http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/85053.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/48012.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » В одиноких стенах


В одиноких стенах

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://orig00.deviantart.net/3c20/f/2018/005/6/6/wallhaven_395052_by_ayrinsiverna_db9cibw_by_ayrins_by_ayrinsiverna-dbz0pww.jpg

за несколько дней до и после Nuova unione
Ниборн, Палаццо

Противоположные и столь похожие.
Две молодые женщины, два ментальных мага, столь схожие внешне и разные характером.
Они заперты в этих стенах наедине друг с другом и своими страхами,
глядя друг на друга своими бельмами с непониманием и ненавистью.

+1

2

Предыдущий день был утомителен для юной баронессы.
Оставшись наедине с собой, Аделинда переваривала свой неловкий разговор с рогатой женщиной... Она не хотела, чтобы ее вопрос (вполне логичный после возникшей в Аримане ситуации) был воспринят, как грубость, однако ее пожелания не исполнились. Рогатая сказала ей в довольно острой манере о том, что лишь герцог мог решить ее судьбу... Разве что по ее интонации ввели баронессу в замешательство:
- Будто ей не нравится здесь... Может она здесь не по своей воле? Может поругалась с герцогом? Может... он ей дорог?
Я бы не пустила сейчас дорогого человека в Ариман... Она пошла с ним... Может из-за этого? Но... рога...
Но ведь та... Женщина? Демон? Она кинулась спасать ту тварь... Она любила его? Демоны могут любить? Даже они могут в отличии от тебя.
Жалкое подобие... Человеческое разочарование...

Так она сидела, пока одна из служанок не отвела де Шоте в предоставленную ей комнату. Женщина звучала достаточно взросло, - так оно и оказалось: когда Линда увидела отражение прислуги ее же глазами, она увидела полноватую женщину в возрасте, что заботливо расчесывала волосы Аделинды.
Баронессу разрывали два чувства, - она очень хотела принять ванну, смыть с себя сажу и грязь, но с другой... это означало раздеться перед неизвестным человеком и позволить служанке выполнить порученное поручение.

Это было унизительно...
Сжавшись калачиком в воде, девушка с трудом позволяла выпрямить свои руки или сменить позу.
- Синьора, все в порядке? Почему вы плачете? - Озадачилась женщина.
Аделинда резко сжалась, испуганно "глядя" на нее:
- В-в-все х-хорошо...
Когда де Шоте ложилась спать, женщина заверила, что вернется утром, да еще и новое платье принесет, - дочь Генриха пыталась что-то возразить, не желая принимать столь щепетильную заботу... Она и без того была беспомощна, как слепой котенок... буквально.
Но, как и всегда, ее мягкий отказ с умилением приняли за скромность, и Аделинда оказалась одна в незнакомой спальне.

На следующий день господин де ла Моро удостоил ее своей беседой. Это внесло некоторое недолгое спокойствие - по словам Франческо отец был в порядке, и Аделинде не стоило беспокоиться, нужно было просто подождать немного больше... Но на вопрос, где находился сам правитель Ниборна, юноша ответа не дал. В какой-то мере это обеспокоило Линду, но с другой стороны это заставило ее вздохнуть спокойно - она боялась этой встречи из-за своего наваждения.
Видимо, юную баронессу и правда решили оберегать и окружить заботой и покоем после всей этой разрухи и смерти, окружившей Аду накануне. Она выглядела запуганно и неуютно... От этого с ней носились, как с писанной торбой. Но вместо облегчения девушка лишь больше замыкалась в себе, параноидально нащупывая, где же в этом палаццо находится тифлинг... Это было неосознанное поведение - игра взбудораженного подсознания, страх в душе ментального мага, желавший знать местоположение потенциальной угрозы, которой воспринималась рогатая после стычки с демоном.

- Г-где Амели?
- Не беспокойтесь, синьора, ей намного лучше. - Сказала служанка. - ...Она сказала, Вы играете на клавесине?
- Д-да, а-а что? - Робко спросила Аделинда.
- Ну... - С теплой улыбкой в голосе сказала женщина. - В кабинете синьора Сальгари как раз стоит такой. Он играл когда-то, но, видимо, у него не сложилось отношений с этим инструментом.
Если Вы позволите, я могу отвести вас. Вы выглядите так напряженно, что мне даже неловко - Вам необходим отдых, синьора.

Оказавшись перед клавесином, де Шоте заметно оживилась, но не приступала к игре, смущенно попросив женщину оставить ее на какое-то время.
- Не с-с-стоит обо мне б-беспок-к-коиться... П-правда... Я дождусь В-вас.
И так, Аделинда приступила к своей импровизации, оставшись наедине со своими мыслями и музыкой, пока ее разум блуждал от глаз к глазам... От слуги к слуге... От охранника к охраннику...
Аделинда хотела понаблюдать за тифлингом... Она чувствовала в этом острую, нездоровую, поедающую изнутри необходимость... Все ближе и ближе... Интересно, что происходило в этой рогатой голове...

+1

3

«Дия вновь попадала в ту знакомую ей ситуацию, когда грозы и молнии, все тучи мира собираются аккурат над ее головой. Пара капель, предвестников ливня, уже упали на макушку.» (с) Лоренцо Сальгари

Арадии не нравилось в палаццо. Она этого не скрывала, просто при Лоренцо об этом ни разу не упоминала; а тот, если и догадывался, никак на это не реагировал. Еще бы. Разве у доблестного правителя Ниборна было время на капризы его ручной демоницы? Разве имела тифлинг право сказать что-то против? О нет, здесь, среди этих неуютных серых стен, Дия была не больше чем нежеланным гостем, которого все терпели лишь потому, что того хотел сам хозяин.
Ее воля была в руках Сальгари. Ее жизнь была в руках Сальгари.
Нравилось ли девчонке это?
Нисколько.
Но она свыклась, терпела лишь потому, что... потому что... привязалась к Лоренцо?
Было в этом что-то больное, неправильное - испытывать что-то, кроме жгучей ненависти, к человеку, который сломал тебя, разбил, как фарфоровую куклу, заковал в цепи; было что-то отвратительное в том, чтобы добровольно искать встречи с тем, кто тебя изнасиловал.
Впрочем, Арадия никогда не отрицала того, что психически нездорова.
Ей сломали всю жизнь. И Сальгари не без удовольствия проходился по обломкам.
* * * * *
Герцог не удостоил ее встречей ни на следующий день после своего триумфального возвращения, ни даже спустя два дня, и это заставляло рогатую нервничать. Черт возьми! Он не сразу вернулся в Ниборн после путешествия в Ариман, в которое она покорно за ним отправилась, а теперь еще избегал полукровку по каким-то своим невероятным причинам - и как тут было не злиться, молча сжимая зубы? И Дия злилась, напряженная до состояния натянутой струны, грозившейся лопнуть в любой момент, и здешние пустые и холодные серые стены давили на разум сильнее любого ментального воздействия. Хуже всего было то, какие взгляды, раз за разом обжигающие ее кожу, ей приходилось терпеть... и молчать.
Злобные. Неприязненные. Настороженные. Недоверчивые. Все эти люди вокруг будут рады при любой удобной возможности избавиться от рогатой нечисти, дышащей их воздухом и живущей под их крышей. Но пока был жив Лоренцо - Арадии ничего не угрожало. Ни слуги, ни стража не зайдут дальше презрительных взглядов в спину, грязных слов и отвратительных мыслей, от которых девчонку уже тошнило. А если и зайдут... она им ответит.
Иногда, правда, от собственных душевных метаний тифлинг кое-что отвлекало - присутствие в в палаццо гостьи, дочери барона Аримана, о которой порой шептались между собой слуги. Дия помнила их мимолетный разговор (и нет, не корила себя за грубость в адрес наследной баронессы), а из чужих слов делала вывод, что госпожа де Шоте - человек скрытый, скромный и беспомощный из-за своей слепоты. Первым двум пунктам очень легко находили оправдание - мол, баронесса все-таки далеко от своего родного дома и никого здесь не знает, но вот у Арадии это вызывало отнюдь не жалость.
Только раздражение. Жгучее.
«Зачем она здесь? На кой черт?»
* * * * *
Тифлинг поднималась по лестнице, отстранено глядя куда-то перед собой, погруженная в собственные мысли. Ей было невдомек, что кто-то в этом огромном палаццо пытается найти ее и вовсе не для того, чтобы разглядеть поближе. Остановившись на самом краю последней ступени, Дия вдруг дрогнула, вынырнув из омута с собственными чертями, и повертела головой, останавливая взгляд на стоявшем неподалеку стражнике. Мужчина, скосивший на нее глаза, отреагировал как и многие - скривил уголок губы, высказывая свое явное неудовольствие стоять здесь, рядом с демоническим выродком, и не иметь возможности что-либо сделать.
- Что смотришь, чудовище? - донесся до Арадии хриплый шепот, но девчонка промолчала, лишь непонимающе хмурясь и отворачиваясь.
Где-то на коже вновь кольнуло, словно мазнул по спине чей-то слишком внимательный взгляд, а потом все стихло. Полукровка была готова признать, что ей это всё просто показалось, и уже сделала было первый шаг от лестницы прочь, как остановилась как вкопанная снова.
Кто-то столкнулся с ее ментальным барьером. В ее голове. В ее голове с ее ментальным барьером. О, Дия знала, прекрасно знала, как это ощущается, и очень надеялась, что вместе с Балором останутся позади и все попытки сломать ее защиту или проникнуть в мысли.
Лоренцо так не делал.
Тогда кто?
Ответ почему-то напрашивался сам собой. Не этот идиот, стоявший за спиной Арадии. Не слуга, проходивший мимо. Аделинда, мать ее, де Шоте.
О, кажется, только что кто-то из женщин обмолвилась, что отвела баронессу музицировать на клавесине в кабинете достопочтенного герцога? Вот и отлично. Значит, милая рогатая девчушка сейчас придет помочь ей нажимать на клавиши и, возможно, даже не сломает при этом ариманской шлюхе все пальцы. Дию передернуло от закипающей в ней злости, и она, скользнув когтями по перилам, с непривычной для людей резкостью вдруг рванулась прочь от лестницы, скрываясь в полумраке коридора.
«Да что она себе позволяет?!»
Всё, что находилось в голове полукровки, должно было оставаться только там.
«Только там»
Аделинда хотела посмотреть, о чем тифлинг думает? Так она ведь может сказать ей это прямо в лицо! Зачем такие сложности?
Арадия знала путь к кабинету Сальгари наизусть и даже не стала прощупывать ментальный фон, чтобы убедиться, что баронесса там. Оглядевшись, она кошкой скользнула в приоткрытую дверь, закрывая ту за собой, и зацепилась взглядом за одинокую фигурку, восседавшую за клавесином.
- Если ваша светлость хотела меня видеть, необязательно было лезть в мою голову. Меня можно просто позвать, - незримо для де Шоте девчонка оскалила клыки, не двигаясь с места. О, станцевать с Аделиндой они еще успеют...

+1

4

Ее пальцы бегали по клавишам, однако, на данный момент, мелодия ограничивалась лишь вступлением - спокойным, медленным, спокойным и тревожным одновременно, и музыка выдавала ее эмоциональный настрой.
От де Шоте веяло беспокойством, напряжением и одиночеством... Не нужно было быть ментальным магом, чтобы почувствовать предштормовые разряды, готовые ударить где-то в океане.
- Наконец...
Служанка господина Сальгари, наверное, не могла и представить, что сейчас она почти буквально спасла ее жизнь... Или, по крайней мере, психику. Инструмент был манной небесной для нервной баронессы. Оторванная от дома, от отца - оставленная в незнакомом месте, без кого-либо знакомого рядом (не считая Амели, - но и та была сейчас в лазарете), пока ее отец остался в горящем остове родного Аримана.

Мелодия

- Почти... Почти... - Думала баронесса, осторожно протягивая нити своей связи с тифлингом. Все ближе и ближе... Она уже видит ее глаза... Белые, лишенные зрачков и радужек... Так похоже...
- Нет, это неправильно... - Аделинде было не по себе оттого, что эта девушка была так похожа на нее издалека, и, теперь увидев очередную схожесть, баронесса почувствовала себя... неуютно.
Она забеспокоилась и постаралась "убежать", перемещаясь с разума к разуму, когда тифлинг стала выглядеть взволнованно... Неужели она ощущала ментальное присутствие ариманской гостьи? Как это было возможно?
Ее трусливое сердечко застучало быстрее, а дыхание ускорилось:
- Давай... Давай... Ты можешь... - Зажмурившись, баронесса все же решилась на то, против чего буквально кричала ее мораль и принципы не лезть в чужой разум без разрешения... Соблазн был слишком велик, любопытство - слишком сильным.
- ...Что?!
Ничего... Не просто ничего. Ментальный блок.
Паника поселилась в душе де Шоте. Она знала это ощущение еще со времени собственного обучения, ведь ее наставник владел похожим барьером. Линда умела ломать эту стену у менее опытных или равных себе магов... или же обходить эту защиту.
Но сейчас столкновение с ней было столь неожиданным, что баронесса даже захотела встать и убежать обратно в предоставленные ей покои... если бы она только знала этот замок... это палаццо... и была зрячей.

Пока она заступорилась в своем страхе, ее уши расслышали тихие шаги, а затем раздался и голос рогатой женщины. Ада обернулась, замерев на секунду и прервав мотив, прежде, чем отвернуться снова и продолжить игру на клавесине:
- Я н-не думала, что В-в-вы з-захотите со мной в-вид-деться... - Немного нервно ответила младшая де Шоте, заикаясь... Теперь непонятно, почему, - из-за происшествий на родине или же из-за неожиданной встречи с тифлингом. Но она надеялась, что полукровка поймет ее точку зрения - то, как она отрезала де Шоте и ее попытки общаться последний раз, было хорошим поводом не стремиться нарушать покой тифлинга.
Ее плечи приподнялись, а спина немного ссутулилась, будто готовясь к удару:
- Я-я... Я не х-хотела... Я п-просто... - Вздохнув, девчушка занервничала и нервно заморгала, пытаясь подобрать слова, которые не обидят рогатую.
"...Никогда не видела тифлинга", "...Никогда не задумывалась о ваших чувствах", "...Всех вас считала отродьями".
- Я н-не хотела об-б-бидеть Вас... т-тогда... И, тем б-более, с-с-сейчас. Моя с-совесть... Я... - Всхлипнула Аделинда. - Я в-виновата...
Пойманная на собственной оплошности, баронесса забивалась в собственное сознание, избивая себя моральными плетьми. Она была готова к осуждению и порицанию и смиренно ждала его. Аделинда было хотела что-то сказать, но ее голос то и дело срывался...
Затихнув, де Шоте обернулась и повернулась в пол-оборота на пуфе, глядя своими бельмами в пустоту перед собой. Несмотря на спокойное лицо, по щекам девчушки текли огромные "крокодильи" слезы:
- Я не была готова к такому повороту событий, после того... После того, что было в Аримане... Это правда не давало мне успокоиться... Это было очень грубо... Простите меня. - Коснулся разума полукровки шепот баронессы. Невербальная речь Аделинды не запиналась и не искажалась эмоциями. - Позвольте говорить так? Я не хочу надоедать своим заиканием...
Линда боялась... Но интерес был сильнее. И, как с детства учил ее Генрих и его покойная жена: "Не знаешь, что делать? Убей собеседника добротой", - хотя чувство вины за грубость при прибытии в Ниборн было настоящим.

Отредактировано Аделинда де Шоте (13-01-2018 03:26:22)

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ » В одиноких стенах