http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



nevermind

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://funkyimg.com/i/32ZYA.png

хоглан & рьюк & нилуфар
http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2582/761575.jpg http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2582/128777.jpg http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2582/995161.jpg  http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2582/491707.jpg

[попадать в п е р е д е л к и с ошеломляющей частотой? почему бы и нет! да вот только некоторые из них могут обернуться серьёзными п о с л е д с т в и я м и. готовы ли её участники принять на себя у д а р? поживём - увидим]

+1

2

[indent] Перед Рьюк стояла жизненно важная дилемма - как сказать строгой матушке о том, что ее младшую доченьку бесповоротно и окончательно выперли из Греской школы магии? То есть эльфийка пока еще не была уверена, что не удастся восстановиться, для этого, видимо, придется поваляться в ногах у определенных личностей. Но Рьюк горделиво вскинула подбородок. Да почему это ей вдруг надо валяться у кого бы то ни было! Она - маг всем магам маг, перспективное юное дарование. Они еще жалеть будут, когда поймут, что единственная в своем роде их покидает. И вообще она по своей воле ушла, никто ее не выгонял!
[indent] Только матушке о таком не расскажешь. Она, конечно, голову с плеч не снимет, поркой заниматься тоже не станет, только лишь, наверное, вздохнет разочарованно и посмотрит со строгой укоризной. Но это было хуже всего. Рьюк из шкуры вон лезла, чтобы доказать не только семье, но и себе, что она для чего-то тоже может быть полезла. Нил вон умелая знахарка, а Хог пошел в отца (так говорят, по крайней мере, погибшего мужа Айрис Рьюк не знала, она родилась уже после его смерти), в итоге Рьюк даже и не знала, кому сильнее завидовать. Хотя она ведь тоже - умелая магичка. И магия в ее руках спорится, и даже казусов практически никаких не бывает. Вот бы только лень и бестолковость вытрясти из этой светлой многообещающей головушки.
[indent] Из Греса Рьюк ехала почтовой повозкой. Сидела, подперев голову руками, на скамье, тряслась по кочкам и все размышляла, какие слова подберет при встрече. В пригороде Кельмира девчонку должен был встретить старший брат - его она известила о неприятностях. Неохотно, но его отчитывания зачастую бывали полезнее и доходили быстрее, чем то, что мягко, по-сестрински пыталась донести Нилуфар. Впрочем, Рьюк покладисто и покорно слушала, даже обещала, что больше никогда и ни за что не сотворит того, что могло принести ей вред (зачастую больше ей самой, чем семье), вот только время шло, и обещания мало-помалу забывались. А вслед за хорошим поведением опять наступали шалости.
[indent] "Если я скажу, что меня просто отправили на каникулы, она в такое поверит? - прикидывала то так, то эдак эльфийка. - Да ну нет, какие каникулы в середине весны? И наверняка директор вышлет нам домой извещение. А если это какое-нибудь магическое письмо, то оно уже прибыло, а я только еду. И ох... Лучше бы под землю провалиться, чем стоять перед ней, понурив голову, будто мне снова десять и я хожу в обычную школу, где учат счету и письму".
[indent] Она тихонько вздохнула и вгрызлась в яблоко. Кто-то из подружек на прощание подарил целую корзинку, а за долгий путь в ней уже виднелось плетеное дно. В школе все-таки было хорошо. Если не брать нудные уроки по теории монстров или истории магии, на которых Рьюк упрямо засыпала, то все остальное было эльфийке по душе. Ну а отчислили, по ее мнению, и вовсе за сущую ерунду - ну подумаешь, напилась крепкого гномьего эля и уснула прямо на пороге перед дверью мастера Икс (его, естественно, звали совсем не так, это было просто тайное прозвище своего возлюбленного, от которого Рьюк все никак очей отвести не могла. И ведь как романтично - у нее за спиной есть такая великая тайна!). Если бы Рьюк под дверью и пьяной в дрободан обнаружил сам мистер Икс или кто-то из студентов, то ситуация уж точно не превратилась бы в такой скандал. Но ее застукал там кто-то из старших преподавателей, входящих в Совет. Рьюк даже не могла сказать кто именно. Ну и... полетели головы.
[indent] - Хог! - она помахала брату, завидев его статную фигуру еще издали. Вытянулась во весь рост и чуть было не опрокинулась с повозки, когда та подскочила на ухабе. Не дожидаясь, пока возница остановится, спрыгнула на землю и побежала быстрее лошадей. Налетать с обнимашками не спешила - весь облик брата словно говорил, что лишних прикосновений он не любит, даже если они от сестры. К тому же они не виделись больше года. - Привет! - а вот Рьюк была рада и настолько по-детски непосредственно улыбалась, что и удержаться от такой радости не могла. - Какой ты стал! Красавчик! - да он ничуть не изменился. Ну почти. Просто Рьюк, когда волновалась, начинала пороть любую чушь, что придет ей на язык, - а я тут с яблочками. Хочешь яблок? Ой, такие вкусные! Они из сада школы, значит, намагиченные по самый хвостик! - это она так неспроста тараторила. Она как будто боялась, что сейчас Хоглан выскажет свое недовольство, ведь еще ему пришлось ехать встречать свою неугомонную младшенькую сестрицу. И Рьюк уже тише, заискивающе подняв глаза, спросила, - я тебя не оторвала от важных дел? Ну прости, братец, я просто... Не знаю, боюсь, что матушка скажет.
[indent] Дальше они шли пешком, не так уж и далеко, но минут сорок потратить пришлось бы, а так как Рьюк приехала уже к вечеру, то темнело плавно, но неумолимо. Это, к слову, тоже была причина, по которой эльфийка просила, чтоб Хоглан встретил ее на подъезде к Кельмиру.
[indent] - Как дома? Как мама? Нил? - разговоры о доме и семье немного успокаивали, отвлекали. И не только от мыслей о предстоящих неприятностях, но и от того, что даже в Кельмире требовалось не терять бдительности, особенно в окрестностях. Рьюк даже внимания не обратила, как где-то позади, слившись с сумерками, промелькнули несколько теней. А если бы обратила, то тут же окрестила бы их зловещими и спряталась за брата.

+5

3

Хоглан фон Айцберн прогуливался раз за разом мимо одного из местных деревянных заборчиков. Несмотря на пригород и довольно поздний час, народу мимо шныряло достаточно много. На самом деле, Рьюкте сильно повезло, что брат как раз заканчивал сделки в этом городе, намереваясь продолжить путь. Когда он получил письмо от приёмной сестры, попросил всех оставить его на пару минут. Ему было проще с самого начала, про себя выпустить пар. Чтобы потом уже более-менее спокойно разговаривать с виновником душевного срыва.

Хотя неизвестно, насколько получилось “про себя”. Проходившие мимо помощники могли поклясться, что ногами чувствовали, как всё вокруг трясётся. Но потом всё стихло. В то же время, ещё ожидая сестру, Хоглан думал о том, как можно было бы всё мирно решить с матерью. Как всегда, став достаточно взрослым, юноша ещё с молодых лет проявил дар “переговорщика”. Поэтому всегда старался мягче и спокойнее объяснить, почему произошло то-то и то-то, налаживая разговоры между Айрис и провинившимися.

Вот и сейчас. Он не думал, что врать будет лучшим выбором. Наоборот, с правды и стоило начать, просто помягче объяснить причины произошедшего. И потом, не всегда что-то плохое всё заканчивает. Сам Хоглан, вот, тоже не стал волшебником, и не собирался. Другое дело, что жаль потраченного времени, денег, сил. Расстройство матери, пожалуй, были бы от этого сильнее всего. Вот что надо смягчать. Деньги подумаешь… Заработаем ещё. Должен же у Рьюкте быть хоть какой-то талант, которому всё остальное мешает раскрыться.

Пока он размышлял, отчасти даже вслух, почти не заметил, как сестра появилась. Он улыбнулся, помахал ей рукой. А когда она подошла, даже потрепал её по голове с минуту. Сам он прикосновений не любил, это верно. Было заметно с самого детства, а после пробуждения звериной сущности ещё усилилось. Даже родственные прикосновения и спокойные объятия только настораживали, не приносили успокоения.

Даже близким он мог казаться отстранённым и слишком серьёзным. Но помощники, увидев его и Рьюкте, непременно бы потом подошли к девушке. Чтобы спросить, где у него “включить” такое поведение и как сделать, чтобы оно было всегда.

-От яблока не откажусь, сестрица.-Неожиданно согласился он. Предпочёл бы сочный кусок мяса, но что было, то было. Сегодня как раз один из тех очень загруденных дней, когда он мотался от торговца к торговцу по всему Кельмиру, а сам так и не нашёл время на нормальную еду. -Ты же знаешь, дела у меня круглый день, неделю, месяц. -Вполне серьёзно заметил он. -Но, слава богу, я нашёл пару…  Дураков, которые не настолько дураки, чтобы за пару часов моего отсутствия прогорело всё дело.-Да. Только если не успеют напиться в кабаках или нарваться на пиратов, что совсем было нехорошо. Хоглану, на самом деле, всегда было трудно оторваться от привычного занятия и даже представить, что кто-то хоть бумаги подписывает вместо него. Тем более, что была пара незаконных дел. В этот раз, кажется, переправа напитков и мехов? Боги, хоть бы не напортачили…

-Да ничего. Мы с тобой прекрасно представляем, что она может сказать. Я предлагаю найти… Выход, чтобы не дать её гневу затмить всё собой. Можно говорить по делу, но быстро. И не сильно…. Не часто вспоминать то, почему тебя выгнали на самом деле.-Он привычно приступил к разбору предстоящей беседы. Наверное, поэтому его проще было услышать. Хоглан говорил твёрдо и быстро сам, но всегда по делу.

-Дома? Так, всё спокойно. Нил в порядке. Мать… Путешествует, как обычно.-Хоглан сам мог месяцами не появляться дома, но время от времени справлялся о родных письмами.

Отредактировано Хоглан фон Айнцберн (05-06-2020 22:07:29)

+3

4

[NIC]Подозрительные парни[/NIC]
[STA]изречения невинности[/STA]
[AVA]http://forumfiles.ru/uploads/0001/31/13/2582/12455.png[/AVA]
[SGN]http://forumfiles.ru/uploads/0019/c8/05/333/732271.jpg http://forumfiles.ru/uploads/0019/c8/05/333/865990.jpg http://forumfiles.ru/uploads/0019/c8/05/333/930401.jpg http://forumfiles.ru/uploads/0019/c8/05/333/381199.jpg
а вокруг - ночная тьма.
и одних - ждет счастья свет,
а других - несчастья т ь м а
.

[/SGN]

В сгущающейся тьме блеснули глаза, загорелись безумными углями, но их свет не казался спасательным, наоборот – излучал опасность. И всякий, кому посчастливилось бы наткнуться на эти взгляды, поспешил бы скрыться, уйти, убежать подальше от зловещих, проедающих внутренности глаз. Тьма была верным другом этих ребят – она скрывала их собственные тени, и группа могла бесшумно передвигаться, без риска быть обнаруженными раньше положенного времени.

Их было трое. Крепко сложенных, высоких. Они следовали за своей целью – девушкой и парнем - неспешно, выжидая, слушая, подкрадываясь. Они предполагали, что девчушка будет одна, но этот паршивец ждал чернокосую чертовку. Мужчина, назначенный главарем группы, слышал, как при внезапном осложнении ситуации кто-то из шайки грязно выругался, но сам он оставался спокойным – не ожидал, разумеется, что удача может повернуться к ним задницей (весьма аппетитной, нужно сказать), но количество и сила все же пока на их стороне. Они не разбиты в пух и прах, а, значит, готовы к действиям. Нет нужды беспокоиться. Больше такого шанса может не быть. У этих троих была цель, указание, и они кровь из носу должны постараться не оплошать.

- Добрейшего вечера, - показался из тьмы первый силуэт, блеснув зубами в сторону разговаривающих между собой двоих. Он говорил манерно, растягивал слова, и голос его был липким, тягучим медом, но не притягательным, а наоборот отталкивающим. Вкупе с оценивающим взглядом, беззастенчиво рассматривающим изгибы тела юной мисс, о нем могло сложиться впечатление не самого благопристойного молодого человека.

- Мы не прервали вашу милую беседу? – скалясь, прохрипел второй, с противоположной стороны; его голос был подобен собачьему лаю, мерзко режущему уши в тишине.

- Просто хотели предупредить, что темные улицы могут быть опасны… Особенно для таких привлекательных девушек, как эта, - третий смотрел на парня, следил за его движениями, о девчушке же говорил в таком небрежном тоне, будто она занимала самое незавидное положение на социальной лестнице, более того – была ему противна. Послышался хриплый смех. Банальная вежливость лучилась ненавистью, и эти двое стали теми, на ком её можно выместить. Очень удачно. Секунда – и тот, что явился из мрака первым, подал сигнал. Молниеносная реакция – и все трое набросились на своих жертв.

офф

дальше целиком и полостью отдаю этих мальчиков вам в руки, развлекайтесь

Отредактировано Нилуфар фон Айнцберн (09-06-2020 18:16:40)

+2

5

[indent] - О! - только удивленно и сделала, что охнула Рьюк. Она не ожидала, что ее суровый и неулыбчивый братец, которого непутевая сестра наверняка оторвала от целого списка важных дел, вдруг согласится на яблочко. Это и впрямь было событие из разряда маленьких чудес света. Или же сигнал от Хоглана, что он не злится. Ну или не настолько, чтобы оторвать обе черные косы и сунуть их вместе с предложенным яблоком Рьюк в горло. Она даже закашлялась неожиданно, словно почувствовала на языке мерзкое прикосновение волос. - Да-да, знаю, представляю, - украдкой девчонка отерла краем рукава губы и снова подняла ясный синий взгляд на Хога. - Мне зачастую казалось, что ты вообще дома не бываешь. Весь в делах да разъездах. Я опасалась, что моя весточка до тебя не доберется по этой причине, ибо ты такой ветреный, братец, хрен знает, в каких краях искать тебя в следующую минуту.
[indent] За "хреновину" матушка уже наверняка бы отвесила по черноволосой макушке затрещину. Пытались перевоспитать Рьюк и в школе, но там контингент - молодежь, и для них естественно нарушать все правила. И чем сильнее нельзя, тем сильнее хочется. Запретный плод. "Хреновина" была, пожалуй, самым безобидным словцом, подхваченным на школьной скамье.
[indent] - Меня даже не столько смущает и пугает то, что она может сказать, сколько то, как она может посмотреть. Просто посмотрит и промолчит, - тут и сама Рьюк замолчала, понурив голову. Она словно представляла взгляд Айрис и заранее ощущала, как волосы на макушке становятся дыбом. Вздохнула, потерла ладонью ту самую вздыбившуюся шевелюру и тихонько добавила, - уж лучше бы наорала. Или даже двинула.
[indent] Молчаливое разочарование хуже всего. Собственно, потому-то Рьюк и решила обратиться за помощью к своей семейной группе поддержки. Хоглан наверняка предложит не суетиться. Нилуфар - быть спокойной и покорной. Да вот только хотелось бы чего-то большего, чем просто слова. Подчас Рьюк едва ли не физически ощущалась жуткую необходимость в семейных обнимашках. Но нападать с ними на Хога сейчас казалось каким-то ребячеством. Он точно не оценит.
[indent] Пока они шли, разговаривая обо всякой малозначимой ерунде, кто-то тенью неслышно ступал следом. Пару раз Рьюк оглядывалась, никого не замечала и переводила вопросительный взгляд на Хога, но старший братец тоже выглядел беспечным, расслабленным, не спешил хвататься за оружие. Так что и оклик, и внезапное появление трех поросят оказалось для Рьюк совершеннейшей неожиданностью. Девчонка ойкнула и вплотную отшатнулась к брату, вцепившись в его локоть, как в ту самую спасительную соломинку, о которой все говорят.
[indent] Последние сомнения в том, что эта встреча - отнюдь не случайность, быстро растаяли. Рьюк с опозданием вспомнила, что она может, в общем-то, быстро смыться... Но даже ее трусливое сердечко билось еще быстрее, когда эльфийка думала, что тогда ей придется бросить здесь Хоглана. Ну нет, Айнцберны своих не бросают. Следом пришло осознание того, что Рьюк умеет не только сбегать с поля боя, но и немного колдовать. Вот только руки тряслись, нужных колдовских пасов не получалось, а слова заклинаний срывались с губ каким-то позорным блеянием.
[indent] - Прервали! - неожиданно для себя Рьюк внезапно обнаружила скрытые таланты сапожника и обдала бандитов-грабителей-насильников-убийц такой отборной руганью, что даже ее собственные эльфийские ушки подвяли. - Уходите подобру-поздорову, иначе я закричу! - голосок у Рьюк и впрямь был звонкий, и она собралась как следует прочистить горло, хоть и без особенной надежды на то, что это поможет и привлечет внимание стражи. Один против троих... Хоглан мог бы и выстоять, если бы Рьюк не мешалась под ногами. Но она считала, что может помочь. Даже если у нее плохо с координацией движений и с артикуляцией прямо здесь и сейчас, однако все равно может! И она только начала читать заклинание, сбиваясь и повторяя его раз за разом, как внезапно почувствовала резкую боль в затылке, а после перед глазами все поплыло. Стены домов вдруг улеглись набок, а небо оказалось распростерто прямо впереди, такое темное, густое и звездное, в редких серых облаках. И где-то звучали голоса, шум, бряцание металла, шелест листьев, стрекот цикад. Прекрасная музыка, чтобы уснуть под нее, не приведи богиня, вечным сном.

+2

6

Хоглан усмехнулся. И это он-то ветреный? Кто бы говорил. Наверное, тут надо было использовать немного другие слова. Хоть в целом Рьюк говорила правду – он и письмо-то получил в самый последний момент, потому что уже почти собирал свои вещи для дальнейшего путешествия. К своеобразной манере речи своей сестры он уже тоже привык, поэтому лишние слова просто пропускал мимо ушей.
-Да, со взглядом сложно.-Признал он. Оборотень прекрасно знал, как могла выглядеть Айрис в моменты, когда её что-то особенно сильно тревожило. Ему и самому иногда нелегко было справиться с её сильными эмоциями. Только в последние пару десятилетий  приучил себя оставаться спокойным. -Наверное, готовься к тому, что совсем его всё равно не избежать. -Продолжил он разговор. -Знаю, это трудно. Тут просто надо пережить.

Он продолжал давать советы, насколько мог судить по собственному опыту. Пока их не прервало несколько мужчин, трое – минимум. Тут-то и стало понятно, почему сестрице не стоило путешествовать в одиночку.
-Парни, шли бы вы подобру-поздорову.-Предупредил и он сам, доставая меч. Но их было трое против одного. Сестра, кажется, быстро потеряла сознание. И была ранена. А на него навалилось сразу несколько человек. Он был не настолько хорош в драках, чтобы сразу отбросить всех.

Поэтому оставался один-единственный выбор, даже в такой простой ситуации. Он ненавидел превращаться без причины, другое дело – что причина сейчас была. Пришлось прибегнуть к этому решению. Хоглан сам получил несколько ран, прежде чем смог, наконец, стать зверем. Никого не убивать. Только напугать. Первые вопли раздались довольно быстро, когда над человеческими лицами стали щёлкать огромные львиные зубы.

Но даже после этого они отступили не сразу. Продолжали кидаться, а он – отбрасывать их своей лапой. Когти даже пытался не выпускать, на что потратил немало сил. А людей просто швырял в стороны до тех пор, пока большинство из них не лишились окончательно сил или храбрости, чтобы понять, когда следовало отступать.

Как всегда, до сих пор, стать обратно человеком он смог не сразу. Поэтому почти не помнил, как добрёл до дому сам. Только что с Рьюк на своей большой мягкой спине. Старался уходить с троп, где было много людей. Облик свой вернул, кажется, когда они только добрались до места.

+2

7

поместье Айнцбернов, Кельмир

Нилуфар не представляла, куда девать себя от съедающего внутренности беспокойства, выворачивающего наизнанку странного предчувствия. Она не знала, что стало причиной подобных ощущений, но не могла отделаться от навязчивых темных мыслей с тех самых пор, как попрощалась с Хогланом. «Брат просто встретит Рьюк, и они вместе доберутся домой без происшествий, - в который раз пыталась успокоить себя, - что может приключиться с ними за такой короткий промежуток времени? Все будет хорошо», - вторила Нилуфар, словно мантру.

И все же, сердце отчего-то нервно сжалось, и девушка вздохнула. Она не находила себе места, и уже переделала все домашние дела, которые только могла. Повторяющиеся, механические действия успокаивали её, поэтому рабочее место юницы потерпело страшные посекундные перестановки предметов с места на место, а все темные углы в комнате, где могла ютиться пыль, теперь были настолько чисты, что вряд ли она осмелится хоть еще раз сунуться на эти начищенные до блеска предметы мебели.

Нилуфар даже пару раз перечитала свои рукописи, и начала писать что-то новое. Она с подчеркнутой аккуратностью выводила фигурные, узорчатые буковки, то и дело что-то зачеркивала, останавливалась, смотрела в окно, думая да формулируя мысль, повторяла эти действия снова и снова. Увлеченная своим делом, она не сразу услышала, что брат с сестрой вернулись. А когда заметила их – едва стоящего на ногах Хоглана и находящуюся без сознания Рьюк – так и выронила перо, а кляксы чернил озерами расплылись на текстах, над которыми она работала.

- Что произошло? – бросилась девушка к ним, а голос её прозвучал слишком высоко. – Нет, пока не говори ничего, - поспешно добавила Нилуфар, - потом расскажешь, а сейчас, будь добр, уложи Рьюк на кровать, только осторожнее, и присядь сам, - скомандовала девушка. – Я мигом, - и скрылась в лабиринте их дома.

Вернулась уже с полным комплектом лекарских реквизитов: всякими склянками да сосудами, наполненными чем-то, посудиной, вмещающей воду комнатной температуры и чистую тряпицу. И тут же, окинув Хоглана оценивающим взглядом профессионала, принялась за осмотр Рьюк.

- Хог, буду признательна, если ты расскажешь, что тебя беспокоит, пока я занимаюсь сестрой – это существенно сэкономит время, - когда Нилуфар сосредотачивалась на своей работе, фразы её, хоть и не лишались привычной мягкости, обретали деловые нотки и становились более сухими да резкими.

Отредактировано Нилуфар фон Айнцберн (14-06-2020 10:20:59)

+2

8

[indent] Чем все закончилось, Рьюк не знала и не могла знать, позорно отрубившись в самом начале схватки. Нет, она не потеряла сознание от испуга, не настолько трусливой она все-таки себя считала, да и когда живешь в опасном мире, наполненном до небес магией и чудесами, то приучаешься жить в этих реалиях и не бояться головорезов, а стараться давать им отпор. Рьюк действительно собиралась помогать старшему брату, насколько то было в ее силах. Она не была уверена, что ее магия в стрессовой ситуации сработает как надо, но ведь она могла хотя бы напугать бандитов, заставить их задуматься о том, что нападение, возможно, было не так продумано, как они рассчитывали. Сами они, видимо, магами не были, ибо иначе сразу же воспользовались заклинаниями вместо пустой якобы устрашающей болтовни.
[indent] Эльфийка не собиралась картинно падать, как кисейная барышня, бледнеть, закатывать глаза и прикладывать ладонь ко лбу. Она в этот момент, хотя и в самом деле испугалась, была готова проявить себя настоящей львицей Айнцбернов. Возможно, это был подарок небес - хоть в такой неоднозначной ситуации доказать, что ты - не субтильная ни к чему не приспособленная девчонка, а боец! К несчастью, столь грандиозным планам не суждено было сбыться, ибо Рьюк получила чем-то увесистым по затылку и отправилась в иной мир покорять своих внутренних драконов.
[indent] Очнулась она уже совершенно в ином месте. Едва разлепила глаза и узнала родной интерьер, малость качающийся, правда. Узнала родной запах. И услышала приглушенные голоса, мужской и женский, и оба Рьюк была рада слышать сейчас больше всего на свете. А еще ее, наверное, разбудили чужие ласковые руки и прикосновения к тонкой чувствительной коже, от которых аж мурашки пробежались вдоль позвоночника. Рьюк поежилась, поморщилась, зашевелилась, перехватила запястье Нилуфар и тут же сразу его отпустила.
[indent] - Со мной все в порядке, - голос был слаб и странным, словно старый смычок ездит по ненатянутым струнам. Голова болела, наверное, на затылке будет увесистая шишка. Если Нилу, конечно, сейчас не наколдует чего-то по этому поводу.
[indent] Разлепив глаза, Рьюк, вяло отбиваясь от заботы, приподнялась на локтях, а потом и еще чуть выше, опираясь на подушку. В детстве, помнится, она частенько проворачивала фокус с болезнью, чтобы привлечь к себе внимание и чтобы все вокруг нее бегали в панике - ну как же! Ребенок заболел! Но сейчас это все уже давным-давно испарилось, надобности выпрашивать внимание не возникало, и наоборот даже Рьюк зачастую пыталась всячески его избежать. Например, в данный момент эльфийка всё стремилась перевести стрелки с себя на Хога.
[indent] - Братец, что произошло? - в принципе, глупый вопрос. Если и Хоглан, и Рьюк дома, следовательно, с головорезами покончено. Во только он был там один против троих... Неужели выбрался целым из передряги? - Ты в порядке? Слушайте, - теперь она уже обращалась к обоим родственникам. - Почему-то мне показалось по их разговору... ну этих, кто напал на нас... что они как будто специально следили за нами. Или мной, - и не высказанной осталась мысль, что в таком случае эти бандиты могут попытаться снова напасть. В особняк семьи вряд ли кто рискнет сунуться, но ведь... а зачем вообще им сдалась Рьюк? Или это просто она уже себе сама надумала проблем и возвела их в абсолют, как типичная женщина?
[indent] - Меня, наверное, просто чем-то огрели по голове, - осторожно коснулась рукой затылка и тут же отдернула. Больно, бес подери! Но и не смертельно ведь, особенно с целительницей-сестрой. Главное, чтобы матушка ничего не узнала. Кстати, о ней... - А... мама когда должна вернуться? - робко спросила Рьюк, попеременно переводя оленячий взгляд с сестры на брата и обратно. Меньше всего в ближайшее время хотелось объясняться с Айрис, и, быть может, это нападение теперь даже вышло на передний план, стало куда важнее чем то, что непутевую младшенькую выперли из школы магии.

Отредактировано Рьюк фон Айнцберн (17-06-2020 13:22:05)

+2

9

Хоглан и в самом деле едва стоял, когда, наконец, донёс сестрицу до дома. Он даже не понимал, что его утомило больше -  сама схватка или превращение. Ему всё-таки всегда больше нравилось пользоваться своими собственными руками и ногами. Мужчина не привык, чтобы им комендовали, но Нилуфар подчинился. Некогда было спорить и препираться. Рьюк вроде не сильно пострадала, но посмотреть стоило.

А вот в себе он обнаружил несколько дырок, которые найти совсем не ожидал. Одна в груди, и… Это что, в него вилами тыкались? Подобрали пераое, что попалось, или эти глупые воришки правда с ними повсюду ходили? Фон Айнцберн выругался про себя. В остальном обошёлся синяками и растяжениями. Медленно, но верно наваливалась усталость, которая всегда следовала за превращениями в зверя. Ломило буквально всё, что только можно.

-У меня тут, кажется… Четыре или пять дырок. В рёбрах и на груди. В остальном вроде всё нормально обошлось, так, ушибы.-Чётко, насколько это возможно, отвечал оборотень. В этом смысле с ним всегда было легко и просто. Он на кривлялся и не притворялся, что всё в порядке. Пусть даже его гордости пришлось уступить.

Сестра спустя какое-то время тоже пришла с себя. И начала отбиваться от внимания даже ближайших родственников.
-Да, Рьюк, я цел и в порядке. Более-менее. Наши… Товарищи отступили, когда поняли, что связались не с тем родственником.-Хоглан не относился к тем, кто любил хвастаться своими подвигами. Но сейчас это был способ немного отвлечься и расслабиться.

-Да брось, зачем им сдалась наша семья, а уж тем более ты? -Он, вообще-то, не хотел никого обижать. Но если уж в очередной раз переходить к делу и думать о том, что сказала сестра… Пока всё получается слишком случайно и бессмысленно. По крайней мере, так казалось сейчас, на трезвую голову. Скорее всего, просто неудачное нападение, вот и всё. Безусловно, в разговоре было что-то странное… Но ведь сейчас можно было всю голову сломать, а так и не добраться до истины.

И снова вопрос про Айрис. Хоглан вздохнул. Он и сам не знал, когда она вернётся, если вообще вернётся. Он несколько раз зевнул и потянулся, когда почувствовал, как мышцы особенно сильно сводит. Сам бы с удовольствием поспал часок- другой. Но пока не хотелось оставлять сестёр наедине. Да и вряд ли сейчас можно было заснуть, несмотря на усталость.

+2

10

Пока брат докладывал о своих телесных повреждениях, Нилуфар мягко скользила пальцами по телу Рьюк, в это же время прикидывая степень ранений Хоглана и разрабатывая примерный план дальнейших действий. Руки ощупывали сестру, быстро, легко, словно бабочки, порхая, в первую очередь, по конечностям (само их наличие – уже, к слову, хорошо), а потом уже другим частям тела в поисках увечий, кровавых следов и прочего, что указывало бы на состояние физической оболочки лежащей без сознания девушки. Больше всего Нилуфар волновалась, что могут быть задеты важные, необходимые для жизни органы, но, в который раз посмотрев на свои руки и обнаружив, что они не окрасились в багровый, про себя вздохнула, с некоторым облегчением: «Чисто».

Нилуфар собиралась перейти к области головы в тот самый момент, когда кожу на запястье девушки обдало жаром от мимолетного прикосновения. Юница вздрогнула и тут же бросилась к очнувшейся Рьюк, все лепетавшей, что с ней все хорошо.

- Тс-с, постарайся пока без лишних телодвижений, ладно? – предупредила свою сестру, и мягко, хоть и немного натянуто, улыбнулась, а рукой предупреждающе придержала Рьюк. – Ты сейчас не в том положении, чтобы делать выводы о своем состоянии. Из нас двоих лекарь тут я, дорогая, - тем временем взгляд метнулся к Хоглану, а потом обратно на сестру. Раз она очнулась, целостность кожных покровов не повреждена да не вываливается ничего из зияющих дыр, значит, подождет, пока Нилуфар подлатает брата.

Оказавшись рядом с Хогланом, юница ловко начала то орудовать влажной тряпицей, вытирая кровь да вымывая из ран грязь, то пускать в ход медицинские принадлежности, бормоча себе под нос что-то в целом похожее на «это не допустит заражения, это поможет от того да сего» и перевязывая его бинтами для остановки кровотечений и во избежание дальнейших попаданий на раны всякой мерзости. Благо, ранен брат был не слишком глубоко, и этих действий было вполне достаточно для оказания первой помощи. Будь его «дырки» существенно глубже, пришлось бы накладывать швы. Ещё одна хорошая новость – способность оборотней к достаточно быстрому восстановлению, а посему совсем скоро Хоглан будет живее всех живых.

Меж тем, вполуха Нилуфар слушала, о чем говорят сестра и брат, но была слишком сосредоточена да занята для того, чтобы отвечать, а поэтому издавала лишь короткие «мгм» да «угу», в которых скользил едва скрываемый ужас. Если бы не сложившаяся ситуация, Нилуфар уже давно дала бы волю эмоциям и задрожала бы, как осиновый листочек. Лишь когда закончила с Хогланом и перешла к Рьюк, которая очень вовремя заметила, что удар пришелся на голову, юница стала более разговорчивой.

- Сейчас может быть больно, потерпи, - предупредила девушка, стараясь работать с пострадавшим затылком сестры с предельной осторожностью. – Стоит отнестись к произошедшему с должной серьезностью, все-таки, под угрозой были ваши жизни. Кем бы не были эти ребята, вам нужно быть осторожнее, - покачала головой Нилуфар, в страхе за тех, кто находился в опасной близости, прямо-таки в центре стучащего да разгоняющего по телу кровь органа. Девушка не могла позволить, чтобы с ними что-то произошло. Но не запереть же их в стенах поместья! Хотя… эта идея не казалась такой уж абсурдной. – Айрис вернется. Скоро, - посмотрела поочередно в глаза каждому из сиблингов. – И мы расскажем ей обо всем. А до тех пор постарайтесь не притягивать неприятности, пожалуйста, - хотя, сердцем чуяла, для её родственничков это нечто сродни невозможному. – А… те трое… запомнили хоть, как они выглядят? Хоть что-то, что могло бы помочь их вычислить? - голос предательски дрогнул.

Отредактировано Нилуфар фон Айнцберн (20-06-2020 15:39:11)

+2

11

[indent] Эльфийка тихонько выдохнула. Дома, как говорится, и стены помогают. Хорошо, что Хоглан в тот день был рядом с ней, иначе кто знает, чем бы закончилось то нападение. Конечно, Рьюк могла бы телепортироваться куда подальше, однако она в который раз убеждалась, что в стрессовых ситуациях, когда думать надо быстро, думать у нее вообще не получается. Она не сделала ничего полезного, оставив брата одного против троих, и понятное дело, что сейчас она больше беспокоилась о его ранах, нежели о своих, которые, как бы то позорно ни звучало, были получены не от врага, а от земли. Ну если не считать того удара по затылку. В остальном же нежная эльфийская кожа на руках и щеке успела ободраться о камни, бок и бедро болели - видимо, тоже не очень удачно упала на ту сторону и пришибла. Просто счастливица, ничего не скажешь. Но она скрипнула зубами и отмахнулась от сестринской заботы о себе. С ней-то ничего не случится. Всегда, как кошка, падает на четыре лапы, всегда выкарабкивается из любой передряги.
[indent] - Нилу, - проворчала она со смесью недовольства и благодарности, - со мной правда все хорошо. Там Хоглан дрался львом против целой армии, а не я. И не спорь, братец, - перевела она взгляд на Хога, - я всё видела! - тут она, конечно, знатно привирала. Геройство Айнцберна видеть Рьюк в любом случае не могла, но могла вообразить, как грозный лев расшвыривает нападавших одной лапой, а затем торжественно подбирает с земли самую глупую и бесполезную из своих сестер и несет ее домой. Чувствовать себя бесполезной Рьюк от души ненавидела, но из песни слов не выкинешь. Самой себе она очень неохотно признавала эту правду. А другим и подавно всеми правдами и неправдами старалась не признаваться. Пусть даже они сами видят, но молчат!
[indent] - О! - театрально всплеснула руками Рьюк в ответ на слова брата и закатила глаза, - вы посмотрите на него, у него всего лишь несколько дырок, ничего страшного, это твой обычный вторник, да, братец? - она вдруг неожиданно строго свела брови к переносице и насупилась, отползая от Нилуфар на другую сторону кровати, - пока ему не поможешь, то и мне не надо!
[indent] Вот такой подчас упрямой она бывала. А еще Рьюк знала, что мужчины по поводу своих ранений никогда не говорят правду. Они будут увиливать от ответа, преуменьшать повреждения и степень переносимой боли, строить из себя железного дровосека и ни словом, ни жестом не проявлять слабости. Но кто сказал, что мужчина всегда должен быть сильным? Предрассудки!
[indent] - Так ты их не убил? - округлила глаза Рьюк. Брат, похоже, опять включил свои доброту и милосердие. А те громилы были бы милосердны, окажись эльфийка там без защиты. Только она об этом подумала, как ее тело прошибла крупная дрожь, и девчонка обхватила себя руками за плечи, втянула голову и еще больше заворчала. Конечно, ему можно поверить. Если он считает, что это простые грабители и нападение - случайность, то ладно. В действительности ведь - ну зачем кому-то может понадобиться именно Рьюк? Вот только одно дело - думать так самой, и другое - слышать от кого-то еще. И снова уровень собственной значимости в глазах родственников плавно поплыл к нижней отметке.
[indent] - А вот и могла бы сдаться, - сквозь зубы пробурчала эльфийка. В ее гудящую травмированную голову сейчас не приходило ни единой мысли-обоснования своим словам, но вот как только она придет в себя, то обязательно что-нибудь придумает! - Может, они захотели, чтобы я им корабль зачаровала на непотопляемость! Или чтоб открыла портал для армии на другой конец света! - тут во всем этом было больше шутки, нежели правды. И сама Рьюк прекрасно понимала, что ей не по силам ни одно, ни, тем более, другое.
[indent] Когда Нилу закончила с братом, Рьюк снова переползла поближе к целительным ручкам сестры и покорно подставила под них свою многострадальную голову. Хотела было пошутить, что удар по затылку не нанес бы большого вреда, ибо и вредить там особо нечему, и так бестолковая черепушка. Но едва сестра коснулась раны, эльфийка сдавленно зашипела и враз растеряла все свои припасенные шутейки. Впрочем, после всего, что там делала Нилуфар, стало намного проще жить, и даже мысли малость прояснились.
[indent] - Спасибо, - тихо вздохнула она. Ну вот, опять влипла в неприятности, опять ей кто-то должен помогать, а она сама сидит и думает о своей тотальной семейной бесполезности. Еще и эта тема... что из школы выперли. Брат и сестра уже были осведомлены, даже странно, что Рьюк до сих пор не услышала ни слова упрека и ни одного вопроса касательно причины отчисления. Мысли о том, что придется рассказывать все это, заставляли Рьюк пунцоветь до самых кончиков своих острых ушей. Благо, сейчас разговор был сосредоточен на нападении, и на вопрос Нилу эльфийка только пожала плечами и кивнула в сторону Хоглана. Вот он, может, и запомнил кого. А Рьюк была слишком занята погружением во внеплановый сон.
[indent] - А ты хочешь их найти и отомстить им? - не слишком-то в это веря, поинтересовалась она после. Думалось ей, что Хоглан точно будет против. Он их сам отпустил, а тут будет выслеживать и откручивать бошки? Да ну. Кажется, его извечные отъезды и частая жизнь вне семьи братишку малость смягчили. Или же он всегда таким был, а Рьюк просто не замечала, ибо с ней он был более чем ласков?

+2

12

Хоглан нахмурился, когда услышал слова Рьюк и увидел, как она отодвигается на край кровати. Отказываясь от помощи до тех пор, пока её не получит брат. Мужчина вздохнул.
-Да ладно, я не отказываюсь от помощи совсем, если ты не заметила. – Пробурчал он. -Просто говорю о том, что в общем цел, бояться особо не за что. И ты прекрасно знаешь, что такие дни для меня совсем не обычные. –Ну да, ну да. В свои обычные вторники он занимается переговорами или путешествует на кораблях. А не сопровождает Рьюк, потом столкнувшись с необходимостью ещё и драться с кем-то в зверином обличье, от которого отходил гораздо дольше и сложнее, чем от самих ран. До сих пор, хоть в целом и приучился всё более-менее сносно контролировать.

Он покачал головой в ответ на вопрос об убийстве.
-Рьюк, мы только защищались. – Спокойно и даже чуть жёстко ответил он. -Они отступили. Всё. Остальным пусть занимаются другие. Для этого есть солдаты и наёмники. – Он пожал плечами, снова поморщившись. Тело всё-таки ныло, хотя уже во многом успокаивалось. Хоглан и правда считал, что он сам лично для войны, а уж тем более для обычных убийств и мести точно не создан. Да и тратить время на такие низменные, по его мнению, чувства просто не хотелось. Пусть иногда подобные убеждения стоили лишних проблем. Ведь оружием толком себя защитить не получалось, только если в зверином облике.

-Если тебе от этого будет легче, в следующий раз сам разбойникам скажу, чтоб не пропускали такое сокровище.-Проворчал старший брат, услышав ворчание младшей. Он сидел спокойно, пока Нилуфар ухаживала за ним, занимаясь своим делом. Только иногда чуть вздрагивал, когда её движения задевали особенно чувствительное место.

Потом сестра спросила о том, как выглядели разбойники. Хоглан глубоко вздохнул, задумался.
-О, я их запомнил. Один из них был самый… Здоровый. Наверное, на голову выше меня и раза в полтора толще. Со светлыми волосами, растрёпанными. Второй был поменьше, обычный такой мужик. У него вроде… На правой руке был шрам. – Это мужчина запомнил, потому что та самая рука много раз мельтешила перед глазами. А не сгрыз ли он её случаем? -И ещё один невзрачный тип. У него кожа была… Вроде темноватой для наших мест. – Каждый из них хотя бы пару раз подходил к нему и пытался чем-то проткнуть, поэтому сейчас память об их лицах ещё не стёрлась.

Слова о мести заставили в очередной раз нахмуриться. Но тут Хоглан махнул рукой.
-Если вы что-то задумаете, останавливать не буду. Но и нарочно помогать тоже. Вы знаете, я не привык тратить время на такие вещи. – Это было правдой. На него тоже иногда нападали, бывало. Иногда происходили и серьёзные стычки с пиратами. Хоглан мог только отбиваться в тот самый момент. А потом просто забывал и шёл дальше. К чему приведёт такая жизнь, где будешь бесконечно выслеживать каждого, кто поднимет на тебя руку? Кому-то это могло понравиться, ему нет.

Отредактировано Хоглан фон Айнцберн (30-06-2020 19:51:52)

+3

13

Пока брат с сестрой препирались, с головой погрузившись в обсуждение произошедшего с ними, Нилуфар все хлопотала над многострадальной головушкой Рьюкте, пребывая в состоянии легкой задумчивости: светлая дымка, туманная пелена мыслей окутала её зрачок, и он замер, голубые глаза застыли, покрылись льдом синие озера, тогда как в душе бушевал пожар, который, разумеется, никоим образом не отображался на нежных, аристократичных контурах спокойного лица. Разве что, линия губ то сужалась, когда белые зубы заключали эти нежные лепестки роз в свои объятья, то вновь возвращалась в свое обычное состояние.

Её взволновало это событие, и сердце подсказывало: то, что произошло – не случайность, а проделки непредсказуемой девы-судьбы. Кто знает, что она задумала, какое продолжение сей истории допишет на пока пустых страницах их жизней. Качнула головой, вслушиваясь в интонации говорящих. Брат был как всегда сдержан да серьезен, в нем чувствовалась сила да непоколебимость, слова звучали рассудительно, не были лишены его размышления и доли смысла, тогда как ответы сестры были эмоциональными, яркими вспышками, казались приступами бреда на фоне таких размеренных, точных да четко сформированных мыслей Хоглана, интонации её скакали, прыгали, были такими настоящими, в них буквально бурлила неуемная жажда жизни.

Нилуфар невольно улыбнулась: уголки её губ сами приподнялись, поползли вверх, гонимые эмоцией столь невероятно сильной, – трепетной, нежной любовью к собравшимся в этой комнате - что сдерживать её было бы грешно. И по той же причине уста вновь опустились да застыли, ведь потерять это самое близкое, родное и до жути любимое, юница не могла. А сегодня на жизни этих самых драгоценных, на вес золота, людей, покусились.

- Спасибо, - поблагодарила Рьюк, когда девушка закончила с её осмотром да лечением, и Нилуфар позволила себе поддаться чувствам да поцеловать сестру в щеку.

- О, нет, не нужно благодарностей, - на выдохе прошелестела она, - я всего лишь делала свою работу, - и отстранилась.

- Месть? О какой мести может быть речь, милая Рьюкте! Самовольные поиски не увенчаются успехом, в этом я точно уверена. Но, не соглашусь с Хогланом,
- бросила в сторону брата многозначительный взгляд, - это не всё. Их совершенно точно нужно найти, обратиться к специалистам, объявить в розыск, да хоть что-нибудь сделать, чтобы поймать преступников! Только так мы можем…, - пауза, - я могу быть уверена, - исправила себя девчушка, - что вам не грозит никакая опасность.

А тем временем Хог принялся рассказывать об особых приметах да отличительных чертах внешности троих человек из этой шайки. Благо, хоть что-то запомнили, и драгоценная информация об их внешних данных не утеряна. Нилуфар постаралась мысленно зафиксировать, что говорил брат. На случай той ветки будущего, которая, как она надеялась, никогда не наступит.

- Ну, - помолчав несколько мгновений, все же проговорила девушка, обращаясь к членам семьи, - предлагаю отложить обсуждение этих неприятных мужчин на потом, ведь утро вечера мудренее, и поговорить о важном, - под словом «важное» Нилуфар, конечно же, подразумевала дальнейшие инструкции по поводу следующих их встреч в роли доктор-пациент.

- Повязки без надобности не тревожить, следить, чтобы на них не попадала грязь, по возможности, раны не беспокоить, - обратилась она к Хоглану. – Приходить на дальнейшие осмотры регулярно, я должна следить за ходом восстановления ваших организмов до их полного выздоровления, - эта часть профессионально сухой фразы относилась уже к обеим сиблингам. Но стоило юнице перечислить все правила да требования, как голос её тут же смягчился: - На этом все. А сейчас… перед тем, как отправиться на заслуженный отдых, предлагаю отведать заваренного на успокаивающих травах чаю, дабы сон был крепок, а ночные видения – приятными. Заодно поговорим, - после последних слов Нилуфар внимательно посмотрела на Рьюк, и в словах её, сквозящих сплошной заботой, все же проскальзывали и прочие чувства, выдающие её статус старшей сестры.

+2

14

[indent] - Ой ли, - Рьюк не могла не скривить физиономию, дабы выразить свое полное несогласие с мнением брата. Она считала, что таких бандюганов нельзя отпускать. А если не удается передать их в руки правосудия, то лучше всего сделать все, дабы они больше не повторяли своих бандитских дел. Ведь повторят же. Такое зарабатывание денег не лечится оборотничьими зубами или даже тюрьмой. Но Рьюк, конечно же, никто не послушает. Она еще слишком молода, у нее не может быть своего мнения, а если может, то неправильное. Ладно, ворчать на любимых брата и сестру она все равно долго не могла. Даже если не бывала с ними согласна, а такое случалось куда чаще, нежели наоборот.
[indent] Пока Нилу занималась ранами Хоглана, Рьюк, откинувшись на подушку, наблюдала за быстрыми ловкими и точными движениями рук целительницы. Со стороны казалось, что Нилуфар не делает ничего особенного, ничего сверхординарного, чего не может сделать любой другой человек, но тут же удивлялась, насколько естественно получается это у сестры. У самой Рьюк так бы не вышло, как ни старайся. Вот есть же создания, приспособленные к чему-то определенному, находят дело своей жизни и чувствуют себя в нем, как рыба в воде. А Рьюк порой казалось, что для нее такого дела нет, что она в принципе ни к чему не приспособлена и только лишь обуза и для семьи, и для самой себя. Но потом этот бред быстро улетучивался, и Рьюк превращалась снова в самую очаровательную, самую умную, самую-самую, разве только малость бестолковую, что есть издержки юного возраста и выкорчевываются со временем или с доброй поркой.
[indent] - Ну я никого не разглядела. Там было темно и потом стало еще темнее, - в своем репертуаре отозвалась Рьюк, безапелляционно переложив на плечи брата весь рассказ о нападавших. Она все еще немного ворчала, что ее кровожадные методы расправы не нашли отклика, но также понимала, что даже если бы нашли, то что? Каков итог? Сама Рьюк - далеко не боевой хомячок. Она - источник неприятностей, но никак не источник их решения.
[indent] А еще она слушала и мотала себе на ус. Как будто собиралась, как только очухается, кликнуть своих друзей и соратников, объяснить им ситуацию и отправиться на поиски гадов, дабы вершить правосудие самостоятельно.
[indent] - Не уверена, что специалисты, о которых ты говоришь, Нилу, нам чем-то помогут, - эльфийка слишком уж спокойно пожала плечами. Явно что-то задумала, ибо не в ее характере было так легко отступать. - Ну мы можем просто подождать. Если ты говоришь, что это не все, то, возможно, они попытаются еще раз. И если - я не говорю, что это так, всего лишь предполагаю, - если им и впрямь была нужна я, то я могу просто разгуливать по тому району вечером одна и поработать немного наживкой. Ну а брат, конечно, за мной приглядит. И Фрост, если пожелает, тоже. Где он кстати?
[indent] Рьюк не особенно любила еще одного приемыша в их семье, если честно. Он казался ей со странностями, а еще опасным. Это как если прикармливать змею на груди и надеяться, что она не укусит, потому что сыта. Но это все равно хищник. Она старалась обходить его стороной, ведь какие-то косые взгляды в сторону Фроста означали несогласие с решением Айрис, а в семье фон Айнцбернов это было не приемлемо.
[indent] - О чем ты? - Рьюк уставила на сестру, ох как не хотелось сейчас объясняться насчет отчисления из школы, но к счастью для Нилу "нечто поважнее" значило совсем другое. Эльфийка быстро расслабилась, снова растеклась по подушке и заулыбалась, - а, не переживай, я со своими повязками даже купаться буду. И братец наш тоже поди, да, Хог? - но Нилу все равно, кажется, намекала на разговоры куда более неприятные, чем обработка ссадин и ран. Ох, Рьюк лучше бы сто раз пережила пощипывание от примочек на свежую рану, нежели разговоры о школе. Но ладно, все равно рано или поздно придется это обсудить. Так что она коротко и с тихим вздохом кивнула.

+3

15

Нилуфар старалась поступать, как всегда в таких случаях – находила путь к примирению. Вроде и Рьюк пыталась успокоить, и самого Хоглана. Мужчине это всегда в ней нравилось. Он глубоко вздохнул, прокашлялся. Потом задумчиво почесал подбородок.
-Ладно, может, я сам с кем-то в городе переговорю, возможно, выйдут на стражу или кого-то вроде. – Наконец, пожал он плечами. Легко сказать – помогать не буду, и точка. Но ведь девушки явно уже решили не оставлять этого в покое. Ему потом совесть не даст спокойно спать по ночам, если сначала отвернётся, а потом пропустит мимо ушей и глаз всё, что произойдёт дальше. Он вдруг вспомнил.
-Ещё могу возле дома и по городу пару рун начертить. Время займёт, но может дать результат. Чтобы вернее было. Хоглан только начинал заниматься рунной магией, но некоторые самые простые символы для защиты и слежки вполне усвоил. Почему бы и не воспользоваться знаниями,  раз была такая возможность?

А вот идея тратить время на то, чтобы попытаться устроить западню, показалась не очень умной и подходящей. Мужчина нахмурился, но в этот раз промолчал, махнув рукой. Рьюк вспомнила про Фроста.
-Да, я, кстати, тоже давно его не видел. – К этому члену семьи сам Хоглан относился вполне спокойно. Виделись они редко, и когда виделись – парень казался вполне себе разумным. Жаль даже, что редко соглашался на путешествия с самим торговцем.
-Хорошо, сделаю, как скажешь. – Кивнул он в ответ на слова Нилуфар о ранах. Потом несколько зевнул словно в подтверждение тому, что хотел сказать дальше. -Да я уже и без чая, честно говоря, с ног валюсь. Но останусь с вами, если правда нужно обсудить что-то важное. – Ему, честно говоря, одного превращения хватало, чтобы утомиться за этот раз. А если уж он ещё и чем-то занимался, тем более – так отбивался от людей, да ещё и с последствиями… Силы покидали тело быстрее, чем хотелось бы.

Казалось, что этой ночью он и так будет спать без задних ног, никакого чая не надо. Но раз поговорить хотят – пусть, на пару дней он всё равно здесь задержится. Отоспаться должен успеть, если не произойдёт ещё чего-нибудь.

+2

16

- Не уверена, что специалисты, о которых ты говоришь, Нилу, нам чем-то помогут, - высказала свою точку зрения Рьюк, а белокурая юница на это промолчала, лишь покачав головой да выразив мысленное несогласие: что толку спорить, если каждый все равно останется при своем мнении? Да и зачастую, если во время бесед разговаривающим приходилось расколоться на части по какому-либо вопросу, Нилуфар придерживалась мысли, что лучшее решение конфликта – отступление и принятие слов оппонента. 

Да и идея сестры поиграть в наживку не особо радовала – слишком опасно, рискованно и безрассудно. Когда охотишься на хищников, притворяясь жертвой, есть шанс, что роли в этой пьесе безбожно перепутаются между собой, грозясь запутать не только зрителей, но и самих актеров. В то время как предложение Хоглана девушке показалось более подходящим. Хотя и на его слова Нилуфар издала задумчивое, самую малость неуверенное «мгм», которое, однако, больше походило на одобрение, чем критику.

Впрочем, птицы уже отпели свою песнь об этом происшествии, и поток разговоров направился в другое русло. До ушей долетали обрывки беседы, юница уловила что-то про Фроста, но особо не вникала, задумавшись о своем.

- Замечательно, - обронила короткую фразу-реакцию на согласие родных присоединиться к вечернему чаепитию, и тут же засуетилась, оставив Хоглана и Рьюк один на один с уверенностью, что без неё сиблинги уж точно не заскучают.

И вот, спустя некоторое количество неимоверно долгих минут, перед всеми тремя членами семейства стояли чашки, наполненные испускающей клубы нежного и мягкого пара да благоухающей запахами трав жидкостью. Залитый кипятком, настоянный да заботливо процеженный напиток отдавал вкусом мяты и липы, а мед придавал ему легкой сладости.

Нилуфар поднесла чашку к губам с должным изяществом, и сделала небольшой глоток. Горячий травяной чай тут же обдал язык жаром, и все это вкупе с приятным ароматом заставило девушку улыбнуться.

- На самом деле, разговор больше касается Рьюк и всей этой истории со школой, - начала юница. – Я не хотела откладывать его на завтра, но понимаю, что все мы устали, а посему на долго никого не задержу, - сделала еще один глоток, пуская из-под опущенных ресниц взгляд на Хоглана, мол, много времени это не займет.

Нилуфар понимала, что присутствие брата вовсе не было обязательным, но сегодня он испытал стресс. И пусть сейчас ему кажется, что он сможет уснуть и без травяного чая, нервное перевозбуждение чревато последствиями, а проблемы со сном следует пресекать в корне. Тем паче, успокаивающие напитки в разумных количествах никому еще не пошли во вред.

- Просто хочу услышать твою версию случившегося, дорогая сестра. Без тайн и недомолвок, полностью, - замолчала, посмотрев пронзительным взглядом в очи эльфийки. – Ну а так же ту, которую мы собираемся рассказать маме. Что-то подсказывает мне, что они сильно отличаются, не так ли?

+2

17

[indent] И почему она всегда забывает о том, что можно воспользоваться магией? Ну то есть не совсем забывает, но в данной ситуации, в спокойной обстановке, когда мысли лихорадочно не скачут с одной на другую, можно ведь рассудительно подойти к важному вопросу. Как Хоглан, который предлагает воспользоваться начертальной магией, а Рьюк это даже и в голову не пришло. В ее побитую болезную голову, эх. Она списала свою недогадливость как раз на это самое.
[indent] - Было бы неплохо, Хог, уж точно я стала бы спать самую малость спокойнее, - согласилась Рьюк. Впрочем, она несколько кривила душой. Она и без того дрыхла как убитая и зачастую умудрялась проспать целые события.
[indent] А когда разговор-таки коснулся темы школы, она посетовала мысленно, что не изобразила из себя сонную больную страдалицу вовремя. Сейчас бы уже спокойно возлежала в гордом одиночестве на подушках, думала о том, как бы провернуть свой хитрый план, но сначала его требовалось придумать. В конце концов, об отчислении из Академии все равно узнают. В сравнении с какими-то грандиозными событиями это - мелочь. И Рьюк так себя успокаивала. Ведь сколько еще у нее будет таких школ, а? Она еще молода, полна сил и энергии, ее бы только направить в правильное русло. Правда, гресская школа славилась на весь континент, туда пристроить свою непутевую дочурку Айрис стоило немало труда. А Рьюк слишком долго продержаться там так и не удалось. Впрочем, она выучилась магии, она выучилась держать под кое-каким хлипким контролем свою психопортацию, а большего ей сейчас и не требовалось.
[indent] Под взглядами сестры и брата эльфийка, насупившись, молчала. Делала вид, что занята исключительно чаем, потягивала его нарочито медленно, будто смаковала лучший в мире эль. Но, конечно, ей уклониться от разговора не дадут. И ладно бы просто оперировать фактами - да, вот случилось такое дело, какая разница теперь, что послужило тому причиной? Рьюк глубоко вздохнула, поднимая взгляд на Нилу. Она, как всегда, права. И права в том, что важно отыскать подходящие слова для матушки, чтобы младшенькая не так уж сильно разочаровала. Оно-то все равно будет, разочарование.
[indent] - В общем, не очень приятная история вышла, - Рьюк замялась, а потом вдохнула, выдохнула и заговорила с новыми силами, - так уж вышло, что мне надо было выяснить один важный вопрос у одного учителя, я пыталась его найти в школе, а потом просто отправилась ждать его в жилой корпус у комнаты, где он жил. Ждала долго, села на пол рядом с дверью и задремала. И так уж вышло, что в этот момент шел один из этих лысых дурачков в мантиях по коридору. Ну я про советников. Он увидел, что я прилегла там на пороге, устроил настоящую сцену. Словно я там голой танцевала ей-богу! Еще и обвинял меня в том, что я была пьяна, а я не была! Ну... то есть я выпила полкружечки эля в таверне у Томаша. Ну, может, две по полкружечки, не больше! Я не была пьяна! Я просто устала от долгого учебного дня и долгого ожидания профессора, и так получилось. Ну не надо на меня так смотреть, вы же знаете, что я и удача родились в разные дни. Это был точно какой-то заговор против меня. Я уверена, что тот лысый дурачок специально искал повод, чтобы меня вытурить. Наверное, кто-то ему заплатил. Да, наверняка! А может я случайно прознала о чьих-то секретах? Может, он решил, что я подсмотрела, как он ходит к жене нашего сторожа? - Рьюк улетела в своих фантазиях совсем уж далеко, если удача была не на ее стороне, то воображением никакой бог эльфийку уж точно не обделил.

+2

18

Ах, вот оно что. Нилуфар просто хотела ещё раз разобраться со всей этой историей про школу. Ну так-то оно да, правильнее будет. Чтобы они услышали полную версию событий. И заодно успели до следующей беседы подумать о том, как и что лучше было сказать. Хоглан, конечно, тоже всё хотел услышать до конца и именно из первых уст.

Рьюк долго не решалась начать объяснение. Мужчина глубоко вздохнул. Он её не упрекал, нисколько не испытывал желания в очередной раз поучать или делать что-то вроде. А какой толк? Человек должен сам, своей головой доходить. Если пока этого не произошло – что поделаешь? Характер и привычки трудно было менять, это он прекрасно понимал.

Собственно, рассказ вышел именно таким, как он ожидал. Оборотень сам сомневался в том, что всё именно так, как обрисовала сестра. Но ведь и исключать такой возможности тоже было нельзя. За свои года и путешествия он научился ещё кое-чему. И прекрасно узнал, как могут вести себя в высшем обществе, тем более – если считают, что ты чем-то от них отличаешься, а уж тем более – выше или ниже по статусу или талантам. Да-да, конкретное положение дел было не важно. Достаточно было просто отличаться и попадать в неудачные, неудобные для всех моменты.

Может, Рьюк везло именно так. Не в то время не в том месте. Выслушав её историю, Хоглан задумался,  сам попивая чай.
-Ну так может... -Начал он, задумчиво почесав затылок.. -На том и сойдёмся? На жалость и заговоры упирать точно не стоит. Но просто напомнить о том, что некоторые представители общества… Скажем так, не такие светлые, какими хотят казаться. А Рьюк просто…  Не повезло со знакомыми, вот и всё. - Он пожал плечами.

Айрис тоже за свою жизнь наверняка узнала о том, какими могут быть люди. И что они могут сделать с окружающими ради достижения целей, сокрытия секретов.
-И уж разумеется, сами не будем кого-то прямо обвинять. – Свою дочь Айрис тоже прекрасно знает. И с самого начала поймёт, что часть вины Рьюк в произошедшем тоже есть. Глупо пытаться что-то скрыть и приукрасить правду. Она давно всем известна. Стоит только попробовать смягчить её и дополнить теми фактами, которые позволят более спокойно отнестись ко всему.

Хоглан посмотрел на Нилуфар. Она врать не любила, это точно. Но как иначе донести мысли до матери спокойно? Иногда без этого было не обойтись, как ни старайся. Чтобы помочь обеим сторонам как-то примириться.

+3

19


- В общем, не очень приятная история вышла,
- начала свой рассказ сестренка, и её вступительные слова Нилуфар поддержала осторожными кивками головы, мол, слушаю, продолжай, все мое внимание приковано к тебе.

Слушала тихо, молча, не комментируя, но все же не забывая бросать в сторону Рьюк выразительные взгляды между маленькими глотками теплого напитка. Отдельные части сей длинной истории вызывали у девушки чувства в край неопределенные да смешанные, после определенных обрывков фраз следовала молниеносная, мгновенная реакция: вопросительно изогнутая бровь, поддернутый легкой пеленой скептицизма взгляд глубоких озер, незаметные движения уголков губ то ли в молчаливой усмешке, то ли в блеклом оттенке осуждения определенных действий, по мнению Нилуфар, абсолютно не подобающих для юных мисс, - но вся эта едва заметная мимика скользила на лице мимолетно, тут же испаряясь, словно потухшие звезды.

- Ну не надо на меня так смотреть
, - просила сестра искренне и с чувством, но никаких альтернативных взглядов не предложила, а посему юница все так же продолжала буравить Рьюк взглядом, пытаясь сдерживать тяжелые вздохи, что с каждым разом все сильнее да настойчивее пытались вылететь из легких и сорваться с бледно-розовых уст.

- Что же, надеюсь, все было именно так, как ты говоришь,
- подытожила девушка, стоило последнему слову из губ Рьюк опасть, словно осенний лист, мягко опускающийся наземь под порывом холодного ветра, стоило звучанию её чистого голоса, напоминающего перезвон колокольчиков, смениться окутывающей уши тишиной, в которой все же еще звенели отголоски недавнего рассказа. - Как и на то, что из данной ситуации тебе удалось извлечь опыт да усвоить урок, который преподала тебе жизнь.

А меж тем, пока Нилуфар вновь отвлеклась на содержимое своей чашки, что неумолимо подходило к концу, знаменуя и скорый конец их семейной беседы, слово взял Хоглан, предлагая пути решения их небольшой проблемы с минимальными ущербами да потрясениями для всех членов семейства.

Их с братом взгляды пересеклись, и юнице совсем не понравилось то, что она в них увидела.

- Возможно, это имеет смысл, - все же, собравшись с мыслями, выдавила из себя Нилуфар, пытаясь подавить в себе вылезающие наружу принципы да убеждения, так неприятно щемящие сердце. - Айрис и в самом деле незачем знать всех… вопиюще возмутительных, - покосилась на Рьюк, - подробностей. Достаточно просто, ммм, рассказать в целом, не вникая в детали, - и даже несмотря на то, что юница все же согласилась с немного приукрашенной, самую малость присыпанной сладкой ложью историей да утвердила план, ей до сих пор казалось, что она чувствует на себе многозначительные взгляды сиблингов. – Надеюсь, вы не думаете, что беседовать с матушкой буду я, - но что-то шептало на ухо, что данной участи Нилуфар никоим образом нельзя избежать. Все-таки, она всегда была достаточно убедительной в своих речах из-за некоторых обстоятельств, да и подавать истории в наиболее смягченных вариантах умела неплохо. Пусть язык у девушки не был так же хорошо подвешен, как у Рьюк, но она отлично понимала человеческую натуру, знала, как обращаться с хрупкими струнами души.

+2

20

[indent] Ну на самом деле Рьюк не так уж и привирала. Скорее, она рассказывала не всю правду, опуская наиболее позорные части того случая. Черт возьми, Нилу смотрит так, словно сейчас вся от и до изойдет разочарованием. Как же она сейчас была похожа на Айрис! И Рьюк, полусидя на кровати с подушкой под спиной, мечтала провалиться куда-нибудь под одеяло, под кровать, под фундамент дома. Подальше, лишь бы не чувствовать на себе этот въедливый молчаливый осуждающий взгляд.
[indent] "Я ведь пришла сначала к вам, чтобы вы мне помогли, чтобы не были как мама, для которой я и так как пятое колесо, как... не знаю, вечная оскомина, - с большой долей вероятности Рьюк преувеличивала. Наверняка Айрис не относилась к ней так, наоборот даже, с самых малых лет эльфийка не могла грешить на отсутствие материнской любви. Просто у Айрис эта любовь выражалась по-своему. Впрочем, иной Рьюк не знала и попросту не с чем было сравнивать. - Почему нельзя просто посочувствовать. Иногда даже помощи не надо, а просто поддержки".
[indent] Но вслух Рьюк ничего не сказала. Только вздохнула и посмотрела на брата. Хоглан во всяком случае не смотрел на нее, как на главное разочарование всей его жизни. Она, впрочем, сомневалась, что его в принципе волнуют такие мелочи, как исключение из школы. Ну подумаешь - выгнали. Мало ли школ в мире?
[indent] Сама эльфийка не видела ничего сверхъестественно ужасного в своем отчислении. Это ведь не конец света. Она найдет себе другое занятие, даже если и не продолжит образование и не станет гуру магии одной или второй. Суть была не в том, что школу пришлось покинуть, а в том, что в который раз Рьюк посчитала, что вызовет этот взгляд у матери. Такой же, как у Нилу сейчас. И поэтому... Да, поэтому прозвучала эта фраза "не смотри на меня так".
[indent] - Хог, ты ведь прекрасно знаешь маму. Она захочет знать все в мельчайших подробностях. И если будет хоть немного сомнений в моих словах, - "как у вас обоих, например", говорил ее обиженный взгляд, - то она начнет задавать вопросы один за другим. И я даже не знаю, что хуже - если она поверит мне или если не поверит. Ладно, если не поверит... Ну я все равно не смогу ей сказать ничего другого, если только выдумывать на ходу. А если поверит? Нет, я сомневаюсь, конечно, что она помчится в Грес устраивать разборки, что меня несправедливо вытурили, но кто знает. Я ведь тоже не люблю несправедливость, - вздохнула Рьюк так, словно начинала новый виток своего рассказа. Ну и в действительности так и было, она ведь рассказала еще не все. - Я пыталась отстоять свои права. Как-то доказать свою правду. Но меня даже к директору не пустили. Так что я разбила ему окно и еще притащила целую корзину гнилой капусты, чтобы вывалить ее в кусты под окнами Туфли, это его секретарша. Такая скотина. Стояла между мной и Арканом, как будто я его сожрать собиралась ей-богу! Ну а капуста... это ведь не так страшно, просто она воняет очень сильно. Надеюсь, в ее кабинетике этот аромат держался еще долго.
[indent] Конечно, там были еще некоторые мелкие пакости, о которых Рьюк не стала рассказывать. Хватит и этих двух. У Нилу взгляд, наверное, теперь станет еще тяжелее, а Хоглан, придерживающийся извечной политики нейтралитета и спокойствия, на этот раз явно с осуждением покачает головой. Ну что ж... Рьюк насупилась и замолчала, полностью сосредоточившись на чашке чая. Если ее опять начнут отчитывать, ругать, рассказывать, какая она бесстыжая, невоспитанная и прочее, то не впервой. Но разве она не должна уметь постоять за себя, если чувствует несправедливость? Да, быть может, нашлись бы иные способы... Вот только в то время Рьюк, ведомая больше жаждой навредить, не думала о других вариантах.

+2

21

Хоглан правда считал произошедшее почти мелочью. Как торговец, уже изъездивший полмира и продолжавший двигаться вперёд… Он совершенно не понимал, к чему стоило останавливаться только на одном решении, чем-то себя ограничивать? В конце концов, в мире много занятий и самих школ, подумаешь. Не получилось здесь, наверняка получится где-то ещё. Рьюк молода, в два раза моложе его и Нилуфар. А молодости свойственно очень долго искать своё предназначение. Некоторые и до конца жизни найти не могут.

А потом Нилуфар сказала, что не собирается разговаривать с Айрис лично. Мужчина нахмурился. Ну вот, в такие моменты он даже жалел, что был таким рассудительным и серьёзным. Да и сёстрам не мог отказать.
-Ладно, я что-нибудь придумаю, раз желающих больше нет. -Он пожал плечами. Снова почесал затылок и подбородок. Ну ладно, за прошедшие годы он провел ни одни переговоры, с незнакомыми людьми, разве сложно выдержать одну встречу с родной матерью? Пусть даже сообщение для неё не самое приятное.

-Рьюк, ты знаешь… Я умею уходить от вопросов, самых серьёзных. Сделаем так, что у нее просто пропадет желание узнавать все детали. Лучше ты расскажешь сама, когда будешь готова.-Хоглан чуть улыбнулся. Ну с ним же Айрис не станет ссориться из-за такой чепухи.

Правда, при следующем повороте событий сёстры могли увидеть, как у оборотня один глаз несколько раз нервно дёрнулся.
-А вот твои… Поиски справедливости точно лучше оставить на потом.-Совершенно ясно сказал он, слегка покачав головой. Вот поэтому он и не стремился тратить время на такие вот вещи. Они обычно делаются под наплывом эмоций. В силу характера таких поступков, ничего хорошего из этого не выходит. Только трата времени и новое раздражение.

Он некоторое время молчал, иногда поглядывая в ближайшее окно.

-Ладно, я думаю, всё равно стоит поступить так, как задумано с самого начала. А потом… Пусть будет что будет, чего гадать? -Этого он тоже не любил. Вообще где-то застревать, хоть в прошлом, хоть в будущем. Первого уже не вернуть, а второе всё равно не предугадаешь с точностью абсолютно. Так чего, опять же, тратить время, забивая себе голову? По крайней мере, души и поведение живых существ точно предугадать полностью нельзя.

Он снова посмотрел на сестёр. Раз он будет разговаривать, то и ему решать, как поступать.

+2

22

Благо, брат не стал настаивать и с готовностью истинного, настоящего джентльмена от головы до пят галантно взял на себя ответственность за предстоящую беседу с матерью, и Нилуфар удостоила его одним из своих теплых взглядов благодарности, и лепестки её губ дрогнули в легком шелесте:

- Спасибо, Хоглан, - вздохнув при этом облегченно: как камень с плеч. – Мы у тебя в долгу, - юница считала, что имела полное право говорить за всех, ведь дорогой братец не её одну сегодня выручил: Рьюк он спас от нападения разбойничьей шайки этим вечером, а саму Нилуфар только что, в тот момент, когда освободил девушку от будущего неприятного разговора с родительницей, ведь сообщать не самые радостные новости, а потом видеть мгновенную реакцию на любимом лице, тоже было сродни смерти.

Меж тем, Рьюк продолжила свой рассказ, теперь уж во всю демонстрируя родственникам свое рвение к восстановлению справедливости да невероятно красочно описывая, какими именно способами эльфийка отстаивала свое честное имя после позорных событий.

Если бы Нилуфар в этот момент делала очередной глоток чая, она наверняка бы подавилась да ощутила острое желание зайтись в кашле, но, благо, сего не произошло, и девушка лишь сильнее сжала тонкими пальцами ручку своей чашки, так, что кончики их побледнели.

- Кхм, а еще лучше – найти иные пути этих самых поисков, - продолжила Нилуфар сразу же после своего брата, который тоже был не в восторге. – Конечно, нельзя отрицать, что твой капустный переворот тоже… имеет право на существование, но все же в следующий раз постарайся применять чуть менее радикальные методы. Радикальное – не всегда эффективное. 

В зародившемся молчании Нилуфар сделала последний глоток напитка, чувствуя, что тот уже разливается по телу приятным теплом, делая его будто бы ватным, неподатливым, тяжелым.

- Пусть будет что будет, чего гадать? – высказал свою мысль Холглан, а месяц, серебристое его сияние, с любопытством заглядывали в мерцающие ярким светом окна, всё думая думы о том, почему жители этого поместья все еще не последовали примеру большинства горожан и не отправились на отдых, не отдались объятьям ночи да сна.

- Ну, раз уж мы пришли к согласию, предлагаю на этом и закончить, - да и голос звучал сонно, целиком и полностью выдавая состояние своей хозяйки. Думалось уже плохо, а веки все норовили закрыться. Накатившая то ли от тяжелого дня, то ли от имеющего снотворный эффект травяного чая усталость дала знать о себе, стоило всем остальным эмоциям: беспокойству за жизни сиблингов в момент, когда их раненные тела предстали взору, ужасу от произошедшего на них нападения, блеклому оттенку разочарования от сложившейся со школой ситуацией, - померкнуть, отойти ненадолго на второй план.

Нилуфар поднялась на ноги, медленно, размеренно, зашелестела юбками, а затем заботливо сложила все три чашки да чайник на поднос.

- Сладких снов, - промолвила она напоследок, мягко улыбнувшись и сестре, и брату. А когда Хоглан покинул покои Рьюкте, помогла девушке с одеждами, подала одеяние, предназначенное для сна, и, когда сестра облачилась в ночное платье да была уложена в кровать, взяла поднос с чашками в руки, а посуда в свою очередь откликнулась характерным перезвоном, да потушила свечи. Перед тем, как погрузить комнату в приятный полумрак те зашипели от возмущения.

+2