http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Тайтранакс, воли Его провозвестник


Тайтранакс, воли Его провозвестник

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

float:right
1. Имя:
Тайтранакс — имя,
Авилдасур — должность и титул в религиозной организации,
Песчаный змей Альши-Кхсира — прозвище в одной из легенд, известных среди следопытов.   

2. Возраст:

788 полных лет (9818 года рождения).

3. Раса:
Металлический дракон. Бериллиевая бронза.

4. Профессия:

Истолкователь повелений и воли Его провозвестник, хранитель Северной Грани и страж Кхсира.

Деккар — «Хранитель Всего Сущего» и «Смотрящий над Временем» — нейтральное божество иномирного происхождения, чей культ распространен на территории Золотой пустыни. Несмотря на короткий срок существования этой религиозной организации она владеет храмами в Эмильконе и Лайнидоре, а также рядом прихрамовых учреждений, самым известным из которых является школа боевых искусств Багровая Дюна. Имеет несколько скрытых от посторонних глаз святилищ, а также множество разбросанных по пустыне и берегам Гелиона алтарей. Культисты возносят молитвы на «языке бога», посредством которого созданы их священные писания. Самым известным среди них является Кайтас — «Закон жизни».
float:leftИменно он часто становится причиной нетерпимого отношение культистов к жрецам иных богов, ряда магов и алхимиков, сталкивая их лицом к лицу. Впрочем, этой неприязнью отвечают угрожающие святилищам деккарийцев светлые — они в видят в последователях «бога времени» тех же некромантов, только в профиль. Но что же такого вызывающего в убеждения Деккара и действиях культистов? Ответ как нельзя прост — масса принятых в их среде табу. Так, с точки зрения Закона жизни всякое вторжение в мир мертвых является тяжким преступлением. В число недопустимого можно отнести как создание или призыв нежити, так и само ее существование в обход положений Кайтаса. Сотворение или использование средств, продлевающих длительность жизни или дарующих бессмертие. Любое воскрешение вне зависимости от того, кем оно было применено. И так далее — противоестественных вещей и явлений с точки зрения жрецов достаточно много, однако в силу объективных причин они не борются с ними за территорией распространения культа. Лишь некоторые группки за пределами Золотой пустыни все же могут заявить о том, что отсутствие закона не освобождает от ответственности, а открытое пренебрежение и игнорирование иных порядков и традиций порой оставляют о последователях Деккара крайне неприятные впечатления.   
Наибольшим влиянием у деккарийцев пользуются основатель религиозной организации морской эльф Аттирас, духовный лидер Тайтранакс, настоятели храмов и хранители святилищ. Несмотря на то, что исполнять волю своего божества жрецы должны практически вечность, они отличаются завидной активностью и небывалой агрессивностью вблизи своих святынь. Что, впрочем, никак не мешает им в краткосрочной перспективе действовать сообща даже с теми силами, которые в конечном счете культисты стремятся искоренить: могут объединяться с светлыми магами для истребления нежити или, напротив, с темными магами для защиты уже от светлых. Меж тем сил и возможностей, дарованных Деккаром для несения его воли, часто с избытком хватает жрецам для несения возмездия нарушающим Закон жизни, а также защиты себя от всевозможного неприятеля. Они могут накладывать на душу различные заклятья-печати, призывать павших братьев и использовать в заклинаниях материю из обители своего божества. Для отражения серьезных угроз на помощь жрецам приходят хранители святилищ, однако хоть в услужении у культа имеются только два дракона, их совместные действия смогли побороть любую выступившую против них силу. Во всяком случае до сегодняшнего дня.       

5. Внешность:

float:rightСовсем немногие имели возможность рассматривать Тайтранакса с близкого расстояния. Однако же, чтобы заметить его сходство с медными собратьями, вам хватило бы и крохотного силуэта — этот ящер действительно имеет несколько отличительных черт, несвойственных драконам в представлении подавляющего большинства. Первым и самым существенным из таковых является, безусловно, беспалое крыло. Порой из речей Тайтранакса можно услышать, словно его предки так тянулись к обжигающей поверхности Золотой пустыни, что почти утратили способность летать. Но не верьте этому вздору — даже относительно короткое крыло позволяет этому холоднокровному отрываться от земли, хоть и накладывает вместе с тем определенные штрихи на повадках и характере в целом. Так, змей Альши-Кхсира был птицей низкого полета еще с той поры, как властвовал песками. Это вселяло в него чувство уверенности, безопасности, нежели купайся он в воздушных волнах на недосягаемой высоте. И он также один из драконов, чье крыло может стать оружием намного более опасным, чем хвост или когти, ведь каждый надрыв перепонки освобождает из оков смертоносные косы, так и жаждущие пробить чешую неприятеля. Все это вкупе с небывалой ловкостью на земле когда-то предопределяло любую его тактику выживания в борьбе с кем бы то ни было — прижать к поверхности и уничтожить, если это удастся.
Но это, как было замечено, когда-то. Утратив контроль над стихией Тайтранакс был вынужден покинуть привычную среду обитания и переместиться в узкие ущелья, где его небольшое крыло все также оставалось неоспоримым преимуществом. Отличить его от представителей чисто-медной братии меж тем достаточно легко — кожистая перепонка тянется от хвоста до самой шеи. Она же позволяет образовывать под телом воздушную подушку, достаточную для довольно беззаботного плавания, так что если вам удалось увидеть спускающуюся по реке огромную тушку, знайте — она живая. Впрочем, на счет ее огромных размеров можно поспорить, если определиться, с чем сравнивать. Рост Тайтранакса в холке не превышает пяти метров, что для драконов его возраста является не таким уж и выдающимся показателем. Ведь даже несмотря на особенности крыла, строение его тела в целом не имеет существенных отличий: у него все так же две пары лап, на каждой из которых по пять пальцев, одна голова и один хвост. Последний к слову, в два раза превышает длину туловища и имеет на конце острый шип, довольно часто применяющийся в схватках.   
В памяти Тайтранакса храняться те моменты, когда песочные ванны полировали его чешую до золотого блеска, едва отличимого от покрова драконов с аналогичным названием, но неумолимый ход времени брал свое всякий раз и возвращал окрас к привычному медно-красному цвету. На крупных чешуйках вдоль позвоночника и конечностей дракона можно наблюдать матово-темное покрытие, свойственное драконам данного вида бронз — бериллиевые отложения в довесок всякому живому, кто осмелится подвергнуть их ковке. Сам по себе покров ящера обладает выраженным рельефом и гладок лишь в тех местах, где сложен из чешек наименьшего размера, по бокам туловища, вдоль хвоста и крыльев. Металлические наросты на голове в свою очередь визуально увеличивают ее размеры и придают этому светлому созданию весьма недружественный вид, образуя подобие шипастой бороды. Морда вытянута как и у большинства его сородичей, однако имеет крайне любопытное строение, при котором ноздри расположены выше уровня глаз, а те в несвойственной драконам манере затянуты полупрозрачными веками. Ряд внешних зубов, формирующих хищный оскал, завершают описание внешности Тайтранакса в его истинном виде.
*****
float:leftЧто же касается низшей формы, то служитель Деккара оставляет ее неизменной с тех пор, как смог впервые использовать. Представляет она собой типичного мужчину из народа темных эльфов или, если быть внимательным, его полукровку, беря в расчет темный цвет волос. Это обличье меж тем несет в себе те качества, которые оно имеет и у своих исконных носителей — даже принявший его дракон уступит человеку в силе, однако даст фору в ловкости и скорости. Не более, но и не менее. Впрочем, даже не взирая на эти особенности Тайтранакс умудряется создавать впечатление пребывающего в вечно полусонном состоянии дроу с медлительными, вялыми движениями и мимикой.
Если оставить в стороне различные церемониальные наряды, его стиль одежды в целом образует довольно странное сочетание, включающее элементы эльфийских традиций и облачения, принятые у людей с юга. При этом они не отличаются вышивкой или украшениями, могущими подчеркнуть статус первожреца, и походят по материалам и покрою на одежды либо простолюдина, либо лайнидорского следопыта — здесь уж кто что углядит. Так, в драконьем гардеробе можно отыскать туники, штаны и котты темно-серых тонов, рубахи и пояса  желто-коричневых; на верхней одежде часто можно наблюдать высокие и широкие разрезы, чтобы та не мешала движению ног и не препятствовала верховой езде. Обувь Тайтранакса как правило представлена в виде сапогов, причем исполнены они могут быть посредством как кожи, так и плотных тканей, а перчатки или подобные им предметы почти всегда отсутствуют, оголяя кисти рук.
Аксессуары тем временем разнообразием не блещут, оставляя дракону лишь пояс и пару навешанных на него причиндалов: сумки, фляги, ножны — ничего нового ни один путешественник тут не увидит. Хотя, порой его взору могут открыться ламеллярный нагрудник, наручи или наплечники, носимые учениками и прочими представителями Багровой дюны. Еще одной любопытной деталью в описании могут стать пивафви на плечах жреца, добровольно отданные их прежними владельцами. Правда, тот предпочитает скорее более удобные укороченные накидки — по сравнению с цельными эльфийскими плащами они, конечно, могут казаться жалкими огрызками, однако все же выполняют возлагаемые Тайтранаксом задачи.       
float:rightСкрываемое подобными элементами одежды лицо меж тем едва ли удивит единожды повидавшего остроухих созданий. Должно заметить, что ныне принимаемый драконом образ действительно был взят не с небесного потолка, а вполне реального дроу за исключением измененного цвета волос. Ведь совсем не надо быть преуспевающим следопытом, чтобы заподозрить в путешествующем по Золотой пустыне темном эльфе неладное, и хоть сей факт не особо смущает жреца, он все же изменил в прообразе несколько деталей и стал представляться полукровкой. Вытянутые уши и заостренные черты при этом остались на своих местах, а неприветливая физиономия определенно имеет что-то общее с истинным обликом дракона. Очи как и подобает красные, почти жгучие и прекрасные, взирают из под навеса тонких бровей, которые жрецу достаточно лишь приопустить, чтобы выказать свое недовольство. Прямой нос и высокие скулы аккуратно расположились на небольшом лице, однако узкий подбородок и опущенные уголки рта могут создавать вид озлобленного или неудовлетворенного жизнью эльфа вне зависимости от того, какие эмоции он в действительности испытывает. Впрочем, многие принимают это как само собой разумеющееся — разве может мужчина дроу выглядеть хоть как-то иначе? Волосы, как упоминалось ранее, черные, длиной до лопаток. Могут пребывать как в распущенном виде, так и собранными в хвост, в ряде случаев также сплетаясь в косы для ношения церемониальных украшений. В качестве небольшого дополнения к ним можно наблюдать несколько простых колец в ушах.

Размах крыльев —  20.7 
Длина тела —  11.1 
Длина хвоста — 13.9
Рост в холке — 3.8

Рост в двуногой форме — 1.65
Масса в двуногой форме — 59

6. Характер:

Тайтранкс типичный представитель вида драконов, именуемого по аналогии со сплавами на основе меди. И не важно, чистый, латунный или бронзовый — многие из них известны своим любопытством или добродушным отношением к смертным. Наш ящер здесь, разумеется, не исключение. Его всегда интересовали различные материи и явления, существа и их скопления, порождающие не менее удивительные цели и стремления. Увидеть морское дно, вступить с сексуальную связь с демоном, стать правителем — они могут быть глобальными или мелочными, легко достижимыми или находящими за гранью собственного понимания; но первое, что усвоил в усвоил в своей жизни Тайтранакс — не нужно спешить. Мир со всеми его знаниями есть довольный малый пирог для любого долгожителя и дракона в частности, всякий раз встающего перед выбором: умерить свой аппетит или зачахнуть от голода лишь подступив к старости. И подобные рассуждения предопределяли ход мыслей и действий дракона, он никогда не путешествовал, не изучал что-либо досконально, он даже не лез в чужие головы, что наложило отпечаток на его ментальных способностях. Это продолжалось до той поры, пока не случился момент истины, или диалог с Деккаром, существенно пошатнувший миропонимание Тайтранакса. Пошатнувший, но все же не опрокинувший. Да, ему открылось существование иных, вполне конкретных и неизведанных миров, где божество смогло установить свой порядок. Он узнал пути их познания, он узрел начало времен, ответив на зов эфира, но не изменил себе. Не изменил себе и своему порядку жизни, не приостановил последовательное достижение своих целей в угоду растущему голоду. Победа в борьбе с самим собой — вот, пожалуй, самое важное из достижений, которое жрец в глубине души жаждет себе приписать, хоть и знает, что это всего-лишь начало. Ведь Деккар, бесконечно расширив горизонт, породил столько сомнений и конфликтов, с которыми еще только предстоит столкнуться. 
Так кто же ныне такой Тайтранакс? Что ж, ответ на этот вопрос уже был дан. Дракон, беспрестанно борющийся с собственной жадностью. И, сколь бы странно это ни звучало, леностью. Последняя в определенной степени также оказывает свое влияние на этого ящера, что отчетливо видно в манере исполнения тех или иных действий, движениях и даже речи. Но его девиз «не спешить» все же остается довольно далеким от абсолютного ничегонеделания, так что назвать его медлительным можно вполне заслуженно, в вот ленивым — уже нет. Первожрец и его чувство собственной важности, спроецированное на мир и его обитателей, не порождает меж тем чрезмерного, язвительного высокомерия. Повлияли ли на это качество характера наследство предков с прочими обстоятельствами или нет, но дракон довольно легко находит общий язык с теми, кто на порядок ниже его и теми, кто располагается выше. Правда, в большинстве случаев рассчитывать на отношение к себе как к равному все же не приходится — Тайтртанакс четко знает границы и не допустит, чтобы кто-то вторгался на его ступеньку в пищевой цепочке, выражаясь фигурально. Исключением являются только те моменты, в которых этот кто-то становится прямым объектом драконьего интереса. При этом такому «счастливцу» не обязательно умело лавировать между этими самыми ступеньками, скорее всего для него объявление дружбы станет полной неожиданностью, как и последующее учение жизни с прочими мероприятиями. Иногда это даже походит на беспардонно навязанное покровительство, однако и его можно утратить, проигнорировав или сделав неправильные шаги. Другое дело вот, когда такие шаги и неверные деяния привлекают внимание жреца сами по себе — тут уже можно столкнуться не только с неприятельским отношением, но и открытой враждой, а сожрал Тайтранакс глупцов не в счет больше прожитых лет. Это, конечно, может указывать на его безжалостность и жестокость, вот только следует брать в расчет тот объем времени, которое он уделил пребыванию в среде смертных, прежде чем делать подобные выводы.
Как и любое живое существо, Альши-Кхсирский змей имеет свои привычки, вкусовые предпочтения, симпатии и антипатии. Его нельзя назвать честным, поскольку искусство обмана посредством магических иллюзий отражается также на словах и мыслях, но и считать его однозначно лживым тоже было бы опрометчиво, так как взаимодоверие для жреца все же остается не пустым звуком. Без него поддержание необходимого фона в религиозной организации, решение конфликтов и взаимодействие с окружающим миром в целом стало бы практически невозможным. Так что рассчитывать на слово дракона скорее приходится, чем нет, особенно если он ощущает перед вами свою ответственность. Для ее возникновения, впрочем, не надо обладать ничем сверхособенным — достаточно служить Деккару или, например иметь рыжие волосы. Естественные оттенки, схожие с медным окрасом родной чешуи, притягивают Тайтранакса, ведь он, как и подобает дракону, очень любит красивое. Что в его собственном понимании означает «похожее». Так, в его логове или святилище Северной Грани можно встретить огромное количество изделий из меди и бронзы, их легко наблюдать даже на одеяниях жреца в виде всяких застежек и пуговиц. А вот с благородными металлами дела уже обстоят иначе, и «фу, уберите эту гадость» из уст дракона являются далеко не просто словами. Например, в его городке даже запрещен оборот любых серебряных и золотых монет, да и кто вообще посмел считать их ценнее меди, м? По отношению к соответствующим драконам такого поведения, однако, не наблюдается. С ними первожрецу делить нечего и незачем, а вот самоцветные действительно могут стать целью для охоты культистов. Хотя, охота является в данном случае очевидным преувеличением, поскольку жертвой прислужников Деккара умудрились стать лишь те несколько молодых ящеров, волею судеб и в разное время вторгшихся на территорию святилищ. Сам Тайтранакс, безусловно, приложил свою лапу к их закономерному умерщвлению не просто так — чешуя из самоцветов необычайно важна для священных предметов и украшений культа, так что юные драконы могут ощущать определенную угрозу с его стороны. Ко всем остальным расам верховный жрец относится постольку поскольку, изредка проявляя интерес не только к людям, но и к отдельно взятым демонам. Однозначной неприязни удостоены лишь айрес, и дело здесь обычно не в том, что они часто не видят разницы между культистами Деккара и служителями тьмы, а в их нелегкой судьбе. Изгнанные из обителей творения по мнению Тайтранакса лишь позорят создателей своим существованием, и это досадное недоразумение он с гордостью готов исправить. Из глубокого уважения к старым богам, разумеется. Ко всем прочим же группам и социумам мнений одной направленности у жреца нет — он не испытывает лютой ненависти даже к нарушающим табу Кайтаса, хоть и проповедует принцип неотвратимости наказания. При этом, как ни странно, зачастую полностью игнорируя законы государств, где его вера распространения не получила.
Вести речь о фобиях жреца, должно заметить, долго уже не получится. Когда-то давно он боялся утратить власть над песками, но этот страх испарился вместе с порождавшей его причиной — дракон потерял контроль над стихией в конечном счете, лишившись львиной доли собственных сил и возможностей. А что теперь? Наверное, нет ничего неприятнее, чем подвести бога, волю которого ты продвигаешь в мире живых. Видеть гибель призванных из Ифлитса душ, взирать на разрушенные храмы и алтари, осознавать уничтожение культа как такового — вполне логичные и объяснимые страхи верховного жреца. Боится ли он смерти? Скорее да, чем нет. И не только на уровне инстинктов, но еще и из-за невыполненных или непоставленных перед собою задач. Ведь сколько бы раз Аш'Авилдасур не был призван в мир живых вновь, время будет уже не на его стороне.
В разряд явлений неприятного характера можно отнести еще и тишину. Дракон не испытывает перед ней страха как такового, но заметно быстрее засыпает при завываниях ветра, звонком звучании водопада или людской речи. Иногда он может слушать кого-то исключительно из красивого, приятного голоса, абсолютно не вдумываясь во вложенный в слова смысл. Это является и одной из причин расположения его логова вблизи крупной реки, шум течения которой доставляет Тайтранаксу чувство глубокого удовлетворения: да и принятие водных ванн является не менее важной составляющей в распорядке дня для ящеров его рода. Посему вопрос о том, кому на Альмарене жить хорошо, пропадает сразу при виде довольной бронзовой громадины, спускающейся вниз по Гелиону и поддевающей хвостом проходящее рядом судно.

Отредактировано Тайтранакс (04-11-2017 12:24:34)

+10

2

7. Биография:

Исходная (0-788)

float:rightВпервые увидеть голубой небосвод маленькому дракончику было суждено на побережье Кипящего моря, служившим домом для его предков вот уже не одно десятилетие. Для бронзовых ящеров это была вполне себе обычная и комфортная среда обитания, откуда представлялось возможным еще и контролировать проходящий рядом торговый путь. Вместе с тем это было довольно малолюдное и безопасное место — вирмлинг мог удалиться от родительского логова на несколько километров и не встретить для себя естественных угроз. Не сказать, конечно, что он часто пользовался этой возможностью, ведь исследовав округу дракончик со временем утратил к ней интерес. А дальше заходить ему уже не дозволял отец. Да, Тайтранакс даже сейчас хорошо его помнит — старший из семейства не обладал чем-то выдающимся для дракона, но попытался привить своему потомству чувство меры, считая его важной составляющей в благополучии каждого из властителей неба. В целом учение морали оказало на вирмлинга должное влияние и он сохранил наследие своего родителя, так что знай этих ящеров в разное время вы бы нашли у них много общего. Может быть, даже слишком много. Однако говорить, что в памяти повзрослевшего Тайтранакса остался только отец, не совсем верно. Ведь на протяжении многих часов он способен рассказывать вам о своих братьях, о ловле рыбы в бескрайнем море и строительстве песчаных замков, об играх с матерью. И, пожалуй, именно ее учение заложило основы магических знаний, которыми дракон владел существенную часть своей жизни. Владел, но обо всем по порядку — сперва молодой дракон покинул свой дом и направился навстречу огромному неизведанному миру. Или, если точнее, перемещался вдоль побережья до тех пор, пока не наткнулся на довольно крупный город — Эмилькон. В его округе ящер впервые использовал эльфийский облик, вот только первый опыт полноценного общения с двуногими созданиями оказался у него уже не столь удачен. И виной тому послужил целый ряд обстоятельств, начиная с неподходящей внешности дроу и заканчивая местными законами, который тот успел по незнанию нарушить. В определенной степени случившееся даже отпугнуло Тайтранакса от крупных селений и притушило интерес к маленьким формам жизни, после чего его путь лежал уже в объятья раскаленных песков, на поиски подходящего места для логова.

*****

Золотая пустыня хранит в себе много тайн и легенд, и порой среди ее обитателей можно услышать о городе-призраке — Альши-Кхсире. Хотя, называть его так было бы ошибкой, поскольку поселения с таким названием никогда не существовало в действительности. И тем не менее его можно найти на картах некоторых путешественников, умудривших побывать в этом месте и вернуться невредимыми. Они рассказывали о величественных постройках и сотнях их обитателей, проживающих в сокрытом песчаными холмами городе, где можно найти и узнать практически о все, что только душе угодно. Однако в противовес их различным историям часто приводят суждение лайнидорских следопытов, гласящее, что Альши-Кхсир есть не более чем опасный мираж, способный отнять не только ваши материальные ценности, но и жизнь. И, как и прочие подобные явления, такой мираж имеет своего создателя — песчаного змея, чей силуэт они изредка наблюдали на горизонте близ мистического города.
Как вы уже догадались, основам для этих историй послужили деяния Тайтранакса. Сооружая из песка и земли подобия стен, зданий и дорог он нанизывал на них различные иллюзии и наводнял улицы фантомными жителями, развлекая всевозможными образами не только себя, но и наткнувшихся на подобное творение странников. И лишь опытные следопыты могли разглядеть в Альши-Кхсире обман, стараясь никогда к нему не приближаться. Другое дело, что город-мираж сам по себе мог появиться абсолютно в любом месте, где только останавливался его создатель, о чем свидетельствуют и отличия в рассказах путников: иногда он имел высокие башни, в чьей-то истории были огромные крепостные стены, а порой город возникал недалеко от оазисов. Доказательством его существования при этом могли становиться различные сувениры, бесполезные безделушки или даже монеты, которые оставались у побывавших в Альши-Кхсире. Ведь несмотря на все особенности развернувшегося представления его творец был вполне настоящим — он выуживал полезную информацию или веселил себя, взамен отдавая ненужные вещи. Или убивал непонравившихся посетителей, получая эти самые ненужные вещи и утоляя голод. Однако увидеть это поселение нельзя уже как несколько веков — повзрослев Тайтранакс покинул пустыню и перестал промышлять подобным баловством. Так и Альши-Кхсир в день настоящий является не более, чем легендой, пересказом историй давно уже ушедших из жизни путников.

*****

Прошло почти три сотни лет с момента рождения. За это время случилось много интересных событий и памятных встреч, а дракон так и не прожил в одном месте достаточно долго, чтобы начать называть его своим домом. Возможно, согревающие пространства Золотой пустыни действительно не были подходящим обиталищем для бронзового дракона, тяготеющего к водной глади, что в конечном счете вновь побудило его сдвинуться с места. Но направился он, как можно было предположить, не на юг, откуда когда-то начал свой путь, а на восток. Прямиком к одной из крупных рек, служащей связующим звеном в торговле между Эмильконом и центральными государствами материка. Там Тайтранакс обустроит свое постоянное логово, найдя покой в шуме гелионского течения, а также установит более тесный контакт с упомянутым эльфийским городом. Наученный общением с жителями пустыни дракон уже не будет испытывать никаких трудностей, изучит здешний уклад жизни и традиции, обзаведется некоторыми знакомствами и связями. Но самой важнейшей в этот короткий период времени станет, безусловно, первая встреча с культом Деккара. Важнейшей не с точки зрения каких-либо достижений, но с позиции жизненного пути — ведь кто знает, как все могло повернуться, не согласись дракон исполнить очень простую, но вместе с тем судьбоносную просьбу.
Сутью ее было помешать деятельности не в меру активных некромантов, промышляющих недалеко от границ города-государства, разрушить их святилище и по возможности перебить его обитателей. Что может быть проще? Тайтранакс, исследовавший намеченную область, действительно обнаружил подходящее под описание место, и уже едва ли что-то могло бы помешать ему исполнить задуманное. Однако не все прошло так гладко, как он задумывал изначально. Обрушив на неприятеля стихию земли он без труда сравнял с ней неказистое строение, а применив ментальные способности и удары молнии сразил большую часть противостоящих ему чернокнижников. И несмотря на это не смог достичь желаемого результата — чем дольше длился бой, тем большее количество духов наводняло охваченное им поле. Сперва это были незаметные единицы, но когда счет пошел на десятки дракон был вынужден отступить, не имея возможности наносить им хоть какого-либо ущерба. Впрочем, отступаться от своих задач уставший ящер намеревался едва ли. Он занял наблюдательную позицию и принялся выжидать, обдумывая наиболее подходящую тактику для истребления недобитых призраков. И какого же было его удивление, когда они... Попросту исчезли.
Осмотрев руины Тайтранакс удостоверился в том, что ничего разумного в округе больше не осталось, собрал несколько трофеев в виде россыпи самоцветов и закономерно посчитал свою работу выполненной. Однако осознать суть произошедшего он сможет лишь годы спустя, когда поймет, что по результату этого странного сражения победившей стороны не окажется.
http://s7.uploads.ru/t/iHP0A.jpg
Много воды утекло с тех пор, как дракон обосновался на одном из берегов Гелиона. Бед он не знал и, думалось, откуда же им взяться? О прошедшей некогда битве с толпой призраков и вспоминать-то забыл, но ее отголоски со временем настигли осквернившего святыню Деккара. И началось это, как ни странно, довольно для него неожиданно. Сперва магические потоки порой отказывались повиноваться, образовались пробелы в памяти, что не могло никак уложиться в драконьей голове в принципе. Как такое вообще может быть? Чешуя заметна поблекла, проявилось чувство недомогания. Но Тайтранакс никогда не испытывал подобного прежде и не воспринимал все эти изменения всерьез, полагая, что со временем все неприятные мелочи должны проходить сами собой.
И грянул гром.
Нет, это не божественная воля расколола небесную гладь, неся возмездие невежественному ящеру. Обстоятельство, побудившее его высунуться из своей берлоги, было куда прозаичнее — межвидовая конкуренция. Ведь дракону должно быть обычным делом встречать себе подобных, полностью игнорировать или бороться друг с другом. И когда дело доходило до последнего, существенная часть таких стычек являлась следствием посягательства одного властителя неба на территорию другого его сородича. Так, в нашем случае на кону стояла небольшая область, где ветра Золотой пустыни приносили песок к правому берегу Гелиона. Вот только битву за облюбованное пространство Тайтранакс проиграл еще до ее начала, и тот факт, что он выдержал первый размен ударами с синим драконом и успел скрыться в глубине речного течения, сам по себе является невиданной удачей.
Да, в конченом счете песчаный змей Альши-Кхсира признал поражение и не предпринимал попыток по возвращению некогда принадлежавшей земли. И волновало его уже тогда совсем другое — как бороться с собственным бессилием. А за ответом на решение этой нетривиальной задачи он направится в близлежащий Эмилькон, где узнает от некоторых жрецов, что его душа была неоднократно подвергнута проклятью. Вот только с момента его наложения прошло столько лет, что ни один встретившийся дракону волшебник попытаться снять эту набравшую силу гадость так и не решился. За сим последовало логичное предположение Тайтранакса, мол, он всего-лишь плохо ищет. И в попытках достать из своей памяти события минувших дней он вспоминает о том злосчастном святилище, и о людях, которым оно так не понравилось. Впоследствии прилагая где-то определенные усилия, а где-то складывая два плюс два, дракон узнает о культе Деккара, на жрецов которого совершил нападение. И о тех его последователях, что можно отыскать даже здесь, в городе морских эльфов — результаты рысканий проклятого, конечно, по итогу оправдали его надежды, однако все это было только началом. Затянувшейся прелюдией к обретению истинных целей.

*****

Бронзовый ящер уже преступил порог четырехсотлетия, когда впервые встретился с эльфом Аттирасом — лидером последователей Деккара. Этот остроухий-то и раскроет суть происходящего в полном его освещении, поведав о проклятии и о том, как его можно снять. Не испытывая при том особой ненависти к осквернителю он знал почти наверняка, что тот в скором времени погибнет, если не получит прощение божества. Однако вот путь, предложенный жрецом, сперва показался дракону абсолютному недопустимым по целому ряду причин. Во-первых, для избавления от своего недуга он должен был пройти обряд Очищения, не гарантирующий меж тем положительного результата. Во-вторых, чтобы иметь возможность его пройти, проклятому необходимо было заключить договор с Деккаром, что в свою очередь подразумевало служению этому богу. В-третьих, голову Тайтранакса еще не успели покинуть мысли о том, что он сможет найти более простой способ для решений своей проблемы. Но после нескольких неудачных попыток он за неимением иных вариантов все же уступает и соглашается на предложение деккарийского жреца.
Последующий десяток жизни судьба вынуждает дракона изучать прежде не встречавшийся ему язык, священные писания и основы веры. Он узнает о самом Деккаре, Кайтасе с его порядками и Ифлитсе с его материей, погружаясь в ежедневные молитвы и идею сохранения всего живого, продвигаемую культом. Параллельно помогает Аттирасу в получении разрешения на возведение храма в Эмильконе, а также собирает остатки своих сил на возведения святилища взамен разрушенного — оно-то и будет впоследствии названо Северной Гранью. Уникальная в своем роде святыня была выскоблена драконьей магией в небезызвестном плоскогорье, недалеко от места где протекает столь полюбившийся ему Гелион. Она имеет огромные размеры, множество геометрических узоров и сложный замысел, в который вложил душу ее создатель. Так проходит еще несколько лет и в конце концов новообращенный послушник обретает свою возможность пройти обряд Очищения, в котором просит избавить его от убивающего проклятья. Но и здесь не все так просто, как казалось на первый взгляд — в обмен на сохранение жизни божество потребовало соразмерную жертву. И Тайтранакс принес ее, заплатив, наверное, самым дорогим, что у него на тот момент оставалось — властью над песками.
С тех пор стихия ни разу не откликнулась на зов дракона, ни один жест или магический поток больше не позволил ему управлять землей. Но, справедливости ради, он хотя бы смог ощущать их, как и прежде. Смог чувствовать вновь приливающие силы, хоть полное их восстановление впоследствии также заняло немало времени. Смог увидеть на горизонте своего будущего проблеск, прорезавшийся сквозь непроглядную пелену.   
А что дальше? Что ж, жрецом в понимании культа Тайтранакс не стал, а потому был полностью свободен в выборе своего дальнейшего пути. Он был послушником — моивеном, — мог молиться и получать небольшие дары от Деккара, но в чем же разница? Так уж повелось, но звание жреца в культе можно было получить только установив тесную связь с Ифлитсом, причем сделать это самостоятельно, создав его непосредственный компонент — эфир. Подобно магу огня, создающему магическое пламя, или заклинателю света, манипулирующему солнечным сиянием. И до того, чтобы суметь творить подобное, послушнику нужно было еще многому и многому учиться, надеясь на отклик ифлитской материи. Ведь это не та сила, что открывается всем и каждому — она инородная по своей сути и не встречается в этом мире сама по себе. Словно у каждого существа есть своя предрасположенность к дарам Деккара, не проявляющаяся меж тем никаким очевидным способом.

*****

Особенности богослужения моивенов позволяют им самим не отчуждаться от прошлого, сохранять семьи и вообще продолжать вести привычный образ жизни. Некоторые обычаи культа могут даже натолкнуть на мысль, будто никакого порядка в их организации не бывало и вовсе. Хочешь — молись, не хочешь — нет. Например, упомянутое ранее Очищение непосредственно у жрецов может использоваться уже в иных целях. Потерявший возможность исполнять свой долг служитель Деккара совершает Катн — обряд, базирующийся на тех же принципах. В нем жрец отдает богу свою память и силы, которые он получил за время служения, после чего продолжает жить своей обычной жизнью как ни в чем не бывало. Причиной же таких явлений в культе могут быть разные вещи: иногда его последователи обращаются к Катну из-за собственных сомнений, старости и прочих обстоятельств жизни, а порой этот обряд может становиться карой за серьезный проступок и тогда начинает восприниматься никак иначе, как изгнание, исключение из культа. При этом чем бы не занимался жрец далее, отреченный или верно служащий своему богу, где бы не тратил свое время моивен, в молитвах или сборе урожая — все они уже заключили договор с Деккаром, связав свои души с его обителью неснимаемой печатью. Благодаря ей каждый из последователей верно послужит божеству после смерти вне зависимости от того, как они исполняли его волю ранее.
float:rightНо что же Тайтранакс? Возвращаясь к рассказу о его пути, в нем он так и не нарушил принесенных клятв, невзирая на все свои драконьи амбиции, однако и от последних отказываться также не стал. Более того, он попытался связать задачи и средства культа со своими собственными, что породило в его жизни неописуемый круговорот событий, развернувшийся на всей территории Золотой пустыни. Центром всего этого послужит святилище Северной Грани — последнее свидетельство былой мощи дракона, вблизи которого он создаст несменяемое по сей день логово. И не без содействия Аттираса сюда в скором времени начнут стекаться культисты в поисках безопасного для себя дома, где их служению не будет мешать засилье светлых прихвостней и прочих неприятных вещей. Так, ящер не заимеет иного выхода, как взять под крыло образовавшийся поток, и результатом их совместных усилий станет образование небольшой деревеньки, а впоследствии и городка, имеющего говорящее название — Кхсир. Конечно, он уже не будет иметь ничего общего с городом-призраком , если не считать его создателя. Однако именно это место послужит очагом распространения верования Деккара вдоль плоскогорья и по всей пустыне, населенной людьми. Ведь, как ни странно, исключительно в среде смертных постулаты Закона жизни сумеют найти свой отклик и обретут особый смысл. А неподалеку от самого Кхсира тем временем станут обрабатываться оловянные и медные месторождения, неохваченые Лайнидорским герцогством, начнут процветать рыболовный и ткацкий промыслы. Все это очень скоро послужит не только дракону, но и всей религиозной организации, заметно окрепшей с былых времен.

*****

Да, количество последователей отдельно взятого бога влияют на его могущество так или иначе, но дракон разумно предположил, что с силами самих жрецов все это имеет довольно опосредственную связь. Ведь если Деккар отдает в мир не больше, чем взымает из него, то и силы его моивена при прочих равных соответствуют возможностям прислужников иных богов. Однако своего покровителя деккарийцы никогда не называют богом-создателем, что вполне объяснимо — тот никак непричастен к сотворению Альмарена. Вместо этого его именуют богом-хранителем или, если точнее, Хранителем Всего Сущего. Данное определение неоднократно встречается в Законе жизни и прочих священных писаниях, распространяемых культом, откуда можно выявить некоторые любопытные факты об этом божестве. Во-первых, оно очевидно взяло начало не в известном нам мире, покуда говориться прямо, что хранитель пришел. Во-вторых, мы также можем узнать, что Деккар являлся неоднократно или, если верить словам Аттираса, бесконечно раз. И хоть понимать это можно любым образом, каким только пожелается, деккарийцы уверены, что их бог-хранитель существует в нескольких мирах одновременно, где-то уже установив свои порядки, а где-то только приступив к этом. Что есть множество таких Ифлистов — пространств, — являющихся прибежищем и источником сил для его слуг. Однако ассоциации Деккара с богом времени появились уже намного позднее, когда распространение его веры среди смертных неизбежно оказало свое влияние на культ. Не изменив меж тем структурных и духовных основ, оно придало новые значения уже имеющимся определениям.
float:leftВозвращаясь к нашему дракону должно сказать, что его обучение манипуляциям с материей души и эфира по итогу привели к своим результатам: он стал не только сторожилой Северной Грани, но и непосредственным участником свершающихся в ней таинств. Более того, нарастив свое влияние чешуйчатый жрец вознамерился использовать его для продвижения культа на запад, в Лайнидор — там он со скрипом, но все же заключает несколько договоров с герцогом, следствием которых начинается возведение нового храма. Средств этот проект, кончено, изъял не мало, и был закончен лишь благодаря действиям Тайтранакса и активной поддержке со стороны жителей Кхсира. Однако продвижение деккарийцев в городе не остановилось на одном лишь храме — культ начал покровительствовать пришедшим в упадок, но ценным с их точки зрения видам искусства и ремеслам. Так, в число подобных заведений попала одна из местных школ фехтования, судьба которой после прихода послушников заметно изменилась, и пусть ее землю и выкупил храм Деккара, мастера школы впервые за долгое время почувствовали себя востребованными. Объективной причиной тому послужила популяризация среди моивенов и стражи Кхсира, которая не только наполнила стены учреждения, но и расширила их — с годами школа привлекла иных мастеров, включила в себя отличные от фехтования дисциплины и обзавелась ярким названием Багровой дюны.
Меж тем Тайтранакс поспособствовал не только ее процветанию, но и успел обучиться искусству боя двуногих. Не шибко усердствуя, справедливо сказать, он этим занимался, оставляя на долю махания саблями лишь крохотные остатки своего времени. Впрочем, даже крупицы за несколько сотен лет могут собраться в ощутимую массу, а дракон не только подчерпнул определенный объем знаний, но и смог поддержать школу изнутри.

*****

float:rightКакую пользу может принести жрец Деккара обществу, в котором обитает? Что ж, ответ на этот вопрос исходит как из его обязанностей внутри культа, так и разнящихся от моивена к адасуру способностей. Однако все без исключения овладевшие эфиром могут видеть прошлое, что закономерно позволяет им оказывать содействие в расследовании преступлений. Этот их дар, однако, не может ничего поведать о судьбах конкретных существ или предметов, так что если вы спросите у жреца о случившемся в жизни того или иного человека, то почти наверняка не услышите ничего в ответ. Эфир открывает деккарийцам возможность видеть события произошедшего только в той области, в которой они находятся, да и то лишь своими глазами, могущими обмануться или не заметить важных деталей. Хотя, как правило, им все же хватает способностей, чтобы заглянуть на дни или недели назад, а самые сильные из жрецов без труда доведут счет до веков и тысячелетий.
Еще некоторые из последователей Деккара ожидаемо занимаются целительством или совершает ритуальные услуги. Некоторые обучают самих жрецов или несут службу в храмах. Кто-то учит или учится в Багровой дюне. Кто является следопытом или продвигает свою веру. Кому-то эфир помогает в кузнечном деле или металлургии. Ну а кто-то несет возмездие преступающим Закон жизни.
И Тайтранакс за всю свою жизнь умудрился побывать в шкуре всякого из слуг бога-хранителя. И неудивительно, ведь дракону уже исполнилось ни много ни мало, а шестьсот лет — за данное время он изучил религиозную организацию и ее членов вдоль и поперек. Узнал Лайнидор и традиции обитающих в нем людей, обрел знания, хранящиеся в здешних библиотеках. Кстати, именно отсюда пошло представление Деккара как бога времени, а все потому, что он частенько награждал своих смертных последователей здоровьем и долголетием. В людском представлении, разумеется. Ведь едва ли непричастный к культу верующий мог надеяться на что-то большее, чем несколько лишних зим, однако даже они для простого человека порой становились ценным приобретением. А Тайтранакс и его братья по вере тем временем следили за исполнением одного из постулата Кайтаса, гласящим, что только божий дар может продлевать жизнь, а все остальное — зло, которое нужно непременно изничтожать. Впрочем, приобретенные года благодаря укреплению тела и духа физическим или магическим образом принимались ими как само собой разумеющееся. Во всяком случае до тех пор, пока культисты не находили на чьей-либо душе или ауре следы неестественного происхождения, срезая затем с нарушителя незаконно полученное время. Или забирая его целиком, если тот сопротивлялся.
Наставали ли для религиозной организации трудные времена? Пожалуй, нет. Но приблизительно в этот период драконьей жизни деятельность разросшегося культа Деккара стала бельмом на глазу для тех, кто считал ее неугодной, и Аттирас вдруг стал слать известия о том, что вблизи Эмилькона вновь появились определенные проблемы. Пришла пора действовать в более агрессивном ключе — за последующие пол сотни лет Тайтранакс избавит себя от стольких недругов, сколько не набралось бы за всю остальную его жизнь. А самым примечательным из таких станет забредший в Кхсир дракон.

*****

Хранитель Северной Грани хорошо помнит тот день, когда в его дом последний раз вторгался другой хозяин неба. И мог ли он допустить, чтобы подобное произошло в очередной раз? Разумеется, нет. Встреча двух чешуйчатых созданий произошла в городе деккарийцев — Кхсире, — который Тайтранакс небезосновательно считал частью своих владений. И покуда дракон всегда остается драконом, его самолюбие не могло вынести присутствия посторонних сородичей, не пожелавших называть ни себя, ни целей своего визита. Однако опрокинуло чашу жреческого терпения скорее то, что изумрудный гость в совершенно несвойственной его роду манере никуда не спешил удаляться. И вскоре обида за давнее поражение дала о себе знать. Тайтранакс напал первым, почти сразу принудив к отступлению своего более молодого оппонента. Вот только уязвленный оскорблением бронзовый змей не собирался давать тому уйти, бросившись в погоню, в которой бы справедливо уступил из-за не лучших летных качеств... Если бы не эфир.
Под закат седьмого века жрец Деккара овладел этой материей на достаточно высоком уровне, но никак не предполагал еще, сколь огромным может стать ее выброс. В тот миг он наполнил собой невиданную доселе область диаметром в километр, запечатав в ней отдаляющегося беглеца. Лишенный своих преимуществ тот уже едва мог двигаться, увязнув в отяжелевшем от эфира воздухе, и вскоре оказался настигнут более крупным преследователем. Тайтранакс же в свою очередь даже утратив контроль над стихией земли не изменил привычной тактике — он разорвал сопернику крылья и вынудил его продолжать бой на поверхности, когда эфирная сфера развеялась. А там уже и прибывшая орава адасуров из Кхсира не оставила бедняге никаких шансов.
Это событие отразится не только на жизни Тайтранакса, но и на судьбе самого культа: оно даст ощутимый толчок к более тщательному изучению эфира и его свойств, а также станет предпосылкой к созданию первого ифлитского ключа — деккарийского артефакта, упрощающего контроль над даром бога-хранителя. А материалом для их сотворения, к слову, послужит чешуя сраженного дракона. Со временем пользу, принесенную этими ключами, сложно будет недооценить, когда с их помощью бронзовый ящер начнет обучать менее успешных в овладении эфиром жрецов. А на этом фоне культ Деккара обретет еще большее распространение в Золотой пустыне и получит в свое распоряжение несколько новых храмов и святилищ, усложнится его структура и будет созван первый собор культистов — Окир. Его участниками станут самые успешные в своих областях деккарийцы, что породит за собой их разделение на адасуров и Окирдасуров, то есть обычных жрецов и привилегированной верхушки. Ну а что до Тайтранакса, то с каждым таким проходящим собранием в святилище Северной Грани он будет укреплять свои позиции, в конце концов оставив позади стареющего морского эльфа и заняв ведущую роль во всей организации.

*****

float:leftСемьсот пятьдесят лет прошло с тех пор, как наш дракон впервые увидел звездный небосвод, и за последнее время в нем воистину многое претерпело изменения. Да, первожрец приложил немало усилий для того, чтобы устаканить дела в культе деккарийцев, не мотаться по всей пустыне самому, решая разномастные трудности. И это скопило большое количество заветных деньков в его копилке — в кои-то веки он мог растратить их на то, что его интересовало больше всего. Тайтранакс посетил вновь Лайнидор, положив свой глаз на местную школу следопытов, отправился на родной берег, откуда только начинался его путь. Проведал наконец и старого друга в Эмильконе, после чего вляпался в пару запомнившихся историй, которых ему так не хватало. Впрочем, даже это короткое путешествие по знакомым с давних пор местам не избавило его от своих обязательств.
В одной из вылазок на помощь адасурам, столкнувшимся с непосильным им нарушителями Кайтаса, бронзовый змей обрел любопытного послушника. Хотя, тут скорее правильно было возвести гордый титул моивена в кавычки, ведь из лап чернокнижников ему удастся вытащить самого настоящего демона. Крайне молодого и неопытного судя по всему, которому очевидно не свезло с судьбой — он умудрился не только пробыть изрядное время в чьем-то подчинении, но и почивший его хозяин не удержал в себе вытянутое драконом имя. И, как заядлый любитель экспериментов, Тайтранакс предложил демону сделку, в которой тот должен заключить договор с богом-хранителем. А что взамен? Как минимум его истинное имя не разнеслось бы по всей пустыне, а как максимум... К его душе никогда бы не смог обратиться ни один призыватель. Подобная постановка вопроса, конечно, может смахивать на шантаж, но так уж повелось, что первожрец не любит слышать в ответ «нет». И, конечно, его не покидал интерес, касающийся взаимодействия демона с эфиром, так что он готов был предпринять абсолютное любые меры воздействия. К счастью для подопытного, сам он согласился почти сразу.
Бытует вполне обоснованное мнение, мол, ни один светлый или нейтральный бог не откликнется на молитву демонического создания. Что ж, хоть мыслители эти могут логично посчитать Деккара темным, но такое явление все же свершилось. Свершилось к удивлению самого Тайтранакса — жрец, конечно, знал, что демон демону рознь. Знал, что подобное не противоречит Закону жизни, но все же не был уверен в ответе самого божества. Результат сего эксперимента пока, правда, ожиданий не оправдал, поскольку новообращенный моивен не успел овладеть ифлитской материей. Может потому, что недостаточно разделяет взгляды Деккара? Или оттого, что в принципе на это не способен? Что ж, время ответит на эти вопросы. А культ за оставшиеся у нас строки обретет небывалую стабильность, продвинется в изучении даров бога-хранителя и благодаря Аттирасу обзаведется еще одним драконом в своих рядах. 
Что же до Тайтранакса, то он обратит теперь внимание и на мир за пределами Золотой пустыни, ведь его восьмой век почти закончился, а происходящее вне родных песков он возможности наблюдать до сих пор так и не имел. Странно, правда? Когда дракон самовольно зарывается в оковы и обкладывает себя обязательствами перед смертными. Или же его просто убедили, что свобода воли — всего лишь иллюзия? Впрочем, все это было еще только началом. Затянувшейся прелюдией к обретению истинных целей.


8. Способности:

float:right
Немагические умения и способности:

Глубокое знание регионов — Золотая пустыня и Плоскогорье золотого ветра.
Сведения Лайнидорских библиотек и учения школы Следопытов.
Знание ряда языков, в том числе и деккарийского.
Металлургия и горное дело.
Верховая езда — варрены
Сабельное фехтование — средний
Рукопашный бой — средний

Магия:

Расовые способности: ментальная устойчивость, телепатия, левитация, неуязвимость к электричеству.

Магия иллюзий — высокий

Ментальные способности дракона по большей части сконцентрированы на обмане органов чувств и творении иллюзий. При этом владение данным искусством соответствует возрасту Тайтранакса, позволяя ему без всякого труда одурачивать людей и некоторых бессмертных, решая мелкие трудности и оберегая свое жилище от незваных гостей.

Жреческая магия — высокий

float:rightНесмотря на то, что символика и некоторые другие аспекты верования предрасполагают к ассоциированию Деккара с богом времени, ни один из его жрецов или послушников управлять подобной силой почти не способен. В своем служении культисты используют дар владения эфиром Ифлитса — пространством, наполняющим обитель их бога, — и умело оперируют материей души. Помимо ряда полезных свойств сам эфир способен дать кратковременный дар ясновидения — вдыхающий его жрец может погружаться в состояние, в котором ему открываются события минувших дней.

Моивен — низкий уровень (6 молитв). Эта категория лиц отличается от простых последователей божества тем, что она проходит обучение в храме и заключает договор с Деккаром. Однако почти всегда основной деятельностью послушников является не прямое служение культу, а труд во владеющих религиозной организации учреждениях или и вовсе в никак не связанных с религией областях.

Печать договора
Клятва является отправной точкой для всякого, кто решил посвятить себя служению Деккару; вечному служению. Это заклятье, коим является любая печать, вплетается в душу и со временем становится практически неснимаемым. После гибели тела оно направляет душу не в мир мертвых, а непосредственно в Ифлитс.

Очищение
Молитва, являющаяся составной частью некоторых ритуалов и вместе с тем единственной формой жертвоприношения, которое допускает культ Деккара. Ее суть есть дарение богу частички себя, как правило с вполне конкретной целью. Под частичкой в данном случае подразумевается любое знание, умение, душа или ее элемент, жизненная энергия и все нематериальное, что только может быть у культиста. Чем дороже жертва для дарителя, тем ценнее само приношение и тем значимее может стать ответ божества. Однако следует помнить, что подаренное обычным способом вернуть уже не удастся. Ни один ментальщик не восстановит утраченную память, ни годы обучения не вернут отданный навык — то, что даровано богу времени, не возвращается им просто так.

Печать веры
Заклятье, позволяющее культисту в определенной степени противостоять действиям других жрецов, но ослабевающее со временем. Наложенное на неприятеля, оно прервет читаемую им молитву или ту, что будет произнесена следующей. Слабого уровнем жреца также может наградить откатом, однако на жреца уровнем выше не подействует вовсе.
 
Печать смерти
Единственное и относительно безобидное в краткосрочной перспективе проклятие, которым владеют культисты. Безвредное оттого, что его хоть и трудно обнаружить, но легко снять на ранней стадии даже слабому жрецу. В целом данная печать души оборачивает время для бедняги вспять, в результате чего его тело начинает молодеть. Но радоваться проклятому явно не стоит — вместе с уходящими годами его в скором темпе начнут покидать знания и воля, а набирающая силу печать, вплетенная в душу, начнет разрушать ее, пока полностью не погубит. Посему вся ее смертоносность и раскрывается лишь годы или десятилетия спустя.

Печать отражения
Заклятье, являющееся составной частью некоторых обрядов и непрямого противодействия некромантам — пока душа носит на себе эту печать, обладающее ей существо не может быть изгнано или призвано никем, кроме жреца Деккара. Тот факт, что последние в большинстве своем не практикуют лекарство, может натолкнуть на мысль, что при виде умирающего человека они будут не спасать его тело, а молиться за упокой души. К сожалению для многих эта мысль полностью соответствует действительности, но к их же счастью к опечатанной душе никто не сможет воззвать или выдернуть из мира мертвых, а найти ее там некроманту будет если не невозможно, то очень трудно. Как и большинство печатей, «отражение» вплетается в материю души и чем дольше это происходит, тем проблематичнее его снять в итоге — через пару десятков лет сделать это, не искалечив саму душу, реальным практически не представляется. Однако следует добавить и то, что не на всех оно действует одинаково. Драконы, демоны и духи природы вроде нимф, дриад и вивенди отторгают это заклятье. Сильный жрец, конечно, сможет его наложить, однако срок действия печати будет исчисляться лишь месяцами, в лучшем случае — парой лет.

Создание накопителя
У послушников и жрецов Деккара есть масса способов избавить своих недругов от излишек жизненной силы, однако применить ее хоть как-либо впоследствии способны далеко немногие. Данное обстоятельство вынуждает создавать накопители энергии из различных самоцветов. Они не заряжаются магией, хоть и могут служить ее источником. А еще их порой называют камнями желаний, поскольку накопленную в них жизненную энергию культисты могут пожертвовать от своего имени Деккару в надежде на исполнение какой-либо просьбы. Самыми сильными из подобных артефактов являются ифлитские ключи, созданные на основе не полудрагоценных камней, а чешуи самоцветных драконов. Однако наложение чар подобного толка требует умения контролировать эфир и недоступно моивенам, оставляя на их долю простые накопители.

*****

float:rightАдасур — средний уровень (12 молитв). Жреца от послушника в первую очередь отличают не столько годы служения или сила молитв, сколько способность взаимодействовать с даром Деккара. По совместительству это же является и одной из причин, по которой в этой среде нет женщин — ни одна послушница на текущий момент не смогла сотворить эфир без использования ифлитского ключа. Сами же жрецы культа распространяют свое верование или совершают богослужения в храмах, однако им также открыт доступ и в святилища, удаленные от крупных городов.

Укрепление эфиром
Эфир, окутывающий или пронизывающий какой-либо предмет, может предотвратить любое его разрушение. Часто жрецы используют его для укрепления брони или различных конструкций, однако получение довольно серьезных повреждений такое заклятие зачастую лишь отсрочивает, а не поглощает. 

Эфирный покров
Оболочка из эфира, удерживаемая вокруг тела, способна защищать от немагических ударов, а наложенная тончайшим слоем на бестелесное существо вроде призрака даст ему возможность взаимодействовать с материальным миром.

Коррозия эфиром
Заклинание, обратное «укреплению». Ускоряя разрушительные процессы вроде коррозии и разложения оно может изрядно подпортить предмет или конструкцию, а то и вовсе стереть ее в пыль эфирной средой. Здесь все, впрочем, зависит от материала — если с бумагой или тканью можно справиться за доли секунды, то на металлы понадобится куда больше времени. С помощью подобного воздействия жрецы, например, проводят свои похоронные обряды, имеющие очевидно сходство с кремацией. Только они не сжигают трупы, а разрушают их посредством эфира.

Печать жизни
Заклятье души, позволяющее существовать жрецам Деккара в мире живых без физического тела. Называя вещи своими именами это еще и банальнейший способ сотворения нежити, который, однако, категорически воспрещается использовать на ком-либо, кроме самих культистов. Печать, наложенная на душу живого существа, действует относительно недолго, однако если тело в этот период погибнет, то заклятье немедленно сформирует на основе души призрака. Печать жизни хоть и не вплетается в душу новосозданной нежити, но оберегает ее, защищает ее от подчинения посредством жреческой магии и некромантии, не дает призраку воплощаться и делает его отчетливо видимым. Тем не менее воздействие магии света и всего остального для него столь же губительны, как и для другого неупокоенного. Стоит заметить, что такое заклятие требует поддержки энергией и не является самодостаточным, а утратившая силу или уничтоженная печать закономерно изгонит призрака.
• Существо с печатью жизни всегда имеет нейтральную ауру.

Призыв Аш'Моивена (избранное заклинание божества)
Молитва, позволяющая призвать душу послушника из Ифлитса и явить ее в виде призрака с печатью жизни. В отличии от тех духов, что еще не побывали в обители Деккара, призванные последователи бога не могут находиться в мире живых достаточно долго. 

Иссушение души
Поскольку жрецы Деккара не могут взаимодействовать с миром мертвых, им также запрещено изгонять туда любую нежить. Единственным способом блюсти порядок Кайтаса остается только ее уничтожение или, если удастся, поглощение. И данное заклинание, немного уступающее аналогам темных магов, в некоторой степени помогает культистам исполнять свой долг. Применяется как правило в составе групп или очевидном превосходстве жрецов, когда появляется возможность поглотить жизненную силу неупокоенного или то, что от нее осталось. Однако не стоит недооценивать это заклинание — оно может нанести ущерб и душе живого, и в большинстве случаев используется именно таким образом. Сотворенное в мягкой форме может сократить срок жизни жертвы без особо губительных последствий.

*****

float:rightОкирдасур — высокий уровень (18 молитв). Настоятели храмов и жрецы Окирского собора, выполняющие основную роль в развитии и продвижении культа Деккара. Их навык владения эфиром соответствует положению в организации, а сила заклинаний может представлять угрозу для кого бы то ни было.

Исцеление души
Воссоздание материи души для жрецов Деккара является нелегким трудом, а посему данная молитва нередко является частью более сложных ритуалов, способных растянуться на часы или дни.

Призыв Аш'Адасура
Молитва, позволяющая призвать душу жреца из Ифлитса и явить ее в виде призрака с печатью жизни.

Эфирная сфера
Это заклинание — проекция силы любого из высших жрецов культа. Наполняет область пространства ифлитским эфиром, в котором физические процессы замедлены настолько, что создается иллюзия полной их остановки. Тем не менее магия и артефакты в нем по прежнему работают. Псионики и все, кто творит волшбу без формул и жестов, не будут испытывать в этом плане никаких трудностей. Драконы, демоны, нимфы, вивенди, дриады и те, кто защищен от жреческой магии, сопротивляются воздействию эфира — он их сильно замедляет, но не останавливает. Владельцев ифлитских ключей замедляет слабо, а бестелесные сущности полностью его игнорируют.
• Существо, заключенное в эфире, не может погибнуть от кислородного или любого другого голодания.
• В сфере не распространяется звук, а пламя немагического происхождения мгновенно затухает.

Разделение души
Опасное и редко применяемое заклинание. Благодаря ему жрец ценой части своей души и жизненной энергии создает духа, способного действовать самостоятельно и применять заготовленные молитвы своего создателя. Этот дух тесно связан с жрецом, он не может далеко удаляться или быть изгнанным, однако его уничтожение весьма сильно скажется на том, за чей счет он был сотворен.

Печать возмездия
Заклятие, накладываемое на врагов культа. Слабеет со временем и держится относительно недолго, однако попытка опечатанного нанести вред любому последователю Деккара тут же возымеет последствие в виде непоправимого урона душе.

Дублирование печати
Молитва, позволяющая сотворить любую из имеющихся печатей на группу целей.

Призыв опечатанного
Жрец может воззвать ко всякому из живых, чья душа отмечена его печатью. Ответ на такой призыв — дело добровольное.

*****

float:rightАвилдасур — высший уровень (24 молитвы). Наиболее способный в обращении с эфиром среди высших жрецов, однако по сравнению с первожрецами более известных богов его возможности относительно невелики.

Призыв Аш'Окирдасура
Молитва, позволяющая призвать душу высшего жреца из Ифлитса и явить ее в виде призрака с печатью жизни.

Врата в Ифлитс
Молитва позволяющая совершить массовый призыв послушников и жрецов в эфирной сфере.
• Нельзя призвать более десяти душ за раз.

Момент истины
Восстанавливает все истраченные за день молитвы верховному жрецу и всем последователям культа в его поле зрения.
• Не может применяться чаще, чем раз в игровой месяц.
• Не избавляет от последствий отката.

Эфирный разлом
Схожая с эфирной сферой молитва, охватывающая территорию радиусом до километра. Подобное использование силы требует приготовлений или наличия нескольких ифлитских ключей, что делает создание разлома в одиночку труднореализуемым.

Заключение в Ифлитсе
Чем взывать к душам павших, Авилдасур может изгнать из мира живых всякого, кто хоть раз нарушил Закон жизни. Узник, обреченный столкнуться с сотнями слуг Деккара, едва ли сможет не только вырваться из его обители, но и хотя бы пошевелиться.

Аура укрепления
Аура верховного жреца усиливает любую печать души в его непосредственной близости.

9. Оружие и артефакты:

float:leftИфлитский ключ (2 слота). Существует несколько сотен образцов данного артефакта, представленного в виде подобий клинкового оружия и жезлов, которые распространены в среде деккарийских жрецов. Их предназначение почти полностью объясняется наименованием (хоть по отдельности культисты могут называть их как угодно), а используются они не только чтобы облегчить контроль над эфиром, но и свести к минимуму его негативное воздействие на самих обладателей ключей.
Эффект: усиливает эфирные заклинания и позволяет творить их вне зависимости от сил, имеющихся у жреца. Ключ имеет десять зарядов и заряжается не магической, а жизненной энергией на подобие камней-накопителей послушников. Половину зарядов можно восстановить молитвой, но они пропадут на следующий день. Заклинание среднего уровня требует 1 заряд, высокого — 5.
Материалы: чешуя изумрудного дракона, драконья кость, бронза.

*****

float:rightБезымянная сабля лайнидорского производства, нередко используемая послужниками храма и мастерами ШБИ Багровой Дюны.
Материалы: сталь, бронза, дерево, кожа.   

10. Магические расходники:

Свиток с заклятьем "Печать веры" - 1 шт
Свиток с заклинанием "Исцеление средних ран" - 1 шт
Свиток с заклинанием "Восстановление эфиром", (ремонт предметов) - 1 шт
Свиток с заклятьем "Печать сопротивления", (светлой магии) - 1 шт
Свиток с заклинанием "Призыв Аш'Моивена" - 1 шт

Прочее:

~  Аватар подберете сами или оставите это администрации?

Сами.

~  Частота посещения игры? (Хотя бы примерно сколько раз в неделю)

Хотя бы примерно пару раз в неделю

~  Опыт игры на ролевых?

Имеется

~  Контакты (icq, агент или e-mail). Никакие ЛС не будут приниматься!
(если не хотите, чтобы об этом знал весь форум, скидывайте в ЛС админа или пишите скрытым текстом)

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

~  Откуда узнали про форум.

Шепнули близ гресских ворот.

~ Кодовая фраза.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

3

[shadow=1px 1px 1px #000000]Добро пожаловать, Тайтранакс!
Осваивайся и приятной игры!
[/shadow]

http://funkyimg.com/i/2JafZ.jpg
ICQ 408579581

Как начать игру

Во что поиграть

Местные деньги и награды

Полезные сведения

Галерея аватаров

Где пообщаться

0

4

24.05.2020 внесены изменения по запросу

Квента до 24.05.2020

float:right
1. Имя:
Тайтранакс — имя,
Авилдасур — должность и титул в религиозной организации,
Песчаный змей Альши-Кхсира — прозвище в одной из легенд, известных среди следопытов.   
2. Возраст:
788 полных лет.
3. Раса: Металлический дракон. Бериллиевая бронза.
4. Профессия: Истолкователь повелений и воли Его провозвестник, хранитель Северной Грани и страж Кхсира.
Деккар — «Хранитель Всего Сущего» и «Смотрящий над Временем» — нейтральное божество иномирного происхождения, чей культ распространен на территории Золотой пустыни. Несмотря на короткий срок существования этой религиозной организации она владеет храмами в Эмильконе и Лайнидоре, а также рядом прихрамовых учреждений, самым известным из которых является школа боевых искусств Багровая Дюна. Имеет несколько скрытых от посторонних глаз святилищ, а также множество разбросанных по пустыне и берегам Гелиона алтарей. Культисты возносят молитвы на «языке бога», посредством которого созданы их священные писания. Самым известным среди них является Кайтас — «Закон жизни».
float:leftИменно он часто становится причиной нетерпимого отношение культистов к жрецам иных богов, ряда магов и алхимиков, сталкивая их лицом к лицу. Впрочем, этой неприязнью отвечают угрожающие святилищам деккарийцев светлые — они в видят в последователях «бога времени» тех же некромантов, только в профиль. Но что же такого вызывающего в убеждения Деккара и действиях культистов? Ответ как нельзя прост — масса принятых в их среде табу. Так, с точки зрения Закона жизни всякое вторжение в мир мертвых является тяжким преступлением. В число недопустимого можно отнести как создание или призыв нежити, так и само ее существование в обход положений Кайтаса. Сотворение или использование средств, продлевающих длительность жизни или дарующих бессмертие. Любое воскрешение вне зависимости от того, кем оно было применено. И так далее — противоестественных вещей и явлений с точки зрения жрецов достаточно много, однако в силу объективных причин они не борются с ними за территорией распространения культа. Лишь некоторые группки за пределами Золотой пустыни все же могут заявить о том, что отсутствие закона не освобождает от ответственности, а открытое пренебрежение и игнорирование иных порядков и традиций порой оставляют о последователях Деккара крайне неприятные впечатления.   
Наибольшим влиянием у деккарийцев пользуются основатель религиозной организации морской эльф Аттирас, духовный лидер Тайтранакс, настоятели храмов и хранители святилищ. Несмотря на то, что исполнять волю своего божества жрецы должны практически вечность, они отличаются завидной активностью и небывалой агрессивностью вблизи своих святынь. Что, впрочем, никак не мешает им в краткосрочной перспективе действовать сообща даже с теми силами, которые в конечном счете культисты стремятся искоренить: могут объединяться с светлыми магами для истребления нежити или, напротив, с темными магами для защиты уже от светлых. Меж тем сил и возможностей, дарованных Деккаром для несения его воли, часто с избытком хватает жрецам для несения возмездия нарушающим Закон жизни, а также защиты себя от всевозможного неприятеля. Они могут накладывать на душу различные заклятья-печати, призывать павших братьев и использовать в заклинаниях материю из обители своего божества. Для отражения серьезных угроз на помощь жрецам приходят хранители святилищ, однако хоть в услужении у культа имеются только два дракона, их совместные действия смогли побороть любую выступившую против них силу. Во всяком случае до сегодняшнего дня.       

5. Внешность:
float:rightСовсем немногие имели возможность рассматривать Тайтранакса с близкого расстояния. Однако же, чтобы заметить его сходство с медными собратьями, вам хватило бы и крохотного силуэта — этот ящер действительно имеет несколько отличительных черт, несвойственных драконам в представлении подавляющего большинства. Первым и самым существенным из таковых является, безусловно, беспалое крыло. Порой из речей Тайтранакса можно услышать, словно его предки так тянулись к обжигающей поверхности Золотой пустыни, что почти утратили способность летать. Но не верьте этому вздору — даже относительно короткое крыло позволяет этому хладнокровному отрываться от земли, хоть и накладывает вместе с тем определенные штрихи на повадках и характере в целом. Так, змей Альши-Кхсира был птицей низкого полета еще с той поры, как властвовал песками. Это вселяло в него чувство уверенности, безопасности, нежели купайся он в воздушных волнах на недосягаемой высоте. И он также один из драконов, чье крыло может стать оружием намного более опасным, чем хвост или когти, ведь каждый надрыв перепонки освобождает из оков смертоносные косы, так и жаждущие пробить чешую неприятеля. Все это вкупе с небывалой ловкостью на земле когда-то предопределяло любую его тактику выживания в борьбе с кем бы то ни было — прижать к поверхности и уничтожить, если это удастся.
Но это, как было замечено, когда-то. Утратив контроль над стихией Тайтранакс был вынужден покинуть привычную среду обитания и переместиться в узкие ущелья, где его небольшое крыло все также оставалось неоспоримым преимуществом. Отличить его от представителей чисто-медной братии меж тем достаточно легко — кожистая перепонка тянется от хвоста до самой шеи. Она же позволяет образовывать под телом воздушную подушку, достаточную для довольно беззаботного плавания, так что если вам удалось увидеть спускающуюся по реке огромную тушку, знайте — она живая. Впрочем, на счет ее огромных размеров можно поспорить, если определиться, с чем сравнивать. Рост Тайтранакса в холке не превышает пяти метров, что для драконов его возраста является не таким уж и выдающимся показателем. Ведь даже несмотря на особенности крыла, строение его тела в целом не имеет существенных отличий: у него все так же две пары лап, на каждой из которых по пять пальцев, одна голова и один хвост. Последний к слову, в два раза превышает длину туловища и имеет на конце острый шип, довольно часто применяющийся в схватках.   
В памяти Тайтранакса храняться те моменты, когда песочные ванны полировали его чешую до золотого блеска, едва отличимого от покрова драконов с аналогичным названием, но неумолимый ход времени брал свое всякий раз и возвращал окрас к привычному медно-красному цвету. На крупных чешуйках вдоль позвоночника и конечностей дракона можно наблюдать матово-темное покрытие, свойственное драконам данного вида бронз — бериллиевые отложения в довесок всякому живому, кто осмелится подвергнуть их ковке. Сам по себе покров ящера обладает выраженным рельефом и гладок лишь в тех местах, где сложен из чешек наименьшего размера, по бокам туловища, вдоль хвоста и крыльев. Металлические наросты на голове в свою очередь визуально увеличивают ее размеры и придают этому светлому созданию весьма недружественный вид, образуя подобие шипастой бороды. Морда вытянута как и у большинства его сородичей, однако имеет крайне любопытное строение, при котором ноздри расположены выше уровня глаз, а те в несвойственной драконам манере затянуты полупрозрачными веками. Ряд внешних зубов, формирующих хищный оскал, завершают описание внешности Тайтранакса в его истинном виде.
*****
float:leftЧто же касается низшей формы, то служитель Деккара оставляет ее неизменной с тех пор, как смог впервые использовать. Представляет она собой типичного мужчину из народа темных эльфов или, если быть внимательным, его полукровку, беря в расчет темный цвет волос. Это обличье меж тем несет в себе те качества, которые оно имеет и у своих исконных носителей — даже принявший его дракон уступит человеку в силе, однако даст фору в ловкости и скорости. Не более, но и не менее. Впрочем, даже не взирая на эти особенности Тайтранакс умудряется создавать впечатление пребывающего в вечно полусонном состоянии дроу с медлительными, вялыми движениями и мимикой.
Если оставить в стороне различные церемониальные наряды, его стиль одежды в целом образует довольно странное сочетание, включающее элементы эльфийских традиций и облачения, принятые у людей с юга. При этом они не отличаются вышивкой или украшениями, могущими подчеркнуть статус первожреца, и походят по материалам и покрою на одежды либо простолюдина, либо лайнидорского следопыта — здесь уж кто что углядит. Так, в драконьем гардеробе можно отыскать туники, штаны и котты темно-серых тонов, рубахи и пояса  желто-коричневых; на верхней одежде часто можно наблюдать высокие и широкие разрезы, чтобы та не мешала движению ног и не препятствовала верховой езде. Обувь Тайтранакса как правило представлена в виде сапогов, причем исполнены они могут быть посредством как кожи, так и плотных тканей, а перчатки или подобные им предметы почти всегда отсутствуют, оголяя кисти рук.
Аксессуары тем временем разнообразием не блещут, оставляя дракону лишь пояс и пару навешанных на него причиндалов: сумки, фляги, ножны — ничего нового ни один путешественник тут не увидит. Хотя, порой его взору могут открыться ламеллярный нагрудник, наручи или наплечники, носимые учениками и прочими представителями Багровой дюны. Еще одной любопытной деталью в описании могут стать пивафви на плечах жреца, добровольно отданные их прежними владельцами. Правда, тот предпочитает скорее более удобные укороченные накидки — по сравнению с цельными эльфийскими плащами они, конечно, могут казаться жалкими огрызками, однако все же выполняют возлагаемые Тайтранаксом задачи.       
float:rightСкрываемое подобными элементами одежды лицо меж тем едва ли удивит единожды повидавшего остроухих созданий. Должно заметить, что ныне принимаемый драконом образ действительно был взят не с небесного потолка, а вполне реального дроу за исключением измененного цвета волос. Ведь совсем не надо быть преуспевающим следопытом, чтобы заподозрить в путешествующем по Золотой пустыне темном эльфе неладное, и хоть сей факт не особо смущает жреца, он все же изменил в прообразе несколько деталей и стал представляться полукровкой. Вытянутые уши и заостренные черты при этом остались на своих местах, а неприветливая физиономия определенно имеет что-то общее с истинным обликом дракона. Очи как и подобает красные, почти жгучие и прекрасные, взирают из под навеса тонких бровей, которые жрецу достаточно лишь приопустить, чтобы выказать свое недовольство. Прямой нос и высокие скулы аккуратно расположились на небольшом лице, однако узкий подбородок и опущенные уголки рта могут создавать вид озлобленного или неудовлетворенного жизнью эльфа вне зависимости от того, какие эмоции он в действительности испытывает. Впрочем, многие принимают это как само собой разумеющееся — разве может мужчина дроу выглядеть хоть как-то иначе? Волосы, как упоминалось ранее, черные, длиной до лопаток. Могут пребывать как в распущенном виде, так и собранными в хвост, в ряде случаев также сплетаясь в косы для ношения церемониальных украшений. В качестве небольшого дополнения к ним можно наблюдать несколько простых колец в ушах.

Размах крыльев —  20.7 
Длина тела —  11.1 
Длина хвоста — 13.9
Рост в холке — 3.8
Рост в двуногой форме — 1.65
Масса в двуногой форме — 59

6. Характер:
"Я думаю о многих разных вещах...
И эльфийской любви среди них нет."

Тайтранкс типичный представитель вида драконов, именуемого по аналогии со сплавами на основе меди. И не важно, чистый, латунный или бронзовый — многие из них известны своим любопытством или добродушным отношением к смертным. Наш ящер здесь, разумеется, не исключение. Его всегда интересовали различные материи и явления, существа и их скопления, порождающие не менее удивительные цели и стремления. Увидеть морское дно, вступить с сексуальную связь с демоном, стать правителем — они могут быть глобальными или мелочными, легко достижимыми или находящими за гранью собственного понимания; но первое, что усвоил в усвоил в своей жизни Тайтранакс — не нужно спешить. Мир со всеми его знаниями есть довольный малый пирог для любого долгожителя и дракона в частности, всякий раз встающего перед выбором: умерить свой аппетит или зачахнуть от голода лишь подступив к старости. И подобные рассуждения предопределяли ход мыслей и действий дракона, он никогда не путешествовал, не изучал что-либо досконально, он даже не лез в чужие головы, что наложило отпечаток на его ментальных способностях. Это продолжалось до той поры, пока не случился момент истины, или диалог с Деккаром, существенно пошатнувший миропонимание Тайтранакса. Пошатнувший, но все же не опрокинувший. Да, ему открылось существование иных, вполне конкретных и неизведанных миров, где божество смогло установить свой порядок. Он узнал пути их познания, он узрел начало времен, ответив на зов эфира, но не изменил себе. Не изменил себе и своему порядку жизни, не приостановил последовательное достижение своих целей в угоду растущему голоду. Победа в борьбе с самим собой — вот, пожалуй, самое важное из достижений, которое жрец в глубине души жаждет себе приписать, хоть и знает, что это всего-лишь начало. Ведь Деккар, бесконечно расширив горизонт, породил столько сомнений и конфликтов, с которыми еще только предстоит столкнуться. 
Так кто же ныне такой Тайтранакс? Что ж, ответ на этот вопрос уже был дан. Дракон, беспрестанно борющийся с собственной жадностью. И, сколь бы странно это ни звучало, леностью. Последняя в определенной степени также оказывает свое влияние на этого ящера, что отчетливо видно в манере исполнения тех или иных действий, движениях и даже речи. Но его девиз «не спешить» все же остается довольно далеким от абсолютного ничегонеделания, так что назвать его медлительным можно вполне заслуженно, в вот ленивым — уже нет. Первожрец и его чувство собственной важности, спроецированное на мир и его обитателей, не порождает меж тем чрезмерного, язвительного высокомерия. Повлияли ли на это качество характера наследство предков с прочими обстоятельствами или нет, но дракон довольно легко находит общий язык с теми, кто на порядок ниже его и теми, кто располагается выше. Правда, в большинстве случаев рассчитывать на отношение к себе как к равному все же не приходится — Тайтртанакс четко знает границы и не допустит, чтобы кто-то вторгался на его ступеньку в пищевой цепочке, выражаясь фигурально. Исключением являются только те моменты, в которых этот кто-то становится прямым объектом драконьего интереса. При этом такому «счастливцу» не обязательно умело лавировать между этими самыми ступеньками, скорее всего для него объявление дружбы станет полной неожиданностью, как и последующее учение жизни с прочими мероприятиями. Иногда это даже походит на беспардонно навязанное покровительство, однако и его можно утратить, проигнорировав или сделав неправильные шаги. Другое дело вот, когда такие шаги и неверные деяния привлекают внимание жреца сами по себе — тут уже можно столкнуться не только с неприятельским отношением, но и открытой враждой, а сожрал Тайтранакс глупцов не в счет больше прожитых лет. Это, конечно, может указывать на его безжалостность и жестокость, вот только следует брать в расчет тот объем времени, которое он уделил пребыванию в среде смертных, прежде чем делать подобные выводы.
Как и любое живое существо, Альши-Кхсирский змей имеет свои привычки, вкусовые предпочтения, симпатии и антипатии. Его нельзя назвать честным, поскольку искусство обмана посредством магических иллюзий отражается также на словах и мыслях, но и считать его однозначно лживым тоже было бы опрометчиво, так как взаимодоверие для жреца все же остается не пустым звуком. Без него поддержание необходимого фона в религиозной организации, решение конфликтов и взаимодействие с окружающим миром в целом стало бы практически невозможным. Так что рассчитывать на слово дракона скорее приходится, чем нет, особенно если он ощущает перед вами свою ответственность. Для ее возникновения, впрочем, не надо обладать ничем сверхособенным — достаточно служить Деккару или, например иметь рыжие волосы. Естественные оттенки, схожие с медным окрасом родной чешуи, притягивают Тайтранакса, ведь он, как и подобает дракону, очень любит красивое. Что в его собственном понимании означает «похожее». Так, в его логове или святилище Северной Грани можно встретить огромное количество изделий из меди и бронзы, их легко наблюдать даже на одеяниях жреца в виде всяких застежек и пуговиц. А вот с благородными металлами дела уже обстоят иначе, и «фу, уберите эту гадость» из уст дракона являются далеко не просто словами. Например, в его городке даже запрещен оборот любых серебряных и золотых монет, да и кто вообще посмел считать их ценнее меди, м? По отношению к соответствующим драконам такого поведения, однако, не наблюдается. С ними первожрецу делить нечего и незачем, а вот самоцветные действительно могут стать целью для охоты культистов. Хотя, охота является в данном случае очевидным преувеличением, поскольку жертвой послужников Деккара умудрились стать лишь те несколько молодых ящеров, волею судеб и в разное время вторгшихся на территорию святилищ. Сам Тайтранакс, безусловно, приложил свою лапу к их закономерному умерщвлению не просто так — чешуя из самоцветов необычайно важна для священных предметов и украшений культа, так что юные драконы могут ощущать определенную угрозу с его стороны. Ко всем остальным расам верховный жрец относится постольку поскольку, изредка проявляя интерес не только к людям, но и к отдельно взятым демонам. Однозначной неприязни удостоены лишь айрес, и дело здесь обычно не в том, что они часто не видят разницы между культистами Деккара и служителями тьмы, а в их нелегкой судьбе. Изгнанные из обителей творения по мнению Тайтранакса лишь позорят создателей своим существованием, и это досадное недоразумение он с гордостью готов исправить. Из глубокого уважения к старым богам, разумеется. Ко всем прочим же группам и социумам мнений одной направленности у жреца нет — он не испытывает лютой ненависти даже к нарушающим табу Кайтаса, хоть и проповедует принцип неотвратимости наказания. При этом, как ни странно, зачастую полностью игнорируя законы государств, где его вера распространения не получила.
Вести речь о фобиях жреца, должно заметить, долго уже не получится. Когда-то давно он боялся утратить власть над песками, но этот страх испарился вместе с порождавшей его причиной — дракон потерял контроль над стихией в конечном счете, лишившись львиной доли собственных сил и возможностей. А что теперь? Наверное, нет ничего неприятнее, чем подвести бога, волю которого ты продвигаешь в мире живых. Видеть гибель призванных из Ифлитса душ, взирать на разрушенные храмы и алтари, осознавать уничтожение культа как такового — вполне логичные и объяснимые страхи верховного жреца. Боится ли он смерти? Скорее да, чем нет. И не только на уровне инстинктов, но еще и из-за невыполненных или непоставленных перед собою задач. Ведь сколько бы раз Аш'Авилдасур не был призван в мир живых вновь, время будет уже не на его стороне.
В разряд явлений неприятного характера можно отнести еще и тишину. Дракон не испытывает перед ней страха как такового, но заметно быстрее засыпает при завываниях ветра, звонком звучании водопада или людской речи. Иногда он может слушать кого-то исключительно из красивого, приятного голоса, абсолютно не вдумываясь во вложенный в слова смысл. Это является и одной из причин расположения его логова вблизи крупной реки, шум течения которой доставляет Тайтранаксу чувство глубокого удовлетворения: да и принятие водных ванн является не менее важной составляющей в распорядке дня для ящеров его рода. Посему вопрос о том, кому на Альмарене жить хорошо, пропадает сразу при виде довольной бронзовой громадины, спускающейся вниз по Гелиону и поддевающей хвостом проходящее рядом судно.
7. Биография:

Исходная (0-788)

float:rightВпервые увидеть голубой небосвод маленькому дракончику было суждено на побережье Кипящего моря, служившим домом для его предков вот уже не одно десятилетие. Для бронзовых ящеров это была вполне себе обычная и комфортная среда обитания, откуда представлялось возможным еще и контролировать проходящий рядом торговый путь. Вместе с тем это было довольно малолюдное и безопасное место — вирмлинг мог удалиться от родительского логова на несколько километров и не встретить для себя естественных угроз. Не сказать, конечно, что он часто пользовался этой возможностью, ведь исследовав округу дракончик со временем утратил к ней интерес. А дальше заходить ему уже не дозволял отец. Да, Тайтранакс даже сейчас хорошо его помнит — старший из семейства не обладал чем-то выдающимся для дракона, но попытался привить своему потомству чувство меры, считая его важной составляющей в благополучии каждого из властителей неба. В целом учение морали оказало на вирмлинга должное влияние и он сохранил наследие своего родителя, так что знай этих ящеров в разное время вы бы нашли у них много общего. Может быть, даже слишком много. Однако говорить, что в памяти повзрослевшего Тайтранакса остался только отец, не совсем верно. Ведь на протяжении многих часов он способен рассказывать вам о своих братьях, о ловле рыбы в бескрайнем море и строительстве песчаных замков, об играх с матерью. И, пожалуй, именно ее учение заложило основы магических знаний, которыми дракон владел существенную часть своей жизни. Владел, но обо всем по порядку — сперва молодой дракон покинул свой дом и направился навстречу огромному неизведанному миру. Или, если точнее, перемещался вдоль побережья до тех пор, пока не наткнулся на довольно крупный город — Эмилькон. В его округе ящер впервые использовал эльфийский облик, вот только первый опыт полноценного общения с двуногими созданиями оказался у него уже не столь удачен. И виной тому послужил целый ряд обстоятельств, начиная с неподходящей внешности дроу и заканчивая местными законами, который тот успел по незнанию нарушить. В определенной степени случившееся даже отпугнуло Тайтранакса от крупных селений и притушило интерес к маленьким формам жизни, после чего его путь лежал уже в объятья раскаленных песков, на поиски подходящего места для логова.

*****

Золотая пустыня хранит в себе много тайн и легенд, и порой среди ее обитателей можно услышать о городе-призраке — Альши-Кхсире. Хотя, называть его так было бы ошибкой, поскольку поселения с таким названием никогда не существовало в действительности. И тем не менее его можно найти на картах некоторых путешественников, умудривших побывать в этом месте и вернуться невредимыми. Они рассказывали о величественных постройках и сотнях их обитателей, проживающих в сокрытом песчаными холмами городе, где можно найти и узнать практически о все, что только душе угодно. Однако в противовес их различным историям часто приводят суждение лайнидорских следопытов, гласящее, что Альши-Кхсир есть не более чем опасный мираж, способный отнять не только ваши материальные ценности, но и жизнь. И, как и прочие подобные явления, такой мираж имеет своего создателя — песчаного змея, чей силуэт они изредка наблюдали на горизонте близ мистического города.
Как вы уже догадались, основам для этих историй послужили деяния Тайтранакса. Сооружая из песка и земли подобия стен, зданий и дорог он нанизывал на них различные иллюзии и наводнял улицы фантомными жителями, развлекая всевозможными образами не только себя, но и наткнувшихся на подобное творение странников. И лишь опытные следопыты могли разглядеть в Альши-Кхсире обман, стараясь никогда к нему не приближаться. Другое дело, что город-мираж сам по себе мог появиться абсолютно в любом месте, где только останавливался его создатель, о чем свидетельствуют и отличия в рассказах путников: иногда он имел высокие башни, в чьей-то истории были огромные крепостные стены, а порой город возникал недалеко от оазисов. Доказательством его существования при этом могли становиться различные сувениры, бесполезные безделушки или даже монеты, которые оставались у побывавших в Альши-Кхсире. Ведь несмотря на все особенности развернувшегося представления его творец был вполне настоящим — он выуживал полезную информацию или веселил себя, взамен отдавая ненужные вещи. Или убивал непонравившихся посетителей, получая эти самые ненужные вещи и утоляя голод. Однако увидеть это поселение нельзя уже как несколько веков — повзрослев Тайтранакс покинул пустыню и перестал промышлять подобным баловством. Так и Альши-Кхсир в день настоящий является не более, чем легендой, пересказом историй давно уже ушедших из жизни путников.

*****

Прошло почти три сотни лет с момента рождения. За это время случилось много интересных событий и памятных встреч, а дракон так и не прожил в одном месте достаточно долго, чтобы начать называть его своим домом. Возможно, согревающие пространства Золотой пустыни действительно не были подходящим обиталищем для бронзового дракона, тяготеющего к водной глади, что в конечном счете вновь побудило его сдвинуться с места. Но направился он, как можно было предположить, не на юг, откуда когда-то начал свой путь, а на восток. Прямиком к одной из крупных рек, служащей связующим звеном в торговле между Эмильконом и центральными государствами материка. Там Тайтранакс обустроит свое постоянное логово, найдя покой в шуме гелионского течения, а также установит более тесный контакт с упомянутым эльфийским городом. Наученный общением с жителями пустыни дракон уже не будет испытывать никаких трудностей, изучит здешний уклад жизни и традиции, обзаведется некоторыми знакомствами и связями. Но самой важнейшей в этот короткий период времени станет, безусловно, первая встреча с культом Деккара. Важнейшей не с точки зрения каких-либо достижений, но с позиции жизненного пути — ведь кто знает, как все могло повернуться, не согласись дракон исполнить очень простую, но вместе с тем судьбоносную просьбу.
Сутью ее было помешать деятельности не в меру активных некромантов, промышляющих недалеко от границ города-государства, разрушить их святилище и по возможности перебить его обитателей. Что может быть проще? Тайтранакс, исследовавший намеченную область, действительно обнаружил подходящее под описание место, и уже едва ли что-то могло бы помешать ему исполнить задуманное. Однако не все прошло так гладко, как он задумывал изначально. Обрушив на неприятеля стихию земли он без труда сравнял с ней неказистое строение, а применив ментальные способности и удары молнии сразил большую часть противостоящих ему чернокнижников. И несмотря на это не смог достичь желаемого результата — чем дольше длился бой, тем большее количество духов наводняло охваченное им поле. Сперва это были незаметные единицы, но когда счет пошел на десятки дракон был вынужден отступить, не имея возможности наносить им хоть какого-либо ущерба. Впрочем, отступаться от своих задач уставший ящер намеревался едва ли. Он занял наблюдательную позицию и принялся выжидать, обдумывая наиболее подходящую тактику для истребления недобитых призраков. И какого же было его удивление, когда они... Попросту исчезли.
Осмотрев руины Тайтранакс удостоверился в том, что ничего разумного в округе больше не осталось, собрал несколько трофеев в виде россыпи самоцветов и закономерно посчитал свою работу выполненной. Однако осознать суть произошедшего он сможет лишь годы спустя, когда поймет, что по результату этого странного сражения победившей стороны не окажется.

http://s7.uploads.ru/t/iHP0A.jpg

Много воды утекло с тех пор, как дракон обосновался на одном из берегов Гелиона. Бед он не знал и, думалось, откуда же им взяться? О прошедшей некогда битве с толпой призраков и вспоминать-то забыл, но ее отголоски со временем настигли осквернившего святыню Деккара. И началось это, как ни странно, довольно для него неожиданно. Сперва магические потоки порой отказывались повиноваться, образовались пробелы в памяти, что не могло никак уложиться в драконьей голове в принципе. Как такое вообще может быть? Чешуя заметна поблекла, проявилось чувство недомогания. Но Тайтранакс никогда не испытывал подобного прежде и не воспринимал все эти изменения всерьез, полагая, что со временем все неприятные мелочи должны проходить сами собой.
И грянул гром.
Нет, это не божественная воля расколола небесную гладь, неся возмездие невежественному ящеру. Обстоятельство, побудившее его высунуться из своей берлоги, было куда прозаичнее — межвидовая конкуренция. Ведь дракону должно быть обычным делом встречать себе подобных, полностью игнорировать или бороться друг с другом. И когда дело доходило до последнего, существенная часть таких стычек являлась следствием посягательства одного властителя неба на территорию другого его сородича. Так, в нашем случае на кону стояла небольшая область, где ветра Золотой пустыни приносили песок к правому берегу Гелиона. Вот только битву за облюбованное пространство Тайтранакс проиграл еще до ее начала, и тот факт, что он выдержал первый размен ударами с синим драконом и успел скрыться в глубине речного течения, сам по себе является невиданной удачей.
Да, в конченом счете песчаный змей Альши-Кхсира признал поражение и не предпринимал попыток по возвращению некогда принадлежавшей земли. И волновало его уже тогда совсем другое — как бороться с собственным бессилием. А за ответом на решение этой нетривиальной задачи он направится в близлежащий Эмилькон, где узнает от некоторых жрецов, что его душа была неоднократно подвергнута проклятью. Вот только с момента его наложения прошло столько лет, что ни один встретившийся дракону волшебник попытаться снять эту набравшую силу гадость так и не решился. За сим последовало логичное предположение Тайтранакса, мол, он всего-лишь плохо ищет. И в попытках достать из своей памяти события минувших дней он вспоминает о том злосчастном святилище, и о людях, которым оно так не понравилось. Впоследствии прилагая где-то определенные усилия, а где-то складывая два плюс два, дракон узнает о культе Деккара, на жрецов которого совершил нападение. И о тех его последователях, что можно отыскать даже здесь, в городе морских эльфов — результаты рысканий проклятого, конечно, по итогу оправдали его надежды, однако все это было только началом. Затянувшейся прелюдией к обретению истинных целей.

*****

Бронзовый ящер уже преступил порог четырехсотлетия, когда впервые встретился с эльфом Аттирасом — лидером последователей Деккара. Этот остроухий-то и раскроет суть происходящего в полном его освещении, поведав о проклятии и о том, как его можно снять. Не испытывая при том особой ненависти к осквернителю он знал почти наверняка, что тот в скором времени погибнет, если не получит прощение божества. Однако вот путь, предложенный жрецом, сперва показался дракону абсолютному недопустимым по целому ряду причин. Во-первых, для избавления от своего недуга он должен был пройти обряд Очищения, не гарантирующий меж тем положительного результата. Во-вторых, чтобы иметь возможность его пройти, проклятому необходимо было заключить договор с Деккаром, что в свою очередь подразумевало служению этому богу. В-третьих, голову Тайтранакса еще не успели покинуть мысли о том, что он сможет найти более простой способ для решений своей проблемы. Но после нескольких неудачных попыток он за неимением иных вариантов все же уступает и соглашается на предложение деккарийского жреца.
Последующий десяток жизни судьба вынуждает дракона изучать прежде не встречавшийся ему язык, священные писания и основы веры. Он узнает о самом Деккаре, Кайтасе с его порядками и Ифлитсе с его материей, погружаясь в ежедневные молитвы и идею сохранения всего живого, продвигаемую культом. Параллельно помогает Аттирасу в получении разрешения на возведение храма в Эмильконе, а также собирает остатки своих сил на возведения святилища взамен разрушенного — оно-то и будет впоследствии названо Северной Гранью. Уникальная в своем роде святыня была выскоблена драконьей магией в небезызвестном плоскогорье, недалеко от места где протекает столь полюбившийся ему Гелион. Она имеет огромные размеры, множество геометрических узоров и сложный замысел, в который вложил душу ее создатель. Так проходит еще несколько лет и в конце концов новообращенный послужник обретает свою возможность пройти обряд Очищения, в котором просит избавить его от убивающего проклятья. Но и здесь не все так просто, как казалось на первый взгляд — в обмен на сохранение жизни божество потребовало соразмерную жертву. И Тайтранакс принес ее, заплатив, наверное, самым дорогим, что у него на тот момент оставалось — властью над песками.
С тех пор стихия ни разу не откликнулась на зов дракона, ни один жест или магический поток больше не позволил ему управлять землей. Но, справедливости ради, он хотя бы смог ощущать их, как и прежде. Смог чувствовать вновь приливающие силы, хоть полное их восстановление впоследствии также заняло немало времени. Смог увидеть на горизонте своего будущего проблеск, прорезавшийся сквозь непроглядную пелену.   
А что дальше? Что ж, жрецом в понимании культа Тайтранакс не стал, а потому был полностью свободен в выборе своего дальнейшего пути. Он был послужником — моивеном, — мог молиться и получать небольшие дары от Деккара, но в чем же разница? Так уж повелось, но звание жреца в культе можно было получить только установив тесную связь с Ифлитсом, причем сделать это самостоятельно, создав его непосредственный компонент — эфир. Подобно магу огня, создающему магическое пламя, или заклинателю света, манипулирующему солнечным сиянием. И до того, чтобы суметь творить подобное, послужнику нужно было еще многому и многому учиться, надеясь на отклик ифлитской материи. Ведь это не та сила, что открывается всем и каждому — она инородная по своей сути и не встречается в этом мире сама по себе. Словно у каждого существа есть своя предрасположенность к дарам Деккара, не проявляющаяся меж тем никаким очевидным способом.
*****
Особенности богослужения моивенов позволяют им самим не отчуждаться от прошлого, сохранять семьи и вообще продолжать вести привычный образ жизни. Некоторые обычаи культа могут даже натолкнуть на мысль, будто никакого порядка в их организации не бывало и вовсе. Хочешь — молись, не хочешь — нет. Например, упомянутое ранее Очищение непосредственно у жрецов может использоваться уже в иных целях. Потерявший возможность исполнять свой долг служитель Деккара совершает Катн — обряд, базирующийся на тех же принципах. В нем жрец отдает богу свою память и силы, которые он получил за время служения, после чего продолжает жить своей обычной жизнью как ни в чем не бывало. Причиной же таких явлений в культе могут быть разные вещи: иногда его последователи обращаются к Катну из-за собственных сомнений, старости и прочих обстоятельств жизни, а порой этот обряд может становиться карой за серьезный проступок и тогда начинает восприниматься никак иначе, как изгнание, исключение из культа. При этом чем бы не занимался жрец далее, отреченный или верно служащий своему богу, где бы не тратил свое время моивен, в молитвах или сборе урожая — все они уже заключили договор с Деккаром, связав свои души с его обителью неснимаемой печатью. Благодаря ей каждый из последователей верно послужит божеству после смерти вне зависимости от того, как они исполняли его волю ранее.
Но что же Тайтранакс? Возвращаясь к рассказу о его пути, в нем он так и не нарушил принесенных клятв, невзирая на все свои драконьи амбиции, однако и от последних отказываться также не стал. Более того, он попытался связать задачи и средства культа со своими собственными, что породило в его жизни неописуемый круговорот событий, развернувшийся на всей территории Золотой пустыни. Центром всего этого послужит святилище Северной Грани — последнее свидетельство былой мощи дракона, вблизи которого он создаст несменяемое по сей день логово. И не без содействия Аттираса сюда в скором времени начнут стекаться культисты в поисках безопасного для себя дома, где их служению не будет мешать засилье светлых прихвостней и прочих неприятных вещей. Так, ящер не заимеет иного выхода, как взять под крыло образовавшийся поток, и результатом их совместных усилий станет образование небольшой деревеньки, а впоследствии и городка, имеющего говорящее название — Кхсир. Конечно, он уже не будет иметь ничего общего с городом-призраком , если не считать его создателя. Однако именно это место послужит очагом распространения верования Деккара вдоль плоскогорья и по всей пустыне, населенной людьми. Ведь, как ни странно, исключительно в среде смертных постулаты Закона жизни сумеют найти свой отклик и обретут особый смысл. А неподалеку от самого Кхсира тем временем станут обрабатываться оловянные и медные месторождения, неохваченые Лайнидорским герцогством, начнут процветать рыболовный и ткацкий промыслы. Все это очень скоро послужит не только дракону, но и всей религиозной организации, заметно окрепшей с былых времен.
*****
float:leftДа, количество последователей отдельно взятого бога влияют на его могущество так или иначе, но дракон разумно предположил, что с силами самих жрецов все это имеет довольно опосредственную связь. Ведь если Деккар отдает в мир не больше, чем взымает из него, то и силы его моивена при прочих равных соответствуют возможностям послужников иных богов. Однако своего покровителя деккарийцы никогда не называют богом-создателем, что вполне объяснимо — тот никак непричастен к сотворению Альмарена. Вместо этого его именуют богом-хранителем или, если точнее, Хранителем Всего Сущего. Данное определение неоднократно встречается в Законе жизни и прочих священных писаниях, распространяемых культом, откуда можно выявить некоторые любопытные факты об этом божестве. Во-первых, оно очевидно взяло начало не в известном нам мире, покуда говориться прямо, что хранитель пришел. Во-вторых, мы также можем узнать, что Деккар являлся неоднократно или, если верить словам Аттираса, бесконечно раз. И хоть понимать это можно любым образом, каким только пожелается, деккарийцы уверены, что их бог-хранитель существует в нескольких мирах одновременно, где-то уже установив свои порядки, а где-то только приступив к этом. Что есть множество таких Ифлистов — пространств, — являющимся прибежищем и источником сил для его слуг. Однако ассоциации Деккара с богом времени появились уже намного позднее, когда распространение его веры среди смертных неизбежно оказало свое влияние на культ. Не изменив меж тем структурных и духовных основ, оно придало новые значения уже имеющимся определениям.
Возвращаясь к нашему дракону должно сказать, что его обучение манипуляциям с материей души и эфира по итогу привели к своим результатам: он стал не только сторожилой Северной Грани, но и непосредственным участником свершающихся в ней таинств. Более того, нарастив свое влияние чешуйчатый жрец вознамерился использовать его для продвижения культа на запад, в Лайнидор — там он со скрипом, но все же заключает несколько договоров с герцогом, следствием которых начинается возведение нового храма. Средств этот проект, кончено, изъял не мало, и был закончен лишь благодаря действиям Тайтранакса и активной поддержке со стороны жителей Кхсира. Однако продвижение деккарийцев в городе не остановилось на одном лишь храме — культ начал покровительствовать пришедшим в упадок, но ценным с их точки зрения видам искусства и ремеслам. Так, в число подобных заведений попала одна из местных школ фехтования, судьба которой после прихода послужников заметно изменилась, и пусть ее землю и выкупил храм Деккара, мастера школы впервые за долгое время почувствовали себя востребованными. Объективной причиной тому послужила популяризация среди моивенов и стражи Кхсира, которая не только наполнила стены учреждения, но и расширила их — с годами школа привлекла иных мастеров, включила в себя отличные от фехтования дисциплины и обзавелась ярким названием Багровой дюны.
Меж тем Тайтранакс поспособствовал не только ее процветанию, но и успел обучиться искусству боя двуногих. Не шибко усердствуя, справедливо сказать, он этим занимался, оставляя на долю махания саблями лишь крохотные остатки своего времени. Впрочем, даже крупицы за несколько сотен лет могут собраться в ощутимую массу, а дракон не только подчерпнул определенный объем знаний, но и смог поддержать школу изнутри.
*****
float:rightКакую пользу может принести жрец Деккара обществу, в котором обитает? Что ж, ответ на этот вопрос исходит как из его обязанностей внутри культа, так и разнящихся от моивена к адасуру способностей. Однако все без исключения овладевшие эфиром могут видеть прошлое, что закономерно позволяет им оказывать содействие в расследовании преступлений. Этот их дар, однако, не может ничего поведать о судьбах конкретных существ или предметов, так что если вы спросите у жреца о случившемся в жизни того или иного человека, то почти наверняка не услышите ничего в ответ. Эфир открывает деккарийцам возможность видеть события произошедшего только в той области, в которой они находятся, да и то лишь своими глазами, могущими обмануться или не заметить важных деталей. Хотя, как правило, им все же хватает способностей, чтобы заглянуть на дни или недели назад, а самые сильные из жрецов без труда доведут счет до веков и тысячелетий.
Еще некоторые из последователей Деккара ожидаемо занимаются целительством или совершает ритуальные услуги. Некоторые обучают самих жрецов или несут службу в храмах. Кто-то учит или учится в Багровой дюне. Кто является следопытом или продвигает свою веру. Кому-то эфир помогает в кузнечном деле или металлургии. Ну а кто-то несет возмездие преступающим Закон жизни.
И Тайтранакс за всю свою жизнь умудрился побывать в шкуре всякого из слуг бога-хранителя. И неудивительно, ведь дракону уже исполнилось ни много ни мало, а шестьсот лет — за данное время он изучил религиозную организацию и ее членов вдоль и поперек. Узнал Лайнидор и традиции обитающих в нем людей, обрел знания, хранящиеся в здешних библиотеках. Кстати, именно отсюда пошло представление Деккара как бога времени, а все потому, что он частенько награждал своих смертных последователей здоровьем и долголетием. В людском представлении, разумеется. Ведь едва ли непричастный к культу верующий мог надеяться на что-то большее, чем несколько лишних зим, однако даже они для простого человека порой становились ценным приобретением. А Тайтранакс и его братья по вере тем временем следили за исполнением одного из постулата Кайтаса, гласящим, что только божий дар может продлевать жизнь, а все остальное — зло, которое нужно непременно изничтожать. Впрочем, приобретенные года благодаря укреплению тела и духа физическим или магическим образом принимались ими как само собой разумеющееся. Во всяком случае до тех пор, пока культисты не находили на чьей-либо душе или ауре следы неестественного происхождения, срезая затем с нарушителя незаконно полученное время. Или забирая его целиком, если тот сопротивлялся.
Наставали ли для религиозной организации трудные времена? Пожалуй, нет. Но приблизительно в этот период драконьей жизни деятельность разросшегося культа Деккара стала бельмом на глазу для тех, кто считал ее неугодной, и Аттирас вдруг стал слать известия о том, что вблизи Эмилькона вновь появились определенные проблемы. Пришла пора действовать в более агрессивном ключе — за последующие пол сотни лет Тайтранакс избавит себя от стольких недругов, сколько не набралось бы за всю остальную его жизнь. А самым примечательным из таких станет забредший в Кхсир дракон.
*****
Хранитель Северной Грани хорошо помнит тот день, когда в его дом последний раз вторгался другой хозяин неба. И мог ли он допустить, чтобы подобное произошло в очередной раз? Разумеется, нет. Встреча двух чешуйчатых созданий произошла в городе деккарийцев — Кхсире, — который Тайтранакс небезосновательно считал частью своих владений. И покуда дракон всегда остается драконом, его самолюбие не могло вынести присутствия посторонних сородичей, не пожелавших называть ни себя, ни целей своего визита. Однако опрокинуло чашу жреческого терпения скорее то, что изумрудный гость в совершенно несвойственной его роду манере никуда не спешил удаляться. И вскоре обида за давнее поражение дала о себе знать. Тайтранакс напал первым, почти сразу принудив к отступлению своего более молодого оппонента. Вот только уязвленный оскорблением бронзовый змей не собирался давать тому уйти, бросившись в погоню, в которой бы справедливо уступил из-за не лучших летных качеств... Если бы не эфир.
Под закат седьмого века жрец Деккара овладел этой материей на достаточно высоком уровне, но никак не предполагал еще, сколь огромным может стать ее выброс. В тот миг он наполнил собой невиданную доселе область диаметром в километр, запечатав в ней отдаляющегося беглеца. Лишенный своих преимуществ тот уже едва мог двигаться, увязнув в отяжелевшем от эфира воздухе, и вскоре оказался настигнут более крупным преследователем. Тайтранакс же в свою очередь даже утратив контроль над стихией земли не изменил привычной тактике — он разорвал сопернику крылья и вынудил его продолжать бой на поверхности, когда эфирная сфера развеялась. А там уже и прибывшая орава адасуров из Кхсира не оставила бедняге никаких шансов.
Это событие отразится не только на жизни Тайтранакса, но и на судьбе самого культа: оно даст ощутимый толчок к более тщательному изучению эфира и его свойств, а также станет предпосылкой к созданию первого ифлитского ключа — деккарийского артефакта, упрощающего контроль над даром бога-хранителя. А материалом для их сотворения, к слову, послужит чешуя сраженного дракона. Со временем пользу, принесенную этими ключами, сложно будет недооценить, когда с их помощью бронзовый ящер начнет обучать менее успешных в овладении эфиром жрецов. А на этом фоне культ Деккара обретет еще большее распространение в Золотой пустыне и получит в свое распоряжение несколько новых храмов и святилищ, усложнится его структура и будет созван первый собор культистов — Окир. Его участниками станут самые успешные в своих областях деккарийцы, что породит за собой их разделение на адасуров и Окирдасуров, то есть обычных жрецов и привилегированной верхушки. Ну а что до Тайтранакса, то с каждым таким проходящим собранием в святилище Северной Грани он будет укреплять свои позиции, в конце концов оставив позади стареющего морского эльфа и заняв ведущую роль во всей организации.
*****
float:leftСемьсот пятьдесят лет прошло с тех пор, как наш дракон впервые увидел звездный небосвод, и за последнее время в нем воистину многое претерпело изменения. Да, первожрец приложил немало усилий для того, чтобы устаканить дела в культе деккарийцев, не мотаться по всей пустыне самому, решая разномастные трудности. И это скопило большое количество заветных деньков в его копилке — в кои-то веки он мог растратить их на то, что его интересовало больше всего. Тайтранакс посетил вновь Лайнидор, положив свой глаз на местную школу следопытов, отправился на родной берег, откуда только начинался его путь. Проведал наконец и старого друга в Эмильконе, после чего вляпался в пару запомнившихся историй, которых ему так не хватало. Впрочем, даже это короткое путешествие по знакомым с давних пор местам не избавило его от своих обязательств.
В одной из вылазок на помощь адасурам, столкнувшимся с непосильным им нарушителями Кайтаса, бронзовый змей обрел любопытного послужника. Хотя, тут скорее правильно было возвести гордый титул моивена в кавычки, ведь из лап чернокнижников ему удастся вытащить самого настоящего демона. Крайне молодого и неопытного судя по всему, которому очевидно не свезло с судьбой — он умудрился не только пробыть изрядное время в чьем-то подчинении, но и почивший его хозяин не удержал в себе вытянутое драконом имя. И, как заядлый любитель экспериментов, Тайтранакс предложил демону сделку, в которой тот должен заключить договор с богом-хранителем. А что взамен? Как минимум его истинное имя не разнеслось бы по всей пустыне, а как максимум... К его душе никогда бы не смог обратиться ни один призыватель. Подобная постановка вопроса, конечно, может смахивать на шантаж, но так уж повелось, что первожрец не любит слышать в ответ «нет». И, конечно, его не покидал интерес, касающийся взаимодействия демона с эфиром, так что он готов был предпринять абсолютное любые меры воздействия. К счастью для подопытного, сам он согласился почти сразу.
Бытует вполне обоснованное мнение, мол, ни один светлый или нейтральный бог не откликнется на молитву демонического создания. Что ж, хоть мыслители эти могут логично посчитать Деккара темным, но такое явление все же свершилось. Свершилось к удивлению самого Тайтранакса — жрец, конечно, знал, что демон демону рознь. Знал, что подобное не противоречит Закону жизни, но все же не был уверен в ответе самого божества. Результат сего эксперимента пока, правда, ожиданий не оправдал, поскольку новообращенный моивен не успел овладеть ифлитской материей. Может потому, что недостаточно разделяет взгляды Деккара? Или оттого, что в принципе на это не способен? Что ж, время ответит на эти вопросы. А культ за оставшиеся у нас строки обретет небывалую стабильность, продвинется в изучении даров бога-хранителя и благодаря Аттирасу обзаведется еще одним драконом в своих рядах. 
Что же до Тайтранакса, то он обратит теперь внимание и на мир за пределами Золотой пустыни, ведь его восьмой век почти закончился, а происходящее вне родных песков он возможности наблюдать до сих пор так и не имел. Странно, правда? Когда дракон самовольно зарывается в оковы и обкладывает себя обязательствами перед смертными. Или же его просто убедили, что свобода воли — всего лишь иллюзия? Впрочем, все это было еще только началом. Затянувшейся прелюдией к обретению истинных целей.


8. Способности:

Немагические умения и способности:

Глубокое знание регионов — Золотая пустыня и Плоскогорье золотого ветра.
Сведения Лайнидорских библиотек и учения школы Следопытов.
Знание ряда языков, в том числе и деккарийского.
Металлургия и горное дело.
Верховая езда —  варрены
Сабельное фехтование — средний
Рукопашный бой — средний

Магия:
Расовые способности: ментальная устойчивость, телепатия, левитация, неуязвимость к электричеству.

Магия иллюзий — высокий

Ментальные способности дракона по большей части сконцентрированы на обмане органов чувств и творении иллюзий. При этом владение данным искусством соответствует возрасту Тайтранакса, позволяя ему без всякого труда одурачивать людей и некоторых бессмертных, решая мелкие трудности и оберегая свое жилище от незваных гостей.

Жреческая магия — высокий

float:rightНесмотря на то, что символика и некоторые другие аспекты верования предрасполагают к ассоциированию Деккара с богом времени, ни один из его жрецов или послужников управлять подобной силой почти не способен. В своем служении культисты используют дар владения эфиром Ифлитса — пространством, наполняющим обитель их бога, — и умело оперируют материей души. Помимо ряда полезных свойств сам эфир способен дать кратковременный дар ясновидения — вдыхающий его жрец может погружаться в состояние, в котором ему открываются события минувших дней.

Моивен — низкий уровень. Эта категория лиц отличается от простых последователей божества тем, что она проходит обучение в храме и заключает договор с Деккаром. Однако почти всегда основной деятельностью послужников является не прямое служение культу, а труд во владеющих религиозной организации учреждениях или и вовсе в никак не связанных с религией областях.

Печать договора
Клятва является отправной точкой для всякого, кто решил посвятить себя служению Деккару; вечному служению. Это заклятье, коим является любая печать, вплетается в душу и со временем становится практически неснимаемым. После гибели тела оно направляет душу не в мир мертвых, а непосредственно в Ифлитс.

Очищение
Молитва, являющаяся составной частью некоторых ритуалов и вместе с тем единственной формой жертвоприношения, которое допускает культ Деккара. Ее суть есть дарение богу частички себя, как правило с вполне конкретной целью. Под частичкой в данном случае подразумевается любое знание, умение, душа или ее элемент, жизненная энергия и все нематериальное, что только может быть у культиста. Чем дороже жертва для дарителя, тем ценнее само приношение и тем значимее может стать ответ божества. Однако следует помнить, что подаренное обычным способом вернуть уже не удастся. Ни один ментальщик не восстановит утраченную память, ни годы обучения не вернут отданный навык — то, что даровано богу времени, не возвращается им просто так.

Печать веры
Заклятье, позволяющее культисту в определенной степени противостоять действиям других жрецов, но ослабевающее со временем. Наложенное на неприятеля, оно прервет читаемую им молитву или ту, что будет произнесена следующей. Слабого уровнем жреца также может наградить откатом, однако на жреца уровнем выше не подействует вовсе.
 
Печать смерти
Единственное и относительно безобидное в краткосрочной перспективе проклятие, которым владеют культисты. Безвредное оттого, что его хоть и трудно обнаружить, но легко снять на ранней стадии даже слабому жрецу. В целом данная печать души оборачивает время для бедняги вспять, в результате чего его тело начинает молодеть. Но радоваться проклятому явно не стоит — вместе с уходящими годами его в скором темпе начнут покидать знания и воля, а набирающая силу печать, вплетенная в душу, начнет разрушать ее, пока полностью не погубит. Посему вся ее смертоносность и раскрывается лишь годы или десятилетия спустя.

Печать отражения
Заклятье, являющееся составной частью некоторых обрядов и непрямого противодействия некромантам — пока душа носит на себе эту печать, обладающее ей существо не может быть изгнано или призвано никем, кроме жреца Деккара. Тот факт, что последние в большинстве своем не практикуют лекарство, может натолкнуть на мысль, что при виде умирающего человека они будут не спасать его тело, а молиться за упокой души. К сожалению для многих эта мысль полностью соответствует действительности, но к их же счастью к опечатанной душе никто не сможет воззвать или выдернуть из мира мертвых, а найти ее там некроманту будет если не невозможно, то очень трудно. Как и большинство печатей, «отражение» вплетается в материю души и чем дольше это происходит, тем проблематичнее его снять в итоге — через пару десятков лет сделать это, не искалечив саму душу, реальным практически не представляется. Однако следует добавить и то, что не на всех оно действует одинаково. Драконы, демоны и духи природы вроде нимф, дриад и вивенди отторгают это заклятье. Сильный жрец, конечно, сможет его наложить, однако срок действия печати будет исчисляться лишь месяцами, в лучшем случае — парой лет.

Создание накопителя
У послужников и жрецов Деккара есть масса способов избавить своих недругов от излишек жизненной силы, однако применить ее хоть как-либо впоследствии способны далеко немногие. Данное обстоятельство вынуждает создавать накопители энергии из различных самоцветов. Они не заряжаются магией, хоть и могут служить ее источником. А еще их порой называют камнями желаний, поскольку накопленную в них жизненную энергию культисты могут пожертвовать от своего имени Деккару в надежде на исполнение какой-либо просьбы. Самыми сильными из подобных артефактов являются ифлитские ключи, созданные на основе не полудрагоценных камней, а чешуи самоцветных драконов. Однако наложение чар подобного толка требует умения контролировать эфир и недоступно моивенам, оставляя на их долю простые накопители.
*****
float:rightАдасур — средний уровень. Жреца от послужника в первую очередь отличают не столько годы служения или сила молитв, сколько способность взаимодействовать с даром Деккара. По совместительству это же является и одной из причин, по которой в этой среде нет женщин — ни одна послужница на текущий момент не смогла сотворить эфир без использования ифлитского ключа. Сами же жрецы культа распространяют свое верование или совершают богослужения в храмах, однако им также открыт доступ и в святилища, удаленные от крупных городов.

Укрепление эфиром
Эфир, окутывающий или пронизывающий какой-либо предмет, может предотвратить любое его разрушение. Часто жрецы используют его для укрепления брони или различных конструкций, однако получение довольно серьезных повреждений такое заклятие зачастую лишь отсрочивает, а не поглощает. 

Эфирный покров
Оболочка из эфира, удерживаемая вокруг тела, способна защищать от немагических ударов, а наложенная тончайшим слоем на бестелесное существо вроде призрака даст ему возможность взаимодействовать с материальным миром.

Коррозия эфиром
Заклинание, обратное «укреплению». Ускоряя разрушительные процессы вроде коррозии и разложения оно может изрядно подпортить предмет или конструкцию, а то и вовсе стереть ее в пыль эфирной средой. Здесь все, впрочем, зависит от материала — если с бумагой или тканью можно справиться за доли секунды, то на металлы понадобится куда больше времени. С помощью подобного воздействия жрецы, например, проводят свои похоронные обряды, имеющие очевидно сходство с кремацией. Только они не сжигают трупы, а разрушают их посредством эфира.

Печать жизни
Заклятье души, позволяющее существовать жрецам Деккара в мире живых без физического тела. Называя вещи своими именами это еще и банальнейший способ сотворения нежити, который, однако, категорически воспрещается использовать на ком-либо, кроме самих культистов. Печать, наложенная на душу живого существа, действует относительно недолго, однако если тело в этот период погибнет, то заклятье немедленно сформирует на основе души призрака. Печать жизни хоть и не вплетается в душу новосозданной нежити, но оберегает ее, защищает ее от подчинения посредством жреческой магии и некромантии, не дает призраку воплощаться и делает его отчетливо видимым. Тем не менее воздействие магии света и всего остального для него столь же губительны, как и для другого неупокоенного. Стоит заметить, что такое заклятие требует поддержки энергией и не является самодостаточным, а утратившая силу или уничтоженная печать закономерно изгонит призрака.
• Существо с печатью жизни всегда имеет нейтральную ауру.

Призыв Аш'Моивена (избранное заклинание божества)
Молитва, позволяющая призвать душу послужника из Ифлитса и явить ее в виде призрака с печатью жизни. В отличии от тех духов, что еще не побывали в обители Деккара, призванные последователи бога не могут находиться в мире живых достаточно долго. 

Иссушение души
Поскольку жрецы Деккара не могут взаимодействовать с миром мертвых, им также запрещено изгонять туда любую нежить. Единственным способом блюсти порядок Кайтаса остается только ее уничтожение или, если удастся, поглощение. И данное заклинание, немного уступающее аналогам темных магов, в некоторой степени помогает культистам исполнять свой долг. Применяется как правило в составе групп или очевидном превосходстве жрецов, когда появляется возможность поглотить жизненную силу неупокоенного или то, что от нее осталось. Однако не стоит недооценивать это заклинание — оно может нанести ущерб и душе живого, и в большинстве случаев используется именно таким образом. Сотворенное в мягкой форме может сократить срок жизни жертвы без особо губительных последствий.
*****
float:rightОкирдасур — высокий уровень. Настоятели храмов и жрецы Окирского собора, выполняющие основную роль в развитии и продвижении культа Деккара. Их навык владения эфиром соответствует положению в организации, а сила заклинаний может представлять угрозу для кого бы то ни было.

Исцеление души
Воссоздание материи души для жрецов Деккара является нелегким трудом, а посему данная молитва нередко является частью более сложных ритуалов, способных растянуться на часы или дни.

Призыв Аш'Адасура
Молитва, позволяющая призвать душу жреца из Ифлитса и явить ее в виде призрака с печатью жизни.

Эфирная сфера
Это заклинание — проекция силы любого из высших жрецов культа. Наполняет область пространства ифлитским эфиром, в котором физические процессы замедлены настолько, что создается иллюзия полной их остановки. Тем не менее магия и артефакты в нем по прежнему работают. Псионики и все, кто творит волшбу без формул и жестов, не будут испытывать в этом плане никаких трудностей. Драконы, демоны, нимфы, вивенди, дриады и те, кто защищен от жреческой магии, сопротивляются воздействию эфира — он их сильно замедляет, но не останавливает. Владельцев ифлитских ключей замедляет слабо, а бестелесные сущности полностью его игнорируют.
• Существо, заключенное в эфире, не может погибнуть от кислородного или любого другого голодания.
• В сфере не распространяется звук, а пламя немагического происхождения мгновенно затухает.

Разделение души
Опасное и редко применяемое заклинание. Благодаря ему жрец ценой части своей души и жизненной энергии создает духа, способного действовать самостоятельно и применять заготовленные молитвы своего создателя. Этот дух тесно связан с жрецом, он не может далеко удаляться или быть изгнанным, однако его уничтожение весьма сильно скажется на том, за чей счет он был сотворен.

Печать возмездия
Заклятие, накладываемое на врагов культа. Слабеет со временем и держится относительно недолго, однако попытка опечатанного нанести вред любому последователю Деккара тут же возымеет последствие в виде непоправимого урона душе.

Дублирование печати
Молитва, позволяющая сотворить любую из имеющихся печатей на группу целей.

Призыв опечатанного
Жрец может воззвать ко всякому из живых, чья душа отмечена его печатью. Ответ на такой призыв — дело добровольное.
*****
float:rightАвилдасур — высший уровень. Наиболее способный в обращении с эфиром среди высших жрецов, однако по сравнению с первожрецами более известных богов его возможности относительно невелики.

Призыв Аш'Акирдасура
Молитва, позволяющая призвать душу высшего жреца из Ифлитса и явить ее в виде призрака с печатью жизни.

Врата в Ифлитс
Молитва позволяющая совершить массовый призыв послушников и жрецов в эфирной сфере.
• Нельзя призвать более десяти душ за раз.

Момент истины
Восстанавливает все истраченные за день молитвы верховному жрецу и всем последователям культа в его поле зрения.
• Не может применяться чаще, чем раз в игровой месяц.
• Не избавляет от последствий отката.

Эфирный разлом
Схожая с эфирной сферой молитва, охватывающая территорию радиусом до километра. Подобное использование силы требует приготовлений или наличия нескольких ифлитских ключей, что делает создание разлома в одиночку труднореализуемым.

Заключение в Ифлитсе
Чем взывать к душам павших, Авилдасур может изгнать из мира живых всякого, кто хоть раз нарушил Закон жизни. Узник, обреченный столкнуться с сотнями слуг Деккара, едва ли сможет не только вырваться из его обители, но и хотя бы пошевелиться.

Аура укрепления
Аура верховного жреца усиливает любую печать души в его непосредственной близости.

9. Оружие и артефакты:
float:leftИфлитский ключ (2 слота). Существует несколько сотен образцов данного артефакта, представленного в виде подобий клинкового оружия и жезлов, которые распространены в среде деккарийских жрецов. Их предназначение почти полностью объясняется наименованием (хоть по отдельности культисты могут называть их как угодно), а используются они не только чтобы облегчить контроль над эфиром, но и свести к минимуму его негативное воздействие на самих обладателей ключей.
Эффект: усиливает эфирные заклинания и позволяет творить их вне зависимости от сил, имеющихся у жреца. Ключ имеет десять зарядов и заряжается не магической, а жизненной энергией на подобие камней-накопителей послужников. Половину зарядов можно восстановить молитвой, но они пропадут на следующий день. Заклинание среднего уровня требует 1 заряд, высокого — 5.
Материалы: чешуя изумрудного дракона, драконья кость, бронза.
*****
float:rightБезымянная сабля лайнидорского производства, нередко используемая послужниками храма и мастерами ШБИ Багровой Дюны.
Материалы: сталь, бронза, дерево, кожа.   

Прочее:

~  Аватар подберете сами или оставите это администрации?

Сами.

~  Частота посещения игры? (Хотя бы примерно сколько раз в неделю)

Хотя бы примерно пару раз в неделю

~  Опыт игры на ролевых?
Имеется

~  Контакты

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » Архив анкет » Тайтранакс, воли Его провозвестник