http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Встреча в Скалистых горах.


Встреча в Скалистых горах.

Сообщений 1 страница 36 из 36

1

Участники: Дальвенгир, Лари Нартелл Ша-Кнох, Джоконда.
Время:10599 год, середина августа, жаркое лето
Сюжет: Решив что кровь демона - последний шаг к победе над Хозяином Темных земель и освобождению от его власти, Ша Кнох преследует демона. Однако их пути пересекаются с путями Дальвенгира и Лари, идущих вообще по совершенно своим делам, не знающим что за поворотом их ожидает бегущий демон, а чуть погодя - распаленный погоней и жаждой силы лич.

Отредактировано Дальвенгир (28-09-2016 21:47:03)

+1

2

Охрана престарелого светлого жреца - самая приятная охрана. Во - первых, охранять того, кто может тебя вылечить вообще приятная штука. Во - вторых, ты можешь быть уверен в своем нанимателе, а это дорогого стоит. Ну и в третьих, с ним всегда есть о чем порассуждать. Именно такие мысли роились в голове Дальвенгира когда он поднялся с лежака. Тело немного затекло, но утренняя прохлада приятно бодрила. Скоро солнце войдет в полную силу и покажет что одежда - не такая уж хорошая вещь и её лучше носить поменьше. Надев штаны, Дальвенгир вышел из своей палатки. Они разбили лагерь на равнине, что немного выпирала над землей. Не холм конечно, но такой обзор был лучше чем вовсе никакого. Опасаться чего то или кого то всерьез не приходилось, но жрец и тот наемник сошлись на том, что лучше быть осторожным. При воспоминании о наемниках маг поморщился и бросил взгляд в сторону их палаток. Наемники оказались на том же пути что и они буквально вчера. Дальвенгир был отнюдь не в восторге от этой неясно что представляющей из себя компании, но жрец проникся к ним доверием и решил что лучше идти вместе. От этого Дальвенгир был тоже не в восторге, но приказы отдавал не он. Происхождение большинства из них было ясно - чернь. Правда, довольно дисциплинированная. Маг пока не знал, радоваться ли ему выучке наемников и их привычке ежедневно уделять время военным упражнениям, или наоборот, опасаться их ещё больше. Если нападут на них, то это будет только в плюс, но вот что если сами наемники решат стать для них проблемой? Тогда Дальвенгир быстро пожалеет об их выучке. Задумчиво покручивая кольцо на пальце, маг некоторое время прикидывал различные варианты, но все же привел себя к тому, что нечего делать проблему из ничего. Жрец им поверил, а слово служителя культа значило для аристократа, воспитанного в уважении к жрецам, немало. Сам жрец тоже впечатлял, в нем чувствовалась сила. Так что маг вернулся мыслями к дню сегодняшнему и занялся более насущными делами, а именно, тренировкой. Как раз вчера он приметил довольно живописный пруд, что запал ему в сознание. А тут, словно присутствие жреца приносило удачу, оказался отличный плоский камень. Видать, какой то великан - каменотес оставил его здесь для Дальновидение. Улыбнувшись своему воображаемому дарителю, маг подошел к камню. Он сделал несколько глубоких вдохов, успокаивая ритм сердца и освобождая мысли. Прямая спина, закрытые глаза, на лице волшебника застыло сосредоточенное выражение. Он медленно развел руки, недалеко от тела. Его плечи остались прижаты к торсу, лишь предплечья на сорок пять градусов отдалились от бедер. Кисти рук расслаблены и чуть повернуты в небо, ладони раскрыты, но не полностью, скорее лодочкой, как если бы маг собрался принять в руки мячик. Он снова обратился к Силе, своему личному запасу. Иногда ему казалось что он вор, что крадет у доброго дракона. А дракон не убивает его, а просто забирает награбленное назад через определенный срок, давая наворовать ещё. Такой вот ненормальный дракон. Ладони мага засветились светло красным цветом, кисти оказались объяты прозрачным пламенем, которое казалось холодным. Однако затем маг раскрыл глаза и пламя собралось близко к его кистям, обернув их подобно перчаткам. И он начал творить, словно сливаясь с пламенем,объединяя огонь магический, что был в его руках и огонь душевный, творческий, что требовал выхода на этом самом камне, прямо сейчас. Указательный и средний пальцы вытянулись, а остальные собрались в кулак. Струя огня ударила в камень, оставляя на нем черный след, потом ещё и ещё один, пока не образовали достаточное количество прямых линий, загибающихся влево на конце изящными завитушками. Затем в дело пошли уже обе руки. Они начали вычерчивать кривые линия слева и справа от прямых. Каждая из линий была непрерывна, изломана, с острыми углами в некоторых местах и овальная в других. Постепенно, линии соединялись и из серости камня, черными линиями вырастал пруд со всей своей красоте. Покончив с основными линиями, Дальвенгир подошел к камню, упал на колени и положил на него руки. Его дыхание чуть участилось, теперь он собирался дорисовать образ природным огнем. Огонь на руках мага изменил цвет, став уже более красным, теперь это был цвет обычного пламени. Энергия вытекала из ладоней волшебника, проливаясь в материю, заполняя её, растекаясь на том уровне, который сам Дальвенгир был неспособен даже осознать. И его сила подчиняла себе этот камень, после чего он продолжил рисунок. Стоя на коленях Дальвенгир покачивался из стороны в сторону, а ео руки ходили ко камню, словно он месил тесто. А на камне появлялись рисунки, небольшие детали. Работать с камнем было тяжело, как всегда. Но эта сложность закаляла. Человек преодолевал сопротивление недвижной стихии, принуждая её. Это пугало, но это и завораживало. Это была ещё одна любимая его сторона магии, вот это двойственное отношение к Силе и управлению ею. Когда ты не знаешь, пугаться ли тебе или гордится тем, что ты творишь. И вот, когда на лбу выступил пот, подмышки и спина стали мокрыми и липкими, а пламя уже плясало, будто исполняя танец радости от завершения акта творчества, картина обрела полноту и объем. Дальвенгир встал и встряхнул руками, как бы отпуская пламя. Затем он, начал делать вдохи и выдохи. А зетем решил сделать упражнение магии Воздуха. Для этого он вдохнул и выдохнул, но выдох у него был волной магии Воздуха. Он дышал, одновременно приводя воздух вокруг себя в движение. Он втягивал воздух и воздушная масса устремлялась к нему, заставляя колыхаться траву перед ним. Он выдыхал  и трава нагибалась в сторону от него, будто желая оказаться подальше от мага. Однако тут он вдохнул пылинку. И, сделав ещё несколько мощным вдохов собрал вокруг себя могучую воздушную волну, после чего чихнул. Не желая что бы его чих попал на рисунок, он отвернулся и чихнул в другую сторону, за пуская в эту же сторону мощную воздушную волну.

+3

3

Август, вторая половина лета, холодные ночи, спелые яблоки в рощах и садах Греса...
На этой равнине не было ни тени, и солнце жарило в полную силу, ярко-жёлтое, будто недопечённый блин. И это несмотря на относительно прохладные широты.
Впрочем, обучение шло по распорядку и строго контролировалось ближайшими доверенными людьми Харса, в числе которых с недавнего времени находился и Лари.
С десяток молодых парней, отданных Лари под обучение, стояли на окраине лагеря одной шеренгой, мяли в руках неподатливые цельнокованые метательные ножи. Напротив них, саженях в трёх, на жердях было приторочено несколько круглых дубовых щитов, щедро усыпанных сколами - когда-то в эти же щиты метал ножи и сам Лари.
Примерно саженях в десяти, на другой окраине лагеря, второй десяток под наблюдением Орвила, товарища Лари, в поте лица размахивал деревянными мечами. Орвил не жалел:
- Смелее машите, бойцы! Смелее! А чтобы вы знали - я служил в войске Рузьяна, а у них учебное оружие в два раза тяжелее боевого! Без такого обучения хрен бы они хапнули треть Юго-Запада! Кто со щитами - не сваливайте с первой линии! Держите удар! Вы - первая линия, вы - доблестные рыцари, что рубят в первых рядах! Назад дороги нет, другие рыцари засмеют! Вот, ты, силы больше прикладывай! Вот та-ак! Размахивай этим дерьмом до седьмого пота! Молоцом! И ещё! И ещё! Пока жилы на висках не лопнут, понял меня!?
Чуть поодаль, возле пруда что-то активно наколдовывал шедший вместе с отрядом молодой волшебник. Вот уж с кем, а рядом с ним Лари чувствовал себя иной раз неловко. И даже даже не в том, что лицом и статью благороден.
Волшебник, да. В отряде никто не стал перечить решению Харса о том, что некоторое время отряд будет двигаться вместе с ним.
- Ааа йяя, руби этого длинного, Коротыш! Ломай это дерьмо об его доспехи! Вот так, Коротыш, в кои-то веки воинский дух проснулся! Сегодня до обеда обещаю тебя во время марша в дышло не ставить, сегодня вместо тебя будет твой соперник! - Орвил явно пребывал в хорошем настроении духа, - Ларичка, дорогой, учись, как надо!
- Не обращайте внимания, - обратился Лари к молодняку, - Лучше него мечом владеть никто не научит. Сегодня - метание.
Его слова прервал гул огня, доносившийся с небольшой ламбушки, стоявшей неподалёку от лагеря. Пламя неествественно-рыжего цвета било прямо из рук волшебника. Лари, покачав головой, повернулся обратно. "А не предложить ли Харсу и жреца этого, и его друга в отряд взять?.."
Ладно, хватит. Надо учить.
- Метание ножей, - наёмник, подкидывая нож в руке и перехватывая за лезвие и рукоятку попеременно, начал излагать матчасть, - это один из самых полезных навыков для бойца. Грамотно брошенный нож способен убить человека с расстояния в полторы сажени самое меньшее. При броске примерно в трёх сажен лезвие входит в тело примерно на полтора вершка, а это - девять из десяти, что твой враг - труп.
Если быть точнее, в полтора вершка лезвие входило не в человечекое тело, а обильно политые водой доски, обращённые к тебе торцом.
- Сейчас - смотрите внимательно, - О том, что щиты были учебными, наглядно свидетельствовало то, что их никто не лакировал и не обшивал тканью или кожей. Взяли доски, сколотили воедино, выпилили круг - пожалуйста, иди учись.
Перехватив нож за лезвие, Лари встал напротив одного из щитов. Зажал нож между указательным и большим пальцем, смерил взглядом расстояние... Быстрый занос через плечо за голову, плавный выпад руки вперёд - нож покинул ладонь, сделал ровно один оборот в полёте и с глухим стуком воткнулся в щит.
Едва Лари повернулся к бойцам, как в лицо ему ударил порыв ветра. День начинался солнечный и сухой, и никакой неепогоды не ожидалось. Ветер взъерепенил волосы на головах бойцов; со скрипом пошатнулись жерди со щитами.
Лари покачал головой; снял с пояса второй метательный нож.

+1

4

Власть - это самый сильный наркотик во Вселенной. Она не может сравниться ни с одним другим наркотиком, тем более таким примитивом как (ал)химические снадобья. Личи издревле стремились к ней, разумея ее как свою самую главную цель и даже мастерство в темной магии с этой точки зрении является только средством к этой цели. Но у мертвых властителей есть нечто, еще более желанное чем власть - абсолютная власть. О, ее приобрести сложно и даже невозможно. Власть сама по себе относительна. Любой мало-мальский начинающий волшебник, освоивший азы своего ремесла уже обладает властью, но какой? Власть над стихией или над сознанием, над природой или над своим телом - это все власть, но она относительная. Главным образом по отношению к другим власть имущим. Только абсолютная власть дает подленное величие и могущество, настоящее преимущество, она приближает тебя к божественности... Ша-Кнох  - подлинный представитель своей расы.
Лич уже давно превратился из пугливого пленника в приближенного Хозяина и был вхож в его ближний круг. Он в совершенстве освоил темные заклинания, выполнял самые трудные задания, повелевал одной из армий мертвых и имел свой надел в Темных землях. Однако, как не ожидаемо, но ему хотелось большего. Власти без гордыни не бывает. Кнох начал свои поиски, которые он в общем то и не останавливал, но он их сосредоточил на одной просто задаче - еще один шаг, чтобы стать на одну ступень со своим Хозяином, его отделало совсем не много. В нем достаточно сил, хитрости, ума и активности, чтобы сделать этот шаг, а потом...потом может быть и еще один шаг...
В одном из древних манускриптов Ша-Кнох обнаружил заклинание, способное преобразить его, дать ему новые силы. По сути заклятья - оно дает магу некоторые демонические способности, которыми лич планирует закрыть объективные слабости мертвых. Однако, для совершения ритуала нужна кровь демона, подходящего по определенным критериям лично к нему, Кноху, и уничтоженного в определенный день и особым способом. Кровь надо собрать в этот же день и прочитать над ним особую темную молитву. Только тогда ее можно будет использовать как ингредиент в заклинании. Лич уже длительное время искал подходящего демона, благо связей в этой диаспоре Альмарена у него были. Еще много времени ушло на выманивание демона и наложения особого "заклинания жертвы", которое также необходимо для создание искомого ингредиента. И вот, когда все было готово, когда длительные приготовления были завершены, когда план почти был реализован, когда, реки ненависти, озера коварства, моря лжи и океаны хитрости были "исторгнуты", демоническая кровь вместе с демоном ушли из под костлявых рук. Демон понял или почувствовал, что запахло жаренным, причем жариться будет его собственная кожа, и улизнул.
Ша-Кнох был в бешенстве. Покалечив нескольких живых телохранителей и стерев в порошок пару скелетов, лич, во главе с небольшим элитным "конным" отрядом нежити, отправился в погоню. "Заклятье жертвы" действовало и демон не могу спрятаться от лича в эти сутки, поэтому вынужден был постоянно двигаться. Видимо, понимая это, а также опасаясь любого другого направления - почти везде на Севере имелись слуги мертвых, демон направился на юг, к Скалистым горам.

+1

5

Она бежала. Черт возьми, она бежала! Пятисотлетний демон удирал, словно девица со свадьбы. Джока до сих пор не могла поверить, что так легко попалась. Угодила прямо в лапы к личу, который был явно настроен не на дружеские посиделки. И самое обидное, она не могла противостоять ему. Ее магия была практически неэффективна против него, а на кулаках драться они могли до скончания веков. Плюс ко всему, этот чертов лич повесил на нее "маячок", из-за которого она не могла остановиться хотя бы на секунду, и уж тем более затаиться. Враг буквально наступал ей на пятки, а Джока была вынуждена кусать локти от злости и продолжать двигаться дальше.
Благо, выносливости у нее было хоть отбавляй. Сильные крылья плавно рассекали воздух, острое зрение не упускало ни одной малейшей детали. К тому же, дабы неожиданно не наткнуться на недоброжелателей впереди, Джока подключила ментальную магию, чтобы вовремя почувствовать чужое сознание. Она не могла толком насладиться этим летним, жарким и солнечным днем. Перелетая небольшие озера, она видела, как плещется рыба, переливая чешуей. Демон слышала яростный стрекот кузнечиков, соперничающих за внимание самок. Ей так хотелось понежиться на солнышке, словно кошке, и вдохнуть полной грудью летний, теплый воздух. Но заместо этого она должна спасать собственную шкуру и кровь от проклятого скелета, обтянутого кожей. Ярость в ней кипела так сильно, что Джока уже была готова развернуться и ринуться навстречу личу и его костлявой армии, дабы надрать им задницы, не смотря на бесполезность задумки. Но через минуту была вынуждена тормознуться и приземлиться.
Она слышала голоса! Но не обычные, а мысленные. Джока аккуратно прощупывала сознания людей менталом, подсчитывая про себя их количество. Да там была целая армия! Они пока не могли видеть ее, как и она их, но девушка чувствовала, что они были совсем недалеко. А пройдя еще пару минут, она услышала разговоры. Спрятавшись за ближайшую скалу, Джокондра силилась мысленно просканировать их ряды, чтобы иметь представление о составе.  И какого же было ее изумление, когда мысли одного из солдат красноречиво сказали ей о присутствии среди людей жреца, владеющего светлой магией.
Выругавшись, Джока крепко задумалась. Какую из двух зол выбрать? Лич ее точно убьет, а если попробовать примкнуть к этому отряду... Но там этот чертов жрец, который, стоит только девушке показаться на виду, сразу поймет, кто она такая на самом деле. Как правило, светлые маги терпеть не могут таких, как Джокондра, и чаще всего стремятся избавиться от них. Но если попробовать сыграть на жалости? На обольстительности или невинности? Компания состоит из одних мужчин, неужели никто не вступится за несчастную, бедную девушку, убегающую от смертельной погони? Рискнуть стоило. В крайнем случае, можно будет попытаться удрать и от них. Того и гляди, они задержат лича на время, а демон успеет убежать.
Сменив ипостать на человеческую, она местами порвала на себе одежду, дабы казаться более несчастной. Вытащив кинжал и закусив губу, девушка сделала на своем теле пару надрезов, размазывая кровь по одежде, вымазав местами лицо, шею, волосы. После этого, вытерев кинжал от крови, она слегка взлохматила волосы и заставила кровь в своем организме циркулировать быстрее, повышая тем самым температуру тела. Щеки покраснели, придавая девушке вид долго бежавшей от преследователей жертвы.
"Должно получиться! Надеюсь...", - с этими мыслями Джока резко стартанула с места, выбегая из-за укрытия и направляясь прямо навстречу отряду. Она умышленно стала хромать, припадая на одну ногу, от наигранной боли закусила губу и скорчила личико, а рукой хваталась за бок. В общем, вид у нее был такой, будто ее отколошматила целая армия драконов.
В довершение всему этому, девушка в конце концов рухнула на землю и хрипло задышала.
- Прошу, помогите! За мной гонится лич, он хочет убить меня! - голос был настолько несчастный и испуганный, что Джокондра готова была сама себе поаплодировать за такую актерскую игру.

0

6

К счастью, его чих никого не зацепил, лишь вырвав траву из земли. Маг утер себе нос и решил что пока магии Воздуха достаточно на день сегодняшний. Тем более что воинские упражнения наемников несколько заинтересовали его. Но не мечи, фехтования он насмотрелся. А вот метание ножа - дисциплина более редкая и не столь ему хорошо известная. Поэтому Дальвенгир решил понаблюдать за уроком. Руководил учениями среднего телосложения мужчина, черноволосый и небритый. Так что желания подойти он у Дальвенгира не возбудил. Тем более что их пути дороги должны были скоро разойтись. И смотря как он учит их метать ножи, маг думал что чем скорее они разойдутся, тем лучше. Он, во всяком случае, начнет чувствовать себя спокойнее и лучше спать по ночам. Пункт их назначения магу был неведом, да он и не интересовался им, предпочитая не знать, куда это войско держит путь. Так же как не знал он, с кем и за кого они идут сражаться. Наемники, что с них, в большинстве своем возьмешь. Химера на фоне остальных отрядов - скорее исключение из правила. Дальвенгир мечтал что бы все наемные отряды стали такими как Химера, но пока эта утопия была так далека что казалась недосягаемой. Поэтому взгляд его был заинтересованным, но холодным и презрительным. Впрочем, долго любоваться им он себя не заставил, решив поискать что то более приятное на вид. Он пошел по направлению к горам, любуясь тем, как солнце восходит из за гор, окрашивая их в иной цвет. Однако сначала часовые, а потом и сам Дальвенгир заметили одинокую фигуру, идущую, хромая по направлению к ним. Отряд моментально стал доставать оружие, ведь если девушка, уже удалось это разглядеть, ранена, то недалеко и те, кто её ранил. Однако взяв оружие и убедившись что прямо за ней никто не идет, Дальвенгир вместе с остальными бросился к несчастной. Он успел услышать её слова, от чего кровь его сначала похолодела, за то потом просто вспыхнула в жилах. Лич! Рядом находится лич! Эта мысль внушала страх, ведь личи - одна из высший форм нежити, они стоят на вершине темной иерархии. Создания, как и вампиры, извращают саму суть смерти, издеваясь над естественным ходом вещей. Именно поэтому они столь отвратительны и именно поэтому им нет места в этом мире. Дальвенгир облизнул губы и с самоуверенной улыбкой посмотрел в сторону гор. Лича трудно убить, но можно. А учитывая сколько тут бойцов, то можно и попытаться. Правда, есть момент - наемники. Дальвенгир хотел верить что они присоединятся кн им, но презрение к этому отряду шептало ему, что они могут и сторону лича принять. Ведь лич может оказаться достаточно богат что бы заплатить им. А они могут оказаться столь глупыми что поверят ему.
Пока он так думал, старый жрец подошел к их компании. Дальвенгир уступил ему место как главе отряда. Жрец посмотрел на девушку, знаком показав ближайшему оруженосцу принести ей покрывало, что тот и исполнил, пулей метнувшись за ним.
Успокойся дитя, - мягко сказал жрец, опираясь на посох из дуба, - Пойдем, я излечу твои раны и ты отдохнешь. А потом расскажи мне, откуда ты и где твоя родня., - с этими словами жрец дал знак двум своим рыцарям, которые подошли к девушке что бы увести её и охранять. Сам же жрец обратился к Харсу, - Если её преследует лич, то у тебя есть возможность подзаработать и сделать благое дело. Раз это порождение Тьмы сейчас двигается сюда, значит у нас есть шанс избавить от него наш мир. Я предлагаю тебе тысячу золотом за помощь в уничтожении этой твари. Если твоя цель действительно так далека, как ты описал, то эти деньги тебе сослужат добрую службу.
Дальвенгир бросил на жреца недоумевающий взгляд, которого тот не заметил. "Неужели можно доверять в таком деле, таким людям", читалось на лице молодого мага. Покачав головой и вспомнив что не он тут главный, он посмотрел вслед девушке. Взгляд его задержался более чем нужно для простого запоминания внешности. Впрочем, святого из себя Дальвенгир никогда не строил, а жрец договаривался с Харсом, так что одернуть было некому. Но потом он обратился свой взгляд на гору. Он подошел поближе, глядя и надеясь что лич сейчас вынырнет из за поворота и он будет самым первым кто его атакует. Холодный рассудок пытался шептать что силе его не хватит что бы одолеть столь страшное создание. Лишь жрец, посвятивший десятилетия своей жизни Имиру, способен справится с такой сущностью. Или магистр магии Огня, коим он тоже не являлся. Но голос разума был еле слышен, потому что его душила гордыня, нашептывая ему как он возвысится в глазах всех и как на него будет смотреть эта самая девушка, когда он кинет обгорелые кости нежити к их ногам. И эта девушка может быть с ним после этого крайне приветлива. С такими мыслями Дальвенгир бросил ещё один взгляд в сторону Джоконды. А жрец, закончив переговоры с Харсом и созвал свою часть отряда, для объявления им решения.
Лич представляет опасность для всех нас. Наше путешествие становится более угрожающим., - сказал жрец своим рыцарям и Дальвенгиру, - Поэтому, что бы предупредить его появление, нужно усилить разведку. Теперь впереди нас всегда будет авангард из десятка наемников и такого же числа рыцарей. Также в авангарде всегда будет маг, Дальвенгир, это я о тебе. Авангард будет выезжать вперед и проверять не устраивает ли лич нам засаду. С ним могут быть мертвецы. Не поднятая им лично нежить, а просто трупы, наполненные тьмой и поэтому не находящие себе покоя. Отряд, его сопровождающий, может не уступать нашему в числе. В этом случае вы должны будете принять на себя первый удар, не дать ему уничтожить нас всех в засаде. Так что будьте начеку.
С этими словами, жрец отправил всех по коням.
Хм, авангард это хорошо. Я смогу встретиться с личом первым. Правда, рядом будут эти наемники... но придется потерпеть их общество. Надеюсь только что я хоть немного ошибся в них и с ними можно будет о чем то говорить, кроме женщин и выпивки. Хотя бы о ножах., - Дальвенгир бросил взгляд в сторону собирающегося авангарда и увидел что учитель по метанию ножей, похоже, тоже сегодня в первых рядах.
А жрец тем временем устроил женщину с удобствами пути, сказав что бы она хорошо отдохнула. Ведь чуть позже он подойдет что бы вылечить её1 раны и расспросить её1 подробно о личе. После чего жрец, пока остальные собирали вещи, молился и просил у Имира дать ему заклинания против нежити и для исцеления.

+1

7

Силуэт молодой девушки, стремительно приближавшейся к лагерю, насторожил Лари. Стоявшие на окраине лагеря с интервалом в пять саженей часовые уже выхватили было мечи и вложили стрелы в луки, однако тот волшебник опередил их - чуть впереди часовых он встретил девушку и сопроводил её в шатёр.
- Отсюда - ни с места. Сейчас вернусь, - Лари быстро зашагал вслед за магом, переходя на бег.
Из сбивчивой мольбы девушки Лари расслышал лишь "помогите" и "лич".
Жрец явился тут же, в сопровождении Харса, по старой привычке теребившего рукоятку баклера в руке. С этим баклером начальник не расставался никогда. Во время марша и во время боя баклер всегда был при нём.
- Вы предлагаете мне денег за то, чтобы я избавил от опасности Ваших и моих людей? - Харс, казалось, не верил своим ушам, - На свои мерзкие дела он вряд ли выйдет в одиночку, так что бой мы так или иначе примем вместе, почтенный. Часовой! Всю свободную смену - живо к оружию, и строиться здесь!
Ближайший к Харсу часовой, вложив меч в ножны, сложил руки у рта и зычно прокричал:
- Свободная смена, выходи строиться на северо-восточной стороне лагеря при оружии!
Бойцы слаженно, расторопно выскакивали из палаток. Кто-то на ходу опоясывался мечом, кто-то надевал колчан со стрелами. Становясь в неровную шеренгу, воины заправлялись тут же, в строю, подгоняя пояса и элементы брони - наручи, наплечники.
"Лич? Ох, дела наши не очень хороши..."
Впрочем, в волшебнике и жреце Лари был более, чем уверен. Равно, как и в закованных железо рыцарях - тех было хоть и меньше числом, но в открытом столкновении с их отрядом, как бы ни изворачивались бойцы Харса, верх они возьмут. Здесь мало кто мог нормально попасть остриём меча в места, где соединялись детали доспехов. "Странный, всё-таки, отряд" - иногда думал Лари, - "ни булав, ни перначей...
Зато из полторы сотни бойцов можно было выделить пятнадцать арбалетчиков. Арбалет хоть оружие неповоротливое, в пылу свары почти непригодное, как и лук, но таких всё равно берегли.
У рыцарей, как и следовало ожидать, с оружием всё было на порядок лучше. Особо богатые, помимо меча или копья, несли на поясе булаву или шестопёр. И, конечно же, доспехи - чем без толку царапать мечом доспех, куда проще было влепить шкафу в доспехах по голове дубиной или шестопёром, чтоб глаза через забрало выскочили.
Тем временем Харс выслушал жреца и заключил перед изготовившимся строем:
- Все всё слышали. Пока движемся одним путём со жрецом - поступаем так. Его прихоть - моя прихоть. Это - для нашей же безопасности. Лари! Берёшь Брогильда и Шишака. В случае нападения - помогаете рыцарям и защищаете остальных. Вот тебе рог - как только нападут, труби во всю глотку. Чёрный Лис, берёшь под своё начало троих любых лучников и троих арбалетчиков. Ваш десяток сегодня направится в авангарде до ближайшего ночлега. Остальные - сворачивайте лагерь, грузите весь скарб. Свободная смена - на телеги. Часовым оставаться на постах, пока лагерь не свернут. Смотреть в оба! Быстро за работу, этот труп ходячий ждать не будет!
Десяток, возглавленный Лари, расположился близ зашумевшего лагеря. Присев, бойцы ждали остальных рыцарей.
- Такой переполох из-за одной девчонки... - покачал головой задумчивый, но невероятно проницательный и зоркий Чёрный Лис, по старой привычке натачивая стрелы напильником.
- А то, что лич где-то рядом шатается, тебя не волнует, да? - хохотнул коренастый, лысый наёмник по прозвищу Шишак, подтягивая чуть повыше затянутый до предела поясной ремень - притороченный к поясу буздыган, подвешенный в ремённой петле массивным шаровидным набалдашником вниз, постоянно оттягивал его.
- Это я тоже имел ввиду, - на мгновение отвлёкся от любимого занятия Чёрный Лис, собирая волосы в хвост и затыкая конец хвоста за расположенную пониже основания костяную заколку.
- Посмотрим - пожал плечами Лари, задумчиво крутя в руках переданный Харсом при построении чёрный рог с бронзовой окантовкой, - Если один, то вряд ли на такую рать сунется. Лучше думайте, как будем отходить, если прижмут. Это тяжеловесы явно уступают нам в скорости. А если мы их позади оставим - жрец радоваться не будет...

+1

8

Ей не пришлось долго ждать. Стоило солдатам увидеть якобы израненную, хромающую девушку, они тут же кинулись ей на выручку. Двое мужчин подхватили ее под руки, а Джока все продолжала корчить несчастное личико. Но увидев, что к ней направляется жрец, она напряглась. Пальцы сильнее вцепились в одежду солдат, державших Джокондру, а взгляд потупился. Ее глаза сейчас были самым слабым местом, способным выдать Джоку в считанные секунды. Пожилой маг неторопливо приблизился к ней, осмотрел с ног до головы, после чего подал знак принести девушке покрывало.
"Неужто старый маразматик не понял, кто перед ним?" - все еще не поднимая взгляда, мысленно удивилась демоница. Ей хотелось поморщиться, настолько сильно от мужчины разило светлой магией. А вот жрец, по всей вероятности, либо притворялся, что не распознал в девушке темную сущность, либо и правда не понял. Тем не менее, это было только на руку Джокондре. Она не собиралась здесь надолго задерживаться. 
Молодой паренек вернулся с покрывалом и заботливо накинул его на плечи Джоки. И настолько милой, беззащитной и прелестной улыбкой она его одарила, что мальчишка зарделся как вареный рак, потупив взор и смущаясь еще раз взглянуть на девушку.
Но услышав, что жрец собирается побеседовать с ней, параллельно залечив ее раны, демоница еле заметно сжала кулак. Нет, она не позволит прикоснуться к своему телу этой мерзкой магии, уж лучше сломать руки этому пожилому маразматику. Она выдумает такую чудесную историю, что каждый порядочный мужчина в этом отряде будет считать честью защищать ее до конца пути. Она проникнет в их сознание, заставив слушаться, прикажет зарезать, как свинью, этого жреца, но не даст его грязной магии прикоснуться к себе. Это выше ее сил.
"Так, Шайра, спокойно, спокойно. Ты уже практически трясешься от злобы, метая молнии из глаз, а это сейчас совсем не к месту. Все пройдет замечательно. Как только начнется заварушка с личем, ты сбежишь", - девушка глубоко вздохнула, мысленно успокаивая себя. Ее сопроводили до палатки, после чего оставили одну. Скинув покрывало и слегка пригладив взъерошенные черные волосы, Джока приоткрыла ткань палатки, выглядывая и следя за происходящим на улице.
Солдаты суетились, точили оружие, выкрикивали команды подчиненным, строились, готовясь к встрече с личем. Один из мужчин метнул взгляд на девушку, а та подмигнула ему, посылая воздушный поцелуй. Солдат засуетился пуще прежнего, чуть не споткнувшись о собственную ногу, чем очень позабавил демоницу. Однако она ни на минуту не теряла бдительности, ожидая, так же как и вооруженные люди, приближения лича. И жреца. Хоть спящей не прикидывайся, если тот надумает заглянуть к ней.

0

9

Дальвенгир услышал конец фразы наемника, в котором распознал как раз учителя метания ножей. И, в отличии от него, Дальвенгир в атаке лича был более уверен. Все, что он знал о личах, пока были в основном сказания, однако если половина того что о них говорят правда, они в большой опасности. Внутренне Дальвенгир чувствовал, что его сил может не хватить для сражения с таким чудовищем. Однако он смотрел вокруг, напоминал себе что он не один и успокаивался. Он не струсит когда этот гнилой кусок мяса сюда заявится, нет. Он попробует.
Я очень сомневаюсь что лич придет сюда в одиночку. Он идет от Темных земель, так что с ним могут быть и другие порождения Тьмы. Возможно что они воспримут нас как интересную добычу. Как мы сами ходим на медведя или вепря. Так что я не стал бы рассчитывать что мертвец придет в одиночку., - серьезно сказал он наемникам, да и рыцарям что садились на коней рядом с ним. Маг сжал кулак, что бы унять легкую дрожь в кисти. Он убеждал себя что это дрожь от предвкушения схватки, что кровь кипит, ожидая битвы. Но по спине бегал холодок, дыхание сбивалось, словно рука отвратительного некроманта сжималась на его шее. Но и окружающее приобрело иной окрас. Краски словно стали ярче и Дальвенгир острее чем вчера, ощутил как приятно пригревающее солнышко. Он задумчиво и любовно посмотрел на солнце, возвышающееся над горизонтом. А потом они двинулись в путь. Несмотря на обилие солнечного света, каждая тень теперь казалась более подозрительной и каждый шаг коня словно удар барабана отдавался в ушах. Разум говорил что днем лич не нападет, это не его время. Но предусмотрительность, или страх, заставляли ждать его атаки прямо сейчас, в любом удобном для удара месте. По давней привычке, маг ехал в центре отряда, прокручивая голову в различные стороны.
Место для стоянки теперь тоже нужно выбирать тщательнее., - думал Дальвенгир, - Да и обустраивать его лучше до захода солнца.
Он бросил взгляд на наемников, пытаясь понять их настроение. Выражение лиц рыцарей было ему ясно - решительность и готовность к схватке. Но если рыцарей он успел узнать за время путешествия, то вот наемники пока оставались для него темными лошадками. И первым, с кого он решил начать знакомство с отрядом - учитель метания ножами. Он же был и самым опасным для него в отряде, во всяком случае сейчас. Поэтому он подъехал к нему поближе, прислушиваясь, к его разговору.

Светлый жрец молился Имиру, настраиваясь на спокойствие. Что ему делать с этой девушкой? Её темная аура выносила ей один приговор - смерть. Однако за ней гнался лич, а это значит что она нужна была живой, что бы найти мертвеца и уничтожить его, во славу Имира. И, возможно, это был шанс спасти девушку, ведь была надежда что она бежит от лича, пытаясь порвать с путем темной магии. Было также не ясно, человек ли она и стоит ли вообще пытаться её спасти. Поэтому сейчас жрец молился о заклинаниях. И взмолился о единственном заклинании, которое могло дать ему время для решения этой проблемы. Он попросил у Имира чары, что бы сковать магию этой девушки, лишить её возможности навредить кому бы то ни было в лагере, а потом он уже может решить что с ней делать. Сейчас его основном проблемой был лич, который вряд ли остановится перед такой трудностью. Пока жрец приказал двум своим рыцарям, выбрав наиболее крепких духом, следить за девушкой на протяжении пути. Также он послал к ней лекаря, что бы узнать насколько серьезные её раны. Тратить на неё целительные заклинания ему не хотелось, хотя он и готовился к этому. Пока лич не уничтожен, девушка нужна ему живой.

0

10

- А знаете ли, товарищи, что я странным нахожу? - Чёрный Лис задумчиво посмотрел в небо, изо всех сил щуря глаза.
- Что же?
- А то, что нынче время утреннее, а девчушка утверждала, что за ней гонится лич. Стакан пшеничной водки ставлю, если бы лич всерьёз увлёкся ей, то до нас бы она не добралась.
Странности, как правило, вскрывались во вторую очередь. И в самом деле, утро близится к полудню, светло, кругом - равнина. И - девушка появляется невесть откуда. Молит о помощи. Говорит, что за ней гонится лич.
Лари задумался крепко, когда отряд из десяти конных рыцарей подъехал к развалившимся наёмникам. Во главе отряда триумфально возвышался тот самый волшебник, что обдул Нартелла и его подопечных приятным ветерком.
- Вы решили идти в авангард верхом? В самом деле!? - фыркнул Шишак, про которого ходила в отряде определённая слава - в молодую пору в одном сражении около десяти закованных в латы рыцарей стащил с коней стальным крюком и прикончил своим славным буздыганом. От того Шишак всадников не шибко ценил.
- Сэр, лучше спешиться, - Лари перевёл волшебнику слова Шишака, - Многие бойцы в нашем отряде имеют опыт засад, и опыт этот говорил о том, что всадники становятся жертвами в первую очередь.
- Начальник дело говорит, сэр. Я прошёл четыре мелких войнушки и неоднократно организовывал засады на обозы и небольшие отряды, - обратился к волшебнику Чёрный Лис, как бы невзначай циничной хмыкнув, - А если ещё рыцарям под это дело "чеснока" накидать, да помельче, и из арбалетов постреливать...

Харс
Начальник отряда молча наблюдал за тем, как бойцы заканчивали последние приготовления к маршу - грузили весь скарб на телеги, швартовали их, иные становились в дышла. Этот день будет для них самым тяжёлым.
Ну, ничего, завтра всяко отдохнут. Чтобы бойцы не втухали больше нужного, Харс специально предусмотрел, чтобы в готовке жратвы и развёртыванию лагеря "тягловых" не привлекали.
Однако, нужно было, всё-таки, держаться ближе к жрецу, который тем временем поднял весь отряд в седло. Поправив висевший на поясе шестопёр и по старой привычке помяв рукоятку баклера, Харс подошёл к жрецу:
- Почтенный, авангард только что выдвинулся вперёд. Мы не должны сильно отставать, чтобы вовремя прийти к ним на помощь, в случае чего.
Потерять любимчиков - Лари, Чёрного Лиса и Шишака - Харс ох как не хотел. Но - чай не дети малые, жизни свои отстоять могут.
_______________________________________________________________________________________________________________________

офф: историческая матчасть

http://s1.uploads.ru/t/yIZgD.jpg
"Чеснок - противоконное заграждение. Вот такие небольшие штуки раскидывались кучами в высокой траве, под снегом, на пути следования кавалерии или на поле боя"

Отредактировано Лари Нартелл (08-10-2016 19:14:21)

0

11

Лагерь сворачивали. Выйдя из палатки, Джока не успела сделать и двух шагов, как рядом с ней оказались двое рослых мужчин. Вид у них был настолько суровый, что складывалось впечатление, будто они не для защиты девушки были приставлены, а скорее в качестве надсмотрщиков. Значит, у кого-то уже закралось подозрение насчет нее. Но демон был бы не демоном, если бы не попытался усыпить их бдительность.
Невинно захлопав глазками, Джокондра скромно поинтересовалась, кто же из этих великолепных защитников понесет ее на руках до следующей стоянки. Но увы, мужчины даже бровью не повели и усадили девушку на телегу. Демоница не расстроилась, а только ласково улыбнулась и стала оглядываться, изучая отряд. Жреца она увидела сразу, но тот даже не смотрел в ее сторону, полностью сосредоточенный на дороге. Солдаты были вооружены до зубов и явно напряжены, ожидая нападения в любой момент. Сейчас с кем-то из них бессмысленно было болтать и строить глазки, к тому же Джоку сильно напрягала охрана, приставленная к ней. Осторожно коснувшись их сознания, девушка от досады закатила глаза. Они были настолько преданны своему делу, что присутствие в отряде женщины для них ничего, абсолютно ничего не значило, и ни одной мысли, связанной с похотью, Джока и близко не прочитала. И если она соберется сбежать, эти ее просто так не отпустят. По этому поводу Джока не переживала, ведь когда начнется заварушка с личем, солдатам будет не до нее, а уж с двоими охранниками она разберется без особого труда, куда им против демона. Только вот где же лич? Не слышно, не видно, как будто передумал преследовать демона. Если это так, в чем девушка сильно сомневалась, то слинять от вооруженных солдат и жреца становилось сложнее, но она пока предпочитала об этом не думать.
Отряд продолжал двигаться вперед. Джока же, сложив руки на груди и со скучающим видом смотря по сторонам, решила не привлекать к себе лишнего внимания, пока. Если враг не появится, то к вечеру будет все равно очередная стоянка. А под покровом ночи исчезнуть легче.

Отредактировано Джокондра (15-10-2016 13:04:23)

0

12

Сэр, лучше спешиться,
Дальвенгир над словами наемника думал недолго, но предложение его взвесил, после чего сказал, - Если мы спешимся, то будем двигаться медленнее и задерживать остальной отряд. К тому же, устанем, отчего будем не так готовы к бою. Нам противостоит лич, с ним будут мертвецы. Он не станет изощряться с иглами, то есть чесноком и крюками. И если ему понадобится нас спешить, он скорее всего просто убьет лошадей под нами. Так что спешиваться смысла нет. Только мозоли натрем, да отряд задержим. Думаю, лич атакует нас на стоянке, к закату. Под покровом ночи он будет чувствовать себя увереннее, а время темный магов - именно ночь. На данный момент бдительность и готовность встретить атаку его мертвецов - наша лучшая защита. А потом... да поможет нам Имир
Именно на этой самой лучшей защите, Дальвенгир и сосредоточил свое внимание. Авангард разведывал все неприятные, все подозрительные места, не давая личу застать себя врасплох. Однако до конца дня никаких нападений не последовало. Однако нет нет, да и мелькали в тени холмов неясные тени. Появлялись и пропадали головы мертвецов, глядящих на живых пустыми, безжизненными, но полными Смерти и ненависти глазами. Их полуистлевшие тела выхватывались взглядом на миг, после чего мертвые пропадали, оставляя после себя запах тлена и беспокойство. Так что когда авангард выбрал место для стоянки, Дальвенгир был рад. Напряжение так сковало его, что он чуть не спалил куст, тень которого напоминала мертвеца. В связи с опасностью лича, отряд принял меры предосторожности. Они остановились так, что бы иметь ещё время укрепится до заката. Бойцы вырыли ров и насыпали вал. Однако не видно что бы лича беспокоили подобные приготовления. Наоборот, он демонстрировал свою силу. Чем ниже опускалось солнце, тем меньше мертвецы страшились появляться на виду у бойцов. Они не приближались на опасное расстояние, пока. Но они кружили вокруг отряда, как стервятники. Они глядели и смех, издевательский смех искрился из их мертвых глаз пропитывая все их поведение. Они как бы давали укрепится отряду, дабы было веселее его уничтожить. Сам лич не появлялся, но его присутствие словно пропитывая воздух, отравляя его жуткой, запретной для живых магией Смерти.
Дальвенгир вместе с Лари стояли и наблюдали за кружением нежити. Он, как маг, а Лари как испытанный боец. Остальные копали, стараясь возвести между собой и монстрами хоть какую то преграду, что бы отгородится от смерти. Ведь кто знает, возможно именно этот лишний метр вала, отделит их отряд от смерти. Ибо мертвых казалось много, казалось что их целая армия, безусловно превосходящая тех, кто ещё дышал.
Лич пытается напугать нас., - чуть дрогнувшим голосом сказал он Лари, - И совру, если скажу что у него это не получается. Как думаешь, велики ли наши шансы дожить до рассвета?, - глядя на окружающую их нежить, Дальвенгир подумал о том, что должен был быть готов к подобному финалу, ведь жизнь наемника подразумевает возможность умереть где то в горах, в бою с превосходящим противником. Убить тебя могут, даже если твои соратники победят. Дальвенгир не боялся смерти, его тон был ровным, но все же страх точил его, поэтому воодушевления от подобной участи он не испытывал. Он гнал от себя образ своего тела, в виде мертвеца идущего на штурм городов людей или даже своего родового замка. Да и жизнь Дальвенгир любил достаточно, что бы жалеть о её финале. Хотя мыслей о бегстве у него не было никаких, тут он был тверд и готов, скорее погибнуть в бою и скитаться трупом по темным землям, нежели запятнать себя таким позором.
Когда Ларри ответил ему, их позвали, позвал жрец. Он позвал и Дальвенгира и Ларри, - Уважаемый Даинкар, приказывает вам, Дальвенгир Готьер явится к нему. Он будет допрашивать девушку, а она опасна, поэтому нужна ваша помощь., - посыльный повернулся к Ларри и сказал, - Харс тоже будет присутствовать при допросе, поэтому и вас, господин Нартелл, желают там видеть. Пойдемте., - поманив их за собой, посыльный повел их к месту допроса и указал их места.
Для девушки было приготовлено место в центре импровизированного круга. Круг образовывали восемь человек: жрец Даинкар, Дальвенгир и шесть рыцарей, двое из которых и привели девушку сюда. Девушку поставили лицом к жрецу, спиной к Дальвенгиру, шесть рыцарей стояли по три с каждой стороны от девушки. Харс стоял рядом со жрецом, чуть позади.
Итак, носительница темной ауры, расскажи нам, как ты оказалась тут и почему лич тебя преследует?, - спросил жрец. План его был прост, разбираться с этой девушкой сейчас времени нет, поэтому у него уже были сковывающие чары для неё. Сейчас нужно её опросить, а потом наложить чары. Если воспротивится - атакуют. А если даст наложить чары - уже ничего сделать не сможет.

+2

13

На протяжении всего дня не очень тяжёлого марша, пусть и в подъём, постоянно творилось что-то непонятное. Нежить кружила по окрестным холмам, держась на почтительном расстоянии, отчего наёмники авангарда начинали нервничать. Лари, Брогильд и Шишак следовали по бокам колонны авангарда, постоянно держа оружие наготове. Остальные семеро - Чёрный Лис со своими лучниками - нервно и беспокойно оглядывали холмы и кряжи, не выпуская из рук луков и арбалетов.
Так же обеспокоенно осматривался вокруг и волшебник, которого звали Дальвенгир. Выделенные же ему в сопровождение всадники хранили угрюмое молчание. То и дело, всхрапывали беспокойные лошади.
Ближе к вечеру, пройдя, наконец, долгий переход и когда бойцы вздохнули спокойно, первым делом приказ от начальства поступил - укрепить стоянку.
"Значит, не исключают и того, что ночью нападут" - подумал Лари.
Десятки лопат и заступов начали вскапывать неподдатную предгорную землю. Солнце опускалось всё ниже и ниже, с каждым моментом приближая темноту. Бойцы торопились. Росла насыпь на внутренней стороне рва.
Работа шла не напряжённо - беспокойство и тревога буквально пронизывали собой это зрелище, и мрака добавлял и тот факт, что кружившая вокруг нежить уже не гнушалась приближаться и с любопытством и ненавистью осматривать стоянку.
Лари и Дальвенгир поднялись на завершённый участок насыпи, на две сажени возвышавшийся надо рвом. Оттуда лучше было видно, как уже гораздо ближе, нежели днём, шурудила меж кустов, кряжей и валунов нежить. "Уже совсем зачастили..."
Со стороны круга телег, которые сформировали наёмники, послышался приказ Харса:
- Берите пращи!
Оружие последнего шанса, как говорили Лари. Отнюдь не нож, а самая распростецкая петля.
- Лич пытается напугать нас, - обратился к Лари волшебник, - И совру, если скажу что у него это не получается. Как думаешь, велики ли наши шансы дожить до рассвета?
Лари задумчиво поднял бровь, окинул взглядом окрестности.
- Трудно сказать. Всё-таки, непонятно, сколько их там именно. Так что - пока одно из двух, сэр. Либо доживём, либо нет.
Тем временем на вал взобрался посыльный из числа следовавших со жрецом воинов. Откланявшись перед Дальвенгиром, он доложил:
- Уважаемый Даинкар, приказывает вам, Дальвенгир Готьер явиться к нему. Он будет допрашивать девушку, а она опасна, поэтому нужна ваша помощь.
"Опасна?.." - смущённо нахмурился Лари, однако, услышав о том, что там желают видеть и его, направился вниз вслед за Дальвенгиром.
- Скажу только напоследок, что к закату они зачастили, сэр. Совсем как муравьи по осени, - сказал Лари, спускаясь по валу.
В центре лагеря уже было готово подобие ритуального круга, в котором стоял сам жрец и шестеро рыцарей. Недостающее звено занял сам Дальвенгир; Лари же почтительно встал по левую сторону от жреца, рядом с Харсом.
- Итак, носительница темной ауры, расскажи нам, как ты оказалась тут и почему лич тебя преследует? - Голос престарелого жреца окреп и был полон некоего враждебного покровительства.
- Начальник, что происходит?.. - шепнул Лари Харсу.
- Тихо! - шикнул Харс, - Она - демон!

0

14

День казался бесконечным. Сидя в телеге и не имея возможности даже размять ноги, Джока была готова завыть от скуки. Отряд шел медленно, картина местности не менялась, солдаты были хмурые и неразговорчивые. Если бы только демоница могла принять свой истинный облик и расправить крылья! Но, как говорится сама виновата, что полезла к отряду. Девушка уже хотела поболтать с охранниками, зная, что те все равно не отреагируют на разговоры, но тут заметила движения среди холмов. Привстав и приглядевшись повнимательнее, Джока еле слышно вздохнула, поняв, что это слуги лича. Он все таки не оставил преследование. И если скелеты не напали до сих пор, значит они выжидают удобный момент. Хотя, по мнению девушки, сейчас было самое время, чтобы напасть. Стоит этим грудам костей начать наступление, кони взбесятся, половина поскидывает солдат, начнется суматоха, а враг уже успеет добраться и вырезать ближайших к ним людей. Но нет, скелеты только наблюдали, мелькая тут и там, раздражая этим самым Джоку все больше и больше. Она вглядывалась в лица солдат и видела, что те тоже заметили нежить, ибо становились все мрачнее и мрачнее. "Не благодарите!" - хотелось крикнуть девушке, но она продолжала молчать и выискивать глазами очередного слугу лича.
Вскоре начало смеркаться. А это значит, что пора было устраивать привал, чем и занялся отряд. И каково же было удивление девушки, когда люди начали копать ров. "Вы серьезно?" - усмехнулась демоница, слезая с телеги и наблюдая за этой картиной. Солдаты усердно трудились, создавая большую и длинную яму, отделяющую лагерь от пока еще не появившегося врага. Скелеты уже не мелькали среди холмов и всевозможных скал, теперь они громко давали о себе знать, смело выходя на дорогу и злобно хохоча, будто стая гиен. Их пустые глазницы словно бы горели красным огнем, а челюсти клацали так сильно, что звук этот отчетливо доходил до каждого солдата. Джока чувствовала страх молодых бойцов и суровую решимость опытных войнов, готовых биться за правое дело, и ее совсем не мучила совесть от того, что сегодня ночью скорее всего многие погибнут, и причиной тому будет Джока, решившая использовать отряд как отвлекающий маневр, чтобы сбежать.
Солнце уже практически скрылось, когда мужчины, приставленные для охраны демоницы, вдруг подошли и, одновременно подхватив ее под руки, куда-то потащили. Негодование девушки сменилось яростью, и внутренне она приложила все усилия, чтобы сейчас же не вспороть глотки этим верзилам, посмевшим так с ней обойтись. Раз уж решила играть побитую кошку, то надо было доиграть до конца. Она не проронила ни слова, пока ее вели куда-то, словно военнопленную на казнь. Она молчала, когда ее окружили со всех сторон восемь мужчин, образовав тем самым круг, в центре которого была виновница торжества. Джока внимательно изучила каждого из них, прикидывая про себя, на что они могли быть способны. По всей видимости, из присутствующих только жрец имел насчет нее свои подозрения, остальным же приходилось только догадываться, кто она и к чему весь этот спектакль. Жрец, стоявший прямо напротив Джоки, не стал церемониться и сразу перешел к делу, потребовав ответа на поставленный вопрос. Демоница пристально смотрела ему в глаза, продолжая хранить молчание, будто бы создавая интригу. Ей стоило большого усилия не плюнуть ему в лицо, ибо запах светлой магии практически вызывал в девушке рвотные позывы.
"Старый ты импотент, неужели думаешь, что я тебе все на блюдечке выложу?" - слегка нахмурившись, подумала Джока. До ее слуха долетел шепот стоящего рядом со жрецом рыцаря, который заявил своему товарищу, что перед ними демон. Это стало толчком к началу монолога девушки.
- Да как вы можете так говорить! Вы, храбрые, доблестные мужи, обвиняете несчастную девушку в том, что она не что иное, как мерзкое, отвратительное темное существо, именуемое демоном?! - голос ее дрожал, а на глазах выступили слезы, - Я понимаю, что моя аура и жуткие глаза заставили вас засомневаться во мне, но поверьте, прошу, моим словам! Да, я не совсем обычный человек..., - Она еле слышно всхлипнула, а нижняя губа задрожала, - Мою мать совратил демон. От него мне достались эти глаза и след его темной ауры... Всю мою жизнь люди, обычные люди ненавидили меня, считали таким же мерзким созданием, называли нежитью и порождением тьмы. А сейчас и вы хотите убить меня только из-за того, что мне не повезло родиться обычным человеком! - девушка утирала слезы руками, уже льющиеся сплошным потоком, - Вы спросили, что личу было нужно от меня? Моя кровь, полагаю... Понимаете, ведь тифлинги, которые никогда не... Ну... В общем, у которых ни разу..., - глаза ее испуганно забегали из стороны в сторону, голос сошел почти до шепота, - Я - девственница. А вы знаете, как ценится кровь тифлингов девственников в разнообразных ритуалах, обрядах, экспериментах? Вот и я не знала, пока этот проклятый лич не похитил меня и не начал использовать в своих целях. Не знаю, сколько бы это продолжалось, но по великой случайности мне удалось сбежать. А потом я встретила вас..., - "Вы просто обязаны поверить во всю эту чушь, зря стараюсь, что ли?"
Джока, словно испуганный ребенок, переводила взгляд с одного мужчины на другого, ища поддержку и опору. В ее покрасневших, заплаканных глазах было столько мольбы и горя, что оставаться равнодушными было просто невозможно. Она дрожала всем телом от стыда и страха, тихо шмыгая носом и утирая слезы. В конце своего монолога, дабы добить публику, девушка еле слышно прошептала срывающимся голосом:
- Пожалуйста, не делайте мне больно..., - и рухнула на колени, закрыв лицо руками и громко всхлипывая.
Однако тело ее было полностью напряжено, готовое к тому, если ей вдруг не поверят и решат прикончить. Тогда демоница будет действовать совсем по другому.

+2

15

Либо доживём, либо нет.
Дальвенгир взглянул на Ларри и чуть ехидно сказал, - Да, ты умеешь вселить уверенность в завтрашнем дне.
Путь до места допроса был недолог, так что Дальвенгир дошагал до него словно завороженный. Мысли о предстоящей схватке пока не шли у него из головы. Он просто занял свое место, понимая что сейчас он проходит своеобразную разминку перед боем. Лич не даст себя окружить просто так.
Однако допрос все же помог ему отвлечься от тяжелых мыслей. Он стоял позади девушки, что пришла сюда в поисках защиты, что бы быть готовым к неожиданностям. Все же чуть задумавшись, ему показалось странным что девушка смогла сбежать от лича, да ещё и добежать до этой стороны гор. Только сейчас до него начало доходить, что как то странно все это выглядит. Однако подозрения пока лишь зарождались в его голове. А вот оправдательная речь девушки, по её словам ещё девицы, эти подозрения глушила. Дальвенгир ощутил укол сострадания к несчастной. Попасть к подобному монстру в качестве материала для опытов он не пожелал бы никому. Ну, кроме демонов конечно. Но и демона он бы скорее отдал на опыты в школу магии, чем живому мертвецу. Но все таки ему было трудно плохо думать об этом плачущем создании, он даже ощутил желание подойти и обнять её, даже нога уже шевельнулась в эту сторону. Однако он сдержался, видя лицо Даинкара. Жрец также был тронут подобной речью, однако все ещё подозрительно относился к девушке, не желая доверять ей. Поэтому подумав он сказал, - Если ты действительно так невинна как заявляешь и все, сказанное тобой правда, тогда поднимись и дай наложить на себя особые чары. Они не причинят тебе вреда,, - чуть дрогнувшим, немного более мягким голосом он сказал, - Обещаю, - после чего его голос вновь вернулся к своей обычно крепости и силе, - После этого мы уничтожим лича, а ты, доказав правдивость своих слов примерным поведением, отправишься с нами в храм, где мы защитим тебя от несправедливых нападок, - Даинка развел руки и сказал, - Итак, если ты та, за кого себя выдаешь, то назови свое имя и дай согласие на оковы?
В руках жреца чувствовалась сила, он был готов атаковать сейчас, но все же его поза выражала скорее миролюбие, нежели враждебность. Вслед за ним руки на мечи положили его рыцари, поведение наемников было Дальвенгиру невидимо. Сам же маг последним зажег на своих руках магическое пламя. Все ждали, что же скажет девушка.

0

16

Ни дать, ни взять, в кругу разворачивалась сцена-этюд "кающаяся грешница". Девушка, выдавшая себя за тифлинга, в слезах рухнула на колени, моля о пощаде, круг же из жреца, Дальвенгира и шести рыцарей хранил угрюмое молчание.
Встретившись с ней взглядом, Нартелл увидел её глаза, полные слёз. Мольба, полная горя, скорби. невыносимого чувства ощущения перенесённых страданий, тронула сердце наёмника, и он, с жалостью посмотрев девушке в глаза - чистые, полные раскаяния и неподдельного страха глаза, мельком глянул на Харса. Начальник отряда же, встретившись взглядом с подопечным, лишь с каменным лицом покачал головой, сжимая в руке некий амулет. Из кулакал свисала серебряная цепочка.
Девушка плакала навзрыд, заливалась слезами. И если это была игра, то игра такая, что было невозможно отличить от истины. На какой-то момент Нартеллу на душе стало совестно и паскудно - скребла когтистая рука прорухи-совести по сердцу, скребла так, что Лари чуть было не вмешался.
Правда, разумом Лари уже был настроен против неё. Всё-таки, почтенному Даинкару он доверял, равно как доверял жрецу Харс.
И, в конце концов, не ему было уготовано решать судьбу той, которую Харс назвал демоном. И даже не Харсу.
Хотя, насчёт позиции Харса в этом вопросе Лари уверен не был. Как знать, может, не будь здесь почтенного Даинкара, Харс защитил бы демонессу от лича?.. В крайнем случае - поставил бы он её в строй вместе со своими бойцами, чтобы она помогла? Наёмники, всё-таки, не рыцари, что обет дают и чтут заповеди. Эти не на молитву полагаются в решении военно-стратегических задач. На мечи, навык и, в случае с таким начальником, как Харс - на хитрость и тактику.
Мольбы тронули сердце жреца, и, тем не менее, от своего он отказываться не намеревался. Будет накладывать чары, и наложит их. Лари, с деланным сочувствием и горькой иронией поджав губы, тяжело вздохнул - мол, извиняй, девица, но не мне решать твою судьбу.
В конце концов, не станут же её прямо здесь рубить?!
Хотелось верить, что и в храме её рубить не станут, а поступят, как поступил бы всякий, чья душа светла (как казалось Лари). Лари хотелось верить, что жрец избавит её душу от страданий и крамолы.

0

17

Убрав ладони от заплаканного лица и снизу вверх воззрившись на тех, кто окружил демоницу, Джока уже ждала с нетерпением успокоительных объятий. Но жалость в глазах увидела только у одного, черноволосого, и то, до тех пор пока его взглядом не приструнил товарищ, стоявший рядом. Остальные же в пределах видимости даже бровью не повели, все так же смотря на девушку с хмурым выражением на лице. Все ее старания были на смарку?! Не может этого быть! Ей очень хотелось залезть к ним в головы и самолично убедиться, что они все черствые кочерыжки, но рисковать было нельзя. Шаг влево, шаг вправо, любой намек на то, что Джока попыталась воздействовать на людей магией, и все, конец а-ля комедии и да здравствуй плен и смерть. Хотя, теоретически, демоница уже была в плену в какой-то степени. Ее не отпустят, даже если она покленется во славу Имира, что намерения у нее самые наичестейшие. Девушка, все еще сидя на коленях, стала вертеть головой, продолжая добивать многострадальческим взглядом всех присутствующих. И, да здравствует Рилдир, наткнулась на еще одного жалостливого человечка, стоящего прямо за ее спиной. Даже не поленилась вся к нему развернуться, продолжая сверлить его самым наигрустнешим взглядом.
Но тут заговорил жрец. И с каждым его словом глаза демоницы округлялись все больше и больше. Все жалостливые рыцари были в миг забыты, Джока уставилась на жреца, чуть не открыв рот от шока. "Что сделать? Куда куда пойти?? Чего?! Ты совсем страх потерял, маразматик  старый?! Да я вас всех тут прирезать могу быстрее, чем вы моргнете! Да чтобы я, демон с пятистолетним стажем, еще и давала сковать себя?!" - у демоницы чуть пар из ушей не пошел от злости, а лицо покраснело пуще прежнего. Но люди, наблюдающие за ней, могли только предположить, что злится девушка максимум из-за несправедливости по отношению к ней, так как вскочив на ноги, воскликнула срывающимся голосом:
-Вы не верите мне! Во имя Имира, вы не верите, иначе бы не наложили чары! Почему, почему?! Неужели я похожа на того, кто может кому-то причинить вред?! Я всего лишь девушка, которую и так чуть не убил лич! Куда мне против вас, здоровых мужчин?! Я и магией то не владею! - "Так, перебор со словестным поносом, переходим к финальной части. Держите меня, мальчики!" - Я всего лишь хочу домой, пожалуйста...
Девушка вдруг покачнулсь, схватившись рукой за голову. Взгляд ее затуманился, краска схлынула с лица. Пришлось немножко задействовать свою кровь, чтобы вызвать предобморочное состояние. Ведь фикции могут и не поверить, а тут все признаки на лицо. Джока снова пошатнулась, что-то невнятно бормоча, и стала медленно оседать на пол. Сердце колотилось как бешеное, руки хватали воздух в попытках за что-нибудь ухватиться. Еле слышно прошептав "воды", Джока рухнула на пол. "Ах, как вам не стыдно, довели несчастную девочку до такого состояния! У тебя то хоть хватит совести все-таки наложить чары на это беспомощное создание, жрец?" - с ехидством подумала демоница, продолжая пребывать без сознания. Сколько будет продолжаться эта драма, пока не появится лич? Джокондре очень хотелось верить, что враг нападет с минуты на минуту, ведь тогда солдаты отвлекутся, начнется суматоха, и именно это время будет самым удачным для побега. Хотя теперь в девушке заиграла гордыня, склоняя ее на то, чтобы прикончить жреца перед тем, как скрыться. Да, рискованно, да, необдуманно. Но попробуй докажи это уязвленному демону.

0

18

Ситуация был похожа на происходящее в сказке, однако тут все было чуть сложнее. И девица была не так проста, да и спасать её или самим прикончить - вопрос был все ещё открытый. Сам Дальвенгир был на её стороне, он понимал что не может вот так взять и убить её. Её было просто жаль, забитую, оказавшуюся между двух огней и пытающуюся найти выход из положения. У маг даже мелькнула шальная мысль перенести её из лагеря прямо сейчас. Однако так идти против Даинкара он не осмелился, все же тот явно знал что то, чего не понимал Дальвенгир. Вообще он ощутил укол чего то, похожего на стыд. Хрупкая девушка и тут, десять мужчин стоят, окружив её. И это при том что рядом истинный враг, что не вызывает сомнений - лич. А она лишь ищет защиты от чудовища! Маг чуть закусил губу, сдерживая свои порывы.
И вот, когда девушка качнулась, он не мог более стоять на месте, не мог дать ей упасть. Он подскочил к ней и подхватил её под руки, не давая ударится об землю. Жрец также опустил руки и подошел к ней с мягким выражением на своем лице. Он вздохнул, посмотрел вниз, будто там могло быть что то написано, а потом ещё раз посмотрел на девушку.
Даинкар, ей явно плохо. Мало ли что этот поганый лич мог с ней сотворить!, - заговорил Дальвенгир, - Возможно она ещё слишком слаба что бы отвечать на наши вопросы? Сейчас нам надо одолеть лича, давайте оставим её на потом!
Хорошо. Отведи её отдохнуть. И присмотри за ней. Когда лич атакует, ты будешь её щитом., - согласился жрец, давая Дальвенгиру поднять девушку. Но когда Дальвенгир уже начал разворачиваться что бы её увести, жрец резко схватил её за руку, накладывая те самые сковывающие чары. Магия светлого жреца коснулась её кожи, сжигая заклинание лича, по её слежению, однако сковав всю её силу. Лишь после этого жрец позволил её увести, добавив Харсу, - Пошли кого то из твоих, пусть тоже присмотрит. Дальвенгиру нужно прикрытие когда на нас пойдут мертвые., - Харс с этим спорить не стал а попросил Лари, благо он был близко, помочь сопроводить девушку до палатки и наказав, когда будет бой, отвечать за её безопасность. Однако, что бы точно знать куда ударит лич, он должен видеть где его цель. Поэтому девушка, в качестве подтверждения своих слов, должна была быть на стене вместе с остальными, что бы отступить под прикрытием Дальвенгира и Ларри, когда начнется битва и покажется сам лич. Рыцари внимательно смотрели вслед девушке, ожидая от неё какого то подвоха и только карауля случай порубить её в капусту. А Дальвенгир практически на себе тащил девушку к отведенной ей палатке.
Знаешь, отец Даинкар не плохой человек. Просто проявляет излишнюю осторожность. Тут он, как все старые люди, действует излишне обдуманно. Но у него читая душа и доброе сердце, я с ним уже некоторое время и успел убедится., - проговорил Дальвенгир, пытаясь как то утешить девушку и помочь ей оправится от пережитого шока.

0

19

Что делать, Лари не знал.
Взгляд девушки пронзил его насквозь, перевернул в душе всё вверх головой. Что это? Невинность девственницы, как она себя назвала? Или это и в самом деле тифлинги имеют столь пронзительные, искренние глаза, что заставляют радоваться или горевать так же, как радуется или горюет их обладатель?..
Волшебник подхватил падающую девушку под руки, и жрец приказал ему отвести девушку отдохнуть. Куда там! Она же целый день провела там, вместе со всеми, в безопасности! Лари начинал подозревать нехорошее. Вновь глянув на Харса, наёмник увидел, с каким подозрением, хмуро и напряжённо наблюдал начальник за происходившим.
Выслушав жреца, Харс лишь кивнул. Жрецов он уважал, и уважение это в какой-то степени переросло в доверие. В доверие такой степени, что если бы вокруг рушились скалы, а жрец говорил бы, что вокруг всё тихо, Харс скорее поверил бы жрецу, нежели своим чувствам.
- Как скажете, почтенный Даинкар, - кивнул Харс, - Лари! Помоги волшебнику, сопроводишь девушку к палатке. В случае нападения - отвечаешь за неё.
Последние слова Харс произнёс чуть более грозно. Достаточно, чтобы хватило понять, что в случае чего Лари отвечает головой.
- Есть, - ответил Лари и направился вслед за Дальвенгиром, тащившим девушку на себе к палатке.
- Знаешь, отец Даинкар не плохой человек. Просто проявляет излишнюю осторожность. Тут он, как все старые люди, действует излишне обдуманно. Но у него читая душа и доброе сердце, я с ним уже некоторое время и успел убедится. - говорил волшебник, ведя девушку к палатке, затерявшейся среди беспорядочно стоявшего лагеря. Времени не хватило даже на то, чтобы упорядочить палатки - стояли они в разнобой, где прижимаясь друг к другу, где стояли на слишком больших интервалах.
- Как твоё имя? - спросил Лари у девушки, откидывая входной полог настолько, чтобы Дальвенгир с девушкой смогли пройти туда, не задев ничего.

Отредактировано Лари Нартелл (19-10-2016 23:56:13)

+1

20

Ее подхватили под руки, не давая приземлиться попой на землю. Подхватил светловолосый парень, проникшийся жалостью к демону, хоть сам этого пока и не знал. Следом подошел жрец и, с состраданием взглянув на девушку, таки дал разрешение оставить ее в покое и отвести в палатку отдыхать. Еле сдержав победоносную улыбку, Джока прильнула к блондинчику, давая увести себя из этого кошмара, все с тем же несчастным выражением на лице. Но стоило мужчине сделать пару шагов к выходу, как жрец вдруг схватил демоницу за руку, всего на пару секунд, и тут же отпустил. Но Джоке этого хватило, чтобы перехватило дыхание, зрачки расширились до предела а живот скрутило так, что потребовалась вся сила воли, дабы не заматериться и не начать бегать в истерике с криком "Снимите это, снимите эту дрянь!". Демоница ощутила, как светлая магия сожгла маячок лича, и наверное могла даже порадовалась по этому поводу, если бы не чувствовала себя так, словно ее окатили навозной жижой с ног до головы. Плюс к этому появилась тошнота. И так противно, так гадко и тоскливо стало на душе демона, что личико против воли скривилось от переполнивших гневных эмоций. Джокондра склонила голову, давая возможность копне своих черных волос скрыть большую часть лица и тем самым не позволяя окружающим заподозрить неладное.
Вместе с блондинчиком, тащившим девушку к палате, увязался еще и брюнетик. Девушка продолжала прижиматься к мужчине, всем своим видом показывая свое смирение и страх, а параллельно пытаясь прощупать брешь в чарах, наложенных магом. И пришла к выводу, что разрушить их будет не сложно, но делать это придется либо очень аккуратно, чтобы лишний раз не благоухать своей темной сущностью, либо очень резко и мощно, чтобы раз и все. Но последний вариант был применим лишь в том случае, если потребуется защищаться или драпать. Но люди вроде бы были настроены мирно по отношению к девушке, во всяком случае ножа в спину можно было не ждать, потому будем снимать потихоньку.
От размышлений отвлек блондинчик, оправдывая в своих словах действия жреца. Была бы возможность, Джока высказалась, что думает об этом гребанном импотенте. Но нет, сейчас она милая, скромная и испуганная тифлинг-девственница. Хм, девственница...
- Я понимаю, в наше неспокойное время нельзя не быть осторожными... Главное, что я нашла защиту в лице таких доблестных мужчин. Вы ведь защитите меня, правда? - девушка с искренней надеждой посмотрела сначала на одного, а потом и на другого человека, - Большего я и желать не смею..., - и скромненько потупила взгляд.
Они уже практически дошли до палатки, и брюнетик даже поднял полог, чтобы дать остальным двоим свободно зайти внутрь, попутно спрашивая Джоку, как ее зовут.
- Найла, - не долго думая, сказала демоница, заходя внутрь.
"Нужно их как-то спровадить. Не дадут же сосредоточиться на снятии чар...", - закусив губу, девушка судорожно искала выход из ситуации. Идея пришла быстро.
Блондинчик вот вот отпустит ее, и пока этого не случилось, Джока решила чуть дополнить картину отпускания. Оступившись на пороге, она вскрикнула, заваливаясь внутрь и попутно таща за собой светловолосого, обхватив того рукой за шею. Так как места было мало, развернуться проблематично, а тут еще и ноша на плечах, равновесие удержать оказалось просто невозможно. Джока еще постаралась невзначай подножку поставить, дабы вообще не было шансов вывернуться. И так это было невинно, быстро и ловко сделано, что упрекать после этого девушку просто не хватило бы совести, она же не специально! А тут еще и застежки на порванной куртке отлетели, не выдержав подобных экспериментов, какая жалость!
Итого, Джока, лежа на спине, воззрилась самым испуганейшим взглядом на блондинчика, оказавшегося сверху. Оголившаяся из-за отлетевших застежек грудь прямо таки кричала "Смотрите на меня, извращенцы!". Отпихнув от себя мужчину, девушка буквально отлетела к противоположной части палатки, забившись в угол и пытаясь прикрыть свой срам. На щеках расцвел пунцовый румянец, а грудь как назло (какая настырная грудь) не желала прикрываться.
- Не смотри! Отвернитесь! - обратилась девушка и к блондину, и к успевшему увидеть всю эту картину брюнету, - Пожалуйста, выйдете, мне и так стыдно..., - на глаза вновь вернулись слезы.
Так она и сидела, не смея поднять глаз на мужчин, подтянув колени к груди, пунцовая и беззащитная.

Отредактировано Джокондра (22-10-2016 11:53:22)

+3

21

Тащить девушку к палатке оказалось весьма и весьма двойственной задачей. С одной стороны, помогать беззащитной девушке было чрезвычайно приятно. Весь страх перед мертвецами, что успел накопиться за время их перехода улетучился без следа, все мертвые, включая лича теперь казались ему просто противниками, что будут повержены, так или иначе. Он сам даже не понимал, как маг огня и потомственный аристократ мог пугаться каких то кучек гнилой плоти, наклеенной на старые кости. Да эти "солдаты" только благодаря черной магии не разваливаются на ходу. Стало даже чуть стыдно за свои мысли, отец бы треснул ему подзатыльник за подобное. Да и брат бы не одобрил, а Кай бы просто высмеял его. Но при всем его эмоциональном подъеме, при всем воодушевлении что он испытывал сейчас, чувствуя желающее защиты девичье тело, была в этом всем великолепии и отрицательная сторона. Эта сторона, была в его собственном возбуждении. Дальвенгир мысленно возблагодарил магов и себя в прошлом за привычку носить именно робу. Ибо она скрывала тот самый орган, что явно и недвусмысленно свидетельствовал о его возбуждении. Дальвенгир чуть согнулся, притворяясь что под весом девушки и подстраиваясь под её рост и неторопливый шаг. Однако на самом деле он пытался ещё лучше скрыть под просторной одеждой не самое приличное место своего тела.
Я понимаю...
Не волнуйтесь, - ответил Дальвенгир, - Нас много и лич нам враг, всем нам. С нами сила, так что мы готовы дать бой. Наши позиции укреплены, а насыпь хорошо сдерживает как живых, так и мертвых. Ибо ноги у всех одинаковы. Лич не получит вас, не переступив через наши трупы., - говорил Дальвенгир, стараясь, представив сцены боя, отвлечься от других сцен, что представляло его воображение. Однако девушка была так близко, что сделать это было практически невозможно. Мысленно Дальвенгир сейчас проклял свой организм, за незнание им правил такта. Но организм явно знал что ничего этот маг ему не сделает, поэтому на его проклятия видно чихать хотел. И вот, когда все почти закончилось, когда они почти довели девушку до палатки и, узнав её имя уже должны были просто оставить её, случилось ЭТО. Дальвенгир не понял как это произошло, решил что просто слишком расслабился под конец и недооценил вес девушки. Но они грохнулись на землю. И похоже их падением руководил сам Рилдир, ибо упали так, что она оказалась снизу, он сверху и все было так, как в его фантазиях. На лице Дальвенгира успела промелькнуть даже радость от подобного положения, прежде чем снова включился разум и напомнил о ситуации. Его рывок от неё, совпал с её толчком, так что Дальвенгир отлетел на спину, хорошо приложившись копчиком об землю. Зарычав от боли, Дальвенгир отвернулся и попросил Лари, - Лари, закрой полог!
После этого маг с трудом встал, потер ушибленное место и глубоко вздохнул, испытывая жуткое желание ругаться и смеяться одновременно. Ругаться, потому что попал в очень глупую ситуацию, самым глупым в которой было то, что он отчасти хотел в неё попасть и часть его была крайне довольна создавшимся в палатке после падения положением. И эта же часть отнюдь не хотела прерывать это положение. И смеяться, потому что это походило на шутку, черную шутку судьбы, иронию, когда он как бы получил желаемое, но не сказать что был этим полностью доволен. При другом стечении обстоятельств, в другой ситуации, может все было бы куда лучше. Но сейчас Дальвенгир хотел просто закрыть глаза и никого не видеть, суток эта трое. Самым жутким было то, что девушка была тифлингом. То есть она, как бы сказать, была отродьем демона. Не её вина и это создавало двойственность ситуации. Совершенно некстати в его мыслях снова появилась её грудь. Маг потер глаза, отгоняя видение.
Во имя Имира!, - подумал он, возводя глаза к нему, ища ответа там своей тайном мольбе, - Пусть уже скорее атакует лич! Сил моих больше нет! Мне ведь её защищать ещё, во время боя. Аргх, могу попросить меня сменить. Но, Даинкар спросит почему..., - Дальвенгир представил себе как он будет объяснять жрецу причину своего желания, а может ведь даже показать, после чего решил что лучше не надо, - А ведь если она больше не будет девственницей, то и личу она будет не нужна..., - опять влезла мысль, так что Дальвенгиру уже захотелось прижечь себе что нибудь. Маг опустил глаза, понимая что именно ему хочется прижечь, но решил что эта мера слишком радикальна и, не видя выхода схватился за голову, чуть сдавив себе виски. После этого решил что нужно что то сказать, разговор был его последней надеждой.
Так, Лари, скажи что нибудь а!, - чуть взмолившимся тоном обратился Дальвенгир к наемнику, - А то нам сегодня ночью бой предстоит, можем же не пережить его..., - А если сегодня последний вечер то почему бы, в последний вечер и не..., - маг придавил шрам на пальце, словно угрожая сам себе и продолжил, - В общем, расскажи, кто ты вообще такой и как тебя сюда вообще занесло? Не жалеешь что пришел сюда именно с этим отрядом?, - вопросы помогли хоть немного отвлечься. А чуть позже, отвлечение не потребовалось.
Ибо солнце, свернув на горизонте, полностью зашло, оставив живых без света солнечных лучей. Мертвецы, иссохшие, уродливые, тронутые гнилью, вышли из своих убежищ. Они окружили лагерь, не давая спрятаться или убежать. В темноте было не видно сколько их. Часовые взревели о тревоге и пришло время идти.
Скажи девушке, что пора идти с нами., - попросил Дальвенгир у Ларри, ибо сам сунутся к палатке после конфуза не решался. Отчасти боялся собственного взгляда, а отчасти подумал что девушка испугается, увидев его.

+1

22

Протиснувшись в палатку с телом Найлы наперевес, Дальвенгир выглядел, как прекрасный принц, спасавший свою возлюбленную из лап разъярённых разбойников. Однако, прекрасную внешне сцену внезапно нарушило комичное падение сначала девушки, а затем на неё страстно приземлился волшебник.
Лари еле удержался, чтобы не заржать на весь лагерь. Не получилось - едва успел наёмник прыснуть со смеху в вовремя поднесённый ко рту рукав. Идиотски улыбаясь в него же, Нартелл притворно закашлялся - благо, за ночи под открытым небом мокроты скопилось много.
Наёмник громко и оглушительно, с хрипом откашливался, а Дальвенгир тем временем резко слетел с девушки, оказываясь за пределами палатки верхней частью тела. Случайно обратив взгляд внутрь палатки, Нартелл увидел, как девушка пыталась прикрыть обнажённую грудь.
"Ох, чтоб меня разорвало, а она - красавица та ещё!.." - Лари, втянув носом воздух, схаркнул в сторону и помог Дальвенгиру выбраться из палатки.
Кровь в жилах сделала быстрый разбег вперёд, в голову слегка поддало. Скинув с себя плащ, Лари сложил его вчетверо и закинул внутрь палатки:
- На, прикроешься.
"Ах, ядрить твою ж за коромысло, я бы согрешил, чтобы аж в глазах позеленело!.." - В последний раз окинув взглядом беспомощно жавшуюся в угол Найлу, Лари закрыл полог палатки.
Солнце уже было совсем близко к закату.
- Ну, особо много про себя рассказать не могу, сэр, - задумчиво ответил Лари, доставая из кармана мятую кручёнку с табаком и поднося её к факелу, стоявшему на большой жерди рядом с палаткой. Огонь факела обдал жаром лицо наёмника, - Родом я из Греса, - Лари пустил дым, - В наёмники попал случайно. Поначалу в войско попал, возле Греса вербовщиком служил... Потом нашу заставу разбойники сожгли. Я один остался.
Кручёнка была вытянута уже наполовину, и Лари, решив немного разрядить обстановку, сказал:
- Я думаю, что Вы зря беспокоитесь, сэр. Мы в обороне, бойцов у нас достаточно... Я лично уверен, победим.
Тем временем на небе становилось всё темнее и темнее. Первые звёзды, показавшиеся ещё минут пять назад, теперь уже было невозможно различить среди множества других. Голубой свет неба, всё ещё державшийся на западе, тускнел с каждой секундой.
Часовой на валу неожиданно замолотил мечом по вкопанному столбику с небольшим колоколом - сигнал тревоги.
- Скажи девушке, что пора идти с нами, - Дальвенгир явно не желал вновь показываться девушке. Стыдился?..
- Хорошо, - кивнул Лари.
Откинув полог, наёмник коротко сказал:
- Вылезай. Пора идти.

Шум в лагере поднялся сразу, как только с вала высоко забил колокол. Выскочив из палатки, прогоняя последние мгновения невнятной полудрёмы, Харс увидел, как к нему со всех сторон бежали его бойцы.
- Лучники - всем на вал! Стреляйте по готовности! Противника через ров не пускать! - приказал Харс, - - Остальные - берите мечи и булавы! Если они преодолеют ров - по моему сигналу - меняйте лучников и встречайте их на валу! Задача ясна?
- Так точно! - последовал ответ.
- Выполняйте! - крикнул Харс, и его бойцы тут же помчались к валу. Первые лучники уже быстро полезли по насыпи на гребень вала.
Харс тем временем подскочил к жрецу, по счастливой случайности оказавшемуся рядом:
- Почтенный Даинкар! Мои бойцы готовы встретить врага. Как Вы будете действовать?
Рыцари, очевидно, тоже подобные сигналы просыпать не привыкли.

+1

23

Джока терпеливо сидела, опустив голову, и ждала, когда они наконец выйдут. Блондинчик так ошалел от этой ситуации, что вылетел из палатки, даже ничего не сказав. Да и смысл, выражение его лица говорило само за себя. Была бы возможность, демоница с удовольствием позлорадствовала бы над ним, продолжая выводить на самые грязные, пошлые и темные мысли, ведь это так здорово, когда в святых мальчиках поселяется корень сомнения. Брюнетик вообще еле сдерживал позывы, чтобы не заржать во все горло, и получалось у него это из ряда вон плохо. Ладно, черт с этим, главное, чтобы вышли.
Оставшись одна, девушка выдохнула, решив перебраться из угла палатки ближе к центру. И пока переползала, полог вдруг приоткрылся и внутрь влетела какая-то вещь, приземлившись Джоке прямо на голову. Услышав совет прикрыться, она резко скинула с себя это покрывало, оказавшееся плащем, и гневно раздула ноздри. "Лучше стояк свой им прикрой, доброжелатель хренов", - злорадно подумала демоница, осматривая свою верхнюю одежду. Все было не настолько плохо, как она думала. Застежки можно было прицепить обратно, кроме одной. Эта куда-то отлетела. Поозиравшись по сторонам, Джока таки нашла ее, подобрала и осмотрела. Нет, с этой все печально, нужно пришивать. Вздохнув и засунув застежку в карман куртки, она застегнулась, помахав ручкой своим грудкам, так удачно выручившим, до следующего раза.
Теперь, пока было время, нужно сосредоточиться на снятии чар, наложенных жрецом. Девушка закрыла глаза, сконцентрировавшись, и аккуратно, еле касаясь плотной завесы магии, стала искать брешь в ней. Светлые чары обжигали, вызывали позывы к рвоте, кожа покрывалась мурашками, но Джока упорно продолжала искать хотя бы малейшую трещинку или царапинку. Она не слышала разговоров вне палатки, не слышала ничего, что могло бы ее отвлечь, полностью углубившись в поиск бреши. Глухо, глухо, глухо... Воот, что-то есть... Еще чуть-чуть, вот уже совсем немного... Почти... Есть! Цель найдена! Это было несложно, теперь будем осторожно пробираться через эту трещину, потихоньку проникая темными щупальцами и расширяя брешь в стене. Голова начала гудеть, сказывалось действие светлой магии на сопротивление. На лбу выступил холодный пот, сердцебиение усилилось, но азарт подгонял вперед, не давая сдаться. Пол дела сделано, теперь можно было не торопясь снимать слой за слоем, не переживая, что жрец учует неладное.
Джока не сразу услышала голос брюнета, говорящего, что пора выходить. Проморгавшись, она вернулась в реальность, прислушиваясь к звукам колокола, предупреждающего об опасности. "Наконец-то!" - радостно подумала демоница, - "Постою, попозирую перед личем, потом расплачусь, поумоляю солдат отвести меня подальше от этого зрелища, и свалю отсюда. А перед уходом убью жреца. Да", - довольно улыбнулась своим мыслям девушка, выходя из палатки.
Увидев все того же блондинчика и брюнета, она скромно потупила взгляд, тихо спросив:
- Куда нужно идти? - в голосе слышался испуг.

Отредактировано Джокондра (24-10-2016 15:59:55)

0

24

†a¤Солнечные лучи серьезно осложняют жизнь, да? Особенно если ты - порождение смерти. Вечная тьма над Темными землями позволяет нежити двигаться по Северу практически безгранично, но за их пределами приходиться пользоваться бессолнечным временам суток. Это плата за магическую мощь. Конечно, есть заклинания и уловки, позволяющие обходить и скрываться от солнечных лучей днем, но это требует постоянного внимания, а значит отвлекает часть твоих сил. К тому же, под воздействием солнца тратиться больше энергии на темные заклинания и они не получаются такими мощными. Солнце - враг. Луна - друг.
Ша-Кноху с его отрядом удалось относительно быстро догнать беглянку. Он чувствовал ее также хорошо, как пальцы на своих руках. Хитрая мерзавка хоть и смогла вовремя удрать, но далеко уйти ей не удалось. Однако, он чуел теперь не только ее. Она была не одна. Теперь она состояла в отряде жалких людишек, мяса для его мертвых коней. И хотя лич никогда не воспринимал людей как угрозу, светлая магия исходящая из кого то в отряде заставил его действовать осторожно и принять некоторые предосторожности. Целый день, прячась в тени, он преследовал маленький отряд, словно плетью опутывая их своим "мертвым" отрядом. Солнце близилось к закату и скоро должна была совершиться развязка. Ша-Кнох клокотал от удовольствия и нетерпения, что скоро получить силу, которая позволит ему возвыситься, стать архиличем. Вот уж странно, что для обретения новой силы мне начертано выпить кровь именно этой чертовки - смутно подумал Кнох и потом улыбнулся, представляя момент иссушения демоницы и параллельно "соединяя" 4 скелетов в подобие двух скелетных пауков, которые должны будут сыграть партию в предстоящей игре. Два круга, один в другом, вокруг будущих пауков, нарисованных какой то темной смолой и пульсирующих зеленым светом все ярче и ярче горели. Темный маг широко растопырив руки читал слова заклинания. Поднять нежить легко, а вот соединить несколько организмом в один новый организм - гораздо сложнее. Каждый раз получается что то новое, свое. Как будто сам придумываешь новый биологический вид. И ведь надо, чтобы вся биомеханика была сохранена. Будущее орудия смерти должны хорошо двигаться и атаковать, иметь и многочисленные шипы-броню, и острые зубы, и ядовитое жало. Пронзительный громкий крик пронесся на сотню метров - сигнал к наступлению. Создания ожили и готовы были служить. 
Он разделил отряд на четыре группы и приказал атаковать с четырех сторон, сам оставшись в несколькими слугами и пауками-скелетами пока в отдалении. Время его выхода еще не настала.

Отредактировано Ша-Кнох (06-11-2016 18:37:31)

+1

25

Даинкар, вместе с Харсом выбрали в качестве своей позиции специально сделанную для них насыпь. Отсюда было хорошо видно сражение, так что Харс мог руководить своими людьми, отдавая приказы и давая сигналы. Эта же насыпь рассматривалась как второй рубеж обороны, последний рубеж. Когда Дальвенгир и Лари привели Найлу, маг порадовался что сейчас ночь и плохо видно румянец на его щеках. Отчасти это было возбуждение перед боем, но только отчасти. Так что всю дорогу он разрывался между двумя желаниями - приблизится к девушке или наоборот отдалится от неё. Тут в его голове смешалось множество чувств. Немного было стыдно, ведь он так на неё навалился. Немного противно, он все же навалился на дитя демона. Каждое из этих чувств было усилено тем, что он не просто навалился, но ему понравилось. Подсознательно он желал создания ещё одной подобной ситуации, однако снующие вокруг люди, идущий рядом Лари и здравый смысл, что ещё теплился в его голове, заставлял избегать любой возможности нового случая. Вдруг Лари ещё не выдержит, да и заржет на весь лагерь! Поднимать всем настроение перед боем одно из условий победы, но делать это за свой счет Дальвенгиру не хотелось совершенно.
Итак, лагерь, укрепленный, пусть и наспех, имел форму квадрата. Насыпь находилась чуть ниже центра этого квадрата, ближе к одной из стен лагеря, дабы лич точно мог видеть там и девушку и тех кто ему в основном противостоит. Первым препятствием для мертвых стал ров, не слишком глубокий и не способный утомить мертвецов, но дающий людям больше времени на обстрел и броски камней. Преодолев ров, мертвецы шли на вал, заставляя убрать луки и камни и взяться за оружие ближнего боя. Сражаться, находясь сверху, все же удобнее. Опытные бойцы Харса, вкупе с привычными к нежити рыцарями храма довольно успешно держали оборону на валу. Отбросить мертвецов не представлялось возможным, но и продавить защитников мертвые не могли. Люди погибали под крики боли, мертвые же просто разваливались под хруст своих костей. Кто то оказывался пронзенным оружием мертвяка, кто то срывался с вала и падал в гущу трупов, разрываемый ими. Но место каждого павшего занимал новый защитник, так же как место каждого сокрушенного ударом врага, занимал новый поднятый мертвый.
Дальвенгир странно чувствовал себя в этой ситуации. Он хотел быть там, на валу, сражаться и сжигать мертвых, а вместо этого он здесь, на насыпи, стоит и лишь если ситуация становится угрожающей, мечет магическое пламя в поганых, не давая из захватить участок вала. Гремели трубы, передавая распоряжения командира, бой шел упорный. И жрец Даинкар, громко, так что бы услышал лич, провозгласил, - Презренный мертвец! Командир войска мертвый! Твои костяшки не справляются без тебя! Девушка что тебе нужна у нас! Если ты так хочешь её забрать - выходи! Посмотрим так ли страшна твоя изъеденная червями харя, как говорят! Может от одного запаха твоего гнилого тела мы тут все попадаем и помрем, не вынеся смрада! Мы знаем что ты там! И мы ждем тебя! Вот..., - жрец указал на девушку, - ...твоя жертва. Попробуй забрать. Но если в твоей гнилой черепушке ещё осталось немного ума, то просто уходи отсюда и забери свое трухлявое воинство!
В словах жреца была правда, лич мог бы прорвать любую часть обороны лагеря, но только если бы вступил в бой лично. Без его помощи, живые вполне успешно отражали натиск мертвых, отражали уверенно, умирая, но не сдавались, несли потери но не теряли мужества.
Дальвенгир, при словах жреца, собрался. Его присутствие здесь было обусловлено его задачей сразится с личем, когда он будет вынужден появиться. Ибо сейчас он на себя смотрел как на труса, выполняющего какую то мелкую работенку в тылу, вместо живого участия в гуще боя. У него иногда проскальзывало сожаление что он не воин, что его место здесь, а не в первых рядах. Но эти мысли быстро проходили, он одергивал себя и отбрасывал эти мысли как глупые мальчишеские мысли. Он маг и его место здесь, потому что именно здесь он приносит более всего пользы и может лучше всего послужить отряду.
Не бойтесь, Найла., - пышущим от нетерпения голосом произнес маг, - Без своего предводителя мертвым сюда не прорваться, а когда он лично вступит в бой, мы уничтожим его.

+1

26

офф: саундтрек к посту по желанию

Вместе с девушкой Лари и Дальвенгир добрались до наспех возведённого посреди лагеря холмика, на котором расположились Даинкар и Харс.
- Лари! Оставайся здесь, - с ходу приказал Харс. С насыпи уже пустили первые стрелы, и начальник схватил молодого Брогильда за руку,- Брогильд! По моей команде бей в сигнальный колокол!

Черный Лис встал на гребне вала в составе длинной стрелковой цепи, рассредоточенной по всей насыпи вокруг лагеря. Внизу, у подножия, готовились к ротации по сигналу остальные наёмники, вооружённые мечами, топорами и булавами. Нежить пёрла со всех сторон, и казалось, что стрелы не способны их остановить...
Медленно, но верно, мертвецы начали преодолевать ров, и лучники начали более остервенело и нервно пускать стрелы, и быстрее заработали пращники, посылая камни в полёт. Снаряды от пращей проламывали старые шлемы и черепа, дробили кости, сочно прошибали мёртвую плоть, но казалось, что натиск их не сдержит ничего.
"Насыпь их не остановит"... - подумал Чёрный Лис, глядя, как тела уничтоженных трупов сбрасывались в неглубокий ров и втаптывались в землю теми, кого не настигли стрелы и камни. Кто-то из лучников, кто имел при себе меч или шестопёр, уже поменял оружие, готовясь встретить врага на гребне вала.
Когда мертвецы, теряя бойцов, достигли середины насыпи, в центре лагеря трижды пробил сигнальный колокол, и лучники оперативно покинули насыпь, уступая место бойцам, которых возглавили Шишак, Брогильд и Орвил.
Трое товарищей, стоя на валу бок о бок, подбадривали наёмников, готовых с мига на миг встретить наступавших:
- Ни шагу назад! Покажем мразям, почём фунт лиха!
Мгновение это было сложно обнаружить. Мгновение это растянулось, но за это мгновение люди в крепком клинче схватились с напиравшими мертвецами, спихивая их с вала - и принимая на себя удар вновь.
Лагерь и окрестности заглушил звон стали, грохот доспехов, крики боли и ликования.
Шишак с ходу размозжил буздыганом защищённую старым железным шлемом голову одного из мертвяков. Вместе с ним, размахнувшись мечами, вплетая свой торжественный клич в множество голосов, врубились в бой Брогильд и Орвил.
Рядом с ними бок о бок сражались и погибали наёмники и рыцари - рубились насмерть, намереваясь как можно дороже отдать свои жизни и жизни твоих товарищей.
Погибавших заменяли другие бойцы, взявшие вместо луков мечи и булавы и поднимавшиеся на вал, где шла схватка. Среди них оказался и Чёрный Лис, взлетевший на гребень вала с двумя длинными кинжалами наперевес.

- Харс, я должен быть там! - Лари места себе не находил, стоя на насыпи рядом с волшебником, жрецом и своим начальников посреди опустевшего лагеря. Рука уже который раз сама собой тянулась к рукояти меча.
- Отставить! Ты слышал мой приказ, - ответил тот.
Что оставалось наёмнику? Только лишь ждать, подавив в себе тяжёлые мысли о том, что его товарищи погибают там, не посмотрев ему в глаза.
Казалось, что прошла вечность, когда Даинкар, наконец, огласил окрестности своим неожиданно окрепшим и могучим голосом, ставя личу ультиматум. Маг подбадривал девушку, но Лари был отвлечён другим.
Наёмник сосредоточенно оглядывал кипевший на валу вокруг лагеря бой.

+1

27

К моменту, когда Джоку привели к назначенному месту, бой уже во всю разворачивался. Костяшки перешли к активному наступлению, бойцы ринулись им наперерез, и через какое-то время местность разорвалась от звуков битвы. Крики, стоны, звон соприкасаемого друг о друга оружия, хрипы... Ну просто услада для ушей. И все из-за кого? Правильно, из-за скромной маленькой девчушки, испуганно взирающей на всю эту картину и старающейся спрятаться за спину одного из солдат. Жрец тоже был тут как тут, вместе с человеком, который первый при допросе осмелился открыто обозвать Джокондру демоном. Так себе компания, но что поделать?
Лича пока что не было видно, значит выжидает удобный момент для финального броска. Оставаться и ждать, пока этот бросок случится, девушка не собиралась. Она не была уверена, что солдаты выстоят против него, а так хотя бы можно будет успеть удрать, пока лич их превращает в фарш. Джока  искоса глянула на своих сопровождающих. Мужчины, что тут скажешь. Первобытный инстинкт надрать кому-нибудь морду буквально рвался наружу, и хоть внешне они оставались более менее спокойными, глаза их говорили сами за себя. Брюнетик так вообще готов был с низкого старта сигануть в гущу битвы, но его тут же остановил... командир? Не суть важно, была бы воля демоницы, она этому черноволосому еще и пинка для рывка дала бы. Меньше народу, больше кислороду, в конце концов! Но заместо этого она продолжала молчать и испуганно взирать на битву, играя роль невинной жертвы. Чего уш Джока точно не предполагала, так это того, что блондинчик начнет метать пламя. "Маг огня?! Этого еще не хватало!" - удивленно подумала она, взирая большими глазами на мужчину и еле заметно отодвигаясь от него. На что он способен? На сколько сильна его магия? Задача с побегом резко усложнилась, заставляя девушку судорожно искать варианты возможного исхода событий. Как она могла проглазеть это! Кто еще в этом чертовом отряде владеет магией? Нужно как-то отделаться от него...
Закусив губу в задумчивости, девушка не ожидала, что через минуту вдруг над самым ее ухом раздастся громкий и звучный голос жреца, призывающего лича перейти к прямой атаке. Старик буквально рекламировал демоницу, приводя ту в еле сдерживаемую ярость. Жажда крови буквально застилала ей глаза, но нет, нельзя давать слабину, нужно доигрывать. Она знала, на что подписывалась, но это врят ли знали ее защитники. Жрец отпадает, новоиспеченный огненный маг тоже, ибо возникала опасность получить сгусток пламени в спину, командир черноволосого и подавно, уш слишком проницательный, что ж...
Девушка подскочила к брюнетику, вцепившись пальцами в его руку и с мольбой в глазах заговорив срывающимся голосом:
- Пожалуйста, я больше не могу смотреть на все это! Лич увидел меня, он знает, что я у вас, разрешите спуститься отсюда, подальше от его глаз, хоть в ту же палатку, куда угодно, лиш бы не видеть этого ужаса! - по щекам девушки покатились соленые капли, она говорила быстро и сбивчиво, - Не заставляйте и дальше быть мишенью!
"Ну давай же, уведи несчастную девушку отсюда, а еще лучше одну отпусти до палатки прогуляться!" - злорадно подумала Джока, взирая на черноволосого огромными печальными глазами.

0

28

Лич с удовольствием оглядывал как глазами, так и магическим зрением сцену маленького сражения. Мертвецы неутомимо, стройными рядами наступали на людишек, убивая одного за другим, при этом нанести существенный урон ночью мертвым было крайне сложно. Этот натиск был полезен по многим причинам, главная из которых - разведка. Мертвый некромант четко определил в группе роли, понял кто командир, кто маг, кто светлый жрец, а также зафиксировал свою жертву.
Надо было отдать должное мужеству людей, воистину из них получиться хороший отряд, материал что надо. Единственное чего не понимал лич, зачем смертные защищают демоницу, не уж то они не знают ее суть? Им же хуже, ибо умирать за демоническое существо - безумная глупость!
Ша-Кнох медленно повернул лицо к дальней конной группе, которая подбиралась с тыла. Мертвая кавалерия должны была прискакать к обороняющимся людям с ближайшей к демонице стороны и сломить оборону. Отдав приказ, Лич сосредоточено сомкнул руки в кольцо, произведя несколько резких отрывочных движений в суставах рук. Глаза его горели желтым огнем, но сознание было направлено на "осажденную" группу...
На поле боя мертвецы вдруг резко взвыли, глаза их зажглись желтым светом и они с удвоенной энергией бросились на живых, разрывая их на своем пути и стремясь к группе в центре. Расчлененные и выбывшие из боя мертвые стали "собираться", прах подтягиваться к праху и они постепенно присоединялись к натиску. В то же время, признаки "активности" начинали проявляться и у падших защитников демона. Руки и ноги их сначала бились в конвульсиях, затем раздавался резкий крик и поднятый мертвый вставал под знамена Ша-Кноха. Лич не любил такой вид поднятия, он был быстрый и поэтому некачественный и энергозатратный, но по своим характеристикам чаще всего использовался именно в бою.
Лич сложил руки как будто собираясь кого то задушить, прошептал несколько слов и ближайший мертвец к жрецу не останавливая атаку сказал хриплым и многотонным голосом:
-Ты дурак, священник! Девушка, которую вы спасаете, – демон! Древнее зло с внешностью ангела. Много глупцов купились на ее красоту и сладострастные речи и потом горько об этом это пожалели. Мне нужна только она, отдайте мне ее, отдайте мне ее и вы выживите. – слова звучали громко, так чтобы все могли их услышать. Эту фразу - отдайте мне ее - стали нестройно повторять уже все наступающие мертвецы, слово стараясь вбить это в голову неразумным людишкам. Лич воздействовал и на разум, и на тело, равновелико ожидая результат. Ничто так не способствует успеху дела с людьми, как страх смерти, страх того, чьи адептом лич и являлся и чьи интересы представлял.

Отредактировано Ша-Кнох (13-11-2016 21:20:55)

+1

29

Лич не спешил вступать в схватку, все ещё пытаясь пробить оборону через своих слуг. И у него могло бы это получится, однако как только натиск мертвых усилился, Даинкар отдал приказ Дальвенгиру поддержать оборону. И маг с радостью включился в схватку на полную мощность. Глаза мага буквально засветились от магической силы, огонь в руках разгорелся, разгоняя ночную тьму. Медленно, получая удовольствие от каждого сказанного слова, ощущая пылающую внутри него силу, ощущая как никогда огонь жизни внутри себя, маг призывал то, что было для него прекраснее всего в мироздании - огненного элементаля. И когда полный ярости и лихого задора голос закончил словесную формулу, за спиной мага появилось отражение Силы, истинной, куда более могущественной чем он сам. И эта сила давала ему, своему адепту, доступ к сокровищу - к стихийному пламени, пламени что лежит в основе жизни, фундаментальной силе. С благоговением и почтением, чувствуя свою ничтожность пред мощью которой касается, чувствуя себя червем в земле, познавшем размеры того тела, в котором ползает, но одновременно чувствуя себя богом, для которого отрыты высшие истоки, маг черпнул могущества Огня. Мощь растеклась по его телу, согревая и наполняя решимостью, поднимая его дух. Словно горячий воздух, поднималась Сила, заполняя собой оболочку человека. И вот воля волшебника схватила эту силу, приласкала, словно любимое животное, а потом принялась придавать ей форму, как гончар придает форму глине на своем круге. И сейчас Дальвенгир творил свое, маленькое и мимолетное, но оттого ещё более дорогое ему произведение искусства. Из стихийного огня, он сотворил небольшие диски, десяток небольших дисков, после чего послал их в остервеневших мертвых. Диски прожигали мертвую плоть и десяток врагов разом оказались на земле. Они могли ещё дергаться, однако их руки и ноги были распилены и разделенное тело уже не представляло ни для кого серьезного противника. Лишенное конечностей тело уже не могло двигаться, а лишенные поддержки тела конечности, лишенные поддержки друг друга, тоже не могли уже нанести удара. Они пытались, ведомые ненавистью к живым, но их удары, уже слабые не причиняли бойцам вреда. И воины легко ломали, точнее добивали этих врагов, простыми ударами сапог. Но Дальвенгир не остановился. Он сплел новое заклинание и десяток небольших шариков атаковал мертвых, прожигая их и сжигая их позвоночники. Лишенные основной кости, тела уже не могли двигаться и падали, бессильные атаковать.  Каждая атака уверенно останавливала мертвых, не давая им пробить оборону живых. Благодаря свой позиции, а также небольшим размерам лагеря, Дальвенгир всегда мог направить свой удар туда, куда требовалось. Солдаты не потеряли уверенности в своих силах и продолжили крушить мертвых. И даже поднятые павшие не переменили обстановки. Новые зомби, отдаленные от своего хозяина, были совсем глупы и неуклюжи, бойцы без особого труда справлялись с ними. Тем более что практически все убитые были на другой стороне вала, так что не представляли угрозы. Сыграло свою роль и то, что отряд готовился к встрече с некромантией, ибо собирался к Темным Землям, поэтому они уже давно отработали, как будут скидывать трупы друг друга. Ну и сентиментальностью излишней бойцы не страдали. Трупы товарищей, поднятые против них, лишь разъярили их, зажгли их взгляды новым огнем, не менее ярким чем стихийный огонь Дальвенгира и дало новые силы в их руки.
Приди и возьми, если хочешь! Приди и возьми!, - ответил Даинкар, мысленно добавив, - Я не её защищаю, я на тебя охочусь.
Дальвенгир принял же призыв лича за обычную фальшь, решив что таким образом он просто хочет обмануть их. Долгоживущие и бессердечные, личи коварны, их слово не прочнее праха. Оно напоминание старых труп, ветхий, что развалится от любого дуновения ветерка, вот он, как слово лича, есть, а вот его уже и нет, лишь следы мертвой плоти. Самым важным для мага было то, что раз лич пытается выманить их, то значит понимает безуспешность попыток штурма. А значит он скоро появится, чего Дальвенгир ждал. Сейчас, наполненный мощью Стихийного Огня, он был на пике своей боевой формы, пламя жгло жилы, требуя выхода на противнике, более достойном чем беспомощные против него костяки.

+1

30

В оглушительной, неритмичной и страшной мелодии сплелись крики гнева, боли и страха. Битва стремилась к кульминации, когда всё будет зависеть не от тактических изощрений командиров и начальников, а от того, у кого сильнее воля и крепче удар.
И на одной из сторон лагеря люди уже начинали проигрывать это состязание.
Медленно и неотвратимо нежить оттеснила людей с гребня вала. Шишак яростно рычал, проламывая буздыганом одну голову за другой, шлем за шлемом, осторожно пятясь назад. Природная коренастость делала своё дело - отступая вниз по склону, воин делал подсечки, пока очередной мертвяк не нанёсет удар сверху.
- Брогильд! Беги к Харсу, доложи обстановку! - Шишак перехватил рукой занёсшего над ним меч мертвеца за запястье и молодецки бросил на вал, доконав буздыганом.
Брогильд, убрав меч, помчался к насыпи, постепенно позволяя слуху отойти от звуков сражения.

Лари тревожно наблюдал за тем, как с одной из сторон вала мертвецы медленно спихнули защитников вглубь лагеря. Волновался и Харс, готовый с мига на миг выхватить меч и помчаться в атаку.
- Пожалуйста, я больше не могу смотреть на всё это! Лич увидел меня, он знает, что я у вас! - девушка вцепилась Лари в запястье, но наёмника уже было не отвлечь. Харс с сарказмом повёл бровями, сжимая в руке всё тот же амулет на серебряной цепочке, что был во время допроса:
- Лари, успокой её! - И тут же отвлёкся на Дальвенгира, метавшего в нежить на гребне вала огонь. Летели шары и вращающиеся диски, летели страшно и быстро, распиливая нежить напополам.
- Как я её успокою? - развёл руками Лари, не спуская глаз с медленно отступавших вниз защитников, на которых вот-вот был готов обрушиться неостановимый вал нежити.
- Неважно! - Харс достал из-за пазухи маленькую подвеску в форме серебряного кувшинчика и, сжав его в кулак, перевёл взгляд на Дальвенгира; прикрыв глаза, зашептал слова заклинания.
Харс берёг этот кувшинчик, и сейчас настал тот самый момент.
Момент, когда вступившему в бой волшебнику нужна была подпитка энергией.
Командир наёмников плохо чувствовал магию, но по ровно шедшему потоку магии понимал - поддержка магу оказана своевременно.
Обернувшись на девушку, Лари лишь покачал головой:
- Мы все здесь - мишени, бедный тифлинг. Оставайся здесь до последнего. Если нежить прорвётся сюда... - Наёмник тут же осекся. Нельзя об этом говорить!..
"Если нежить прорвётся сюда - обещаю убить тебя быстро. Лич не получит тебя..." Взяв девушку за руку в ответ, Лари другой обнажил меч. Амулет Харса успокоил его. Очистил мысли и прогнал страх, укрепил волю и сконцентрировал дух. Теперь Лари был готов и убить её, и умереть сам.
- Начальник! - Подбежал запыхавшийся Брогильд, - Начальник, мы еле держим их!
Харс молча прервал магический канал. Сорвав с пояса горн, начальник набрал до предела воздуху в грудь, приложил его к губам и протрубил "Стоять насмерть". Низкий рёв рога разнёсся над лагерем и горами; в ответ ему торжественно и отчаянно вскричали десятки наёмничьих голосов.
- Стоять насмерть! - приказал Харс, - Волшебник и так помогает вам по мере своих сил!

+1

31

Джока с надеждой в глазах взирала на брюнетика, совершенно точно зная, что тот не выдержит ее нытья. Преждевременно было так думать. Он мало того, что и бровью не повел на ее плаксивые речи, так еще уводить ее никуда не собирался. Джока в недоумении смотрела на мужчину, а тот в свою очередь обнадеживающе взял ее руку в свою, резко замолчав на полуслове. Истонченные от сопротивления жреческие чары, наложенные на демона, позволили девушке слышать отголоски сознания людей, находящихся поблизости. Мысли их были слабыми, неясными, звучали будто в воде, но одну из них демоница услышала настолько четко, что глаза ее округлились от удивления. Не договорив вслух, брюнетик предпочел закончить свои слова мыслью, словно знал, что Джока может их прочитать! И она смогла, да.
"Убить?! Меня?! Что?! Романтик хренов!". Она резко выдернула свою руку из его, отступая от мужчины на пару шагов. Взгляд ее стал мрачным, холодным, стерев остатки наигранного страха. Девушка заозиралась по сторонам в поисках возможного отступления из этой бойни, мысленно посылая к черту свою актерскую игру. Отряду не выстоять, слишком неравными были силы. Убитые солдаты вставали уже мертвецами, нападая на своих союзников, слуги лича рвали живую плоть все яростнее, восстанавливаясь вновь и вновь после ударов людей. Мертвой волной они наседали на живых, заставляя тех стоять на смерть. Но когда вдруг один из слуг заговорил голосом самого лича, призывая отдать ему законную добычу, Джока не на шутку занервничала. Враг сеял сомнение в ряды солдат, она это ясно видела по их изменяющимся лицам. Демон? Мы защищаем демона? Мы умираем за темное отродье, хотя можем просто отдать его второму отродью? Кто здесь врет? Меж тем многие скелеты начали как заговоренные повторять "отдайте, отдайте, отдайте...", все громче, настойчивее. Демоница улавливала все больше сомнений в рядах рыцарей, хоть те и старались не подавать виду, продолжая стоять до конца.
Что делать? Лич отсек последнюю возможность улизнуть, ведь стоит Джоке только попробовать, солдаты уже не будут сомневаться в ее истинной сущности и скорее всего бросятся хватать ее и преподносить личу. Оставаться здесь - значит добровольно отдавать себя в лапы врагу, ведь рано или поздно он разобьет отряд. Силы магов не бесконечны, в ближнем бою они ничего не смогут сделать, а обычные солдаты и так гибнут как мухи под натиском скелетов. Прикусив губу и продолжая хмуро наблюдать за бойней, девушка судорожно прикидывала варианты. Она пожалеет об этом... О да, еще как пожалеет, но если есть хоть малейшая возможность спасти свою шкуру, она попробует.
Прижав ладони к вискам и закрыв глаза, демоница сосредоточилась на снятии остаточных чар жреца. Голова загудела с новой силой, на лбу выступили капли пота, мерзкое чувство тошноты подкатывало все сильнее, но она продолжала разрывать эту стену, последние лоскуты, резко, жестко и как можно быстрее. Плевать, если жрец почувствует сопротивление в ответ на его магию. Он и так знает, знал с самого начала.
Согнувшись пополам от внезапных спазмов в желудке, девушка с трудом переводила дыхание. Чары сняты, путь свободен, но состояние такое, словно вот вот глаза из орбит вылезут, настолько тяжело светлая магия действовала на ее организм.
- Не подходить ко мне, - холодно произнесла Джока, выпрямившись и сделав несколько шагов навстречу бойне.
Совсем недавно погибшие люди, в чьих сосудах еще теплилась не свернувшаяся кровь, могли стать отличными марионетками. Вытянув руки вперед, демоница сосредоточилась на первом таком экземпляре, вступившим в бой с живым человеком. Из раны мертвеца еще сочилась красная жидкость, позволяя невидимым щупальцам заклинания легко проникнуть через зияние на коже. Губы девушки быстро читали древние слова, подчиняя кровь человека своей воле, манипулируя маленькими кровяными тельцами, вводя их в кому, а затем заставляя двигаться по прихоти Джоки. Мертвец сопротивлялся, будучи под контролем лича, но она и не заставляла его сражаться со скелетами. Ей было достаточно того, что он замирал на месте, не в силах двинуться ни назад, ни вперед и давая возможность живым добить его.
Зафиксировав этого, демоница переходила ко второму, третьему, четвертому... Лич воссоздавал их словно через конвейер. Переходим к плану "б".
Вытащив кинжал из-за голенища сапога, она резанула со всей дури по своему запястью, давя острием сильнее и сильнее, дабы рана не начала быстро затягиваться. Выражение лица оставалось бесстрастным, ни следа от той маленькой напуганной девочки. Кровь расплывалась под ногами демоницы, такая желанная для лича, древняя и сильная, из-за которой столько ее сородичей подвергаются гонениям. Засунув кинжал за пояс, Джока направила силы на создание своей личной марионетки. И вновь губы зашептали слова заклинания, заставляя кровь на земле забурлить и начать формироваться в кровавого монстра. Сгорбленный, на двух ногах, с длинными руками, на концах которых образовались изогнутые когти, с оскаленной собакообразной мордой зверь ждал приказа кинуться терзать добычу. Девушка не замедлила дать команду своему созданию, нацелив его исключительно на мертвых. Пока она не захочет, он не тронет живых людей. Ни убить, ни ранить, ни подчинить чужой воле - идеальное кровавое существо для битвы ринулось в самую гущу, сминая на своем пути скелетов, полусгнивших трупов и только что погибших и восставших солдат. Голова слегка кружилась от потери крови, но демоническая природа делала свое дело, регенерируя, воссоздавая новые кровяные тельца на место потерянных. Сделав пару нетвердых шагов вперед, Джока оглянулась, пристально посмотрев в глаза каждому из ее недавних охранников, ища в них желание избавиться от девушки. Только подумать, пару минут назад стояла и пускала слезы в три ручья, моля увести ее отсюда, а теперь же стоит и играется с магией, да еще и сама в бой вступить планирует. Она представляла, что сейчас творится у них в голове, но какое ей было до этого дело? Главное спасти свою шкуру. К тому же, для людей она все еще оставалась тифлингом, не стремясь пока принимать свою истинную ипостать. Слуги лича не представляли для нее опасности, слишком медленные, неповоротливые и хрупкие для демона. Вот и сбежала, называется...
Сплюнув на землю, девушка двинулась к ближайшему трупу, держа в каждой руке по изогнутому кинжалу. Жажда крови застилала глаза, на губах расплылся оскал, и через пару секунд полуразложившийся мертвец уже перестал быть единым целым, оставляя на земле руки, ноги, голову, а Джока двинулась дальше, к следующему.
"Да чтобы я, да еще хоть раз, ввязалась в такую историю!" - она закружилась в дикой пляске, лезвия кинжалов рассекали воздух вместе с плотью  ближайших соперников. Слишком слабые, слишком податливые... один удар ногой дробил кости, взмах оружием и голова их уже висела на соплях, отделившись от шейных позвонков, второй взмах и из мертвых рук выпадали мечи и прочие атрибуты для атаки, вместе с самой кистью руки.
Сила и ярость кипели в демоне с каждым ударом все больше и больше, меж тем она продолжала контролировать свое кровавое существо, не позволяя себе расслабляться ни на секунду. В перерывах между атаками, пока до нее бежал очередной скелет, девушка успевала зафиксировать очередного свежего мертвеца, всего на пару секунд, но этого хватало, чтобы люди могли расправиться с ним.
Но нужно быть откровенными, долго это продолжаться не сможет. Джока лишь обезвреживала слуг лича на какое-то время, так как они все равно продолжали вскоре подниматься вновь. Прикончить их был способен только жрец и тот маг огня, к пламени которого нежить была крайне восприимчива. И демон надеялся на них! Как бы смешно это не звучало.
Однако, надежда начала сходить на нет начиная с того момента, как в бой вступил сам лич. Отвлекая солдат своими марионетками, он целенаправленно приближался все ближе и ближе, к огненному магу, к жрецу... и к демону. Отряд не справлялся, этот мешок с костями швырял заклинания направо и налево, и в какой-то момент демоница решила, что нужно убираться отсюда. Пока враг отвлекся на магов, она стала уверенно выбираться из этой бойни, огибая противников и уже планируя сменить ипостать и расправить крылья.
И тут нога у нее резко подогнулась, а из глотки вырвалось болезненное шипение. Лич пригвоздил ее клинком, как бабочку к земле.

Отредактировано Джокондра (24-11-2016 18:10:30)

0

32

Ситуация на поле боя быстро начала меняться. О, как он любил эти моменты, когда мозг начинал работать на 100%, на 200%, выходя за рамки доступных человеку возможностей. В эти минуты его разум, отточенный веками битв и сражений, действовал сам, основываясь и на опыте, и на знаниях, и на интуиции. Адепт смерти очень хорошо знает, как сеять смерть.
Над полем боя кипел огненный свет. Маг-огневик показал свою силу, устроив огненный тайфун. Магические волнения теперь могли почувствовать даже средние маги за несколько километров, а уж он то чувствовал их даже кожей спины. Они слово волны моря докатывались до него и отступали. Однако, долго такую свестопляску производить невозможно, даже сильному магу нужно время на отдых, а силы его конечны. Чего не скажешь про его мертвых слуг, которые неутомимы, на поддержание их требуется не так много энергии и есть возможность их восполнить. Каждая смерть живого придавала ему силы, которая использовалась против его пока живого бывшего товарища.
Мертвая кавалерия ударила с тыла как раз в тот момент, когда на поле боя вырос кровавый монстр. Паршивая девка, к ярости лича, цеплялась за свою жизнь и явно была в отчаянии, раз так открыто показала свою силу. Тем хуже для нее. Однако, сутки близились к завершению, а этот бой затянулся. Личу надо было вступить в бой лично.
В тот момент, когда конные мертвецы отвлекли главные силы противника, лич отдал приказ паукам-скелетам, который были при нем, атаковать бойцов с флангов. Он рассчитал все верно. Маг, жрец и кровяной монстр отвлеклись сначала на конницу, а потом на скелетов-пауков, рассматривая последних как хитрость, хотя внутри второй «матрешки» была и третья – сам лич. Он смог более или менее незамеченным придвинуться с четвертой стороны на достаточно близкое расстояние, прежде чем его заметили. Чтобы повысить свои шансы, он даже ослабил напор нежити с этой стороны, заставив их притвориться разрушенными в кости. Он был уже рядом с четвертой стороной, когда его заметил один из солдат и дал сигнала. Это было последнее, что человек смог сделать, достойно выполнив свой долг. Ша-Кнох вскинул костлявую руку и направил ладонь на смельчака – кожа его почернела, начиная рассыпаться в прах, а из его отверстий: ноздри, рот, уши, анус, уретра – полезли быстро передвигая конечностями насекомые, похожие на мельчайшую саранчу. Они атаковали роем ближайшего солдата и затем следующего. Лич «включил» свою ауру на максимум, приводя людей в ужас. Кто-то застыл в ступоре, получая немедленно вознаграждение – смерть; кое-кто пытался бежать в противоположную сторону, но натыкался на наступающих конных мертвецов. Отряд был окружен смертью.
Теперь уже главные силы тоже заметил лича и перестроились. Однако, оборона уже была прорвана, отряд бился разрознено, кто где. Кто-то рубился с нежитью один на один, получая удар сзади от подкравшегося зомби, кто-то догадывался стать по трое и более, защищая спину друга. Лич старался действовать быстро. Пока демон и жрец были заняты пауками со своих сторон, Ша решил расправиться с огненным магом. Он смог с трудом отскочить на землю от брошенного огненного заклятья. Встав быстро, он резко направил руку на мага и не тратя времени ударил пучком концентрированной тьмы, сопровождая магию резким криком ненависти. О да, она тут важна, это лучший катализатор, загуститель, консервант и сцепитель для темной магии, без нее никуда. Темной луч, как быстрая черная река врезался в огненный щит, который успел выставить маг. Тут уже настала магическая дуэль, проба сил. Темная энергия слово щупальцы облепили огненную сферу, стараясь продавит его снаружи, но маг держался уверенна. Щит был не робиваем. Однако, времени было мало, а ситуация менялась быстро.
Лич с удовольствием отметил, что паук-скелет смог ранить жреца в ногу. Кровь начала сочиться из его плоти, хотя рана была несерьезная. Это придало жрецу сил и он с удвоенной энергии стал противостоять нежити. Он почти уничтожил паука и готов был вот-вот ринуться в бой, чего Кнох позволить не мог. Он использовал свое искусство и разорвал пучок темной магии, но с последней потоком пустил максимально сжатую тьму, которая при любом соприкосновении вызывает кинетический импульс огромной силы. Отпуская заклятье, он как будто начал заваливаться на колени, делая вид что заклятье утомило его и пытаясь усыпить бдительность мага. Хлопок. Огненный щит спас мага, но взрыв отбросил его на 10 метров и оглушил. Лич надеялся, что и убил. На какое то время, огневик вышел из боя.
Ша-Кнох ринулся к жрецу, который уже успел расправиться с пауком. Они встретились лицом к лицу, свет и тьма, вечные взаимозависимые и равные антагонисты, но тьма на этот раз была быстрее и решительнее. Отклонив брошенный в него луч света в виде подобия меча-креста, видимо самое быстрое, что смог создать перепуганный раненный жрец, Кнох схватил его за горло, поднял в воздух и начал душить, параллельно его глаза «сверкнули желтым», парализуя священника. Это сцена со стороны была похожа на удава и его жертву. Удав уже схватил жертву и сломал ей кости, а теперь медленно душил и спокойно наблюдал за ней. Лич поднес другую руку к животу священника, раскрыв ладонь. Кинжал Дракка за его поясом послушно отозвался на призыв своего хозяина и медленно проплыл в его ладонь.
- Нет света, который может рассеять тьму. - резкое движение и на теле жреца появилось еще одна кровоточащая рана. Ша-Кнох с улыбкой наблюдал за страданиями жреца. Он мог бы уже оглушить демона и уйти, но он не мог протий мимо возможности убить жреца света. Назвался представителем света? Будь готов к долгой и мучительной смерти.
От наслаждения муками светлого его отвлекла демоница, которая наконец то уничтожила нежить со своей стороны и похоже собиралась удрать. Подлая тварь! Не уйдешь! Немой приказ Дакке и кинжал пулей вперился в бедро убегающей девушки, намертво пригвоздив ее к земле. Кинжал не проткнул ни один крупный сосуд или нерв, но при любом движении демонессы начинал двигаться, причиняя боль. Оторвать себя от земли девушка могла только если оторвав от себя пол ноги.
Лич развернул голову к жрецу, которого он все еще держал за шею и который продолжал жить, несмотря на раны и удушье (гипоксию). Его живучесть вызвала приступ бешенства и злости у лича. Он понял, что перед ним такой же носитель жизни, какой он – носитель смерти. Он открыл рот, читая слова заклинание на грубом резком языке. Ему не обязательно было проговаривать заклятья, чтобы они происходили, но он хотел, чтобы последнее, что услышит жрец, были слова на темном языке. Глаза Ша-Кноха снова ярко блеснули, уже не угасая. Глаза жреца тоже стали «гореть желтым», а сам жрец стал пронизывающе кричать и биться в конвульсиях. Лич прожигал темной магией сначала сетчатку, потом зрительный нерв, а потом и весь мозг, медленно убивая своего кровного врага. Дело было уже сделано, когда темный маг получил удар.

P.S.

Дорогие соигроки! Я немного ускоряю ход игры, так как по объективным причинам у нас есть дедлайн, кроме того и у меня со временем становится туго, а второго моего исхода флеш не выдержит. Я понимаю, что вероятно многие из вас отреагировали немного по-другому, нежели я описал, но позвольте мне, как главному антагонисту флеша, немного взять на себя руководство, чтобы мы привели его к концу. Спасибо.

+1

33

Противостояние шло успешно, однако тут девушка решила показать свою истинную сущность. Дальвенгиру было крайне трудно переключится с образа милой девушки, на которую он так неудачно завалился, на образ вот такой вот хладнокровной убийцы, использую магию крови. Даинкар, видя подобное лишь грустно сказал, - Демон, - но это уже ничего не меняло. Все для молодого мага сошлось на одном моменте - когда в бой вступил лич. Изначально Дальвенгир хотел уничтожить Найлу, это создание Тьмы, так обманувшее их всех. Но тут в схватку вступил сам мастер смерти и демон на время был забыт. Дальвенгир развернулся, собирая в кулак стихийный огонь и формируя из него удар в форме крыла айреса. Однако лич сумел уйти от атаки, вынудив мага перейти в оборону. Напор лича был силен, вырваться Даль не мог, лишь сдерживать ту Тьму, что напирала на него. Как его отбросило - он даже не понял. Позже, перебрав воспоминания, он понял как это было, но в тот момент была просто вспышка Тьмы и все. Далее он запомнил лишь ощущение полета и глухой удар. Подумав что его опасения не были напрасны и что умирает он не так благородно и возвышенно как хотелось бы, Дальвенгир отключился.

П С

Пост небольшой, просто уже хочу закончить флеш, он и так чутка затянулся. Так что хорошо бы отписать этот круг и все.

0

34

офф: саундтрек к посту

Битва не кончалась, и с каждым мгновением становилось всё тяжелее. Бой разворачивался уже в самом лагере, с каждой секундой приближаясь к насыпи, где расположили свою ставку Харс и жрец. Хорошо видел Лари, как значительно поредевший отряд наёмников и рыцарей теснили, теснили друг к другу. На некоторых флангах строи рассыпались, разбились на отдельные эпизоды, и происходило там мало хорошего. Наёмники дрогнули.
Девушка рядом с Лари совершенно неожиданно согнулась в три погибели, едва не срываясь в конвульсии. Не зная, куда себя девать, Лари собрался было вступить  бой вместе со всеми, но, увидев, что происходило с девушкой, решил было ей помочь.
Однако, Найла совершенно внезапно выпрямилась.
Прежнего страха и потерянности в её глазах уже не было. Девушка заметно приосанилась, взгляд её стал более холодным и дерзким.
- Не подходить ко мне! - тихо, с тёмной ненавистью произнесла девушка и двинулась в сторону приближавшегося сражения.
- Ааа-аа, чтоб тебя! - яростно вскрикнул Харс, сжав амулет побелевшей рукой, - Хренов демон! Надо было сразу кончать её на костре!!! - Было видно, что начальник потерял контро над собой; перехватив свой баклер и сорвав с пояса шестопёр, Харс рванулся в бой: - СТОЯТЬ НАСМЕРТЬ, БОЙЦЫ!!! О, ИМИР, НЕ ОСТАВЛЯЙ НАС, ИБО УМИРАЕМ МЫ С ТВОИМ ИМЕНЕМ НА УСТАХ!!! СРАЖАЙТЕСЬ, ХРАБРЫЕ РЫЦАРИ!!! МЫ ВЫСТОИМ!!!
Подоспели к начальнику Шишак и Брогильд, собирались вокруг него и уцелевшие наёмники и рыцари.
Лари бросился вслед за демоном, вступая в бой вместе с Чёрным Лисом.
- ВСЕ КО МНЕ!!! КО МНЕ!!! - заорал Харс откуда-то с центра сражения, - ЛАРИ!!! РИХАР!!! ЧЁРНЫЙ ЛИС!!!
- Быстрее! - Чёрный Лис схватил Лари за руку, и оба наёмника рванулись туда, откуда раздавался голос разъярённого Харса.
Харс неистовствовал. Рубил шестопёром и молотил баклером налево и направо, дробя кости и черепа, сшибая невесть откуда появившихся мёртвых кавалеристов. Уж на редкость рассудительный был начальник, но на поле смертном мало кто мог его одолеть. Чавкнула пасть мёртвого скакуна, едва не лишился плеча Харс. Баклер его тут как тут - аккурат умбоном коню по длинной морде. Ещё момент - и всадник с тряпье с зазубренным мечом, сбитый ударом шестопёра, летит прочь со скакуна в пыль.
Лич появился в поле зрения Харса совершенно неожиданно. Магический поединок проиграли ему и молодой волшебник, и Даинкар
Тёмный начал пытать колдуна своим, только ему известным, магическим способом. Почтенный Даинкар страшно кричал и бился в конвульсиях, и Харс, помощи не дожидаясь, атаковал с фланга, на подходе к личу занося шестопёр для удара:
- О, Имир, чьи сыны ныне сражаются в этих забытых тобой местах! Взывает к Тебе тот, кто уповает на Тебя и просит помощи от Тебя! Пусть сразит нечистую силу моё оружие, что наделишь Ты силой Своей!!!
Глаза Харса неожиданно загорелись голубым; забегали по набалдашнику шестопёра световые сполохи. Яростно закричав, Харс нанёс шестопёром мощный удар по спине лича, дробя кости и прожигая пропитанное Тьмой и Смертью тело, вминая рёбра и левую лопатку вовнутрь.
- Во имя Имира! - кричал Харс, завершая свою атаку ударом баклера в боковую часть головы порождения Тьмы.
- Во имя Имира! - подхватили клич Харса рыцари и наёмники, воспрянув духом и начав драться с удесятерённой яростью и гневом.

офф №2

всё, паровозик смог. Большую часть событий решил опустить. Ша-Кноху: на всякий случай, все персонажи, чьи имена упомянуты, должны жить. Они живы в последующих эпизодах.

Отредактировано Лари Нартелл (30-11-2016 17:01:02)

0

35

При малейшем движении возникала сильная боль в ноге. Лич снова отвлекся на жреца, уверенный, что Джока никуда не денется. Что за глупость! Можно подумать, ее остановит какой-то кинжал. Да демоница лучше отрубит себе ногу, чем будет ждать, пока это сделает лич. Ухватившись за нож, девушка прикусила губу и резко выдернула его из своей плоти, тихо застонав от боли. Из прокусанной губы показалась капля крови. Что ж, могло быть и хуже, видимо этот мешок с костями прекрасно знал, куда бросать, так как кровотечение было незначительным, а вскоре рана стала затягиваться.
Оглядевшись по сторонам и убедившись, что мертвецы и живые люди заняты друг другом и кровавым монстром, созданным Джокой, она начала менять ипостать. Кожа покрылась шипами и наростами, за спиной выросли крылья, а вокруг ноги плавно обвился длинный хвост. Злорадно улыбнувшись, демоница одним движением руки снесла голову приблизившемуся мертвецу, посмевшему поднять на нее оружие. Да, такая мощь была ей по душе, не то, что человеческая шкура. Пора было убираться отсюда.
Взмахнув крыльями, Джока резко оторвалась от земли, снося потоком воздуха ближайших солдат и скелетов и стремительно направилась вверх, искоса поглядывая, чтобы в нее ничего не прилетело. Но, один из живых людей все же решил попытать счастье, увидев такое зрелище. Вскинув лук, он выстрелил в нее. Захохотав, демоница отбила стрелу хвостом и в следующее мгновение уже сделала жест рукой, из-за которого из глаз солдата хлынула кровь. Дико закричав, мужчина рухнул на колени от боли и шока, прижимая руки к лицу. Потеряв к нему интерес, Джока обратила свое внимание на лича, послав ему воздушный поцелуй и широко улыбнувшись. С ним уже расправлялись. Больше здесь делать было нечего.
Разрушив свое кровавое творение, демоница поспешила убраться из этого места. Каждый взмах крыльев уносил ее все дальше и дальше, на губах застыла довольная улыбка. Вскоре девушка скрылась за горой, оставив после себя лишь воспоминание о бойне, причиной которой стала она. Впрочем, совесть ее и не мучила.

0

36

Как глупо было бы получить удар и проиграть бой от такого создания, как человек? И что еще глупее, не от мага, а от простого воина? Однако, как раз это и произошло на этот раз. Видимо, не зря говорят, что в минуты отчаяния человек способен на подвиг, особенно если его "подготовить". Смерть светлого жреца в мучениях и его предсмертные крики внушили не только ужас, как ожидал лич, но и сподвигли на безумную атаку, которая была настолько безбашенной, что увенчалась успехом.
Лич получил мощный удар в спину, хрипя покатился в сторону левого фланга и как будто бы отключился. Нежить сразу столпилась вокруг своего повелителя, образуя подобие обороны, стараясь вынести его с поля боя. Люди воспользовались этим подарком судьбы для перегруппировки. Сейчас сражение представляло собой два противоборствующих фронта друг против друга. Фронт лича старался защитить повелителя и отнести его в безопасное место, а фронт людей старался отступить с боем, поэтому бой неумолимо утихал, становясь больше позиционным с редкими ударами и контрударами.
Лич "пришел в себя" только в лесу. Раны были естественно несмертельные, физическое оружие неспособно его убить, однако чтобы перенести перелом позвоночника с повреждением спинного мозга и дробящий удар по голове и личу нужно какое то время. Он мог встать, правда с трудом, для ходьбы нужно было дополнительные усилия, впрочем магия быстро восстанавливала его. Через 20 минут он уже было совсем окреп и хотел броситься в погоню, но раздался резкий трубный звук - сигнал "всадников Хозяина" - верных его слуг, соглядателей, советников и телохранителей. Они быстро перебили остатки нежити и пленили самого лича. Его увозили обратно в сердце Темных земель чтобы заточить в темнице за свои амбиции и честолюбие.
Все дорогу он думал только о поражении, которое он потерпел в Скалистых горах. Вовсе не затронутая гордость его волновала, а сбежавший демон, точнее его ценная кровь. Еще не скоро настанет удачное расположение магических меридиан, чтобы он смог провести планируемый обряд и получить новую силу, однако он - нежить, бессмертное вечное существо; он может подождать.
Кинжал Дракка с частью оторванной плоти демона, слово верный пес с добычей во рту, лежал в ущелье недалеко от места боя и ждад...ждал, когда его найдет хозяин с подарком в "зубах".

P.S.

Флеш отыгран. Всем спасибо за игру и за терпение.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Встреча в Скалистых горах.