http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/25210.css
http://forumstatic.ru/files/0001/31/13/33187.css

~ Альмарен ~

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Лич на паперти


Лич на паперти

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://static.wallpapers-anime.com/upload/20170509/352/b/J/r/bJrEEF.jpg

Участники: Эоган, Алиса Коварейн
Время: конец февраля, 10 606 года
Место: Ариман
Сюжет: Алиса потеряла все свои жизненные цели. Ни дома. ни друзей, ни врагов. Однако есть тот, у кого есть и первое, и второе и третье. Уж третьего в изобилии. И он готов дать адепту искусства Тьмы, новые цели и задачи, новый образ жизни, так отличный от её прежнего.
Только захочет ли она принять нового наставника? Взыграют ли прошлые антипатии, или жизнь действительно начнётся с совершенно чистого листа? Знает лишь завтрашний день.

Отредактировано Эоган (21-12-2019 01:08:35)

0

2

Ариман - нелюбимый Эоганом город. Слишком много эльфийского, не сумеречного, а именно светлого эльфийского. Слишком много и самих эльфов. Слишком крепкая дружба с этими ушастыми у местного владетеля. Хотя к семье де Шоте, Эоган относился со смешанными чувствами.
Да, они были союзниками эльфов, однако он, как и многие, знал в результате чего де Шоте пришли к власти. И лично он не сомневался, что страшный пожар многовековой давности, устроили именно они. Как и знал, что первоначально они были владельцами мельниц. То есть, не тупое крестьянское стадо. И совершили то, что должны были - перевернули управление этим городом. Захват власти, проявление силы и решительности. Это было мило Эогану. И он желал что бы эта искра сохранялась в сердцах правящей династии. Что бы однажды запылать снова и сжечь всю эту эльфийскую шелуху.
Однако он не показывал своего отношения ко всему этому. Для него это был просто перевалочный пункт, пока он держал свой путь в Гульрам. К счастью, по времени он прекрасно успевал, боясь, скорее, появиться в нём ранее намеченного срока. Так что тут Эоган решил сделать небольшую остановку.
Нужно было собрать сведения о том, что происходит в мире. И здесь, на пересечении торговых путей, среди нескольких языков, пусть среди них и звучал нелюбимый им эльфийский, можно было узнать последние новости. Важно было, что говорят о Гульраме и как город справляется с последствиями бунта заключённых.
Но самым интересным было бы узнать о странных существах, появление которых Эоган подозревал здесь. И которые звали его в Гульрам. Поэтому он часто гулял на городу, разговаривал с прохожими, надеясь прояснить что то для себя. Конечно, избегая встречаться с эльфами и строя из себя просто любопытного паренька из Греса, который желает знать новости.
Заодно, он выяснял, как ему лучше добраться до Гульрама.

0

3

Ночь прелестна. Ночь прекрасна. Ночь чарующим голосом шепчет в уши тайны мира и всех разумных, что посмели заговорить в тишине ночных переулков. Ночь знает. Ночь помнит. И скоро она сомкнет свои нежные объятия над этим городом.

- Держи, бедняжка, - мягко говорит женщина с детьми в драных курточках. Гулко падают монетки в пустую глиняную миску. - Пусть светлые боги помогут тебе.
- Спасибо, - отвечаю я с легким удивлением. - Но вам же нужнее.
- Мы живы, здоровы и счастливы, - улыбается она. - А значит, мы уже имеем все, чтобы жить.

И ночь ответит, если уметь спрашивать.
Я умею. Но главный вопрос состоит в том, о чем мне спрашивать. Или о ком? Кому нужна трижды мертвая женщина с кровавым следом в истории двух миров? В моих руках могущество, достаточное, чтобы снести пару городов, а их руины превратить в безжизненные клочки земли, где больше никогда ничего не сможет жить, но...
Мне это уже не интересно. Родилась снова, но вот весь груз прожитого и нажитого продолжает давить на мертвые плечи, не давая расправить их. Нечто, разучившееся быть и чудовищем, и человеком - вот такая я сейчас.

Становится темнее. Город отходит ко сну.

И теперь я медленно иду по улочкам когда-то знакомого Аримана, но понимаю, что этот город мне не знаком. Он изменился. Нет, эльфы все так же горделиво морщат носы при приближении оборванки, а люди жалостливо смотрят на выглядывающие из-под лохмотьев слишком серые, будто от долгой болезни руки с тонкими пальцами, но мне все равно. Белые до седого серебра волосы лишь дополняют образ. Надо было всего лишь немного грязи и пыли, и затеряться в самом светлом городе одному из темнейших созданий этого мира оказалось легко.
В этом образе слишком легко оказаться везде и нигде. Стража смотрит сквозь пальцы на твое присутствие, если ты не пристаешь ни к кому с просьбами, а тихо-мирно сидишь на паперти или где-нибудь в закоулке.

Люди отдают медяки. Часто оказывалось что, чем беднее и потертее человек, тем больше он отдает. Будто потерянные чувствуют родство в моем лице. Можно было бы сказать, что в моей душе, да вот где она, моя душа? Умерла давным давно, раздавленная отцом, тьмой, превращением и болью.
Тьма клокочет внутри, а я смотрю из-под глубоко надвинутого капюшона на мир и понимаю, что совсем не понимаю, что вытащило меня из небытия.
Мертвое должно умереть. Но, видимо, не сегодня.

Наверно, стоит заглянуть в тот самый трактир, да одним богам известно, где сейчас открывает он свои двери. Так что пока своим умом. Поглядим, куда выведет нелегкая.

Отредактировано Алиса Коварейн (18-12-2019 18:25:37)

+1

4

Ночь опускалась на город, окутывая его своим червонным покрывалом. В ночи всё кажется лучше, когда затихает суета, когда мысли успокаиваются, когда свет перестаёт слепить. Темнота скрывает неважное, заставляя напрягать зрение, что бы увидеть то, что действительно важно. И люди к вечеру более разговорчивые, они чувствуют конец рабочего дня. Они устали от дневных хлопот и им нужно расслабиться.  И они гораздо меньше склонны запоминать того, кто разговаривает с ними. Чем Эоган и пользовался сейчас, разговаривая с людьми. Так он не обошёл стороной и побирушек. Ведь кто лучше может что то рассказать о городе, как не тот, что постоянно на него улицах? И для которого знания о городе - сама жизнь. Где подадут, а где прогонят. У кого сейчас большой достаток и может поделиться, а к кому сейчас носа не показывай. Попрошайки постоянно слушают, ведь это одно из немногих, что им остаётся. И ведь они знают, что в случае чего, они - самая удобная часть населения для битья.
Однако этим вечером Эогана ждало нечто большее, чем разговоры о городе и городские легенды о Леопольде Горящем Льве. На улицах города, таких понятных и знакомых, простых и ясных, он увидел то, что не сумел сначала объяснить. Нечто такое, чего не мог представить даже в сказке. Ведь среди побирушек, городского дна, что просто выживало. Выживало настолько хорошо, насколько это было угодно более могущественным господам. Даже не хозяевам этого города, или этого баронства, а более мелким, уличным хозяевам. Вроде цеховых мастеров или начальников стражи. Среди этого всего он увидел - ЕЁ.

Поначалу, когда Эоган проходил мимо, он даже не обратил на неё внимание, лишь скользнул взглядом по ней. Он увидел, кто она, но разум поначалу просто отказался принимать эту картину. Он остановился, застыв, словно замороженный. Затем он медленно развернулся, рассматривая странную женщину. Он всё пытался найти обман зрения, шутку восприятия, что заставляет его видеть это существо здесь. Он сделал к ней шаг, потом другой. Зашёл с другой стороны, считая что так необычно падает свет. И лишь потом он понял, что никакого обмана нет.
На мостовой, среди обычных людей, жизнь и смерть которых ничего не значила, ни для этого мира, ни для этого города, ни даже для этой улицы, сидела женщина. Слишком хорошо одетая, что бы сойти за нищенку. И слишком плохо, что бы сойти за аристократку. Она смотрелась тут столь же чуждо, как если бы рыцарь, поверх сделанной по всем канонам военного дела брони, нацепил женское, бальное платье. Продолжая рассматривать, да чего уже скрывать, откровенно пялиться на неё, Эоган наконец понял, что ещё привлекло в ней. Не естественная бледность. И дело было не в холоде., ведь она даже не пыталась кутаться, не дрожала, не сжималась при порывах ветра.
Женщина в броне на паперти. Не понимая происходящего, Эоган обратился к магии, надеясь что его искусство даст ответ на вопрос, что не могли разрешить чувства.
Но ответ магии был такой же - перед ним бес его пойми что. Она не ощущалась, как живое существо, какая то пустота была на её месте. Не стена, что говорило бы о блоке, а именно пустота. Словно сосуд, что не наполнен ничем. Это не вписывалось в рамки и представления! Да узри он тут самого барона Генриха, или его брата Кристиана и то бы не так удивился.

Доброго вечера, уважаемая госпожа.- обратился к ней элл - тейнец, как было принято у него, - Странно видеть вас здесь. В окружении подобных людей.- он окинул взглядом других нищих, тощие, давно не мытые тела, взгляд затравленный, злобный, отсутствующий, хотя попадались и добрые. И даже снисходительные, - Как вы оказались тут? Что делаете здесь?- он опасался подходить близко.
В том, что она находится в здравом рассудке, он откровенно сомневался.  Не думал, что она атакует, однако всё же держался настороже.

Отредактировано Эоган (18-12-2019 23:44:44)

0

5

Я вижу этого юношу и его удивленный взгляд. Он не понимает, кто перед ним. Не понимает, что я такое. Ищет оправданий и объяснений, пытается осознать и принять тот факт, что я вообще могу существовать.
Ведь я... не демон. Не человек. И даже не обычный мертвец. Я - существо другого толка.
Поэтому я не спешу помешать ему осматривать меня, как лошадь при покупке. Не спешу отпугивать каким-либо способом. Просто жду, пока он решится задать вопрос. И он задает. И не один, а несколько.

- Доброго вечера, уважаемая госпожа, - говорит молодой человек наконец. Голос еще не до конца окреп и не обрел еще красивых тембральных окрасок, но уже достаточно приятен. - Странно видеть вас здесь. В окружении подобных людей, - и столько было чувств в слегка дрогнувшем голосе - не передать. То ли пренебрежение, то ли ненависть, то ли еще более странный коктейль. - Как вы оказались тут? Что делаете здесь?

А что мне ответить? Я не знаю, кого он увидел перед собой. Могу узнать, но не хочу. Ведь честнее и проще спросить прямо. Это почти всегда работает. Я поднимаю на него глаза. Он может теперь рассмотреть в глубинах тьмы капюшона два едва светящихся белесых бельма в обрамлении черных ресниц. Мои глаза, хоть и лишены зрачков и радужки, видят многое, гораздо больше, чем доступно обычным людям. Но... Я не собираюсь его пугать, а всего лишь хочу узнать о причинах его вопросов.

- Доброй ночи, незнакомец, - голос звучит привычно мягко, хотя всего богатства ноток и обертонов я еще не вернула. - Что именно тебя так смущает в моем присутствии здесь и сейчас? Я просто смотрю на мир и людей. А тебя дома не потеряют?

Это логичный вопрос. Он хоть и не сильно мал, но все же еще не достаточно взрослый, чтобы разгуливать по городу в такое время. Ведь одежда его не находится в столь ужасающем состоянии, как моя. Она, как минимум, присутствует на нем в нужном количестве, а не прикрывает поблескивающую драконью чешую извращенных магических доспехов. Значит, он не из неприкаянных душ бродяг и беспризорников, как я.
Но это другой разговор и другая мысль.

- Так чего ты хотел, юноша? - улыбка сама появляется на губах, обнажив снежно-белые заостренные зубы. Мне веселит весь этот разговор, как и все происходящее в этом городе. - Вряд ли ты подошел просто так поговорить.

0

6

Странная госпожа поднимает глаза и, в первую секунду кажется, что она слепая. И это ещё более сбивает с толку, почему то Эоган ожидал увидеть глаза, ярко зелёного цвета. Или небесно голубого. Или вообще два чёрных провала в которых тонешь. А возможно он ожидал два чёрных, зеркальных глаза, когда тот, на кого она смотрит, отражается в них и видит себя среди кромешной тьмы её души.
Но он точно не ожидал что это существо будет выглядеть как слепая калека. И глядя на её броню, он понимал всё меньше и меньше. Ведь броня, она отлично подходила ей по фигуре. Она могла даже возбудить желание, далёкое от холодно - возвышенного. Если бы конечно не все те странности, что заставляли забыть обо всём ином и пытаться понять лишь одно - кто она? Или оно.
Что меня смущает?- мысли в голове Эогана двигались медленно, неуверенно. Они как бы не верили, что им положено тут быть. Жрец поглядел направо. Затем налево. Затем даже посмотрел вверх, как если бы просил подсказку. И лишь потом, его мысли, осмелев и поняв, их не собираются отсюда гнать грязными пелёнками, побежали, - Да, действительно, что!? Чем вообще может смущать странно одетое, слепое существо, в котором я не чувствую крови!? Посреди Аримана, с его количеством эльфов! Не так уж далеко от Таллинора! На паперти!
Все же взяв себя в руки и заставляя себя понизить голос, а не орать на весь город, Эоган ответил, - Вы не очень то напоминаете человека, странная госпожа. И вы, как бы сказать, не из тех, кого ожидаешь увидеть на паперти. Ваша одежда не вписывается. Я бы мог подумать что вы слепая нищенка, однако ваш наряд говорит обратное. Особенно ваша странная броня. Вам, вам не холодно?- Эоган прекрасно знал, что броня очень легко охлаждается. Собственно, любой кому довелось держать хоть что то металлическое на холоде, знает, как быстро металл выпивает всё тепло из тела, с ненасытностью оголодавшего великана.
Нет, дома меня не потеряют.- немного удивился он подобной заботе. И, когда речь зашла о его намерениях, он их изложил честно, заодно возвращая заботу, что проявила эта женщина, - Я подошёл, что бы узнать, не обманули ли меня глаза. И поняв, что мой взор мне верен как и прежде, моё желание сменилось. Я хочу узнать кто вы? Куда вы держите путь? И как оказались здесь, в окружении обречённых людей?- он по прежнему опасался её. Не подходил близко, даже избегал её взгляда, пытаясь понять .видит ли она его.
Никакого испуга не было, было скорее беспокойство. Эоган глядел на неё, понимая что ей тут не место. Как будто бриллиант положили среди угля. Она была настолько странной, что Эогану было не подобрать сравнения с ней. И чем больше он узнавал о ней, даже мелочей, тем более убеждался, что желает прояснить эту ситуацию. Он не был уверен, что женщине нужна его помощь. И он не мог уйти, пока не поймёт, что он может и что должен тут сделать.

0

7

Он продолжает удивленно рассматривать, перебирая в уме все возможные варианты. Но картинка не складывается. Да и не может сложиться, ведь я - лич. Но вот она я. На паперти. Около храма светлых богов. В одном из самых светлых городов.
Как такое возможно? Это он хочет узнать. Это же так интересно. Хочу ли я ответить на этот вопрос? Не сегодня. Но вот поговорить со старым юношей - очень даже. Глаза выдают этого мальчугана. Не удивлюсь, что он старше меня.
Я медленно встаю, давая ему насладиться зрелищем идеального тела создания извечной тьмы, запахиваюсь в свою рвань и подхожу ближе к собеседнику. Останавливаюсь напротив него, рассматривая с высоты своего роста и каблуков, поправляю капюшон, натягивая

- Ну что ж, юноша, желаете угостить даму вином? - улыбка, блеск острых белых клыков, грация и потусторонняя эротичность движений - это все я. - Не откажусь. Как можно устоять под вашим обаянием?

Протягиваю ладонь, давая возможность ему взять, как истинный кавалер, даму под руку. А в руке медленно, но верно снова начинает появляться жизнь. Серая бледность медленно сменяется человеческим розовым, вены наполняются чем-то отдаленно похожим на кровь, и даже сердце снова делает удар за ударом.
На кончиках пальцев снова появляется тепло. Обычное человеческое тепло вместо без ремарок на потустороннюю сущность. Мою сущность.

- Или вы боитесь, мой дорогой спутник, - тряхнув головой, я откидываю капюшон, чтобы посмотреть на мир... нормальные человеческими глазами. Давно я ими не пользовалась, хотя могу в любой момент оживить даже свою трижды мертвую тушку, - прогуляться с хрупкой девушкой по прекрасному городу Ариману? Какие достопримечательности вы можете мне показать?

А броня медленно меняется, перетекает в другое состояние, изменяясь под новую фактуру и требования. И уже не доспехи, а плотное одеяние скрывает мое тело, чем-то похожее на утепленное платье. Магия да и только.
Я улыбаюсь и подмигиваю спутнику.
- Будем знакомы. Алиса, - трансформация завершилась, и я снова не бледный набросок, а почти полноценный человек. Во всем былом великолепии кроме темных, как смоль волос.

+1

8

И вот, она поднимается, давая возможность рассмотреть свою фигуру полностью. Стройная, словно воительница, броня, прилегая к телу, не особенно скрывала очертания фигуры. И чем дольше Эоган смотрел на эту броню, тем более понимал что не видел подобного ранее. Точно такой же брони не знал точно. И тем меньше он сомневался, что эта броня появился в результате обычного кузнечного труда. Уж слишком хорошо она обтягивала фигуру, слишком прекрасно была подогнана под строение суставов и мышц. В этой работе он бы заподозрил скорее кузнецов Мирдайна, они могли бы изготовить подобную броню. Светлые эльфы явно сделали бы иной внешний вид, а о дроу не хотелось даже думать. Да и целователи пауков, точно бы добавили какой нибудь паучий орнамент.
И вот, она даже предложила угостить её вином.
Вином?!- тут на лице Эогана ясно высветилось полное непонимание подобного желания, - Не кровь, не плоть ближайшего человека и даже не сырое мясо а, вино? хм, конечно, тут найдётся хорошее вино. Хотя что то мне кажется, что вино, достойное такого существа, нужно искать в Кримеллине. Или брать в Арисфее. Кримеллин доступнее.- вслух же Эоган не стал обозначать своего недоумения, ограничившись широко распахнутыми глазами и чуть приоткрытым, в желании задать вопрос, ртом. Вопрос, так и не оформившись во что то конкретное, скрылся назад, во тьму его утробы. Вместо этого он сказал, - Ну что же, раз такая дама желает вина, то я знаю парочку мест, где можно выпить нечто достойное. Хотя Ариман и не винная столица Востока. Однако, если желаете, можно найти вина из Лирамиса или даже Кримеллина. Хотя для поисков последних и придётся обойти пол города. Так что начнём с местных вин.
Он взял её под руку, стараясь не думать, как они вместе выглядят. Она выглядела уже взрослой женщиной, а он - только вышедшим из подросткового возраста парнем. Глупая, как ни по смотри, компания.
Кажется, я слишком молодо выгляжу.- думал алхимик, задавая направление движения. Хотя когда тело незнакомки начало розоветь, он так засмотрелся на это, особенно на её глаза, ставшие совершенно нормальными, что едва не повёл их прямо в стену. Лишь начинающая вырабатываться привычка к её фокусам со своим телом, позволила не врезаться в камень.
Ариман весьма богат на достопримечательности. Главная из них - замок владык Аримана, семьи де Шоте. И ещё дорога, по которой Лепольд Огненный Лев когда то тащил сундук с золотом. Также можно посмотреть на местный храм Имира, что выстроен эльфийским зодчим.- на последнем предложении он особенно внимательно посмотрел на её лицо, желая понять, какие эмоции у неё вызовет упоминание храма и эльфов.
Будем.- согласно кивнул он, - Эоган.- была ли у Алисы фамилия, или нет, Эоган свою решил пока не называть. Нет, он её не боялся, хотя опасался, что она сотворит какую нибудь дичь. И это бросит на него тень. А ему нужно было добраться до Гульрама без лишних приключений.
В качестве места для угощения, он выбрал таверну "Таур-лоза". Там подавали Арисфейское вино. Да, самих эльфов Эоган не любил, однако виноград для вин эльфы выращивали отличный. Отчасти поэтому стоило сохранить часть их расы, для обработки виноградников. А уж для угощения дамы, вина остроухих подходили как нельзя лучше.
Был и ещё один момент, он хотел также посмотреть на её реакцию на эти самые вина.

0

9

Мальчик с глазами старика ведет меня по Ариману и рассказывает обо всем, что знает. И все чаще в его фраза проскальзывают эльфы и эльфийское. И даже заведение он выбирает такое, где есть вина остроухих. Что ж, намек понят. Хочет эльфов? Будет ему эльфийка... Я улыбаюсь, а лицо мелкими штришками меняется лицо. В серебре волос проявляются острые кончики ушей.

Эльф? Отражение мне со всей уверенностью отвечает, что да. Вот она, настоящая эльфийская красота, украшенная серебром одежд, как идеальный алмаз оправой. И в заведение входит уже не юноша в сопровождении женщины средних лет, пусть и статной и, чего греха таить, красивой, а молодой человек и эльфийка, сверкающая и озаряющая светом всех присутствующих. А он до сих пор сохранился внутри вместе с добровольной жертвой Элиан, спасшей меня от одной из смертей и растворения во мраке.
Айрес, спасающего темную из-за любви. И сотворившая своими прекрасными руками одного из страшнейших существ этого мира. Лича. Мрачное отображение извечной гостьи из-за дальнего рубежа мира. Тьмы.

Он помогает мне пройти, я, вспомнив все, что получила на сцене, с нечеловеческой грацией присаживаюсь на кожаное кресло и, чуть склонив голову на бок, смотрю на спутника. Серебряная прядь падает на лицо, и я ее убираю за ухо. Продолжаем играть в странные игры. Медленно вспоминаю, что именно меня привлекало в больших городах. Возможность играть и развлекаться.
Как сейчас.
Передо мной сидит явно не самый последний человек по силе, это чувствуется просто потому, как он смотрит на меня, приглядываясь, разбирая каждое движение, ожидая подвоха. Это заметно и интересно, возбуждая желание играть еще сильнее.

- И какое вино вы считаете здесь лучшим? - мягко интересуюсь у него, рассматривая его лицо. С легкой ленцой кладу руку на столешницу из красного дерева. Коготочки выстукивают ритм какой-то древней эльфийской баллады. - Полностью отдаюсь в ваши руки в плане выбор вин и тем для беседы.

+1

10

В целом, Эоган уже понял что его спутница - существо с целой серией сюрпризов. Однако пока все эти сюрпризы были именно что удивительными, даже чарующими. И только вот этот, последний сюрприз был откровенно неприятен.
Когда её лицо начало меняться, поначалу он лишь заинтересовался. Чем больше она менялась, чем сильнее уходила от образа человека, тем более злобным становился взгляд Эогана. И когда она приняла облик эльфийки, то единственная картина, которая была в башке тёмного жреца, это сцена отделения этой остроухой головы от тела. Неторопливыми, плавными движениями пилы.
Эоган не любил эльфов. Не в силу ненависти к ним личной, а в силу презрения, которое питал к первым и, явно, любимым детям Имира. Эльфы были воплощением того, что Эоган желал уничтожить, главно опорой порядка мира, который он желал изменить. И сидеть здесь, когда на него уставлены два глаза, пусть и фальшивой, эльфийки, было сложно.
Сжав кулаки, он глубоко вздохнул, сосредоточившись на том, что его собеседница явно не эльфийка. Что это какой то морок. И что она, судя по всему, труп. Да, способный отменно маскироваться под живого, суть от этого не меняется. Он видел как она этой самой живой становиться. И тот процесс ему нравился. А сейчас её хотелось сделать мёртвой.
Своего неудовольствия он старался не показывать слишком явно. Не желая что бы эта странная поняла его неправильно. Да и окружающие могли бы что то заподозрить. Молодой парень который смотретит на эльфийку с ненавистью? Это странно и привлекает внимание. Нет, нужно было держать себя в руках.
Я бы взял красное, сухое вино. Виноград Канэк, предпочитаю.- медленно ответил он, понимая что ему сейчас действительно нужно сделать глоток, - А какое вино любите вы? - Если вы вообще можете наслаждаться вкусом вина. - однако изучить её выбор не удалось, она отдала право выбора ему. В любое другое время, Эоган был бы счастлив подобному повороту. Но сейчас он ощутил досаду, от срыва своих замыслов, - Тогда вам, пожалуй, возьму белое, полусладкое вино. Гевирцамир, отлично подойдёт.- как и первое, это вино было человеческим, на эльфийские вина он сейчас даже не глядел. Словно нарочно игнорируя само их присутствие.
И раз я задаю тему разговора, то я желаю поговорить о вас.- раздосадованный от неудачи, Эоган немного сорвался, в его тоне появился напор, который он не желал добавлять. Он сцепил руки, усмиряя своё желание надавить на неё, после чего сказал, - Мне крайне интересно, откуда вы? И как оказались в Аримане? И куда лежит ваша дорога теперь? - К следующей паперти? - чуть не сорвалось с языка, который жрец ловко прикусил.
Людей вокруг было мало, подслушивать их было некому. Эоган лишь осмотрелся, нет ли рядом эльфов, что бы их чуткие уши не услышали ничего лишнего. Он решил что нужно, проведя предварительную разведу, выманить эту странную в уединённое место. Сомнительно, что подробности её и его жизни, стоит оглашать в людных местах. Поэтому вопросы он пока задавал нейтральные, обычные для двух людей, что только познакомились и узнают друг друга.
При этом сам он начал также отстукивать ритм. Не баллады или песни, просто стучать, что бы не слышать её стука. Он не узнавал конкретное произведение, однако словно ощутил эльфийское происхождение мотива. И решил приглушить его, что бы не отвлекаться.

+1

11

М-м-м-м-м... А юноша-то все-таки достаточно вспыльчив и, хоть и умеет сдерживаться, но все же... недостаточно для такой, как я. Эмоции хлещут через край, выбираются наружу нервным стуком пальцев, когда он старательно старается сбить меня. Он не смотрит на меня, игнорирует мою внешность и все, что связано с эльфами...

Ненависть. Да, та самая, потаенная ненависть, на которой часто строится все в нашей жизни.
Насколько она жгучая, Эоган? Насколько ты готов ей отдаться? Это интересный вопрос. Для меня.

- Что ж, - награждаю юношу улыбкой и делаю глоток алого напитка, так похожего на оттенок моих губ. - Хороший выбор, Эоган. Что же до вопросов и ответов... Как ты заметил, я не из этих мест. Из предместий Леммина.

Вздохнув, я задумываюсь о превратностях судьбы. Веселая девочка, увидевшая смерть родителей, оказалась одна на улице. Встретила демона, стала его хозяйкой и... подругой или игрушкой? Оказалась в труппе бродячих артистов, упала, попала в храм, стала служительницей и просто воплощением добродетели.
А потом? Насилие породило насилие. Витки спирали сжимались все сильнее, прижимаясь друг к другу все сильнее, пока в конце концов не лопнули с жутким треском вместе с порталом в другой мир. Так что ему рассказывать из всего этого? Что в этом теле достаточно силы, чтобы сравнять почти весь город с землей, не смотря на все, что есть вокруг?
Или то, что он принимает за простые, пусть и магические латы, - это измученный дракон, превращенный злым гением в это подобие второй кожи?
Или о том, что уже имела слишком многое и добровольно отказалась от этого ради... ради свободы?

- Думаю, ты уже так же обратил внимание на то, что я не самый обычный житель этого города, - тут главное не смеяться, как лошадь. И не вкладывать слишком много сарказма в слова "самый" и "обычный". - Скажем так, я только-только вернулась в эти земли после долгого... - и тут приходится даже остановиться, чтобы подобрать подходящее слово, - отсутствия. И сейчас пытаюсь понять, что за мир теперь вокруг. И чем мне теперь тут заниматься. Или не заниматься.

На этом я заканчиваю первый этап рассказа и делаю еще один глоток. Вино приятно освежает, а мягкий букет приносит с собой легкий привкус жизни в мое слегка неживое тело, пусть я и смогла его ненадолго сделать подобным живым.

- Как понимаешь, когда мир и ты находитесь в разных плоскостях бытия слишком долго, все меняется. И вот у меня именно такая ситуация, - я улыбаюсь. Люблю я это дело - дарить людям улыбки. Раньше они были такими живыми и нежными... А сейчас?

Это вопрос. Большой вопрос.

- А тебя самого что привело сюда? Ты же тоже не из тех, кто любит гулять среди святилищ и святых.

Отредактировано Алиса Коварейн (08-01-2020 09:21:11)

0

12

Из предместий Леммина. Что, местные паперти надоели? - подумал Эоган, понимая что зациклился на этой самой паперти, словно это было самым важным сейчас, - Не часто видал я жителей Леммина, хотя сомнительно что все местные носят подобную броню. Но пока хватит и того, что ты сказала.
Песнь и её образ продолжали раздражать, однако Эоган справлялся со своими негативными чувствами. Он уже почти перестал обращать внимание на ритм, почти перестал отводить взгляд от её лица. И даже начал попытки поискать в нём что то красивое. Красоту эльфийских физиономий всё же никто не отменял.
Если ей так нравиться иметь эльфийский облик, надо попросить её принять облик сумеречного эльфа.- смекнул Эоган, как можно достичь компромисса между ними. Да, из всех видов эльфов, сумеречные были единственным видом, который он желал сохранить. Он бы даже не отказался родиться сумеречным эльфом, если уж перерождаться. Хотя, скорее он хотел бы быть наполовину сумеречным. Это было бы идеально.
Мечты, мечты.
Знаешь,- решил Эоган перейти на ты, раз у собеседница сделала это, - Мне кажется нам стоит взять вина и прогуляться по городу. Ночь, небо, вино и никого вокруг.- со стороны конечно, смотрелось просто пошлым предложением, Эоган лишь подыгрывал подобной версии. Однако мотив его был куда как прозаичнее - поговорить без недомовок и вечного оглядывания. Ему хотелось понять кто перед ним. И по её словам, он догадался что она была мертва некоторое время. Строго говоря, мертва до сих пор. Похоже, путешествовала по миру мёртвых. Не слишком любимое Эоганом место. И, задержалась там.
И это, опять же, не стоило говорить вслух. Как и того, что привело его в этот город.
Я тут проездом.- совершенно честно ответил Эоган, - Вообще я двигаюсь в Гульрам, там у меня важные дела. Благо, сроки не сжимают, так что я уделил время прогулке. Да и узнав хорошую дорогу, сэкономишь времени больше чем потеряешь. Так что, в небольшой путь?- он взял обе бутылки и даже купил посуду, после чего сделал приглашающий жест, - Я знаю пару отличных мест, где можно посидеть, любуясь звёздами и наслаждаясь тишиной. К счастью, там никого не бывает.
И можно спокойно поговорить.- подумал он. Пару мест он действительно знал и они действительно были почти необитаемы. Ночью, во всяком случае.

0

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » ~ Альмарен ~ » ПРОЧИТАННЫЕ И ЗАБЫТЫЕ РУКОПИСИ » Лич на паперти