http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Пещера у самых небес


Пещера у самых небес

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://content.foto.mail.ru/mail/shokorgalina/_myphoto/i-35.jpg

Когда-то в этом месте обитал дракон, белоснежный как снег. Теперь же прежний хозяин мертв уже несколько столетий как, а его пещера и сокровища, что с тех пор лишь приумножились, принадлежат Аморонг'эртааль. Пещера огромна и больше напоминает лабиринт с комнатами и ответвлениями; начинается она с массивного коридора, по которому даже драконица свободно проходит в своём первородном обличье. Стены и потолок оплавлены, а пол подобен обсидиану цветом - всё указывает на то, что вспыльчивую повелительницу неба и огня не стоит беспокоить, если хочется жить. У входа, скорее по традиции и в последних попытках образумить незваных гостей, покоятся обугленные кости и черепа - останки прошлых визитеров, которые Аморонг брезгливо не трогает. Коридор полон ловушек и опасностей - лишь хозяйка целой и невредимой пройдет, минуя все сюрпризы для нарушителей границ. И даже не поймешь сходу, что лучше - попасться на глаза разъяренной вторжением Аморонг или погибнуть по пути к ее сокровищам - путь к такой высоте опасный и труднопреодолимый.
Груда драгоценных металлов и самоцветов кажется хаотично разбросанной, не раз выступая прекрасным ложем для спящей драконицы - но не стоит заблуждаться, что можно незаметно стянуть хотя бы одну монетку... Кое-где золото, ненароком попавшее под горячее дыхание, расплавлено, являя собой золотые горы в буквальном смысле слова. Что угодно в пещерах можно отыскать - острое оружие ли, кольца, золотые кубки, всевозможные украшения и целые россыпи монет. Даже озеро кроется в одной из каменных комнат. В пещерах царит полумрак, но изредка встречающиеся факелы магического огня не дают темноте полностью завладеть этим местом. А в самой дальней комнате, коридор к которой переполнен ловушками и слишком мал, чтобы Аморонг сумела пройти в своем облике, находится то самое большое волшебное зеркало, благодаря которому коллекция богатств всегда пополняется дивными и дорогими редкостями. Волшебное пламя сутки напролет горит в этой комнатушке, отражаясь в зеркальной глади.

Отредактировано Аморонг'эртааль (17-05-2015 00:57:19)

0

2

Начало игры.

Аморонг'эртааль задумчиво стояла у Зеркала, всматриваясь в его глубину. И если бы отыскался тот, кто имел возможность увидеть ее стороны - нет сомнений, что этот некто предположил бы, что как истинная женщина Аморонг всего лишь любуется собой, отыскивая изъяны в своей внешности и отмечая плюсы. Но нет, и для драконицы, что пребывала нынче в людском образе обряженная в алое платье, не существовало сейчас собственного отражения в зеркале. Да и некому пробраться незамеченным в ее обитель, охраняемую тщательно и ревниво.
Прикасаясь ладонью с тонкими длинными пальцами, на одном из которых мерцал кроваво-красным рубин в кольце, к ободу своего безмолвного, но верного серебряного слуги, Аморонг не сводила переливающихся подобно камню в своем амулете глаз с комнаты, которую видела перед собой заместо отражения. Еще несколько дней назад она в обществе графа ходила по комнатам его особняка, восхищаясь красотой, тонким вкусом - говорила то, что общепринято говорить в таких случаях. Когда-то драконица считала подобное ложью, но очень быстро поняла, что это - очень странная и своеобразная вежливость, негласно принятая. Вежливость, которой стоит придерживаться, высказываясь с улыбкой на губах; ведь Аморонг очень хотела оставаться всё так же желаемой гостьей своих близких и дальних соседней. Своеобразная забота хищника о своих охотничьих угодьях... Нет-нет, здесь не заходил вопрос о пролитии крови. Аморонг'эртааль гораздо больше была заинтересована в некоторых материальных ценностях, видя в себе более достойную хозяйку и обладательницу очередной диковинки.
И теперь ее взору предстала как раз одна из комнат, где ей довелось побывать. Как же тогда хозяин подивился, что столько внимания было уделено простому зеркало на стене - Аморонг нарочно остановилась и подошла к нему, чтобы рассмотреть, прочувствовать и запомнить своё новое окно. И сейчас, чувствуя как ненасытное кольцо выпивает ее силы, она продолжала глядеть. И думать.
Эта комната была слишком далеко от помещения, куда рвалась ее душа - туда, где хранилось в резной шкатулке потрясающее рубиновое колье. Граф не смог не похвастаться своим подарком для жены, наигранно прошептав, что это - большая тайна, которой он поделится в твердой уверенности, что прекрасная баронесса никому не расскажет.
И сейчас больше всего Аморонг желала заполучить его в свои руки, прибавив к своим сокровищам еще одно. Она прекрасно понимала, что не сможет носить на людях его, что место такой красоте будет лишь в пещере, в безопасности от чужих рук. Ибо только она, Аморонг`эртааль имеет право обладать подобным, никто больше! В глазах горело пламя.
Отстранившись от зеркала, позволяя ему снова отражать то, что перед ним, а не служить окном, Аморонг хмурилась. Она не желала рисковать, идти так далеко до заветной цели, рискуя попасться. Она не воровка с улицы и, к сожалению, не умеет быть бесшумной и незаметной. Ей необходимо было, чтобы в комнате с шкатулкой появилось зеркало. Новое, большое зеркало, сквозь которое она сможет выйти и забрать то, что ей причитается.
Драконица в образе женщины прикрыла глаза, вспоминая убранство того помещения, цветовую гамму и мебель. Несомненно, такая роскошь туда впишется. А если сделать на заказ, а потом поднести такой дар... Граф несомненно обрадуется такому подарку, столь внезапному и прекрасному.
- Оно будет моим, - Аморонг довольно и хищно улыбнулась, кинув взгляд на свое отражение. И резко развернувшись с гулким цокотом каблучком она направилась к главной комнате пещеры, где и была свалена основная часть золота. Ей хочется полюбоваться его блеском и ощутить холодное прикосновение металла.

+2

3

Присутствие золота успокаивало и радовало, подобно родной колыбели для младенца. Аморонг помнила своё родное гнездо, где и разрушила маленькую темницу, выбираясь на свободу из яйца. Рождаясь. Но ее трепетные чувства к нынешнему дому были значительно крепче. Потому что она сама избрала это место для жилища; вызвала впервые в жизни на бой хозяина прежнего - белоснежного дракона, которого победила. Сколько трудов было вложено и сил, чтобы золото продолжало здесь сиять в обилии. И как ни старалась Аморонг`эртааль быть осторожной, но находились те, кто невесть каким образом, а отыскивал путь к ее пещере. Кости некоторых из них сейчас покоились у входа, большая часть была сожжена дотла в пепел, а парочке не повезло оказаться съеденными почти целиком. Так что вкус людской крови Аморонг знала, но не видела большой разницы, кем стоит закусить - пойманным оленем или очередным незадачливым и незваным гостем. Главное, чтобы всё было на месте и нетронуто, а ее тайна принадлежала ей одной. И, пользуясь возможностью, Аморонг выпустила свою суть на свободу, потягиваясь крыльями. Как же утомляла и сковывала в возможностях нелепая людская оболочка, как можно жить в таком уязвимом и хрупком теле, которое не способно почувствовать всю прелесть отдыха на металлическом ложе?
Свернувшись огромным кольцом, драконица блаженно щурилась, любуясь блеском - глаза ее отвечали тоном на сияние золота. Центральная пещера была по-настоящему огромна, позволяя развалиться свободно, стоять на четырех ногах, потягиваться и даже приподняться на задних лапах, не задевая головой свода потолка. И ни единым пятнышком не был виден пол, почти метровый слой сокровищ мерно покрывал всю площадь; Аморонг об этом позаботилась.
Красная драконица казалась безмятежно дремлющей в полумраке своей сокровищницы - но то и дело глаза вишневого оттенка открывались, а ноздри шумно вдыхали воздух - словно пытались вынюхать несуществующего врага. Вспомнив о своих планах, Аморонг недовольно пророкотала - это дело щекоталось внутри, дразня напоминаниями о драгоценном колье, которому стоило быть тут и нигде более - среди прочих вещей. Закрыв глаза вновь, она задумалась о том самом зеркале, которое стоило подарить и которое станет ее дверью в чужой дом. Коварная драконица даже планировала собственноручно набросать схему такого подарка. Но это будет позже. В имении она закрылась в своих покоях, приказав не беспокоить. Да и слуги знали, что порой до нее не достучаться. Кто же ведал, что обычно Мария де Моронг, оставшись наедине с собой, предпочитала уединиться в родном жилище, чтобы вспомнить о крыльях и их мощи, а так же отдохнуть на родном золоте?

Однако вечность в подобном покое не проведешь: люди, что остались в имении, могли насторожиться столь долгой изоляции баронессы в ее покоях, и Аморонг это помнила. Свое недовольство она выразила злобным рыком, которое эхом расплелось по всей пещере, являясь странным ответом ей самой. Драконица помедлила, прежде чем перетечь всё в то же уязвимое и ничтожно малое тело, в котором была вынуждена ютиться среди смертных. Выдохнув, она двинулась по золотому полу в сторону зеркала, удовлетворенно вслушиваясь в металлический отклик от ее поступи. Оказавшись около Зеркала, женщина протянула руку вперед, касаясь рамы, и на мгновение закрыла глаза, воспроизводя в памяти образ и своих покоев, и зеркала, что хранилось в них. А потом, чувствуя как поток силы перетекает из нее в открывающийся портал, наконец открыла глаза, недовольно нахмурилась и ступила вперед, проходя сквозь поддатливую зеркальную гладь.

>>> Имение баронессы Моронг в окрестностях Аримана

Отредактировано Аморонг'эртааль (09-03-2015 17:50:47)

+2

4

Наверное, мало кто мог похвастать тем, что бывал на таком необычном склоне высоченного хребта и сумел спуститься вниз живьем. Пещера, что так поспешно искалась охотником, была труднодоступна уже и своим расположением - небосвод словно прятал пару комнат опаленного камня и тысячу сокровищ далеко от людских глаз. Однако, история еще помнила тех людей, тех путников и приключенцев, что напоролись на пещеру у самих небес. Несмотря на то, что Альмарен огромен, и многие расы вовсе не поддерживают связь друг с другом, более всех держит нейтралитет лишь братство искателей сокровищ. Негласный коллектив имеет свои точки сбыта и фактически в каждом кабаке или более-менее приличной таверне можно найти постояльца, который торгует интересными находками в своем округе. Окачиваясь где то возле Гульрама, в одной из забегаловок Тариэл услышал, как какой то из матерых искателей с неимоверно пороженным видом говорил о пещере, что кроилась под самим небом. Этот путник был довольно известен, и о нем ходила добрая слава. Он однажды достал кристаллический клинок со дна вулкана. Многие до сих пор не понимают, как ему это удалось. Зулджин, кажется, его имя. Полукровка, помесь эльфа с человеком, дотошный и смелый, он умел находить передряги на свою голову и хитро от них извиливаться. Но судя по его рассказу, в последний раз ему помог случай. Как бы там не было, его опаленные в дуры штаны и поседевшая за неделю голова говорила о том, что стоило взглянуть таки лично на ту самую пещеру, где искатели находили свой ужас. Многие действительно не вернулись, когда шли туда, но и добраться до таких вершин даже сейчас довольно проблематично. Причем никто точно и не говорил, где есть та самая кладовница. "Где то на том склоне, над тем камнем". Никаких толковых ориентиров. В общем, с такой подачи в голове Таро и появилась мысль наведаться туда, откуда редко кто возвращался. Жилось эльфу неспокойно, и он постоянно лез к смерти в челюсти. И та, судя по всему, просто удивляясь его хамству, не убивала его. Хотя, парень был пару раз близко к смерти, но никакие выводы из этого он не сделал. В конце концов, только так получаются хорошие охотники за сокровищами.

Сейчас эльф аккуратно шагал вдоль тонкой тропы под верхушкой скалы, когда он и увидел ту пещеру. Признаться честно, искать ее было даже сложнее, чем проникнуть внутрь. Дело в том, что старый маразматик то ли с испугу, то ли с дури своей рассказывал, как взашел на нее в восточной стороны. А вход оказался с южной. И пока Тариэл скакал как горный баран по ущельям, он потерял немало времени и сил. Был яркий день, солнце било казалось прямо над головой, но холодный воздух приятно будоражил легкие. Ветер был сильный, и эльфу пришлось быстро пройти во внутрь, не разглядывая подолгу декорации в виде костей и черепов.

Эльфийский. Тифлинг. Еще один. Людской череп. Немало тут народу полегло.

Углубляясь в пещеру думал Таро, довольно аккуратно передвигаясь вперед. Под ноги он усердно не пялился, так как ничего не говорило о том, что пещера пуста. Когда порог был минован, взору открылись высоченные потолки пещеры, обоженные пламенем. Лицо эльфа на секунду осерьезилось. Это вызывало насторожение даже у такого прыткого и неуловимого существа, как Тариэл. Сразу вспомнились сказы о том, что драконы собирают сокровища столетиями, и сладко спят на них, да бы как то омиротворить свое существование. И черт его знает, зачем им именно такая подушка, но во все времена находились те, кто пытался ее забрать. Пытался. Таких людей живимы наша история фактически не отпускает. А если кто и ушел оттуда целым, то давался такого диву, что его списывали к ненормальным, больным , околдованным. Приятные воспоминания о детстве развеял тонкий звук рвущейся лески; с секунду эльф обронил взгляд под ноги, и тут же на него обрушился ливень свисающих над головою каменных шипов. Благо потолок был высокий, и Таро не составило большого труда проскочить вперед, левой ногой успешно активируя гробницу под собою. Земля под ногами быстро разошлась, и пойманная жертва, судя по дну этого "колодца", успешно нанизывалась на штыри. Но Тариэл никак не давался, и ловко сцепив свой боевой шест со спины подвернул его под ноги и вылетел оттуда благодаря природной силе воздуха, что была заключена в шесте.

- фуф.

Недовольно, и достаточно тяжело выдал юноша, снова закидывая шест за спину. После каждого движения он оглядывался назад, страшась того, что кто то может незаметно обойти сзади. Но, благо банальные ловушки были пройдены без особого труда. Единственный момент, когда охотника ждала неминуемая смерть был резкий поворот в главную "комнату". Когда эльф повернул направо и стал шагать на приятный золотистый оттенок вдали коридора, какой то непонятный спусковой механизм обрушил ливень сюрикенов и кунаев прямо в спину гостю. Наверное, уклониться от всех летящих снарядов не смог бы и Бог ловкости. Но мерцающий во времени просто исчез на несколько секунд, и после вернулся обратно, когда ливень орудий уже утих. Каждая новая ловушка говорила о том, что кто то очень заботится о том, что лежит в глубине пещеры. Но проверять всю фантазию хозяина эльф не стал - он просто переместился из одного конца коридора в другой, а затем повторил этот фокус с тройку раз. И вот, уже спустя двадцатиминутной волокиты эльф вошел в большой зал. Прямо в центре пещеры огромная комната была усеяна золотом. Это багряное море ярко отражалось в доспехах Таро, а его глаза словно изменили цвет. Эта комната была еще больше предидущих, и страшно было даже представить, кто мог сюда заволочь столько сокровищ. Хотя охотник и догадывался, где то в сердце, но в голове он эту мысль смело отрицал.

Драконы? Я не помню на своем роду драконов. Слышал, сказки видел. Легенды есть. Но что с этого? Этим сказаниям столько лет, что тот, кто видел дракона, наверное был первочеловек. Тут их точно не осталось.   

Окончательно разигравшись, эльф стал с трудом перебирая ноги подтягиваться к центру комнаты, после чего достав пару мешков стал рыскать в сокровищах, отбирая самое редкое и дорогое, что там было. Смотря на это было бы понятно, что гость знает, за чем пришел. Монеты из золота его осоо не интересовали. Он складывал редкие камни и драгоценности, орудие и доспехи. Причем, это занятие так сильно повело его душу, что юноша даже не стал рассматривать зал на предмет арок и дверей. Куда там до осторожности, когда под ногами целое море золота. Такой куш эльф нашел впервые. Он имел грандиозные планы, и все эти деньги сейчас сильно поправили бы его положение.

- вот и стартовый капитал для моего небольшого дельца.

Довольно произнес Тариэл и на секунду присел.

Интересно, как там Санриэль и Дэлвин? Выбрались ли они? Учитывая то, что с ними Эле со своим другом, шансы их велики. Эх. Сюда бы их. Помогли бы золото выволочь.

И снова оторвавшись от своих фантазий, воин стал старательно собирать драгоценности в мешки. Четыре мешка наполнились сразу. Еще два уже медленнее. Сортировал гость вещи тщательно: было видно, что он пришел не за золотом вовсе. Он небрежно отбрасывал в сторону то, за чем многие искатели сокровищ охотились месяцы.

+2

5

>>> Имение баронессы Моронг в окрестностях Аримана
Бесшумно выходя из мерцающий глади портала, который тут же закрылся, становясь обычным отражением, Аморонг'эртааль сразу сжала ладони в кулаки, замирая около Зеркала. Она рассчитывала отыскать покой и тишину от суеты того же имения, переполненного слугами как муравейник своими жителями. Что вместо этого? Даже отсюда - в дальней комнатке, отделенной извилистым коридором, в котором не обернуться крылатой владыкой - она слышит приглушенной звон золота; и едва ли крысы или шальные птицы причиной тому. Не то чтобы она удивилась, каким образом незваный гость проник в ее логово, которое по-настоящему недоступно. Укрытое небесами, устроенное посреди бессмертного камня, заполненное ловушками... Люди и подобные им не хуже мышей находили бреши. Непрерывное совершенствование защиты своих личных границ и бесконечное развитие тех, кто готов рискнуть жизнью ради определенных ценностей - Аморонг понимала, что рано или поздно, а какие-то крохи информации просочатся, и ей неизбежно ждать посетителей, уверенных, что ее собственность им нужнее. Но это нелепое совпадение, когда в своем поместье она поймала одного из известных воров, и вот сейчас кто-то вовсю орудует в ее сокровищнице - всё это навеивало на определенные подозрения, что, например и логичнее всего, столкнулась драконица с заговором. И если ее, образно говоря, атаковали с обеих сторон... Не значило ли подобное, что некто прознал ее секреты? Или просто оказался везунчик, которому, вот ирония, не повезло выжить в преодолении всех уловок, сплетенных и магией, и реальностью, а совпадение с наглостью полукровки является роковой случайностью?
Огонь в сердце закипал, жидким пламенем растекаясь по жилам, просился на свободу. Нужно было выдвигаться, и баронесса бесшумно, шаг за шагом двинулась к концу коридора, не позволяя эху выдать свое присутствие. Но этот некто продолжал обчищать ее, и потому родная стихия усиленно требовала вырваться наружу, обрушиться неуправляемой яростью на того, кто посмел заглянуть к Красному Дракону. Добравшись до конца коридора, она замирает, вслушивается. Аморонг уверена, что хватит минимальных предосторожностей: элементарно не шуметь, не цокать каблуком, не шаркать подошвой, дышать бесшумно и двигаться плавно, переступая на цыпочках. Но не обязательно пытаться стать тенью, раствориться в окружающей тишине, нарушаемой лишь отдельными фразами наглеца и звона монет. Драконица была убеждена, что блеск драгоценных металлов и самоцветов уже практически целиком захватил внимание... Эльфа? Осторожно на мгновение выглянув, она тут же скрылась, а алые глаза зло вспыхнули. Она убьет его. Убьет, а потом хорошенько выпотрошит мысли Висельника, отыщет ложные воспоминания. Или как еще он сумел ее обмануть? Это не может быть совпадение...
Притаившись, Аморонг медленно считала до трех, собираясь. Кем бы этот эльф ни был - ей неважно его имя, род деятельности. Он стал мертвым с момента, когда даже не переступил порог, а просто посмел задуматься о приключении, которое станет заключительным в его жизни. Думать, что дракон будет сидеть в сторонке аки пес и умиленно наблюдать как его грабят, да еще предлагать те или иные сияющие безделушки... Такого даже в сказках не бывает. А потом счет пошел с обратного отсчета.
Три...
Резко покинуть свое укрытие снова, стараясь всё так же глушить звуки своих движений, чтобы застигнуть врасплох.
Два...
Напасть сразу же, когда даже сердце не успело совершить полноценный второй удар. Не сводя взгляда огня, нанести ментальный удар, чтобы дезориентировать, оглушить или обездвижить свою жертву, не дать сосредоточиться для магии, если он владеет ею.
Один.
Поддаться сиянию, которое на мгновение окружает, убирая приевшуюся человечью шкуру. Рокоча, переступить когтистыми лапами, шагнув вперед;  заключенное в шипастую, практически непробиваемую броню тело двигалось легко и со своим изяществом. Рассматривая свою добычу свысока, Аморонг'эртааль рыкнула, пуская из ноздрей струйки едкого дыма.
- Убью. - прошипел голос, втесавшийся в мысли эльфа, а клыкастая пасть распахнулась, оглушая ревом, что эхом промчался по всем комнатам.

Отредактировано Аморонг'эртааль (16-04-2015 15:09:58)

+3

6

С самого детства эльфы сплетены с природой узами родства. От этого не деться никуда, так было суждено. И всякое детище природы, не опороченное темной магией, остается милосердным к расе эльфов. Вероятно, эти тонкие импульсы ментальной близости пропадают, когда возле вас витает огроменный дракон, но это конечно же формальности.

Тариэл ловко перебирал под собою груды золота, копаясь уже чуть ли не лопатой, да бы найти самое драгоценное из того, что здесь находилось. Иной раз в руки попадали вещи отменной редкости: нарукавники, усеянные камнями от выворота до рукава, кубок в изумительном исполнении, из которого попивал наверное владыка прошлой династии мертвых, монета с удивительным изображением эльфийского стрелка, что была из чистого золота. Все преидущее уже без особого интереса отправилось в скучный серый мешок, и Таро подвел монету ввысь, да бы поймать хоть лучик света в пещере, и рассмотреть по достоинству шедевр чекана своего времени.

- какая удивительная вещь. Такая маленькая. Но размер ее ничуть не умиляет таланту творца.

Сердце душевно радовал факт того, что это чудо создал именно эльф, сливая груду золота своими жилистыми руками. Алые глаза с интересами бегали по узорам, как монета отблескнула чужеродным отражением в противоположном конце пещеры. Света там почти не было, и наблюдение как мираж растворилось в тени. Эльф повернул голову и с короткой опаской на лице стал всматриваться в тот заугол, из которого казалось сейчас кто то тихо наблюдал за наглым грабежом.

мм?

Тариэл еще трижды обернулся, но по прежнему никого там не увидел. Юноша встряхнул голову и мысли, что в нее так усердно пробирались. Сейчас, почему то, совсем не хотелось видеть даже птицу, что по счастливому случаю залетела в эту роковую пещеру. Какой то непонятный страх таился в подсознании, но признавать факт этого эльф не осмеливался. И не то, что бы он был трус или беглец; нет, вовсе нет. Но что то давило на него изнутри. Он чувствовал бурю, что вот вот поглотит его. Но, оставаясь верным своей цели, он отложил монету в запоясье и продолжил шоркать в море золота, перетаскивая за собою один полузаполненный мешок. Вообще, было довольно приятно тянуть за собою целую скважину золота в этом море сокровищ. Сложно было не потерять головы, пока это все лежит, и ждет хозяина. Эльф наивно пологал, что хозяин тут он. Пока, не произошло следующее...

Среди монет, что волнами рассекались под ногами, юнец обнаружил клинок из чистого золота. Скинув мешок, эльф тут же стал откапывать орудие из под монет. И когда клинок был вызволен из дорогого плена стало видно, что он сломан у самого кончика. Зато факт того, что это орудие золотое, приятно радовал нашедшего.

Я с детства хотел такой клинок. Золото. Чистое золото. Что может быть благороднее? Найти бы еще тут кинжал покороче.

И вот, рассматривая блестящий клинок, отражение в его лезвии стало меняться. Страшные тени заставили оружие потускнеть, дикий рокочущий звон дыхания слышался так пламенно, что казалось, жарнило вулкано разразилось прямо за спиною. Один короткий рык, и над головою вскипел серый дым. Волосы потянулись вперед от плавного перемещения чего то огромного за искателем сокровищ. В момент эльф развернулся в полоборота и резво метнул золотой клинок так умело, что тот пробил бы любую тушу, даже не имея острого конца. Но сейчас, меч отрикошетил от чешуи так, словно зубочистка. Лица показало истинное удивление, и юноша уже развернулся к своей гостье. Взгляд с тихим ужасом плыл вверх, медленно карабкаясь к голове дракона. До последнего охотник за сокровищами надеялся, что это какой то природы зверь, лишь отчасти схожий с ужасом народов. Но, когда пламяносный дым степенно вырывался из широких ноздрей огромного дракона, все надежды умерли. И вот, задрав голову ввысь, Тариэл смотрел на это создание, понимая всю серьезность происходящего. Лицо его было озадачено, и куда то пропало все веселье. Охотник и жертва, в одной пещере.

- Вытащи пока мешки к выходу, я сейчас подойду.

Юноша спокойно развернулся и снова поволок за собой полузаполненный мешок, более не оглядываясь на пришедшую. Дальше эльф присел и стал подбирать еще какие то камни, полностью игнорируя устрашающее "убью" в его голове.

+2

7

Сколько их было - отважных и смелых? Сколько из них сложили головы здесь; и когда властвовал дракон белый, и когда обагрила небеса Аморонг своим пламенем, заявляя права на владения? Кто-то не доходил, сдохнув среди ловушек, некоторые из которых и тела не оставляли. Кто-то стал закуской крылатой владыки, а кого-то просто расплескало по каменным стенам как лопнувший пузырь с алой краской взмахом хвоста или лапы. Встречались и единицы среди тех, кто сумел каким-то чудом бежать от гнева дракона, когда уже не о наживе думаешь, а о сохранности своей жизни и всех частей тела. Были даже те, кто сумел откупиться - или отдавал то, что дороже ему всего взамен на жизнь, или какую-то особое знание и тайну.
Насмешливая улыбка, напоминающая оскал, обнажила острые зубы, когда блеснул золотой меч, бесполезно звякнув о алую шипастую броню. Золото... Прекрасный металл, радующий глаз - сколько крови проливали и прольют ради него, но никудышно оно в создании броне или оружии: слишком мягкое и податливое, слишком легко гнется. Разумеется, что магия творит чудеса и способна упрочнить во много раз, но нигде не отыскать ни единой безделушки в пещере Аморонг, которая хоть как-то отзовется волшебством - никаких артефактов и зачарованных вещей здесь нет.
Неподвижной статуей возвышалась драконица над эльфом, вскипая внутри праведным гневом по отношению к дерзкому гостю, который не относился с должным почтением к крылатой владыке и повелительнице небес, позволив себе слишком многое. Торжество в вишневых глазах сияло, когда драконица увидела в эльфе страх.
Позднее, разобравшись с ним, она бдительно осмотрит все до единой ловушки, особое уделяя внимание магическим: они требовали подкормки энергией в определенные моменты, были капризны, но на них и шла ставка в защите. Повезло ли стоящему перед ней или ее ошибка в том, что не уследила за должным состоянием всего - это будет выяснено позже, но живым ему уже не уйти. Досадно, что вышла промашка с ментальной атакой, но стоило признать, что умения в огненном искусстве были гораздо изящнее и сильнее.
Только очень глупое существо будет думать, что дракон - неповоротливое и неуклюжее создание. Змеиная гибкость и хищная подвижность были присущи каждому из них, вне зависимости от возраста и вида, позволяя двигаться невероятно быстро. А уж тысячелетняя лень и равнодушие к миру еще не пропитали душу красного дракона...
И поэтому, взревев мысленно на такую дерзкую наглость, но никак не демонстрируя гнев внешне, Аморонг внезапно напала, стоило эльфу развернуться к ней спиной. Молниеносно и резко выбросив вперед и вверх трехпалую когтистую лапу, она обрушила на недалеко отошедшего противника мощный удар, чтобы раздавить как надоедливую муху. Такая сила когда-то скомкала рыцаря в стальных латах, остроухого же должно было попросту расплющить в блин.
Она не грозилась ему, нашептывая мысленно обещание убить. Она всего лишь со всей любезностью сообщила его грядущие перспективы - даже драконам присуща вежливость.

+1

8

То, что творилось за спиной эльфа, его казалось вовсе не интересует. Он лишь раз озарился, да бы просто понять, к кому наведался, а следом спокойно продолжил собирать сокровища. Лежит даром, только убей. Гениально, нет?

Но убить хозяйку стоило тысячу усилий. Да что уже виться - огромный дракон, существо из ваших кошмаров, тихо полощет пламя у себя в горниле, даруя вам шанс посмотреть в глаза самой смерти. А вы, как наивный кретин оборачиваетесь к смерти спиной, еще и указывая зверю, что делать. Никто и не ждал умиротворения после такого, как понимаете.

Огромная лапа на секунду взвила в воздух, и охотник отбросил недалеко от себя волоченный за собою мешок с золотом и попятился вперед. Но, от удара так было не уйти, своей мощной лапой зверь очень быстро настиг свою жертву. После того, как дракон успешно сравнял жертву с землей, меж когтей лишь сочился черный дым.

- Но но но. Так гостей не встречают.

С легкой улыбкой донеслось сверху, где у самого высокого пика пещеры, на небольшом коротком выступе сидел Тариэл. Он с открытым интересом наблюдал за хозяйкой пещеры, наконец поровняясь, и даже несколько возвышаясь над ней. В руках у юноши не было орудия. Да и вряд ли оно как то ему помогло-бы. Алые глаза тихо бегали по чешуе дракона, нигде не находя непокрытого броней места. А тот короткий эльфийский кинжал, что был у него на набедреннике, даже будучи вонзенным прямо в оголенное сердце драконихи, вряд ли ранил бы ее. Факт того, что существо перед тобою фактически неуязвимо тихо убивал мысли о том, что на золотой ложе будет спать не дракон вовсе, а хитрый проворный эльф.

- даже если я заберу 5 мешков.

Вдруг начал очень оптимистично глагольствовать "мерцающий во времени", пытаясь донести интересному собеседнику, что ничего серьезного не произойдет, если пару мешков золота он все же заберет.

- Ты даже не заметишь, что чего то тут не хватает. Столько золота. Нельзя единолично владеть стольким.

Вдруг в Таро проснулся благодеятель. Хотя будь его воля, он бы на сотне мулов вытащил всю подчистую. Да и что там говорить, раз такая кормушка открылась, и ему удастся выбраться оттуда с копьем золота - вслед за ним придут сотни искателей. Правда, он вероятно полоснет их глотки своим клинком, нежели отдаст свою добычу. В этом деле только так. Ты либо умелый дипломат, либо умелый крадун. Но к сожалению, ни первый ни второй не дают каких либо привелегий перед таким величавым существом, как дракон. Его ужасающий внешний вид был настолько величав, что собственное я просто тонуло в какой то непонятной всепоглощающей ауре. Сердце внутри колотилось, нечего выдумывать. Тот, кто смотря в глаза дракону, не испытывает страха, скорее всего будет украшать вход в эту пещеру.

Перед глазами моментами пробегали картинки, как легкая эльфийская броня Тариэла словно шелковая рубака тряпится под ударами лап свирепой драконихи. А ее всепожирающий огонь выжегает само нутро отовсюду. Однако, охотник держался удальцом. Он казался , и по повадкам и по внешности, чудаком каких мало. Он не выражал страха и даже смел шутить, хотя разум его был охвачен тревогой. Благодаря этому юнец не раз выживал в аналогичных ситуациях: нет, дракон его ранее не ел, но Мантикор и Везцев он видал.

И сейчас, когда в одной пещере он промышляет свои бесчинства при хозяйке тому подтверждение. И рука его не дернется, коль он натянет титеву. Вопрос лишь в том, есть ли от этого прок.

Отредактировано Тариэл (08-05-2015 04:21:37)

0

9

Поскольку дракон напал резко и внезапно, а Тариэл в это время находился к ему спиной и, по его же словам, не обращал на хозяйку пещеры никакого внимания несмотря на ее предупреждение, то никак не мог уклониться от драконьей лапы. К тому же написал сам

Тариэл написал(а):

Но, от удара так было не уйти, своей мощной лапой зверь очень быстро настиг свою жертву.

А удар драконьей лапы - это вам не кот поцарапал, тем более, если не успеваешь отреагировать. А потому никакого "После того, как дракон успешно сравнял жертву с землей, меж когтей лишь сочился черный дым".
Тариэл находится без сознания, придавленный драконьей лапой. Вместе с мешками.

+1

10

Остроухому повезло, хотя везение казалось весьма сомнительным, потому что его кончина лишь отложилась на несколько минут. Когтистая лапа должна была размазать нахала о золото, которое он так желал заполучить. Потом, правда, Аморонг тысячу раз проклянет его и всех эльфийских предков, счищая кровавые ошметки с драгоценного металла - терпеть такого рода грязь в сердце своей сокровищнице было бы мерзко. А очистить всё благородным огнем - так сколько всего оплавится, попросту жаль портить местную красоту, которую и так придется восстанавливать. Это со стороны всё кажется хаотично разбросанным, Аморонг же в подобном видела своеобразную гармонию; тем более, что всё было уложено и для комфортного отдыха на драгоценном ложе, и созерцания блеска украшений, коих тут было в избытке.
Но основной удар пришелся всё-таки на мешки, набитые сокровищами, которым не будет суждено покинуть свою обитель в этот раз. Маленькому недоразумению в виде всё еще живого, но оглушенного эльфа драконица никоим образом не огорчилась; сразу же увидела преимущество в сложившейся ситуации и заглянула в память наглого гостя, который валялся без сознания. Имя она всё-таки вычерпнула из его мыслей, попыталась отыскать хоть какой намек на договор с полукровкой, который должен сейчас дожидаться Марию будучи запертым в комнате. И не нашла, с недовольным удивлением отмечая, что это всё-таки совпадение, пусть и слишком подозрительное. Кстати, а откуда прознал он про ее сокровищницу? Аморонг снова придирчиво начала копошиться в чужих мыслях, выискивая необходимое знание. И отыскала, с помрачневшим настроем приходя к выводу, что придется отыскать этого человека и, само собой, убить, раз он выжил тогда ненароком. До Гульрама не будет проблемой добраться, а пока... Пока что она упустила еще одну деталь, самую важную на данный момент. Как этот Тариэл обошел ее ловушки? И увиденное в памяти эльфа обеспокоило драконицу. Подобный дар был достаточно редким, а освоить и контролировать дано не каждому. Гость был опасен тем, что мог сбежать от нее и прихватить, не дай небеса, хоть что-то из того, что принадлежит только ей. Но сейчас эльф всё так же валяется бессознательным кульком, не представляя угрозы.
Удовлетворенно фыркнув, красная драконица бесцеремонно схватила эльфа пастью как жалкую игрушку. Особой нежностью ее хватка не отличалась - это вам не кошка, осторожно держащая своего котенка, - а потому появившейся привкус крови яро дразнил язык своей соленостью. Посох, который остался валяться, она осмотрит позже. Пожалуй, Аморонг окончательно утвердилась в мысли, что небеса послали ей дармовую закуску, а потому от гостя она не оставит и косточки. И игривым хищником подкинула тело в воздух, тут же хватая его зубами поудобнее и пронзая ими насквозь; вскинув голову и судорожно рванувшись вперед, драконица заглотила свою добычу, раскатисто зарычав.

Отредактировано Аморонг'эртааль (04-05-2015 17:26:06)

+1

11

Случай вершит наши судьбы. Все может произойти, абсолютно все. Если кто либо говорит вам о том, что вы чего то не можете - сразу прирекайте такого человека. В нашем волшебном мире возможно абсолютно все. И вот, по воли случая сейчас проворный эльф Тариэл залез туда, где бывать ему еще не приходилось. Собственно, он в какой то мере думал об этом, но проникнуть внутрь дракона можно по-разному. Рассечь плотную бронь на груди огромной секирой, и пробить сердце дракона сотнейс стрел, дело одно. Ну а когда ты бездарно проглочен, промелен сквозь вереницу зубов, и чудом не пережован, направляешься прямо в желудок, все совсем иначе.

Глаза не хотели открываться. В голове был страшный шум, отогнать который не удавалось никакими усилиями. И чем позже Таро потягивался, преодалевая ужасную боль, тем больше понимал, что не от хорошего похмелья тяжела его голова. Тут ужасно жарко; проносилось у него в голове, но глаза по-прежнему не открывались. Сильный удар вышиб из него представлении о происходящем. Еще с минуту сознание приходило в бренное тело, и каждую секунду ломящая боль пронизала почти все суставы. Лицо стало в боли кривиться, и эльф наконец прозрел. Глаза его раздуло от удивления, лиловый цвет глаз казалось сменился на красный. Он был в большом коконе живой материи, света там не было, но все было очень ярко. Может оттого, что эльф провидел в темноте не хуже дня, а может у дракона от кипящего жарнила все внутри ясно горит красным цветом. Внутри было очень жарко, слюну давно сбил хлыщащий пот. Встать сил все еще не было, в спине была жуткая ноющая боль. Где то ниже поясницы кажется вылетели все позвонки. До того была неприятная боль. Эльфы смертны, пусть кто то и говорит обратное: Смерть не торопится за ними, даруя сотни лет спокойной жизни, но тот, кто напорится на кинжал, найдет ее раньше времени. И только сейчас Тариэл вспомнил, что произошло. Ужас на лице превратился в тотальное недопонимание, неужели дракон оглушил его тем самым ударом? Голова с трудом приподнялась, да бы оценить внешне свой вид. Все сомнения отпали, когда на отменном нагруднике эльфийского рода была огромная трещина. Сейчас красивые и легкие латы больше помахивали на консервную банку, сбитую со всех сторон.Левый наруч вонзился в запястье, сильно разорвав кожу. Обильно кровь сочилась из раны. Благо сам сустав локтя был цел, но функционировать левой рукой в бою сейчас было бы невозможно. Ситуация получилась настолько нестабильная, что сейчас эльфу угрожали не только собственные раны. Желудок потиху заполняла желудочная кислота. Уже смелых десят сантиметров от дна заполонила мерзкая жидкость, и совсем скоро от нашего приключенца останется лишь корка.

Твою мать. Я в желудке у дракона. Какое мерзкое место. Левая рука сильно кровоточит. А что спина? Не могу толком перевернуться...
Тариэл согнул ноги в коленях, и тихо пошкребся вдоль стенки желудка, да бы встать на ноги. Кое как, сквозь колющую боль, встать все же получилось. Ловко сорвав с набедренника свой излюбленный эльфийский кинжал, Таро смело вонзил его в рану, где нарукавник вошел в предплечье. Стиснув зубы, охотник выковырял кусок брони вместе со шмотьем мяса, и тут же сбросил с себя эту часть брони. Рана пошла дальше, но она уже не кровила так сильно; видимо все время до этого она лила струей. Рука ниже локтя с трудом двигалась, кисть пришла в негодность. Страшная рана была такой открытой, что вонзенный секундами ранее кинжал толком не пробил плоть: там уже была страшная открытая рана. Сейчас нужно было лишь перевязать чем то руку, да поскорее. Под легкими латами лучника всегда скрывалась красивая туника, расписанная узорами разных лет. И ей нашлось целевое применение. Тариэл подцепил левую руку правой, и закусил ту за манжет. Правой же рукой подобрал кинжал и вырезал рукав до локтя. Тряпье тут же намотал на свою рану, благо каждый охотнил умел уживаться с ранами. Левая рука безжизненно упала, и эта проблема отошла на второй план.
Нужно отсюда выбираться, да поскорее. Но как я не сместился от атаки?
Факт того, что в неуловимого Тариэла сумели попасть такой прямолинейной атакой его буквально оскорблял. Голова до сих пор жутко болела, и некоторые моменты в памяти проплывали нарочно. Его словно озарило, он вспомнил громкое "убью" в его голове.
Так это была ментальная атака... Я не сосредоточился. Я запоздал на секунду. Я не ушел в астрал.
Роком грозилось в голове охотника. Но, сейчас с этим было уже не совладать. Правой рукой Таро сбросил с себя относительно легкий нагрудник и латы на ногах. Лишь правый наруч остался напоминать о том, что эльф был опоясан броней. Кинжал, что был в руке, Тариэл развернул лезвием от себя и сильно ударил по стене желудка. Кинжал с трудом вонзился в плоть, но было понятно, что даже эта стенка желудка непреодолима сейчас и с этим орудием. Перебирая возможные варианты, мерцающий во времени понял, что его боевой шест более не с ним. Телепортироваться отсюда не хотелось, подобраться к сердцу дракона так близко второй раз будет совсем не просто. А так. Казалось, если замереть, то слышно, как оно бьется, отдавая стуком по огромному крылатому телу. Эльф покачал в стороны головой. Его сил не хватит, что бы изорвать желудок дракона изнутри. Поэтому Тариэл использовал свой дар, и бесследно пропал изнутри драконицы, проявившись у стены в краю зала. Эльф был в тени, полулежа, левая его рука мертво спадала в сторону, перевязанная в локте оторванной туникой. Лат на нем уже не было,  светлую рясу обагрила кровь. Юноша дышал через раз, тяжело задыхаясь от закрытой раны туловища. Правая рука лежала на животе, но пришлось немного подтянуться вверх, да бы принять положение полусидя. Холодный камень морозил спину.
- Не так просто, родной.
Сквозь улыбку говорил эльф, пытаясь не дрожать в груди. Дракон по-прежнему был в центре пещеры, и отсюда, издали можно было оценить всю его ужасающую прекрасность.

+3

12

Тариэл, раненный драконьими зубами и обожженный желудочным соком, который у дракона гораздо более едок, чем у человека, но все-таки живой и в сознании, сидит под одной из дальних стен пещеры. Положение усугубляется тем, что кислота разъедает открытую рану, однако, в плюсе у эльфа то, что дракон его пока не видит.

+1

13

Благополучно целиком проглотив свою добычу подобно змее, рывком утянувшей в недра своего чрева пойманную мышь, Аморонг и думать позабыла уже про эльфа. Сейчас она осмотрит артефакт, чтобы отыскать ему применение в своих целях или попросту уничтожить за ненадобностью, после - восстановит нарушенную целостность разложенного повсюду золота, а потом кропотливо и придирчиво займется восстановлением защитных ловушек и проверит, почему подвел магический огонь, не испепеливший нарушителя личных границ; приятное чувство тяжести в брюхе выступало лишь фоновым ощущением, на котором драконица никоим образом не концентрировалась - разобралась с наглецом и будет с него. Так что, отыскав взглядом посох, Аморонг вытянула длинную гибкую шею, изначально просто настороженно принюхиваясь к нему, сделав до того шаг вперед - поближе к кинутому имуществу Тариэля. Если верить прочитанным его воспоминаниям - а они врать не могли - то этим посохом он воспользовался, когда земля ушла из под ног. Стало быть, здесь заключается благородная воздушная стихия - достаточно тепло почитаемая драконицей после огня, ведь воздух и крылья всегда связаны.

Драконы приспособлены переварить практически что угодно, а особенными мастерами в подобном прожорстве являются как раз драконы красные, к коим и относилась эта драконица. А потому стенки желудка, которые играючи выдерживали едкую кислоту способную разъесть и камень, и металл, и материалы повышенной прочности (куда уж там костям), были достаточно крепки для удара кинжалом. И все-таки Аморонг встрепенулась от тонкого ощущения дискомфорта изнутри, которому было даже далеко до болевого ощущения - неуютно содрогнувшись от покалывания и неясного движения в брюхе, она невольно ступила вперед, опуская когтистую тяжелую лапу прямо на посох, который рассматривала накануне. Но жалобный треск дерева, сломавшегося как тростиночка под таким весом, уже оказался не замечен.
К слову, нынче была одна из редких и малочисленных ситуаций, когда Аморонг проклинала себя в мыслях за глупость. Заглянув в мысли эльфа и испугавшись его дара, она всё равно опрометчиво сожрала его целиком, не умертвив до этого и не убедившись в его кончине. И нет бы разорвать наглеца на части, проглатывая по кускам - побрезговала же обагрить чужой кровью благородный блеск металла, замарав красоту пещеры и золота. Оставалось надеяться лишь на то, что и у дара эльфа есть свои границы, не позволяющие покинуть пределы желудка; тогда ошибка была бы не так неприятна, послужив простым мягким уроком на будущее.
С досадой рыкнув, когда под лапой обнаружились только щепки от посоха, драконица замерла на месте, вслушиваясь в собственное нутро.
Ощущения ей не понравились, потому что появился намек на пустоту; ту самую, которая была до ее скромного перекуса живой добычей. Можно сейчас тысячу раз проклинать себя за нелепую оплошность, можно будет потом вернуться в имение и выплеснуть злость на полукровку, но главное - любой ценой сейчас исправить эту дурацкую ошибку.
Не дыша, не двигаясь - замерев неподвижным прекрасным изваянием, Аморонг прислушивалась ко всему вокруг. Побывав и в ее зубах, и желудке, Тариэл не мог остаться целым и невредимым, поскольку неуязвимым не являлся, к ее счастью. Не исключала драконица и того, что он, наверняка обоженный ядреной кислотой, издохнет скоро где-то поблизости, если действительно сумел освободиться. И уж сжирать свою добычу вторично она побрезгует точно, предавая тело мертвым ли, живым огню.
Губы изогнулись в улыбке, когда она все-таки услышала слабый голос остроухого, обнажая множество острейших зубов, а шипастая голова повернулась к источнику голоса. Тонкий слух не подвел ее.
- ZU REK KRIL Mey. Я - она, смелый глупец. - пронесся рычащий рокот, держащий в себе слова драконьей речи и общего языка. - POGaaS ZIN KOS GeiN SOS ZU. Много чести быть одной кровью мне.
Аморонг двинулась с места, подбираясь к раненому эльфу; крылья ее прираскрылись, а сама она не сводила пронзительного хищного взора, не сколько видя эльфа находящегося в неудачном для нее ракурсе, сколько ориентируясь по слуху.
- Roo AUS - ты страдаешь, - прошипела драконица, не ленясь говорить на двух языках, поскольку наслаждалась родным языком малоизвестным для иных рас. - ZU KREN HIN KROSIS FahLiiL. Я остановлю твои страдания, эльф. YOL QahNaaR - огонь победит.
Теперь, когда она поймает его в поле зрения, Аморонг сделает всё, чтобы парализовать, оглушить, отключить все органы чувств и убить врага, присутствие которого начало щекотать нервы дочери огня, что и так не хвастались своей прочностью. А осознание, что происходящее и порочащее суть мудрого и древнего зверя сейчас - ее промах, лишь еще больше выводило из себя, вызывая желание сокрушить наглеца, одаренного редким и сложным на беду драконицы талантом.
Она может чувствовать его на ментальном уровне, но едва ли достигнет успеха в своей атаке, не держа образ перед самыми глазами, а тем более сейчас, когда вся суть хаоса рвется наружу, не давая сконцентрироваться на каком из заклинаний - гнев рокотал внутри нее и срывался с узды, угрожая затмить разум.


Итак. Раз игрок пропал без предупреждения, сроки все истекли, то персонажа убиваю. Разрешение АМС было.


В этот раз взбешенная Аморонг ударила в очередной раз ментальной магией, вкладывая в оглушающий удар огромные силы, и попросту смяла Тариэла, уничтожая его. Подобравшись вплотную к безжизненному телу, с подозрением драконица прислушивалась, не веря, что наглец действительно мертв. Пожирать вторично то, что уже было покорежено ее кислотным нутром, она побрезговала. И вышвырнув вон, куда-то вниз с горы тело, она отправилась обратно - восстанавливать активированные ловушки и проверять другие.

>>> "Большое предательство на маленьком хуторе"

Отредактировано Аморонгъэртааль (24-06-2015 19:58:17)

+2


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » СКАЛИСТЫЕ ГОРЫ » Пещера у самых небес