http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Счастье даром


Счастье даром

Сообщений 1 страница 50 из 55

1

Счастье даром - орг. тема

Участники: Айрис Кон’Дохаэрис, Ульвбран Телхарссон, Ленгар Уиллиссон, Гваихир из рода Лотен’и’Ломэ, Готрек Гурниссон

Место: “Руина” - бывший город Уберсрейк - на острове посреди реки Райс и сопредельных берегах, а так же его окрестности.

Время: Середина зимы

Сюжет: Охотник на ведьм Церкви Строителя Джон Рут заявился однажды днем, инкогнито, в одно из нескольких стихийных поселений возле Руины вместе со своим учеником. Негласно он собрал отряд, обещая цену почти вдвое больше против той, что обыно брали проводники, охранники и контрабандисты, отправляющиеся за кордон молотов. Но, если обычно туда ходили за диковинами и артефактами, то Джон Рут шёл за вполне определенной личностью - магом по имени Ксардас, ушедшим с собственным отрядом днем ранее. Пройти незаметно через дозоры последователей Строителя, внутрь полной опасностей и неизвестности Руины в поисках мага, явно не самого безопасного как противник, раз даже охотнику на ведьм понадобилась помощь - задание для самых бесбашенных сорвиголов. Впрочем, именно в округе Руины найти подобных были самые большие шансы, среди всего отребья что там обычно обреталось…
http://1.bp.blogspot.com/-dGRF6JGLKBM/VmaPbgW418I/AAAAAAAACgI/gSxObuFlDh0/s1600/City.jpg

Отредактировано Готрек Гурниссон (15-03-2018 02:20:22)

+1

2

Офф. - саундтрек сугубо по желанию
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=tAk9G-AugYQ&index=7&list=PL924DFB59EB36FA1A[/lazyvideo]
…и когда пал герцог от долгой хвори, то власть над градом перешла в руки Строителя и Его Церкви! И обрушились они тогда всей дланью своей карающей, праведным словом подняв люд простой и пройдясь топором и мечом по всем нелюдям и помеченным отравой магии. И пожрало пламя восточный берег града, именованного ранее Уберсрейком.
И была то славная победа. Но, затем поднялись власть имущие и знатные мещане Уберсрейка супротив Церкви, и вновь улицы утонули в крови. А позднее тем же годом спустились с гор краснолюды, ельфы прислали из лесу своих воинов, и даже полурослики, это подобие и насмешка на человечий лик, выставили ополчение. И сошлись три силы в схватке не на жизнь, но на смерть, и каждый бил каждого, и повисли над градом тучи шторма магического. Лишь спустя год вышли несущие слово Строителя победоносными из этой схватки, пусть и положив для этого весь город, погрязший в пороке.
И именуется с тех пор град сей обреченный Руиной. И обнесен он кордоном, что возвели последователи Строителя на фундаменте стен Уберсрейка, дабы оградить мир от зла, что скопилось внутри. И воспретили они вход вовнутрь, под страхом казни быстрой и скорой. Но всяк запретный плод сладок. И возникли подле Руины некоторые поселения, подобные этому, и стали сюдя стягиваться все души пропащие и заблудшие, отвергнувшие всякое слово божие. И стали они проникать за кордон, в эту клоаку, полную тьмы и порождений её, и нести оттуда семя зла, и продавать его в большой мир вокруг. И покуда будет такой порядок вещей, с каждым нечестивым осколком зла, вынесенным наружу, будет приближаться Конец Времен, когда весь мир постигнет судьба Уберсрейка! Так покайтесь же, братия и сестры! Отриньте происки Трикстера, ибо это ведет вас к погибели вашей души! Коли миру приходит конец, подумайте о судьбе собственного посмертия!

За косым низким окном надрывался бесноватый флагеллянт. Хотя была уже глубокая зима, и снег падал крупными хлопьями, оседая на плечах и спине сгорбившегося старика, было не похоже, чтобы юродивого сильно заботил этот факт. Он все так же размахивал своим колокольчиком, заунывным голосом продолжая свой занудный рассказ, покуда кто-нибудь не бросал ему мелочи, что на время его затыкало. Но, спустя пару минут, он вновь заводил свою шарманку, потрясая сухими руками под тонким рваньем, служившим ему одеждой.
Гурниссон, отхлебнув из своей кружки, в который раз покосился за окно на бесноватого, а затем обернулся на сидящего позади него Ленгара. Отцепив с одного своего уха увесистую золотую серьгу, он протянул её дварфу.
- Слушай, сходи дай этому придурку, и скажи, что если он не уберется к другой таверне со своей проповедью, я выйду и затолкаю эту самую серьгу ему в его же поганую глотку!
Гурниссон не питал никакой особой любви к молотам и их вере. Он был тогда в Уберсрейке, в ту самую ночь. И прекрасно помнил, к чему привели тогда те самые “праведные речи”. И такое настырное проявление этой не самой миролюбивой религии за окном откровенно действовало ему на нервы.
На нервы ему дейстовала и другая ипостась Церкви Хранителя, сидящая сейчас в центре тесной комнатушки таверны “Хромой черт”, одной из множества, распложившихся в деревянных наспех сколоченных трущобах, раскинувшихся вокруг Руины.
https://i.ytimg.com/vi/0-THfgNdBVg/maxresdefault.jpg
В этой довольно бедной, даже по местным меркам, забегаловке сидел достаточно неожиданный посетитель - целый Охотник на ведьм. Обычно охотники если и забредали в эти дебри трущоб, то только в составе патруля молотов с целью рейда и изъятия запрещенных предметов. Но, этот охотник отличался. Он предлагал работу. И что было вдвойне необычно - это то, какую именно.
- Хорошо, умги(1), а теперь поведай-ка мне ещё раз. И что же такой важной птице как ты мешает отправиться туда прямо сейчас-же? Ты ж один из этих, ваших, - пробасил Готрек, указывая кружкой на охотника.
- На твоем месте, краснолюд, я бы выказывал должное уважение Мастеру Руту, если уж он почтил вас своим присутствием, - отозвался худой и бледный юноша с черными волосами, стоявший позади охотника.
https://pbs.twimg.com/media/DTANOezWAAAbZNv.jpg
- Не с тобой разговор, безбородый(2), - коротко отозвался Готрек. - Ну так?
- Всё просто, как божий день. Мне запрещено заходить за кордон. Даже мне, - уже порядком поседевший, без одного глаза, покрытый шрамами и морщинами охотник Джон Рут тяжело облокотился на стол, стягивая свою широкополую шляпу с головы. - Но, пути Строителя не исповедимы. Если мне не позволено действовать обычными методами - то я найду другие. Для каждого дела есть свой инструмент, и для каждого инструмента - свое дело. Поэтому мне и нужно проникнуть туда. Пусть и с помощью...кого-то, с кем обычно, мы не сотрудничаем.
http://cdn.trinixy.ru/pics5/20130822/seriously_awesome_portraits_from_our_favorite_films_105.jpg
- Ага...на кого обычного вы охотитесь, а? - Готрек блеснул своим единственным глазом и опрокинул часть содержимого кружки себе в рот. Юноша позади Рута дернулся было вперед, но жест старшего остановил его.
- Соломон, не сейчас.
Ослиная моча, а не пиво...Ленгар, у них есть что-нибудь стоящее?
Джон Рут и Готрек Гурниссон явно стоили один другого. Оба одноглазые, оба явно тертые калачи и оба занимавшиеся далеко не самой чистой работой в этом бренном мире. Сидя напротив они явно оценивали один другого, разглядывая собеседника в неровном свете слабого огня в камине.
- И что такого прямо важного в том твоем...как бишь его? - продолжил Гурниссон.
- Ксардас. Мага зовут Ксардас. Мы...долгое время работали вместе.
- Ты? Молот работал с магиком? Ха, я бы на это посмотрел! Следующим делом свинья сляжет вместе с мамонтом!
- И тем не менее. Мои взгляды на пути Строителя несколько...отличаются от принятых среди других моих братьев. Мы долгое время вместе боролись с порождениями тьмы. Покуда Ксардас не перешёл сам на сторону тьмы, и не узнал про что-то могущественное внутри Руины. Алчность взыграла в нем, он смог убедить часть моего старого отряда пойти за ним. И прошлой ночью, насколько я знаю, он проник внутрь Уберсрейка.
- Угу, допустим...и на кой ляд тебе ещё и мы? - Готрек обвёл взглядом остальных посетителей маленькой таверны. Помимо Ленгара, сидевшего за его спиной, здесь был так же Ульвбран, другой дварф, Айрис, юноша-полукровка от то ли эльфийских, то ли айресовских предков, один забредший ведьмак, пара гноллов, и ещё пяток людей, явно того ещё отребья, промышлявших ходьбой за кордон. С другой стороны сидел так же весьма старый дварф-инженер, лысый и с длинной бородой почти до пола -  Магги Кноррссон, пришедший вместе с Рутом и Соломоном, и сейчас тихо дремавший у камина в обнимку с увесистым многозарядным арбалетом.
https://data.whicdn.com/images/288827215/large.jpg
- В отличии от тебя, Гурниссон, я не был за стенам Уберсрейка, - отвечал Джон Рут, -  И я не знаю, что там может быть. Я не могу провалить свою миссию, поэтому мне необходимо...подстраховаться. Мне нужно больше воинов. Но Церковь мне не даст никого, ибо они не видят всей важности моего задания сейчас.
Это было отчасти правдой. Готрек и Ленгар, Помнящий  Гурниссона на текущий момент, уже были внутри Руины несколько раз в составе отрядов других ходоков, но они никогда не углублялись внутрь города, а из всех опасностей видели только несколько аномалий, диких гоблинов да мутировавшего тролля.
Готрек, немного равнодушно, снова поднял свою кружку и потянулся отпить из неё.
- За вашу помощь и претовращение большого Зла я обещаю вам, вы получите поддержку и признание Церкви Строителя, - Рут посмотрел на Ульвбрана. - Ибо мне известно, что не только мы преследуем цели искоренения Зла во всех его проявлениях по всему миру, но и другие верования и организации. Враг моего врага - мой враг. В столь темные времена приходится идти на жертвы, включая и столь...тяжелые союзы.
Эта речь не произвела должного впечатления на остальных присутствовавших внутри.
- А так же достойную плату.
По знаку Соломон передал через плечо Джону увесистый кошель, и Рут высыпал на стол солидную порцию золота новой чеканки.
- Это на одного. Столько же каждый получит после того, как мы закончим дело. Соломон нашёл и привел вас сюда, потому что мне нужны те, кто уже бывал в стенах Руины, те, кто знает туда проходы и выходы. Мне так же понадобится жрец, ибо по слухам, бывший Уберсрейк полон сил тьмы. И маг в отряд тоже, как вы понимаете...Ксардас был умелым и опытным заклинателем, но мне нужен кто-то на его место. А так же простые воины, - Джон Рут ещё раз обвел взглядом тесную комнатушку таверны. - За один поход вы заработает больше, чем за несколько таковых. Но и риск будет соотвествующий, так как действовать я вынужден...не официально.
______________________________________________________________________
1 - Умги (кхазалид - одно из древних наречий дварфов) - человек, люди.
2 - Безбородый - 1. Дварф, не достигший совершеннолетия - ещё не отрастивший длинную бороду (около 60-70 лет), 2 - Иносказательно - сосунок, щенок, дурак, помеха

Отредактировано Готрек Гурниссон (07-03-2018 09:52:38)

+3

3

Зима – наверное самое суровое время года, из-за которого в Альмарене останавливается множество процессов. Таким процессом обычно были странствия гнома по имени Ленгар. Как правило, в тот момент, когда землю начинало покрывать плотным шаром белоснежных хлопьев, следопыт заканчивал все свои опасные авантюры и поселялся в каком-нибудь небольшом городе, дабы переждать суровую зиму. Но этот раз стал исключением: где-то в конце осени, Ленгар вместе с Готреком прибыли в небольшой городок в окрестностях Уберсрейка – места которое славиться тем, что мало кто возвращался оттуда живим и невредимым. Целью истребителя, как и всегда, была героическая смерть, а следопыт должен был стать ее свидетелем, ведь был Помнящим. За период проживания в городке, гномы несколько раз переходили границу между зоной Уберсрейка и остальным миром. Заходили они не очень далеко, но и этого хватило, что бы узреть множество ужасов, принесенных безграмотным использованием магии.
В данный момент Круглый Щит сидел за дубовым столиком в одной из убогих забегаловок небольшого города. За спиной у него находился Готрек, по ворчанию которого можно было понять, что он недоволен занудным рассказом, который повествовал старик, находящийся за окном таверны. Вдруг истребитель повернулся к Ленгару и обратился, протягивая свою золотую серьгу:
- Слушай, сходи дай этому придурку, и скажи, что если он не уберется к другой таверне со своей проповедью, я выйду и затолкаю эту самую серьгу ему в его же поганую глотку!
- Доур(1), - коротко ответил Круглый Щит и встал из-за стола. Поднявшись со стула, гном рефлекторно взял бокал с человечьим пойлом со своего стола, и сделал большой глоток. "Какой же мерзкий эль варят люди", - в который раз удивился гном противному вкусу выпивки: "мало того, что он не вкусный, так еще попробуй охмелеть с десяти бокалов!". С трудом проглотив остатки эля во рту, следопыт поставил бокал обратно, и глянул в окно, за которым бесновался убого одетый, сгорбившийся старик. "Теперь понятно, почему никто из таверны не выйдет и не остановить эту пытку", - подумал гном, обратив внимание на погоду. Глубоко вздохнув, Круглый Щит накинул на плечи зеленую меховую накидку, которая висела на спинке стула, и направился к выходу из трактира. Переступив порог и закрыв двери в таверну, гном быстрым шагом направился к нужному старику, стискивая серьгу Готрека в левой руке. Добравшись до юродивого, Ленгар обратил внимание на его внешний вид. Человек был заросшим и грязным, одетым в какие-то лохмотья и издававшим неприятный запах, из-за которого находиться рядом с ним было не приятно.
- Убирайся от сюда, да поскорей! Иначе великая щедрость, - гном отдал серьгу истребителя старику, - может превратиться в неконтролируемую ярость, - закончив речь, гном потрогал рукоять своего молота, который крепился к поясу гнома. Сделав это, он развернулся, и, чуть ли не бегом, направился назад в таверну к теплу и мерзкому элю.
- Какая противная погода! - проворчал Круглый Щит, закрывая за собой дверь в помещение и начиная направляться к своему столику. По пути он увидел Готрека, который беседовал с людьми:
- ... Для каждого дела есть свой инструмент, и для каждого инструмента - свое дело. Поэтому мне и нужно проникнуть туда. Пусть и с помощью...кого-то, с кем обычно, мы не сотрудничаем, - сказал старший из представителей расы людей.
- Ага...на кого обычного вы охотитесь, а? - задал вопрос Готрек, из-за которого молодой человек двинулся к гному, но был остановлен жестом и речью старшего. "Ну и что же я пропустил?", - бился в догадках Уиллиссон, присаживаясь за свой столик. Вдруг истребитель повернулся к нему, и произнес:
-  Ослиная моча, а не пиво...Ленгар, у них есть что-нибудь стоящее?
- Я думаю, что ни в одном заведении этого мерзкого города нету того, что можно пить с удовольствием, - гном потянулся к своей фляге за поясом, достал ее и протянул Готреку, - держи, там еще осталось немного. Мало, конечно, но качество в разы лучше, чем у этого дерьма, которое тут называют выпивкой.
Следопыт не хотел вмешиваться в разговор собрата с людьми, а потому молча сидел и разглядывал посетителей таверны, слушая россказни человека. Когда речь зашла до цели возможной вылазки, Ленгар подозрительно подумал: "А почему этот тип не скажет церкви, мол этот маг перешел на сторону врага? Она обязана будет отреагировать! Что-то тут не так!". Остальной разговор мало заинтересовал Ленгара, но момент с целью работенки серьезно напряг и заинтерисовал Круглого Щита одновременно. Он решил не паниковать по этому поводу и просто ждать подтверждения возможного обмана, вдруг эту подозрительность вызвало человечье пойло, ведь неизвестно, что они там подмешивают посетителям.


1. Доур (кхазалид) - согласие, в данном контексте будет звучать как "хорошо".

Отредактировано Ленгар (08-03-2018 18:03:23)

+3

4

Морозная и неприветливая зимняя погода холодила своей  стужей лицо молодого паренька, что стоял и безбурно  глядел на таверну, высящуюся над ним. Укутанный в свою мантию и навесивший на голову капюшон, он был в нетерпении открыть дверцу и податься внутрь заведения, от которого веяло приятным теплом и уютной атмосферой, чего нельзя было сказать об этой леденящей улочке, где ко всему вдобавок стоял приверженец церкви Строителей,  истошно доносивший до редких прохожих свою громкую проповедь.  Весь покрытый снегом Айрис  прошёл к двери и медленно её приоткрыл, с опаской ступая внутрь. В помещении было немало посетителей, средь тихую болтовню которых можно было незаметно усесться за свободный стол, где сидели существа подозрительной видовой несхожести. Но Айрис уже знал, что за диаспора находилась перед ним, ибо временем ранее намеренно собирался стать её соучастником.  Стянув с себя капюшон, он невольно скинул часть снега на пол, слегка отряхнул плечи и мантию, после чего сел близ очевидных наёмников, что поначалу не придали никакого внимания тифлингу. Окинув взглядом тех, кто был в этой тесной комнате, Айрис прислушался к разговору гнома, что невзначай начал гневаться на гласящего снаружи старика. Его ярко-рыжий ирокез придавал ему необычный вид на фоне остальных посетителей. Для Айриса было не впервой видеть дворфов , но этот отличался ото всех своей нелбыкновенной аурой воина и закалённым телом, в коем чувствовался боевой опыт. Рядом с ним сидел его товарищ, который после наказа ворчливого дворфа направился гнать проповедника прочь. Пока улица претерпевала выкрики «Ленгара», коим окрестил его товарищ,  Айрис начал прислушиваться к громкой беседе рыжего со стариком, которого сопровождал молодой и менее сдержанный к воркотне Готрека человек. По разговору их стало ясным, кого из себя представляли эти двое. Для тифлинга также было интересным узнать и про остальных членов сего отряда, ибо трезво оценить свои возможности и возможности каждого из них сулило избежать печальной участи быть убитым в Уберсрейке, настораживающие байки о котором обсуждали гном с  одноглазым охотником. «Ну и дела.  Те четверо знают, с чем имеют дело… Стоило ли так рисковать?» - начали одолевать сомнения тифлинга, которые напрочь исчезли со звуком золотых, что высыпал на стол старик.   «Видно, стоило» - продолжил думать про себя Айрис, что ухмыльнулся и довольно прищурил глаза. Дабы его физиономия не стала привлекать лишнего внимания, он снова нацепил капюшон, безмолвно скрывая лицо в тени. И пока остальные вели разговоры, Айрис снял меч, находящийся в ножнах, со спины и поставил его остриём на пол, рядом с собой, приложив к скамье.

Отредактировано Айрис (08-03-2018 13:22:27)

+3

5

Гном выдохнул густой клуб дыма. На слова этого человека, назвавшегося Джоном Рутом, Ульвбран лишь прищурил левый глас и пристально присмотрелся к охотнику. Не нравился жрецу этот тип. Но, как говориться назвался грибом, влезай в кошелку. 
По большому счету Ульв просто мгновенно воспользовался ситуацией, сложившийся в тот момент, когда в окраинах Руины встретил Ленгара и Готрека. С  одноглазым Истребителем Ульм познакомился только что. А вот Ленгара жрец знал. Некоторое время назад их свело одно дельце. Разговорившись с соплеменниками, гном и попал в эту таверну. Гномы поведали, что собираются наняться в экспедицию за кордон, вглубь Руины. Это было как раз к стати, ибо двумя неделями ранее Ульв получил письмо с  штаб-квартиры Альянса Светлых сил, с заданием произвести разведку здешних темных мест.  Информации у ордена было мало относительно того что тут приключилось, да и секта Строителей ну никак не стремилась к дружбе с почитателями светлых божеств. Вот и отправился гном в эти гиблые места. Несколько дней ходил по окрестностях завернувшись в свой черный плащ, и всматривался, запоминал, наблюдал. Вскоре и заприметил двух своих сородичей и пристал на их предложение. А что бывает лучше, чем разведать этот жуткий город изнутри, и если такая возможность сама проситься.
Гном никому не рассказывал о своей миссии, но по накидки жрецов Имира, которую уж точно не часто увидишь в здешних местах, да ещё на гноме,  Джон и догадался что жрец тут не на отдыхе. Но все же Ульв не доверял охотнику. 
-Враг моего врага - мой враг. В столь темные времена приходится идти на жертвы, включая и столь...тяжелые союзы.
«И что тебе помешает когда мы выполним работёнку, кинуть нас, или всадить нож в спину?» мелькнула мысль в голове Ульвбранта, но он промолчал, лишь криво усмехнулся.  Дело явно было нечисто, обман и подвох здесь чувствовались сплошь и рядом. Но от того и веселей. Гном одним махом осушил пол кружки с пивом, скривил рожицу словно его заставили сожрать миску эльфийского салата, и вновь затянулся из трубки.

Отредактировано Ульвбран (13-03-2018 21:23:05)

+2

6

Путь из Линдона был долог, поскольку эльфу пришлось сделать целую дугу на север и затем на юго-запад, дабы пройти через, известные эльфам, туманные тропы.
Выйдя за пределы леса и миновав посты «хранителей путей», эльф переправился через реку Райс. Не сразу хранители путей хотели пускать его, но эльфам Арисфея была запрещена сильная и вольная активность на землях людей запад:
I’narr en gothrim glinuva nuin I’anor, Gwaihir.  Quel marth. Жаль, по приказу лорда Эктелиона, мы не можем пойти с вами. – говорил следопыт, странно, но плавно перейдя на наречие людей.
Aa’ lasser en lle coia orn n' omenta gurtha, mellon. Всё будет в порядке.
За рекой Гваихир вёл себя более осмотрительно и осторожно. Он не успел окончательно оправиться после учинённого тёмным магом погрома в Аримане. Нет, эльф не был ранен, но его психологическое и эмоциональное состояние было крайне сложным.
В последнее время в мире творилось слишком много чертовщины, и лорды Арисфея всё чаще стали отсылать своих агентов в неведомые дали и земли для получения ответов или удовлетворения своих амбиций. Многие ушедший не возвращались и это сильно тревожило думы Гваихира, поскольку ему было что терять и кого оставлять. Его дочь не простит отцу глупую смерть по чей-то прихоти. С другой стороны, Иминиэ доверяла лорду Эктелиону также, как и своему отцу. Во всяком случае, если Уберсрейк действительно являет большую угрозу и опасность, Эктелион, при поддержке Греса, может принять куда более активные действия. Главное сейчас было выжить до того, как эти самые активные действия случатся.
Кордон напомнил Гваихиру город, укреплённый двойными стенами. Вот только стена была одна, но вокруг неё образовалось несколько не очень крупных поселений.
- Это и есть кордон? – прошептал про себя эльф прежде, чем, укрытий чёрным плащом, шагнуть в эту грязную людскую клоаку.
По правде говоря, оказавшись в одном из селений, Гваихир не ожидал увидеть такого скопления людей и не-людей разных мастей. Среди нелюдей были даже тифлинги, что встревожило Гваихира, а также были гномы и всякие полукровки. Но среди всего этого сброда фактически было невозможно увидеть эльфов, быть может только полукровок. Ещё бы. После падения Уберсрейка в пучину хаоса, многие эльфийские дома покинули столь тёмное и опасное место, либо вернулись в Арисфей, либо перебравшись в Элл-Тейн и Рузьян. Эльфы были менее склонны к людским авантюрам на почве жадности, дабы добыть себе парочку артефактов и тем не менее было странно, что они сдали позиции так просто.
Повсюду сновали вооружённые люди, напоминавшие собой скорее бандитов, нежели наёмников. Было много кузнецов и ремесленников, которые в основном работали над снаряжение военного направления, да в таких масштабах, словно собирались идти на кого-то войной.
Гваихир многого не понимал и первый подхваченный им слух был об экспедиции некого мага. Потому несколько дней эльф бродил вокруг да около собирая разную информацию о готовящейся заварушке. Ему так же нужно было попасть за пределы кордона, и он уже подумывал просится к магу, чуть ли не от лица Экстелиона, но в сердце эльфа поселилось смутное сомнение. Уж больно было много недовольных действиями мага Ксардаса, да и сам эльф на собственном опыте знал, что жадность мага может только ухудшить ситуацию. Тогда как же поступить?
Выходом из сложившейся ситуации стал следующий слух – слух о неком Джоне Руте, что якобы намеревался попробовать кордон на зубок. Слух был явно очень осторожным, поскольку пересекать границе кордона была запрещено, но эльф решил испытать удачу. Его решимость укрепил ещё один фактор – Готрек Гурниссон, герой Нордленда, истребитель, убивавший когда-то вместе с эльфом треклятых гноллов. Он был тут и сейчас находился в Таверне «Хромой чёрт», там же, где находился и Джон Рут. . .

Разговор о предстоящем деле был в самом разгаре, когда некая фигура в чёрном плаще, с натянутым на голову капюшоном, скрывающим её глаза, вышла к группе.
- Ты Джон Рут? – мрачно и полушепотом произнёс эльф. – Я хочу присоединиться к вашей безумной затее. – на лице эльфа заиграла злорадная улыбка.

+2

7

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=TP4sHacf17E[/lazyvideo]
- Я думаю, что ни в одном заведении этого мерзкого города нету того, что можно пить с удовольствием, - Ленгар потянулся к своей фляге за поясом, достал ее и протянул Готреку, - Держи, там еще осталось немного. Мало, конечно, но качество в разы лучше, чем у этого дерьма, которое тут называют выпивкой.
Гурниссон довольно крякнул, принимая флягу, но затем посмотрел на неё, на руну, вышитую на мешке, содержащем в себе емткость, потряс её возле уха и, тяжело вздохнув, вернул обратно своему Помнящему.
- Пущай...нехорошо добрый эль тратить по всяким пустякам. Тут такой днем со огнем не сыщещь, а зима может быть долгая. Ещё пригодится. Или ты меня поминать будет вот этой мочой, в которую они талый снег добавляют.
Пара гноллов, сидевшая в углу, пристально изучала всех остальных, перешёптываясь друг с другом на своем зверином наречии, наклоняясь над столом, отчего позвякивали их костяные украшения и бусы на кожанном же одеянии. Особое внимание они уделяли отчего-то Айрису, внимательно его разглядывая.
Готрек снова отхлебнул из кружки и собирался уже задать очередной вопрос, когда внутрь, роняя крупные хлопья снега, зашел ещё один посетитель.
Соломон сразу же отогнул полу плаща, потянувшись к своему палашу на бедре, но, затем остановился, в нерешительности глянув на Джона.
Рут, окинув Гваихира взглядом с ног до головы, лишь криво улыбнулся.
- Пути Строителя неисповедимы...что же, присаживайся. C кем честь имею? Мы как раз обсуждаем все...детали.
- Кстати, о деталях,
- хрипло отозвался один из пяти людей из своего угла, - А как мы туда проникнем? За кордон? Я покуда не наблюдаю тут проводников. А людей...и...не совсем людей ты с собой, охотник, судя по всему, собрался брать не мало.
По комнате таверны прошелся одобрительный гул. Готрек так же вперил свой взгляд в Джона.
- Про это мы уже позаботились. Соломон, позови остальных.
Соломон, всё это время подозрительно рассматривал Гвайхира, так и не убирая руки со своего клинка.
- Соломон?
- Я не помню, чтобы я звал его...
- У нас нет на это времени.

Молодой человек недовольно нахмурился, но вышел на улицу, нахлобучивая широкополую шляпу.
Гурниссон стал ждать, катая остатки пива в кружке, и рассматривая остальных присутствующих. Особенно его интересовал беззаботно посапывающий старый дварф. Что он-то забыл в этой компании? И, судя по татуировкам на порядкам морщинистых фалангах пальцев - он был из Гильдии Инженеров. Или, когда-то был.
Айрис пока что не приковывал к себе внимания Истребителя, Гвайхира Гурниссон пока что не узнал под плащом и в полутемной таверне.
Ульвбран же вызывал у него самые неприятные чувства. К жрецу Имира Готрек изначально отнесся холодно и отстранённо, хотя обычно был рад видеть своего собрата в этих землях. Гурниссон не признавал этой религии, по его мнению, “перенятой, как сифилис, у Младших Рас и портящей теперь родовую память подгорного племени”.
Больше всего его интересовал ведьмак и гноллы. Ведьмак, блестя своими глазами в полутьме, так же внимательно рассматривал всех сообравшихся из свого темного угла, так же уделяя особенное внимание Айрису и Гвайхиру. Спустя какое-то время он поднялся.
- Прошу простить, панове, но не думаю, что это дело по мне. Рисковать шеей, пусть и втридорога - так себе затея. А уж учитывая, что можно получить по этой самоей шее от вашего брата, - он кивнул Руту, - Вынужден отказаться. Ваш Строитель меня покуда не гонит и щедро платит, так что, я предпочту не выбирать сейчас сторону.
Откланявшись, ведьмак поспешно удалился, накидывая плащ поверх себя.
Спустя несколько минут после его ухода, внутрь вернулся порядком припорошенный усилившимся снегопадом Соломон. За ним зашли ещё двое.
http://cityofthedamned.ucoz.ru/Ulli_and_Marquand_Page_3_Image_0006.jpg
Первый был рослый широкоплечий детина, с лицом испещрённым шрамами, длинными пшеничными усами и таким же чубом на бритой голове. По внешнему виду - нескольким грамотам и медальонам на поясе под пышной медвежьей шубой - это явно был человека не самой редкой профессии в этих краях - охотник за головами. Молоты охотно платили за поимку тех, кто нарушал их предписания, закрывая галаз на то, где и как была сделана та самая поимка. А сама Руина позволяла здесь укрыться на время от внешнего мира, чем часто пользовались преступники и прочие темные личности, по цепочке приводившие сюда так же и охотников за головами.
- Вэчир в хату, панове, - пробасил вошедший. По говору он был, похоже, выходцем откуда-то из земель между Амендом и Каридом. С этими словами охотник натянул удерживаему в руках цепь, буквально затаскивая внутрь третьего человека.
http://cityofthedamned.ucoz.ru/Ulli_and_Marquand_Page_3_Image_0004.jpg
Принудительно вошедший почти что упал на колени, но смог удержаться чудом на ногах. Наверное, его бы считали привлекательным женщины, при его длинных до плеч черных волосах и довольно миловидном лице. Если бы не пронзительные холодные глаза, почему-то навевающие мысли о хитрости и коварстве.
Вошедший изобразил поклон, отчасти грациозный, не буть он немного испорчен парой кандалов на руках.
- Джентельмены и...а, мы сегодня без дам. Какая жалость, - и улыбнулся, очень обаятельной улыбкой, при которой, тем не менее, поочередно рассмотрел каждого вошедшего. Несколько свежих следов на одежде от крови, смеси снега и грязи, и порванный рукав его кафтана несколько портили весь его церемониальный аристократический образ.
Гурниссон довольно крякнул, пихнув Ленгара локтем в бок, дескать, смотри-смотри. Перед ними был Питер Сильвер, в некотором роде, местная знаменитость Руины, хотя, поговаривали что не только её.
- Он проведет нас по тайному пути...ведь так, Питер? - Джон Рут наклонился в сторону вошедшего, зло сверкнув своим глазом.
Сильвер покосился на своего конвоира, сглотнув слюну, и поспешно раздвинул улыбку ещё шире, адрессуя её Руту.
- Ну, обычно мои услуги стоят не очень дешево...
- Виселица, Питер, твоя цена. Незаконное проникновение и контрабанда на территою Руины. Неоднократная. Торговля запрещенными предметами по всей территории Гресса, Рузьяна, Кримеллина, Кельмира...Я могу казнить тебя здесь и сейчас. Или вернуть обратно в застенки на кордоне. Твою виселицу уже выстругивают, через два дня она будет готова. Ты ведь знаешь, мои братья не будут с тобой цереомониться, а отправят сразу же к Строителю на суд.

- Э, пане Рут, у нас же уговор! - встрял Вакула, тряхнув своей головой.
- Я помню ,Вакула. Он сделает то, что должен, и ты волен увезти его после с собой куда захочешь. Ну так? Питер Сильвер, я даю тебе шанс искупить свои грехи здесь и сейчас.
- А вы умеете уговаривать. Так и быть, я согласен предоставить свои услуги. Только благодаря вашему несравненному очарованию, мистер Рут.

И Питер снова церемониально поклонился.
Джон Рут довольно кивнул, а затем вновь обратился к собравшимся
- Выступаем этим вечером, так как день мы уже почти потеряли. Времени особо думать у нас нет. Кто решается следовать - можете получить аванс сейчас. Когда мы вернемся...
- Если, мы вернемся…
- вставил Сильвер.
Рут снова бросил взгляд на Сильвера, и тот послушно умолк, под злое натяжение цепи Вакулой.
- Когда мы вернемся - вторую часть суммы. Я так же могу выписать вам индульгенцию - ни один мой брат не посмеет вас тронуть при такой грамоте. Времени уговаривать у меня нету. Если вы не согласитесь - найдутся другие. Вашего брата в этих окрестностях хватает сполна. У кого-то есть какие-то вопросы?
Гурниссон снова покатал пиво в круже, а зате поставил её на стол.
- Ну что, Ленгар? Все равно все, кто ходят вглубь Руины уже там, и ближайшую неделю не вернуться. А всю зиму тут провести мне никак не хочется. Говорят, в чертогах Гримнира* пиво-то получше, а? Ладно, я и мой Помнящий в деле, - пробасил Гурниссон, - если я не верунсь - мою часть золота ему передатите.
- Мы платим только за услуги Истребителя! Зачем нам ещё один краснолюд! - встрял снова Соломон.
- Соломон! Сейчас нам нужны любые согласные. Хорошо, я согласен. Выдай им деньги.
Гноллы тоже поднялись, но они отказались, и стали уходить. Проходя мимо Гвайхира, один из них обернулся и шумно принюхался, а затем тихо зарычал, но второй одернул его, и оба поспешили покинуть таверну.
Оставшиеся пятеро людей стали совещаться своей группкой, и в конце-концов изъявили согласие.
______________________________________________________________________________________
Гримнир - один из Старших Богов-предок дварфов, покровитель войны, отваги, бесстрашия, справедливой мести. Основатель и патрон культа Истребителей. Согласно преданиям, считался одним из трех первых дварфов.

+3

8

“Ну и куда же этот чудак собирается повести столь разношерстную компанию?” - подумал Ленгар, внимательно осмотрев всех присутствующих в зале: “Четыре гнома, пара прямоходящих собак, загадочный полукровка-меченосец, один молчаливый ведьмак, пятерка отшибленных наемников и какой-то тип с натянутым чуть ли не до подбородка капюшоном. Интересно, однако...”. После этого Круглый Щит повторно глянул на каждого посетителя трактира, и, неожиданно для себя, обратил свое внимание на одинокий стакан кислячего пива, посмотрев на который можно было с уверенностью сказать, чего тот желает. Он желал, что бы его наконец допили. Круглый Щит понял это мгновенно, а потому взял бокал и выпил все содержимое в пару глотков, дабы облегчить участь несчастного… Вдруг, в момент употребления пойла, с бубнящего угла таверны послышался весьма хороший вопрос:
- Кстати, о деталях, а как мы туда проникнем? За кордон? Я покуда не наблюдаю тут проводников. А людей...и...не совсем людей ты с собой, охотник, судя по всему, собрался брать не мало.
Но человек, который представился Джоном Рутом, уверенно ответил, что проводник уже найден и, продолжив речь, сказал своему ручному щенку, чтобы тот привел этого самого проводника.
“Почему бы ему сразу его с собой не привести, и не гонять этого… малыша лишний раз?” - мысленно прикопался к Руту следопыта, хоть по его мнению этому человеку нужно было отдать должное за организацию и подбор отряда для вылазки, ведь не каждый сможет собрать в кучу такую разношерстную компанию. Правда тут, скорее всего, большую роль сыграло злато, которого было в избытке, нежели умения или таланты охотника.
Вскоре из своего угла поднялся ведьмак и довольно вежливо отказался от затеи идти за неизвестным никому магом в зимнюю руину. “Умный парень”, - подумал Ленгар на эту тему. Будь Круглый Щит человеком, то поступил бы также, ибо нечего рисковать и без того короткой жизнью ради злата подозрительного типа в шляпе. Но Уиллиссон был гномом, да необычным, а чересчур любознательным, и узнать что-то новое для него было важнее какого-то там золота или опасности, даже таком количестве.
Спустя несколько минут, через дверь в таверну вошел тот самый собачонок, который  бегал за проводником. За ним шагал здоровенный усатый мужик с кучей шрамов на лице. Говор его был странноватым, чего только стоило его приветствие:
- Вэчир в хату, панове.
Сказав это, он потянул за цепь, которую все это время держал в руке, и через дверной проем зашел последний мужчина.
- Джентельмены и...а, мы сегодня без дам. Какая жалость, - именно с такими словами принудительно вошел последний человек с длинными черными локонами волос, внешность которого напрягла память Ленгара, но она так и ничего толкового не выдала. Спустя какое-то время, Готрек тыкнул следопыта локтем, из-за чего Ленгар внимательнее осмотрел пришедших и узнал среди них Питера Сильвера, довольно известного нарушителя местных законов. Как оказалось позже, это и был тот самый проводник. “Не самый плохой вариант”, - мысленно прокомментировал эту ситуацию Ленгар.
После последовал короткий диалог между Сильвером и Рутом, по избежанию которого, одноглазый работодатель сказал, что отряд выступает этим вечером, также он задал вопрос Готреку идет он или нет, на что тот сказал:
- Ну что, Ленгар? Все равно все, кто ходят вглубь Руины уже там, и ближайшую неделю не вернуться. А всю зиму тут провести мне никак не хочется. Говорят, в чертогах Гримнира пиво-то получше, а?
- В сравнении с этой отравой, оно должно из мертвых воскрешать! Конечно идем, будет чем занятся! - ворчливо ответил на речь собрата Ленгар.
- Ладно, я и мой Помнящий в деле, если я не верунсь - мою часть золота ему передатите.
- Мы платим только за услуги Истребителя! Зачем нам ещё один краснолюд! - возмутился юноша.
- Я бы на твоем месте вел бы более спокойно и сдержано, когда разговаривают взрослые, мальчишка. И да, если такая пьянка, то дозволь спросить: на кой нужен ты? - ответил на речь человека следопыт, уж больно ему не понравился этот молокосос.
- Соломон! Сейчас нам нужны любые согласные. Хорошо, я согласен. Выдай им деньги. - успокоил парня более старший и опытный человек.
Гноллы на вопрос согласия ничего не ответили, а просто молча поднялись и ушли. "Какая удача! Минус две неприятные особи в отряде!" - проскочила мысль у гнома. Оставшиеся в таверне люди немного подумали и тоже дали согласие. В трактире осталось всего четыре особи, которые были раздумьях, и следопыту было жутко интересно струсит ли кто-нибудь из них или нет.

Отредактировано Ленгар (19-03-2018 17:39:14)

+2

9

Айрису не впервой было видеть гноллов и их отвратную внешность, какой он её воспринимал. Никогда раньше они не действовали ему на нервы так,  как в этот вечер, когда их взгляды переходили границы дозволенного парнем. Айрис планировал оставаться в тени, отбрасываемой креслом от камина, чтобы до самого конца быть вне предела внимания остальных. Они все превосходно игнорировали присутствие Айриса, но гноллы всё продолжали и продолжали надоедать юнцу. Тифлинг лишь исподлобья смотрел в сторону звероподобных, иногда начиная светить радужками глаз из под капюшона, дабы ввергнуть в ужас докучающих ему тварей. Но безуспешно, такое на них не действовало, это можно было увидеть в их пристальных взглядах, которыми они так смело сверлили Айриса. Тем временем вся эта шумиха в таверне подходила к своему концу: кто-то приходил, а кто-то покидал заведение. Кампанию в нём дополнил эльф, чего не ожидал увидеть Айрис: «Что за лихо привело сюда эльфа?». Его светлую ауру он видел отчётливо, и уж точно мог отличить от аур остальных присутствующих, в том числе и гноллов, которые всё никак не переставали вызывать у парня беспокойство. В какой-то момент он снова сверкнул взглядом в сторону этих двоих, послав упреждающий ментальный сигнал: «Клянусь всеми богами, я вырву тебе глаза и скормлю их твоему дружку». Подобный «салют» подействовал на них, из-за чего они в спешке поднялись из-за стола и начали идти к выходу. Завидев такую реакцию, Айрис поддался искушению в очередной раз  улыбнуться, что вынудило его ещё сильнее затянуть капюшон плаща. Из всех, кто изъявил несогласие, Айриса впечатлил ведьмак, ибо от него исходила внушающая сила, нежели от остальных. Ему было малость жаль терять такого спутника. Сам же Айрис уже определился, что отправится в этот «поход», а потому, даже не предполагая, что может перебить остальных, беспечно поднялся из-за стола и громко положил меч на стол, стягивая рукой капюшон и глядя на Джона Рута…
- Вопросов нет! … Мистер Рут… Я иду с вами. Зовите меня «Лероем».

Парень подошёл к Соломону, которому было велено выдать аванс, и резко выхватил у него мешочек золота, упрятывая его под плащ, за пояс. Затем Айрис снова отошёл к столу, где сидел, и быстро закинул за спину ножны, куда медленно затолкнул клинок. Пояс он застегнул, предварительно затянув потуже, после чего принялся проверять крепления на нём, что были предназначены для содержания в них ножей подобно кобурам. Кто зашёл позднее, после эльфа, вызывали у Айриса слабое, но всё же недоверие. Многие из сидевших здесь "простаков" не казались таковыми. От эльфа так и исходила магическая энергетика. Можно было предположить, что тот занимается магией из разряда светлых и "чистых". То же можно было сказать и о гноме, что сидел рядом - Ульбране, от которого также веяло магией. «Что за сборище магов? Не удивлюсь, если один из этих гномов или тех людей также владеет колдовством или не брезгует заниматься  чем-нибудь подобным. Я-то думал, что один тут особенный. Но неважно. Главное, поладить со всеми, иначе толку от них для меня не будет никакого. Впрочем, как и для них.»

Отредактировано Айрис (21-03-2018 02:53:11)

+3

10

Взгляды эльфов и людей на жизнь – расходятся, но это не играет никакую роль, когда речь заходит о деле.
Гваихиру нравилось, когда люди задают ему допустимый минимум вопросов, как Джон Рут и сразу переходят к обсуждению всех дел. С другой стороны, что эльф не исключал, Рут мог заметить едва сокрытый плащом, закреплённый на поясе, эльфийский короткий лук. А кто пользуется эльфийским луком? Правильно – эльфы или ценящие это оружие человеческие лучники и охотники. Но учитывая близость Арисфея, ошибиться было бы сложно. Впрочем, Гваихир более не собирался скрывать своё лицо, тем более перед своим старым знакомым. Эльф всегда был сознателен перед своими друзьями или товарищами. Пускай Готрека было ещё сложно назвать другом, но по крайней мере не врагом и одна битва плечом к плечу в прошлом могла сыграть большую роль в отношениях между гномом и эльфом.
Эльф стянул с головы капюшон и твёрдо, но с некой доброжелательной улыбкой, посмотрел Джону в глаза.
- Я Гваихир – эльф и следопыт, который весьма сильно заинтересован вашим делом, как и его успехом.
Возможно, что раскрытие личности было поспешным, учитывая, что эльфа окружало много неприятных персон, как, например, дерзкий тифлинг, который походил на юношу, но это не сильно беспокоило воина Арисфея. Главное, чтобы никто из них не попытался его убить.
Гномы были слишком гордые, да и Готрек может быть сделает поблажку знакомому эльфу на эту миссию в лице помилования – не раскроив череп. Но именно из-за старого знакомого, с которым они убивали гноллов в городке Нордленд, эльф и решил примкнуть к этой экспедиции.
Далее Гваихир молча слушал детали, в основном поглядывая на Рута и лишь изредка отвлекаясь то на Готрека, то на Ленгар. Последний был очень даже груб и агрессивен в своих речах, но виноват был человек, который, судя по всему, слишком плохо знал о нраве гномов. Эльф уже видел, как в одной таверне некий гном, по имени Бардин Горекссон, жестоко расправился с пятью наёмниками всего за одну неосторожную речь их лидера: «Твой рост, низконожка, в самый раз, чтоб смаковать мой хрен!» - это были его последние слова. После бойни гнома не нашли – он поспешно ретировался, вероятней всего, в другую забегаловку, чтобы продолжить свою трапезу и попойку, а вот лидер наёмников лежал в некой смеси из собственных органов и со своим … мужским достоинством в собственном рту. После такого в том городке к гномам стали относится более уважительно.
Кстати, стража Бардина всё же задержала, но гнома отпустили, поскольку он был другом очень влиятельного в городе ремесленного клана, а те, в свою очередь, составляли приличный доход городу.

+4

11

Гном сидел и просто наблюдал. Все вопросы, которые его интересовали, были уже заданы. Хоть и не им самим, но всё же. У жреца было задание, и выполнить его нужно было, так что вопрос в деле он или нет, даже не поставил в голове.
Двери в таверну пару раз, явив присутствующим новых членов их команды. Первый был эльф. Гном только покосился на него «Ну да, куда же без остроухих принцесс», и продолжил, молча наблюдать, пуская дым из люльки. Украдкой он поймал на себе взгляд Готрека, в котором читалось толи призрение, толи недоверии. Ну это Ульв понимал. Не каждый гном относился положительно к выбору религии жреца. К таким, видать, относился и Истредитель. Ну, в этом случае неодобрение было взаимным. Ульв тоже не полностью понимал культ Истребителей, но с терпением относился к таким представителям своего народа.
Ученик  Джона Рута притащил ещё двоих, точнее привел одного, довольно огромного, человека, который в свою очередь вволок парня в кандалах. По разговору Ульв понял что это и есть их проводник. Вскоре несколько присутствующих удалилось, дав понять, что они не шибко хотят принимать участие в такого рода, деятельности. Гном только хмыкнул, провожая их взглядом. Гном согласился последним из всей компании. Он спокойно, сильными ударами об край стола выбил остатки золы и табака из люльки, спрятал её в сумку, после чего повернулся к Руту.
- Я тоже с вами. – коротко произнес гном, достал из поясной сумки письмо, и показал присутствующим. – Но также  попрошу о двух вещах, если я останусь в этих темных землях навечно, отправьте это письмо по указанному адресу. – Жрец засунул письмо обратно, и посмотрел на Готрека и Ленгара, единственным кому он доверял в этой компашке. – и известите в Хемеранг, клану Хаммергримов о моей гибели.
Письмо было адресовано главе Альянса Светлых сил, в котором гном написал о том, что он уже выяснил об этом месте и что собирался делать дальше. Ну, а если уж дела закончиться совсем плохо для него, но клан, брат, отец и дед должны знать что с ним стряслось. А так, в целом Ульвбран Телхарсон был готов войти в Руины и помочь здешней компашке побороться со злом.

+2

12

- Я бы на твоем месте вел бы более спокойно и сдержано, когда разговаривают взрослые, мальчишка. И да, если такая пьянка, то дозволь спросить: на кой нужен ты?
Соломон сделал два шага вперед, а его рука снова оказалась на эфесе палаша под плащом, одновременно с опасно сузившимися глазами, смотрящими в направлении Ленгара.
- Ты, выродок, будешь мне ещё…
Но в этот момент поднялся Джон Рут. Был он никак не меньше ростом Вакулы, пусть и уже в плечах. Не смотря на его уже порядком седую бороду, сила в этом человеке явно чувствовалась.
- Этот щенок, как ты выразился, краснолюд, мой ученик, - Рут потянулся за своей широкополой шляпой с серебрянной пряжкой, - и однажды, если буде на то воля Строителя, он станет полноправным охотником на ведьм нашего ордена. Я бы не советовал портить с ним отношения уже сейчас, раз уж замысел Строителя свел нас вместе таким образом. Кто знает, как оно обернется дальше...дварфы живут долго, а мои собратья пока что относятся к вам терпимо...пока что, и в большинстве своем.
- Вопросов нет! … Мистер Рут… Я иду с вами. Зовите меня «Лероем».

Поднялся следом Айрис. Готрек, задумчиво катая в руке кружку, тихо, так, что слышал его только Ленгар, проговорил себе в бороду.
- Знавал я одного Лероя...умги, которого взлюбила одна великанша. Утащила в горы, мы по весне нашли его трупик...тазовые кости - просто в пыль размолотила! Кабы этот таким же не оказался, да еще в руине...поди знай, какие там у местных тварей нравы…
Шляпа медленно вернулась на место, а Соломон сделал шаг назад, потупив взгляд за широкой тенью своего учителя.
Я Гваихир – эльф и следопыт, который весьма сильно заинтересован вашим делом, как и его успехом. - представился следом эльф.
- Трикстер меня забери,
- выругался Соломон, за что получил ещё один серьёзный взгляд от Рута.
- Осмелюсь спросить, что же именно такого интересного вы нашли в моём деле? - ответил Гвайхиру Джон.
Внезапно, оживился и Готрек.
- Лопни моя селезенка...да это ж собаколов! Я тебе не рассказывал, Ленгар? Мы с ним одну деревню от гноллов защищали. Никогда не видел, чтоб ельфы делом занимались, а не под юбку прятались, но этот таки сдюжил. Пока я искал нормальную таверну, кабы он им там всем свои иголки не повтыкал в головы, хрен бы те людишки что сдюжили! - а затем обралися уже к эльфу. - И какого рожна тебя сюда занесло? - после чего лицо Гурниссона подозрительно скривилось, - Так, только не говори, что опять какая напасть тут начнется, и я снова останусь без годного пива!
Последним отозвался Ульвбран, мирно покуривавший люльку.
- Я тоже с вами. 
- О, и монашка с нами, - уже без энтузиазма отозвался Готрек. - Ну, хоть отпевать будут.
Джон Рут пообещал выполнить пожелания Ульвбрана, после чего Соломон раздал оставшееся золото. Остальные пятеро людей были ни чем особо не примечатльными завсегдатаями околиц Руины - то ли наёмники, то ли марадеры, то ли дезертиры какой дворянской дружины, то ли беглые бандиты.
Но, видимо Руту действительно выбирать не приходилось. Либо, он сознательно набирал тех, кого, по его понятию, было не жалко потерять.
- Что же, встречаемся на заходе солнца на восточной околице этого поселка, - его широкоплечая фигура направилась к выходу. - И помните - вы все согласились. Золото, выданное вам - с чеканкой моего ордена. Я бы не советовал торопиться его тратить за пределами этих земель, - блеснув своим глазом, он направился к выходу. За ним вышел Вакула, безжалостно волоча падающего Питера.
- Месье цверг, - обратился Питер к Ульвбрану, - я бы рекомендовал того...избавиться от вашего восхитительного костюмчика из стали...он, конечно, внушителен, но не думаю, что вы захотите начать нашу прогулку с купания. Погодка не та. Ах да, джентельмены...ах ты ж...джентельмены, если вам не трудно - возьмите с собой бутылочку бренди...так сказать, для страждущей души…
- А ну, пишов! Буде он мэни тут ешо про страждання залывать...собака!
Готрек, лениво сидевший на стуле, внезапно поторопился и нагнал последнего члена отряда Рута - старого дварфа Магги.
- Эй, старче...постой минуту . Я смотрю, ты из наших, с татуировкой Гильдии Инженеров? Как тебя величать? Каким ветром тебя угораздило присоединиться к этому умги? Он же ж молот!
Старый, по настоящему старый, с уже начавшеми белеть глазами, дварф остановился, опустив свой тяжелый арбалет, и долго чесал лысину.
- Учитель Джона Рута спас мне жизнь...а я так и не смог возвернуть ему долг, как он помер от старости. Умги, они ведь такие недолговечные...эх...так что, я перешёл в услужение по наследству. И покуда я не верну долг самому Руту - я не могу отправиться домой. Либо, как ты, сын Гримнира, обрить голову и бороду...но я уже слишком стар для всего этого....как там, бишь, тебя зовут?
- Его учитель, - Готрек на мгновение опешил, - это ж сколько тебе...ах да, я...я  Готрек - сын Гурни.
- Гурни Гриммссона?
- Ну да…
- Помню, помню....мы вместе сражались с поганой нежитью на Черных болотах...с этим, вампиром...как же его звали...Конрад...или Манфред?...не помню...уже не помню...ну, береги себя...хотя, ты же Истребитель...кхм…странное, получается, пожелание...
С этими словами старик поспешил следом, наружу, снова подняв свой арбалет и взгромоздив его себе на плечи.
Гурниссон стоял в мрачной задумчивости, теребя свою бороду.
- Знаешь что, Ленгар...а ведь тебе придеться побыть моим Помнящим ещё подольше. Похоже, в этот раз в Руину мы пойдем не за моей смертю, а чтобы избежать другой. На Черных болотах...папаня рассказывал мне...но это было, почитай, почти что два века до моего рождения...это ж сколько ему лет...нет, знаешь что, будь оно что, но мы должны вытащить этого Магги Кноррссона живым наружу. Негоже ему там пропадать. Поганое это место для честной смерти дварфа, особо столь старого.
Постепенно, все стали выходить наружу. Снег все не думал прекращать падать, а мороз лишь усиливался. Единственным утешением было то, что голосивший нищий уже перебрался куда-то в другое место, и его завывания слышались уже издалека.
Вот только это изчезновение стало, скорее, дурным предзнаменованием, чем хорошим знаком.
Ведьмак, видневшийся в конце улицы, как раз получал с рук конного небольшой мешочек, одновременно указывая в направлении “Хромого черта”.
И вскоре, к недавно записавшейся в отряд Рута разношерстной публике уже направилось две дюжины конных в броне. Перед ними поспешно расступались прохожие, не столько не желая попасть под копыта, разбрызгивающие комья грязного талого снега, сколько под пристальное внимание тех, кто восседал верхом.
Неизменный символ алого молота на нагрудниках не предвещал ничего хорошо.
- А, ты подумай...спутались на свою голову..., - сказал Гурниссон, опираясь на свой массивный топор, уперев его лезвием себе под ноги.
http://img5.2345.com/duoteimg/zixunImg/local/2011/07/01/13095005848855.jpg
В белом плаще с кровавым подбоем, процессию возглавлял не кто иной, как сам де Вольпе, комтур Церкви Строителя, по прозвищу Волк. Или Мясник. Про него ходила мрачная слава. Говорят, лет 10-15 назад он руководил какой-то военной кампанией на Юге Альмарена, в ходе которой смог занять целый город и взял множество пленных. В свою очередь, Волка взяли в осаду уже в городе, но, когда свежие силы молотов пришли на помощь, де Вольпе было приказано прекратить сопротивление и покинуть населенный пункт. Вульпе поступил согласно приказу, но, перед этим перебил всех своих пленных до единого, весь город. С тех пор к нему и прицепилось прозвище “Мясник”. Даже Церковь Строителя, при всей своей ксенофобской политике, вынуждена была понизить в звании и сослать Волка куда-то на север.
Впрочем, его мрачная слава о крутом и безжалостном нраве иногда была очень нужна. Как, например, в случае управления руиной. Пожалуй, сложно было бы подобрать более подходящего кандидата для роли цербера у ворот чего-то запретного.
В округе Руины этот белый плащ, с кровавым подбоем и густой оббивкой мехом знали очень хорошо. Волк даже ходил в поговорках и проклятиях. Сам он появлялся редко в окрестных селениях, но уж если его персона лично решала выехать куда-то...добра можно было не ждать.
Ближайшие лавки стали поспешно закрываться. На дверь “Хромого Черта” упал с глухим стуком засов.
Волк остановился со своей свитой прямо рядом с пешими, и его злой, холодный, под стать погоде, взгляд, по очереди прошелся по всем оказавшимся снаружи.
- Я разыскиваю моего собрата...Джона Рута. И я знаю, что он был здесь. Что вам известно про это?
- А ты как думаешь? - дерзко спросил Гурниссон.
Волк скосил свой взгляд на него, и лишь ещё больше нахмурился. Сопровождающие его конные потянулись за своим оружием.
- Я, кажется, задал довольно простой вопрос...и я бы хотел напомнить...пересечение кордона, мародерство за его пределами, а так же контрабанда запрещенных предметов наружу карается смерть. Справедливой, быстрой и показательной, - и он  ещё раз прошелся по присутствующим своим взглядом, - так что, на вашем месте, я бы ещё раз хорошо подумал, прежде чем решаться на поступки, неугодные Строителю.
Видя, что здесь ему ничего не добиться, Волк поспешил развернуть коня и направился дальше по улице, а за ним двинулась его бронированная кавалькада.
Пятеро людей от этой встречи, кажется, сразу же поменяли своё решение. Осеняя себя священными знаками, они поспешили ретироваться, приговаривая что-то в стиле: “Да ну его, эту Руины...и золото это я в гробу видал...во-во...если уж Волк про это прознал...там-то мы и окажемся”.
- Чума на него и его поганую церковь...это ж угораздило, только за порог вышли... ну, Ленгар...что делать думаешь? - спросил Гурниссон у своего Помнящего, сплюнув предварительно в сторону удаляющихся молотов.
До захода солнца было ещё почти добрых полдня. Полдня, которые можно было бы потратить на подготовку.
https://ip.truetrophies.com/remote/www.truetrophies.com/customimages/038168.jpg?width=900
Не смотря на то, что последователи Строителя проповедывали нетерпимость ко всем расам, кроме людей, и даже полукровок с большим скрипом признавали, не смотря на заложенные в их учениях догмы аскетизма, не смотря на массивный кордон и даже самого Волка с его страстью к карательной политике, казалось невозможным, что рядом с этими святошами существовало столько разнородных гнезд порока. Такие городишки, как тот, в котором оказались наши герои, наспех сколоченные из дерева, напоминающие скорее многоэтажные трущобы бедных районов Гресса, были полны всех возможных рас и наций. А с ними - и всех возможных заведений и услуг, которые могли бы понадобиться уходящим за кордон.
Торгаши и барыги могли достать практически все, что угодно. Вопрос был лишь в цене. Подпольно практикующие колдуны брались наложить защиту, обещавшую охранить от порождений Руины и превратностей удачи. Темные личности обещали предоставить карту, практически точно показывающую безопасные маршруты по Руине, и места смерти менее удачливых охотников за наживой. Через посредников можно было даже выйти на самих молотов, узнать пароли и отзовы, добиться вовремя предупрежденого патруля, готового в нужный момент посмотреть в другом направлении. Не стоит забывать и про многочисленные развлечения - казино, бары, бордели, арены. Помимо собственно, праздного проведения времени, здесь можно было найти матерых исследователей Руины. Почти фольклёрные персонажи, как уже виденный ранее контрабандист Питер “Воробей” Сильвер, а так же “Рыжий” Ред, Гуталин или Барбридж “Стервятник”, как и десяток других, могли поведать байку или историю, которая могла быть чистым вымыслом, а могла быть и важным напутствием, способным сберечь жизнь знавшему этот секрет внутри Руины.
Словом, у столь разношерстной компании, как новобращенный отряд Рута, было где разгуляться и чем заняться до условленного времени.

+4

13

Айрис был среди тех, кто последним вышел наружу. Нацепив на голову снова этот маленький капюшон, он отправился прочь от таверны, исчезая под шум дуновения ветра и минуя всадников, с которыми завязала разговор кампания Рута.  Это был городок узких трущоб, среди переулок которых шастал тифлинг, серьёзно нацеленный на  что-то, усердно рыскающий и внимательно осматривающий заведения и дома, которые проплывали мимо него. В воздухе стоял довольно едкий запах рыбы и мяса, когда Айрис вышел  на рыночную улицу. С двух сторон тянулись ряды больших лавок с продуктами, меж которых гуляли торговцы и покупатели, образуя длинную толпу, сквозь которую приходилось пробиваться силой. Затерявшись где-то в ней, Айрис добрался до старого домика, что стоял прямо на конце улицы в одиночестве. Весь этот рой, что заполонил рынок, огибал входную область этого дома, будто бы все эти существа специально сторонились этого места. Прямо над дверью висела вывеска, на которой было написано «Прелести старушки Лозгвуд». Айрис усмехнулся и медленно поднялся по ступеням, громко стуча в дверь. Она была старой, впрочем, как и весь дом. Могло показаться, что каменные стены были той самой причиной, по которой этот дом ещё мог стоять. Дверь была хрупкой и дырявой, а вывеска висела криво. Сам образ этого магазинчика внушал не столь ужас, чем отвратность у существ сзади, которые косо посматривали на новоявленного  тифлинга.  Он постучал ещё раз, но на этот раз сильнее и с опаской, боясь, что проделает ещё дыру…
- Войдите! – раздался приглушённый то ли мужской, то ли хриплый старушечий голос, явно лишённый дружелюбия.
Айрис, закусив губу, чуточку толкнул дверь и заплыл полубоком в узкий дверной проём, медленно закрывая её за собой. Никого видно в комнате не было. Она была маленькой, уютной из-за слабого освещения  и забитой разными безделушками и антиквариатами на стойках и прилавках. Всё здесь было сделано из дерева, кроме товаров, что, на первый взгляд, были выставлены на продажу. Айрис осмотрелся, скинул резким движением головы головной убор назад и начал ждать, когда появится та самая старушка Лозгвуд. Но она не заставила себя долго ждать. Три стойки были соединены углами и стояли вдоль трёх стен напротив входа. Было видно, что попасть за стойки можно лишь из выхода прямо напротив тифлинга, откуда показалась седая, морщинистая и сутулая женщина, одетая во всё чёрное. Первое впечатление о ней было не самое приятное. Издали она вполне могла сойти за дешёвую проповедницу, гадалку или шерлотанку. Но Лерой знал, куда явился. Он уже намеревался сказать что-то, приоткрыв рот, как его заткнул монолог старушенции, что принялась демонстрировать товары. До тифлинга дошло, что с покупателями у этой женщины были большие проблемы. Оглянув товары ещё раз, Айрис различил на некоторых из них паутину и немалый слой пыли. Не дожидаясь конца её речи, он перебил…
- Послушай…те… Я пришёл к вам по особой причине…
- Да? И какая же причина привела столь юного посетителя ко мне?
- Ну, я думаю, вы сами поймёте… - и тут тифлинг махнул рукой перед лицом, как его изменённая внешность немного подправилась и вернулась в исходное состояние. Старуха задумчиво нахмурилась, отводя голову назад, а затем, моргнув, удивилась.
- Да быть того не может… - произнесла она, расплываясь лицом в непонятной улыбке. – Айрис Кон, мать его, Дохаэрис.
- М-да-м, «Лозгвуд», мать его, я…
- Ты смотри-ка… Не постарел ни на год…
- Да, а ты, смотрю, из желанной девицы превратилась в старую и ворчливую каргу?
- Продавщицу, ясновидящую и колдунью… - улыбнулась женщина, показывая жалкий остаток от когда-то украшавших её уста зубов. – Чего тебя сюда-то занесло? Не может же быть, чтобы ты повидать меня пришёл?
- Почему же? – произнёс Айрис, начиная шагать по комнате. На лице его заиграла чарующая улыбка. – Никогда не поздно навестить старых друзей… А то помрут в забвении. - он окинул её взглядом, оценивающе приподнимая брови. – Да и… Я тут смотрю, еле успел…
- А характер у тебя всё тот же - игривый, самодовольный тифлинг. Бесово чадо…
- Джена, я уже не тот.
- Да, имя ты моё не забыл…
- Прошло-то всего сколько? Сорок, пятьдесят?
- Ты давай-ка не язви, говори, зачем пожаловал?
- Я ищу кое-что… - прошептал Айрис, устало выдыхая и опираясь руками на стойку прямо перед Дженой. – Недавно повёлся с кровососами…
- Как и искал себе приключения на задницу, так и ищешь. Что ж ты до сих пор не сдох-то.
Айрис рассмеялся, покачался на месте, потупив взгляд, а затем снова посмотрел на старуху.
- Ты же меня знаешь. Во всяком случае то, что от меня прежнего осталось… Я ищу один очень мощный и древний артефакт. Говорят, он затерялся где-то в Руине…
- Руина? – перебила старуха. Лицо её  стало серьёзным.
- Да…
- Ты точно безумен.
- Хва-а-а-атит уже. Я же не настолько глуп, чтобы соваться в этот город в одиночку.
- И тебе нужна моя помощь, чтобы я… Что? Что тебе нужно?
- Ну… Для начала карта.
- Бери вон там. – указала взглядом старуха на сложенную кучку свитков на полке. Айрис достал их и начал искать среди них нужную карту, но тщетно. – Нашёл?
- Нет… - недовольно проныл Айрис.
- Конечно, ведь у меня её нет. – он ответил на такую выходку старой подруги лишь хмурым взглядом. – Я тебе не картолог и связи с такими не имею. Тебе нужно было обратиться к тем, что бывали в тех местах.
- Ладно. Тогда нужно, чтобы ты вспомнила свои таланты… Ты же не разучилась рисовать? Я твои уроки до сих пор помню.
Айрис засунул руку под плащ и вытянул свёрнутый кусок пергамента.
- Вот это главная причина того, что меня привело именно к тебе.
- Чаго это? – спросила она, предвещая тревогу, что внушал юноша.
- Взгляни… Ты, думаю, поймёшь, что это. – он протянул руку и положил пергамент на стол, раскрывая его поперёк длинной стойки, разделявшей старуху и Айриса. Она начала было смотреть и тут же недовольно качать головой. На свитке были изображены пентаграммы, составлявшие сложную систему из рун и печатей.
- Откуда это у тебя?
- Сам сделал…
- А ты, демон, смотрю время-то не теряешь… 
Айрис закатил глаза и тяжко вздохнул от такой реакции со стороны Джены. Было время, когда его называли демоном. И старуха знала, что тифлинг подобное не очень любит. Решила, видать, задеть.
- Из всех, кто способен безошибочно повторить такое, из всех, кого я знаю, только ты можешь претворить это заклятие в жизнь.  Насколько мне помнится, ты могла…
- И этому ты научился у своих «кровососов»?

- Нет, они лишь дали наводку, а основную часть работы я сделал сам. Мне нужна твоя помощь. Ты должна нанести мне это заклятие на руку, до заката.
- И что же мне за это будет?
Айрис улыбнулся и достал мешок, в котором был аванс, щедро подаренный Джоном Рутом. Тифлинг положил его перед  Дженой, которая начала довольно кивать головой, где-то в глубине не желая давать тифлингу то, чего он хочет.
- За мной, Лерой… Будет тебе твоё заклятье или как оно там?
Таким образом, Айрис провёл большую часть времени, нанося заклятие рунной магии себе на правую руку у старушки. После он покинул её, тайно не доплатив за выполненную работу. Часть суммы денег он потратил на ещё пятнадцать ножей, которые приобрёл в оружейном магазине. Когда время постепенно шло к тому, чтобы отправиться в Руины, Айрис успел отобедать в местной городской таверне, пока не прибыл в место сбора к назначенному времени…

Отредактировано Айрис (26-03-2018 21:38:35)

+1

14

Когда молодой парень по имени Соломон сблизился с Ленгаром, у гнома появилось крохотное желание встать и проучить неопытного помощника Рута. Только этот позыв был чем-то вроде шепота маленького демона-паразита, который обычно сидел на левом плече и тихо приговаривал в ухо хозяина свои самые злостные идеи. К тому же Уиллиссону было лень что-либо предпринимать по отношению к дерзкому малышу - найдуться еще те, кто сможет ему вбить в голову правильные мысли, поэтому свое желание дварф с легкостью подавил, и просто глянул на парня своим самым гневным взглядом, чтобы натолкнуть того на мысль о том, что он делает не так и, в идеале, извиниться. Но на Соломона это не произвело ни малейшего впечатления, он даже что-то тявкнул, сжимая свой драгоценный меч. “Сжимает да не вытягивает. Сто процентов в ножнах ржавый, затупившийся кухонный нож!”. Наверное, парень не остановился бы, если бы не встал его “хозяин” и не произнес речь о предназначении его помощника и не прямой угрозе для всех гномов в округе, на что Ленгар спокойно сказал:
- Был когда-то на Альмарене подобный паренек, тоже бегал за своим уважаемым во всех кругах учителем и дерзил всем, кому не попадя. Однажды, этот самый паренек появился в одной таверне без своего наставника, и грубо, без какой-либо причины нахамил двум матерым наемникам, а потом он бесследно исчез, как и те дядьки. Да, именно так: раз, и нету. Бывает же такое, правда? Так вот, к чему я клоню: вылечи своего ученика от слабоумия, иначе без тебя он долго не протянет - найдут его в какой-нибудь канаве с распоротым брюхом и минус один молот в вашей пресвятой церкви. Смекаешь?
Буквально сразу после речи следопыта со своего места сорвался таинственный полукровка. Он сказал, что тоже идет в экспедицию и назвался Лероем, вследствие чего Готрек тихо поведал забавную историю о несчастном человеке с таким же именем, на что Круглый Щит также тихо хихикнул. Спустя пару мгновений, парень в капюшоне открыл свое личико и торжественно представился предо всеми, на что Соломон выругался, а Рут задал вопрос о цели незваного гостя в его деле. “Нигде без этих остроухих не обойдется! Везде эти хитрые “хранители” всего живого!” - подумалось Ленгару. После в разговор встрял Гурниссон, из речи которого можно было понять что он и эльф давние знакомые, этот факт обнадежил Уиллиссона в надежности остроухого. Последним, кто согласился идти в зону руины был Ульвбран. “Прям день встреч старых знакомых!” - подумал Ленгар, вспомнив реакцию истребителя на эльфа и свое давнее путешествие со светлым жрецом.
Когда все, кто находился в таверне, согласились и взяли свою долю, Рут сказал, что общий сбор будет на восточной окраине этого поселка вечером. Спустя некоторое время, когда все начали выходить, Готрек подхватился, и направился к старому инженеру, чтобы о чем-то спросить. После, когда Ленгар тоже начал уходить, Гурниссон сказал ему:
- Знаешь что, Ленгар...а ведь тебе придеться побыть моим Помнящим ещё подольше. Похоже, в этот раз в Руину мы пойдем не за моей смертю, а чтобы избежать другой. На Черных болотах...папаня рассказывал мне...но это было, почитай, почти что два века до моего рождения...это ж сколько ему лет...нет, знаешь что, будь оно что, но мы должны вытащить этого Магги Кноррссона живым наружу. Негоже ему там пропадать. Поганое это место для честной смерти дварфа, особо столь старого.
- Значит, держимся ближе к старику? Хорошо, это будет даже интересно... - задумчиво произнес Круглый Щит и вышел на улицу, где спустя пару мгновений к недавно образовавшемуся отряду направилась группа местных полицаев с суровым конным служителем церкви Строителя, которого местные прозвали Волком, во главе. Он задал грубый вопрос о Джоне Руте, мол не видели ли они этого ведьмака, вследствие чего образовался короткий диалог между церковником и истребителем, после чего Волк вскоре удалился, как и пятерка людей из таверны. “Трусы и клятвоотступники!” - проскочила мысль у гнома. Вскоре Гурниссон задал вопрос о планах следопыта на оставшийся день, на что Ленгар ответил:
- Да вот думаю шмотки из гостиницы забрать, да на рынке чего-нибудь прикупить, там, говорят, караван  откуда-то пришел, а у меня как раз золотишка хоть отбавляй, - закончив свою речь, Уиллиссон звякнул мешком с золотом, который висел у него на поясе, а после, немного погодя, не спеша направился в небольшую гостиницу под названием “Ночлег Великана”, которая, к счастью, располагалась совсем недалеко.
По пути гном не встретил ничего интересного. Самым увлекательным из всего увиденного в дороге была битва двух крыс за огромный кусок заплесневевшего сыра на куче мусора. Гном даже мысленно сделал ставку на более жирного из двух грызунов, но в итоге проиграл сам себе. Когда на горизонте показалась дверь гостиницы, следопыт ускорил свой шаг, благодаря чему добрался до здания буквально за минуту. В приемной он встретил владельца заведения, который о чем-то спорил с каким-то мужиком. Эта картина не особо заинтересовала гнома, и он молча двинулся к своей комнате. В номере гном собрал все свои немногочисленные вещи: походную сумка с едой, которой должно хватить минимум на три дня, фляга с водой, огниво с кресалом, метательный нож под названием “на всякий случай”, да счастливый охотничий нож, для которого у гнома на поясе выделен специальный кожаный чехол. В той же комнате следопыт основательно подкрепился, потратив немного еды из своей сумки, а после тихо вышел из гостиницы и направился к рынку.
В процессе перехода, Ленгар встретил кучу местных попрошаек, которые не щадя себя сидели на холодной земле, да о чем-то бубнили. Вонь всех этих бездомных заставила Уиллиссона передвигаться чуть ли не бегом, благодаря чему следопыт добрался до базара намного раньше, чем ожидал. К несчастью, слухи о караване не подтвердились, в город приехала всего-лишь пара мелких торговцев с небольшим выбором товара. Тем не менее, потратив гору времени, гном нашел несколько интересных вещичек неплохого качества. У торговца оружием следопыт приобрел пару метательных топоров, которое должны были пополнить набор “на всякий случай”. В торговой лавке Ленгар откопал небольшой запас походных вкусняшек, а также два бутыля вкуснейшей медовухи, пусть и не самой крепкой - в руине трезвый ум будет очень кстати. У одного очень дивного торгаша Уиллиссон приобрел моток бинта и бутыль с каким-то алхимическим веществом, которое должно не допустить даже самую опасную инфекцию к ране. Последним предметом, который купил гном, была добротная меховая куртка, так как замерзнуть насмерть в руине будет не очень хорошим действием.
Все оставшееся время до заката Ленгар провел в небольшой забегаловке, где второй раз за пол дня подкрепился и обсудил всю несправедливость жизни с местным пьяницей. Когда красный диск начал спускаться к горизонту, Уиллиссон оплатил свой счет, вышел из заведения и широким шагом направился к оговоренному ранее месту сбора.

+4

15

Оживление Готрека взбодрила эльфа. И пускай лесной народ и подгорный ладили не очень хорошо, у них всё же существовало нечто общее – враги. Как гномы, так и эльфы не питали любви и жалости к тёмному началу в лице всяких бестий, упырей и прочих чудовищ, алчущих человеческой крови и плоти. Вот и сейчас верный вассал Арисфея был не прочь подсобить Готреку ещё раз, тем более, что они оба хотели попасть за кордон. Вот только Гваихир не очень хотел обнародовать информацию, что тут он по указке лорда Эктелиона Наар К’тэлаир, Владыки Линдона и хранителя северных границ Арисфея. Впрочем, и в прошлый раз Гваихир не обронил цель своей миссии в Нордленде – пускай он и не ожидал нападения гноллов –, сражаясь за жителей городка вместе с Готреком. Вероятно, что Готрек и не сражался за жителей, а только за самого себя, ведь насколько эльфу было известно о истребителях, они ищут лишь только славной и великой погибели в бою, о которой «помнящие» расскажут в своей балладе или воплотят свои воспоминания на бумаге.
Что бы там ни было, Готрек был близок к истине – Гваихир там, где беда или большая возможность её появления. Сейчас эльф исполнял скорее исследовательскую или разведовательную миссию, чем боевую, но исключать возможность окунуться в хорошее сражение он не мог. Оставалось лишь надеяться, что замечание Готрека ничего более, чем просто замечание.
- Здесь слишком сильно пахнет дурной аурой, чтобы заинтересованные «люди» не захотели проверить эти места. А я выступаю посредником тех самых заинтересованных людей.
Понятно, что под людьми Гваихир имел ввиду эльфов, но на западе лучше все было общаться общим и понятным для всех языком.
- Вот и искал к кому прибиться – в группе безопасней. – ухмыльнулся эльф.
На самом деле, Гваихир элементарно не знал, как попасть за кордон, но ударять в грязь перед гномом ему не хотелось – вечные соревнования между двумя расами.
Как бы там ни было, кампания набралась весёлая и разнообразная, но никто так сильно не привлёк внимание эльфа, как гном-жрец Ульвбран (эльф ещё не знает его имени), над которым Готрек уже успел отпустить, в каком-то смысле, уместную шутку.
«А ведь и правда может ему упадёт доля нас отпевать» - улыбнулся сам себе Гваихир, поглаживая подбородок.
Не смотря на странного гнома, от него может быть много пользы, тем более если во всей этой местной аномалии действительно замешаны очень тёмные силы. Гваихир мог призвать на свою сторону весьма могущественные светлые силы, но ему одному может оказаться непосильной ноша единственного мастера света. Так что эльф расценивал Ульвбрана, как весьма полезного компаньона и насмехаться над ним не собирался. Другое дело был странный тифлинг, но такое можно было стерпеть, если последний не станет учинять что-то дурное против экспедиции.
Далее Рут озвучил место и время встречи, но Гваихир не спешил удалиться, предпочитая послушать дальнейшую беседу гномов. Питер совсем не привлёк внимание эльфа, поскольку гномы не были бессмертны и старость была привычным для них делом, вот только можно было бы удивиться, что кто-то из них вообще доживает до старости при их весьма рискованном временами образе жизни. Тем не менее, эльф навострил уши и чуть не ахнул, когда старый гном упомянул имена Конрада и Манфреда, и было неважно, кто именно тогда из этих двоих был на болотах, у эльфа пробежали по спине мурашки, но могло быть и хуже, будь вампир поблизости.
- Конрад… - неуверенно пробурчал себе под нос Гваихир, едва удержавшись оттого, чтобы не схватить чужую кружку с пойлом и быстро её опустошить.
Гваихир далеко не был трусом, но даже ему некоторые силы внушали страх, пускай эльф и умел совладать со своим страхом. И любой на его месте мог бы бояться, если бы хоть раз видел, как вампиры словно смеясь над противниками, уклонялись от эльфийских стрел или блокируя их своими смертоносными клинками.
Как раз в тот момент, как эльф хотел удалиться и поскорее забыть об ужасных мыслях, посетивших его разум, гномы также собрались уходить. И закутавшись в плащ, накинув на голову капюшон, эльф вышел со всеми на улицу, где и повстречал очень нехорошего человека в сопровождении конного эскорта. Узнав его, Гваихир едва ли сдержался, чтобы не достать лук и всадить стрелу в глаз Волку, но на этом миссии эльфа был бы поставлен жирный и возможно смертельный крест.
«Убийца!» - громом прогремело в разуме эльфа. Он хорошо был осведомлён о крепости «Морское копьё» и о судьбе морских сородичей. Долго делегация Арисфея добивалась у союзного Греса справедливости за нанесённое Гвионе оскорблению, но об успехе той дипломатической миссии эльфу не было известно и Эктелион запретил всем его подданным проявлять к тем событиям излишнее внимание.
Возможно это была шутка судьбы, но Гваихир хорошо запоминал всё, что говорил Волк и теперь был полон решимости испросить о нём у Джона Рута, когда настанет для этого удобный эльфу час.
В отличии от сдержанного Гваихира, Готрек Гурниссон показал настоящий темперамент своего народа, что могло бы спровоцировать драку, но к счастью всё обошло, пускай Гваихир и поддержал бы гномов в такой сечи, возникни она.
Так как эльфу было идти некуда и всё необходимое было при нём, он решил следовать за Готреком… по крайней мере пока Готрек не пошлёт его к Рилдиру.

Отредактировано Гваихир (26-03-2018 22:39:53)

+3

16

Сделка была заключена и все начали расходиться. Ульв забрал свою долю золота в кожаном кошеле, засунул её в наплечный мешок. Он даже не подал виду на шутеечку Истребителя в свою сторону. Но гномья натура не давала ему покоя, и он пообещал припомнить Готрекку это. Зная себя и натуру своих сородичей это могло перерасти небольшое мордобитие, между ним и Готреком. Но сейчас этого не нужно делать, не надо было тратить силы перед экспедицию в столь темное место, каким являлась Руина.
- Месье цверг, - обратился Питер к Ульвбрану, - я бы рекомендовал того...избавиться от вашего восхитительного костюмчика из стали...он, конечно, внушителен, но не думаю, что вы захотите начать нашу прогулку с купания.
«Ага только после того как ты меня поцелуешь» мгновенно пронеслось в голове гнома. Если здраво подумать то это могло быть таки солидным предупреждением со стороны парня в кандалах. Но пока Ульву не пришла ещё эта здравая мысль.
Жрец подхватил и закинул на плечи свой мешок забрал стоящий рядом молот, и вслед за остальными вышел с таверны. Как бы то не было странно но Ульв полностью согласен, со своими родичами относительного старого гнома, спутника ведьмака. Подгорный народ своих в обиду не дает, и не бросает. Жрец украдкой слышал о истории сражении на Черных болотах, но все же мало знал что бы встрять в разговор.
Когда на улице подъехала конная процессия, Ульв подошел ближе к Ленгару и Готреку сжимая в руке свой молот, что бы, если что, помочь. Когда то, жрец, уже виделся с этим де Вольпе, которого и человеком сложно то назвать. Убийца, мучитель, насильник – это все про него. Одним словом типичное порождение Рильдира, скрывающееся под изуродованным и искривленным вероучением да понятием о святости. Когда молоты удалились гном только сплюнул. После не смотря на Истребителя, обратился к нему.
- Я посмотрю, язык у тебя острый, гномче. – Ульв закинул молот за спину, водрузив на привычное место для ношения. – Гляди, неудачник, что бы эта монашка не помогла тебе остаться в живых, и не сгинуть бесславной смертью, Истребитель. Увидимся.
После гном повернулся и ушел по направлению к гостинице, в которой остановился.
Придя в свою комнату, гном собрал в сундук все не нужные ему в этом приключении вещи. Немного подумав жрец с громким ворчанием о что это все же нужно сделать, отправил в этот же сундук и нагрудный адамантиевый нагрудник. Если их проводник был прав, то тяжесть адамантия может сыграть с гномом злую шутку. Весь остальной доспех он оставил, будучи уверенным что мифрил не настолько тяжел что бы стать помехой в непредвиденных обстоятельствах. Закрыв сундук большим ключом, одев накидку жреца и свой плащ, гном спустился на первый этаж гостиницы. Отсыпав горсть золотых монет хозяину, Ульв настойчиво пожелал чтобы ничего из его комнаты не пропало до его возвращения, намекнув что знает о здешнем безнаказанном беспределе, и дав понять что проблемы неминуемо постигнут хозяина если что то пропадет.
Около полтора часа гном, найдя тихое безлюдное место, молился. Он разговаривал с Имиром, прося поддержки и защиты. Прося возможность сберечь весь отряд, исцелить по надобности, и покарать врагов, что станут на их пути. После усердной молитвы, гном прогулялся по торговым лавкам. Не найдя ничего существенного кроме пару целебных мазей и пары жреческих заклинаний записанных на свитках. Ульвбран отправился к месту сбора.   

Заготовленые молитвы жреца на даный момент игры

 создание источников света средней магической силы
  распознавание умышленной лжи одного конкретного собеседника
 поиск магических ловушек, призыв на помощь истинного зрения
 лечение небольших ран или ожогов, нанесение таких же ран одним прикосновением (2)
 лечение серьёзных ран или ожогов (порванные крупные сосуды, повреждения внутренних органов, переломы)/нанесение таких же ран простым прикосновением
 возможность сотворения столпа испепеляющего адского пламени
 воздействие на эмоции других существ (упадок сил, желание или страх – для тёмных, доверие, спокойствие, расположение – для светлых)
 благословление оружия силой божества (урон темным и злым существам удваивается на три игровых поста)
 изгнание низших демонов и слабых призванных существ/призыв их
 окружение себя или окружающих аурой устойчивости к тьме/свету

+2

17

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=padw2BfwEsA&index=4&list=PLRtkK6TD_2LJYRuagalIVrhbw82ObIWVm[/lazyvideo]
Время до заката Готрек провел вместе с Ленгаром, за неимением лучших дел. Своё золото он сразу же отдал Помнящему, так как Истребителям запрещалось иметь с собой какое-либо значимое или особо дорогое имущество за некоторым исключением. Забрав свои скудные пожитки, дварф принялся шататься на пару с Ленгаром по местному безымянному городишке. Он охотно сожрал почти что целого гуся в забегаловке, и влил в себя полбочонка пива, даже близко не выглядя пьяным.
Истребителем овладел раж, обычно охватывающий его перед боем или каким-либо опасным деяним. Гвайхира, следующего за ним с Ленгаром, он не то, чтобы сторонился, но, во всяком случае, открыто не гнал. Хотя и возмущался, дескать, “этот ельф, поди, опять какую пакость накличет на нас” и периодически макал палец в пиво, чтоыб проверить, что оно не стало водой.
В назначенный час вся троица собралась на околице. Посреди размокшей вытоптанной дороги, плотно укрытой талым и грязным снегом, высился столб с клеткой, в которой сидел наказанный молотами за контрабанду. С одной стороны, это было ещё мягкое наказание. С другой - бедняга сидел только в длинной холщовой рубахе. Учитывая, что снег хоть и перестал идти, но тучи так и не рассеялись и мороз лишь усилился, ему можно было посочувствовать.
Наказанный часто всхипывал и просил выпустить его, но, похоже что сочувствие Готрека не распространялось на него. И хотя Гурниссон стоял на небольшом холмике почти что под раскачивающейся клеткой, он был глух ко всем просьбам и причитаниям.
- Прошу вас, Имира ради...сбейте замок! Я лишь хотел прокормить семью...всего один раз..., - продолжал вещать человек, глядя поочередно на всех присутствующих.
Готрек же, начисто его игнорировал, избрав свой пункт только из-за того, что отсюда открывался лучший вид. Вдалеке, в наползающей мгле, виднелись стены кордона.
Если последователи Строителя и слыли далеко не самой дружелюбной и мирной религией, то в некоторых областях они напротив, достигали значимых высот. Стены, возведенные на месте быших городских были почти-что вдвое выше и толще. Массивное каменное соружение, созданное преимущественно трудом заключенных, ошерившееся по всей длине башнями и воротами казалось неприступным для грубой силы.
https://i.neoseeker.com/ca/of_orcs_and_men_conceptart_HyFKc.jpg
И сейчас там наблюдалось какое-то оживление. На протяжении всех стен зажигались огни, слышался лязг запираемых и опускаемых ворот, даже здесь, на удалении. И ещё какие-то огни, пониже зубчатого силуета стен, двигались вдоль кордона влево и вправо.
- М-да...кажись, Волк нас не просто так пострашал. Кажется, они сейчас усиливают караул. Хе, интересно, - Готрек отмахнулся от протянувшейся к нему руки несчастного приговоренного, болтавшегося выше его макушки. - И как же это мы попадем внутрь?
Вскоре подтянулись Ульвбран и Айрес, а за ними и Джон Рут со своей компанией - Соломоном, Вакулой, тащившим все ещё бывшего в цепях Питера, и Магги Кноррссоном.
Готрек довольно крякнул и кивнул Ленгару, указывая на старого дварфа. Инженер сменил свой араблет на несколько более интересное оружие, которое он перекинул на двойных ремнях себе за спину.
- Чтоб меня...ты посмотри. Эй старче, это же драконье ружье?
- Что? А, это ты, юный Гурниссон...да, оно самое, - и Кноррссон довольно похлопал по предмету, больше напоминающему пузатый вытянутый бочонок самогонщика.
- Смотри, Ленгар...мы давно утеряли секрет их изготовления...говорят, оно способно было изрыгать пламя не хуже драконьего. Рабочий?
- А то, - ухмыльнулся старик. - Я ведь сам его собрал…
https://vignette.wikia.nocookie.net/warhammerfb/images/9/97/Drakegun.jpg
Гурниссон, тем не менее, выглядел более смурным, чем восхищенным.
- Знаешь что, Помнящий...и ты, монашка, чего уж там, - он подозвал Ульвбрана, и перешел на шепот. - Мы не можем запретить идти ему в Руину, ведь он дал слово, а скорее горы рухнут, чем дварф нарушит своё слово...но мы должны вытащить его. Дварф, который все ещё знает наши утерянные секреты...нет, мы просто обязаны во что бы то ни стало помочь ему выполнить его обещание!
Питер, тем временем, осмотрел собравшихся. Он уже обзавелся теплой дубленкой, хотя она и была несколько больше ему по размерам.
- Ну что ж, господа...полагаю, пора. Думаю, вы уже смогли рассмотреть нашу достопримечательность...так вот, как вы понимаете, стену брать штурмом - пустое занятие...но, есть одно, попроще. Канализация! Город имел хорошую систему коллекторов и, так сталось, что несколько из них выходят прямо на Райс, под самым носом у молотов. Будем надеяться, что они их до сих пор не нашли.
После этого Джон настоял на том, чтобы они стали уже выдвигаться.
Опускалась ночь. Снег не падал, но его выпало уже достаточно, чтобы оставлять заметные следы.
Питер повел отряд по дороге, а затем свернул в небольшой голый подлесок, и вскоре вышел на крутой западный берег Райса. Река когда-то была свободна от льда в этих краях, благодаря близости эльфов, но, с тех пор как появилась Руина, лед стал регулярно её сковывать возле берегов.
Питер попросил, чтобы ему освободили руки.
- Тю, ты шо? Дурний?
- В этой темноте мне нужны руки...так сказать, найти вход я могу только на ощупь. Нужный знак, оставленный мной ранее, расшатанную решетку. Так что -  будь паинькой!

Вакула, нехотя, отсоединил цепь, но оставил кандалы и связывающую их короткую  цепочку.
- Кхм..., - деликатно кашлянул Питер, натягивая цепочку между браслетами.
- Навить не думай.  Я позаду тебе, тики мени рыпнысь! - процедил Вакула, демонстрируя кнут у себя на поясе.
После этого они спустились по берегу и пошли по узкой кромке льда. Питер проиструктировал, что, лёд должен бы их выдердать, и для этого следовало идти на небольшом удалении друг от друга. Он так же высказал надежду, что Ульвбран послушал его - дно здесь уходило на глубину довольно круто.
Так они и двинулись гуськом - Питер, Вакула, Джон Рут, за ним Магги, Готрек, Ленгар, Ульвбран. Замыкали Айрес, Гвайхир и Соломон.
Спустя полчаса они шли уже в кромешной темноте, ориентируясь лишь на белеющее покрывало снега на льду. Впереди маячили огни кордона, постенно все приближающиеся.
Когда стена, фундаментом крайней башни построенная почти что уже подо льдом, показалась над их головами, Питер замер, присматриваясь, а затем указал на покосившуюся каменную арку сразу же за той стороны башни, вмурованной в скальную часть берега.
Одновременно, стало видно, что же это были за огни, ходившие под стеной. Перед кордоном вышагивали высокие, почти под девять метров, массивные механизмы молотов. Отдаленно напоминающие людей, сложно было сказать, чем же они были на самом деле - разновидностью големов, управляемыми людьми автоматами или же, ходила мрачная легенда, что они были живы благодаря заключенным в них еретиков и грешников, пойманных Церковью Строителя. Кто-то даже говорил, что они происходили из Руины. Никто не знал, откуда молоты брали их, на основе каких чертежей собирали, и как он смогли сделать их в таком количестве за пару лет. Они казались неуязвимы и опасны, и единственное, что останоавливало молотов от использования их в открытых конфликтах - это их медлительность.
https://vignette.wikia.nocookie.net/warhammer40k/images/e/eb/Knight_Gallant_War_Strider.jpg
Питер, выждав момент, когда ближайшая машина скользнула по ним светом из глаз и фонарей на плечах, а затем развернулась и методично направилась прочь от реки, спешно двинулся вперед.
За ним потянулись и остальные.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=DdisR8Kje4I&list=PLRtkK6TD_2LJYRuagalIVrhbw82ObIWVm&index=5[/lazyvideo]
Но, к несчастью, совет Питера оказался более, чем правдив - лед под Ульвбраном, как самым тяжелым из всех, внезапно треснул и разошёлся, и дварф упал в прорубь, погурзившись в холодную воду почти что по самый подбородок. Лед так же стал трескаться и проседать под ближайшими спутниками - Ленгаром и Айресом.
- А, чтоб тебя! - выругался Готрек, бросаясь на помощь назад.
На ближайшей башне началось какое-то движение. В ночи было очень хорошо заметно, как белое полотно льда у берега внезапно пропало, явив черную гладь воды. На башне стали направлять массивное зеркало, отражающее свет от большого костра, и широкий круг света лег на свежую прорубь.
По кордону пошёл звон колоколов тревоги. Со стены вниз полетели арбалетные болты от пяти стрелков. К ним на помощь спешили и другие молоты.
Где-то дальше в стене стали открываться ворота, и наружу посыпались конные молоты в количестве дюжины. Чтобы доскакать до берега им понадобилось бы всего лишь несколько минут. И ближайшая шагающая машина остановилась и стала медленно разворачиваться на месте по направлению к реке.
- Мать твою...монашка, ты не могла выбрать другое время для крещения? - кратко и емко описал Гурниссон ситуацию, балансируя на краю льда позади Ленгара. - Чего стоите, помогайте им!
Питер же, не дожиаясь конца событий, уже со всех ног огибал фундамент башни, а за ним торопился Вакула, зло ругаясь и снимая свой кнут с пояса.

Отредактировано Готрек Гурниссон (30-03-2018 03:54:01)

0

18

Мороз, который нещадно начал увеличиваться вместе с наступлением темноты, обрадовал гнома только тем, что он не прогадал и купил меховую куртку, благодаря чему холод буквально не брал его. Чувствуя небольшой дискомфорт в зоне головы, Ленгар надел капюшон плаща, находящегося под курткой, на голову, да глянул на мощные стены кордона, великолепие которых возрастало с приближением солнца к горизонту. После детального изучения стен, Круглому Щиту не поверилось, что их строили люди, да не простые, а заключенные и рабы. “Кого же берут в плен эти святоши?!” - подумал следопыт на эту тему. Замечание Готрека на счет усиления гарнизона на стенах, прозвучавшее чуть после, привлекло внимание Уиллиссона, из-за чего тот сказал:
- Умги никогда не славились своей преданностью и качеством работы, так что думаю, что лазейка в виде дыры в стене или подкупленного стража нам гарантирована. Хотя, эти святоши умеют удивлять… - закончив фразу, гном еще раз глянул на стены, которые им вскоре придется пересечь.   
Через некоторое время, отряд, образовавшийся днем в таверне, был в сборе. Вооруженный драконьим ружьем старый инженер, шагавший в конце колонны новоприбывших, не остался без внимания Готрека, из-за чего истребитель перекинулся парой слов с бывшим членом Гильдии Инженеров, и поведал Ленгару о возможностях диковинного оружия. Через мгновение после этого, Гурниссон подозвал Ульвбрана, да рассказал жрецу и своему Помнящему о их долге вытащить старого инженера живим из треклятой руины, на что Ленгар просто кивнул, ведь чуть ранее сказал, что не против этой затеи.
Через мгновение со своей речью выступил проводник. Он сказал, что отряд пойдет через городские канализации, после чего из-за приказа Рута вся компания двинулась в ночь. “Канализация… Умно, однако”, - подумал Уиллиссон на эту тему.
Не теряя ни минуты, Сильвер быстрым шагом повел отряд прочь от небольшого города, и вскоре вывел их всех на крутой берег реки. Там же, Воробей потребовал от своего надзирателя, чтобы тот освободил его руки от сковывающих цепей, обосновав это довольно правдоподобной легендой. Вакула с ворчанием выполнил просьбу, и после этого отряд сразу же двинулся в путь по льду. “Как же я не люблю воду!” - пожаловался сам себе Ленгар, вспоминая кучу историй, когда прогулки по льду заканчивались не очень хорошо. Из-за этого он на ходу снял свою сумку с припасами с плеча и взял ее в правую руку, чтобы в случае чего-нибудь нехорошего помочь другому или себе дорогому.
Отряд шел быстрым темпом до тех пор, пока компания не добралась до башни, вокруг которой туда-сюда бродили огромные стражи-големы. Узрев одного из них, который в данный момент проходил недалеко от отряда, Сильвер приказал остановиться, а когда махина прошла мимо, двинул вперед, а за ним и вся компания.
Спустя какое-то время, Ульвбран провалился в проделанную его весом прорубь, трещины от которой направились и в сторону Ленгара. Гном хотел было отпрыгнуть, но успел только во время падения кинуть свою сумку на крепкий лед вперед, предварительно зацепившись за ручку этой самой сумки.
- А водичка то хорошая! - сказал Уиллиссон, пытаясь  уцепиться свободной рукой за край льда, - не х-хотите искупаться? Т-только перед этим в-вытащите м-меня! - сказав это, Круглый Щит начал ждать момент, когда его наконец вытащят из воды, также он готовился доставать свое оружие, ведь схватка со стражей была не за горами, если судить об этом по исходящим со стены звукам.

Отредактировано Ленгар (31-03-2018 22:16:02)

+2

19

Темнота не была большой помехой для Гваихира, как и для любого из «Теней Гилнара». Следопыты Эктелиона только тем и занимаются, что рыщут в самых тёмных местах мира, преследуя зло и днём, и ночью. Вот только в «Тенях Гилнара» Гваихир недавно. Все шесть веков свои жизни он был воином «прямого столкновения» - частью легиона эльфов. Воевода сотни тяжёлой и лёгкой пехоты эльфов. Но недавно всё поменяло, когда эльф вернулся из горящего Аримана домой. Эктелион по достоинству оценил храбрость верного вассала, которому пришлось столкнуться с чистым злом на площади Аримана. Впрочем, Гваихир отрицал свою заслугу, поскольку пришёл на площадь слишком поздно, когда демона сразили, а тёмный маг чуть ли не был убит, и единственное, что оставалось воину, это организовать эльфов в борьбе с ожившими мертвецами, которых поднял тот недобитый некромант.
Могло показаться странным, что эльф замыкает колонну, поскольку легче шага, чем у Гваихира ни у кого из присутствующих быть не могло, быть может за исключением тифлинга, но этого эльф пока не знал. Тем не менее, всё было весьма аргументированно, ведь Гваихир не мог вести людей не зная дороги, да и в конце колонны у эльфа всё равно зоркие глаза.
Было непривычно соблюдать общий темп движения. Эльф привык двигаться быстрее, но у него не было другого выбора. К тому же, он в какой-то мере ужаснулся увиденным големам, которые выглядели слишком… механическими, и с этой минуты он понял, что люди слишком сильно уповают на технологии, что просто не может не сказаться на природном балансе.
Казалось, что всё идёт хорошо. Отряд проскользнул мимо громадин и продолжал двигаться к назначенной цели, но не тут-то было – Ульвбран провалился под лёд, из-за чего под лёд частично ушёл и его сосед – Ленгар. Поднялась тревога.
- Dolle naa lost! – выругался Гваихир, с явным посылом к Ульвбрану, пускай гном всё равно ничего не поймёт. Эльф надеялся, что жрец примет к сведению совет Рута, но всё вышло наоборот.
Теперь нужно было действовать быстро.
Гваихир не хотел вредить людям, но в этом месте, да ещё так близко с цветущим Арисфеем, люди показали себя не с самой лучшей стороны, потому выбор был не велик, тем более, что группе угрожала великая опасность. Но стрелы нужно экономить.
Гваихир проскользил к Ленгару, но не слишком близко. Пускай у эльфов лёгкий шаг, проверять края льда на прочность было бы опрометчиво.
- Держись! – не без волнения в голосе произнёс эльф, взявшись за сумку гнома и вытягивая того из воды. Существовал риск, что край льда не выдержит и всё это будет замкнутым кругом, пока и сам эльф не свалится в воду, но бросать Ленгара Гваихир не собирался. Эльф молил Элеммире о помощи в своих думах и надеялся, что им ещё удаться убежать или… или Готрек положит уйму народу… прежде, чем его грудь пронзят арбалетные болты, а тело раздавят големы.

+1

20

Наконец этот нескладный отряд отправился в путь в ночную зимнюю стужу. Лес издалека казался длинной темной полосой. Деревья стояли в снегу, будто закутанные в большие белые простыни, с торчащими наружу из ствола неуклюжими руками и корчеватыми ногами. Они хватали за лицо, то цеплялись за одежду. Даже сторожевые на башнях возле огромных ворот не смогли бы разглядеть, как гномы, люди, эльф и тифлинг ковыляют среди деревьев вдали.  Ничего не стоило тифлингу махнуть рукой и совершить магический прыжок на ту сторону, перенося с собой всю команду. Но нельзя было свершить подобное, не зная при этом конечного пункта назначения, чего могли знать этт ворчливые гномы. Айрису также не впервой было лезть в голову к товарищам по оружию, но уж слишком сомнительными были члены этой группы. Не дай Рилдир, кто-то из них прознает, что в чужих мыслях или воспоминаниях где-то рыщет тифлинг, доверию пришёл бы конец. Хотя сейчас ни о каком доверии между ними и Айрисом не было и речи. Виноват в этом больше всех был сам парень, так как на протяжении всего пути не издал ни звука, а лишь молча, словно безмолвная тень шагал позади всех. В темноте Айрис не придал значения тому, во что были облачены его спутники, зато его охватило беспокойство, когда они решили пойти по льдам и пробраться в канализационную городскую сеть.  Идти за всеми было самой неразумной идеей, учитывая, что Айрис имел самую лёгкую амуницию, даже не смотря на то, какими необычными металлами и одеждой были обвешаны остальные. Парень ходил почти что на носках, его взгляд всё время был устремлён под ноги Ульвбрану, под которым больше всех трещал лёд. Из-за такого тифлинг пытался уходить чуть в бок, чтобы разлом льда прошёл мимо него, ибо по тому, как шли все, можно было прикинуть, как треснет заснеженная ледяная гладь под ногами. Вот герои добрались до стен, как парень начал с недоумением в глазах созерцать огромные механизмы, которые напоминали големов-мутантов своими внушающими размерами. Они были как неживые, но при этом не мёртвые  – бездушные на вид, словно нежить. Это пугало больше всего. От лишённых собственной воли нельзя было добиться милосердия, а того хуже от машины, чей «разум» был практически недоступен для магов, коих невозможно было обмануть, отвлечь, напугать, ибо это была всего лишь большая и опасная игрушка в руках молотов. Пока Айрис дивился девятиметровой машине, раздался резкий хруст, а затем продолжительный стон ломающегося льда, который поглотил Ульвбрана. Будто назло, лёд начал проседать и под  Айрисом. Не мешкая ни секунды, он среагировал молнией и отскочил в сторону. От толчка ногами образовалось пару дырок на месте, где он стоял, зато лёд перестал ломаться, ибо на новом месте Айрис сконцентрировал магическую энергию в ногах, после чего вода под ним только захолодела и укрепила платформу. Опустившись на корты, он засунул в воду руку до локтя и под ногами остальных образовался ещё один достаточно крепкий слой льда, дабы эльф и остальные не рухнули вслед за гномами. Заморозка была частичной и тонкой, зато прочной, что даже болт, пролетевший под носом тифлинга, влетел и застрял во льду. Айрис испуганно попятился назад, а затем оголил меч, пробегая чуть вперёд, чтобы в случае нападения дать отпор недругу и время тем, что возятся сзади…

Отредактировано Айрис (01-04-2018 08:30:29)

+1

21

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=QanhYWKO5rc[/lazyvideo]
Вдоль всего кордона все ещё несся перезвон тревожных колоколов, гулко разносившийся над зимней рекой. К нему добавились и рога дозорных, что-то передававших друг другу на таком расстоянии отдельными отзвуками.
Гвайхир легко, как будто он и вовсе ничего не весил, проскользнул по льду со своего места, обогнув Айреса, и, перепрыгнув образовавшуюся прорубь, оказался на той стороне, рядом с Готреком.
Взявшись за сумку эльф потянул и вытащил Ленгара обратно на лед рядом с собой.
Айрис, тем временем, сумел отпрыгнуть в сторону, и оказался на самом краю ледянной кромки берега, почти у самых вод Райса. Присев на корточки он применил магию, и под ногами всех стал образовываться второй слой льда.
- Мать вашу...тащите их! - пробасил Истребитель.
Готрек, размахнувшись, всадил свой топор в скалу берега рядом. Лезвие вошло практически плавно, без видимого сопротивления в твердый камень. Удерживаяс ь одной рукой за него, второй Гурниссон потянулся и обхватил своей пятерней Ульвбрана за плечо, став тянуть из воды.  На видимых участках кожи Готрека стали проступать жилы от напряжения.
- Ммм...помогай!
Он напрягался из всех своих сил. Ульвбран весил не мало, а ещё учитывая все, что он нагрузил на себя...
Тем временем, Питер скрылся за фундаментом башни, а за ним последовал и Вакула. Джон Рут поспешил за ними, но, спустя пару мгновений вернулся, и стал призывно махать рукой.
- Сюда! Быстро!
Магги уже торопился со всех своих коротких ног в том направлении.
Конные молоты настигли края скального берега. Выстроившись в линию, осадив все ещё разгорячённых после скачки коней, они достали арбалетные пистолеты.
Первый же болт впился Готреку пониже лопатки, отчего тот зло выругался, и на мгновение замер, но Ульвбрана не отпустил, продолжив тянуть, пока последний не оказался на четвереньках на льду. Толкнув его в спину, по направлению к Руту, Гурниссон вытащил топор из берега и развернулся к столпившимся наверху конным.
Остальной десяток болтов предназначался другим участникам этой не самой удачной экспедиции, прежде всего Гвайхиру и Айрису - как самым высоким в росте целям. К этому добавились теперь уже постоянно летевшие со стен снаряды.
Конные молоты, сделав залп, стали перезаряжаться. Гурниссон хотел бы сейчас стащить этих людей вниз, но они были слишком высоко на крутом берегу. Где-то там, начал раздаваться так же сотрясающий землю грохот - девятиметровая машина наконец развернулась и стала приближаться к Райсу.
Рут снова прокричал, на пределе своих легких.
- Ну же! Не стойте столбом!
Одновременно он протолкнул за собой Магги, к проходу, в котором скрылся Питер и Вакула.
Готрек в какой-то момент согласился. Как бы он ненавидел убегать от прямой драки, с машиной он бы сейчас врядли совладал, учитывая все ещё торчащий у него из лопатки болт.
По ту сторону проруби все ещё оставались Айрис и Соломон. Молодой ученик Джона прижался спиной к скале, укрывшись от залпа конных. Он выглядел несколько растерянным и напуганным, лихорадочно доставая собственные арбалетные пистолеты. На стене над рекой стало прибавляться народу, а с ними - и предназначавшихся пытавшимся пробраться в город снарядов.

Отредактировано Готрек Гурниссон (18-04-2018 02:51:41)

0

22

Гном был не из лёгких, но Ленгар не был похож на того, кто может спокойно позволить себе утонуть в реке, оттого эльфу было тащить его из воды гораздо легче, пускай лёд и грозился обрушиться вновь.
Перезвон колоколов всё сильнее и сильнее наполнял Гваихира тревогой, будто пытался сказать, чтобы тот всех бросил и помчался прочь, бежать. Но такое чувство было и прежде, и ещё много раз до того. И эльф знал, как этому противостоять.
Когда Ленгар вылез из воды, Гваихир выхватил лук и пустил одну стрелу в направлении одного из всадников. Стрела впилась конному в бедро, от чего тот поёжился и наклонился вперёд, но всё ещё был в седле. Не теряя времени, эльф направился к Готреку, дабы помочь вытащить Ульбрана из реки.
- Ммм...помогай! – произнёс Готрек.
Гваихир уже был на подходе, но конные, вдруг выхватившие свои арбалеты, были явно против того, чтобы эльф и вовсе двигался. Они могли бы позволить ему немного подрыгаться в предсмертной конвульсии, но не более того. И потому дальше начались самые настоящие «танцы на льду».
Гваихир умудрился проделать пируэт, скользнуть в сторону и прыгнуть прямо, делая что-то вроде кувырка. Не смотря на все эти ухищрения, один болт всё же нашёл свою цель, но благо это был всего лишь колчан со стрелами. Далее, после прыжка, эльфа, по инерции, пронесло к скале, за коей он и укрылся.
- Ehtele’mele – звонким голосом раздалось рядом с Готреком.
Гваихир вышел к гному, и их с Ульбраном, в тот же час, накрыло светлым куполом, что укрывал их прочной защитой от летящих снарядов.
- Нужно торопиться! – произнёс эльф, помогая Готреку вытащить Ульбрана из воды, ухватив того за наплечник и руку.
Пускай купол света и был способен защитить их от арбалетных болтов, он был, как маяк в кромешной тьме, что давал врагам отличную мишень и если люди развернут тяжёлое метательное оружие, то будет крайне неприятно и сложно.
Гваихир мог бы поспеть примеру Магги, но он не хотел позволить кому-либо погибнуть сейчас, когда миссия только-только началась и даже не пахла развязкой. Да и бросать знакомого гнома в трудный час было бы самым худшим на что только мог бы пойти эльф.
- Не такой смерти я ожидал…
Снаряды сыпались беспощадно. Айрис эльф не видел и возможно тому причиной был сам купол. Во всяком случае, Гваихир надеялся вытащить Ульбрана и поспешить за Джоном. А после, как отряд оторвётся от преследователей, можно будет залечить раны.

+2

23

“Ого! Какие гости!” - подумал Ленгар, когда к нему подбежал Гваихир и начал вытягивать из ледяной воды. От кого-кого, а от эльфа помощи он ждал в последнюю очередь, Уиллиссон подумывал даже над тем, что Ульвбран сам взойдет на лед и вытащит его, но эльф… Когда представитель остроухого народца помог Ленгару вылезти из проруби, гном быстро встал, и с уважением в глазах громко произнес:
- Сп-п-пасибо!
“Да! Пожалуй этому парню можно доверять, если, конечно, это не уловка… надеюсь, что нет, не зря же ему Готрек доверяет” - прокомментировал Круглый Щит ситуацию с эльфом. Спустя мгновение после всего этого, он огляделся по сторонам, и узрел орды церковных фанатиков, обстреливающих небольшой отряд с высоты. Вдруг, откуда-то сбоку к гному в плечо прилетел арбалетный болт, который застрял в промокшей зимней одежде. “Все же меховая куртка это хорошее приобретение”,  - проскочила мысль у гнома, когда тот вытаскивал болт, вешая сумку с припасами на другое плечо. После этого, он достал свой щит со спины и прикрыл им свою голову, так сказать на всякий случай - мало ли чего может случиться, когда стоишь промокший на льду под обстрелом довольно таки метких людей, о чем свидетельствуют торчащие болты на теле остальных участников группы. 
- Сюда! Быстро! - прокричал Рут, находясь возле угла ближайшей башни.
Через мгновение после этого, Гваихир  произнес какую-то магическую формулу, вследствие чего небольшую зону вокруг проруби накрыло светлым куполом. Несколько болтов, влетевших в магическую защиту просто отскочили от нее. "Ну и надолго ли всего этого хватит?" - подумал гном, опуская вниз руку со щитом. Вдруг  с другой стороны прилетело еще несколько снарядов.
- Дела дрянь, товарищи! - обратился Ленгар к ближайшим союзникам, - Думаю, нужно отсюда валить. Вытаскивайте эту жестяную банку, я помогу его проводить до нужно прохода. - закончив речь, гном осторожно двинулся к Готреку и Гваихиру. Встав недалеко от них, дабы не подвергать никого опасности провалиться под лед, Уиллиссон принялся ждать освобождения Ульвбрана из ледяной тюрьмы. Узрев как Рут помогает старому инженеру пройти во тьму прохода, у Ленгар появилось небольшое желание последовать его примеру. Но все же, он остался стоять на месте, и было так как минимум потому, что его удерживала клятва Помнящего. Также, свалить и не помочь союзникам было для Круглого Щита высшим уровнем позора. Из-за всего этого, он остался мерзнуть на морозе в промокших вещах и ждать спасения утопающего собрата.

+2

24

Прогулка  началось было без происшествий. Или это казалось на первых порах. Как бы Ульв не старался идти мягче, и тише по льду, но у вселенноё свои шутки. Гном лишь услышал треск под ногами и, словно камень, полностью погрузился в ледяную воду реки. В голове в этот момент были лишь одна брань. Возможно гном, где то в глубине души, и осознавал, что стал обузой для группы и что подставил так нехило всю компанию, но в меру своего гномьего характера не принимал этого и даже не думал об этом. Барахтаясь в ледяной воде он не мог видеть всего что твориться на поверхности. Он услышал что его соплеменники как всегда нехорошо прокомментировали то что стряслось с жрецом. Потом он почувствовал как сильная рука Истребителя ухватила гнома за плече и потянула вверх. Также он услышал фыркающий полет арбалетного болта и увидел как снаряд вонзился в Готрека. Вскоре и эльф подоспел на помощь. Гном подал руку и остроухий схватил за неё и за наплечник.
- Думаю, нужно отсюда валить. Вытаскивайте эту жестяную банку, я помогу его проводить до нужно прохода. – услышал гном слова собрата.
Оказавшись на льду, Ульвбран не стал прохлаждаться. Он лежа несколько раз перекатился, оказался немного в стороне от проруби и от других учасников группы. Это было сделано, чтобы лед опять не проломился в том месте, где все собрались в кучу. Поднявшись на ноги гном, увидел сияющий купол над головами, и Ленгара, стоящего неподалёку.
- Ну же! Не стойте столбом! – также донеслось до гнома, крик Рута. Ульв оглянулся, да ну и кашу он заварил. Жрец достал за спины свой щит, и перехватив поудобней молот, повернулся к Ленгару.
- Держимся на расстоянии, второй раз не охота купаться. – гном прикрылся щитом от болтов летящих с берега. На у дворе было не лето, и после купания гном весь дрожал о мороза, но на это сейчас небыло времени обращать внимания.
- Отходим - Прокричал Ульв Готреку и Гваигиру, а также махнул молотом все ещё сидевшим у скалистого берега Соломону и Айрису. Но первым с места Ульв не тронулся, как и все гномы он не собирался удирать первым, и оставлять компаньонов. Может он и был жестяной банкой, как сказал Ленгар, но все же эту жестяную банку арбалетные болты не с первого и даже не с десятого разу смогут пробить.

Отредактировано Ульвбран (16-04-2018 12:11:24)

0

25

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=UUf5pJXPK9U&index=2&list=PLC62235D8B8E7E41E[/lazyvideo]
- Не такой смерти я ожидал… - сказал Гвайхир, помогая тащить Ульвбрана
- Да, а какой? Подавиться печеньем с чаем, пикси? - натужно сипя, проговорил Готрек, помогая дварфу перевалить через ледяную кромку.
Отдалившийся в следующее мгновение от остальной группы Ульвбран привлек внимание арбалетчиков. Учитывая, что от купола Гвайхира снарды просто рикошетили, то конные переключились на дварфа в стороне. Впрочем, их следующий залп был так же успешен, и снаряды с металлическим звоном, заставляя Ульвбрана дергаться на месте, посыпались в воду вокруг.
Тем временем, девятиметровый стальной гигант добрался таки до берега. Конные спешно расступились в стороны, давая этой странной машине возможность жойти до самого края.
- А, чтоб меня...двигаем! - проревел Готрек, толкая Гвайхира в сторону башни.
Джон Рут снова повторил свой призыв, уже расчехлив собственный арбалет и послав один снаряд.
Болт филигранно вошел в горящий глаз машины, отчего та глухо и протяжно заревела, поведя головой. А затем, остановившись, великан замер на мгновение, развернул свой невероятно большо ймеч острием вниз, и поднял руку вверх.
В этот момент Соломн оторвался от скалы, разрядил свои питсолеты, и толкнул Айриса. Тот ловко перепрыгнул прорубь и помчался следом за эльфом и Истрибетелем, но уже у самого фундамента башни его предплечье чуть повыше кости пронзил болт со стены. Соломон отошёл на пару шагов и прыгнул следом, и как раз вовремя. Массивный меч опустился, кроша и давя лед, отчего поверхность под учеником Рута поднялась под углом вверх, противопложно ушедшей под воду части льда от меча великана.
Соломон прыгнул и тяжело упал на лед плашмя, прямо под ноги Ленгара и Ульвбрана, но сразу же начала вставать на четвереньки. Арбалетные болты лишь проделали дыры в его плаще, но человек так же потерял один из своих арбалетных пистолетов, ушебший под воду рядом.
Гвайхир, Готрек и Айрис уже были возле Рута, спешно взводившего тетиву. Старый охотник на ведьм лишь недовольно кинул головой себе за спину, сжимая в зубах следующий болт.
За поворотом башни виднелся узкий старый проход в каменной кладке, забранный решеткой с выломанными прутьями - вход в коллектор.
За решеткой топтался Магги, а чуть поодаль вглубине узкого, дурно пахнущего и темного коридора - Вакула и Питер, уже разжигавшие припасенные факелы.
Машина же не стала ждать. Хоть и неуклюже и медлительно, но одни шагом она сошла прямо в реку. Погрузившись едва ли по щиколотку, подняв тучи брызг, и став разворачиваться по направлению к пойманным с поличным, снова поднимая свой массивный меч на этот раз на Ленгаром, Ульвбраном и Соломоном.
Бегите! Этот враг вам не под силу, - прокричал Рут, снова разряжая арбалет в голову машины, но в этот раз его снаряд застрял в огромном забрале.

+1

26

Гномы всегда воспринимали что-нибудь сказанное слишком прямо, но Гваихиру некогда было вступать с Готреком в словесный поединок при таких обстоятельствах и объяснять ему, что означали его слова. Тем более, что Готреку, вероятней всего, попросту начихать и такая простота гномов была очень соблазнительной для многих путешественников и обычных людей, чьи линии судьбы как-то пересеклись с гномами.
Поначалу всё казалось весьма просто. Пока работал барьер, стрелы будут миновать защищённых, но в силе своего барьера эльф быстро усомнился, когда к берегу подошло «нечто» из металла, напоминающее голема, но в эльфийском лексиконе не было слов, способных обозначить эту штуковину. Гваихир смотрел на этого гиганта так заворожённо, что даже выругался на языке «старшей речи», коей активно пользовались сумеречные собратья:
Rildir aep arse! ~ Задница Рилдира!
Именно в этот самый момент, когда Гваихир лаконично высказался о том, что думает, его подтолкнул Готрек, что означало конец светлому барьеру. Но именно это было и нужно. Исчезновение барьера было эдаким сигналом, означавшим, что пора бежать и эльф побежал.
Возможно, что Гваихиру ввиду своих расовых особенностей было проще всех двигаться и маневрировать на льду, но враждебно настроенные стрелки не собирались давать поблажек даже ловкому эльфу. Впрочем, они запоздали и Гваихир с остальными достигли Джона Рута. Озлобленный на людей эльф, да и чтобы поддержать Рута, развернулся для одного прицельного выстрела из лука. Отпустив тетиву, его стрела со свистом помчалась вперёд, минуя голема и найдя свою цель в лице гордо восседавшего на скакуне всадника. Раздался крик боли, и мужчина накренился вперёд, держась за стрелу в своём плече.
- Dh’oine! – выругался эльф и скрылся за поворотом башни, в том самом узком старом проходе.
Возможно всё вышло лучше, чем представлял себе эльф, но его охватывала некая тревога и чувство, что облава на реке далеко не самое худшее, что может ожидать храбрецов. На своём веку он повидал много разного зла и врага, а потому его опыт в купе с эльфийским предчувствием, подсказывали ему, что нельзя расслабляться, пускай он не собирался. Только вот, что толку от предчувствия, если не знаешь откуда ожидать удара.
За решёткой пахло затхлостью и тем, что можно было бы назвать продуктами распада, но у эльфа был большой вопрос: кто мог «сотворить это» здесь? Возможно, что это было неважно, но наступить в коровью лепёшку неважно, а не заметить место «кладки» утопца или какой-то твари может обернуться чреватыми последствиями. Во всяком случае, эльф надеялся, что это просто очень грязное место с дурным запахом и ничего более.

0

27

- Держимся на расстоянии, второй раз не охота купаться, - именно с такой речью вылез из воды недавно утопающий жрец, который сразу же начал раздавать приказы. ‘Налегке по льду нужно шляться, чтоб в ледяной воде ни разу не скупаться” - подумал Ленгар, внимательно следя за действиями ближайшего собрата. Ульвбран же, крикнув что пора уходить, последовал своему приказу и вышел из сияющего круга, из-за чего его мгновенно накрыло небольшим облаком, которое на сто процентов состояло из болтов.
- Куда же тебя черт понес?! - крикнул Ленгар своему незадачливому собрату. Сразу же после речи следопыта, огромная одушевленная махина приблизилась к берегу реки, из-за чего Готрек с Гваихиром побежали к Руту, который, в свою очередь, вел обстрел по противнику. Купол света, к сожалению, исчез вместе с эльфом, вследствие чего болты, которые застряли в барьере, посыпались на лед и в прорубь.
- А что, с собой эту полезную штуковину взять нельзя? Эх, печаль-печаль… - сказал Уиллиссон, параллельно с этим поднимая свой щит над головой, дабы не получить болтом в глаз, или в другой не менее важный орган. Хотя, глянув на Готрека, можно усомниться в том, что глаз является жизненно важным органом. Защитив свою голову, Ленгар глянул на оставшихся рядом союзников. Ульвбран все так же находился недалеко от следопыта, странный полукровка, который назвался Лероем, догонял Готрека с Гваихиром, а Соломон уворачивался от удара здоровенной махины, в результате чего оказался возле ног Уиллиссона.
- Что же ты тут разлегся? Сейчас не сезон загорания на солнце… да и место не то... и время... - проворчал Ленгар, помогая подняться молодому человеку. Как только ученик ведьмака твердо стал на лед, сбоку в гнома прилетела очередная порция болтов, трое из которых отлетели от щита, а остальная тройка застряла в куртке.
- Вот же черти, недавно ведь купил! - громко прорычал следопыт, глянув по сторонам и заметив разворачивающегося металлического гиганта, - А вот от этого парня щит с курткой не спасет, так что нечего тут стоять, - Уиллиссон подтолкнул Соломона по направлению к  проходу в канализацию, - а нужно удирать, да побыстрее.
Сразу же после этого, Ленгар поднес руку со щитом поближе к голове и со всех ног двинул к проходу в темный тоннель, надеясь на то, что его скорости хватит, что бы не попасть под тяжеленный меч махины.

0

28

Внутри канализации Питер уже быстро удалялся прочь, идя по узкому бортику вдоль сточного желоба, заполненного мутноватой зеленоватой жижей.
- Господа, не задерживайтесь! Это место доdольно прохладно, а простудиться посреди зимы - лично мне хотелось бы. Знаете ли, своё здоровье дороже.
Айрис, ловко протиснувшийся внутрь, уже выхватил факел у Вакулы и последовал за контрабиндистом.
Вакула, зло выругавшись, принясля доставать второй
- Стий! Скотыняка...какое твоё здоровье? Тебя петля на шыю чекае!
Наконец, он смог все таки зажечь и его, и пошёл следом за удалявшейся парочкой.
Гвайхир вошёл под каменные своды следующим. Магги посторонился, пропуская его, но, получив жест от Рута, покорно последовал сразу же за эльфом.
Ленгар поднял и буквально зашвырнул Соломона внутрь. Джон выпустил ещё один арбалетный болт, точно так же срикошетивший от забрала гиганта, после чего поспешил ретироваться.
- Уходим! Живо!
Готрек глянул на оставшихся дварфов и ещё раз на надвигающегося гиганта.
- Ладно, с этим мы разбермся в другой раз...пошли!
И поспешил следом за Айрисом внутрь темного помещения.
Судя по звукам, машина прошла дальше. Обогнув башню, ломая лед и застыв перед входом. Внутрь она, естественно, никак не могла протиснуться. Но это не помешало бы людям. Многочисленный лязг железа и крики людей, далекие и приглушенные, явно говорили о том, что преследователи не собирались сдаваться так просто.
В таком порядке группа и вошла под Руину. Без потерь, но с ранениями. Первым шел Питер, освещая факелом старый, поросший мхом камень, за ним следом Айрис, тоже с факелом. Полукровка на ходу пытался вытащить арбалетный болт из своего предплечья.
Следом шёл недовольно пыхтящий Вакула. За ним оказался Гвайхир, следом Магги, доставший небольшой масляный фонарь.
За дварфом шел все ещё тяжело дышавший Соломон, а за ним Джон Рут, прячущий свой арбалет себе за спину.
В конце, в погруженном в тенмоту хвосте отряда оказались Готрек и два других дварфа. Гурниссон всё пытался вытащить засевший в себе пониже лопатки болт, но его рука не могла протиснуться за широкую спину.
- Проклятие. Мы привал можем сделать?
- Со всем кордоном на хвосте? - отозвался Джон Рут. - Сомневаюсь. Как войдем в город - тогда.
- А, чтоб тебя...эй, кто там сзади меня - помогите.
Ленгара и Ульвбрана начал донимать озноб из-за столь недавнего бодрог о купания в реке.
А за ними все ещё раздавались крики и лязг, разносимый эхом сводчатого коридора. Бортик вдоль маслянистой жидкости был столь узок, что едва хватало места на кого-то одного, не то, чтобы была возможность как-то разминуться.
Канализация казалась бесконечной, включая множество переходов, ответвлений и тупиков, попадавшихся на пути. Сверху иногда просачивался свет сквозь сточные отверстия и люки, но Питер уверенно шёл куда-то вперед, иногда сверяясь с ему одному известными отметинами на стенах.
http://www.atimen.eu/images/sewers_02.jpg
В один момент он сделал объявление.
- Господа, смотрите под ноги! Видете эту зеленую лужу впереди? - и он указал себе под ноги, где в глубокой пробоине в камне действительно была зеленовато-желтая жидкость, иногда выпускающая из себя пузыри. - Это “ведьмин студень”. Учтите, все, что соприкасается с ним - превращется в оный. Кроме камня, пожалуй. Так что - не пейте - козленочком станете, - и Питер двинулся дальше.
Спустя какое-то время Сильвер вновь остановился, принявшись осматриваться. В этом узком коридоре было два ответвления - основная канализация продолжавшая тянутсья вперед, покуда рядом за решеткой были уходящие вверх ступени. Запах именно в этом месте был невероятно силен, напоминая сотню прогнивших яиц. Питер обернулся к Айрису позади.
- Мсье, не подержите? - и вручил свой факел. Затем он прильнул к кирпичной стене возле решетки и стал простукивать камни, приложив к ним ухо. Один стук, и он сместисля чуть дальше. Второй. Третий, уже погромче.
- Гей, чого всталы? - гулко спросил Вакула.
- Тшшш, мой друг...если ты хочешь...действительно хочешь попасть в Руину, то важно знать одно простое правило…
Питер повернулся к Айрису, протянув руку за своим факелом. Но, когда Айрис собрался вручить его, то ловким движением Сильвер нацепил на него один из свой кандалов. Второй он уже ловко и незаметно снял с себя и закрепил за кольцо, вбитое в стену рядом с решеткой.
- Важно правильно выбирать спутников, - и, улыбнувшись довольно ехидной улыбкой, Питер толкнул ногой Айриса в живот. Парень полетел в мутную воду, отчего оба факела сразу же погасли. Вакулу окатило волной мутной воды, и его пламя тоже погасло.
- Удачно оставаться...а, и да - не шумите, оно этого не любит - раздалось из темноты впереди, вместе со скрежетом закрываемой на задвижку решетки и стремительно удаляющихся вверх по ступенькам шагами.
Вакула рванулся было вперед, но споткнулся об натунутую цепь от кандалов, меджу стеной и барахатающимся в воде Айрисом, и растянулся на узком бортике.
Голова отряда теперь была без света. Единственным источником оставалась лампа Магги. Но, проблемы отряда на этмо не закончились.
Внезапно, вода забурлила и из неё исторглись гибкие, источавшие тот самый едкий запах толстые щупальца, обрувшившиеся на отряд.
- Берегись! - Джон Рут рванул за плащ Соломона, оттянув его от хлестнувшего щупальца.
Остальным повезло меньше. Одно пришибло Готрека к стене, причем так, что дварф не мог высвободить свои руки и оружие.
Другая сделалала подсечку Ульвбрану, уронив его на Ленгара. Еще одно присосками поймало руку Гвайхира, и стало пытаться утащить к себе, под воду.

+1

29

Группа удалялась всё глубже в канализацию. Гваихир никогда бы в жизни не ступил сюда, если бы веская необходимость, которой являлся чёткий указ его лорда и те люди, которые только едва не отправили всю группу к праотцам ещё в начале похода.
Аккуратно ступая на каменный пол, эльф смотрел в оба, прекрасно понимая, что люди не единственная угроза. Его острый слух поймал просьбу Готрека помочь вытащить болт из-под лопатки. Было удивительно, что этот самый болт не прекратил жизнь гнома раз и на всегда. Удача – никак иначе. И сначала эльф хотел развернуться и помочь гному, но была велика вероятность, что тот не примет его помощь, предпочитая помощь от других гномов. Да и те быстрее помогут Готреку, оттого сильной нужды мешать естественно образовавшемуся порядку колонны не было.
По мере удаления неприятный, зловонный запах в канализации усиливался, смешавшись с другими не менее неприятными ароматами. От такого мог бы поморщиться любой и даже стойкий человек. Гваихир невольно гадал: «А не эти ли зелёные жижи являются его источником?» Как бы то ни было, эльф не собирался это проверять. Совет Питера пришёлся ему очень по вкусу.
«Ведьмин студень, значит…»
Запрокинув лук за спину, поскольку в таком месте он малоэффективен, Гваихир аккуратно вынул эльфийский клинок из ножен с такой ловкостью, что звон метала о эльфийскую ткань был едва слышен.
Вскоре группа остановилась, Питер принялся выстукивать по каменной стене, словно за стеной могла быть тайная комната.
Гваихир насторожился. Он стал задавать себе вопросы: «А как много Питер знает об этом месте? Часто ли бы вал тут и зачем бывал, если ходил сюда?» По логике эльфа не один здравый человек не станет сувать свой нос в проклятые и так тщательно охраняемые места. Даже будь тут несметные сокровища, все понимают, что мёртвым монеты не к чему, а путешествия здесь даже в компании может обернуться роковой ошибкой, пускай эльф и не знал на самом деле насколько это место опасно или нет.
Дальше события разворачивались очень быстро. Гваихир увидел летящего в воду Айриса. Рефлекторно эльф занял боевую стойку, а затем тьма.
- Cuach aep arse! – тихо выругался эльф, боясь призвать то, что упомянул Питер. Но бояться больше не было смысла, так как создание не стало дожидаться особого приглашения. Едва успел эльф произнести заклинание, призывая светлый огонёк, как освещение, из-под воды показались ужасные и здоровые щупальца. Такое появление было столь неожиданным, что в следующее мгновение левая рука эльфа была схвачена.
Под давлением нахлынувших эмоций, Гваихир не стал раздумывать. Волнение и инстинкты воина сами направили его клинок к щупальцам твари. Удар достиг цели, но из-за крайне неудобной позиции не смог отрубить склизкий орган полностью. Затем ещё один удар, который окончательно освободил эльфа, что в ту же секунду отпряну в плотную к стене, будто она смогла его защитить.
Призванный Гваихиром огонёк быстро поднялся к потолку прямо над тварью, позволяя разглядеть хоть что-нибудь в ней.

0

30

Наконец добравшись до входа в канализацию, Ленгар позволил себе немного расслабиться, отдышаться и бросить короткую, но довольно точную фразу:
- Хорошее начало…
Приказ Рута, последовавший за этим, не сильно обрадовал гнома, хоть он и был единственным выходом из ситуации в которую попал отряд. А не обрадовал он его как минимум потому, что Уиллиссон желал отдыха, а точнее тепла костра, который сильно облегчил бы задачу высушить все промокшие вещи. Но и оставаться на месте было нельзя, так как церковным фанатикам, которые были недалеко, без разницы какое на тебе шмотье: сухое или мокрое - убьют и все.
Так как костра не намечалось, а воду с вещей нужно было куда-то девать, Ленгар решил занять позицию в конце колонны и на ходу вымочить все добро. Вначале следопыт вытащил три болта, которые крепко засели в куртке, после чего он ее снял, хорошенько вымочил и засунул в сумку. С плащом он поступил точно также, но вот дальше было труднее: нужно было снять кольчугу и вымочить рубашку, которая была под ней. В этот самый момент развязался короткий диалог между Готреком и Рутом, в котором обсуждалась судьба остановки, на что Ленгар не постеснялся сказать:
- Командир, ты б с привалом особо не затягивал, ибо не дойдем до твоего… - Ленгар помог Готреку с болтом на спине, - ...недруга.
Закончив речь, Уиллиссон продолжил изгонять воду со своих вещей на пол канализации, где ей и место. Притормозив, гном снял кольчугу и положил ее на предварительно поставленную на пол сумку, после чего он быстро вымочил рубаху и начал надевать все свое снаряжение назад. Сделав это, следопыт начал догонять своих товарищей, так как довольно сильно отстал от них. Гном догнал отряд как раз тогда, когда Питер начал проводить инструктаж насчет зеленой водицы. “Откуда же ей тут ни с того ни с сего взятся?” - подумал Ленгар и насторожился от своей мысли, после чего колонна снова двинулась вперед. Но не прошло и пяти минут, как все опять остановились, а причиной тому была возня Питера с решеткой. Ленгар не видел всего что там творилось, но прекрасно слышал восклик Вакулы и ликующий шепот Питера, из-за чего Уиллиссон насторожился и достал свой щит, который показался ему более тяжелым чем обычно, спросив:
- Что там твориться?
После своей речи гном услышал всплеск и шипение воды, а после узрел резкое изменение яркости освещения и выползающие из-под воды вонючие щупальца, атакующие отряд. Одна из них ударила по ногам Ульвбрана, вследствие чего он упал на Ленгара. Уиллиссон успел среагировать и аккуратно поймать собрата на свой щит, но из-за полученной недавно простуды, гном потратил на это много сил. Когда Ульвбран встал на ноги, яркий шар, который наколдовал Гваихир, осветил тоннель, и Ленгар смог разглядеть щупальце, которое прижало Гурниссона к стене. Недолго думая, следопыт кинулся к нему, доставая на ходу свой молот. Сблизившись с тем самым щупальцем, следопыт замахнулся и со всей силы ударил по вонючему отростку.

0

31

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=Lw_EVbVNn04&index=9&list=PLCF78A6D4F54F01DA[/lazyvideo]
Метнувшийся к потолку огонек Гвайхира явил наполовину высунувшееся из зловонной воды существо.
https://pm1.narvii.com/6349/a0a8a305ad4c700893c6494b3102ae27c6484a26_hq.jpg
Ком голой склизкой и дурно пахнущей плоти, со множеством щупалец, единственным кроваво-красным глазом на отростке, и вертикальной зубастой пастью, раскрывавшейся навстречу подтягиваемому эльфу.
Гвайхир не стал мешкать, и сабля в коротком пируэте взвивлась вверх, обрушившись на щупальце. От первого удара в стороны брызнула зеленовато-желтая светящая жидкость во все стороны.
Джон Рут сделал полшага вперед, доставая длинный меч, и закрывая собой Соломона.
- Назад! Магги, нам нужен огонь!
Приняв на себя часть брызг от жидкости, Рут вступил в поединок со щупальцами, отбвиваясь и режа их.
Старый дварф, тем временем, завозился, поставив на пол свой светильник и снимая со спины драконье ружье.
Гвайхир, тем вренем, смог перерубить щупальце. Присоски так и остались присоединены вместе с частью отростка к его наручу, извиваясь, поливая камень перед эльфом жижей и затрудняя движенеи левой рукой. При этом, сталь наруча с шипящим присвистом стала медленно плавиться.
- Эльф! - снова прикричал Рут, блокируя выпад сразу двух отростков и продолжая твердо стоять на ногах, - помоги Айресу и с Вакулой ищите выход!
Соломон выхватил свой палаш и присоединился к своему учителю. Айрес же продолжал сопротивляться в воде. Вакула пытался докинуть до него свой кнут, но он был слишком далеко и щупальце то погружало его под воду, то слегка ослабляло хватку, давая возможность полукровке глотнуть немного воздуха.
Тем временем, в другом конце тоннеля удар Ленгара по щупальцу ослабил его, и Готрек вцепился зубами в плоть твари. Отросток совсем стал отползать прочь, и Гурниссон наконец-то смог сделать замах своим топором, нанеся широкое рассечение по щупальцу. Истошно визжа, тварь на время отступила.
Готрек встал рядом с Магги, все ещё возившимся над своим оружием, и стал широкими ударами отгонять щупальце прочь.
- Вот же ж тварь...Ленгар! - он повернусля спиной, на которой висела перевязь с метательными топориками к своему Помнящему. - Хватай один и бей в глаз!
Замыкающий теперь отряд Ульвбран молотом прикрывал спину Ленгара. Воин-жрец начал возносить молитву Имиру, вокруг него стало разгораться свечение, но, внезапно оно прервалось с громким хлопком, как будто обрубленная кем-то или чем-то, хотя молитва все ещё продолжалась.

Отредактировано Готрек Гурниссон (23-05-2018 04:07:27)

+1

32

Единственный глаз твари сильно раздражал эльфа. Теперь, под светом, Гваихир был не так сильно взволнован, как в тот раз, когда тварь резко схватила его. Он ловко отодрал от себя её отрубленное щупальце и принял боевую стойку. Краем уха он услышал Рута и поспешил к Айрису, по дороге уклонившись от одного из отростков твари. Он вновь выхватил свой лук и пустил пару стрел в воду. Тварь ослабила свою хватку над тифлингом, что дало тому возможность подплыть к кнуту Вакулы. Когда эльф и Вакула принялись доставать тёмного из воды, тварь снова потянула к ним свои щупальца, но на этот раз Гваихир был готов. Подтащив одной рукой к себе тифлинга, свободной он парировал щупальце, которое попыталось обхватить его клинок, но это и нужно было эльфу, что в ту же секунду резко дёрнул клинок и хорошая эльфийская сталь сделала своё дело, ещё раз продемонстрировав чудищу свою остроту. Отросток резко отпрянул, и эльф с Вакулой получили драгоценные секунды, чтобы окончательно вытащить Айриса из воды.
- Поспешим! – бросил он Вакуле и Айрису. – Ищите выход, а я прикрою ваши спины!
С луком эльфу было проще прикрывать спину, чем Айрису с кинжалами - эльфы бил точнее -, но Айрис был сам себе на уме, а потому часто отвлекался на тварь.
Гваихир пустил одну стрелу в воду, где по его предположению должна была плавать туша твари. Он двигался быстро и ловко, с грацией кошки, иногда делая перекаты через плечо, если щупальце пыталось настигнуть его сверху. Когда отростки твари тянулись к Вакуле лии Айрису, эльф обнажал клинок отгоняя от них щупальца, но тифлинг и без него прекрасно справлялся, иногда помогая эльфу . Было логичным подстрелить единственный глаз твари, да вот только огонёк светил слабо, а гномы для этого дела были ближе.
- Поторопись. Тут должен быть ещё один выход. Быть может решётка старая и ставни плохо её держат – можно её попытаться выломать.
Вот уже и Ульвбран начал молиться, да вот только, по неведомой эльфу причине, его молитва резко оборвалась, словно в его магию кто-то вмешался… или что-то. Возможно, что и сам жрец ослаб духом из-за чего всё вышло так печально, да вот только Гваихир сомневался в трусости такого гнома. Любого из присутствующих, кто решился участвовать в этом деле, было трудно назвать трусом, иначе тот побёг бы обратно ещё там – на льду.

Отредактировано Гваихир (26-05-2018 00:40:55)

0

33

Удар, нацеленный на скользкое щупальце неведомого чудища, вышел не таким сильным, каким хотел сделать его Ленгар, но, к несчастью для следопыта, в результате этого действия гнома нехило так облило вонючей субстанцией, которой у монстра было в избытке. Рука, которая держала молот, и часть тела, которая не была прикрыта щитом, были помечены слизью канализационного монстра, также под раздачу попало лицо гнома. “А вот и новая установка - не бить по мягким, скользким, вонючим предметам, находясь при этом в канализации”.
- Какая же мерзкая тварь! - громко прорычал следопыт, вытирая лоб чистым рукавом своей куртки, - Ну и куда ты ползешь? Не смей от меня убегать! - игнорируя поставленную чуть ранее установку, гном вновь замахнулся и ударил по щупальцу, вследствие чего его снова обляпало слизью. Буквально через мгновение отросток скрылся в толще канализационной воды, из-за чего гном негромко, слегка обижено выругался:
- Ну и куда ты ушел, может я тебя зажарить хотел.
После этой фразы гном наконец обратил свое внимание на владельца этого самого щупальца. Им оказался огромный, измазанный слизью монстр, большая часть тела которого была скрыта в глубине сточных вод. Более всего во внешности вполне себе симпатичного канализационного кракена следопыта напряг пристально зыркающий на него, слегка сузившийся красный глаз, взглянув на который можно было понять, что тот говорит, мол “не смей трогать своим тупым молотком мои прекрасные, облитые слизью щупальца, ибо тебе больше не жить!”.
Только следопыт подумал о том, чтобы что-нибудь кинуть в глаз, как Готрек, который уже давно освободился от прижавшего его к стене щупальца и сместившегося поближе к Магги, предложил воспользоваться своим метательным топориком. Быстро сблизившись с Гурниссоном, Ленгар взял в правую руку один топор, предварительно засунув свой молот за пояс, после он повернулся к глазу, быстро прицелился и кинул. Сразу после броска, Уиллиссон вновь достал свой молот и принял боевую стойку, сблизившись с Ульвбраном, который замыкал колону и при этом что-то напевал.

0

34

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=DtJzxgqEVKY&list=PLt2DgiualcmFOGLHZ1JlUBA0G_a3lms7_&index=10[/lazyvideo]
Вакула и Гвайхир смогли все-таки вытащить Айриса. Покуда эльф стал прикрывать пару, охотник за головами стал возиться возле решетки, через которую сбежал Питер. Он пыхтел, кряхтел и ругался, дергая засов, но тот лишь скрипел.
Айрис, работая кинжалами, старался удержать щупальца, но, удивительное дело, порезы на твари заживали с невероятной скоростью, а отрубленные конечности отрастали вновь. На месте одного потерянного появлялось два, и их количество увиличивалось.
- Быстрее бы! - взмолилcя полукровка, парируя два хлестких удара сразу с двух сторон.
- Быть может решётка старая и ставни плохо её держат – можно её попытаться выломать, - прокричал эльф. Вакула, бестолково возившийся, лишь утвердительно кивнул и, присев, используя всю свою силу, вцепился в решетку и потянул её вверх, пока не снял дверь с петель, после чего просто дал ей упасть на ступеньки.
В это время топорик от Ленгара достиг своей цели. Чудовище сотрясло канализацию протяжным утробным воем, и отошло, нырнув обратно в воду.
На мгновение повисла тишина. Но  щупальца вернулись, сразу же обрушившись на всех присутствующих на парапете. Группа был вынуждена защищаться от нападок сразу со всех сторон всей этой движущейся массы. Джон Рут получил сильный удар в грудь, и его отбросило, из-за чего он наступил одной ногой в зеленую лужу позади, провалившись почти до колена, но сразу же высвободился с помощью Соломона.
В этот омент раздалось громкое потрескивание от Магги.
- Берегись! Все к стене! - взревел Готрек, отворачиваясь от монстра. Магги нацелил своё драконье ружье, и всё подземное помещение озарило ярким светом и жаром пламени, сопоставимого с настоящим драконьим дыханием. Облако огня прошлось над водой, обжигая щупальца и заставляя их отступать прочь.
Вакула нырнул в открывшийся проход на лестницу, и прокричал оттуда.
- Сюды! Чого сталы!
Айрис развернулся и сделал уже первй шаг внутрь, но последним взмахом щупалцьа все-таки схватили его под колени и утащили прочь под воду.
Гвайхир получил же сильный тычок в спину от Рута.
- Нет! Вперед или мы все тут поляжем!
За эльфом последовал и Соломон.
Готрек махнул Ленгару и Ульвбрану, чтобы они обходили все ещё поливающего огнем канализцию Магги за спиной старого дварфа, после чего он буквально схватил и потащил инженера за собой.
Драконье ружье замолчало, и канализация вновь погрузилась в темноту. Чудовище вновь вынырнуло, принявшись крушить все, до чего оно могло дотянуться. Потолок стал осыпаться, и проход с решеткой обвалился, перекрыв путь назад. Кривые узкие ступеньки вывели группу на небольшой задний дворик, окруженный высокими зданиями городских магазинов.
Тяжело дыша, уставшие, грязные и обильно облитые слизью, выжившие разбрелись по дворику, припорошенному снегом.
Вакула сидел на перевернутом бочонке.
Готрек отпустил Магги, который теперь подслеповато оглядывался, пытаясь понять, где они оказались.
Неожиданно раздался возглас Соломона.
- Сюда! Нужна помощь!
Он стоял на коленях над присевшим возле стены дома Рутом. Джон тяжело дышал и выглядел очень бледным.
- Проклятие...трикстер его забери...кажется...я все-таки наступил в ведьмин студень...дальше я не пойду с вами...
- Но...мастер!

Левая нога Рута действительно выглядела ужасно. Ниже колена она была согнута в противоположную сторону, а сама голень была не ровной, а кривой и походила на сделанную из желе, с непостоянной, расплывающейся формой.
- Нет! - Рут сгреб Соломона за шиворот. - Если Питер нам не солгал, то эта зараза будет распространяться и дальше по мне. Я буду вам только помехой. Я уже...не чувствую бедро. Слушайте все - наш уговор все ещё в силе! Соломон теперь будет вашим командиром! Найдите Ксардаса! Остановите его!
Ульвбран, опустившийся на колени рядом, попробовал наложить руки и вознести молитву Имиру для исцеленения. Но, после нескольких попыток, он лишь горестно покачал покачал головй, и сообщил, что он не чувствует Имира, что он...как будто отрезан от него в этом месте.
Рут лишь прикрыл глаза.
- Да, этого следовало ожидать...я слышал, что магия в Руине имеет...непредвиденный характер. Нельзя точно предположить, что произойдет и как поведет себя заклинании...помните об этом...а теперь идите!
- Мы...мы не можем оставить тебя здесь, мастер! - севшим голосом сообщил юный Соломон, осматривая собравшихся вокруг. В тусклой ночи, прикрытой тучами, юноша выглядел бледным и потерянным. Рядом с ним стояли Ульвбран и Ленгар, все ещё дрожащие от холода зимнего воздуха и недавней ледяной воды. - Нет! Должен же быть какой-то выход...ведь должен? Эльф? Ты ведь можешь...ваша треклятая магия? Краснолюды?
- Не думаю, человечий отпрыск, - сообщил Готрек, отворачиваясь. - Оставим ему припасов и пойдем. Руина - место большее, а нам ещё предстоит найти Ксардаса.
Гурниссон лишь принялся счищать снегом с топора слизь, отвернувшись прочь.

Отредактировано Готрек Гурниссон (05-06-2018 00:09:39)

+1

35

Оглушительный рев канализационного монстра, вызванный метким броском Ленгара, заставил гнома отступить чуть назад, так как он чувствовал, что тварь будет мстить за застрявший в глазу топор. Нависшая после этого тишина лишь убедила следопыта в том, что кракен еще не сказал своего последнего слова - он собирал силы перед главным ударом. Так и случилось - через мгновение после наступления полной тишины, щупальца буквально вылетели из воды, начав беспорядочно атаковать отряд. Один отросток мощно ударил по тому месту, где мгновением раньше стоял гном. Следопыт было хотел еще раз ударить по склизому щупальцу, но стоило ему только замахнутся, как отросток вновь скрылся в толще, из-за чего гном мысленно выругался: “Вот же гадина!”. После этого Уиллиссон услышал громкий и довольно знакомый звук где-то справа. Обернувшись, он узрел заряжающего свое ружье Магги, которое через секунду начало поливать канализационного кракена подозрительно ярким огнем огнем.
- Вот это зрелище! - с улыбкой на лице и пылающими от любопытства глазами воскликнул Ленгар. Оторвавшись от огня, вылетающего из чудной штуковины, гном попытался осмотрел остальных товарищей, но из-за столба пламени смог увидеть только активно жестикулирующего Готрека. Истребитель говорил, чтобы он с Ульвбраном обходили Магги. Не долго думая, следопыт сказал собрату:
- Нечего нам тут стоять, пошли остальных догонять - завершив короткую речь, Уиллиссон быстрым шагом направился вперед. Как только он сблизился со старым инженером, намереваясь обойти его, Готрек схватил старшего собрата и потянул за собой. Свою работу ружье окончило в тот же миг, открыв тем самым относительно безопасную дорогу всем, в том числе и хозяину канализации. Остальной путь на поверхность  гном помнил смутно: ревящее чудище, осыпающийся потолок да избитые временем ступеньки, выводящие на безопасную поверхность - вот все что осталось в памяти Ленгара.
- Никогда не думал, что когда-нибудь буду настолько рад залитой солнцем поверхности - произнес Уиллиссон после чего глубоко вдохнул морозный воздух и спрятал свое оружие, осмотревшись вокруг - Так-с похоже это наша остановочка.
- Сюда! Нужна помощь! - послышалось где-то впереди. Следопыт рефлекторно схватился за свой молот и пошел на звук. Добравшись до места назначения, гном спрятал молот и попытался разобраться что происходит. Как оказалось чуть позже, Джон Рут - организатор этой вылазки вступил в ведьмин студень, из-за чего его нога отказала, и неизвестно что будет дальше. Ульвбран попытался помочь старому ведьмаку молитвой, но, как выяснилось, в зоне руины магия действует совсем по иному - жрец, например, оказался отрезанным от своего бога. "Паршивые наши дела" - подумал Ленгар, обдумав все что узнал.
- Мы...мы не можем оставить тебя здесь, мастер! Нет! Должен же быть какой-то выход...ведь должен? Эльф? Ты ведь можешь...ваша треклятая магия? Краснолюды? - начал психовать Соломон по поводу болезни учителя, на что Уиллиссон серьезным тоном ответил:
- Наша магия может быстро и безболезненно отрубить ему зараженную ногу, но не знаю поможет ли это - после своей речи гном похлопал нового командира по плечу, да направился убирать с себя слизь и думать над тем, что делать с ознобом.

+1

36

Выход был найден, и все хлынули туда, сохраняя какой-никакой порядок. Эльф был намерен прикрывать отход группы, но и существо было намерено уничтожить эту самую группу. Ему удалось схватить Айриса, но было слишком поздно, чтобы ему помочь. И пускай Гваихир был полон решимости сойтись за судьбу, пускай тёмного, полукровки с тварью, Рут не дал ему этого сделать, мысля по-человечески прагматично. Эльф не разделял его прагматизма, но понимал, что от его действий может зависеть и судьба всей группы. Это было то, что люди называли: «Действовать сообща». Гваихир бежал за всеми, когда старый Магги полил канализацию нескончаемым пламенем. Это было захватывающее зрелище, но времени на остановку не было.
Выбравшись наружу, эльфу казалось, что можно выдохнуть. Он в спешке снял с левой руки кожаный наручник, глядя, как его продолжает разъедать непонятная эльфу кровь той твари. Распрощавшись с тревогой, Гваихир глубоко вздохнул, облокотившись одной рукой о потрёпанную временем каменную стену какого-то дома. Но радостных известий ему никто не принёс, кроме отчаянного зова о помощи.
Джон Рут был ранен, и эта рана была необычной, превращающей ткани и мясо человека в некое подобие желе. Гваихир слышал, как человек просит его и гномов о помощи, но в этом месте магия была странной, искажённой. Это пугало и Гваихир боялся, как бы не сделать ещё хуже. Он мог наложить исцеляющее заклинание, но даже в случае успеха оно не будет способно исцелить такую рана моментально. Рут будет поклажей, которую придётся нести на спине, что действительно снизить эффективность группы в два раза. Во всяком случае, эльф не хотел оставлять человека умирать просто так глупой смертью. Он хотел облегчить страдания человека.
-Мы можем ампутировать ему ногу, -  согласился он с Ленгаром - Чтобы хотя бы пресечь распространение заразы.… - спокойно продолжил эльфв, сдерживав долгую паузу. – А затем я могу попытаться призвать магию, но это место странное – я её почти не ощущаю. Поэтому, если не выйдет, можно будет прижечь рану. Вот только, – Гваихир не хотел об этом говорить. – Взяв его с собой, мы действительно подвергнем себя большему риску. Решайте.
В этом нелёгком выборе, Гваихир полагался больше на гномов. Он по-прежнему сравнивал их с варварами, но твёрдость голосов гномов и их упрямство могли вселить уверенность и надежду в любого, лишая того сомнений. Так, если гномы скажут оставить Рута здесь, то Гваихир будет меньше ощущать давления на совесть. Но примет ли их решение смертный? Времени для раздумий было мало, отчего решать нужно было как можно скорее.

+1

37

- Никогда не думал, что когда-нибудь буду настолько рад залитой солнцем поверхности, - сказал Ленгар. Готрек лишь хмыкнул.
- Ага, это если мы до этого самого солнца дотянем, - сказал Истребитель, осматривая стягивающиеся на ночном небе тучи.
- Взяв его с собой, мы действительно подвергнем себя большему риску. Решайте.
- Ты предлагаешь его оставить? - уже вскричал Соломон. - Я так и знал...вы всегда смотрели на нас снизу вверх. Вечные, постоянные, великолепные...Церковь правильно вас уничтожала в Руине, поганые последователи Трикстера! - сильная рука Рута снова рванула ученика за шиворот.
- Довольно! Соломон, соберись! Ненавидишь ты их или нет - но они сейчас такой же сосуд для воли Строителя, как и ты сам. А сам ты теперь командуешь этим отрядом...нет! Никаких пререканий! - обперевшись на ступеньку, Джон принял сидячее положение, и, с большим трудом, но отстегнул ножны со своим мечом, вручив их Соломону. - Я перебил много нечисти и нес слово Строителя как мог. Но, все мы рано или поздно должны предстать перед ним. Возможно, мне уже пора. Гвайхир прав. Рубите мне ногу. Может, я смогу протянуть ещё немного дольше. Нет! Это действительно едиственно верное решение! Скоро пойдет снег, а мы так до сих пор и не знаем, где Ксардас.
После этого Рут кивнул остальйой группе и закусил край воротника своего плаща.
Готрек наклонился к Ленгару и тихо проговорил.
- Отведи-ка человечьего отпрыска покуда подальше, а то от него сейчас будет одна только помеха.
А сам вместе с Вакулой, Ульвбраном и Гвайхиром подступил к старому охотнику на ведьм.
- Ну, держите его и готовьтесь прижигать.
Его топор из метеоритной стали взметнулся вверх, блеснув тусклой кромкой в свете луны, и опустился вниз. Джон не издал ни звука, лишь ещё сильнее закусил плащ. А затем, обильно вспотев, снова заговорил.
- Хорошо...хорошо...оставьте меня в каком-то заброшенном доме, и зарядите арбалет. И идите. Если твоя магия, Гвайхир, подарит мне пару лишних часов и если мне суждено погибнуть в этом Строителем забытом месте...по крайне мере, я хочу иметь возможность напоследок забрать с собой одну-две местных твари.
Тем временем Соломон стоял поодаль, сжимая меч Джона и пустыми глазами смотря на узкую арку, выход с этого дворика. Снова начал падать снег, заметая следы.
Гурниссон посмотрел на спину ученика ведьм.
- Ну, у кого какие идеи? Тот пройдоха Питер, похоже, знал куда идти. Но, только для себя. Город большой, а найти в нем мага с его группой - то ещё дело. И теперь нами командовать будет эта пародия в плаще, - он с досадой потер переносицу. - Чую я, что если его кто-то не подтолкнет как или образумит что именно ему делать, то сведет он нас в могилу прямо здесь и сейчас, следом за Рутом, - хотя охотник на ведьм и был все ещё жив, и прямо за спиной дварфа на брусчатке, но Гурниссон уже говорил он нем так, как будто тот умер.
- Я не смог отдать свой долг жизни ни учителю Джона, ни самому Руту...так что, видать как и в прошлый раз, теперь я должен следовать уже за учеником самого Джона, - тихо проговорил Магги, возясь со своим ружьем и подслеповато щурясь.
Вакула лишь согласно кивнул.
- Одному мени не выйти звидсыль...а там, гляды, можливо ще надыбаемо ту собаку скажену, що нас покынула!
Ленгара же все ещё донимал озноб, а ночное похолодание никак этому не способствовало.

Отредактировано Готрек Гурниссон (19-06-2018 02:30:46)

0

38

Взяв в ладонь правой руки горсть снега, Ленгар провел ею по пораженной слизью части меховой куртки, благодаря чему небольшое количество неприятной субстанции исчезло в небытие. Оценив эффективность снега в роли чистящего средства и масштабы поражения слизью, гном немного подумал, а потом буквально нырнул в белоснежное полотно и капитально там покатался, после он встал и хорошенько отряхнулся, надеясь, что на эту картину никто не обратил особого внимания. Напоследок  следопыт умылся мокрыми из-за растаявшего снега ладонями, а после повернулся к до сих пор спорящим о судьбе Рута товарищам. К счастью или к сожалению, Уиллиссон застал конец спора, когда уже бывший командир небольшого отряда приказал отрубить ему зараженную ногу. Вскоре последовала просьба Готрека убрать подальше не подвластного своей голове парня, на что Ленгар лишь негромко фыркнул и подумал: “Нянькой для идиотов я еще не нанимался”. Но несмотря ни на что, Уиллиссон повиновался просьбе Гурниссона и направился через весь отряд к Соломону, в глазах которого можно было разглядеть лишь отчаяние.
- Пойдем-ка отсюда, ибо сие зрелище не самое приятное из всех, что ты видел - негромко сказал Ленгар дойдя до ученика Рута, после чего кашлянул, да обхватил нового командира за пояс, уводя его подальше от места операции по удалению пораженной ведьминым студенем ноги. В процессе небольшой прогулки по территории двора разрушенного дома Уиллиссон молчал и думал. Думал над тем, какая сложная роль пала на плечи парня, который стоял сзади гнома и тоже о чем-то думал. Следопыту вспомнился момент знакомства с Соломоном. Тогда в таверне юный охотник на ведьм показал себя вспыльчивым идиотом, который лезет в драку с более сильным соперником. Также ему вспомнилось оцепенение парня на льду, когда на него шла девятиметровая груда металла и замахивалась здоровенным мечом. Из-за всех этих воспоминаний у следопыта появился вполне логичный вопрос: куда заведет их этот молокосос без своего учителя? Скорее всего в могилу, а точнее в окровавленную кучугуру снега. Решив, что улучшить положение отряда можно парочкой советов новому командиру, Ленгар сказал, повернувшись к парню:
- Раз уж вести нашу компанию дальше тебе, то советую тебе начать думать своей головой и перестать нарываться на неприятности своими выкидками, ибо заведешь нас всех в какое-нибудь пекло, откуда только один выход. Также посоветую тебе думать не только о себе и своих непонятных чувствах и неприятностях, но и о своих подопечных, благодаря которым у тебя есть шанс выполнить последнюю просьбу своего учителя и не помереть при этом, - гном кашлянул и сплюнул на снег - Надеюсь, что-то из моих слов отложиться в твоем мозгу и всплывет в нужный момент, а сейчас давай возвращаться назад и думать что делать дальше - закончив монолог, Уиллиссон направился к группе. Вернулся он как раз под окончание речи Груниссона, на которую ответил:
- Прекращай ворчать, этим я уже занялся, и, надеюсь, он хотя бы что-то понял, - гном кинул взгляд на Соломона, а потом осмотрел всех товарищей. После того, как Магги и Вакула высказались, следопыт добавил: А теперь давайте дружно думать что делать дальше. Лично я не отказался бы от привала, потому что гребаный кашель мне уже надоел.

Отредактировано Ленгар (26-06-2018 10:32:41)

0

39

Слова Соломона пронзили эльфа в самое сердце, не хуже, чем если бы то было копьё Тролля. Да, в юноше говорили эмоции, горячая кровь била ему в голову не хуже, чем литр Кримеллинской водки. Но тем не менее, даже если всё это было сказано не со зла, в голосе Солома и в его словах хорошо ощущалось отношение людей к эльфам. Когда бессмертные складывали свои жизни в тёмных землях, чтобы города запада не познали тех кровопролитных воин, люди ликовали, но те времена давно прошли и быстро стали забыты. Теперь миром над миром смертных властвует паранойя и предрассудки.
Гваихир крепко сжал свои кулаки и стиснул зубы. Он не предлагал оставить Джона Рута, он предлагал выбор и решение всей группы. Если бы пришлось нести раненного хоть до самого Гульрама, он бы понёс. И как бы не хотелось бессмертному это признавать, но лишь благодаря вмешательству Рута эльф не посмел открыть рта, чтобы ответить Соломону, Имир знает, в какой форме.
Когда Ленгар повёл Соломона, Гваихир молча приступил к выполнению указаний Готрека, крепко схватив Рута за руку. Держать славного мужа видимо не было такой уж большой необходимость. Рут с завидным мужеством стерпел отсечение своей ноги и в тот же час эльф принялся шептать заклинание, чтобы остановить кровь и облегчить боль старика, попутно размазывая по ране мужчины пережёванную целебную траву.
- Ты не умрешь! – твёрдо ответил эльф Руту, хотя и сам сомневался в своих словах. Все, скорее всего, считали, что скоро старик отойдёт в залы предков, но кто сказал, что без одной ноги люди долго не живут?
- Возьми, - сказал эльф Руту, протянув ему эльфийский кинжал. – Храни тебя Играсиль. – с уважением в голосе произнёс Гваихир и отстранился от Рута.
- Мы можем укрыть его в более-менее безопасном месте, а позже вернуться за ним. – эльф кивнул в сторону Рута. Конечно, была велика вероятность, что за ним никто не вернётся, но загадывать наперёд Гваихир не любил. Он предпочитал говорить только о хорошем исходе, так как это может подарить надежду, а силу надежды не стоит списывать со счетов.
- Я могу пойти вперёд – разведать округу. Но в этом месте даже чёрт ногу сведёт, не то что эльф или гном.
Эльф выхватил лук и накинул на голову капюшон. Ему так было спокойнее. Он уже привык к своим попутчикам. Давно он не видел столько детей Грунгни в одном месте.
Их присутствие бодрило его, поскольку после ранения Рута, Гваихир не знал, что делать дальше. На улице он сможет прикрывать их лучше, чем в узких проходах канализации. Был бы тут ещё лес...

0

40

Заклинание Гвайхира подействовало, и кровь начала быстро сворачиваться, образуя твердую корку. Но что-то было в самом воздухе не так, по другому.
Несколько кусочков разжеванной травы упало на брусчатку, и они тут же начали проростать, виться, выпуская тонкие зеленые усики и ростки, пробивающиеся сквозь утрамбованный снег.
Вакула и Магги подняли и перенесли Рута в одно из зданий вокруг дворика, явно какую-то лавку в прошлом.
- Ты не умрешь!  Храни тебя Играсиль, - сказал Гвайхир.
Рут принял кинжал в одну руку, а в другую - взведенный арбалет от Гурниссона.
- Все умирают, мастер эльф, рано или поздно. Вопрос лишь в том - как именно. Благдарствую, но я привык полагаться на Строителя, - сказал Джон Рут напоследок. - Остановите Ксардаса! Любой ценой. Кто знает, что он задумал...
Вернулся Ленгар.
- Прекращай ворчать, этим я уже занялся, и, надеюсь, он хотя бы что-то понял,
Готрек лишь недовольно хмыкнул, отворачиваясь.
- А теперь давайте дружно думать что делать дальше. Лично я не отказался бы от привала, потому что гребаный кашель мне уже надоел.
- Умги только могила научит...тем более, настолько упрямо верующих.
Гурниссон осмотрел Ленгара с ног до головы и покачал головой, отчего его ирокез закачался.
- А что, согревающего чего ты с собой не взял, что ли? Ты не вздумай. Мы и так уже двоих потеряли. И кто ещё засвидетельствует мою смерть?,
- Я могу пойти вперёд - вызвался эльф.
- Да...полагаю, так будет лучше...постарайся найти нам место для привала. Но - не долгого. Скоро рассвет, и нам лучше отойти от стен как можно дальше, - отозвался из-за спин всех Соломон. Он выглядел бледным и все таким же потерянным, все ещё сжимающим меч Рута в своих руках. Но голос его был полон решимости. - Мы должны двигаться. Ксардас может быть уже близко к своей цели.
Прежде чеми покинуть дворик, Гвайхир заметил первую странность. Проросшая трава стала меняться. Из зеленой она превратилась в фиолетовую, стебли стали толще и обросли шипами. Когда эльф ступил рядом, то ростки попробовали оплести носок его сапога, хищно устремившись шевелящимся клубком, как совсем недавно то было в канализации от щупалец неведомого монстра.
Группа покинула дворик, и вышла не небольшую улицу. Перед поредевшим отрядом раскинулась Руина во всем своем масштабе.
http://conceptartworld.com/wp-content/uploads/2014/03/Thief_Game_Concept_Art_MLD_03.jpg
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=x279g_F3MV8[/lazyvideo]
Огромный некогда город, стоявший на пересечении торговых маршрутов и крупной переправы, переживший массовые волнения, войну и магическую катастрофу. На удивление, городская застройка все ещё стояла на месте. Вокруг простирались узкие и не очень улочки, нависающие двух и трех этажные дома. Редкие площади, памятники, храмы. Западный берег в большинстве своем принадлежал более зажиточному классу, и застройка тут была побогаче и больше.
Далеко впереди высился мост через Райс - некогда построенный дварфами.
https://img00.deviantart.net/5978/i/2013/336/a/7/osgiliath_by_abepapakhian-d6whlwg.jpg
Массивный, монолитный, покрытый толстым слоем сажи, с уничтоженными постройками людей, но все ещё стоящий, как он стоял и до возведение самого города.
Где-то там, на восточном берегу виднелись засохшие верхушки деревьев из эльфийского квартала, и рядом должны были быть квартал магов и дварфов.
Но, в ближайшей округе было не так уж и много цепляющих глаз построек. Кроме особняков глав торговых гильдий за высокими, но осыпавшимися заборами, в паре кварталв была таверна с обвалившейся стеной и занесенным снегом прилавком. В другом направлении - небольшая треугольная площадь с одиноким памятником. В противоположном напралении - высокая башня городской стражи, с пробитыми стенами на третьем этаже, где теперь гулял сквозняк.
Падал снег, тяжелыми хлопьями. В густой ночи казалось, что за отрядом кто-то наблюдал из щелей и пустых окон вокруг. Ульвбран снова стал бубнить молитву. Город поражал своей тишиной. Не считая хлопанья некоторых ставен на ветру, да отдаленного карканья воронья - тишина была праткически звенящей. Позади, на стене вокруг Руины все ещё суетились люди, но, звуки от них как-будто натыкались на невидымый барьер, и были совсем уж глухими, хотя отчетливо были видны факелы и отблески на металле.
Все подавленно замолчали. Ленгар нарушил тягостное молчание очередным приступом тяжелого кашля.

Отредактировано Готрек Гурниссон (25-06-2018 04:53:27)

+1

41

- А что, согревающего чего ты с собой не взял, что ли? Ты не вздумай. Мы и так уже двоих потеряли. И кто ещё засвидетельствует мою смерть? - сказал Готрек.
- Согревающего я немного взял, но у него есть довольно таки неприятный в данной ситуации эффект, да и тратить сейчас его как-то не охото… - произнес Ленгар, мысленно признавая правоту истребителя в том, что сейчас не помешало бы согреться изнутри. Немного расстроившись от неизбежности грядущего употребления лекарства, следопыт засунул руку  в походную сумку, и нащупал небольшой бутылек чуть ли ни на самом дне наплечного мешка.  В одно мгновение достав руку с пузырьком из сумки, гном поднес ее на уровень глаз, да тоскливо вгляделся в ярко-золотистую жидкость, находящуюся внутри бутыля. Немного встряхнув бутылку, гном откупорил ее, поднес ко рту, да вкусил медовухи, оставив бутыль наполовину полным, наполовину пустым. Охлажденная из-за мороза жидкость буквально растаяла во рту Ленгара, оставляя после себя сладкое  послевкусие. Медовуха приятно согрела горло и грудь следопыта, из-за чего ему на мгновение показалось, что он абсолютно здоров. Но последующий вскоре приступ кашля разубедил гнома в этом.  “Не помогает! Что ж это за хворь такая то?!”. После неудачного лечения, Ленгар закрыл бутылку, да заныкал ее в свою сумку, отложив лечение на потом.
Вскоре Гваихир вызвался отправиться вперед, на что новый командир ответил:
- Да...полагаю, так будет лучше...постарайся найти нам место для привала. Но - не долгого. Скоро рассвет, и нам лучше отойти от стен как можно дальше. Мы должны двигаться. Ксардас может быть уже близко к своей цели.
- А вот это хорошая новость! - возликовал Ленгар, - К слову, а с какой целью этот Ксардас вообще пошел в такое неприятное место как это? Что именно он тут ищет?
Только сейчас следопыт подумал о том, что ввязался в авантюру, основную задачу которой он точно не знал. Хотя это и не имело особого смысла, ибо главной целью гнома в данный момент было исполнение долга Помнящего, и независимо от намерений Рута и его ученика он бы пошел сюда за Готреком. Но тем не менее, Ленгару была интересна цель того, из-за чего он рискует своей жизнью, и, скорее всего, не получит половины обещанной награды в случае успешного завершения.
Когда отряд вышел на одну из улиц города, который некогда назывался Уберсрейк, Ленгар занял позицию в центре, не желая находиться в начале атаки, если вдруг им встретится враг. Гном не обращал внимания на внешний вид разрушенного города, ибо ничего увлекательного в руинах зданий он не находил. Следопыта больше интересовали его слух и обоняние. Использовав их, гном получил лишь полные легкие морозного воздуха, да звон в ушах, ибо спектр звуков был минимальным.
- Что-то мне кажется что эта тишина - затишье перед бурей, - негромко произнес Ленгар, после чего взялся за рукоять своего молота.

+1

42

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=qt3SEn3DYk8[/lazyvideo]

Уберсрейк был столь пуст и тих, что имел полное право называться городом мёртвых, но даже если в Эреш Ниоре или в логовах некромантов кипела некая магическая суета, то в этом городе всё обстояло иначе, мрачнее и мистичнее. Даже воздух был пропитан этой странностью, и эльф молил Играсиль, чтобы вдыхаемый им воздух не был отравлен.
Получил одобрение Соломона, Гваихир двинулся вперёд, заметив, как странно среагировало на него одно из растений, стремясь обвить его ногу, но так и не сумел, так как эльф сразу же отскочил в сторону. Проросшая трава, приобретя фиолетовый оттенок и пытавшись обвить эльфийскую ногу, сразу же напомнила эльфу о ведьмином студне, что он видел в канализации и в который, к несчастью, угодил Рут.
- Это злое место, - произнёс эльф. – Не прикасайтесь ни к чему, что живое или вызывает у вас сомнения.
Таким образом, бросив предостережение «друзьям», Гваихир покинул дворик, перемещаясь тихо и ловок, с грацией кошки. Следопыты поговаривали, что если ты умеешь двигаться тихо в Арисфейских лесах, то в городах подавно.
Весь мрак несчастного города давил на эльдалиэ, когда он двигался по одной из улочек. Под ногами было что-то напоминающее пепел после костров( быть может и просто снег), а трёхэтажные дома, нависающие над ним, создавали обманчивое впечатление, что вот-вот оживут и рухнут на посмевшего нарушить их покой путника.
Чуть ли не каждый десять или двадцать шагов Гваихир останавливался, чтобы прислушаться и оглядеться. Было сомнительно, что группа встретит какую-нибудь тварь подобной той, что они повстречали в канализации, но эти сомнения лишь были утешением для эльфа. Далеко не юный, Гваихир повидал многое и сопоставляя все им увиденное в Уберсрейке, результат не утешал. Эльф хотел бы ошибаться, но с тех пор, как группа выбралась из канализации, с ним осталось только мужество и воля воина, напрочь выбрасывая всё лишнее из головы, словно адаптируясь к новым условиям.
Тварь в канализации, словно видоизменённый спрут, которых Гваихир видел лишь раз в Гвионе(когда того выкинуло на берег), ведьмин студень, что напоминал собой некую алхимическую эссенцию и та проросшая трава, что поменяла цвет быстрее, чем это смог бы сделать хамелеон. Всё это напоминало «мутацию» - об значении этого слова Гваихир знал немного, но имея дела с алхимиками из Цейха, кое-что он всё же освоил.
По правде говоря, эльфы недолюбливали всё, что связано с умышленным изменением порядка природы, как то позволяет себе делать чёрная магия или некромантия. Мутация – меняла и потому Гваихир воспринимал мутацию не лучше, чем чёрную магию.
Перебежав улочку и оказавшись у окраина небольшой площади, эльф притаился у старой брошенной телеги. 
Он отдалился уже достаточно далеко от группы, но пока никакого подходящего места для привала не заметил. Уже было бы хорошо найти место просто подальше от стен.
Гваихир перебежал площадь, огляделся и увидел в одной из улочек двухэтажный дом с вывеской.
«Пивнушка?» - подумал эльф и в полусогнутом состоянии перебежал к дому.
Окна покинутого заведения были старыми, а помещением тёмным из-за отсутствия какого-либо освещения. Трёхэтажные дома напротив и двухэтажные по обе стороны от здания, хорошо скрывали его от любого источника света, как того же солнца. Максиму что мог бы сделать мировой светоч, так это осветить крышу этого дома.
«Подойдёт»
Гваихир взялся за старую ручку двери и потянул медленно на себя.
Раздался скрип. Эльф на мгновение задержался, но не уловив никаких признаком шума или угрозы, продолжил открывать дверь, стоя сбоку от неё.
- Narsil – тихо шепнул он, поднеся ладонь к губам и выдыхая в них маленький святящейся шар. Он пустил его вперёд, в проём двери, чтобы тот осветил помещение дома.
Всё казалось таким старым от покрытой пыли, будто простояло сотню лет. Во многих местах, особенно в углу потолка у барной стойки была паутина. Дубовые столы и стулья стояли на своих местах нетронутые.
Вот только лестница, ведущая на второй этаж, была порушена и обвалена.

***
Гваихир застал группу на одной из улиц по которой недавно следовал сам. Это была хорошая новость, но эльф не выбежал к своим с распростертыми объятиями, боясь, что так кто-нибудь может ненароком пустить в него бол или метнуть топор. Укрывшись за углом одного дом, он подождал пока группа пройдёт мимо него, а затем молча вышел за их спинами, когда никто не смотрел в его сторону.
- В шагах пятидесяти отсюда, через площадь этой улицы, есть покинутая таверна. Место тихое, не видное. Есть второй этаж, но попасть туда сложно. Есть подвал, но он закрыт замком. Видел задний двор, но он окружён домами и через него идёт лишь один путь через каменную арку с железной решёткой, но она закрыта на замок.- укрывшись плащом от холода, эльф говорил спокойно и вёл себя так, будто всё это время был вместе с группой.

Отредактировано Гваихир (08-07-2018 11:06:06)

0

43

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=2Dx7xXn9KjI&index=9&list=PLE8F092CA00AE6649&t=0s[/lazyvideo]
Перед тем, как удалиться прочь, Гвайхир сказал.
- Это злое место, не прикасайтесь ни к чему, что живое или вызывает у вас сомнения.
- Расслабься, никто тебя трогать не собирался, - проворчал в своём обычнос стиле Готрек, скривив угол рта в ухмылке.
Эльф исчез, а за ним вскоре двинулся и остальная группа. Позади медленно удалялась стена, на которой все ещё были отблески пламени. Гурниссон шёл рядом с Магги, о чем-то тихо с ним разговаривая. Старый инженер выглядел подавленным и разбитым, видимо, из-за Рута.
Ленгар, тем временем, приложился к своему бутылю медовухи, и ему стало на порядок легче. Дварфы всегда отличались завидной живучестью - большинство болезней их не брали, не считая нескольких, свойственных только этой расе. А то, что не убивало их сразу, как правило, не имело никакого длительного эффекта.
Впрочем, то же самое нельяз было сказать и про Ульвбрана, который вслед за Ленгаром зашелся тяжелым бухыкающим кашлем.

Гвайхир, тем временем, обследуя таверну заметил несколько следов с другой стороны телеги. Уже заносимые все ещё падающим снегом, они были слишком узкими и длинными, как для человека. Они отходили к башне стражи, и затем просто пропадали у стены.

- К слову, а с какой целью этот Ксардас вообще пошел в такое неприятное место как это? Что именно он тут ищет? - спросил Помнящий Готрека.
Соломон, видимо, задумался, так как ответил далеко не сразу, идя немного впереди, держа наготове свой оставший арбалетный пистолет.
- Ксардас...входил в свиту моего учителя. Он...он темный маг, но использовал своё умение во благо. Мой учитель считал, что бороться с происками Трикстера дозволено любыми способами, даже исользуя методы самого Лукавого. Он лицензировал Ксардаса от имени нашей церкви, и в дальнейшем они работали вместе. Мы действовали вокруг Руины, боролись с конрабандой  и использованием предметов вывезенных наружу. Среди многих пойманных нами преступивших закон часто ходила на устах одна и та же легенда...что где-то в гулбине Руины есть место, исполняющее желания. Рут отвергал это, как небылицу, но Ксардаса что-то в этом интересовало. - Соломон смотрел вокруг, напряженно, готовый ко всему, продолжая рассказ и перешагивая сугроб, выросший на обвалившейся стене дома, - А потом...два месяца назад пойманный нами контрабандист был приговорен к отсечению руки и ноги. Но неделю спустя Джон и Ксардас снова поймали его...и он был полностью, соверешнно целым и невредимым. Полтора месяца назад Джон напал на след вампира, решившего залечь на дно в Руине. Мы долго преследовали его, а какогда взяли за стенами в логове, он был...он снова был обычным смертным. Были и другие - священник, сумевший вернуться из Руины, и каким-то образом прекративший массовый мор в родном селении под Грессом, девушка, протащивщая внутрь и вернувшая к жизни своего любовника, укушенного василиском...все разные и невероятные истории сходились к тому, что они все нашли что-то здесь, за этими стенами. С того момента Ксардас уверился, что что-бы не было за этими легендами - это правда. Я не знаю, в чем именно была суть, меня в это не посвящали. Но после многих споров, однажды ночью Ксардас покинул наш отряд, забрав с собой половину свиты, и направился внутрь Руины. Я полагаю, он намерен найти это место и...даже не знаю...загадать своё желание, каким бы оно ни было.
Рассказ Соломона прервал появившийся позади всех Гвайхир.
- В шагах пятидесяти отсюда, через площадь этой улицы, есть покинутая таверна.
Ученик Рута кивнул, и двинулся всем отрядом туда. Было решено сделать привал до раннего утра.

Готрек провел какое-то время вместе с Магги, с его разрешения взяв и принявшись осматривать Драконье Ружье. Спустя час подошла его и Гвайхира очередь стоять на часах.
Гурниссон решил занять первый этаж, усевшись у пробитой стены, и покачиая тпоор на колене, стал вглядываться в ночной город. По мере его углубления в Руину, он становился все более мрачным и неразговорчивым, видимо, вспоминая те события, что пережил тут раньше, когда была массовая резня, и когда была война на улицах.
Ульвбрану же становилось только хуже. Он кашлял уже практически бесперерывно.
Вакула вместе с Ленгаром сидели рядом со жрецом Имира. Охотник за головами расдосадованно дергал себя за чуб, рассматривая содрагающееся в спазмах тело.
- Слухай, я ото у вашых хворобах...ну не знаю ничого. Шо йому може помогти? Може, вогонь запалыты? Чи, у меня ото, курэво е, - и рослый Вакула выудил увесистый кисет табака, демонстрируя его Ленгару.
Тем временем, Гвайхиру предстояло стоять на часах на втором этаже. Дварфы совместнми усилиями разгребли лазейку на лестгнице, открыв доступ в заброшенные комнаты.
Мрачный пустой город давил своим существованием. Пока чуткий слух эльфа не уловил едва различимый скрип половиц.
Позади него оказалось низкорослое существо, закутанное в балахон с капюшоном.
- Постой-постой! - тихо взвизгнуло оно, подняв тонкие руки перед собой, демонстрируя отсуствие оружия. Глаза эльфа смогли выявить в полутьме мервтого помещения осталыьне детали. Это был скейвен. Крысо-человек. Раса, для многих считающаяся мифической, но, тем не менее, вполне реальная. Обычно описываемая как жадная, жестокая, коварная и трусливая, часто ворующая детей в сказках.
- Твоя идти-искать тут кого-то-что-то? - быстро затараторил скейвен. - Моя Сплинтер, - и скейвен убрал лапы от морды, закутанной в какие-то тряпки, сделав то ли оскал, то ли улыбку. - Моя может помочь, да-да, - он сделал шажок к эльфу в комнате. - Если твоя платить-давать, да?

Отредактировано Готрек Гурниссон (10-07-2018 04:06:19)

+2

44

Длинный ответ Соломона в виде небольшого повествования о не совсем светлых целях мага по имени Ксардас полностью устроил Ленгара своей точностью. “Значит, где-то здесь могут валяться интереснейшие магические штучки”, - мысленно подытожил гном, и начал внимательно осматривать развалины города, в чем немного ранее не видел никакого смысла. Тот факт, что на территории всей руины, или где-то в конкретном месте находятся магические артефакты самых разных качеств дал следопыту дозу энтузиазма - ведь вполне возможно, что и он прихватит что-нибудь подобное. Увлеченность в этом деле даже подавила в гноме остатки уже итак ослабевавшего озноба и придала немного сил, из-за чего Ленгар изменил свою позицию из центра шагающей группы на самое начало с целью получить больший угол обзора.
Вскоре явился Гваихир с вестью о том, что он нашел подходящее для ночной остановки место, и будто в ответ на это стоящий немного позади Ульвбран ответил тяжелым кашлем, который, скорее всего, означал, что он рад этой новости. Группа двинулась к описанному эльфом месту, и Ленгар по пути туда принялся внимательно осматривал руины некогда великого города, вместе с тем дивуясь разрушениями зданий. На своем веку гном уже не один раз видел заброшенные  места, которые кроме разнообразной живности в виде жуков и пауков никто не посещал десятилетиями, если не столетиями, и выглядели они куда более целостными нежели Уберсрейк в данный момент. Следопыт довольно мало знал об этом месте, особенно о его прошлом, хотя и жил неподалеку уже в течении довольно длительного периода. По некоторым слухам в забегаловках и рассказам Готрека, гном слышал, что в результате бойни за власть над городом в Уберсрейке произошла масштабная магическая схватка, и из-за кучи произнесенных заклинаний  произошло что-то плохое - Ленгар так и не понял, что именно - и город обрел такой вид, который сейчас могла лицезреть группа, направляющаяся в таверну с целью остановки. “Какой же мощности была магическая битва, раз из-за нее покосились сотни зданий и не меньше рассыпалось в пыль?” - задал себе вопрос Ленгар, раздумывая над природой разрушений в городе. Тем временем отряд уже добрался до выбранного Гваихиром места для стоянки, как оказалось чуть позже, остановка будет длится до рассвета. На последнюю новость следопыт никак не отреагировал, ибо ожидал что так оно и будет.
Осмотрев помещение первого этажа таверны, гном приметил местечко возле стойки, за которой в лучшие времена Уберсрейка должен был стоять корчмарь, да разливать различные напитки своим посетителями. Подойдя к выбранному месту, Ленгар положил свою сумку на пол, да присел, опершись спиной о стойку. После этого он достал из походного мешка парочку сухарей и начал их есть, добавляя в какофонию звуков, издаваемых товарищами по отряду, довольно неприятный скрежет. Дабы экономить пищу, следопыт грыз свои сухари в течении длительного периода, благодаря чему утолил голод всего двумя кусками сушеного хлеба. Пока Ленгар перекусывал, рядом с ним присели передохнуть Вакула, и постоянно бухикающий Ульвбран.
- Слухай, я ото у вашых хворобах...ну не знаю ничого. Шо йому може помогти? Може, вогонь запалыты? Чи, у меня ото, курэво е - спросил Ленгара Вакула.
- Огонь может привлечь кучу незваных гостей, которых, я думаю, тут хватает, а трубка вряд ли чем поможет с кашлем… - негромко произнес Ленгар, после чего полез в сумку и достал наполовину полный бутыль медовухи, - Мне помогло, может и тебе поможет. - сказал следопыт и вручил бутылку жрецу Имира. В целях профилактики следопыт достал из походного мешка точно такой же бутыль, какой вручил собрату, разница меж ними состояла лишь в том, что пойла в нем было ровно в два раза больше. Откупорив бутылку, гном поднес ее ко рту и выпил ровно четверть от всей медовухи, после чего он ее закрыл, да засунул обратно, приберегая на потом.

+1

45

Чем дольше эльф находился в этом городе, тем мрачнее и молчаливее становился. Это было сродни защите, защите от того, что окружало и давило на него. Поговаривали, что эльфы не могли жить без своего леса – это ломало их, меняло, искажало. Возможно, что с дроу произошло тоже самое много тысяч лет назад, но ныне правда никому неизвестно, но Гваихир прекрасно ощущал на себе, каково это, когда находишься далеко от дома, в месте, которое пропитано если не злом, то чем-то напоминающем искажение, где не было прекрасных лесных долин, широких рек и больших озёр. Это место было проклятым. И эльф ощущал это на себе большим грузом. Он стал походить на мрачных следопытов Гилнара, которые повидали на своём веку столько зла и безумия, что это отражалась даже в их глазах. Теперь эльф не стоял ровно. Он сутулился, постоянно оглядывался, словно кто-то целился в него из арбалета. На любые слова ему он отвечал кивков.   
История про Ксадаса привлекла эльфа. Но само знание о том, что этот маг занимался тёмной магией фактически настроило эльфа против него. Все жители Арисфея знали, что нельзя заниматься тёмной магией без последствий для своего разума, тем более, что многие достижения в этой области достигаются отнюдь не через спасение чьих-то жизней, а скорее наоборот. Если бы Соломон сказал, что Ксардас занимался некромагией и магией крови во благо, то Гваихир тут же сказал бы ему: «Вы спятили, люди?!»
Эльдару было прекрасно известно о разных учёных, которые проводили свои эксперименты над людьми, оправдывая это тем, что делали они это во благо человечества. Тёмные маги были примерно той же стороны монеты, так как изучая тёмную магию, твоя аура также темнеет, а это означало, что свет эльфа может слепить его. 

В таверне было тихо, как и прежде и эту тишину нарушила лишь вошедшая туда компания.
В первое время Гваихир находился вместе со всеми, разбирая общий бардак и создавая эдакие лёгкие баррикады подле окон и двери из столов и стульев, на всякий случай. Случись чего, и группа сможет быстро разобрать их или наоборот использовать для защиты. Был разобран путь на второй этаж, где Гваихиру предстояло держать стражу. Было бы неплохо, если бы у него был сменщик в лице какого-нибудь Ленгара, но первый этаж казался уютней и безопасней, тем более, что эльфу было лучше на высоте, откуда он мог черед окна просматривать улицу или крыши домов.
Гваихир вышел из старой комнаты и направился по коридору в обход лестницы на первый этаж, проведя рукой по старой деревянной периле. Именно в этот самый момент он и уловил скрип половиц позади себя. Сработал рефлекс, и эльф сделал полуоборот, готовясь к выпаду клинком, но в последний момент его меч застыл в дюйме от странного создания в балахоне, что стояло в трёх шагах от заброшенного помещения, дверь в которое была приоткрыта.
«Скейвен!» - мрачно отдалось в голове эльфа. Чтобы этот крысочеловек ему не говорил, он едва ли верил ему и думал не столько о том, что ответь, а о том, куда бить и бежать после, так как скейвены обычно никогда не ходят по одному. Но демонстрация кросолюда отсутствия у него оружия, остановила череду злых мыслей эльфа. Возможно Гваихир поплатится за это.
- А я Донателло. – представился эльф, оглядываясь по сторонам.
- Чего ты хочешь взамен? – шепотом ответил эльф на предложение Сплинтера.
Клинок Гваихира всё ещё был наставлен на скейвена, но чуть поодаль, чтобы дать крысолюду немного свободы. Эльф не спускал с него глаз, а его слух был расфокусирован, чтобы стараться слушать не только Сплинтера, но и окружение. Тем не менее, если где-нибудь по близости бдит клан Эшин, - о которых смертные почти не слышали, но слышал северных гарнизон Линдона, включая Гваихира, - у эльфа будет не много шансов, тем более, что убийцы скайвенов умели передвигаться не хуже эльфийских следопытов и причиной их неудач часто являлись скорее междоусобицы, чем недостатки в навыках. Но об этом Гваихир знал мало, уж больно скрытными были эти скайвены.
- Если это ловушка, то клянусь, что пред смертью заберу тебя с собой! – мрачным тоном закончил эльф. На его лице образовалось нечто подобное боевому оскалу. Злоба одолевала доброе сердце эльфа.

+1

46

Ульвбран благодарственно принял медовуху и приложился к ней, довольно крякнув, как будто ему полегчало. Следующий приступ кашля был уже на порядок проще.
Вакула собрался немного поспать, завернувшись в углу на лавке в свою толстую медвежью шкуру, рядом с уже мирно сопящим в обнимку с драконьим ружьем Магги.
Соломон же сидел возле уцелевшего окна, как будто заснув. Хотя, на самом деле внимательно рассматривая вытянутый из ножен меч Джона, с филигранно нанесенными рунами и узорами по всему клинку, поблескивающими серебристыми переливами в неровном свете ночи.
Ленгар, тем временем, заметил в одной их бочек под прилавком слабое свечение. Сквозь пробитую стенку емкости можно было заметить, как внутри плавно переплывал в воздухе пузырь. От стенки к стенки. Напоминая мыльный, он, тем не менее, издавал слабое золотистое свечение, проникавшее сквозь дыру в бочке наружу.
- Ш! - внезапно сказал Готрек, сразу же всполошившись. - Слышали? Кажется...где-то рядом...тхагоракки*?! - и он шумно втянул воздух, принюхиваясь.
Крысолюди, или же скейвены, для большинства наземных рас оставались сказкой, рассказываемой непослушным детям на ночь. Но дварфы, равно как и дроу, уже давно контактировали с ними. Подгорный народ - в основном в ходе кровопролитных конфликтов за жизненное пространство под поверхностью. Те дварфы, кто прожил в какой-либо твердыне довольно долго, и отбыл обязательную службу в войске, знали, а то и лично встречались в бою с этой коварной и жестокой расой.
Кроме треска снега на морозе снаружи были тихо. Но, со временем стало проступать тихое поскребывание по внешней стене таверны, за лестницей, едва различимое и уловимое. Вакула уже похрапывал, равно как и Ульвбран, а Соломон был слишком погружен в себя.
[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=WamIZ_nDsk0[/lazyvideo]
Тем временем, на втором этаже, скейвен принялся топтаться на месте, оглядываясь по сторонам коридора, и в возбуждении поглаживая свою вытянутую морду, совсем как настоящая крыса.
- Донателло! Донателло хороший-умный, он поймет цену моего предложения, да-да? - и подойдя на полшажка, скейвен вытянул трясущуюся лапу в сторону эльфа, указывая, - Стрелы-жало, да-да. Вон те, - и он указал на зачарованные стрелы. - Ценные! Красивые! Ты давать их Сплинтеру, а Сплинтер тебе говорить что и где он видел, и как туда лучше-проще добраться, да?
Гвайхир так же расслышал движение по стене таверны, тел десять не меньше, со стороны приоткрытой двери, откуда показался Сплинтер и подул сквозняк. Но стоило эльфу выдать свою угрозу, как движение прекратилось.
- Засада? Нет, нет! Сплинтер не нападает! Он торгует! Подбирает с убитых-мертвых, находит, вытаскивает, выменивает!
И скейвен распахнул полу своего балахона в сторону. В одежде было множество карманов и висели мешочки на петлях. На первый взгляд, это был обычный мусор, но тут и там блеснули ценые металлы.
- А ещё скейвен бывает много где, и видит, и слышит, и нюхает. Нынче ночью много-много чужаков бродит по городу,  да-да, шатается где ни попадя! Донателло давать мне стрелы, и я все-все отвечать и показывать! Клянусь хвостом!
____________________________________________________________
Тхагоракки (кхазалид) - 1) Скейвен, крысочеловек, 2) Подлый убийца, предатель

Отредактировано Готрек Гурниссон (27-07-2018 02:03:36)

+1

47

Когда в главной зале таверны все, за исключением Готрека и Соломона, заснули, в голове Ленгара появилась мысль последовать примеру большинства группы и тоже прилечь на боковую, но эта идея с треском провалилась, когда гном лег на холодный пол, подсунув походную сумку под голову, и пролежал так пару минут. В обычных обстоятельствах, этого времени хватило бы следопыту с головой не только для того, чтобы уснуть, но и насладиться несколькими мгновениями сна. Возможно, именно из-за того, что ситуация, в которую попал отряд, не была обычной, пучина сна не собиралась забирать разум гнома в свои владения, избавляя того от возможности полноценно отдохнуть перед предстоящим поиском Ксардаса.   
Потерпев неудачу при попытке уснуть, Ленгар сел, оперевшись спиной о стойку, достал пару недавно купленных метательных топориков, да принялся жонглировать ими, тем самым избавляясь от скуки. Внезапно внимание следопыта привлекла дырявая бочка, с небольшим летающим шариком внутри. Поймав свои топорики, гном, будто в трансе, решил кинуть одним из них в изделие из дерева, но его остановила мысль о том, что там может быть что-то ценное - вполне возможно там лежит одна из тех магических шутк, о которых говорил Соломон.
- Ш! Слышали? Кажется...где-то рядом...тхагоракки?! - внезапно сказал Готрек, из-за чего все мысли об артефактах и летающих шарах отложились на потом - где-то рядом бродят крысолюды! Рефлекторно, Ленгар спрятал топорики, и взял в руку лежащий неподалеку молот, предварительно подтянув к себе щит, после чего внимательно вгляделся во тьму улицы, которую было прекрасно видно через ближайшее окно, и максимально напряг свой слух - одно из лучших оружий против этих коварных тварей.  Еще одним хорошим способом учуять крысолюда было обоняние, но забитый нос - следствие уже ослабевавшей болезни не позволял гному полноценно пользоваться этим средством. 
Как и всякий другой гном, Ленгар много слышал об этой своеобразной расе, ведь в горных твердынях это едва ли не самые противные недоброжелатели, если не считать орков и тому подобную нечисть. "... общество крысолюдов делиться на пять кланов, а внешность, обязанности и различные навыки зависят именно от принадлежности крысы к одному из кланов, но при этом всех их объединяет такие черты характера, как хитрость и жажда выгоды в любом действии..." - вдруг вспомнилось Ленгару учение чуть ли не вековой давности. Наверняка, ему вспомнилось еще что-нибудь подобное, но мысли об этом прервало поскребывание, идущее с улицы. "Уж не окружают ли они нас?" - подумал следопыт и взглянул на своих союзников, трое из которых мирно спали, не подозревая об опасности. Немного подумав, Ленгар тихо встал, прихватив с собой молот и щит, который чуть позже поцепил на спину, после этого гном бесшумно направился к  Ульвбрану. В одно мгновение добравшись до собрата, следопыт как только смог мягко разбудил того молотом, предварительно прикрыв ему рот свободной рукой. Разбудив жреца, гном жестом показал тому, мол не шуми, после чего тихо прошептал:
- Крысолюды.
После этого Ленгар уже было направился проделать туже самую операцию с оставшимися дремлющими товарищами, но его внимание вновь поглотила бочка, со светом внутри. Не сумев побороть любопытство, следопыт осторожно двинулся к  свету, решив сначала проверить что там, а потом уже разбудить союзников.

Отредактировано Ленгар (04-08-2018 21:55:00)

+1

48

[indent] Скейвены. Коварные и злобные твари. Немало людских душ погубили они. От них пострадали дварфы, народы севера и юга, и даже эльфы. Чтобы крысочеловек не говорил, Гваихир не верил не единому его слову. Даже, если он и знал, где искать нужного человека, эльф чувствовал опасность всем своим нутром и движения где-то сверху и со стороны были тому подтверждением, но Сплинтер не выдавал никакого напряжения и, более того, даже принялся убеждать эльфа в том, что никакой засады нет.
[indent] - «Сколько лжи!» - пронеслось в голове бессмертного. Он жалел… жалел скейвенов за их образ жизни и неутомимую злобу ко всему, что лежит на поверхности и не относится к их расе. Было крайне необычно испытывать жалость к тем, кто готов перерезать тебе горло за излишнюю доверчивость, но всё эльф жалел их, а потому…
[indent] - Эту? – быстрым движением головы эльф указал на колчан позади, не спуская с крысолюда голубых глаз. Он улыбнулся, но его улыбка была нервной. – Хорошо. – продолжил он, потянувшись левой рукой за зачарованной стрелой, пока правая рука по-прежнему держала наставленный на скейвена клинок.
Лёгким движением, эльф вынул из колчана стрелу с широким наконечником, на котором были нарисованы эльфийские символы, а сам наконечник светился тусклым голубоватым светом, словно имел свою ауру.
[indent] - Держи. – произнёл эльф, протягивая стрелу к Сплинтеру, но в последний момент резко дёрнул рукой в сторону, выбросив ту в открытую комнату, откуда дул сквозняк. Это оказало эффект на крысочеловека, который позволил себе на секунду отвлечься.
[indent] - Isil! – выкрикнулэльф одновременно с движением левой ноги, которая прилетела крысолюду в бок, отбросив того в стену. В комнате раздался магический взрыв, попутно осветив всё, что было внутри. Не размышляя, а действуя, Гваихир бросился к ошеломлённому Сплинтеру, схватив того крепко за одежду и подтащив к перилам лестницы. И дабы не ждать от подлой крысы коварного удара, зарядил тому обухом клинка по голове с надеждой, что не проломил тому башку. Перекинув скейвена через перила, эльфа прыгнул следом и пинками покатил того на первый этаж. На все эти действия ушло не более семи ударов сердца, но эльф не мог ручаться, что прямо сейчас, за его спиной, не бегут крысиные твари.
[indent] - Крысолюди! – громко бросил он, надеясь, что его услышат и приготовятся к бою.
  Не у спев ступить на порог первого этажа, эльф обернулся держа наготове клинок.

Отредактировано Гваихир (08-08-2018 00:14:48)

+2

49

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=dOFC0OMALX4&list=PLYhS9d3Qi9rxdz-IXePApNHxKrrN_8OTE&index=12&t=0s[/lazyvideo]

Ульвбран было воспротивился и попытался резко отбросить своим молотом Ленгара, но вовремя спохватился. Услышав про крысолюдов, он согласно кивнул, начав и сам собираться.
Заглянув внутрь пробитого бочонка, Ленгар увидел что-то вроде мыльного пузыря золотистого цвета, который плавно переплывал от стенки к стенке, издавая то самое свечение и колеблясь в воздухе.
А затем сверху раздался возглас Гвайхира: “Крысолюди!” и скатился один из названных. Эльф хотел сохранить ему жизнь, но, вполне возможно неосознанно, сам поставил на плаху. Дварфы никогда не питали никаких положительных чуств к скейвенам, чему свидетельствовали  несколько подземных войн и потерянных твердынь подгорного племени.
Топор Готрека мгновенно опустился по дуге, прекратив существование крысочеловека.
Стрела эльфа, дав вспышку, осветила целую дюжину скейвенов за приоткрытой дверью. Впрочем, задерживаться они не стали, равно как и нападать. Издав испуганный писк, крысолюды ломанулись всей своей толпой к отсутствующей стене, и стали прыгать на соседнюю крышу, а оттуда уходить далее. Кто-то в толчее промахнулся, и полетел вниз, шлепнувшись на заснеженную мостовую, начав трепыхаться, подниматься и стремительно отползать прочь.
Гурниссон уже был снаружи и позади таверны.
- Ленгар! Отрезай их! - Истребитель прикончил ещё одно существо, которое валялось на четвереньках. Двое других стремительно на карачках, все ещё подслеповатые, устремились прямо внутрь таверны, плохо ориентируясь в пространстве.
Впрочем, остальные ушли прочь, растворившись в Руине.
Готрек вернулся внутрь, став над трупом Сплинтера и сплюнув на него.
- Элги! - обратился он к Гвайхиру, - и откуда оно вообще взялось, а? Ты ж должен быть с ушами лисы, и взором ястреба! - гулко возвестил дварф.
Вскоре подошёшл Соломон, Вакула и Ульвбран. После краткой обрисовки сиутации, ученик Охотника на ведьм явно впал в замешательство, решая, что делать дальше, но быстро принял решение.
- Нужно уходить. Они могут вернуться. Привал придётся заканчивать.
Готрек согласился. Все стали спешно собираться, кроме Магги, мирно сопевшего на своем месте. Гурниссон кивком указал на это Ленгару.
- Гляди, старый черт спит что из горы сделанный...ты его это, подними да проводи, но поаккуратней как, а?
Соломон вновь поставил первым Гвайхира, и отряд двинулсся дальше, на восток. Возможно, это была далеко не лучшая идея. Ночь была довольно холодна, снег все так же падал крупными хлопьями, света практически не было. Соломон и Вакула явно были слегка сонные, учитывая короткий привал.
Город враждебно и молчаливо продолжал нависать над группой, углубляющейся в него.
Эльф первым заметил отблески пламени и услышал разгвор людей впереди. Не менее четверых. Его чуткий слух так же уловил знакомый голос...Питер Сильвер. Впереди, за поворотом улицы маячили две башни стражи на площади, соединённые небольшой мостом-аркой. Левая башня покосилась, уперевшись в ближайший магазинчик и потеряла третий этаж с крышей, обвалившейся вниз, на площадь. Открытый огонь и голоса были быд под аркой сторожевого поста. Левая часть улицы была сплошь плотно застроена высокими домами и магазинами, правая же застройка на площади сменялась домом зажиточного горожанина, высоким поместьем за толстым каменным забором, местами обвалившимся.
Соломон решил отправить первой разведку - Гвайхира, как эльфа, обладающего самыми острыми чувствами, и Ленгара, как бывшего следопыта.
- Действуйте по обстояльствам, но не лезьте на рожон, - коротко сказал он.

+2

50

- Крысолюди! - погрохотал где-то сзади крик эльфа, вследствие чего в голове Ленгара пролетела мысль: "Нельзя ли было немного подождать?". После того, как гном понял смысл речей Гваихира, что заняло всего пол мгновения, он сразу же повернулся кругом от оставшегося неисследованным дырявого бочонка и рванул к своему щиту, оставленному на стойке. Добрался до него следопыт ровно в тот момент, когда Готрек выбежал наружу из таверны, а после того, как дварф взял свой артефакт в руку, он начал изучать обстановку, но не успел Ленгар что-либо понять из сложившейся ситуации, как Груниссон прокричал, что бы он отрезал крысолюдей; в тот же миг в таверну ворвалось две крысы, которые, видимо, не понимали куда попали. Так как полной картины стычки следопыт не видел, он решил напасть на единственных недоброжелателей, которых видел. Воспользовавшись замешательством скавенов, гном в два шага приблизился к ним и на ходу сбил с ног ближайшего противника, после чего не глядя ударил молотом туда, где должен был стоять товарищ лежащего на полу крысолюда. Удар пришел точно в грудную клетку крысы. Услышав треск костей, Ленгар отпустил молот, затем достал из-за пояса один из своих топориков и безжалостно метко кинул его в грудь пищащей крысы, не дав ей даже подняться. Довольный собой, гном осмотрелся в поисках следующего противника, но смог заметить лишь ворчащего Готерка и приближающихся к месту короткой битвы товарищей. "Опасность миновала", - подумал следопыт, и начал доставать из тел поверженных крысолюдей свое оружие.
После того, как дварф взял и быстро прочистил от свежей крови молот и метательный топор, он обернулся к остальному отряду, который сошелся на мнении, что нужно сворачивать привал и уходить. Ленгар не имел ничего против этого решения, ведь озноб, из-за которого он и хотел передохнуть, уже миновал, да и остальные должны были отдохнуть и быть готовыми к поискам треклятого мага.
- Гляди, старый черт спит что из горы сделанный...ты его это, подними да проводи, но поаккуратней как, а? - обратился к следопыту Готрек, кивая на мирно сопящего Магги, когда Ленгар уже заканчивал собирать свою сумку.
- Хорошо, - не отрываясь от работы сказал дварф, а после того, как гном закончил с походным мешком, он направился выполнять просьбу Гурниссона.
- Магги... - негромко произнес следопыт, мягко покачивая инженера за плечо, надеясь того разбудить, но старый гном даже ритм дыхания не сменил. Увеличив силу покачиваний, Ленгар более громким тоном добавил: Магги, вставай, орки стены штурмуют! - глаза старого гнома открылись, а дыхание участилось, - Спокойно, спокойно... Мы сворачиваем привал, пора собираться. - мягко прижав собеседника к его ложу произнес следопыт, а после того, как Магги понял, что происходит, Ленгар отпустил его и помог собраться, после чего нацепил на себя походной мешок и вместе с остальными отправился в путь.
Весть о том, что он идет в разведку, взбодрила дварфа и выбила его из пучины задумчивости, которая ни на миг не отставала от него в пути до этого момента.
- Не потеряй, - с ухмылкой обратился Ленгар  к Соломону, когда вручил тому свою сумку - лишний обьем на разведке штука неприятная. После он достал свое оружие да вгляделся во тьму улицы.
- Предлагаю, если это возможно, осмотреть их стоянку с разных сторон, - обратился гном к Гваихиру, - если же такой возможности нет, то я впереди.
Закончив речь, дварф бесшумно, если не считать едва слышимый треск снега, направился вперед, скрываясь в ночной тени дома. Гном планировал забраться внутрь одного из разрушенных домов, и из окна, выходящего на стоянку неприятеля, осмотреть все повнимательней.

Отредактировано Ленгар (23-08-2018 17:38:56)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » Счастье даром