http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/51445.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Всё ради науки


Всё ради науки

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Учатники: Аркан, Мерифил
Место действия: Лес Гульрама
Время действия: 60 лет назад
Сюжет: В жизни любого эльфа бывают неудачные деньки, и этот оказался одним из таких. Эльфа благородных кровей, защитница природы, не могла спокойно смотреть, как люди, охотники и маги, грабят драгоценные ресурсы природы, уничтожают зверей и поедают их без всякой совести и стыда, без благодарности за дары. Но, попытавшись выгнать из леса плохих людей, следопыт сама оказывается в плену у них. Но будет ли её клетка действительно страшным испытанием, как можно было бы подумать? Во главе экспедиции стоит Аркан, а он уже "подкован" в обращении с прекрасными эльфийками.

+1

2

С первого дня всё шло по плану. Экспедиционный отряд с эскортом в виде вооружённых наёмников и охотников остановился на опушке леса Гульрама, расположив там свой лагерь у шеренги из трёх пассажирских фургонов и одной грузовой повозки во главе, а завершал шеренгу ещё один фургон, но уже в виде большой клетки, специально для крупного животного - неизвестно, что за зверь может попасться им в руки. Все несколько дней стояла ясная погода, и работа шла своим чередом. Маги и алхимики собирали травы для изучения и исследования, однако редкие материалы находились крайне редко. Всего один за четыре дня пребывания у гульрамского леса. Какой-то цветок с переливающимися оттенками на лепестках. Когда один из охотников решил его понюхать, то цветок в ответ бросил тому пыльцой в лицо, и у охотника появилась вскоре сыть, температура, что дело дошло до лихорадки. Оставив с взятым в команду лекарем, охотника оставили лежать в палатке, а экземпляр редкой флоры, который будто проявлял признаки сознания, убрали подальше, чтобы разобраться с ним уже в исследовательских лабораториях в городе. А пока поиски продолжались, но ничем особенным они не увенчались. Однако, Аркан, как глава экспедиционной группы, не отчаивался, каждый раз подбадривая остальных продолжать поиск.
Каждый день охотники и маги уходили глубже в рощу, разбивались на пары, осматривали каждый угол. Охотники добывали дичь, чтобы прокормить отряд. Маги-алхимики несли из леса всё, что им показалось необычным, но зачастую это уже были исследованные и известные виды, которые просто несколько позабылись в наши времена. Они собирали всё, что можно было вырвать из земли и забрать с собой. Такое варварское отношение не слишком вдохновляло Аркана, но ради своих исследований в области алхимии он был готов жертвовать своими принципами снова и снова. Принципы не излечат жизни людей, не залечат страшные раны, не нейтрализуют опасные болезни. Жертва в виде морали - это та жертва, на которую Аркан был готов пойти ради спасения кого-либо.
Он работал в области алхимии уже не первый год, и не первое столетие. Поиск "лекарства от всех болезней" оказался бессмысленным, и Аркан решил, что это всего лишь сказки, а не реальность. В реальном мире надо ставить точную цель и задачу, и идти к ней. Вот он и шёл. У некоторых магов появляется зависимость от маны, когда они потребляют её слишком в большом количестве и слишком часто. Это становится похоже на наркотик, от которого практически невозможно отказаться.  Если брать во внимание "иссохших" - тех, кто превратился в безумное чудовище, жаждущее магической энергии, как нежить, поедающая плоть, то им уже ничем не поможешь. Они мертвы для всех. Единственное лекарство для них - это телесная смерть, чтобы их души могли обрести желанный покой. Но тех бедолаг, которых ещё можно спасти, надо, собственно, спасать. Конечно, с одной стороны - они виноваты сами, ведь маг сам себя доводит до такого состояния беспомощности, но вряд ли это станет причиной, чтобы их бросить. И алхимия тут должна была помочь, как помогала всегда. Лекарство можно найти.
Именно эти мотивы стояли за варварскими действиями в лесу. Но внешне это выглядело именно как браконьерство. Убийство зверей, похищение природных ресурсов, нарушение баланса и прочее, прочее, что могут придумать особо умные друиды и кто-нибудь ещё в той же области.
Шёл пятый день, как их поиски не привели практически ни к чему. Заниматься тем опасным экземпляром без оборудования и надлежащей обстановки никто не решался, да Аркан и не настаивал, напротив, он просил повременить с этим.
Некоторые из учёных стали возмущаться, почему они всё ещё стоят на месте. Можно было бы уехать в другое место. На другой конец леса, в конце концов. Но Аркан постоянно объяснял, что с какого конца леса не зайди, он всё равно останется тем же лесом. Возможно, надо просто искать усерднее, быть более внимательным. Сам Аркан всего два раза из десятка отправлялся в лес с группой, но в остальное время запирался в своём вагончике и писал, писал.
Писал письма, писал дневник, в котором указывал здешние находки, читал книги - в основном Словарь Силы, чтобы получить более квалификационную степень в начертательном ремесле. Несколько раз отсылал он голубей почтой, но текст давался трудно. Писать было нечего. А огорчать своих коллег, там, в городе, отсутствием успехов было как-то неловко. Но отсутствие успеха - не означает отсутствие прогресса, как говорил один знаменитый старый маг и философ. Поэтому Аркан искренне просил никого не расстраиваться и дать ему побольше времени.

Отредактировано Аркан (28-03-2017 21:41:57)

0

3

Природа стенала.
Чуткие эльфийские уши хорошо улавливали это; особенно, уши, принадлежавшие опытному рейнджеру.
Следы варварства были повсюду: истоптанные травы, которыми не поднять стеблей; окровавленные листья у входа в заячью нору – детенышам уже не дождаться матерей. Опавшие перья мертвого ворона и тлеющие пепелища людских костров. Всякий раз, как вековые сосны скрипели у нее над головой, у Мерифил сжималось сердце – ей казалось, будто весь лес содрогался в этом унылом, болезненном вздохе.
Браконьеры.
Омерзительные порождения человеческой алчности, с которыми сребролуннице не раз приходилось сходиться клинок к клинку. Сейчас она переходила лес Гульрама не с охранной миссией – старейшины отправили эльфийку передать брусок железного дерева мастерам из Таллинора, которые в свою очередь сделали бы из древесины замечательную лютню к празднику Полной Луны. Однако теперь, глядя на все эти разрушения, Мерифил сновала ощущала себя девчонкой-следопытом, которой предстояло защитить то, что так беспощадно уничтожали грубые руки иноземцев. Ей только оставалось удивляться, куда запропастились таллинорские лесные стражи – но не закрывать же глаза на бесчинства только потому, что здешние леса ею пока не хожены!
Несколько дней ушло у Мерифил на то, чтобы выследить браконьеров. Из густых зарослей она осторожно наблюдала за тем, как эти олухи открывали для себя дары природы. Один из глупцов неосторожно сорвал чихай-чихай – прелестный с виду цветок, ядовитые споры которого несли тяжелую хворь любому их вдохнувшему. Все, казавшееся нарушителям границ «неинтересным», они уничтожали: сорванные травы втаптывались в землю, живая вода от избытка выплескивалась в костер, а бедные звери, на которых началась настоящая травля (ведь, как полагала эльфийка, насытиться можно было и желудями да ягодами), боялись носа показать из своих закутков.
В иные времена сребролунница без колебаний убила бы всех, кто осмелился войти в эльфийские земли без приглашения. Однако годы научили ее задавать вопросы прежде, чем резать глотки. Потому, дождавшись, когда большая часть чужаков отправится на новые поиски, эльфийка прокралась в палатку больного охотника, дабы через него попытаться уговорить людей убраться восвояси.
Жертва чихай-чихай раскинулся на подстилке из сухой травы; его лихорадило. Вид его показался Мерифил столь омерзительным, что она, в порыве гнева, выхватила лук и прицелилась. Словно старая рана, в памяти заныла картина трехвековой давности: вот она стоит над спящим мальчиком с оружием в руках. Мальчиком, который, по примеру своих старших братьев, пришел душить пушное зверье в поисках легких денег. Мальчика, которому довелось увидеть, как разъяренная следопытша перебила его друзей за одну ночь. Мальчика, которого она гнала и травила, как больное животное, и, наконец, убила, спящего и беззащитного.
Этот старый эпизод из ее прошлого заставил руку Мерифил дрогнуть. В нерешительности, она опустила лук, глухая ко всему происходящему вокруг.

0

4

Очередная ночь наступила после рутинного вечера. Отряд смог поужинать тройкой жареных кроликов, найденных на охоте, запив это медовухой. Однако, Аркан отказался от хмельного, так как ночь решил провести без сна. Он привык так жить, засыпая раз в три-четыре дня. Небольшая доза зелья бодрствования, и Аркан останется полон энергии как минимум от одного восхода солнца до следующего. Его маленькая "будочка" на колёсах не имела окон, но были открыты двери настежь, чтобы воздух, полный ночной прохлады, проветривал его импровизированный кабинет. Вёл Аркан себя тихо, только сидел на воссозданной руками койке, являющую собой разложенное на полу сено и двойной слой льняного покрывала сверху. Магией он создал крохотный огонёк над своей головой, чтобы осветить страницы учебника.
Дверьми вагончик стоял не к лагерю, поэтому узнать, спит ли Аркан или бодрствует, было невозможно. Только если самому прийти к нему в гости.
Лагерь давно погасил костры, все разобрались по палаткам, забывшись во сне. Чаны и сковороды, где готовилась еда, отмылись родниковой водой и покоились в багаже экспедиционного отряда. Все вагончики, где содержались добытые ценные образцы, были запечатаны не только на ключ, но и магией. Для пущей безопасности; никому бы не хотелось, чтобы труды долгой работы были вот так просто похищены, когда маги отвернутся на секунду от наблюдения.

Охотник, к которому эльфийка-следопыт пробралась в палатку, не мог никак сопротивляться ей. Когда её стрела была направлена прямо на бедолагу, он задвигал сухими потрескавшимися губами, но никаких знаков, что он распознал чужого, совсем не было. Сначала звука не было никакого, он даже не открывал глаза, но затем стало отчётливо слышаться кряхтение, громкость которого всё нарастала:
- Воды... - умоляюще прохрипел больной охотник, - Воды... Воды...
Поили его последний раз в обед, а перед сном как-то позабыли, когда весь отряд был активно вовлечён в общие беседы за костром, и с кружкой медовухи в руках.

- Валовиц, что ты там кряхтишь? - стал выползать из соседней палатки один из наёмников, говоря вовсе не шёпотом, - Вот разбудил ты меня, и я отлить захотел. Эй, Март, дай ему попить. Ты же за ним следить должен был, - крикнул он в сторону другой палатки - туда, где спал ментальный маг.

- А почему это я? Ты уже встал, ты и сделай, - сонливо ответил маг по имени Март.

- Творец милосердный, вы оба ленивые идиоты, дайте поспать, - разбудили третьего, который крикнул из палатки с другой стороны от больного охотника.

- У меня дела важные, - послышался лязг металла, как если бы длинный острый меч доставали из ножен, - Надо срочно отлучиться. Проверь его, Март, а утром я тебе свой завтрак отдам.

Что-то недовольно проворчав под нос, маг Март выполз из своей палатки и направился прямо к маленькому убежищу пострадавшего охотника, чтобы навестить его, а заодно проверить состояние. Тут же к нему присоединился и Аркан, решивший наругать Марта за то, что позабыл о больном товарище. Как-никак, а об уходе за больными Март понимал лучшего всего, поскольку происходил из рода целителей. Хотя сам этот дар не унаследовал, зато ментальный маг он был отменный.

- Про воду заговорили, теперь я тоже пить захотел, - вылез ещё один наёмник - тот, который назвал всех идиотами и хотел спать, - Это всё медовуха, точно вам говорю. Теперь сушняк пошёл.

У Аркана над головой так и продолжал гореть огонёк, освещавший небольшое пространство вокруг.

Отредактировано Аркан (18-04-2017 13:49:53)

+1

5

- Воды…
Мерифил вздрогнула от неожиданности, но удержала стрелу. Ослабив тетиву, она удобно повесила лук на плечо, и склонилась над раненым.
- Этой водой боги утоляли жажду земли, - прошептала эльфийка спокойным, ровным тоном. – Никто не пьет из священного источника... никто, кроме кучки варваров!
Мужчина был слаб и совершенно беспомощен. Некрасив, как и все люди. К тому же, от него дурно пахло.
- Воды!
На мгновение Мерифил почувствовала жалость, но вскоре на нее накатила волна прежнего отвращения. Она отошла от постели больного, и, как оказалось, крайне вовремя – крики незадачливого охотника разбудили остальных браконьеров.
Nuuta!”
Держась в тени палатки, сребролунница осторожно отняла подол и выглянула наружу. К палатке приближались три высокие фигуры. У одного над головой трепетал огонек, но и без того лесная дева почувствовала присутствие магии.
Теперь, решила она угрюмо, без боя не обойтись. Впрочем, обстреливать ничего не подозревающих людей из укрытия было делом неблагородным, а потому Мерифил смело вышла вперед, одновременно вытаскивая три стрелы – достаточно, чтобы уложить нарушителей границ на месте.
- Taig`Sleanra [убийцы лесов], - воскликнула она грозно, - готовьтесь кровью смыть свои прегрешения!
Теперь, когда весь лагерь предстал перед взором рейнджера, она поняла, что совершила опрометчивую ошибку. Десяток палаток, незамеченных ею прежде, а внутри, наверняка, вдвое больше наемников!
Времени выбирать у Мерифил не было. С грацией прыгучей кошки, сребролунница ударил лук в землю, так что основание древка на три пальца вошло в грунт, и оттолкнулась ногами, используя лук, как рычаг. Любое другое деревянное оружие сломалось бы от подобных манипуляций, но только не каменное дерево.
Взмахнув изумрудным плащом, как гигантскими крыльями, эльфийка очутилась на верхней ветке дуба. И, возможно, ей даже удалось бы ускользнуть, если бы ветвь, казавшаяся прочной снаружи, не была вся изъедена древоточцем изнутри. С запоздалым отчаяньем Мерифил услышала, как ломается под ней дерево, и уже через мгновение была на земле.
К счастью, до противника еще было достаточно шагов, а потому эльфийка потропилась обнажить меч.

0

6

По 2 поста обоим оплачено

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Всё ради науки