http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Звёздный час у новых берегов!


Звёздный час у новых берегов!

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://s3.uploads.ru/2fAkH.png

Когда: лето 10605 года
Место: океанские просторы к северу от северного побережья Южного материка.
Участники и порядок постов: Салах Беид-Раад, Лэанкаре, Милена (под маской оборотня-скунса Керна), Янте, Миранделла Лионель, Рута (под маской... - )
Сюжет:
Факты об открытии нового материка не были восприняты в обществе старого Альмарена с таким ажиотажем, как ожидали того измождённые, но гордые за себя матросы, вернувшиеся из путешествия. Но заинтересованные были, и с учётом того, что таковых было крайне мало - рос их азарт, росло желание увидеть те берега, которые увидели вернувшиеся из путешествия мореходы.
Экспедиция, что была организована предприимчивой графиней д'Эйтери, носила весьма и весьма амбициозный характер. Впрочем, в пример ей были и мореходы из Сарамвея - на деньги нескольких сарамвейских купцов при помощи милиагросских строителей были снаряжены две шебеки, а из числа бойцов Сарамвея и мореходов и воинов Милиагроса были наняты наиболее опытные и дисциплинированные. Вдобавок ко всему, в экспедицию отправилось несколько представителей учёного сообщества Сарамвея - от знахарей и рудознатцев до звездочётов и картографов. Одновременно с этим, снаряжали милиагросцы и корабли для графини д'Эйтери.
"...Прежде всего, необходимо понять Вам, с чем мы столкнёмся на новых, неизведанных землях. Как разнообразен мир наш! Пустыня полна опасностей. Укус маленького паука может быть смертелен, но не причинит вреда человеку паук таких же размеров, что живёт на Западе. После того, как найдёте вы подходящее место для высадки, необходимо вам разведать береговую линию на расстоянии двадцати вёрст по обе стороны от места. Затем, должны вы начать изучением этого мира и заодно - узнать о возможности дальнейшего освоения этих земель. Алхимики оценили привезённое мореходами золото как золото высшей пробы, чистое, прекрасное и блестящее, и если и в самом деле есть край девственен и нетронут людьми - это может принять очень интересные последствия для Сарамвея."
- из предписания владыки Сарамвея Бабрака I
Помимо экспедиторов из Греса и Сарамвея, сопровождаемых мореходами из Милиагроса, имели свои цели и проходимцы, что садились на эти корабли со своими, только их интересующими целями...
Глазам путников открывались бесчисленные океанские просторы, и лишь молодые юнги могли предположить, что ждёт их за горизонтом.
http://s4.uploads.ru/gRSVE.jpg

Отредактировано Салах Беид-Раад (27-02-2018 19:53:23)

+3

2

Dead Can Dance - Ulysses

Салах потерял счёт времени.
Во многом погода благоволила небольшой экспедиции из пяти судов, что вышла в море, даже невзирая на то, что формального начальника у неё не было. Принимая все решения на совете что собирался каждый вечер на корабле графини, капитаны во многом были сами по себе - но опыта у них было не занимать, и потому они - вопреки ожиданиям Салаха - оказывались на редкость сговорчивыми между собой. Погода благоволила - за исключением того, что несколько шторм всё же унесли жизни около двух десятков из трёх с лишним сотен отправившихся в экспедицию. За это время сарамвеец уже успел научиться действовать при шторме - а самое главное заключалось лишь в том, чтобы ухватить за любое, что можно сжать рукой, и что не грозит с мига на миг отвалиться и рухнуть в бурлящую воду.
Итак, три весьма солидных корабля, что принадлежали одной графине из Греса, и одна из двух сарамвейских шебек шли позади. Та же, на которой находился Салах, двигалась впереди. Капитан корабля оценил расстояние примерно в три четверти версты, чему Салах знатно удивился. Ему казалось, что корабли идут значительно ближе.
И одной из особенностей, что в очередной раз удивила Салаха, было то, что вместе с путешественниками на кораблях отправились в экспедицию два чёрных, прекрасных дракона. По ночам одна из них принимала обличье человека, другая же могла рассчитывать на полноценный (относительно) отдых, только если рядом оказывались скалы, рифы или маленький островок - коих, к слову, экспедиторы встретили, вопреки ожиданиям, немало. Милиагросцы останавливали корабли почти у каждого островка, и после проведённых на нём нескольких часов возвращались, везя с собой в шлюпках всё, что являлось съедобным. Глядя на них, понимал Салах, почему эти люди столь рачительны и в жизни - несмотря на то, что проблем с продовольствием не предвиделось, милиагросцы забивали черепах, высасывали из моллюсков некое подобие жидкого мяса и раскалывали топорами и булавами удивительно крепкие большие орехи размером чуть меньше человеческой головы, не забывая угощать своих товарищей.
Кто из сарамвейцев жил в поселениях на берегу океана - тот более-менее переносил. А большинству приходилось с непривычки свешивать задницы с борта, дабы прочистить внутренности и избавиться от болей в животе.
Привычки милиагросских моряков знатно удивляли путников. Удивляло их и то, что капитаны милиагросцев заставляли всех их исполнять. В их числе были небольшие бутылочки со странной жидкостью, от которой пахло укропом. Лишь в середине пути узнал Салах о болезни, которой болеют многие моряки - о болезни, что разъедает дёсны и портит зубы.
Стоило ли говорить, что попрощаться с крепкими своими зубами Салах не хотел, и потому пил эту настойку, как и все.
В то время, как первая шебека была максимально облегчена - помимо команды и половины отряда наёмников, оставили лишь корабельное вооружение, состоящее из шести лёгких станковых арбалетов - по три с каждого борта - и двух сифонов, мечущих огненную смесь, установленных на носу и корме корабля - вторая была полна людей и грузов. Шебеки - сами по себе быстроходные суда - на косых парусах шли они быстрее, чем заказанные гресскими экспедиторами корабли, и капитан надеялся, очевидно, таким образом, увеличить количество груза и снизить скорость своей шебеки, а заодно - чтобы бодрее шла шебека-разведчик.
Салах сидел на длинной корме шебеки и полировал кусочком чистой ветоши небольшое - локоть на локоть по размеру - зеркало, предварительно отвернув его от от солнца. Зеркало держалось на короткой - полтора локтя в длину - рукоятке, и для него предназначалось специальное гнездо, располагавшееся около заднего борта. Глупая затея, но капитану нужно было чем-то занять своих подчинённых - а наёмники Сарамвея хоть и имели командира в лице Салаха, но Салах согласился подчиняться капитану. Впрочем, зеркало он полировать согласился лишь после того, как капитан объяснил ему, что это за зеркало и для чего оно предназначено.
В случае беды это зеркало должно было подать сигнал кораблям, что шли сзади. Рядом же с ним, прямо на планшире, была вырезана таблица с положениями зеркала при сигнале и значениями каждого из них. Салах уже успел выучить их - два коротких "зайчика" - тревога, короткий и длинный - отмена тревоги, три коротких зайчика - нападение, три длинных зайчика - земля...
С тех пор так и повелось. Капитан - на мостике, неподалёку от него неизменно держал пост у сигнального зеркала Салах. С перерывами - держать вахту, пока не настанет время переворачивать массивные песочные часы. Тогда Салах отправлялся на обход своих бойцов, после чего уходил в кают-компанию отдыхать. Пустыннику было знакомо чувство прохлады, когда с пустынной жары он оказывался в доме, в тени и успокаивающем полумраке. От того такие моменты казались ему ценнее, нежели в пустыне.
Однако, работа была не бесконечной, и, закончив с полировкой, южанин нахлобучил на зеркало сшитый из мешковины чехол, установил зеркало в гнездо и отряхнул ветошь от пыли.
Солнце поднялось в зенит, и голубая океанская гладь, отражавшаяся в таком же ярко-голубом небе, перекатываясь маленькими волнами, изредка бросала в глаза золотые зайчики, что слепили. Слепили иногда до боли. Дул мерный северный бриз, и корабли шли на всех парусах - капитаны предполагали, что постоянное движение строго на юг приведёт их к цели.
Вздохнув, Салах встал на ноги и опёрся задницей на планшир корабля, крепко держась за канат, что натягивал нижний прямой угол заднего - одного из трёх - треугольного паруса. Набрав в грудь свежего морского воздуха, блаженно улыбнулся. "Как можно нести стражу в такое блаженное время, в такую погоду?.."

Шебеки сарамвейцев

http://s5.uploads.ru/umkdD.jpg

+5

3

Ветер приятно трепал длинные волосы, к которым я уже привыкла. Как и к тому, что о себе надо говорить в женском лице и роде, ведь возвращения назад не предвидится. Я стояла на носу корабля, около самого бушприта, и внимательно всматривалась в горизонт, где море встречалось с небом, сливаясь в прекрасную картину единства оттенков голубого и синего. На моих губах - улыбка, вызванная этим чувством абсолютной свободы, которое дарит морской простор.
Там я всегда мечтала оказаться именно здесь, на корабле, плывущем в дальние края. А здесь... здесь это стало реальностью. Но я теперь хочу взлететь над водной гладью, как те драконы, что летят с нами. Я хочу почувствовать прикосновение холодных облаков над головой. Я хочу... в небо. Но пока... не стоит этого делать, как говорит Керн. Демонов не любят нигде, даже не смотря на то, что я - не совсем типичный демон, людям это объяснить очень сложно. Да и крови на моих руках уже достаточно, чтобы от нее уже не отмыться было.
Я посмотрела на свои руки с тонкими длинными пальцами и острыми ноготками на концах и качнула головой, печально выдохнув. Но печаль моя вызвана не тем, что я кого-то там отправила к праотцам - это уже не вызывает никаких эмоций, я свыклась с этой мыслью и даже получала от самого процесса удовольствия, - а тем, что и как я должна делать на этом корабле.
Я должна пользоваться магией, которая меня, конечно, слушается, но совсем не так, как обычно в книжках про попаданцев. Мои взаимоотношения с ней можно кратко описать фразой "подожженная пороховая бочка". И когда рванет - да одним богам известно. Но зато это весело. И ко мне, как к магу, так сильно не пристают настойчивые морячки, которых баба на корабле чутка драконила. Особенно, с такими сложно скрываемыми даже под свободными одеждами, как на мне сейчас, достоинствами. Керн вообще отлично помог мне в этом мире обжиться, и я уже почти не путаю Имира и Кельмир...
Кстати, а где он?
Я мягко разворачиваюсь на пятках, чтоб ненароком не повредить туфельки на мягкой подошве, которые нам достались не так уж и легко и безболезненно. И спускаю с носа, чтобы пройтись к кормовой надстройке, лавируя грациозными (да, я знаю, как это со стороны выглядит - это отлично читается в головах всех окружающих меня мужчин) движениями, включающими в себя и колебания бедер, и выстроенные в линию шаги длинных ног, и пафосно-эротичное колыхание огненного вороха волоса на голове, и многообещающее посверкивание золотыми глазами...
И я это все не могу контролировать!!! Как не пытаюсь я снизить градус эротичности и сексуальности, оно все равно происходит именно так. И это... проблема. Большая проблема.
-Эй, Керн! - позвала я единственного, кому могу доверять на этом кораблике. - Как тебе плавание? Капитан для нас никаких приказов не передавал?

+5

4

Керн из Тормунда

Имя: Керн из Тормунда

Возраст: 32 года

Раса: оборотень-скунс

Род занятий: ныне путешественник, до того мошенник и вор, в прошлом слуга, ещё ранее бродяга и тоже вор.

Внешность: Черноволосый и черноглазый ещё молодой на вид мужчина. Радужки глаз крупнее человеческих, из-за чего порой кажется, что белков нет вовсе, и глаза выглядят, как два чёрных провала. Особенно это заметно, когда Керн злится или нервничает. По той же причине в благодушном настроении он становится похож на какого-то мелкого зверька, хорька или куницу. Волосы густые и прямые, впереди стрижены коротко, чтоб не мешали, сзади отросли и завязаны в низкий хвост на затылке. Щетина не растёт. Её отсутствие, как и не совсем обычные глаза, следствие давней примеси нелюдской крови, но никаких других последствий это не вызвало. Смуглая кожа, впалые щёки, острые скулы, крупные уши и нос. Большой, не совсем ровный рот, хотя этого никто не замечает из-за живой мимики. Высокий рост, сухощавая, немного сутулая фигура. Привычка постоянно жестикулировать при разговоре. Одевается предпочитает хорошо, но не вычурно, при отсутствии такой возможности носит, что есть, но всегда чистое.
Особенности характера: Пожалуй, при первой встрече с Керном, он создаёт впечатление любителя больших компаний и весьма разговорчивого малого.При некоторой грубости черт у него подвижная, выразительная мимика, быстрая речь и говорит он, действительно, много. Но на самом деле, Керн скрытен, а его разговорчивость лишь намеренно приобретённая манера общения. Он склонен к преувеличениям, остёр на язык, порой откровенно бестактен и охотно упражняется в мастерстве насмешек и издевательств. Но если присмотреться, то взору предстанет совсем другой человек, себе на уме и с двойным, а то и тройным дном в простых грубоватых шутках. Он расчётлив и осторожен, из-за чего порой сам становится себе противен и с головой бросается в какую-нибудь авантюру. Так и живёт из крайности в крайность. Керн неглуп, мало-мальски обучен грамоте счёту и письму, но до знаний не жаден. Зато упрям, зол, завистлив далеко не белой завистью, и скверно относится ко всем, кто в чём-то превосходит его, особенно если этим превосходством кичатся. Любит добиваться своего и бывает тщеславен, но если риск становится слишком велик, то скорее откажется от задумки, чем поставит на кон свою шкуру. Особенно, если будет иметь достаточно времени всё обдумать. Никогда не признаёт ошибок. Неправым может быть кто угодно, только не Керн.

Способности
- немагические умения и способности: Неплохо управляется с одноручным мечом, хотя для него это слишком дорогая вещь. Зато топором, ножом, куском цепи, выломанным из забора дрыном и всеми прочими подручными средствами, кои можно превратить в оружие, владеет отменно. Умеет ездить верхом, знает кое-какие охотничьи приёмы, разбирается в хозяйственных делах. В лесу с голоду не помрёт, но всё же предпочитает город. Там он тоже весьма недурно умеет охотиться за чужими кошельками, вскрывать замки и обчищать карманы.
- магия:  магия иллюзий на низком уровне.

Оружие и артефакты: Одежда (штаны, рубаха, безрукавка из толстой кожи со множеством карманов, кожаный же ремень с крупной бляхой, сапоги и плащ), кошель с дюжиной серебряных и медных монет, два ножа (маленький, используемый большей частью как столовый прибор, и большой, веток для костра нарубить или чтоб через чащу было легче продираться), рассованная по карманам всевозможная хозяйственная и не очень мелочь. Одним богам известно, что из этого может быть превращено в оружие. Артефактов нет.

- Да ничего, вроде, - пожал Керн плечами и добавил уже мысленно: – Если наш капитан захочет что-нибудь тебе сказать, думаю, он сделает это лично.
Он сидел в тени паруса на прогретых досках палубы и лущил мелкую вяленую рыбёшку. За последние несколько месяцев оборотень обзавёлся одеждой, хотя по-прежнему расхаживал босиком, приберегая сапоги для суши. В следующий раз он обязательно хотел сойти на берег и попасть к пресному источнику, потому что рубаха уже покрылась соляными разводами и грозила сломаться при каком-нибудь неосторожном движении, что самого Керна порядком раздражало. Урождённые оборотни часто чем-то похожи на свою звериную ипостась, а скунсы, на самом деле, очень чистоплотные животные. Пока его только учили тонкостям морской науки и пачкаться приходилось много.
- Держи, - он протянул Каре уже почищенную рыбку и начал дербанить вторую. – Просьб от капитана у меня нет, зато есть своя, - оборотень тряхнул головой и чуб немедленно свалился на глаза. – Обрежь мне волосы, а то оброс, как тот самый пушной зверёк, которого ты так часто упоминаешь.
Обычно Керн делал это сам, но если есть, кого попросить, то почему бы этого и не сделать. Во-первых, так удобнее, а во-вторых, приятнее. Ему завидовали, даже как-то спрашивали, как он отхватил такую красавицу, как Кара. Он, и правда, задумался, чего и сколько отхватил в их первую встречу. Хотелось записать всё себе в заслуги, но как-то не получалось. Он же никого не искал, не охмурял и вообще ничего такого не делал. Просто, был такой момент, когда Каре нужен был кто-нибудь, а рядом оказался только он. Ну, вот бывает так.
- Видишь вон того парня у дальней мачты? Его зовут Канат и он мне давеча битый час расхваливал мою замечательную сестру, - весело всхрюкнул Керн, выковыривая застрявшую между зубов чешуйку. – Спрашивал, нравятся ли тебе дыни в мнду, есть ли у тебя муж и всякое такое. Я сказал, что лучше узнать об этом у тебя, хотя, как по мне, обычный человек с такой не сладит. Но он, кажется, другого мнения, так что жди сватов, "сестрёнка".
Черноглазый оборотень был неглуп и прекрасно понимал, что Кара никогда не станет третьей женой какого-нибудь там купца или наёмника, пусть и очень разбогатевшего на дальних походах. К тому же, поход-то ещё только начался и о результатах судить было рановато. Хотя, откровенно говоря, Керн подался к неизведанным берегам с похожими надеждами, а теперь жевал сушёную рыбу, привыкал спать в гамаке и уживаться с толпой народу на крохотном судёнышке.
Всё-таки, мужчине нужны чуть более осязаемые стимулы, чем громкие обещания. Керна бы сейчас устроил даже жареный барсук, пусть это и будет выглядеть почти как каннибализм. Присутствие Кары в этом смысле, конечно, тоже помогало. Синее с синим однообразие пейзажей быстро наскучило оборотню, а на неё всегда было приятно взглянуть. Пожалуй, одетая рогатка нравилась ему даже больше, чем её вызывающая нагота. Так оставалось больше места для фантазии, но об этом Керн предпочитал помалкивать.
- Ох, как же мяса хочется, - вздохнул он. – С дымком, с лучком… м-м-м… Давай на следующем островке какую-нибудь дичь зажарим, а? С меня лук, с тебя жарка, - оборотень с надеждой глянул на свою безрогую ныне рогатку.[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (03-03-2018 20:20:33)

+5

5

Ветер весело плясал в белых парусах корабля. Море, точно огромное зеркало, отражало золотые лучи Солнца. Все блестело и сверкало, как множество драгоценных камней. Однако больше чем вид этой прекрасной местности завораживал звук. Нет, это не просто шум моря. Поговаривают, что у бескрайних морей есть такая странная особенность - заставлять людей прыгать за борт. Бывалые моряки говорили, что в этом виноваты русалки. Прекрасные морские женщины с хвостами как у рыб и длинными густыми волосами. Их голоса были чудесны, но их нравы до невозможности коварны. Зачем же эти существа манили к себе людей? До сих пор это оставалось загадкой. Но легенды созданные людьми - невероятно красивые. Однако, не стоит исключать того, что слова местных жителей могут оказаться правильными. Ведь и драконов когда-то считали злыми сказками, а на самом деле - они существуют. Их много видов, они отличаются по размеру, цвету, строению крыльев, лап и тому подобное. Но и не только драконы раньше считались злыми сказками...
Янте созерцала бесконечное море. Его холодные воды мягко влачились подле корабля. Ее удивляло, сколько людей решили поплыть к новому метерику. И что же они там решили найти? Новые знакомства? Руду? Дерево? Рабов? Или же они искали что-то иное? Вот только что же можно ожидать от местного населения и природы. Некромант слышала, что в неизведанной местности можно подхватить уйму страшных болезней или же вообще тебя могли поймать и сломать местные жители. Восставшей невольно вспомнились махвак, грозное орочье племя, что грозились дойти до юга материка и захватить все. Эти кровожадные твари могли поймать и прямо таки съесть. А кто знает, может местное население нового материка тоже поедают себе подобных?
- Забавно, зачем же капитан решил взять с собой в плавание столько народу? Что им, дома не сидится? - Янте задумчиво ответа взгляд в пустынную морскую гладь.
В этот раз в путь отправилось очень много жителей континента, считая учёных и картографов, мирно плывущих где-то вдали, на второй лодке сарамвейцев. Именно они были инициаторами плавания на новые земли. И ладно, сарамвейци. Им всегда хотелось открывать что-то новое. Жителей южных пустынь всегда манили дальние страны, новые города. Жителям юга всегда хотелось знать что-то новое. Но для чего же скажите на милость с ними плывут жители Гресса, оборотень-скунс, демон, два дракона и ещё один злобный некромант? И ладно, драконы могут служить для устрашения местных людей, оборотень-скунс может понять местных животных, ибо рыбак рыбака, как говорится... Злобный лич некромант вполне неплохо может разобраться с проклятиями и нежитью, мирно дремлющую в болотах или пытающихся найти себе добычу в лесах. Ведь от кого ещё можно добыть информацию, кроме как от тех, кто уже жил на этой земле, кто видел опасные травы, кто знает всех хищных животных, обитающих в вечных лесах, кто знает ужасные топи и трясины, в которых можно легко утопиться и кто видел множество пустых рек, со всеми опасностями в них. И ладно, даже присутствие демона можно объяснить! Короли пороков могут неплохо сыграть свою усладную роль: соблазнить местных жителей сладкими сказками, причудливыми фокусами и страстными танцами для... взаимопонимания, или как же его ещё называть... Но за каким таким действием плывут на дальний материк жители Гресса? Что они забыли там?
Некромант продолжала смотреть в даль. Ей было крайне непривычно наблюдать за миром при свете дня. Обычно Янте днём и вовсе спала. Она не особо любила находится на прямых солнечных лучах. Но почему-то этим днём ей не спалось.
- Может, это и правда какая-то магия Морей? - пробубнила кудесница, не опасаясь, что ее кто-нибудь услышит.

+3

6

Моника Гроссо умела находить что-то особенное в любом сезоне и погоде. Летом хоть и было жарко, но выползали бабочки и жучки, росли разные растения - было отлично. Можно было кого-то отловить, рассмотреть, почувствовать в руках чью-то жизнь. Как это существо, пытаясь выбраться, щекочет ладошку своими лапками. Можно охотиться за ящерицей, особенно интересно, если она такого же зеленого цвета, как и трава. А сегодняшний день вообще отличный - можно было увидеть океан летом. Нередко Моника видела чаек, пролетающих над кораблем. Наблюдать  за дельфинами, сопровождавшими корабль некоторое время, было очень интересно.  Один раз был заметен кит, который  извергал из себя фонтан, потом нырял, а потом вновь все повторялось.  Стоя на корме, Моника почувствовала, как ноги стали затекать. Нужно было немного пройтись и размяться. Девушка взглянула на каюту и пересекла корму от носа до своей каюты несколько раз, пока не решила, что на сегодня хватит прогулок. Вернулась к себе. Сквозь иллюминатор проникал летний, соленый свет. Освещая каюту, делал доступным невооружённому глазу убранство каюты. Это был простой стол и сундук. И небольшая деревянная кровать. Сама девушка была одета в льняную рубашку и льняные штаны. А что еще нужно для счастья? Моника любила читать, вспомнив, что она уже давно ничего не читала, решила достать из стола книгу. Чем больше Моника читала, тем больше захватывающие события уносили девушку. Далеко от того места, где она находилась. Вскоре чтение уморило девушку, и Моника не заметила,  как заснула, выпустив книгу из рук на пол.

[NIC]Моника Гроссо [/NIC]
[STA]Довереное лицо графини[/STA]

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/VU6Et.jpg[/AVA]

тык

1. Имя:
Моника Гроссо* Для друзей и хороших знакомых – Мона или Мони.
*ударение в имени на «и», в фамилии на вторую «о»
2. Возраст:
20 лет
3. Раса:
человек
4. Профессия:
Доверенное лицо Мранделлы Лионель.
5. Внешность:
картиночка
Моника очень миловидная девушка. Настолько светлое и доброе создание, что некоторые в шутку пеняют родне, мол, а дриад и нимф в роду не затесалось? Миниатюрная хрупкая фигурка, светлая гладкая кожа, чистое личико и ухоженные руки – все это указывает на то, что девушка из знатного рода, и ничего тяжелее да опаснее книжек в руках не держала. Волосы – русые, длинные, довольно густые. Но мало кто видел девушку «в непотребном виде», ибо родители с детства втолковали, что так ходить не положено, потому Моника чаще всего ходит со сложной прической, либо просто заплетает волосы в косу. Глаза большие, зеленые и до крайности выразительные.
В одежде отдает предпочтение платьям, преимущественно своих любимых цветов – светло-зеленого и солнечно-желтого. С трудом заставляет себя одеваться в мужскую одежду, чувствуя себя при том неудобно. Но понимает, что так надо, потому стойко переносит первые серьезные испытания.
6. Особенности характера:
Пусть кто-то и считает Монику ребенком, но это не так. Она взрослый человек, который может быть рассудительным и серьезным. Просто в силу воспитания не всегда понимает, когда именно нужно таковую роль исполнять. Искренне придерживается мнения, что добрым словом и участием можно добиться куда больше результата, нежели сухими фразами. Из-за того, что ее слишком оберегали, имеет сложности в контакте с «внешним» миром. Т.е. смотрит на мир так, как ее учили. С осторожностью смотрит на любые попытки изменить свою точку зрения. И в этом плане упрямее ее человека не сыскать.
Назревает вопрос: и как эту нежную фиалку куда-то решили отправить, да еще и со столь важным заданием? Моника, не смотря на свою жизнь «домашней птички», на самом деле довольно удачливый человек. Иногда создается впечатление, что ее бережет нечто свыше, либо же капризная Леди Удача взяла это дитя под свое крыло. А еще Моника очень любит все новое, что является следствием все того же воспитания. Когда всю жизнь сидишь в четырех стенах при мамках-няньках, то любой каприз дикого мира сравним с чудом. Как следствие, у девушки прекрасная память на яркие моменты (а ярким для нее будет абсолютно все). Она усидчива, любит учиться, имеет привычку записывать интересные моменты и новые для себя открытия.
Страхи: пауки и всякие ползучие гады. Визжать не будет, но обойдет мерзкое создание по большой дуге. Линдвормы, виверны и драконы – под большим вопросом. Они, конечно не ползучие, но все равно гады, в смысле чешуей на змей похожи. Старается держаться подальше и лишний раз даже в сторону крылатого сопровождения не смотреть.
7. Биография:
Является третьей дочерью (и пятым ребенком вообще) в семье. Гроссо очень гордятся своей фамилией, историей своего рода и довольно разлапистым семейным древом. Род действительно старый, но… Но в последние десятки лет начал увядать. Семейное состояние постепенно уходит, и от рода может остаться в ближайший полувек разве что фамилия с богатой историей да неприкосновенные семейные реликвии.
Выход дражайшие родственники видят в выгодном браке для своих чад. Потому детишек много, и все они усилиями матери и нянечек превращены в этакие произведения искусства. Кому-то роль куколки более чем по нутру. Кто-то исчез в ночи, бросая вызов родителям и всему миру (этих из семейного древа спешно вычеркивают, но на всякий случай хранят копии – а вдруг героем вернется?). А кто-то Моника. Слишком любопытная, чтоб сидеть сложа ручки у кого-нибудь на коленках (образно выражаясь), но слишком добрая, чтоб уйти и обидеть родителей.
На счастье девушки ее любовь к книгам было по достоинству оценено одним из дальних родственников, который уговорил родителей не зарывать талант в землю, а дать ему раскрыться. Решающим доводом стала брошенная фраза, мол, нынче в моде умные леди с магическими познаниями. Может чаровница больше женихов к себе привлечет? Да-да, потенциал в плане магии у девушки есть, правда его еще нужно развить.
К двадцати годам юная леди получила хорошее воспитание и недурственное образование. Особенно ей нравились карты, в них было нечто манящее и чарующее. Матушка бы этого не одобрила, потому свой интерес Моника скрывает. Но актриса из нее не очень хорошая. Кое-кто увидел этот интерес, сопоставил с талантами и потенциалом, и шепнул одной графине, что такую перспективную красоту нужно взять к себе под крыло до того, как таланты станут очевидными.
Родители были счастливы внезапному покровительству. А девушка в свою очередь была рада еще чуточку раздвинуть границы своего мирка. За три года девчушка стала лучше разбираться в людях, и магии. Демонстрировала наблюдательность и удачу. Потому когда прошел слушок, что где-то там вроде бы открыли новый материк, девушка сама вызвалась туда поехать. Пришлось долго уговаривать родителей и графиню: слухи слухами, а молодую красавицу боязно так далеко отпускать. А вдруг пираты? А вдруг матросы перепьют? А вдруг дурное влияние кто окажет? А вдруг похитят и затребуют выкуп? Последнее пугало родню сильнее всего. 
Но удача и здесь улыбнулась. Графиня предложила не афишировать чьи интересы представляет девушка. Просто юный художник, с тягой к картографии решилась на заманчивую практику. Тем более она же не одна будет. Проверенные люди, учитель землеописания… Родители перестраховались и подарив энную сумму золотых капитану, уговорили взять деточку под контроль – чтоб с ней ничего не случилась и сама куда попало не влезла.
8. Способности:
Не магические:
Рисование:
- рисует картины
- карандашами цветными
- кисточками
- Финоминальная память т.е. умение запомнить много с одного взгляда.
- Анализ
- Логика.

- Магия:
- магией не владеет (магического потенциала нет)

9. Оружие и артефакты:
Оружия при себе не имеет.
Из артефактов только медальон с гравировкой в виде колибри, зачарован под защиту от ментальной магии (средний уровень). Был вручен старшей сестрой под предлогом, чтоб мужчины голову не вскружили (да, сестра у нее добрая, но не очень смыслит в магии и… вообще особа не самая умная)

Отредактировано Миранделла Лионель (25-03-2018 16:54:28)

+1

7

Рейнс Вальд

1. Имя: - Рейнс Вальд

2. Возраст: - 32 года

3. Раса: - человек

4. Профессия: - бывший жрец Имира, ныне - исследователь, естествоиспытатель

5. Внешность:
Мужчина среднего роста и крепкого телосложения, выглядит моложе своих лет из-за мягких черт лица. Волосы светлые, ниже плеч. Глаза голубые, глубоко посаженные, нос прямой, кожа бледная. Одевается просто, частенько - в старую жреческую мантию. Одежду содержит в порядке.

6. Особенности характера:
Детская любознательность с годами не исчезла в Рейнсе, а превратилась в тягу к познанию. Его всегда восхищала бесконечная мудрость богов, сотворивших столь удивительный и сложно устроенный мир. Рейнс несет в мир свет знания - своими исследованиями, мудрым словом, а в исключительных случаях - и тяжелым дрыном.
Уравновешен, его довольно трудно вывести из себя. Уверен, что почти все вопросы можно решить переговорами, но если не удается, со скорбью в сердце применяет силу.
Добр, милосерден, набожен, но при всей своей религиозности не дурак выпить в хорошей компании - ведь Имир дал жизнь своим детям, чтобы они этой жизни радовались, не так ли?

7. Биография:
Младший сын обедневшего барона с малолетства был отдан в обучение местному жрецу. Годы послушания привили Рейнсу искреннюю веру, но не убили природного любопытства и тяги к новым знаниям. В детстве из-за склонности поучать других и хвалиться часто бывал бит, пока не научился давать сдачи и даже достиг в этом значительных успехов. После окончания обучения не остался при родном храме, а отправился в путь, надеясь в путешествиях познать в полной мере божественную мудрость, изучая различных божьих тварей, а также поделиться этим светом с другими, делая записи в путевых тетрадях, которым со временем суждено стать толстыми книгами по естествознанию.

8. Способности:
- немагические умения и способности:
грамотен, обучен наукам
бытовые навыки - готовка, штопка и т.д., необходимый минимум
умеет ездить верхом и неплохо плавает
неплохо дерется на кулаках и подручными средствами, например, посохом

- магия:
жреческая магия (светлая) - низкий уровень (ученик). Младший жрец

9. Оружие и артефакты:
Амулет в виде медной монетки на шнурке, носит на шее - защищает от ментального воздействия
Посох - простой, не волшебный, но довольно тяжелый

Слава Имиру, к концу путешествия его почти перестало тошнить.
Вокруг насколько хватало глаз простирался бесконечный, изменчивый, коварно укачивающий океан. Рейнс и не думал, что у воды столько разных оттенков.
Океан завораживал и пугал одновременно. Он казался слишком живым для просто большого скопления воды, жрец мог бы поклясться, что у него есть непростой характер и постоянно меняющееся настроение. Рейнс даже начинал понимать морских эльфов, поклоняющихся собственным морским богам.
Понимать, но не одобрять.
В те недолгие минуты, что Рейнса не полоскало над зеленоватыми водами, он пытался вести путевой дневник. Благо океан только на первый взгляд казался пустынным, естествоиспытателю было чем заняться в течение долгих недель морского путешествия.
Над волнами время от времени взмывали стаи блестящих летучих рыб, чтобы через несколько мгновений шлепнуться обратно, расплескивая брызги, а затем снова попытаться обмануть природу и покинуть опасную пучину, где в глубине ходили мрачные тени. Рейнс наблюдал за ними до тех пор, пока косяк не уходил в сторону от кораблей.
А ведь если задуматься, то они как те рыбы - покинули родной дом ради призрачной надежды найти в новых краях что-то, чего не хватило дома.
Все они странники, отправившиеся в путь за призраком мечты…
Пару раз путешественники могли наблюдать стаи дельфинов, недолго сопровождавших корабли, а один раз даже разглядели вдали кита - или кого-то, очень на него похожего, Рейнс не смог толком разглядеть, так как его внутренности снова попросились наружу, и он обессиленно повис на поручнях.
Но не только наблюдение за морскими обитателями занимало его время. Порой на корабль падала тень, и, вскинув голову к небу, Рейнс мог наблюдать за удивительным явлением, наполняющим его душу трепетом – полетом драконов. Казалось чудом, что столь крупные существа в состоянии оторваться от земли, но они не просто отрывались, они царили в воздухе, который покорялся им. Рейнс любовался тем, как работают сильные крылья, как сверкает на солнце черная чешуя, и наравне с восхищением испытывал тревогу. Обсидиановые драконы никогда не славились добрым нравом. Безопасно ли путешествовать в такой компании? Впрочем, человеку бесполезно было гадать о мотивах, толкнувших драконов покинуть родной материк, да еще с экспедицией людей - в самом бы себе разобраться.

[NIC]Рейнс Вальд[/NIC] [STA]Несу возмездие во имя Имира![/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/X7gNP.jpg[/AVA]

+4

8

Совместно с Янте
Вахтенный внимательно проследил за тем, чтобы песок в больших часах до последней пылинки упал в наполненную нижнюю колбу. Едва опустела верхняя колба, как молодой матрос в кожаной куртке с обрезанными рукавами и саблей на поясе взял маленький молот и звонко пробил три раза в небольшой медный колокол, извещая о пересменке.
Сменившись, Салах первым делом решил слегка размять ноги и прогуляться по палубе. В полуденный час, полный свежего бриза, яркого, жаркого солнца и лазури волн, на палубах шебеки находились только вахтенные и часовые - остальные предпочитали проводить время в каютах. Впрочем, стоило ещё посудить, как обстоят дела на остальных кораблях - почти все искатели знаний и приключений находились на второй шебеке, шедшей с судами, что принадлежали гресской графине. Ранее южанин особо не вглядывался, лишь наблюдая четыре остова с развёрнутыми парусами позади шебеки.
Помимо ещё нескольких путешественников, согласившихся остаться на разведчике, была ещё одна особа, чьё знакомство с Салахом состоялось года четыре назад холодной зимой в окрестностях Аримана.
Та самая, при взгляде в глаза которой касалась сердца иллюзорная холодная рука. От которой можно было уловить запах могильной земли. Запах плодородной земли, что исходит от вестницы смерти.
Светлые боялись и ненавидели таких. Сарамвейцы же смотрели на это сквозь пальцы. В конце концов, при конфликте любой расклад обернётся далеко не в её пользу.
Оказавшись у борта рядом с Янте, Салах опёрся ладонями на планшир и молвил:
- Чудный полдень. Жаль, пока земли не видно. Как чуешь, доберёмся?
Янте поприветствовала старого друга, скромно кивнув. Как и ранее, этот странный человек внушал какое-то странное ощущение покоя, что ли... Ему хотелось верить. По крайней мере, на первых порах. Он спросил то, о чем хотел бы знать каждый, кто плывет на этих кораблях. Фактически, не напрасный ли это риск, а если это и правда, то для чего было так бездумно кидаться в путь? Но ответ некроманта был вполне ожидаемый.
- Да, - кивнула восставшая кудесница - Я не вижу наших смертей-навсегда здесь, в океане. Если тебе это интересно, то я вижу конец наших дней только через несколько десятков лет.
- А у некоторых так и вообще сотен, - про себя добавила она.
Ветер все так же весело плясал в белых парусах кораблей. Где-то далеко была чужая земля. Она была таинственной и страшно интересной. Может, именно это и манило к себе столько народу?
На палубе было очень мало жителей старой земли. Все предпочитали прятаться от знойного полдня в каютах. И только Янте, безумец, зная, что от прямого солнечного света может сгореть, в прямом смысле этих слов, решила наблюдать за происходящим.
- Скажи, друг, - обратилась некромант к стоящему рядом с ней сарамвейцу - Как ты представляешь себе новую землю?
Ей просто стало интересно, что думают попутчики о том, что их ждёт там, за гранью горизонта. Много мнений - много интересных идей. И чуть больше возможностей разузнать каждого получше. В своих интересах, конечно же!
Салах задумчиво поджал губы и наморщил лоб. Чувство неизведанного было ему знакомо - не раз посещало оно сарамвейца в минуты отдыха в каюте или в бессонные ночи во время качки. Да и эти слова о предчувствии смерти... даже пустынники осторожно относились к различного рода пророкам и ясновидящим. Настолько осторожно, что поистине выдающихся Золотая Пустыня не видела с незапамятных времён Адиль-фа-Ихтирама, а своеобразная "культура" предсказателей - если это можно было так назвать - была на бытовом уровне - гадания на картах, ладонях рук и небесных светилах.
- Признаться, у меня попросту нет сил... ммм... - Салах прищелкнул пальцами, подбирая выражение поточнее, - ...недостаточно воображения представить, что это будет. Я лишь могу догадываться... нет - предчувствовать. И мне кажется, что земля эта будет прекрасна.

+4

9

-Ты мне льстишь, Керн, - улыбка сама нагло засела на губах в ответ на его слова о том, какая я сейчас. - Я же обычная рыжая ведьма, любящая баловаться огнем. Таких пруд пруди в этом мире.
Да, я до сих пор говорю "в этом мире", ведь не считаю себя его частью. Просто вариантов отсюда сбежать и вернуться домой у меня нет. И да, я лукавлю. Как и любой другой демон. Как же демон и без легкой толики лукавства и коварства? А может, и не легкой - тут с какой стороны посмотреть. Главное, чтобы смотрела все-таки я, а не на меня, а то эти липкие взгляды уже начинают надоедать, хотя мое тельце от них просто в неописуемом восторге. И это, опять же, уже вошло в привычку.
Интересно, сколько я еще продержусь и не выпущу настоящего демона похоти наружу? Это тот еще вопросец, хех.
-Так что... посмотрим, что этот морячок-с сможет мне предложить, братец, - с улыбкой я ткнула его в бок перед тем, как взять нож и аккуратно подцепить слишком длинные локоны моего "родственника". - Я тот еще брадобрей, так что не обессудь, будет неровно, но я постараюсь быть аккуратнее.
Я специально чуть-чуть нагрела лезвие, чтобы резалось легче, и кончики, запаянные горячим металлом, еще долго не секлись и не доставляли неудобств. Еще одно преимущество знаний из другого мира. Хотя какого беса я помню именно такие нюансы пользования парикмахерскими инструментами - этого я и не знаю... Ну и горячей кромкой работать было сподручнее, так что очень быстро под натиском лезвия и тонких пальчиков с острыми коготками сдался последний локон, и Керн приобрел достаточно ровную и неожиданно симпатичную прическу современного моему сознанию вида.
-Ну вот... Вроде, неплохо смотришься. Еще немного подровнять, и все девки твои. Только нас здесь раз-два и обчелся, - хмыкнула я, завершая его образ аккуратным пробором. - Так что ты говоришь? Мяса хочешь? Я бы тоже не отказалась... - а дальше уже добавила мысленно, чтобы только Керн слышал. - Только от сырого... с кровью.
Мои гастрономические пристрастия сейчас отлично могли быть охарактеризованы той самой злополучной фразой из популярного женского романа про слишком большое количество оттенков серого. И это действительно так. Даже я сейчас вижу больше оттеночных нюансов, чем раньше, в своем мире. Особенность восприятия? Или особенность женского цветовосприятия? Но зато теперь я знаю, что за цвет такой фуксия... Очень важное знание, я вам скажу.
-Но для тебя я обязательно запеку самого вкусного мяска, братик. Обещаю, - и легонько коснулась пальчиком кончика его носа. - И ты знаешь, я слово свое держу.
Я встала, поправила поясок вокруг талии, из-за чего под свободной туникой пришла в движение моя объемная верхняя часть, и по телу вновь пронеслась волна удовольствия от трения слишком чувственных сосочков о ткань. Я прикрыла глаза и медленно выдохнула, стараясь не застонать. Этому телу нужна ласка... И нужно ее очень много. Я скоро начну кидаться на всех и каждого.
Или боль. Боль тоже отлично подходит. Вот только я не очень-то горю желанием признать в себе кроме сексуального маньяка еще страсть к садизму и мазохизму... Это уже слишком.

Отредактировано Лэанкаре (23-03-2018 09:22:02)

+4

10

Почему-то женщины всё делают долго, уделяя массу времени и внимания всяким несущественным мелочам. Если бы Керн стригся сам, то просто бы собрал волосы в пучок где-нибудь спереди и обрезал его покороче. Хотя прямо сейчас оборотня только радовало, что Кара так старается. И даже если после её стараний он стал бы похож на побитого лишаём пса, оно всё равно того стоило. Керну вообще нравились моменты, когда рогатка вела себя как обычный человек. Именно моменты, потому что продолжалось это недолго, а следом обычно вылезало что-то из её демонической натуры, да такое забористое, что в пору было искать себе пятый, самый тёмный угол. Ну, не могла она долго оставаться нормальной, что ж поделать.
- К тому времени, как мы найдём девок, я снова обрасти успею и, может, не один раз. Да и кто знает, что там за народ живёт, на этой новой земле. Слышал я, что они совсем на нас не похожи, а ползают, как змеи, и не разговаривают, а только бренчат погремушкой на хвосте. Таким и нравиться не захочется, - усмехнулся он и, заглянув в бочку с дождевой водой, огладил непривычно коротко стриженый затылок.
Сам он сзади не видел, потому и волосы там обычно не трогал, просто завязывая их шнурком, чтоб не мешали, или вовсе оставляя, как есть. Из-за этого на шее теперь отсвечивала полоса светлой, лишённой загара кожи и впору было порадоваться, что Керна всё-таки любит солнце, потому что если бы он со своими чёрными глазищами весь был таким бледным, то выглядел бы действительно жутко.
- Надо же, как получилось. Я так с тобой к хорошему привыкну, - он обтёр лицо ладонями, чтоб мелкие волоски, если таковые где остались, не попали в глаза, и широко улыбнулся.
Обещание свежего мяса тоже радовало, хотя сырое в двуногой ипостаси ему не шибко нравилось. Для человеческого языка, привычного к острым специям и крепким напиткам, оно казалось той ещё преснятиной. Оборотнем, вообще, быть довольно скучно, ни хмель их не берёт, ни какая другая отрава. При желании, конечно, и его опоить можно, но такое опьянение не имеет ничего общего с приятными ощущениями. Так что из всех радостей оставалось Керну вкусно поесть, да повалять в сене какую-нибудь селянку. Последнего в ближайшее время точно не предвиделось, так что хотя бы поесть он собирался хорошо и со вкусом. Свежатина в чистом виде для этого совсем не годилась, хотя если замариновать как следует, то можно и не жарить, да. Вот только, где ж её взять. Керн осмотрелся вокруг, будто это могло помочь решить проблему, но увидел только море и небо, небо и море, и маленькую тёмную точку между ними.
Поначалу он подумал, что это один из драконов. Если бы не эти могущественные существа, оборотень вообще не стал бы ввязываться в подобную авантюру. Не верилось ему, что крохотные людские скорлупки способны достичь другого края моря. Откровенно говоря, не очень верилось, что он вообще существует, может бескрайнее оно. Но с такими покровителями у них, пожалуй, был шанс, да и драконы, говорят, мудрые создания, раз они летят к другому берегу, стало быть, тот наверняка есть.
Вот только сейчас точка замаячила не впереди, как обычно, а почему-то со стороны кормы, и была не в небе, а будто бы плыла по волнам. Вперёд смотрящий молчал, но человеческим глазам не сравниться в остроте зрения со звериными. А звериным с глазами демона. Керн тронул Кару за плечо и ткнул пальцем в свою находку.
- Что это там такое?..[AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

Отредактировано Милена (23-03-2018 11:52:31)

+3

11

[NIC]Луи Шоддэн[/NIC]
[AVA]http://ref-sf.ucoz.ru/_nw/1/s67345310.jpg[/AVA]
[STA]Золото и слава![/STA]

Луи Шоддэн, по прозвищу Черный Пес, резко сел на кровати и обвел удивленным взглядом каюту. Сказать, что она была богатой, это ничего не сказать – капитану еще не приходилось жить в такой, и мысленно представляя, сколько денег угрохала графиня в этот корабль, бывший пират только удивлялся расточительству богатых людей. Нет, он и сам не был бедным, честным и не очень путем добывая себе золото, но это уже было слишком. Чего только стояла позолоченная рама от зеркала. Да и само зеркало – полтора метра в высоту. Все здесь прямо таки источало красоту...но больше всего это делала обнаженная девушка, тихо посапывающая рядом с ним. Ее светлые кудри хаотично разлетелись по белоснежной подушке, а прекрасную грудь, покрывала полупрозрачная простынь. У Пса внезапно сперло дыхание.
Да…Пожалуй ему очень повезло, что он среди всех этих ученых и жрецов, которые представляли собой, либо неокрепших юнцов, либо дряхлых стариков, отыскал такое чудо, как Эмили. Она была одной из картографов, что должны были составлять планы новых , пока еще неизведанных территорий. Очень прелестный картограф, с очень приятными внешними данными. И Шоддэн, считал настоящей удачей, что ему удалось затащить ее в койку в первый же день.
Луи медленно, чтобы не разбудить девчушку, выбрался из кровати и натянул первым делом, штаны. Не став надевать рубаху, а просто накинув камзол на голый торс, да еще прихватил саблю, с которой, никогда не расставался за пределами каюты. Уж слишком много здесь левых личностей и речь шла не только об ученых, которые в случае опасности, просто предадут, как крысы на корабле. Это был не его корабль, не его матросы, не его бойцы. Единственные, кому он доверял, были два десятка моряков, которые в прошлом были пиратами, и Черный Пес настоял, чтобы их взяли на каравеллу. Корабль «Жемчужина Гресса», хотя Шоддэн не имел ни малейшего понятия, где взялся жемчуг у речного Гресса, но корабль был прекрасен и легко скользил по волнам,с помощью надутых ветром белоснежных парусов, строго двигаясь по намеченному  шебеккой курсу. А моряки, хоть и слегка напрягали Луи, но все же были мастерами своего дела, шустро снуя по палубе и перекрикиваясь между собой. На их лицах не было того бледно-зеленого цвета лица, которое было присущее всем этим ученым и картографам.
Выйдя на палубу, Луи почувствовал, как в лицо бьет свежий ветерок, и он про себя порадовался, что это путешествие наверняка стоило того, чтобы прикончить того адмирала предпенсионного возраста.
- Давай дорогу молодым! - негромком сам себе сказал капитан, и сразу же подумал, как абсурдно это звучит от сорокалетнего мужика. Мельком глянув на солнце, Пес решил, что время где-то к полудню.
Интересно, как там поживает наша госпожа Гроссо? - невольно вспомнилось, как ее отец - представительный мужчина, по которому сразу скажешь, что не бедный, настойчиво пихал в карман Луи кошелек с золотом, чтобы "ничего не случилось" и как там? Ах, да "куда попало не лезла". Мужчина усмехнулся. Знали бы родители Моники, какое прошлое у того, у кого они просили защиты для дочери, точно не пустили ее в корабль. Шоддэн усмехнулся. Интересно, а эти слова подразумевали, что капитану нельзя лезть к ней в постель? Нет, насилием Луи заниматься не собирался, но обычно девушки сами предлагали ему то, что он хотел.
Капитан оглянулся и куда ни глянь, везде были незнакомые лица: матросы, солдаты, ученые. Люди, которых он сам посадил на корабль - бывшие пираты, которые давно уже служили, как законопослушные флотские, просто приветствовали его скупым кивком, чтобы кто-то не пронюхал, что они хоть как-то связаны с Луи Шоддэном, начальником экспедиции от Гресса, и капитана троих кораблей. Конечно, Черный пес понятия не имел, что творится на шебекках, но все же некое чувство власти немного опьяняло. Кстати, о опьянении. - Луи жестом остановил проносившего мимо бочонок с вином, моряка и отцепив у него привязанную к поясу железную кружку, набрал себе кисло-сладкого. Многие простые матросы, как этот, не тратили время на поиски тары, а если выпадал случай, сразу же приступали к пьянству. Понятно, что сейчас, пить им никто не разрешал, и парень просто переносил припасы, скажем, к коку. С довольной улыбкой, Шоддэн продолжил прогулку по кораблю, одновременно, опытным взглядом отмечая, какие замечания стоит сделать подчиненным чуть попозже. Шествуя вдоль борта и прихлебывая Гресское красное, Пес провел рукой по шершавой поверхности дерева, из которого частично были сделана одна из баллист, и про себя подумал, что один человек не справится с такой махиной.
Наконец, обход был закончен и нужно было решить, чем занять себя на оставшийся день. За штурвалом стоял лоцман, и пока не было никаких происшествий, капитану откровенно нечего было делать. К Эмили идти - не вариант, она еще сделает свое дело ночью, если Луи не надумает явится к Монике Гроссо.
- Если... - сказал Пес и задумчиво уставился вдаль, в сторону горизонта. Были заняты его мысли девчачьими прелестями, или чем-то более великим, мы уже никогда не узнаем.

Отредактировано Тормун Браггс (23-03-2018 17:10:26)

+4

12

Совместно с Рутой

Солнце, скользя по небу, оказалось с другой стороны корабля, брошенные им лучи, проникнув в каюту через иллюминатор, попали на лицо Моники, от ощущения тепла и яркого света девушка проснулась и, оглядевшись, заметила, что уже вторая половина дня.

Поняв с пола книгу, погладила по корешку и заботливо поставила на полку. Взглянув в зеркало, критически оглядев себя, заметила, что волосы в непотребном виде: прическа растрепалась, а волосы спутались. Ну вот, опять они спутались, вздохнула девушка. Полезла доставать гребень из прикроватной тумбочки. Моника всегда прятала в верхний ящик гребень и бантик, а потому и в этот раз полезла верхний ящик, но оказалось, что гребня там нет. Посидев немного на кровати, растерянности пытаясь вспомнить, куда он мог деться, перебирая последние события, девушка вспомнила, что в этот раз она оставила его соседней комнатке больше напомнившее кладовку. Заглянув туда, она заметила оставленный гребень. Спутанные длинные волосы расчёсывались с таким трудом, будто за ними год не следили, они задерживали расческу, путались, выдирались и доставляли другие неприятные моменты причесывания, а ведь всего-то несколько часов проспала. Несколько волосинок осталось на гребне. Моника собрала волосы в хвост, придерживая пальцем основание «хвоста» принялась накручивать виток за витком. Когда волосы оказались собраны в некоторое подобие ракушки, достала из туалетной тумбы заколку и закрепила хвост, после чего надела берет. Ну вот, Мони, теперь ты готова явиться людям. — Подумала она. Отворив дверь, она осторожно выглянула на палубу, на ней никого не оказалось, тогда она, не спеша пересекла корму и оказалась на носу, ухватившись за ванты, стала вглядываться в бескрайнее море.

Стоя на носу корабля, к шуму моря стали примешиваться и другие звуки, повернув голову в сторону, откуда они доносились, Моника заметила чаек, она любила наблюдать за этими белоснежными созданиями, как они ныряли вводу и выныривали с рыбой. Наблюдения прервал небольшой крен, хорошо, что Моника держалась за ванты, иначе бы свалилась за борт. Но тут случилось второе событие, которое предвидеть было уже сложнее, и произошло очень быстро, а потому испугаться она не успела, лиши наклонив голову после глухого стука возле своих ног заметила мужчину с бледной кожей, среднего роста и крепкого телосложения, со светлыми волосами ниже плеч. С голубыми глубоко посаженными глазами и прямым носом. В простой чистой одежде, которая могла свидетельствовать о принадлежности к жрецам. Он тут же принялся извиняться:

К ногам девушки подкатился свинцовый карандаш, а следом за ним — светловолосый жрец. Не покатился, конечно, но был к этому близок — увы, уверенно ходить по качающейся палубе Рейнс так и не научился. Попытался поднять карандаш и едва не завалился на госпожу Гроссо, потому как корабль чуть накренился — абсолютно незаметно и естественно для бывалых моряков, но совершенно сокрушительно для хрупкого равновесия, которое только-только обрел Рейнс.

— Прошу простить мою неуклюжесть, миледи, — он попытался выдавить из себя вежливую и дружелюбную улыбку, но та все равно получилась вымученной и странным образом гармонирующей с зеленоватым цветом лица. — Пытался записать свои наблюдения, но, похоже, пока мы не доберемся до суши, с этим придется повременить.

К его величайшему сожалению, пополнить путевой дневник любопытными фактами из жизни морских гадов ему так и не удалось. Коварная морская болезнь отпускала его нечасто, а если и отпускала, то писать при качке Вальд оказался совершенно неспособен.

Моника хотела бы от души звонко рассмеяться, но это было бы не тактично.

— Мне никогда не шел зелёный оттенок лица. Мне кажется вам тоже не очень подходит или я ошибаюсь? - Достав сосуд, девушка протянула его жрецу, — вот, выпейте и у вас будет все в порядке. А вы совсем зелееееный — и улыбнулась. — Кстати, нас не представили, я Моника Гроссо.

Рейнс с благодарностью принял лекарство, которое начало действовать довольно быстро. Внезапное избавление от мучавших его симптомов было столь восхитительным, что госпожа Гроссо, которую до того дня он видел лишь издали, стала казаться ему чудесной феей из сказки доброй волшебницей, мановением руки, избавившей его от недуга.

— Рейнс Вальд, — представился благодарный жрец, и даже попытался изобразить учтивый поклон. Не слишком удачно, но он старался.

Теперь, когда маетная тошнота отступила, можно было сполна насладиться спокойным в данный момент ходом корабля и красотами океана. Рейнс подставил лицо соленому ветру.

— Поскорее бы прибыть на место, — на лице жреца появилась мечтательная улыбка. Хоть он и ехал в качестве миссионера, но в глубине души лелеял мечту совершить какое-нибудь невероятное открытие. Наверняка на этом новом материке водятся неизученные виды животных и растений! — Я каждый день думаю о том, что может нас там ожидать, но ум человека бессилен предугадать, что уготовано ему Имиром. Вы согласны с этим?

— Разве это не прекрасно? Знаете, двадцать четыре года в Гресе безвылазно, где уже знаю практически каждую улочку, дорожку, куда какая ведет. Весь мир мне казался тесным и предопределенным. Сейчас мне выпала судьба не просто путешественника, а возможность ощутить радость первооткрывателя. Где под каждым кусточком может быть новый неизвестный жучок или необычно красоты цветок, и, возможно, удастся подружиться с другими видами живых разумных существ или приручить какую-то зверушку.

Рейнс с радостным удивлением смотрел на девушку, словно бы озвучившую его собственные мысли. Не так часто ему приходилось встречать людей, разделяющих его увлечение живыми тварями, творениями Имира, кроме немногочисленных ученых, посвятивших этому свою жизнь. К сожалению, слишком немногочисленных — даже на этом корабле таких было не так много, как Вальд рассчитывал.

— Миледи, — сказал он с чувством, — вы не представляете, как я вас понимаю.

[NIC]Моника Гроссо [/NIC]
[STA]Довереное лицо графини[/STA]

[AVA]http://sg.uploads.ru/t/VU6Et.jpg[/AVA]

Отредактировано Миранделла Лионель (28-03-2018 10:14:32)

+4

13

Совместно с Салахом

Злобный некромант осторожно кивнула ему в ответ.
Он, определенно, был прав. Любые дальние (а иногда и не очень) земли всегда казались сказочными и прекрасными. Закон такой, тут ничего не поделаешь! Об их красоте писатели и поэты слагали красивые истории, многие романтизировали длительные путешествия, считая их чем-то воистину достойным сопливых фантазий. Но ведь в тех землях могла быть и страшная опасность в виде диких животных, болезней и чего-то такого. Это, конечно, могло стать проблемой. А учитывая то, насколько коротка жизнь у людей... Многих это отпугивало. Именно поэтому они так боялись смерти-навсегда. Именно по этой причине Салах спросил о том, доплывут ли корабли за гранью горизонта, увидят ли мореплаватели тот сказочный и неизведанный мир по ту сторону океана. А главное - вернутся ли они обратно, на свой родной материк... У большинства из тех, кто плывет на корабле или парит в небесах, дома осталось много незавершённых дел. А уж у того, кто плывет ниже воды, у праматери водных духов и джиннов... Ее путь довольно суров и строг, не смотря на то, что она Демон.
Океан безмолвно влачил свои воды. Ветер тихо посвистывал в белых парусах кораблей. Как скоро они приплывут к неизведанным берегам - все ещё оставалось загадкой. Ответ на нее, казалось, был где-то близко - только протяни руку, и ты его почувствуешь. Да, он близок, но скрыт за пеленой тысячи других известных ответов. Он точно... Третья Луна и ее мир волшебства. Он близок, но скрыт ото всех.
- Скажи, дорогой друг, - нерешительно завела разговор Янте, - А как проходила твоя жизнь последние девять лет? Если есть желание, расскажи! Если же нет... Заставлять не стану, - восставшая кудесница вновь опустила глаза на поверхность воды, словно чего-то боялась увидеть во взгляде собеседника.
Некромант никогда не любила и не умела вести длинные разговоры, но сейчас стоило бы и переступить через себя, если хотелось что-то узнать. Да и делать особо было нечего, кроме как говорить.
Салах снял с поясного ремня небольшую флягу, сшитую из дублёной кожи, которую оттягивало вниз разбавленное пресной водой вино – единственная возможность как-то обозначить дозу в дневном рационе, а заодно – и снизить количество случаев опьянения. Вытаскивая привязанную пробку, усмехнулся:
- Иной раз диву даёшься. Ту, что овладела тёмным искусством, интересует жизнь смертного, которого она когда-то встретила. Хоть и обстоятельства тогда располагали к дружбе.
Глотнув пресно-сладкого виноградного сока, сарамвеец протянул фляжку Янте:
- Будешь?.. Прошедшие девять лет моя жизнь прошла в пути. Когда по делу, когда без дела, но я побывал почти на всём Юге от Милиагроса до Галад-Бера. Служил наёмником в охране купеческих караванов, сопровождая их через Золотую пустыню. Зимами я чаще отсыпался на моей родине, в Сарамвее, пусть и были исключения. Та зима, когда я встретил тебя – одно из них.
Салах задержал взгляд на барражировавших в небе драконах, когда с грот-мачты раздался крик вахтенного:
- С правого борта!
- Капитан – на выход! – зычным криком отозвался вахтенный-сигналист, дежуривший около капитанского мостика. К поясу его было приторочено две небольших литавры, а за широкий поясной ремень заткнуто две небольшие палочки, обёрнутые на концах тонким ситцем – впрочем, били они достаточно громко, чтобы барабанный бой слышали даже в трюме.
Менее, чем через несколько мгновений, на выходе из кают-компании показался капитан корабля, облачённый в накинутый поверх белой льняной рубахи зерцальный доспех, блеснувший на солнце металлическими пластинами.
- Где?
- Правый борт, капитан, - ответил сигналист. Держа шлем при себе, капитан Дука чёткими шагами направился к правому борту. Вслед за ним направилось ещё несколько матросов и наёмников свободной смены.
А на правом борту дежурный расчёт станкового арбалета наблюдал, как высоко в воздухе кружила гигантская стая из пятидесяти невероятно больших птиц.
- Пойдём-ка, посмотрим, что за напасть – Салах, подозрительно прищурив глаза, надел шлем и расправил на плечах бармицу.
И, едва сарамвеец оказался у правого борта, как капитан крикнул:
- Они летят на нас!
Оглашая воздух плотоядным клёкотом, стая гигантских птиц, чей размах крыльев превышал сажень, на лету выстраивалась парами.
- Салах! Салах, полная готовность! К орудиям! – Капитан Дука начал раздавать приказы всем оказавшимся рядом морякам.
- Полная готовность! – закричал Салах дневальному из числа сарамвейских бойцов, стоявших у люка в трюм.
- Полная готовность! – прокричал дневальный в полутьму трюма.
Стая птиц, выстроившихся в боевой порядок, огибала корабль, очевидно, намереваясь совершить налёт с кормы – свободно пролететь поперёк им мешали натянутые паруса.
- Зеркальщик, тревога! – Капитан вместе с сопровождавшими его матросами уже был на мостике, и моряк, сменивший Салаха на посту около гелиографа, сорвал с зеркала покрывало из мешковины. Когда он, наконец, нацелился на солнце и начал подавать сигналы флагману эскадры, шедшей позади в нескольких сотнях сажен, над мачтами пронеслась часть стаи этих гигантских птиц, неведомых доселе никому из матросов или наёмников Сарамвея. Не менее пятнадцати особей промчались на крыльях ветра над палубами шебеки, минуя несколько полетевших им вслед стрел, и устремились вперёд, намереваясь напасть на драконов.
И в следующий же момент капитан снова закричал:
- Берегись!
Стая птиц, что нацелилась на шебеку, атаковала с кормы, идя колонной по две. Первая же тварь схватила цепкими своими лапами сигналиста и протащила его по корме до самых перил капитанского мостика; вслед за ней, зловеще распахивая кожистые крылья, рвались в атаку и остальные.
- Янте, осторожно! – Первая птица, миновав капитанский мостик, попыталась так же схватить Салаха своими цепкими, вооружёнными смертоносными когтями, лапами, но вместо этого у неё получилось лишь сбить сарамвейца с ног. Мощный удар отшвырнул южанина на сажень назад и опрокинул на спину; пережив неудачу, чудовище резко отвернуло в сторону, но тут же путь на взлёт ей преградило несколько выскочивших из трюма сарамвейских наёмников, только и успевших, что накинуть ламеллярные кирасы да перепоясаться портупеями с саблями, топорами и булавами. Один из них сходу поймал покрытый чешуёй киль хищника на рожон своей фрамеи; ещё трое обрушили на птицу шквал ударов, в несколько мгновений лишив чудовище жизни.
Та птица, что следовала за своим неудачливым товарищем, всё же смогла вцепиться когтями в плечи Янте, и теперь некромант оказалась у неё в цепких лапах. Кто-то из появившихся на палубе остальных наёмников пустил в птицу стрелу, вонзившуюся чудовищу в плечевой сустав, из-за чего птица охромела на одно крыло; личу только и оставалось, что бороться за свою жизнь изо всех сил, пока хищная тварь, тащившая её по палубе, не подняла её над шебекой и не унесла прочь, чтобы полакомиться свежей плотью. Лучника же, что ранил птицу, постигла незавидная участь – ещё одна птица налетела на него сзади, после чего, так же обхватив когтистыми лапами за плечи, проломила ему череп крепким острым клювом. Подхватив обмякшее тело, птица резко взмыла вверх и покинула строй, неся мертвеца с собой.
Керну и Лэанкаре повезло – прямо перед ними выстроились в плотную шеренгу четверо матросов. Птицы, что намеревались утащить оборотня и его подругу, встретили наконечники милиагросских дротиков, и из трёх вырваться удалось лишь одной.
- Спускайтесь в трюм! Вам нечего здесь делать, если вы не вооружены! – обратился к Керну один из них, с белой лентой старшего матроса, перекинутой через плечо - Либо переждите там, либо хватайте любое оружие и помогите нам!
Подскочивший к матросу юнга, которому от силы было лет пятнадцать, спешно затараторил:
- Канат! Канат, боцман Исидор собирает нас на передней палубе!
- Молодец, - ответил Канат, - Беги в трюм, нехай взрослые дяди разберутся!
Салах увернулся от птицы, что шла в заходе последней, после чего, вскочив на ноги, подхватил ятаган и закричал:
- Все ко мне! Все в круг! Лучники – внутрь! Сарамвейцы - ко мне!
В то время, как сарамвейцы занимали оборону на палубе позади грот-мачты, капитан и его бойцы, вооружаясь, выстраивались на капитанском мостике и передней палубе шебеки от борта до борта, готовясь встретить очередной заход. Мысленно Салах похвалил капитана Дуку – ворчлив был, но толков. К станковым арбалетам со всех ног мчались орудийные расчёты, во всеобщей сутолоке сумевшие последними выбраться на палубу.
Оглядев итоги первого налёта, Салах увидел, что несколько трупов и раненых всё же лежат на палубах – их оттаскивали в кают-компанию милиагросцы. Сигналист-зеркальщик лежал без сознания на нижней палубе – ему чудом удалось выбраться из цепких лап хищной птицы, покрытой прочной чешуёй и обладавшей кожистыми, перепончатыми крыльями, но возле самых перил он всё же потерял равновесие и упал на нижнюю палубу. Падение это трудно было назвать смертельным, но лишиться чувств – вполне было возможно.
- Внимание! Они возвращаются! – крикнул капитан, указывая вперёд.
Второй налёт стаи, поредевшей на трёх особей, матросы и наёмники встретили залпом из луков и станковых арбалетов. Стрелы не могли причинить вреда птицам, отлетая от прочной чешуи, покрывавшей их кили, но снаряды «скорпионов» всё же смогли проредить их строй, налетавший с новой силой.
Птицы вновь обрушились на палубы, и на шебеке завязался ожесточённый бой.
Янте довольно быстро пришла в себя после того, как неведомый хищник схватил ее за плечи и попытался взлететь. Раненое в крыло животное орало и все ещё пыталось вынуть стрелу из костей. Каким-то неведомым образом кудеснице удалось вынуть из ножен свой старый ржавый кинжал.
- Или пан или пропал, - сказала она и воткнула нож в лапу хищника, прямо в сустав между пальцами и большой берцовой костью и жёстко потянула ено вниз, как рычаг .
Птица дико взвыла от боли, но не оставляла попыток вырваться, даже пока ей медленно пытались оторвать пальцы. Последнее резкое движение проржавевшим металлом заставило хищника выбросить добычу из цепкой хватки. В противном случае, она бы полностью лишилась лапы. А боль, знаете ли отличная мотивация. Некромант проехалась по палубе и врезалась в деревянные поручни.
- Вот зараза... - простонала она, поднимаясь на колени.
Однако, настырный хищник сдаваться не намеревался. Он сильно хромая подошёл к сидящей у самого края "жертве".
- Ты точно этого хочешь?! - оскалилась Янте - Ну что же... Попляшем!
Через несколько мгновений хищник лежал на палубе с пробитой головой. Но кажется, что это было только начало... Восставшая кудесница прочитала свое проклятье. Усопшие медленно поднялись на ноги. Их тела смешались: люди, птицы... Не важно кто есть кто. Сейчас тем, кто сражается на кораблях нужна будет любая помощь.

+3

14

Его слова выбили меня из легкого созерцательного состояния, заставив обернуться туда, куда он смотрел. И вот тут меня пробил смех... С хорошей такой примесью безумных ноток. Смеяться я уже приучилась негромко, особенно, в такие моменты, а то театральный смех темного властелина нервирует всех окружающих слишком сильно. Но сейчас эти демонические смех и оскал вместо обычной многообещающей улыбки вырвались наружу помимо моей воли.
Ведь там, впереди, я вижу, что к нам приближаются жаждущие еды не очень обычные хищники. Мои глаза отличались от человечьих, и я теперь могу разглядеть много в подробностях. И подробности эти говорят мне, что твари-то явно не морские. Нет перепонок на лапах, да и крылья мелковаты для нормального полета над морскими просторами. Не говоря уже про хвост и мощное тело, расходующее слишком много энергии для неспешного перелета над бесконечным морем...
Так что где-то неподалеку этих тварей еще больше, чем здесь.
-Там... - наконец, говорю я ему. - Там наше свежее мясо, Керн. Как ты заказывал! Ты же любишь хорошо прожаренное? А то тут можно всех вариантов наготовить... на всю команду. И где-то недалеко есть еще и гнездо с вкусными яйцами тварей.
А вокруг пальцев уже танцуют языки дикого пламени. Я готова развлекаться и развлекать. Но пока еще крылья не появились на свет солнца. Я жду официального приказа от моего текущего начальства. И надеюсь, что "текущий" здесь обозначает лишь отрезок времени, а не состояние крыши в их головах или днища нашего корабля. Так что... готовы, как пионеры, к массовым убийствам под флагом любого цвета. Главное, кто деньги платит, а не какие у него флаг и герб.
Мне все равно.
-Капитан! Там наших бьют! - возвестила я во всю глотку, хоть и уверена, что начальство и так все знает. Но вдруг?.. После этого я уже смотрю на Керна. - Интересно, мы полезем помогать или?..
Интересно, что он сейчас видит перед собой? Как я выгляжу в его глазах и глазах всех остальных? Так ли я еще привлекательна, какой была еще несколько минут назад? Лезть к ним в голову я не хочу. Да и некогда - в руках и душе горит огонь предвкушения РЕЗНИ! И все клокочет, как вулкан, норовя выплеснуться в лиходейской страсти к разрушению... Я же демон теперь, и с этим ничего не поделать, к сожалению.
Да и надо ли? Этот мир - не мой родной выхолаженный и очищенный от честных проявлений ненависти, а жестокий и беспринципный мир, где мерилом твоего достоинства является то, сколько крови на твоих клинках, и здесь с теми моральными нормами делать нечего. И Каре здесь и сейчас проще, чем Пашке.
А дальше все закрутилось в безумной круговерти боя. Твари напали на нас, сковав драконов половиной стаи, и нам досталось всего штук сорок. Немного, когда у тебя на посудине маг, толпа привыкших к боям на море матросов и прочие интереснейшие и любезнейшие личности. Ну и моя нескромная персона, которую сейчас пытаются защитить от атаки целых четверо людей! Видимо, мы с Керном производим впечатление беззащитных.
-Мальчики, а кто сказал, что нам вообще нужно оружие? - со смехом говорю я, взлетая на их плечи, чтобы через пару мгновений оттолкнуться от них, чтобы схватить низко летевшую тварь за лапки под недовольный клекот последней. Тварюшка была достаточно сильной, чтобы смочь со мной на лапах даже подняться повыше, но дальше... Дальше с моих пальцев в тело твари врывается алчущее пламя, сжирая сумку-летягу изнутри.
Но мое тело уже продолжает развлекаться помимо моей воли. И... я-то втягиваюсь в эту свистопляску с превеликим удовольствием. Падение мое от трупа кожнокрылого лишь на первый взгляд было неконтролируемым, а вот в действительности на пути до водной глади я успела зацепить когтями и разорвать крыло еще одной твари и опалить огнем третью. И вот тут на мою наглую рожу обратили внимание, нацелившись со всех сторон.
-Burn, heretics! - вспомнилась мне фраза из старой игрушки, когда вокруг меня разверся небольшой филиал ада в радиусе пары метров. Как раз тогда, когда ко мне подлетели всякие наглые куропатки. Огонь держит меня в воздухе. Огонь является моей частью... Или я - это часть огня. И огонь сферой разлетается во все стороны. Ну и в очередной раз лишая меня одежды, но это уже привычное состояние. Да и мой голос уже не был похож на тот, которым я непроизвольно совращала всех, кто оказывался в радиусе слышимости. Это уже был утробный рык хищника, вышедшего на тропу войны. - Свежее мясо!
А за спиной распахнулись мощные демонические крылья, которые отправляют меня вверх, в самую гущу событий...

Керн же, ругнувшись про себя на дурную голову одной рыжей особы, в которую она в основном ест, а не пользуется ей, для осуществления такого полезного процесса, как мышление, рванул туда, где, как он посчитал, у него есть возможность оказаться полезным. Он не был наделен великим фехтовальным даром, да и из лука стрелять хоть умел, но не с качающейся палубы по активно передвигающимся мишенями летунов вокруг. Зато его скорость и сила, характерные для любого оборотня, сейчас могли сыграть большую пользу тем, кто умел стрелять по движущимся мишенями с движущихся поверхностей.
-Помогу! - крикнул он, подхватывая стопку стрел для стреломета, чтобы тут же начать их подавать стрелку и заряжающему. Поэтому эскапада "сестренки" для него прошла почти незамеченной до последнего отрезка, где огненным фейерверком обозначилось то, что она в очередной раз голая и с крыльями. Керну оставалось не так много, и все, на что его хватило - это шепотом сказать, - Вот же дура...

Отредактировано Лэанкаре (05-04-2018 07:40:01)

+4

15

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=YaSI151rL-o[/lazyvideo]

[indent] Матросы сражались храбро и уверенно, не впадая в панику и бросаясь от страха в морскую воду. Они успешно применяли тяжёлые орудия и палубные скорпионы. Многие из них ещё до нападения птиц сумели вооружиться арбалетами и луками, но последнее оружие было слишком неэффективным против громадных птиц. Будь матросы эльфами, то баллистика и сила натяжения не была бы для них проблемой, но они не были эльфами, как и большинство из них предпочитало больше «механическое оружие» - так гномы называют балисты, скорпионы, арбалеты, онагры и всё то орудие, что для натяжения полагается больше на геометрические данные воплощённые в взаимодействии разных конструкционных деталей оружия. Ведь зачем тратить усилия на натяжении лука, если натянуть тетиву можно с помощью рычага?
[indent] Уже вскоре первые птицы стали падать в воду, пускай не с первого налёта, сражённые стальными болтами арбалетов или стрелами скорпионов, но их было слишком много, и они были слишком подвижны, потому вскоре матросы тоже ощутили на себе всю силу воздушного нападения. Даже досталось личу – Янте, но любая физическая атака не эффективна против «немёртвых», если только не дробящая или огонь, но у птиц не было огня, а для нейтрализации лича ей потребовалось бы хорошенько поработать клювом и когтями, вот только времени у неё не было.
Тем временем, предупреждённые корабли принялись спешить на помощь к шебеке, но это дело было не быстрым, в отличии от драконов, которые тоже отхватили себе порцию боя уже в воздухе и это давало остальным кораблям столь необходимое время.
[indent] Одна из птиц упала прямо на палубу шебеки, сильно поцарапав своими когтями палубные доски, и едва не сбив, движущейся по инерции в сторону мостика, дюжину матросов своей тушей по левому борту. Ущерб кораблю вышел мелочный и самое главное, чтобы птицы не повредили паруса и, что ещё хуже, мачту. Но в этом плане меньше всего повезло кораблю, на котором находились Керн и Лэанкарэ – одна из птиц, убитая демоном, врезалась прямо в грот-мачту, но та, к счастью, устояла, но косой парус получил приличную рваную дыру.
[indent] Птицы весьма дорожили своей семьёй и несмотря на всю простоту тактики «схватить и унести», они не собирались просто так бросать свою семью, которую нещадно крушили драконы и вскоре к Морваракс и Майретчи'риате направилось около двенадцати особей, которые хотели осадить драконов со всех сторон и это было бы хорошей идеей. Клювы птиц были весьма прочные, а у драконов достаточно слабых мест, таких как глаза или брюхо. Конечно, тварям были неизвестны слабые места «властителей неба», но всё познаётся в практике. Впрочем, птицы не собирались уничтожать экспедицию, а только взять своё и прикрыть отступление всей стаи.

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/1/5/0/38f4fab7b7_6716402_29878150.jpg[/AVA]

Отредактировано Гваихир (07-04-2018 22:26:51)

+3

16

Едва только закончил Рейнс говорить, как непонятно откуда донесся голос:
– Капитан! Впереди по курсу все заносились, забегали. Сразу стало понятно её и Рейнса в расчет не брали, стараясь только не зацепить. Присмотревшись, Моника заметила, что над кораблем впереди кружили птицы. Но она никогда не видела таких огромных птиц раньше. Старясь рассмотреть, всматривалась в корабль, который шел впереди. Эти птицы были меньше драконов, но все равно производили неизгладимое впечатление. Их крылья, совершающие непрерывные махи, и умение планировать в воздухе делали из них королей воздушной стихии. Смотреть на это величие и силу Монике было приятно. Переводя взгляд с птиц на драконов, заметила, что те, маневрируя, становятся не менее грациозными, чем птицы, и гораздо больше в размере, заставляя удивляться, как можно поднять в воздух такое огромное тело и так ловко летать. Переводя взгляд с драконов на птиц, потом обратно стала постепенно замечать некоторую особенность, создавалась такое впечатление, что они не просто кружат, а пытаются убить друг дуга. Тут девушка заметила, что птица ухватила одного из людей на переднем корабле и унеслась. Драконы же старались сбить птиц вводу на подлете к кораблям, но некоторые птицы все равно пробивались. Девушке стало страшно, что будет, если они нападут и на этот корабль, она перевела взгляд на корабль и думала уже бежать, но вовремя вспомнила о том, что рядом Рейнс.
Не задумываясь, как это будет выглядеть со стороны, взяла Рейса за руку и потянула с собой.
– Пойдемте, мне страшно. – Рейсу не оставалось ничего делать, как послушно уйти.
Только в каюте Моника пришла в себя и немного успокоилась.

+2

17

Кровавая пелена почти сошла на нет, и я торможу в небе, держа в руках разорванную пополам птицу, чувствуя солоноватый вкус чужой крови, заставляющий сердце биться особенно сильно от слабо объяснимого людям удовольствия. Сладость чужой плоти и аромат чужой боли пьянили, заставляя ноздри раздуваться, пропуская десятки литров воздуха в трепещущие легкие.
И тут моему пылающему взору удается зацепиться за улетающую группу птах, направляющихся к основной схватке с драконами. И я не собираюсь отпускать их просто так. Ну уж нет... Я только-только вкусила удовольствие от настоящего мордобоя, и не дам меня лишить этого удовольствия. Буду веселиться! Но... здесь Керн. Единственный, кто мне хоть как-то дорог в этом мире. Решение принято. И огненной кометой я устремляюсь к месту корабельного побоища, даже не задумываясь о своей полезности там или здесь. Как и о причиненных разрушениях.
Я вообще сейчас редко использую голову, кроме как украшение самой себе или для того, чтобы в нее есть. Личико у меня красивое, волосы прекрасные... правда, сейчас я напоминаю крылатый и очень злой факел, но это технические нюансы. Красоты-то это не убавляет, кому, как не бывшему художнику про это говорить. Все-таки полтора (или два?) года художки даром не проходят...
Черт! О чем я думаю?!!
А мое тельце уже врывается в мясные развлечения, сверкая безумными глазами и острыми клыками, покрываясь кровью все больше. И это заставляло меня заходиться в безумном смехе и диком танце прямо в небесах, окропляя своей и чужой кровью неспокойную гладь моря и деревянные полотна у наших ног.
Вскоре основная драка на кораблях закончилась. И я, в свойственной мне демонической манере, грациозно опускаюсь на палубу, почти не стукнув заостренными копытами о доски. Мои телеса уже прикрыты той самой тканью магического происхождения, которая не сильно-то и прикрывала что-либо. Постепенно исчезли крылья, рога и прочие хвосты, чтобы я вновь предстала в образе прекраснейшей из рыжих, чьи волосы еще какое-то время сохраняли подобие пламени.
-Этих отогнали, что дальше?

Керн же наблюдал за тем, как резвиться в небесах его "сестренка", стоя вместе с остальными стрелками, среди которых был тот малый, который еще недавно набивался к ней в женихи. И тут в черноволосой голове родилась крамольная мыслишка, которую он не преминул воплотить в жизнь.
-Я же говорил, - с усмешкой сказал он, тыкая бывшего храбреца в бок, - что она тебе не по зубам. Все еще хочешь попробовать?
-Да иди ты! - зарычал в ответ моряк, но через пару мгновений он вдруг продолжил. - Слушай, а она умеет ходить голышом... Шикарная девка!
Керну только и осталось, что хлопнуть себя по лбу.

+3

18

Произошло нечто не поддающееся разумному объяснению - все вокруг охренели. Метаморфозы, происходившие с телом Лэанкаре, адский хохот, что издавала она, устремляясь в воздушный бой над палубами шебеки-разведчика, и последующий рывок в сторону драконов, куда несколько мгновений назад рванулись уцелевшие птицы, произвели неизгладимое впечатление на уцелевших. Ещё больший ужас охватил остававшихся на палубе бойцов, когда под действием чёрного колдовства Янте зашевелились тела убитых матросов и воинов. Лишь капитан Дука, шагая к капитанскому мостику, крыл руганью на чём свет стоит, попутно успевая отдавать приказы:
- Куда ты лезешь, манда на цыпочках?! Корабль не подожги, едрить твоё корыто!!! Тушить сама будешь!!! Чего встали, ястребы!? Перекладывай паруса! Разворачивай к драконам! Лучники, к бортам! Вы, чего встали!? Больше снарядов к скорпионам, сонные черепахи! Это что за дерьмо!? Кто тут балуется этой дрянью?! Живо, всю нежить  - разоружить догола, и за борт! За борт их! Всех!
Капитан Дука очень не любил нежить, и его последние слова прозвучали так яростно, что последние из нерасторопных рванулись выполнять его поручения. Охромевшая на один парус, шебека начала осторожно разворачиваться в сторону драконов. На шебеке работа закипела с удвоенной силой: одни перекладывали паруса, цепляясь за ванты и канаты, другие тащили связки снарядов к станковым арбалетам, третьи оттаскивали раненых в трюм и кают-компанию, четвёртые разоружали и выкидывали за борт нежить, что подняла тёмная кудесница, предварительно - милосердия ради - огрев ходака булавой.
Сарамвейцы боялись посмертного рабства. Но в похоронах по морскому обычаю ничего зазорного не видели, как и милиагросцы.
Быстро, но крайне неуклюже, шебека сделала поворот; ветер ударил в паруса с новой силой, и судно, двигаясь гораздо медленнее, чем обычно, направилось вперёд, рассекая лазурные волны. На палубу высыпали сарамвейские лучники и милиагросские арбалетчики и пельтасты. Закрутили маховики заряжающие на станковых арбалетах, и ложились на направляющие орудий крупные стальные стрелы.
- Эй, вы там!!! - заорал во всю глотку капитан Дука, сложив руки рупором, надеясь, что драконы его услышат, - Отверните чуть-чуть!!! Сейчас мы их окучим!!! Без моего приказа огня не открывать!
- Капитан Дука! - крикнул сигналист, - Капитан Дука, корабли развернулись в боевой порядок!
- Чудно! - ответил капитан, - Позеркаль им, чтобы шли сюда.
Гресские экспедиторы и те из сарамвейцев, что находились на второй шебеке, могли видеть, как с кормы шебеки-разведчика им засверкал сигнал: "к нам!" Линия кораблей, приняв в паруса новый порыв ветра, двинулась вперёд.
Тем временем Салах подбежал к Янте. Наклонившись, протянул руку, намереваясь помочь ей подняться:
- Цела?
- Салах, друже! - крикнул капитан Дука, - Давай стрелой на переднюю палубу, твои лучники там!
- Понял, - кивнул Салах. Напоследок он серьёзно посмотрел Янте в глаза. Тревожно нахмурился:
- Прошу, не надо делать так больше. Ещё увидимся, - и, подхватив саблю и щит, побежал на переднюю палубу.
Корабль дерзко рвался вперёд, будто раненый молодой лев, готовясь по единому приказу разразиться градом стрел, болтов и фрамей. Теперь этой плотоядной стае соваться было - себе дороже. При самом удачном раскладе они могли погибнуть все от одного залпа... впрочем, и Салах, и капитан Дука всерьёз опасались за драконов, надеясь, что у них хватит ума пройти хотя бы несколько десятков сажен прямо, не подставляясь под град снарядов.

Отредактировано Салах Беид-Раад (16-04-2018 13:16:16)

+4

19

Никто не говорил, что будет просто. Никто не говорил, что на новой земле их не ждут смертельные опасности. Никто не говорил, что они все в целости и сохранности доберутся до этих самых новых земель. Ей заботливые родители так старательно отводили глаза от всего дурного. Интересно, они надеялись, что здесь это вместо них будет делать капитан или добрые женщины из числа ученых и картографов? Просчитались. От начала и до самого конца. Здесь над ней никто не трясся как кошка над слепым котенком. Моника впервые увидела мир с той стороны, что обычно не показывают приличным девам.
Ее трясло, ноги подкашивались, голова шла кругом. Это все происходило на самом деле. Не в чудесном сне, готовым в любой момент сорваться в кошмар. Все взаправду. Нападение странных птиц, смерть моряков, огненное дыхание и рев черных драконов. Одно дело в книжке, утащенной тайком от впечатлительных нянек, прочитать о сражении. И совсем другое оказаться вот в нем, видеть все своими глазами. Они с Рейнсом ушли в сторону от боевых действий. Собственно, не так уж и много Моника увидела. Но для домашней девочки, которую содержали в ватных условиях, этого было более чем достаточно.
«Птицы… они не с наших берегов. Они тамошние. Родом оттуда, куда мы держим путь. Надо записать… Нет, зарисовать!»
Девица Гроссо подгоняла себя, старательно выбрасывая из головы неприятные сцены с упавшими за борт людьми и с крылатыми змеицами в небе. Они вернутся к ней, придут ночью в сновидениях. Но не сейчас. В конце концов ее не напрасно взяли в экспедицию.
- Бумага. Мне нужна бумага. И уголь… куда же я его положила?..
Руки тряслись, память упорно отказывалась напоминать, где лежат искомые бумаги и письменные принадлежности. Молодой человек имел честь видеть суетящуюся девушку, заглядывающую во все места, возможные и невозможные для хранения бумаги. Упомянутые листы и сиротливые угольки, к слову, лежали на самом видном месте. Поскольку Моника предпочла держать их на виду, чтоб если что случится, так сразу взять и сделать набросок или накидать пару слов.
- Имир, вот же они!
Старательно скрывающейся бумаге не удалось ускользнуть и выйти чистой из этого приключения. Девушка схватив уголек начала быстро набрасывать изображение птицы. Быстро, схематично, но узнаваемо.
- Узнаваемо? Надо больше деталей…
От одной мысли о том, что придется выходить на палубу девушке стало дурно и страшно. С одной-то стороны да, надо уметь рисковать. Ей хотелось рассмотреть этих странных созданий. Зарисовать с точностью до мельчайших перышек. Наблюдать за их поведением… или расспросить участников о том, с кем они столкнулись.
А еще там были драконы. Красивые, но уж больно ящериц напоминали. Больших, крылатых и опасных. Сестры говорили, что им веры вообще нет. И чем темнее чешуя, тем коварнее существо. Тут и вовсе чернота как у неба в ночи. Страшно… и страшно интересно.
- Как думаете, нам… Там уже закончилось все?
Гроссо потеребила зажатый в пальчиках уголек. Мать наверняка бы ее отчитала за грязные руки.
[NIC]Моника Гроссо[/NIC]
[STA]лучик света и добра[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/VU6Et.jpg[/AVA]

+4

20

Спокойные недели плавания и морская болезнь сыграли с Рейнсом плохую шутку - он расслабился. Уверился, что, пока они не достигли земли, ничего хуже качки с ними не случится.
И сейчас расплачивался за свою беспечность.
Время, которое он мог бы посвятить молитвам о даровании сил, Рейнс потратил на борьбу с собственным желудком, и теперь был совершенно беспомощен перед лицом опасности. Хороший урок на будущее, если это будущее случится - всегда иметь наготове парочку боевых заклинаний.
“Имир наказывает меня за недостаточную усердность молитв” - мелькнуло в голове, когда стало понятно, что нечто странное не горизонте - весьма агрессивно настроенные представители местной фауны. Никогда еще Рейнсу не доводилось видеть подобных тварей. Он ждал внезапных открытий от южного материка, но сюрпризы начались задолго до его берегов. Что характерно, приятными они не были.
Вальд отчетливо видел, как огромные птицы атаковали идущую впереди шебеку. Кулаки сжались в бессильной злобе. Он ничего, ровным счетом ничего не мог сейчас сделать. Отвратительное чувство.
“Интересно, где они гнездятся. Судя по размаху крыльев, далеко от суши они отлетать не могут, значит...” - додумать ему не дали. Маленькая ладошка госпожи Гроссо оказалась на удивление цепкой, и Рейнс сам не понял, как оказался в ее каюте.
Вальд не считал себя большим знатоком женщин, но Моника Гроссо попросту ставила его в тупик. Только что он был уверен, что девушка до полусмерти напугана - и это было бы вполне объяснимо. Жрец не удивился бы даже обмороку, но никак не попыткам зарисовать напавших тварей. Весьма точно зарисовать, надо признать, Рейнс не мог не отметить схожесть набросков с оригиналом, пусть последних он и не успел толком рассмотреть. Мелькнула и тут же пропала крайне неуместная сейчас мысль, что его путевым записям нехватает иллюстраций.
- Как думаете, нам… Там уже закончилось все? - девушка нервно теребила в руках уголек, который пачкал белые пальцы. И все же она напугана, хотя и держится удивительно хорошо для человека, которому еще не доводилось сталкиваться с неприглядной стороной жизни.
Рейнсу не было нужды отвечать на этот вопрос - чуть приглушенный стенами, над их головами слышался драконий рев, испуганные и яростные крики, перекрывающие их команды капитана. Юной леди пока лучше отсидеться в каюте.
- Лучше дождаться, пока птиц отгонят подальше, - и уберут трупы, если на их корабле кто-то все же пострадает. Но этого Рейнс вслух говорить не стал. - До тех пор на палубе небезопасно.
Да и ни к чему мешаться под ногами у тех, кто занят делом.
- Оставайтесь здесь, миледи, пока все не утихнет. Я же вернусь на палубу. Возможно, моя помощь пригодится.

[NIC]Рейнс Вальд[/NIC] [STA]Несу возмездие во имя Имира![/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/X7gNP.jpg[/AVA]

Отредактировано Рута (24-04-2018 22:47:16)

+1

21

Совместно с Салахом

- Огонь! - рявкнул капитан Дука.
- Огонь! - продублировал команду Салах на передней палубе - и в следующее же мгновение с подошедшей шебеки взметнулся ввысь, наперерез мчащейся стае птиц, град из нескольких десятков стрел, арбалетных болтов, фрамей и снарядов. Залп был отнюдь не одновременным - стрелки были всерьёз озадачены тем, чтобы не попасть в драконов и поймать в прицел хотя бы одну летучую тварь. Особенно щедрую жатву собрали арбалетчики милиагросцев - болты прошибали крепкую чешую на киле птицы на раз, в разы легче, нежели цельную нагрудную пластину. Расчёт, в котором оказался Керн, удачно сбил одну из птиц - снаряд вошёл ассиде прямо в брюхо, и она, вереща от боли, пытаясь бить крылами, безвольно спикировала на палубу и была незамедлительно добита сарамвейским копьём.
Помимо этой, упало в воду, поднимая фонтаны солёных брызг, ещё пять покрытых чешуёй птиц; раненых же было и того больше. И вот значительно поредевшая стая взяла курс обратно, в том направлении, откуда пришла.
- Зеркальщик! Отставить тревогу! - приказал Дука, - Всю ли нежить за борт выкинули?
- Достопочтенный капитан! - Из кают-компании показался пожилого вида пустынник, одетый в накинутую поверх халата ламеллярную кирасу, - Достопочтенный капитан?
- Чего тебе? - немилосердно нахмурился капитан Дука.
- Не позволите ли Вы забрать эту птицу себе в каюту? Я желаю её изучить... Ведь никто ранее не видел таких!..
Капитан Дука посмотрел на распластавшийся на главной палубе труп птицы.
- Ну, что же. Раз я своё дело сделал - делай и ты своё. Канат! Исидор! Отрядите морячков, пусть вот это чудесное создание оттащат в каюту этому учёному господину!
Вслед за этим капитан милиагросцев спустился с капитанского мостика и принялся осматривать повреждения, что получила шебека во время битвы со стаей ассид. На грот-мачте был порван парус, порван настолько, что единственной возможностью его починить была заплатка. Впрочем, могло быть и хуже, как казалось капитану. Ряд порванных канатов и вант тоже можно было без особых проблем заменить.
Самой главной потерей было девять человек. В остальном же шебека вполне могла сохранять ход.
С кормы шебеки-разведчика зеркальщик подал световой сигнал шедшей позади эскадре: отставить тревогу.
Случайно оказавшись рядом с Лэанкаре, капитан Дука нахмурился:
- Твоё счастье, что ты не подожгла корабль, девка. Впредь - подумай трижды по тысячу раз, прежде, чем устраивать представление.
Керну же он сказал лишь одно - коротко, но одобрительно:
- Хвалю. Если пожелаешь - тебе есть место в моей команде.
Рассчитав уцелевших бойцов и доложив капитану, сарамвеец подошёл к Янте:
- Надеюсь, ты услышала мою просьбу? Я не хочу, чтобы мои воины не находили упокоения и после смерти.
Равно, как и я сам. Капитан, я думаю, тоже едва ли этого желает.
Бояться её - Салах не боялся. Отторжение едва ли было настолько неконтролируемым. "Но что могло произойти, погибни я? Неужели она и меня бы так..."
Медленно спустился вниз порванный парус с грот-мачты - морякам предстояло растянуть его на передней палубе и поставить заплатку.
Поднявшиеся на ноги мертвецы были как никогда к стати. Неживые воины не обращали внимания на усталость и открытые раны. Они были в несколько раз сильнее обычных мирских жителей. И без того прочные клювы погибших птиц стали еще крепче. Дикие неведомые звери в неистовом танце кружили рядом со своими живыми собратьями, намереваясь что-то отклевать от них. Удар за ударом. Поверженные существа падали в бездну океана. Их дикие крики заполонили все окутывающее путников воздушное пространство.
- Как же хорошо иметь таких союзников! - усмехнулась некромант.
Она все так же стояла на одном колене рядом с деревянными перекладинами и наблюдала за тем, как сражаются ее "игрушки". Зрелище было не сверхинтересное... Но по крайней мере хоть что-то происходило. Это были не однообразные созерцания пустынной глади океана. Корабли все так же плыли. Бой продолжался. Дикие твари рвали друг друга не жалея сил. Одна из воскрешенных птиц с силой впилась своему бывшему собрату в спину и тот с дикими визгами еще несколько раз дернувшись свалился в океан.
- Так значит... Ваше слабое место - спина и шея... Что ж, спасибо, дикая тварь! Теперь я знаю что делать! - и громко закричала своим марионеткам, что сражались чуть ли не на передовой - De dos jal, waela rothe! Rath’elg, gaer nint elghinn!*
Безжизненные куклы услышав приказ сломя голову побежали крушить стаю нападавших на многие куски. Чешуя летела во все стороны, кровавые брызги проливались на палубу, паруса и в океан словно бесконечный алый дождь. В конце концов стая хищников сильно поредела и неведомые доселе твари улетели прочь, не солоно хлебавши.
- Знатная была битва! - сказала восставшая кудесница, поднимаясь с колен.
Где-то невдалеке кричали осиротевшие и раненые птицы. Может... Кто-то их и пожалеет. Сегодня они остались без обеда, сегодня большая часть их гордого племени не вернется домой... Мертвецы замерли в бездействии. Их пустые зеленые глаза смотрели куда-то в даль, сквозь других обитателей корабля. Возможно, они все еще хранили остатки памяти о своей жизни или вроде того... Янте никогда не интересовалась у воскрешенных об их прошлой жизни. Настойчивая просьба старого друга прозвучала еще раз.
- Как пожелаешь! - некромант сделала легкий жест, указав мертвецам двигаться в воду.
Кудесница приложила два пальца ко лбу и выставила вперед левую руку. Так она забирала энергию у тех, кого подняла. Густое зеленое облачко поднималось из воды, направляясь к вытянутой руке некроманта.
- Вот видишь, в этом нет ничего страшного! - попыталась утешить своего боевого друга Янте.
Однако, тот предпочел промолчать. Что ж, в этом не было ничего удивительного! Многих из погибших он мог знать лично. Люди такие... Странные! Беспокоятся о своих телах после смерти так же как и о живых людях... Мне никогда не понять природы и поведения этих странных жителей! -грустно констатировала восставшая кудесница, без интереса наблюдая за полетом драконов, сопровождавших корабли.

* Эй вы, тупой скот! Бейте в спину, там их смерть!

+1

22

Пособие "Как разозлить демона и после этого остаться в живых... Возможно". Краткая выжимка.
Пункт нулевой. Нанять огненного мага в лице демона. Одна штука.
Пункт первый. Отправиться в плавание, дождаться, когда вокруг будет исключительно вода. Штук - не ограничено. Демон все еще одна штука.
Пункт второй. Вляпаться в неприятности, требующие грубых действий со стороны всех членов команды, в том числе, со стороны демона. Неприятностей - штук сорок.
Пункт третий. Дождаться, пока неприятности минуют. В том числе, благодаря демону. Неприятностей количество - к нулю. Демон все еще одна штука.
Пункт четвертый. Накричать на демона за то, что тот выполнял свою работу так, как оговорено контрактом. Недовольный капитан - одна штука.
Пункт пятый. Раздуваясь от собственной крутости, осознавать себя капитаном корабля, на котором плывет демон. И понимать, что теоретически демону некуда деваться.
Profit.
Вероятность помощи от демона в дальнейшем - ноль процентов.

Этот самовлюблённый говнюк прошел все этапы этого руководства, заставив кончики моих волос тлеть, как языки первородного огня. Но я лишь сверкнула глазами в его сторону и тихо, подавляя малейшие эмоции в голосе, сказать.
-Хорошо, капитан. Больше никаких выкрутасов с моей стороны.
"Как и помощи, - это я уже подумала про себя, подавив вспышку ярости. - Если продолжишь в том же духе, я оторву твои яйца и заставлю тебя их съесть перед тем, как зажарю на медленном огне".
Кстати... А это идея. И под пристальным взглядом золотых глаз заискрились усы нашего бравого капитана. Сначала еле-еле, но с каждым мгновением все сильнее, пока пламя не охватило все волоски сначала на лице, а потом и на всей голове до единого. Но оно так и не коснулась кожи, лишь намекая о себе жаром, и то он был милостиво отведен в сторону. Огонь - это часть меня. Огонь - это я. И я не собираюсь позволять кому-то отзываться обо мне без уважения. Особенно, если я этому полудурку помогла.
-И не благодарите. Они вам не шли, - мило улыбнувшись, сказала я, когда насильное удаление волос с лица было закончено. После чего я лишь развернулась и двинулась прочь, не желая больше иметь ничего общего с неблагодарными ублюдками. Настроение чуть-чуть поднялось. Ярость, из-за которой я могла спалить эту посудину к чертям, чуток улетучилась. Жизнь неплоха. Ну можно так считать.

Отредактировано Лэанкаре (10-05-2018 19:57:13)

+4

23

С суеверным ужасом Керн наблюдал, как обещанное ему жареное мясо ожило, загрызло одного из своих раненных собратьев, бодренько доковыляло до борта и утопилось.
- Нет уж, Кара, - пробубнил он себе под нос, - ты как хочешь, а я это есть не стану. Кажется, оно само ещё не до конца наелось.
Почему поднимались мёртвые матросы, он и вовсе не мог уразуметь, но сам с собой рассудил, что корабль, наверное, проклят. Собственно, он и сам подался к дальним берегам во многом из-за своего проклятия. Кто знает, может быть если уплыть далеко-далеко, то оттуда будет невидно луны и он избавится от её власти. Ничего удивительного, что туда вознамерилось попасть нечто куда более ужасное, чем одинокий оборотень и немножко сумасшедший демон.
Кстати, о демоне. Начертав в воздухе отводящий дурное знак, перевёртыш взглянул на неё и подумал, что Карочке неплохо будет одеться. Магички, конечно, отличаются от обычных женщин и порой бываю весьма экстравагантны, но это чёрное нечто, которое Кара по какому-то недоразумению называла одеждой, для прогулок по кораблю точно не годилось. Пока он бегал за халатом, демоница уже вернулась и Керн подоспел как раз к её горячему разговору с капитаном и фееричному обритью последнего.
В принципе, до того момента Дука ему нравился. В морском деле он, и правда, разбирался отменно, да и просто харизматичный был дядька, но с колдовством, видимо, дел прежде не имел. Как ни крути, а выходило, что Кару он обругал ни за что. А у женщин как оно обычно бывает – если вас незаслуженно обидели, то пойдите и заслужите.
- Спасибо, капитан, - покивал оборотень в ответ на похвалу. Конечно, толку от похвалы без пяти минут покойника мало, но приятно, чего уж. Только жалко мужика, помрёт ни за что. Но гнев Кары неожиданно ограничился только его усами. Керн медленно выдохнул и очень тихо добавил: – Она ведь огненный маг, капитан. И норов у неё соответствующий. Огонь – её оружие и, точно так же как ваше, своих оно не ранит. Пока Кара здесь, ваш корабль ни она, ни кто другой не сожжёт. Если, конечно, перестанете называть её "девкой".
Керн посмотрел на подпалённую физиономию Дуки, невольно представил себя на его месте и нервно почесал щёку. Сам-то он Кару иногда так называл. Ну, так он её и сестрицей звал, что с того? Они и в клетке вместе сидели, и в лесу ночевали, и вообще чего только ни делали и куда только ни влипали, так что ему иногда можно. Так что для кого-то она, может быть, и девка, а для кого-то и госпожа Кара. Ну, а теперь капитан их, наверное, ещё и за борт выбросит. Будет новое незабываемое приключение.
- Я поговорю с ней... и одену, - перевёртыш почесал в затылке, прикидывая, можно ли тут ещё что-нибудь сделать, но, так ничего больше и не надумав, побежал догонять Кару. [AVA]https://dl.dropboxusercontent.com/s/2z44m1sksdh69ap/Керн.jpg?dl=0[/AVA][NIC]Керн[/NIC][STA]Имел я вашу маму[/STA]

+2

24

[NIC]Моника Гроссо[/NIC]
Девушка слегка закусила губу и кивнула, соглашаясь с мужчиной. Обидно, конечно, чувствовать себя ненужной, слабой и бесполезной, но приходилось признавать, что сейчас на палубе она и впрямь будет разве что помехой.
Проводив Рейнса, девица услышала звуки боя, но как только дверь закрылась все вновь стало глухим и отдаленным. Для той, кто выросла под постоянной опекой, даже такие моменты были в диковинку. Слух цеплялся за новые страшные звуки, специально выискивая их. Воображение завершало начатое.
Моника тряхнула головой и вернулась к своим рисункам. Один из магов-наставников как-то ей сказал, что давать волю страху и волнению можно лишь тогда, когда она может что-то изменить. Найти и устранить источник своего раздражения. Если тебе это не по силам, то успокойся и занимайся своими делами. Вообще Моника ненавидела эти наставления. За дверью могут убивать твоих слуг, а ты сидишь в мнимой безопасности и вышиваешь голубей. Разве так можно? Разве это правильно?
Но сейчас девушка решила прислушаться к навязанным советам. Она не закаленный в боях воин, не искушена в интригах, даже как маг она из себя ничего не представляет, у нее и выдержки-то нет. Она не может просто сказать себе «не думай об этом». Но девица Гроссо может юркнуть за ширмочку навязанных правил поведения… и довериться своим спутникам.
Драконы, маги, воины, те странные смуглые люди – они смогут справиться с налетевшими врагами. А что она ничего не может… Надо думать не ее одну сейчас закрыли в каюте. Кому-то плести заклинания, а кому-то карты рисовать. И то и другое в равной степени важно и имеет значение.
[STA]лучик света и добра[/STA]
Девушка придвинула к себе быстрый набросок птицы, оценивающе его осмотрела и аккуратно вложила в сундучок. Первый крохотный вклад в их путешествие. Взяла чистый лист и краски. Не с первых моментов она видела атаку птичек. Но и это следует запечатлеть. Светлое небо, идущий впереди корабль-разведчик, драконы… нет, драконов рисовать не будет. Все светлое, привычное и на контрасте – темная стая неизвестных птиц.
Ей хотелось выйти наружу, но прежде Моника рядом с рисунком своим идеальным почерком сделала несколько записей. Всего парочку из того, что она поняла. И оставила место для дополнительных сведений. Надо выспросить все, что возможно о нападающих. Хотя… может это не последняя встреча? Тогда действительно надо записать. Первые впечатления и открытия и последующие!..
Девица Гроссо закрылась – отгородилась от боя, сосредоточившись на том, для чего ее собственно и взяли в эту экспедицию. Шанс хоть ненадолго, но вылететь из родительского гнезда, не видеть очередных женихов, не слышать наставлений. Шанс увидеть и почувствовать мир. Шанс сделать хоть что-то для Гресса, помимо рождения наследников для носителей каких-нибудь древних фамилий.
Да, на родине не все было хорошо… Но ведь можно сделать! Выйти вперед, получить преимущество. Здесь столько умных и способных людей, благодаря их вкладу все может повернуться в лучшую сторону. Для всех, конечно же для всех. Гресс расцветет как цветок весной.
Моника Гроссо верила в свои убеждения. Верила в лучшее будущее. И наивно полагала, что высший свет, все, у кого в руках личные земли и власть, объединятся для процветания тех, кто не нес для них выгоды. Девушка очень многое не знала о мире, о том самом, который был у нее под самым носом. Она и мысли допустить не могла, что кто-то может корыстно забрать все себе и ни с кем не делиться. В плане результатов экспедиции.
Девушке предстояло сильно разочароваться. А пока у нее был свой маленький кусочек чуда – полная свобода для девушки ее происхождения.
[AVA]http://sg.uploads.ru/t/VU6Et.jpg[/AVA]

+1

25

Свежий морской ветер ударил в лицо, корабль качнуло, и Рейнс поспешил ухватиться за дверной косяк. Желудок испуганно бултыхнулся, но содержимое его осталось на месте. Надо будет в следующий раз поблагодарить госпожу Гроссо за чудодейственное средство.
Жрец успел увидеть, как идущая впереди шебека отбила нападение огромных птиц. Одна за другой они падали в воду и на палубу, пока стая не просила добычу, оказавшуюся слишком зубастой.
Во всех смыслах: над кораблем пронеслась огромная черная тень - один из драконов. Богатое воображение дорисовало окровавленные когти.
Засверкало зеркальце на корме шебеки. Суда по тому, как успокоилась команда их корабля, этот сигнал отменил тревогу. Их помощь не понадобилась. Хотя матросы еще некоторое время настороженно поглядывали на небо - один Рилдир знает, какие еще твари водятся близ южного материка, в неизведанных водах.
Кстати о водах. Бросив опасливый взгляд на темные волны, которые могли скрывать решительно каких угодно монстров, Вальд вознес краткую молитву Имиру за избавление от опасности.
“Госпожа Гроссо там одна, - вспомнил он. - Нужно, наверное, сообщить ей, что опасность миновала.”
Они не настолько были хорошо знакомы, чтобы ввалиться просто так в каюту незамужней знатной дамы, а Вальд еще помнил, какие заморочки с этим связаны, но исключительность ситуации, по его мнению, оправдывала такое злостное нарушение правил приличия.
- Миледи, - он вернулся в каюту, в которой царил нетипичны для обители аристократки беспорядок. Под ноги ему слетел смятый лист, и Рейнс машинально поднял его и положил на стол. - Слава Имиру, нападение отбито, - сообщил он девушке, склонившейся над бумагой. Где-то внутри засвербело  от любопытства, так ему захотелось заглянуть в ее записи. У Имира было своеобразное чувство юмора - ну где бы еще он встретил человека, разделяющего его страсть, как не на корабле, плывущего на край света через кишащий опасностями океан?
- Удар приняла на себя шебека капитана Дуки. Не могу быть полностью уверен, но не исключаю возможности, что они добыли несколько тварей - хотя бы в виде тушек. Возможно, вы захотите ознакомиться с этими птицами поближе.
“А уж как я этого бы хотел” - подумал про себя Рейнс, но вслух не сказал.

[NIC]Рейнс Вальд[/NIC] [STA]Несу возмездие во имя Имира![/STA] [AVA]http://s8.uploads.ru/X7gNP.jpg[/AVA]

Отредактировано Рута (20-05-2018 23:16:55)

+1

26

И в последний миг поднялась волна,
И раздался крик - впереди земля.

[AVA]http://i6.pixs.ru/storage/1/5/0/38f4fab7b7_6716402_29878150.jpg[/AVA]
Не смотря на то, что атаку условно пернатых условно птиц успешно отбили, люди были напряжены и всеми правда и неправдами старались заставить любопытных ученых сидеть в своих каютах. Или просто где-нибудь сидеть, где риск, что очередная напасть утащит их за борт, будет минимальным. Новые берега встретили не слишком дружелюбно, кто знает, чем они еще могут удивить незваных гостей?

Предполагай лучшее, но готовься к худшему. Попытайтесь втолкнуть эту мысль в охваченную жаждой знаний голову, и не одну. Авторитеты капитанов и не всегда приличные слова команды (которые в общем смысле сводились к «сидите и не мешайте») сдержали порыв на полчаса… или все же меньше?

Не зная сражения (а может как раз благодаря этому) «пленники кают» стремились увидеть подобранные тушки врагов. Даже девица, которая мельком оценила ужасы произошедшего, оправилась и забила себе голову трупиками несчастных птиц, которые просто напали не на ту добычу. Они либо чувствовали, что более ничего страшного не случится, либо свято верили, что бравая команда их защитит.

Остаток дня прошел относительно спокойно. Если не считать случаев, когда несколько особо устремленных едва не выпали за борт по своему желанию, так как в воде им померещилось нечто очень интересное. Не смотря на то, что няньками морякам быть совсем не улыбалось, эта возня и взаимный обмен любезностями помогли снять напряжение и успокоиться.

Птицы корабли больше не беспокоили. Правда, как и драконы.

Куда делись крылатые никто не знал. Робкие предположения, что эти «рилдировы твари» сгинули, были отметены как а) слишком наивные и б) нечего нагнетать. Перспектива встретиться с чем-то или кем-то, способным пожрать двух драконов разом никого не прельщала. Но все оказалось намного проще. Эти, с позволения сказать «дамы», просто не стали дожидаться остальных и прямым ходом рванули к вожделенному неизведанному материку.

Первое, что заметили люди, подплывая к новым берегам, были языки пламени, коими вредные ящерицы указывали свое место пребывания. Впереди команды кораблей ждала высадка, ученых – возможность изучить и записать все, что им под руку подвернется, картографам – составить карты, а авантюристов – вляпаться в очередные неприятности. Первый этап экспедиции был завершен, они добрались до нового материка.

+3


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Звёздный час у новых берегов!