http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/43786.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » ЛОДД. Город разбитых окон и кровавых объятий


ЛОДД. Город разбитых окон и кровавых объятий

Сообщений 1 страница 50 из 67

1

Взгляду путников предстал полуразрушенный, скрытый в тумане и смраде разлагающихся тел городок. Когда-то, быть может, он и был из тех милых и уютных небольших городишек на побережье, но сейчас в нем от былого лоска осталась лишь вывеска городского трактира. Но сейчас здесь правил бал мрак и ужас. И кровь... Ее следы были повсюду. На стенах домов. На камнях мостовой. На осколках стекол и обломках ставень. Но больше ничего не говорило о том, где все жители и их останки. Нет ни кусков тел, ни живых, ни мертвых. Ничего.
И тишина. Мертвая, безжизненная тишина места, где воцарилась бесчувственная и бессмысленная Смерть. Темная и бесчеловечная.
Даже деревья, которые должны еще играть цветом и нежной зеленью в закатных лучах, даже они походили на мертвые коряги, лишенные малейших признаков жизни. Но откуда идет вонь? Куда делись жители? Что здесь произошло?
Это и предстоит узнать тем, кто пришел в этот вечерний час в умерший городишко.

0

2

--- >> Переход > ЛОДД. Проект "Перерождение" >>

Короткая вспышка портального переноса, и на залитой кровью центральной площади городка появился человек. Растрепанный, тощий, обросший и запылённый. С ярко блестящими безумным огоньком глазами болотного цвета и откровенно брезгливым выражением на позеленевшем лице.
Арал и мог бы попытаться удержать лицо и собственную гордость на уровне, но ударивший в нос кислый запах чужой крови заставил его-таки согнуться пополам, в попытках выгнать из организма остатки ужина-обеда и, даже, завтра. На счастье мужчины, последним что он ел за последние пару суток, был стакан молока. След от которого испарился с языка островитянина еще вчера. А сегодня была только горечь и возмущенная злость в перехваченных судорогой мышцах торса.
- Кхэ-э-э! Что за Рилдирщина, а?! Хра-тфу, ишака в прародители местным малярам! Какого падшего..?

0

3

-----------------------------> ЛОДД, Проект "Перерождение"
***  Повествование ведется за двух персонажей - Элиан и Ниэн   ***

Ниэн уже была готова усомниться в адекватности этого неугомонного "изобретателя", однако, ее быстро разубедили две вещи. Первая - крайне разумный и скорый "побег" в портал, а вторая... Разумеется, в мастерскую ходить никому не пришлось. Антуан был подготовлен ко всему, и в первую очередь - к рассеянности Арала. Кусари айрес молча передал помощник мага-портальщика, при этом "наградив" Небесную недвусмысленно понимающей, почти сочувствующей улыбкой. Нет, вообще-то, Ниэ к "заморышу от науки" давно привыкла и даже по-своему привязалась, ну а тот факт, что этот бесстыжий огреб от нее такое количество тумаков... Так ведь заслуженно! Даром, что он для нее - признанный и полноценный соратник по общему делу. Как наемник себя вел, таким потом и было его, гм, самочувствие.
- Придурь у кого-то бессмертная, неизменная и неисправимая... Но оружие ему и впрямь не помешает, здесь с ним согласна даже я.
Старшая повернулась к кузине с едва заметной улыбкой, красноречиво кивая на чехол с кусари. Нет. Как ни слова не проронила за короткую встречу с Антуаном, так и теперь... Чертовски на нее не похоже! Как будто она не в кругу "своих".
- Все в порядке?

- Конечно. Идем, не будем задерживаться.
Игнис едва заставила себя оторвать взгляд от сияющей "ямы" портала и ответить сестре. Если бы она знала, если бы она только знала! И если бы только ей можно было рассказать... Конечно, нет. Младшая слишком хорошо понимала, что свою тайну нельзя доверить никому. Как, впрочем, понимала и то, что уже совсем скоро ей придется выбирать между гневом самых родных и еще одной, возможно, самой последней попыткой спасти Алису. Все это время ей было больно от лжи, а теперь, возможно, будет стократ больнее от правды. Еще никогда крылатой не было так страшно шагнуть в свет перехода... Что ж, каким бы ни был эшафот, вина признана, и его первая ступень ожидает шага осужденной.
Неизвестность обернулась кровью. Морем крови, омывшим собой весь городок, вернее, его безжизненные руины.
Элиан почувствовала, как собственное сердце буквально сжалось в груди, и... Нет, это вовсе не было страхом. Айрес не могла объяснить своего состояния: словно бы она силилась что-то вспомнить, будто бы где-то там, в голове, в пульсирующем виске бьется какая-то важная мысль из прошлого. Воительница не смотрела ни на Куаррона-Кехлера, ни на сестру, передающую оружие их странноватому напарнику; ноги сами вели ее вниз по улице, к пустынной городской площади. Здесь точно так же пахло смертью, точно так же влажно блестели крупные, хаотично "размазанные" лужи крови... Но только здесь младшая Э'Тэль, наконец, поняла, что же такого важного от нее хотела собственная память.
Хмурых и, определенно, не слишком понимающих ее поведения, Антуана и Ниэн она остановила категоричным, преграждающим жестом вытянутой руки.
- Слишком тихо... Нам понадобится весь Свет, что у нас есть. Будьте готовы.
Объяснять времени не было. Перед глазами стояли подвалы и "загоны" на территории замковых угодий. Те самые, где мертвые чужого мира были готовы делать абсолютно все, что скажет их Темная повелительница. Даже полностью заткнуться и замереть, не выпуская в пространство ни единого звука.
Тишину резко и внезапно нарушит громкий голос Светлой. Прекрасная акустика местной площади его только усилит, донося ощутимо дальше центра этого городка. Правда, спутники Эль не поймут ни единого слова...
- Sinsear feasta! Banrion o' dorcha! Tu anseo.*

* в качестве языка другого мира использован старо-гэлльский, значение: "Ваше высочество! Темная королева! Ты здесь."

0

4

Элиан

Туман молчалив. Туман безответен. Мрачный немертвый город. Мрачные выражения на лицах новоприбывших. Сверженные воины небес и пленник собственного тела без крыльев. Идеальная партия для борьбы с той, кто видит много больше их самих. Тьма многогранна. И всем она является в своем образе. Каждый видит то, чего он желает. Тьма живет внутри каждого, как бы чист он не был. Тьма знает.
-Ты пришла за ней, - раздался смешок рядом с Элиан. Из теней вышла та самая Алиса, которую она помнила. Только в ее глазах уже не осталось места свету. Лишь чернильная гладь безнадеги плескалась в них. - Только ты опоздала. Она уже моя. Навсегда. Тебе ее не спасти. Ты проиграла, даже не начав битву.
На полных губах, столь знакомых крылатой, воцарилась хищная, нечеловеческая, злая бессердечная улыбка. Девушка рассыпалась на тени, снова растворившись в тишине и безмолвии. Запах крови особенно сильно шибанул по ноздрям. Лишь отзвуки смеха танцуют, как снежинки на ветру, играя обертонами чувств, и слышимые только одной единственной женщине слова бьют по ушам.
-Ты опоздала, Элиан. Опоздала...

Хунбиш, Антуан, Ниэн

Трое остальных, замерших недалеко от закрывшегося портала, получили совсем другой набор ощущений. Зашевелились плиты мостовых, и исковерканные злой волей и чудовищной силой тела полезли к ним со всех сторон. Вот тут уже айрес волей-неволей расчехлили оружие. Проклятая пользовалась всеми знаниями об этом мире и его обитателях. В том числе, о тех, кто находился здесь и сейчас. Полетели странные снаряды, похожие на костяные шипы. Взмыли в воздух чудовищные прыгуны, стараясь завалить крылатых и превратить их в бесполезные куски мяса.
Алиса-Проклятье отлично понимала принцип "разделяй и властвуй". И занималась тем, что отделяла тех, кто мог помочь Элиан достучаться до глубин души ее вместилища, от той, кто является особенно опасной. С ней Проклятье собиралось поиграть. Тьма не собиралась отпускать столь лакомую добычу...

Антуан

-Твою же... - рыкнул Антуан, вытаскивая тяжелый клинок из ножен. Он заискрился, впитывая ауру истинного света. - Нас ждали. Что ты орешь, Элиан? Ты знаешь что-то, чего не знают остальные?..
В его голосе негодование смешивалось с удивлением. Кем стала их визави, что настолько хорошо предугадывает действия оппонентов? Даже сам Пересмешник не знал сегодня утром, что вечером будет за тридевять земель от резиденции резать толпу нежити, собирающихся его сожрать. Он сосредоточился, и аура света пронеслась вокруг, скидывая ближайших мертвецов в правильное неподвижное состояние.
Но их было гораздо больше, чем могла охватить его аура. Несколько десятков шипов понеслось на них, но серые крылья маркиза прикрыли его самого и самого беззащитного участника их дурного мероприятия от их смертельных поцелуев.
-Двигаемся! Нельзя дать себя окружить!

Отредактировано Пересмешник (04-08-2016 22:08:37)

0

5

*** Элиан ***

Из тумана и флера лжи вышла Алиса. Алиса ли? Игнис не собиралась ни задавать вопросов, ни верить. Ни единой секунды. То, что она видит сейчас - лишь образ и тело любимой женщины, но никак не ее личность или сознание. В чистой и безудержной Тьме не было ничего, действительно похожего на мисс Коварейн. Неизвестность, как водится, страшно раздражала, но, к счастью, "старт" зла оказался вполне понятным. Психологическое давление, игры с разумом, или что еще в этом роде она затеяла... Вот так сразу, прямо, "в лоб"?
Лицо Элиан не выражало ничего, и походило на лик статуи, высеченный из белого камня. Она дала противнице договорить и доделать все, что та посчитала нужным.
- Опоздала, проиграла... Да... Я-то думала, что хотя бы за безнадежную идиотку ты меня не примешь.
Айрес не собиралась тратить силы на судорожные попытки просчитать, сколько она видит иллюзий, и что из действий Не-Алисы - реальная атака и настоящие "живые мертвецы". Под доспехами и нижней рубашкой, прямо в грудную ложбинку "впился" подарок Витольда, так и оставшийся немым свидетелем и напоминанием о недавнем прошлом, и за последние пару лет непрестанного ношения он полностью перезарядился энергией и кровью своей носительницы. Самое время скорректировать планы злобной твари...
- Всей Тьмы не хватило, чтобы убить меня тогда, у Призмы. Ты вспоминаешь, Алиса? Я отлично помню, как ты рассердилась на нас с магистром Витольдом, когда увидела на мне его медальон. Мы обманули тебя, признаю! И оба сделали это из любви к тебе. Смотри, я жива и вспомнила все. Я заслуживаю твоего гнева! Отбери у нее право убить меня, Алиса! Оно только твое.
Грудь и спину одновременно пронзила краткая, но острая боль. Эль раскинула руки - вместе с крыльями, принимая точно такую же позу, в какую три года назад ее заставил встать артефакт, превращая в живой "фильтр". Медальон активировался, многократно усиливая магическую сущность и ауру своей хозяйки, и на краткое мгновение вся городская площадь буквально утонула в ослепительной вспышке чистейшего Света. Кузине, Антуану и их коллеге это не причинит никакого вреда, зато многочисленной нежити вокруг них придется очень несладко. Собственно, вражеские ряды перестанут быть многочисленными: большинство из них было надежно "выведено из строя".
Что же до Элиан, то она вполне сознательно задевала истинную Алису, напоминая о самом ярком, настоящем - и больном. Могло ли это закончиться чем-то еще более агрессивным и опасным? Конечно, могло. Но в этом случае расплачиваться и рисковать своей жизнью будет в первую очередь младшая Э'Тэль. И она была полностью согласна принять все эти риски: в конце концов, если ей и суждено умереть именно сегодня, то, по крайней мере, это произойдет от руки возлюбленной. С искуплением своей вины и исполнением извечного долга: ведь даже при таком финале Тьма все равно проиграет...
Воительница обернулась на родичей и соратников, и взгляд, обращенный к Антуану, явно говорил о том, что все его возмущения и подозрения верны, но правду придется отложить на потом. Что касается сестры, то к ней у Светлой было дело посерьезнее:
- Ниэн! Сверху, по периметру!

*** Ниэн ***

Сказать, что старшая айрес ни черта не понимала, что происходит - пожалуй, значило бы вовсе промолчать. Мало им было того, что из портала они вышли (как там говорил Арал? ах, точно...) в какую-то жуткую Рилдирщину, а не городок, так еще и с Эль все по-прежнему было не в порядке! Насторожилась седая на ее счет еще по ту сторону перехода, а теперь, к собственному ужасу, все лишь подтверждалось еще больше.
- Куда... Твою ж налево...
Дорогая сестричка, буквально сама не своя, уже ушла вперед, не объяснив ни слова. Судя по мрачному лицу "племянника", Антуан во всем этом бардаке понимал еще меньше "тетушки". Кузину, хочешь-не хочешь, пришлось нагнать, впрочем, от них она (к счастью) и не убегала. Просто почему-то остановилась у городской площади и заговорила о чем-то таком, что, определенно, сулило им всем огромные неприятности...
- Нас ждали. Что ты орешь, Элиан? Ты знаешь что-то, чего не знают остальные?
- О, ты только заметил?
Тон крылатой был полон самой черной иронии. И даже когда пришлось врубить ауру на полную, и не менее полноценно начать орудовать мечом и мини-щитом, она все еще желала сначала убедиться в том, что Антуан действительно ничего не знает.
- Или я - старая дура, или она знакома с этой твоей женщиной-катастрофой лучше нас всех, вместе взятых. И ты ничего об этом не знал?!
Ладно, допустим, вскрывшееся знакомство отлично объясняло недавнее поведение Игнис. Но вот то, что произошло с ней дальше... К такому жизнь не готовила даже Ниэн! Теперь провинциальную площадь заполнили не живые мертвецы и реки крови, но Свет. Такой концентрации и мощи, для какой не хватило бы не то что самой Ниэ, но и Рикарда, и Антуана - всех остатков семьи, вместе взятых! Эта вспышка была недолгой, но для Тьмы и нападающих - чудовищно разрушительной. Младшую сестру, неожиданно спокойно и решительно обернувшуюся на всю их троицу,  Инмар узнала не сразу - таким чужим было это лицо смертника, по-прежнему охваченное слабым сиянием. Она, теперь такая незнакомая, была очевидно готова и к битве, и к гибели. С ее стратегическим ходом старшая спорить не стала: закрепить результат и окончательно защитить Арала с Антуаном, безусловно, стоило.
Второй крылатый силуэт немедленно взмыл ввысь, уходя в крутой круговой маневр и "добивая" все, что еще было готово прыгать, ходить, или сработать ловушкой, магией Света. Едва же маневры были закончены, воительница вернулась к оставленным мужчинам, приземляясь рядом с любимым воспитанником:
- Сдается мне, это не совсем наша битва. Мы ведь поможем ей? Хотя бы... Не умереть.
Только не говори, что уже счел ее предателем. Тебе не все равно! Я же знаю...

0

6

То, что началось дальше, кратко можно было назвать лишь одним словом: Абзац!
И действительно, все неожиданно начавшие набирать обороты события, буде они описаны, обязательно пришлось бы начинать с новой строфы.
Мужчина еще не сумел полностью оклематься от кислого запаха крови и чужих внутренностей, как ему в ладони прилетело родное, но почти забытое кусари, едва не вспоровшее хозяину брюхо. А следом добил пронзительный и напряженный взгляд среброволосой. От чего Арал, до безобразия желавший уйти обратной дорогой и срочно, не сумел удержать саркастичного:
- И земля содрогалась от суровости их чистых душ!
Резкий крик со стороны площади еда не вынудил мужчину поверить в то, что земля от придури этих светом оглушенных действительно задрожала. Хотя в действительности лишь его одного передёрнуло крупной дрожью, а спустя мгновение еще и приложило ладонью Ниэн, вынуждая сорваться на неловкий с непривычки и скользкой от крови мостовой бег во след крикливой особе и нанимателю. А расслышав возмущенный рев Антуана, Арал в очередной раз не удержал кривого оскала и понимающей реплики:
- Ага, на обед гнойников собирает, быстренько! Слетайтесь, лютики! Кушать подано! Да что бы вас через Рилдирову печенку пронесло-то.. Да какого ж?!

То, что произошло потом, мужчина так и не вспомнит в будущем. Если таковое для него предопределено. 
Как только в воздухе возникла первая волна Тьмы, Арала накрыло. Теперь он слышал, видел и воспринимал уже едва ли четвертью отведенного ему сознания, так как остальные три были заняты внезапно возникшим и ворвавшимся в его естество и сущность противоречивым смешением совершенно противоположных стихий - посыла возникшей темной и двух, располагавшихся рядом светлых. Глухо охнув, Арал рухнул на колени и инстинктивно зажал ладонями уши и виски, непроизвольно сжимаясь в комок на окровавленном камне. Где-то рядом почти незаметно жалобно зазвенело отброшенное кусари.
Тело разрывало от весьма неприятной и противодействующей силы. Каждая клеточка ныла, взывая то ли о помощи, то ли о смерти, то ли обо всем и разом! А с губ сжавшего до побелевших костяшек пальцев виски мужчины срывались ни кто, как отчаянные ругательства, которые, он тем не менее, сам никак не разбирал. Элементарно не слышал.
Перед глазами сверкала и переплеталась всполохами свистопляска тьмы и света. Черного и белого, Рилдир бы их побери. И каждый сполох стремился занять в нем наибольшее место, вытесняя противоположного либо взрываясь болью при соприкосновении. И от того... Боль била набатом по всему телу не прекращаясь! Но зато когда полыхнула внезапная, пронзающая, будто миллионы лезвий, и столь же болезненно вырезающая скверну волна Яркого света, Арал, казалось, уже практически забыл как дышать. Но, в последний момент, сквозь оглушительный набат в ушах от собственного сердца, он расслышал:
- Сдается мне, это не совсем наша битва. Мы ведь поможем ей? Хотя бы... Не умереть.
- Ей? - отстранённая мысль мелькнула в воспаленном до предела сознании подобно юркой и внезапной молнии, обжигая все на своем пути и оставляя пепел безысходности. Почему-то именно это слово заставило мужчину, до того беспомощно и позорно сжавшегося на пропитанной кровью мостовой в состоянии эмбриона, медленно вскинуться и поднять красные от полопавшихся капилляров глаза на в ближайшем окружении происходящее. И как только взгляд.. Нет, даже не взгляд, а отстранённый нюх, выловил в этой изрезающей душу какофонии сильнейшего света клубок продолжающей равномерно биться и наверняка не желающей отступать тьмы, сознание Арала, будто, омыли родниковой водой. Все, в один ужасный момент, стало настолько ясно и понятно, что не зародило даже тени сомнения в изнывавшем на границе собственного предела разуме. И мужчина, широко вздохнув и подорвавшись с места, почти затравлено и бессознательно повторил:
- ОНА! Да!
И, подскальзываясь на крови мостовой, совершенно забыв про собственное оружие и безопасность, и не отводя безумно-цепкого взгляда кровавых глаз от неопределённой, одной ему видимой точке, островитянин резко сорвался вперед и в сторону. Его мотало при каждом шаге. Траектория движения была хуже, чем у отчаянно перебравшего матроса на борту корабля в самый лютый шторм. Сейчас мужчину невозможно было предсказать. Но зато сам он, охваченный уверенностью, что "ОНА - Тьма = Спасение", точно знал, куда идет и движется! И потому, перескакивая через трупы и буквально отталкивая еще пытавшихся шевелиться со своей дороги, мужчина упорно шел вперед, по следу, избавляясь или быстро уклоняясь от любого препятствия, возникающего у него на пути. И вот, когда, казалось бы, он ей почти нашел, случилось непредвиденное...
- Ты.. - кривая, весьма сумасшедшая ухмылка на пол лица и отчаянно скрюченная, почерневшая от крови и грязи рука, протянутая в сторону, где, казалось бы, никого нет. Арал уже не слышал того, что происходит вокруг. Не замечал он и бойни, развернувшейся на площади. Перед ним стоял лишь образ. Из не такого и далекого прошлого. Подаривший Силу. В обмен на танец. И потому Арал, все так же не осознавая себя, произнес, припадая на колено:
- Мы.. Станцуем?

Отредактировано Хунбиш (14-08-2016 23:55:57)

+1

7

Элиан
-А ты так уверена, что не хватило? - не-Алиса улыбалась. Нежно, по-доброму, с легкой грустью. - Ты уверена, что твоя смерть что-то значит? Глупышка... Самоуверенная глупышка. Если бы не ты - этих смертей не было. Всего этого не было. Ты-то видела что успела натворить Алиса. Это твоя вина в том числе. Я хотела умереть, чтобы спасти. Ты спасла, чтобы убить. И не только меня...
Печаль на ее лице прорвалась даже сквозь мрак глаз. Не-Алиса вздохнула, до боли знакомым жестом откинула прядь с лица, а потом... потом ударил Свет. Всепожирающий. Всесжигающий. Мертвецов развеяло в дым. Смрад крови сдуло с улиц, как и зловещий туман. Открылась неприглядная картина запустения и чудовищных последствий применения магии тьмы. Жизнь не скоро вернется сюда вновь. Но Свет... Свет уже был здесь, несмотря на все произошедшее.
Тьма растаяла под его натиском.
И лишь не-Алиса криво усмехнулась, взмахнув когтистой рукой на прощание.
-Я и есть Алиса. Теперь и навсегда, - мотнув головой, темный силуэт распался на тени, чтобы соткаться из этих лоскутов в дальнем конце улицы. - И ты должна с этим смириться, Элиан.
Но на долю мгновения. На короткий миг. На самую малость мрак глаз подернулся белесой дымкой, ломаемый бьющейся внутри волей и безумным желанием жить. Но этого было достаточно для Светлой.
Надежда есть.

Ниэн и Антуан
-Нет, это твоя долбанутая сестренка решила скрыть от нас это! - зарычал Пересмешник, впервые выходя из себя за долгие годы. Подруга детства. Единственная, в ком он никогда не сомневался... И такое разочарование? Почти предательство! - Боги, да вы там все рехнулись начисто, похоже! Ладно, некогда рассусоливать, надо дело делать.
И тут младшая из сестер сделала дело. Причем так, что никто и ожидать не мог. Волна концентрированной энергии первородного света прокатилась по площади, сметая всех и все. Даже сам маркиз прикрыл глаза рукой от неожиданности. Все же сам он давно не был таким чистым, как должен был быть. Грязь не смыть ни с души, ни с совести, поэтому даже его этот огонь чистоты обжег, заставляя неметь пальцы.
-Вот дерьмо... - прошептал он. И тут младшая попросила старшую. А старшая - его самого. - Ладно, полетели. Разбираться с этим будем позже... Куда рванул, ублюдок безмозглый?!! Ниэн, помогай Элиан. Я постараюсь вытащить Хуна!
Нет, этот день явно не собирался заканчиваться хорошо. И уж точно - быть обычным будничным мордобоем. Все упорно пытаются закончить жизнь самоубийством. Одна - как дура рвется разговаривать, а второй несется танцевать. "Вот же сборище моральных... идиотов, - зло подумал воин, резко срываясь за бегущей фигуркой. Но чужая магия уже снова набирала силу, не давая маркизу добраться до Хуна раньше, чем он доберется до своей цели. - Полудурок... Вот же полудурок..."

Хунбиш
-Мальчик мой... - ласковый шепот темной коснулся и сознания заключенного в плоть дракона и его ушей одновременно. - Станцуем, конечно же... Я так тебя хотела увидеть вновь...
Нежные пальцы коснулись буйных вихров на голове. Сейчас в ней было столько магии, столько энергии, что дракон пресыщался быстрее, чем она теряла ее. Потому не-Алиса с удовольствием приняла игру, хоть и чувствовала легкие неприятные ощущения от касаний. Но упоение собственным могуществом - страшнейшая ошибка большинства темных сущностей. А когда могущество столь велико, как у Проклятья в теле женщины, на мелкие утечки уже не обращаешь внимание.
Но вот заключенные внутри...
Танец медленно разгорался, обуреваемый страстью танцоров. Они как зависимые, сливались в десятках движений и тысячах чувств. Танец с упоением сжигал их в своем пламени. Танец свободы. Танец Победы. Танец Жизни. Вот только чьей?
-Танцуй, Арал... Танцуй, мой милый! Танцуй со мной и здесь. Больше нет никого, кроме нас.
Их вновь окутало темным коконом. Отрезая от мира вокруг. Танец без музыки, подчиняемый ритму сердец, с трудом был различим сквозь завесу. Будто две тени от пляшущих всполохов огня на каменной кладке мрачных казематов... Он и она. Идеальные партнеры, казалось бы. Он готов принять ее всю, она - готова отдаться.
Тьма проникала в него, желая напитать, насытить, подчинить. Не-Алиса хотела нового слугу. И она собиралась во чтобы то ни стало добиться желаемого. Сущности неведомо само понятие - поражение. И она будет бороться до конца за то, что хочет.

0

8

*** Элиан ***

Тьма, как водится, не могла и не хотела признавать ни поражений, ни даже простых отклонений от условных планов. Воительница вновь не была ни удивлена, ни расстроена, ни обрадована. Все, что происходило, было, скорее, нормой для извечно противоположной "стороны баррикад". Конечно же, любезный враг не мог обойтись без крайне запоздалых "поучений". Очевидно, Не-Алиса была чрезвычайно уверена в том, что Светлые, особенно, воины, являются настолько узколобыми, что неспособны ни на осознание собственной вины, ни на трезвое видение последствий.
Элиан знала, что виновата. Знала, в чем. И это было самой большой проблемой Проклятья: сложно шантажировать, и уж тем более ломать того, кто уже потерял свое сердце и надолго поселил его в аду предельной честности с самим собой.
- Я так понимаю, ты никогда не перестанешь демонстрировать сомнения относительно моих умственных способностей... Что ж, будь по-твоему.
Светлая неожиданно... Улыбнулась. Бледной тенью от нормальной улыбки, сделавшей свою носительницу больше похожей на призрака, нежели на нормальное живое существо. Когда Тьма собралась уходить, айрес не сделала ничего, давая противнице иллюзию временной победы. Как ни странно, этому тут же поспособствовал Антуановский наемник. Знал бы он, как удачно дал время младшей Э'Тэль! Правда, вместе с тем и менее удачно подкинул проблем остальным ее родственничкам, но в данной ситуации выбирать не приходилось.
Отлично. Где может быть сфера с аурическим слепком? Алиса не могла ее не сохранить. Лишь бы это было так...
Игнис вдохнула полной грудью, ненадолго закрывая глаза. Она вспоминала именно то, что заключила тогда, в другом мире, в обманчиво неприметную "стекляшку". Пыталась почувствовать эту частицу себя, "замороженную" в магической вечности. Шаги в добровольной темноте были медленными, но безошибочными: айрес ушла с площади очень тихо и незаметно для всех. А стоило ей почувствовать правильное направление, хотя бы самое слабое "эхо" собственной энергии... Глаза открылись одновременно с рывком торопящегося тела. Считанные минуты отделяли Небесную от обладания заветной вещицей, и вот, незатейливый стеклянный шарик уже сжат ладонью, затянутой в перчатку.
"Смертнику" самое время перейти к террору, которого от нее вряд ли ждут. 
Что ж... Танго втроем, стерва!
Эль взлетела на бегу, но вовсе не для того, чтобы набрать большую высоту: скорее, это будет очень быстрым, длинным "прыжком" по воздуху, с жестким приземлением и треском брусчатки прямо возле танцующей пары. Молниеносный захват Не-Алисы со спины был удивительно похож на внезапное и грубое, но все же продолжение танца. Цепочка со сферой-сосудом в одну секунду "обняла" ключицы Темной, немедленно активируясь, а темные пряди у затылка были оттянуты назад, притягивая шею и ухо женщины прямо к губам воительницы:
- Ты задолжала мне мою женщину.

0

9

- Мальчик мой... - ласковый шепот темной  обжег естество островитянина колючей шалью притягательности, стремительно обволакивая и поглощая из тела и сознания все острые лезвия света, - Станцуем, конечно же... Я так тебя хотела увидеть вновь...
- Наитемнейшая..
Мужчина не осознал, когда их руки, а спустя мгновение и тела, соприкоснулись. Не осознал он и того, что тело, до того содрогавшееся от пытки противоборствующих и от того отвратительных стихий, снова наполнилось Силой, способной низвергнуть целый мир в темноту небытия. ЗА спиной его распахнулись крылья. И их теневые подобия действительно набирали силу и материальность за спиной мужчины с каждым мгновением закружившегося вихря танца.
Ногти, и без того острые и неровные, его заострились, обращаясь в когтистые лапы. Оскал приобрел до боли ожесточенное и жадное выражение. А тело, еще мгновения назад, способное лишь на ползки, теперь легко могло бы свернуть горы. Но мужчина этого не замечал. Для него было все иначе.
Только тяга. Только Страсть. Властность. Жажда. Пластичность танца. И бесконечная свобода по мраке переплетающихся в кокон лоскутов темной стихии, рожденные Ее телом.
Островитянина снова захватила Она - Сила, и ее источник - Женщина, наполняющая каждую клеточку его естества такой далекой и незнакомой, но такой желанной мощью. Его некогда тщедушное тело, не способное сделать и единого верного шага, теперь визуально парило над окровавленной мостовой. Многочисленные поддержки, броски, жаркие объятия и ласки ладонями, новые броски и пируэты, отдаляющие участников неожиданного танца друг от друга на мгновение лишь в той целью, чтобы в следующий вдох бросить их в объятия друг друга с новой силой.
Арал не понимал что творит. Не понимал он и того, что происходило с ним и его тела. Крылья за спиной уже практически полностью закрывали разреженный свет за его спиной. А тело мужчины, до боли напоминая доспех, некогда показанный Алисой, стремительно покрывала пока призрачная, но все же чешуя. И все же... Все же.
Для Арала в эти мгновения ничего не имело значения. Была только Жажда и безграничный источник, ее утоляющий! Он пил Силу крупными глотками. Взахлеб. Не прерываясь и боясь отпустить хоть каплю, с каждым движением желая все больше и отдавая себя желанию обладать до последней крупицы собственного естества. И Тьма, должно быть, смогла бы поглотить его полностью, если бы не внезапно возникшее лезвие сверкающего Света, разорвавшее их объятия, более похожие на тиски.
Ниоткуда. Будто молниеносный разряд, ослепивший как глаза, так и душу. Заставляющий болезненно зашипеть и отшатнуться от внезапно возникшего и закрывшего Источник Тьмы препятствия. Арал отшатнулся, захлебываясь острыми потоками Света и безнадежно прикрывая глаза руками. Его тёмные крылья и чешуя сгорали подобно воску в пламени костра. Но яркое сияние, казалось, просачивалось не только сквозь них. Руки не спасали от Света. Он разрезал плоть на лоскуты (разумеется, так только казалось мужчине). Причиняя боль такой величены, о которой и помыслить-то в здравом рассудке не посмеешь. А вслед за болью пришло и осознание. Осознание Потери. Утраты. Воровства. И, как будто, предательства?
Последнее ощущение обожгло сильнее прочих. И, все так же не осознавая что творит и интуитивно, как когда-то, в преследовавших его каждую ночь кошмарах, Арал завертел по сторонам руками, собирая ошметки избыточных энергий Тьмы и Света.  Или пытаясь это сделать. Объединяя их в нечто странное. Непотребное. Невозможное с точки зрения этого мира. Но не его Проклятия, пересыщенного и разрывающегося на куски с каждым мгновением все сильней. На собрание непонятного сгустка хватило и пары секунд, спустя которые мужчина, глухо выдохнув и собрав остатки собственной "мощи" в кулак, рванул вперед. К женской паре. В яростном желании разделить этих двоих. Разделить собой. И прослойка несовместимостей меж ладонями, отчаянно сжигающих руки Арала внутренним сопротивлением, была его гарантией..
- А ну, О-ТО-ШЛА!- хотел бы прорычать, но на самом деле прохрипел Арал, проталкивая меж женщинами вперед собственных рук сжатый собственным интуитивным проведением комок остаточных энергий Света и Тьмы. И без того взрывоопасный. Нестабильный. Практически невозможный в этой части мира. Но реальный! Миниатюрный комок сероватой энергии, не больше сливы на оценку, будто во сне, замедленно, проскользнул меж животом светлой и бедрами темной. Нехотя, словно ленивый кот, коснулся тел замерших во внезапно застывшем для Арала старой патокой времени, жадно облизывая тонкую кожу. И в следующее мгновение стабилизирующая оболочка Проклятой силы дракона спала, высвобождая мощь противоположностей в мир. Кажется, он еще успел выдохнуть торжественно-утвердительное: - Моя! - прежде чем мир грянул новым, еще более болезненным для островитянина взрывом. Расталкивая тела. Разрывая стихии. Поглощая все, до чего дотянется. И не желая возвращаться туда, где ему самое и место. В Арала. Который сейчас, ненадолго и лишь частично, выпустил одну из голодных пастей Проклятия, столько лет пожиравшую его собственное тело и Душу. И осознание, что на одни кровожадные клыки стало меньше, а провинившиеся - заплатят, на душе у Арала стало неизмеримо легко и весело.
Ну а потом вернулась реальность, с силой приложив о твердую брусчатку площади костлявым телом. После непродолжительного полета - падать оказалось больно и бесконечно обидно! Однако..
Оно того стоит.

Отредактировано Хунбиш (16-08-2016 01:15:03)

+1

10

Танец на двоих превратился в трио, где двое борются за внимание третьей. И эта битва становилась все активнее. И уже третье лицо выползает из мрака. Лицо той, что заключенная в собственном теле. Энергия тьмы перетекает в Арала, и не-Алиса теряет контроль над своей жертвой. Но кого волнуют такие мелочи?
Обожженная и побитая сферой мрака Элиан коснулась своей подруги, а ее сфера шибанула воспоминаниями по ее сознанию, вырывая Алису из омута проклятья. Ненадолго. На пару мгновений. Но тут уже дракон, осознавший себя драконом, вдруг стал тем, кем хотел быть всю жизнь. Сильным. Могущественным. Крылатым.
И безнадежно зависимым.
Его удар разбил связь и вмял Алису внутрь ее вечной визави. Крылатая темно-серая тварь, ставшая на какие-то мгновения снова воплощением магии, собрала свою настоящую силу, забитую вглубь чудовищной клеткой. Побитое сознание дракона уже не понимало, что происходит, и что он делает. Безумные взмахи руками-лапами и громкий крик, казалось, не могли причинить ничего особого, но...
Это был дракон. И его крик сопровождался волной темно-серой взвеси, ударившей в кучу чего-то, под ногами соперничающих дам. Прогремел взрыв, раскидавший девушек по сторонам. Обе врезались в здания неподалеку, скатываясь к их подножиям. Да и сам дракон тоже отхватил своего же творчества и, обгоревший, упал к ногам наконец-то пробившегося к трио Пересмешнику. Тот схватил лохматого и закинул на плечо. Нежить подуспокоилась, лишенная контроля своей правительницы и ее силы, любовно вытащенной из нее островитянином.
Но битва еще не закончилась.
-О-о-ох... Твою же кобылу, - прозвучало из дальней кучи знакомое выраженьице.
-Молчать! Ты не должна быть...
-Я есть!
-Нет!
-ДА!
-НЕТ!
-Ты не сможешь снова меня загнать, с-сука!
-А ты никогда не сможешь выйти... отсюда!
И весь мир погрузился во мрак и страх. Или весь город целиком попал на изнанку? Зазвучали стоны терзаемых душ, забрезжил отвратительный свет брошенных на обочину жизни надежд, затанцевали тени страхов и пороков. Но даже за пеленой безумия где-то поблескивали настоящие камни любви и радости... Но их так сложно найти в грязи лжи, в которой погрязла  изнанка мира, в которой так часто бывала темная, и которая сводила ее с ума все сильнее.
-Добро пожаловать в МОЙ мир, смертные, - дикий каркающий смех пронзил их сознание. - Вы пришли за ней? Найдите ее! Или останьтесь здесь навсегда!

0

11

*** Элиан + Ниэн ***

Открыть глаза получилось не сразу, и то, процесс возвращения в сознание был несколько ускорен стараниями Ниэн. Именно она, заметив, наконец, первые "признаки  жизни", аккуратно перевела сестру в сидячее положение. Младшая ничего не говорила, зато хорошо видела выражение лица и взгляда кузины. И тут же почувствовала, как все тело, изрядно "отбитое" взрывом, противно ноет, и особенно, нет, даже сильнее всего - левая сторона лица...
- Это чем так сильно рвануло? Ай, черт...
- Вставай! Убила бы я тебя, сестрица, прямо здесь и сейчас, но, боюсь, твоя Темная и так собирается это сделать. Ты хоть понимаешь, сколько объяснений задолжала нам с Антуаном?
Эль вяло пожала плечами, срезая остатки металлических пластин с кожаного остова брони. Часть "кожанки" осталась худо-бедно цела, но вот легкие перчатки, к примеру, и прочие участки, не защищенные тонкими слоями металла, превратились в сплошное рванье. Крылья Небесная "отозвала" и того раньше, ибо им сейчас не остается ничего, кроме регенерации. Каркающий, противный голос Тьмы на мгновение заглушил собой все, и только тогда Элиан, наконец, заметила, где они. Они все.
Нет... Нет! Их здесь не должно быть. Алиса - моя проблема и только моя вина.
Осознание истинного масштаба бедствия немедленно вернуло айрес в состояние упертого смертника. Стало наплевать и на боль, и на обожженную кожу лица, тянувшейся сплошной раной по всему виску, скуле, большей части щеки и линии челюсти. Чуть больше повезло носу, губам и почти всему лбу: их либо не обожгло, либо затронуло лишь едва. Мерзкое отродье, пленившее Алису, между тем, все не унималось:
- Вы пришли за ней? Найдите ее! Или останьтесь здесь навсегда!
- Да пошла ты...
Небольшое количество крови, сплюнутое на землю, отправилось туда с нескрываемым раздражением. Ниэн, наоборот, вздохнула с искренним недоумением, после чего привычно подхватила младшую под локоть: хоть все ее раны и не смертельны, она все-таки ослаблена, и лучше бы за ней присмотреть.
- Ладно, твою "смерть" мы пока отложим, а сейчас... Что мы ищем? Не то что бы я горела желанием спасать эту... Женщину, но застревать здесь, и уж тем более гибнуть никому из нас я не позволю. Ты знаешь, что делать?
Сестры прошагали вместе энное количество секунд, прежде, чем Игнис, наконец, ответила:
- Нет. Я ничего не знаю наверняка. Могу только предполагать, что в этом "подмирье" хранятся некие предметы, или же нематериальные элементы, связанные с той, кого я хочу освободить. Послушай, Ниэ, прошу тебя... Запомни: монстр здесь только один, и это Тьма, но никак не ее несчастный "сосуд".
Старшая леди Э'Тэль, конечно же, была готова возразить, но в разговор вмешалось нечто непредвиденное: Элиан резко отвернулась в сторону, так, словно увидела, по меньшей мере, призрака той, за кем пришла. В следующую же секунду руки двух айрес разъединились, и младшая... Исчезла. Сделала шаг в сторону - и все, будто ее поглотила неведомая пустота. Огорошенная такой неожиданностью,  Инмар неуверенно окликнула "племянника":
- Какого... Антуан! Куда делась Эль? Ты тоже ее не видишь?

0

12

Ох, прокляни Рилдир все в этом мире! Хххак, куда?!
Сознание Арала, лишь на мгновение или пару вырванное из хитросплетения желаний его реаальной сущности и противоположных стихий, едва ли задержалось на долго в обгоревшем и отчаянно шипевшем от едких испарений теле. Да, ему досталось не сильно. Но боль, даже несмотря на её былую привычность, очень здорово отвлекала от действительности. А еще чьи-то руки, похабно и низко перехватившие мужчину поперек пояса да куда-то закинувшие (по ощущениям - костлявое плечо, по подсказке заметно сбрендившего сознания - изгиб ближайшей крыши). Арал попытался слепо отмахнуться от захвата, так как глаза и лоб в целом горели мерзким ощущением ожога, не позволяя открыть слипшиеся веки, но потерпел неудачу. А еще эти вопли над самым ухом.. "Нет! Да! Нет! Да.."
- Да подавитесь вы уже оба своими спорами, ублюдки! Пусти!!!
Хрипловатое восклицание и отчаянная попытка протереть глаза ни к чему не привела. Глаза все так же жгло, мешая рассмотреть или хотя бы угадать силуэт окружающего. В горле застрял тошнотворный комок чего-то горького, все норовившего в очередном безуспешном рвотном позыве вырваться наружу. И еще эти голоса. И отвратительная слабость во всем теле. Не говоря уже о постоянно подрагивающих в конвульсивных и неосознанных движениях члены.
Отличное самочувствие, ничего не скажешь!
Однако когда на фоне воцарившегося, странно знакомого женского голоса, послышался другой - более знакомый и привычный, Арал не стал ожидать провидения судьбы и слепо дернулся со своего нежеланного и ненадежного, судя по заметной отдаче на его рывок, "насеста" (читай, плеча поддерживающего) в сторону Ниэн, бестолково вытянув в ее сторону ладонь:
- Крылатая, что за шутки?! Какого волкодлака ты закинула меня сюда, да еще и подслеповато гадкого?! Покушение на жизнь сослуживца, знаешь ли, карается поркой и целой неделей принудительного измерения! Ты поняла, да?! Крылатая! А ну, - еще один, заметно более слабый, но упрямый рывок вперед и в сторону, - Поставьте меня на обе двои! Я не убогий! Сам ходить вполне в состоянии!

Отредактировано Хунбиш (20-08-2016 18:09:48)

+1

13

Элиан

Это место - край безнадеги и надежды, безумия и разума, хаоса и порядка. Каждый находит здесь то, что хочет больше всего на свете. Но вместе с тем - и то, чего больше всего боится. Но те, кто решился, кто хочет идти до конца, кто готов платить по счетам - тех дороги приводят в совершенно неожиданные места. И не всякий готов среди битвы оказаться...
Например, в трактире.
Элиан, исчезнув из поля зрения сестры и Антуана, вдруг оказалась перед дверьми побитого жизнью и временем питейного заведения. Тихо поскрипывыла вывеска над чуть покосившейся дверью из добротных дубовых досок. Если присмотреться, на их поверхности можно было разглядеть следы от всяких орудий причинения вреда себе и другим, но в целом они оставались так же крепки и надежны, как в день основания этого странного места. Место должно быть многолюдным, судя по стертым ступенькам у входа, да и ручка двери натерта до блеска тысячами прикосновений, но вокруг лишь тени снуют туда-сюда, а сам трактир - тих и безмолвен. Где-то на краю сознания можно услышать веселую разбитную мелодию, но кто бы ее играл здесь, в изнанке?
А вот войдя внутрь, путник увидит совсем необычную картину. Столы, стулья, огни трех десятков свечей, жаркое пламя в очаге, теплые и уютные ароматы отличной выпечки и вкусной еды и... лишь стертые воспоминания о посетителях. Будто они все разом вот только что вышли, чуть-чуть разминувшись с крылатой. За стойкой стоит дородный крепкий мужчина с окладистой бородой, чья лысина сверкает в свете масляной лампы, висящей аккурат над ним. Он усмехается в усы, когда видит вошедшую.
-Что-то ты запропостилась, милочка... Загуляла. Я тебя давно жду... - тут он даже дернулся, вспоминая о чем-то. - О! Где мои манеры! Где мои манеры! - сокрушенно покачал головой он и хитро подмигнул. - Добро пожаловать в "Между двух миров"! Здесь вы найдете лучшее из того, что можно пожелать! Меня зовут Велес.

Хун, Ниэн, Антуан

-Этот дерьмовый каскад странностей и идиотии меня начинает раздражать, - ни к кому не обращаясь, медленно высказывается Антуан, дождавшись, пока остальные участники трагикомедии выскажутся. Легко скинув вопящее тельце с плеча и держа его за ворот, Пересмешник внимательно всмотрелся в доставшую его уже физиономию островитянина. - Знаешь, Арал, - с легким нажимом сказал он, отпуская того окончательно. - Иногда мне кажется, что тебе не стоит доверять даже подобрать ложку с пола - и там накуролесишь... - он посмотрел на тетушку, безразлично пожимая плечами. - Как бы ни было сложно мне это признать, я даже не знаю ГДЕ мы находимся, не говоря уже о том, куда делась Элиан. Ее искать сейчас и здесь - бесполезная затея.
Он обежал взглядом окружающее их марево. И тут... тут его накрыло, скручивая в тугой узел боли и страданий. Его тело, прикрытое легкой броней, колебалось, ломаемое собственными силами. Он зарычал, раздирая лицо в кровь, тряхнул головой. пытаясь прогнать воспоминания и то, что они тащат за собой из глубин подсознания. Маркиз надеялся, что эта страница книги его жизни закрыта навсегда, но кто-то добрый положил на нее закладку, чтобы раскрыть в самый ненужный момент.
Момент под названием "сейчас".
-Ниэн, - тихо выдавил крылатый, с трудом вставая. - Опять началось... Это место тянет прошлое наружу.
Айрес дрожал всем телом, загоняя внутрь себя самого то, что он с таким трудом подавил когда-то. Но, видимо, не до конца. И сейчас изнанка мира выворачивала на изнанку его самого, оголяя внутренних демонов, жаждущих мести и прощения. Лицо Антуана криво дернулось, обнажая зубы в чуть диковатой усмешке, когда он дрожащими руками достал трубку и кисет с табаком, чтобы распалить и задымить.
-Я уже было подумал, что хуже уже не будет...
И тут громкий рык нарушил полную странностей беседу, разорвав укутавшую их сумрачную пелену в клочья.

0

14

*** Элиан ***

Когда Элиан увидела нечто, похожее на пространственный "разлом", а в нем - слабое, но ни на что другое не похожее, сияние Света, то шагнула навстречу, не задумываясь. Зная, что в этом месте все может оказаться как подсказкой, так и ловушкой, айрес приняла единственное разумное решение: верить своей интуиции. Как раз теперь ее "голос" и проявился секундным, но ярким мыслеобразом: словно бы там, за мерцанием разлома, был ключ. То есть, наверняка нечто, связанное с Алисой, или, во всяком случае, с возможностью ее найти.
Готовность увидеть за порогом неизведанного что угодно обернулась... Удивлением.
Так это же... Трактир?
Настороженная воительница медленно обошла, казалось бы, неприметное здание, и вновь остановилась перед входной дверью. На ловушку или засаду пока что не походило, хотя, что там, за дверью, подозрительно мило овеянной эдаким музыкальным эхо и крупицами вкусных ароматов - это еще вопрос. Как бы там ни было, а войти в заведение все же придется...
- Что-то ты запропастилась, милочка... Загуляла. Я тебя давно жду...
Здоровенный лысый дядька отнюдь не казался знакомым, или могущим иметь к Небесной какое-либо отношение хотя бы опосредованно. Впрочем, вежливо улыбнуться все равно захотелось, и зря - обгоревшая щека немедленно отозвалась весьма гадкими ощущениями, превращая жест приветствия в гримасу боли.
- О! Где мои манеры! Где мои манеры! Добро пожаловать в "Между двух миров"! Здесь вы найдете лучшее из того, что можно пожелать! Меня зовут Велес.
- Здравствуйте, Велес. Раз вы меня ждете, то, вероятно, осведомлены и о моем имени. Если вдруг нет - я Элиан.
Светлая беззастенчиво оглядывалась, пытаясь понять, чем на самом деле является это место. Действительно, ну не таверной же?
- Обычно путник обращается к трактирщику, озвучивая свои нужды и пожелания. Но что, если я не имею ни малейшего представления о том, где оказалась? И почему именно здесь.
Игнис красноречиво развела руками, заодно позволив себе прислониться к углу массивной столешницы.
- Полагаю, только вы это и знаете.

*** Ниэн ***

Не успела старшая перекинуться с Антуаном и парой фраз, как чертов шизанутый "изобретатель" уже очнулся. И уже успел за... Достать! Не стоило ему возмущаться, ох, не стоило...
- Слушай, ты, двуногое горе, почему бы тебе не заткнуться хотя бы сейчас!
Не прошло и секунды, как крылатая оказалась очень близко к наемнику. Настолько, чтобы, едва его отпустит племянник, немедленно оторвать исхудавшую тушку от земли. Ненадолго, зато надежно. И неизбежно.
- Ты натворил Рилдир знает что, ранил мою сестру... Ты думаешь, меня волнует, чем ты там недоволен?!
В серых глазах айрес виднелись проблески того, чего непутевый коллега никогда не знал. И, честно говоря, лучше бы продолжал не знать... Гнев. Яростный, тревожный, пополам со страхом за любимую родную душу, он все больше охватывал собой и лицо, и взгляд, и голос Ниэн. И чем дольше она смотрела на Арала, тем более странным становился оборот, принимаемый, казалось бы, нехитрой ситуацией. Коллега мог заметить, что в воительнице "читалось" все меньше узнавания непосредственно его личности. Кого она видит перед собой? Кем считает? Судя по тому, что хватка ее рук крепла уже до отнюдь не фигурального хруста костей, дело было плохо...
Неизвестно, чем могло закончиться это внезапное происшествие, если бы не рычание, а затем и голос маркиза. Точнее, это для Арала он - голос маркиза, а вот для Светлой - непонятно кто, заговоривший с ней. Смутно, но, кажется, кто-то знакомый. "Пленник" благополучно шмякнулся наземь, а Инмар развернулась, ища источник недавнего обращения. По немигающему, "застывшему" взгляду, направленному на Антуана, было ясно: она не может его опознать. Но, в то же время, женщина приближается и упорно всматривается в сородича - значит, хоть что-то все-таки помнит. Ди Куаррон уже видел подобные приступы: особенно, столетия назад, когда они едва нашлись после ужасающих событий со стороны обеих семей. Тогда это было делом более частым, чем сейчас. А тот беспомощный, отчаянный жест, каким леди Э'Тэль прикоснулась к "незнакомым" чертам лица, будто слепая, силясь вспомнить что-то важное... Когда-то давно Антуану пришлось научиться прощать ей внезапные, "лишние" прикосновения к себе. Когда они оба еще учились жить заново. 
- Прости... Не помню.
Устыженная, словно она сделала нечто плохое, и, похоже, слегка паникующая, Ниэн сначала опустила голову, а затем обернулась на новый, определенно, нехороший, нечеловеческий звук. Своего воспитанника она по-прежнему не узнавала, лишь была уверена в том, что _должна_ его знать. И что почему-то любит.

0

15

Ох, и знал бы, вообще бы не просыпался.. Рилдировы внутренности, да где же я?
Выброс недовольства сначала начальника, который неожиданно оказался его личной подставкой, а затем и ярость крылатой, подорвавшей его с земли, будто щенка, принесли бурю неприятных ощущений, но не встретили и слова против. Аралу, заметно придушенному собственным воротником рубашки, было совершенно не до того. Голова гудела с каждым спёртым вдохом все сильнее. В глазах было все так же темно и муторно от пляшущих на тёмном фоне разноцветных кругов. А где-то глубоко в груди роилось ТАКОЕ, что...
- Ниэн, - тихо прохрипели рядом, давая островитянину короткий момент для инстинктивного и судорожного вдоха, - Опять началось... Это место тянет прошлое наружу, - еще одна попытка вздохнуть сквозь отчаянно врезавшийся в горло воротник рубашки, и...
- Кхааа-кхэээ... Апппф, кха-а-а!
Арал, рухнув на твёрдую и весьма холодную землю, судорожно и слепо хватал солоноватый воздух ртом, в тщетной попытке отдышаться. Пока рядом, совсем рядом, происходило поистине невесть что. Должно быть, будь он в лучшем состоянии, мужчина бы удивился или посмеялся, а, может, даже испугался бы, но... Для него в ушах набатом грохотал лишь один звук - собственный пульс, а перед глазами была лишь она - Тьма. Но теперь уже с яркими искрами, напоминающие то ли звезды, то ли искры от догорающего вдалеке костра. Не так уж важно, что то были за искры, раз руками они не отгонялись, хотя мужчина, нелепо приподнявшись над землёй на колени, честно попытался. Бесполезно! А ещё...
Ему вдруг стало настолько зябко, мелко и паршиво от накатившего одиночества, что...
- Да пропадите вы все в Пропасти! Я справлюсь, ясно?! Я смогу.. И без вас! Всех! Ясно?! Вы.. Выродки человеческой глупости! Вы.. - в очередной раз попытавшись отмахнуться от, казалось, накатывающих на него волн блёклости и тьмы, попеременно, мужчина, неожиданно, как будто прозрел. Он сумел рассмотреть неподалёку от себя смутные темные силуэты на не менее темном фоне. Но и не подумал шагнуть к ним, или обратиться, а напротив - мазнул в их сторону рукой, желая уйти, отползти, откатиться подальше:
- Ничтожные! Вы.. Сломали жизнь и мне! И тысячам других! И, после этого, вы ещё смеете.. Мне говорить?! К Рилдиру идите!
Еще один отчаянный и беспокойно-беспомощный взмах рукой, и мужчина буквально проваливается куда-то назад. По ощущениям - куда-то очень глубоко и в темноту. Но на самом деле сердце его в какой-то момент замирает и начинает биться сильнее, в предвкушении странно-непривычной, но такой родной и желанной встречи, случившейся сильно и давно в прошлом. Когда-то, на окраине мира. И это была...
- Майрра*?

___
* Мама

0

16

Элиан
-Я знаю, как тебя зовут, девочка. Но это не отменяет простейших правил приличия, - хмыкнул бородач, протирая кружку в своих руках. - А что ты хочешь, дорогуша? - он улыбнулся, но глаза оставались внимательными и спокойными, каким-то... старыми. - Впрочем, можешь не отвечать. Об этом уже вовсю судачат в ближайших измерениях. Темную спасает светлая, которая умудрилась в нее влюбится. Прям анекдот. Впрочем, неважно. Подожди, сейчас.
Он склонился над стойкой, что-то ища в ее недрах. Пошуршав какое-то время, он достал сверток потертого брезента с сургучевой печатью на нем. Усмехнувшись, он толкнул его в сторону гостьи. И только сейчас в его глаза отразилось то, что было написано на его лице. Легкая веселость и насмешка, смешанные с какими-то нечеловеческой грустью, задумчивостью и печалью. Он знал много больше, чем мог или хотел рассказать. И от этого его роль во всем происходящем становилась гораздо непонятнее.
-Здесь ты найдешь подсказки, но не ответы. Ответы искать тебе придется самой, Этайн Сольгерд, - он даже улыбнулся в усы, говоря это, неизвестное в этом мире имя. - И ответы эти касаются не только ее, но и тебя саму. Можешь идти, спасать Алису от самой себя. И от своей любви, которую та заслужила, - он пожал плечами напоследок и достал бутылку, плеская в свежеотчищенную кружку какого-то напитка, явно алкоголесодержащего. - Выпьешь? Несколько потраченных мгновений уже особой роли не играют. Вы все здесь, а она - везде.
Задумчивый взгляд зеленых глаз обежал побитую фигуру гостьи. И только сейчас она смогла бы заметить их кошачий зрачок. Верить ли демону, "случайно" встретившемуся на перекрестке судеб? Это уже решать самой Элиан. Вот только трактирщик решил развеять хотя бы часть ее сомнений. Или наплодить новых.
-Не беспокойся, за помощь я с тебя ничего не спрошу. Мне просто интересно, чем закончится это противостояние искренних чувств и жажды власти, - крепкая рука плеснула еще пенного в другую кружку, из которой тот с прихлебыванием отпил. - Как сама понимаешь, что тут не так много чего-то происходит.
Он обводит пустую залу рукой, а в глазах плещется целое море сарказма. Этот "старик" говорил меньше, чем мог. Но заставить его...
Кто рискнет?

Ниэн, Антуан, Хунбиш
Происходящее набирало обороты. Пересмешник терял себя в этом месте, и тетушка тоже умудрилась потерять своего племянника. Но ее касания немного вытащили айрес из кабалы воспоминаний и перерождений, ломающий тело в лоскуты. Он тряхнул головой и стряхнул с рук собственную кровь, шипя от боли и раздражения. И тут рык вдалеке и сдавленный шепот Хуна на островном языке лишь подхлестнули мозг воина света работать и вспоминать.
-Вряд ли это твоя мать. Только если ее отзвук, - прорычал он, дергая израненной щекой. - Ниэн, это я, Антуан. Племяш твой. Держись, сейчас у нас будут гости.
В руке его блеснула сталь, когда он отошел от своей родственницы, чтобы рассмотреть, как в их сторону несутся сотни странных теней, жаждущих чего-то получить от трех случайно оказавшихся здесь путников. Но оружие проходило сквозь них, а вот сами тени с радостью впивались в измученные тела. Впивались и просачивались внутрь. Аура света не действовала, магия работала совсем не так, как должно. И каждый удар неощутимого существа, скользнувшего по их ранам, вызывало легкое свербение, медленно переходившее в дрожь, а та - в слабость и боль, захлестывающие с головой.
Оружие выпадает из ослабленных пальцев, и каждый из троицы вскоре следует за ним, чтобы...
Оказаться в своем личном кошмаре.

Хун
Беспомощность. Страх. Слабость. Безмолвие. Где-то там, вдалеке горит огонек свечи, мерцающим светом освещая старую кладку стен, покрытых чем-то склизким и отвратительным даже на вид, не говоря уже о том, чтобы их коснуться. Этот покой нарушился лишь новым рыком, полным непередаваемой тоски и злости, смешанных с бессилием и ненавистью. И удар, сотрясший все помещение, должен был заставить островитянина выйти из полусознательного состояния. Но и этот же удар должен был заставить его вздрогнуть от страха или еще какой эмоции.
-Давненько у нас не было новых гостей, - чей-то отвратительно ехидненький голосок послышался откуда-то слева. И там же послышался скрежет открываемого окошка тюремной камеры. - А она рада твоему появлению, гляжу. Очень рада.

Ниэн
Дороги. Пути. Перекрестки. Бесконечная череда лиц, медленно исчезающая в небытие. Где-то среди них затерялись родные, близкие, любимые и ненавистные. Враги и друзья. Те, кого спасла, и те, кого убила. Те, кто изменил ее жизнь, и те, кто скользнул мимо. Те, кто нуждался в помощи, и те, кто недостоин и мимолетного взгляда. Все они здесь, на этих перекрестках. И все требуют внимания. Что-то кричат, о чем-то молчат. Махают руками или просто стоят бездвижно. Все они ждут.
Пока она найдет их.
Или себя.
Но для этого надо сделать шаг в неизвестность прошлого. Чужого прошлого.

0

17

Нападение теневых сущностей вряд ли можно было назвать приятными.
Хун и не назвал, намеренно игнорируя чей-то до боли знакомый, а от того отвращаемый прошлым голос со словами про мать, и только беспомощно отмахнулся от вцепившейся ему прямо в лицо твари. Чтобы спустя мгновение отчаянного осознания, что "все-таки без других не смог", очнуться в совершенно другом месте.
Сказать, что мужчина ошарашенно и испуганно подскочил над полом на добрый метр в момент пробуждения, значит - ничего не сказать. Разумеется, ноги его не держали. И голова вместе со всем прочим комплексом пренеприятных ощущений остались при мужчине. А потому, как подорвался высоко, так же больно и упал на каменный пол. Однако, сразу после возникшей в отбитой бедренной кости боли, вернулось ясность сознания. А вслед за ним, и громогласное возмущение.
- Да какого Рилдирова хвоста здесь происходит?!
Отчаянный и громкий рык на гране истерики слегка помог успокоиться, но не разобраться в происходящем. Мужчина только и успел перевести дух, зябко ёжась на ледяном полу в скрюченной полу-сидячей позе, когда по помещению разнёсся рык и грохот, заставляющий сжиматься и дрожать. И как только островитянин, настороженно и неверяще замерев, попытался посмотреть в сторону источника звука, совершенно в другой стороне послышался скрежет приоткрываемого отверстия в обитой сталью перегородке. О том, что это окно Арал догадался только по стальному лязганью петель и приглушенно звучащему голосу нежданного насмешника. А как только хоть немного разобрал слова, то тот час же попытался снова подорваться с места и броситься в ожесточении и ярости на дверь:
- Ах ты отродье ишака и Рилдира, рожденное в десятом сношении вселенской тупости! Выпусти меня немедленно! И ее! И его! И всех нас!!! Имировым светом заклинаю, да я тут все к рилдировой бабушке расфееричу! 
Видеть Арал, фактически, не мог. А потому действовал лишь на слух и по наитию, яростно брызжа слюной в сторону единственного, как казалось, тупого, но разумного в этом богами забытом месте. Оборачиваться же на шум рыка мужчине отчаянно не хотелось. Гонимый внутренними страхами и совершенно недобрым воспоминанием о вцепившейся в его лицо теневой твари, Арал не желал подставляться повторно. И потому выговаривался громко, эмоционально и как только мог.

0

18

*** Элиан ***

Воительница, привычно, практически по-родному окутанная болью ран от еще не законченного сражения, смотрела на трактирщика все более пристально. И нравился он ей все меньше, причем, вовсе не потому, что отвратительно себя вел. Хотя...
- ...Впрочем, можешь не отвечать. Об этом уже вовсю судачат в ближайших измерениях. Темную спасает светлая, которая умудрилась в нее влюбиться. Прям анекдот. Впрочем, неважно. Подожди, сейчас.
- Что, во всех окрестных мирах закончились хорошие шутки? Ну, надо же...
Велес "бил" в заведомую слабину, причем, с той искусной, прекрасно отточенной небрежностью, которую многие не замечали. Или делали вид, что не замечали, потому как просто недостаточно понимали, что это такое сейчас, вообще, было. Тон Элиан был до того мягким, почти сочувствующим,  что у мужчины не могло остаться сомнений: будет услышано все, что он скажет. Так или иначе. Посмеяться, поиронизировать... В целом, Эль бы с радостью, но только не сейчас, и только не о происходящем. Что, собственно, и дала понять своему собеседнику, от которого так и веяло Временем. И который, кстати, даже не думал униматься:
- ...Ответы искать тебе придется самой, Этайн Сольгерд. ...Можешь идти, спасать Алису от самой себя. И от своей любви, которую та заслужила.
Небесная заметно дернулась, услышав свой иномирный "псевдоним". В ее взгляде, мгновенно "впившимся" в лицо здоровяка, "разливалась" нехарактерная для айрес, прозрачная, ледяная зелень. Ледяная настолько, что становилось безошибочно ясно: будь этот чертов Велес не таким древним, а измерение - Альмаренским домом, от этого трактира уже и камня на камне могло бы не остаться. Не было сказано ни единого слова, но, возможно, даже этот неизвестный древний почувствует что-то такое... Неприятное. Словно холодное острие меча, приставленное к его груди буквально на секунду.
Знаешь, что, неизвестная древняя хренотень? Пошел ты! В десятый раз скажи мне о том, что я чувствую и что должна делать... Да развались твоя ****ая дыра в ****ые дребезги, как только к тебе заглянет более могущественная ***ня, чем ты сам!
Взгляд был опущен, внешнее спокойствие сохранено. Ни единая мышца частично обгоревшего лица не дрогнула. Параллельно с поиском неизвестного предмета, владелец странного заведения, будто бы вспомнив о своей формальной должности, предложил выпить. Игнис совершенно безразлично покосилась на кружку, медленно наполняемую жидкостью.
- Благодарю. Но пить не стану. Возможно, выпивка могла бы приглушить боль от ранений... Только в здешних местах лучше оставаться с ясной головой.
Крылатая отчетливо понимала, что окружает ее новая реальность. И если в этом измерении раны не исцеляются с привычной скоростью, значит, не стоит играть и с алкоголем. Раньше ей бы и маленький бочонок чего угодно не учинил ни малейшего опьянения, а теперь... Да дьявол его знает, как бы сказали в Валетарии, что там теперь!
Сверток, совсем недавно выуженный чуть ли не "из-под полы", наконец, попал в руки Светлой. Его можно было рассмотреть, потрогать, осторожно сорвать печать, и только затем расслышать реплику... Демона? Ну, разумеется! Вот тебе и "заведение"...
- Не беспокойся, за помощь я с тебя ничего не спрошу. Мне просто интересно, чем закончится это противостояние искренних чувств и жажды власти. Как сама понимаешь, что тут не так много чего-то происходит.
Так уж и ничего? Какое "благородство", до чего отчаянная "скука"! Ладно, как скажешь.
Неслучайная странница, произносившая слов куда меньше, чем было в ее мыслях, замерла на энное количество секунд, проводя их во внимании к небольшой вещице. Жетон послушницы из храмов Имира... Алиса упоминала о том, что такой период в ее жизни был, правда, деталей почему-то предпочла не раскрывать совсем никаких. Эль же, со свойственной ей деликатностью, нагло "вламываться" в это не стала. Возможно, зря... И, возможно, именно теперь это можно немного исправить.
- Послушничество, посвященное Имиру... С этого для нее началось нечто важное? Могло ли остаться сердце той Алисы, которую встретила Этайн, именно там?

0

19

Элиан
Велес наблюдал. Велес оценивал. Велес ждал. И дождался.
"Да, она действительно хочет ее спасти, - подытожил результат странных наблюдений трактирщик. - Что ж... Значит, заслужила нечто большее, чем просто одну подсказку. Тьма, настоящая Тьма, а не тот, кто говорил от ее имени в этом мире, еще не наигралась со своей игрушкой. А я... просто хочу посмотреть, что из этого выйдет". Усмехнувшись в усы, он покачал головой в ответ на последний вопрос двухымянной.
-Нет, ее сердце, ее душа не там. К сожалению или к счастью, но оно не осталось в храме предателей. Оно там, где и должно быть. Дома, - усмехнулся старик, подталкивая кружку. - И лучше выпей. Поверь, хуже от этого не будет. Тебе понадобиться то, что добавлено в этот напиток. А еще... тебе может пригодиться вот это, - потертая тетрадь в кожаной обложке легла рядом со знаком Имира. - Иногда бумаге говорят гораздо больше, чем тем, кто этого достоин. Почему смертные так любят усложнять свою жизнь? Мне не понять.
Усмешка стала чуть шире. Толчок дан. Дальше она сама справиться. Найти Алису внутри ее собственного кошмара - не самая сложная, хоть и не самая простая задача. Тут надо думать и верить. Причем, второго - больше, чем первого. И Элиан, как понял и оценил трактирщик, протирая лысую голову, верила в то, что Алиса еще не совсем потеряна. Не проиграна еще война за ее душу.
-В общем, я не могу дать тебе больше, чем дал, - он коснулся тетради, раскрывая ее на странице со списком имен. - Но твое имя здесь есть. И подсказки, где искать дальше.
Аккуратный, с чуть заостренными буквами, почерк покрывал лист волевыми строчками. Но последняя строка чуток сползала, будто человек, писавший эти слова, успел очень устать и засыпал прямо над листами. Но упорно силился писать строку за строкой. Точнее, силилась.
Записки тьмою на полях

Хунбиш
-Тебя держат твои собственные мысли, - ехидно сказал тюремщик, распахивая дверь. - Нет ни цепей, ни замков. Есть лишь ты сам и твои страхи. Готов ли ты сыграть с ними в открытую?
Согбенный, замученный старец смотрел на Хуна блеклыми глазами. В руках была узловатая кривая клюка, на которой болтались различные кусочки костей, палочки, листочки и прочий мусор. Во рту не доставало половины зубов, а остальные были желтые с каким-то гнилостно черными отсветами. Но вот руки, выглядывающие из широких рукавов странной мантии, не потеряли былой силы, под покрытой старческими пятнами кожей перекатывались мышцы. А фоном шел чей-то скулеж, недовольное порыкивание, чьи-то крики. Что-то происходило вне этих стен. Что-то, чего не должно быть. Никак. Нигде.
И этого не было. В реальном мире. Но...
-Ты в изнанке мира, неполноценный, - обхватив палку длинными пальцами, заскрипел снова старик. - Вряд ли тебе это о чем-то говорит. Но ты свободен здесь так же, как был свободен там.
Потом он медленно повернулся, собираясь выйти за дверь. Его движения были медленными, дергающимися. Странными. Будто ему было тесно в своем собственном теле. Будто внутри он был больше, чем казался снаружи. И это настораживало. Заставляло задумывать о том, так ли все просто с этим местом, этим человеком... да и с самим собой.

0

20

*** Элиан ***

Игнис внимательно посмотрела на кружку, на Велеса, на придвинутую им тетрадь... И невесть от чего перестала сомневаться. В конце концов, не этот демон угрожает мисс Коварейн. Уж если и должно что-то случиться, то с айрес, и, определенно, не сейчас. Раз так, то можно и выпить то, что ей так усиленно подсовывают: вдруг, действительно, хуже уже не будет?
- Раз уж хозяин дома так настойчиво советует - пожалуй, прислушаюсь. Кажется, я даже не хочу знать, что туда добавлено. Твое здоровье...
М... Странный вкус. Не слишком похоже на пиво или эль.
В груди "расползалось" тепло от выпитого, а руки сами потянулись к простенькому хранилищу записей. Первая же страница вызвала неподдельное удивление:
- Это же... Откуда... Откуда у тебя взялся ее дневник?
Нет, Светлая, конечно, была в курсе о природной хитрости и изворотливости демонов, но... Дневник! Крайне личная вещь, о существовании которой она и не подозревала! Так и подмывало спросить, как ему, "трактирщику-в-Нигде", удалось достать такое сокровище. Впрочем, краткий порыв быстро заглох: куда ценнее было изучение того, что написала ее личная живая катастрофа. Воительница, казалось, забыла обо всем на свете, шелестя страницами. Задетые взрывом и оплавившейся броней, немного обожженные и ободранные пальцы едва касались давно высохших чернил - так, словно могли что-нибудь повредить. Чем больше Эль читала, тем сильнее ощущала в этой вещице ее законную хозяйку; каждая страница была ничем иным, как частью Алисы. Усталостью, злостью, болью, любовью, удивительной нежностью родом из детства... Губы сами собой растянулись в задумчивой улыбке, а боль от лицевого ожога проигнорировалась на удивление легко.
Да... Разве я могу удивиться выбору сердца? Ты - именно такой, отчаянно живой, бурный и хрупкий "коктейль". И я иду за тобой, Алиса.
Один из последних отрывков дневниковых записей настойчиво возвращался в память. Что там было о сердце и доме?
- Скажи мне, Велес, нет ли в округе стоянки циркачей и акробатов? Или, быть может, в твоей таверне бывали бродячие артисты? Они ведь... К примеру, могли здесь что-нибудь забыть.
По крайней мере, я очень на это надеюсь.

0

21

Тепло было столь же эфемерным, как и все это место. Только основная причина этого предложения была не в том, чтобы угодить гостье, а в том, чтобы обновить ее. Текущая жидкость в этом мире знаменует время. Если периодически не напоминать своим личным часам о том, что надо крутиться, то они так и застынут на веки вечные с одним и тем же положением стрелок. Велес хорошо знал об этом, и именно для того и дал гостье отведать этого напитка.
И раны на ее лице и теле, пока жидкость текла по ее пищеводу, медленно затягивались, будто вспомнив о такой важной способности, как самовосстановление. Велес удовлетворенно кивнул, удостоверившись, что гостья теперь не похожа на кого-то, кто совсем недавно походил на свежеосвежеванный труп с тетрадкой в руках. Хмыкнув в усы, он кивнул, довольный тем, что партия началась и фигуры сдвинулись со своих мест. И ему остается только продолжить наблюдение за цепной реакцией событий, которые запускает эта тетрадь в правильных руках. И, быть может, она перестанет быть тетрадью Смерти и станет тетрадью Жизни? Все в руках двух женщин, столь противоположных, что умудрились стать частью целого.
-Все может быть, - ответил он вслух своим же мыслям. И именно тогда она задала свой самый верный вопрос за этот... вечер, пусть будет так. - Они - там, где и должны быть. За дверью. Тебе же лишь надо выбрать дверь, за которой они будут находиться, - хитрые глаза в окружении морщин коснулись ее лица взглядом, пока руки снова начали протирать бокалы доведенным до автоматизма движением. - Это место - наше отражение. И мы здесь правители и рабы. Тебе всего лишь надо решить, кто ты есть. И тогда все встанет на свои места. А ты - найдешь то, что принадлежало тебе когда-то.
И тут же его широкая и чуть обрюзгшая фигура растворилась на фоне досок за спиной, будто стертая твердой рукой художника, посчитавшего, что пустому трактиру не нужен трактирщик. И сам трактир преобразился, став тем, чем и должен быть. Запустевшим, уставшим домом, помнившим тепло человеческих рук, но уже потерявшим надежду почувствовать это вновь. Серые от времени доски, скрытые под толщей выли, безмолвные сети паутины в углах, откуда сбежали даже пауки, оставшись в реальном мире. И горечь разочарования, преследовавшая каждого вошедшего.
И лишь единственная надпись на пыли, укрывшей столешницу.
"Время - товар, за который ничего не купить. Но каждое мгновение - бесценно".
Пронзительно скрипнула вывеска, качнувшись на крыльях отсутствующего ветерка. Но двери до сих пор были закрыты

0

22

*** Элиан ***

Когда боль начала отступать, воительница удивленно замерла, прислушиваясь к своим ощущениям: да, действительно... Вот оно, знакомое "стягивание" кожи, зуд и жжение в местах ранения, сигнализирующие о привычном процессе регенерации.
- Однако... Напитки у тебя знатные, признаю. 
Уже полностью затянувшиеся пальцы плавно "разминались" - типичными движением солдатских рук, привыкших к латным или кожаным перчаткам, в которых ладонь поначалу нужно "усадить". Вдох и выдох полной грудью больше не сопровождались никаким физическим напряжением или дискомфортом. Что же касалось лица, то там, разумеется, все происходило медленнее, однако, наверняка, ожог уже посветлел, а внутренние слои кожи и мягких тканей понемногу затягивались, восстанавливая прежний, гладкий рельеф.
Велес, как ни странно, тоже был доволен. Безусловно, Светлую по-прежнему занимал вопрос об истинных интересах демона в этой ситуации, но... На все это просто не было времени. Все, что оставалось - сделать то, чего не любит никто, ни в одном из встреченных миров. То бишь, положиться на свою судьбу. Оставить сомнения, страхи, гордость; временно забыть обо всем, кроме того, за чем пришла. И этот древний интриган, казалось, сразу уловил особое состояние своей "гостьи", иначе почему именно в ту же минуту поспешил исчезнуть, оставляя недолгие "наставления"?
Воительница усмехнулась вслед исчезнувшему, мягко, но не весело.
- Хм... Сами себе повелители и рабы, сами себе Небеса или преисподняя Рилдира. У айрес так всегда, и не только здесь, Велес.
Трактир менялся. Или, наоборот, нисколько не менялся, просто показывал истинный облик? Нет, в нем все же было что-то... Чересчур личное. Эта жалобная, скорбная заброшенность, надписи на пыли... Элиан мысленно жалела бедолагу, словно он был живым существом. И прежде, чем отправилась к доступным ей дверям, совершать тот самый выбор, о котором предупреждал "трактирщик", без малейших сомнений заглянула за стойку. Вскоре в руках оказалась чистая тряпица. Конечно, этого слишком мало для того, чтобы исправить облик всего заведения, или хотя бы этого зала... Тем не менее, для странницы выбор был очевиден: от пыли были избавлены центральная стойка и камин. В очаге камина оказались несколько маленьких поленьев, успешно подожженных, и теперь являющих собой маленькую точку света и тепла в этом доме.
Почему-то Элиан непременно хотелось оставить за собой хоть немного благодарности и надежды.
- Не грусти, приятель. А мне, кажется, пора идти дальше.
Обманчиво изящная ладонь по-дружески ласково тронула очищенную древесину стойки - прежде, чем женский силуэт развернется и направится на гостевой этаж, более не оборачиваясь. Тетрадь в кожаном переплете была единственной вещью, уносимой с собой, наверх. И единственным предметом, к которому сейчас возвращались все мысли:
Что ж, домой так домой, mo Lean. Пойдем...
Первая дверь от лестницы не вызвала желания ее открыть. А вот двери, что ближе к концу коридора... Чаще всего там находилась хотя бы одна комната, принадлежащая управляющему или членам его семьи - с жильем наверху за постояльцами всяко легче присматривать. Одна из таких дверей и показалась Игнис чем-то лучшей, нежели остальные. Разумно объяснить это было бы сложно: то ли эта дверь была сделана крепче прочих, менее ветхой и пыльной, то ли еще, черт его знает, что...
Но именно эта, третья от конца коридора, и окажется открытой. Как водится в этих местах - открытой навстречу неизвестности.

0

23

Мелкий дождь сыплет из подернутых дымкой туч небес. Укутанный туманом лес, сквозь сероватую мглу которого пробиваются огни костров. Шум недалекого лагеря, полного смеха, веселья и радости. Играет легкая и веселая музыка, чью танцевальную браваду не могли победить ни ночь, ни дождь, ни туман. Мелодия разбивалась взрывами смеха и чьими-то голосами, приносящими особую красоту этому моменту.
Маракасы и кастаньеты, гитары, скрипки, лютни, барабаны. Звонкие женские сопрано и красивые мужские баритоны, разбавленные мягким звучанием неожиданно глубокого, бархатного контральто, который, казалось, проникал в самую душу, добираясь до таких глубин, какую, казалось, даже сам обладатель души за собой не знал. Но его обладательница не задумывалась об этом, а просто пела в свое удовольствие различные похабные песенки, разбавляя его едкими комментариями и всякими черными шутками, выдающими самый странный и разнообразный опыт, но при этом что-то в ней говорило о том, что все это - лишь маска, привычная и юморная, но маска, за которой билось пылкое и доброе сердце.
Впрочем, это все было далеко. И рядом. Через заросли мокрых кустарников и чуть дальше, под сень разноцветных шатров в круге из телег, выстроенных вокруг одного большого кострища и множества мелких, рядом с каждым из которых сидели люди и нелюди. Балаган бродячих артистов ждет, когда весенняя распутица выпустит их из своих острых когтей, но не собирался унывать и роптать на судьбу. Если допустишь грусть внутрь, как ты сможешь веселить людей? Толпа легко распознает фальшь и сожрет незадачливых комедиантов.
Но тут бархат женского вокала рассыпался звонким смехом, и его обладательница перестала петь, что-то сказав своим товарищам. Раздался шум, сопровождающих ее передвижение по переполненному лагерю, она шутила и что-то отвечала на десятки фраз, но в конце концов и они стихли. Вскоре замолкли последние звуки, и весь гомон лагеря растворился в тумане.
И лишь дождь продолжал бить по тканным крышам покинутых, будто забытых шатров. Костры горели, но их пламя не давало тепла. Вся стоянка больше походила на чью-то картину, чем на живое, действующее стойбище.
Гнетущая тишина...

0

24

Туман перемешивался со звоном кастаньет, огонь с дождем, а гитарные мелодии, на удивление, согревали куда больше костров.
Или все это просто было слишком ненастоящим: дождь, не приносящий холода, огонь, не дающий тепла, исчезающие голоса и лица... Лишь одна составляющая от общего впечатления никуда не делась, и был это, как ни странно, цвет. Насыщенный, глубокий бордовый, такой, какой мог бы быть у вина, явно варившегося в одном из котелков.
У вина, которое здесь могли бы варить.
Элиан была вынуждена напоминать себе об иллюзорности этого места - уж слишком ярким и колоритным оно было. Ей было интересно, чьи голоса все еще витали здесь, словно призраки: друзья Алисы? Семья? Были ли среди них самые родные голоса, был ли такой, который волновал сердце юной девушки... Сколько здесь было оставлено на самом деле?
Осторожные, медленные шаги айрес стремились обойти все, заглянуть в каждую повозку, не обделить своим вниманием ни один уголок. Вот на ставнях импровизированного оконца висят длинные стекляшки бус, а вот, на пеньке яркая шляпа с бубенцами; в одной из повозок, определенно, обитал скарб местной красавицы, зато другая была набита непонятным мелким хламом... Игнис не имела ни малейшего понятия о том, что именно должна отыскать, зато руки сами тянулись к каждой забавной вещице из тех, что встречались на ее пути.
Поначалу она думала, что непременно наткнется на один или несколько предметов, в которых повторится ощущение связи с Алисой, как это было в случае с ее дневником, но... Нет. Не происходило ровным счетом ничего. Уверенность воительницы в том, что она сделала правильный выбор, постепенно таяла. Не видя никаких дальнейших "зацепок", она вернулась к большому, самому центральному костру. И, лишь присев у огня, поняла, что что-то изменилось.
Под сенью старого дерева появилось привидение. Или - черт его знает - может, просто заплутавшее отражение чьей-то памяти... Главное, что этот безымянный образ пожилого мужчины творил музыку. Не играл, а именно творил, позволяя звучать мелодии куда более сложной, чем мог сотворить намек на струны под прозрачными пальцами. Крылатая обернулась, желая что-то сказать, но тут же осеклась: мелодия оказалась знакомой. Старой, как мир, страшной сказкой.
Эль давно не пела, но, в целом, знала, как это нужно делать. К счастью, и голоса у ее народа всегда были чистыми и сильными. Небесная распрямилась и глубоко вдохнула, закрыв глаза. Напев "догнал" музыку ближе к финальной части песни:
- ...Не найдешь тех широт на картах,
Где пропал я с верной командой.
Где мне взять имя ветра, который
Возвращает странников к дому?

Я поставил бы светлый парус,
Я б примчался домой с рассветом,
Отвязал бы луну от причала,
Чтобы тоже домой возвращалась!

Только стоит ли, право, вернуться,
Только стоит ли мне воскреснуть,
Если вместо меня живет Дьявол,
Мои песни поет тебе... Дьявол.

+1

25

Гостья пела. Гостья ждала знака. Но она не могла знать, что кто-то так же ждет ее. Кто-то, обладавший достаточным правом находиться здесь и везде в ином мире. Но женщина в черном не спешила выходить к гостье. Она ждала следующего шага, но тут появилось еще одно действующее лицо из прошлого, ставшего настоящим. Возмущение пространства сказало женщине о том, кто пришел. Лысый мужчина с окладистой бородой, упорно называющий себя просто трактирщиком. Женщина повернула голову, скрытую плотными тенями в рамке капюшона и бесцветным, хоть и невероятно красивым грудным голосом спросила.
-Что тебе надо, Велес?
-Попросить.
-О чем?
-Помоги ей, Агония, - сказал демон, складывая руки на груди и поблескивая змеиными глазами. - Она достойна этого.
-Наблюдатель вдруг решил вмешаться? - холодная маска на пару мгновений треснула, пролившись осколками сарказма. - С какой стати?
-У меня есть на нее планы, только и всего, - пожал плечами трактирщик, задумчиво рассматривая айрес сквозь рябь пространства изнанки. - Ты же знаешь, что я не только и не столько наблюдатель, - он усмехнулся, оскалив острые зубы.
-И?
-Ты хочешь ее забрать снова? Или дашь ей шанс все исправить?
-Уже смотрел вероятности? - женщина усмехнулась и откинула капюшон. Глухая маска скрывала лицо, не давая разглядеть ни единой черты. Каскад черных волос рассыпался по плечам, поглощая малейшие отблески света. Она обежала взглядом собеседника и в конце концов кивнула. - Хорошо, если ты хочешь... Я дам ей шанс сделать правильный выбор.
-Спасибо, - демон приложил пальцы к высокому лбу и растворился в складках пространства-времени. - Еще встретимся, миледи Агония.
-Ты же знаешь, что я не очень люблю эти встречи, - холодом и безразличием этих слов можно было резать металл. Но женщина снова перевела свой взгляд на замершую около огня спасительницу. - Что ж... ты получишь то, чего хочешь.
Она накинула капюшон и махнула рукой. И тут же десятки голосов вплелись в нить мелодии. Чей-то, такой бархатный, такой знакомый, полный теплом и негой, зазвучал особенно сильно. Богатые обертонами, красками, просто жизнью ноты звали куда-то требовали придти, дойти, добежать, узнать, кто это поет. Этот голос, полный детской непосредственности и недетской мудрости, зачаровывал, пленял, но его владелица не собиралась этим пользоваться. Она пела для всех, а не для себя. Пела, отдавая себя другим.
Она любила дарить, а не брать.
Лабиринт повозок вдруг стал прямой дорогой, будто этот голос распрямлял пространство вокруг себя. Хотя это, конечно же, было ложью. Но...
Молодая девушка расчесывала длинные темные волосы, сидя на козлах одной из телег. Хрупкие тонкие кисти держали простой костяной гребень с той грацией, что обычно доступна лишь эльфийкам или аристократам с тысячелетними корнями. Пальцы пробегались по всей длине пряди, проверяя, не спутались ли волны, не сплелись ли в паутину, превращая даже это действие в акт непосредственной, почти божественной красоты, свойственной обычно лишь природе, живой, настоящей, чистой. Девочка улыбалась, будто светясь изнутри. Девочка...
Была счастлива.
Алиса была счастлива.

0

26

В какой момент песня перестала быть таковой, и стала зовом? Что привело магию раньше - музыка или голос?
В голове появилось множество вопросов, а тело привычно напряглось в ожидании неизвестного. Все, что происходило вокруг, было совершенно ирреальным: внезапное многоголосье, повозки, двигающиеся с легкостью тополиного пуха, сам воздух, ставший каким-то... Другим. Неожиданную трансформацию всего этого места завершил голос. Тот, что заставил моментально подняться на ноги и дал готовность идти куда угодно. Без сомнений, без сожалений, без страха. И не беда, что голос этот звучит не совсем так, как запомнила Светлая, главное, что узнан он был моментально.
Алиса!
Вот шаг, вот другой, третий, четвертый... Воздух стал таким густым и плотным, что начинало казаться, будто каждое движение ног боролось как минимум с горным потоком. А все остальное - все вокруг, включая смутное ощущение некого иного, совсем чуждого присутствия - стало совершенно неважным.
И если это ловушка... Я предпочту попасться, но узнать...
Даже если бы в конце "аллеи" из телег айрес не ждал никто, но была бы хоть какая-то весть, хоть что-нибудь, напрямую указывающее на ее синеокое сокровище - разве этого мало? Разве здесь, посреди пустого и холодного безвременья, этого не достаточно, чтобы в очередной раз рискнуть собой? Ответы сердца и разума на это были одинаково утвердительными, разве что второй еще и помнил о том, насколько плохо фактическое положение крылатой.
Но вот - долгие, трудные шаги заканчиваются, и глаза идущей не верят самим себе. Невозможное! Невероятное! Иллюзорное? Неважно, каким на самом деле было присутствие Алисы. Это все равно была она. Вопреки множеству трезвых доводов и вероятностей, Игнис верила в... Подлинность юной девушки, сидящей на расстоянии жалкой пары метров от нее.
Немилосердные боги Альмарена создали такое чудо в смертной оболочке? Но... Я знала. Ты всегда была прекрасной. В тебе был самый чистый, естественный Свет. Как же ты не понимала, mo Lean? С самого начала я чувствовала в тебе именно это. Сквозь горечь, возраст и галлоны крови. Всегда.
Наверное, от почти ритуального расчесывания локонов девушку отвлек не столько факт чьего-то появления, сколько чужой взгляд. Изумленный, растерянный, но вместе с тем - растроганный, даже теплый.
- Это ведь... Правда, ты, Алиса Коварейн?

0

27

Девочка поднимает свои ясные глаза на воительницу, и все лицо становится отображением эмоций радости. Улыбка расцветает, глаза искрятся, а руки зависают на мгновением, но потом... потом маленькая непосредственность срывается с места, позабыв обо все и обнимает свою гостью, радостно щебеча, как стая певчих птиц одновременно.
-Тетушка Эль! Ты пришла! Как обещала!!! Я так рада-рада-рада! Папа говорил, что вряд ли сможешь придти, а я говорила ему, что ты не пропустишь мое первое выступление! - тараторила девчушка, как заведенная, прижимая Эль к себе. - Я знала, что ты сможешь, несмотря ни на что. Знала-знала-знала! А дядя Анту и тетя Лей тоже будут? И тетя Ни? Может, даже угрюмый Рикард? Я так бы хотела, чтобы он увидел и наконец-то вспомнил, что такое - улыбаться!
Она подняла свои небесно-голубые глаза вверх, и тут же улыбка слетела с ее губ. Лицо посерьезнело, а лоб прорезала глубокая морщинка недовольных раздумий, столь неуместная на юном личике. Внимательно осмотрев свою тетушку, девчушка аккуратно коснулась драных и окровавленных доспехов, еще не до конца зарубцевавшегося шрама на лице, и печально выдохнула...
-Что случилось, тетушка Эль? Почему ты будто с войны?.. - гримаски сменяли одна другую, но девчонка не отпускала айрес из своих цепких ручонок, пока не получит ответ. - Что произошло?
Она отстранилась и обежала крылатую внимательный взглядом, так и не разжимая тонких пальчиков, сомкнувшихся на ее предплечьях. Юная непосредственность не собиралась останавливаться на достигнутом, и даже постаралась взглянуть на спину и бока, но так и не выпустила пойманную жертву. Хотя жертвой, конечно же, Элиан назвать было нельзя, но по-другому попавшую в крепкие клещи детской заботы и не назовешь.
-Садись и рассказывай! И только правду! - она подтащила Эль к телеге, на которой только что сидела, и усадила на скамью. - Без утайки! Как всегда. Я должна знать, что произошло с лучшей айрес на свете без моего ведома.
И такая умильная серьезность на милом лице...
[AVA]http://content.foto.my.mail.ru/inbox/bigaxe/other/h-75.jpg[/AVA]
[STA]С верой в будущее[/STA]

Отредактировано Алиса Коварейн (12-10-2016 23:40:11)

0

28

Нет, кажется, она немного ошиблась... Это была еще не совсем девушка, скорее, девочка-подросток, просто уже начинающая понемногу "переходить" от детской красоты к более взрослой, девичьей. В общем, тело телом, но в действительности это еще совсем ребенок.
Как это возможно? Или, быть может, в этом странном месте Алиса просто может выбирать тот облик и возраст, который захочет?
Прелестное дитя, подскочившее на ноги и рванувшее обниматься с резкостью пущенной стрелы, сразу внесло сомнения в это нехитрое объяснение.
Кто-о-о? Тетушка?!
На "тетушке" сюрпризы, впрочем, не закончились. Под раздачу попала вся семья Э'Тэль и ди Куаррон! И если упоминание Антуана еще можно было бы хоть как-то связать с "нормальной" реальностью, то все остальные... Откуда она, вообще, могла о них знать? Ребяческий восторг и "щебет" о делах семейных был до того правдоподобным, светлым и милым, что пугал не на шутку.
Впрочем, ничего из этого девочка не увидит: как быстро взять в себя в руки, воительница знает лучше многих.
- Ну что ты, разве я могла пропустить такое событие? Ты так чудесно поешь... Правда, кое за что я все же должна извиниться.
Айрес осторожно отстранила хрупкую ладошку от затягивающегося ожога, от которого, похоже, осталась только главная линия кожного разрыва и свежий рубец. Затем, покоряясь юному дарованию, присела на выбранную ею скамью.
- Я не должна была приходить на твое выступление в таком виде. Пожалуйста, не волнуйся, со мной все в порядке, просто я... Выручала друга, и очень торопилась к тебе.
Улыбнувшись по-настоящему тепло и виновато, Светлая стала снимать с себя изрядно потрепанную броню. После повреждений, нанесенных магическим взрывом, в ней все равно уже не было большого смысла. Теперь девочка не будет видеть совсем не детских следов крови и разрушения, а только относительно светлую рубашку с неизвестным ромбовидным украшением поверх нее, растрепанную косу и уже не особенно страшный след от ожога.
- Обещаю, что в следующий раз буду достойным зрителем. И не без памятного подарка, как сейчас...
На самом деле, Небесной было сложно. Сложно все: спокойно смотреть на эту юную, еще даже маленькую Алису, разговаривать с ней так, чтобы не испугать, прикасаться... Вот как сейчас, когда она аккуратно притягивает ее к себе, почти невесомо целуя в лоб.
- Главное, чтобы у тебя все было хорошо.

Отредактировано Элиан (13-10-2016 16:16:08)

0

29

Детская непосредственность не давала Алисе слишком долго переживать. Взрослые говорят, что все нормально, значит, все нормально. Она ластилась к тете Эль, коснувшись ее крепкого плеча щекой и улыбалась, довольная такой простой радостью. Прикрыв глаза, она думала о чем-то своем, светлом и теплом, как и сама девочка, которая еще не знала ни зла, ни ненависти. И тут она встрепенулась, рассмеялась и вывернулась из женских объятий.
-Тетушка Эль! Смотрите, чем я научилась!!! Прям, как вы! - она показала той раскрытые ладони, с которых посыпались искорки света. Она взмахнула руками, и прекрасные радужные дуги окружили ее. Девочка танцевала в тишине, смеялась и напевала что-то себе под нос, заливая все вокруг искорками радости. - Смотрите, смотрите! Правда, красиво? Мама меня хвалила...
Она вышла из блеска света и встала напротив Элиан, улыбка до ушей и радость в глазах. Она возбужденно дышала, волосы в беспечном беспорядке разметались по плечам, а сама Алиса, озаренная собственным свечением, была похожа на видение. Веселое, буйное, непосредственное, чудовищно честное в своей прекрасной доброте. Такая Алиса, какой она должна была стать, если бы не было всей той боли, которая свергла ее в пучину грязи, смерти, тьмы и страданий.
Она была счастлива, и делилась своим счастьем со всеми, кому повезло оказаться рядом.
Или не повезло. Смотря с какой стороны посмотреть.
-Тетушка Эль, а почему ты такая грустная? - наконец-то спросила девчонка, кладя свои ладошки на колени своей гостье. - Что-то все-таки случилось? Кто тебя обидел? - на ее лице горела некая задумчивая встревоженность, но девочка упорно старалась держать себя в узде и быть максимально, как ей казалось, спокойной и не выдавать эмоции, бьющие через край. - Скажи мне правду. Что тебя беспокоит?
И ее глаза блеснули тем самым, знакомым еще по той, нормально-ненормальной "старой" Алисе, упрямством, которое почти невозможно пересилить и победить. Когда-то это упорство гнало ее в бой с целым миром, а теперь и самой Элиан предстоит сразиться с еще молодой Алисой, решившей во что бы то ни стало узнать, что гложет ее любимую тетушку.
[AVA]http://content.foto.my.mail.ru/inbox/bigaxe/other/h-75.jpg[/AVA]
[STA]С верой в будущее[/STA]

Отредактировано Алиса Коварейн (13-10-2016 21:17:03)

0

30

Несмотря на всю тревогу и внутреннее напряжение, Игнис не могла не любоваться прекрасным ребенком, которым когда-то была Алиса. Девчушка являла собой настоящее живое чудо! Самое светлое, лучезарное и хрупкое из всех, что когда-либо встречались воительнице.
- Смотрите, смотрите! Правда, красиво? Мама меня хвалила...
Волшебное сияние озарило собой небольшой пятачок пространства, и было до того ярким и чистым, что на мгновение могло показаться, будто вокруг вовсе не хмурое безвременье, а еще день или ранний вечер, осененный солнечным светом и радугой после весеннего дождя. Но...
Чем более ослепительной была красота и невинность происходящего, тем более тяжелый, острый ком нарастал в груди воительницы. Слегка увлажнившийся взгляд мгновенно "расцвел" прозрачной зеленью: если бы только это юное создание могло знать! Если бы только ей можно было рассказать, объяснить! Но, как известно, нежность детского сердца не создана для такого. Не должна даже немного соприкасаться с ошеломляющей тяжестью и горечью "взрослого" будущего.
- Конечно, мама тебя хвалила, милая... Ты такая молодец! Через пару лет, того и гляди, обгонишь меня в обращении со Светом.
Улыбка вышла изумительно мягкой, хотя, как раз улыбаться хотелось меньше всего. Рука женщины осторожно приблизилась к девчачьей ладошке, шутливо "переселяя" в нее маленькое "облачко" Света.
-Тетушка Эль, а почему ты такая грустная? Что-то все-таки случилось? Кто тебя обидел?
Твою же... Не сработало. О, нет...
Активная деточка, судя по всему, лишь немного отвлеклась, но отнюдь не оставила свою затею с "пыткой расспросами". Нужно было срочно что-то решать.
- Скажи мне правду. Что тебя беспокоит?
- Алиса, Алиса... Зачем тебе беспокойства старших? Меня никто не обидел. Видишь ли... Я очень волнуюсь за... Того друга, о котором говорила. Я должна ему, точнее, ей, и помощь, и извинения, и много чего еще - сложная история.
Айрес красноречиво развела руками, мол, видишь, как бывает? И тут же поспешила "закрыть" тему:
- Так что, юная леди, хватит вопросов, лучше покажи мне, где тут у вас можно достать горячее питье. Угостишь тетушку с долгой дороги?
Оставалось только надеяться, что у прелестницы, воспитанной в любви и доброте, сработает старый добрый "инстинкт" гостеприимства, и, возможно, она оставит неудобные разговоры. Хотя бы на время...

0

31

-Ну тетя Эль! - Алиса даже чуть-чуть надулась, морща девичий лобик. - Опять утаиваешь? Почему?..
Но айрес не собиралась рассказывать юной особе всего, и девчонке оставалось смиренно вздохнуть и мотнуть головой, отчего буйная копна волос взметнулась и опала, улегшись развеселым стогом на хрупкие плечи. Девочка улыбнулась, вновь изменившись и изменив. Детская непосредственность часто очень близка к непредсказуемости, и Алиса была ярким примером этого самого пламенного непостоянства. Улыбка играла на уже по-женски полных красивых губах, пламенела веселая чертовщинка в хитрых глазах, опушенных густыми черными ресницами, которым еще не скоро потребуется подводка.
-Ладно, тетушка. Пока я от тебя отстану. Но ты же знаешь, что я не забуду! - пригрозила она пальцем своей многовековой знакомой. - А горячее у нас там, за двумя ивами раздают. Рык с Матушкой как раз что-то вкусненькое приготовили. Спеши, а я пока еще порепетирую, хорошо? Ты обязательно останься на мое выступление!
И она поцеловала хмурую айрес в лоб и вспорхнула, как птичка, махнув крылом в сторону означенных ив. Девочка снова закружилась в танце, показывая все, что умеет, вспоминая, ошибаясь, пробуя вновь. Репетиция была в полном разгаре, и ее так не хотелось прерывать. Смех и радость, легкие отзвуки счета и напеваемых мелодий.
[AVA]http://content.foto.my.mail.ru/inbox/bigaxe/other/h-75.jpg[/AVA][STA]С верой в будущее[/STA]
А под сенью ив стояла крепость из кустов шиповника, прикрывающая тропинку, по которой стремились рати вкусных ароматов. Следуя ей, любой путник выходил на полянку, где по логике должна быть полевая кухня, но... там оказался небольшой уютный домик, окруженный яблонями. В кадках у крыльца распускались розы, а к ступенькам вилась дорожка из неровных плоских гранитных плиток, в щелях между которыми прорастали зеленые воины травы.
Из белой трубы над крышей из красной черепицы вился дымок. Пара ленивых собак подняли седые морды, встопорщив уши, чтобы глянуть, кто же решил их проведать, но тут же положили их обратно, погружаясь в негу приятного отдохновения. Вдруг на крыльцо выбежал веселый мальчуган, замер, приоткрыв рот, улыбнулся щербатым ртом, где не хватало половины зубов, засмеялся.
-Бабуль! У нас гости!

Отредактировано Алиса Коварейн (14-10-2016 20:05:54)

0

32

Алиса-ребенок все же отступила, хотя и пригрозила любимой "тетушке", пообещав еще получить свое. Айрес отреагировала на это с не меньшим весельем - разве что окрашенным тайным чувством облегчения:
- Хорошо-хорошо, ты еще непременно отомстишь мне за неудовлетворенное любопытство! Боюсь и каюсь, мисс Коварейн... Значит, за ивами? Пожалуй, пойду туда сейчас же.
Мягко усмехнувшись, Светлая покорно дала "отметить" свое чело по-семейному невинным поцелуем, что оказалось на удивление приятным. А вот дальше, стоило ей только развернуться спиной, чтобы найти нужную "народную тропу" к местным угощениям... Окружающая реальность начала меняться, то ли издеваясь, то ли давая "сбой". Повсюду, в каждой женщине стала видеться та Алиса, которую знала крылатая: взрослая, восхитительная молодая женщина, полная своего, особенного очарования, и... Порока. Медленно, но верно прекрасные образы с одним и те же лицом превращались в грубые, вульгарные, буквально "хамящие" растерянной Игнис нарочитой, неуемной вседозволенностью.
Нет, нет... Только не сейчас! Я и без тебя... Вас... Всех знаю, что ждет эту прекрасную девочку! Х-ва-тит!
Воительница даже остановилась и зажмурилась, лишь бы абстрагироваться и не видеть. Просто ничего этого не видеть. Ей очень хотелось верить в то, что стоит только успокоиться и некоторое время не смотреть на происходящее, и ситуация уже станет иной. Спустя минуту выяснилось, что так и есть. Изменилась. Вот только...
Где это я?
Двор небольшого и, в целом, не роскошного, но, все же - особняка? На озелененную площадку с саженцами и клумбами, очевидно, заменявшую собой сад, вышли трое. Кажется, молодой человек, и... Да, определенно, супружеская пара. Никто из них не казался знакомым. И Элиан все трое, похоже, не замечали в упор. Решив, что нет худа без добра, айрес уже совершенно свободно приблизилась к беседующим вплотную. Каково же было ее удивление, когда черты лица женщины показались ей смутно знакомыми, а разговор шел... О замужестве Алисы?!
Дальнейшие перемены во времени и пространстве были стремительными: вот все та же юная и чистая Алиса, только уже лет 17, и вокруг нее вьются белошвейки со свадебными тканями, охапками кружев, лент и цветов. А вот - она уже молодая замужняя леди, которую до дрожи в коленях обожает ее добрый супруг. Вероятно, не только ее, но и их общих...
- Детей. Которых у нее никогда не будет. Как, впрочем, и мужа, и дома, и даже покоя. Это сделали вы. И ты. Каждый из вас.
Мирные и радостные видения померкли, зато из тумана и темноты появился голос. Или это звучит только в собственной голове? Как ни странно, Эль уже ничего не пугало. Только злило. Горько и печально... Очень, очень злило!
Знаешь, что, трусливое трепло из Тьмы? Заткнись. Просто заткнись.
На самом деле - и мерзкие нашептывания больно "кололи" сердце, и беспросветный туман выглядел жутко, словно дымящийся океан неизвестности, скрывающий в себе и против тебя все, что угодно. Возможно, Элиан даже можно было победить, завалив всеми этими грязными приемами, но у того, что пыталось ее остановить, была одна большая проблема: Небесная совсем отреклась от страха за себя, и ни секунды не лгала Велесу о том, ради чего она здесь, готовая, кажется, вообще на все. Вот и теперь она просто наплевала на все, сделав очередной шаг в "пропасть"...
-Бабуль! У нас гости!
Что?
Избушка, яблони, мальчуган... Откуда? Какая ловушка поджидает на этот раз? А затем взгляд воительницы наткнулся на два приметных дерева.
За ивами. За двумя ивами, ну, конечно!
Светлая немедленно заулыбалась, вежливо кивая мальчишке, и не менее учтиво ступая на порог чьего-то дома.
- Доброго дня. Я могу зайти?

Отредактировано Элиан (15-10-2016 21:18:22)

0

33

Мальчуган замер. В его глазах замер огонь интереса, но он спешил начинать спрашивать. Взгляд метался по фигуре гостьи, подмечая деталь за деталью, но терпения этому юному человечку было не занимать. Он уже собирался опять позвать, но тут высокая, почти невесомая из-за больших стеклянных ставок дверь открылась, чтобы выпустить на улицу ту, кого так упорно ждал малолетний сорванец. Все прожитые годы так и не сломали эту женщину, оставив спину ровной, а волосы - густыми, но каждый из них отметился на ней каким-нибудь своим способом. Кто-то выжег смоль волос, оставляя грустный пепел, кто-то избороздил лицо морщинами, а от кого-то остались шрамы, покрывавшие шею и правую щеку. Но пусть выцветшие, потерявшие свою былую яркость голубые глаза еще хранили в глубине яростную энергию жизни, с радостью делясь ею со всеми, кто смотрел в них.
Но когда женщина, близоруко щурясь, наконец разглядела, кто пожаловал к ним с внучком, в ее глазах ненадолго вспыхнула та самая сила, которую Эль должна помнить. Женщина усмехнулась, прихрамывая на левую ногу, медленно спустилась и, потрепав внучка по голове, сказала:
-Иди в дом, Доминик, накрывай на стол. У нас долгожданные гости, - женщина улыбнулась немного печально и грустно. Мальчик вспорхнул по крыльцу наверх, как сайгак, и скрылся в доме, о чем-то весело напевая. - Хороший мальчик. Мой внук, - в ее голосе прорезались нотки гордости за свой род. - Привет, Эль. Не видела тебя с того дня, как мы победили Рабидуса. Странно, что ты вдруг решила через почти тридцать лет заглянуть на огонек, - она подошла еще ближе и остановилась в двух шагах от айрес. - Ты почти не изменилась с нашей последней встречи. Только глаза, почему-то, стали другими... Не теми, что я помню.
Он склонила голову и привычным жестом, который крылатая помнила до мельчайших подробностей, откинула прядь со лба.
-Время немилосердно к людям, как видишь. Мой срок подходит к концу, но... - она на мгновение задумалась, смотря куда-то вдаль. - Я рада, что ты здесь. Я и не чаяла тебя увидеть после всего... что наговорила тебе в прошлый раз. Пошли в дом, крылатая. Нечего на пороге стоять.

0

34

Элиан, конечно, ожидала подвоха или новой попытки "ударить в спину" - в конце концов, здесь, в так называемой Изнанке мира, это было нормой - но то, что произошло дальше... Кажется, к такому жизнь ее не готовила никогда, несмотря на возраст в почти шесть столетий.
Значит, это и есть твоя бабушка, мальчик?
Пожилая женщина сразу произвела очень неоднозначное впечатление: несмотря на явные следы возраста, шрамы и седину, черты ее лица казались знакомыми. Голос! Даже он, измененный временем, все равно напомнил о...
Но ведь... Выходит, что... Не может быть!
Айрес молчала, не будучи в силах произнести хоть что-нибудь. Во всяком случае, вслух. Дыхание перехватило, а изумленная, прозрачная зелень глаз просто не могла оторваться от той, в кого было так сложно поверить. Почтенная миссис, возможно, уже и не Коварейн, все говорила и говорила о том, чего не было, в то время как руки крылатой просто не могли не прикоснуться к ней, будто бы проверяя, не призрак ли перед ней. Волосы, плечи, теплая кожа с застарелыми шрамами...
- Как такое возможно... Как?
Если эта, уже, можно сказать, очередная Алиса была настоящей, то ей было самое время сообразить, что "не такие" в айрес, вероятно, не только глаза. Та Игнис, которую она наблюдает перед собой, не знает и не пережила ни слова из тех, что были сказаны хозяйкой этого дома. Разве что, с идеей зайти в дом Светлая, кивнув, безропотно согласится и пройдет внутрь. Правда, остановится, так и не дойдя до главной комнаты, где уже суетился маленький "помощник":
- Найди внуку повод выйти. Я не хочу напугать ребенка... У меня слишком много вопросов.

0

35

Женщина приподняла бровь в привычном и знакомом вопросительном жесте, но больше на ее лице не отразилось ни толики чувств. Эта Алиса научилась управлять бурями внутри и скрывать их не хуже заядлого дипломата. Лишь по глазам еще можно было заметить, что и старушка удивлена вопросами Элиан не меньше самой крылатой, попавшей в тенета неожиданностей.
Она молча приоткрыла дверь, пропуская гостью в опрятную прихожую, где в тщательно продуманном хаосе перемешались десятки стилей, образую любовно выписанную картину домашнего уюта. Алиса кивнула головой в сторону виднеющейся кухни.
Маленькая кухонька встретила двух старых подруг запахами трав и печенья. Почти не потерявшие былой тонкости пальцы подцепили прихватку, и старушка достала из печи немаленький противень с ровными рядами булочек с корицой, чей одуряющий аромат тут же настойчиво полез в ноздри. Лишь завершив этот ритуал и выдав внуку пару штук, Алиса подтолкнула того к выходу и посмотрела в зелено-серые глаза крылатой.
-Хорошо, Эль. Как скажешь... Что-то сильно изменилось, да? - она снова заложила волосы за ухо, перед тем как сесть за стол. И теперь опавший рукав платья открыл девственно чистую кожу запястья и предплечья, без малейших признаков печатей тьмы и шрамов, которыми покрыли руки женщины безумные прихвостни темного лорда. А на груди отсветами блеснул потертый, старый символ Имира. Такой же, какой айрес дал демон-трактирщик. - Тьфу ты. Подожди. Сейчас. Двадцать лет эта штука тебя ждала, если сейчас не отдам, то совсем забуду. Старость, знаешь ли, она такая.
Блеснули еще ровные целые зубы, нехарактерные для стариков, в ослепительно завораживающей улыбке, когда Алиса приподнялась и рванула куда-то вглубь дома. Погремев чем-то вдалеке, она вскоре вернулась , держа в руках коробочку, обитую темным бархатом.
-Когда-то я не успела тебе ее вручить, а теперь это уже просто символ былого, не больше, - женщина хмыкнула и открыла крышку. На подушке из атласа покоился знак из скрещенных мечей, на которых лежал щит, поверх которого изображен символ веры. - Не знаю, помнишь ли ты, но в тот день, когда я стала настоятельницей храма в восстановленном Лесничихе, я хотела сделать тебя своей Защитницей... Но право мне это дали уже слишком поздно.
Она печально вздохнула и посмотрела в окно. В ней не было напускного притворного благочестия, она лучилась светом изнутри, и ее улыбки были лишены малейших признаков того порока, который навсегда поселился в каждой черточке лица родной для Элиан Алисы.
Эта была такой же. Но и другой. Абсолютно другой. И, когда она наконец повернулась, она почти справилась со слезами и стерла с лица печать печали.
-Так о чем ты хотела поговорить после стольких лет? И всего того, что я тебе наговорила... Тогда? Ведь это, - она кивнула на знак, - была лишь робкая попытка примирения. Хотя, думаю, ссорилась из нас только я.
Она снова улыбнулась с небольшой грустинкой, но уже вскоре снова стала такой же радушной и доброй хозяйкой без малейших признаков тоски.
-Ты угощайся, - булочка с корице важно прошла свой путь через ее руки, чтобы оказаться ровно перед Элиан на тарелочке с аккуратной голубой каемкой и росписью по ней. - Чай скоро вскипит. Попьем, как в те далекие дни, когда почивали на лаврах.

0

36

Воительница не спешила с расспросами, давая себе время осмотреться. Разумеется, не из праздного любопытства, а потому, что в ее положении ответы, подсказки или хотя бы намеки стоило искать абсолютно везде: каков дом, что доставалось из печи, что теперь носила хозяйка этого островка... Островка чего именно? Счастья? Надежды? Покоя? Все вокруг почему-то казалось невероятно хрупким, словно сотканным из тепла и света, и оттого - немного ненастоящим.
Чем больше Небесная слушала, тем больше она понимала, что речь идет либо о каком-то чуждом, параллельном ходе истории, либо о том прошлом, что еще просто не успело случиться. В голове прокручивались спешные теории: что, если это и есть самое настоящее, возможное будущее Алисы? Если так, то для чего здесь она, Элиан? Может быть, чтобы показать необходимость определенного вмешательства, или...
Или объяснить раз и навсегда, что я и счастливая новая жизнь для нее - обстоятельства несовместимые.
Почти настала очередь айрес собраться с мыслями и объяснить нечто важное, но тут ее собеседница вспомнила о чем-то, что якобы ожидало крылатую целых двадцать лет. И, пока Алиса(ли?) вполне буквально убежала за неизвестной вещицей, Светлая решала для себя новую загадку: каким образом случилось такое чудо, и на коже женщины не осталось ни единого шрама, ни малейшего следа "меток" Тьмы? Да и был ли в этой ее жизни именно такой "период Тьмы", который был известен Игнис?
- Красиво. Так, значит, ты даже стала настоятельницей Светлого храма... Если я скажу об этом - "удивительно" - знай, что в моей реальности это должно называться чудом, никак не меньше.
Подаренный знак был сцеплен с иномирным артефактом, и теперь мирно висел на груди, слегка прикрытый ромбовидным камнем в крепкой оправе. Эль же, улыбнувшись, осторожно заключила ладони (Не)Алисы в свои:
- Тебе не за что чувствовать себя виноватой, не о чем печалиться. Может быть, сейчас ты даже отдала мне чужой подарок. Я не знаю, о чем ты мне рассказываешь. Не сражалась с тобой и не побеждала твоего врага. Не имела счастья увидеть тебя такой - лишенной Темных отметин, порока и зла; обретшей свободу, покой и, вероятно, даже семью. Меня привела сюда Тьма. Проклятие, не желающее отпускать ту несчастную женщину, у которой твое имя и твое лицо. У которой нет ни надежды на спасение, ни веры в себя.
Крылатая говорила спокойно, на одном дыхании, так, словно рассказывала этой милой бабушке сказку. Правда, немного страшную...
- И в той женщине, миссис, мое сердце. Вся моя вина и весь мой свет. Я ничего не хочу так, как ее спасения. Ничего!
Она разжала пальцы, аккуратно отпуская непривычно пожилые женские руки.
- Именно поэтому мне важно задать тебе вопрос, и получить на него самый честный ответ. Тебе, видимо, все же удалось прожить ту жизнь, которую люди называют "нормальной", у тебя есть теплый и уютный дом, и даже тот, кого ты называешь внуком. Расстроила тебя, как обычно, только я - или другая Элиан - своим отсутствием. Ты... Счастлива?

0

37

-Значит, кошмары не врали... - задумчиво протянула женщина и устало откинулась на спинку стула и потерла лоб. - Только какие тогда это кошмары, если они не лгут?.. Подожди, Эль, я должна убедиться, что ты - это ты, - и на кончиках ее пальцев загорелись сгустки света, собираясь в сложную конструкцию, которую она поднесла к самому сердцу гостьи. Конструкция загорелась еще сильнее, впитывая свет айрес, разгораясь вместе с ним. Аура же гостьи так же вспыхнула, невидимой волной проносясь по помещению. - Что ж... Мало что способно скопировать твой оттиск в мире, Элиан. И я вижу, что ты - не совсем та Элиан, которую я помню. Отпечатки других дорог на тебе.
Она прикрыла глаза и покачала головой. Потерла виски и еще раз выдохнула, собираясь с мыслями. Морщины на лице, казалось, стали еще глубже, показывая все прожитые годы разом. Ведь этой Алисе уже давно за шестьдесят. И сейчас она стала выглядеть на свой возраст, когда усталая улыбка снова коснулась ее губ.
-Да, Элиан, я была счастлива. Когда наконец-то все забыли о том, что мы сделали, перестали приписывать это все - мне одной. Когда я сложила все обязанности и смогла поселиться здесь, вдали от толп паломников и желающих прицепится к моей... и твоей славе, - она выдохнула и склонила голову. - Вот тогда я смогла просто побыть матерью, а потом и бабушкой. Хоть и не удалось побыть женой. Муж-то мой погиб тогда в Лесничихе, когда пришли прислужники Рабидуса... - она внимательно глянула на свою знакомую-незнакомую, отчего светло-голубые глаза ненадолго вернули свою насыщенную синеву. - В твоем... в том варианте, видимо, все пошло не так. Если ты говоришь, что печати были на мне... Тогда понятно, почему мне снились эти сны. Говоришь, тебя сюда привела тьма? Нас обеих она сюда привела, пусть и разными путями.
Закипел чайник, и Алиса разлила по глиняным кружкам ароматный травяной чай, добавила по капельке меда и поставила перед былой подругой ее кружку. Разложила на фарфоре печенье и запеченые яблоки, добавила пару палочек корицы для аромата, рядом вольготно разместился поднос со свежей выпечкой, к которой гостья так и не притронулась к вящему недовольству хозяйки.
-Слишком много грязи всплыло в верхах церкви после победы, Эль. Поэтому я и ушла. Не смогла смотреть, как дело всей моей жизни умирает, уничтожаемое не внешней тьмой, а внутренней. Той, что есть в каждом из нас, людей. И вот... - она обвела рукой домик, - я здесь. Как и ты, которая пришла спасать меня же, только другую, от... тьмы? Какая ирония, не находишь? И кто тогда я? Плод чьей-то больной фантазии? Или все-таки реальность, пусть другая? - она говорила об этом излишне спокойно, будто все это ее больше занимало, чем пугало. - Мы вряд ли найдем ответ, конечно же. Быть может, это ты - плод моего воображения, а я давно лежу в лечебнице или в руинах этого же дома и пускаю пузыри.
Улыбка ненадолго озарила ее лицо, но тут же угасла.
-Если бы я не читала последних магических изысканий, я бы, наверно, уже кричала бы тебе, чтобы ты убиралась. Но слишком все складно, хоть и невероятно... Но когда наша с тобой жизнь была обычной, а, крылатая?
Женщина взяла в руки кружку и пригубила чай, прикрыв глаза от удовольствия. С возрастом в ней добавилось простой и не очень житейской мудрости, а проницательности ей и раньше было не занимать. Алиса снова улыбнулась.
-Расскажи, что случилось с нами в твоей вероятности событий. Тогда, быть может, мы поймем, почему Судьба-насмешница свела нас в этой точке и в это время.

0

38

Айрес не мешала "изучать" себя и, в целом, была готова подчиняться тем правилам, которые установит хозяйка дома. Ведь, в самом деле, отчего бы ей не принять гостью... Например, за коварный двойник, порождение чуждого магического искусства? Одна только откровенность мало кого убедит, потому как даже эмоции можно сымитировать и "вложить" в условно живого двойника. Когда получился абсолютно закономерный результат, воительница лишь мягко пожала плечами - мол, видишь, Алиса, никто тебе не лгал.
А еще, отлично зная и видя, как гостеприимная женщина старалась ее угостить, поблагодарила ту за чашку чая и немедленно "стянула" одно печеное яблоко. Которое, конечно же, вкусное, и будет съедено до последнего кусочка - хотя, по большому счету, Эль не хотелось ни есть, ни пить. Не в ее ситуации, определенно...
- Надо же. За исключением смерти супруга, твоя жизнь сложилась достаточно благополучно. Ты не представляешь, как мне жаль, что я - не то свое "отражение", знавшее тебя такой... Настоящей. С другой стороны, ты принесла мне и благую весть: где-то там, в небытие времен, Алиса может быть счастливой, без оков Тьмы.
И без меня. Но разве бы я не согласилась с этим, зная, за что плачу?
Сделав глоток чая, крылатая улыбнулась:
- Обычных жизней у нас не вышло нигде, это верно. И кто мы есть среди миров - в сущности, не так уж и важно. Важно сейчас то, насколько расходятся твоя и моя жизнь.
Пожалуй, теперь даже краткие моменты улыбчивости закончатся для них обеих.
- Там, откуда я пришла, юная Алиса мне не была знакома вовсе. Мы встретились за границами родного мира, став исполнителями совершенно разных ролей: она - Темной императрицы, временно лишенной своих сил, а я - призванной убийцей этой самой правительницы. Неважно, что произошло потом, но домой мы возвращались вместе, и условием возвращения был сбор Тьмы всего этого мира... Алисой. Она этого не хотела, даже планировала умереть в процессе переноса, лишь бы не возвращаться к злу и безумию. Но она вернулась живой и невредимой - и с огромными Темными силами. Это сделала я. И чуть не заплатила за это своей жизнью, а после еще три долгих года постепенно обретала память о случившемся. Я ничего не помнила, в то время как моя Темная королева считала меня мертвой.
Игнис впервые открыто говорила об этом, и ей было сложно. Неожиданно сложно. Казалось бы, каждое слово уже давно осознано и пережито, но нет - едва успокоенные "раны" снова кровоточили, и разговор давался со все большим трудом.
- Как ты, возможно, догадываешься, три года прошли, и теперь, благодаря моим родственникам и нашему общему делу, мы встретились. Правда, не совсем с Алисой... Тьма успела захватить контроль над ее сущностью. Как бы я ни была виновата, и чем бы мне ни пришлось платить - я больше не отступлю. Неизвестное пространство, старый демон и... Вот эта бесценная вещь привели меня сюда.
Значок послушницы и дневник, данные Велесом, очень неловко, почти виновато перекочевали на стол. Элиан почему-то казалось, что эта миссис Коварейн ее непременно осудит - вероятно, потому, что сама Светлая не считала себя достойной прощения.
- Вот так я и оказалась на пороге твоего дома. И у меня нет шансов: или все - или ничего...

Отредактировано Элиан (19-10-2016 16:53:54)

0

39

Алиса смотрела на выложенные перед ней богатства и слушала. Слушала даже не то, что говорила ее гостья, а скорее то, как она это делала. Прикрыв глаза, она молча пила свой чай, по чуть-чуть откусывая печенье. Когда айрес закончила, она еще какое-то время молчала, обдумывая то, что было сказано. Под конец своих раздумий она хмыкнула, склонила лицо к полу и покачала головой, находя во всем этом что-то смешное только для нее. Тонкие пальцы ненадолго коснулись потертой поверхности знака жрицы, который носила другая Алиса, и лишь после этого она заговорила.
-Какая извилистая дорожка, однако, у проведения... - она встала и подошла к окну, чтобы через гладь стекла глянуть в аккуратный сад. - Ты пришла спасти меня от того, от чего я не смогла спасти свою учительницу. Именно моя глупая попытка ее спасти и была причиной нашей с тобой размолвки, Эль... зато теперь мы точно знаем, зачем ты оказалась здесь.
Она резко обернулась и улыбнулась, довольная тем, что поняла, пусть и частично, замысел насмешливой судьбы. Но потом снова посерьезнела и выдохнула. Сложив руки на груди, женщина прислонилась к стене, а в ее глазах поселилась печаль, хоть и с примесью торжества.
-Я стала воплощением тьмы и пыталась спасти мир, забрав темную силу, а потом умереть, чтобы она рассыпалась между мирами? Хех, а у меня, оказывается не только дурь в голове, но и храбрость с самопожертвованием... - она грустно хмыкнула и лишь потом продолжила. - Я знаю, как тебе помочь, Защитница. Я долго искала ответ на этот вопрос, ведь Рабидус унес в могилу все свои секреты, а Диана, ставшая носителем тьмы в нашем мире... Она навсегда сошла с ума, хоть я и смогла тогда ее освободить от тьмы, - она снова замолчала, обуреваемая печальными воспоминаниями. - Если отбросить детали, тебе придется завершить то, что начал Темный лорд. Полностью слить меня с тьмой. Даже у Антуана в книге ритуал не полный. К сожалению, и у Хранителя Лабиринта был лишь не самый качественный список с той самой книги драконов. А я с помощью твоего племянника нашла оригинал после долгих лет поисков. И ужаснулась, если честно, чем должна была стать Диана. Именно поэтому я и решила просто вырвать тьму из нее. Но она за собой в бездну утащила и большую часть души и вместе с ней разума моей наставницы.
Она печально вздохнула и качнула головой.
-А так у тебя будет шанс все сделать правильно, - она постучала пальцами по столу. - Главный вопрос в том, что за тьму она принесла из другого мира? Потому что нейтральная тьма и окрашенная - это две большие разницы. Расскажи подробнее, что это за мир такой.

0

40

Никаких глубинных взаимных откровений не вышло, драматичная и опасная, слишком глубинная открытость так и не нашла своего места в этой ситуации. И Эль вздохнула с облегчением - в прямейшем смысле этого выражения, с благодарностью воспринимая разумное молчание своей собеседницы. Сохранять спокойствие и не переставать обдумывать решение сложившейся "головоломки" - лучшее из того, что только, вообще, можно было сделать.
- Хм. Значит, та Элиан не приняла того, что ты сделала нечто... Аналогичное моим поступкам? Действительно, вот уж где настоящая ирония судьбы.
Затем, взяв маленькую паузу, Светлая все же добавила еще кое-что:
- Можно, я извинюсь за нее? Если вдруг она была слишком... Резкой и категоричной в выражении своей позиции - не держи на нее зла. Искренние чувства, к сожалению, не спасают нас от ошибок.
Почему-то Игнис очень хотелось это сказать. Быть может, потому, что ее душу слишком тяготила невозможность просить и получить настоящее прощение - у "настоящей" Алисы. Которая, к слову, выглядела так, словно ее посетило не только самое настоящее осознание всей проблемы, но и ее решение.
- Я знаю, как тебе помочь, Защитница. Я долго искала ответ на этот вопрос...
Где-то внутри промелькнуло нечто, подозрительно напоминающее слабый свет надежды. Пугающе хрупкая мысль о том, что спасение может быть найдено прямо сейчас, в один момент! Мысль, которую было страшно себе позволить. И которая, соответственно своей хрупкости, рухнула и рассыпалась столь же мгновенно, как и появилась:
- Придется - что? Нееет, нет, это невозможно! Я столько шла сюда, терялась во времени, не понимала это чуждое пространство... И все ради того, чтобы услышать, что спасения от тьмы нет. Что я должна отдать мою печальную леди ей... Навсегда?
Айрес вышла из-за стола, резко отворачиваясь к ближайшей стене. Повисшую тишину нарушил жалобный треск глиняной кружки, так и оставшейся в руке воительницы. Пальцы разжались, стряхивая последние осколки, и, кажется, даже не чувствуя пары кровавых царапин. Небесная чувствовала, что от падения в незримую пропасть ее отделяет буквально шаг. Алису не спасти? Разве можно с этим смириться, разве можно такое принять!
- Если я скажу тебе, что эта тьма была призвана чужой злобой и гордыней, что она сотворила живых мертвецов, жаждавших человеческой плоти и крови... Что это изменит?
Светлая, наконец, обернулась. Бледная и злая, со штормами и сталью в глазах, она буквально заполняла комнату своим... Не гневом, как ни странно. Отчаянием.
- Там, в другом мире, в месте ритуала и эпицентра тьмы, я почувствовала некую сущность. Словно в этом океане темной энергии было нечто, способное видеть, слышать... Существовать! Я не знаю, что это было, но оно позволило мне приблизиться к Алисе и стать живым "противовесом", фильтром из Света. Оно даже честно дало мне понять, что, скорее всего, спасение Алисы меня убьет. Чем или кем это могло быть, я до сих пор не имею ни малейшего представления. Полагаю, для тебя эта информация может стать важной.

Отредактировано Элиан (23-10-2016 03:56:18)

0

41

-Ты сама только что ответила на свое негодование, Элиан, - старая Алиса печально улыбнулась и взяла крылатую за руки. - За то ты дала ответ и на мой вопрос. В твоей Алисе сейчас два источника тьмы. И они, возможно, еще не слились в единое целое. Еще есть шанс все исправить, спасти ее, только... придется пожертвовать чьим-то светом.
Она замолчала, поняв, что ее слова звучат, как бредни сумасшедшего. Морщинки на лице стали заметнее, когда женщина задумалась о том, как объяснить все то, что с таким трудом она добыла в своих изысканиях. Выпустив руки айрес, она потерла лоб, собираясь с мыслями. Взяла кружку с чаем и покрутила ее в руках, сделала маленький глоточек и только после этого подняла глаза, чтобы поймать взгляд собеседницы и постараться перед ей свою уверенность.
-Как ты знаешь, в нашем... и в вашем, думаю, тоже, драконы - гости. Они прибыли извне, имея за спиной огромный багаж знаний, и всегда были вне наших мелочных дрязг. Именно они первые пришли к выводу, что первоначальные стихии никогда не несли в себе ни зла, ни добра, ибо это все - лишь наши представления, а не абсолютные величины. И именно им принадлежит идея о попытках получить доступ к первородным, чистым энергиям, а не к грязным, ослабленным шорами нашего восприятия.
Она опять замолчала, круча злополучную кружку в руках. Брови сошлись к переносице, и она устало выдохнула.
-В общем, как легко понять, больше всего от наносов наших мыслей пострадали свет и тьма, так как первый оперирует энергией жизни, а вторая - смерти. Только именем света совершенно не меньше зверств, чем именем тьмы. И светлые боги... не такие уж и добрые, кому как не тебе об этом знать, Элиан.
Еще одна передышка. Нервное сглатывание. Небольшое дрожание рук. Взгляд в окно. И тут вихрь врывается в домик. Из открывшегося портала вошла женщина, неуловимо похожая на сидящую перед Элиан женщину, только с невероятно яркой, огненной гривой, ниспадающей до пояса и притягательно светящимися изнутри зелеными глазами. Она рассмеялась, обняла Элиан с радостной улыбкой и щебетом.
-Тетушка Элиан! Как я рада вас видеть! Ма-ам, ты чего не сказала, что у нас гости? Я бы побольше времени выкроила! А то у меня же сейчас экзамены! Студенты в академии совсем потеряли уважение к педагогам... - она сокрушенно покачала головой.
-Мы с Элиан скоро уедем, поэтому я и не сказала тебе ничего. Заберешь Доминика, Соня? - Алиса постаралась улыбнуться.
Дочь пристально глянула на мать и недовольно нахмурилась.
-Что-то случилось?
-Да. Надо помочь одному хорошему человеку.
-Почему ты, а не я?
-Потому что так надо, - мать улыбнулась уже веселее. Видимо, такой разговор был у них не впервые.
-Опять тайное спасение мира? - Соня глянула на гостью и блеснула зеленым пламенем. - Тетушка Эль, ну почему всегда мама? Другим что, силенок не хватает мир спасать? Постарайтесь, чтобы мама вернулась целой... Хотя, понимаю, что это вы обещать не можете. Но постарайтесь. Где там Дом?
-В саду играет, - Алиса заложила седую прядь за ухо и глянула на такую похожую на себя молодую, но еще более яркую дочь. - Спасибо, что понимаешь, доча.
-Да как этого не понять, мам. Ты всю жизнь меня учила, что наш долг - работать на благо людей и мира. В наших руках сила, - Соня грустно улыбнулась и снова исчезла в зеве портала, покрывая все пространство вокруг легким флером статики.

Лишь когда яркий пожар дочери скрылся с глаз, Алиса печально выдохнула.
-Как ты поняла, это была моя дочь. Твоя крестница, кстати, - она отсалютовала ей кружкой с чаем и после некоторых раздумий продолжила. - А теперь вернемся к насущным проблемам. Есть как минимум два ритуала. Первый - тот, что извратил Рабидус, проведя его надо мной у вас, и над Дианой у нас. Единственный вариант спасти ее - сделать его правильно, закрывая сосуд, предварительно очистив от всей наносной грязи. Это сложно, но возможно, и с большой долей вероятности мы сможем как минимум спасти ее душу, если не тело. Второй же... это аналогичный ритуал по единению со светом. Но книга, описывающая его, спрятана где-то, куда я не смогла добраться, несмотря на все свои возможности.
Ненадолго блеснула улыбка, и Алиса тряхнула головой.
-Не беспокойся, просить найти книгу о втором я точно не буду. Нам бы с первым разобраться, пока еще есть шанс, хоть и...
Она не договорила. Все и так отлично понимали, что это означает.

0

42

Неизвестно, с чего вдруг миссис Коварейн взяла, будто объясняет недостаточно хорошо, или будто айрес ей не поверит: наоборот, последняя выслушивала необычные магические теории с искренним интересом.
Два источника тьмы? Если исходить из теории об изначальной нейтральности любой магической стихии, тогда... Да, это начинает выглядеть, как логичный источник проблемы.
- Погоди-ка... Если я верно тебя понимаю, то у нас есть шанс привести ту Алису к условно нейтральной Тьме? И, значит, дать ей заново выстроить контроль над собой и своей силой. Без присутствия и давления чужого зла?
Не то что бы такой расклад был наилучшим вариантом из тех, на какие Эль хотелось бы надеяться, но... Во всяком случае, чернота и злоба Проклятья проиграет, погибнет и оставит свою жертву в покое. А дальше... Дальше святой обязанностью крылатой будет помочь Алисе сориентироваться в ее новом состоянии и положении, найти свой, достаточно разумный и умеренный путь. В конце концов, разве Светлая никогда не встречала достойных врагов среди Темных, весьма далеких от методов и поведения кровожадных безумцев?
- Раз на лучшее рассчитывать не приходится, то пусть будет хотя бы так. Сохранить ее душу, дать возможность управлять своей жизнью без голоса искаженной тьмы - уже немало, и уже слишком плохо для того, что пытается захватить ее навсегда.
Возможно, могло быть сказано несколько больше, к тому же, у леди Э'Тэль еще остались вопросы по поводу теории и практики задуманного, но, как водится, чужая жизнь и пространство внесли свои коррективы. По комнате пронеслась "волна" знакомых, и не то что бы самых "любимых" ощущений.
Портал?
Очень скоро стало не до разговоров: да и какие разговоры, когда на тебя идет незнакомка с распростертыми объятиями... Хотя, такая ли это незнакомка? Схожесть с типажом внешности юной Алисы была очевидной, правда, и не абсолютной. Лицо молодой женщины все же было немного другим, а цвет волос и глаз - так и вовсе кардинально противоположными.
Ага, снова я "тетушка"? Понятно. Дочь.
- Здравствуй, милая. Не стоит беспокоиться, я совсем ненадолго. Можно сказать, уже ухожу, и...
...и успокоить деятельную магичку было бы делом пары минут, но местная Алиса вдруг огорошила как ее, так и свою гостью заявлением о том, что они скоро уезжают. Поди, "сыграй" в таких предложенных обстоятельствах, конечно...
- Что бы там ни было, Соня, я обещаю сделать все, что в моих силах.
Как это часто бывало в непонятных ситуациях, пришлось прибегнуть к универсальным дипломатическим уловкам: вот, вроде бы, и ответ дан, и лжи не было, но что именно сказали и пообещали - это еще вопрос. Дальше со внезапной гостьей оставалось только попрощаться.
- Как ты поняла, это была моя дочь. Твоя крестница, кстати...
- Дивная красавица, похоже, она взяла лучшее не только от тебя, но и по линии своего отца. Только это никак не отменяет моих вопросов.
Игнис аккуратно присела на свободный край стола, скрестив руки и не отрывая от своей собеседницы вопросительного взгляда:
- Ты ведь не думала, что я не спрошу, куда это мы "скоро уедем", в чем именно заключается ритуал и при чем тут чей-то свет, которым якобы нужно пожертвовать?

0

43

-Почему-то я и не сомневалась, что ты припрешь меня к стенке, задавая эти вопросы, - морщинистые старческие губы, сохранившие лишь намеки на былую полноту, раздвинулись в улыбке. Она взяла в руки тетрадь, перелистывая страницы и читая то, что писала другая версия ее же самой. Периодически левая бровь изгибалась в недоумении или вопросе. В конце концов она отложила чтение и постучала пальцами по столешнице. - Конечно, я на все отвечу. По порядку. Идем мы искать третью в списке наших с твоей Алисой кошмаров. Ту, которая приведет к четвертой. Не зря все мы видим одни и те же сны... Значит, они действительно важны.
Женщина задумчиво потерла переносицу, размышляя о чем-то неприятном. Смежив веки, она еще раз пробарабанила по столу и отпила из кружки остывший чай. Лишь после этих манипуляций она сняла с шеи свой медальон и положила рядом с близнецом, побитым временем, боями и тьмой. И тут же между ними зазмеились разряды молний, щелкая и шипя, как разъяренные змеи. Медальоны стали притягиваться друг к другу, скользя по поверхности стола и скрежеща металлом. И вот на столе остался один. Чистый. Будто только-только отчеканенный, но с четким тиснением имени владелицы.
-Как я и думала, - женщина откинула с лица седую прядь и печально улыбнулась. - Единое должно быть единым, Эль, - дрожащие пальцы коснулись холодных боков знака, и бывшая жрица внимательно всмотрелась в лицо своей подруги. - Теперь ты понимаешь, чьим светом придется пожертвовать, чтобы спасти... меня?
Грусти в ее глазах хватило бы на пару городов. Но в конце концов она улыбнулась и пододвинула дневник и знак своей собеседнице.
-Это не мои вещи. Вернешь, когда мы найдем всех. Проклятье со всеми нами не сладит, - и на лице доброй бабушки появился хищный оскал готовой биться до последнего воительницы. - А насчет ритуала... Странно, конечно, все это. Но я уже ничему относительно самой себя не удивляюсь.
Из ящика стола появляется потертая книга в простой обложке без чудовищной символики, кожи младенцев, стальных шипов и прочих атрибутов вместилищ "страшных" знаний. Лишь ощущение древности - вот единственное, что отличало эту неброскую книженцию от обычной поваренной книги.
-Ритуал должен быть завершен, Эль. Частное должно стать единым, - книга легла рядом с вещами той Алисы. - Письмена должны быть закончены, и пепел сплетется с жизнью. Из ничего родится все... Боги, как это глупо звучит, но дальше тебе сможет помочь только Антуан и его рунники. Сама я смогла лишь прочесть, но не воплотить. Да и уже поздно было...
Она встала, обошла стол и замерла напротив Элиан. Безбрежное море в ее зрачках вдруг сменило штормовые бури на гладь спокойствия. И Алиса протянула руку и накрыла ладонь крылатой, чтобы сказать.
-Мы все сделаем, Эль. Спасем тех, кого должны. Как всегда. А теперь веди, - шепот обжигал чувствами, но не пороками. - Ты знаешь, куда мы должны попасть. Я же лишь могу проложить для тебя путь. Думай, подруга. Ты всегда это делала лучше меня. Все двери открыты...
Осталось только выбрать

Отредактировано Алиса Коварейн (01-11-2016 21:26:59)

0

44

Элиан мягко усмехнулась, пожав плечами:
- Полагаю, некоторые мои черты неизменны, о каком бы мире ни шла речь. Даже не знаю, хорошо это или плохо.
Взяв паузу, Светлая оставила почтенную даму в обществе дневника той ее версии, ради которой здесь происходило, похоже, абсолютно все. Этот факт был удивителен: почему? Потому ли, что именно эта Алиса важнее или могущественнее остальных? Или разгадка в том, что у нее единственной имелись варианты, и только у нее не был исчерпан "лимит" Судьбы?
Хотела бы я знать... Но, пожалуй, не стоит.
Глядя на то, как два идентичных медальона соединялись воедино, айрес лишний раз подумалось о том, что некоторым вопросам, возможно, необходимо оставаться без ответов.
- Единое должно быть единым, Эль. Теперь ты понимаешь, чьим светом придется пожертвовать, чтобы спасти... меня?
Странность или жестокость "методов" больше не удивляла и, вероятно, именно поэтому Небесной удалось остаться относительно спокойной:
- Я уже перестаю изумляться тому, что происходит на дорогах моего поиска. Алиса, которую я знаю, вся состоит из потерь и принятых решений. Поэтому... мне остается только надеяться на то, что ты знаешь, на что идешь. И на то, что это - настоящая необходимость.
И вместо тебя самой, в этом мире меня никогда не простит твоя дочь.
Согласно кивнув, воительница забрала всю невеликую поклажу, что и была у нее с собой. А также, наконец, увидела ту самую книгу, из которой родилось как чудовищное зло, так и надежда на спасение.
- Удивительно. Никогда бы не подумала, что древний ритуал спрятан в такой... Нарочито скромной оболочке. Не волнуйся, я испрошу нужной помощи. Рунники, так рунники. Пусть Бьюри только попробует мне отказать!
Игнис стремилась хоть немного развеять нависшую "тучу" из горечи и неизбежности, но получалось, конечно, так себе. Поэтому, услышав недвусмысленный призыв к действию, она оставила все неловкости и печали, и осторожно, даже бережно обняла "старшую" Алису:
- Спасибо, миссис Коварейн. Пока наши дела не стали совсем плохи, знай, что ты была лучшей встречей на этом странном пути. Ты принесла мне радость. И самое бесценное - надежду.
Все, дорогое разуму и сердцу, сейчас было рядом, ближе некуда, и потому Эль просто закрыла глаза, возвращаясь в то, что истощало и грызло ее все эти годы: чувство вины и ужаса за то, что ее несчастной возлюбленной пришлось перенести и натворить под гнетом Проклятья. Она искала самое гневное, самое злое, самое Темное воплощение из всех...

0

45

Алиса почувствовала течение энергии и взяла подругу за руку. Дом подернулся дымкой, будто растворяясь в воспоминаниях, стираясь, и исчезая, как картина акварелью под проливным дождем. Женщины стояли, почти обнявшись, не нарушая такое странное и такое правильное единение, общность. Чистота момента, смешанная с красотой чувств. Надежда напополам с горечью и приправленная печалью...
Тишина, разрываемая странным разговором.

-Оставайся со мной!
-Нет. Ты же знаешь правила.
-Но... Я люблю тебя...
-Ты любишь не меня, а мое тело. Оно прекрасно, не спорю, но только им я не исчерпываюсь.
-Я люблю тебя всю!
-Не смеши меня... Ты знаешь лишь тысячную часть меня, - девушка встала, поправила черную копну волос, сбившуюся от бурных постельных утех. Простыня скользнула по изящному стану и упала на пол. - Наши отношения заканчиваются сразу, как только заканчивается оплаченное время. Ты знаешь порядок. Будь добр его соблюдать.
-Но... Но...
-Никаких "но". Прошу на выход.
-Ты все равно будешь моей!!!
-Тьма не бывает чьей-то. Тьма ничья. И своя собственная. И ты это должен понимать. Ты же маг, - она улыбнулась и отвернулась от окна, в которое смотрела все это время.
-А ты будешь моей! Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому...
-Это угроза? - черная бровь изогнулась в насмешливом вопросе. - Значит, ты так ничего и не понял.
Ее силуэт начал распадаться, как тень, стираемая полуденным солнцем. На полных губах играла насмешка и издевательская радость. Он бросился к ней, щеголяя голым торсом, попытался схватить, но его руки прошли сквозь нее, хватая лишь воздух. А потом она исчезла, оставляя после себя терпкий запах женщины и порока. И лишь ее бархатистый голос наполнял помещение.
-Не забудь заплатить, - ее смех еще долго отражался от стен в пустой комнате борделя.
А мужчина сидел, сминая одеяло в своих руках. Его глаза были полны ненависти и жадности. Он хотел получить то, что считал своим. И он получит.
-Если ты сама не хочешь быть со мной... Я тебя заставлю... Или убью. Ты будешь моей или ничьей. И все равно станешь моей... - в его глазах зажегся маниакальный огонек. - И я сотворю ту, кто будет лучше тебя. А ты будешь страдать, не в силах добиться моего расположения. Никогда... Ты будешь страдать так же, как я!!!

Узнали ли Элиан и Алиса ту, которая только что исчезла в водовороте теней? Конечно же. Ее сложно не узнать, вот только порок и похоть окончательно и бесповоротно стерли из голубых глаз свет и чистоту. Это была совсем не та Алиса, которой ее помнила Элиан. И совсем не та, какой хотела бы считать себя седая женщина, стоящая по правую руку от крылатой. Но это была Алиса. Безнадежно испорченная, полная злобы и ненависти, желающая мести целому миру...
Но так и не сумевшая воплотить это в реальность.

-Кто вы?!! - заорал мужчина, прикрываясь простыней. - Как вы здесь оказались?!!

0

46

Айрес многозначительно хмыкнула, лишь чуть-чуть удивленно взглянув на старшую Алису.
- О. Да мы просто мастера несвоевременности.
Впрочем, сразу после, взглянув на незнакомца, гневно комкающего покрывало, возразила сама себе:
- Или... Как раз наоборот.
- Кто вы?!! Как вы здесь оказались?!!
О, друг нелюбезный, ты бы знал, ты бы знал...
- Хороший вопрос. Но слишком сложный.
Леди Э'Тэль осматривала комнату с внезапно профессиональным любопытством. Точнее, внезапности в ней здесь будут только для миссис Коварейн, и этого... Кем бы он ни был. Приходя к выводу, что это типичный номер дорогого, "элитного" борделя, Игнис вежливо предложила своей спутнице место на подобии софы-кушетки. Подальше от... Прикроватной зоны. Она бы, пожалуй, еще и заранее извинилась за то, что может последовать дальше, причем, с большой вероятностью, но времени не было. Вернувшись поближе к незнакомцу, так и не покинувшего постели за эти секунды - или минуту? - Эль присела на край стола, возобновляя едва начатый разговор.
- Значит, вы... Знакомы с прекрасной дамой, оставившей вас в столь неловкой ситуации. Ее ведь зовут Алиса, верно?
Мужчина не ответил, вместо этого почему-то решив напасть. Слово на неизвестном языке, пасс руками, еще один, и... Ничего. А всего секундой позже он окажется оторванным от земли, схваченным за шею и резонно задыхающимся:
- Вижу, хорошего, мирного разговора вы не пожелали. Не страшно. Вы все равно нам еще пригодитесь.
Мужчина отлетел к стене, прицельно точно приложившись головой о полотно дешевой картины. Всей свой силы крылатая в этот "бросок", разумеется, не вкладывала, ей всего лишь было нужно, чтобы этот нервный товарищ отключился на несколько минут.
- Надо же, какой агрессивный.
Воительница негромко вздохнула, усаживая бездыханное тело у пошловато-резного изножья огромной кровати. Здесь, вообще, все было призвано сымитировать роскошь, коей на деле, конечно же, не было. Зато какие удобные столбцы для балдахина! Привязать временно безвольные руки мужчины к одному из них было делом исключительно быстрым и удобным: не найти в "комнате утех" хорошую веревку - это еще нужно постараться. Расчет собственных действий оказался весьма точным - неизвестный как раз начал приходить в себя.
И ему придется обнаружить перед собой не только все ту же незнакомку, но еще и самого себя в... Куда менее комфортном положении. Разве что, все еще любезно прикрытого чем-то из постельного белья.
- Как вы думаете, мистер, она сюда еще вернется, или... Нам с вами придется сначала подогреть ее интерес?
Нет, Элиан по-прежнему выглядела вполне спокойной. И разговаривала спокойно. И даже улыбалась. Но отчего-то неудавшийся собеседник сумеет догадаться, что, возможно, как раз это не сулит ему ничего хорошего.
- Алиса - женщина яркая, в любом из миров, в любой из жизней. Надеюсь, вы понимаете, что завоевание ее интереса и расположения может стоить многих действий. И времени... Которое вы все еще можете сэкономить. Стоит только заговорить...

0

47

Алиса задумчиво наблюдала за всем происходящим, нисколько не собираясь вмешиваться в происходящее. Этот человек был черен, как ночь, а его помыслы - беспросветно чудовищны. А эта версия ее самой была им чрезвычайно нужна. И когда крылатая начала разговор, а маг решил продолжить его ударом копья праха, женщина коротким броском воли прервала все попытки применения низкоуровневых заклинаний тьмы в этом помещении, поставив мощный щит света вокруг комнаты.
Короткий откат ненадолго выбил мага из колеи, чего хватило Элиан для окончательной нейтрализации их нового незнакомого. Правда, разговор так и не заладился. Темный маг лишь шипел проклятья, но за ними не было силы.
Собиралась ли она вмешиваться в достаточно жесткий диалог светлой с темным. Лишь когда мужчина вздрогнул, и его глаза забегали пытаясь вычленить что-либо из окружающего пространства. И вот его взгляд остановился на стоящей за плечом Элиан женщине, потом резко вернулся к крылатой, наполняясь непониманием. Брови сошлись к переносице, и он чуть было не заверещал.
-Ты?! Почему опять ты? Ты мертва! Она же тебя и убила!!! - орал он в панике, указывая на седую версию ушедшей совсем недавно в тени Алисы. Потом его глаза расширились от неверия. - Почему ты стала светлой? И... Старой?
Алиса улыбнулась и пожала плечами, кивая на обманчиво вежливую и спокойную айрес.
-Тебе бы лучше отвечать на ее вопросы, чем задавать свои, - улыбка стала опасно веселой. - Мертвецы имеют свойство спрашивать особо требовательно. Тебе ли не знать, некромант.
Она не угрожала, лишь ненадолго раскрыла весь обжигающий и невероятно чистый световой потенциал внутри своего сердца. Маг дернулся, пытаясь прикрыться от сверхновой звезды, возникшей прямо рядом с ним. Но потом Алиса спрятала свое эго, став снова улыбчивой старушкой в хорошей форме. Вот только глаза ее были невероятно холодны.
И до мага дошло, что эта пара светлых шутить не собирается. Он судорожно сглотнул и кивнул в ответ. Он понял, что все, приехала арба до колокольни. Дальше или сам, или понесут вперед ногами.
-Я все-все-все скажу... Только не бейте... - он заблеял, трусливо поджимая губы. Две холодные, как лед, светлые против одного темного - много даже для такого сильного мага, как он. И тут же подленький голосок разума начал шептать ему, что он-де не такой уж и сильный маг, как хотел бы о себе думать. - Королеву Теней действительно зовут Алиса. Я не знаю, вернется она сюда или нет. Ей никто ничего указывать не может в этом городе... - почувствовав, что так он может разочаровать своих гостий, он тут же затараторил. - Но я знаю, как ее найти!!! Только обещайте, что не убьете меня!

+1

48

Воительница почувствовала то, что ей никогда не было доступным: мощную магию. И, что было еще большей редкостью - не какую-нибудь, а именно Светлую. Она не стала оборачиваться, это было совсем ненужным, лишним действием; просто улыбнулась, готовясь продолжать допрос.
Мужик, надо сказать, как был созданием мутным и невнятным, так им и остался. Чем больше Небесная на него смотрела и слушала, подмечала характер мимики и жестов, тем больше удивлялась: ну как, как можно быть настолько... Противным? И это, надо сказать, при нормальном росте и вполне приличной фигуре.
Чего только ни сделаешь ради власти, да, Алиса? Даже с такой помесью тряпки и шакала... Серьезные жертвы.
Миссис Коварейн, оказавшаяся за бескрылой спиной, судя по всему, тоже оценила масштаб бедствия. И зачем он только открывал свой рот? Кабы знать заранее, насколько голос и речь будут "усугублять положение"... Впору было бы заставлять его отвечать на вопросы письменно.
- Хм. Значит, я мертва? Логично. В каком-нибудь из миров это должно было случиться. Что ж, значит, именно здесь у меня двойной объем дел. За целых две меня! Ты представляешь, какой это чудовищный переизбыток ответственности - и дефицит времени?
Договаривала айрес, уже склоняясь к своему "узнику". И вряд ли ему понравилось то, что он увидел в ее взгляде, на несколько секунд оказавшимся непозволительно близко... Скулу и щеку обожгло одуряюще звонкой пощечиной.
- Запомни, о почтенном возрасте дамы и высказываться следует с почтением. Ты же понимаешь, что должен вести себя хорошо, верно?
Зато сразу после веревка на его руках оказалась развязанной, а Светлая уже начала методично ходить по комнате, собирая вещи, некогда сброшенные в порыве страсти. Каждая из деталей гардероба мужчины молниеносно летела в его - все еще растерянное - лицо.
- Одевайся. О карманах можешь даже не думать - они пусты. А пока ты пошевеливаешься и прикрываешь свою задницу, я охотно послушаю... Где же, по-твоему, может быть эта ваша Алиса Коварейн?
- В храме. Точнее... Главный собор Имира.
Игнис обернулась на свою спутницу с оттенком легкого недоумения.
- Ооо... Похоже, твои слова про злую и продажную религию совсем скоро обретут прямое воплощение.
И ведь, действительно, иначе каким образом самая Темная, самая больная и безжалостная Алиса может регулярно заглядывать в храм? Храм, а не его руины - на это стоило обратить особое, отдельное внимание. Впрочем, очень скоро крылатая вновь переключила внимание на пленника:
- Поведешь нас к храму, заодно одолжишь мне свой плащ: нечего лицу врага, к тому же, мертвого, "светиться" на центральных улицах. И без фокусов, дружок. Только дай любой из нас хоть малейший повод тебя убить... Особенно, мне.
Незнакомец, похоже, уже вполне пришел в нормального себя и, возможно, даже сделал вывод, что лучше временно подчиниться этим Светлым самоубийцам. Он приведет их к Королеве Теней, и будет свободен. А они - наверняка, мертвы.
- Я понял, понял... Следуйте за мной.
Спустя какое-то время, по ощущениям - около получаса пешего хода, троица визитеров вышла к искомому месту. Разумеется, отнюдь не к парадному входу. Возле неприметной двери стояли двое и, похоже, дежурство их было очень спокойным. Вероятно, абы кто сюда и носа не совал. Тем лучше для айрес: немного эффекта неожиданности, максимум скорости, и вот, оба молодца уже крепко "спят" с немного передавленными артериями. Жить будут, но только спустя несколько часов. Эль обернулась на их невольного проводника:
- Сколько таких внутри? Лгать, как ты помнишь, смысла не имеет.
И впрямь, ну не тогда же, когда у тебя за спиной - мощный Светлый маг, и никаких светлых перспектив?
- Немного, с десяток. Для нее здесь... Надежно. Безопасно.
- Понятно. Проходишь внутрь, и мы с тобой. Тебе очень, очень нужна аудиенция у ее "теневого величества".
- Мы так не договаривались!
- Уже договорились. Целых пол-минуты назад.
В общем, внутрь Темного подтолкнули вполне буквально, а еще спустя пару минут "посетители" столкнулись со вторым нарядом наемной стражи. Этим повезло меньше: из пронзенных шей вытечет много крови, зато никто из них не смог закричать и поднять шум. Схожая судьба постигла и третий караул, и ни в одном из случаев руки воительницы не проявляли медлительности или милосердия. Последние четверо из заявленной десятки встретили нежданных гостей уже у входа в малый зал, куда не допускались ни верующие, ни прочие горожане. Здесь пришлась кстати быстрая и деликатная магия дорогой миссис, лишившая сознания сразу всех четверых. Элиан же...
Позвоночник Темного мага сломался быстро. Обезглавливание, впрочем, тоже не заняло много времени. Разве кто-то обещал ему непременно остаться в живых?
- Идем... Она там. Иначе наш мертвый друг бы не надеялся дойти до этой залы.
Небесная обтерла оружие, вернув его в ножны, под широкие полы мужского плаща, и вновь укрыла лицо капюшоном. Тяжелые дубовые двери отворились на удивление негромко...

0

49

На руинах мира нет места красивым делам и добрым мыслям. Этот мир сгнил насквозь, и его порочность бросалась в глаза немолодой женщине, следовавшей за темным магом и айрес, будто едкие камки грязи, отправленные в полет профессиональной рукой.
Она следовала за Элиан и не спешила говорить и оценивать что-либо. Кто может лучше нее понять, что такое необходимость? А убийство... Этот человек не заслуживал жизни. Хотя холодная расчетливость этого действия заставила Алису улыбнуться. Она просто распахнула дверь в подземную часть храма, в котором в своем мире она и восседала. Ирония судьба или черная насмешка, но они обе предпочли один и тот же дом Бога. И в конце концов оба дома были осквернены стяжательством.
Женщина перешагнула через труп, не произнеся ни слова. Легким толчком распахнула двери и улыбнулась, смотря на саму себя, замершую перед зеркалом. Перед тем самым зеркалом, которое так нравилось ей самой.
Как бы далеко не разошлись они с этой Алисой, они оставались одним и тем же человеком. Бесконечно темным и настолько же бесконечно светлым. Отражение в зеркале.
Гребень замер в руке, не дойдя до конца черной как ночь пряди. Медленно владелица этих покоев поворачивалась к гостям. Медленно открывались ее глаза в немом удивлении. Медленно набирала она воздух в грудь, чтобы сказать что-то.
А на лице ее визави играла добрая улыбка.
-Ну, привет, - негромко сказала седая, смотря на себя молодую. - Ты, верно, ничего не понимаешь? Тогда скоро все еще сильнее запутается.
-Кто ты? - темная хищно сузила глаза, и вокруг нее заплясали тени. - Кто она?
Светлая вольготно села в свое излюбленное кресло, став органичной частью этого пространства, будто это она, а не черноволосая, была здесь хозяйкой. Хотя, быть может, так оно и было.
-Ты можешь это спросить у нее самой, Алиса. А я... Я - это ты. Та ты, которой ты могла быть, сложись все по-другому. В нас было достаточно и света, и тьмы, и лишь случай решал, в какую сторону качнет маятник нашей души. Будто подброшенная монетка.
Она замолчала, протянула руку к скрытому бару и, нисколько не удивившись, достала оттуда бутылку вина и три бокала. Разлив их содержимое, она снова посмотрела на своих собеседниц. На тьму и свет, замершие в нескольких шагах друг от друга. На ту, которой уже не было в живых, и ту, чья душа уже в могиле.
К чему приведет этот разговор в этих стенах?

0

50

С какой уверенностью Светлая вошла в эту храмовую залу, с такой же силой и скоростью ее эта самая уверенность и покинула. Молодая женщина думала, что перешагнет через порог, пересечет энное количество метров и откроет свое лицо - спокойно. Размеренно. Почти без эмоций. Так, как бывало всякий раз на поле боя...
И где-то глубоко внутри, робко и испуганно, но все же подозревала, что так не будет. Миссис Коварейн легко взяла на себя условное лидерство, а Элиан... Элиан даже не сбросила капюшона. Руки похолодели, дыхание стало едва присутствующим, а шаги, поначалу просто замедлившиеся, теперь и вовсе остановились. Старшая Алиса ушла немного вперед, так и оставив айрес у примерной середины помещения. Взгляд не мог оторваться от темноволосого силуэта, еще мгновение назад красовавшегося подле напольного зеркала.
Гребаные боги... Как вы сделали нас настолько неуклюжими в любви?
Ответ пришел сам собой, и отозвался глухой, колкой болью от вынужденного вдоха: никто не делал айрес такими. Они не должны были этого уметь. Оружие должно быть верным и яростным, а не способным к слишком сложным и противоречивым чувствам. Собственно, такой Игнис себя теперь и ощущала - остуженной, закаленной сталью, в которую вложили сердце. Незнакомый, непонятный механизм, который периодически срабатывал, давая привкус того, что делало сталь немного человеком: сострадания, сожаления, смеха, слез, дружбы, страсти... И только при встрече с этой альмаренкой в чужом мире "механизм" стал бомбой замедленного действия, погружая всю жизнь крылатой в хаос неизвестности.
- Ты можешь это спросить у нее самой, Алиса. А я... Я - это ты. Та ты, которой ты могла быть, сложись все по-другому. В нас было достаточно и света, и тьмы, и лишь случай решал, в какую сторону качнет маятник нашей души. Будто подброшенная монетка.
- Не спрашивай, mo Lean. Для тебя я никто.
Собственный голос показался каким-то чужим. Оружейные ножны с грохотом рухнули на пол. Воительница сделала шаг.
- Для той тебя, что пришла со мной, я была другом.
И новый шаг. Четкие, медленные движения, призванные дать этой Алисе время привыкнуть к тому, что она видит. Ну, и, пожалуй, принять во внимание добровольное разоружение. На сей раз вниз летят метательные кинжалы, обернутые кожаными перчатками с едва заметными следами крови.
- А для той, которая случилась в моем мире и моей жизни я больше, чем просто друг или враг.
Еще один шаг, и с ним открылось лицо воительницы. Не переставая смотреть в такую знакомую и чужую, прекрасную синеву глаз напротив, она, наконец, сбросила с себя и сам плащ. Одежда, обувь, растрепанная коса, странные "украшения" и непонятная стекляшка, зажатая в руке - вот и все, что осталось при ней, и все, что увидит чуждая Алиса Коварейн.
Бледная ладонь аккуратно потянулась к Темной красавице, разжимая "побитые" пальцы. Теперь маленькую сферу на цепочке, которую Небесная, даже толком не помня этого, подобрала сразу после взрыва в своей реальности, можно было не только рассмотреть, но и с легкостью прикоснуться, забрать. А дальше... Или ошарашенность и любопытство возьмут верх, или безоружный "парламентер" запросто погибнет.
- Ты не обязана верить никому из нас. Но мы здесь, потому... Нет, не так. Я здесь потому, что хочу спасти ее. Другую тебя. Иных причин у меня не просто нет, их и быть не может... Возьми эту вещь, хотя бы дотронься! Ты все поймешь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » ЛОДД. Город разбитых окон и кровавых объятий