http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Сказка, в которой никто не умрёт


Сказка, в которой никто не умрёт

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/2620/t80775.jpg

Этот мир страшен. Злоба, жестокость и смерть подстерегают тебя на каждом шагу. Ты ходишь, оглядываясь, и Смерть дышит тебе в лицо.
Но говорил ли я тебе, что в этой сказке никто не умрёт?


Стефан, Заяц, Гоц — маски

+3

2

В маленьком городе Олларде, что за Сиграновым снежным полем, дела шли ни шатко, ни валко. Войны, что охватили всю остальную страну, не трогали Оллард, но и без этого жизнь была не сладка. Отчизна забирала мужчин и возвращала их стариками, еды на всех не хватало, и оборванные нищие дети засыпали с именем Императора на устах. Стены города разрушались от времени и огромных птиц, вьющих на кирпичах свои гнёзда, но никому до этого не было дела — когда тебе нечего положить в рот, то о кирпичах ты не особенно думаешь
  Страшное времечко, и картина рисуется страшная. Но разве я не говорил, что в этой сказке никто не умрёт?
   Даже во времена голода и отчаяния было то, что нельзя отменить у людей — вера, надежда и любовь. Эти трое шустрыми мышками сновали меж уставших душ, убеждая, что светлое будущее ещё настанет, что нельзя опускать нос, что осталось-то совсем немного — Император победит, и снова всё будет, как пять лет назад.
   А вспомнить было что. Оллард, конечно, никогда не был торговым городом, или центром ярмарок, но уж чем-чем славился Оллард, так своими яками, огромными птицами, которых смогли приручить ради полётов на их широких спинах, и работящим народом. Спокойная жизнь позволяла мужчинам и женщинам быть сильными и честными, растить детей в довольстве и неге, а стариков упокаивать в небе с честью и достоинством.
   Война изменила всё.
   И не так жалко было взрослых, знающих, что с ними будет, или стариков, на излёте жизни уходивших далеко в горы, как детей, что за это время уже забыли о счастливых временах. У духов не было сердца, но когда они смотрели на маленькие лица, измождённые голодом и тяжёлой работой, что-то в них сжималось.
   Оллард нуждался в спасении.

   Утро в "Приюте Козодоя" не отличалось от любого другого утра. Ранний подъём, водные процедуры, скудный завтрак и отправка на посильную работу; менялось лишь время работы — иной раз дети полдня могли валять дурака на холоде, а иногда и до поздней ночи нельзя было вернуться домой. Тяжкое существование, но такова жизнь и никто не мог на это повлиять.
   Кроме трёх сильных душ, крепких разумом и телом. Не должны ли мы их представить?
[AVA]https://typegang.com/inspiration/illustration/forest-spirit/forest-spirit.jpg[/AVA][NIC]The Storyteller[/NIC][STA]Что ты видишь?[/STA][SGN]Слушай.[/SGN]

+3

3

[indent] Мерный стук копыт по обледеневшей твердой земле возвестил о прибытии в городок незваного и очень чудного гостя. Старики смотрели вслед и сплёвывали себе под ноги. Кто-то тер подслеповатые глаза, пытаясь понять, уж не привиделось ли. Женщины выглядывали в окна и спешили задернуть занавески, если таковые еще имелись.
[indent] Дети, что не были в силу возраста или по обстоятельствам заняты работой, смотрели на гостя как на ожившую сказку. Под толстой обледеневшей коркой повседневных забот и серого однообразного существования, внезапно ярко забилось то детское непосредственное любопытство. Живой интерес к чудному и необычному.
[indent] Взгляды приковывала зверюга: живая, сытая и полная сил. Черной масти, с длинной густой гривой и заплетенным в какое-то подобие косы хвостом. Тяжелые копыта и мощные телосложение. Тут таких красавцев видывали разве что у богатых гостей, да только давно то было – еще до войны.
[indent] Однако же один только вид черной лошади будил воспоминания и возрождал надежду, что все может вернуться. Вернуться к тем временам, когда не было войны, а были полные семьи, веселые дети, и заезжие торговцы с путниками.
[indent] Но как зверь олицетворял надежду, так его всадница вызывала отторжение. Зверолюды… Мутанты это, вот кто они. Выдумал же кто-то человека со зверем скрестить в предавние времена. Не хорошо то, вот неправильно. Не естественно.
[indent] Союзники, говорят о них. Да какие то союзники, скажите на милость? Делают, что хотят. Слушать никого не слушают. Живут сами по себе непонятно где. И вот – заявилась одна такая! Как ни глянь страшная: лапы звериные, уши длиннющие, наверняка еще и хвост есть. Срам один. И хуже всего то, что пришлая выглядела до безобразия живой и полной сил. Ну ясно-ясно… ее-то война никак не коснулась…

[indent] «Замечательный городок! Именно то, что нужно. Тут определенно есть работенка для меня!»
[indent] Девушка скидывает с головы капюшон не по сезону легонького плаща и начинает озираться с удвоенным интересом, будто выискивая в этих серых стенах что-то очень важное.
[indent] Взрослые кривятся и поджимают губы. Мало того что зверолюд, так еще и деваха в самом непотребном виде! Всем ведь известно, что только распутницы простоволосыми ходят. И эта – вон, не стесняется же. Хотя ее, бесстыжую, вообще кажется не волновало чужое мнение.
[indent] А вот для детей эта гостья была как нечто непостижимое… Более возвышенное и приятное. Прям как сказка ожившая. Не то что все простое и обычное, вроде яков и птиц, а вот совсем диковинное! Лошади, великие путешественники, воители, сказочные монстры и целое море подвигов!
[indent] Такие точно могут и войну выиграть и все-все-все проблемы махом решить!
[indent] Потому как раз детей совершенно не удивило, когда всадница повернула в сторону «Приюта Козодоя» Вот кому-то наверняка свезет. Заберут его с собой и настоящим героем воспитают. Не нужно будет целый день возиться с нудными работами и мерзнуть на холоде.

+3

4

  Джаник Нойхофф - это среднего роста, возраста, достатка и ума отставной приватир, который от жизни испил полную чашу всего. Всего понемножку. До войны пробыл морским офицером и ходил вплоть до Коне-Пойо, ещё до того учился при академии как настоящий дворянин, пусть и был таким лишь по случайности. А ранее бегал по улицам Нижнего Фергюса, как и прочие дети ненужных никому ремесленников. Любил? Да. Убивал? Да. Был ли бит и ранен? Да. Работал ли за гроши? Да. Продавал ли душу демонам? Да.
  Хой, так недолго разболтать и его сказочную суть. А этого нам до срока вовсе не надо. Одно лишь можно сказать преждевременно, до сокровенной концовки - что Нойхофф имеет фонарь, в котором дребезжат, пляшут и прыгают в хороводе праздничной песни духи-светляки. Дорогой это фонарь, а кто на него покусится - тому душу и тела вон.
  Ну да пусть с фонарями, демонами и приватирами. Вон на горизонте уже рисуются щербатые силуэты города. Сквозь метель становится совсем видно Оллард, такой крохотный и большой одновременно. Чёрный дым из труб, лёгкий галдёж, пение из молитвенных книжиц и свёркот высокого дерева - небось пихты, которую чьи-то заботливые руки выставили и украсили на главной площади. Главной, потому-что всякому отребью туда было нельзя. И хорошо. Ведь праздник существует только для тех, кому позволяет кошель.
  - Ещё один город, ещё одна песня… - Хрипло произнёс в свой бурый шарфик Нойхофф. Мохнатая животина, тянущая его телегу - приостановилась, тоже заглядываясь на огоньки. Если не ему - привычному к пустому горизонту… то уж ей то точно осточертело море снега. Впервые для этой рогатой твари запахло хорошими стойлами и теплом конюшенных попон. А фонари? Их тоже будет вдосталь. Не придётся теперь в ночи шарахатся от степных теней, защищаться светом единственного фонаря и священных пистолей в руках бывшего приватира. - Давай, не отлынивай. Ещё четверть лиги и сочтёмся, а пока паши, мой друг, паши!
  Морозный вихрь не заглушил его голоса. Громкого, полного тянущейся мелодичности - как у настоящих злодеев. Ведь только злодеи старались в этом мире Казаться Лучше, а не Быть Лучше.

   
***

  Нищие юноши (наверняка сиротки) мешали мохнатому быку пройти дальше. Первый привалился к саням, второй украдкой чесал дырявым ботинком наледь дороги и держал быка за упряжь.
  - Господин, с праздником вас и с прибытием! - Завопил один из них, едва ли не по-сыновьи встречая Нойхофа. Лицо и волосы мальчугана были только недавно обтёрты снегом, но руки выдавали в нём труженика печных труб. - Хотите покажем вам Оллард? У нас тут много красот, один из самых красивых городов к северу от Лемпарко, кстати! И храм у нас есть Иммету, один из тринадцати во всём свете. И духовник - господин Панрик. Показать вам где у нас тут таверна или…
  Руки мальчугана уже совсем близко оказались к мешкам, повязанным на боку телеги. Ещё чуть-чуть, и он срезал бы верёвку и сбежал с пожитками приватира. А там было пусть и немного, но достаточно, чтобы обидеться.
  - Вам бы вон пойти, молодой человек. У меня тут заряженный пистоль, и я буду рад поутру проверить свою меткость. Глаз у вас хорош, как у белки. И печень небось не самая невкусная в мире. - Пистоль действительно лежал в кобуре под курткой, но готов был выскочить наружу по первому желанию Джаника. Кристалл был заряжен, от мальчугана, вполне вероятно, останется лишь след на снегу. Как бы это плохо ни было, но бывший приватир хотел использовать оружие. Истосковался по убийствам. Такое бывает, когда всю жизнь только и делаешь, что убиваешь… а потом прерываешься, как то не до этого, да и причин нет… а так хочется.
  - Дядь… ну ты чего, я же просто проводить хочу! У нас тут гостеприимно всё, хорошо погулять можно, птиц на крышах посмотреть. У старого Тома, кстати, осталось ещё наверное с дюжину яиц наших, совсем-совсем прирученных алоглавок. Вы видели когда-нибудь таких?
  Рука с его с неверно блестящим в рукаве ножом проскользнула ещё ближе. Джаник ждал, улыбаясь и готовясь испепелить мальчугана. Но для приличия даже в тишине этого переулочного въезда в город нужно было притвориться законником. Попредупреждать, то-есть.
  - Я не играю в игры, ты и твой дружок станете пеплом раньше, чем скажете “О нет, моя мать что, зря слизывала меня с члена бати и сплёвывала в манду?”. Пока я добрый тебе лучше… чёрт! - Два выстрела в воздух, но едва ли они что-либо решили. Да, он выхватил оружие раньше, чем мальчик бросился заканчивать с мешком, но толку от этого не было. Сверху кто-то кинул в него ледяной сосулькой, едва не попав по голове. Но про кости плеча можно было забыть на время. Левая рука отнялась сию же секунду, а в глазах потемнело от ярости, крови и жажды убийства.
  Один из выстрелов вышиб окно чьего-то дома. Другой выбил полдюжины кирпичей, третий породил лавину черепицы. В хороводе аффектов Джаник ничего не видел, просто хотел убивать. Но тут бык тронулся, побежал, а голоса мальчиков исчезли за поворотом.
  - Я выслежу вас, я найду каждого! И трахну вот этим пистолем! - Он поскакал вперёд, держась за плечо и сдерживая натиск внутреннего зверя. Ещё чуть-чуть, и жажда крови бы заставила его сделать эту сказку чуть менее светлой. Но он держал себя в узде… пока.
  Вот и образ антагониста, удаляющийся по узкому проулку на козлах телеги. Человек в шляпе, с волшебным пистолем наперевес и маленьким фонарём, что спрятан под кожаной курткой. Антагонист. Такой обязательно должен быть, если есть сказка. В меру нелепый, не совсем удачливый, но опасный, пахнущий неотвратимой бездной уныния и смерти. 

[NIC]Джаник Нойхофф[/NIC][STA]Господин с Фонарём[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/1658/632314.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

Отредактировано Гоц (26-12-2020 21:16:33)

+3

5

[indent] Героев непременно ведет вперед великое предназначение. Хотя послушать тех же шаманов Тихого Пути, так все тлен. Пред лицом великого времени и необъятного мира все свершения – пыль, тщета и суета.
[indent] По мнению Зайца эти шаманы как-то уж очень сильно стали злоупотреблять сушеными грибочками. Торчать на месте и смотреть в небо она опять же считала крайне скучным занятием. Но… по сути вперед ее вело шило. Самое обычное несуществующее в физическом плане шило, которое, однако, весьма бодро вертелось в заднице.
[indent] Так что в сторону приюта деваха свернула отнюдь не по велению судьбы, и не из желания заграбастать какого-нибудь недоросля с собой. Может в определенного рода сказках она и могла бы занять роль той чудесной спасительницы и избавительницы, что уводит самого тщедушного и обездоленного, превращая того со временем и упорными тренировками в героя. Но не в этой.
[indent] Ей было все равно где цеплять неприятности и кому бросать вызов. Она готова сложить голову здесь и сейчас, но желательно успеть перед тем заехать кому-нибудь лапой в морду. В общем, по сути, обычная буйная да самоуверенная девка, которая по странному стечению обстоятельств еще не была избита, изнасилована или убита на большой дороге. Не, такие героями не становятся. Разве что героями каких-нибудь поучительных бабкиных присказок. Мол, вот не будешь себя хорошо вести, кончишь как вон то существо.
[indent] Детский приют – это вообще не то место, где Зая горела желанием оказаться. Но… оказалась.
***
[indent] Сука – та самая кобыла, что так впечатлила людей в момент появления зверолюдки в городе – сейчас стояла в каком-то подобии стойла. Из которого в спешном порядке выгребли все, что там было наставлено. Видать раньше и впрямь кони и яки там бока грели, но ныне здание отвели под сарай и хранили там все, чему пристало гнить в хозяйстве.
[indent] Лошадь была ни разу не довольна обслуживанием детворы. Пару раз пыталась ухватить кого-то из шибко наглых за пальцы. Удалось отстоять честь собственной попоны, и даже седла. Первое отдавать не хотелось из соображений собственного комфорта, а второе – из вредности.
[indent] Зато позволить мелким пошуршать ручками в хозяйских сумках – мило дело. Там все равно уже две недели как не было ни яблока, ни морковки.
[indent] Самых маленьких привлекала лошадь. Тех же, что постарше, – упомянутые ранее сумки, принадлежавшие внезапной гостье. Эти хоть и оценили фигуристость и зверолапость заезжей девки, а в сказочки не верили. К несчастью… в сумках у Зайца было как-то скудновато. Даже медной монетки – и той не завалялось. Хотя быть может она где поближе к телу деньжата держала?..
[indent] «Плешивая Волчица, загрызи меня…»
[indent] Белая грела зад и уже почти тридцать минут слушала о проблемах «Козодоя» Пока все сводилось к тому, что деткам нужен дом. А по факту: чем меньше здесь голодных ртов, тем всем лучше. Причем местному дядьке было совершенно плевать, что станет с мелкими. Главное, чтоб не прибили сразу за порогом.
[indent] «Мне подвиг нужен. И пожрать бы чего. На какой хрен мне дети сдались? Не, если не заткнется, то я…»
[indent] Заячье ухо дернулось, улавливая такой милый и приятный сердцу звук. Где-то кто-то нарывался на неприятности. Значит, она обязана вмешаться! На чью сторону вставать, девке было все равно. Кто первым себя правым покажет, за того и вступится.
[indent] Со стуком опустив на стол кружку с непонятной бурдой, Заяц поднялась, не удосужившись дослушать мужика.
[indent] — Так-так, и что у нас тут?..
[indent] Уши развернулись в сторону, где что-то началось, закончилось, но зародилось. Сложно что-то толком слышать в городе – здесь все трещат как бабы базарные. Но вот… да… кто-то удирал переулками.
[indent] — Замечательно, детки. Догонялки я тоже люблю.
[indent] Дети, выпучив глаза от удивления и восхищения, проводили нечеловеческий прыжок зверолюдки, которая одним махом оказалась на крыше. А потом – хоп! – и на соседнюю метнулась. Упрыгала, что кошка… или тёзка лесная. Хотя не… те так не могли. Иначе бы в суп не попадали.

+2

6

«Кровь лесная в До’Тенебре, нет изъянов, лишь один:
Ты в Луну и Ярость боя - сам себе не господин!
»

   И снова заснеженная улица окраинного Олларда: сугробы по окна, покосившиеся заборы и двери с верёвочными петлями, черепица истерзана льдом и снег шапками покрывает прохудившиеся крыши. Скрипят колёса телеги и шагает, ломая наледь и снежную корку, мохнатый бык. Человек в имперской шляпке и буром шарфе медленно заезжает в тихий переулок.
  Ему больно, ему обидно и неприятно. Он, в конце-концов, не согласен с такою волею судьбы. На ком-нибудь нужно сорвать злость.
  - Давай, давай! - Из уст Нойхоффа это звучит отрывисто, злобным торопливым полустоном. Он чуть чаще и сильнее надобного хлещет плетью тягловую животину.
  Отставному приватиру больно и ощущения эти рождают в голове помимо желания забиться в одеялко и стонать... ещё и старый голод, уже порядком набивший оскомину. Желание жрать, до тошноты опустошающее нутро человеческое, выходящее наружу с зеленящимся распроклятым дыханием.
  «Какова дорога в До’Тенебре? Яростная»
  - Проклятые города… проклятая скотина… проклятые переулки... - Сплюнул в снег Джаник, отбрасывая прочь кнут и спрыгивая в снег. Телега встряла, а бык совсем не хотел тянуть её, перепуганный, застопорившийся.
  Тем временем на улице было слышно, как кто-то собирается вокруг места, где он не так давно устроил пальбу. Умные смогут пойти по свежему следу телеги и может быть даже дойдут до этого переулка. 
  Всё-же зря он поддался гневу, лучше бы просто взял юнца за шкирку и кинул прочь. Но ему так хотелось убивать...
   Железная пластина выгнулась по форме его ладони, когда он начал тянуть телегу вместо животного одной единственной здоровой рукой. В снегу остались дыры от его ног, скрипнул камень под окованными каблуками его сапог. Он взрычал, на краткий миг лицо его стало выглядеть как безумное подобие маски зверя. С громким скрипом телега зашла внутрь переулочной тени и он накинул сверху большущее полотно.
  - Даже не вздумай поднять шум или попытаться сбежать, бездельник… - С этими словами Джаник отошёл глубже в темноту переулка, выпростал пистолет и облокотился на стену.
  «Какова дорога в До’Тенебре? Болезненная»
  Глаза бывшего приватира обратились карими бездонными пещерами. Шарф натянулся, будто обвязанный теперь не вокруг человечьего лица, но вокруг морды животного. Уши вытянулись, брови покрылись жёсткой шерстью. Сломанная в плече рука начала вытягиваться, длинные чёрные когти врезались в стену, как ножи в тёплое масло и оставили на камне пять ровных линий трещин.
  Спустя минуту Нойхофф упал на колени и сплюнул кровь, возвращаясь к людскому виду. 
  - Как же больно… За это кому-то придётся заплатить… - Он услышал что-то странное в воздухе и поднял взгляд к крышам. - Что?

[NIC]Джаник Нойхофф[/NIC][STA]Господин с Фонарём[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/1658/632314.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

Отредактировано Гоц (29-12-2020 15:32:39)

+2

7

[indent] Сосредоточившись на своей цели, а именно на топоте удирающих проулками парнишек, Заяц более-менее сориентировалась в чужом городе. Усилием воли ей удалось отгородиться от шума города, от скрипа повозок, от пыхтения тягловых зверей, от звука людских голосов.
[indent] В этом есть свои огромные плюсы. Есть ты, и есть цель. Ну или жертва, добыча, коли так будет угодно. Вас связывает незримая нить, которую мало кто разорвёт. Но в то же время… все остальное отдаляется на второй план, не переставая существовать.
[indent] Уж сколько раз прыгучая дамочка врывалась в гущу не своих событий и отхватывала по милому личику и прочим прекрасным частям тела. Было даже, что пришлось плюнуть на тупую гордость и рвать когти как самый простой перепуганный заяц. Но ведь здесь-то тухлый и блеклый городок, где есть выпивохи, брюзгливые старики, да вороватые ребятишки. Сойдут «на закуску»
[indent] — А мы его точно не зашибли?
[indent] — Зашибли – не жалко. Батька говорил, что все беды от чужаков.
[indent] Двое остановились за полусгнившими ящиками, служившими конурой какой-то тощей дворняге. Псина поджала остаток хвоста и забилась в темный угол своего неказистого убежища. Как бы печально ни жилось, а в суп ей не хотелось. Посему: чем меньше ее замечают, тем лучше.
[indent] — Давай-ка глянем, чего там у него.
[indent] — Просто глянем? А то старшие поколотить могут, если что прикарманим, а мелкие опять плакать начнут.
[indent] — У тебя мозгов меньше, чем у яка. Потому тебя вечно шпиняют. Ого, ты глянь только! Я такого раньше не видел…
[indent] — А мне дадите взглянуть?
[indent] Парни, уткнувшиеся носами в сворованные пожитки, дружно вздрогнули. Отсюда прекрасно просматривался кусок проулка, зато их было почти не видно. Кто вообще к ним мог подкрасться незаметно? Только кто-то из своих…
[indent] Но сидящая на ящиках девка точно своей не была. Тут таких ушастых никогда не водилось. Смотрит на парней, смотрит на сумку и скалится во все свои белоснежные зубки.
[indent] — Ну что ребятки? Не свое присвоили, а? Тц-тц-тц. Так хорошие люди не поступают. Знаете, что случается с плохими?
[indent] — Это… – одно дело, когда на своем месте промышляешь и заранее готовишь ловушку для чужака и пути к бегству. Совсем другое, когда тебя застают врасплох. Со зверолюдами и вовсе драться опасно. Говорят, они свою звериную болячку в когтях таскают. Вот так возьмут и превратят тебя в урода!
[indent] Из-за постоянных поколачиваний и тяжкой работы парни вообще красавцами не были. Тот, которому чаще всего и доставалось, был готов сразу покаяться. Но инициативу враз перехватил второй.
[indent] — Теть, да мы со страху это…
[indent] — Со страху? И кто же вас так напугал?
[indent] — Да въехал мужик с тех ворот. Мы ему предлагаем дорогу показать, а он как взял ту штуку и сказал, что убивать будет. Ну мы и убежали. Он в нас… стрелял, ага.
[indent] Зая склонила голову. Брешут ведь… Хотя, что-то народ и впрямь в указанной стороне бубнит. Сломать пару пальчиков и синяков наставить, чтоб знали свое место, – это она каждому вору и идиоту готова предоставить. Но убивать? Не, людей она не убивает. Даже таких паршивых щенков, как эти.
[indent] — Ну-ну, как там ваш убивец выглядел?
***
[indent] — Слушай… а если она с ним разберется… или он с ней… и за нас…
[indent] — Мне все равно кто кому шею свернет. Все равно никто из них не знает, где нас искать.
[indent] — Она же нашла.
[indent] — Случайно. Шевели ногами, хочу убраться отсюда поскорее…
***
[indent] С крыш скатывались вниз лёд и снег, когда Заяц с силой отталкивалась и подпрыгивала высоко вверх. Приземлялась легко, но вот при прыжке казалось еще чуть-чуть и посыплется уже черепица.
[indent] Искать потенциального убийцу сложнее, чем двух олухов. Те пыхтели так, что их на другом конце города было бы слыхать. А этот… тих. Все они, сучьи дети, тихие. Но шороху такого могут навести!..
[indent] Вот Зая и прочесывала райончик, в который ткнули грязными пальцами парни. Периодически вот так вот зависая и, прыгая, осматривая окрестности. Запахи… запахов много и от каждого блевать тянет. Ну и преступники особо по вони не отличаются от обычных горожан.
[indent] «А что это у нас?»
[indent] По спине прошла дрожь. Знакомым пахнуло. Не конкретным человеком или нелюдем, но… Да. Зверь. С острыми клыками и самомнение по самую холку. Зайцы не охотятся от волков. Зайцы им перекусом служат.
[indent] «Сделаю из твоей шкуры себе плащик», но когда такие условности останавливали тех, у кого храбрости было больше, чем благоразумия?
[indent] Выцепив «волка» (а он оказался внезапно близко), девушка уже не разменивалась на осторожное приближение (чтоб похлопать по плечу и посмотреть на испуганную рожу). Рванула в нужную сторону и сразу же прыгнула, вытягивая лапу для удара. Щас она ему таким сюрпризом с крыши навернется – сосульки с черепицей сказкой покажутся!

+2

8

  Тёмны очи сощурились, глядя на стремительную тень, которая словно в патоке летела вниз с каким-то как будто бы тягучим выражением на лице. Ореол снежинок, холодной известковой пыли, черепичных щепок и льда преследовал нападающую. Ресницы бывшего приватира сделали «хлоп». Единственный полувздох отдался в ушах скрипучим воем ветра. Ход слишком быстрого сердца пробил четыре раза.
  - Рраа! - Он поймал её на лету, схватил и прижался. Запахи их перемешались, звуки биения сердец стали звучать вразнобой, перебивая друг-друга. Его голова оказалось у её ключиц, а руки схватили её за подмышки и держали. Он готов был поклясться, что она оперлась ногами о его колени, готов был - но не поклялся бы. Быстро, слишком быстро чтобы понимать наверняка. Хорошо хоть расстояние для ударов руками стало слишком близким и кулак тени с чудовищной скоростью пролетел мимо, срезав его по уху. Этот миг он для себя выиграл.
  Будто в страстном танце они стояли так не дольше мгновения. А после он зарычал снова. - Рра!
  Левая нога скользнула назад, помогая оттолкнуться, тело устремилось вперёд и он вдолбил своим лбом нападающую в стену с такой силой, что ему самому пришлось с кружащейся головой отступить прочь.
  Переулок заголосил перезвоном падающих сосулек и кусков снега. Стена как будто пошла ходуном - но может это он вскружил себе голову слишком сильным ударом. Обычные люди не остались бы в сознании после такого. И получив такой удар тоже.
  «Но обычные люди не носят на голове ушей, не двигаются так быстро и ловко, не бьют так сильно… зверлюдка? Неужели в этом городе есть такие? Чего ей нужно в моём переулке? Что она хотела добится? Очевидно, хруста моей челюсти. Нож? Нет, кулаки наперевес, лишь её собственное тело, лишь её собственная инерция. Я зря её отпустил, зря сквозь собственную боль не стал долбить дальше до потери её сознания или даже смерти. Ведь если я правильно понимаю, пока эти мысли спешат немыми образами в моей голове - она готовится отомстить. Не сдаться, нет… ведь Её я своим ударом не переубедил. Погодите, это ведь не уши волка или тигра… она кролелюд?», зубы сами по себе обнажились под бурым шарфом, из-за него повалило густым зелёным паром - голод рвался наружу. С губ сорвалась усмешка.
  - Я давно не ел крольчатины… - Прошептал он, чувствуя как глаза наливаются жуткой болью. Сдерживать себя в руках было тяжёлым бременем. «А где мой пистоль?», он тускло светился в снегу под ногами зверолюдки. Надо было не забыть его поднять… а то когда желудок сыт - тяжело думать о таких мелочах. «Надеюсь он будет сыт»

***

  Возле праздничного дерева было столпотворение улыбающихся и слишком счастливых людей. Особенно радовались разукрашенной зелени дети - эти пронырливые прохвостные бедокуры, ошивающиеся у его лавки в надежде получить каравай, бегающие по улице и катающие друг-друга на санях по всей площади. А взрослые? То и дело кто-то вылетает из храма с лупоглазым выражением лица и начинает распевать хоралы, будто в надежде подхватить простуду или на крайний случай - сорвать голос. А танцоры? Этих только не хватало. Пристают к прохожим, берут за руки, словно забыли о чумном поветрии годовалой давности. Ещё бы целовали всех в руки и обсасывали пальцы.
  Какая дурь! Старый Джо Конон не понимал всего этого. У него было и без того много дел - нужно было оставаться лучшим пекарем во всей растреклятой округе. Он был пекарь в шестнадцатом поколении и портреты каждого именитого предка украшали его лавку. Даже сама она носила претенциозное название «Великие Пекари Кононы» и никак иначе. В округе не было ни одного идиота, который бы сократил это название хотя бы на одно слово. Конон бы попросту разозлился, а когда злятся пекари - праздники становятся ужасающими.
  С другой стороны, все местные зажиточные люди знали с молока матери - что именно Кононы делают вкус праздника. Каким-то образом те пироги, которые они пекли - становились магией во рту. С лучшей в мире фактурой. С самой необычайной вкусовой палитрой, при этом такой родной.
  Секретный ингредиент любой выпечки Кононов был в полной неспособности чувствовать счастье. Ну ладно, это не главное. Они просто умели печь лучше всех и помнили, кому из покупателей что нравится. Помнили родословные, пристрастия, историю вкусов, знали как играть на всём этом. Ну и немножко магии.
  И в этот новый год ничего не поменялось. Были люди, которые заслужили хреновый пирог, и были люди, которым достанется настоящий вкус праздника. Некоторым старикам на вечный сон грядущий достанется кусок детства. Женщины почувствуют как в них снова играет молодость. Дети посчитают себя героями, важными в этом хороводе взрослых танцев. Мужчинам снова захочется решать, оберегать и быть доблестными - большей части из них этих ощущений хватало за глаза.
  А ещё - многие окажутся в кругу семьи и смогут разделить его выпечку. Дурость конечно, зачем собираться толпами… но раз люди так любят, то Конон от этого только зарабатывал.
  Хорошее время праздники. Только бы шума поменьше и дурости.

[NIC]Джаник Нойхофф[/NIC][STA]Господин с Фонарём[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/1658/632314.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

Отредактировано Гоц (30-12-2020 13:55:19)

+2

9

[indent] «Чего?»
[indent] Мысль не блистала красотой слов, зато всецело описывала мнение Зайца о случившемся, когда ее схватили налету. Такое бывало пару раз, ну может быть чуть чаще. Только вот…
[indent] Во-первых: противники (и собутыльники, ловившие ее пляшущее тело со стола) как правило удержаться не могли и все завершалось закономерным приземлением на пол, на землю… иногда на кого-то, кто уже лежал. Во-вторых: удары у девушки очень редко улетали в никуда. Редко, но тоже бывает. Как сейчас.
[indent] Какое-то мгновение она с перевертышем представляла донельзя нелепую картину. Почти любой человек (и не-человек) ростом этак в метр с шапкой не нашел бы ничего потешного в том, что кто-то высокий держит кого-то низкорослого как дитё непутевое. Зая комплексами не страдала, но на руках висеть не любила.
[indent] «Собачье племя!»
[indent] От последующего удара вышибло душ, а может и не только его. На краткое мгновение девушке показалось, что сейчас она пополнит ряды тех самых неудачников, что кончаются в грязных переулках. Но нет, пока еще стоит на лапах. А раз стоит, то может и ответить на оплеуху своей собственной.
[indent] — Что, серенький, совсем нюх теряешь в этом городе, э? Не можешь домашнего кролика от дикого зайца отличить? Давай я тебе прочитаю маленькую лекцию. Кстати, выпить не хочешь? Каждому блюду свой букет!
[indent] Одним эльфам, пикси, феечкам и духам рождества ведомо что, побери их всех, в том злосчастном переулке забыла полная бутылка вроде бы не дешевого… вина? Эля? Пива? Этикетка была заботливо содрана, оставляя на темном стекле обрывки бумаги.
[indent] Зая нащупала ее случайно, когда опиралась рукой о стену, чтоб позорно не шмякнуться носом в замерзшую грязь. А тут чей-то тайник оказывается! Ну, в общем-то, кому бы тот ни принадлежал, а мужичок сам виноват. Лучше надо прятать!
[indent] Пить сомнительное содержимое из сомнительной бутылки, найденной в сомнительном грязном переулке стремного городка? А почему бы и нет?
[indent] Пробка звонко покинула свое место. Заяц щедро глотнула и поморщилась, но перекинула бутылку волчику. Дождалась пока тот попробует или хотя бы понюхает содержимое и предприняла вторую попытку достать своего уже собутыльника. На этот раз взмахом заячьей лапы. Как ни крути, а лапки будут помощнее рук, а ей тут счет сравнять надо!

+1

10

  Звёздочки от собственного удара ещё кружились над головой, составляя не то бранные слова, не то единственное слово «Остолоп». Джаник пожалел, что не имеет черепушку как у какой-нибудь черепомордой гадины из лесов Кюль’Байяха. Его личная голова обладала внутри таким же мягеньким, мокреньким и соплистым содержимым как и у обычных людей. И вот это содержимое рвалось через ноздри как будто бы наружу.
  «Сейчас бы хряпнуть воды или чего покрепче», сказал себе бывший приватир, открывая звериные глазки. И тут, к его удивлению, получившая на орехи краля сказала дюжину пустобрешных слов, вытащила откуда-то бутылку (его очень заинтересовало - откуда), отпила и перекинула её ему.
  - Услужливая еда… - Пробормотал Нойхофф, впрочем не сопротивляясь собственным желаниям и напутственному взгляду мелкорослой соперницы. - Если хочешь отравить, то пустая затея… - Хмыкнул он, принюхиваясь к бутылке не предмет тонких ароматов серебра или сока вербены. Ни первого, ни второго там не оказалось. Нет, пахло только вином, фейскими крылышками и наступающим Новым Годом. А раз так… он залпом влил в себя наверное половину бутыли.
  «Хорошо пошла… может быть даже съем её не так больно, маленькую славную кролю, тёплую пуфыфку, мокрую от снега малыфку… Стоп, что?!», внутри разлилось мягкое желание делать добро, причинять дружбу и рисовать на стенах любовь. Пусть Джаник и не мог этого видеть, но тёмные очи его сложились по форме в идеальную ромашку и засветились фейским потусторонним светом.
  Яды - вот этого он конечно же не боялся, как любой уважающий себя Зверь. Сам был ядовит в определённой мере и сам был болен. Но вот что бы это ни было в бутылке - оно могло помешать ему сделать его злую работу. Бывший приватир тряхнул головой, на секунду разогнав сгущающийся розовый туман в своём разуме.
  Вовремя.
  В этот момент длинноухая оттолкнулась от скользких камней переулка и прыгнула в его, пытаясь пригвоздить его дурную голову к кирпичной кладке. В лиловатом свете она медленно летела к нему. Сосредоточенная, нацеленная на успех. Было конечно отчасти печально «Чёртово зелье!» оставлять её без желанного приза в виде хруста Джаниковой черепушки… но умирать тоже не хотелось.
  За пару вдохов до удара он полуобернулся, так что коготки на её лапах процарапали по куртке длинный след… и выпрямил кулак ровно туда, куда женщин бить было категорически нельзя. Только если они того не хотели.
  Живот Зайки как будто намотался на его кулак и он бросил её куда-то влево от себя, в сторону телеги. Единорог внутри Зверя шептал, что надо помочь бедненькой девчуле, надо укутать её в пледик и отпоить чаем «А ну заткнись нахрен!», сказал этому волшебному добру бывший приватир, «Ещё не хватало стать милосердным… будто мне и без того в жизни забот мало».
  Ему нужно было поесть.
  Джаник стянул свой бурый шарф и звякнул зубами, предчувствуя неполное обращение. Боль снизошла на него и он об руку с этой госпожой направился в сторону пока ещё валявшейся крали. Нужно было кончить с ней и хорошенько поесть.
  Пока он шёл - клыки прорезались сквозь дёсны, плоть при этом как будто рвалась, на мгновения обагряясь кровью. Зубы заострялись, принимая треугольную форму в его слегка деформировавшейся пасти. Глаза, всё ещё ромашковидные, налились алыми венами смертоубийственных намерений. Даже нос стал больше напоминать не человечий, а волчий.
  - Шааамое… веемя…. еесть… - Прохрипел полузверь.

[NIC]Джаник Нойхофф[/NIC][STA]Господин с Фонарём[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/1658/632314.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

+2

11

Надо заметить, что не только дети всполошились в "Приюте Козодоя". "Приют" был приютом не только для сирот, но и для всякой сокрытой от глаз людских магической шушеры, и Сфинкс был одним из немногих представителей этой шушеры.
   Выглядел нелепо для фей: низ от какой-то дикой кошки, а верх — от щуплого мальчугана, вот только мальчугану уже лет было едва ли не больше, чем "Приюту". Лет-то много, да сил — чуть: клятые беспризорники выпивают слишком много фейских сил для того, чтобы уж совсем не терять людской облик и не превращаться раньше времени в бродяг, пьяниц и шлюхоходов.
   И именно в этот год Сфинксу понадобилось выбрать себе спутников, чтобы отправиться с ними кой-куда, чтоб фейскую родню повидать да папоротника цветов понабрать. Эх, вот бы ещё у людишек год не начинался зимой, когда до отвращения холодно и хочется сидеть в костре, а не трястись по сугробам! Фу. Гадко. Мерзко. Кто вообще придумал зиму? По жопе ему надавать.
   В любом случае, мысли мыслями, а идти работать надо. Тем более, не далее чем полчаса назад в приют залетело что-то, что явно имело фейское наследие — по крайней мере, так казалось Сфинксу, нюх которого забили другие приютские феи. Заячья зверолюдка? Заячьих среди зверолюдей Сфинкс видел не так много, и сочетание её вида да лёгкий фейский запах навели на мысль о Вольпертингере! Сфинкс хихикнул в кулак на старого развратника, любящего гулять среди зверолюдов да наводить смуту, да и ринулся за зайчихой.
   Наблюдал он за ней довольно долго — интересно же, что умеет фейская дочка (это стало её вторым внутренним названием наравне с Зайцем), а умела она немало. Скакала по крышам не хуже невесомого Сфинкса, бойко болтала с местной пацанвой и умудрилась немножко побить другого отмеченного феями. Ну как отмеченного... Волк (а именно так решил называть его Сфинкс) тоже имел отголоски фейского запаха, но тёмного, будто бы он был проклят... только вот как-то странно, будто бы проклят самим собой. Проклятый феями? Не сильно разбираясь, Сфинкс так для себя и решил. Как обычно, сам для себя что-то решил, сам себя убедил в своей правоте и сам, не разбираясь, всё для всех определил.

   Кроме того, проклятие из-за драки начало брать над мужиком верх. Ай-яй, а вот это уже плохо: фейские дети обычно плохо переносят смерть от проклятых. Это феям плевать — возродился в новом теле, и нормально, а вот у фейных детей такой фокус не пройдёт.
   Значит, настало время вмешаться.

   Прежде невидимый Сфинкс спрыгнул на снег мягко, не оставляя ни единого следа. Оказался он аккурат перед мордой проклятого — резкий, как приступ обжорства, и смешной среди этой грязи и гадкого закоулка, как роза в навозе. До пояса он выглядел пацаном лет четырнадцати, с лицом ещё детским и округлым, а вот ниже его фейскую сущность выдавало четырёхлапое тело не то пумы, не то рыси, не то ещё какой дикой экзотической кошки с рыжей шерстью, которых в Олларде отродясь никто никогда не видел. Мальчик имел странные руки, покрытые шерстью, острые чёрные когти и явно звериные уши, смотрящие вперёд и прислушивающиеся к мельчайшим звукам. Одет кошкопацан был во что-то, во что обычно одеваются далеко на юге, и в такой куцой шёлковой кацавейке он должен был мёрзнуть, как скотина, но холод, казалось, совсем не беспокоил его.

   — Ну-к притормози, приятель. Негоже жрать тех, кто может помочь тебе с проклятием.
   
   Голубые глаза смотрели грозно... насколько грозно может смотреть пацан, а голос звучал ну слишком уж по-детски и беззаботно, как и у многих другой фей.

   — Ты притормози, и мы поговорим, как добрые, хорошие люди. Ути-пути, волче!

   И он протянул когтистую шерстлявую руку к полуморде полуволка.
[NIC]Сфинкс[/NIC][STA]делает кусь[/STA][AVA]https://sun9-4.userapi.com/impg/u4PSAVunlRfqHGY8YKW6pIpejtPOonUiXrUL_A/OpyLEUZspbI.jpg?size=900x1273&quality=96&proxy=1&sign=b99e6b29e76b774e4f028ded17e0c0a7&type=album[/AVA][SGN]что я здесь делаю?[/SGN]

Отредактировано Стефан Аарановски (06-01-2021 20:02:53)

+2

12

[indent] У кошек девять жизней. А у зайцев сколько?
[indent] Ясно, что очередные байки. Прямо как про количество хвостов у лисиц. Но иной раз невольно задумываешься, что чего-то у тебя явно больше, чем у всех прочих. Правда, если чего тебе прибавили, то на чем-то явно сэкономили.
[indent] Живучесть в тот день решила уравняться с удачей. От еще одного пропущенного удара Заяц не померла, но почувствовала недвусмысленный сигнал от своей хвостатой жопки. Жопка – она такая, она всегда знает, когда грядет что-то горяченькое. Но одно дело просто получить по филейной части, а другое вместе с ней стать ужином для одного волчика.
[indent] «Не справилась сейчас, подловлю потом», совершенно не расстроилась перспективе уйти на крыши девушка. Это не бегство, а стратегическое отступление, во! Страшное слово, которое означало что-то очень умное.
[indent] — Звиняй, милый, кажт… ух… ужн откладывается…
[indent] Именно в тот момент все навалилось скопом. Думаете звериное нутро дарует непобедимость и мгновенно лечит все повреждения как в сказках о героях? Ха! Ну, Зая действительно отличалась выносливостью и способностью быстро возвращаться в строй. Только не мгновенно.
[indent] Только что выпитое вкупе с пропущенным ударом в живот возымели свой эффект. Девушка зашарила рукой, опираясь на что-то мягонькое и теплое (живое?), после чего неэстетично выблевала выпитое на землю. Жидкость имела внезапно яркий радужный цвет, казалось, что в этой исторгнутой радуге плавают цветочки и бабочки.
[indent] «О! Правду говорят, что они в животе живут!», Заяц глупо хихикнула и икнула. После чего захихикала уже громче.
[indent] Мир внезапно начал преображаться. Серые камни стали менее серыми. С неба лилось весеннее солнышко. По углам прорастала травка, сугробы стали сверкать и искриться. Вокруг уха явственно кружила одна из выплюнутых бабочек. Где-то щебетали птички…
[indent] Разум еще пытался сопротивляться и зацепился за врага. Волчик-то уж точно не…
[indent] «О-ой…»
[indent] У мужика на макушке красовались мяа-а-а-агонькие ушки, на щеках тоже пыталось что-то прорости, а сзади… ей мерещится или там действительно хвост? Белая накренилась, пытаясь рассмотреть тыл своего приятеля по распитию сомнительных находок. Ну ладно, вроде бы он и так оборотень, чего тут дивиться?.. Хотя у серых вроде сердечки в глазах не пляшут…
[indent] Впрочем, Зая со свойственной ей пошлостью обзывала данные фигуры не сердечками, а оленьими попками. Волчик стоит, а в глазках мелькают у него оленьи жопчики!
[indent] Хрюкнув, девушка расхохоталась, переводя взгляд на того, на кого вдруг стала опираться. Там вроде бык был в переулке… Но ему на смену пришел парнишка с лишними конечностями. Блондинка потыкала пальцем в хвост своей опоры.
[indent] — Оп! Ко-о-о-отик…
[indent] А на конце хвоста сидел ОН! Мерзкая жирная мыша с тремя головами, тремя хвостами, тремя складками на пузике, короной и королевской… мохнатой штукой, которой венценосные особы полы на мероприятиях подметают.
[indent] Мыши – глуповатые создания. И безобидные… если не жрут твои припасы. Но этот… этот был злом! Он ехидно скалил свои пасти и мерзко глумливо смеялся над Зайцем. Решив, что этого достаточно для объявления войны, коварное создание, выдернуло пук шерсти с хвоста быка (?) или мальчика-котика (?) и попыталось удрать.
[indent] — Лови его!
[indent] Ну и шустрая же зараза! Зая стала забывать о собственных бедах и гонялась по всему переулку за мышкой. Которую мало кто видел, правда. Ну так у них просто внимательность не так хорошо развита! Вот девушка хоть и под вином, а мыша видит и сейчас она ему!
[indent] Размахнувшись, девушка от души шлепнула кого-то по… по чему попала. Метила в мышиного правителя. Ух, но до чего же юркая гадина! Так и вертится, так и норовит ускользнуть. А потом он внезапно что-то пискнул и превратил украденную шерсть в меч и развернулся к своей противнице, намереваясь дать честный бой.
[indent] «С оружием на безоружную? Сражайся как мужик!»
[indent] Впрочем, погоня как раз привела ее к тем самым ящикам, рядом с которыми обнаружилась бутылка. Схватив рассыпающийся, но увесистый ящик, девушка перешла к грязной борьбе. Она крупнее своего противника и будет давить соответствующими аргументами! Если коротко, то зверолюдка попросту швырнула свой снаряд во врага.
[indent] Несчастный злодей пытался парировать, но куда его шерстяному мечу против гнилых досок?! Был раздавлен только в путь! Предсмертно пискнув, трехглавый мыша лопнул. На землю пало, печально бряцнув, оружие, обращаясь обратно в шерстинки. И тут же со всех сторон распелись птицы и расшумелись бабочки.
[indent] «Бабочки шумят?» Ну да, похабные стишки слагают. А не должны?
[indent] — Да чтоб вас…
[indent] Переде глазами замелькали яркие пятна. Живот опять скрутило и кажется носом потекла радуга. Зверолюдка сжалась в комок, повела рукой по земле, «подбирая» шерстинки. Шатаясь подняла и протянула наверняка такому же нереальному котико-мальчику.
[indent] — Э-э-это тв…ё!

+1

13

  В какой-то момент волчья морда вытянула свои очень и очень не подходящие для этого губы в намерении расцеловать и Кралю, и вот эту непонятную котопёсю, которая прилипла к его глазам с настойчивостью моли. Да не только их, и быка тоже. Вообще, все животики и щёчки мира были в опасности, пока эти растрескавшиеся губы тянулись шут пойми куда в поисках тепла.
  Губы коснулись обледенелой стены дома и Нойхофф зарычал, отозвавшись на внутренние позывы к поеданию плоти. Ему пришлось задрал голову к крышам чтобы услышать звук собственных инстинктов и они заставили его взвыть волком. Изо рта Джаника повалил зелёный, зловонный и проклятый пар.
  - Жрааать… - Зарычал он, зачем-то сообщая снежинкам, что собирается всех вокруг сожрать. Зверь торжествовал, но крайне недолго. Ведь фейское вино, теперь уже совсем взявшее верх над мыслями, с укоризной исправило последнее слово, вернув в мир совсем другой призыв. - Дааать… подаррки…
  И снова попытка выгнать прочь голос добра, и снова полнейший провал. Нойхофф перевёл взгляд с безразличных к несправедливости небес, он подпрыгнул шесть раз, словно пытаясь в конвульсиях выбить из себя Что-то. Но ничерта не получалось.
  И вокруг всё ещё был этот цирк уродов. Такой умилительный, что злодею аж хотелось их всех выпотрошить. Вернее - войти в них настолько глубоко, чтобы обеспечить летальной близостью душ. Впрочем, даже такие попытки остаться Зверем легко обнаруживались вином. Оно бдело, щелчками вышибая из головы бывшего приватира ненависть.
  Карие глаза отупело скользили по их зверинцу. Котопёся-мальчик чего-то говорил, мяувафкал и наверняка хотел обняться, но вслух этого не говорил. Джаник почувствовал, как при взгляде на него отпускает прочь Зверя, как возвращается к своей исключительно человечьей ипостаси. «Потому-что так можно целоваться, играть в карты, быть другом, признаваться в любви, дарить подарки и не пугать прохожих! Единственной действительно грустной потерей можно назвать хвост... он подло втянулся обратно и Зверь его не отдаёт. А жаль. Хвост был милый. Прям как крылышки у фей, разве что крылышки не кажутся подранными в отличие от этой шерстяной жопной штуки».
  Он нащупал ногой свой пистолет и поднял, в который раз Злодей попытался справится со всеми вокруг. Палец на курок, да только спустя мгновение рука обхватывала уже дуло и он попросту не мог выстрелить пистолетом вот так - наоборот. Зато мог подарить его этому милашке с тёплым рычащим лобиком, красным от кусающихся бабочек носом. Он чего-то говорил, но Джаник его не слушал. Бывший приватир улыбнулся, протянув Сфинксуслику оружие.
  - Хочешь поиграться с пистолетиком? Мааленький, на играйся! - Волшебный пистолет вместо тысячи ответов был дан прямо в руки юноше. И в переулке оставалось ещё двое, кому можно было причинить добро. Быка Нойхофф оставил напоследок, а сам устремился за Кралей, по пути насвистывая всякие штуки. - А ты чего прыгаешь, попрыгайк… - Он шёл за ней следом, приглядываясь к самой манере двигаться. Разумеется, он же был натуралистом. Ему необходимо было... «ЧТО?! Какой нахрен натуралист?», возопил было он сам в себя, но слишком отвлёкся. - Стой, так ты у нас не Краля, ты Зая? Чего сразу не сказала. Я бы приготовился к более жёсткому мяску и может быть сделал бы из тебя милую шапочку… прости.
  Придерживая приватирскую шляпку, пьяница пополз вслед за Зайкой. Он пытался скрыться за сугробами, чтобы это всё равно напоминало охоту. Снаружи его черепной коробки это выглядело так, будто взрослый мужик загребает к себе грязный снег и скрывается за ним, словно идиот, а после переползает дальше и проделывает то же самое. Изнутри же он крался как настоящий следопыт. Вынюхивая не то добычу (как подсказывал Зверь), не то просто бедную маленькую Зайку, чтобы поздравить её с праздником (как подсказывало фейское вино).
  Когда же она оказалась прямо перед ним на расстоянии укуса или поздравления, Нойхофф не нашёлся что выбрать, а потому впился зубами в её задницу и пропел с обрывками штанов и шерсти в человечьих зубах: «Ф нофым гофом!».
  И вот именно в этот момент свершилась магия. Словно давно того ждала где-то внутри, она розовыми соплями оповестила о своём присутствии. Джаник, моргнув странному ощущению в животе и на глазах и хмуро уставился на котопарня. Осталось только ответить на это странное важное ощущение так, как следовало. Потому Джаник прополз в сторону Сфинксуслика чуть меньше метра и только тогда, открыв рот, смог выблевать в его сторону слова.
  - Тефя… тофе…
  А после отрубился в снегу в одной из наиболее злодейских поз. С ладошкой под ухом.

[NIC]Джаник Нойхофф[/NIC][STA]Господин с Фонарём[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/1658/632314.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

Отредактировано Гоц (07-01-2021 06:49:35)

+1

14

За несколько секунд успела произойти такая быстрая вакханалия, что Сфинкс не успел даже помянуть дядюшку чёрта, который, как известно, повинен во всех дикий и странных вакханалиях. За три секунды его почти обняли, почти обблевали, выдрали хороший такой клок волос из кисточки на хвосте, на что он взвыл и лягнул воздух, вручили пистоль и почти на нём уснули. Какого, простите, чёрта?
  Ругаться вслух Сфинкс не мог, фей же, а феи не ругаются. Вот же зараза... Полузвери умудрились нажраться вхлам аж до глюков (конечно же, в глазах Сфинкса никаких мышей не было, и Заяц металась просто потому, что металась) и сейчас на звание героев Фейлянда ну никак не тянули.
   "Матенька, вот зачем ты меня к Олларду привязала. Тут же одни алкоголики, тунеядцы и придурки," — возвёл он очи небу, но небо, конечно же, е ответило. Крайне по-хамски со стороны неба каждый день выслушивать обращения и не отвечать на них. Непорядок, кто вообще так делает?
   Но что поделать... Раз эти двое алкоголики — значит, будем действовать по-алкогольному. Оружие Волка Сфинкс решил припрятать у себя в шерсти, неча пьяному с пушками играться. Волк ещё и спал, что, с одной стороны, облегчало задачу, с другой... С другой — он был чертовски тяжёлым даже для феи.
   Как удачно,что где-то в переулке стоял як и как удачно, что его было несложно попросить довезти на себе своего хозяина дотуда, докуда надо. Як оказался крайне жалобливым, разговорчивым и нытливым, обладал совершенно неячьим именем Билли, но за бутылку фейской настойки согласился сделать всё, что нужно.
   А вот Зайчиха с растрёпанными ушами была ещё на своих ногах... хоть немного. С ней придётся разговаривать. Не любил Сфинкс опоённых фейским вином. Ещё и блюющих.
   — Ну и на кой ты его пьёшь, если животом слаба? — он заботливо оторвал от плаща Зайца кусочек и этим кусочком вытер её лицо. Лицо чище не стало, но засияло пьяной улыбкой. — Так, залазь на яка и пойдём. Я тебе другого вина дам. не такого гадкого.
   Чтобы подстегнуть заячью нерешительность (или качающуюся решительность), он пообещал ещё и блинчики с пыльцой. Оживился, кажется, даже як.

[NIC]Сфинкс[/NIC][STA]делает кусь[/STA][AVA]https://sun9-4.userapi.com/impg/u4PSAVunlRfqHGY8YKW6pIpejtPOonUiXrUL_A/OpyLEUZspbI.jpg?size=900x1273&quality=96&proxy=1&sign=b99e6b29e76b774e4f028ded17e0c0a7&type=album[/AVA][SGN]нет, серьёзно, какого чёрта я здесь делаю?[/SGN]

+2

15

[indent] Зае еще предстояло узнать, что ее плащик порвали на тряпочки (на одну и для благой цели!) и в штанах зияет приличная дыра на месте покусанного зада. Вообще осознать факт того, что ее укусили… А по-хорошему бы избавиться от бреда в голове и понять, что произошло за несчастные десять минут в этой подворотне.
[indent] Но все это, конечно же, будет как-нибудь потом. Посему как сейчас девушка максимум, что смогла сделать – самостоятельно забраться на яка, чмокнуть его в ухо, активно покивать на обещания вина и блинчиков (кто же откажется-то?) и… во время очередного кивка, боднуть животинку. Пушистый бычок оказался все же более выносливым, чем зверолюдка, выдержал коварный удар и не отрубился. В отличие от Зайца.
[indent] В густую плотную шерсть радостно потекли слюнки и похрапывание.
***
[indent] Закончив бодрствовать в бренном мире, девушка пошла свершать подвиги в мире грёз. Здесь тоже творилась какая-то вакханалия. Ну, насколько это вообще применимо к сновидениям. Хотя если они активно мешаются с пьяными бреднями…
[indent] «И где это я?»
[indent] Вокруг было как-то до отвращения серо и уныло. И при том очень грустно, будто сам воздух и место в целом едва сдерживаются от того, чтоб не всхлипнуть. В целом – прекрасное отражение Олларда. Город явно не был здоров. Храбрился, держался, но едкая зараза отравляла его кости и выпивала душу.
[indent] Девушка, шатаясь вышагивала по пустым улицам приснившегося Олларда. Здесь не было ни души. Только то тут, то там испуганно скользили чьи-то тени. Они боялись зверолюдки, старались не привлекать к себе ее внимания, но своим мельтешением добивались обратного. А еще они куда-то спешили.
[indent] Торчать посреди унылого что во сне, что в реальности города девушка посчитала очень глупым. Может там – куда все так целеустремленно следуют – будет оживленнее и поинтереснее?
[indent] Звериными скачками преодолевая немыслимые для реального мира расстояния, Заяц допрыгала до огромного костра. Где-то далеко за Оллардом, но в то же время буквально у него под боком.
[indent] Поленья радостно потрескивают, тени преображаются в каких-то странных существ – начиная от зверолюдов и заканчивая чем-то совсем невиданным. У яркого огня им явно становится получше, но все равно какие-то они унылые. Никто не улыбается. Сонные как заработавшиеся мужики и женщины.
[indent] Раз сонные, то надо разбудить, верно?
[indent] Заяц повертела головой. Рядом стояли огромные сундуки, доверху набитые праздничной атрибутикой. Всеми вот этими праздничными пирогами, винами, компотами, игрушками, украшениями и так далее. Словно тени к чему-то готовились, а потом взяли и махнули рукой, погребенные под ворохом дел.
[indent] Воровато оглядевшись, Зая хватанула хлопушку и как ни в чем не бывало вышла в центр чудаковатого собрания. Взгляды невольно стали на ней задерживаться. Значит, не все равно, а?
[indent] — Подъем, ребятки!
[indent] Брошенная в костер хлопушка оглушительно взорвалась и все пространство окуталось ярким дымом, меняющим свой цвет, стоило ему добраться до следующего гостя прикостровых посиделок. Из огня в небо и окружающих сыпались безобидные искры.
[indent] Зая же внезапно потеряла равновесие и ухнула своей покусанной волками задницей в огонь.
***
[indent] Вздрогнув всем телом, девушка с трудом подняла тяжелую голову. И затуманенным взглядом огляделась, силясь понять на каком она свете и в каком окружении.

+1

16

Место, в которое привёз их як (хоть в дом туши затащил сам Сфинкс и это, чёрт возьми, было чертовски непростым делом!), отличалось чистотой, светлотой и тем запахами, которые обычно ощущаешь в пустыне, вот только посреди пустыни никто не жарит блинчики с орехами и мёдом.
   На самом деле, эти братцы-алкоголики вызвали у котопарня некоторую бессильную злость. "Ну вы же герои, ГЕ-РО-И, ну я же вас увидел, именно вас, а не кого ещё, в вас фейского на две роты фей хватит, а вы..."
   Но пока Сфинкс бурчит над плитой и сковородкой, стоит героям представить место, в котором они откроют глаза, вам так не кажется?
   Это место напоминало, скорее, большой шатёр со свисающими откуда-то с потолка листьями пальм, и это уже должно было навести на странные мысли — откуда в горах пальмы? Кто вообще в своём уме потащит в горы пальмы? Но пальмы на все вопрос только мерно шевелились, пытаясь пощекотать листиками воздух.
   В помещении почти не было перегородок, из заменяли висящие с потолка те же пальмовые листочки. Выглядит, конечно, не очень пристойно и вообще не похоже на город, но нынешнего хозяина, судя по всему, всё устраивало. Тем более, разве смог бы запах ароматнейших блинов, жареных на отличном сливочном масле, пробитьс через какой-то там камень или дерево? Вот и радостное мычание яка подтверждало, что нет. Да и голос Сфинкса не смог бы пробиться.
   — Рота, подъём! — кот ворвался в спальню (спальню?), в которой на коврах и подушках лежали в одном исподнем "герои" под тонкими шёлковыми одеялами — каждый под своим, всё прилично. — Пора вставать, жрать, пить вино и всё, чем там герои занимаются, — напоследок пнув каждого из героев в коленку, Сфинкс умчался на кухню, на которой что-то уже подгорало.
И даже непонятно, можно ли кухню кухней назвать: пальмовые листья отделяли только спальню, остальное огромное помещение было почти таким же, разве что был отдельный уголочек под столик и плиту, да отдельный уголочек под, скажем так, читальню: в той горе подушек валялось множество книг и свитков, а в тряпичной стене была проделана дырка-окно.
   Несмотря на то, что кроме совершенно не чадящей плиты и скроно притулившегося у входа яка источников тепла не было, в юрте (палатке? пусть будет юрта, сам хозяин не знал, как назвать своё сооружение) было тепло. Даже не просто тепло — поддувал сухой и горячий воздух, как в засушливой пустыне.

[NIC]Сфинкс[/NIC][STA]делает кусь[/STA][AVA]https://sun9-4.userapi.com/impg/u4PSAVunlRfqHGY8YKW6pIpejtPOonUiXrUL_A/OpyLEUZspbI.jpg?size=900x1273&quality=96&proxy=1&sign=b99e6b29e76b774e4f028ded17e0c0a7&type=album[/AVA][SGN]это чертовски плохая идея[/SGN]

Отредактировано Стефан Аарановски (08-01-2021 21:58:43)

+2

17

Ему снилось, что он был частью вихря, который вырвал с корнем города, пожирал само основание мира, разрастаясь и желая только одного - насытится. Но насыщение никогда не приходило.
  - Тебе нужно вернутся… я голоден… я хочу чтобы души молящихся в эту ночь обрели приют в моей пасти. Я хочу, чтобы все огни погасли до полуночи и пустые глаза людей встретились с частью того голода, который никогда не был им известен. Дети в зубах своих матерей. Мясо и кровь. Хо… хо… хо… я должен принести им подарочки!
  Демонский голос, алобелый силуэт мелькал, пока не исчез, создавая давящую музыку одним своим присутствием. А после Джаник проснулся и пробуждение оставило в голове кромешную пустоту.
  - Рота подъём! - Крикнул на него какой-то залётный юноша, но раз кричали подниматься - значит по флотской традиции нужно было подниматься. Слишком поздно Нойхофф понял, что уже давно не является ни частью флота, ни морским волком. Некоторая горечь осадочком осталась в его груди.
  - Это не Оллард… - С лёгким рыком выдохнул бывший приватир. Ему не нравилось здесь, ибо окружение слишком походило на то, чего он больше всего не любил в своей жизни. Юг.
  А ещё, на нём было только исподнее и кто-то ведь раздел его? Всё, что необходимо было бы скрывать - от демонических начертаний, до татуировок, которые он набил по глупости и ради женщин, которых уже давно не существовало на свете. Всё было сейчас обнажено перед равнодушным миром. И хорошо, что мир вокруг был равнодушен.
  Запах еды пропитал всё жилище. И ещё живой, и уже совсем мёртвой. Одно из блюд кто-то добропорядочно разложил на подушках прямо под его носом. Завёрнутый в одеяльное тесто Заяц валялся и уже открыл глаза, но ещё почему-то не вскочил, пытаясь повторить их драку.
  Можно было сожрать её без каких либо проблем. С пистолетом конечно сподручнее получилось бы, но даже так. Он облизнул зубы, скорее по привычке, чем потому-что это на самом деле было нужно.
  - Ты напала на меня. И я не знаю где мы, но я сожру тебя, стоит тебе только начать прыгать в мою сторону или позариться на мои вещи вновь. Я надеюсь, мы друг-друга поняли? - Он присел на одно колено и даже не заметил, как собрал в кулаке её одеяло. Ну да, как будто взял за воротник, только воротник обычно - часть одежды, а не одеяло. Эх, тяжело угрожать людям, на которых нет воротников. Выходит совсем не как в сказках, и свою злодейскость даже не покажешь.
  Нойхофф ещё сверкнул в неё глазами, но мысленно приготовился к тому, что будет обедать в этом бедламе, говорить с этим бедламом и может даже чем-то помогать всему этому кромешному бедламу. Главное тобы этот бедлам не противоречил тому бедламу, который он сам хотел устроить.
  «Что он там нёс про героев, этот... котолюд? Он действительно думает, будто здесь двое героев, а не одна эта мрачная длинноухая сука и один мрачный короткоухий мудак в виде меня?»
[NIC]Джаник Нойхофф[/NIC][STA]Господин с Фонарём[/STA][AVA]http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/1658/632314.png[/AVA][SGN]-[/SGN]

Отредактировано Гоц (09-01-2021 06:54:45)

+1

18

[indent] Чтож, окружение было вполне себе сносным. Даже то, что ее прибежали будить и стали вытряхивать из-под одеяла (хотя какое то одеяло? – название одно) не сильно портило картину. В том плане, что бывало и намного хуже.
[indent] В голове все еще путались картины из сна, обрывков воспоминаний и того, что представало взору ныне. Видимо выпитое все еще хорошо сидело в девушке и насылало бред. Так как в Олларде она что-то не припоминала таких странных деревьев, таких странных домов и такой расчудесной погоды!
[indent] «О, знакомая рожа!», соизволила Белая сфокусировать взгляд на ближнем своем. Кажется с этим она дралась… Ну, во всяком случае точно их знакомство начиналось именно так. А вот как продолжилось – тут зияла пестрая в своих красках пропасть. То ли они братались, то ли убивали, то ли мир спасали.
[indent] — И тебе доброго утра, – Зая широко зевнула, демонстрируя не по-заячьи острые клыки.
[indent] Да какая разница, что там было? Это уже в прошлом. А сейчас – это сейчас. Можно сказать совершенно новый мир и новые лица. Сим легким решением свалив все возможные переживания в бездну, девушка потянулась и бодренько поднялась с подушек.
[indent] Отсутствие одежды ее тоже не смущало. Вернее, какая-то часть на ней все же осталась и это уже здорово. Да и не холодно тут. Жить можно. Жить можно даже хорошо, стоит только чутка перекусить.
[indent] Что бы там ни было в той бутылке, а голод пробуждало оно просто зверский.
[indent] «До чего же странное существо», почесав макушку, охарактеризовала кото-мальчонку девушка. Чем-то напоминал кентавров. Ну или то, как их изображали в скульптуре (тут правда тоже были различные вариации, среди прочего даже очень неприличные) Правда те были бородатыми мужиками с лошадиным низом, а этот… ну… как котенок.
[indent] — Котя, что у нас на завтрак?
[indent] Заяц неспешно расшагивала по странному жилищу странного существа, потягиваясь и разминаясь. Кажется, ей все же досталось не так давно. Ну ничего, хороший завтрак и пробежка по окрестностям если не расшевелят дарованное природой самовосстановление, то хотя бы поднимут настроение – а это уже не мало. И вообще, раз ничего не видно, то все в порядке. Вот если бы лапу сломала, ну тогда пришлось бы искать себе развлечение, ибо отдых бы затянулся.
[indent] Затянулся, однако, не отдых. И даже не знакомство с недовольным ворчливым мужиком (они же практически на одной «кровати» спали! – разве этого мало для большой и светлой дружбы!)
[indent] Пока гости ели блины и собирали по крупицам свои воспоминания о расчудесном переулке, мальчик-кот поведал об очень важном деле. Ну естественно дело было важным, по иным-то феи не похищают пьяниц из серого и обыденного городка.
[indent] Впрочем, Зая особо и не слушала. Волчик, наверное, тоже. Вроде как у мальчугана не то праздничное настроение свалило в далекие дали, подальше от унылого Олларда, не то его личные силенки (без которых порядок держать не получается) стали сходить на нет. В общем, ему требовались герои для похода за личным «сокровищем»
[indent] — И всего-то? Да хоть сейчас!
[indent] Опрометчивое решение. Слишком быстрое согласие. Ну да впрочем, все уже было решено и за не умеющую сидеть на жопе ровно Зайку, и за хмурого проклятого волка, и даже за мальчика-кота. Их случайная встреча была всего лишь началом не менее странного приключения.
[indent] Но это уже совсем иная история…

Отредактировано Белый Заяц (09-01-2021 14:40:22)

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Сказка, в которой никто не умрёт