http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumfiles.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Вопросы дружбы


Вопросы дружбы

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://forumuploads.ru/uploads/0001/31/13/2429/19148.jpg

Рука, так крепко сжимающая кол, дрогнет ли?

+1

2

[indent] – Когда ты в последний раз спасала кого-то от смерти?
[indent]Звонкий, почти пронзительный, и живой голос был самым громким звуком в укрытом вуалью сумерек вампирском лагере. Катрин выпустила из пальцев тяжелую ткань, загораживающую вход в шатер, и та с шорохом вернулась на свое место, оставив лежавшее в палатке тело в темноте.
[indent]– Ты стала такой сентиментальной. Стареешь.
[indent]Дева закатила глаза, а потом развернулась, взрывая землю каблуками сапогов. Ранья стояла перед ней, скрестив на груди руки и медленно поглаживая пальцами переброшенную через плечо косу из пламенных волос. Тифлинг встретила холодный взгляд Катрин спокойно, весело прищурилась и улыбнулась ей одними уголками пухлых губ и посмотрела в сторону шатра. Оттуда, насколько позволял де Лафаль судить ее вампирский слух, не доносилось ни звука, но присутствие в палатке Девы постороннего повисло между ней и Раньей в воздухе. И последняя была недовольна.
[indent]Недовольна, пока не нашла себе член, верхом на котором она проведет остаток этой ночи и все последующие, подумала Катрин, продолжая молча вглядываться в лицо тифлинга.
[indent]– Чтобы ты знала, я не…
[indent]– Не собираешься появляться в моей палатке, пока там кто-то другой? – перебила Ранью вампиресса, в своем обычном жесте закладывая руки за спину. – Я в курсе. И не то чтобы я тебя вообще приглашаю спать со мной в одном шатре, но почему-то каждый раз именно так и происходит.
[indent]Ранья вздернула тонкую бровь, а затем ослепительно улыбнулась и склонила голову, бросая лукавый взгляд на свою собеседницу.
[indent]– Не приглашаешь? Правда? – вкрадчиво протянула она, шагая к де Лафаль поближе и всматриваясь в ее лицо. – Это же дружба, Кэт. Подружки всегда ночуют вместе, ты разве не знаешь? – тифлинг прильнула к плечу женщины, и ее бархатистый приглушенный голос окутал их двоих, связал тончайшей атласной лентой, которую Дева нещадно стряхнула небрежным движением руки.
[indent]– Дружба? – переспросила Катрин, отстраняясь от Раньи и зашагав прочь от палатки, вступая под чернильную тень леса. – Значит, вот что ты делаешь с половиной моего клана? Дружишь? – с ее губ сорвался короткий смешок и растворился в ночной тишине. Она слышала, как фыркнула Ранья, как она подобрала юбку и последовала за ней в чащу, чтобы не говорить на виду у всего лагеря.
[indent]– Мужчин я использую по назначению, – раздался за спиной вампирессы голос. – У них есть что вставить, а у меня есть куда вставить. Я считаю, это полная совместимость, и все счастливы. С девушками, Кэт, можно найти столько способов времяпрепровождения и тем для разговоров, потому что они не идут на поводу у сучка между своих ног, когда видят твои сиськи. А мужики годятся только для того, чтобы кого-то трахать, – помолчав, Ранья снисходительно добавила: – ну ладно, и воевать.
[indent]Катрин очень хотелось, следуя старой человеческой привычке, тяжело вздохнуть, но спустя сотни лет жизни в обличье бессмертной твари, которой не нужно наполнять легкие воздухом, чтобы не потерять сознание, это действие выглядело настолько неестественным и непривычным, что женщина ограничилась одним лишь покачиванием головы. Ее спутница, следовавшая за ней в чернь леса, впрочем, этого не заметила.
[indent]Они остановились только тогда, когда Дева решила, что они с Раньей отошли достаточно далеко от лагеря и что можно было говорить, не понижая голоса и не рискуя быть услышанными. Она повернулась к рогатой, застав ту стоящей на коленях около источавшего бледный свет белого цветка. Алхимик разглядывала растение внимательно, словно стараясь не упустить ни одной детали, а затем извлекла откуда-то из складок юбки маленький нож и срезала цветок у самой земли. Похожий на колокольчик бутон мягко лег в ее протянутую ладонь, и Ранья ухватилась за стебель, поднося цветок к лицу.
[indent]– Драконья смерть, – сказала она, явно адресуя свои слова Катрин, и осторожно убрала свое сокровище в сумку на бедре. – Говорят, они вырастают в тех местах, где умирают драконы, но, – тифлинг скептически оглядела чащу леса и тесное переплетение голых ветвей деревьев над их с Девой головами, – мне кажется, это чушь. Можно, конечно, поймать вирмлинга, умертвить на благодатной почве и посмотреть, что из этого получится, но…
[indent]– Ранья.
[indent]Рогатая недовольно цокнула языком, глянула на де Лафаль снизу вверх и наконец поднялась на ноги, отряхивая юбку от земли и приставших к ткани хвоинок и щепок. Ее следующий взгляд на вампирессу был пронзительным, со сверкнувшими искорками пламени в глубине желтых глаз; Ранья растянула губы в едкой усмешке, прежде чем спросить:
[indent]– Что, все это спасение бедного умирающего мальчика лет сорока было не просто так? Только, – тифлинг ткнула пальцем в сторону Катрин, – не начинай мне рассказывать сказки о божественной длани, судьбе и предназначении. Я знаю, ты в них не веришь. Давай начистоту, Кэт. Что произошло?
[indent]Наблюдавшая за ней Дева пару раз моргнула, выдерживая паузу, а затем улыбнулась и весело фыркнула, глядя на то, как ее реакция вводит в ступор Ранью. Покачав головой, вампиресса запустила пальцы в свои коротко стриженые волосы, убирая их назад, и сделала пару ленивых шагов, петляя между деревьями с черными стволами. Алхимик не спускала с Катрин глаз, чем заставляла ее хотеть улыбнуться еще шире; женщина бросила на Ранью деловитый взгляд, а затем не выдержала – рассмеялась.
[indent]– Он просто огрызнулся перед смертью смешно. Кто же я такая, чтобы позволить такому клоуну сдохнуть в лесу? – де Лафаль остановилась, прислонившись плечом к дереву, и скрестила руки на груди.
[indent]Тифлинг некоторое время молчала, тупо глядя на свою собеседницу, а потом запрокинула рогатую голову назад и глубокомысленно протянула:
[indent]– А-а-а… Ну да… – Ранья снова посмотрела на Катрин и начала говорить, кивая в такт своему голосу: – Да, конечно… Железная Дева спасает очередного недоноска за смешную шутку… Да, это определенно имеет смысл… Нет, на самом деле нет. Ты что, серьезно?
[indent]– Абсолютно.
[indent]Алхимик в ответ только простонала.
[indent]– Если обратная сторона долгожительства и бессмертия в том, что примерно в твоем, Катрин, возрасте существо начинает медленно сходить с ума и совершать абсолютно идиотские поступки, то я, пожалуй, постараюсь сдохнуть как можно скорее.
[indent]Дева покачала головой, не переставая улыбаться, и отстранилась от шершавого ствола дерева, делая пару шагов навстречу Ранье.
[indent]– Да перестань. Я вообще-то хотела предложить тебе спор, чтобы было не так скучно наблюдать за всем этим, – она кивнула в сторону, в которой предположительно располагался вампирский лагерь. Заметив недоверчивый, но все-таки заинтересованный взгляд Раньи, Катрин позволила беспечной улыбке, так не вязавшейся с надетой на женщину военной формой, покинуть ее бледное лицо. – Если он проживет хотя бы десять лет, начиная с сегодняшнего дня, ты наконец-то учишь меня магии Тьмы.
[indent]– А если нет? – Ранья изогнула бровь, а затем поспешно махнула рукой, останавливая де Лафаль. – Я знаю! Знаю! Сегодня шестой день месяца дождей, и если твой щенок не протянет десять лет… – она загадочно замолчала и подскочила к вампирессе, за воротник подтягивая ее к себе и обдавая горячим шепотом ухо. Тифлинг не скрывала довольной усмешки, когда, отстранившись, заглянула Катрин в темные глаза. Настала очередь Девы вскидывать брови.
[indent]– Мерзко.
[indent]– Магия Тьмы тоже мерзкая, принцесса.
[indent]– Настолько?
[indent]– Ты согласна?
[indent]– Я никогда не отступаю.
[indent]В ночной тишине спящего леса они пожали друг другу руки; ухнувшая в ветвях сова стала единственным их маленького спора. Отсчет начался.

+2

3

[indent]Отсчет закончился.
[indent]– Я помню.
[indent]Уже очень давно.
[indent]– Я помню!
[indent]Звон пустых склянок заглушил мерное постукивание бледных пальцев по подлокотнику кресла.
[indent]– Ты всегда приходишь… не вовремя. Когда у меня нет времени.
[indent]– Оно у тебя появляется только тогда, когда я уезжаю за пределы форта, Ранья?
[indent]Тифлинг, всклоченная и растрепанная, с упавшими на лоб короткими прядками рыжих волос и съехавшей с плеча рубашкой, испачканной невесть в чем, отвернулась от котла, в котором закипало очередное алхимическое варево, и раздраженно взглянула на развалившуюся в ее кресле Катрин. Ранья непривычно для себя торопилась, бурчала себе под нос, как же она не любит рецепты, в которых нужно было отмерять время точно, до секунды, чтобы не упустить возможности изготовить идеальное зелье с не менее идеальными свойствами, а явившаяся к ней де Лафаль одним своим бессмертно-беспечным видом рушила всю хрупкую идиллию спешки. Чертовы вампиры. Они раздражали Ранью с того самого момента, как она попала в Темные земли, и…
[indent]– Нечего ответить? – лениво протянула Дева, закидывая ноги на рабочий стол рогатой; алхимик проследила за этим жестом со злобой и рассерженной кошкой взглянула на гостью своего небольшого убежища в подвальном помещении форта. Катрин встретила ее взгляд с непередаваемым спокойствием, и Ранья набрала побольше воздуха в грудь, намереваясь произнести целую тираду, но…
[indent]Щелк.
[indent]Вампиресса перевела взгляд на спину Раньи, и тифлинг поспешно обернулась, широко распахнув глаза.
[indent]– Сука!
[indent]Алхимик выудила из котла черпак, которым помешивала зелье. Половину черпака. Глядя на словно неровно откушенный край бесполезной теперь утвари, Ранья стояла и молчала, пока короткое, но емкое «сука» снова не сорвалось с ее губ. За одним словом последовали и другие, и все – ругательства, собранные почти со всех уголков Альмарена; у рогатой было время путешествовать и собирать не только очередные травки, но и местный колорит, который начинался с красивых тряпок, которыми женщины обычно покрывают свое тело в надежде на то, что на них обратят внимание какие-нибудь более-менее обходительные и приятные кавалеры, и заканчивался звучными и интересными словечками, обозначавшими, кто что делал с чьей-то матерью, где и как долго. Тифлинг сокрушенно воззрилась на испорченное промедлением зелье, швырнула половину черпака в котел и вытерла руки о передник.
[indent]– Зачем ты пришла, Кэт? У меня сейчас нет времени на дурацкий долг, – Ранья стянула с пояса передник и кинула его на деревянный табурет недалеко от очага; передник, не удержавшись на гладкой деревянной поверхности, с тихим шорохом съехал на пол, но рогатая только рукой махнула, поворачиваясь к Железной Деве и глядя на нее, расслабленную, сидящую в ее, Раньи, кресле, злобным зверем. Неудача с зельем задела ее вспыльчивую и впечатлительную натуру; она готовилась к этому долго, так долго, и… И все полетело под хвост темным богам.
[indent]В ответ де Лафаль снова посмотрела за спину Раньи, на котел, в котором мерно булькало напрочь испорченное варево, и перевела взгляд на лицо тифлинга.
[indent]– По-моему, как раз сейчас времени у тебя достаточно.
[indent]– Я устала, – упрямо произнесла Ранья, не соврав ни капли: она действительно чувствовала обволакивающую, сбивающую с ног усталость и меньше всего хотела сейчас бороться с ней.
[indent]– После смерти отдохнешь, – сорвалось с губ вампирессы, и алхимик, не выдержав, почти истерично рассмеялась.
[indent]– То-то ты отдыхаешь после смерти, я смотрю! – воскликнула Ранья, сверкая желтыми, как у кошки, глазами. – Прям не знаешь, куда деться! Один отдых вокруг!
[indent]Ее душило раздражение и злоба. Ей отчаянно хотелось упасть лицом в подушку и не шевелиться до завтрашнего дня, но фигура Катрин, непоколебимая и не двигавшаяся с места, словно вцепившаяся в землю скала, не сулила рогатой никакого покоя. Хмурясь и глядя на Деву исподлобья, Ранья рукавом утерла пот со лба и тяжело вздохнула. Она знала – де Лафаль имела право требовать то, за чем пришла, потому что тифлинг проиграла в споре, который они заключили без малого одиннадцать, а то и больше лет назад. Уговор изначально был только на десятилетие. Но жизнь текла, появлялись новые проблемы: территории, вампирские кланы, споры, угрозы, стычки, обострившееся желание возвысить свой клан над другими или хотя бы поставить себя так, чтобы остальные знали – опасно идти на Псарей, ощерившись оружием. Катрин было некогда. Ранья находила себе занятия поинтереснее, чем напоминание о своем проигрыше в споре.
[indent]Впрочем, рано или поздно до этого бы дошло. Алхимик достаточно уважала Железную Деву, чтобы признать, что не отдать ей долг было бы низко.
[indent]Но усталость…
[indent]– Предлагаю ванну.
[indent]Ранья словно вышла из оцепенения.
[indent]– Что? – переспросила она, поднимая голову и глядя на Катрин.
[indent]– Ванна, – повторила вампиресса, поднимаясь с кресла и указывая на полукровку. – Тебе все равно надо смыть с себя смрад твоих травок и зелий, а я просто составлю тебе компанию. Отказы не принимаются.
[indent]Тифлинг проводила скрывшуюся за ширмой де Лафаль долгим задумчивым взглядом.

[indent]Ванна у Раньи была круглой и утопленной в полу – ее совсем маленький каприз, потребовавший огромной работы. И все-таки вот она – чаша ниже уровня пола, заполненная водой с пузырящейся над ее поверхностью пеной, от которой исходил тонкий запах розы. Алхимик позволила накидке из летящей ткани соскользнуть со своего тела и залезла в ванну, медленно и с наслаждением опускаясь в горячую воду; когда та ласково обняла Ранью за плечи, скрывая персиковую кожу под слоем пены, обдавшей рогатую шлейфом розового аромата, тифлинг устало вздохнула и запрокинула голову назад.
[indent]Она просидела так пять минут, десять, а может, и целый час. Горячая вода приятно расслабляла тело и смывала въевшуюся в него усталость, а мерное потрескивание свечей, стоявших вокруг, вгоняло в сон. Когда Ранье показалось, что так она может просидеть хоть до самого утра, натянутая пленка воды вдруг шевельнулась; опустив голову, алхимик открыла глаза, глядя на сидящую напротив Катрин.
[indent]Задумчивый взгляд Раньи скользнул с лица вампирессы на ее губы, зацепился за короткие волосы, нырнул ниже, очерчивая незримым прикосновением силуэт покатого плеча и изящной шеи, замер лишь на тонкой выпирающей ключице. Там, ниже, на самой середине груди – тифлинг знала – бледнел отвратительный рваный шрам, наследство Катрин от человеческой жизни, о которой Дева всегда вспоминала с отвращением на лице. Они редко говорили о том, что было до их встречи, но еще реже де Лафаль позволяла себе упоминать о том, что было в те времена, когда ее сердце еще билось. «Интересно, у нее в груди вообще оно осталось, сердце-то?..»
[indent]Ранья часто ту, другую Катрин, которую никогда не видела. Корсет. Каблук. Пышное платье. Скрытые шелковыми длинными перчатками руки, поверх которых на пальцах нет-нет, а блеснет золотом колечко – очередной подарок родителей. Бледное лицо, слой помады на губах. Игривый взгляд, брошенный через плечо, легкая улыбка, приглашающее движение руки. Танцевала она наверняка так же умело, как сейчас обращается с клинком.
[indent]И волосы. Длинные черные волосы, убранные в прическу по последней моде.
[indent]Железная Дева была когда-то обычной девчонкой-аристократкой, любимицей родителей, смеялась над глупыми шутками, читала романы и мечтала, наверное, выйти замуж за принца. Удивительный контраст. Ранья вспомнила одинокую картину, висевшую в спальне Катрин, – сидящая спиной к зрителю, склонившаяся над клавесином девушка в темно-зеленом платье с открытой спиной. Вампиресса никогда не говорила, кто изображен на картине и кем был автор, но тифлинг уже давно для себя решила, что будет видеть в этой хрупкой фигурке, укутанной в зеленый бархат, на фоне музыкального инструмента де Лафаль.
[indent]– О чем задумалась?
[indent]Ранья вздрогнула – голос Катрин вывел ее из цепких объятий мыслей. Покачав рогатой головой, алхимик улыбнулась.
[indent]– Думаю, с чего начинать твое обучение.
[indent]– С начала, – хмыкнула Дева. – Это же очевидно.
[indent]– Вампиры весьма предрасположены к темной магии, – тифлинг провела тыльной стороной ладони по своей шее, оставляя на ней белесый след из быстро лопающихся мелких пузырьков. – Я думаю, это не будет слишком сложно. Но я могу показать тебе лишь часть, а дальше тебе придется двигаться самой.
[indent]Катрин в ответ на это безразлично пожала обнаженными плечами.
[indent]– У меня есть книги, – продолжила Ранья, неопределенно махнув рукой куда-то в сторону оставшейся за ширмой комнаты. – Я могу их тебе одолжить, когда разберемся с основами, – и на эту фразу получив молчаливое пожатие плечами, алхимик цокнула языком и оттолкнулась от стенки ванны, устраиваясь поближе к де Лафаль, так, чтобы их тела соприкоснулись. – Ну, давай, подружка, – она лукаво улыбнулась, обнажая клыки, и подняла над водой руку раскрытой ладонью вверх. – Сначала Тьму надо призвать. Повторяй.
[indent]Ранья шепнула заклинание – самое простое, самое безобидное из всех заклинаний этой школы магии, – и воздух над ее ладонью словно сжался и вывернулся наизнанку, мгновенно почернев. Каплеобразный сгусток Тьмы утратил свою форму, растекся в пространстве над рукой полукровки, скользя над ней, подрагивая, вздымаясь и опускаясь, словно живой.
[indent]– Твоя очередь, Кэт.
[indent]Тифлинг внимательно смотрела за тем, как вампиресса поднимает из воды руку и останавливает ее на уровне своей шеи, как едва уловимо шевелятся ее губы, когда с них слетает зачарованное слово, и каким бесстрастным остается ее бледное сосредоточенное лицо, когда над ее раскрытой ладонью появляется Тьма. Ответом на похвалу Раньи было лишь безэмоциональное «хм». Это заставило рогатую тихо рассмеяться. Катрин и эмоции в мире Раньи были не больше чем сладкой сказочкой, которую ей своими глазами удавалось увидеть очень редко.
[indent]Опустившись ниже в воду, алхимик положила подбородок на плечо Девы, негромко шепча той простые заклинания, которыми можно было побаловаться с бесформенным темным кусочком, рожденным магией и застывшим над рукой вампирессы.
[indent]Начинать было легко. [NIC]Ранья[/NIC] [AVA]https://sun9-26.userapi.com/c857736/v857736986/1482ce/c7mq0Tg36Cw.jpg[/AVA] [STA]if you want her[/STA]

+2

4

[indent]Было тяжело продолжать.
[indent]– Нет, не так! Нет!
[indent]Катрин поморщилась. Окрик Раньи бил по ушам, для обостренного вампирского слуха казался сейчас самым громким звуком во всем мире, заглушая даже вой очередной метели за стенами форта.
[indent]– Ты чем меня слушала? Там в заклинании говорится «dhar tres», а не «dhar tras», Кэт, поэтому у тебя и получается какая-то… Тебе вообще неинтересно?
[indent]Дева, усевшаяся на пол и прислонившаяся спиной к холодной каменной стене, чуть приоткрыла глаза, глядя вверх, на нависшую над ней Ранью, чье лицо медленно расплывалось мутными пятнами. Вампиресса дернула головой и несколько раз моргнула, чтобы вернуть себе зрение, и посмотрела на полукровку уже более осознанно. Симптомы отката после использования большого количества магии проявлялись постепенно, хотя могли и навалиться всем скопом; Катрин провела рукой, не убранной в перчатку, по волосам, продолжая смотреть на ожидавшую ее ответа Ранью.
[indent]– На сегодня хватит, – произнесла женщина, локтем упираясь в колено согнутой ноги. Тифлинг злобно сверкнула глазами.
[indent]– Не хватит! – рявкнула Ранья, оскалившись. – Ты отсюда никуда не выйдешь, пока не произнесешь это заклинание правильно и пока не получишь результат, ясно тебе?
[indent]– Ты мне указываешь? – сухо поинтересовалась Катрин и склонила голову набок, подпирая висок пальцами. – Откат никто не отменял. Я меньше всего хочу завтра валяться и изображать абсолютного мертвеца из-за…
[indent]– Откат? Какой откат? Какое «валяться»? Сколько тебе лет, Катрин де Лафаль? Тебе не стыдно вообще говорить про откат, когда в твоем возрасте магические возможности огромны? Ничего с тобой не случится, ты не сахарная и не развалишься, – Ранья ухватила вампирессу под локоть и потянула на себя, заставляя подняться на ноги, а затем резко тряхнула Катрин за плечи, глядя ей в глаза. – Делай. Нормально. А то подумать только, великая Железная Дева, глава Псарей, не может вызвать портал! – полукровка всплеснула руками, не сводя с Катрин злобного взгляда.
[indent]Дева сжала зубы и нахмурилась, глядя на рогатую. В последние несколько дней Ранья была раздражительной, злой, отвечала колкостью на любую фразу, произнесенную в ее адрес, была похожа на ежа, выпустившего иголки и норовившего уколоть ими всякого, кто просто пройдет мимо. На нее это было не похоже. Алхимик часто позволяла негативным чувствам взять над собой верх, но всегда это были лишь короткие вспышки, минутные паузы между тем, чтобы вновь хитро улыбнуться и задорно сверкнуть глазами – Ранья, живущая среди угрюмых вампиров, главной целью которых всегда была очередная кровавая бойня, оставалась единственным солнечным лучиком в этой темноземельной не-сказке. К ней неосознанно тянулись не только потому, что она никогда не изменяла своей привычке надевать декольтированные наряды, но и за ее поразительную открытость и смелость, которой хватало, чтобы гордо заявлять всем и каждому, что она единственное свободное живое существо, когда-либо примкнувшее к Псарям.
[indent]Но сегодня что-то было не так. Катрин смотрела на Ранью и каким-то шестым чувством понимала, что если бы глазами можно было метать молнии, то от де Лафаль бы не то, что праха – места мокрого бы не осталось. Нужно быть безрассудным кретином, чтобы так смотреть на Железную Деву и выплевывать ей в лицо сочащиеся ядом оскорбления. Или быть Раньей – расстроенной, разочарованной, бессильно злящейся.
[indent]Выяснять отношения можно было и потом.
[indent]Отвернувшись от рогатой, вампиресса вскинула руки и произнесла заклинание, на этот раз уделив внимание каждому слогу в нем. Когда она открыла глаза, перед ней красовался теневой портал с зияющей чернотой посередине; за спиной Катрин услышала короткие саркастичные хлопки. Ее не задевало поведение Раньи, но раздражало просто до безумия; стоило Деве перестать сосредотачиваться на портале и отпустить его из-под власти своей магии, как он тихо схлопнулся, оставив в напоминание о себе лишь дрожащий воздух. Женщина еще с пару мгновений поглядела на то место, где только что висела в воздухе темная пропасть, а затем резко развернулась на каблуках, ловя взгляд желтых глаз Раньи.
[indent]– Ранья.
[indent]Та в ответ раздраженно фыркнула и отвернулась, тряхнув волосами цвета пламени.
[indent]– Ранья, – повторила Катрин, чуть повысив голос.
[indent]Тифлинг все еще не отвечала; вместо этого она начала ходить по зале туда-сюда, от стены до стены, словно меряя пространство нервными и тяжелыми шагами. Дева в бессилии сжала кулаки и закатила глаза, прежде чем произнести одно-единственное слово и вложить в свой голос закипающую в груди ярость.
[indent]– Ранешавасси.
[indent]Алхимик дернулась, словно ее ударили наотмашь, и замерла, поворачивая к де Лафаль голову.
[indent]– Как ты смеешь произносить мое имя? – в ее свистящем шепоте слышался огонь, способный пожрать их обеих. Катрин вскинула бровь.
[indent]– Как я смею что? Произносить твое имя? Что-то раньше тебя не особо смущало, что я называю тебя полным именем, так когда же на него вдруг наложили табу? – вампиресса выпрямила спину, обдавая Ранью холодным взглядом, словно ушатом воды. Когда Дева угрожающе сделала шаг по направлению к тифлингу, та не двинулась с места. – Перестань строить из себя обиженную жизнью, Ранья, и объясни, что случилось. Я тебе не мамочка, чтобы сходу догадываться о твоих проблемах.
[indent]– Объяснить, что случилось? А ты и не знаешь? – алхимик вдруг подалась вперед, и ее черты лица заострились, словно у хищной птицы.
[indent]– А я и не знаю, – не скрывая своей злости, передразнила ее Катрин, задней мыслью понимая, как глупо они выглядят. Словно две заклятых подружки, поссорившихся из-за одного мальчика.
[indent]Тифлинг снова сорвалась с места, начала беспорядочно ходить по зале, заламывая руки и терзая клыками собственную нижнюю губу. В момент, когда наблюдавшая за ней де Лафаль подумала о том, что стоит Ранье сделать еще один круг, и она прижмет ее к стенке за горло, рогатая вдруг остановилась, оказавшись спиной к вампирессе и шумно выдохнула.
[indent]– Ты спала с ним?
[indent]Вопрос, произнесенный явно дрогнувшим голосом, застыл между ними лезвием топора. Катрин почувствовала, как сильнее забилось у Раньи сердце. Услышала, как громче завыла за окном вьюга. Стояла и недоуменно смотрела рогатой полукровке в спину, не осознавая поначалу ни сам вопрос, ни то, о ком он, ни уж тем более важности ответа для Раньи. Так и не найдя, что сказать, Дева с непониманием уточнила:
[indent]– С кем?
[indent]– Со своим щенком, Катрин, с кем же еще? – взорвалась Ранья, разворачиваясь к женщине лицом. В ее взгляде сквозило такое явное отчаяние, что де Лафаль, прищурившись, склонила голову, ничего не ответив. Тифлинг восприняла это молчание по-своему и, натянув едкую усмешку, прошептала, не сомневаясь, что ее услышат: – Ну конечно. Слухи быстро расползаются, а, Дева? Теперь, небось, Галлего станет частым гостем в твоей спальне?
[indent]Катрин продолжала молчать, рассматривая то выражение лица Раньи, то позу, в которой девушка застыла. Ее тело предупреждало, что алхимик была готова атаковать, будь это словесная перепалка или же ей придется пустить в ход кинжал с серебряным напылением, который она по своему обыкновению носила на поясе, но лицо полукровки кричало о другом. Об отчаянии. О бессильной злобе. «О ревности?»
[indent]Догадка была настолько банальной и глупой, что вампиресса хотела было отмести ее прочь, но все-таки что-то ей не позволило. Вероятно, очередной взгляд, которым ее одарила Ранья и который дал де Лафаль понять, что это всё – сцена самой настоящей ревности.
[indent]Две подружки, поссорившиеся из-за мальчика. Каждой из подружек уже не одна сотня лет.
[indent]«Фантастика»
[indent]– С каких пор тебе стало не все равно, с кем я сплю? – спросила Дева, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно – очень хотелось презрительно фыркнуть и поставить жирную точку в этом затянувшемся цирковом представлении с двумя актерами. Ей для полного счастья только глупой и необоснованной ревности в вампирской жизни и не хватало.
[indent]– Он пытался тебя убить! – не ответив на вопрос, воскликнула Ранья.
[indent]– Он пытался меня спасти, – холодно парировала Катрин.
[indent]– Да откуда ты знаешь? Потому что он тебе так сказал? – крикнула тифлинг, и де Лафаль поморщилась, думая о том, сколько членов клана сейчас случайно могут услышать эту глупую перепалку. – Или нет, постой, посто-ой! Я знаю, как все случилось! Дай угадаю, неужели Андрес Галлего снова пошутил одну из своих идиотских шуточек, и ты не выдержала и упала прямо на его член? Ноги подкосились? – Ранья быстро зашагала к вампирессе, преодолевая расстояние между ними за считанные секунды. – Так все было? Я права? – рыкнула она, останавливаясь в нескольких метрах от Катрин.
[indent]– Ты дура, Ранья, – ответила ей женщина, закладывая руки за спину. – Ты ждешь от меня ответа «нет, все было не так», чтобы что? Снова плеваться ядом? Рот закрой! – рявкнула Дева, едва завидев, что рогатая собирается что-то сказать; та злобно фыркнула, прикусив губу и глядя на свою собеседницу исподлобья. – Ты не спрашиваешь меня, с кем сегодня делить кровать, вот и меня трогать не нужно. Я сама разберусь, с кем спать, а кому отрезать член, потому что кто-то смотрел на меня дольше десяти секунд, и ты, – Катрин подошла к Ранье, приближая свое лицо к ее лицу и произнося последнюю фразу с паузой после каждого слова, – не смей лезть в мою постель.
[indent]Тифлинг долго буравила вампирессу взглядом, сжимая и разжимая зубы до скрежета, и обдавала Деву потоком воздуха из носа каждый раз при шумном выдохе. Затем произнесла:
[indent]– Лучше бы ты дала ему умереть, – и отстранилась, развернувшись на каблуках и стремительно зашагав к двери.
[indent]– Что, дружба кончилась? – злобно бросила ей в спину де Лафаль.
[indent]Ответом ей был только оглушительный хлопок двери.

+3

5

[indent]Ранья не понимала, чего она ждет.
[indent]Тифлинг перестала думать о том, сколько она уже стоит на ступенях, ведущих к дворцу Эреш Ниора, и смотрит по сторонам: то вниз, на площадь перед огромной каменной махиной, возвышавшейся над всем городом, то за спину, туда, где у дверей дворца застыли в немой покорности Псари, охранявшие вход в здание, то влево и вправо, бессмысленно провожая взглядом изредка проходящих мимо вампиров. В воздухе висел смрад мертвого города и – это было самым отвратительным – вязкое, тяжелое, давившее на плечи напряжение. Ранья улавливала его в каждом чужом движении, видела в знакомых лицах – оно их искажало, заостряло черты, превращало рты в натянутые бледные нити, скрывающие рвущийся наружу оскал. Псари держали руки близко к оружию. Озирались, глядели волком. Искали опасность в каждом углу.
[indent]Ранья почувствовала, как что-то укололо ее в подреберье, отчего по всему телу пробежал холодок. Она наконец стряхнула с себя оцепенение и повернулась, зашагав по ступеням вверх, к двери, ведущей во дворец.
[indent]Внутри ее шаги гулким эхом отлетали от пустых каменных стен и таяли в полумраке. Ранья прищурилась, ожидая, что так глаза быстрее привыкнут к темноте, и продолжала идти. Изредка на ее пути появлялись вампиры, выглядывавшие не столько на стук каблуков, сколько на биение живого сердца, но никто ее не останавливал. Псари вглядывались в знакомое лицо и молча отступали, указывая направление одним лишь кивком головы. Ранья не задерживалась рядом с ними, пару раз по пути до кабинета проведя пальцами по серебряному украшению на своей шее, словно опасаясь, что оно могло куда-то исчезнуть.
[indent]Алхимик вошла без стука. Бегло оглядела пышно убранный кабинет, криво стоявший стол с будто бы наспех сваленными на него бумагами, непомерно огромное кресло, на котором запросто можно было бы уместиться втроем, нарядный ковер с коротким ворсом. Нахмурилась, заметив брошенный на подлокотнике кресла кафтан, и шагнула вглубь комнаты, закрывая за собой дверь.
[indent]Ранья еще раз повертела головой, не решаясь подать голос, и заметила две двери, друг напротив друга, уводящие в другие комнаты. Как раз когда тифлинг открыла рот, чтобы позвать Катрин, одна из дверей распахнулась, и Ранья сомкнула губы, оглядывая вампирессу с головы до ног.
[indent]– Ранья? – услышав в голосе Девы напряженное и усталое удивление, рогатая поморщилась, понимая, насколько правдиво то, что она услышала. – Что ты здесь делаешь? Какие-то проблемы дома?
[indent]Катрин прошла до стола, останавливаясь возле кресла, но не садясь в него; вместо этого она наклонилась, упираясь руками в столешницу, и выжидающе посмотрела на Ранью. Темные волосы упали ей на лоб, окончательно превращая де Лафаль из суровой и свирепой воительницы в уставшую слабую женщину, на плечи которой свалилось слишком много проблем. Ранья помотала головой, не то отвечая на вопрос Катрин, не то пытаясь отогнать видение, которое вселяло в нее страх. «Сколько в тебе железа осталось, Дева?»
[indent]– Нет, дома все спокойно, – произнесла тифлинг, удивляясь тому, насколько спокойно звучал ее голос. – Ну, насколько может быть спокойно со… – она оглядела кабинет и неопределенно махнула руками. –…со всем, что сейчас происходит. Штурмы, завоевания…
[indent]Дева не ответила. Только еле заметно кивнула (или Ранье показалось?), после опуская взгляд куда-то в пол. Алхимик на всякий случай посмотрела себе под ноги и, не обнаружив там ничего, на чем можно было бы заострить внимание, осторожно двинулась вперед, огибая одно из кресел со своей стороны и подходя к столу. Слова словно застыли, не хотели срываться с губ – Ранье было не по себе от того, что может последовать за ними. Она впервые видела Катрин такой разбитой. И впервые, несмотря на репутацию редкой любительницы поболтать, не могла заставить себя произнести хотя бы одну фразу.
[indent]– Я слышала о том, что случилось, – тихо шепнула тифлинг, внимательно наблюдая за де Лафаль. Та подняла на нее взгляд, и в глубине ее темных глаз что-то сверкнуло – Ранья не успела разобрать; затем вампиресса выпрямилась и отвернулась от рогатой прочь, убирая руки за спину. Ранья видела, как сильно Катрин впивается ногтями в свое запястье. – Я говорила с Галлего. Он…
[indent]– В ярости? – процедила Катрин, не поворачивая головы. – Я знаю. Он не так давно приходил. Свернул мне стол, – она кивнула на неровно стоявший предмет мебели, и алхимик тихо цокнула языком.
[indent]– Хорошо, что не шею, – шутка получилась скомканной и нервной; Дева на нее никак не отреагировала. – Катрин… Кэт.
[indent]Не видеть ее лицо и говорить со спиной, облаченной в белую рубашку, было ужасно. Ранья обошла стол, останавливаясь прямо перед вампирессой, и поймала ее взгляд. Женщина, все еще не произнеся ни слова, качнула головой и подалась назад, руками и бедрами опираясь на столешницу. Ранья вздохнула, нервно прикусывая губу, и собралась с силами, чтобы задать единственный вопрос, который волновал ее больше всего:
[indent]– Кэт, ты уверена, что тебе всё это нужно?
[indent]Железная Дева подняла на Ранью прямой и непроницаемый взгляд. Тифлинг почти взвыла от бессилия – ей меньше всего сейчас нужно было, чтобы Катрин, с которой они бок о бок преодолели столько отборного дерьма, закрывалась от нее, молчала, выстраивала между ними незримую непробиваемую стену, которую Ранья будет не в силах преодолеть. Она с отчаянием вглядывалась в лицо де Лафаль, словно стараясь найти там ответ на свой вопрос, и, не выдержав повисшей между ними липкой тишины, указала рукой на выход из кабинета и негромко воскликнула:
[indent]– Зачем, Катрин? Там, за дверью, твой клан, который верит в тебя и верит тебе, а ты… А вы… Когда вы и половина Анклава решили, что идти за каким-то самозванцем, с каждым шагом только глубже увязая в этом болоте, будет отличной идеей?
[indent]Катрин молчала. Ранья начинала чувствовать зудящее раздражение.
[indent]– Он ведь даже не из «ваших»! Чужак! А Сиф…
[indent]– А Сиф мертв, – оборвала ее вампиресса, вскинув голову. – Анклав служил Сифу, потому что он находил способы объединять существ, которые прожили достаточно, чтобы давно уже начать ненавидеть друг друга, и потому что у него была цель. Что поменялось сейчас, Ранья? – убийственный холод в голосе де Лафаль пробирал тифлинга до костей. – Я опять периодически нахожусь в окружении самодовольных бессмертных идиотов, которых терпеть не могу и которым так же не нравлюсь. У нас есть цель. Так ли важно, у кого корона?
[indent]– Нет у вашего узурпатора короны, Катрин, – огрызнулась Ранья. – И непонятно, будет ли вообще, если он продолжит отдавать свои идиотские приказы…
[indent]– Ты ему служишь, Ранья, осторожней со словами.
[indent]– Я тебе служу, Катрин! – тифлинг подалась вперед, хватая вампирессу за плечи и вглядываясь в ее лицо. – Тебе, а не Сифам и Арконам, которые играют в королей. И твой клан тоже служит тебе.
[indent]При упоминании Псарей Дева поморщилась, повела головой в сторону, но Ранья легонько тряхнула ее за плечи, заставив вновь посмотреть себе в глаза.
[indent]– Но то, что происходит… Ты уверена, что тебе это нужно? Еще не поздно отказаться.
[indent]Лицо Катрин так и оставалось непроницаемым еще несколько секунд, а затем эта холодная маска пошла трещинами и сползла прочь. Губы женщины искривила горькая усмешка, а ее ладонь легла поверх теплой ладони Раньи на плече. Алхимик дрогнула, почувствовав ласковое касание мертвенно-ледяных пальцев, и чуть ослабила хватку.
[indent]– Ты сомневаешься.
[indent]Утверждение было настолько прямым и точным, что Ранья не выдержала и отпрянула прочь, глядя на Деву сверху вниз. Тифлинг открыла было рот, чтобы возразить, но закрыла его почти сразу же, складывая руки на груди и начиная нервно теребить конец переброшенной через плечо рыжей косы волос.
[indent]– Во мне.
[indent]– Нет, я…
[indent]Заметив, как Катрин глянула на нее из-под вскинутых бровей, Ранья вновь замолчала, понимая, что любое оправдание после таких слов со стороны де Лафаль будет звучать глупо и неубедительно. Да и стоило ли оправдываться? Ранье категорически не нравилась вся эта затея с империей, штурмом Дома и всем, что безусловно будет происходить дальше. Не нравилось, что Железная Дева, как и половина Анклава, шла на поводу у чужака, который явился в Темные земли и неведомым образом сумел расположить к себе таких влиятельных и сильных союзников, которые стали отличным подспорьем в его далеко идущих планах. Как кстати.
[indent]Но больше всего Ранье не нравилось, что за безумные идеи самозванца гибнут Псари. Тифлинг могла сколько угодно плеваться на этих злобных неотесанных мужланов, которым только дай помахать мечом и пустить кровь, а потом трахнуть очередную девку, но она к ним прикипела. И – Ранья знала – Андресу Галлего, Первому клинку Катрин, это тоже не нравилось. Ни он, ни алхимик, ни рядовые клана не понимали, что происходит и куда их приведет эта череда событий, а Железная Дева отмалчивалась, не давая прямых ответов на вопросы.
[indent]– Он тоже сомневается. Андрес.
[indent]Рогатая вскинула голову.
[indent]– Это плохо, – высказала очевидное Ранья. – Тебе нельзя его терять, Кэт.
[indent]Непонимание во взгляде вампирессы, брошенном на ее собеседницу, смешалось с недоверием; Катрин нахмурилась, склонив голову набок.
[indent]– Нельзя терять? Я думала, ты терпеть его не можешь.
[indent]– Просто ненавижу, – едко процедила тифлинг, сжимая руки в кулаки, и отвела глаза, уставившись в стену. – Но Галлего – ниточка, которая связывает тебя с кланом, Катрин. И твоя опора. Он тебе нужен, – она замолчала, закусив щеку изнутри. – Если Андрес уйдет, Псари последуют за ним.
[indent]– Не ты ли говорила, что мой клан служит мне? – с сарказмом спросила Дева, недовольно фыркая.
[indent]– Они тебе служат, принцесса, но кто к ним ближе – Железная Дева, не подпускающая к себе почти никого, или ее Первый клинок, который проводит с твоими ребятами дни и ночи, исполняя твои приказы? – Ранья снова повернулась к сжавшей зубы Катрин. – Галлего принесет в их ряды свои сомнения, а если он устанет терпеть твое молчание и уйдет прочь, все твои воины последуют за твоим Первым клинком, который позволил себе поставить под вопрос действия главы клана, зная, что ему ничего не будет. Стадное чувство, Катрин. И доверие, – алхимик бесцельно скользнула взглядом по кабинету, словно пытаясь обнаружить здесь что-то новое. – Пока Андрес доверяет тебе, Псари останутся с тобой.
[indent]Она бы все отдала, чтобы сейчас оказаться в голове де Лафаль, узнать, о чем она думает, понять, возымели ли действие ее слова, обнаженная правда, которую Ранья преподнесла Катрин на блюдечке, приправив фактами. Но вместо этого тифлинг, стоя перед вампирессой, смотрела в сторону, остановив свой взгляд на кафтане, небрежно висевшем на подлокотнике глубокого кресла. Кафтан и клинок. Да, незримо улыбнулась Ранья своим мыслям, кафтан и клинок – словно символы неоспоримой власти Железной Девы, артефакты ее необузданной силы, которые прошли с Катрин сквозь века, не утратив своей символичности. Глава Псарей всегда шагала вперед с высоко поднятой головой, зная, что за ее спиной – воины, готовые оскалиться сталью по одному ее приказу.
[indent]Железной Деве не шла слабость.
[indent]– Если все зайдет слишком далеко, – тихий голос де Лафаль снова приковал внимание Раньи к лицу собеседницы, и она увидела спокойную и холодную уверенность, сверкнувшую в карих глазах Катрин, – вам обоим придется делать выбор. Я почти уверена в том, что выберет Андрес, а у тебя… – вампиресса замолчала, вытягивая в сторону руку и на мгновение прикрывая глаза. Ранья внимательно проследила за ее действиями и отшатнулась прочь, как только предмет, который женщина призвала при помощи ментальной магии, материализовался в ее бледной руке. –…еще есть время.
[indent]Тифлинг широко распахнула желтые глаза, глядя на осиновый кол, который протягивала ей Катрин.
[indent]– По старой дружбе, Ранья, – она была почти уверена в том, что на этой фразе бледные губы де Лафаль тронула тень усмешки.
[indent]– Это не дружба, Кэт, – возмущенно прошипела рогатая, отступая еще на шаг назад и отрицательно мотая головой. – Это предательство.
[indent]– Девочка моя, смерть – одно из лучших способов времяпрепровождения с твоей лучшей подружкой.
[indent]Ранья застыла, пораженно глядя на вампирессу. Слова изменили ей, оставили острую на язычок полукровку, и оцепенение сковало все ее тело; только грудь поднималась и опускалась в такт дыханию, нервному, неровному. То, о чем просила ее Катрин с таким невыносимым спокойствием на лице, было… отвратительно? Неправильно? Единственным выходом? Ранья снова мотнула головой, отгоняя эту мысль и пришедшее за ней видение – вонзающийся в плоть кол, кровь на руках и прах по ветру. 
[indent]Прах.
[indent]Девять веков обратятся в серую пыль.
[indent]– Я не смогу.
[indent]– У тебя достаточно времени, чтобы подумать, а у меня достаточно времени, чтобы совершить пару-тройку рискованных шагов и оступиться. Реши, кому предназначается этот кусок дерева, и приходи ко мне с ответом.
[indent]Ранья дрожащими пальцами приняла из руки Катрин кол и нервно сжала его в ладони, неотрывно глядя на Деву. Гладкая деревянная поверхность будто обожгла руку, но алхимик не ослабила хватку, стоя напротив де Лафаль, будучи не в силах найти последние слова. Катрин, словно угадав ее мысли, покачала головой – ничего не нужно было говорить; и Ранья, повинуясь отчаянному порыву вырваться из этого затянувшегося безумия, призвала портал и нырнула в его черноту, оставляя вампирессу одну.
[indent]В своем убежище тифлинг еще долго сидела и разглядывала орудие возможного убийства, пытаясь прочесть на его идеально гладкой поверхности ответы на невысказанные вопросы. Но кол молчал. Молчала и Ранья.
[indent]Когда… Нет, если придет этот роковой час…
[indent]Дрогнет ли ее рука? [NIC]Ранья[/NIC] [AVA]https://sun9-26.userapi.com/c857736/v857736986/1482ce/c7mq0Tg36Cw.jpg[/AVA] [STA]she'll bring you death[/STA]

+4


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Вопросы дружбы