http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Остров (не)сокровищ.


Остров (не)сокровищ.

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

https://funkyimg.com/i/32ZYA.png
http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/967/t43562.jpg

Время: конец октября 10605 года.
Участники: Мия, Элиан

Сюжет: Что может быть интереснее заброшенного острова с древним скальным храмом, некогда воздвигнутом прямо в недрах местной горы? Почти ничего, если вы - знаток и ценитель артефактов, к тому же, художник. Да, и вдобавок демоница с развитым чувством любопытства. Поиски ценных древностей - процесс крайне увлекательный. Сколько сокровищ может ждать на покинутой земле! Если только, конечно, древние руины не прячут от мира что-нибудь... Иное.

+4

2

Бесконечность прекрасна. Безмятежна настолько, насколько это возможно в случае огромного, вечного потока… Чего-то. Всего и сразу. В этом «все и ничего» даже может показаться, словно у тебя снова есть тело, и ты не только часть общего, но и отдельная частица в едином течении. Говорят, все воспринимают это «место», ядро всей временнОй системы по-разному – ну, те «все», кто там, вообще, оказывается, да еще и не за тем, чтобы исчезнуть.
Эль была здесь много раз, и всякий из них выдыхала с облегчением: ей сердце Времени всегда виделось и ощущалось, как огромные воды, чистые и светлые, наполненные солнцем и цветом тропической, голубой лазури. Здесь все теряло и обретало жизнь, здесь ничто не горит и не болит, в легкости этих «вод» невозможно ни жить, ни умереть. Лучшая форма забвения из всех, что не являются перманентными. Лучшая из возможностей отдохнуть и набраться сил для той, кому с рождения было отказано в даре перерождения и начала с чистого листа. И чья память, к сожалению, бессмертна ровно настолько же, насколько и сама сущность.
На этот раз вечный воин готовился к концу. К последней точке в этом виде своего существования. Ее не волновало, как рассудит великое мироздание: миссия окончена, и ей положена награда. А окажется ли она последней смертью и полным, бесследным исчезновением, или более желанным, но таким маловероятным чудом допуска в цикл перерождений... Леди Э'Тель было абсолютно все равно. И если вдруг что-то не решено, здешний покой - тоже неплохой "транзитный" вариант. По крайней мере, все это энное время айрес будет свободна от всех своих нош. Главную, впрочем, она уже сбросила: спасла и обнулила судьбу и сущность Алисы. Прошла через все ее реинкарнации, параллельные и побочные альтернативные линии, решила каждую из чертовых сопутствующих проблем, навешанных Велесом. Каждую! Игнис не имела ни малейшего понятия, сколько это могло занять времени в его истинном исчислении, просто знала, чувствовала, что много. Очень много. Сотни, а, возможно, уже и тысячи лет. И это стоило Светлой... Пожалуй, всего. Пожалуй, впервые она по-настоящему чувствует себя мечом, которому пора упокоиться в сокровищнице или склепе. И тогда, быть может, однажды из уставшего оружия выветрится напрочь въевшийся запах крови, пепелищ и тысячи дорог. Но лучше всего было бы, конечно, перековать этот меч во что-то другое.
"Хватит, прошу Тебя. Мне больше нечего сделать, больше нечего дать. Какой бы ни была справедливость для меня - отпусти!"
Здесь не было и не могло быть слов. Молитв, как ни странно, тоже. Единственным собственным импульсом, голосом и амбассадором в этом пространстве была мысль. Те, что принадлежали воительнице, были опасно близки к грани отчаяния - тихой, неприметной, без криков, надрывов и высоких тонов. И когда бесконечная "вода" вдруг ослепительно засияла теплым, мерцающим золотом, Элиан впервые испытала что-то, отдаленно напоминающее счастье.
Сейчас все закончится. Закончится! И даже если уже никогда не начнется нового - пусть так. Истощенная, измученная душа не колебалась ни секунды, возвращаясь к тому, из чего была создана: к чистейшему, первородному Свету.

Единственное, к чему Игнис не была, и попросту не могла быть готова, так это ко внезапному осознанию себя. Материальному. В мире. В пространстве. В... В теле?!
"Нееет-нет-нет... Нет! Быть того не может!"
Может, это какая-то игра подсознания? Возможно, такой странный этап прекращения существования? Эль цеплялась за любую, хоть сколько-то спасительную версию, но к горлу - горлу, которое у нее, похоже, снова есть! - подкатывал отвратительный ком леденящего ужаса: она слишком хорошо знает все ощущения, все до одного, что типично возникали при переселении в очередную физическую оболочку. И это он, тот самый процесс. Еще несколько мгновений, и она ощутит все конечности, плотность, вес, какую-то твердую поверхность под спиной - и чудовищную, вязкую слабость, буквально прижимающую каждую часть тела к тому, на чем лежит(?) пока еще внешне бездыханная, и как будто не совсем живая воительница. Впрочем, визуальное впечатление обманчиво... Потому что вскоре этот красивый, хорошо одетый "труп", почивающий в открытом саркофаге, над которым медленно осыпался магический купол, сделает судорожный, тяжелый и хриплый, но все же - вдох.
Мертвым дышать не нужно, но эта бледная, молодая женщина с пепельно-серыми волосами, определенно, уже не входит в их мрачные ряды.

+2

3

Три золотистых светлячка плавно водили хоровод над тёмной макушкой Мии и сопровождающие матросы то и дело отвлекались на них. Напрасно они это. Чародейство, конечно, дело удивительное, но под ноги и по сторонам сейчас смотреть гораздо важнее. Впрочем, пока были в море, капитан раз двести повторил, что бывал здесь ещё до рождения госпожи мага и ничего нового она не найдёт.
Может и так, но судя по карте подземная часть сооружения вовсе не ограничивалась двумя доступными галереями, а была значительно обширнее. И, в итоге, так оно и оказалось. Просто за всё это время никто не обращал внимания на потолок, плиты которого заходили друг за друга, но не соприкасались, оставляя достаточно широкий проход. Хотя забраться туда оказалось непросто. Похоже изначально это отверстие служило всё же, как оборонительный рубеж, а не как вход. Но в отсутствие защитников одно вполне заменяло другое.
Казалось бы, от кого можно обороняться на необитаемом острове. Но, если верить летописям, строили такие убежища в период вторжения на юг ледяных демонов с их летучими кораблями, так что предосторожности были совсем не лишними. Наверняка, и с воздуха всё защищено и замаскировано не хуже, а вход на склоне горы, это всего лишь незамысловатая ловушка для простачков, привыкших побеждать нахрапом.
Но Мию интересовала отнюдь не надёжность укреплений. Демоница просто подумала, что подшитая к мемуарам бывалого путешественника потёртая карта не фантазия и не абстракция, а копия с более древнего документа. Ведь такие убежища действительно существуют. Их известно несколько десятков и почти в каждом нашлось нечто исключительное. Уничтоженный на две трети захватчиками великий народ прятал в них самое дорогое и соблазн заглянуть в ещё не разграбленный тайничок был очень и очень велик. Но, видимо, не в этот раз. Верхний уровень коридоров совершенно не походил на место, заброшенное несколько тысячелетий назад. Пополнявшие на острове запасы воды мореходы может и не знали о его существовании, но кто-то здесь, определённо, бывал и довольно регулярно. С другой стороны, не факт, что этот кто-то что-нибудь отсюда забрал. Надежда всё ещё оставалась, и она подгоняла вперёд.
Двоих крепких ребят, изловчившихся забраться сюда вместе с Мией, тоже одолевало любопытство. Остальные топтались в импровизированной прихожей и Мия отсюда слышала треск факелов и ворчливо-удивлённые разговоры, сводившиеся в основном к тому, как это они сами не догадалась о потайном проходе. М-да, любую находку предстояло не только отыскать в этих лабиринтах, но ещё и вынести отсюда. Желательно незаметно. Особенно это касалось их же товарищей, уже прикарманивших себе какую-то мелочь. Госпожа чародейка против того не возражала. На горы золота она и не рассчитывала, скорее уж на книги. Может даже не магические. Исторические хроники из первых рук тоже прекрасно подошли бы.
Но, вместо эксклюзивной библиотеки или сокровищницы, в дальнем зале обнаружился обыкновенный склеп. Ничего не скажешь, внезапная находка. Это, интересно, чьё же бренное тело было настолько ценно, что его не закопали и не сожгли, а упрятали в такие дальние дали. Или просто приготовили для кого-то место, а оно так и не пригодилось? Могло случиться и такое. Косвенно на это указывало и отсутствие серьезных ловушек, которыми наверняка защитили бы особенно ценные останки.
Поэтому Мия недолго думая провела ладонью над крышкой и почти сразу же убрала руку. В самом убежище магии почти не было, зато ею здорово веяло от саркофага. Причём магией сильной и по ощущениям очень опасной.
– Тут нет ничего страшного, – несколько разочарованно качнула она головой, обращаясь к матросам. – Помогите мне заглянуть внутрь.
Парни заметно замялись. Всё же золото золотом, а жизнь дороже. Тревожить покойников страшновато, да и чародейке этой веры особо нет. Мия фыркнула и поискала вокруг, чем бы можно было поддеть крышку. Ведь хрупкой, слабой женщине иначе не справиться, а ставить всех вокруг в известность, что она вовсе не так слаба и хрупка, как выглядит, демоница не собиралась.
Вдохновлённые то ли личным примером, то ли жадностью, моряки тоже взялись за дело и, естественно, справились с ним куда лучше. Ожидая самого худшего, в последний момент Мия осторожно отступила к выходу. Плита поддалась, но ничего не произошло. Очень странно, ведь охранное заклинание точно было.
И тут демонице пришло в голову, что оно охраняло не содержимое саркофага от разграбления, а наоборот, не давало этому содержимому выбраться. Упрятали эльфы на необитаемом острове какую-нибудь нечисть, а она сейчас эту нечисть выпустила. Впрочем, из появившейся щели ничего не выползло. Да и смертью не пахло, если по-хорошему. Мия заглянула внутрь и увидела тело молодой женщины в церемониальных доспехах. По ним сразу становилось понятно, что это не иссушённый вампир, не лич и не прочее тёмное и ужасное, что стоило бы так тщательно запирать.
Загадка на загадке и загадкой погоняет. Мия потеребила кончик косы, прикидывая, чем может быть полезна такая находка. Но тут находка немного шевельнулась и совершенно явственно вздохнула. Кто-то из храбрых морских бродяг придушенно пискнул и оба не сговариваясь попятились от саркофага.
– Куда?! – сердитым шёпотом попыталась остановить их Мия, но какое там, обоих уже и след простыл.
Когда топот стих в глубине коридора, демоница недовольно поморщилась и повнимательнее присмотрелась к не совсем покойной покойнице. Она слышала о том, что бывает долгий сон, похожий на смерть, но утверждали, что способны на него одни лишь драконы. Все прочие живые должны были жить. Иначе они погибли бы окончательно и бесповоротно. А вот нежить такие фокусы проделывала очень даже запросто и Мия никак не могла определить, кто же перед ней.
Как бы то ни было, незнакомка явно сейчас слаба, ни чаровать, ни напасть толком не сможет. А если она действительно проспала несколько тысячелетий, то такая находка, пожалуй, ничем не хуже книги. В чём-то свидетельства очевидца даже ценнее. Мия осмотрела ближайшие поверхности в поисках объяснений, но то ли не там смотрела, то ли резчик не потрудился высечь здесь имя той, для кого готовил место упокоения, а заодно и причину её пребывания в таком состоянии.

Отредактировано Мия (18-02-2020 18:39:40)

+2

4

Окружающий мир медленно обрушивался на айрес, словно первые капли дождя, со всей очевидностью грозящего обернуться настоящим ливнем. Первым появилось нормальное дыхание и биение сердца, но само тело все еще ощущалось каким-то мертвым грузом, к которому прикована Небесная. Каждая конечность казалась каменно тяжелой "недвижимостью", которой невозможно даже пошевелить. Эта новость была так себе, но более чем ожидаемой. А вот слух... Слух принес вести куда более интересные.
Где бы ни находилась Эль, она была не одна. Значит, первое, что можно сказать об этом мире - пробудится она не в безлюдном месте. Как минимум - недостаточно безлюдном. Конечно, это не давало никаких гарантий относительно окружающих условий и наличия... Хммм... Вменяемой цивилизации вокруг. Более того, хорош ли сам факт наличия рядом других живых существ, это еще вопрос. Воительнице довелось пробуждаться в самых разных оболочках и еще более разнообразных стартовых условиях. Чего только стоило пробуждение в Хивене, где бывшую владелицу тела медленно добивал один из бездушных! Ох, да, была бы возможность - Игнис бы непременно дернула плечами, поморщившись: процесс вселения и без того та еще дрянь, а когда приходится сходу сопротивляться и бороться за сохранность обретенного тела...
"Ладно. Главное, чтобы не стремились сразу же разорвать в мелкие лоскуты. Со всем остальным работать как-нибудь можно."
Не то что бы Светлая так быстро приняла все, что с ней сейчас происходит... Она просто слишком хорошо знала, что паника и злость здесь бесполезны чуть более, чем полностью. Раз уж система отчего-то вновь заслала ее в какой-то мир - прежде всего стоит разобраться именно с этим. Где она, кто она, что она в этот раз, и какое у всего этого назначение.
"Алиса больше не должна быть причиной всего этого, ее судьба пришла к точке равновесия. Если только не обнаружилось нечто побочное, о чем не было известно заранее? Черт... Не хочу!"
"Не хочу"... Еще одно бесполезное чувство и желание. Оно интересует вселенную лишь в моменты принятия судьбоносных решений, фатального и бесповоротного выбора. Во всем остальном эта система блистательно владеет избирательной глухостью, слепотой и равнодушием.
В горле было отвратительно сухо, да и губы чувствовали себя не лучше. Слух, между тем, благодаря разваливающемуся энергетическому барьеру (магия?), наконец, выделил один, конкретный голос. Женский, и, судя по всему, топот резво сбегающих ног. А вот обладательница голоса осталась. Дамы, конечно, тоже бывают разными, но с ними чаще всего можно договориться. Также, в среднем, о каком бы мире ни шла речь, они любопытнее мужчин, и это также способно оказаться чем-то, что сыграет Небесной на руку.
"Хорошо, пора узнать, куда меня занесло."
Незримая искра Света обожгла все тело, сплетаясь изнутри в одну точку в районе солнечного сплетения. Обманчиво изящная ладонь "сверкнула" наручем облегченного, "парадно" украшенного доспеха, вцепившись в край саркофага, подтягивая за собой и торс. Наконец, открывшиеся, изрядно замутненные, прозрачно-зеленоватые глаза с тихим удивлением рассматривали окружающую обстановку. И... Девушку. Прелесть какая хорошенькая брюнетка, и даже, о, счастье, не источающая явной агрессии. Может, не так уж все и плохо?
- Не подскажете, где мы находимся?
Слова стоили Элиан саднящей боли и кашля, а каменная зала подозрительно напоминала склеп. А как "чудесно" мутило и кружило голову, ооо...  Странница даже на мгновение зажмурилась, прикрывая лицо свободной ладонью, не занятой удерживанием ее скромной персоны в сидячем положении.

Отредактировано Элиан (18-02-2020 20:41:29)

+3

5

Из своего не слишком богатого опыта общения с нежитью Мия поняла, что это не нежить. О том красноречиво свидетельствовал становящийся всё увереннее стук сердца. Не очень информативно, но хоть что-то. Впрочем, восстание из склепа-хранилища от этого выглядело ничуть не менее жутко и если бы храбрые мореплаватели не сбежали сразу, то, наверняка, сбежали бы сейчас. А Мия всё ещё наблюдала и, не смотря на совершенно человеческое лицо, человеческого в его выражении отчего-то сейчас сильно не хватало. А потом черты смягчились и демоница стала такой, какой её привыкли видеть.
– Это остров в Зелёном Море. Наверное, одна из бусин Жемчужного архипелага. Я не очень сильна в чтении карт. Капитан Рико скажет вам точнее, если не сбежит, как его матросы. – Она отстегнула с пояса небольшую кожаную фляжку с разбавленным вином. – Но вас, наверное, гораздо больше интересует не "где", а "когда"?
Мия медлила. Всё-таки не каждый день встречаешь такие удивительные метаморфозы. Но и прятаться от всего необычного не входило в её привычки. Вытащив пробку, она осторожно подошла ближе.
– Вот, возьмите. Только пейте маленькими глотками и не всё сразу. Похоже, вы давно этого не делали и в первый раз может не зайти. – Оценив надёжность каменного ящика, брюнетка присела на его край. – Меня зовут Мия. Я маг. Мастер иллюзий. Меня попросили помочь перевести старинную рукопись. В ней было упоминание об этом месте. Я понадеялась, что найду здесь ещё книги или другие свидетельства минувших дней, а вместо этого нашла вас.
Она говорила медленно и спокойно. Простыми, короткими предложениями, делая между ними продолжительные паузы, чтобы дать осмыслить услышанное и понаблюдать за возможной реакцией.
Реакции особой заметно не было. Если древняя особа и расстроилась из-за того, что кто-то помешал ей спать, то виду не подала. И уж точно не собиралась съесть нарушителей или чего-нибудь в этом духе.
– Сейчас десять тысяч шестьсот пятый год от сотворения мира. Начало сезона штормов. Это приблизительно середина осени. Только в это время Зелёное Море становится действительно судоходным. Зимой путешествовать не позволяют бури, а летом разрастающиеся повсюду водоросли. К востоку отсюда лежит Океан Спокойствия. Его назвали так в шутку, видимо. Потому что сезон штормов там вполовину дольше, да и сами они гораздо свирепее. Дальше за ним ничего нет, потому что это край мира. На север от Зелёного лежит Жемчужное Море. А на юге и западе у него есть берега. Мы пришли с западного. Из галад-берскгого порта. – Немного подумав, не забыла ли чего, и решив, что для первых минут после пробуждения информации более чем достаточно, Мия сделала ещё одну, самую долгую паузу, и только после этого спросила: – А как ваше имя? Кто вы и как здесь оказались?

Отредактировано Мия (20-02-2020 07:50:52)

+2

6

Маленький, простой и ясный ответ еще никогда не трансформировался столь быстро, и уж точно вряд ли становился при этом равным в размерах, громкости и устрашению помеси торнадо со штормовым громом.
– Это остров в Зелёном Море. Наверное, одна из бусин Жемчужного архипелага. Я не очень сильна в чтении карт. Капитан Рико скажет вам точнее, если не сбежит, как его матросы. Но вас, наверное, гораздо больше интересует не "где", а "когда"?
Айрес не верила собственным ушам: первая же географическая цепочка, названная девушкой, быстро откликнулась в памяти, как знакомая. Изумление настолько захватило без пяти минут пробужденную, что она не успела, да и в принципе не стала возражать той, что назвалась Мией.
"Не где, а когда? Ты неправа, милая барышня. Как никогда."
За словами последовала фляжка с питьем, и Эль просто согласно кивнула, поднося флягу к губам: вообще, это было крайне опрометчиво, но ей сейчас было чрезвычайно, абсолютно и совершенно все равно. Элиан слушала, обреченно ощущая, как от чувства узнавания что-то внутри скручивается и падает в незримую пропасть, прямо вместе со сжимающимся куском мышц, именуемым сердцем.
– Сейчас десять тысяч шестьсот пятый год от сотворения мира. Начало сезона штормов. Это приблизительно середина осени... Зеленое Море... Океан Спокойствия... Жемчужное Море... Из Галад-Берского порта...
Будь ей пара столетий от роду, леди Э'Тель бы непременно поперхнулась, выронила флягу из ослабевших рук, ощутила бы на себе удар правды со всей его ослепительной, ошеломительной мощью. Но когда возвращаешься в, казалось бы, давно забытый дом спустя время, вполне тянущее здесь на добрых три-пять тысячелетий - правда просто и привычно затягивает на твоей шее петлю. Очередную. С очередным же грузом, что должен был давно, сотни сотен раз раздавить, разорвать в клочья, стереть в порошок. Но... Небесный воин все еще здесь. Привычно стоит, привычно выдерживает что угодно, хотя, пожалуй, уже давно не понимает, зачем. В горле стоял ком, но женщина так и не сбилась ни в одном глотке, выпив все до капли. Опустевшая фляга была возвращена в руки невольной благодетельницы без железной твердости в руках, зато с пугающе ледяным спокойствием. Каким-то мертвецким.
- Значит, здесь прошла всего пара-тройка лет... Надо же.
Непохоже, будто северянка (а ее фенотип для здешних краев, безусловно, с этими волосами, глазами и кожей выглядит - севернее некуда) не расслышала простых и логичных вопросов Мии. Наоборот, магичке покажется, будто слушали ее даже слишком внимательно, особенно, для той, что еще недавно "маскировалась" под свежий труп. Вообще, это больше походило на серьезные раздумия перед ответом. И честно говоря, все это могло бы не выглядеть вообще никак, с голым нулем эмоций, или, наоборот, милая мисс давно могла бы получить прекрасно отработанный "набор" из неловкости, растерянности и "потерянной" памяти. Проблема в том, что Игнис было плевать, что о ней подумают и, пожалуй, отчасти даже - что с ней сделают. Она молча, очень сосредоточенно, на удивление точно расправлялась с застежками парадного доспеха, снимая и сбрасывая его части прямо на пол перед саркофагом.
- Вы не сможете наколдовать некую зеркальную поверхность? Хотя... Подождите, неважно.
Айрес упорно игнорировала отвратнейшую слабость во всем теле, "мутную" голову и ноющие мышцы, выбираясь из своей временной могилы. Здесь Мия будет наблюдать примерно то же, что и с флягой: очевидно, четкость и координация движений таинственной незнакомки должны быть куда лучше. Сейчас она истощена и ослаблена, и каждый шаг во весь ее, к слову, по-мужски высокий рост держится на исключительной силе воли и... Целеустремленности? Кроме того, есть ощущение, что ее ориентация в пространстве меняется буквально на ходу, по мере не то узнавания, не то просто появления некой информации в голове. Сначала она просто выбралась, поднялась и пошла на своих двоих, но спустя пару минут уже направилась к совершенно конкретному участку стены с полустертыми, древними символами и письменами.
- Сигил по центру... И третий справа. Должно быть здесь.
Даже не самого сильного прикосновения пальцев к верным участкам стены вполне хватило, и ее часть просто отъехала в сторону, открывая небольшой проход в маленькую потайную комнату. У одной из противоположных стен находился консольный столик с небольшим тубусом для бумаг, пара вещмешков и... Напольное зеркало. У него-то вся стойкость, сжатая в незримый кулак, и решила закончиться: странница медленно опустилась на колени, не отрывая взгляда от слегка запыленного отражения. Кажется, совсем не дышала, едва позволяя пальцам дотянуться до резной рамы. Внешность, которую она забыла. Лицо, которое больше никогда не должно было взглянуть на нее, ни в одном из отражений! Вот теперь ее голос дрогнул.
- Элиан. Меня зовут Элиан...

Отредактировано Элиан (19-02-2020 05:29:36)

+1

7

Судя по всему, убежище действительно было древним. Но Мия как-то упустила из виду возможность, что, несмотря на свой почтенный возраст, оно может использоваться и по сей день. Пара лет. Нужно было догадаться об этом сразу, как только она увидела содержимое саркофага. Никто не смог бы проспать несколько веков в таком виде, не говоря уж о тысячелетиях. Одной магической защиты тут было бы мало. Гость из таких давних времён должен быть помещён, как минимум, в глыбу льда, а ещё лучше в кристалл какого-нибудь самоцвета. Иначе тело бы давно высохло и истлело.
Но Элиан была жива и относительно здорова. А это прежде всего значило, что пора прекращать называть её телом. В остальном же Мия терпеливо ждала, что будет дальше. Терпение вознаграждается. Ей в любом случае расскажут о том, что здесь происходит. А вот сколько в этом рассказе будет правды, во многом зависит от выбора подходящего момента.
Зеркало Мия так и не создала. Попросту не успела. Элиан уже передумала и сама, словно по волшебству, тут же отыскала настоящее. Войдя следом за нею в тайную комнату, чародейка окончательно убедилась, что искать раритеты здесь бесполезно. Лучшее, на что можно было рассчитывать, это на какие-нибудь полезные вещички, оставленные для осведомлённых о существовании схрона посетителей. Но это всё равно, как залезть ночью в дом к соседям. Что-то полезное там тоже, наверняка, найдётся, но во-первых, это будет банальное воровство, а во-вторых, такого риска их нехитрое добро точно не окупит.
Слава воровки Мию совершенно не прельщала, хотя и не пугала, в общем-то. А ещё она чувствовала себя женщиной, потративший впустую почти месяц времени и приличную сумму серебром. Не самый приятный коктейль ощущений, но собеседнице, похоже, было гораздо хуже. У зеркала силы окончательно оставили спящую красавицу и та, как стояла, так и осела на пол. В какой-то момент Мие даже показалось, что Элиан просто лишится сознания, но к счастью этого не произошло. Кто знает, можно ли вообще её ронять после такого длительного сна.
– Не спешите так, – посоветовала она, приблизилась и положила ладони Элиан на плечи. – Не знаю, из-за какой великой миссии вы вынуждены были пройти через это, но если она благополучно ждала три года, то точно может подождать и ещё несколько часов. Вам прежде всего нужен вкусный бульон, а то и что-нибудь посущественнее, бадья горячий воды, массаж и чистая одежда. И только после этого имеет смысл думать об остальном.
"А мне нужны ответы... Но и с ними тоже придётся ещё немного подождать. Недаром же во всех сказках путников сначала моют, поят и кормят, а уж потом расспрашивают."
Со своими растратами Мия смирилась относительно легко. Да, древнюю диковину заполучить не удалось. Но зато какое интересное вышло приключение. И теперь её ждала ещё более интересная история. Пожалуй, потраченных денег оно всё-таки стоило. Хотя, капитан "Храброй устрицы" с нею едва ли согласится. По дороге на остров он без конца твердил, что там ничего нет. А теперь, наверное, будет повторять что-то вроде: "Я же говорил, что там ничего нет".
– Идёмте. Я знаю, где есть всё, что нам нужно. И прошу, поберегите силы. Нам ещё предстоит вас отсюда спускать, а вход там не то чтобы очень уж удобный, да и высоко.

Отредактировано Мия (20-02-2020 21:28:53)

+1

8

Как забавно: до того, как она покинула саркофаг, Небесную странницу заботил факт собственной сохранности и телесной целостности. И хоть немного волновала та причина, по которой ее вновь отправили в материально-физический план существования. Теперь же, видя в отражении то тело, которое никогда не рассчитывала встретить на своем пути вновь, теперь, когда она поняла, где находится...
Альмарен никогда не был для нее любимым домом. Почему-то родной мир с маниакальным упорством одной рукой даровал ей хорошее, а другой - тут же забирал вдвое больше. Прекрасная семья, пусть и с нюансами, на кои обречены все крылатые воины - которую она потеряла почти полным составом, не считая древнего предка, двоюродной сестры, племянника и дяди; а стоило ей вернуться и обрести хоть какую-то стабильность, наладить связь с оставшейся родней и работать на благо семейного дела, как в ее жизни произошли события, принесшие знакомство с Алисой. Самую странную, невероятную и долгую историю, так или иначе растянувшуюся на всю ее остальную жизнь. Да, именно так, на всю остальную - потому что то, что происходило сейчас, Элиан жизнью не считала. Все должно было закончиться на том, последнем мире и окончательном спасении мятежной, искалеченной души этой женщины! Все должно было быть так, а это... Ошибка системы, испытание, издевательство, что угодно, только не жизнь. Вернуться сюда, помня обо всем... Это наказание. Непонятное. Несправедливое!
"Какая разница... Вселенной все равно. Еще ни разу она не отвечала на вопросы быстро или прямо. Так... Нужно что-нибудь со всем этим сделать. Наверняка, упаковкой моего бренного тела занимались Антуан и Ниэн."
Эль только собралась подняться и обыскать все, что было оставлено в тайной комнатке, как почувствовала на себе легкие прикосновения Мии. Всего-то ладони на плечах, но в магическом восприятии тут же возник очень хорошо и печально знакомый "привет" от Тьмы. Обжигающе "едкое", дискомфортное ощущение, такое обычно вызывали существа с крайне темной природой. И, коль скоро это Альмарен...
"Вот даже как? Скорее всего, демон."
Нет, сильного тифлинга, конечно, тоже не стоит исключать, но в первый вариант Игнис верила больше. Уж очень явное, узнаваемое "послевкусие" от соприкосновения. Что же касается самой айрес, ее обнаружить сложнее. После первой, здешней смерти Алисы, когда она заключила договор и поступила на работу к Велесу и иным силам, на каждом из ее временных физических вместилищ стала появляться плохо видимая, полупрозрачная, светлая татуировка. Со внутренней стороны правого запястья. При некоторых обстоятельствах она, конечно, становилась различимой, но и тогда больше походила на украшение или дань обычаю, нежели на что-то серьезное. Ее функция заключалась в одном: скрывать сущность Эль, всегда, кроме того момента, когда сама Светлая пожелает использовать врожденные свойства своей души. Мысль Велеса можно оспаривать, считать недостаточно эффективной и вовсе не тем, что пригодится в путешествиях по мирам в первую очередь, но... Как показала более чем богатая практика, сокрытие сущности оказывалось разумным решением практически всегда.
– Не знаю, из-за какой великой миссии вы вынуждены были пройти через это, но если она благополучно ждала три года, то точно может подождать и ещё несколько часов. Вам прежде всего нужен вкусный бульон, а то и что-нибудь посущественнне, бадья горячий воды, массаж и чистая одежда. И только после этого имеет смысл думать об остальном.
- Миссия? Нет, скорее, я просто... Вернулась домой. Ваше волнение очень любезно, однако, переживать не о чем. Я не затрудню вас беспомощностью.
Обычно такие фразы звучат мягче, но голос воительницы был пуст. Вежливо пуст. Ни радости, ни горечи. Потому что этой демонице чужие эмоции, надо полагать, нужны еще меньше, чем вселенной. Леди Э'Тель аккуратно дотянулась до ближайшего вещевого мешка, тут же раскрывая нехитрый предмет для хранения и переноски вещей. Порывшись в его содержимом, айрес вытащила пару склянок и выпила каждую практически залпом. После чего, прокашлявшись, достала маленький сверток, а из него - что-то вроде дротика с тонкой, острой, как будто бы влажно блестящей иглой, и немедленно воткнула оный себе в бедро. Поморщившись от боли и выждав около минуты, она извлекла иглу, и... Просто прикрыла глаза, делая глубокий вдох. Кажется, с живой находкой Мии что-то происходило, и это что-то, определенно, улучшало ее состояние - да вот, взглянуть хотя бы на цвет лица...
- Я могу оплатить свое присутствие на корабле теми доспехами, что остались в склепной зале. Но, честно говоря, я бы предпочла отдать их вам, вы получите за них куда больше, чем та сумма, что в среднем полагается за одного лишнего путешественника. Доспехи не лучшие в мире, но это очень изящная, "парадная" работа. Желающие найдутся, не сомневайтесь.
Женщина поднялась на ноги, и это уже выглядело вполне нормально. Да и сама Элиан перестала "сиять" нездоровой бледностью, также, пожалуй, немного прояснился и ее взгляд. Второй заплечный мешок оказался зачарованным, иначе как в него вместился, например, хороший полуторный меч, какое-то мелкое вооружение и элементы укрепленной кожаной брони? Похоже, все, что было оставлено в тайнике, только и ждало пробуждения этой, как северяне называли женщин подобного типа, "валькирии".
- Как вы думаете, Мия, что станет вашим, и как мы договоримся с этим... Капитаном Рико? Без вас мне не выбраться, и я... Ценю и уважаю это обстоятельство.

Отредактировано Элиан (20-02-2020 21:12:29)

+2

9

– Похоже, возвращение домой получилось не очень радостным. Или вас просто встретил не тот, кого вы ожидали увидеть?..
Что ж, ситуация понемногу начинала проясняться. Спасать мир никто не помчится, как и топить его в крови. У Мии прямо от сердца отлегло. Меньше всего она хотела оказаться участницей каких-нибудь непонятных разборок. И неважно между кем и кем те бы происходили.
Возможно, для гордого демонического рода ей не хватало размаха. Но Мия выросла среди людей и ей нравилось жить среди них. Осознавать, что ты умнее, красивее, быстрее и сильнее всех, кто тебя окружает, на самом деле очень приятно. В то же время, Мия всегда помнила, что она не одна такая. Есть в мире и другие демоны, да и просто могущественные существа. Потому молодая демоница постоянно стремилась стать ещё лучше. Но не лучше, чем другие. Ведь она и так их превосходила. А лучше, чем вчера.
Именно потому, что в повседневной жизни сравнить себя было особо не с кем, красавицу влекло всё необычное. А тот факт, что зачастую это позволяло неплохо заработать, стал приятным бонусом к её увлечению. Но деньги никогда не ставились во главу угла.
Деньги полезный ресурс, но полезен он лишь до тех пор, пока тебе нужно что-то, что можно на них купить. У Мии было более чем достаточно таких потребностей. Но трепетная страсть к обладанию каждой монеткой ей свойственна не была. Вообще, если расставлять по полочкам приоритеты Мии, на самом верху оказались бы знания. Её очаровательная головка была наполнена множеством нужных и не очень фактов и теперь она видела перед собой очередной их источник. А ещё очень уставшую женщину.
– Вы ничуть меня не обременяете, – качнула она головой, убирая руки. – Я ведь сама приехала сюда, помните? И теперь мне тоже нужно вернуться. С вами или без вас, особой разницы нет. Так что считайте, что нам просто по пути. Конечно, будет здорово, если вы пойдёте своими ногами. Но стараться выглядеть выносливее, чем вы есть на самом деле это, право, лишнее.
Мой отец был из гирар и у них бытует поговорка: если взялся делать добро – делай до конца. Я нашла вас случайно, но тут уж точно не оставлю.

Она вернулась в комнату с саркофагом и со звонком принялась собирать части доспехов. Лёгкие, прочные, красивые. За них, действительно, можно выручить кругленькую сумму. А уж если зачаровать… Но тут взгляд чародейки наткнулся на часть рунной надписи, выбитой на внутренней стороне лат. Они уже были зачарованы и в комплекте явно составляли общий узор, призванный защищать носителя от тёмных тварей.
Тёмная тварь, державшая в руках его кусок, осторожно перевернула наруч вверх ногами, чтоб надпись не совпала, и положила к остальным частям. Ещё одна деталь островной головоломки под названием "Элиан" встала на место. Но Мия предчувствовала, что это только начало и сюрпризов ещё будет изрядно.
Впрочем, спуск из подземного убежища на берег их не принёс. Идти было жарко и ожидаемо тяжело. А когда Мия и её новая знакомая вышли на покрытый чёрно-белым песком пляж, оказалось, что шлюпки на нём уже не было. Только борозды от днища и следы множества ног напоминали о том, что здесь недавно высаживались люди. Хотя "Устрица" по прежнему стояла на якоре относительно недалеко от берега.
– Похоже, бравые морские волки решили, что вы меня съели, – вздохнула Мия и уселась на песок. – Нужно как-то дать им знать, что всё в порядке.
Она задумчиво пересыпала в ладонь горсть крупных песчинок, чёрных кусочков вулканической породы и белых крошек кораллов, а потом вскинула руки и в вечернем небе ярким заревом полыхнула надпись: "Рико, мерзавец! Только попробуй смыться и я всё расскажу Лайре!"
Что именно Мия могла рассказать неведомой Лайре так и осталось загадкой, но не прошло и десяти минут, как от короля отделилась маленькое бурое пятнышко. Шлюпка возвращалась обратно.

+1

10

Что можно было ответить Мие на вопрос о возвращении домой? Правду, пусть даже в максимально цензурированном виде? Ситуация была до того идиотской, что Светлая, признаться, не видела разницы или особой разницы в правде или удобной лжи. Они были равноценно бессмысленны.
- Есть те, что были бы рады моему возвращению. Но встречать... Встречать меня некому, мисс. Всегда некому.
В тело вливался небольшой запас столь необходимых сил. Из ниоткуда их не возьмешь, и небольшие магические заготовки, пусть и высокого качества, кардинально ничего не решат. Тем не менее, в первые сутки после вселения подобные средства - единственное, что способно скрасить печальную физическую ситуацию. Девушка, видимо, не понимала, насколько критично суметь встать на ноги, обрести нормальную координацию и, в целом, чуть меньше страдать от неизбежных "побочных эффектов". И, да, черт побери, не демонстрировать очевидную, критично серьезную физическую слабость. В иных ситуациях это здорово избавляло от лишних неприятностей, просто потому, что уж очень у многих некто раненый и слабый вызовет, скорее, инстинкт "добить", нежели помочь или оставить в покое.
- Это не старание выглядеть выносливее, мисс. Лишь методы, позволяющие здесь и сейчас не выглядеть и не функционировать, как полутруп. Позже мне, конечно, придется восстанавливаться самой.
- ...Мой отец был из гирар и у них бытует поговорка: если взялся делать добро – делай до конца. Я нашла вас случайно, но тут уж точно не оставлю.
Память услужливо подсказала, что здесь имеется ввиду человеческая этническая или социальная группа. Именно человеческая, никакая иная, и этот факт, как и изречение о доброте и принципах из уст молодой демоницы, выглядел весьма занимательно. Возможно, здесь бы стоило сказать "любопытно", но это было бы ложью. Эль не любопытно, она уже все это видела. Кто только ни умудрялся оказываться среди человеческих воспитанников или приемышей на ее памяти! Были даже такие экземпляры, как орки, огры и тролли. Правда, одну конкретную историю она бы выслушала с удовольствием. Судя по тому, что пока демонстрирует воспитанница этого, упомянутого ранее отца, он в своей тяжкой миссии оказался как минимум не безуспешен.
- Какой мудрый взгляд на мир у вашего родителя. Весьма благородно, что вы решили применить именно этот его принцип.
Айрес улыбнулась, размещая на себе оба вещмешка и маленький тубус с письмом, а также краем глаза наблюдала за тем, как Темная барышня "пакует" с собой доспех. Который сама воительница, кстати, впервые видит и ничуть не жалеет отдавать: именно для того он на нее и был надет. У нее, конечно, есть что продать по мелочи из вещей, на менее серьезные суммы. Да и потом, буквально день-два отдыха, и физическая норма к ней вернется, а, значит, и способность подзаработать наемничеством в нужный момент.
Спуск к берегу и впрямь прошел без неожиданностей. Главным образом, благодаря все тому же, вовремя использованному набору экстренных магических бустеров. Возникший "пробел" по части сюрпризов попытались взять на себя мореходы. Эль даже не сдержала слабой усмешки: воистину, смотри-ка, перепугались настолько, что дружно и мгновенно решили перестраховаться по полной. Вот только мисс, наверняка, немало заплатившая этим не очень морским, и не так уж волкам, хорошо знала, с кем имеет дело... Воительница почти рассмеялась, чего, признаться, сама от себя не ожидала.
- Роскошная, должно быть, женщина эта Лайра. Как минимум - характером боги ее точно одарили с лихвой.
Шлюпка еще толком не причалила, но те двое, что сидели в ней, уже смотрели на незнакомку рядом с Мией с настолько очевидно мощной подозрительностью, и ровно тоже ждало "гостью" на борту корабля. Такое ощущение, будто они все, все до одного с дивным единодушием решили, что неизвестная девица в любой момент грозит превратиться в чудище и сожрать всех. Вместе с кораблем, не иначе. Впрочем... На здоровье. Пусть фантазируют. С капитаном она кое-как объяснилась, точнее, убедила его в том, что является нормальным человеком, просто когда-то ей пришлось согласиться на долгий магический сон. Мол, так уж вышло, что поделать, таковы капризы судьбы. На постой Светлую, конечно же, определили к Мие, и вот здесь странница совершенно не собиралась играть в излишнюю вежливость и деликатность: ей действительно требуется адекватное спальное место и приемлемые условия для отдыха и восстановления. Так что, нет, милую барышню она все же потеснит.
На бадью горячей воды, конечно же, никто не расщедрился, но предоставленного было достаточно, чтобы умыться и ополоснуться. Магия надежно хранила пустое тело леди Э'Тель, так что, пока и этого было достаточно. Была и какая-то еда - нормальная, обыкновенная, Игнис не запомнила даже вкуса, просто наелась и, наконец, поддалась сну. Естественному, живому и целительному, а не тому забвению, что просто временно спасало бездушную оболочку. И проспала, без преувеличения, чертову тучу часов. 
Итого, спустя полтора суток, очень ранним утром, еще затянутым предрассветой дымкой, Элиан все же проснулась. Мир обрушился на сознание айрес сразу двумя новостями. Если начинать с хорошей, то ее самочувствие улучшилось, причем, весьма значительно. А вот если с плохой... Снаружи, на палубе, определенно, что-то происходило. Слишком активные звуки, многовато ног. Что-то... Не то.
- Мия? Просыпайтесь. Тссс, вопросы потом! На корабле что-то не так. Запритесь в каюте, а я пока узнаю, в чем дело.
Из зачарованного мешка был извлечен длинный кинжал, очень прочная леска, на брюки, пояс и укрепленный кожаный жилет поместился компактный набор метательного оружия. Для тихой разведки как раз сойдет. Вернулась она через полчаса, и такой Мия свою новую знакомую еще не видела: хмурую и сосредоточенную настолько, что она переставала казаться не то что человеком - вообще, живым существом из плоти и крови.
- К сожалению, у нас "гости". Не имею ни малейшего представления, как это произошло, но "Устрицу" постепенно захватывают. Всех ночных дежурных уже повязали - правда, еще не убили. Мне нужна ваша помощь. Там не то что бы очень светло, а вы ведь маг иллюзий, да? Укройте себя и меня чем-нибудь, что помогло бы сохранить эффект неожиданности. Будете продвигаться вместе со мной и блюсти нашу маскировку, все остальное я беру на себя. Сможете?

Отредактировано Элиан (24-02-2020 12:36:10)

+1

11

Отчего-то казалось, что Элиан ожила как бы не до конца. Сначала Мия решила, что это лишь последствия её общего состояния. Но нет, северянка сама по себе была какая-то бесчувственная. Или, может быть, просто чужая. С одной стороны с ней вроде бы всё было нормально, но в то же время где-то на грани восприятия ощущалось в этой женщине нечто чужеродное. Наверное, это про таких говорят: "Не от мира сего". Мия почувствовала это особенно остро, когда начала рассказывать про Лайру. Её слушали очень вежливо и внимательно, но слова всё равно уходили как будто в пустоту и казались лишними и ненужными. Это почувствовал и капитан Рико, долго и безуспешно искавший причину для отказа. И его матросы, тут же начавшие шептаться о проклятии.
Впрочем, вскоре все страхи улеглись и, когда корабль со следующим приливом снялся с якоря, Элиан уже мирно спала в их общей каюте. А Мия ещё полночи стояла на палубе, любовалась на крупные, переливающиеся во влажном мареве звёзды и думала, почему на двух женщин, между которыми вроде бы нет ничего общего, моряки реагируют абсолютно одинаково.
Милую, добрую красавицу Мию зачастую боялись и избегали. Страх быть отвергнутым и осмеянным живёт, наверное, в каждом. Даже без видимых причин. А уж когда они в буквальном смысле были на лицо, тут и говорить не о чем. Требовалось немало времени, чтобы это преодолеть. Собственно, так демоница и научилась терпению. Без него в людском обществе у неё вообще ничего бы не вышло. А вот чем именно окружающих пугала Элиан, пока было не очень понятно, как и слова, что она произносила во сне.
А та спала и знать ничего об этом не знала. Раз уж появилась возможность, Мия достала свинцовый карандаш и сделала на плотной, серой бумаге несколько её набросков. А ещё записала свои впечатления о путешествии и наблюдения за людьми. С тех пор, как начала делать для них магические предметы, она стала замечать, что у людской и демонической рас много общего. Как будто кто-то попытался слепить нейтральную и более контролируемую версию рилдировых первенцев и, в общем, неплохо в этом преуспел.
Вероятно, широта человеческих возможностей даже превосходит демонические, ведь их разнообразие действительно поражает. И это при том, что живут они ничтожно мало и до двадцати, а то и тридцати лет практически ни о чём не задумываются. Основная часть к этому возрасту не знает, что есть, как залечить раны, что надевать и так далее. За оставшиеся годы они успеют разобраться в этом и во многом другом, а зачастую и достичь внушительных успехов. Но потом человек гибнет, накопленные знания пропадают и следующее поколение вынуждено всё начинать сначала. Потому что учиться у старших, пока они ещё рядом, молодёжь очень часто попросту не хочет, или те не понимают, как важно передать свои знания.
Парадоксальные существа, одновременно великие и ничтожно-нелепые. Очень любопытный объект для наблюдения. Разумеется, Мию в основном интересовали особенности мышления и восприятия, но порой в записях мелькали и другие, не слишком относящиеся к делу детали и примеры.
Только успев выйти в открытое море, на рассвете следующего дня "Устрица" едва не увязла в дрейфующем переплетении стеблей морской травы. Рико был вынужден изменить курс, а матросы опять обвинили в свалившемся невезении её и Элиан. Капитан просил Мию не показываться на палубе и не нервировать ещё больше и без того нервничающую команду.
Делать наверху всё равно было нечего. Судно двигалось медленно, солнце пекло совсем не по-осеннему, а от плавучей груды мусора изрядно пованивало гнилью и тухлятиной, так что демоница с удовольствием согласилась. Она спустилась в крохотную, кое-как отделённую от основного трюма каюту, села, скрестив под собой ноги, и замолчала. Внутри и снаружи. Тишина постепенно успокоила разум, позволяя сосредоточиться и отделить его частицу.
Дальше можно было делать всё, что угодно, и демоница предпочла направиться домой. Частица была слишком мала, чтобы влиять на физическую реальность, но проверить сохранность своего имущества никогда не лишне. Мия нашла свой двухэтажный домик недалеко от торговой площади, спрятавшийся среди множества других мастерских. Пользуясь тем, что зимние дожди в этом году немного задержались, и отсутствием хозяйки, её служанка Фехрим разложила на крыше для просушки ковры, подушки и одеяла. В комнатах пахло горькими травами, изгоняющими хвори, насекомых и дурные намерения. Демоница терпеть не могла этого запаха, но Феха, видимо, понадеялась на то, что к возвращению госпожи всё выветрится. Хорошая работница, не болтливая, расторопная, чистоплотная и готовит вкусно, но упрямая неимоверно. Впрочем, у чародейки она работала давно и этот небольшой недостаток Мия научилась не замечать до тех пор, пока он не переходил разумных пределов.
Но тишина снаружи вдруг оказалась нарушена, а вместе с нею и сосредоточение. Квартал мастеров исчез, Мия открыла глаза и с недовольством и изумлением воззрилась на экипирующуюся Элиан. Спустя пару мгновений и она услышала на судне нехорошую возню, но удивления это ничуть не убавило. На взгляд Мии, каюта на корабле, который вот-вот могут пусть ко дну, место куда менее безопасное, чем та же палуба, а уж запираться в ней и подавно не стоит. А вот второе предложение ей понравилось гораздо больше и чародейка коротко кивнула.
Разумеется, смогу, – Мия как будто растёрла что-то между ладонями и "обсыпала" этим себя, а затем и Элиан. – Действие недолгое, но надёжное, – предупредила она, пока две женщины постепенно превратились в собственные тени, а после и вовсе исчезли. – А потом можем поиграть с обычным отводом глаз, – добавил бесплотный голос и послышался короткий смешок.

+1

12

Чужая магия охватила два тела, переводя их в совершенно иной план зримого, и даже отчасти - существующего. Странно, но, став невидимой, айрес отчасти... Обрадовалась? Ну, чем-то приятным это чувство точно было, точнее сказать сложно. Во всех мирах, какой ни вспомни, силы, позволяющие скрыть видимое, Эль очень импонировали. Грязную работу всегда легче делать в таком состоянии, при котором противник и жертва попросту не увидит ни лица, ни взгляда. Так всегда легче, даже если речь идет лишь о нейтрализации живых целей.
Страшно подумать, во скольких лицах они ее запомнили. Целая армия мертвых, спящих в бездонном озере, где вместо воды - кровь. "Воды" этого озера всегда будут ждать леди Э'тель в ее снах, так или иначе. Но страшнее всего - дно... Дна в этом "водоеме" всегда нет. Вероятно, потому, что убитые на пути странницы были, есть и будут. Бесконечная, уже давно бессчетная величина.
Которую сейчас придется увеличить в очередной раз, вне зависимости от того, чего бы воительнице хотелось на самом деле. Если этого не сделать, от рук менее честных существ погибнут относительно честные, те, что поспособствовали пробуждению крылатой. О, и сама Мия... Она, конечно, демон, и, по идее, непременно должна быть коварным темным существом, всегда и везде способным позаботиться о себе. Так-то оно так, но Игнис пока чуяла в ней лишь не очень опытную девушку. Куда та денется в открытом море? Кого сможет спасти - элементарно из инстинкта самосохранения и понимания, что любым кораблем кто-то должен управлять? Без команды здесь далеко не уплывешь, морское судно вам не лошадь или повозка, и вот эта истина уже была справедлива не только для Темной, но и для Светлой. Даже если бы одна из них вдруг оказалась моряком, это бы не сильно помогло без дополнительных толковых рук и голов. Поэтому... Увы. Кому-то сегодня придется умереть, и это должны быть не люди с "Устрицы", и не юная демоница.
- Держитесь чуть позади, постарайтесь как можно дольше не обнаруживать своего присутствия. Даже если перед вами окажется не враг.
Почему Элиан просто не подняла тревогу? Потому что слишком хорошо видела, какова ситуация наверху. Именно сейчас громкость уже не принесет никакой пользы. Те, что должны были быть готовы ко всему, уже выведены из строя, а остальные... Какова эффективность внезапно разбуженной толпы мужиков, в то время как враг уже находится в господствующей позиции? Все верно, теперь открытое, хаотичное столкновение лишь сделает все хуже.
Двое хмурых детин уже направлялись в сторону спуска к каютам, но до лестницы так и не добрались. Что-то "неведомое" свернуло шею одному из них, а затем схватило второго, толком не успевшего понять, как все это произошло, со спины. Удушающий захват, помноженный на физическую силу (пусть даже еще слегка ослабленной) айрес был быстрым. Следующую двоицу захватчиков постигла примерно та же участь. Вообще, тактика у Эль была ужасающе простая, скучная и точная: каждый раз она просто выбирала цели, передвигающиеся малочисленными группами, по двое или трое, дожидалась их следования до менее освещенной, подходящей точки пространства, и всё. Дальше в дело неизменно шло как метательное оружие, так и собственные руки. Спустя какое-то время количество тел достигло двух десятков, а Мия, тихой тенью державшаяся поблизости, так и не увидела в своей спутнице хоть каких-нибудь изменений. Любых. В ней не было ни сожаления, ни страха, ни горечи, присущих Светлым, вынужденным убивать. Не просматривалось в ней, впрочем, и ни капли кровожадности, азарта или хоть какого-нибудь удовлетворения, что могло быть более присуще Темному воину. Все, что "выдавала" ее внешность, видимая Мие как создательнице иллюзии, так это совершенно непробиваемую, непоколебимую сосредоточенность и чрезвычайно обостренную внимательность, чуткость к окружающим территориям. И если поначалу это выглядело понятно, даже логично, то теперь... Чем больше видела Темная, тем более жуткая перед ней складывалась картина. Впору было усомниться в том, что Игнис, действительно, живая личность, а не оживленный инструмент, не какое-нибудь магическое оружие, заточенное в оболочку из плоти и крови.
Привычная, сухая работа рук и чудовищно точного, словно безошибочного чутья - вот так выглядела каждая из смертей, увиденная синеглазой магичкой. Пираты (или их наемники? кто знает) были просто устраняемыми препятствиями, не более того. Их гибель была неизменно быстрой и абсолютно обезличенной. И это, если хоть на минуту вдуматься, по сути своей страшнее любой, самой красочной резни.
- Что ж, теперь их должно остаться немного. Старшие по статусу, возможно, их капитан уже тоже здесь.
Флегматично сделав это замечание вслух лишь для того, чтобы демоница понимала, что примерно их ожидает дальше, Эль вытерла один из своих метательных ножей и забрала клинок одного из новоиспеченных покойников.
- Полагаю, та маскировка, которую вы создали перед выходом на палубу, уже истощилась? Так... Судя по голосам, нам туда.
Теперь, когда они обошли всю верхнюю часть корабля и дошли до последнего неисследованного и незачищенного участка, тихо приближающимся дамам открылась совершенно замечательная картина: связанный Рико, группа сильно недружественных лиц в количестве пяти человек, и... Еще один моряк с "Устрицы"? Да, но он-то как раз не связан! И явно намерен лично проследить за тем, чтобы жизнь уже не его командира оборвалась как можно скорее.
- Черт с ней, с маскировкой. Вот теперь уходите, Мия. Поднимайте тревогу.
Оставив девушку в укромном уголке, точнее, за так и не разгруженными ящиками, айрес вышла из укрытия. Внимание пиратов переключится на высокую незнакомку самым радикальным из возможных образов: увесистой бочкой, с размаху влетевшей в их недружелюбную компанию, и разумеется, сбившей с ног большую часть из присутствующих. Особенно, тех, что покушались на целость и сохранность капитана Рико.
Последним, что в этой сцене увидит и услышит удаляющаяся демоница - характерный металлический "блеск" и звуки обнажаемых клинков. Впору было бы подумать о некоторой "книжности" складывающейся сцены: благородное спасение капитана, противник, превосходящий численностью, уже никакого эффекта неожиданности... Но Мия-то знала - это, фигурально выражаясь, их "заперли" с Элиан, а вовсе не наоборот. Рико непременно будет жить, возможно, и "крыса" из его команды - тоже. А позвать тех, кому повезло спать пониже и все еще не быть плененными, пожалуй, все же стоило...

Отредактировано Элиан (01-03-2020 22:46:23)

+1

13

Пропахшая морской солью и корабельной смолой темнота тихо говорила с ними писком испуганных крыс, потрескиванием масла в лампах, шорохом шагов, звуками наполняемых воздухом лёгких, стуком сердец. Но люди всего этого не замечают, не слышат, для них это просто фон. Потому и шеи у них ломались как будто без причины. Ну, без видимой причины так уж точно. А Мия зачарованно наблюдала за всем этим и, кажется, она разобралась, кто же такая Элиан.
Любимое дело может сказать о нас очень многое. Зачастую ему подчиняется всё, что только может появиться в жизни. Все антипатии, пристрастия и привычки. А в том, что это дело любимое, демоница не сомневалась. Потому что нельзя так восхитительно хорошо научиться делать то, к чему не лежит душа.
Но и любимое дело может утомить, если пренебрегать отдыхом. Может даже опротиветь, если слишком злоупотреблять своими умениями. Впрочем это, определённо, был не тот случай. Благодаря удачному стечению обстоятельств Мия наконец-то по-настоящему познакомилась со спящей красавицей и отправилась собирать матросов совершенно довольная собой.
Троих она нашла связанными, одного с разбитой головой, но, удивительное дело, ещё живого. Возможно, теперь ему даже помогут, а может и нет. Пройти такой долгий путь, полный планами, надеждами и мечтами, чтобы всё вот так единым махом оборвалось и утратило ценность. Была в этом особенная глубокая мудрость, которую, как правило, постигают слишком поздно. Смерть завораживала, но её последствия выглядели отвратительно и вызывали лишь досаду. Брезгливо перешагнув лужу крови, Мия снова спустилась в трюм. Никчёмные останки, способные лишь напоминать о том, как скоротечен чарующий момент истины.
В общем трюме запах моря перебивали другие, куда менее приятные. Так пахнут двадцать с лишним давно немытых, обожающих чесночную похлёбку и ром мужчин. Будить каждого из них и что-то объяснять и доказывать чародейке показалось слишком долгим и утомительным занятием. Вместо этого она тихонько прошла немного дальше и отыскала среди подвешенных к балкам гамаков тот, в котором спал Большой Бо.
Бо действительно был большим, прямо-таки огромным темнокожим лысым дядькой с болтающимся на шее белым и острым рыбьим зубом. А ещё он был помощником Рико и Мия решила, что если поднять его, то с остальными проблем точно не возникнет. Но поднять того, кто на голову тебя выше и втрое тяжелее тоже оказалось не так-то просто. Демоница потрясла его за плечо, позвала по имени. Безрезультатно.
Тогда Мия ухватилась за край и легонько крутанула гамак. Тот послушно перевернулся и с грохотом вывалил содержимое ей под ноги. Содержимое очнулось и первым делом, даже не потрудившись встать, помянуло незлым, ласковым словом шутника, избравшего такой изощрённый способ самоубийства. Потом Бо проморгался, увидел перед собой чародейку и, похоже, немного растерялся. Даже перестал перечислять с какими морскими гадами и по каким именно причинам столь беспардонно разбудивший его наглец состоит в родстве.
- Там пожар на палубе, - воспользовавшись мгновением тишины, сообщила ему Мия, для убедительности указав рукой в сторону выхода.
Пожив среди людей, она неоднократно убеждалась, что крики о грабежах, насилии и убийствах никого не трогают. А вот пожар совсем другое дело. И в этот раз тоже сработало безотказно. В трюме начались грохот, шум и беготня. Но, естественно, когда ошалелые, взъерошенные матросы выскочили на свежий воздух, никакого пожара не обнаружили.
Чтобы не расстраивать их ещё сильнее, Мия всё же устроила некое подобие иллюзорного пожара. Взметнувшийся к небу столб "пламени" осветил всё вокруг и рассыпался над водой миллионом искр. Большинство из них беспрепятственно разлетелись в стороны, но часть наткнулась на некую преграду неподалёку, подсветив очертания ещё одного корабля и горстки людей, пытающихся добраться до него вплавь.
- Проще было один раз показать, чем пытаться объяснять на пальцах, - извиняющимся тоном произнесла чародейка. – Но если по существу, то вас только что пытались ограбить и, возможно, капитан пока ещё в опасности.
Последние слова произвели впечатление ничуть не меньшее, чем упоминание о пожаре. Но, добежав до двери в надстройку, в которой обосновался Рико, моряки увидели весьма своеобразную картину. Самая светлая из их пассажирок как раз занималась тем, что освобождала капитана от верёвок. Сие благое деяние она совершала, сидя на одном из членов команды, лежащем в крайне неудобной позе, уткнувшись лицом в дощатый настил. И дополняли этот прелестный натюрморт с очень недовольным недожаренным гусем несколько разбросанных тут и там покойников.
- Э-э-э... - глубокомысленно протянул Большой Бо и задал самый главный философский вопрос всех времён и народов. – Какого хрена? – изрёк он и все остальные дружно закивали, подтверждая то, что им бы тоже очень хотелось это узнать.

Отредактировано Мия (03-03-2020 20:56:05)

+1

14

Наконец, то, чем предстояло заниматься Эль, не было убийством. Прежде всего это было сражением, а этот процесс, в отличие от простого устранения, в некотором роде священен. Те, кто сражаются в открытую, пусть и не на своих условиях... У них есть шанс. Шанс закончить все иначе, возможность испытать свою судьбу, как, впрочем, и свой разум. Единственный оборотень из всей честной компании был также и первым, спрыгнувшим за борт. Айрес и не думала его останавливать, как, впрочем, и любых "последователей" его удивительно здравого примера.
Хороший солдат знает, когда отступить. Хороший боец знает, когда стоит проиграть любым доступным способом. Хищнику ведомо больше них обоих: он чует смерть до того, как она ему покажется. Умеет различать, подобралась ли ее тень слишком близко, и есть ли смысл спасаться. Среди людей хищники встречаются редко, правда, страшное сочетание воина и хищника - явление еще менее частое. И, пожалуй, так оно и к лучшему, во всяком случае, для мира...
К несчастью для остальных, единственный носитель истинно острого чутья и тонкой интуиции их уже покинул, а то самое сочетание, которому лучше не рождаться слишком часто, стояло прямо перед ними. В голове Небесной шум моря сливался с негромким, но поразительно четким и мелодичным звуком шаманских инструментов - барабана, бубна, костей и дальнего флейтового эха. У крылатого народа не было земной родины как таковой, но сердцем Игнис всегда была ближе к снежным просторам Севера. Таков ее дух, он и сейчас обращался к одному из ликов Северной Традиции, "подсмотренной" в чужих мирах. Эта руническая формула как нельзя лучше подходит для агрессивной защиты "своей территории".
"Ehwaz..."
Далекая, неизвестная здесь руна, в том, одном из десятков других миров, она означала удачу в обстоятельствах и символизировала божественного коня, способного унести от беды и найти нужную дорогу. Если присмотреться, троим пиратским головорезам не повезет под схему движений, напоминающих по форме заглавную "М". Такова внешне и Эваз. Сбить за борт одного врага, смертельно ранить в шейно-грудную зону второго, подсечь и также столкнуть за борт третьего. Шаманский напев и ритм усиливается точным звоном стали, даже жаль, что эта мелодия не слышна никому, кроме Светлой.
"Algiz..."
Рико все еще связан, и, разумеется, его жизнь по-прежнему в опасности. Альгиз, символ защиты, обращения к высшему и божественному, священного древа Иггдрасиль, внешне он сильно напоминает очертания простого трезубца. Оттолкнуть несчастного капитана, и тут же закрыть блоком, прямым и спокойным, устойчиво-упрямым, словно вонзенный в землю щит, а сразу после - вскинуть руки в двух поочередных, также относительно прямых и быстрых ударах, гарантирующих еще двум противникам изрядное оглушение и как минимум сломанные носы. Очередная порция громких всплесков за бортом означает лишь одно: пришло время остановить предателя. Поставить точку в чужой глупости, жадности и гневе.
"...Isa."
Крыса, она и есть крыса - будь его воля, он бы давно спрыгнул в воду, но сбежать не позволяли обстоятельства. Паршивец был слишком труслив, чтобы рискнуть своей сохранностью и прорваться к спасительному краю палубы под свист чужой стали и смертоносную скорость маневров. Поэтому, все, что останется Эль, так это пригнуться, сделать короткий рывок вперед, и распрямиться вместе со сногсшибательным ударом под дых - то есть, сделать ровно то, что подразумевает абсолютно прямая и вертикальная, словно боевой шест, иномирная руна. Остановить, оглушить, "поймать" врага.
Символизм в голове айрес заканчивается вместе с глухим звуком чужого тела, ошарашенно опадающего на дощатый пол, медленно тают и "звуки" шаманской песни. Самое время связать упавшему руки, и... Наконец, спокойно усесться прямо на лежащего мерзавца - разумеется, затем, чтобы подтащить к себе плененного Рико, и уже без малейшей спешки освобождать его от нехило затянутых веревок. Скоро должна вернуться Мия и, надо полагать, не одна...
- Проще было один раз показать, чем пытаться объяснять на пальцах. Но если по существу, то вас только что пытались ограбить и, возможно, капитан пока ещё в опасности.
- Э-э-э... Какого хрена?
Глубочайшее изумление самого здоровенного мужика этой посудины было не только встречено удивительным единодушием команды, но и чем-то со стороны Рико, совершенно не похожим на благодарность. Скорее, на желание шарахнуться подальше от "северянки", флегматично обтирающей позаимствованный пиратский клинок об одежду связанного моряка, все еще выполняющего роль живой софы.
- Корабль видите? Вон там, спешно снимается с якоря. Так вот, они успели высадиться и захватить всех дежурных. И все, сдается мне, благодаря вот этому "соколику" - ну, судя по тому, как он жаждал вас прикончить... Верно, капитан?
Все еще донельзя напряженный, хмурый Рико был вынужден согласиться. Против фактов, так-то, не попрешь. Да и жуткой девице он, выходит, обязан жизнью. Похоже, даже не он один.
- Так что, "какого хрена" - это не ко мне, мужики, но вот к этому славному парню. А такие мелочи, как предотвращение почти состоявшегося захвата "Устрицы" - признаю, моих рук дело. Кстати...
Игнис надоело сидеть на пленном, скамья или сова из него все равно так себе. Да и с местными моряками, судя по ни разу не любезным выражениям лиц, продолжать разговор лучше стоя. И вообще, эти ведь могут от таких переживаний захотеть продолжить разговор на повышенно-кулачных тонах.
- Забирайте "крысу", мне все равно, что и почему он сделал, зато вам, полагаю, крайне интересно.

+1

15

Во время озвучивания всех этих элементарных и очевидных фактов Мия стояла у входа в корабельную надстройку и недоумевала. Растерянность матросов была вполне объяснима. Ещё бы, такие новости посреди ночи. Но вот их глухое раздражение по отношению к Элиан она совершенно не понимала, хотя прекрасно его чувствовала. Поочерёдно заглянув в голову то к одному, то к другому, Мия обнаружила там, в основном, суеверный страх. И ничего похожего на её собственные эмоции.
Странно. Демоница чувствует, что спящая красавица не желает им зла, а люди нет. Ещё немного покопавшись в мыслях, она поняла, что зло было не в Элиан, а в них самих. Они боялись, потому что задним умом чуяли, что сложись обстоятельства немного иначе и забрызгавшая блондинку кровь могла бы принадлежать кому-то из них. А в Мие не было зла и за свою кровь она в кои-то веки не переживала.
Связанного моряка, жалко хлюпающего сломанным носом, звали Сауд. И он был одним из немногих, кто не боялся Элиан. Его сейчас куда больше пугала реакция товарищей по команде, а безразлично-спокойная северянка скорее заставляла шипеть от бессильной злобы. Эх, если б не она!
Если б не она, у "Устрицы" был бы новый капитан. Как Мия и предполагала, сам корабль захватчикам был не нужен. Они хотели сокровище, которое Рико и чародейка добыли на острове. Что ж, Сауд имел полное право затаить обиду, ведь если не вдаваться в детали, все остальные получили то, что хотели. А ему достанутся только разбитая рожа и смерть от зубов акул. Потому что именно так поступают с предателями.
Мия бросила взгляд в сторону второго судна, спешащего затеряться в ночной мгле. Если хотели сокровище, значит, знали о цели её путешествия с самого начала. Значит, следили. И напасть решили подальше от торговых маршрутов, где велик шанс столкнуться с военными кораблями эмира. Демоница поджала маленькие пухлые губки и нечеловечески-правильные черты её лица искривила презрительная гримаса.
Можно было ни секунды не сомневаться в том, что она ещё встретится с ночными до чужих сокровищ. Вероятно, это произойдёт сразу после возвращения в Галад-Бер, ведь, судя по всему, они соседи. Ведь соблюсти все условия можно было только если ночные разбойники стояли с "Устрицей" в одном порту. Интересно, Рико умеет узнавать знакомые корабли по корме точно так же, как узнаёт знакомых женщин? А может быть он узнал кого-нибудь из нападавших и уже в догадывается, кому открутить голову по возвращении. Оттого и вмешательства Элиан не хочет. Но и не боится её.
Мие казалось забавным, что из всей команды суеверного страха перед белой воительницей не испытывает только она сама, попавшийся преступник, капитан и шестнадцатилетний Тай, глазеющий на обеих пассажирок с искренним восхищением. Но в голове Рико царил сумбур и недобрые мысли по отношению к не случившемуся приемнику, а покопаться глубже мешал зачарованный браслет, который Мия когда-то сама же для него изготовила.
Испытав причудливую смесь гордости за хорошо выполненный заказ и досады из-за него же, демоница оставила мысли капитана в покое, достала вышитый шёлком платочек, подошла и стёрла алые капли с шеи Элиан.
- Не тревожьте и без того встревоженных бравых мореходов ещё больше – назовите цену, - негромко произнесла она.
И это мягкое, полушутливое замечание неожиданно перекрыло нестройный гул мужских голосов. Действительно, ведь белая женщина была такой пугающей не потому, что могла убить. Это здесь мог абсолютно каждый, даже Тай. Она непонятная – вот что страшно. Чего она хочет? Куда стремиться? Зачем помогла? Единственное, что о ней было известно наверняка, так это привычка к долгому сну. Привычка хорошая, но намерений ничуть не проясняющая. А Мия уже поняла, что ведёт их загадочную находку и чего ей не хватает, потому и говорила так уверенно.
- Скажите им, чего хотите в обмен на помощь. Они поворчат, успокоятся и пойдут все вместе пинать Сауда. Утром его утопят, мы с вами спокойно прибудем в город, а потом я схожу и спрошу у тех, кто пытался вас у меня забрать, зачем им это понадобилось. Не люблю оставлять дела недоделанными.

+1

16

Айрес была всецело готова к любой негативной реакции. Что было непонятным для Мии, в бесконечных жизнях крылатой составляло простейший, родной и привычный базис. Доверие? Дружелюбие к неизвестным? Толерантность к иным и чуждым? Сказка, несуществующие единороги, непозволительная роскошь, дарить которую леди Э'Тель не собирался почти никто и никогда. Исключения, конечно, случались, но настолько нечасто, что она помнила их все. Пара десятков случаев на сотни рабочих ситуаций, миров и измерений.
Так что... Ее все это даже устраивало. Коль скоро моряки не горят желанием допросить внезапную спасительницу заломанной в безопасно-неудобную позу и связанную по рукам и ногам - уже хорошо. А вот насчет сокровища, искомого пиратами - о, да, воистину смешная ирония! И поразительная вера в успешность разграбления, то есть, простите, разумеется, исследования древних храмовых руин. Восхитительно непродуманная, рискованная уверенность в ценности всех этих... Памятников старины в земле и камне. Бессмысленная и беспощадная тяга к материальному, к условному и зачастую очень призрачному богатству, которой у Эль никогда не получалось проникнуться. Как люди это делают? У них так мало времени, но зачастую их мимолетные жизни подчинены какой-то ерунде: дом побольше, чем у соседа, платье покрасивее, вместо дружбы и браков заключать сделки, и так далее. Все это можно понять, когда в итоге хотя бы наличествует некая высшая цель, когда все это должно поспособствовать конкретному результату, послужить главному делу своей жизни, et cetera. Но нет!
Впрочем, подобное свойственно не только людям, но и многим их полукровкам, казалось бы, имеющим куда больше времени для более осмысленной жизни, и тем не менее... 
- Не тревожьте и без того встревоженных бравых мореходов ещё больше – назовите цену.
"Что? Цену?"
Элиан почти не заметила, в какой момент демонице вдруг взбрело в голову подойти к ней, да еще с настолько странным намерением. Что она такое достала, прелестный девичий платок с деликатной вышивкой? Кровь айрес отстирать, между прочим, будет трудно. И потом, зачем она встает между "чужачкой" и командой корабля? И кровь, и всеобщая настороженность - какие мелочи, чтобы предпринимать ради них столько усилий за последние несколько минут...
- Я делала это не ради цены, а потому, что так сложились обстоятельства. Главным образом, потому, что мне слишком хочется прибыть в порт в целости и сохранности, на исправном корабле, а не в обществе отморозков с большой дороги.
В зеленых айсбергах чужих глаз, смотревших на Мию, все еще улавливалось легкое удивление. Изящная девичья ладонь с платком была мягко, осторожно остановлена - мол, спасибо, не стоит.
- Потому и цены у меня нет. Но за обратный путь ни я, ни мисс вам ничего не должны. Если что успели удержать с нее на этот счет - верните. Вода, еда и прочие ресурсы нам положены не меньше каждого из вас, пока не завершим путь в назначенном порту. Вопросы, возражения?
Освободившийся Рико на мгновение скривился, словно от зубной боли, однако, в конечном итоге именно он закивал первым, совершенно очевидно соглашаясь с более чем простым и разумным требованием самого нового их пассажира. В общем-то, невелики требования за то, чему лично капитан стал свидетелем в достаточных красках и подробностях.
- Прекрасно, что их нет. Я, пожалуй, пойду, не буду отвлекать вас от... Дел насущных.
У моряков была гора вопросов, к которой просто никто не решился притронуться. Да и "гостья" выглядела, пожалуй, не слишком настроенной на беседу. Быстро отвязавшись от местных, воительница отвела Мию в сторонку, и немедленно адресовала почтительный короткий поклон.
- Благодарю за содействие, Мия. Ваша магия во многих моментах была гарантом моей скорости и сохраняемого эффекта неожиданности. Это очень важно, не факт, что я бы успела все сделать настолько быстро и вовремя одна.
Рядом, на полу, лежали несколько чужих клинков, подобранных по пути. Ничего особенного, самые середнячковые экземпляры, но сдай их на суше кузнецу или торговцу, и с точки зрения сиречь бытовой бухгалтерии немедля обзаведешься вполне приличной суммой денег. Эль очень буднично обернулась на свои "трофеи", затем устремила взгляд дальше по палубе, и все же добавила к "благодарственной речи" один вопрос:
- Кстати, вы не знаете, где здесь держат воду, которой было бы можно умыться? С удовольствием бы зачерпнула себе ведерко.
Пожалуй, право уйти в сторону, собрать только годное оружие и не таскать тела она на сегодня всецело заслужила.

+1

17

Люди услышали именно то, что хотели. Это их совершенно не порадовало. Кому же понравится узнать, что половина работы останется неоплаченной? Но это были требования их уровня понимания. Справедливые требования. И светловолосая женщина, каким-то чудом доведшая до состояния нестояния не меньше десятка мужиков, сразу стала проще и понятнее. Само собой, место, где её нашли, всё ещё вызывало недоумение, как и продемонстрированные дамой навыки. Но, несмотря на все странности, никаких запредельных пожеланий у неё не было. И это успокаивало.
Пожалуй, если так пойдёт и дальше, они скоро привыкнут к ней больше, чем к Мие, которую понять так и не смогли. Маги, вообще, народ странный, и её терпели только потому, что это сулило прибыль без лишних неприятностей и за любящей рисовать чародейкой не было замечено ничего дурного. Потому что те, кто этого дурного заслуживал, обычно попадали в неприятности совершено без её участия.
Впрочем, в этот раз так оно и было. Сауд сам напросился. Мия посмотрела, как его уволокли, и пошла следом за Элиан. Она увидела и услышала всё, что ей было интересно, а жестокость, даже обоснованная, могла считаться увлекательным зрелищем только если встречала какое-никакое сопротивление. Избиение провинившегося, конечно, поможет остальным выпустить пар, но демонице смотреть на это не хотелось совершенно.
- Я тоже хочу добраться в порт живой, так что любая на моём месте поступила бы так же. В том числе и вы, - резонно заметила она в ответ на благодарность. – К тому же, ведь вы – моя находка. И, в некотором смысле, я за вас в ответе.
Если Элиан ещё не обратила на это внимания, то теперь, когда они были наедине и в относительно спокойных обстоятельствах, она могла заметить, что Мия ничего не боялась. Она как будто абсолютно не переживала ни за свою судьбу, ни за судьбу корабля. И это, действительно, было так. Нет, она прекрасно осознавала опасность. Но в то же время понимала, что переживания от неё точно не избавят. Так зачем тратить на них силы? Тем более, что помимо пустых переживаний, случившееся вызвало в ней и массу других, куда более приятных эмоций.
Начаровав небольшой светильник, Мия отвела её к стоящей под мачтой бочке с дождевой водой. Серьёзные ветра над Зелёным морем свойственны больше для зимнего времени, а вот дожди над ним случаются круглый год, так что это неплохой способ пополнить запасы. Хотя стекающая с парусов влага может считаться пригодной для питья лишь очень относительно, но для хозяйственных нужд она вполне подходит.
Воды под крышкой оказалось более чем на три четверти, а вместо ведра рядом висел большой кожаный бурдюк, от которого отрезали верхнюю часть и приладили плетёную ручку. Мия отошла в сторонку и, развернувшись вполоборота, присела на увязанные тут же мешки с орехами, которым не хватило места в трюме.
- Вокруг вас столько загадок и тайн… столько историй… - улыбнулась она, сложив ногу на ногу и поджав их под себя, чуть покачивая ступнёй в такт мерного плеска волн об борт. – Вы расскажете мне что-нибудь из них? То, что сами захотите. И если захотите, конечно. Я бываю очень любопытной и знаю это. Все так говорят. Потому постараюсь держать себя в руках. Но мне бы очень хотелось из услышать. Или даже увидеть… и нарисовать, - Мия мечтательно улыбнулась и убрала за ухо упавшие на лицо пряди. – А ещё я бываю слишком разговорчивой. Это я тоже знаю очень хорошо.
За репликой последовал смешок, а за полным событий вечером бессонная ночь. "Храбрая устрица" была не так велика и всё, что происходило на одном её конце, было прекрасно слышно на другом.
В стонах и хрипах Сауда было много боли, страха, ненависти и жалости к себе. А ещё Мия слышала в них эгоизм, терпение и… надежду. Он собирался стать капитаном, а капитану нужен не только корабль, но и команда. Значит, среди тех, кто недавно так недовольно смотрел на Элиан, были не только те, кто сожалел об уплывающих деньгах, но и те, кто хоронил угробленные ею возможности. Но подельников "предатель" так и не выдал.

+1

18

Эль молча удивилась тому, что услышала, совершенно невозмутимо ступая по палубе рядом с юной Темной.
"Находка. И ты за находку в ответе? К счастью, нет, причем, именно для тебя."
Можно ли считать живое существо находкой, словно предмет, клад, сокровище? О, если что-то о глобальном мироздании айрес за пройденные тысячелетия и поняла, так это то, что условно этом самом мироздании можно все. Приравнять живое к неживому, и наоборот; отдать все за технический пустяк, и, наоборот, обнаружить, что величайшее и прекраснейшее, в конце концов, тоже может оказаться чем-то чудовищным и безжалостным, пустым и никчемно слабым.
А вот слова про ответственность за что-либо... Вот это уже серьезный огонь для игр. Потому что это - не причина, а следствие. Ответственность - это всегда сделанный выбор, об этой истине леди Э'Тель знает, без преувеличения, всё. И это всё было прочувствовано, испытано, пережито на своей шкуре бесчисленное количество раз, в самых разных, порой даже невероятных обстоятельствах. Если ты принимаешь ответственность за что-либо, твой выбор не исчезнет, что бы вокруг ни менялось: время, пространство, оболочка, сам формат твоего существования. Будь ты лишь песчинкой в потоке Света (а бывало и так), никуда не деться от тех шрамов и отметин, что мы наносим себе сами. Всякий искренний выбор - такая "отметина", разница лишь в том, что одни все же "шрамы чести", а другие... Нет.
Мие не нужно об этом знать. Сколько бы ей ни было лет, ей попросту рано. И потом, отнюдь не это темноволосая прелестница видела в своей "находке", и вовсе не о том хотела бы слов и баек.
"Только что я могу тебе рассказать? Слишком многое. То есть, ничего."
Воительница отложила всю свою "трофейную" поклажу и компактное вооружение на пол, сама же очень буднично и небрежно сбросила с себя укрепленный, плотный жилет и распустила воротниковую шнуровку на рубашке. Удивительно, капли крови попали только на жилет и, собственно, тонкую, северно-бледную, розоватую кожу лица, шеи и ладоней. Всюду по чуть-чуть, так, пара разводов тут, несколько капель там, но Светлая зачерпнула чистой воды с очевидным... Почти с удовольствием. Да, во всяком случае, Мия бы сказала, что впервые видит в незнакомке что-то, похожее на удовольствие именно теперь, когда та старательно смывает с себя следы недавних, хм, "дел". Словно в нехитром процессе умывания, как и в самом контакте с водой, для нее есть нечто большее, нежели простые бытовые действия.
- С чего вы взяли, будто вокруг меня много тайн и историй? Лишь потому, что нашли меня спящей в древнем храме?
В теплых, оранжево-золотых проблесках рассветного солнца черты и улыбка молодой женщины показались мягче, добрее и человечнее. По крайней мере, в сравнении со всем, что можно было увидеть на ее лице ранее, с момента пробуждения.
- Я не знаю, чего вы от меня ждете, Мия. Боюсь, ваша находка - нисколько не сокровище. Не сокровище настолько, что ситуации, подобные сегодняшним, для меня ничуть не редкость. Более того, из чего-то такого и состоит вся моя жизнь.
Судя по шумовому фону на палубе, Сауда вскоре поведут на казнь. Воительница практически не глядя закатывает рукава рубашки заново - аккуратнее прежнего, возвращает воротниковой шнуровке приличный вид, и приглашающим жестом указывает демонице в соответствующую сторону.
- Казни, кстати, тоже можно назвать неотъемлемой составляющей моего, мм, призвания. Не знаю, как насчет волнительных историй, но однажды, в чрезвычайно далеких краях, я столкнулась с интересным обычаем...
На противоположном конце внешней палубы стало весьма людно. Избитый и "измочаленный" предатель кое-как стоял на коленях, ожидая своей скорой, кристально ясной и более чем незавидной участи. И, разумеется, классика жанра - рассвет. Прекрасное, особое время суток, как, впрочем, и закат. И в то же время почти жуткое - в том числе благодаря дивной, практически всеобщей и всеобъемлющей любви к назначению казней именно на эти периоды времени. Кто-то из моряков мрачно хмыкает сквозь зубы, связывая бывшему товарищу руки: да, его время точно на исходе.
- ...Который заключался в ритуале последней трапезы для приговоренных к смерти. Происходило это не повсеместно, а именно в тюрьмах. В день своей казни осужденный имел право получить такую еду, о какой попросит. Кто-то называл это роскошью, лишними тратами и привилегией, коих такие мерзавцы не заслуживают, а другие считали истинным знаком милосердия. А как бы показалось вам?

Отредактировано Элиан (27-03-2020 11:35:30)

+2

19

На мгновение демоница стала похожа на взявшую след гончую. О да, Мия была чрезвычайно любопытна. Она нащупала что-то, какую-то ниточку. И тут же снова упустила её.
- Я просто... надеялась, - пожала она округлыми плечиками, стараясь скрыть досаду за безразличием. – Но хорошо, нет так нет. Я больше не стану спрашивать.
Впрочем, минутное огорчение было тут же забыто. Точнее отложено до срока, как очередной занятный факт о новой знакомой.
Пока Элиан умывалась, Мия присела на край перил и поглядывала то на неё, то на пробуждающееся и наполняющееся золотом и бирюзой небо, почти такое же красивое, как лежащее на груди демоницы широкое ожерелье. Но особый её интерес вызывало происходящее на противоположной стороне палубы.
Когда больше количество людей собирается в одном месте, это всегда интересно. Особенно для того, кто слышит их мысли. Вот стоят отдельные люди, каждый со своей историей, заботами и переживаниями. Они видят одно и то же, но воспринимают это по-разному. Вот кто-нибудь начинает говорить, передавая свои эмоции остальным. Чувства разных индивидов униыицируются, попадают в резонанс, поддерживая друг друга и распространяясь дальше. Общественное мнение набирает силу и всё легче и быстрее поглощает индивидуальные. И вот уже нет отдельных личностей, но есть толпа, постоянно находящаяся в движении пластичная масса, из которой при наличии некоторой сноровки можно лепить что угодно.
Толпа не думает, не рассуждает, не испытывает угрызений совести и жалости. И, что самое интересное, однажды найдя ориентир и согласившись друг с другом, впоследствие люди начинают соглашаться по инерции. Чем дольше это продолжается, тем меньше они дают себе возможности для осмысления происходящего и тем более нелепые поступки готовы совершать и более абсурдные утверждения принимать на веру.
Удивительно, но получается, что людям, как насекомым, иногда свойственно роиться. И сейчас на "Устрице" можно было наблюдать нечто подобное. Действия команды, как единого механизма и страх двух-трёх человек, посмевших усомниться в правоте общества и воочию лицезреющих то, к чему это может привести.
- Едва ли осуждённых на смерть кормят из жалости, – рассеянно отозвалась она. – Скорее уж для большей зрелищности. Многое, конечно, зависит от вида казни, но это в любом случае представление, а значит, чем большее впечатление оно произведёт, тем лучше. Если человека утром накормить до отвала, вы же понимаете, что произойдет после отрубания головы или повешения? – Мия перевела взгляд на Элиан, чтобы удостовериться, что та достаточно осведомлена в вопросах физиологии, и улыбнулась так мило и приятно, что даже самый невнимательный собеседник сейчас задумался бы о том, что с этой девочкой что-то не так. – Пойдёмте посмотрим?

+1

20

Айрес незаметно наблюдала за реакцией Мии, и пока то, что она видела, было... К сожалению, абсолютно логичным.
Разочарование. Может быть, что-то наподобие досады - что именно бы ни имело место быть, Светлая вряд ли сильно ошибалась. Конечно, она ведь испортила беседу, не дала что-то, чего от нее ожидали. Вообще, Эль совершенно искренне не хотелось расстраивать девушку или как-либо портить о себе впечатление, но... Не было сил или глубинной мотивации и для строго противоположного. И в этом была не только опустошенность и усталость, но и честность. Да, не играть роль сокровища, занятной диковинки и спящей красавицы - это, прежде всего, честно по отношению к юной прелестнице, до сих пор делавшей в отношении своей "находки" только хорошее. В конце концов, уж если вдруг к ней придет разочарование, пусть сделает это сейчас: чем раньше, тем лучше.
- Дело вовсе не в том, будто вы спросили что-то "не то", Мия, отнюдь. Но я искренне советую задавать более предметные вопросы. Иначе я запросто могу рассказать, например, нечто такое, в чем вы совершенно не нуждались и чего не желали.
Воительница аккуратно развела руками, подтверждая свои слова почти извиняющимся жестом. Впрочем, именно что "почти". По-настоящему извиняться пока не за что. Зато прислушиваться и присматриваться, определенно, есть к чему.
- Едва ли осуждённых на смерть кормят из жалости. Скорее уж для большей зрелищности. Многое, конечно, зависит от вида казни, но это в любом случае представление, а значит, чем большее впечатление оно произведёт, тем лучше. Если человека утром накормить до отвала, вы же понимаете, что произойдет после отрубания головы или повешения?
Игнис совершенно спокойно кивнула, на пару мгновений замедляя шаг почти максимально.
- Забавно... Вы называли себя любопытной, но сейчас вас не заинтересовала ни одна деталь. Вы могли бы попросить уточнений: в каких краях принят такой обычай? Каким способом принято казнить в тюрьмах со столь необычной традицией? Вдруг казни бескровные, да и вовсе, публичные ли они? Что, если в них отсутствует "развлекательный" контекст? Вам неинтересно, вы предпочли поторопиться и построить свое мнение исключительно на том, что знаете и в чем, вероятно, уверены.
Женщина говорила удивительно спокойно. Ни капли осуждения или недовольства. Что совсем странно - даже удивления не было. Словно она увидела и отметила для себя некое... Совершенно естественное развитие событий.
- До странного человеческий подход для вашей братии. Конечно, идемте, посмотрим, если вас это развлекает... Милое дитя Тьмы.
Никакой иронии, никакой насмешки, никакой скрытой угрозы в бархатно ровном, приятном голосе. Правда, казавшаяся Мие надежно сокрытой, прозвучала так легко и мягко, что до юной демоницы дойдет сразу: ее "находка" каким-то образом знает, с кем имеет дело. Более того, знала, похоже, с самого начала. Кто такая сама воительница при этом - ну, помимо кровавого призвания и того, что явно не человек - по-прежнему было не очень ясно. А, и теперь Темная мисс точно знает, что ее странную спутницу, похоже, вообще не волнует расовая или энергетическая принадлежность. Да волнует ли ее хоть что-нибудь по-настоящему, всерьез?
Казнь уже началась, и была готова свершиться, когда приговоренный, несмотря на изрядную избитость, решил впасть в самую настоящую истерику. Впрочем, не бездумную: предатель, из-за которого могла пострадать почти вся или вся (разве же таким можно верить на слово, даже если у него и было несколько единомышленников на корабле?), возбужденно и нервно (в его-то положении? еще бы!) принялся оправдывать свои действия и во всевозможных бедах обвинять недостойное руководство, то есть, нынешнего капитана. Все-то у него было не так, а теперь еще и - посмотрите! - вместо прибыли и древних сокровищ он позволил привести какую-то психопатку. Типичные возгласы в стиле "она и вас всех положит", разумеется, прилагались. Эль заметно нахмурилась: дело было не в глупостях, которые он так старательно вещал на всю палубу, а в торопливой порче образа Рико в глазах прочих моряков. Последнему, кстати, хватило ума не поддаться, не сорваться и не обеспечить мерзавцу быструю гибель от своих рук, но ситуацию нужно было спасать, и немедленно.
- Капитан! Не кажется ли вам, что эта трюмовая крыса не заслуживает милосердного утопления?
Буквально секунда, обмен пристальными взглядами, и Рико согласно кивает. Он тоже понимает, что вовсе не в способе казни дело. Просто другого пути усмирения у него сейчас нет, и он отвечает той самой "психопатке" вопросом на вопрос. Громкий, четкий и чертовски правильный, он был о типе расправы, учиняемой над изменниками и предателями на родине Элиан. И сразу после был подкреплен приказом это продемонстрировать. Разумеется, Небесная не собиралась ничего делать своими руками. Более того, двое исполнителей из команды "Устрицы" были выбраны неслучайно: Игнис видела их взгляды и нервозную встревоженность. Им этот опыт будет полезен, а, главное, чрезвычайно нагляден. Теперь этим двоим придется лично сделать длинные надрезы на руках и ногах Сауда, и тут же выставить его на доску, давая какому-то количеству крови попасть в морскую воду. Сам неудавшийся пират и захватчик при этом будет сброшен вниз чуть позже.
- В Зеленом море в этот сезон нет крупных хищных рыб. Зато есть более мелкие, и они уже стекаются сюда целыми стаями. Мне нельзя здесь оставаться, я буду в каюте.
Вежливо кивнув Мие, женщина немедленно развернулась и покинула палубу. Капитан не обратил на это совершенно никакого внимания, он оставался на своем месте и смотрел на то, чего, вообще-то, совсем не желал, но признавал необходимым. Расчет был верным: все внимание, крайне пристальное, подсознательно-хищное теперь было направлено на Рико и ужасную кончину их бывшего товарища. Те из моряков, что останутся работать с владельцем "Устрицы", больше не усомнятся. Не захотят проверять. Здесь еще лучше, чем на суше, понимают язык силы и искусство угрозы.
Все, чего хотелось воительнице, переступившей порог отведенной комнатушки, так это упасть на свою койку. И как можно скорее прибыть в порт.

+1

21

- Забавно было бы, если б пообещав не задавать вопросов, я через пару минут вновь начала это делать, – заметила Мия.
А от более конкретных формулировок куда сложнее увернуться, поэтому собеседник вынужден либо давать ответ, который он давать не хочет, либо лгать, либо отказывать "в лоб", что зачастую тоже неприятно. На Востоке свои традиции и припирать человека к стенке невежливо. Даже словом. Пусть это и не человек. Что, действительно, было очевидно с самого начала.
От Элиан даже пахло иначе. Чем именно, Мия не знала, но уж точно не людьми. Больше всего этот запах напоминал запах нагретого солнцем металла. И двигаться как она люди тоже не могут. И видеть. И слышать. И лица у них не такие. По крайней мере, если не прибегать к магии. Мия знала всё об иллюзиях. Знала, какие детали соблюсти, чтобы они выглядели натуральными. Знала, на что обращать внимание, чтобы разоблачить чужие. И в принципе умела быть внимательной к деталям, так что скрыть от неё что-то было довольно сложно.
Элиан не человек. Ну, и что? Если пройтись по любому крупному городу, особенно по рынку, четверть тех, кого ты встретишь, будут не людьми. Мия сама не человек и она уже не раз убеждалась, что скрывать это бесполезно. А вот выдать себя в зависимости от ситуации за эльфа или тифлинга смысл вполне имеет. Но за тифлинга, конечно, предпочтительнее и надёжнее. Потому она не слишком удивилась тому, что её назвали тёмной. Должно быть, для Элиан это имеет значение, раз она подчеркнула именно этот момент.
Для тех, кто окружал демоницу в повседневной жизни, куда важнее были её умения и личные качества. Но, само собой, и происхождение дело немаловажное, особенно когда имеешь дело с незнакомцами. А послушав саму блондинку складывалось впечатление, что она сирота. Она не упоминала родных, встречать её всегда некому и имени рода, если то и было, не называла, как будто стремилась подчеркнуть свою обособленность и одиночество. Своеобразная женщина, что и говорить.
А тем временем на палубе уже собралась вся небольшая команда "Устрицы". Мия посмотрела на них и отчего-то подумала, что с Элиан моряки не стали спорить не по доброте душевной и не из природной кротости, а потому что опасались попасть ей под горячую руку. И только Сауду было на это глубоко наплевать.
- Хочешь жить? – молча спросила у него Мия.
Разумеется, Сауд хотел. Тогда она предложила ему договор: остаток его жизни в обмен на то, что три года из оставшихся будут принадлежать ей. Как минимум это означало, что Сауд проживёт ещё три года, и на пороге гибели такой вариант выглядел очень даже неплохо.
От моряка требовалось только потянуть время, пока верёвки на руках развязывались будто сами собой. Но с перепугу он немного перестарался и привлёк к себе больше внимания, чем требовалось. Зато и времени Мие хватило с лихвой, так что когда израненный преступник полетел вниз захлебнуться ему уже не грозило. Оставалось только снова забраться на борт и спрятаться в трюме, что на практике оказалось сложнее, чем на словах, но в итоге всё же удалось. А для верности демоница заперла горячего джигита в ларь со своими вещами и забыла о нём до самого прибытия в порт.

Галад-Бер встретил путешественников жарким послеполуденный солнцем, толкотнёй, роем мух и несвежим рыбным духом, но даже несмотря на это Мия была рада ступить на твёрдую землю. Хотя пока она искала повозку и ждала погрузки своих вещей, ей всё ещё казалось, что земля эта качается под ногами, будто палуба.
Север и Восток по-прежнему не понимали друг друга, но это ничуть не помешало демонице пригласить Элиан быть своей гостьей. Чрезмерной роскоши Мия не любила, считая что с нею слишком много хлопот. Она жила совсем не во дворце и не в пирамиде храма. Но всё необходимое молодой женщине она точно имела в достаточном количестве, чтобы этого хватило на двоих. К тому же, почти каждый дом в Галад-Бере по традиции строился так, что мог выдержать недельную осаду. Мие казалось, что Элиан непременно должна это оценить.
Фехрим не ожидала, что госпожа прибудет не одна. Оттуда, куда она уезжала, и привести-то, вроде, было некого. Пришлось в экстренном порядке готовить комнату для гостьи, но на том сюрпризы для бедной Фехи не закончились. Устроив Элиан, Мия принялась разбирать вещи и показала служанке Сауда. За несколько дней в душном сундуке соль разъела порезы так, что избитый и израненный моряк превратился в подобие трупа, разлагающегося не первую неделю. Всё обстояло настолько плохо, что сердобольная Феха даже не стала ругаться из-за его появления. Хотя слыханное ли дело, когда в дом, где живут одни лишь женщины, попал совершенно чужой мужчина? Но видимо, воспринимать так этот распухший кусок плоти ей было довольно сложно.
Переселив раненого из сундука в сарай и попросив Фехрим не забывать об ужине, демоница не без гордости показала Элиан своё жилище. Не считая подвалов с кладовыми, в доме было всего два этажа. Зато каких. Нижний разделялся на лавку, более проходившую на выставку диковин, книг и артефактов, и гостиную с низкой резной мебелью, усыпанной множеством пуфов, подушечек и подушек. Верхний – на четыре жилые комнаты, обстановка которых ясно говорила о том, что владелица не привыкла ни в чем себе отказывать. Дальше оказалась традиционная плоская крыша с террасой и, собственно, всё. Основная часть хозяйственных построек вместе с домиком прислуги пряталась в зелени заднего двора, отделённого от соседского забором в полтора человеческих роста.
Пока улаживались все эти не терпящие отлагательств мелочи, солнце успело закатиться за горизонт и по городу начали зажигаться огни и магические светильники. Тут-то Элиан и узнала, что попала к самой настоящей коварной демонице. Мия принесла ей сменную одежду, ведь то, что пролежало неизвестно сколько в древнем хранилище, целиком и полностью требовало стирки. Особенно после путешествие через море.
- У нас очень любят белый и зелёный цвета. А ещё вышивку и прочие мелкие, обильные украшения, - украдкой улыбаясь, Мия выложила на крытую полосатой шкурой постель штаны из тончайшей ткани с завязками на щиколотках, длинную рубашку с разрезами по бокам, огромный платок, чтобы не ходить по жаре с непокрытой головой, и металлический наборный пояс, больше напоминающий ожерелье. – Мне не терпится привести себя в порядок после путешествия. – Очевидно, для этого предполагалось не только выйти за ворота, но и проделать некоторый путь по вечерним улицам, иначе новый наряд едва ли понадобился бы. – Вы же не откажетесь составить мне в этом компанию?

+1

22

Можно ли не чувствовать себя странно, оказавшись где-то, где тебя не было с пару-тройку тысяч лет? Можно ли чувствовать себя уверенно посреди все никак не исчезающего миража в пустыне? Он, может, и впрямь оазис, но только не в голове айрес. Да, при пробуждении они с Мией оперировали терминологией дома, возвращения... Но произошло ли оно, и может ли быть у таких, как крылатая странница, дом? А семья?
О, семья... Урожденную леди Э'Тель охватывал ужас при мысли о том, какая пропасть лежит между ними. Шутки Вселенной со временем и пространством - страшная и жестокая вещь. Двоюродная сестра и племянник, где-то странствующий дядя, а также дорогой и почтенный пра-пра... Двое из них, наиболее близкие, работавшие бок о бок и неизбежно делившие друг с другом изрядную часть своих жизней, лишились своей Элиан совсем недавно. А то, что неожиданно вернулось, ею уже не было, несмотря на полнейшую сохранность всех внешних признаков, типичной мимики, жестов и голоса. Родственники остались в сердце айрес тем же смутным образом, что и родной мир, хоть и много более теплым. Она их любила! Когда-то. А теперь лишь помнит о своей любви, и это - один из самых горьких внутренних призраков. Как разорванные объятия, как незавершенный, сбитый поцелуй, разомкнувшийся круг чего-то, что казалось естественно незыблемым.
В своем огромном, невероятном, уникальном опыте множественных жизней в десятках миров и времен Светлая осталась ни с чем. Любой нищий рядом с нею - богач, хотя, безусловно, не подозревает об этом. Кто угодно богаче пустой оболочки без искры жизни. Ее душа и разум, вообще, традиционно не должны были выдержать, такие живые инструменты обычно рано или поздно на своем пути истощались до полного исчезновения... Может, треклятого Создателя и стоило поблагодарить за настолько невероятную стойкость, но воительница не испытывала ни благодарности, ни радости.
Как и чувства ностальгии или сознательного узнавания, когда многострадальная "Устрица", наконец, прибыла в порт. Что там должно было быть? Галад-Бер? Он выглядел в среднем так же, как и любая другая портовая "жемчужина востока". Или юга, причем, что в географическом, что в культурном смысле. Забавно, но на схожесть как таковую не особенно влиял даже фактор развития конкретного мира, уровень магии, технологии или того и другого одновременно. Вот и здесь... Жара, амбре скоропортящихся товаров и морской соли, которая одни запахи спасительно разбавляет, а с другими, наоборот, контрастирует настолько сильно, что делает их вдвое хуже. Раскаленный, неопрятный порт - не лучшее место для прощаний, но Небесная была почти уверена в том, что сейчас их с Мией дороги разойдутся, однако, мисс умудрилась сделать то, чего от нее ожидали меньше всего. Прежде всего, Игнис поблагодарила ее за внезапное гостеприимство, а затем, конечно, приняла приглашение.
"Неужели ее любопытство обладает таким упорством? Или это я все забыла о демонах Альмарена... Ладно. Вот и увидим."
Если шумный город не вызывал совершенно никаких эмоций, то с жилищем юной демоницы дела обстояли иначе. Как ни странно, во многих важных вещах вкусы у двух настолько разных женщин совпадали: отсутствие неразумных роскошеств, но присутствие комфорта и милых глазу вещей, если обстоятельства и средства позволяют; крепкая, качественная постройка, озеленение дворовых территорий.
Новая обстановка впервые показалась приятной, и даже не слишком одобрительные взгляды Фехрим - кажется, так звали эту ловкую женщину, хлопочущую по хозяйству в этом доме? - нисколько не портили этого неожиданного впечатления. Айрес все понимала и ничуть не обижалась: конечно, какой же истинной восточной даме покажется приятной холодная, чуждая, здоровенная северянка, нарушающая все местные каноны "традиционной" красоты и эстетики? "Северянка", между тем, была вежлива и аккуратна, и всю свою немаленькую поклажу пронесла и разместила так, что задетым не оказался ни один угол чего-либо, включая мебель, предметы декора и даже текстиль. Кажется, это было первым и единственным, что хоть немного обрадовало и смягчило хранительницу дома.
- У вас чудесное жилье, Мия. Не думала, что скажу что-то подобное, но... Я вам почти завидую.
И в самом деле, что-то в не самой приятной гостье неуловимо поменялось. Словно увидев и, воистину, оценив по достоинству то, чего у нее самой толком никогда и не было, она смогла что-то ощутить. Прикоснуться к уюту и комфорту, пусть и не своим. Между тем, на город, как это часто бывает в таких широтах, будто совершенно неожиданно, в одночасье упала чернильная синева восточных сумерек.
- У нас очень любят белый и зелёный цвета. А ещё вышивку и прочие мелкие, обильные украшения.
- О... Это мне? Благодарю. Белый и зеленый - очень естественные и жизнеутверждающие цвета. Зеленый я тоже очень любила. Хм, то есть, люблю, конечно.
На самом деле, выбор Мии, то есть, мужская одежда, был абсолютно верным: во-первых, очень высокий рост для дамы, особенно, по местным меркам, во-вторых, как раз нечто чрезмерно женственное и витиеватое, с избытком вышивки и деталей смотрелось бы на Светлой... Немного чужеродно, в то время как этот нехитрый костюм, наоборот, весьма украшал. Заодно прикинув, кого из себя стоило бы изобразить, коль скоро их путь лежит через вечерние улицы, странница закрепила на изящном костюме кинжал и короткий клинок, отлично подходящий для городских условий. Коль скоро возникнут вопросы - назовется охранницей молодой госпожи.
- Привести себя в порядок, и при этом нам нужно за пределы вашего дома? Это... Немного необычно. Не совсем понимаю, что именно вы имели ввиду, однако, с удовольствием отправлюсь с вами.
Радушной мисс показалось, или даже в сдержанной улыбке ее гостьи на мгновение промелькнуло что-то еще?

+1

23

- Конечно, нужно, - кивнула Мия. – Особенно после того, как мы столько времени провели в море. Мне кажется, что я просолела насквозь. Дома это едва ли удастся исправить. По крайней мере, так быстро, как хотелось бы.
Конечно, можно было согреть воды и вымыться, как она обычно делала каждые два три дня. Но сейчас такое омовение выглядело скорее полумерами. А сделать всё как следует в домашних условиях не то чтобы невозможно, но выходит очень долго и хлопотно. Мыться в тазу Мие порядком надоело за время путешествия и теперь просто необходимо было восстановить справедливость. К тому же, по её мнению, Элиан это требовалось даже в большей степени. Потому что правильное и тщательное омовение не только очищает, но и оздоравливает, и не одно лишь тело, но и душу.
На удивление, северянке исключительно шла восточная одежда, подчёркивая имеющиеся формы, мягко облегая и скрадывая не свойственную большинству здешних женщин отточенность и чёткость линий. Даже в мужском платье теперь было заметно, что перед демоницей прежде всего прекрасный цветок, а уж потом приходили мысли о том, что он имеет шипы и может быть ядовит. И в представлении Мии это было хорошо и правильно.
Сама она выбрала наряд цвета цветущих маков. Тонкое нижнее бельё в виде штанов и короткого топа от мужского варианта отличалось ещё большим обилием украшений и невесомостью ткани. Впрочем, всё это скрывалось под ярким и чрезмерно широким платьем, затеряться в котором не давал только не менее широкий пояс. Солнце уже зашло, а сглаза Мия не опасалась, потому скрыть лицо она не потрудилась, а просто собрала всё необходимое и отправилась прямо так.
Жаркий вечер охотно принял их в свои объятия, дразня запахами раскалённого камня, фруктов, плова и благовоний. Дом Мии располагался далеко не в самом богатом квартале, но всё-таки даже на улице здесь находиться было гораздо приятнее, чем в том же порту или прилегающих к нему складах и трущёбах.
Когда демоница была совсем юной, она много и часто завидовала. Вещам, отношениям, чувствам, знаниям. Буквально всему подряд. Что-то выглядело привлекательным у других и Мия хотела то же самое для себя. И только после сорока лет она начала задумывался, что из этого ей действительно нужно. Но к нынешнему своему возрасту зависти в демонице практически не осталось, только любопытство и желание тщательно разобраться в каждой мелочи, чтобы решить, достойна ли её эта вещь, чувство и знание или следует обратиться к другому.
- У нас говорят, что есть три степени счастья, – рассказывала она по дороге. - Первая, это счастье тела. Чтобы его обрести, достаточно иметь возможность беспрепятственно дышать, высыпаться и наедаться досыта. Вторая, это счастье разума. Для него необходима уверенность в завтрашнем дне, возможность общаться и узнавать новое и ещё любовь, признание наших заслуг и нас самих чем-то уникальным и удивительным. И последнее счастье духа, божественное счастье. Его ещё называют предназначением и оно у каждого своё. В свете всего этого, наша самая главная задача сделать так, чтобы три составляющие счастья друг другу не мешали. И тогда всё будет прекрасно.
Конечно, представления эти были просты, если не сказать примитивны, но для беседы, предназначенной лишь для того, чтобы скорость время пути, они вполне подходили.
- Первое у нас с вами уже есть, а второе скоро будет, – заверила Мия, подходя ко входу в одноэтажное, тщательно выбеленное здание.
Надпись над входом представляла собой классический пятистрочный стих и в вольном переводе гласила, что здесь можно найти единственное из созданных богами удовольстви, избыток которого никогда вам не навредит.
За белёными стенами располагалась общественная купальня. И она, действительно, могла удовлетворить все потребности ума, которые по мнению галадберских философов только могли у него возникнуть.
Уверенность в завтрашнем дне недостижима без здоровья. Правда, по словам тех же философов, если вы проснулись утром и у вас нигде не болит, значит ночью вы умерли. Фокус в том, что болеть должно недолго и каждый раз в другом месте. А служители купальники как раз и занимались тем, чтоб избавить посетителей от небольших неудобств и хворей, пока те не превратились в серьёзную болезнь. Жители эмирата действительно верили, что до определенного момента их можно "смыть", потому подобные заведения посещали регулярно.
Соответственно, здесь относились внимательно к каждому, кто переступал порог, чем удовлетворяли его потребность в заботе и признании собственной уникальности. А общение и познание нового обеспечивали друг другу сами посетители, делясь новостями за чашкой травяного чая со сладостями.
Разумеется, только посещением бани все потребности нашего ненасытного разума удовлетворить невозможно. По крайней мере, надолго. Но для одного вечера этого было более чем достаточно. Мию и Элиан встретила приятная женщина, с всепонимающим взглядом и улыбчивыми морщинками в уголках глаз. Демоницу она явно уже знала, а на блондинку взглянула с вежливым интересом и лёгким удивлением. Похоже, Мия не часто водила сюда гостей.
Спустя несколько минут откуда-то из дышащих паром банных глубин выкатилась невысокая, разговорчивая толстушка и многословно приветствовала посетительниц.
- Это Хала, – представила банщицу Мия. - Она делает лучший в мире мыльный массаж и вообще творит чудеса красоты и здоровья без всякой магии. Помните, я говорила, что вам это будет полезно? Сейчас я то же самое думаю о себе, – посмеиваясь, призналась она. - А после этого останется лишь разобраться с предназначением. Впрочем, это легко. Я почти сразу догадалась, в чём заключается ваше. А моё мне давно известно. – Остроухие чудо задумалось, подбирая подходящее по смыслу слово на общем. Не нашла и пожала плечами. - Моё призвание делать непонятное и сложное понятным и простым.

+1

24

111111

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Остров (не)сокровищ.