http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » В эту ночь полнится грёзами сад...


В эту ночь полнится грёзами сад...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://x-lines.ru/letters/i/cyrillicscript/0642/7232dc/24/0/4nqpbxstodemfwfo4gypbcgozmeanegozyopb8qoz5emzwcb4nhpbxqosxemtwcy.pnghttps://i.imgur.com/AzLDTPN.jpg

Месяц Последнего зерна (август), 10606 года. Праздничные дни Меддинвайна - новолуние. Полностью поглощённая одной идеей, Морваракс позволила себе хороший сон, не подозревая о том, что любые грёзы могут обрести реальность. Если грезить слишком сильно, то кто-то может услышать твои грёзы и позволить себе заглянуть в них.

+2

2

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=MANsCTuHRSM[/lazyvideo]

[indent] Всё началось очень просто, проще, чем могло бы быть. Дракон погрузилась в сон, но перед этим весьма много грезила… что необычно сказалось на её сне, если то, что случилось дальше можно было назвать сном. Её желание спасти то, что должно было погибнуть было столь великим и желанным, что эхом отразилось в ином мире. Была ли то сила самого дракона, как сущности волшебной или нет, но её зов был услышан, а желание оценено. Пред ней предстать мог много кто, ведь сущностей живущих в «грёзах» множество великое, однако в её мир вступил никто иной как «Таунмар» - Живущих в лесах или Хранитель лесов. Для дракона его имя не несло никакого смысла, когда как в мире фэйри дух этот был почитаем и известен. Нет, не столько за силу или могущество, сколько за знания и мудрость, а знал он очень многое о жизни, ведь поговаривают, будто прежде он внимал самой Играсиль в «Вечных чертогах» и когда понял, что хочет вложить в Альмарен частичку себя, он испросил разрешение спуститься в мир живущих. Однако, это всего лишь легенды, а та всего одна из многих.

Морваракс…

[indent] Приятный, как самая нежная и мягкая ткань шёпот обволакивал дракона со всех сторон. В какой-то мере, он скорее убаюкивал, чем был способен пробудить. Но волшебство в том голосе несло иную силу, и эта сила постепенно наполняло тело дракона бодростью, прогоняя сонливость прочь.

Морваракс…

[indent] Зов повторился несколько раз, пока дракон не открыла глаза, а её мысли и разум не обрели прежнюю силу и остроту.
— Угощайся. — улыбнулся говорящий, указывая концом посоха на широкую, красивую чашу с изображением двух резвящихся в пруду рыб. Такой стиль рисунка Морваракс ещё не доводилось видеть, хотя в нём угадывались некоторые нотки культуры Лирамиса. Чаша была полной, от жидкости исходил лёгкий пар и угадывались в аромате нотки корицы и шоколада, пускай о последнем дракон могла и вовсе не знать – редкая причуда. — Я сам приготовил. Он придаст тебе достаточно сил.

[indent] Морваракс слышала пение сверчков и если до этого она покоилась в своём убежище, то сейчас могла обнаружить себя лежащей на тёплой подстилке посреди зелёной поляны близь небольшого прудика, в окружении незнакомого ей леса, а рядом горел свисающий с деревянного посоха удивительный светильник цилиндрической формы с бумажным абажуром красных тонов, внутри которого тёплым светом горела свеча.
Это «фонарь». Подарок от друга с востока. — объяснил незнакомец, одарив дракона тёплой улыбкой. Он был обличён в белые как снег шелка и совершенно босой, а его голову украшал такой же белоснежный капюшон. Впрочем, его волосы тоже были белые.
Сейчас, возможно, ты в смятении или тревоге, но не беспокойся. Тебе ничего не угрожает и твой нынешний размер лишь временная мера.
И действительно. До этого момента Морваракс всё казалось слишком огромным: и фонарь, и незнакомец. Теперь она была размером с белку.
Называй меня «Нильдэ» - это означает «друг» и я друг эльфов в том числе, а потому, о защитница севера, мы с тобой тоже друзья в той или иной степени.

[indent] Глядя на «Нильдэ», Морваракс могла заметить у него такие острые ушки, как и у эльфов. В целом, новый знакомый был похож на эльфа во всём за исключением того, что он буквально весь сиял, будто спустившаяся с неба звезда, но свет этот был тёплым и приятным, более того, он не слепил и не был слишком яркий. Это был не эльф и не человек, и никто другой кого узнать мог дракон. Нильдэ не излучал ауры в обычном для этого мира понимании, а будто сам был ею. Всего его тело, если это было тело, пропитывала магия с ног и до головы, будто он сам был магией, что от части являлось таковым. Единственной очевидной вещью являлась принадлежность этой магии к светлому началу или даже, как сказали бы сами друиды, природному.
Расскажи о «яйце». — Нильдэ сидел на против дракона в позе лотоса, держа посох с фонарём в правой руке. — И возможно я смогу тебе помочь.

+3

3

«Ничтожество»
Одно слово как плевок. Морваракс вновь стояла перед яйцом. Как дракон она была терпеливой, она знала, что для действительно важных творений и результатов нужно время. Сама же дала яйцу последний шанс на самостоятельное пробуждение. Шанс показать, что тому не все равно на свою судьбу. Кто хочет жить – тот выживет, даже если сам Рилдир встанет у него на пути.
Однако события этого года подкосили уверенность дракона в своих силах. Казалось, что она может сделать все. Кроме того, что ей действительно нужно.
А нужно ей было бессмертие для друга и живой дракон. Первый… впрочем, не о нем сейчас. Второй был бы прекрасным союзником – обязанный своей жизнью Морваракс, совсем молодой, не испорченный влиянием мира – он был тем материалом, из которого она могла бы вылепить именно то, что ей нужно. И пусть она не грезила о том в миг, когда забирала яйцо от не-мертвого врага, сейчас это стало самой желанной целью.
Посеревшая скорлупа с темными разводами – следом от проклятия и нечестивой магии. Пусть там еще билась искра жизни, слабая и угасающая с каждой неделей, для обсидиана было очевидно, что этот детеныш не выживет.
Почему-то это… не расстраивало. Но люто злило. Пробуждая все то наследие крови, которое Морваракс старательно в себе подавляла. Проклятое яйцо. Ей стоило бы в тот самый миг бросить его в пустыне. Ей следовало его продать охотникам за диковинками или безумным магам-экспериментаторам. За яйцо светлого дракона, пропитанного мертвой магией ей бы заплатили такими деньгами и артефактами, что пришлось бы расширять нижние пещеры. Она могла просто бросить в сторону эльфийских соседей свою находку и будь там что будет…
Что до исполнительного слуги… Свежее яйцо всегда можно найти. Жизнь не стоит на месте, и даже настолько упертая в свое одиночество раса как драконы строят гнезда. Кладки, правда, зачастую гибнут, предоставленные сами себе. Драконы, надо признать, отвратительные родители.
«Ущербное создание»
И все же почему-то ее так выводит из себя факт, что именно из этого яйца не вылупится новый ящер.
Обсидиан успокаивает себя, что этот тяжелый урок она усвоит. Больше таких ошибок не будет. Надо признать, что в этом году она потерпела два серьезных поражения. Неприятно.
Свернувшись в клубок, подобно кошке, дракон спрятала голову под крыло и закрыла глаза. Пожалуй, завтра она отдаст яйцо девочкам. Пусть развлекаются. Может этот окаменевающий мертвяк станет местным трофеем, достопримечательностью или любимой игрушкой. Пусть.

Резко открыв глаза и развернувшись, дракон встопорщила чешую и глухо зарычала.
«Опять?»
Каждый дракон может поведать сотни историй, столь чудесных и необычных, что в них не смогут поверить даже самые мудрые знатоки магии. Истории, столь же реальные как скалы или реки. Истории, которые драконы никому не раскрывают, как не делятся золотом из своих сокровищниц.
Морваракс не была древним ящером, но и на ее долю выпало немало «чудес». В том числе и таких, где она меньше всего ощущала себя хозяйкой положения. Надо сказать, такое положение дел она не приветствовала. Да только сущности, что так или иначе искажали реальность под себя, ее мнения не спрашивали.
«Второй раз», и это был второй раз, когда ее куда-то уносят из логова. Ладно в первый раз пещеры как таковой не было, ровно как и защиты. Но сейчас-то! Неслыханная дерзость.
Дракон, кося золотым взглядом на дружелюбного собеседника, потопталась на месте и постаралась понять, что она чувствует. Ощущение себя было прежним, но размеры явно стали скромнее. Будто они и до того не роднили ее с самыми мелкими из драконов. И в то же время… при всей своей силе она ничего не могла сделать – это ощущение чужого невидимого касания дракон испытывала. Была бы рада вовсе больше таких чудес не встречать, но тут – опять же – ее никто не спрашивал.
Проигнорировав угощение (или что там было?) дракон села, пригладила чешую и постаралась перейти к самой сути, из-за которой ее выдернули непонятно куда и непонятно в какой роли.
«Оно мертво. Кем бы ты ни был и что бы от него ни хотел, свой шанс уже упустил. Процесс окаменения пошел»
Помочь… Мор не нуждалась в помощи. Она свое право на жизнь выгрызла у магов и собственных братьев. А вот ничтожеству за излишне крепкой скорлупой помощь бы не помешала. Вот только ничто ведь не дается просто так. За щедрые дары платят. Может и не сразу.
Морваракс платить не хотела. Тем более непонятно кому, чьи мотивы ей неизвестны. Естественно как ящер она предполагала, что незнакомцу что-то нужно. Либо от нее, либо от яйца. Только последнее, как уже сказано, было в двух шагах от точки невозврата.

+2

4

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=dlpPveQj3gs[/lazyvideo]

Фейири ожидал подобной реакции от дракона, ведь гордым был тот род и ожидал от духа лишь то, что соответствовало многим Владыкам неба – поиск выгоды. Нередко драконы равнялись только на себя и судили по себе или же были достаточно мудры и хитры, чтобы не позволять себе лишнего доверия к любом чужаку. Не испив из предложенного ей сосуда и высказав своё мнение, Морваракс могла бы ожидать любую реакцию от собеседника, однако было всё по-прежнему – Нильдэ дружелюбно улыбался.
Мне по силам. — медленно и спокойно слетело с уст, слегка наклонившегося вперёд, духа. — И я не требую ничего взамен. — должно быть эти слова звучали невероятно, но даже в бескорыстных поступках наблюдался свой смысл, особенно, если дело касалась мира фейири, а они являлись одними из самых непредсказуемых созданий Альмари. 

— Моя помощь заключается в самой сути моего существования, однако… — Нильдэ сдержал паузу, давая Морваракс понять, что не всё так просто, вероятно, на это мгновение, посеяв ещё одно зерно сомнений у дракона. — Существует несколько условий. Первое – это согласие, чтобы я помог тебе, а второе – уже выполнено. — фейири взглядом быстро оценил размеры дракона ещё раз. — Нас ждёт небольшое путешествие. И пускай сюда ты попала принудительно, уйти ты вольна хоть сейчас. Но только тут мы могли бы вести разговор.
float:left
[indent] Едва Нильдэ закончил говорить, как из-за спины показался крошечный синий огонёк. Он двигался поначалу хаотично, затем описал вокруг дракон небольшой круг и опустился рядом с чашей, где продолжал стыть чай. Исходящий от существа свет потускнел и Морваракс могла заприметить миниатюрную девчушку с крылышками как у стрекозы или бабочки – было непонятно, поскольку они постоянно двигались, и их обладательница даже не планировала опускаться на землю, находясь в нескольких сантиметрах над землёй.
Её зовут Ниэлири.- она мой вечный компаньон. Это фейири с полян Таэль’куват. До встречи со мной она была проводником для заблудших в великих лесах путников – они видели светлячка и шли за его светом.  В «нашей» миссии, а такой она будет, если чудесная Морваракс согласится на помощь, Ниэлири окажут большую нам услугу.

[indent] Дух поднялся с земли и занёс фонарь над головой, вертикально описав посохом полукруг.
З̢͞е̡̼̂̆м͓̮̠͒̊̇л̯͖̽̌я̹̆ ̟̄д̞̜̦͒̌̕а̨̝̎͛ё̖̐т,̪͛͑͟ ̹̮̱̀̆̑ог̣̀̃͟о̢̬̂͠н͗͟ь͚̑ з̡͍͆͞а̻̰̾͝б͈̕и̲̩̏̀р̖͗а͖͆͋͢е̜̃̒ͅт̣͒,̢͝ ̟͉́̄̏ͅзе̧̳̅͌м̢̹̃͡ля̤̃ ̘͚̏͞п̠̈͋͜о̟̲̓̈ё̱̭̩̓̅́т͉̝̽̄…͑͟ ̞͚̿͘о̦̬̆̀г̙͌̀͜онь͈̼̀͝ ̹͉̿͘о̗̺̔̂с͍͒͝ͅв͈͐е͕͚̬̑̄͑щ̯̠̝͐̅̑а͈͖͋̈ѐ̥͓́̚͟т̥̗̄̓!͈͂— наполненные магией слова высвободили некую силу, что в тот же миг осветила  окрестные леса, делая их не столь мрачными и непроглядными, какими они казались со стороны, будто глаза дракона обрели второе истинное зрение. Она могла видеть как за стволами вековых деревьев, слегка укрытые синеватой пеленой, прячутся разные созданий, наблюдая за поляной со стороны. Повсюду, на земле и в небе тускло светились маленькие, разноцветные огоньки, будто тысяче светлячков.
Мир духов и мир людей связан единой цепью. Ты видишь то, что не увидишь более, если проснёшься. И у тебя есть выбор не только помочь «умирающему чаду», но и узнать о мире, который окружает тебя постоянно, но ты не видишь её или видишь лишь часть, что позволяют твои глаза. Драконы – часть нашего мира и мира внешнего. В этом и во многом другом кроется тайна и причина по которой я предложил тебе помощь.
Отведя фонарь в сторону, дух приблизился к Морваракс, опустился на одно колено и чуточку наклонился вперёд.
В твоей натуре подвергать сомнениям всё, что видишь и тебе не нравится, что тебя выдернули из своего дома не испросив разрешения. — таинственный огонёк блеснул в глазах Нильдэ, а лицо украшала всё та же доброжелательная улыбка. Фейири по своей природе не были склонны к постоянству, а более того, они являлись существами во многом хаотичными и непредсказуемыми, однако, непредсказуемость представшего пред драконом духа проявлялась иначе, сменяясь плавно вместе с временами года: яркий, тёплый, доброжелательный летом, зимой холодный, строгий, властный. — «Неслыханная дерзость», «Была бы моя воля и лапы моей здесь не увидят»? Так ты думаешь, считая, что тебя похитили, но на самом деле ты всего лишь грезишь и это грёзы. И коль тебе дан выбор – уйти или остаться – стоит ли того, чтобы прерывать прекрасный сон?

[indent] Истина же была немного не такой, какой обрисовал её дух. Если бы душу можно было отделить от тела и сделать вторым живущим существом в одном и том же мире, то это был бы именно тот случай. Однако, материализовались лишь мысли и чувства дракона… в одном и том же мире. В таком состоянии она могла находится не только в планах духов, но и даже в «том самом лесу», куда ей путь закрыли ранее. В глазах прячущегося за одинокой ивой фавна, маленькая Морваракс казалась миражом, но стоит подойти ближе и видение сие перестанет рябить. А ведь как могли удивляться причудам Арисфея, так и удивлялись порой причуды самого леса и Морваракс была именно той самой причиной для удивления или, по крайней мере, любопытства. Всю больше созданий подходило к краю поляну - от малых и великих, от самых обычных и до самых причудливых. Среди них было не так уж и много фейири, кельсидов или тирльсири, а многие и вовсе являлись духами исключительно материального плана, как и тот самый прячущийся фавн или мимо проходящая нимфея. В конце концов, из лесной чащи даже вышла эаколитавр - женщина, с длинными волосами болотного оттенка, напоминающая кентавра, но с туловищем лани. В правой руке она держала копьё, а за левую цеплялся маленький человечек с аккуратной рыжеватой бородкой и с конусообразной зелёной шляпкой на голове.
Э~ге~ге~й, та~м, на поляне! — кричал человечек, для размеров которого голос был уж больно сильный. — Что тут происходит? Эльфы раздают даром эревальдское вино или митринский сыр?! 

[indent] Нильдэ медленно развернулся в сторону говорящего, склонив голову набок и как-то странно, с подозрением сощурившись. Маленький человек тоже присмотрелся, после чего едва не поперхнулся.
А, это Вы - не признал. Вересковый мёд в голову всё ещё бьёт, да и козёл в глаза боднул! — человечек дёрнул спутницу за зелёную косичку, мол идём дальше, но там продолжала упорно наблюдать за поляной. А тем временем, Морваракс уловила шёпот двух минипутов, что лежали на единственном раскрытом в эту ночь цветке, а фонариком им служил спящий светлячок такого вида, которого доселе мало кто мог видеть вне Великого леса:
Поговаривают, будто Владыка Эдд Гинваэля и Сумрачный лорд из "подгорья" дружат и что последний говорил с самой Владычицей озера Блато'Этель, что на севере! — говорил первый.
Я знаю где это и вот что я тебе скажу - всё это чушь и брехня! Мне так Лаваральдская фея сказала, Древоклювом клянусь! — говорил второй. Оба минипута напоминали эльфов, но были миниатюрными и имели более округлые черты лица, а одежда и вовсе была сделана из листьев, мха и полосок травы в качестве ремней.
Эктелион... — заговорил Нильдэ, наблюдая за драконом. — Владыка Эдд Гинваэль никто иной, как он - пленитель твой, а после и союзник, если, разумеется, ты не затаила на него обиды.

+1

5

Невысказанный вопрос, который даже в мыслях толком не сформировался. Вопрос, на который мистическое создание дало ответ. Дракон задирает голову и недовольно хлещет себя хвостом.
Так не бывает. Не бывает, чтоб кто-то делал что-то без умысла, довода и пользы для себя. Это не в природе разумных созданий. Кто-то конечно может бить себя в грудь и доказывать, что все для пресловутого общего блага, или утверждать про подозрительное в своей расплывчатости «просто так». Но факт остается фактом: выгода – материальная, магическая, моральная или духовная так или иначе присутствует всегда.
И ведь как все удачно совпало. Руку помощи притягивают именно тогда, когда вариантов уже не осталось. Не то чтоб Морваракс их настойчиво искала, будем откровенны она просто предоставила яйцо самому себе. Но не могла не отметить столь своевременное вмешательство неких сил.
Или же…
Находись яйцо прямо здесь, на расстоянии нескольких метров, то обсидиан прожгла бы его взглядом. Мелкая полудохлая дрянь оказалась действительно на диво живучей. И похвально дерзкой. При всем при том, что помощь к себе вирмлинг позвал будучи запертым и по сути спящим. Но позвал. И ему ответили.
Может быть идея с тем чтобы отдать яйцо эльфам, не была лишена смысла…
Однако, пусть зов и исходил от детеныша, отвечать предстояло взрослому дракону. Морваракс наконец нащупала то, что искала, – разумное объяснение происходящему. Вцепилась в объяснение всеми когтями и теперь намеревалась рвать на части, чтоб пожрать всю возможную выгоду. Из существ иного плана в принципе сложно выжать много – здесь как бы самой целой остаться. Но дракон на то и дракон, что своего – пусть и сущих крох – не упускает.
«Ни ты, ни кто иной из твоего народа или твоих союзников не посмеет требовать ответной любезности. Ни от меня, ни от нерожденного вирмлинга. На таких условиях мы примем помощь»
Если детеныш действительно оживет и явится на свет, у него будет свобода. В том числе и свобода решать – как благодарить и благодарить ли своих спасителей. Но не раньше, чем он сможет встать на равных с Морваракс. До тех пор он будет подчиняться старшему дракону.
Кто знает, может результат так устроит обсидиановую, что она сама оплатит долг… Но до того момента еще предстояло многое сделать.
Дракон раздула ноздри, пытаясь уловить запах от «светлячка» Она слышала каждое слово и понимала к чему ее подталкивают. Но ей хотелось знать, с чем она имеет дело.
Найти странное, найти чуждое, найти аномалию. Разобрать ее на составляющие, если это поможет понять суть. Удовлетвориться новыми знаниями и добавить в копилку еще одну решенную загадку. Теоретически опыт и природа драконов позволяла провернуть даже такое. А на практике далеко не все желало подчиняться общеизвестным правилам. Либо же они были из таких глубин мира, что до них еще не дошли современные колдуны и исследователи.
Все естественно, просто слишком высоко для понимания смертным умом.
Именно такой «запах» слышала дракон от своего нового знакомца и его сопровождения. Морваракс догадывалась, кем они приходились. С духами она пересекалась и раньше, но… Но это как сравнивать файра – мелкое драконоподобное создание, с собственно драконом. Вроде и одно и то же, но и совершенно различные.
«Мне не снятся сны. Но будь, по-вашему»
Сны, грёзы – это мечты, желания, к которым некоторым дозволено стремиться лишь в мире сновидений. Мир, что выстраивается «реальным», воплощая все сокровенное или потаенное. Дракон не мечтала, она планировала и претворяла желаемое в жизнь. Однако была знакома со сновидениями, «наведываясь» в разум тех, с кем желала связаться.
Полезная практика, но неприятная. Словно вляпываешься во что-то липкое и тягучее. У смертных разум во сне был диким. Он мог из невинных воспоминаний выстроить такой кошмар, до которого не каждый демон или ведьма в своей жестокости дойдет. Не редко приходилось «прибираться» в чужих видениях… Муторное, гадкое и неблагодарное дело. Лучше дождаться когда объект будет бодрствовать и послать ему весточку более приземлённым способом…
«Снятся ли драконам сны?» Видимо иногда все же снятся. Хотя обсидиановой было легче принять все как очень мощное ментальное давление.
А потом дракона пробрала дрожь. Они больше не были одиноки, к ним со всех сторон тянулись магические существа – даже более магические, нежели драконы. В глазах пестрело от обилия красок, а самого ящера переполняли незнакомые запахи, от которых кружилась голова и путались мысли.
Наверняка человек испытал бы подобное, узри он мир глазами дракона. И сам дракон такое испытывала… да, когда оказалась на той земле. Там было так же ярко, и так этих мистических созданий было больше – они не были яркими до рези в глазах «пятнами», они были волной, смывающей дракона, будто то место пыталось ее ненавязчиво сожрать и принять в себя. Морваракс помнила «кошмарное» состояние в первые пару дней… или недель?.. Здесь… все повторится?
Обсидиановая поднялась на лапы и неодобрительно смотрела на тех, кто вышел вперед и тех, кто прятался. Слова… пробиваются через толщу обрушившихся на ящера впечатлений. Слова – то, за что она должна цепляться.
Возможно, эльфы не только из жадности к тайнам не пускали дракона на свою землю.
«У нас… выгодное соглашение», выдавила ящер, складывая крылья и выпрямляясь. Нет, она устоит, она не рухнет от переизбытка магии. Это ее естество, ее природа, ее сила! Она не проигрывала себе и не проиграет сейчас.
«Ты сказал о дороге. Мы теряем время»

Отредактировано Морваракс (18-02-2020 10:41:28)

+1

6

И всё же это можно назвать сном – вызванным, но всё же сном.
Дракон оживилась. Это был хороший знак для Нильдэ. Гордость ящеров можно усмирять и не один день и было хорошо, что разговор не затянулся на больше положенного срока. Если Морваракс ничео не ограничивало, то у духа с личным временем всё обстояло весьма строго.
Обычно, это в нашей помощи нуждаются другие. Нам не нужна ответная услуга, ибо у нас есть всё, что нам нужно и при этом мы всё равно оказываем услугу людям. Конечно, не стоит заблуждаться такой добротой. И среди старших и среди младших фейири найдутся коварные и хитрые, неоднозначные или совсем хаотичные существа. Со мной тебе повезло больше.
Дух повёл фонарём в сторону леса, где деревья будто расступились, а меж ними пролегала тропа.
Нам туда, — указал Нильдэ на дорогу под кронами мрачных деревьев. Тропа была освещена. Вдоль неё стояли каменные изваяния, изображающие фавнов, дриад, кентавров и много кого ещё, однако все объединяла вытянутая вперёд рука, в которой святился бледным огнём призрачный шар. — Тропа Тиранока. Обычно, её путь неопределённый, так как она ведёт куда-то, но в тоже время никуда. Думаю, мы просто вовремя сойдём. А до тех пор, следуй за мной и спрашивай, если тебя будет что-то интересовать в перерывах между моими рассказами. — Нильдэ поклонился двум минипутам на цветке, а также всем, кто наблюдал из леса, затем обернулся и медленно побрёл в сторону чудесной тропы. Там хранитель леса на миг остановился.
Главное, ни в коем случае не сходи с тропы. Мы находимся в княжестве Таэль’Ивресс и тропа пролегает как раз сейчас через него. Не то чтобы тут не любили чужаков, но тебя могут сбить с пути, завлечь к себе, в всеобщий хоровод или ещё чего похуже. Впрочем, они бы быстро пожалели о такой затее, так как ты всё же дракон, а не малое и беззащитное дитя.
И вот, шествие по тропе Тираноко началось. Путь был не близким, а потому дух решил занять дракона рассказом обо всё, что было уместно и возможно рассказать в данный миг. Он шёл впереди, не торопясь, выставив фонарь перед собой, на вершине которого умастилась его вечная спутница фея
Южноее княжество - Таэль’Ивресс -, представляет из себя волшебный лес, где древолюды ухаживают за его многочисленными садами, по опушкам бродят единороги, эаколитавры, веспийские фавны – более древние и мудрые сородичи лесных фавнов – и другие диковинные звери, а в небесах парят гигантские орлы, что строят свои гнёзда на необычно высоких и мощных вековых деревьях. Благодаря единению с природой, жители Таэль’Ивресс имеют много общего со своими сородичами из Каэр’Линдаэля и Аэль Митрин, с поправкой на то, что первые были более воинственными. Именно здесь расположен прекрасный дворец «Найра Морвинион» или дворец Тысячи самоцветов, на описание которого у меня уйдёт целая вечность и всех эпитетов не хватит, а также резиденция Владычицы, представляющий из себя большой карнавал, который постоянно перемещается по волшебному лесу и на котором его многочисленные участники читают друг другу шедевры поэзии и упражняются в боевом искусстве, пытаясь привлечь внимание своей госпожи. В отличие от остальных регионов Арисфея, в Таэль’Ивресс идея женщины-воина не встречает насмешек или презрительных сравнений с безумными ведьмами дроу К’таэссира, и местные княгини эльдалиэ зачастую командуют войсками и являются отличными стрелками.  Более того, элиту войск княжества составляют Певчие Утренней Звезды - отряды воительниц, вооружённых зачарованными луками и магическими стрелами, особенно эффективными против созданий ночи. Но уже очень давно княжество не вступало ни в какие конфликты, не по личным соображениям, не по велению короля Айны Нумиторы, и не потому, что не хотели, да «княжество» название формальное, а не обозначающее полную автономию, а просто не было такой необходимости. Впрочем, случись какой-нибудь конфликт, и сама Владычица имеет полное право не вступать в любую внешнюю войну, так как не является эльдалиэ, как и «её эльфы», а одной из хранительницей леса – таким же духом, как и я, но более близкой к фейири по природе, когда как я ближе к не материальному миру.
https://i.imgur.com/ZGO4ZOd.jpg
Нильдэ говорил не торопясь, не громко и не тихо, а выразительно, меняя интонацию только при упоминании слова «Владычица», будто оно могло поразить или ранить его.
По правде говоря, она одна из не многих, кто может решить нашу с тобой дилемму с яйцом, ибо я напрямую не обладаю такой силой, которой обладает она, по крайней мере не здесь. И всё же, при всём желании, нам не стоит посещать её «вечный карнавал» и тем более дворец. Поверь мне, дракон, хитрее женщины не сыщешь на всём белом свете, а в остроте ума и коварстве с ней не сравнятся даже самые древние из твоего рода и поэтому, по той причине, что она обязательно будет искать свою выгоду, я не могу привести тебя туда. Говорю я это не просто, чтобы скоротать время за прогулкой и развлечь тебя историями, но чтобы предупредить, если в «наш план» проникнут чужаки и они окажутся её слугами. Благо, обычно они достаточно благоразумны, чтобы не сталкивать меня с моей женой лбами. Самая прекрасная женщина на свете, но в тоже время, порою, настоящее стихийное бедствие. Поэтому мы идём к месту силы Тол’Анадиль – «Страна мудрецов» ещё её называют «Страной друидов». Как мы можем догадываться, название это дано не просто так. Нам нужно найти старого древолюда «Ардхула», разбудить, если он спит, а спит он порой по десять, по сто лет – не лёгкая задача. Мне нужен плод, что растёт в его саду – срывать последнее без разрешения Ардхула затея хорошая, хоть и опасная, но сейчас лето и я летний фейири, а не зимний, поэтому древолюд любит меня летнего, а зимнего ненавидит, как фанатик ненавидел бы неверующего в его идеалы и религию. Увы и ах, но я должен следовать законам своей природы.

Пока дух говорил, Ниэлири принялась облетать окрестности. Она была существом крайне любопытным и пускай уже летала этой тропой не раз, всегда подмечала для себя что-то новое и интересное - влечение к ному и деталям было у неё заложено природой, а потому маленький исследователь всегда во что-то вляпывалась, но, к счастью, обычно то были пустяковые проблемы, но один раз её едва ли не поймал человек, а люди падки на то, что слышат в историях, но в жизни почти никогда не встречали, а приправить всё это их предубеждениями, домыслами и всё - охота за фейири началась, но в прошлый раз Нильдэ был неподалёку, да и сама фея не даст себя так просто поймать. Ниэлири, как и многие из её сестёр, очень умело могли скрывать себя от глаза смертных, но иногда попадались весьма аномальные личности, чары на которых не действовали или действовали в неполной мере, а ещё, какого-то лешего, когда видели они, то видели и все рядом стоящие, а тут, даже при всей сноровке феи, люди найдут способ, как поймать её и дай бог, чтобы их намерения были чисты.
Закончив свой облёт, Ниэлири низко опустилась рядом с драконом, паря недалеко от чешуйчатой морды Морваракс и с любопытством разглядывая её. Она несколько раз что-то прозвенела - таким был её голосок, будто повторял звуки музыкальных инструментов, но более тонкий и ни в коем разе не грубый -, облетела дракона по кругу и опустилась на плечо к Нильдэ, затем обернулась, показала Морваракс язык и обижено отвернулась.

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=-jNSOy0bLI8[/lazyvideo]

+1

7

Обсидиан расправила крылья и, оттолкнувшись от земли, взлетела. Быть маленькой в сравнении с другими драконами – привычно, хоть и раздражительно. Быть мелкой в сравнении с теми, кто обычно размером с твою лапу, – унизительно. В этом мире «сновидений» власти у дракона не было, что не мешало ей искать возможности выровнять ситуацию для своей гордости. Бежать мелким зверьком? Убейте! Ей хватило сомнительного счастья, занимая тело шестилапого «дракончика». Лучше лететь и быть выше своего незавидного положения.
Лететь и слушать. Поговорить новый знакомый любил.

«…найдутся коварные и хитрые, неоднозначные или совсем хаотичные существа»
— Не нравится мне тут. Говорят, у эльфов в той клятой стороне всякая нечисть живет.
— Врать не буду о том, чего не видел сам, – пожимает плечами Йохан, миролюбиво улыбаясь в усы.
— Не приведи Боги еще и увидеть их. Может они их на поводке держат, а мне все одно не спокойно. Духи – это нечисть, точно тебе говорю. А от нечести добра ждать – себя за нос водить. Вот у нас старухи в родной деревне как-то со свету колдунью деревенскую со света сжили. Так она напоследок местных духов подговорила. Столько крови выпили! И такой и эдакой…
— А духи ли то были?..
Дракон закрывает глаза, лежа в своей уютной пещерке под таверной. Она слушает байки, которые предназначены не для ее ушей. Оценивает каждую историю со стороны участников, разглядывает под лупой своего и чужого опыта.
Духи. Для кого-то это слово содержит тени умерших. Отзвуки ушедших. Злобу, холод и печаль. Кто-то встречал игривые огоньки, выводящие из лабиринтов. Для иных это уважаемые создания, столь же непостижимые и могущественные как Боги, но столь же близкие как соседи через речку. Со столь же неоднозначными привычками и характерами. Дракон не сталкивалась с ними нос к носу, но видела как они влияют на жизнь людей и прочих рас.
Видела и, не поняв их сути до конца, предпочла держаться подальше. Может быть и зря. А может, это только она так думала, и в своих исследованиях она соприкасалась с ними чаще, чем полагала.

«Это планы. Чужие планы. Сшитые переходами»
Обсидиан размеренно взмахивает крыльями. Лететь совсем не сложно, будто сам воздух этого «сна» поддерживает ее. Можно вовсе не утруждать себя, расслабиться и позволить нести вперед. Можно. И это столь же неприемлемо, сколь и очевидно.

— Один сегодня? А где же напарник твой Кирилл. Или все, сдал свое последнее задание?
— Если бы. Увели его. Это наше последнее совместное задание было. Мы специально подобрали такое, чтоб никому голову не снесло. Символично так проводить, мол, с чего начали, тем и закончили. А оно вон как обернулось.
Зачистили гнездо этих выродков зеленых. Оставалось буквально день-два пути. А там сдаться нанимателю, получить свое и… Агх. Вот чуял, что нельзя близ той поляны останавливаться. Сидим, байки травим, а Кирилл внезапно как махнет рукой, мол, слышите? Не, мы не слышим, но насторожились. Засада? Мстители из выживших? Или просто зверь дикий иль чел лихой. Много кто неосторожному голову снести может.
«Поют. Красиво поют. Женщины сладкоголосые. И музыка», говорит он нам. Тут Серый и сказал, что место друное, надо уходить. Мол, нормальные девки в такой глуши петь в ночи не станут. А с иными лучше не знаться. Предложил им тут оставить часть припасов, как подношение. Дабы задобрить.
Но парень наш уже места себе не находил. Вид имел будто эля упился. Как на иголках. То разумные вещи говорит, то опять на пение перекидывается. То «да, уходим, меня ж невеста ждет», то, «да чтоб мы девах испугались, а идемте послушаем»
Глаза нам отвели, точно говорю. Вот вроде только-только рядом стоял. И хоп – нет его. Увели его бабы цветочные в свой хоровод. Вроде они своим «мужьям» дурного не делают. Да только невестка того – руки на себя наложила, как услышала что милый друг ушел из живых. Так что… дурные эти все истории, дурные духи лесов и цветов. Не думают о поступках, не думают о последствиях. А девка-то хороша была – добра и отзывчива, красавица. Но помаялась с неделю, ушла за водой, так ее платье потом оттуда и выловили…

Морваракс едва слышно фыркает. Не в насмешке над историями услышанными ныне и ранее.
Дракон, стерегущий границы Арисфея. Обсидиан не часто распространялась о своем титуле, но он ей льстил. Лесть – весьма аппетитное лакомство, коим подкармливают ящеры свою гордость. Эльфы явно умели подбирать слова и действия. Нужен ли им был дракон на самом деле? Нет, ей просто позволили остаться.
В этих лесах найдется кому защитить тайны и земли и без чешуйчатого монстра. Даже если дух о чем-то умалчивает или привирает. Обсидиан слышит запахи, разбирает их, и не находит фальши. Подозревает, что чистой откровенности нет, но и того что ей выделили достаточно, чтоб осознать свое место в чужой системе ценностей. Обидно. Хоть и очевидно…
Да, она давно догадывалась о том, что играет не ту роль, чью маску нацепила на морду. Кому нужен страж, улетающий навстречу приключениям всякий раз как ему в хвост дурь ударит? Ей дали красивый статус и право поселиться близ границ. И с нее спросят, если что-то пойдет не так. Но сможет ли держать ответ?

— Карнавал… В городе это такое представление! Прям глаза разбегаются. Только я теперь их опасаюсь. Мы видели фигуры в масках и шелках. И одна из них когтистыми лапами украла имя у девочки. Увела за собой. Откуда знаю про имя? Чувствую. Да… не надо мне карнавалов и маскарадов. Там под масками чужие имена…

Дракон недовольно огрызается на мелкого духа. Делает несколько резких взмахов крыльями, чтоб оказаться подальше от болтливой мелочи.
Здесь и сейчас «грёзы» кажутся менее опасными, а в чем-то и более понятными, нежели жизнь обычных жителей Адбмарена. Но добрых сказок дракон вспомнит гораздо меньше, нежели страшных историй. Люди любят когда их пугают. А драконы не верят в небылицы.
И все же от этого места самую малость жутко. Красиво и жутко, как те цветы с Южного Материка.
«Что даст тебе этот плод?»

0

8

[lazyvideo]https://www.youtube.com/watch?v=FPMEM5b03hQ[/lazyvideo]

[indent] Морваракс была максимально сдержанной и осторожной. Попытка хранителя заинтересовать и разговорить её вышла не самой удачно, однако даже столь подозрительное с скрытное существо падкое до того, что касается дела. Но вопрос о плоде был очень предсказуемым – было бы странно, если бы Морваракс не задала его. Впрочем, по мнению Нильдэ, плод всё же являлся призом, пускай и утешительным в попытке завести беседу. Он не разочаровался, осознавая, что дракон ведёт себя лишь сообразно правилам жизни в «младших» мирах, и не осуждал её, поскольку в Вечном крае тоже иногда возникают сложности с доверием к его обитателям.

— Этот плод сокрывает в себе энергию Эзураль’ши - «частицу первородной чистоты». Многие говорят о том, что всей жизни на земле создания младшего мира обязаны Амат, а «мы» пришли уже «после», но это не совсем точно утверждение.
По мере движения, по обе стороны дороги постепенно возникала и расплывалась туманом перламутрового оттенка некая энергия, слегка окутывая землю, растения, случайных животных и невиданных созданий, что пробегали мимо.

— «Мы» были и тогда, когда всё началось, но спустились лишь с «призывом». Энергия первородной частоты принадлежит отнюдь не Амат, а Играсиль – олицетворяющей жизнь и именно при помощи неё в этот мир вдохнули не мало жизней. Но я убеждён, что многие даже не знают о том, что такое эта энергия. Понимать нужно лишь одно Эзураль’Ши – это то, что способно одарить её владельца поистине невероятными возможностями. Это то, что способно созидать даже там, где это кажется невозможным. И у меня есть сад с плодами, содержащие частицу первородной чистоты, однако сейчас он мне недоступен по весьма личным и сложным для осознания созданиями не этого мира причинам.
Тем временем маленькая фея раздумывала над тем, как можно напакостничать дракону, однако её идее не удалось воплотиться наяву, так как Нильдэ сразу же уловил её мысли, обернувшись и неодобрительно взглянув на Ниэлири. Недовольная фейири опустилась на колени всё ещё будучи на плече духа и что-то прозвенела в сторону Морваракс, состроив расстроенную мину.

— Это было не очень учтиво, Нинши’акай. — осторожно обратился Нильдэ к фее, кротко улыбнувшись и отвернув взгляд, разглядывая дорогу впереди. — В конце концов, такова природа и натура Морваракс и ты должна это уважать, не опускаясь до заурядных и неприличных кривляний и оскорблений. — на этот раз голос духа звучал чуть более властно и твёрдо, будто наставник учил свою ученицу правилам поведения в обществе. Ниэлири ещё раз что-то прозвенела, вспорхнула и направила свой полёт далеко вперёд.

— Прошу прощение за мою спутницу – она весьма фанатична касательно веры, считая свои убеждения и взгляды чуть ли не единственными верными и склонна пытаться прививать всё это тем, кто, по её мнению, не проявляет ко мне должного уважения. Я понимаю, что желает её сердце, но её поведение нередко хаотично и иногда неблагоразумно.  Некогда она позволяла себе многое в отношении гостей.   
Очередная попытка разговорить дракона? Возможно, пускай дух и не был намерен пробивать её барьер недоверия, ведь он просто исполнял свою миссию или, как сказал какой-нибудь очень набожный человек – предназначение, повеление от самой Играсиль, что, в той или иной мере являлось бы большой ошибкой. Мотивы и пути фейири неисповедимы, а Морваракс, так или иначе, но была связана некоторыми узами с аэльдари Эдд Гинваэль. Демонстрируя дракону лишь спину, взгляд Нильдэ был направлен только вперёд, его глаза ловили оставленный Ниэлири след в виде опадающих на землю ярких и блестящих тёплыми тонами пылинок, что люди называли «пыльцой» - очень смешно, как по мнению фейири. На лице Нильдэ нарисовалась лёгкая и подозрительная ухмылка, но ощутить или увидеть её, находясь за его спиной, Морваракс никак не могла. Возможно, что дух что-то надумал.

Тол’Анадиль рядом. — резко слетело с его уст. — Поэтому прошу проявить терпение к её обитателям. Бывает, что они очень неторопливы и напрочь лишены суеты, что во многом зависит от сезона, поэтому…
Нильдэ не успел договорить, резко замерев на месте. Небо осветили раскаты грома, поднялся столь сильный ветер, что дух невольно оступился от его сильного порыва, а недавно улетевшая вперёд фея и вовсе врезалась в его грудь, но Нильдэ успел поймать её и спрятать в своих ладонях. Задуманной духом идее не суждено было воплотиться.

— Впрочем, было бы странно, если бы мы так просто и легко прошли через «Её» владения.
Не успел дух договорить, как реальность вокруг него и дракона стала меняться, привычная дорога стираться, а на её месте вырастала трава, кусты или даже целые камни. Ночь сменялась днём и вот путники уже обнаружили себя стоящими на краю поляны под пробивающимися через кроны вековых деревьев солнечными лучами. Как ни странно, но растения тут были расположены не в естественном хаотичном порядке, а были будто посажаны от вида к виду, от круга к кругу, разделённые заросшими плющом мощёнными дорожками и всё равно сохраняя некую эстетику дикой природы.

— Добро пожаловать в Таэль’Ивресс! — слетело с уст Нильдэ, когда он резко и резво, чуть ли не на одной ноге обернулся к Морваракс. — А вернее, в его вечнозелёные и полные волшебства сады! — фейири не скрывал иронии, а вернее перекрывал ей своё раздражение, поскольку отлично понимал куда они с драконом попали, и кто имел наглость помешать его плану. Он поменялся в лице, которое осветил некий задор и предвкушение чего-то неотвратимого. — Говоря незамудренным, грубым и грязным, понятным в своём изречении и приземлённой простоте языке людей, float:leftНильдэ сдержал паузу, заприметив, как из-за деревьев, с другой стороны поляны, показались  вооружённые люди, а вернее эльфы, впереди них шёл безоружный мужчина с волосами багровых тонов, на котором красовалась белая, как снег эльфийская ряса, а его грудь украшал некий герб - золотая вечерняя звезда на синем фоне, что изображало ночное небо. — Мы – в жопе.

Эльф впереди поднял руку в знак приветствия.
Приветствую тебя и твоих спутников, Лот’а́рнгиль, — громко произнёс эльф, преодолев уже половину пути. — Она – ждёт.
Только заслышав слово «Она», Нильдэ уже хотел уже было откупиться от них драконом, мол «смотрите какая – под цвет обсидиана! Берите, не пожалеете, хороший дракон!» И плевать ему было, что это всё сплошная и большая иллюзия, которую, впрочем, Морваракс осознает со временем и сама, а один или два эльфийских владык придут к нему с вопросами, мол «Наши разведчики видели в лесу дракона – не ты ли это часом учудил?!» Естественно, хранитель будет отнекиваться, а в крайнем случае скажет, что это отражение с какого-нибудь духовного плана.

— Кого ждёт? — последняя отчаянная попытка увильнуть от неизбежного.  — Ты о моей спутнице, Норлайт? — Нильдэ делает шаг в сторону и правой рукой указывает на Морваракс.
— Что это за… — эльф по имени Норлайт удивлённо уставился на карликового дракона. — Карликовый дракон?!  — если бы эльфы умели ронять челюсть, то челюсть Норлайта уже лежала бы на земле.
Это… Морсалакс! — соврал Нильдэ с именем. — Драконфид – они все маленькие. — дух немного замялся, но быстро решил попытать удачу снова. — Хочешь себе такого?
Теперь замялся эльф.
А он не кусается?
О, не~ет, что ты - они очень послушные, но капризны до еды!
«Не беспокойся, Морваракс. Важно их отвлечь, пока я придумываю план побега» — обратился в мыслях Нильдэ к дракону, хотя на самом деле никакого плана у него и не было, и он действительно хотел откупиться драконом.
Вот так вот, казалось бы, красивая и добрая история перевернулась с ног на голову и заиграла новыми красками и тонами.

+3

9

Морваракс не было дела до религиозных споров, теорий и убеждений. Ей было все равно чья энергия содержится во фруктах, травах и цветах. Хоть Играсиль, хоть самой Амат, из чьего чрева вышла светлая Богиня. Все это – второстепенное. В первую очередь стоял вопрос сможет ли эта энергия вытащить из каменной скорлупы вирмлинга и обеспечить Морваракс верным слугой.
Даже разговорчивость спутника и множество откровений (что в равной степени могли быть выдумкой и обманом) Морваракс уже считала сопутствующим неизбежным злом. Ибо ничего не может быть простым и эффективным. Нельзя просто оживить яйцо, нужно лезть за сомнительным призом кому-то в пасть.
Наверняка потому обсидиан совершенно не удивилась, когда начала меняться видимая реальность. Та самая пасть, в которую ее завел сомнительный знакомец.
Дракон знала свои пределы. Даже в таком теле, даже в этом «сне», она осознавала границы, хоть и допускала, что тут возможны погрешности и неожиданности. Чтобы ветер не снес ее в сторону или в услужливо расставленные сети, ящер нырнула вниз и вцепилась когтями в землю, пригибаясь низко-низко.
«Браво», скупо «похвалила» дракон спутника, когда вслед за реальностью развернулись действия.
Действительно, она не зря не доверяла тому, кто вытащил ее разум в свой план. Неизвестно зачем и почему ему все это нужно. Но ей и не важно. Из напрягающей разум и тело прогулки все обернулось ловушкой. Морваракс была готова молчать или сотрудничать с неизвестными сущностями, готова была даже принимать чье-то лидерство. Но лишь до тех пор пока они соблюдали видимое (хотя бы) уважение к ней.
Здесь же им и не пахло. Откуп для могущественной женщины, захотевшей диковинную игрушку? Зверушка на потеху эльфу? Шутка над драконом?
Ей предлагают поиграть в файра? В мелкое драконоподобное создание, смешное и очаровательное.
Но она не ребенок, который все воспринимает как забаву и игру. Она дракон. Она клыками и огнем вырвала себе сначала право на жизнь, а затем и имя. Она выживала, она побеждала. И все ради дурацкой шутки?
Сильнее всего злило то, что она в некотором роде сама влетела в эту ловушку. Стоило ли полу-мертвое яйцо и подчиненный дракон таких сложностей и риска?
«Уничтожу», каждую слабость… все, что ведет к слабости… все надлежит уничтожить.
А может и поискать себе более приличных соседей. Даже те обширные территории, что были под ее крылом, не стоили того, чтоб ее разум и достоинство разглядывали как букашку, с наслаждением и любопытством отдирая крылышки и лапки от оного.
Может ли существо размером с белку быть страшным и грозным? Кто-то скажет, что тщетные попытки напугать будут выглядеть потешно. Кто-то не видел дракона, готового содрать всю чешую по-живому со своего тела лишь бы вырваться из западни.
Рык вышел недобрым и предупреждающим.

0

10

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » В эту ночь полнится грёзами сад...