то, кто мало представляет, как себя ведут разные слои общества, эта маскировка с переодеванием была бы и достаточна, но вот глаз Альсы всё таки зацепил пару мелких, но очень важных нестыковок между простым платьем и достаточно сложным поведением и жестами, что никак не свойственны простолюдинам. Но, то была Альса. Её редко кому удавалось обмануть внешним лоском или наоборот, показной простотой. Она присела в коротком почтительном приветствии, как и полагалось, оставаясь по левую руку и чуть поодаль от своего господина. Вежливость ещё никому не вредила.
Разговаривать внизу женщина не захотела, но оно и так было понятно - даже у стен есть уши. Что уж говорить о том, что внизу, посреди зала несильно-то и востребованного трактира, они были бы как бельмо на глазу и к их разговору могло невольно прислушаться несколько пар лишних ушей. Она последовала за своим господином и его знакомой.
В комнате, где остановилась их собеседница было по-женски. Сложно сказать конкретно, но всегда можно усмотреть какие-то мелкие черты, которые привносит женщина в свой быт и окружение. Мужчины, как правило, такими мелочами не страдают, но и их присутствие тоже можно отметить. Тут же читалась женская рука, даже несмотря на то, что их явно ждали и помещение было подготовлено к их визиту. Она остановилась за спиной своего господина, потому как банальнейший этикет не позволял сидеть, пока господин стоит. Она не надоедала женщине пристальными взглядами, не крутила головой, ища что-либо по сторонам, она смотрела прямо перед собой и чуть вниз, скользя взглядом по спинкам стульев и столу. Эта обманчивая невнимательность была положенной, хотя ни слова от неё и не ускользнуло. Как она и полагала - ей было известно слишком мало, чтобы строить какие-либо серьёзные догадки и предположения. Теперь же деталей стало больше, но они заполнили кое-какие дыры в её знаниях по этому вопросу.

Теперь рассказ о сложившейся ситуации был куда более обстоятельным, чем ночью неподалеку от замка, оно и понятно - тогда особо было не до разговоров, зато теперь можно было спокойно все обсудить.
- Документальное подтверждение есть, говорите… - произнес дракон, после того, как выслушал рассказ. Он задумался. Золотой всегда уделял очень много внимания бумагам и законодательной стороне вопроса. Одно дело разбираться с Мейхом, когда он действительно законный наследник, а в его собственности открыли приют, а другое - когда он просто разбойник, решивший нагреть руки на выморочном имуществе. Но думал дракон не долго.
- Если дело обстоит в точности с вашим рассказом, то позиция Мейха не так сильна, как может показаться. Суть в том, что барон Шоддан не просто правил этими землями от имени герцога, эти земли были его собственностью, хотя он и был связан некоторыми обязательствами с сюзереном. И наследником он может назначить кого угодно, и не важно, есть или у него законные или незаконные дети. Другое дело, что сестры вряд ли защитят границу лучше, чем тот же Мейх. Так что если начнуться проблемы, то только с этим.
Конечно, способность Мейха организовать защиту кое-чего стоит, но этого недостаточно, чтобы его признали наследником и даровали титул. Отдать земли просто потому что кто-то пришел с армией и их захватил - не самое лучшее, что герцог может сделать для своей репутации и военной мощи страны. Это так все пойдут резать друг друга и получать титулы.
Если Корзо скажет, что он не имеет отношения к нападениям, а потом выгонит захватчиков, чтобы стать героем - это ему не очень поможет. Мы-то знаем, что это его рук дело, а донести все до герцога будет не так трудно.
Если же Корзо захватит замок - то это станет позором для герцога, потому что в его землях не пойми кто творит, что захочет. А если он его оставит, то это будет еще и проявлением слабости. Соседние правители такого не оценят, особенно, если учесть, что с другой стороны к Греса Арисфей, и вряд ли “лесные друзья” обрадуются, что в прилегающей к ним стране приграничные области могут захватывать бандиты. У герцога уже есть одна язва в государстве - Нищий квартал, вторая ему не нужна, человек, захвативший власть таким путем не очень-то будет слушать сюзерена, который ему это позволил.
Поэтому, в долгосрочной перспективе Мейх проиграет. Но до этого нельзя дать ему захватить замок, хотя бы ради его обитателей. Сомневаюсь, что он будет к ним милостив. Какую бы тактику он не избрал - ему выгодна их смерть: либо для того, чтобы скрыть свою причастность, либо для того, чтобы показать, какие зверства будут твориться без хорошего правителя.
На самом деле, учитывая то, что имеется завещание барона, Мейха можно повесить за все его дела и никто слова не скажет, потому что сейчас он бандит. Реши герцог вопрос в его пользу - нападения не требовалось бы.
Но у меня будет к вам еще вопрос: точно ли Козро нужен именно замок? Может ли так получиться, что там, где-то в секретном подвале, храниться нечто ценное что ему нужно?
И второй вопрос: известно ли местоположение командного пункта Мейха?

Совместный пост с Радой и Амариллой

+3

36

- Эльфы… - Амарилла поморщилась. – У меня нет в Арисфее стопроцентно надёжных источников, но ходят слухи, что  у них в последнее время демон знает что творится.
С Освиром она чувствовала себя относительно свободно и непринуждённо, потому сама не заметила, как изменилась в лице. Между бровей рыжей ветреницы залегла суровая, чуть надменная складка, а в разговоре стали попадаться жаргонные словечки государственных соглядатаев, главой которых она, собственно, и являлась.

Альса не ошиблась, не купившись на маскарад с платьем. Теперь, слушая гладкую, рассудительную речь её новой знакомой, она это понимала совершено чётко, равно как и не ускользнула от девушки и специфика речи особы. Явно не простой и не последний человек в вопросах политики. Хотя... какой тут человек... Не последний вампир, хотя сути это и не меняло.

- К тому же, если я правильно помню, граница Арисфея проходит по реке Райс. Между нею и Элл-Тейнскими владениями ещё приличный кусок леса, который никому не принадлежит и куда боятся соваться не в последнюю очередь из-за эльфийских чар. Никогда не угадаешь, на что там можно нарваться. Это не в упрёк эльфам, не подумайте. Я просто хочу сказать, что склоки людей, тем более такие мелкие их едва ли заинтересуют.

Это был один из тех редких случаев, когда вампиресса была бы не прочь привлечь внимание остроухих. Но эльфы известны своей политикой невмешательства в людские дела. Вот если бы Шоддан облюбовал вампир со стаей оборотней и толпой нежити, тогда да, можно было уже через пару дней ожидать отряд серебряно-зелёных лучников. А до возни с наследством какого-то человечишки они не снизойдут, как и до бед жриц Играсиль, ведь эта жрица тоже не эльфийка.

- В общем, я бы на них особо не рассчитывала. Что же до остального, у Мейха нет командного пункта как такового. Он живёт здесь, в доме главы деревни, который уже готов признать нового господина. При нём пара слуг и огромный детина с обожжённой мордой, исполняющий, видимо, обязанности охранника. А атаковавшие замок бандиты приходят из-за реки. Мне неизвестно, откуда точно, но пересечь Мелайсу и выяснить это не займёт много времени. Нужен Корзо, пожалуй, прежде всего титул. Всё прочее будет к нему прилагаться. – Лила нахмурилась ещё больше и склонила голову набок. – Я как-то не думала об этом, но нельзя исключать и обратную возможность. В замке может быть что-то, подтверждающее его родство с бароном, но там же может храниться и нечто ценное, нечто такое, завладев чем можно разбогатеть и купить себе титул. Старый барон слыл изрядным чудаком и оригиналом, как и многие учёные мужи, но транжирой его никогда не считали. Кто знает, сколько золота он мог накопить и что изобрести.

- А нам и не нужно вмешательство эльфов. Это долгосрочная перспектива того, что случиться с этими землями и Корзо в частности. Там речь не о том, что эльфы сделают, а о том, что они подумают. А еще важнее - что подумает герцог о том, что подумают эльфы. Закручено, конечно, но оно именно так и обстоит. Однако, как я уже говорил - сейчас наша проблема не международные отношения, если все хорошо сделаем - то ничего этого не понадобится.

Дракон снова задумался. Получалось так, что простое физическое устранение оставалось чуть ли не единственным нормальным вариантом. По крайней мере, это быстро и просто решало все проблемы.
- А как считаете, может нам поговорить с этим Мейхом? По крайней мере, узнаем, что у него здесь за интерес. Вдруг там действительно в замке что по-настоящему важное? Неизвестно, почему сестрыгшпшлопм его не нашли, а Корзо об этом знает, но в любом случае нельзя это просто так оставлять. А там кто знает, может получится отговорить его от этого, столь … неправедного пути… - дракон сделал паузу - … каким-либо способом.
Под “каким-либо” подразумевались все доступные способы, один из который будет избран за этим столом в качестве наиболее приемлемого в данной ситуации.
Так или иначе, реакции эльфов, Рузьяна, Кримелина, герцога Гресского и всех прочих можно было не ждать. Разобраться стоило если не сегодня, то в ближайшие дни, а учитывая то, как собравшиеся в комнате Амариллы могут решать проблемы, то осталось только определиться с тем, как именно план Мейха будет терпеть поражение.

Альса не вмешивалась. Разворачивающаяся в её сознании картина действительно была не самой радостной и жизнеутверждающей. Пахло кровью, причём кровью вполне реальной и, даже возможно, скорой. В голове барышни зрел не самый лучший, но, вполне вероятно, действенный. Увы, упирался он в дробление сил, в слаженную работы как минимум двух команд, а то и трёх. Да и вообще, пока что её мнения не спрашивали, а потому она продолжала слушать, думать и прикидывать как можно повернуть эту партию так, чтобы все получили своё и как можно меньше сторонних людей пострадало и было замешано в это дело. Она мельком глянула на Амариллу и попыталась представить себе, что ещё эта особа может уметь. Что полезного, кроме того, что просто будет повергать всех в столбняк смеющимся зверем. Ведь сейчас все они были заинтересованы в том, чтобы уйти отсюда живыми, а ещё лучше - и оставить после себя порядок.

Лила несколько секунд барабанила ноготками по спинке кровати, а потом очень натурально вздохнула.
- Трудно сказать, будет ли какой-нибудь толк от разговора с Корзо. Как он собирается доказать свое происхождение и что сделает, чтобы исчезло нынешнее завещание. Но вы не представляете, насколько его мнение и потуги несущественны. – Вампиресса смерила тихую девушку, пришедшую с драконом, испытующим взглядом и, что-то для себя решив, спокойно продолжила: - Можно за одну ночь узнать, чего он хочет, сделать так, чтобы он отказался от своих притязаний и даже во всеуслышание объявил себя лжецом, а потом ещё успеть наведаться к наёмникам и убедить их никогда больше здесь не показываться.

Амарилле, действительно, всё это было по силам, да и дракону тоже. По-хорошему, Освир вообще мог сделать так, что Корзо до конца дней будет считать себя курицей, жить в курятнике, кудахтать и высиживать цыплят, не то что вынуть из его головы парочку не слишком разумных планов. Возможности вампирессы были скромнее, но это разве что спасло бы новоявленного наследника от кудахтанья. Всё остальное Лила могла ему устроить в полной мере. Но для неё дело было в другом.
Она поднялась, обошла дракона и мягко положила руки ему на плечи.
- Лучшая защита это нападение и всё давно бы уже могло быть сделано. Вы же не сомневаетесь в моих способностях, правда? Но матушка Лина категорически против такого подхода и я дала слово, что буду поступать по закону. А закон для неё это боги, герцог и верховный жрец. Поэтому, увы, у меня связаны руки, но… – она довольно фривольным жестом поправила его воротник. – Вы ведь ей ничего не обещали.
Альса, проводившая взглядом новую знакомую поймала себя на том, что держать себя в рамках приличия становится сложнее, а мысли о проблемах приюта быстро куда-то улетучились. Однако, чёрт побери, она слишком хорошо помнила своё место, слишком хорошо знала обязанности и приличия, а потому просто отвернулась, делая вид, что её заинтересовало окно и происходящее за ним. Всё одно - её пока ни о чём не спрашивали, да и успокоиться глядя в окно, а не на происходящее вокруг её Господина было легче. Мысли медленно, но верно возвращались в холодное и рассудительное русло.
Совместный с Освиром и Амариллой
[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

+3

37

- Согласен. Не давал… Вот только будет ли это...приемлемо? Все же матушка Лина не просто так взяла с вас слово, а значит она, как и положено человеку ее профессии, категорически против такого подхода. Думаю, не стоит ее расстраивать.
В ваших способностях я никогда не сомневался.
- золотой посмотрел через плечо на стоящую сзади Амариллу - И, признаться, до сего момента я даже не понимал, отчего вопрос не решен самым древним способом. - улыбнулся дракон. - Но вот что важно: мы не сможем ничего с ним сделать, пока мы здесь, а он - в доме старосты. Чтобы мы не решили, он как минимум должен находится в пределах нашей видимости. Именно поэтому мне видятся два варианта: подождать следующего штурма и там устроить “напряженные переговоры” либо назначить встречу и устроить “напряженные переговоры” уже там.

После такой встречи Корзо Мейх действительно рисковал навсегда стать душевно больной белкой, но прежде, он должен был рассказать о своих планах, кто знает - может в замке и впрямь есть кое-что интересное, а знает об этом сейчас только Мейх (по крайней мере, из известных на сегодняшний день обладателей этой тайны, если иные вообще имелись).
- Так что, я бы предложил пообщаться сначала, а потом, если того потребует ситуация, сделать из нашего “наследничка” блачестивейшего и набожного человека. Думаю, это даже пойдет ему на пользу, и никто не останется в обиде. Но, если же войско продолжит нападать, например, если у кого-то из командиров будут свои цели и возможность этим войском полноценно руководить, то, пожалуй, выбора особо не будет и тогда, возможно, придется воспользоваться положением о необременении меня каким-либо обязательствами перед руководством приюта…

По идее, нападение было в некоторой степени выгодно: тогда армию Мейха можно было просто сжечь, не оглядываясь на мораль и обещания. Тут все просто: они нападают. Не хочешь умирать и дать умереть остальным - защищайся. Но все же в голове Корзо покопаться будет отнюдь не лишним.
- Так как поступим? Подождем или сами пойдем на встречу?
Дракону казались приемлемыми оба варианта, так что он сейчас просто ждал ответа остальных. Поняв, что наконец и ей дипломатично предоставили слово, Альса оторвала взгляд от окна и перевела его на присутствующих.
- Я вижу ещё один путь. - Стараясь максимально сохранять спокойствие и приличествующее участие начала она. - Если я верно понимаю, искомый нами господин, находится в доме старосты? Может стоит пообщаться со старостой? И, если он будет достаточно сговорчив, возможно наша с вами головная боль покинет дом старосты уже ногами вперед или же примет это положение где-то по дороге, до реализации своих планов. - Поймав себя на том, что этот план может быть истолкован несколько неверно, она добавила. - Это поможет нам выиграть время. Для герцога, для нас самих, для приюта. А пока наш с вами недруг будет маяться желудком, мы будем иметь возможность навести справки или даже самостоятельно обследовать приют и поискать возможные причины такого повышенного интереса. Вряд ли, если отряды посылаются им или кем-то по его указке, они будут продолжать набеги, когда их глава рискует отдать концы. - Она пожала плечиками. - В любом случае - решать вам, господа.

Альса все-таки подала голос. В конце концов, именно для этого она здесь и присутствовала. И, надо сказать, ее идея была даже не плоха. Только не понятно - сработает ли. Старосту можно переубедить, но поможет ли это. За Мейхом была армия, а за старостой в лучшем случае немногочисленное деревенское ополчение. Но почему бы не попробовать. Они ничем не рисковали, а Корзо можно было в крайнем случае убрать уже оговоренным способом.
Возможно, если командир армии и  впрямь сляжет с болезнью, то это даст определенное время для маневра.
- Что скажите, Амарилла? Может, действительно есть смысл ненадолго вывести нашего общего “друга” из игры на некоторое время? Тогда сможем получше узнать о его планах через приют, старосту или, может быть, из войска кто попадется.

А девочка-то молодец, кровожадная. Какой нераскрытый потенциал пропадает. Но как же усложняется жизнь и даже нежизнь, когда даёшь обещания добрым людям, особенно жрецам светлых богов. Если бы не это, можно было просто проклясть этого Корзо. Даже не на смерть, а просто на лёгкое помешательство. Например, он бы начинал лаять или крякать каждый раз, когда пытался солгать. Предварительно можно было вынуть из него всю нужную информацию. А потом для пущей важности поразвлечься с наёмниками, чтобы тем стало не до монашек. Но Амарилле приходилось скромно помалкивать об этом и придумывать, как навредить Корзо, не навредив ему. Впрочем, что бы она ни придумала, это всё равно будет обман.
- Ну, почему все правильные поступки такие глупые?.. - риторически вопросила Лила, на мгновение сжав плечи Освира, и вернулась к кровати, недовольно плюхнувшись на неё. - Вы не будете против задержаться в этих местах на пару дней? Мне кажется, что для однозначного решения у нас сейчас слишком мало информации. Обыскивать замок долго. Особенно не зная, что ищешь и есть ли там что-нибудь вообще. Но почему бы вам на досуге не попросить жриц показать своё жилище? Если господину де Маллеусу захочется скоротать послеобеденное время за экскурсией, это не вызовет вопросов. А я ночью наведаюсь на противоположный берег Мелайсы и поищу лагерь этих вояк. Может быть, вы или я найдём мирное решение этой проблемы или доказательства, позволяющие надолго засадить Мейха в темницу. Если нет, тогда не останется ничего иного, кроме как взяться за него самого.
Решение повременить с решением неожиданно устроило всех и Лила проводила гостей, договорившись встретиться на следующее утро и поделиться результатами.

Совместный пост с Освиром и Радой.

+3

38

- Хорошо. Так и поступим.
Окончательно утвердив план действия, все трое приступили к его исполнению, в следствие чего Альса и Освир двинулись обратно по направлению к замку. Задачка, если разобраться, стояла та еще - найти что-то где-то в замке. Именно так - что они ищут четкого понимания не было, а замок все-таки был не такой уж и маленький, да и вероятность того, что искомый предмет был закопан бароном Шодданом под его любимой рябиной в саду, а рябину уже успели срубить, никто не отменял. Так что, оставалось надеяться на какое-то более очевидное место, вроде потайной комнаты или подвала. Конечно, основная проблема таких мест в том, что их подчас весьма трудновато обнаружить, но зато можно быть уверенным, что предмет поисков именно там, а не пылиться в каком-то сундуке, который чудом забыли выбросить.
- И как тебе та, которую ты ночью пыталась факелом отогнать? - с легкой улыбкой на лице спросил золотой у Альсы, до замка было недалеко, но все равно - не молчать же всю дорогу. Да и в конце концов было просто любопытно, узнать реакцию Альцесты на ту, благодаря которой она вчера отправилась в кроватку раньше времени. И хотя дракон примерно представлял, какой ответ получит, интерес все равно был.

По прибытию в замок, первым делом следовало отправиться к матушке Лине, что и было сделано.
Разговор с ней, как и ожидалось, прошел довольно спокойно и просьба показать замок была удовлетворена, просто потому, что это как минимум могло помочь прекратить нападения Мейха на приют, так что, чем скорее гости замка в этом разберутся - тем лучше. Особенно Освира интересовали самые разные странности, которые могли быть обнаружены новыми жителями замка, например, можно было совершенно случайно наткнуться на ту самую потайную комнату или двойную заднюю панель в шкафу - в любом замке есть тайники, так что найдем и в этом, или, может быть, здесь нашлись не скрытые, а просто необычные помещения, вроде коридора, заканчивающего тупиком - на верный путь могло навести что угодно. Все же, надежда была именно на такие места, потому что в противном случае поиски можно было сворачивать прямо сейчас - с таким количеством людей и таким размером замка это заняло бы кучу времени, которой в настоящий момент никто не располагал.
В первую очередь Освир попросил показать им кабинет и лабораторию барона - он был известен своей тягой к знаниям, а значит где-то должен был проводить исследования, как минимум библиотека должна быть. А так как для любого жадного до знаний человека, да и не только человека, библиотека, лаборатория, кабинет являются местами невероятной важности, то логично предполагать, что он спрятал нечто ценное именно там.
Однако, лаборатории не оказалось, а библиотека представляла собой пару шкафов в кабинете.
- Это странно... Что-то тут не так. Где-то точно должен быть проход... - говорил дракон, осматривая шкафы с книгами - Библиотека точно есть. В этих шкафах нет чего-то по-настоящему важного - просто базовый уровень, барон не мог ограничиваться только этим. Альса, есть соображения, где может быть спрятано еще помещение? - как показала практика, иногда у этой девушки возникали просто чудесные мысли.

+2

39

[indent] Эта поражающая своей необычностью и неприятностью встреча подошла к концу. Почему неприятная? Потому что в девчонке бушевала ревность. Та самая ревность, что порождает самые страшные войны между женщинами и та, которую она просто не в праве выказать, потому что банально нельзя. Само переживание, испытываемое ею к собственному господину было чем-то запретным, неправильным, не равным, а тут ревность. В очередной раз она поблагодарила судьбу за то, что ей рано довелось узнать своё место и в должной мере научиться владеть собой. Она последовала за своим господином молча, на положенном расстоянии, сохраняя лицо и всё же лелея в своей маленькой душонке неприятные переживания, которые никак не могли вытеснить ни забота о каком-то там приюте, который она скоро покинет и никогда сюда более не вернётся, ни переживания этой женщины о нём, ни её обязательства перед каким-то там умершим землевладельцем. Её больше тревожило другое - что связывало эту особу и её господина? Насколько сильна и близка была эта связь и чем дольше она думала об этом, тем тяжелее становилось на её душе, где и так царило противоречие, противостояние между чувствами и рассудком.
[indent] - М? - Слова её господина достучались до её сознания не сразу, а потому она невольно переспросила - Простите, я задумалась, не могли бы вы повторить?
[indent] Выслушав его вопрос второй раз, бровки её невольно дрогнули, точно бы она задумалась, на самом же деле она была близка к раздражению. “Он ещё и спрашивает о ней у меня.. Видать действительно она занимает не последнее место в его душе и… Советуется со мной, будто бы я ему сваха или… Помни своё место, Альса… Помни, маленькая…Помни и никогда не перешагивай эту черту”. Она вздохнула и всё же собралась с силами, подбирая слова, которые не выдали бы её истинного отношения к Амарилле или к Освиру.
[indent] - Она странная, если мне будет позволено так выразиться, милорд. - Девушка оправила юбку, потому как та поднялась несколько выше, чем то было позволено для добропорядочной девушки. - Она красива, но её красота опасна, подобно искусно выполненному кинжалу, разукрашенному камнями и травлением. Но разница в том, что если кинжалом управляет рука, взявшая его, то она сама себе госпожа и это делает её опаснее любого оружия, как и любое другое сознательное существо. Могу сказать только одно - я рада, что пока что судьба поставила нас на одну сторону, потому что имея такого врага… - Она отрицательно покачала головой. - Я сомневаюсь, что у такого несчастного дурака есть хотя бы призрачный шанс на безоблачную старость. - Она оступилась и пришлось притормозить, потому как боль в лодыжке встала тёмными пятнами перед глазами. ”Ага, а вот тебе и наказание за длинный язык.” - Простите, милорд, если я позволила себе сказать лишнего.
[indent] Дальнейшую часть пути она старалась помалкивать, стараясь не искушать судьбу. Да и потом, она уже сказала лишнего, пытливый ум или просто внимательный собеседник, приложив небольшое количество смекалки мог бы понять, что за её ровным и рассудительным тоном скрывается совсем другой смысл. Холодность в данном случае не была проявлением безразличия, она была прекрасно созданной и правильно применённой маской, скрывающей кипящие мысли и переживания.
[indent] По возвращении в приют, господин изволил начать поиски. Он занялся начиная с кабинета бывшего хозяина, хотя лично она бы начала с другого - она спросила бы родовую книгу той семьи, что некогда главенствовала в этих местах. Она спросила бы книги учёта, записи лекаря этого господина. Быть может его письма или дневники, если таковые сохранились. Искать в огромном замке потаённые двери, комнаты, что-то секрретное лучше именно тогда, когда ты уверен, что это секретное есть, можешь представить его масштабы и возможное место хранения. Её господин решил иначе и она не лезла с непрошенными советами ровно до того момента, пока он её об этом не спросил.
[indent] - Мой лорд, с Вашего позволения, я бы сначала заглянула в дневники, письма, пообщалась бы с друзьями и родственниками покойного господина этих мест, чтобы быть уверенной, что ему было что скрывать. - Она шла мимо полок, внимательно вглядываясь в золочёные, но уже поблекшие, тиснения на корешках. - Не поймите меня неправильно, но бумага стерпит всё, потому ей доверяют многие тайны, правда выглядеть они могут совершенно безобидно и бесхитростно. Подсказки можно найти в холсте, случайно наброшенной заметке, в якобы случайных ошибках письма. Именно поэтому я бы начала искать именно с писем и дневников. - Она пожала плечами и достала одну из книг, на корешке которой было что-то нацарапано каким-то острым предметом.Она подошла ближе к своему господину, который искал что-то но никак не мог найти. - Например вот это. Присмотритесь к корешку книги, Милорд. Этого знака я не видела больше ни на одной. Он явно нанесён вручную. - Она повернула книгу к нему корешком и показала на небольшой символ. - Я видела подобный ещё в нескольких местах по замку. Полагаю, он что-то значит, милорд. - Осторожно предположила она.
[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

+2

40

Всем известно, что день, даже очень пасмурный, не самое подходящее для вампиров время и Амарилле, как представительнице этого жуткого племени, подобало бы провести его под землёй, в каком-нибудь подвале или склепе, отдыхая после ночной охоты. Но парадокс существования детей ночи в том, что устают они только от бездействия, когда тратят силы, не пополняя их запаса. Сон тоже не сулит этим созданиям отдыха, это лишь способ тратить как можно меньше. И в то же время, чем более активно и успешно вампир охотится, тем более он будет бодр и весел.
После ночных событий Амарилла чувствовала себя великолепно и жаждала продолжения приключений. После ухода господина Маллеуса и его... секретаря? Компаньонки? Ученицы? Любовницы?.. Нет, последнее было крайне маловероятно. Драконы обычно коллекционируют сокровища, а не уничтожают их. Ведь невинность тоже в какой-то мере сокровище. Хотя, с другой стороны, золотые драконы с удовольствием поедали драгоценные камни, почему бы не поступить по тому же принципу и в этом случае?
Вообще, вампиресса даже немного завидовала Освиру в этом смысле. Хорошо априори быть добрым и могущественным. Достаточно пустить слух, что любая дева, проведшая ночь с драконом потом будет здорова и счастлива, удачно выйдет замуж, разбогатеет и родит крепеньких ребятишек, как к нему в покои очередь выстроится. Амарилла же являла собой зло во плоти и для неё это, определённо, не сработало бы. Потому проводив дракона и его спутницу, она спустилась вниз, размышляя о превратностях судьбы, невинности и способности времени в процессе ожидания растягиваться до невероятных пределов.
Надо же было такому случиться, что именно в этот момент в трактир явилась одна из дочерей шодданского старосты. Имевшего, надо заметить, ни много, ни мало четырнадцать ребятишек, половина из которых уже выросли и обзавелись своими семьями. Но вот Сибила, высокая и статная девятнадцатилетняя девица всё никак не могла выбрать себе жениха. Один ей толстый, другой тощий, третий картавый, у четвёртого в карманах пусто, у пятого родни слишком много, шестой слишком покладист, седьмой слишком рябой и так до бесконечности. Ещё пара лет и могло статься, что вся эта красота домодничается до того, что вообще никому не достанется.
Лила, почти на голову оказавшаяся её ниже, подошла к девке и спросила про какую-то ерунду, про дождь, про цену на красные ленты, про вышивку на платье, и как-то незаметно отыскала предлог вместе заглянуть к себе в комнату. А уже там вампирессе никто не смог помешать. Чем хорош день, так это своим шумом и суетой. Проходя мимо запертой двери, ни один из многочисленных постояльцев не прислушался к доносящимся из-за неё звукам и не задался вопросом, что же там происходит. Оно и к лучшему. Нечего смущать видом двух целующихся женщин непривычных к подобному наёмников и селян.
Интересное дело, красивые девушки бывают либо доступные, отчего красота их быстро истирается, либо такие, что не подступиться, и тогда она просто пропадает за зря. Золотую середину если кто-то и находит, то в лучшем случае одна из сотни, а то и того меньше. Сибила была как раз из неприступных, но, право слово, на месте любого из деревенских парней Амарилла бы и возиться не стала, потому что помимо того девка оказалась ещё и что называется по пояс деревянной и едва ли стоила бы затраченных усилий. Но парнем, тем более деревенским Лила не была и ей всё очень даже понравилось, хотя пришлось обойтись без крови и потратить немало времени на объяснения.
Уже после полудня отпустив Сибилу, вампиресса подумала, что замуж та не шла, не потому что была капризна, а потому что не очень-то представляла, зачем нужен муж. Теперь некоторое представление об этом у неё имелось и можно было не сомневаться, что в доме старосты не за горами очередная свадьба. Ну вот, опять рыжая вампиресса сама того не желая сделала доброе дело. Близость обители явно скверно на неё влияет. И сытая жизнь тоже, потому что, даже потратив полдня на довольно утомительные, хоть и приятные развлечения, усидчивости у Амариллы не прибавилось. Сидеть на месте она могла, только если сидела на ком-то.
Конечно, можно было заняться этим и здесь, но её всё сильнее тянуло за реку, к тем, кого рыжая уже успела попробовать. Потоптавшись ещё немного по комнате, но так и не найдя, куда себя деть, Лила оправила платье, накинула плащ и проскочила к лазу на чердак. Спустя пару минут из полукруглого чердачного оконца трактира вылетел крупный ворон и, не обращая внимания на вновь припустивший ливень, направился в сторону Мелайсы.

Отредактировано Амарилла (04-12-2018 21:30:53)

+3

41

Освир с минуту подумал, прохаживаясь по кабинету.
- Да, Альса, правильно говоришь … - казалось, он продолжал что-то обдумывать, и просто выдавал некоторые осколки мыслей - Дневник может быть. Ученые и исследователи всегда их ведут… Про знак молодец. Сейчас еще кое что-проверим и пойдем по тем местам, где видела знак.Дракон сел за некогда принадлежавший барону стол, положив на него обе руки, как будто пытался представить себя на месте хозяина. Затем он стал неспешно выдвигать ящики стола, но его интересовало не содержимое, а сами ящики - полагать, что важный документ или дневник будет вот так лежать тут, и никто его до сих пор не отыскал было бы глупо.
- Так так… Понятно. - золотой провел рукой по нижней части крышки стола на стыке самой крышки и левых ящиков. - Вот это уже ближе к истине. Похоже на то, что у меня в Греcской конторе. - вдруг движение руки прекратилось - Две пластины? Странно? Но теперь понятно, почему сразу не получилось. А что, если так…
Действия увенчались успехом - в правой боковой панели стола совсем чуть-чуть приоткрылась едва заметная дверца. Как оказалась, если открыть эту дверцу настеж, то внутри можно обнаружить толстую и весьма потрепанную книжицу, из которой торчало множество листочков поменьше - какие-то были вклеены, какие-то вложены, а на страницах были рисунки, расчеты, записи, причем иногда эти записи были сделаны таким безумным почерком, что и разобрать толком нельзя было - очевидно, автор очень волновался или спешил, когда писал эти строки. Но было абсолютно ясно - это дневник барона Шоддана. Как минимум, одна из его частей, потому что вряд ли все, чем занимался барон вместилось бы в одну книжецу, даже если вклеить туда побольше листочков. Примечательным было то, что на обложке был точно такой же символ, который Альса недавно обнаружила на корешке книги.
- Это добро прихватим с собой, а пока пойдем посмотрим, где ты видела такие же знаки.
Она наблюдала за своим господином молча, не лезла под руку, не приставала с советами, просто молча наблюдала. Когда же господин “взломал” чей-то стол, в душе её поселились смутные сомнения относительно добропорядочности и честности её хозяина. Знания знаниями, но ведь знания такого рода можно было применить как во благо, так и… в ущемления чьих-то свобод. В животе похолодело, ведь кто знает, оставались ли в неприкосновенности её личные записи или же они давно известные её хозяину? В прочем, она пока не встречала ни одного человека, который сумел бы разобраться в двойном шифре отца. Нахлынувшая было тревога отпустила, да и потом, господин, быстро пробежав по страницам взглядом, попросил проводить её к двум другим местам. Она коротко поклонилась и направилась в коридор, по лестнице на цокольный этаж, где скорее всего раньше жила прислуга, а теперь были кельи и склады, а затем в одну из подсобок. Она остановилась в дверях и указала на тот же самый знак, вырезанный в самом низу дверного косяка.
- Если бы я не уронила искомый предмет и не вынуждена была наклониться за ним, я бы никогда этого не заметила… - Пояснила она, ведь символ находился где-то на уровне щиколотки или даже ниже.
- В самой двери вряд ли что-то будет. Дверь - вещь легко заменяемая, на самом деле, одно дело знак оставить, другое - ценность спрятать. Да и слишком тонкая, если, конечно, барон не положил туда пару важных листков. Но это все равно вряд ли. Прошлый символ был на книге, однако, она искомым предметом не являлась. Но в этот раз и впрямь как-то низко. Это не может быть случайностью, понимаешь? Книга же стояла на средних полках, так? То есть на уровне человека, сидящего за столом - в столе был дневник. Этот символ почти на уровне земли.
Дракон быстро обежал глазами подсобку, после чего взял крепкого виду палку, стоящую в одном из углов. Дальше последовали действия, грозившие растянуться на очень долгое время. Золотой методично простукивал каждый камень в нижнем ряду стены - на уровне знака. Два удара. Пауза. Два удара. Пауза… Два удара. Пауза. Два удара. Пауза. Но в этот раз пауза что-то растянулась. Два удара по предыдущему камню. Еще два удара. Еще два. Освир отложил палку и наклонился к камню. Если бы не драконий слух, то можно было легко пропустить этот камень, видимо, полость была совсем небольшой. Достав кинжал, дракон стал выламывать камень. его уже однажды выломали, а значит, можно сделать и второй раз. Будь на месте Освира человек, то он провозился бы дольше, но драконы даже в человеческом обличии сильнее людей, а потому заветный камень все же поддался. Полость и впрямь оказалась совсем небольшой - точно под хранимый там предмет. Им оказался свиток, причем замотанный в ткань, обвязанный веревкой и личной печатью барона.
- С этим надо поаккуратнее. Он мог тут долго пролежать в сырости, нельзя повредить. Со вторым знаком разобрались. Где ты говоришь, видела еще?
- Во дворе, на старом вязе под которым похоронен барон.
Она осторожно приняла свиток и вопросительно посмотрела на господина, точно спрашивая следует ли ей идти с ним или унести свиток к дневнику. Альса явно интересовалась, что ей делать со свитком.
- Просто обращайся аккуратнее. Бегать туда-сюда не стоит.
Она кивнула и направилась туда, через общий коридор вверх по лестнице, через кухню на задний двор, пройдя мимо малой часовни, которые так любили возводить у себя зажиточные господа, она завернула за неё и остановилась у большого раскидистого дерева, росшего вплотную к постройке.
- Вот… - Она кивнула на ствол дерева, с которого кора была срезана так, что образовывала символ. - Если вы считаете, что положение символа как-то связано с местонахождением какого-то заветного предмета, то боюсь, нам с вами придётся зайти в часовню, иначе бы он не был нарисован именно на этой стороне. - Она предполагала, но символ действительно был расположен там, где ствол дерева почти касался стен часовенки, возведённой явно после того, как тут выросло дерево. Быть может и возведена она была именно тут не просто так.
Действительно, в самом дереве мало что можно было найти, оставался вариант с часовней, которая, к счастью, была не заперта. У стены, что оказалась вплотную к дереву стоял внушительных размеров шкаф. При детальном осмотре оказалось, что он еще и очень прочно закреплен и не сдвигается с места. Внутри же шкаф был пуст, видимо, новые жители еще просто не успели его заполнить.
- Ну хорошо, порадуйте меня фальшпанелью.
Однако, детальный осмотр шкафа ни изнутри, ни снаружи результатов не принес. Это был просто шкаф. Зато на уровне символа. Раздумывая, что делать дальше, Освир прислонился спиной к неудавшейся фальшпанели, и тут лицо его просияло. Альса стояла рядом с ним молча, не влезая с советами и очень бережно держа в руках найденный ими свиток.
- Барон Шоддан…
Дело в том, что на противоположной стене был барельеф, изображающий одну из сцен жизни святых, а именно: процессия из нескольких человек спускалась в тайное убежище правоверных, расположенных под алтарем покинутой часовни. Каждый из них нес с собой какой-либо предмет, который в предании имел важное значение и что-то символизировал, вот только дракону было не до религиозных историй. Он увидел, что ему надо. И, как оказалось, предметы в руках людей были своеобразными кнопками - надо только нажать нужные. Один из правоверных нес книгу, еще один - свиток, а предпоследний в процессии - росток (какое-никакое, а дерево). Если в замке не было еще символов, то все должно было сойтись.
И все сошлось.
Что-то начало приходить в движение - похоже, барон увлекался еще и строительством тайных ходов, и можно было видеть, как рядом с алтарем открывается небольшой люк - вполне достаточный, чтобы туда вошел взрослый человек. Хотя шкаф сестры не успели заполнить, но все же некоторые необходимые предметы успели сюда занести, а потому найти и зажечь свечку труда не составило.
- Надо полагать, что там лаборатория Шоддана.

Совместный пост с Радой

Отредактировано Освир де Маллеус (27-11-2018 18:08:14)

+2

42

Спустившись вниз, сперва пришлось идти по длинному коридору. Освир тут же обменял свечку на висящий на стене факел и попутно зажигал с его помощью другие. Она спустилась вслед за господином. Тьма окутала их со всех сторон и только спустя какое-то время глаза приноровились к пляшущим бликам огня на стенах и пугающим теням. Поспевать за господином было не легко, а в душу почему-то невольно прокрадывался неприятный липкий страх.
- Судя по длине коридора, сама лаборатория под замком, а этот проход, скорее всего, построили намного позже.
Они вышли в помещение, по которому тут же разбежались блики пламени. Как и ожидалось, взору Альсы и Освира предстала довольно-таки внушительных размеров лаборатория, заполненная какими-то склянками, ингредиентами и бумагами. Она промолчала, хотя увлечения господина барона и встревожили её. Какой блистательный аристократ будет заниматься выкапыванием тайных лабораторий, двойных ходов и тому подобным, если его деятельность прозначна, допустима и не повлечёт за собой осуждения и порицания? Как жаль, что эти мысли пока что оставались только при ней, быть может тогда её хозяин ушёл бы отсюда в два раза быстрее.
- Так, стоп. Слишком много всего. Предлагаю поискать выход в замок, подробнее изучить дневник со свитком, а после вернуться сюда. Это место от нас не убежит, а в дневнике может быть подсказка. Проход в замок точно есть. Скорее всего ведет в кабинет хозяина. Ну не станет барон каждый раз выходить из замка и идти в часовню, даже если это поможет ему снискать славу благочестивого человека.
Ожидания вновь не обманулись. Это снаружи поиск лаборатории выглядел лабиринтом, а здесь, внизу все было просто: вот проход, вот лестница наверх, вот очень трудно отодвигающаяся дверь, которая еще и один из шкафов в кабинете. Способа открыть ее изнутри без применения силы заметно не было. Возможно, барон в последние месяцы жизни убрал механизм, позволяющий легко пройти в лабораторию из кабинета и оставил только этот извилистый путь.
Выбравшись из тайного места покойного Барона Шоддана, Альса перво на перво отряхнула от пыли и паутины платье. Приключения приключениями, а выглядеть так неряшливо было просто стыдно и недозволительно для прислуги такого господина как её. Она отошла в сторону молча, невольно отметив для себя, что с места сдвинулся аккурат тот самый шкаф, на полке которого она нашла книгу с непонятным символом, но об этом она тоже промолчала. Зачем отмечать то, что и так было очевидно. Ведь было же, правда? Не мог же её господин упустить это из внимания, верно?
- Теперь пора повнимательнее изучить наши находки.

Она везде следовала за своим господином молча и послушно, хотя, если судить строго, она сейчас отходила от своих прямых обязанностей. Ей бы полагалось озаботиться тем, что подадут на обед, спросить о распоряжениях господина для неё, но, милорд был так увлечён этой игрой в загадки, что она просто не смела ему мешать. В конце концов, она всего лишь его руки, которым дали чуть больше воли.
- Простите, но если позволите, я бы пошла на кухню, узнать что будут подавать к обеду. - Она вынула из волос последние остатки паутины, хотя всё ещё чувствовала себя чертовски грязной и запылённой. Нужно будет вечером спросить где тут купальни и воспользоваться ими. - Будут ли у вас какие пожелания? Принести ли вам сюда или позвать в обедню?
- Подожди, успеешь на кухню сходить. Надо хотя бы немного с этим разобраться, а потом можно пообедать. Посмотри пока дневник. - дракон выложил на стол дневник, а сам принялся изучать свиток.
Она была несколько удивлена. Поражало то, как сильно захватила её господина та авантюра, в которую они случайно влезли. Удивляло и то, что он сейчас буквально препятствовал её в исполнении её прямых обязанностей. И самое что печальное - ей просто нужно было отлучиться чисто по женским делам, а тут выходило так, что её вынуждали отложить эти моменты.  Тем не менее, с господином спорить было недозволительно и она осталась, хотя и не испытывала от этого никакого удовлетворения. Даже наоборот - небольшое раздражение.
Осторожно разрезав веревки и развернув ткань, он медленно начал разворачивать свиток, который действительно слишком долго пролежал в сырости, было даже странно, что барон, человек изучающий науку выбрал для хранения такое неудачное место. Но все же бумага сохранила достаточно, чтобы разобрать текст.
- Альса, ты даже не представляешь, что там. - похоже, содержание документа золотого очень порадовало - Тут у нас завещание барона Шоддана. Прямых наследников у него не было, но как и каждый аристократ он имел довольно много ветвей рода, а потому различные наследники непременно сбежались бы на его имущество, и один яркий пример этого мы наблюдали сегодня ночью. Так вот знаешь, что завещал барон семье? Ничего никому. Вот так. Это явно ход, чтобы после смерти замок и владения передали либо кому-то по усмотрению герцога, либо вот так - для доброго дела использовать. А загадки нужны для того, чтобы устроить новому владельцу небольшую проверку - ну не хотелось барону, чтобы абы кто получил его лабораторию - труд всей жизни как никак. Ну а завещание тоже часть плана - если владелец не окажется достаточно наблюдателям, то свиток полностью пришел бы в негодность. Видимо, решил наш аристократ немного повеселиться после смерти. Что ж, теперь Мейх может предъявлять любые доказательства родства с бароном - это ему не поможет.
Она обошла стол и чуть подалась вперед, рассматривая содержимое свитка, брать его в руки не хотелось, да и было не обязательно. Ну и потом, она надеялась, что сделав достаточно заинтересованный и участвующий вид, ей в скором времени удастся ускользнуть от своего господина и заняться своими прямыми обязанностями, помимо тех небольших личных дел, что у неё скопились. Пробежав взглядом по свитку и аккуратно выведенным буквам, она пришла к выводу, что это мало чем им поможет. То, что барон официально отказывался называть наследника, не умаляло прав остальных на смущение народных масс и подмывание народа к бунтам.
- Простите, но мне кажется, что это мало чем нам поможет. Бунтовщики и авантюристы останутся всегда, сколько бы ни было предъявлено им бумаг и какими бы подлинными они ни были. Всегда найдутся те, кто захочет оспорить достоверность оных или просто попытаться найти лазейку и откусить если не весь кусок, то хотя бы кусочек.
- Не совсем так. - настроение у золотого явно улучшилось после прочтения. - С этой бумагой, все авантюристы автоматически переводятся в ранг разбойников. Если сейчас Мейх возьмет замок и скажет, что он сын барона - у него будет шанс на положительный исход. А вот если прав на замок у него нет, более того, бывший владелец прямым текстом это право отозвал - то Мейх становится не более, чем простым бандитом, напавшим на приют. А это значит, что как бы от не стращал местное население - замком ему не владеть. Герцог никогда не отдаст разбойнику, даже если он окажется прекрасным правителем - это очень опасный прецедент. Так что, лишись Корзо армии, то со своими амбициями он может попрощаться. Но это позже. Надо поискать еще. Надо либо найти ценность, которая нужна Мейху либо исключить эту версию как таковую. Со свитком понятно. Дневник смотрела? Нашла что-нибудь?
Совместный с Освиром
[NIC]Альса Кальцабиджи[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/r5bJQ.png[/AVA]

Отредактировано Рада (27-11-2018 18:13:36)

+1

43

За четверть часа вампиресса на крыльях преодолела путь, на который у конного всадника ушло бы не меньше трёх, а всё потому, что в небе дождь мешает путешествовать куда меньше, чем на земле. Скошенные луга и раскисшие дороги, покрытые лужами по нескольку десятков шагов длиной, остались позади, как и несколько облетевших дубовых рощиц и вот впереди показалось багряно-бурое лоскутное одеяло леса. Ещё несколько минут Амарилла летела над ним, разглядывая с высоты копошащуюся в подлеске живность, мелких шустрых пичуг, с испуганным чириканьем разлетающихся от крупной тени, потемневшие сморщенные дикие груши на голых веточках и размышляя над тем, как в одиночку найти в этом одеяле гнездо клопов, то есть лагерь наёмников.
Следов отступающего отряда Лила не нашла. А ведь они как минимум дважды мотались туда-сюда и уже должны были протоптать целую тропу. Но то ли вояки и правда оказались толковые, то ли дождь успел уничтожать следы, но ничего похожего вампирессе не попадалось. В принципе, можно было прибегнуть к магии и одно за другим проверить все скопления людей. Едва ли их очень много в окрестностях. Осталась только подыскать местечко, где её тёмные ритуалы не привлекут лишнего внимания. Но тут она увидела плоский серый камень, над которым склонились куст боярышника и берёза – два из трёх деревьев, которые отмечают места особенно сильной лесной магии.
Ворон сделал круг над камнем, Лила нашла третью примету и довольная собой приземлилась прямо на него, принимая человеческий облик. Рыжая вампиресса прошлась по камню, принюхалась, сорвала с боярышника кисточку ягод. Едва уловимый запах мяты, ландышей и мёда совершенно не вязался с осенней сыростью и прелой листвой и как ничто другое выдавал необычность этого места.
- Ну-ка вылезайте! – весело велела Амарилла, покрутившись по сторонам.
Но, естественно, никто на её слова не отозвался. Вампиресса проявила терпение и выждала ещё пару минут, но результат остался прежним. Веселье исчезло с её лица, как и практически все человеческие черты. Внешне Амарилла никак не изменилась, просто позволив привычно сдерживаемой ауре древнего чудовища развернуться в полную мощь.
На полянке похолодало, но не тем хрустким холодом, что знаменует приближение зимы, а глубоким, всепоглощающим отсутствием тепла, которым отмечена смерть всего живого. Воздух сделался вязким, заглушая звуки, замедляя движения и казалось, что даже само время сбавило темп своей бесконечной скачки. Из-под камня, аккурат в том месте, откуда выходили причудливо изогнутые стволы барышника, раздался жалобный писк. Вампиресса резко обернулась в ту сторону и всё разом прекратилось. Вокруг снова был обычный пасмурный день, с веток срывались вниз крупные капли, а запах прелой листвы и влажного мха причудливо разбавляли неуместные здесь и сейчас весенние ароматы.
И действительно, на мокрую, серую каменную плиту выбралось шесть маленьких крылатых существ, издалека напоминающих то ли крупных стрекоз, то ли бабочек, но при ближайшем рассмотрении становилось очевидно, что все они имеют хоть и сильно искажённые, но вполне человеческие очертания.

+

https://i.pinimg.com/736x/28/5e/aa/285eaa9453f766205322d0892179c9d1.jpg

- Вылезайте-вылезайте... - повторила вампиресса уже более чем серьёзно, но никто больше не появился. – Хм… негусто вас что-то, - фыркнула она, присев на корточки рядом с малявками-пикси. – Обычно стаями по несколько сотен живёте, а тут десятка не набралось. – Впрочем, ей до того не было никакого дела. – Не бойтесь, не обижу. Я ищу людей с оружием. Много. Они чужаки и должны здесь охотиться, а значит, вы наверняка знаете, где их искать.

+3

44

Совместный пост с Радой
Она заглянула и во второй найденный ими инструмент, перелистнула несколько страниц, но взгляд её ни за что сверх особенное не зацепился. Может она просто не знала что ей искать, а может и хотела побыстрее покинуть своего господина. Кто разберёт эту загадочную женскую душу…
- Простите, милорд, но я ничего необычного не замечаю.
- Ничего страшного. Можешь идти. Если до обеда не управлюсь - обедать буду здесь, чем быстрее разберемся - тем лучше. - дракон принялся скрупулезно изучать дневник покойного барона. Неизвестно было, являлось ли завещание единственной тайной, которую в этом замке можно было отыскать.
В любом случае, надо было продолжать поиски. С учетом всей обстановки, вряд ли Мейх мог рассчитывать на долгосрочное владение замком, а точное содержание завещания (как и его наличие), если принять во внимание секретность, было “наследнику” неизвестно, а стало быть, есть здесь что-то еще, что могло привлечь авантюристов. Из слов Амариллы было ясно, что Корзо вроде пытался как-то доказать свое родство с бароном и, разумеется, выяснял про аристократа все, что мог выяснить. Видимо, эти изыскания закончились получением информации о чем-то важном, вот он и пришел сюда, прихватив армию на случай, если замок решат не отдавать. А получиться удержать замок или нет - это уже другой вопрос, получиться - хорошо, не получиться - Мейх ушел бы с сокровищем. Эта версия также объясняла то, почему замок не стал целью других авантюристов-псевдородственников. По крайней мере, дракону она казалась сейчас самой правдоподобной, но и бездоказательной, потому что на сокровище они до сих пор не наткнулись, но у такого любителя загадок как барон Шоддан наверняка припрятано еще пара-тройка сюрпризов. Будем надеяться - приятных. Лаборатория же есть, дневник тоже, а значит там должно быть что-то еще, вдруг барон сделал какое-то открытие, смешал неведомое зелья, да и вообще пытливый ум ученого мог сотворить много чего (ценного в том числе).
Пока золотой не спешил тщательно осматривать лабораторию - неприятные сюрпризы были не исключены. Кто знает, может сделай там внизу неверный шаг - и тебе на голову выльется чан с кислотой, ожидать следует всего. Так что пока надо было изучить дневник - в нем могли содержаться как указания на результаты исследования барона, так и на то самое сокровище, если, конечно, оно вообще существовало.

Получив, наконец, возможность заняться своими прямыми обязанностями, Альса первым делом направилась к себе. Привела себя в порядок, переоделась в другое платье, потому как это, после всех этих поползновений совершенно не годилось к тому, чтобы идти в нём на чистую кухню или подавать на стол. Попутно пришлось протереть и волосы, мыть их целиком конечно не было никакой возможности, но хотя бы сделать вид, что они чистые. Добравшись до кухни она осведомилась относительно того, когда будет обед, не надо ли чем помочь и действительно на какое-то время задержалась, помогая накрыть столы.
Колокол к обеду давно уже отгудел свой низкий но звонкий зов, а её господин так и не явился ко столу. Девушка только тяжело вздохнула и направилась договариваться о том, чтобы унести милорду обед в кабинет барона. Предложение это не было встречено с восторгом и девушке пришлось искать нужные слова. Увы, это тоже слабо воздействовало на местную настоятельницу и девушке пришлось немного поступиться правилами хорошего тона, нарушить личное пространство госпожи и популярно, по секрету объяснить, что милорд занят тем, что пытается спасти их притон он варвара и дикаря, но если ей так хочется, если она настолько не заинтересована в благополучии этой обители, то может упорствовать дальше. Ей, Альсе, ничего не будет стоить оторвать господина от дел и привести в общую трапезную, за исключением одного но - потерянного времени, которого у них было в обрез. Настоятельница посмотрела на девушку, казавшуюся такой милой и безобидной с тревогой. Она больше не казалась той лапушкой, оказывается у этого цветочка были острые шипы, да в довесок ещё и очень неприятный сок… Почти что яд. После минутной задержки, она всё таки разрешила это небольшое отступление, хотя и попросила сделать всё по-тихому, через заднюю дверь кухни, а не через общую залу. Альса благодарно кивнула и покинула трапезную, так и не пообедав сама.
Господина она застала в кабинете за бумагами, кажется, он был занят расшифровкой и ей бы, наверное, не следовало ему мешать, но у неё всё таки были свои обязательства перед ним и она их исполняла. Осторожно поставив на край стола разнос и придержав его бедром, она пристально осмотрела стол на предмет того, куда бы сдвинуть все бумаги, чтобы подать господину обед.
- Простите, не могли бы Вы мне помочь? Рук не хватает… - осторожно попросила она, прекрасно понимая, что он помогать ей не обязан.

Изучение дневника продвигалось медленнее, чем хотелось бы. Помимо того, что записи барона предназначались только для барона, а следовательно автор не сильно заботился о том, чтобы другие четко понимали идеи и эксперименты, так еще и почерк был, мягко говоря, своеобразным. Но все же, пусть и неспешно, дело двигалось, когда в кабинет вошла Альса.
- Да-да, конечно. - дракон быстро встал из-за стола и, взяв у нее столько, на сколько хватило рук, переставил все на стол. Сейчас золотой был полностью поглощен дневником. Эта привычка осталась у него еще с детства - уж если чем он увлекался, то от этого уже не уступал, пока не выжимал максимум. И так во многом. Если интерес действительно просыпался, то это начинало занимать львиную долю времени лорда.
- Вот смотри. Барон, как нетрудно догадаться, проводил исследования. Причем, он не делал из этого какой-то серьезной тайны. О самом ходе исследований он никому не рассказывал, но вот о самом факте проведения - вполне. А с учетом того, что Шоддан был весьма способным человеком, многие могли предположить, что в конце концов он создаст что-то весьма любопытное и, что не менее важно, но все же важней - ценное. Так что Мейх вполне мог оказаться в курсе всего этого. Но о результат он, как и все прочие, понятия не имел. Если все дело в этом, то ему, очевидно, нужен полный контроль над замком, чтобы в случае чего хоть по кирпичику его разобрать. Если он убежден в ценности исследования, то точно не отступит. Кстати, а как вообще обстановка в замке? Может слышала, говорят что-нибудь?
Альса выслушала его молча, продолжая накрывать на стол. Однако её хозяин никак не собирался садиться обедать, а это было форменным
безобразием! Что-что, а режим питания нарушать нельзя! Кто, как ни он всегда ратовал за строгие порядки в доме и соблюдение всего по расписанию? Или это она так всегда мыслила? В общем сейчас это было не так важно. Она посмотрела в дневник, от которого её господин никак не мог отоваться, но чисто из вежливости, потому как сама не погружалась в это занятие и сказать ничего путного не могла.
- Нет, милорд, в замке ничего не слышно. Сестры служат, пришлые занимаются своими делами и только мы с Вами завязли в этом деле как мухи в паутине. - Она закончила сервировку стола и собиралась было покинуть комнату, но всё же решила остаться, дабы проследить за тем, чтобы господин поел ещё тёплое, а не дождался пока остынет и потом мучился. Местная кухарка чрезмерно любила настряпать такого, что потреблять можно было исключительно в горячем виде. - Вы бы отвлеклись ненадолго, милорд? - Попросила она, прекрасно понимая, что её никто не спрашивал и в принципе могут послать до ветру.
Золотой внимательно посмотрел на Альсу.
- Вот хорошо. Все, я отвлекся. А теперь скажи - какая с этого польза? Делу это не помогает, изучение дневника не продвигается, армия Мейха меньше не становится. Еда, правда остывает - это минус, согласен, но поесть можно и между делом. Так вот теперь ответь мне - зачем мне отвлекаться?
Дракон вовсе ее не отчитывал, и голос звучал намного мягче, чем если бы это его раздражало. Просто увлеченность Освира каким-либо делом не могли остановить в свое время даже собственные родители. Но тут дело даже не в том, что он просто не хотел отвлекаться, а чтобы и Альса согласилась, что продолжать работу - максимально эффективный вариант развития событий. Хотел бы просто продолжать работать, сказал бы что-то вроде “Твое мнение учтено” и все. Но Альцеста все же была не абы какой прислугой (иначе не ездила бы с ним в подобные путешествия). Хотя, скорее всего, такое поведение девушки определенно было как-то связано с тем, что дракон увидел в копии ее дневника, а значит все еще чуточку сложнее, чем могло бы быть.
Она смотрела на него молча, как на несмышлёного младенца, который пытается засунуть руку в клетку с голодными гончими соседа-псаря. Ей богу, сейчас ей очень хотелось взять миску с едой, перевернуть ему на голову и уйти вон. На кой леший он вообще её нанимал? За тем и нанимал, чтобы она о нём заботилась, а теперь что ж выходило? Она тут даром не сдалась? Ну хорошо. Не сдалась так не сдалась. Она смолчала. Смолчала и проглотила эту обиду, даже не подав виду, только присела в коротком поклоне и развернулась на выход. Сегодня почему-то поведение её господина её особенно ранило. Быть может потому, что она видела ту, другую. И прекрасно понимала, что у той-то куда больше шансов получить его благоволение или внимание. Тем более, что даже нормальное и допустимое проявление внимания сегодня господином было так мягко, но всё таки отвергнуто.
- Приятного аппетита мой лорд.
Нет, здесь явно что-то пошло не так. Надо полагать, она не совсем правильно меня поняла. С этим надо будет разобраться, но аккуратнее и позже. А пока с дневником не все ясно. И да… поесть все же не помешает.

+2

45

Следуя за золотистым мерцающим светлячком, крупный ворон перекрыл внушительное расстояние, с каждым взмахом крыльев удаляясь всё дальше на север. Уже совсем стемнело, но они продолжали свой путь ещё некоторое время, прежде чем пикси остановился над, казалось бы, ничем не примечательной поляной и спустился в крону векового дуба. Амарилла тоже села на ветку и, деловито вертя головой, осмотрелась вокруг.
Надо признать, вояки весьма неплохо замаскировались и обустроились основательно. Из нескольких десятков укрытых ветками и травой палаток поднимались и таяли в воздухе лёгкие дымки. А ведь это ещё надо умудриться, развести из сырого дерева почти бездымный костёр. Выдавали их только несколько лошадей, пасущиеся неподалёку, да розоватые, тёплые пятна, прекрасно различимые в темноте ля вампирьего зрения.
Снова зарядил дождь. Голая древесная крона от него совсем не защищала и пикси начал трястись и пританцовывать на ветке. Лила покосилась на него и развернула крылья, чтобы сыплющаяся с небес влага скатывалась по перьям и не пугала крошечное существо. Она собиралась сразу же отпустить малявку, но отправить его возвращаться одного, это всё равно что убить. В буквальном смысле, потому что сшибёт особенно крупной каплей, смоет в канаву и поминай как звали.
Птица прямо на ветке обернулась женщиной и тряхнула головой, откидывая назад потемневшие мокрые волосы, завивающиеся мелкими кудрями. Что же, остатки невезучих бандитов она нашла. Собирались попугать беззащитных целительниц, но сначала нарвались на отряд наёмников и эльфийского мага, потом на дракона и весёлого вампира, а теперь вот их этот самый вампир доест. Это же надо было так вляпаться.
Посадив своего маленького провожатого на ладонь, Лила срыгнула вниз и устроила его в крупной трещине коры, куда не попадал дождь.
- Жди меня здесь, - велела она и направилась в сторону времянок.
И вместе с вампирессой в лагерь вошла чёрная магия. Тяжёлым душным пологом она накрыла поляну, давя на плечи, подгибая колени и опуская веки. Последние звуки заклинания смолкли в мёртвой тишине ночи и колдовской сон окутал лес на сотню шагов окрест. Амарилла приблизилась к одной из палаток, провела пальчиками по лицу уснувшего под навесом стража, склонилась и медленно вонзила клыки в мерно бьющуюся на шее жилку.
Горячая кровь потекла в горло, восстанавливая потраченные на колдовство и полёт силы. Будь это обычные люди, ничем не успевшие насолить вампирессе, ей хватило бы двух или трёх и Лила бы ограничилась обитателями той самой крайней палатки. Но дела обстояли иначе и после этой, настала очередь следующей. Лила не спеша обходила их одну за другой, лишая спящих людей крови и сил, но не жизни. Кое-кого, наверное, стоило бы наказать и так, но сейчас это было ни к чему. Убить человека недолго, а вот исправить это потом крайне затруднительно.
После того, что она с ними сделает, доблестные вояки ещё дня три не смогут подняться, не говоря уж о том, чтобы поднять оружие. Конечно, недельки через две-три всё восстановится, но к тому времени ударит морозец, дороги вновь станут проходимыми и будет уже поздно. Поначалу жадная и нетерпеливая трапеза вампирессы на втором десятке стала неторопливой и томной. Ей ведь тоже некуда было спешить. Лила стала с интересом рассматривать спящих и убранство времянок, которые защищали от сырости и холода, но не могли защитить от неё. Добрые боги не позволяют вампирам входить в чужой дом без приглашения, но далеко не всякое жилище достойно называться домом.
Одна из землянок сразу выделялась на фоне укрытий простой солдатни. Она была гораздо просторнее и выкопана на два локтя глубже, с оконцем в бревенчатой надстройке и бережно крытой дёрном кровлей. Заметно было, что при её строительстве постарались немало людей и старались они явно не для себя. Внутри Лила нашла женщину и двоих мужчин, что было довольно странно. В человеческие отряды наёмниц брали неохотно, только если магичка какая или полукровка с необычными способностями. Этих держать имело смысл, остальные же не столько навоюют, сколько дисциплину расхлябают.
Изучив каждую из своих находок, Амарилла выбрала из троих того, что помоложе, развеяла с него чары и уселась на походный столик, ждать пробуждения. Темноволосый, бледнокожий наёмник, явно чистый северянин, с характерным только для них не чёрным, а тёмно-серым оттенком шевелюры, зашевелился почти сразу. Он шумно вздохнул, поморщился, застонал, приоткрыл глаза и тут же вскинулся, ошалело озираясь вокруг. Впрочем, взгляд его пепельно-голубых глаз почти сразу же наткнулся на приветливо улыбающуюся вампирессу и рука будто невзначай медленно поползла к рукояти меча.
Проследив за этим неприметным движением, вампиресса перестала улыбаться, расстегнула и скинула за спину промокший плащ и демонстративно принялась развязывать пояс платья.
- Ты кто такая? – сурово произнёс наёмник и, стараясь не спускать с неё глаз, осторожно поднялся на ноги.
В ответ Амарилла хихикнула и тоже встала, отчего платье скатилось к её ногам, оставив вампирессу только в мокрой, липнущей к телу рубашке. Мудрый и внимательный муж уже сейчас бы насторожился. Не девичьим чудачествам, которые могут вылиться и не в такое, а тому, что насквозь промокшая и явно только что явившаяся с улицы девка совершенно не зябнет. Но этот оказался внимателен к совсем другим подробностям. На что, собственно, и рассчитывала вампиресса.
Ей не слишком хотелось тратить время на то, чтобы расспрашивать, а тем паче, допрашивать его. Служивые люди бывают невероятно упёрты и хранят свои военные тайны, как зеницу ока, да и болью их не шибко-то напугаешь. Куда проще усыпить внимание, притупить бдительность и вытащить всё нужное прямо из головы. Но для этого сначала нужно было в ту голову забраться. Для чего у Амариллы имелся один практически безотказный способ.
Перешагнув через платье, вампиресса подошла вплотную и потянулась к парню с явным намерением избавить от одежды и его. Наверное, так нагло и прямолинейно бедолагу ещё никогда не домогались. Но тишина в лагере и спящие прямо на полу люди вызывали логичные опасения относительно происходящего и, надо отдать северянину должное, его воля оказалась крепче, чем вампирье очарование. Ухватив Лилу за волосы и почти приподняв над полом, он притянул её к себе, приставляя к горлу нож.
- Да, кто ты есть? И что тут такое делается? Отвечай!
Но какое там. Амарилла помалкивала и посмеивалась, только и шалости пока прекратила, позволяя ему самому выбрать продолжение нынешней ночи.

+2

46

Изучение дневника постепенно продвигалось. По большому счету дракона не особо интересовали научные выкладки и расчеты - они ценны только для таких же ученых, как и покойный барон, но не для тех, кто пытается докопаться до того, что же он тут делала, а значит, самое главное - это его выводы и результаты. Конечный итог всегда прост, даже если на то, чтобы прийти к нему были потрачены огромные силы. Если в первой половине дневника барон писал в основном о том, что можно найти в дневнике любого алхимика, то ближе к концу начал прослеживаться один четкий мотив - Шоддан не хотел умирать. Очевидно, это был его последний дневник, который он начал вести будучи в преклонном возрасте, когда мысли о неизбежной смерти посещают почти каждого. Мало кому в этом мире хочется умереть (за исключением, разве что, будущих личей),вот и барону этого совсем не хотелось. Но он же не просто какой-то там дворянин, он - ученый, алхимик, исследователь. А разве есть лучшее применение накопленным за всю жизнь знаниям, чем использовать их для продления собственной жизни? Спорный вопрос на самом деле, но для того, чьи года подходят к концу, ответ очевиден, и барон всеми силами пытался решить одну из главных задач алхимии, ну или хотя бы приблизится к ней, чтобы, если не обрести бессмертие, то не умирать как можно дольше.
Записи свидетельствовали, что барон все-таки сумел достигнуть в этом нелегком деле некоторых результатов, но достиг ли окончательно было неясно - несколько последних страниц отсутствовало, причем вырваны они были довольно грубо, так что понять, что когда-то они здесь находились труда не составляло.
Только вот кто их вырвал? Дневник был хорошо спрятан, и никто из обитателей замка понятия не имел, что он существует, поэтому, скорее всего, вырвали их до того, как спрятали, то есть еще при жизни барона. А может это сделал и сам барон, оберегая свой главный секрет. Но для чего тогда было прятать сам дневник, давая вполне очевидный намек, но забирая абсолютную уверенность? Очередная его загадка? Вполне возможно, учитывая то, с чем уже пришлось столкнуться при обследовании замка.
Надо было снова поискать в лаборатории.
Благо, в темноте драконы видели неплохо, а потому нести вниз десяток другой факелов (лаборатория то немаленькая) не пришлось.
В самом центре стоял большой дубовый стол, заваленный каким-то склянками и бумагами. Да, последних страниц не было, но вот ингредиенты, которые барон планировал использовать все-таки остались. Кому-то, кто не имеет отношения к алхимии, будет весьма трудно определить, что содержится в той или иной колбе. Алхимик мог бы определить по цвету, запаху, воздействию на иные элементы, реакцию при взаимодействии с другими веществами, но если ты не изучал данную науку, все это для тебя - темный лес, и тут даже способность видеть в темноте не поможет.
Но и тут образ мышления ученого пришел на выручку. Колбы то были в большинстве своем подписаны.
Так... первый ингредиент... - дракон начал перебирать склянки в поисках заветной надписи, - Есть.
Второй... тоже есть. Третий... Да где же он... Нет, это не то, хотя название похоже... А, вот он...
А это еще что?

Две колбы били подписаны одинаково. Пришлось снова перечитывать дневник. Учитывая то, с какой скурпулезностью были сделаны записи и размещены подписи на склянках, это явно была преднамеренная ошибка. Любил барон поводить за нос охотников до его тайн. Сложнее было выискать в дневнике подсказку, но все же удалось найти упоминание, что жидкость должна получиться светло-зеленоватой. Такая была в первой колбе, а цвет жидкости во второй больше походил на бледно-фиолетовый, выходит, искомый ингредиент - в первой. Постепенно, на столе выстроилась стройная линия из склянок с различным содержимым. И вот что важно - они были почти пустыми, следовательно, их использовали, и что-то приготовили.
Конечно, даже если бы барону удалось, и это был бы эликсир жизни, пока приготовить его было невозможно - рецепта не было, даже при том, что были известны составляющие. Алхимия - это ведь не просто смешать вместе пару-тройку субстанций. Иногда, вещество надо нагреть или перегнать, но сейчас основной задачей было не повторить опыты Шоддана, а убедится в том, что он их действительно произвел. И все указывало как раз на это.
Теперь было два варианта: либо у него не получилось, и он покоится в земле, либо он смог, и сейчас могила пустует.

Выйдя из лаборатории, дракон направился поговорить с обитателями замка, в частности, его интересовало нет ли среди них какого-нибудь старожилы, который помнит смерть барона. Им оказался местных конюх, который за лошадьми еще при бароне присматривал.
- Да смерть как смерть. Сказали: "умер, могилка вот там". - именно такой ответ получил Освир на свой вопрос о том, видел ли кто-то смерть бывшего владельца замка.
- То есть, никаких пышных похорон, церемоний, просто закопали и все?
- Именно так. Странно, конечно, барона то здесь любили. Но как есть, ничего уж не поделаешь.
- Погоди ка... а кто-нибудь вообще видел мертвого барона?
- Я не видел. Да и никто из слуг. О смерти сказал управляющий замком и все.
- Хорошо... спасибо.

Вот это уже было странно. Обычно, если находят тело хозяина, то этому есть свидетели, тем более слуги, которые вообще видят каждый уголок в замке, а тут никто ничего не знает. Если барон и впрямь не умер, то вполне мог инсценировать свою смерть, потому что слишком долго живущий человек вызывает подозрения, сразу пойдут разговоры, что он лич или вампир, или еще что-нибудь темное - магов и ученых тут то нет - крестьяне одни. Вот только ему бы пришлось оставить замок и всю свою прежнюю жизнь, вряд ли ему это понравилось бы. Скорее всего, он бы придумал как вернуть свое добро, тем более, у него там осталась лаборатория с кучей полезного.
Вот и получалось, что если эксперимент барона прошел удачно, то Мейх, скорее всего, идет именно за эликсиром (правда, как он об жтом узнал непонятно, но это однозначно было бы самым ценным сокровищем в замке), либо но сам как-то связан с бароном. Ведь идеи, высказанные в ходе встречи на постоялом дворе, о том, что Мейх может захватить замок, а местные признают его законным наследником были довольно убедительными, и, если бы не всякие непредвиденные обстоятельства вроде магов, наемников и драконов, то этот план давно бы осуществился, не зря же Корзо сейчас находится именно в доме старосты, улучшая свои отношения с местными, в частности с тем, кто имеет в поселке авторитет.
Да, проблемы с герцогом бы были, но если барон жив, то это все меняет.

Был еще один способ проверить - раскопать могилу барона. Но тут был один аспект: замок населяли глубоко верующие люди, которые такой метод бы не одобрили. Их можно было бы убедить, имея на руках стопроцентные доказательства, а сейчас было только довольно безумное, хоть и не безосновательное предположение. Можно было ночью взять своих стражников и при помощи пары лопат проверить теорию, но тогда пришлось бы закапывать, и тогда, если бы пришлось раскапывать заново, чтобы убедить остальных, свежевскопанная земля говорила бы как раз в пользу фальсификации и обмана.

Надо подождать, когда Амарилла закончит свои дела и наведаться к ней. С Мейхом надо определенно поговорить.

+2

47

Её приняли за дриаду! И, надо заметить, уже не в первый раз. Интересно, Лила действительно была чем-то похожа на лесную хранительницу или люди называют так каждую странную женщину, что встречают в чаще? Сама себе она дриадой точно не показалась бы. Уж скорее ведьмой какой-нибудь, отшельницей, да мало ли ещё кем. Хоть драконом в двуногом облике, честное слово. Но люди, как всегда, рассуждали больше эмоционально, нежели логично. И, собственно, теперь снова все как один спали глубоким сном, включая и того, которого вампиресса разбудила, чтобы узнать, что они все здесь делают.
Ни угрозы, ни уговоры на Лилу не подействовали, а после попытки задобрить обиженного "лесного духа" наёмник провалился в сон вообще без всяких заклинаний и теперь мирно посапывал у очага, завернувшись в шкуру. А вампиресса так толком ничего и не узнала, за исключением того, что платил этим наёмникам не Мейх. Корзо был среднего роста, крепко сбит и широкоплеч. А Лила видела в воспоминаниях парня фигуру в тёмном плаще, чуть ли не на голову выше и гораздо суше. Конечно, это мог быть всего лишь посредник или ещё кто. Но и имени самозваного наследника барона эти вояки тоже не праздновали, более того, относились к нему с опаской и чуть ли не с презрением.
Хорошо, что не прикончили Мейха под горячую руку. А то завещания, конечно, подделывать это скверно, но не убивать же за это. В общем, приходилось признать, что и в человеческом подходе к делу имеется здравый смысл и логика. Но где искать виновника, Лила теперь совершенно не представляла. Для порядку проверив бумаги, прочитав несколько записок и сунув нос в пару найденных карт, вампиресса убедилась, что ничего ценного там нет, а следователь из неё ещё хуже, чем миротворец. Впрочем, это она знала и так, но неудача после обильной трапезы воспринималась не в пример проще, так что Амарилла забрала дремлющего в дупле пикси и отправилась восвояси.
В этот раз часть пути она решила проделать пешком. Ночной лес, полный загадочных запахов и звуков, поистине прекрасное место для вампирьей прогулки и размышлений. Становилось даже немного жаль, что по ту сторону гор нет таких замечательных лесов. Да и дожди тоже изрядная редкость. Там с неба всё больше сыплется снег или пепел, а вот чтобы лилась вода, такое, прямо скажем, не каждый год увидишь.
Малютка-светлячок настолько устал по дороге сюда, что уже даже готов был смириться с близостью вампира. Сначала он деловито ехал у неё на плече, потом промок, замёрз и забрался под капюшон, спрятавшись где-то в рыжих кудрях. Гордость гордостью, а усики морозить никому не хочется. Вампиресса же бесшумно и мягко шагала по толстому лиственному ковру и пыталась сосредоточиться на имеющихся фактах, но её постоянно что-то отвлекало. То кролик выскочил прямо из-под ног, то сова сцапала мышь на расстоянии вытянутой руки, то волки запели совсем неподалёку, то вроде как послышалось чьё-то хриплое дыхание.
Хотя, нет, не послышалось. Лила пошла на звук и, обогнув несколько внушительных деревьев, увидела тёплый человеческий силуэт. Сначала она собиралась просто незаметно понаблюдать, но мужчина закашлялся, тихо ругаясь себе под нос, и это заставило Амариллу переменить решение. Вампиресса показалась из-за ствола, сдвинула капюшон на затылок и заломила бровь, не скрывая своего удивления:
- Мастер Йозеф… Что вы здесь делаете?
Уж кого-кого, но шодданского гробовщика, которого сама же сдала в заботливые руки служительниц Играсиль, Лила тут увидеть не ожидала. Тем более что Йозеф явно был ещё болен, настолько, что с трудом ходил и разговаривал, так что прогулки по осенней прохладе в мокрой одежде ему точно пользы не принесут.
- Я… - начал было гробовщик, но на больную голову соображалось тяжело, так что на том объяснения и кончились. Потому Амарилла не сочла зазорным извлечь их прямо из его разума, дабы не утруждать пожилого, хворого человека необходимостью сочинения правдоподобной лжи.
- Искал лагерь наёмников и заблудился, - тихонько подсказала она. – Только вы не заблудились, мастер. Просто немного не дошли. В темноте расстояния всегда кажутся больше. Идёмте, я вас провожу.
Вампиресса заботливо взяла его под руку, позволяя на себя опереться, и повела в нужном направлении. То расстояние, которое в одиночку она преодолела за пару минут, они ковыляли добрых четверть часа, но, в конце концов, оказались в спящем лагере. Лила устроила гробовщика в одной из палаток потеплее, рядом с мирно посапывающими хозяевами, позаимствовала у одного из них фляжку с бренди и принялась приводить Йозефа в чувства.
Гробовщик был человеком далеко неглупым, за что вампирессе и приглянулся. Чтение мыслей, наверняка, уже заставило его задуматься, а беспробудно спящие люди и царившая вокруг тишина усугубили подозрения, так что когда Лила присела напротив, им обоим было о чём расспросить друг друга.
- Вы ведь не человек, госпожа Амарилла? – откашлявшись, начал Йозеф.
- Человек, - немного поколебавшись, отозвалась она. – Вернее, была им когда-то. А ныне вампир, чёрный маг и некромант.
Такое вот признание, выданное самым что ни на есть дружелюбным тоном, заставило крепко гробовщика приложиться к фляжке и надолго задуматься.
- Вы ведь неспроста тут появились?
- Разумеется. Я здесь в гостях. Матушка Лина моя давняя знакомая. В своё время она была очень славной девочкой, а мы, вампиры порой бываем сентиментальны.
- Ох… теперь я начинаю понимать.
- Вот и замечательно. Растолкуйте и мне, пожалуйста, - Лила сцепила руки перед собой, приготовившись слушать.
- Что ж… начать, пожалуй, следует с того, что я не Йозеф. Моё имя Генрих. Генрих Шоддан.
Сбивчивый, усталый рассказ барона оказался долог и витиеват. Настолько, что вампиресса не раз и не два успела подумать о том, какая невероятная удача свела их сегодня. Если бы она продолжала распутывать это дело сама или даже вместе с драконом, всё равно двум бессмертным никогда не удалось бы постичь всей глубины человеческой глупости и наивности.
Итак, известный маг и учёный Генрих Шоддан немалую часть своей жизни положил на то, чтобы эту самую жизнь продлить. И таки, в конце концов, создал рецепт зелья, сочетание компонентов которого хоть и не дарило бессмертия, но вдвое, а то и второе могло увеличить количество отпущенных лет. Доказательством действия этого эликсира ныне являлся сам барон, потому что в свои неполные семьдесят он выглядел едва ли на сорок пять. И то, очевидно, лишь потому, что поздно начал принимать эту микстуру.
У зелья был только один, но зато очень существенный недостаток. Основной его компонент добывался из головы разумных существ, причём строго той же расы, что и тот, кому предстояло принимать готовое средство. Нет, до убийств дело не дошло. Шоддан просто платил могильщику за молчание и вырезал из свеженьких трупов нужную часть. Благо, она была мала и никто этого не замечал. Но однажды он по обыкновению явился ночью на кладбище и нашёл там труп самого могильщика.
Допился бедолага на халявные баронские денежки до зелёных демонят, да и, отбиваясь от них, ненароком свернул себе шею. Тут барон понял, что доставать основной компонент зелья скоро станет ой как непросто и решил сам занять удобное место. Тогда в могиле барона погребли скрюченного, заросшего старика, тихо перешёптываясь, до чего довела его эта проклятая наука, а в городке появился новый гробовщик.
Поначалу идея эта Шоддану очень нравилась. Было интересно попробовать что-то новое, управление землями более не отвлекало от работы и материала хватало с избытком, ведь перед своей "смертью" он догадался завещать свои земли имировым жрецам и теперь поток сирых и убогих увеличивался с каждым днём. А где много людей, там неизбежно бывает и много трупов. Всё шло прекрасно до тех пор, пока не появился Корзо Мейх.
Никаким сыном, братом, внуком или иным родственником он барону не приходился, а был таким же исследователем, с которым Шоддан когда-то переписывался, но забросил это, как только достиг успеха. То ли Мейх о чём-то пронюхал, то ли просто решил урвать себе хороший кусок наследства, но он явился к герцогу с фальшивым завещанием, где точь-в-точь был скопирован почерк Генриха. Ну, при наличии на руках писем барона это было несложно. А сам Шоддан внезапно понял, что его уникальный рецепт не так уж безобиден.
Тел нужно было много. Ему, человеку честному и богобоязненному, хватало кладбища. А кто знает, на что решится такой пройдоха, как Мейх, если узнает секрет снадобья. И барон написал своему внучатому племяннику Франту Фон Клейсту с просьбой помочь разобраться с этой бедой. Племянник, конечно, удивился внезапному появлению покойного родича, но помочь обещал. Вместе они придумали инсценировать осаду замка и воскрешение барона. Ну, а что? Место ведь теперь святое, всякое случиться может.
Но в этот великолепный план внесла коррективы болотная лихорадка, свалившая недовоскресшего барона перед самым спектаклем. Племянник явился к замку, родича не нашёл, зато получил по первое число от нечисти и решил, что всё обстоит куда хуже, чем они полагали. Барон, наверное, уже в плену и надобно срочно его выручать. Барон же тем временем был в плену исключительно у горячки и вместе с остальными страждущими валялся в собственном замке в тяжёлом бреду.
Дальше – больше. Пылая праведным гневом, баронов племянник нападает на замок уже всерьёз и снова терпит поражение, теперь уже от дракона. Но нет худа без добра. Шоддану становится лучше. Пик болезни миновал и он отправляется в лес на поиски родственника. И, хотя барон предусмотрительно об этом умолчал, но в его мыслях Лила видела, что прежде чем предпринять это путешествие, алхимик прошёлся по замку и позаботился о том, чтобы единственный рецепт загадочного снадобья остался только в его голове.
- А я-то гадала, откуда у наёмных псов такие путёвые доспехи, - насмешливо тряхнула головой вампиресса. – Надо будет преподнести вашему племяннику пару симпатичных рабынь, дабы уладить это недоразумение. – Только что хлебнувший бренди барон поперхнулся и Лила участливо похлопала его по спине. – Что такое? Он предпочитает юношей? Или по скверному стечению обстоятельств его уже нет в живых? Это, в общем-то, тоже поправимо…
- Нет-нет, - истово затряс головой Шоддан. – Он жив. Надеюсь, что жив… - добавил он уже не столь уверенно. – Почему здесь такая тишина?
- Потому что все спят, - рассмеявшись, произнесла Амарилла, будто это и без того не было очевидно. – И вам бы не помешало. Вы ещё слабы, не стоит возвращаться в замок по темноте и дождю. Завтра к полудню все проснутся, тогда и поговорите со своим племянником. К слову, а что вы теперь станете делать?
- Пойду и признаюсь во всём герцогу Грескому, - печально вздохнул экс барон. – Я и так уже натворил бед, пытаясь хитрить и изворачиваться…
- И вас казнят, - всё так же весело "обрадовала" его Лила. – Вы умерли, но живы, это уже повод. Вы копались в трупах, это обвинение в некромагии. Возле вашего замка творятся странные вещи, что только подтвердит подозрения. И тогда вам забьют в сердце серебряный гвоздь и сожгут на главной площади. Может не стоит? Есть же уйма деревень и городков, где нужны гробовщики, да и совет толкового алхимика и просто хорошего человека тоже лишним не будет. Можете даже  просто остаться мастером Йозефом. Вас ведь никто не узнал. Даю слово, что не поделюсь этой тайной ни с одним человеком.
Вампиресса не солгала, рассказывать людям она не собиралась. Но приближалось утро, а на следующий день они договорились встретиться с Освиром в трактире, да и пикси нужно было возвращаться, поэтому оставив Шоддана отдыхать и размышлять над своим поведением, Лила отправилась обратно.

+2

48

Суть да дело, а действительно пора было возвращаться в трактир с новостями. Однако, у вампирицы нашлись не менее любопытные сведения.
Дракон внимательно выслушал ее рассказ. Да уж, подивиться было чему. И дело не только в том, что кто-то действительно сумел сделать чуть ли не эликсир жизни. Да, полноценным зельем бессмертия изобретение барона назвать было нельзя, но все-таки достиг он очень многого. Да и если бы его субстанция и впрямь могла возвращать молодость или сделать принявшего бессмертным, то пусть он хоть пол деревни вырежет ради опытов, имелось ощущение, что заслужит он герцогское прощение в обмен на столь ценные знания. Тут было множество факторов: надо ли было готовить новые дозы (а в случае барона надо было), и насколько хорошо получилось бы скрыть всю историю, так что да, даже при наличии куда мощного варианта новоиспеченного гробовщика у герцога ожидал бы либо костер, либо должность зельемешателя, запертого в подвале - рецепт то был не самым светлым, герцог, может быть, и захотел бы прикарманить себе такое чудотворное средство, но охранялось бы оно так, что не очень захочешь смешивать его для правителя.

- Ну а я к вам с подобными новостями, хоть и не самыми полными. Об эликсире мне стало известно, после того, как удалось расшифровать и свести воедино все, найденное в замке. Все компрометирующее надо будет максимально незаметно вынести, но его не так уж много - в основном бумаги. А в остальном - приют получит в свое распоряжение солидных размеров подвал с не менее солидной лабораторией, а как они всем этим распорядятся - пусть сами решают.

Дракон, однако, в отличии от Амариллы даже не намеревался посылать пострадавшей наемничьей стороне ни рабынь, ни рабов, ни прочих объектов для утешения после череды досадных поражений. И дело тут было не в жадности или чем-то подобном - денег золотому было не занимать. Просто со стороны Освира наемники сами виноваты. Да, они были введены в заблуждение, однако, это еще не повод набрасываться на всех подряд. Так что пусть это будет для них немного жестким но уроком, а еще поучит их уделять разведке больше внимания, иначе, многих неприятных историй возможно было бы избежать. Одним словом - не надо махать кулаками, а тем более какими-либо острым предметами, не разобравшись до конца в ситуации.

Но на то Освир и был Освиром, чтобы извлечь выгоду. Совсем не большую, но все же. Записи барона вместе с рецептом он то унесет с собой. Да, пускать в ход вряд ли будет. О темной стороне способа изготовления можно спорить довольно долго, и вообще этот вопрос уходит корнями в обсуждение многих темных существ, хотя бы тех же вампиров. Сам барон, вроде, ничего плохого не делал - трупы его вполне устраивали, и никто не лишился жизни против своей, но по воле барона. Только вот церковь, да и все так называемое светлое сообщество будет протестовать по этому поводу, хотя этот эликсир весьма полезен. Взять того же Шоддана, к примеру: весьма и весьма талантливый ученый может продлить свою жизнь, сделать множество иных открытий, спасти немало жизней. Да этот эликсир вполне может спаси какого-нибудь правителя, полководца или государственного деятеля, от которых зависит судьба страны, тогда этот эффект вообще приобретает глобальные масштабы.
Но до этого всего было пока далеко, и, помимо тех темных, которые могли умереть от старости, мало кто согласился бы притронуться к подобного рода вещам. Так что пусть записи полежат в драконьей сокровищнице до поры до времени, глядишь, однажды и пригодятся.

Армия наемников теперь прекратит нападения, а приют вернется к спокойной жизни, и ни у кого не будет болеть голова на предмет того, что какие-то авантюристы решат поживится хранящимися в замке сокровищами (которые сестры еще не успели завезти).
Дороги по-прежнему находились в не самом лучшем своем состоянии, так что на пару дней дракону и всем его сопровождающим придется здесь задержаться - оно, может, и к лучшему - так можно быть полностью уверенным что в ближайшее время здесь не произойдет ничего из ряда вон выходящего, хотя, естественно, оно запросто могло произойти. Но в скором времени надо будет отправляться в путь, армию по таким дорогам не поведешь, но вот карета скоро проехать будет в состоянии. А уж что будет делать Амарилла - одной ей известно.
Зато Освир мог понять, что она делает сейчас. Все же с вампирессой он был знаком не первый день. Эта леди, безусловно, могла очаровать кого угодно, чем она, собственно, и занималась в настоящий момент. Взгляд, интонации, движения - да на это невозможно было не поддаться.
Логично задать вопрос - почему бы и нет? Но здесь нужно задать еще один вопрос - что есть у драконов, чего нет у не-драконов, что могло заинтересовать вампира? И вот если думать об этой особенности, то многое встанет на места, хотя вампирша явно не намеревалась вредить дракону, укус вампира - не всегда такая уж сильная неприятность.

- Мда... пожалуй, барону и впрямь лучше оставаться тем, кем он решил стать - такие методы и такие знания точно не для этих мест, - Освир пристально посмотрел на Амариллу, в его глазах появился хитрый прищур, - А драконья кровь - только для драконов. - улыбнулся золотой.

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Кодекс хищника