http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Волчья нянька


Волчья нянька

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

https://orig00.deviantart.net/2b9d/f/2014/033/5/9/ferryman_by_donmalo-d74ukwj.jpg
Участники: Луа'тлар Ренор, Вильгельм Рекупери
Время: 10 601 год
Место: Грес и его окрестности
Сюжет: Даже проживая среди людей, ты никогда не знаешь, на кого можно наткнуться в городе и, уж тем более,
за его пределами... А зачастую и люди вели себя как нелюди.
Несмотря на то, что днем было уже тепло, ночи все еще заставляли содрогаться... Холод не был причиной для того, чтобы не придерживаться планов.

+1

2

Наступал вечер, и холод, что уже отпускал земли днем, предвещая теплое лето, возвращался под покровом ночи.
Луа проснулась от вечерней дремы, когда жизнь в доме стала затихать. Работа была выполнена, все шло по планам, и тишину разбивали редкие чихания тех, кого уже успела затронуть весенняя аллергия. Цветущие растения и были причиной ее пробуждения...
Люди, наверное, лишь за исключением травников и лекарей, никогда не принимали всерьез такие мелочи, как влияние погоды на те или иные травы, Луа же старалась повернуть погодные условия в свою пользу.
Когда стемнело окончательно, дроу уже покинула город. Пар вырывался из ее рта, и, казалось, зима решила вернуться, покрывая зазеленевшую траву инеем после вечерней росы. Это заставляло растения скукоживаться под белесой ледяной коркой.
Необходимое эльфийке растение можно было найти в охотничьих рощах герцогства, в конце концов, глупо было бы искать цветущее дерево посреди равнин. Женщина не собиралась уходить от города, но сейчас у нее был отличный шанс запастись ингредиентами для отваров. Конечно, никто не мешал переждать ночные похолодания, да и подморозить цветы можно было в воде и холодном погребе, но дроу понимала разницу между естественным обморожением и такой обработкой. Эффект конечного продукта был не столь сильным, да вероятность потерять часть расходного материала в процессе этой обработки огорчала.
Наемница следовала тропе, пересекая поля недалеко от Греса, и ее небольшой силуэт, укрытый и немного приумноженный из-за складок плаща, выделялся на фоне выросшей травы. Она не хотела вызывать вопросов, потому дорога была вполне логичным путем. Но стоило ей слиться с деревьями и затеряться между их толстыми стволами, тропа не смогла удержать эльфийку.
Соловья манил сладковатый душистый запах цветов, за которыми она пришла изначально, и эльфийка даже разглядела вдалеке отблеск белых мелких цветов на лунном свете. Нужно было бы идти дальше, к этому дереву, вот только, чем ближе она подходила к белой кроне, тем тише становились ночные птицы, а затем ее носа коснулся ни с чем не сравнимый "металлический" аромат... Луа'тлар ощутимо напряглась и позволила своим способностям показать кровавый след более четко, - капли были свежими, а их обилие говорило о том, что их, истекающий кровью, владелец не мог уйти далеко.

Наемница последовала за кровавой дымкой, которой наделила ее магия крови - именно так она видела этот запах.
В конце концов, если это было животное, нужно было избавить зверя от боли и подарить ему спокойствие небытия. Дроу не потребовалось много времени, чтобы найти источник кровавого следа - посреди небольшой поляны лежал большой черный волк... явно оборотень, - животные-волки не бывали такими большими. Это уж она знала на своем опыте.
Луа вздрогнула и остановилась на миг, приняв несчастного за Эрарда. Дроу могла поспорить, что ее сердце пропустило удар от шанса увидеть Альфу и свою отцовскую фигуру в таком состоянии.
Илитиири приблизилась на пару шагов, осматривая животное... Кровь струилась по меху перевертыша и орошала промерзлую землю.
- Эй... Эй... - Тихо, почти шепотом произнесла эльфийка. Со своего ракурса она не видела, в сознании он или нет. Луа приподняла руки и выставила ладони вперед в примирительном жесте. Она медленно подошла к волку и плавно опустилась на колени рядом. Волк не мог или не хотел двигаться и тяжело, прерывисто дышал. Оборотню явно хорошо досталось. - Охотники, а?
Охотников на оборотней и прочую нечисть хватало везде, даже в Гресе, где те жили достаточно открыто (это не означало безграничную людскую терпимость), но все же это был риторический вопрос.
Эльфийка знала, что порой перевертыши не различали речи и слов, подобно зверям, которыми они становились, но еще она знала, что тон для них был настолько же важен и понятен, как и для животных.
Темные пальцы ласково провели по морде и загривку волка.
- Больно, да? Дай посмотрю... - Тихо проговорила наемница. Ее интонации были мягкими и почти что ласковыми, как обычно матери уговаривали детей потерпеть поход к лекарю. Обычно этот тон был понятен даже молодым волчатам в стае, посему для Луа это было почти инстинктивным решением. - Только не кусайся, я хочу помочь.
Вскоре она нашла повреждения, и в одном из них торчало что-то острое... и серебряное.
- Где же ты так? - Тихо спросила эльфийка, прощупывая мех, чтобы найти раны в густой шерсти. Она говорила с оборотнем, чтобы успокоить зверя и показать ему свои намерения. Вытащив из шкуры волка острие, что должно было причинять ему огромную боль, дроу приложила край плаща к его ране и подождала какое-то время, пытаясь остановить кровь. Колдовать она не хотела, - перевертыши восстанавливались при смене своего облика, да и особо смысла в этом излечении не было...
Луа огляделась вокруг и проговорила:
- Слышишь? - Она пощелкала пальцем у уха волка. - Понимаешь меня? Перекинься. А я сделаю костер, а?
Илитиири спокойно смотрела волку в глаза, после чего укрыла его своим плащом. Мягко похлопав по загривку перевертыша, дроу оставила свою торбу рядом с ним и отошла от своего "пациента", начав собирать хворост и поленья.
Уже вскоре она вернулась к перевертышу, готовая увидеть как и обнаженного человека под своим плащом, так и мертвую волчью тушу. Никаких надежд, как на его целость, так и на дружелюбие, Соловей не строило... Но поэтому на ее поясе и были кинжалы, а серебристое острие из раны волка было заткнуто в голенище сапога. На всякий случай.

+1

3

День у Вильгельма начался не очень хорошо, и вечер не обещал быть лучше. Оборотень лежал и смотрел на звёзды, готовясь принять смерть. Давно пора, везение должно когда-то кончаться. Ничего, кроме легкой грусти по миру не оставалось в душе волка. Он не чуял уже совсем ничего, а потому не заметил появление незнакомки на поляне. Только тогда, когда теплые руки коснулись его израненного тела, волк понял: смерть на сегодня отменяется. Когда ядовитое серебро покинуло бок Вильгельма, он будто бы заново родился. Боль до конца не прошла, но стала гораздо мягче. Хотя, в желудке появилось небольшое помутнение.
Собраться и перевоплотиться было труднее всего. Оборотень не сразу смог собраться с силами, которые были уже на исходе, но в итоге у него получилось. Итак, Вильгельм Рекупери лежал на земле абсолютно голый, не считая плаща, который покрывал его ноги. Воин встал и сразу же понял, что сделал это напрасно. Остатки серебра все ещё содержались в организме, который не собирался оставлять это безобразие просто так. Вильгельм сделал пару неуверенных шагов, а затем упал на колени и оросил землю своим ужином.
Буквально сразу же ему полегчало, и воин снова мог стоять на ногах твёрдо. Только сейчас он смог почувствовать прохладу летнего дня. Для голого тела мужчины такая прохлада оказалась равной зимнему холоду. Вильгельм сразу же вспомнил про плащ и накинул его себе на плечи, попытавшись укрыть все тело.
Он стал ждать появления своего спасителя, и велико было его удивление, когда к нему вышла дроу. Мало кто из людей видел дроу и ушёл живым после такой встречи. По крайней мере, Вильгельм не знал никого из таких. Хотя, может он общается не с теми людьми. Как он слышал, дроу поклонялись Рилдиру, богу всех тёмных существ, каким и являлся сам Рекупери. Судя по всему, бог улыбается оборотню.
Воцарилось небольшое молчание, которым Вильгельм воспользовался дабы осмотреть таинственную незнакомку. Видно правду говорят о необычайной красоте, которая присутствует у всех эльфийских рас. Примечательным бал шрам, покрывающий её лицо. Увидев эту отметину, Вильгельм невольно провёл рукой по своему лицу. Интересно, кто ей его поставил? Потом его взгляд скользнул чуть ниже на маленькие, но от своего размера не менее привлекательные и опасные кинжалы. Только сейчас он понял, что находится в довольно щекотливой ситуации, являясь полностью безоружным. Это означало лишь то, что с дроу лучше не спорить.
Воин уж было хотел представиться, как вдруг почувствовал что-то тёплое, сползающее по его животу. Он резко взглянул на причину своего беспокойства и обнаружил, что рана от серебра зажила не до конца, оставив тонкую линию на его правом боку, из которой обильно вытекала кровь.
-Чтоб меня...
Вильгельм опёрся о дерево, а затем присел на голую землю, используя ствол для поддержки верхней части своего тела. Левой рукой он прижал рану, а правую подал дроу в знак приветствия.
-Вильгельм Рекупери, приятно познакомиться.
Затем оборотень попытался изобразить дружелюбную улыбку, но из-за общего недомогания у него это вышло не слишком хорошо.

+1

4

Вернувшись с древесиной для костра, дроу увидела, что оборотень послушал ее совет и хмыкнула про себя.
Она спокойно, но довольно холодно оглядела мужчину, оценивая его состояние - оборотень был очень слаб, а характерный запах желчи дополнил запах крови... Костер был необходим, чтобы дым перебил эти замечательные ароматы.
Дроу выглядела так, будто уже бывала в таких ситуациях. Она бывала, и не раз. А вот поведение мужчины выдавало в нем полное незнание о сородичах Луа, - она всегда замечала этот изучающий взгляд. Наемница лишь еле заметно усмехнулась, одарив мужчину встречным взглядом, - он был открытым. Дроу нечего было скрывать, да и, вообще, она только что спасла этого бедолагу. Теперь он был в долгу, и, учитывая его кроткий нрав, илитиири видела, что мужчина прекрасно это понимает. 
- Хороший мальчик... - Подумала эльфийка, положив хворост и небольшие деревяшки на землю и приступив к их обработке.
Услышав восклицание, она подняла голову и взглянула на рану мужчины, игнорируя его тело в целом. Будь он абсолютно голый, - ее бы это не волновало. Учитывая то, как он укрылся, скорее из манеры приличия, нежели тепла, Луа уже задумалась о его происхождении. Лунные не особо чурались наготы в таких ситуациях. Главным было выживание, а не этикет и благопристойность.
Наемница опустилась на землю ближе к мужчине, но так, чтобы наблюдать за ним периферическим зрением... Пусть мужчина был голым и безоружным, он был намного больше и выше миниатюрной илитиири, а потому мог при желании перебороть ее, если бы ситуация дошла до рукопашного боя.
Дроу использовала один из своих кинжалов, чтобы настругать немного коры и бересты, а затем, убрав кинжал в ножны, подтянула к себе сумку и достала из нее трутницу. Выходя за пределы города, Луа брала ее всегда как раз на подобные случаи, - никогда не знаешь, где тебя застигнет ночь и холод и где тебе потребуется костер. Хотя сейчас тепло нужно было перевертышу больше, чем дроу. Тот, к слову, поприветствовал ее, и сделал это весьма формально, что опять таки натолкнуло ее на мысли о его происхождении.
Она усмехнулась, глядя на него:
- Соловей. - Кивнув, представилась дроу. Погодя пару секунд, женщина кивнула вновь, уже вперед, будто указывая на накидку. - Укройся нормально. Тоже мне, приличный нашелся, не за тем дала.
Высеченная искра наконец ухватилась за свое древесное топливо, отчего лицо эльфийки озарило пламя костра. Огонь плавно занимался и Луа удовлетворенно смотрела на свое творение.
Кровь наполняла воздух, это заставило дроу залезть в сумку снова. В ней находилась сменная рубашка дроу.
- Все свое ношу с собой, а?
Порвав ее на длинные лоскуты, женщина тихо цыкнула, поднимаясь на ноги и медленно подошла к Вильгельму.
- Только спокойно. Будет жечь. - Как-то апатично и холодно произнесла эльфийка. Она села перед оборотнем и склонилась к открытой ране. Она не видела в этом ранении ничего серьезного, скорее, просто реакция волка на серебро. Колдовать за зря, к тому же выдавать свое темное искусство ей не хотелось... Достав одну из склянок из поясного кармана, она смочила ткань, сомкнула пальцами свободной руки края раны и прислонила кусок бывшей рубашки к повреждению - то зашипело, сворачивая кровь и прижигая кожу. - Терпи. - Командным тоном тихо проговорила наемница. Она не стала прижигать рану полностью, оставляя окончательное заживление его звериной живучести, но теперь несчастный хотя бы не истечет кровью...
Перевязывая мужчину, Луа наконец оторвала взгляд от повреждений и спокойно взглянула в глаза бедняги своими красными радужками, будучи почти бордовыми в темноте:
- Ну и кто тебя так серебром? - Тихо спросила илитиири.

+1

5

Вильгельм с интересом наблюдал за уверенными движениями дроу в разжигании костра. Он и сам был знатоком в этом деле и всегда любил посмотреть на то, как укрощают огонь другие. На какое-то время это отвлекло его от боли. Впрочем, ненадолго.
Соловей казалась довольно дружелюбной, несмотря на все подозрения Рекупери. Хотя в ней прослеживалась некоторая апатичность - следствие усталости, скорее всего. Она будто бы не замечала наготы тела воина, и вроде бы даже намеренно старалась не обращать на неё внимание. Сам Вильгельм не то чтобы стыдился, но старался не показаться слишком вульгарным. Поэтому восклицание дроу он оценил неправильно или, выражаясь точнее, совсем не понял. Он понятия не имел что дроу считают приличным, а что нет. Это вызывало в его голове множество опасений и предположений. И поэтому, как только рана была перевязана, он очень крепко закутался, стараясь прикрыть вообще все тело, исключая голову и пятки. Получилось у него это не слишком хорошо, потому что размеры плаща дроу явно были малы для человека.
Само же перевязывание раны он перенёс стойко. Такие вещи как переломы и ранения были стандартными для человека его профессии. Прижигание было не так болезненно как серебро и даже немного согревало. Впрочем, согреться человек смог только тогда, когда был разведён костёр. Вильегльм придвинулся поближе к огню, выставив руки вперёд. Так он просидел почти с минуту, и только потом ответил на вопрос Соловья.
-Меня застали в таверне, когда я спокойно ужинал. Вот уж не знаю как, но откуда-то эти гады знали кто я. А я, поверь, был очень осторожен. Знаешь, до последнего момента я понятия не имел, что они собираются убить меня. Видишь ли, с этими парнями я уже имел дело два года назад. Мы здесь выслеживали оборотня. Проклятого, судя по всему, потому что он был одинок, молод и очень зол.
На некоторое время оборотень замолчал. На его лице не отобразилось ни капли сожаления, как будто бы он говорил о самых обыденных вещах, как, например, о стирке или другой подобной бытовухе.
-Так вот, позвали они меня погулять, мол, дело есть неотложное, в котором я бы мог принять участие за некоторую сумму. Вышел я, так меня и пырнули в спину. Но это так, перо, зажило когда я перекинулся. А до того времени я попытался от них убежать, да толку мало. Когда до леса добежал, так и настигли, вишь, метательным. Я пытался вытащить, да только ручка сбилась, а лезвие глубже засело.
Вильгельм не стал сильно распространяться, стараясь кратко изложить причину своего здесь появления. Хотя, он мог бы и ограничиться простым "охотники поймали", но ему хотелось рассказать побольше о своей тяжкой участи. Время и место как раз подходили для интересных рассказов, баек и разговоров. Может и дроу расскажет чего интересного, а может поинтересуется деталями. Это поможет понять её лучше в любом случае. На ближайшие несколько часов у него не было совсем никаких планов, а отогреться было жизненно необходимо. Так почему бы не поболтать с представителем эльфийской расы о том да о сём?
-А сама-то ты здесь какими судьбами оказалась? И не говори, пожалуйста, что тебя сюда сам Рилдир послал мне на помощь.

+1

6

Женщина села рядом с мужчиной и даже поправила натянутый плащ на его спине. В этом не было никакой заботы и тепла, она просто увидела неугодную складку и устранила ее, давая оборотню схватиться за дополнительный сантиметр ткани.
Она придвинула торбу к себе, слушая, но не глядя на Вильгельма. Когда Луа смотрела на него, это явно напрягало его, потому она решила обратить свой равнодушный взгляд к огню. И, несмотря на очередной риторический вопрос, мужчина выдал ей столько информации, сколько эльфийка не просила... и не хотела знать. Но, позволяя ему выговориться, Луа'тлар иллюминировала угрозу в виде обеспокоенного оборотня. Ликантропы были нестабильными в период опасности... Конечно, женщина не забывала про серебряное острие в сапоге, но бороться с волком в такой близости было очень рискованно.
Но, пока эльфийка слушала Вильгельма, она обратила внимание на то, как он говорит... Он говорил, как городская знать, как дворяне или хотя бы купцы, применяя правильные речевые обороты, сравнения, "писательский" язык... Никто из перевертышей, выросших в стае, не говорил подобным образом. Это все же заставило ее хмуро взглянуть в глаза мужчины:
- Я не Рилдирово дитя. У дроу другие боги... - Пожав плечами, тихо отрезала илитиири, а потом усмехнулась и поворошила горящие деревяшки неопаленной палочкой, чтобы дать огню больше воздуха. Пламя благодарно приподнялось чуть выше. - Даже у таких, как я.
Нет, этот оборотень был слишком похож на человека... До невежества неопытный, слишком разговорчивый и такой доверчивый... Он был человеком.
- Ммм... Молодой и обращенный? - Уткнув локоть в колено и кулак в щеку, спросила дроу. - Не тебя ли?
Не нужно быть гением. Я общалась с целой стаей... Ты не похож на рожденного. Разве что на щенка... Если бы их обучали их собственные наставники.
Богатеньким был, а?
- Улыбнулась женщина. Ее интонации были беззлобными, она не хотела обидеть оборотня... Такой уж была ее манера общения. - Не удивлюсь, если они узнали о твоей природе и приняли именно тебя за свою цель.
Она отвела взгляд и отвернулась к своей торбе и достала оттуда флягу с водой. Открыв ее, эльфийка сделала несколько небольших глотков, после чего протянула бурдюк Вильгельму.
- Я... кхм... живу в Гресе. Но я думаю перебраться на новое место. Мои дела здесь скоро подойдут к концу. - Она не любила разглагольствовать. Для этого оборотень мог найти другого собеседника. Но раз уж он был так заинтересован, дроу была готова поделиться крупицами информации, которые не причинили бы ей вреда, учитывая разговорчивость мужчины. - А здесь... Видел белые деревья? Мне нужно было собрать их цветы для... снадобий.
Женщина вздохнула, оглядывая своего нового знакомого со взглядом: "Что же мне теперь с тобой делать".
- Ты бы был осторожнее. Что если твои друзья следуют за тобой, м? - Прошептала илитиири. - Ты оставил целую кровавую дорогу за собой...
Луа была готова к битве, но защищать незнакомого голого мужика за просто так было не в ее интересах.
- Тебе нужна одежда. И оружие... - Вздохнув, дроу отклонилась чуть назад, опираясь вытянутыми руками в землю за собой. - Что скажешь? Я помогу тебе с одеждой и мужиками, если они и правда следуют за тобой... А ты поможешь мне эти пару дней собрать цветы, учитывая, что сегодня мне уже не до них.

+1

7

Приятный звук трещащих поленьев успокаивал и отрезвлял разум. Все больше новых мыслей появлялось в голове у воина. И для него, несомненно, стало неожиданностью то, что темные эльфы не поклоняются Темному Богу. Он обратил свой удивлённый взор на дроу и спросил:
-А кому тогда вы поклоняетесь?
Видимо, его рассказ вызвал улыбку у девушки. Неужто она действительно нашла в этом что-то смешное. Когда она спросила про его положение в обществе, то он сначала нахмурился. Лишь через пару секунд он понял, что девушка подозревала в нём чистокровного оборотня, и до неё не сразу дошел тот факт, что Вильгельм раньше был человеком. Как только он это понял, то сразу же улыбнулся и рассмеялся.
-Так ты считала меня урожденным оборотнем? Не, как бы не так. Я действительно обращён, причём не по собственной воле. А до того я был дворянином, но, увы, богатством не обладал. Мой род разорился ещё до того, как я мог почувствовать что такое богатство.
Вильгельм, в отличие от дроу, совершенно не выглядел обеспокоенным. Кажется, он знал, что охоты за ним не последует.
-Они не пойдут за мной. Эти люди убивают не из принципов. По сути, они те же самые разбойники, только грабят по закону. Нужно им кое-что из моих вещичек. И искать они это будут долго. Скорее всего, они не ожидают, что я смогу быстро вернуться за своими вещами. Так что твоя помощь будет как раз кстати. А с цветами я помогу. Помог бы даже если бы не сидел сейчас с голой задницей на земле.
На последней фразе Вильгельм дружелюбно улыбнулся. Соловей явно была похожей на него. Она такая же альтруистичная, готовая помочь. Таких людей мало в этом мире. Да и внешне она была гораздо красивее многих людских женщин.
Тот факт, что черная живёт в Гресе немного удивил оборотня. Сам он редко бывал в этом городе, но точно знал, что он создан для людей. Если честно, Рекупери думал, что Соловей вышла из близлежащего туннеля, ведущего в Подземье.
-Итак, а почему ты вдруг обосновалась в Гресе? Там разве жалуют дроу?

+1

8

Эльфийка внимательно смотрела за реакцией мужчины, и его вопрос о ее религии был похож больше на удивление ребенка, чье восприятие о мире пошатнулось простым фокусом на ярмарке.
Луа'тлар усмехнулась и с улыбкой произнесла:
- Паучьей королеве, естетственно. - Она сдержала паузу на несколько секунд, и, все же решила пояснить. Реакция Вильгельма была достаточно искренней, а в глазах мерцал интерес. Да и простые религиозные истины еще никому не вредили... только если ты не жертва темным богам. - Ты, правда, не знаешь? Я думала такое даже люди знают... Большинство, с кеми доводилось встречаться мне, даже знало имя Ллос. Что ж...
Хмыкнув, она подбросила пару деревяшек на корм теплому пламени, будто читая волчонку сказку на ночь... Странное сравнение, учитывая расу, но для Соловья оно не было чуждым.
- Она была первой из предателей лесного народа. Рилдир провозгласил ее королевой, и дроу стали поклоняться ей. Было у нее и два ребенка - Эйлистри и Ваэрон. И если Эйлистри верит во все светлое... - Илитиири приподняла руку и выгнула вверх указательный палец, делая акцент на этой поправке. - Представь, есть и такие дроу... - После чего она тихо рассмеялась. - Жаль, живут они недолго. А вот ее сын был больше похож на свою мать... И велел мужчинам сопротивляться матриархату, навязанного Ллос, силой. И я, одна из немногих женщин, следую догматам Ваэрона. Ведь это бог инакомыслящих мужчин в наших краях...
Женщина сделала небольшую паузу и отвела взгляд от слушающего обратно к огню, тихо заключив после недолгой паузы:
- Если ты мыслишь иначе среди илитиири... - Саркастично и протяжно присвистнула Луа. - у тебя проблемы.
Выслушав перевертыша и вздохнув, дроу встала и молча отошла на порядочное расстояние, прежде чем сказать хоть что-то, будто вспомнив, что находится не одна:
- Я сейчас.
Одно из деревьев, растущих недалеко от их вынужденной остановки, переживало нелучшие годы, и его сеерная сторона после холодной зимы омертвела. Это значило больше поленьев для костра.
Дроу ловко забралась по ветвям и скинула на землю новое топливо на ночь. Спустившись с дерева, илитиири оглянулась по сторонам и нашла молодую елочку. Сломав несколько хвойных веток, Луа была готова вернуться. И сделав это, девушка подошла к костру, волоча ельник за собой. Она бросила сухие ветки на землю рядом с огнем и положила хвойник на свое прежнее место.
Расположившись рядом с оборотнем, дроу проговорила:
- Я не общалась с обращенными раньше. - Она склонилась ближе к Вильгельму, опираясь на вытянутой руке. Красные глаза прищурились, а на губах появилась заинтересованная улыбка. - И каково это? Когда зверь борется за свое место?
Луа вспомнила о предложении Эрарда перед ее уходом. Альфа сказал эльфийке, что мог обратить ее... Но дроу хотела остаться собой и найти свою дорогу...
Женщина опустилась на землю и легла, глядя на землю.
- Не жалуют... Но я не настолько заметна в большом городе. - Дернув плечами сказала женщина. - В Гресе у меня есть кое-какие дела. Посмотрим, как они пойдут.
Соловей вновь взглянула на мужчину, уткнув локоть в землю и облокотив щеку на ладонь:
- И не переживай так из-за голой задницы. Я не людская баба, чтобы бояться голых мужиков. - Усмехнулась наемница. - Если хочешь спать, можешь не стесняться, - вместе теплее. Ночи еще холодные. В этом нет ничего страшного.
Луа вернула свой взгляд к огню. Она решила не комментировать фразу Вильгельма о какой-то вещи... пока. Что-то не сходилось... Его преследователям был нужен то проклятый оборотень, то какая-то спрятанная вещь. Это было странно.
И все же, женщина была спокойна, - она не собиралась спать, выспавшись заранее, вечером. Она могла отразить нападение, а сам перевертыш был обессилен. Хотя илитиири не забывала об опасности рукопашной схватки с более сильным противником... Но все же - у нее были кинжалы. И серебро в сапоге.
- Отдыхай. - Мягко проговорила Луа, позволяя оборотню приблизиться при желании. - Наберешься сил, пойдем ближе к Гресу... Там был хороший постоялый двор, вот и найдем тебе одежду. А потом поможешь мне... Раз тебе по душе мой уговор.

+1

9

Рассказ о Паучьей Королеве оказался невероятно увлекательным и познавательным. Вильгельм до того не сильно интересовался другими расами. Всю свою жизнь он изучал людей и их бесконечную историю, и сам принимал в ней непосредственное участие. Насчёт эльфов он что-то где-то слышал, но в реальности с ними сталкивался крайне редко и, в основном, это были светлые эльфы. А те насчёт дроу говорили мало и с нескрываемым отвращением. Но, как оказалось, существуют и светлые дроу. Удивительно.
-Так значит ты сторонник патриархата?
Трудно было отвести взгляд от Соловья. Эта девушка ловко и проворно карабкалась по дереву, отыскивая хворост. Её тело, прикрытое темнотой, казалось идеальным для глаза воина.
-Я не просил делать меня оборотнем. Вообще, я вырос в Аменде, это рядом с Лунной Падью. Так что оборотни у нас часто ошивались рядом с городом, а некоторые жили в нём. Я ненавижу волколаков с детства. Можешь себе представить каково это - стать тем, кого ненавидишь. Я долго учился сопротивляться зверю. Труднее всего было в боях, когда он так и рвался наружу. Ты постоянно чувствуешь ненависть, жажду крови. Было трудно, но я смог подчинить его. Правда, не в полнолуние. В это время я ухожу в леса, подальше от людей.
Соловей все время старалась показать своё отличие от людей, демонстративно, будто хотела доказать ему что-то. Вильгельм не особо верил этому, однако ему все больше нравились намёки чёрной. Далеко не каждая людская женщина захочет лежать вместе с оборотнем. И все равно Соловей частенько косилась на свои кинжалы. Видимо, она не слишком-то верила в способность Рекупери контролировать себя. Она не доверяла ему, но при этом приглашала лечь вместе.
Вильгельм нашёл в этой осторожности что-то весёлое. Он придвинулся ближе к Соловью, и лёг позади неё, приобняв девушку одной рукой. Затем он приблизил свои уста к её уху и глухо зарычал. А после, еле сдерживая смех, спросил ей:
-Боишься опоротней?

+1

10

- Я сторонник свободы. Хотя... - Нахмурилась илитиири. - Она не так прекрасна, какой ее описывают люди.
Но жить в обществе своей матушки, сестер и прочих... elg'caressen*... я не хочу.

Женщина холодно, равнодушно усмехнулась. Вопрос оборотня заставил эльфийку задуматься о том, что же не устраивало дроу в родном К'таэссире. Мужчины поверхности, особенно, наделенные властью или богатством, были ничуть не лучше женщин под землей, пусть их интриги и уступали на порядок уровню дроу.
И, в то же время, подчиняться брату быстро стало для Луа чем-то естественным и не вызывало неприязни, - Эреб был намного опытнее самой наемницы, а в его стратегии было сложно найти минусы... Даже когда Луа находила недочеты в его планах, она старалась быстро устранить их самостоятельно, поддерживая брата и являясь его тенью.
Вернувшись, эльфийка выслушала историю Вильгельма, и, услышав об Аменде и уж тем более Лунной Пади, лишь через секунду наемница поняла, что уголки ее губ приподняты. Луа'тлар улыбалась...
Она скучала по своей семье. Стая и правда была для нее семьей, о которой эльфийка и не мечтала, - она "вырастили" ее. Научили основам жизни на поверхности, дали привыкнуть к солнцу, объясняли ей все новые и новые слова... Игрушка альфы, илитиири стала его приемной дочерью. Воспоминания об Эрарде и волках были теплыми и отзывались мягким трепетом в груди... не без толики боли в сердце.
Она скучала по ним. Она хотела вернуться... Но обещала себе не привлекать опасность, да и изменять своей сути было глупо - дроу была эльфом, а не оборотнем, и, оберни ее Эрард, она бы вряд ли пережила подобное изменение в силу своей собственной природы.
Люди были другим делом. Смертные и быстро угасающие, они были подобно глине, и зверю было проще сжиться с их прежней сутью, а то и полностью изменить ее под себя.
- Не поверишь, я живу с ненавистью к себе с рождения. - Довольно хищно улыбнулась Луа'тлар.
Девушка принимала саморазрушительные, с виду, мысли и спокойно жила с ними, довольствуясь тем, где она оказалась и кем она стала, проходя свой долгий жизненный путь. - Два столетия под землей и толкнули меня уйти...
И все же история оборотня, хоть и была достаточно краткой, сумела заинтересовать илитиири. Как и говорила ранее дроу, она не встречалась с обращенными, а потому ей было занимательно услышать о трудностях мужчины.
- Сопротивляться зверю? Не пробовал работать с ним в паре? - Тихо усмехнулась Соловей. - Даже сейчас он спас твою шкуру, послушал простой совет и обернулся.
Она вздохнула и спокойно заключила:
- Волки не так глупы... Уж я то знаю.
И вот наконец, когда она уже думала об отдыхе, мужчина прижался к ее спине, а затем решил подшутить над наемницей. Услышав рычащий звук, а затем вопрос, с которым забавился Вильгельм, дроу резко перевернулась лицом к перевертышу, рывком сев на него. Ноги женщины плотно прижимали мужчину по бокам, сама она властно сидела на нем, пока в грудь Рекупери уткнулась ее свободная ладонь. В занятой же блеснуло лезвие кинжала, которое теперь наемница держала у его горла. Ранение оборотня и его усталость играли разбойнице на руку - ему просто не хватало реакции против ее подготовленного разума и тела.
- Мои клинки не из серебра. И все же - отрежь голову, ты не сможешь бегать без нее. - Прошептала Луа. Она холодно смотрела Вильгельму в глаза, но уже через секунду в ее взгляде мелькнула игривая искра.
Девушка отстранила лезвие от шеи оборотня и склонилась к нему, приближаясь лицом к лицу. Ее же кинжал последовал ниже и ниже, обжигая нагую кожу ликантропа холодным острием:
- Или же стоит отрезать... - На губах дроу появилась хищная улыбка, упоенного пыткой дознавателя. - ...другую голову?
Она убрала кинжал обратно в ножны и смерила Вильгельма уже совершенно спокойным взором.
Слезать же она так быстро не стала, уже не говоря о том, что лицо эльфийки было все так же близко, и мужчина мог ощутить дыхание дроу на своей коже. Луа'тлар тем временем пояснила простую истину:
- Все тела одинаковы. Сейчас меня больше волнует тепло, которое выделяет твое тело. Не стоит расценивать практичность как приглашение, м? - Словно переспрашивая, понял ли ее оборотень, простым звуком, Луа коснулась губами щеки оборотня в кратком, утешительном поцелуе. Этот жест был похож на знак примирения матери, что договорилась с обиженным ребенком, а наигранно приподнятые у переносицы брови закрепили этот образ. Подождав секунду, илитиири заключила. - Вот и хорошо.
После этого, наемница опустилась обратно под бок Вильгельма, теперь уже лежа лицом к нему. Она приобняла мужчину и закинула ногу на его бедро, пока тот лежал на спине.
Взгляд илитиири был равнодушен, будто она чего-то ожидала... Соловей и правда ждала. Пока он уснет. Но после этой шутки разбойница была готова к чему угодно.
- Myar zze'ill, elend rivvil...** - Подумала женщина, задумчиво разглядывая лицо Рекупери.

* Elg'caress - мразь, тварь, ведьма (не имеет точного перевода, оскорбление в адрес женщин);
[indent] -en - множественное число.
** Плохой оборотень, обычный человек.

+1

11

Соловей говорила о свободе. Действительно ли она любит эту самую свободу? Вильгельм знал многих людей, что боролись за неё. Их гордо называли "Освободители". Воин и сам участвовал в сражениях за свободу, видел воодушевлённые лица командиров, но сам никогда не воодушевлялся. Один из немногих, Вильгельм был пленником свободы, и жаждал от неё избавиться гораздо сильнее, чем может показаться. Обречённый на скитания, он потерял свой собственный дом, и не мог основать новый. Он постоянно оказывался в плену у синих, карих и бесстыже-зелёных глаз той или иной красавицы. Ах, как часто он хотел остаться с ней навсегда! Но полнолуние близилось, и воин уезжал.
Его не очаровывал этот вольный образ рыцаря-странника, коему ветер развевает волосы. Ему всегда хотелось остаться, принять те награды, что ему предлагали, те звания, остаться в истории, наконец. Рекупери знал, что это невозможно. И этим было страшно проклятие Рилдира.
Вильгельм даже не сопротивлялся бурной реакции Соловья - это было предсказуемо. Озорные искры, что блеснули в её глазах, давали ему понять, что она правильно истолковала его действия.
Холодный металл жёг горло. Недавние мысли почему-то привели к необычным выводам. Угроза отрубить ему голову стала по-своему привлекательной.
И тут кинжал последовал все ниже, в те места, где он уже смотрелся гораздо более опасным. Новая угроза тоже оказалась гораздо страшнее предыдущей и менее привлекательной.
Неожиданный поцелуй обжёг щёку сильнее, чем порез. По телу воина разлилось мягкое тепло. Эта девушка умела быть как опасной, так и нежной. Эта резкая разница в поведении привлекала его. Находиться рядом с ней было все равно что играть с огнём. Но притом как приятно было ощущать тепло её тела!
Однако, и с ней Вильгельму придётся когда-нибудь расстаться. У всего хорошего есть конец. Он старался не думать об этом, а потому лишь крепче прижал к себе дроу.
-Зверь не сотрудничает. Он хочет иметь хозяина.
Тепло, которое давало тело Соловья, заставляло глаза оборотня смыкаться. Он все сильнее уходил в объятия Морфея. Сон полностью затянул его, и дальше он уже не мог видеть ни лица дроу, ни леса, ни огня. Лишь только очертания сна, беспокойного, мутного сна.

+1

12

Фраза оборотня, что мужчина сказал перед сном утвердило Луа в ее предположениях.
Этот мужчина все же был человеком, пусть и в волчьей шкуре. Он мыслил как человек, зверь в нем либо и правда был слаб, либо же Вильгельм не понимал приобретенной сути...
Если бы такое сказал кто-то из Лунных, Эрард заклеймил бы такого сородича позором, и "выросшая" в стае илитиири была бы солидарна со своим приемным отцом в лице альфы.
Женщина не хотела спать, а потому провела время, думая о чем-то своем... О стае, в большей степени. Она скучала по волчьей стае, что дала ей семью, о которой не могла и мечтать в родном обществе. Ведь у дроу не было семей в их по-человечески традиционных пониманиях. Темные эльфы не заботились о своем потомстве, предоставляя право жизни лишь самодостаточным, сильным и хитрым отпрыскам, которые могли выживать веками в паутине интриг и заговоров, что плелась в К'таэссире.
Иногда Соловей приподнималась, чтобы подкинуть в костер поленьев, когда пламя начинало угасать. Оборотню ночная прохлада ничем не грозила, для дроу же угроза переохлаждения и весенней простуды была куда более реальной.
Она принимала объятья мужчины, как должное. Тепло живого существа всегда было приятным, особенно, если это был представитель противоположного пола. Пусть наемница относилась к подобному достаточно тривиально, она полностью осознавала животное, естественное притяжение.
Это наталкивало ее на мысли о том, что и в этой стезе Вильгельм все же был больше человеком, чем волком, - люди превозносили романтику, а близость для многих была чем-то совершенно сокровенным... Соловей не понимала этого человеческого взгляда на отношения. Хотя и понимала суть этих чувств, пусть и с трудом.
Эта мысль отозвалась глухой болью... Дроу отрицала предательство. Не хотела считать это исчезновение злой шуткой. Закрыв глаза, женщина встряхнула головой, будто прогоняя дурные мысли и болезненный образ.
И, все же, наемница считала глупым отрицать, что ей было приятным ощущение мужского тела под своей ладонью, что лежала сейчас на груди Рекупери, да и запах кожи имел свое воздействие на дроу. Каждое существо пахло по-своему, эльфийка запоминала этот запах, как и лицо спящего рядом с ней оборотня.
И все же его поведение не вязалось с привычными устоями... Ни человек, ни перевертыш. Ни первый по природе, ни второй по разуму. Это сбивало и отталкивало разбойницу от спасенного ликантропа в какой-то мере.
Этот мужчина был слаб...

- Вставай, солнце скоро встанет. - Проговорила женщина, легко встряхнув плечо Вильгельма. Костер теплился тлеющими углями, а сама дроу выглядела немного сонно, видимо, все же подремав пару часов от скуки.
Она вела оборотня к городу, но из-за его наготы старалась идти в обход дороге. Ни к чему было привлекать к себе лишнее внимание. Дорога привела их к таверне. Этот постоялый двор вдалеке от Греса был пристанищем караванщиков и их попутчиков, что миновали город, не желая посещать его. За воротами стояло несколько телег, а в стойлах отдыхали лошади.
Илитиири, молчавшая почти все утро, наконец с улыбкой проговорила:
- Сегодня твой удачный день.
Она подошла к людям у каравана и спокойно окликнула путников, что стояли у повозок, разбирая вещи:
- Эй, мужики... - Увидев напряжение, она сначала примирительно подняла обе ладони. - У моего друга украли пожитки, пока он купался в реке. Не поможете, чем не жалко? А то и в город голым не пустят.
- А ты что, местная что ли? - С немного нервной ухмылкой спросил один из караванщиков. Они были в явном замешательстве, ведь Соловей не просто говорила на человечьем языке, но и акцента у нее не было.
- Местная. - Тихо и спокойно отрезала Луа.
Те немного замялись, но затем увидели, как дроу потянулась к кошелю, выудив несколько монет. Те блеснули в свете рассветного солнца, а дроу мягко улыбнулась:
- Не волнуйтесь, - я покрою расходы. - Оставив мужчин наедине, илитиири вернулась через пару минут, вручила мужикам монеты за одежду и обувь... Простая, но сойдет.
Кивнув новым вещам перевертыша, будто одобряя его внешний вид, Соловей забрала свой плащ и повела Вильгельма в саму таверну:
- Внутри немного людно, но сойдет. Пойдем, я угощаю.
В зале их ждал один из немногих свободных столов, которые эльфийка заняла почти сразу так, чтобы суметь наблюдать за залом, постояльцами и входной дверью. Через какое-то время им принесли и теплую еду, что трактирщик приготовил на завтрак своим гостям.
- Набирайся сил. - Довольно холодно и отстранено произнесла эльфийка, кивнув на тарелку перед Рекупери и приступив к своей порции. Она ела довольно медленно, с виду, без аппетита, хотя сама еда ей нравилась.

0

13

Эта ночь, на удивление, прошла без снов. Он словно перенёсся во времени. Раз - и он уже сидит на плаще, положив голову на руки. Утро, как всегда, было холодным и мокрым. Капли росы, казалось, висели даже на потухших поленьях костра. Вильгельм устало взглянул на дроу. Та выглядела немного помятой, но в целом выспавшейся. Воин постарался ей улыбнуться. Чувствовал он себя поутру паршиво, будто его всю ночь пинали. И это было недалеко от правды.
Они пошли к городу. Утренняя прохлада сопутствовала им в пути. Всякая лесная живность просыпалась и пела. День для всех начинался хорошо, но, как обычно, никто не знал, что нового он несёт. По дороге оба молчали. Вильгельм хотел было что-то спросить у девушки, да только не знал, что сказать. А та, похоже, увлеклась своими мыслями. Оборотень не хотел отвлекать её. Вообще, никто не любит, когда его выдергивают из потока мыслей.
Наконец, они вышли к таверне. Приятно запахло едой. Вильгельм был рад окончанию пути. Его голые ноги болели от обильного количества камней и веток, встречавшихся по дороге. Когда Соловей пошла к караванщикам, оборотень облокотился на дерево и торопливо ждал её возвращения. За дроу Вильгельм нисколечки не беспокоился. Эдакие кинжалы могли припугнуть кого угодно.
Мимо прошла баба, удивлённо косясь на мужчину в плаще. Вильгельм добродушно улыбнулся и помахала ей ручкой, тем самым открыв часть плаща. Баба прибавила шагу.
Наконец, Соловей вернулась. Человек облачился в принесённые ему шмотки за деревом, а затем они вместе вошли в таверну. Девушка угощала, и Вильгельму это нравилось.
Оказаться в тепле, особенно после долгих скитаний по холоду, было необычайно приятно. Все это обилие дополняло присутствие вкусной и тёплой еды, а также приятная компания. Вильгельм ел быстро, по-солдатски, будто бы ему прямо сейчас нужно куда-то спешить. Поэтому с едой он расправился гораздо быстрее дроу.
-Ты выглядишь немного расстроенной. Что-то не так?
Развалившись на своём месте, Вильгельм потянулся. Он огляделся, и понял их всё стратегическое значение их положения.
-Мы ждём кого-то?

+1

14

Мужчина уплетал еду, словно голодный пес, нашедший доброго самаритянина, готового прикормить бедняжку.
Дроу ела медленно скорее из-за привычки, ведь когда она трапезничала дольше и прожевывала всю пищу тщательно, насыщение приходило к ней быстрее... Простой способ обдурить собственное тело.
Да и спешить было некуда, так к чему торопиться?
- Правда придется делать отвар здесь... - Вздохнула женщина. - Неудобно.
С появлением дома и Ткачей Соловей не хотела заниматься своими делами вне собственной спальни.
- Нет... Цветы перенести проще, чем бутылки. Но они завянут... И прощай фермент. - Цыкнула эльфийка, не зная, как поступить.
Видимо, это привлекло внимание Вильгельма. Его вопрос отвлек эльфийку от раздумий и она перестала пялиться пустым взглядом в свою полупустую тарелку, переведя взгляд на мужчину.
- Расстроенной? Нет... - Выпрямившись, тихо проговорила наемница. - Нет, все хорошо. Просто думаю над своим планом.
Она отставила ложку в сторону и склонилась к столу, опираясь на локти.
- Придется постараться, чтобы не потерять больше, чем будет простительно... - Тихо, почти шепотом сказала эльфийка. Взглянув на трактирщика, женщина на миг нахмурилась и поднялась. - Я сейчас. Присмотри за торбой.
Она передала свою плащ и сумку оборотню, положив их рядом и прошла к пухлому мужичку.
- Смотрю у тебя людно сегодня... Есть свободная комната на пару дней?
- Сезонный урожай, а? - Улыбнулся тот в ответ. Он видел эльфийку уже не первый раз, и часто в одно и то же время. Он не знал, чем занималась разбойница, да и похоже за свою жизнь он научился не задавать лишних вопросов.
Он видел травы, а больше его ничего и не волновало, - она не угрожала другим постояльцам, да и платила хорошо.
- Да. - Вздохнула Соловей. Оглянувшись на секунду в сторону оборотня, она кивнула. - С двумя кроватями, если можно...
- Новый друг?
- Что-то вроде того. - Пожав плечами, кратко ответила Луа'тлар. Протянув трактирщику деньги, она получила ключ взамен и поблагодарила хозяина.
Вернувшись к столу, за которым сидел Рекупери, она взяла свои вещи и кивнула в сторону комнат.
- Пойдем. - Она молча прошла и открыла дверь с маленькую комнату с двумя простыми кроватями и небольшой тумбой между ними. Сев на одну из кроватей, женщина выложила из торбы небольшой набор, похожий на алхимические, и ступку с деревянным пестиком. Сорганизовав пространство, дроу потянулась и легла. Взглянув на мужчину с запозданием, дроу немного встрепенулась, подняв голову и облокотив ее на кулак согнутой руки. - Прости, я не очень разговорчивая... Не знаю. Здесь нет языка жестов. Я иногда по нему скучаю. Люблю тишину.
Усмехнувшись, она с улыбкой спросила:
- Наверное, тебе со мной скучно? - Она тихо рассмеялась и перевернулась на спину, закинув руки за голову, пялясь в потолок. - Пришла из ниоткуда, стала указывать, что делать, что не делать, как себя вести... Говорить не хочу, о диких мужчинах не мечтаю... - Женщина улыбнулась вновь. - Но, если тебя это утешит, объятья у тебя теплые.
Обида за прошлые (хотя кого Луа обманывала - она переживала до сих пор) кольнула ее сердце вновь, из-за чего ее брови дрогнули у переносицы на миг... А за "уколом" последовало воспоминание о словах оборотня перед сном.
- Не нужен мне хозяин... Никто мне не нужен. - Илитиири отвлеклась на более забавную мысль, как долго брат будет язвить на тему ее разбитых, по-детскому наивных, мечтаний. Первый опыт, как и блин, вышел комом...

+1

15

Соловей будто бы заперлась внутри себя. Возможно, их последний разговор побудил к этому. Нельзя сказать, что это не беспокоило Вильгельма. Он чувствовал в ней резкие изменения. Вероятно, он возбудил в ней давние воспоминания. Сложно сказать чем именно была спровоцирована вспышка замкнутости, особенно с этой стороны, но можно было точно сказать - Вильгельм в ней так или иначе повинен. Таким образом на его плечи ложилась задача как-то отвлечь девушку от грустных мыслей. Пока что никаких идей у него не было - даже не наклёвывалось.
Она говорила с хозяином трактира, словно они были старыми друзьями. Видно, не в первый раз девушка посещает эти края. Пока её не было, так и подмывало желание заглянуть в сумку, но он сдержался. Была у Вильгельма такая вредная привычка - лезть в чужие дела. Многим она не нравилась, хотя сам Рекупери не видел в ней ничего плохого. И все же ему было интересно. Да что там сказать! Вся Соловей была ему интересна. Он была той самой загадкой, которую не всем под силу разгадать.
Они поднялись по лестнице в свою комнату. Увидев раздельные кровати, Вильгельм усмехнулся. Забавно, ведь эта девушка пару часов назад предлагала заснуть под одним плащом.
-А чего не взяла номер со спаренной кроватью? Ты же любишь тепло.
Это воин сказал с улыбкой, как-бы подтрунивая над девушкой.
Вильгельм присел на свою кровать. Дроу выглядела уставшей, как будто она всю ночь не спала. А вот человек, на удивление, выглядел бодро, ка никогда.
-Мне не очень скучно. Да, ты не так увлекательна, как старая добрая битва, но та ведь вне конкуренции. Ты обращаешься со мной, как с гостем. Не стоит так беспокоится, я ведь не убегу никуда.
Вильгельм встал, а затем медленно прошёлся по комнате. Поведение дроу уже больно стало напоминать некое подражание поведению человеческой девушки. Она действительно старалась организовать человеку комфорт и уют. Но Вильгельму это не нравилось. Создавалось ощущение, будто она играет какую-то роль, а воин не любил театр, как и притворства. Ему хотелось увидеть настоящую Соловей, живую. И у него появилась небольшая идейка по этому поводу.
Вильгельм воспользовался моментом, когда девушка глубоко ушла в свои раздумья, а затем резко сел на неё, положив руки ей на рёбра. Пора проверить устойчивость этой расы к щекотке!
-Объятия тёплые, а что насчёт этого?!
И с этими словами Рекупери начал нагло и жёстко щекотать молчаливую разбойницу.

+1

16

Шутка прошла не так, как Вильгельм планировал. Он улыбался, смакуя свой неловкий вопрос. Эльфийка замерла, смерив его спокойным, но все же хмурым взглядом.
- Тепло люблю... Но здесь достаточно тепло. - Отрезала илитиири апатичным тоном.
Она никогда не понимала такого поведения - шутить невпопад, тянуться к незнакомым людям, пытаться произвести на них впечатление. Конечно, некоторым это все же удавалась, но никогда - подобным образом.
Луа устало вздохнула и закатила на секунду глаза. Она лежала, думая о том, почему до того ее взгляд пал на прошлого любовника, а память о нем застыла так прочно в беловолосой голове.
Они встретились случайно и весьма враждебно, прежде всяких характеров и темпераментов наемница узнала о физической силе мужчины. Доброта, хоть и была благом, не была чем-то располагающим для эльфийки. Она ценила эту черту в людях, но более приятной чертой для нее являлись напористость и сила. В оборотне она видела лишь наивность.
- Для дроу нет места в битвах... - Потянувшись в кровати, проговорила эльфийка. Она зажмурилась на миг, но затем все же открыла глаза. После холодной земли и колючих еловых веток даже простая кровать в таверне была пушистым мягким облаком. Затем она усмехнулась и вздохнула. - У нас другие методы.
Соловей, в отличии от проспавшего всю ночь оборотня, пролежала почти ночь, ожидая погони, которая так и не настигла этого несчастного, - у нее была вполне хорошая причина быть не в лучшей форме.
- Ты не гость... - Подумала илитиири. - И да, ты уйдешь. Довольно скоро.
Этот оборотень был таковым лишь телом, но уж никак не разумом. Это был простой молодой и слабый человек... Луа не чувствовала опасности в этом мужчине. Даже ее природная паранойя спала. И дроу хотела спать. Но стоило ей закрыть глаза и расслабиться, как Вильгельм оказался не то, что рядом, а прямиком на ней, щекоча ее ребра.
Тело женщины напряглось, она сжалась и стала неконтролируемо засмеялась, но затем замерла, глядя на Рекупери с прожигающей ненавистью.
- Нет... нет-нет-нет... - Сквозь смех лепетала наемница. Ее ладони вцепились в запястья оборотня, а затему она прижала их к своим ребрам. В следующий миг кулак женщины встретился с ребрами оборотня. Она осталась неподвижной, командным тоном отрезав. - Я сказала "нет"!
Устало вздохнув, Луа'тлар опустила голову обратно на подушку. Прикрыв глаза, она проговорила:
- Хочешь пожаться или потрахаться - так и скажи. Честный разговор лучше таких вот фокусов. А вот щекотку оставь своим волчатам... Если они у тебя будут. - Тот не выглядел убедительно. В стае Лу всегда видела молодых волков, которые стремились к созданию своей семьи. И чаще всего ее наблюдения были верны, "проклятые" люди страшились своего собственного тела. Что уж говорить об ответственности?
Но вот во фразе о честном разговоре можно было заметить какую-то болезненность и сожаление... Будто это было ее больной темой. Так оно и было. Дроу хватило глупых игр в нормальные отношения и ложных надежд. Это было куда больнее любых ран...
Прикрыв глаза пальцами, она открыла их через пару секунд и молча посмотрела прямо на мужчину. Казалось, ее совершенно не смущало то, что Рекупери сидел на ней. Она будто ожидала его реакции и дальнейших действий, просто глядя в глаза перевертыша.
Это было утомительно. Соловей уже не знала, что ее сможет удивить...

+2

17

Соловей была сильно усталая. Только при ближайшем рассмотрении Вильгельм смог понять, что его спутница измотана. Даже у эльфов можно было разглядеть мешки под глазами. Особенно у дроу, у которых кожа и без всяких мешков была чёрной. И как человек не смог понять, увидеть её усталость? Ему стало немного жалко эту измотанную душу.
Но надо признаться, ему понравилось как эта девушка извивалась под напором его пальцев. Есть нечто привлекательное в сокращении мышц, в безумном, неконтролируемом смехе. И да, эксперимент оказался удачным! Дроу действительно похожи в этом на людей.
Когда кулак девушки встретился с его собственными рёбрами, он и сам рассмеялся. Ему нравилось сопротивление этой девушки, её ощущение власти над ним. А ещё ему нравилась её злоба. Многие девушки выглядят милыми, когда злятся. Эльфы, судя по всему, тоже. 
Вильгельм все-таки подчинился. Он медленно встал с уставшего тела девушки, а затем подошёл к окну и закрыл простецкие шторы, окунув комнату в приятную полутьму.
-Ты хочешь казаться другой, отличной от людей. Прости, но у тебя плохо получается. Ты всё та же человеческая девушка, и имеешь такие же предрассудки.
Воин медленно прошёл к двери. Он был бодрым и живым, ему никак не хотелось валяться в кровати. Зато небольшая прогулка по Гресу могла бы немного помочь развеяться, отвлечься от проблем.
-Отдохни лучше, поспи.
Рекупери подошёл к двери, и уже собирался уйти, как обернулся и, стоя уже в дверном проёме, сказал:
-И да, волчат у меня не будет. Только дети, и то маловероятно.
Слово "волчат" он произнёс с особым отвращением, которое олицетворяло всю его ненависть к созданиям Рилдира.
Вильгельм решил прогуляться по окраинам города. Во-первых, таверна находилась не так уж и далеко от окраины, а, во-вторых, в центре города, как ему казалось, было делать нечего. На окраине, среди грязи и вони, обитали бедняки. Их жизнь была вся как на ладони, интересная, необычная. За жизнью простых людей можно было наблюдать вечность. Вот, например, мальчонка несёт что-то в коробке, прикрытой тканью. Можно было только строить догадки зачем и куда он несёт свой груз.
В этой наблюдательной составляющей прогулки Вильгельм находил особое удовольствие. Он оказывался в суете простых житейских будней, как будто был частью её.
Он старался не думать о девушке. Его больно кольнуло напоминание о волчьей сущности, которую человек так пытался скрыть. И его всерьез волновали эти "волчата". Неужто все его дети переймут проклятие, возложенное на отца? Нет, об этом точно думать не следовало.

+1

18

Луа'тлар промолчала и отвернулась к стене, решив, что хотя бы в необходимости небольшого отдыха Вильгельм оказался прав. Уже на пороге он сказал фразу о своем потомстве - дроу промолчала, просто усмехнувшись в ответ.
- Неужели он правда не знает? ...Или говорит о приемных? - Подумала про себя илитиири. Она решила промолчать, поняв что ее слова о волчатах задели оборотня.
Реакция Рекупери была вполне понятной - он вел себя как обычный мужчина, далекий от всех оборотней, которых только и знала Луа'тлар. Он воспринял ее замечание, как что-то совершенно непотребное, неприемлемое... Будто он никогда не задумывался об этом... Или просто не знал.
Этот мужчина не отличался ничем от миллиона таких же, что окружали их... Да чего далеко ходить, - даже здесь, в таверне, была толпа мужиков, походивших на это подобие оборотня. Даже его попытка уколоть дроу выглядела... жалко. Будто других аргументов и не было. Соловей не знала, чего Рекупери хотел с этим навязчивым желанием общения. Она не понимала, почему он пытался наладить дружественные отношения без какого-либо поводов и причин... Вот так, из ниоткуда, просто так.
- Это так не работает, волчок... - Они были знакомы меньше суток и по тому, что видела и слышала от мужчины эльфийка, у нее не было повода ни набиваться ему в друзья, ни испытывать должного доверия.

Проснувшись через час или полтора легкой дремы, девушка села на кровати и потерла глаза ладонью. Она пребывала не в лучшем настроении уже не первый месяц. Мужчины не было в комнате, и девушка слегка расставила ноги врозь, упирая локти в колени. Она опустила голову и разделила волосы кончиками пальцев, испустив громкий болезненный выдох.
Подняв голову, она взглянула на свой набор для травничества. Эти белые цветы, что Луа'тлар должна была собрать славились своими стимулирующими средствами... И может они могли пробудить брата от нездорового, неестественного сна, что не проходил с их столкновения в Доме восходящего солнца. Эреб спал... И его младшая сестра была подавлена.
На глазах наемницы навернулись слезы. Она не рассчитывала покинуть дом на несколько дней, но Вильгельм спутал ее планы. Илитиири волновалась... Не то, чтобы Ворон был в опасности, но Мартин все еще высказывал неуверенность. Эта ссора заставляла девушку бурлить от злости до сих пор. Она надеялась, что полукровка все же ослушается эльфийку, - все Ткачи знали, что случается в случае субординации...
- Только попробуй "облегчить его страдания"... - Оскалилась дроу.
Почесав плечо, она сглотнула ком в горле и нахмурилась. До вечера у нее не было повода выходить из комнаты, а разделяться с Вильгельмом, раз уж они заключили договор, было плохой идеей:
- ...Если, конечно, этот "доблестный рыцарь" не сбежал. - Она бы не удивилась такому исходу событий, более того, от части она хотела этого, чтобы вернуться в привычный образ жизни, тем более сейчас, когда Эреб был беззащитен. Она не хотела оставлять его одного или же относить спящее тело брата в гробницу без особой нужды.

Когда Вильгельм вернулся, девушка встретила его ответом на его "колкую" фразу:
- Если я веду себя, как человек, - значит, у меня хорошо выходит быть отступником. - Она пожала плечами и даже улыбнулась, но ее тон был мрачным. Казалось, время наедине с собой, не пошло илитиири на пользу. Она не смогла отвлечься от гнетущих ее вещей и перестать думать о взваленной на свои плечи ответственности. Вздохнув, она проговорила, скорее, даже подумала вслух. - Скорее бы вечер.

+1

19

Погода была приятной. Свежий воздух явно пошёл на пользу Вильгельму. Он не понимал девушки, которая будто бы заперлась внутри себя, и при всём этом оставалась открытой. Такое сочетание казалось невозможным. Но теперь они напарники, как-никак. А Вильгельм не мог думать о напарниках также, как о простых незнакомцах. На войнах многое зависит не только от тебя самого, но и от людей, которые воюют вместе с тобой. Ты должен доверять им. Этот важнейший принцип доверия был основополагающим в жизни Рекупери. Он не знал других возможных способов взаимодействия с напарниками. Предательство, в таком случае, было страшнейшим грехом, который только может совершить человек. Он многое слышал о дроу, и часто слышимое выставляло их как расу предателей.
Но он не хотел верить слухам, после всего услышанного от Соловья. Эта девушка была другой, более человечной. В ней оборотень видел честность, которую редко встретишь даже среди людей. Вильгельм не понимал, почему тогда она боится? Что делает её такой закрытой? Возможно, на неё повлияло что-то из глубокого прошлого, связанного с предателями-дроу. Или она не доверяет людям. Людям... Да нет же, она не видела в нём человека. Прежде всего Вильгельм был для неё оборотнем. Для воина это было странно, он то себя видел именно человеком. И невооружённым взглядом было видно, что человеческая часть в нём гораздо сильнее волчьего начала. 
На обратной дороге он решил свернуть подальше от города, и тем самым немного зашёл в поле. Рядом паслись овцы, тихо и мирно блея. Вокруг было видимо-невидимо цветов, преимущественно жёлтого цвета. Вильгельм нарвал небольшой букетик для девушки. Он вкусил запах цветов, что собрались в его руке. Аромат был преимущественно медовый, но имел свои, нежно-цветистые оттенки.
Дорога до таверны прошла тихо и гладко. Воин тихо вошёл в комнату, стараясь не разбудить. Как оказалось, старания были напрасны. Она уже проснулась, и притом была совсем не в настроении. Впрочем, как и пару часов до этого.
-Слушай, ты прости меня. Я совсем не хотел назвать тебя...
Слово "предательница" застряло у него в горле. Он никак не смог бы применить это грязное ругательство к Соловью. Рекупери приблизился к ней и сел на край её кровати.
-Ты все-таки мне жизнь спасла, а я тут действительно. Я просто... Не понимаю я этого, вот и всё. Ты скрываешь что-то, и я вижу, будто тебя изнутри корёжит, да только ты не говоришь ничего.
Наконец, мужчина вспомнил о букете, находящимся в его руках, и протянул его девушке со словам:
-Это тебе.
Рекупери выглядел смиренным, смущённым, как выглядит отец, который, в силу своего возраста и отличности мировоззрения, не может понять  молодую дочку.

+1

20

Девушка сидела на кровати, расставив ноги на ширину плеч и уткнувшись в колени локтями. Ее ладони были скреплены замком у подбородка, и Луа поглаживала свою щеку кончиком указательного пальца.
Какое-то время она и вовсе не смотрела на вернувшегося оборотня.
Только после его фразы она вернулась в действительность:
- Назвать... как? - Вздохнув, она тихо пояснила. - Люди зовут меня по-разному... Не думаю, ты назовешь меня как-то оригинально.
Она взглянула обратно в окно, не двигаясь, за исключением все того же пальца, что водил по ее коже на ее лице:
- Отступник - не оскорбление. Я покинула свой народ намеренно.
Она наконец выпрямилась, опустив руки, но не убрав локти с коленей. Она подняла бровь в ответ на его объяснения:
- Да, я спасла тебя. Но оставь мой характер мне... и мои проблемы тоже мне. - Тихо проговорила девушка. - Не знаю, как это было заведено у тебя, но твое спасение не означает, что я буду няньчиться с тобой... Не маленький. Набиваться в друзья я тоже не люблю...
Наемница встала и прошла к окну, наблюдая за пригородом Греса.
- Я не хочу обманывать тебя эмоциями, которых я не испытываю. Я могу их изобразить, но... тебе это надо? - Этот вопрос был риторическим. И все же женщина выдержала небольшую паузу, а затем с горечью в голосе сказала. - Эти белые цветы нужны мне для лекарства... Не мне... И я надеюсь, что оно поможет. Ничего больше рассказывать я не буду. Мы с тобой не так хорошо и не так долго знакомы.
Надеюсь, ты это осознаешь.

Услышав фразу Вильгельма, дроу обернулась и взглянула на букет, заступорившись на пару секунд. Ее брови нахмурились:
- Цветы? Зачем?
Она замерла на пару секунд, разглядывая скромный букет в руках мужчины несколько секунд, после чего все же нерешительно приняла его, продолжая смотреть на соцветия. Кончик пальца провел по нежным лепесткам... которые уже утрачивали свои соки и жизнь.
- Спасибо, но... Они умрут. - Подумав с секунду, илитиири нашла небольшой кусок бичевки и перевязала букет, повесив его на оконную раму цветами вниз. - Вот... - Посмотрев на свое творение, тихо проговорила девушка, отступая от окна. - Так я сохраню их даже после смерти.
Соловей не видела в этом ничего странного - она часто сохраняла мертвые цветы в своей комнате, просто для уюта и украшения собственной комнаты. Они добавляли атмосферы тлена и мертвенной красоты ее темной коморке.

+2

21

Вильгельм тяжело вздохнул. Ситуация прояснялась лишь немного. Ему нравилась самоотдача девушки. Совсем не важно ради кого она работает, потому что её цели уже благородны. Это отменяет муки совести. Вильгельм понял - перед ним честный эльф. А разве не это является самым важным мерилом любого разумного существа?
Рекупери встал с кровати и потянулся. Дело уже близилось к вечеру, как того и хотела Соловей. Воин медленно подошёл к окну, встав рядом с дроу. Скрестив руки на груди, он заговорил:
-Я вижу, ты не совсем поняла меня. - Человек взглянул на Соловья и усмехнулся.
-Впрочем, неважно. Поймешь потом.
Человек тоже взглянул в окно, на ту кипучую деревенскую жизнь, в которую он ранее имел счастье окунуться. Смеркалось, а потому и движение на улицах стихало. И все же любопытный взгляд мог уловить много интересного в том, происходило снизу.
-Хороший видок, а? Что тебе здесь нравится больше всего?
Рекупери отошёл к своей койке и плюхнулся на неё всем телом. Смотря в потолок, он думал о том, чем они займутся дальше. Соловей недавно упоминала, что цветы нужно собирать ночью. Почему так? Впрочем, ответ на этот вопрос не слишком волновал разум Вильгельма.
-Мне не нужны чувства, особенно фальшивые. Мне просто нужно тебе доверять, понимаешь? И в этом понимании я имею в виду не только свою жизнь.
Конечно же, хотелось бы узнать поточнее кому именно предназначались цветы. По самой девушке, сломленной грустью, была видна чистота помыслов, но остальное было сокрыто тайной.
Попытка выведать что-то новое была также и средством от скуки. Будучи деятельным человеком, Вильгельм не любил сидеть сложа руки долгое время. Его прогулка не внесла драйва в его жизнь. Складывалось ощущение, будто воин находится на отдыхе или на пенсии. Но для таких людей как Рекупери, работа была самым лучшим отдыхом

+1

22

Девушка смотрела в окно, не возражая против того, что Вильгельм встал рядом...
Он не понял ее слов, и дроу выдохнула:
- Это ты поймешь потом... - На улице все было обычно. Лишь один мальчишка стоял и смотрел в разные окна. Заметив эльфийку, глядящую прямо на себя, тот убежал. - Я могу выглядеть моложе тебя... Но твое поведение... Ты молод. А твое отрицание волчьей крови только замедляет твое развитие.
Я могла бы тебе помочь, но...
- Она вздохнула, провожая мальчишку взглядом, и перевела взгляд на Вильгельма. В ее глазах было видно тихое сопереживание, грусть... и понимание. - Ты правда не знал, что проклятье переносится на потомков?
Этот малец странно себя вел. Уже не говоря о том, что она заметила его утром, пока они завтракали внизу, в зале.
- Подозрительно...
Сев на край кровати, вновь уткнув локти в колени и смерила взглядом мужчину.
- Хотя да... Ты же обращенный... - Вздохнув, дроу посмотрела на окно вновь и попробовала проговорить. - Это правда. И тебе надо с этим смириться... - Она нахмурилась и приподняла ладони в примирительном жесте. Луа встала и опустилась на край его кровати, сев на край. Если он и правда был не осведомлен, ей стоило сказать ему о том, чего стоило ждать и чего стоило опасаться. - Пожалуйста, послушай меня. Я просто скажу, что знаю, хорошо?
Ладонь эльфийки мягко коснулась руки мужчины. Женщина пару секунд молчала, а потом опустила голову, глядя куда-то в сторону, перед собой.
- Я правда давно на поверхности... А под землей прожила раза в четыре больше. Но когда я сбежала - меня нашла стая. С этой стаей я прожила несколько лет. И, похоже, знаю о перевертышах больше твоего...
В общем... Да. Твои дети будут волчатами. Не сразу. Волчата остаются детьми лет до пяти-семи... Они ничем не выдают свою природу, пока растут.
- Илитиири тепло улыбнулась, вспоминая активные игры с детьми Лунных, за которыми она следила за выводком, а волчата учили дроу жизни на поверхности через игру. - Они... хорошие... замечательные... и очень активные.
Резко и шумно вдохнув воздух, будто всхлипнув, эльфийка продолжила:
- Ну... Еще я слышала, что человечьи женщины часто умирают при родах, если носят под сердцем волчонка. Я не знаю, почему это происходит... Я принимала роды у волчиц... - Она пожала плечами. - ...Им было нормально. Но... С другой стороны, в них та же кровь.
Женщина нервно почесала бровь, усмехнувшись:
- Спросишь, почему я не осталась, раз было хорошо? - Дроу отстранилась и поднялась, собирая вещи к их походу обратно в лес. - Я дроу. Я никогда не буду волком. Не просто физически - морально. Тебя обратили... хм... - Луа'тлар вгляделась в лицо оборотня. - Двадцать..? Тридцать..? Плюс детство... Твой зверь слаб, но все же он сумел вытеснить человечью природу.
Двухвековым созданиям это уже дается сложнее... Уже не говоря о том, как это может повлиять на разум. - Вздохнув, эльфийка кивнула в сторону двери. - Пора идти. К сумеркам будем в лесу.
Надо вернуться как можно скорее, пока цветы не завянут.

В лесу женщина вела себя тихо. Когда они с Вильгельмом вернулись к деревьям, наемница смотрела за цветами, которые были так необходимы илитиири... а, точнее, ее брату.
Она смотрела на гроздья цветов, что собирал Рекупери и давала советы, поддерживая беседу, но не инициируя ее больше. Лу и так считала, что сказала слишком много... Эта правда могла ранить оборотня, но дроу хотела открыть ему эту правду - предупрежден значит вооружен.
Так продолжалось до тех пор, пока она не услышала детский голос неподалеку...
- Она здесь!
Тот малец...
Женщина уронила мешок с сорванными цветами, а в ее руке появился миниатюрный арбалет. Она сорвалась с места и побежала за ребенком, который издал испуганный крик и попытался убежать.
- А ну стой! - Схватив мальчишку за шкирку, наемница повалила его на землю, увидев застывших на месте двух остолопов. Поднявшись вместе с ребенком, женщина направила арбалет в его сторону.
- Эй, ткачиха, стой. - Быстро раздался голос. Один из бугаев вышел вперед с надменной усмешкой на лице. - Мы поговорить... Может прекратишь уже резню?
- Какую резню? - Холодно спросила дроу. Она сощурилась и наклонила голову в бок. - ...Вы еще не поняли? Либо вы со мной, либо против меня.
- ...С тобой? А где ж твой братец? - Рассмеявшись, проговорил один из мужиков.
Раздался глухой звук и второй мужик рухнул замертво с болтом в голове. Второй собеседник злобно выругался и попятился.
- Беги. - Холодно сказала дроу приказным тоном. Стоило остолопу скрыться, она толкнула ребенка прямо на труп. Тот испуганно отшатнулся от тела и испуганно посмотрел на эльфийку.
Женщина убрала арбалет и спокойно проговорила, будто ничего не произошло:
- Жить хочешь, а?
Тот судорожно закивал, глядя на эльфийку. Она подошла и присела на корточки взяв мальца за плечи:
- Ты хорош... Но тебе не хватает навыка. - Дроу посмотрела на труп, рядом с которым они находились. Задумавшись на секунду, она тихо цокнула языком и взглянула на испуганного мальчишку. - Знаешь что..?
Иди в таверну Веро. Скажи Норе: "Дроу сказала позвать Брента". Он придет - иди с ним. Скажи, что умеешь, что хочешь. А там я подойду... Мхм?

Она подняла голову, и, когда мальчик закивал, она встала, неестественно ласково в этой ситуации потрепав волосы ребенка. Но уже затем в ее холод вернулся в ее голос:
- Но задержишься... Или приведешь кого за собой - твой труп будет рвать твоих друзей.
- К-к-как это?
- Вот так... - Она склонилась к нему и прошептала. - Заколдую.
- А... А...
- Твой друг? Не волнуйся. Иди. - Поднявшись, она толкнула его.
Проводив ребенка взглядом, она вернулась к сбору цветов, лишь на миг взглянув на Рекупери и тихо пробурчав ему:
- Время идет... - Ее лицо было совершенно спокойным, разве что напоминание о брате, которого все считали погибшим... а, точнее, живым трупом, символом самоотверженности и преданности делу, заставило ее заметно поблекнуть.
- Я разбужу тебя... Обещаю... - Она осматривала каждую гроздь акации печальным взглядом, уже готовая к расспросам о том, что только что произошло.

+4

23

Значит, это была правда. Насчёт детей. Вильгельм угрюмо смотрел в потолок. Этого он действительно не знал, да и знать не мог. Вся его жизнь и так была проклятой, а теперь оказалось, что не только его. Проклятие Рилдира коснётся своей чёрной рукой и его детей. Он сжал кулаки. Боги действительно жестоки, особенно этот.
Пока эльфийка говорила, он не проронил ни слова. Он получил-таки ещё немного знания о своей спутнице. Теперь многое прояснялось, особенно в её характере. Видимо, воспитание созданий тьмы отразилось не только на её познаниях об оборотнях. Она говорила о мерзких детёнышах оборотней, и хоть слушать это было неприятно Рекупери, он все же промолчал.
Интересно, а волки успели обратить эту дроу? Её знания обширны, но есть ли в них хоть крупица личного опыта? Ответов на эти вопросы не предвиделось. Соловей вышла, и Вильгельм сразу же вскочил за ней, попутно схватившись руками за несуществующие ножны. Трудно привыкнуть к отсутствию рабочего инструмента.

Работа с травами быстро начинала надоедать, хотя Вильгельм старался показаться усердным работником. Следуя советам Соловья, он смог собрать немало цветов. Работа отвлекла его от печальных мыслей о невозможности создания семьи.
Он не мог не услышать вскрика мальчишки, благо слух у оборотней развит. Как только дроу побежала догонять мелкого, он взял её мешок и собрал рассыпавшиеся цветы. Затем он побежал следом, успев увидеть только сцену побега второго человека.
-Пугаешь детей?- гаркнул оборотень, выйдя из кустов.
Вильгельм подошёл к трупу мужика. Смерть наступила мгновенно, хотя в его глазах отпечатался неимоверный ужас и испуг. Двумя пальцами человек закрыл мертвяку глаза.
-Эти люди не похожи на бандитов. Мужчина не вооружён, Соловей, это бесчестно. - Не то чтоб это происшествие расстроило оборотня или удивило, он знал о дроу много плохих вещей. Просто ему хотелось знать почему.
Человек встал и серьезно посмотрел в спину девушке, которая хотела отделаться от него одной фразой.
-Чего они хотели?
Вильгельм резко стал холоден и спокоен. Он аккуратно положил оба мешка, что держал в одной руке, на землю, а затем выразительно прибавил:
-Тут много, сбор подождёт. А вот времени, как ты уже сказала, у нас недостаточно. Кого этот мальчик сейчас приведёт?
Он подошёл к работающей эльфийке практически вплотную, а затем протянул правую руку.
-Дай мне кинжал. Если что-то пойдёт не так, тебе понадобится лишняя пара рук.
Мужчина смотрелся очень уверенно. Его глаза напирали на дроу, практически сверлили её. Вильгельм наконец-то почувствовал себя уверенно, в своей тарелке. Если сейчас начнется драка, а все к тому и шло, он собирался принимать в ней непосредственное участие.

+1

24

Вопрос Вильгельма в подобном тоне разорвал тишину подобно взрыву, отчего дроу вздрогнула и осуждающе посмотрела на мужчину. Она устало закатила глаза и цокнула языком, глубоко вздохнув.
- Зачем мне пугать детей? - Раздраженно спросила эльфийка. - Хотела бы напугать - прострелила бы ему ногу и оставила бы подыхать тут. Вот уж незавидная смерть... Звери бы живьем сожрали, пока он бы полз к городу... Могла бы следить за этим и не давать животным прикончить мальца. А потом забрать и выходить... Чем не страшно? - Равнодушно пожала плечами илитиири.
Она продолжала собирать цветы, будто ничего не случилось, пока оборотень не подошел к трупу и не начал причитать. Бросив мешок на землю, она подошла к Рекупери и к телу и пнула мужика, словно дохлый скот, переворачивая его на живот. За его спиной был мясницкий нож... Она уже видела этого "мясника" до их нынешней встречи.
Достав нож, она рассерженно, даже оскорбленно всмотрелась в глаза оборотня, с оскалом разразившись на командный тон. В этом тоне была видна ее Академическая, воинская выдержка:
- Бесчестно? Бесчестно?! - Взмахнув рукой, она кинула ножом в землю, и тот застрял в ней, воткнувшись лезвием в почву. - Плевать я хотела на честь с двумя бугаями! Посмотри на меня! - Ее пальцы ткнулись в собственную грудь, указывая на саму себя. - Я такая большая? Я такая сильная?
...Это два мужика... Два остолопа... Взяли беспризорника, сказали следить... Они могли подойти в таверне, в гребанной деревне, на людях. Что они сделали? Подождали, пока я буду здесь, вдали от людей, в темноте и с безоружным бесполезным недоволком!

Она пыталась остановить свою злость, но Вильгельм все не затыкался, и если отвечать на личные вопросы было необязательно, то когда мужчина стал напирать на нее и просить оружие, она обернулась и оттолкнула его:
- Иди, возьми тесак! Можешь за одно зарубить меня им! Давай!
Дыхание женщины участилось, она смотрела открыто и холодно, ее тело было напряжено. Казалось, наемница была готова накинуться на оборотня. Но вдруг она поникла и отвела взгляд. Рука девушки быстро, мимоходом коснулась ее глаза, протирая его. Она отстранилась, молча забрала с цветами и направилась прочь.
Вздохнув, она остановилась и обернулась, держа голову опущенной. Смотреть на Рекупери девушка не решалась - в таком состоянии гордость не позволяла ей взглянуть в его глаза:
- Зачем тебе общаться с отродьем..?
Соловей тяжело вздохнула, выпустив пар: 
- Никто не идет... Я отправила мальца к своим людям. У него будет шанс жить... и не самой плохой жизнью.

Всю дорогу до таверны она молчала и держала голову опущенной. Она даже не скрывала своего подавленного состояния. Дроу была, выглядела и вела себя устало...
Устроившись в комнате, наемница занялась отваром, продолжая молчать. Ее руки дрожали, а плечи были приподняты:
- Прости... Я не хотела кричать на тебя. Последнее время... у меня много дел...
Только... в процессе... Я почти потеряла дорогих мне людей... одного из них. Этот отвар может помочь...
- Дроу нервно сглотнула, прерывисто усмехнувшись. - Но ведь этого никого не волнует.
Я должна продолжать работу. Я должна заботиться о своих людях... Должна давать шансы вот таким никому ненужным мальчишкам... Должна добить остатки выродков.
Должна...
- Женщина уже было вдохнула, чтобы заговорить дальше, но ее дыхание потерялось и сорвалось где-то в груди. Она тихо ударила по столешнице кулаком, на миг оскалившись. - ...Разбудить тебя.
Уснувший беспробудным сном Эреб оставил свою сестру в одиночестве... Не считая Мартина и Фальки, что все же поддерживали и помогали эльфийке. Обязанности навалились на наемницу, а чувство вины за то, что Лу не смогла спасти брата, предотвратить этой летаргии, грызло ее день за днем...
Женщина тихо всхлипнула и поспешно вытерла слезы, после этого обернулась и раздраженно посмотрела на оборотня усталым взглядом:
- Не тебе меня судить. И не тебе меня учить жизни... - Она горько усмехнулась, возвращаясь к отвару. - Взрослый волк, ведешь себя как мальчишка...
Хочешь научить кого-то морали и чести? Найди себе кого по возрасту... Вперед, - я тебя не держу.

Тон эльфийки был хриплым и особенно тихим от грусти и горечи. Она не злилась, она не придавала этому значение, - женщина имела это в виду, равнодушно ожидая, что этот "рыцарь" выйдет из комнаты уже в следующий миг.

+2

25

Дроу злилась, и у неё было на это право. Что не мешало Вильгельму требовать своё. Он почувствовал себя в своей тарелке. Впервые за несколько последних дней. Вильгельм заткнул мясницкий тесак за спину, прикрыв его рубахой. В ответ на крики он делал только серьезное лицо, не отвечая криком на крик. Оставшаяся часть их пути прошла тихо. Вильгельм не спрашивал ничего, и ничего не отвечал. Странно, но люди, за которыми был послан мальчик, так и не пришли.
Она дрожала. Явно была напряжена от произошедшего. Кажется, она плакала. Человек не чувствовал никаких угрызнений совести. Так ведет себя тюремщик, перед которым плачет серийный убийца. Жалости нет, есть только уверенная твердость в своей правоте, и она не пускает вину в сердце. 
В дверь постучали. Вильгельм встал, чтобы открыть. Даже если Соловей действовала ради своих близких, все равно это не искупляет той жестокости и бесчестности, с которой она это делала. Мы готовы на многое пойти ради любимого человека. Но у Рекупери близких не осталось, и он не разделял чувства дроу никоим образом. Девушка считала себя спасительницей, и это нивелировало все дальнейшие вопросы. Белых пятен не оставалось.
-Я именно тот, кто будет учить чести дроу.
Он открыл дверь. На пороге стоял высокий мужчина в тёмном плаще. Хотя освещение не позволяло увидеть его лица, край густой бороды все же был ясно виден.
-Добрый вечер, Рекупери.
Бас пронзил Вильгельма до мозга костей. Он узнал говорившего. Левая рука непроизвольно сжалась на ручке двери. Стук сердца увеличился, набирая совсем уж скоростные обороты. Правая рука проскользила к мясницкому ножу, и он легонько поспешил на выход из штанов. Волосатая рука высунулась из-под плаща, и в её центре блестело что-то маленькое.
-В знак моих добрых намерений.
Человеку отпустил ручку и сжал в пальцах своё драгоценное сокровище. Семейная реликвия снова была с ним. Он серьезно взглянул на незнакомца, а затем начал плавно закрывать дверь. На пути хода дерева встретилась нога. Нервы Вильгельма не выдержали и лопнули как струна. Он толкнул фигуру в плаще ногой в грудь, а сам разбежался и вылетел из окна.

Падение не оказалось самым мягким. Он приземлился на бок, и это практически вышибло из него дух. Он поднялся, отряхнул с себя осколки стекла и побежал прочь, в лес. Его голова звенела, но только одна мысль крутилась в его голове: "Подальше от города".
Тем временем, незнакомец издал глухой рычание, разбежался и выпрыгнул следом. В полёте плащ отлетел в сторону, и на земле оказался полуволк.
Рекупери расшвыривал свои вещи во все стороны, чтобы ничего не мешало ему обратиться. Рана, оставленная серебром, уже не болела, но общее недомогание осталось. Он перевернулся чёрным волком и остановился  в чаще, среди деревьев. Луна мягко освещала лес, пахнувший ночной прохладой. Волколак остановился перед оборотнем полной меры. Оба скалились, и слюна стекала на землю тонкими каплями. Между ними словно происходил какой-то неведомый для всех разговор, и его содержание не было приятным для Вильгельма.

+1

26

- Нужно варить... Или время уйдет впустую.
Дроу разочарованно опустила голову и покачала ей. Все ее слова отлетали от оборотня, и наемница видела все меньше и меньше смысла в попытках объяснить свои мотивы. Он бы все равно не понял...
Эльфийка лишь усмехнулась на его слова и тихо проговорила, давая ему понять свою точку зрения:
- У каждого своя честь.
Это сотрудничество разваливалось на глазах, - слишком уж разными были эти двое. И Соловей прекрасно понимала это, потому не собиралась держать его рядом с собой. Она получила требуемую ей помощь, и теперь ее задачей было попытаться извлечь из подмороженных ночью цветов экстракт.
Она уже было потянулась к сумке, чтобы достать склянки и приступить к отвару, как вдруг стук в дверь отвлек и напряг женщину. То, что произошло затем, заставило женщину замереть, а затем и вовсе вжаться в стену на кровати, пока оба мужчины... точнее, оба оборотня не вылетели из окна.
- Vith!
Все произошло слишком быстро... И хотя реакция дроу была острее человеческой, - вступать в драку с настолько неравным себе противником она не хотела. На шум сбежались, как сам трактирщик, так и еще несколько гостей, глядя на "испуганную" эльфийку, что тяжело дышала и пялилась в разбитое окно.
- Все хорошо? - Подойдя к Луа'тлар, мужчина аккуратно коснулся плеча илитиири. Замерев, он подошел к окну, глядя вниз на обломки оконной рамы, а затем взглянул вновь на эльфийку. - Что произошло?
- Рилдир, если бы я знала... - Тихо проговорила Соловей, держа образ испуганной от неожиданности женщины.

Все же сделав настойку в другой комнате, чтобы не терять время, Луа решила вернуться домой почти сразу.
К утру женщина уже была в Гресе.

Настой не подействовал... Никак...
Она пыталась напоить Эреба - ничего. Она выпила экстракт сама и отдала свою кровь брату, разрезая свою кожу, даже больше, чем обычно, стоило ей ощутить действие напитка на себе. Ворон спал дальше...
Это разозлило и расстроило наемницу. Пустая склянка со звоном разбилась о стену, а бодрость от напитка отступила под напором эмоций. В итоге дроу просто заснула рядом с Эребом, безутешно обнимая родное спящее тело.
Вечером ее разбудил стук в дверь.
Открыв ее, Луа не сразу поняла, кто пришел к ней, опустив голову лишь через секунду и увидев одного из ее бывших беспризорников. Мальчишка выглядел напугано:
- Они... Они... Их схватили. - Пролепетал ребенок, с паникой глядя на женщину.
- Эй, все хорошо. - Положив руку на плечо мальчика, дроу приобняла его и повела подопечного вниз, дальше от своей комнаты. - Расскажи, что случилось.
На кухне она дала еды замерзшему и трясущемуся ребенку, пока тот говорил, что произошло с группой из трех десятилетних "глаз", что следили за ситуацией в недавно захваченном регионе. Только один из них смог улизнуть и вернуться в здание старой таверны, где жила дроу, часть Ткачей и "их" детей.
- Я говорил им не идти домой открыто... как ты говорила, они не слушали. - Будто в свое оправдание проговорил расстроенный мальчик.
- Ты не виноват. Ты все правильно сделал. - Спокойно сказала Луа, увидев осторожное движение краем глаза. Там замер их новенький сожитель. Молча смерив ребенка взглядом, дроу взглянула обратно на своего маленького шпиона и успокаивающе провела ладонью по волосам мальчика. - Иди, покажи ему что и где, м?
Не переживай, я верну их... А тебе новое задание, - ты будешь старшим братом для этого малыша, хорошо?

Тот закивал и послушно пошел к "новобранцу", ободряюще зазывая его на осмотр дома.
Это было ее расчетливое решение - так свежеприбывшие дети, через разговоры и обсуждения с ровесниками, были способны принять новый порядок и новую семью.

Цепляясь за старую территорию Веро, его последователи старались любыми средствами дать отпор черной озлобленной женщине, ведущей Ткачей вместо своего брата. Как и пару лет назад, Луа'тлар взяла на себя репутацию кровавого зверя.
Соловей шла по грязным и безлюдным улочкам квартала легкой тенью. Это была очевидная ловушка, и дроу шла прямиком в нее намерено. Дело было не только в чувстве ответственности и опеке над своими маленькими подопечными... Они могли разболтать важную информацию.
Вскоре ее слух уловил детские крики, и дроу побежала на звук. Ее арбалет был наготове и, оказавшись в одном из самых заброшенных и темных переулков, среди грязи и выброшенных вещей, она увидела их...
Трое верзил вокруг двух маленьких фигурок.
Мальчишки были избиты, один хуже другого. Увидев Соловья, они закричали вновь, уже в надежде.
- Отстали от моих детей, выродки! - Командным тоном прокричала дроу, держа одного из мужиков под прицелом.
Второй был готов кинуться, но стоило ему дернуться вперед, свободная рука илитиири изменилась в жесте, а команда девушки заставила кровь мальчика подняться в воздух и пронзить его ногу рубиновой стрелой.
Глаза эльфийки, казалось, светились красным от гнева в темноте. Ей нужно было показать себя чудовищем, не оставить врагам другого выбора, кроме как отступить или умереть.
Мужик заорал, падая на здоровую ногу, а остальные двое замерли на месте, как вкопанные:
- Дети. Ко мне. - Холодно глядя на противников, скомандовала дроу.
Кто-то дернулся вновь, новая команда, и кровь из ноги бугая стала тянуться нитью, окружая испуганных бандитов:
- Только попробуйте... - Шепотом пригрозила Луа, ожидая, пока маленькие шпионы подтягивались к своей защитнице, вставая за ее спиной.
Кровавые нити окружали мужиков, пока эльфийка не сделала резкий жест, "стягивая", заставляя красную жижу сомкнуться... Разбойники завопили, как резанные свиньи, но уже вскоре осознали, что кровь просто оросила их кожу и одежду.
Илитиири рокочуще рассмеялась, глядя на них абсолютно красными глазами, - ее радужки словно разрастались на белки.
- Ваш лидер пал. Теперь я здесь хозяин. - Спокойно заключила Луа, оборачиваясь и уходя, придерживая мальчишек с двух сторон. - Пойдем.

Отредактировано Луа'тлар Ренор (01-01-2018 15:27:04)

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Волчья нянька