http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Листопад после бури


Листопад после бури

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://i.pinimg.com/originals/e1/20/3f/e1203ff6cfc3ff8e9ab63f153b9e0a17.jpg

Участники:
Торстейн, Пустельга, Анастасия.

Время:
10606 год; 4-5 день третьего осеннего месяца. Сразу после битвы с Жатвой.

Место:
Деревенька в лесах меж Рузьянским и Кельмирским царствами.

Сюжет:
Всегда много пишут историй про битвы, но мало пишут про то, что бывает после битвы, как люди привыкают к новой жизни и справляются со всяким. Мне требовался разговор с Торстейном о его вере и смысле, поэтому мне надо было задержаться на месте и я чувствовала, что после проигрыша своего я не могу оставить всё как есть. А еще дракон, что сражался на моей стороне, я не могла такое игнорировать, а он не мог улететь от меня.

+2

2

Белый снежок припорошил осеннюю грязь, а лужи подёрнулись ледком. Это было непрочное зимнее спокойствие, которое скоро легко нарушится осенней слякотью. Я вышла из большого деревянного дома, где провела ночь и оглядела полупустую деревню, суетящихся людей, готовящихся к отбытию. Где-то рядом раздавались команды господина Эдельстана, он решал срочные вопросы, наверное узнавал, кого местные люди недосчитаются после этой ночи, полной крови и черной магии. У меня было множество вопросов в голове и планов, но словно ненадолго утренний холод сковал мой разум, заставив оглядеть картину вокруг. Бок у меня, пронзённый в бою корнем злобного огромного куста, саднил приятно и чесался. Я чувствовала, что он совсем не зарос еще и ходить мне требуется аккуратно, склонившись и прихрамывая. Руки были сплошь забинтованы, но под тряпьём и тимьяновым маслом они чесались тоже сильно, сбрасывая старую, мёртвую и сожженую кожу, растя новую. Это был один из щедрых даров темного бога, даров, о которых я не просила, но уже приняла в себе, как свою часть.

Но всё же мне некогда было думать о своих ранах и созерцать утренние пейзажи, а надо было поспешить. Кэс еще стоял рядом, опёршись о стену дома и мечтательно глядя в небо. Наверное, он уже думал о своём полёте отсюда. Вчера, в бою, мне некогда было думать о том, что на моей стороне сражался целый дракон и сейчас, глядя на этого израненного парня, я с трудом представляла, что это на самом деле великий и мудрый зверь, спустившийся мне помочь. К нему было множество вопросов и я решила их не откладывать, не юлить, а задать прямо и честно, как и подобает доброй служительнице Господа.

- Да благословит Господь Ваше утро, господин Кэс. - сказала я, почтенно поклонясь парню. Я всегда с трепетом думала о драконах, я знала, что это великие и непостижимые существа, которые владеют Высшей магией огня, а еще самые умные и сильные на свете. Я уже говорила с драконами, но все равно очень робела перед ними. А когда я робею, я еще прямее становлюсь в разговоре. Он правда маленький какой-то был, этот дракон, несуразный, но может быть мне просто так показалось в пылу битвы и на фоне куста. Я продолжила свою речь:
- Извините, что я прерываю Ваш отдых, но мне хочется Вам несколько вопросов задать. Вы ведь дракон, да? Настоящий? Я хочу узнать, почему Вы помогали Кённе прошлым вечером? Почему перестали помогать? Почему не уничтожили злобный куст одним мановением Вашей лапы? И почему позволили себя ранить? Почему огнём не дышали совсем? Или дышали, я отблески огня видела? - я поняла, что уже много вопросов очень задала и решила остановиться, но напоследок всё же ещё спросила, обращаясь как к Кэс, так и к Торстейну, что сидел на крыльце и безмятежно курил зелье:
- А еще у меня вопрос к Вам и к господину Торстейну. Что Вы планируете делать сегодня? Вы уйдете, оставите все как есть? Потому что я не поняла и мне не понравилось, как вчера все закончилось.  Это неправильно, понимаете? И я уверена, от господина Эдельстана вряд ли серьёзная помощь сегодня будет, он о другом всё думает. Мы не победили ведь вчера, да? Но и словно не проиграли, где Зло, что оно задумало, что сотворило? Вера зовет меня разобраться. Господин Торстейн, Вы вчера ходили в лес прежде чем все началось, Вы там что-то увидели? Вы вообще поняли, что случилось с этим жутким кустом? Или Вы, господин Кэс?

Я решила пока отложить свои вопросы к Торстейну, касаемо его и своей сущности, касаемо его жизни и веры и еще касаемо моей благодарности ему. Это все требовало уединения моего с ним.

+2

3

[indent] Айрес без крыльев вышел из дома быстро. Быстрее, чем планировал, и прежде, чем дал ответ на второй вопрос. Естественно, дракон не станет никого звать в потенциально опасное место. Хотя признаться сейчас оно таковым не выглядело совершенно. Вместо этого все выглядело так, будто важнее не благополучие других, а вопрос с денежками. И это тоже очень сильно давило где-то внутри. Будто скорпиона в каменной оболочке проглотила.
[indent] Но не возвращаться же, верно?
[indent] Тем более, что староста не стал долго просиживать штаны и вышел буквально следом за девушкой, на ходу кивнув охотнику и дракону. Кэс проследил за мужчиной взглядом и подумал, что теперь его суета уже не выглядит такой уж глупой и лишней. Но желания приобщаться так глубоко к чужой культуре и обычаям, чтоб самому принимать в мельтешении участие, у дракона все же не возникло.
[indent] Нужно было решать, что делать дальше. И планов, надо признаться, у Кэс не было совершенно. Далеко уйдешь на чахлых ножках да без крыльев? Восстанавливаться же придется долго. Тут не только раны затягивать, но крылья почти с нуля отращивать. Дело не быстрое… дело поганое. На сколько он теперь прикован к земле?
[indent] От этих мыслей стало печально. Но с другой стороны… хоть люди живы.
[indent] — Хм? – айрес повернулся к девушке. У той было много вопросов. Пожалуй, слишком много даже для медного дракона. Подняв руки в успокаивающем жесте, Кэс покачал головой и усмехнулся. – Не так быстро. Я при всем желании не могу ответить на все и сразу. Что там было первым? Ну да, я дракон. Самый настоящий, хотя кто-то может и не согласиться.
[indent] Хотя бы по той причине, что критерии «дракона настоящего» даже у самих ящеров разнились от случая к случаю. Для кого-то сам факт того, что медная принимает облик другой расы, уже был плевком на гордость чешуйчатой расы. Иные бы унизили за ночной проигрыш, ибо драконы, как известно, всегда выходят победителями. А те, что проиграли, уже не драконы, а бледное подобие. В общем, шансов стать на ступеньку ниже в чужих глазах было предостаточно.
[indent] Лично Кэс не понимал и не хотел понимать этих запутанных связей и следствий. Для всех чистым и правильным не будешь. Ну так хоть для себя можно постараться! И да, сама себя Пустельга считала самым настоящим драконом. И вообще, что значит этот ваш «не настоящий»? Крылья при ней? При ней! Только раненные все. Чешуя с ней? С ней! Дыхание и магия? Все на месте! Вполне сносный набор, чтоб считать себя крылатым магическим ящером – представителем великой расы и так далее по списку.
[indent] — Почему помогал? Хм, разве протягивать руку помощи – плохо?
[indent] В самом начале все выглядело именно так, как выглядело. Толпа людей хочет забить другого человека, а то и сами могли отхватить от вон того оборотня. Нет, повторись все вновь, и Кэс опять спикирует с неба на помощь девушке. Ведь кто знает, может и впрямь такие ситуации еще будут встречаться на пути? И что теперь, бросать на произвол? Отводить глазки, мол, они сами как-нибудь разберутся?
[indent] Люди, как понял Кэс, могли стремиться к добру и справедливости. Но отступать из-за страха. За себя и своих близких. Отступать из страха ошибиться. Это… это их дело. Кто пересилит и пойдет вперед на свой страх и риск – тот уже не проиграл. Ну а дракон была лишена этих опасений в принципе. Она знала, что переживет все. Она не боялась идти вперед и отвечать за последствия. Хотя… ну да, не такие уж они и радужные. Но не все коту сметана, да?
[indent] — Какой там следующий вопрос был?[NIC]Кэс[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/EhpJg43UwAExK2T?format=jpg&name=900x900[/AVA]

Отредактировано Пустельга (22-09-2020 09:28:44)

+2

4

Торстейн наслаждался неким подобием солнечной ванны и, откинувшись на ступеньки повыше, довольно выдохнул ароматный дым в воздух, ловя момент. Скрип двери и послышались шаги четырех ног. Даже не открывая глаза, Торстейн понимал, что спускается Анастасия, а за ней староста. Кивнув уходящему в сторону скопления людей мужчине, охотник приоткрыл один глаз и смерил стоявшую на пороге драконицу и священницу. Судя по всему, будет разговор. И именно так и произошло. Анастасия вывалила целую кучу вопросов на Кэса, а та, в свою очередь, явно была к подобному не готова. Послушав ответы редкого существа на совершенно нередкие вопросы, исполин тяжело выдохнул и сел поудобнее, уже открыв глаза. Сейчас на нем была надета белая рубашка с узорами на рукавах и вороте, а так же простые бежевые штаны. В целом, он был не слишком похож на того сурового мужчину, что дрался вчера на стороне "добра", а выглядел как самый простой ремесленник. Протерев глаза и вытряхнув табак из трубки, Торстейн выудил из кармана небольшую деревяшку, что уже успела почернеть за время использования и принялся чистить трубку.
- Отвечу за тебя, дракон, если ты не против. Драконы далеко не все дышат огнем, в чем я вчера и убедился, - Торстейн поднял глаза на Кэса, - Прошу простить, в вашем виде я не слишком разбираюсь. Доводилось встречаться только с обсидиановыми и чёрными. Сама понимаешь, издержки работы убийцы чудовищ, - Охотник откашлялся в кулак и продолжил чистить трубку, - Так же драконы далеко не все сильны физически. Кто-то в магии сильнее, кто-то наоборот. А потому смысла допытывать нашего союзника я не вижу, - Теперь Торстейн перевел взгляд на священницу, - Я планирую собрать вещи и выдвинуться в лес. На поляну ту злополучную идти даже и не думал, но если ты хочешь - провожу. А по поводу проиграли ли мы или нет... - исполин тяжело вздохнул и почесал затылок, - Как бы тебе объяснить. В мире уже давно нет добра и зла. Границы стерлись веками раннее, а потому... скажу так. Мы вмешались в обряд, который древнее, чем ты можешь себе представить, юная последовательница Имира. Мы нарушили естественный ход вещей, попытались воспрепятствовать древнему Богу, который обжился тут еще задолго до нас. Я предпочитаю в подобные вещи не вмешиваться. Духов природы и древних Богов гневать - последнее дело
Охотник встал со ступеней и отряхнулся, приводя себя в порядок. Разумеется, подобным ответом он обрек себя на еще множество разных вопросов и попыток переубеждения, но главной целью Торстейна было отвести внимание от особенно пострадавшего дракона. Кстати о пострадавшем драконе. Удивительно, но его раны заживали почему-то куда медленней, чем у охотника. Сделав для себя определенные выводы, берсерк почесал бороду и дотронулся до плеча Кэса. Может, этого будет маловато, но... Торстейн передал часть своей жизненной энергии через касание. Дракон должен был ощутить как минимум прилив сил и его текущее состояние сравнимо с хорошим 8-часовым сном. Подобные трюки слегка ухудшили состояние Торстейна, но тот виду не подал и просто двинулся в сторону избы знахарки, чтобы собрать вещи.

+2

5

Этот дракон был совсем непохожий на тех, что я раньше видела. Тем прям совсем чуждые были, великие и грозные, даже величавые, а этот, он как будто из соседнего двора ко мне спустился, позвать яблоки воровать. Не похож он в общем был совсем на дракона и точка. Я его выслушала и склонив голову набок, прищурилась, как бы смеривая своим взглядом и испытывая. Я уже хотела спросить его еще всякое, но тут Торстейн ответил мне многое и мне стало понятнее. Значит он вроде бы как просто помочь хотел сначала одному человеку, а потом другим, не понимая совсем, что происходит, а решить все проблемы одним колдовским махом он не мог, потому что слабенький. Наверное, это какой-то мелкий дракон был или недодракон, он и сам сказал, что не все его готовы настоящим драконом звать.

Вот только с мыслей о драконе меня Торстейн сбил продолжением своей речи, он глупости всякие говорить начал и я фыркнула и осенила его знамением Имировым, прощая за такие слова. "Естественный ход", надо же! Будто бы кто-то во всем белом свете кроме Господа нашего ведает, какой он, этот естественный ход. Так я господину охотнику и сказала вслед, пока он собирался в дом обратно пойти:
- Ничего естественного тут нет и не было никогда. Естественный закон один - Божий и мир наш был создан Его Мечом и Волей, а остальное все в воле Его детей, в том числе моей и вашей, вот что натуральное в мире. Вы просто боитесь с жуткими монстрами дело иметь и я Вас понимаю и не виню. Я подожду Вас здесь.
Тут я невзначай слукавила, потому что я и Торстейн не были больше детьми Имировыми, а я была порождением злым теперь, а Торстейн, могло случиться, и рожден был порченым темным созданием и воля его с моей не были благословенными. Но я как-то это из виду упустила.

Я снова повернулась к дракону, которого в таком побитом облике и драконом трудно было представить. Я на мгновение задумалась, а потом посмотрела Кэсу прямо в глаза, чтобы он врать не мог и уворачиваться, потому что вопрос следующий очень важный был. Я помнила один свой разговор из далёкого прошлого, в те времена, когда я еще была человеком и я помню, что меня мучило и тревожило после того разговора. Я сказала:
- Господин Кэс, Вы забудьте все, что я до этого спрашивала и извините что вопросов столько насыпала, а ответьте мне всего на один вопрос, только честно и прямо, а лучше всего еще и с историей, но я не настаиваю. Скажите мне, господин Кэс, любили ли Вы когда-нибудь кого-нибудь кроме себя?

Я собиралась подождать здесь Торстейна и, если у меня выйдет, то провести это время в беседе с чудесным драконом, а если он беседовать не захочет, то в молитве. К господину Эдельстану за списком пропавших и погибших я планировала позже обратиться, когда он свои насущные проблемы кончит, может быть после путешествия по лесу. Торстейн сказал про какую-то злополучную поляну и мне очень хотелось на неё сходить. В пустыньку, видимо, отправиться придется завтра и лучше бы на своих двоих, потому что лошадке, даже волшебной, трудно будет в лесу, хоть она и по воздуху летать умеет, да и это добрым, благодатным паломничеством будет, можно себя раздумьям о Господе посвятить. Только дорогу уточнить стоит.

+3

6

[indent] Кэс с легкой смущенной улыбкой кивнул, мол, да, почему нет – отвечайте. Как-то оно своим ходом странно разрушать чужие представления о себе великом. Он не собирался во благо этим пользоваться (разве что чуть-чуть), и уж точно никому худа бы не сделал. Просто… когда на тебя смотрят восторженно, а ты пожимаешь плечами и сознаешься, что большая часть из сказанного – выдумки, а ты ну вот самый простой дракон и ни капельки не великий – это одно. А когда умный человек (пардон, оборотень) по полочкам раскладывает – это другое.
[indent] Парень даже заслушался. Ну вот что о себе можно сказать? Летает, питается всякой ядовитой и страшной мерзостью, чешуей бока покрыты… Точно так же любой пахарь мог бы о себе поведать. Мол, на голове волосы растут, с женой детишек делаем, рыбу ловим на ужин. А тут вон как – по уму все, и со стороны оказывается действительно виднее.
[indent] — Если что, то я исключительно доброе чудовище, – посмеялся айрес без крыльев на заметку о промысле оборотня. Ну убивал он драконов и пусть убивает дальше. Не все чешуйчатые милые обаятельные красавчики как Пустельга! И вообще может они сами во всем виноваты, не нужно там людей кушать и леса жечь…
[indent] С охотой юноша кивал на каждое слово. В общем-то… пусть считают слабым и маленьким. Это в некоторой степени правда, хотя… смотря с кем сравнивать, но да не суть. Быть слабым нормально, быть в чем-то уязвимым тоже. Худо было бы если бы ему в вину ставили, что он мог одним махом местного Хранителя побороть, но из вредности этого не сделал. Вот тут было бы очень обидно! А так… обидно, но не очень. В конце концов, развиваться-то никто не запрещает, верно?
[indent] «Естественный ход вещей…»
[indent] Кто-то считает драконов и демонов – самыми могущественными существами. Да и среди представителей этих рас полно тех, кто свято в том уверен. Кэс прикоснулся к перевязанной части лица, припомнил ночное сражение и… внезапно вспомнил своих наставников. Были они духами или нет – сказать сложнее, чем предсказать собственное будущее. Но вот в то, что некоторые сущности не напрягаясь и древнего ящера могут свернуть как женщина белье на реке, охотно верилось. Возможно, Жатва была ослаблена долгим сном. А может ей было попросту не до защитников. Повторно сражаться не хотелось.
[indent] — Если не против, я с вами прогуляюсь. Мне, хех, мне особо спешить некуда.
[indent] Раны неприятно заныли. Казалось, что даже крылья, которых не было в этом облике, стонут. Почти физически ощущалось как лопается короста и кровят раны. Кэс вздрогнул от чужого прикосновения и почувствовал как драконье нутро пытается сопротивляться чужой магии. Но со столькими свежими ранами и с содранной чешуей медная не могла долго держать оборону. Нехотя тело приняло помощь. Боль утихла и кажется, что парочка особо противных ран начала затягиваться.
[indent] — Спасибо… Наверное.
[indent] Девушка же слова оборотня не приняла. Юноша едва заметно поджал губы. Ему казалось такое обвинение несправедливым. В отличие от самого Кэса, этот оборотень яростнее всех бросался на монстра. Опытным путем прощупывал его броню и искал уязвимые точки. Со страха так не делают. От страха могут разве что в лоб пойти и на чистой ярости биться – тоже хорошо, но не всегда разумно и полезно.
[indent] — Что? В каком смысле?
[indent] Этого вопроса дракон точно не ждал. Честно говоря вообще о подобных вещах не задумывался. Тем более, что люди очень любят всяческие сложности. У каждого слова по сотне значений, и как понять, что имеется ввиду?
[indent] — Не знаю? – с легкой вопросительной интонацией ответил парень. – А… тебе-то зачем? Если что, то семью я создавать не намерен. И вроде бы это невозможно в моем случае…
[NIC]Кэс[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/EhpJg43UwAExK2T?format=jpg&name=900x900[/AVA]

Примечание:

благодаря своей чешуе драконы имеют сопротивление к магии. Не важно, направлена она на их лечение или на нанесение урона, драконья броня будет ее отражать. При должном упорстве или ранениях можно продавить сопротивление и вылечить раны ящера, но приятно ему от этого не будет (в течение самого процесса накладывания заклинаний)

+2

7

- Ничего естественного тут нет и не было никогда. Естественный закон один - Божий и мир наш был создан Его Мечом и Волей, а остальное все в воле Его детей, в том числе моей и вашей, вот что натуральное в мире. Вы просто боитесь с жуткими монстрами дело иметь и я Вас понимаю и не виню. Я подожду Вас здесь.
Торстейн выслушал это и даже встал на пару мгновений, глядя прямо на монашку. Поймав ее взгляд своими звериными глазами, исполин стоял смирно. Но в какой-то момент девушка могла начать догадываться о том, что что-то не так, когда мимические морщины в уголках глаз старого берсерка собрались в гармошку. Положив руку себе на пояс и откинув голову чуть назад, Торстейн рассмеялся. Смех был подобен рокоту, что оповещает крестьян о пришествии грозы. Вдоволь повеселившись, исполин вытер небольшую слезинку у уголка глаза и расплылся в улыбке, глядя на монашку. Она и правда его повеселила. Это не было каким-то обидным смехом, чтобы задеть. Или высмеиванием глупости, нет. Торстейн искренне рассмеялся как от хорошей шутки. От улыбки его некогда суровый вид совсем улетучился и сейчас он больше напоминал довольного дедушку, который смотрит на внучку, что сморозила что-то эдакое.
- Ишь ты какая. Говорит, что я боюсь с монстрами дело иметь, - Торстейн откашлялся, стоя почти на пороге дома и выдохнул, - Да-а-а-а...., - задумчиво протянул берсерк, - Давненько не видел тех, кто стоя передо мной, говорил, что я монстров боюсь. А вернее сказать, вообще подобных не видел смельчаков, - Торстейн перевел взгляд на монашеское облачение девушки, - Думай как знаешь, дело твое. Можешь считать, что я хоть мыши-полёвки боюсь. Правды в твоих словах от этого не прибавится, дитё. Я слишком стар, чтобы каждого встречного переубеждать, даже если он и не прав.
Слегка хлопнув монашку по плечу, исполин скрылся в доме знахарки, давая возможность переговорить драконице и монашке. Вещи собирать пришлось недолго, хотя бы потому что мужчина не особо-то раскладывался на ночь. Надев броню и привычную походную одежду, он с удивлением обнаружил, что его походный плащ из медвежьей шкуры сейчас был будто новый. По лукавому взгляду травницы он понял, что она немного подчистила его одежды, да привела сумку в порядок. Поблагодарив женщину и перекинувшись с ней парой доброй слов, да оставив на прощание собственноручно вырезанную фигурку, охотник оказался на пороге дома, где его ждали уже старые знакомые. Ощутив снова тяжесть топора в руке, Торстейн закинул секиру себе на плечо и двинулся в сторону выхода из города. Прерывать возможное общение не хотелось, хотя бы потому что исполин знал, что монашка непременно начнет его сама о чем-то спрашивать, а потому нужды начинать беседу попросту не было. Так или иначе, им еще придется пройти какой-то путь вместе, прежде чем разделиться и больше никогда не увидеться. Хотя, кто знает эту судьбу. Авось, еще подкинет пару возможностей совершенно незнакомым и разным существам сойтись в одном месте.

Отредактировано Торстейн (25-09-2020 19:08:07)

+2

8

Я не стала реагировать на смех Торстейна. Я уже поняла, что у каждого своя правда, свой взгляд на дела над землей и на ней. Разве вот так, в двух словах я объясню ему как он неправ? Разве смогу объяснить, что видела я? И его слова про то, что он больше моего знает и повидал я всерьез не воспринимала, слышала я уже такое не раз, только это просто слова были. Если бы это был простой человек, не выглядывавший за свою околицу, я бы давила на него и грозила Господом. А тут я должна была просто понять, какой он, господин охотник на монстров, чтобы потом сообразить, как дело с ним иметь. Отрицание Божьей Воли и провидения грех может быть и меньший, чем поклонение темным богам, но гораздо опаснее, потому что поклонение можно вывести огнем и мечом, как выжигают заразу из гнойной раны. Таким же способом, я была уверенная, нужно было поступить с этим проклятым лесом и местом, где мы находились, выжечь его дотла и баста. А вот когда люди не ходят в церковь и не стесняются говорить, что Господь им не нужен, когда живут своим разумом и забывают о том, кто над нами - это искоренить куда сложнее, ведь вещи мистические, верховные, их глупцу на пальцах не покажешь, не переубедишь так просто, это не картошка, чтобы показать её и сказать - она есть и она важна. Тут долгий путь для каждого нужен, а когда этот путь с детства не начинают, то может статься, что человек на него никогда и не ступит. Такое было у меня разумение.

Я молчаливо подождала, пока Торстейн отсмеётся, на руку на плече не реагировала и только взглядом его проводила в дом, а после уже к господину Кэсу обратилась. Как я и знала, он такому вопросу про любовь удивился и смутился, словно и не думал никогда об этом. Я покачала головой грустно.
- Я говорю не про семью, господин Кэс. Я вот Господа своего очень-очень люблю, так я ведь не думаю семью с ним заводить, у Него уже есть Божественная супруга. Я говорю, что был ли у Вас кто-то важный в жизни, кто-то, кому Вы готовы были многое посвятить? Свои мысли и время, свои поступки и, может быть, даже жизнь? Был ли кто-то в Вашей жизни важнее Вас самих? Я вот с драконами говорила раньше и я эту особенность Вашу сразу увидела, только "я, да я". Это разумно, видимо, драконы все одни летают и живут для себя, так всегда про них говорили, но я не понимаю этого совсем. Если у тебя в жизни нет чего-то важней самой этой жизни, то она пустая получается, потому что жизнь ради жизни самой это... Это как корова, которая только свое молоко пьет, а траву не ест, понимаете? Там ничего не рождается и не уходит, это что была жизнь, что не было, словно и не жизнь вовсе. Вы такие великие и могущественные, Вы, драконы, вторые, наверное, или третьи после богов. А к чему это все, зачем Вам дана такая сила? Боги творят и рушат, создавая жизнь движением, а драконы? Я не понимаю и не могу понять, может Вы мне объясните, господин Кэс, зачем Вас Бог сделал? Я была бы драконом, я бы выжгла все Тёмные Земли от Сгирда до Туманного Мыса! А потом боролась бы со злыми драконами беспощадно! Ради Господа, ради любви.
Я вижу, что Вы не такой пустой, как большие драконы, Вы за ведьму заступались, по глупости, конечно, но это благая глупость была, простительная, Вы людей спасали и в битву чужую вступили. Только мне кажется, что Вы потеряете все это и однажды в пещеру какую-нибудь заползете и будете там золото охранять и ничего не делать, да?

Я начала ходить нервно, размахивая своими бинтованными руками и чуть припадая на бок. Меня все это всегда раздражало в мире. У кого есть власть - ей не распоряжается. Вон, господин Эдельстан, я была уверенная, он никому ничего не скажет про жуткие события вчерашние, будет глаза закрывать. Дайте мне власть. дайте силу, я буду вертеть мир и жечь все Зло, но вместо этого я получаю испытания, терзания и сомнения. Я об этом уже думала долгими одинокими ночами, когда носилась по Альмарену, выполняя свою задумку и ища следы древнего культа. Может быть так и устроен мир, что власть - удел тех, кто ничего не хочет или готов терпеть? Те, кто хочет поменять что-то, упираются рогами в мир и тот их ломает, делает им испытания. Я никогда не слышала, чтобы таков был порядок Имира, но и не думала, что это козни его брата. Я всегда путалась, когда об этом думала и просто хотела услышать, что скажет мне дракон по имени Кэс. Наверное, опять растеряется.

Раз дракон захотел с нами пройтись, чему я была очень рада, я решилась ему еще одно объяснить.
- Я должна Вам кое-что сказать. В этом году я потеряла свою человечью сущность и стала оборотнем, злым творением темного бога. Мне нужно поговорить с господином Торстейном, чтобы убедить его помочь моему делу. Я ищу кое-что в мире, что-то, что поможет найти свое место мне и другим Отвергнутым, тем, кто не хочет быть злом и служить Тьме, но на Свет им уже не вернуться. Я хотела бы и Вас убедить, но не смею. Вы добрый и в Вас есть хорошее и чистое, а мой путь, он... Он такой жестокий и яростный, он не для Вас, мне кажется. Просто я заведу обо всем этом речь по пути и хотела, чтобы Вы не удивлялись. Вы послушайте и сделайте выводы сами, а я буду только рада увидеть Вас в час нужды, Вашей или моей. Мы дрались бок о бок, то есть не прям совсем бок о бок, но на одной стороне как бы, это что-то значит, верно?

+2

9

[indent] Кэс слушал и понимал только то, что решительно ничего не понимает. Зачем свою жизнь кому-то посвящать? У того другого разве своей нет? Разделить с кем-то бремя пути, встать на защиту, или посмеяться над смешным облаком – это да, почему бы и нет? Но отдавать просто так, потому что это для кого-то полно смысла? Нет, рыжая этого не понимала. Как и не понимала зачем этот вопрос был задан.
[indent] — Господина своего, э? Это ты про Бога, я так понимаю. Ну люби, мне не жалко. Ему, скорее всего тоже. Хм… наверное можно сказать, что я люблю весь мир. Здесь много интересного. Люди, эльфы, гномы тифлинги и прочие расы – все разные, но каждый по-своему яркий и забавный. То же и с местами. Холодные пики гор, необъятные океаны, безграничное небо, земля, что несет в себе память начала веков. Все это чудесно. Все несет в себе историю или позволяет оставить на себе свой след. Мир полон загадок. Загадки я тоже люблю.
[indent] Мир посвящает себя мне. Я посвящаю свое время и себя ему. По мне так честный обмен.
[indent] А то зачем меня создали и почему драконы не поработили весь мир – это к тем, кто все затеял. К Богам то есть. Им виднее. Я же просто живу, и не мешаю жить другим.
[indent] Айрес запустил пальцы в волосы и задумчиво поскреб голову. Будь сейчас в своем настоящем облике, то скорее всего тряхнул бы гривой или поскреб бы рог о ближайший домик иль деревце. Наверное девушка уже общалась с драконом, а то и не одним. Скорее всего с металликом или самоцветом. Хроматические, как известно, не шибко жалуют разговоры с теми, кто ниже их – по всем параметрам и вопросам.
[indent] «Может Хранители правы, и мы все меж собой не так уж и отличаемся?», каждый себе на уме, со своим взглядом и устремлениями. И каждый не любит, когда цели и средства подвергают сомнениям. Дело, между прочим, касается не только драконов, но и вообще всех рас. Их всех – не обращая внимания на расу и ауру – роднит, пожалуй, самое главное – они живут, они разумны, и они светятся силой в этом мире. Каждый по-своему, своим светом, но ведь он есть! Это родни и отличает… Так говорили Хранители в один из тех вечеров, когда небо застилали тяжелые тучи, а с моря шел ветер и перемены.
[indent] Хотя углубляться в эти заумности у медной не было желания.
[indent] А вот представить себя в сырой пещере на груде скучных блестяшек Пустельга не могла. При желании намыслить такую картину – легко, но вот попытаться поставить ее как цель – нет. Уже как-то пыталась прибрать себе шутки ради да про запас замок, а тот возьми и покажи своего истинного владельца. Интересно как там поживает архимаг в теле файра? Выбрался ли в новое тело или так и плетет свои дела и делишки в облике недо-дракона? Нашел ли что искал или нет?
[indent] — Если честно, то не хочу заглядывать в будущее. Как все сложится, так все и будет. Может вообще переломаю себе через месяц все кости или попаду в желудок особо голодного земляного червя. Хах, тогда участь пещеры с золотом меня точно минует, да? И по мне так это правильно. Мне нравится любить мир сейчас и здесь, оставаться молодым и сильным, а не сильным и скучным.
[indent] Хотя… жизнь не стоит на месте, чем мне и нравится. Может через две-три сотни лет и зим что-то в моей жизни поменяется. Но сейчас… Сейчас – вот он я. Дракон, айрес, и просто великолепное создание. Уже не мало, верно?
[indent] Допустим, кто он такой уже всем стало ясно. А вот про временных попутчиков… Тоже известно. Дракон слышала запах оборотней – причем очень различный, а уж им и подавно понятно, что эти различия в себе несут. Медная бы просто осталась при мысли об уникальности каждого, но девушка решила посвятить немного в свою природу и свои планы.
[indent] — А что мешает быть просто добрым? Вон, господин Торстейн тоже оборотень, но делает благое дело. Защищает обычных людей, с драконами сражается… Ну, с теми, кто привлек к себе нехорошее внимание. Слышал, что где-то там – на севере – есть земли целиком принадлежащие вашей расе. Живут, если верить рассказам, как вот эти ребята. Хм, хотя наверное они в большей гармонии с местными… покровителями.
[indent] Кэс кивнул в сторону людей, собирающих нехитрые свои пожитки. Раса и аура – это же не приговор, разве нет?
[indent] — Ты не похожа на злое создание. И он – тоже. Зачем быть тем, кем ты думаешь должна быть? Почему просто не стать добрым и делать другим добро, раз уж к этому душа лежит? Как ты там говорила? Посвятить себя и свою жизнь. Мне один из работников брата прямо сказал – каждый сам кузнец своего счастья. Ну… кузнец тут явно в переносном смысле, потому как по металлу я работать не умею, но ощущаю себя вполне живым и в меру довольным.
[indent] Ничего за других я делать не стану. Потому что не могу. Не умею. Не хочу. Но помочь, подставить плечо, протянуть лапу – легко, без проблем. [NIC]Кэс[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/EhpJg43UwAExK2T?format=jpg&name=900x900[/AVA]

Отредактировано Пустельга (27-09-2020 17:27:32)

+2

10

Торстейн на удивление шёл некоторое время в тишине, потому как видно разговор с драконицей увлек Анастасию и та непременно хотела узнать что-то еще. Мысли о подобной компании наводили на соответственные ассоциации и пару раз исполин поднимал голову к небу, задумчивая думая о чем-то или о ком-то. Но все же реальность так и норовила выдернуть мужчину из раздумий посредством встреченных препятствий на пути. То большая коряга преграждала путь и ее приходилось откидывать в сторону, то внезапная кочка напоминала, что стоит смотреть куда идешь. В сопровождении Торстейна дорога выдалась едва ли легкой, потому как сам мужчина не привык ходить по уже проложенным тропинкам. Ориентировался, стоит сказать, он прекрасно и по памяти без проблем вывел всех к той самой злополучной поляне, с которой все началось. Сейчас на ней царила тишина и былой гнетущей ауры уже не было. Вдохнув свежий природный воздух, исполин расправил плечи, от чего суставы натужно хрустнули. Вот она цена путешествий - ноющие кости и деревянные мышцы. Псионика помогала и здесь, но применять что-то не хотелось, по крайней мере сейчас. Осмотрев место призыва еще раз и убедившись в том, что пика сгорела дотла, Торстейн скинул со спины мешок с вещами и размял плечи. Сегодня он, видимо, всё же пропустит тренировку.
- Тут был круг призыва. И пика деревянная посередине с постаментом и свежей кровью. Пропавший тогда мальчик был ценой за призыв, а ведьма оказалась конечной жертвой. Перед уходом отсюда я поджёг алтарь, но из-за магической природы, видать, горело медленней, чем я думал. Осматривайтесь сколько хотите, вот только интересного уже ничего не найдете
С этими словами Торстейн скинул с себя плащ, устроив его сверху мешка, чтобы не запачкать и принялся заниматься своим здоровьем. Махи руками, наклоны головы. Пора было разогнать кровушку по телу, чтобы от долгой дороги ему худо не стало. Несмотря на чудодейственные свойства звериной сущности, оборотни были подвержены простым человеческим слабостям. И это даже нравилось исполину. Быть во всем исключительным быстро надоедает, а подобные разминки развивают дисциплину и приводят мысли в порядок. Достаточно быстро мужчина начал чувствовать прилив сил и тогда понял, что можно прекратить процедуры. Ещё бы умыться в холодном ручейке и было бы совсем замечательно... но ему придется еще провести какое-то время в компании двух девушек, перед тем, как остаться наедине с собой. Мысли так или иначе сводились к Анастасии и Торстейн явно ожидал, что с минуты на минуту его засыпят вопросами о "боге нашем Имире". В Богов он верил, вот только избранным считал далеко не привычных большинству сущностей. Всё же жизнь на диком севере давала свои плоды.

+2

11

Торстейн появился в дверях и мы спешно собрались. Для меня это странно было немного, что еще вчера мы со Злом сражались, в деревне нас им пугали, везде розлито было что-то такое, нехорошее, а сегодня мы ходили здесь спокойно, в леса углублялись безбоязненно и болтали о всяком по пути, вместо того, чтобы искать пропавших раньше детишек или как-то так. Наверное, это все влияние той силы было, что нам куст подослала. Я поглядывала иногда нервно по сторонам, но шла уверенно, если куст появится еще раз, меня не страшила эта встреча, скорее порадовала бы только.
Я слушала дракона внимательно и себе на несуществующий ус мотала. Мне не нравились никогда люди, которые так поступали и говорили, которые  без огня в глазах были. Наверное, что-то в этом было, когда ты ходишь везде или летаешь и миру удивляешься, просто наблюдаешь все и радуешься увиденному или грустишь. Когда ты ни во что сердцем не встреваешь, а везде словно ветер дуешь и пропадаешь. Захотела - сунула свой нос в дела, захотела - высунула и руки умыла. Удобно! Только я абсолютно точно знала, что жить так неправильно, но вот объяснить это, да еще чтобы дракон меня понял - это я не в состоянии была.

Я пинала жухлые листья и чесала свои забинтованные руки, только чёс у них так нельзя было унять. Я вспоминала людей, которые вчера умерли у меня на глазах, которые цеплялись за меня своими руками. Там были старушки, там были дети, я помнила лица некоторых из них, перекошенные, помнила их распахнутые глаза, живые и остекленевшие. Я повела их за собой бесстрашно и без оглядки, потому что искренне верила, что я их спасу только в битве, только приведя их к врагу, а в итоге я их бросила, не зная, как совладать с ними и занялась тем, чем любила заниматься - пошла убивать Зло. Только вот ошибки моей мои стремления не изведут. Мне давно уже снились кошмары по ночам, я к ним привыкла, я уже и не знала, когда мне нравились во сне жуткие и кровавые сцены, а когда я их боялась. Иногда я была в центре кровавого побоища и рвала всех когтями и зубами, а иногда я спасала других людей от монстров. Спасала и не могла спасти, огонь мой меня больше не слушался. Сколько уже прошло после моего обращения? Есть полгода? А кажется, словно полвечности. Сколько бы я ни давила в себе себя, сколько бы ни боролась, ни молилась, в глубине души я знала, что мне только хуже с каждым днем. Я знала, что я не смогу так долго, но не знала, что будет со мной после. Смерть была далеко не худшим исходом для меня, далеко не худшим. Я шагала и все пинала влажные после ночного снегопада листья, которые были обречены родиться, опасть и сгнить. Здорово, наверное, иметь тыщи лет впереди, знать, что ты трижды три раза успеешь измениться, попробовать все, побывать в ледяных землях шефанго или в горных империях гноллов, завести семью и маленьких драконят, а может так и пролетать везде не заботясь ни о чем. Да, наверное, это здорово. И все эти разговоры про скорую смерть ни к чему, что для Кэса, что для меня. Нет от них смысла и пользы.
Я очнулась от своих дум, о которых никому знать не надо было. Я должна была стать главою Отверженных, мне нельзя на людях раскисать, особенно если мне важный разговор с ними предстоит. Я ответила Кэсу:
- Большое спасибо, Вам, господин дракон, что ответили мне. Я знаю, я скромная служительница Господа и мне не по чину с Вами даже заговорить. Я могу Вам ответить, что я так и делаю, как Вы говорите, я добро совершаю, борясь со Злом, сколько мне сил хватает. Но если делать это без любви, без смысла важного, то я уверена, однажды Вы не сможете отличить добро от зла, а тьму от света. Вам все серым покажется и всего лишь оттенками одной жизни. Тогда Вы лишитесь важного и проживете жизнь в серости и скудности чувств, а душа Ваша покроется пылью лет. Может быть с Вами уже это случилось. А может быть я не права вовсе, я слишком мало пожила на свете, чтобы все увидеть. У меня еще вопрос к Вам такой есть, если Вы позволите, Вы без крыльев летать можете?

За разговорами мы пришли на важное место, где было капище злое. Оно погорело, но не разрушилось полностью. Я походила вокруг, вдыхая стылый осенний воздух. Пахло спокойствием и это было очень грустно, это спокойствие стоило много крови вчера. Я принялась выковыривать из земли камешки ногами и бинтованными руками и выкидывать их подальше, чтобы сломать круг.
- Господин Торстейн, Вы можете это капище нарушить окончательно? Вы ведь вчера огнем плевались, да? Заплюйте его огнём ради Бога и разметайте. Его наверняка другая какая-нибудь ведьма восстановит, но я не могу это все просто так оставить стоять. Господин Кэс, Вы тоже помогите, если у Вас силы есть. А пока я Вас вот что спрошу, господин Торстейн, Вы Имиру поклоняетесь? Или, может быть, у Вас другие боги в почете? Я не чтобы судить спрашиваю, мне нужно знать, какой Вы есть. Вы ведь наверняка мою натуру темную учуяли, а я Вашу, у меня разговор к Вам сразу зрел, как и к Кённе тоже, но с ней не сложилось совсем. Еще вопрос у меня, зачем Вы боретесь с монстрами, господин Торстейн? Вы денег не просили с господина Эдельстана вчера, я видела, вряд ли Вы в такой нужде сильной денежной, чтобы жизнью рисковать. И еще у меня третий вопрос к Вам, как Вам нравится быть злобным оборотнем? Я это спрашиваю, потому что у меня есть работа для Вас, возможно, а возможно, что и целое призвание жизненное, если только Вы не исповедуете такую же жизнь, как господин дракон.

+1

12

[indent] Айрес шел лесной тропой к неведомому месту, где все, как говорится, началось. Хотя по мнению дракона начало было где угодно, но не на полянке. В умах, душах, в крови людей, а может в капризе неведомого создания. Лес, поляны, деревня и земли – все это как цветные тряпки у актеров. Настоящее сокрыто не в украшениях, а в выступлении. В действии, в картине в целом, а не в мелких деталях.
[indent] Впрочем, уже не единожды отмечалось всем и каждым, что он шибко молодой для серьезных суждений. Может и эту мысль озвучивать не стоит?
[indent] — Да ты чего? – беззлобно рассмеялся айрес на слова и благодарности. Вот выдумали же глупость – возносить кого-то просто по факту его природы, ха! – Я же не царь, не могучий чародей, да даже не прославленный воин. Просто дракон. Как уже все догадались, молодой дракон. Не буду говорить о том, сколько мне годиков, но скажу что… Хм, да – годовалые дети могут знать поболее моего. Так что умным и мудрым меня опять же не назвать.
[indent] Молодой айрес смотрит в спину шагающего великана и точно знает, что тот их слышит. Много он знает о драконах? Размеры, дыхание, магия и предпочтения. Принимает ли он ее за вчерашнего ребенка или полагает, что тут сплошной чешуйчатый обман? Самое смешное, что все варианты будут правдой – стоит только зайти с другого края.
[indent] — Не очень-то люблю белый, черный и серые цвета. Они скучные и блеклые. Куда больше привлекают яркие краски. Как хорошо, что пока мои глаза не устали, и видят мир во всем его великолепии.
[indent] Парень невзначай прикоснулся к перебинтованному лицу. Улыбнулся и вдохнул полной грудью лесной воздух. Сотни запахов – от подгнивающей листвы до звериной шерсти, сотни звуков – от шороха шагов до свиста ветра в ветвях, сотни красок – на одном лишь клочке жухлой травы. Все такое обыденное и простое, но все такое живое.
[indent] Юноша прикрывает здоровый глаз и на мгновение ему хочется вернуться в истинный облик. Он чувствует – внезапно отчетливо чувствует пульс жизни вокруг. Может быть медные драконы вообще не способны долго застревать в унынии и долгих муторных раздумьях, а может… может из-за ран ощущение магии стало острее и ярче.
[indent] — Что? – от переполняющего ликования выдергивает вопрос. Юноша вздыхает и усмехается. Эта тема сейчас… довольно болезненная. – Нет. Пока мои крылья не восстановятся, небу придется меня подождать. В иное время можно было бы положиться на этот облик, но на куцых огрызках, что у меня сейчас за спиной, точно не полетаешь. Может месяц или два?..
[indent] Полянка выглядит очень даже… мирно. Если не считать уродливой фигуры в центре. От нее пахнет кровью и древними чарами – такими же дикими, как и сама история этого места. Айрес бредет от круга к кругу, и не смотря на то, что девушка уже разбирает камни одной из выложенных фигур, по вмятинам и следам на земле ящер знает где и как все лежало. Дракон невольно запоминает все – каждую деталь, вплоть до горсток пепла, развеянных самым обычным ветром.
[indent] «Возможно, в моей сокровищнице стало на одну историю больше»
[indent] — И что ты предлагаешь? – парень беззлобно пожимает плечами и безбоязненно пинает один из камешков, отправляя его в кусты. – Кому надо будет, то с нуля сможет все восстановить. Сомневаюсь, что до Кённы кто-то так… старался.
[indent] После драки кулаками не машут. Хранительница ушла туда, где была все это время, – на этом моменте айрес притопнул по сырой земле. Но если девушка хочет хотя бы так успокоить свою совесть, то пусть – он поможет, вроде и навредить никому не должно. Тем более… пика рухнет рано или поздно сама. Камни поглотит земля, что-то перегниет, что-то зарастет.[NIC]Кэс[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/EhpJg43UwAExK2T?format=jpg&name=900x900[/AVA]

+2

13

Торстейн как раз собирался снова прикурить как вдруг около него возникла Анастасия с характерным для нее шквалом вопросов. Для исполина девушка скорее напоминала сороку, которая постоянно крутится вокруг и пытается тюкнуть как-то по-новому. Улыбнувшись самому себе от подобной ассоциации, он все же решил повременить с ответами и, присмотрев себе поудобнее местечко на траве около дерева, устроился поудобнее. В руках снова появилась трубка и Торстейн поджёг ее пирокинетикой, в этот раз даже не щелкая пальцами. В воздухе запахло каким-то приятным ягодным набором. Выдохнув дым и явно наслаждаясь процессом, мужчина наконец перевел взгляд на девушку, которая ждала ответов.
- Прости, Анастасия. Бесполезными делами я заниматься не привык, а потому ломать тут ничего не буду. Толку-то? Бога отсюда не выгоним, а если разозлим... ты что-ли драться будешь? Очень сомневаюсь в этом - взглядом уловив возможный ответ, Торстейн кивнул,- Дело твое. Если Имир так учит - ломай и делай что душе вздумается. Но предупреждаю, что ждать я тебя не буду и по лесу без меня тогда пойдете. - затянувшись, исполин просмаковал вкус дыма и затем выдохнул его через нос, - Про Имира ответ такой же, как и про капище. Бесполезными делами не занимаюсь. Мы с тобой, монашка, твари темные. Я так и вовсе родился таким, а потому темнее ночи... по мнению Богов, конечно. А потому дедушка Имир мои слова не услышит, даже если я всю свою жизнь ему посвящу, - Торстейн почесал затылок, глядя на девушку, - Хотя в твоем случае, быть может, услышит. Молва ходила, что оборотничество, коль приобретенное, можно вылечить. Но книгочеи много чего пишут, а толку, как правило, маловато... - Торстейн снова затянулся, слегка прищуриваясь и смеряя взглядом стоящую перед ней девушку.
Все же было в ней что-то необычное. Возможно, дурь, а возможно и здравое зерно. Нынче пойди разбери что там у молодёжи и как. Дракон, конечно, был тоже не особо зрелым на ум, но возраст говорил о своём и в его словах проклёвывалось здравое зерно вместе с мышлением... А Анастасия же будто бы делала и говорила по какой-то книге, где всё написано заранее. Странно в общем, Торстейн такого не понимал. Но и не осуждал, не его это дело как и кому жить.
- На монстров почему охочусь, говоришь... Я оборотень. Взрослый, можно сказать уже почти старый. Видал много всего на своём веку. И скажу так. Люди не в силах себя защитить, потому как каждый из них занят своими собственными проблемами. Богам плевать на правителей, а правителям плевать на проблемы подданных. А народу - то что делать? Боги их не слышат, помощи не оказывают. А те, что слышат, - Торстейн кивнул в сторону капища, - Так и вовсе порицаются большинством. И куда им деваться? И вот тогда прихожу я. Чужак. Нелюдимый, почти что зверь для них. Такого и не жалко отправить на верную смерть, а коль вернусь - так и ещё лучше для них, совесть чиста. -Торстейн в очередной раз затянулся и затем выдохнул, расслабляясь в теньке, - А кто ж сказал, что я злобный? Людей я убивал, конечно. Спору нет. Вот только либо отпетых ублюдков, что разбоем промышляют, либо в рамках защиты. Разве ж я виноват, что зверем родился и рос? Да вроде нет, родителей не выбирают. А по поводу призвания... так вроде есть у меня призвание, разве нет? Монстров убиваю, разбойников разных, - Торстейн пытливо посмотрел на девушку и по-звериному улыбнулся, зажимая трубку меж зубов, - Ты мне лучше вот что скажи, священница Имира. Понимаю, что тебя учили в вашей этой церкви многим вещам. В том числе что когда и кому говорить, чтобы он, - Торстейн ткнул пальцем в небо, - Был доволен. А ты вообще никогда не думала, что если уж в мире существуют темная магия, оборотничество, вампиры и другие "богопротивные" вещи, то... Имир-то, выходит, и сам не против их существования. А если бы был против, то после победы над братом, многие тысячелетия назад, уже давно обратил бы всех моих предков в порошок и развеял бы как удобрение по землям Альмарена. И жили бы тут одни гномы да эльфы, бед не знали, выращивали овощи, возделывали бы землю... Вот только им пришлось почему-то делить, казалось бы, их по праву землю с такими как я. А потому тут два варианта: либо Имир не такой сильный, либо вы его учение не так понимаете.

+2

14

Никто не взялся мне помогать и я была этим расстроена даже немножко. Еще вчера мы все со злом сражались, а теперь мне все в унисон говорят, что зло это и не зло вовсе, а так, просто мы с кустом недопоняли друг дружку. Будто бы все эти люди растерзанные и прочие ужасы просто было  и прошло, теперь совсем не надо уже про это думать. Ну и ладно, не больно-то и хотелось чужой помощи, хотя мне это капище сильно глаза мозолило. И я была уверена, что господин Эдельстан тоже побоится фигуру эту трогать. Почему все вокруг такие трусы?! Или это я просто слишком храбрая была, даже по оборотневым меркам, я не знала. Я этого куста глупого совсем не боялась. Трубку поджигать Торстейн легко соизволил, а идолы злых богов трогать отказывается. Я хоть и старалась простить ему и Кэсу все это и забыть, но все равно немножко недовольная ходила и бурчала.
Яркие краски, тусклые краски... Знаете, господин дракон, я все чаще понимаю, что мне без зрения даже легче совсем. Мне кажется, больше всего мы видим, когда не вокруг смотрим, а в себя. Но это я просто такая трудная, а правда Ваша есть, наверное. Значит Вы без огня и без крыльев теперь, это совсем грустно для дракона должно быть. Как же Вы питаться теперь будете и ходить везде? Вы же, наверное, магией летать можете? Молодой или не очень, Вы должны всякую магию знать, а мир другой, когда магию знаешь, все иначе становится, я знаю по себе.
Потом я ответила господина Торстейну, тут просто было начать, но я все распалялась, когда отвечала:
- Это вопрос очень хороший, господин Торстейн и очень простой, я думала, Вы, такой старый, должны знать ответ, просто меня испытываете. Смотрите. - я руками указала на тень от дерева - Вот есть тень. А вокруг нее свет. Но как мы узнаем, что есть свет, если никакой тени не будет? Имир брата своего жалеет и вредные его создания, чтобы люди сами видели "вот есть зло, а вот добро, это мы должны убивать, а это спасать". Имир нас всех величайшим даром своим наделил, делать все по нашему усмотрению и он с Небес своих радуется, когда мы по его заветам зло уничтожаем, а добро приумножаем. Для того мы с Вами и нужны, господин Торстейн, чтобы у доброго паладина была воля нас истребить, а мы должны ему сопротивляться и зубы показывать. Создал оборотней темный бог, а использует светлый, понимаете? Вот Вы вчера со злом сражались, богоугодное дело делали. А сегодня Имир грустит, когда смотрит, как Вы вместо того, чтобы огнем капище вредное сжигать, трубку дуете. И Вы, господин дракон, что это за "после драки" такое? Драка-то еще не закончилась, Вы подумайте, мы не победили, а значит надо бой продолжать всячески. А то выходит, что когда когда зло очевидное стоит и убивает всех - вы его в ответ убиваете, а когда оно таится и исподтишка козни строит - на него можно и глаза закрыть. Это неправильно!
Дальше я снова внимание Торстейну уделила, пока, пыхтя, камень особенно большой выкидывала.
Только Вы мне, господин Торстейн, на вопрос мой не ответили. Вы мне сказали, почему людям нужно, чтобы Вы им помогали, это ладно, а Вам-то это почему нужно? Вы добрый такой и людям помогать хотите? - я даже остановилась, чтобы картинно посмеяться в небо, еще и спину размяла заодно - Вчера с кустом сражаться хотели, а сегодня уже не хотите, да? Это смешно все. Не ради денег тоже. Знаете, я Вам скажу, что я думаю, хотя это Вас еще больше отвратит правду мне сказать, я уже знаю. Вам просто убивать нравится и топором своим огромным махать из-за Вашей темной натуры. Я Вас мельком видела вчера в ярости, это все сразу заметно, какой огонь у Вас в глазах в битве горит. А историями этими красивыми про людей Вы прикрываетесь, чтобы свое поведение благородным сделать и чтобы противников достойных найти. Ведь если Вы старушек кромсать будете или кошек, это глупо будет, а так Вы себе врага сильного ищете и Вам это удовольствие доставляет топором его до смерти рубить. Вот так я думаю. Но именно поэтому Вы мне и нужный, не бойтесь такое во всеуслышанье сказать. А Вы, господин дракон... - я на мгновение остановила свою обличительную речь, задумавшись. А потом продолжила тише.
- Я Вам завидую. Я так не могу, чтобы глаза на все закрывать и видеть краски. Я держу глаза открытыми - и вижу везде зло, которое надо сжечь. Закрываю глаза - вижу зло в себе. Говорят, что младенцы, они самые невинные существа на свете, может Вы как младенец, не мыслите добром и злом. У Вас есть совесть, господин дракон? Это не шутка и не глупость какая-то, я не издеваюсь, если что, Вы простите меня, я серьезно Вас спрашиваю, может драконы не ведают такое. У Вас есть совесть?
Пусть это был молодой дракон без крыльев теперь и без огня, одно разочарование, но это был дракон и честный дракон, он мне нравился и я не могла его не звать "господин", не получалось пока. Я оглядела результат своих трудов, а потом с хэканьем разбежалась и врезалась в эту мешанину из прутьев в центре капища, надеясь ее обрушить, встала, отряхнула руки, осмотрела свои труды.
- Я думала к пустыньке выйти потом, это дальше в лес по правую руку от солнца. Ветви эти растащу только немножко - и все, можно идти.

+2

15

[indent] Айрес потянулся и невольно охнул, когда на столь простое движение болью откликнулось тело. Вроде бы уже не первый раз получает по рогам, но все не привыкнет. Да и привыкать не хочется.
[indent] Рассеянно слушает речи оборотня и вдыхает запах трав, что тот раскуривает. Видимо вот это и есть опыт – не метаться от одного к другому, не совершать лишних и бесполезных действий. Взять себе цель и идти к ней. Мужчина определенно видел жизнь, познал много больше, чем девушка или дракон. У таких вроде бы есть уже стойкие жизненные позиции, взращенные на личном опыте. С ним бесполезно гнуть свою линию. И юноша невольно прислушивается к старшему.
[indent] Пробуждать Бога ото сна, в который тот вернулся, не хотелось. Вот совсем. Может существо и не несло в себе первородной искры, но оно точно было много мощнее и могущественнее присутствующих. Может быть не Бог даже, а Дух. С этими и вовсе связываться было опасно. Старые могут черпать силу из тех, мест, с которыми породнились тысячами лет назад.
[indent] Выжечь лес? Ха! А кто сказал, что Дух связан с деревьями? Но попытка навредить своему дому может воспринять крайне недоброжелательно – крови-то было выпито изрядно. Силенок чтоб отвадить пришлых хватит с лихвой.
[indent] Айрес вновь касается перебинтованных ран. Еще один бой сейчас не выстоять. И подставлять людей тоже не хотелось.
[indent] — Кстати, а что такое церекви? – между делом спрашивает бескрылый. Ну из слов-то и речей уже понял, что это видимо те же храмы, только под иным названием. Ничего странного – в каждом уголке мира одно и то же место может иметь сотни наименований. Просто… может это подскажет откуда пришла девушка со столь… странными убеждениями.
[indent] Дракону начало казаться, что девушка сама не знает своего места в мире. Искать самой – сложно и опасно. Вот – ящер уже доискалась, ходит вся в бинтах. Легче не думать, легче не подвергать критике. Принять чужие слова и чужие убеждения. Метаться от их несовершенства из крайности в крайность. И так и не находить себе места. Печально это… сколько там люди живут? Мало. Оборотни? Не мало, но тем грустнее. Некоторые сотнями лет могут так бегать и упускать счастье и красоту из вида.
[indent] Ищут и ищут, а жить-то когда?
[indent] — Мои учителя не давали на все четких ответов. Но они склонялись к мысли, что Имир любит свободу, которую и даровал всем. Каждый сам идет по выбранному пути. Решать за других – лишать их выбора и той самой свободы. Это позволило мне не обращать на ауры никакого внимания и просто оценивать всех по их поступкам. В противном случае природа диктовала бы мне нужду сожрать вас обоих. Правда, на счет тебя, здоровяк, сомневаюсь. Поперек бы глотки встал. Но как истинный дракон я должен был бы попытаться. Но вот, вместо этого мы стоим на месте призыва и судачим о темах, в которых никогда не сойдемся мнениями.
[indent] Стоят на месте было – нет, не холодно – скучно. Парень все же стал проявлять какое-то подобие деятельности. Собирал веточки и камешки. Чтоб выстроить из них пирамидку или выложить рисунок цветочка. Занимался своим художеством, наслаждался мирным днем и тем, что им позволяют уходить на своих двоих ногах. Кстати об этих увечьях…
[indent] — Да не было у меня никогда огня. Я же не из золотых, не из обсидиановых и точно не из красных. Мое дыхание – кислота. А что крыльев нет – ха! Мне как-то почти все кости переломало. Не то что летать, ходить не мог. Ничего, выжил. Сейчас… вполне могу охотиться. Тем более, местные зверушки куда более податливые и безопасные нежели те, с кем до этого имелось дело. В общем, за меня можно не бояться.
[indent] Что до магии… Нет, не обязан. Я ее чувствую, слышу и принимаю, как и весь мой род. Но нет – заклинаний не знаю и использовать их не могу. Это же искусство настоящее, а не так что захотел, щелкнул хвостом, и из земли скалы полезли. Куча сложностей и трудов, на которые мне лень тратить время и силы. Магия не представляет для меня интереса. Как и уничтожение всех, чья аура темнее моей.
[indent] «Аура… А какая аура была у Духа?»
[indent] Камешек не желает лежать на выстроенной пирамидке, скатывается вниз и увлекает за собой все прочие. Фигура рассыпается и лежит простым нагромождением лесного сора. Тогда, в бою, Покровительница пылала яростью. Темной яростью оскорбленной хозяйки земель, матери, разозленной наплевательским отношением к ее погибшим детям. Она забирала виновных и отмахивалась от тех, что мешают. Но это ярость рождена кровью и событиями, над которыми никто из присутствующих не был властен. Ярость – эмоция, не сущность. Что же было там, под этой коркой из чужих жизней и боли?
[indent] — Ты забавная. Но… если ты попытаешься пробудить Хозяйку, чтоб «продолжить бой всячески», я встану против тебя. Точно так же как встал против создания в эту ночь. Она была в своем праве так поступить. Никто не плачет над крысами, поселившимся и загадившими древний храм. Почему? Они там жили, им было хорошо, они считали место своим. Почему они должны уйти, а не тот, кому это место принадлежало изначально?
[indent] Она… она могла вырезать всю деревню. Она могла убить нас – просто потому что мы встали на ее пути. Мы… ценой собственной крови спасли сотню жизней, мы вынудили ее, – легкий хлопок по земле. – Уйти поспать пораньше. Мы выбили шанс для всех тех людей, а ты хочешь их убить. Зачем? Они тоже не виноваты, что их предки поселились на земле, в которой спит древний Дух. Они имеют право уйти.
[indent] Юноша поднимается с корточек и отряхивает руки. Молодая и светлая улыбка пропадает. Во взгляде появляется тяжесть. Медная защищала деревню. Защищала чужих людей. Защищала ведьму. И сделает это снова, если придется.
[indent] — У меня есть совесть, девочка. А у тебя?
[NIC]Кэс[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/EhpJg43UwAExK2T?format=jpg&name=900x900[/AVA]

Примечание:

напоминаю, что церквей на Альмарене нет. Вероятно таковое наименование для храмов в некоторых уголках мира, но широко оно не используется и большинству неизвестно.

Отредактировано Пустельга (02-10-2020 13:28:01)

+2

16

Торстейна порядком забавила эта ситуация. Девочка, что не видела ничего в своей жизни кроме стен монастыря, учит его жизни и рассказывает что он на самом деле такое. Потешно, не иначе. Дракон забавлял куда меньше, а вернее совсем не забавлял, а даже оставлял после своих слов приятное впечатление. Несмотря на свою наивность, которая, видимо, присуща медным драконам, Кэс проявлял черты взрослого человека. Слова Анастасии никак не задели Торстейна и даже не заставили задуматься. Затянувшись снова приятно жгущим глотку дымом, исполин особенно обильно выпустил его из ноздрей и слегка поёжился. Хороший табак, не зря он тогда торговался за него... Вернувшись к беседе спустя пару мгновений, охотник поёрзал и устроился поудобнее.
- Церкви, по-нашему, это те же монастыри и храмы. Просто с севера притащил привычку так их называть, не бери в голову, - Торстейн перевел взгляд на девушку, - Это ж что получается. У меня такое могущество в руках сосредоточено, что я верховного Бога грустить могу заставить? Чудеса... А я думал, что я простой охотник на монстров. А тут вон оно что, - северянин довольно хохотнул, зажимая трубку между зубов и выждал паузу, пока монашка не досмеется,- Разве же я сказал, что испытываю отвращение от убийства монстров? Нет, вовсе нет. Я зверь по натуре. Зверем родился, рос и живу по сей день. Моё призвание - охота. Вот только если волки или медведи, братья наши меньшие, охотятся из-за голода, то у меня чуть более интересные цели, - Торстейн скрестил руки, спокойно куря трубку, - А знаешь почему я ищу более опасных тварей? - Он сделал небольшую паузу, но ответить не дал, - Потому что слабые монстры не причиняют проблем никому, - снова табак загорелся и в воздухе оказалась очередная порция дыма.
И тут на сцену вышел дракон, явно раздосадованный комментарием по поводу совести. Уже в начале фразы айрес, Торстейн понимал, что паренек распалится. Так и вышло. Фраза по совесть, сорвавшаяся с губ мистического монстра прозвучало тяжело и явно имела неплохой вес. Еще одна причина, почему охотник начал присматриваться к медному - он умел когда нужно перейти в серьезный тон, а не ребячился. Запомним, запишем.
- Соглашусь с нашим крылатым товарищем. Разве что поправлю немного: люди жили с Жатвой в мире, добровольно отдавая жизни за нее, чтобы обеспечить себе урожай. А потому они вовсе не надоедливые крысы, а скорее, -Торстейн почесал голову, - Как вороны и волки. Вороны смотрят с высоты, ищут мертвых животных, сообщают волкам. А волки, в свою очередь, делятся едой. Выгодное соседство... Как же его там эти книгочеи называли... -  Исполин потёр виски, чтобы вспомнить, - Си... В общем соседство. Да и кстати, Анастасия, - Торстейн закинул руки за голову и посмотрел в сторону монашки, пусть сейчас обзор блокировала спина дракона, - Ты нам все не умолкая со вчерашнего вечера рассказываешь, мол, Имир то, Имир сё. Воля его, желание и прочие монастырские сказки. А когда мы увидим хоть что-то из этого? Ну там не знаю... реальную пользу? Пока что мой топор, да когти драконицы сделали суммарно больше добрых дел за пару минут битвы, чем ты за весь день и, предположу, а то и неделю.
Торстейн не был уверен, что это сработает, то послал Кэсу ментальное послание, переводя взгляд снова на чистое небо:
[secretmsg]fdc3455d-015b-4a15-aefa-7bb661c3fa69[/secretmsg]

+2

17

Господа Кэс и Торстейн, они словно объединились против меня, каждый со своей стороны свою правду говорил, но они в унисон звучали, хором. Я не стала на каждое из слово свой спор кидать, я молча дело свое делала одна и слушала с разных сторон упреки и увещевания. Они в своем праве были, я их специально столько доводила и всякие обидные вещи говорила, пришла мне пора пожать то, что сеяла. Но я не виноватая была, что всегда правду людям бросала и только ту правду, которую думала, мне еще учиться надо было мысли свои для себя беречь. Оборотень и дракон защищали этот злой куст, что вчера с нами дрался, называли его богом и духом, а людей называли то крысами, то вороньем. Каждое их слово у меня десять в голове рожало, но я уже поняла, что так может доцепляться до не пойми чего, а мне другое во всем этом важно было. Я уже видела, что этих нелюдей мне не переубедить совсем, они свою правду имели стойкую, это по-другому надо было подходить как-то к ним, а как - я не знала, не умела пока.

Вопрос дракона про совесть меня немножко врасплох застал своей суровостью, я как-то и забыла, что он грозный и магический зверь, я уже привыкла, что он простым парнем наряжался и говорил весело. Я немного замерла, а потом еще господин Торстейн добавил про то, что я никак не показала волю Имирову собой. Я не стала в этот раз резко отвечать и сразу, я бросила ветки, что пыталась волочь по земле и задумалась. Губы свои я жевала, когда сомневалась в чем-то или неприятное что-то меня одолевало, как сейчас. Начала я спокойно:
- Вы очень правы, господин Торстейн, я Вам с кустом нисколечки не помогла вчера. И я хотела бы сказать, что я сил своих лишена магических, что мне раньше помогали, только это ведь не причина, я знаю. И у меня ничего не ладится, я зло убивала и побеждала, но чаще я только себя калечила или рушила все вокруг, я знаю. И постоянно находились такие как Вы, которые отстаивали старые порядки. Надо мною смеялись часто и меня лишали всего, что мне было дорого, поделом наверное. Меня лишили моего любимого учителя, зрения, огня и самой моей надежды стать полезной для Господа, обратив меня в оборотня. Я даже изгнана из монастыря где жила, представляете? Думаете я не слышала таких речей, как у Вас с господином драконом? "Разве у тебя нету любимых, что научили бы тебя поступать правильно и по совести?" - передразнила я одного глупого любителя судить из далекого прошлого и плюнула себе под ноги. Мне надо было остановиться тут и сказать про Божественную правду, про Его закон, про необходимость сражаться со злом не глядя, много у тебя сил и умения или мало. Надо было, наверное, начать этот круг споров снова. Но меня все это утомило очень, я не приученная была долго так говорить с людьми, что меня не слушали совсем, меня утомляло это их спокойствие и уверенность, это битье в них, словно в стенку. Даже запах курева Торстейного меня утомлять начал. Надо было мне прекратить, как это называется, ходить вокруг одной берёзки, да начать другое говорить, я тогда и сказала правду, что лежала у меня на сердце.

- Знаете как, господин Торстейн, я вот все стараюсь слова искать, чтобы людей убеждать, только иногда я очень-очень от этого устаю. Вот что я Вам скажу, и Вам господин дракон. Мне на все Ваши увещевания все равно, потому то Вы не понимаете одного. У меня внутри пылает огонь. Гнев и раздражение плещется во мне каждый Божий день, мое сердце молит меня жечь. А когда я обратилась в эту мерзкую тварь... я засмеялась от своей черной души. - Знаете, что я делала первую неделю, когда пришла в себя, когда кончилась моя кровавая вакханалия? Резала себя и жгла сколько могла, еженощно, потому что иначе мне было не сдержаться, не остановить эти бесконечные убийства. Только всем плевать на меня, никто не разу после Давида не думал обо мне по-настоящему, даже эти гресские добряки-священники. Только Он, только Господь приберегает меня и ему посвящена вся моя любовь. Он дал мне волю и направление, оберег мой разум от кошмара черной тьмы. Да, я мало добилась на своем пути, господин Торстейн, но он был короток, я пойму, как мне жить, разберусь и взращу себя из того зерна, что сама в себе посадила, потому что кое-что я все же сделала, хоть Вы этого и не увидите, извините. Я научилась управлять собою, пусть и не до самого конца, а это уже, я считаю, достижение великое. Вы спрашиваете меня, если у меня совесть, господин дракон?! Не знаю, это сложный вопрос очень. - я пока все это говорила, глаза мои наливались янтарем. - Только я думаю, если бы у меня ее не было, я бы еще лет пять назад пошла бы жечь каждого, кто косо на меня посмотрит, его семью, дом и родственников, я бы ходила и смеялась, даря другим боль и терзания, потому что мне самой такое неведомо, а потом я отдала бы душу кому угодно, хоть самому Рилдиру за толику силы, чтобы жечь еще чуть-чуть лучше. Я бы сейчас уже кончила свою жизнь на кресте, смеясь и извиваясь на нем, проклиная род человеческий, думаю, вот что случилось бы, если бы во мне не было совести.

Я одним движением выкинула за пределы опушки корягу, что до того волочила по земле, отряхнула руки как ни в чем не бывало. Огонь в моих глазах утих, спрятался опять и я спросила тех, кто общался со мной:
- Надеюсь, я на Ваши вопросы ответила, господин оборотень и господин дракон, Вы меня еще спрашивайте, не стесняйтесь, сегодня день, наверное, такой, мне все равно долго отмаливаться придется. Если Вы не против, я хотел бы до пустыньки дойти, посмотреть, что с монахами сталось. Господин Торстейн, я сама хотела вот что Вас спросить, если вдруг мне услуги Ваши понадобятся, чтобы убивать зло, как я Вас найти смогу? И дорого ли Вы берете?

+2

18

[indent] «Север, да?»
[indent] Юноша призадумался, вспоминая что ему говорили про тот край. Иронично, что условно-то он тоже родом с севера, причем самого крайнего. Но оказывается, что кроме холодных морских брызг и смущающих дикого дракона запахов, с той стороны – от людей и прочих рас – ничего более не долетело.
[indent] Хранители говорили, что нужно быть сильным – духом и телом, чтоб выжить в таких краях. Может быть эти самые «церкви», где так упорно учат молодых и незрелых глупостям, могут лишь за счет этого выживать. Держаться на островке фанатичного сознания, чтоб не сойти с ума. Только, судя по всему, не всем это помогает.
[indent] Айрес коротко кивает на слова оборотня. И своим собственным. Безумие девушки было глубоко посажено, пустило корни и цвело буйно, затмевая все вокруг. Она видела только тот огонь, что горел в ней самой – естественный порыв, рожденный из ограничений, найти свободу в злобе и уничтожении, но прикрыть шкуркой мертвого добра. Потому она не видела того огненного вихря, что бился внутри охотника.
[indent] Он тоже пылал. Его зверь – гордый и сильный – искал достойных и могучих соперников. Он мог бы их найти где угодно, в том числе и среди жрецов или тех же драконов. Многим ведь все равно какого цвета чешуя и какой нрав у ящера. Но Торстейну нужен был не просто вызов, не просто охота.
[indent] «У оборотней очень сильны семейные узы», и как сильный зверь он стремился защищать. Возможно, переносил виденье семьи на каждую новую деревушку или встреченных людей, что не могли сберечь себя сами. Охотиться на врага, помогать неразумным детенышам, уберегать от тех, кто скалит клыки и хочет оторвать кусок от живой жертвы. Все это было то пламя, что горело внутри оборотня.
[indent] Не видела девушка и того костра, что был внутри у дракона. Это не то пламя, которое сжигает и причиняет боль. Оно согревало, оно весело трещало, даря блаженную улыбку, а после – наполняя силой. Огонь, что горит на праздниках, огонь, которым славят духов и Богов. Огонь, рядом с которым танцуют.
[indent] — У меня изначально не было к тебе вопросов. Ты хотела что-то спросить и что-то вызнать. Мы дали свои ответы, только ты их если и поймешь, то не сегодня и не завтра. Попробуй для начала не равнять отсутствие совести и кровавое безумие. Попробуй нести добро и преумножать его, а не кидаться на то, что полагаешь злом. Закрой глаза на природу тех, с кем общаешься, станет легче.
[indent] Кэс знал, что со своей скалы понимает девушку даже меньше, чем она могла бы понять его. Каждый был окружен своего рода сферой, которая преломляла свет и тень, показывала каждому инаковатое отражение мира. Пока не встанешь на место собеседника, не поймешь, о чем он толкует. Только сделать это не просто даже на словах.
[indent] Пылкий порыв, направленный на защиту людей даже от такой «угрозы», быстро сошел на нет. Айрес взял себя в руки. Но выглядел растрепанным и взъерошенным.
[indent] — К долгим переходам пока не готов. На несколько дней я останусь тут. Удостоверюсь, что все улеглось, затяну большую часть ран и только потом пойду туда, куда дует ветер. Сомневаюсь, что мы еще встретимся, – дорог-то много. Так что, удачи вам, она лишней никогда не бывает.
[indent] Так-то вроде никто из оборотней не интересовался планами дракона, но поскольку разговоры подошли к концу и собеседники начали озвучивать свои планы, то и ящер упомянула. Без конкретики, так как не могла предположить куда ее занесет ветер и заведут тропы. Возможно, стоило найти брата и рассказать ему о пережитом и увиденном. Он-то среди людей жил долго, может присоветует как относиться ко всему, что выпало за последний месяц. А может и нет…
[indent] Пока медной было странно оказаться в ситуации, где и враг был прав со своей скалы, и союзник был странней чем снег в жаркий летний полдень. Но может это как раз нормально для Альмарена?[NIC]Кэс[/NIC][AVA]https://pbs.twimg.com/media/EhpJg43UwAExK2T?format=jpg&name=900x900[/AVA]

+2

19

Чего только не увидишь в Альмарене, тем более за столько лет жизни на белом свете. Торстейн снова задумчиво затянулся трубкой, параллельно слушая душевный порыв Анастасии и делая для себя определенные выводы. Разговор об огне в душе был поставлен так, будто сам берсерк был далёк от подобного, в отличие от священницы. Интересный поворот событий. Давая выговориться всем своим попутчикам, Торстейн пытался придумать что бы ответить, но пока что не находил слов. Потому как отвечать было попросту не на что. Безумие девушки более не веселило, так как северянин начал понимать, насколько всё серьезно. Про себя отметив, что стоит впредь держаться подальше от монастырей и их особенно ярых служителей, оборотень поднялся с насиженного места и отряхнул штаны. Тело было явно против подобного, потому что впервые расслабилось за долгие дни, но всё же придется двигаться, потому что просто так посидеть ему едва ли дадут... да и пропадут эти двое в лесу без грамотного провожатого, если что случится. Вытряхнув табак из трубки и пару раз продув ее, исполин начал собирать вещи. Но тут он вспомнил нечто, что совсем вылетело из головы. Дракон. Как же он мог забыть про такое? Вытащив свою увесистую книгу из сумки и, пару раз пролистнув, мужчина нашёл необходимый незаполненный кусок пергамента. Выудив принадлежности для письма, Торстейн почесал голову.
- Чуть не забыл. Дракон, расскажи про свой вид чуть подробнее. Про кислоту я запишу, про характер тоже, - осмотрев паренька и что-то прикинув в голове, мужчина сделал пару пометок, - Размер примерный я уже понял. А потому хочу услышать про повадки, какие-то любимые вещи и другие интересные подробности. Если это не секрет, разумеется.
И да, Торстейну стало совершенно всё равно на дальнейшее обсуждение веры и других неинтересных вещей. Ему, возможно, удастся сейчас провести вполне себе насыщенный диалог с живым представителем другого вида. И он, скорее всего, не откажет. Хотя, кто этих драконов разберет. Пока Кэс собирался с мыслями, или вовсе планировал отказать в подобной роскоши, Тортсейн уже сделал несколько пометок в книге, включая примерные физические показатели, рост, вес и способности. Магию перед ним медный не показывал, но это не было проблемой - не все драконы ей владели, хоть и имели абсолютный талант к оной. Углубившись в работу, северянин даже сделал несколько метких набросков драконьей морды, которые будто были срисованы с Кэса. Конечно, это был не пик художество, но сходство и правда было поражающим для настолько короткой работы. Показав страницу с нарисованным драконьим профилем, Торстейн поднял глаза на Кэса.
- Надеюсь, вышло похоже? Или что подправить? - Торстейн потом перевел взгляд на Анастасию, - Чтобы совсем с ума не сойти от собственных мыслей и желаний, настоятельно рекомендую найти какое-то дело для души. Кроме сжигания еретиков, разумеется, - Взгляд снова был переведен на дракона и Торстейн был готов записывать.

+2

20

Я когда свою речь закончила, замерла в душе, ожидая, что скажут мои собеседники на эту исповедь, на яркие фразы, похожие на искры от костра. Господин Торстейн поначалу промолчал и меня это почему-то зацепило, наверное это нормально было, обижаться, если тебя игнорируют после подобной ярой речи, словно ты в пустоту слова кидаешь. Он к дракону обратился и книгу опять свою умную достал, которую господину Эдельстану показывал. Я же сделала вид, что мне не сильно и нужен был его ответ. Ни на мои откровения ни на мои вопросы. Торстейн мне ответил все же, мимоходом, когда уже с драконом поговорить успел, да только ничего мудрого он не изрек, все как обычно.

Господин Кэс тоже сказал именно то, что я не хотела услышать от него. Как всегда от взрослых, одни и те же глупые поучения. "Сделай это, попробуй то, ты что, не видишь, какая ты глупая?" И ничего больше. Это как мои монахи-наставники в Гресе говорили, с тех пор ничего и не менялось. А мне это не нужно было, что мне эти слова! Мне другое надо. Но я получила лишь то, чего заслуживала и это понимала. Наверное, все драконы действительно такие, смотрят на людей как на крыс, которые суетятся чего-то, непонятные и смешные, щекочут своими усами, захотела - помогла им, захотела - пригрозила. Что господину Кэсу дела до меня, глупой девчонки, и моих проблем? Почему мне от этой мысли так грустно? Я не знала.

Ответа на свой вопрос про услуги у господина Торстейна я так и не услышала. Я не стала переспрашивать, вряд ли оборотень меня просто не услышал, не стала объяснять, что у меня есть деньги и что дело мое важное и интересное. Я чувствовала, что мужчина этот ко мне относится как суровый дед к надоедливой внучке. С терпением и склонением, но неодобрением. Ну и ладно. "Найди дело для души", ха. На самого бы себя посмотрел, дедушка, может мне тоже топор в руки сподручней взять и книжку завести, так, что ли? Я отвернулась от болтающих оборотня и дракона, подставила лицо поднявшемуся ветру, колющему лицо. Сейчас было совсем не время для слезинок и я не обронила ни одной.

Зачем кому-то в целом мире знать, как тебе тяжело, как трудно? Как ты носишься туда-сюда, чего-то стараешься, борешься, ищешь, а только вот не удается убежать от этого щемящего чувства в душе, когда вот так накатывает осенний сплин. Как Давида осудили, я всю свою жизнь одна, в сомнениях и страстях. И вроде бы ничего, но иногда смотришь на людей вокруг и думаешь: "Ну чего я не так? Чего я такая одна неуемная, почему у меня все не как у людей?" И на этих мыслях я от всего своего сердца поблагодарила Господа. "Спасибо тебе, милый Имир, что бережешь мое сердце, что питаешь мою надежду и даешь мне силы. Спасибо, что развеиваешь мои сомнения и страхи, что даешь ночной сон. Спасибо за мою тернистую дорогу, за Твои испытания. За то, что я знаю, куда мне идти и что делать. Ты единственный, кто не отворачивается от меня даже в мгновения моей слабости, единственный, кто понимает и оберегает. Ты просто мой единственный." Я, тихо шепча, отпустила молитву осеннему ветру и меня словно облила золотая чаша душевного покоя, стало гораздо легче и надрывное чувство внутри подтаяло. Я немножко прокашлялась и обернулась к моим двум спутникам. Наверное, когда я шла сюда, я надеялась на душевный разговор, я почему-то всегда жду сближение от людей, хотя своими словами и поступками только отталкиваю их. Ну вот что общего у меня, у старого воина-оборотня и молодого, резвого весельчака-дракона? Зря я так сорвалась и ожидала от них чего-то в ответ зря. Самое главное, ради чего я затевала этот разговор, я не добилась, оборотень не стал отзываться на мои вопросы о найме, а переспрашивать я не хотела. Кажется, пришла пора отпускать эту историю.

Я хотела остаться в этих лесах, устроить в них сильные пожары, чтобы проучить злобный куст и исполнить свою угрозу ему. Конечно, это глупость была бы, тут надо с умом подходить, остолбить участки, окопать, прочесть молитвы и пройтись священным огнем, один за другим. Хорошо бы еще землю солью посыпать, но это дорого выйдет, можно ее перекопать и засеять овсом, следить, чтобы не олешилось. Такого я одна устроить бы не могла, но мне не хотелось эту историю просто так оставлять. Жаль было, что дорога зовет меня дальше и придется все бросить позади и этот господин Эдельстан, я уверена, ничего не сделает, оставит все тут по-прежнему, мне это противно было.

Я бросила взгляд на Торстейна. Сейчас мы были соратники после битвы, но если встретимся еще раз, я могу уже зарок свой сбросить и тогда мы встретимся как враги, я как в старые и благословенные времена его, как зло, уничтожу. Кто знает, как я научусь глас Господа и его Волю понимать через месяц, не говоря уже про год или десять лет. Но это будет потом, а сейчас:
- Я благодарю Вас за ответы и за то, что Вы боролись со злым кустом. За советы Ваши я Вас тоже благодарю, хоть они мне вряд ли пригодятся. Я, наверное, пойду дальше одна, я не пропаду в лесу, я теперь сама лесной зверь, хоть и проклятый. Мне нужно над всяким поразмыслить, что Вы мне сказали. Я благословляю Вас в Вашем пути, помолюсь о Вас следующим утром и желаю Вам любви и добра. Да пребудет с Вами Имир. - было странно, конечно, такое оборотню желать, но пусть он об этом думает, как хочет. Я не стала возмущение выражать о череде ненужных советов, не стала опять настаивать и возмущаться. Молитва помогла мне понять и оставить. Мне просто захотелось побыть наедине с моим любимым Богом. Меня ждала дорога до пустыньку, потом возвращение и отпевание усопших.

+2

21

[indent] Пустельга было уже развернулась обратно к поселению. Эта беседа на пепелище забытого Бога оставляло очень странное послевкусие.
[indent] Нечто подобное дракон чувствовала давно – в детстве. Ну или как в детстве… она уже вышла на поверхность, уже пережила множество бурь, что проходили над островами. Пред ней явилась сфера – холодная и пугающая, опасная в своем безразличии – она говорила и учила тому, что не нравилось медной. Что-то принималось легко, а что-то отторгалось с внезапной яростью.
[indent] Забавно, что ясно эта схожесть стала видна только под конец беседы.
[indent] «Чужим умом крепок не будешь. Надеюсь, она сломает меньше костей, чем я»
[indent] — Вы наверное сильно огорчитесь, но источник мудрости из меня сомнительный, – с легким, как весенний ветерок, смехом ответил Кэс. Уселся прямо на землю, подтягивая к себе ноги. Мгновение и нет уже хмурого юноши, есть снова улыбчивый и беззаботный парнишка. Быстрая перемена, словно рябь на воде – появилась, подернула отражение и исчезла, словно не было.
[indent] Говорят, что драконы никогда и ничего не забывают. Но это не значит, что они не могут затолкать воспоминание – которому еще даже часа нет – поглубже, в темные закоулки своего сознания. Обрубить и отбросить как помеху. В том благословение медных драконов и их проклятие.
[indent] — Дело в том, что я… хм… всегда была, кхм, был один. С самого первого мгновения и вплоть до нынешних дней. Звучит уныло, верно? Но это я про других драконов. Да, про драконов. Так что все мои слова – исключительно про меня. Хотя… эм, брат пусть сам про себя рассказывает.
[indent] Странно про себя рассказывать, очень. Будто ты чудо такое и небывалая великая личность, что про тебя книгу пишут. Медной казалось, что все это не про ее честь. Она же ничего так толком и не сделала. Всего-то влетела не в свое дело, как делала до этого и будет делать не раз. Ладно бы совершила нечто, о чем люди будут друг другу рассказывать со смехом и улыбкой. В общем, смущение было вполне обосновано.
[indent] Но поскольку оставлять совсем своих новых знакомцев ни с чем нельзя, то Кэс поведал о том, о чем ему самому говорили сферы Хранителей. Поскольку он по большей части цитировал, то описание медных драконов вышло в меру полным; строгим слогом, коим учителя подавали информацию Пустельге о ней самой. Тогда казалось это все несусветной глупостью – ну что она, право, сама себя не разумеет? Однако пригодилось же, и теперь можно было даже заметить за собой сходства и различия с типичными представителями ее вида.
[indent] — Так что, получается вся наша семейка представлена рыжими позитивными ребятами, – развел парень под конец руками. С легкостью поднялся с земли, отряхнулся, пару раз ойкнув на раны, и улыбнулся соратникам. Встретились и разбежались, что еще нужно?
[indent] «О, всего лишь сущая мелочь!»
[indent] Листья с полянки разметало ветром, когда ящер вернула себе свой облик. На крылья лучше было не смотреть, как и на изуродованную морду. Однако – странное дело – медная уже не казалось жалкой. В ней словно что-то проснулось и разогнало недавние тучи. Не избитый дракон, почти потерявший крылья, а молодой лохматый ящер, вышедший победителем и несомненно – она еще наберется силенок для дальнейших приключений!
[indent] Игривое движение хвостом и с его кончика слазит две целенькие чешуйки – крохотные и блестящие, будто медные монетки.
[indent] — Это вам на память. Толки ходят, что чешуя нашего рода – жуть какая ценная. Вот и берите, у меня она точно вскоре отрастет, – улыбнулся Кэс, опять спрятавшийся за ликом айрес. – Вот теперь точно все. Удачи в пути.
[indent] «Обещала подумать над нашими словами. Вот умница! Значит, не все потеряно. Может быть она даже веселью научиться и смеяться выучится весело. Надеюсь, когда-нибудь это увижу», усмехнулся парень на прощальные слова Анастасии.
[indent] Ну хоть разбежались они все на благой ноте. Разве не чудно?[AVA]https://pbs.twimg.com/media/EhpJg43UwAExK2T?format=jpg&name=900x900[/AVA]

+1


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Листопад после бури